close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

10. 7. Авторы Конституции 1787 г. О компромиссном характере основного закона США или «о чем говорят записки Федералиста».pdf

код для вставкиСкачать
2'2010
Пробелы в российском законодательстве
10.7. АВТОРЫ КОНСТИТУЦИИ
1787 Г. О КОМПРОМИССНОМ
ХАРАКТЕРЕ ОСНОВНОГО
ЗАКОНА США ИЛИ «О ЧЕМ
ГОВОРЯТ ЗАПИСКИ
ФЕДЕРАЛИСТА»
Миряшева Е.В., к.ю.н. Должность: ст.преподаватель.
Место работы: Российская академия правосудия, кафедра истории прав и государства.
Авторы и сторонники Конституции 1787 года предвидели, что ярко выраженный протест против нее, содержащийся в ратификационных конвенциях штатов,
может уничтожить важнейший для США эксперимент
популярного правительства. Наибольшее беспокойство представлял растущий штат Нью-Йорк, чей губернатор, Джордж Клинтон, был яростным противником
предложенной хартии.
Александр Гамильтон, в своих попытках одержать
победу в своем родном штате, начал издавать серию
эссе, защищающих и поясняющих суть Конституции.
Они публиковались в газете Нью-Йорк Сити под псевдонимом Публий. В помощь Гамильтону выплачивались средства от двух сторонников нового и энергичного национального правительства, Джеймса Мэдисона и Джона Джея. Результатом их усилий стали Статьи
Федералиста – авторитетный анализ Конституции молодой нации и нетленная классика политической философии.
Конституция, ставшая результатом Филадельфийской Конвенции в сентябре 1787 года, была названа
«связкой компромиссов», но, в то же время, для многих американцев она казалась чем-то более зловещим. В глазах противников, предложенная Конституция в самом лучшем и в самом худшем случае была
зловеща. Так, например, Джордж Мэйсон, автор Вирджинской Декларации Прав и один из наиболее выдающихся делегатов Федеральной Конвенции, отказался подписывать документ, по той причине, что нашел в нем некоторые несчастливые ошибки. «Это
правительство начнет с умеренной Аристократии», предсказывал он, и, несмотря на то, что было невозможно сказать, породит ли оно «своим функционированием Монархию или коррупционную угнетающую
Аристократию», оно, вероятно, «будет колебаться между двумя этими формами, а затем выразится в одной
из них». Другие критики были менее милосердны. Они
усматривали в документе «внутренне устройство для
лишения нас наших прав и свобод». Конституция, как
писал один из них, была «наиболее отчаянной попыткой установить деспотичную аристократию среди сво1
бодных, какую мир когда-либо видел» .
Сторонники Конституции так же не были удовлетворены документом. «Никакие идеи человечества не были столь далеки от проекта, как мои,» - дал свое пояснение к Конвенции Александр Гамильтон, подписывая
1
Джордж Мэйсон «Возражения к Конституции Правительства,
сформированного Конвенцией (1787)» под ред. Герберта Дж.
Сторинга «Совершенный анти-федералист» Чикаго, 1981, том 2.
Стр 13 (2.2.15). Собрание анти-федералистских статей, которое
появилось в Нью-Йорке в середине борьбы за ратификацию, отразило эту атаку в своем названии: «Очерки по предложенной
Конституции Соединенных Штатов Америки, в которых ясно »показана как совершенная система аристократии, тирании и разрушением прав и свобод граждан» см. Сторинг, том 2 стр. 135.
332
Конституцию. Джеймс Мэдисон признался Томасу
Джефферсону в том, что «будучи принятым, проект не
сможет ни эффективно отвечать на поставленные задачи, ни предотвратить локальные беспорядки, которые порождают отвращение к национальным вла2
стям». Одним словом, его сторонники беспокоились,
что результатом компромиссов Конвенции станет такой проект управления, который будет слишком слабым и бессвязным, и не сможет спасти Американский
республиканизм; его противники подозревали, что
Конституция, случайно или намеренно, будет грозным
оружием, которое будет подрывать функционирование
республиканизма в пользу какой-либо формы аристократического доминирования.
Совершенство Федералиста (произведения, более
известного под названием Статьи Федералиста) было
в том, что он показывал Конституцию одновременно
как связный, целостный и республиканский документ.
Подавляя свои мнения и разочарования, Гамильтон и
Мэдисон, объединенные Джеем, начали издавать серии эссе с целью разъяснить достоинства новой Конституции и ответить на возражения, которые уже начали появляться в статьях газет в Нью-Йорке и по всей
стране. Более чем какая-либо речь или эссе в поддержку нового проекта правительства, Федералист показал, что в Конституции содержится связный, целостный конституционализм, который наделял особой целью документ в целом и его отдельные части. 3 Иными
словами, Федералист сформулировал полную целостность Конституции, показывая, насколько она соответствует требованиям республиканского правительства
в целом. Не отвергая происхождения проекта из политических взаимных уступок, Федералист, тем не менее, представил Федеральную Конвенцию как форум
не только для эгоистичных сделок, но и для социально-направленных переговоров. Результатом таких переговоров стал «основной закон», достаточно рациональный и связный для того чтобы быть рассмотренным в качестве результата труда одной светлой
головы или законодателя. 4
Конституция США, в отличие от законов древних
стран, безусловно не являлась результатом труда одного одаренного законодателя, что подчеркивается в
Статьях Федералиста. 5 Более того, Конституция содержала компромиссы, пробелы, несовершенства: «Я
никогда не ожидал идеальной работы от неидеального
человека», - говорилось в последней Статье Федералиста. Но пробелы и несовершенства были приняты в
качестве дополнительных причин для развития, уточнения, и защиты единственного комментатора, чей
комментарий впоследствии был признан официальным и помог в дальнейшем закрепить значение Конституции. Комментатора звали «Публий», это был
псевдоним авторов Федералиста. Выделяя смысл, заключенный в тексте и дополняя его своими рассуждениями, Публий представил Конституцию в качестве
достижения при хорошем правительстве – как план,
достойный не только сиюминутного восхищения, но и
рационального признания просвещенной публики.
2
Статьи ВАлександра Гамильтона, в ред. Гарольда Сиретта и
Джейкоба И. Кука, 24 тома, (Нью-Йорк, изд-во Колумбия, 19611979), том 4, стр. 253; Статьи Джеймса Мэдисона под ред. Роберта Рутланда (Изд-во Чикаго, 1977), том 10, стр. 163-164.
3
Прекрасная подборка трудов в поддержку Конституции : Коллин А. Шихан и Гэри Мадауэлл: Сторонники Конституции: труды
«других» федералистов (Индианаполис: Фонд Свободы, 1998).
4
Федералист, №78, стр. 466.
5
Федералист, №38, стр.227-229
О КОМПРОМИССНОМ ХАРАКТЕРЕ ОСНОВНОГО ЗАКОНА
На самом деле, Публий довольно быстро был признан в качестве лучшего интерпретатора того, как
землевладельцы понимали ее, когда разрабатывали
ее, но так же как понимал ее народ США, когда ратифицировал ее. Томас Джефферсон охарактеризовал
Федералиста в 1788 году как «Лучший комментарий,
основанный на принципах управления, который когдалибо был написан». В 1825 году он рекомендовал его
как официальный, основанный на «особых положениях» правительств штата Вирджинии и Соединенных
Штатов, второй по важности после Декларации Независимости. Работая затем в течение 40 лет после своей первой публикации, Джефферсон отозвался в поддержку Федералиста как об «авторитетном источнике,
к которому привычно все обращаются, и который
очень редко отвергается или опровергается кем-либо
в качестве общего выраженного мнения тех, кто создавал Конституцию, и теми, кто ее принимал, по вопросам, касающимся ее подлинного значения». В данном случае он рекомендовал обращаться к Статьям, а
не к самой Конституции. 6 Так же представляется интересным мнение политолога Клинтона Росситера, который в 1961 году охарактеризовал Статьи, как «наиболее важный труд в истории политологии, который
когда-либо был написан или который может быть написан в будущем в Соединенных Штатах Америки. Это
один из продуктов американского мышления, который
совершенно верно признается классикой политической
теории».
Работая вместе в качестве «Публия», Гамильтон и
Мэдисон были готовы не только преуменьшить недостатки Конституции, но представить ее в новом свете
как целостную и сформулировать наиболее сильный
аргумент в ее пользу, раскрывая «возможность пользы, ожидаемой от проекта» (слова Гамильтона), принимая в расчет последующую пользу, которая будет
извлечена из него только при верном понимании и исполнении. 7
Статьи начали издаваться в газетах Нью-Йорка с 27
октября 1787 года. Посвященная «Населению штата
Нью-Йорк» - такое широкое обращение отражало тот
факт, что государственные законодатели установили
универсальное избирательное право для мужчин для
ратификации конвенции, в то время как для государственных учреждений штата при голосовании был определенный ценз – первая статья присоединилась к уже
проходящим обсуждениям. Гамильтон самостоятельно
опубликовал две статьи в июле и сентябре, критикуя
губернатора Джорджа Клинтона, лидера антифедералистской
партии
штата.
Статьи
антифедералистского писателя «Като» начали выходить с
27 сентября, затем последовали статьи одного из наиболее влиятельных анти-федералитов – «Брута» - с
18 октября. Возможно, будучи разочарованным довольно раздражительным тоном своих писем и впечатленным серьезностью новых анти-федералистских
статей, Гамильтон решился начать новый, более широкий цикл статей с помощью своих сторонников, ис8
пользуя псевдоним.
6
Письмо Мэдисону, 18 ноября, 1788г. В ред. Эндрю Липскомба
«Труды Томаса Джефферсона», 20 томов (Вашингтон, изд-во Ассоциации Томаса Джефферсона, 1903г.) том 7, стр. 183;
7
Сиретт и Кок «Статьи Александра Гамильтона», том 4,
стр.253.
8
См. интересную дискуссию в труде Альберта Фуртванглера
«Власть Публия: чтение Статей Федералиста» (Итака: изд-во
Корнелл Юниверсити, 1984), стр. 45-54.
Миряшева Е.В.
С помощью названия своих статей, Федералист украдкой опередил своих оппонентов, присваивая доброе имя федерализма новой Конституции и ее сторонникам. Такой ход не был новеллой, так как те, кто в
1780х хотел укрепить власть Федерального Конгресса,
созданного Статьями о Конфедерации, более сильного правительства, часто называли себя «федералистами», а своих оппонентов – «антифедералистами».
Тем не менее, противники Конституции, теперь являясь защитниками Статей о Конфедерации, и выступающие против более сильного правительства, предусматриваемого новой Конституцией, тем не менее, называли себя «федералистами». В конце концов, они
были сторонниками распустившегося конфедерального правительства, и в их глазах сторонники Конституции были за консолидированное, централизованное
правительство. В итоге Гамильтон взял над ними верх,
и его оппоненты в итоге оказались некоторым образом
заложниками политики: история признает их только в
9
качестве Анти-Федералистов.
Он выбрал имя Публий в качестве псевдонима, заставляя своих оппонентов призывать к героям поздней
Римской Республики (Брут и Като), ссылаясь, в свою
очередь, на одного из основателей и защитников республиканского Рима – Публию Валерию Публикуле,
чья биография была связана с биографией Солона в
знаменитом труде Плутарха «Параллельные жизни».
Солон был демократичным законодателем Афин, чья
полтика была свергнута тираном при его жизни; но
римлянин Публий восстановил и укрепил его республику, которая процветала и распространяла свое
влияние на другие страны в течение многих веков.
Кроме того, после издания знаменитых законов, Солон
покинул Афины на десять лет с тем, чтобы избежать
необходимости истолковывать свое законотворчество.
В противоположность Солону, Публий остался в Риме
для службы в качестве консула, для усовершенствования (в нужный момент) примитивные республиканские законы города и привносить особый дух умеренности, правосудия и мудрости в существовавший ре10
Что могло это значить для американского
жим.
Публия? По крайней мере то, что он хотел использовать подходящий момент для создания конституции –
то время, когда умные и сдержанные члены Федеральной Конвенции могли бы иметь наибольшее влияние – с тем чтобы сформировать справедливую и
прочную республику на большой территории. Для достижения этой цели ему необходимо было высказываться и писать сдержанно, что, по мимо прочего, значило ограничение его изобретательности по защите и
разъяснению предложенной Конституции. Предлагая
себя в качестве благоразумного советника, Публий
несомненно подчинялся населению Нью-Йорка и Соединенных Штатов. Но в то время как люди убеждались в правильности его интерпретации Конституции и
республиканизма, росла его власть, так же, как и влиятельность мудрых государственных деятелей, которые
в будущем будут стараться управлять страной, следуя
его примеру.
С самого начала было ясно, что Гамильтон предназначал Статьи для того, чтобы они были равными, а
затем и превосходили статьи и аргументы Анти9
См. Герберт Сторинг «Абсолютный Анти-Федералист», 7 томов, (изд-во университета Чикаго 1981)том 1, стр. 9-11, так же
Джексон Тернер Мэйн «Анти-федералисты: критика Конституции
1781-1788» изд-во университета Северной Каролины 1961г.
10
Для получения большей информации о римлянине Публие,
см. Статью Федералиста №1.
333
2'2010
Пробелы в российском законодательстве
Федералистов. В своей Статье №1 он обещал «удовлетворительные ответы на все возражения, … которые могут заслуживать вашего внимания», и договорился с газетами о публикации в Нью-Йорк Сити
Пресс. По мере развития, три или четыре новых эссе
Публия выходили каждую неделю, и каждое из них появлялось в двух или трех городских газетах из пяти.
Иногда поступали жалобы от читателей : «Перестаньте пичкать нас плодовитым Публием!» негодовали
двадцать семь подписчиков Нью-Йорк Джорнал. Не
довольствуясь господством своего мнения в дискуссии, происходившей в Нью-Йорке, Гамильтон так же
хотел писать в поддержку республики в газетах, выходивших в других штатах. Для этого ему необходима
была поддержка его сторонников. Он заручился поддержкой Джона Джея, который на тот момент уже был
его сторонником, так же он, несомненно, предложил
принять участие в этом Губернатору Моррисону, но
тот отказался, и Уильяму Деру, который представил
Гамильтону 3 своих эссе, но которые Гамильтон отверг. Гамильтон и Джей взяли в свою команду Мэдсона, который пребывал в Нью-Йоркке в качестве делегата от Вирджинии в Конгрессе. В какой-то момент
(точно неизвестно когда именно) их объединение предало Статьям величие. Так же возможно именно по
этой причине количество статей увеличилось и достигло восьмидесяти пяти, а не осталось в количестве
11
всего лишь двадцати пяти.
Детали их объединения не известны. Гамильтон
(1755-1804) и Мэдисон (!751-1836) были выдающимися
участниками дебатов по поводу Филадельфийской
Конвенции, поддерживая абсолютно различные версии более сильного и согласованного правительства;
так же они оба были участниками Комитета Стилистики, который подготовил последний проект Конституции. Джей (1745-1829), старший и, на тот момент, наиболее известный из их группы, был выдающимся юристом, который создавал проект Конституции НьюЙорка 1777 года, он так же принимал участие в переговорах по поводу Соглашения 1783 года, которые в и
тоге окончились Ревоеволюционной Войной, наряду с
Бенджамином Франклином и Джоном Адамсом. Мэдисон, позднее превосходно справился с поспешностью,
с которой были написаны документов, что предотвратило активное противостояние, но так же он совето12
вался с Гамильтоном по некоторым из них. Каждый
из юристов использовал материалы, которые он готовил специально для Конвенции или во время ее обсуждения, и каждый из них работал над теми темами,
которые были им близки. Гамильтон взялся за слабые
стороны Статей Конфедерации, уделяя внимание в
особенности внутренней стабильности страны, военным силам, налоговой системе, регулированию коммерции, он так же исследовал наиболее сильные и
влиятельные ветви власти - исполнительную и судебную, в совокупности с некоторыми аспектами взаимодействия с Сенатом. Мэдисон подробно изложил свою
теорию о республике с большой территорией, о тонкости задач Конвенции, федерализма, республиканизма,
основную теорию разделения властей, о Палате представителей и основные характеристики Сената. (Ото11
Фуртванглер «Власть Публия», стр. 51-56.
Письмо Мэдисона к Джефферсону, 10 августа 1788 в Статьях
Томаса Джефферсона под ред. Джулиана Бойда (изд-во Университета Принстон, 1956г.) том 13, стр. 498-499, так же Элизабет
Флит «Разъединенный меморандум» Мэдисона», изд-во Уильяма
и Мэри Квартерли , 3 серия, том 3, 1946 г., стр.565, см. так же
Фуртванглер «Власть Публия» стр.26-30.
12
334
званный обратно в Вирджинию, он перестал оказывать
содействие после написания 63 Статьи). Джей остался
13
верным международной политике в своих 5 статьях.
После ссоры, произошедшей между ними несколькими годами позже, Гамильтон и Мэдисон стали злейшими врагами, и, казалось, вряд ли они могли быть
соавторами. На самом деле несколько ученых в двадцатом веке изучали скрытую шизофрению Публия,
стараясь выявить скрытые разногласия между соавто14
рами. Такой подход был рискованным, потому что
жаркие споры 1790 годов могли опять перейти к теме
споров 1780х. К тому же было доказана трудность установления авторства некоторых статей Федералиста
(конкретней номеров 55-58 и 62-63), заявленных одновременно за Мэдисоном и Гамильтоном. Данная проблема изучалась гораздо тщательнее, нежели предполагаемая «расщепленная личность» автора всей
книги. Поверхностные доказательства были неубедительными, в то время как более веские, внутренние
доказательства (обращение к определенному кругу
вопросов, аргументы, приводимые автором статьи,
15
стиль письма) не развеяли неопределенность. Исследователи прибегли к компьютерному анализу текста чтобы выяснить авторство, но они пребывали в
затруднении из-за того, что различия, на которые они
могли положиться – дина предложений, слова«маркеры» - все общепринятые тесты не дали такого
результата, по которому можно было найти определяющие отличия между авторами. В конце концов, было найдено статистическое различие при использовании крайне тривиальных слов, но это грозило сделать
разницу между стилем Мэдисона и Гамильтона слишком маленькой и практически незаметной. 16
Тем не менее, аргументы, которые приводились и
Гамильтоном и Мэдисоном, и их стили написания были настолько близки, что их попытки скрыться под
псевдонимом Публий необходимо рассматривать в качестве выдающегося успеха. Очевидно, что они не
рассматривали это как собственную или уникальную
работу. В самом деле, они хранили свое авторство в
секрете (по крайней мере, от публики) в течение многих лет, а позднее, по мере роста своей карьеры, каждый из них заявлял о книге, как о выражающей его
собственные политические взгляды и принципы. Следовательно автором Федералиста в прямом смысле
является Публий, так как они все стремились писать
как «Публий», писать «под общей торговой маркой»,
объединяющей все статьи Федералиста. Ведь Га13
Фуртванглер «Власть Публия» стр.54-59.
Например см. Альфеус Т. Мэйсон «Федералист – расщепленная личность» Американское историческое ревю, 57, №3 (апрель 1952г.) стр. 625-643и Дуглас Эдер «Об авторстве спорных
Статей Федералиста» в ред. Тревора Колберна «Слава и ОтцыОснователи: статьи Дугласа Эдера» (Нью-Йорк: В.В.Нортон
1974г.). стр. 27-74. Убедительный ответ на эти статьи – Джордж
В. Кэри «Публий – расщепленная личность?» Политическое ревю,
46, №1 январь 1984, стр.5-22.
15
См. достойное ревю по поводу авторства во вступительном
слове к Статьям Федералиста Джейкоба Е. Кука (Мидлтаун, Веслейан Юниверсити пресс, 1961), стр. xix-xxx.
16
Например в статье 16, среднее предложение, написанное
Гамильтоном составляло 34,55 слов, Мэдисон – 34,59. Приблизительное отклонение от длины предложения для Гамильтона составляло 19,2 для Гамильтона и 20,3 для Мэдисона. См. Фредерик Мостеллер и Дэвид Уоллас «Выводы и спорное авторство:
Федералист» (Аддисон-Уэсли, 1964), стр.7 и Фуртвангель «Власть
Публия» стр. 31-32. Для целей данного издания Федералиста мы
относим спорные статьи авторству Мэдисона, так как к такому
выводу в своем хорошо обоснованном исследовании пришли Кук,
используя традиционные методы, и Мостеллер и Уоллас, используя статистический анализ.
14
О КОМПРОМИССНОМ ХАРАКТЕРЕ ОСНОВНОГО ЗАКОНА
мильтон, Мэдисон и Джэй были в Нью-Йорке одновременно с октября 1787г. по март 1788г. И, несмотря на
то, что они не стояли друг у друга над душой во время
создания статей, совершенно ясно, что они советовались друг с другом по основным направлениям статей
и разделению их тем, и вполне возможно, что они редактировали работы друг друга. И, безусловно, они
читали все статьи с тем чтобы сохранять последовательность аргументации в статьях и стиль.
Когда Гамильтон решил выпустить все статьи в виде
двухтомника (они вышли 22 марта и 28 мая 1788 года),
он добавил предисловие к первому том, в котором
приносил извинения за «нарушение метода и повторение мыслей», к которым пришлось прибегнуть при
трансформации газетных статей в книгу. Он заметил,
однако, что «намеренно потворствовал последнему
дефекту» в риторических целях – с тем, чтобы еще
больше убедить читателей. Это не было «беспокойством за литературного персонажа пьесы» с вынужденными извинениями, но «почитанием мнения публики»,
которая бы с точностью распознала все повторы. Гамильтон предназначал цикл статей одновременно и
«требовательному читателю» и тогдашней публике, и
обе эти категории были сравнимы, так как вторая, публика, была почтенной, то есть стремящаяся к достижению статуса «требовательного читателя». Так же,
следует добавить, что и такие «требовательные» и
более просвещенные читатели не презирали, в свою
очередь, почтенную публику. Часть продолжительной
славы дебатов по поводу Конституции в 1787-1788 показала, на каком высоком уровне могли бы, а, если
выражаться точнее, должны были защищаться основы
народного правительства (см. статью №39). Федералист явил собой максиму дебатов такого высокого
уровня, он так же послужил моделью откровенности
при изложении фактов дела, вежливости, корректности
и взвешенности для дальнейших американских политических дебатов. В отличие от Публия времен Солона, американский Публий никогда бы не предал свою
страну и всегда бы существовал, в литературной
форме, чтобы давать ей оценку ситуации.
Гамильтон переформулировал суть заключительного предложения предисловия: «Величайшее мое желание состоит в том, чтобы Конституция могла способствовать основанию истинности, что привело бы к
верному истолкованию интересов общества». В конце
концов, Федералист так же был и трудом практического характера, созданным для убеждения общества в
его интересах и, так же, более теоретическим трудом,
служащим «основам истинности». Вопрос о народном
либо республиканском правительстве зависел от способности «сообществ мужей», а именно «народ этой
страны», словами Статьи №1 установить «хорошее
правительство исходя из здравых размышлений и
столь же здравого выбора». Иначе вопрос о народе
потерпит провал, и народ будет «навечно обречен
быть зависимым в своем политическом строении от
воли случая и силы». Но возможность людей править
самими собой зависела
от их готовности позволить
«здравому уму» руководить их «выбором», другими
словами, она зависела от их готовности принимать
дебаты по поводу Конституции всерьез, оставаться
верным традициям совещания демократического или
республиканского правительства, для установления
которых Федералист сделал так много, и внимательно
следить за тем, как советники Федералиста делают
свой выбор в пользу ратификации, а затем и поддержки Конституции Соединенных Штатов.
Миряшева Е.В.
Во всех своих трудах авторы Федералиста довольно
близко придерживались общих принципов, о которых
говорилось в статье №1. «Предлагаю в серии статей
обсудить следующие интересные вопросы» - писал
Публий: польза Союза для вашего политического
процветания; недостаточность нынешней конфедерации для сохранения Союза; необходимость правительства, по крайней мере столь же энергичного,
как предложения для достижения этой цели; соответствие предложенной конституции истинным
принципам республиканского правления; ее аналогия
с конституцией вашего собственного штата – и
наконец, дополнительная гарантия, которую даст
ее принятие сохранению этого образа правления,
свободы и собственности. (№1).
Этим принципам следовали, хотя и не без изменений. Четвертая тема по поводу согласованности Конституции с «истинными принципами республиканского
правительства» становилась исследованием «отличительной структуры» всего правительства, включая
статьи №47-84. Пятая и шестая темы, «предугадываемые и полностью исчерпанные» в предыдущем разделе, уменьшились до размеров одного единственного
абзаца в заключительной 85 статье.
Как уже было указано, размышления Публия были
сконцентрированы вокруг двух довольно широких
предметов: «Союза» и «предлагаемой Конституции».
Эти предметы в итоге корреспондировали двум томам
собранных Статей Федералиста: «Союз» был предметом первых тридцати шести статей, включенных в
первый, ограниченный, том, а «Достоинства Конституции» охватывали следующие сорок девять статей под
номерами 37-85, включенные во второй том.
Продолжение следует…
335
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
13
Размер файла
188 Кб
Теги
закон, характеру, компромиссная, автор, говорят, 1787, США, конституции, pdf, записка, основного, федералиста
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа