close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100161

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Я Р М А Х О В А Белена Анатольевна
ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ТИПАЖ
«АНГЛИЙСКИЙ ЧУДАК»
10.02.19 — теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Волгоград — 2005
Работа выполнена в Государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Волгоградский государственный педагогический университет».
Научный руководитель —
доктор филологических наук,
профессор Владимир Ильич
Карасик.
Официальные оппоненты — доктор филологических наук,
профессор Андрей Владимирович
Олянич;
кандидат филологических наук
Евгения Юрьевна Кислякова.
Ведущая организация —
Самарский государственный
педагогический университет.
Защита состоится 7 октября 2005 г. в 10 час. на заседании диссер­
тационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном
педагогическом университете (400131, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ле­
нина, 27).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Вол­
гоградского государственного педагогического университета.
Автореферат разослан
сентября 2005 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук,
доцент
СУ*"*^
^4^ и
Н.Н. Остринская
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Р А Б О Т Ы
Данная работа выполнена в русле лингвокультурологических ис­
следований и посвящена изучению британского национального ха­
рактера, отраженного в языковом сознании. Объектом исследования
является лингвокультурныи типаж «английский чудак», в качестве
предмета изучения рассматриваются понятийные, образные и оценоч­
ные характеристики данного типажа.
Актуальность предпринятого исследования объясняется следу­
ющими моментами: 1) лингвокультурное моделирование языкового
сознания и коммуникативного поведения стало одним из ведущих
направлений современного языкознания, вместе с тем единицы и ка­
тегории лингвокультурологического анализа по-разному трактуют­
ся в работах различных ученых; 2) устойчивые стереотипы поведе­
ния людей получают разную оценку в различных лингвокультурах, в
частности, чудачество как социально неопасное нестандартное пове­
дение конкретизируется в образе чудака, доброе отношение к чуда­
кам является одним из существенных признаков английской ментальности и свидетельствует об определенных нормах поведения, пони­
мание которых необходимо для успешной межкультурной коммуни­
кации; 3) чудак представляет собой узнаваемый образ в английской
художественной литературе, но с позиций лингвокультурологии этот
образ еще не рассматривался.
В основу выполненной работы положена следующая гипотеза: в
британской лингвокультуре существует типаж «чудак» — человек,
отличающийся от других; его поведение характеризуется определен­
ными особенностями применительно к определенным ситуациям и
вызывает к себе определенное оценочное отношение, зафиксирован­
ное в языковом сознании и воплощенное в семантике и прагматике
различных языковых знаков, раскрывающих специфику британско­
го национального характера.
Целью исследования является комплексное лингвокультурологическое моделирование типажа «английский чудак». Для достижения
этой цели решаются следующие задачи:
1) охарактеризовать понятие «лингвокультурныи типаж»;
2) выявить понятийные характеристики типажа «английский чу­
дак»;
3) установить образные характеристики данного типажа;
4) определить его оценочные характеристики.
Научная новизна выполненной работы состоит в определении
понятия «лингвокультурныи типаж» как разновидности лингвокульМ)С НАНИММЛЫМв
ММИвТСЩА
i"T3S/
tm.m
турного концепта, установлении места этого понятия в ряду лингвокультурологических понятий, выявлении важнейших понятийных
признаков типажа «чудак» в британской лингвокультуре, описании
наиболее типичных образно-перцептивных характеристик этого ти­
пажа, в раскрытии оценочных норм британского социума примени­
тельно к рассматриваемому типажу.
Теоретическая значимость проведенного исследования заключа­
ется в развитии понятийного аппарата лингвокультурологии и в раз­
работке нового подхода к изучению национального характера с по­
зиций лингвистической персонологии.
Практическая ценность данной диссертации состоит в возможно­
сти применения полученных результатов в курсах общего языкозна­
ния, межкультурной коммуникации, переводоведения, в спецкурсах
по лингвокультурологии, лингвоконцептологии, этнолингвистике.
Материалом для данного исследования послужили результаты
сплошной выборки из толковых словарей английского языка, худо­
жественных и публицистических текстов, опросов информантов. Об­
щий корпус проанализированных текстов составляет около 300 п.л.,
включая Интернет-источники. В качестве единицы исследования рас­
сматривался текстовый фрагмент, в котором был обозначен или в ы ­
ражен концепт «чудак».
В работе использовались следующие исследовательские методы:
понятийный, интроспективный, интерпретативный и компонентный
анализ, а также интервьюирование информантов.
Выполненное исследование базируется на следующих положе­
ниях, доказанных в научной литературе:
• В языковом сознании и коммуникативном поведении людей от­
ражаются как общечеловеческие, так и национально-специфические
характеристики, которые могут быть объективно определены при
помощи специальных методов лингвокультурологического анализа
(В. фон Гумбольдт, Л . Вайсгербер, Э . Сепир, Б.Уорф, Ю.С. Степа­
нов, А. Вежбицкая, И.А. Стернин, О.А. Радченко, А.Д. Шмелев).
• Важнейшей единицей лингвокультурологического моделирова­
ния национального менталитета является культурный концепт —
сложное многомерное ментальное образование, которое может на­
ходить языковое выражение (С.Г. Воркачев, Е.В. Бабаева, В.И. Карасик, Н.А. Красавский, М,В. Пименова, Г.Г. Слышкин).
• Человек в языке — языковая личность — проявляется как в си­
стеме культурных концептов, так и в коммуникативном поведении.
определенные характеристики которого имеют диагностическую
значимость для установления специфики национального характера
(В.Г. Верещагин, Е . М . Костомаров, Ю . Н. Караулов, В.В. Красных,
А . П . Крысин, М.А. Кулинич, В.П. Нерознак, А.В. Олянич, О.Б. Сиротинина).
На защиту вьшосятся следующие положения:
1. Лингвокультурный типаж «английский чудак» — это зафикси­
рованное в языковом сознании представление о типовом поведении
человека, отличающегося от других в рамках британского социума.
Данное отличие предполагает соотнесение поведения и привычек та­
кого человека с усредненной нормой, отсутствие опасности со сторо­
ны такого человека и снисходительно-шутливое отношение к нему.
2. Понятийные характеристики лингвокультурного типажа «анг­
лийский чудак» сводятся к следующим конститутивным признакам:
человек, вызывающий веселое недоумение своей необычностью, ко­
торая не представляет опасности. Эти признаки уточняются как экс­
центричность джентльмена, либо экстравагантность представителя
мира искусства, либо странность интроверта, либо рассеянность юно­
го интеллектуала.
3. Образно-перцептивные характеристики типажа «английский
чудак» представляют собой набор стереотипов непонятного поведе­
ния сравнительно богатых людей, проявляющих необычную увлечен­
ность занятиями, которые со стороны кажутся странными, неспособ­
ных адекватно вести себя в простых житейских ситуациях и пренеб­
регающих социальными правилами и условностями. Часто странность
в поведении английских чудаков ассоциативно связывается с возраст­
ными изменениями, действием алкоголя, левыми политическими
взглядами.
4. Оценочные характеристики лингвокультурного типажа «анг­
лийский чудак» неоднозначны. Они включают как положительную,
так и отрицательную оценку эксцентричности, но в целом сводятся к
признанию права за чудаком вести себя странным образом, что соот­
ветствует признанию права личности на индивидуальное самовыра­
жение. Социальная оценка типажа «чудак» может служить одним из
ориентиров для определения значимости индивидуальной свободы в
обществе как культурной доминанты этого общества.
Апробация. Основное содержание диссертации докладывалось на
международной научной конференции «Аксиологическая лингвисти­
ка: проблемы и перспективы» (Волгоград, 2004 г.), научных конфе-
ренциях профессорско-преподавательского состава Волгоградского
государственного педагогического университета (2001—2005 гг.), на
заседаниях научно-исследовательской лаборатории «Аксиологичес;сая лингвистика» в Волгоградском государственном педагогическом
университете. По материалам исследования опубликовано 4 работы
общим объемом 1,8 п.л.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав,
посвященных соответственно лингвокультурному типажу «англий­
ский чудак» как предмету лингвистического изучения и его понятий­
ным, образным и оценочным характеристикам, заключения и биб­
лиографии.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе «Лингвокультурный типаж "английский чудак"
как предмет лингвистического изучения» определяется понятие «линг­
вокультурный типаж» и освещается отношение к чудакам в англий­
ской культуре.
Будучи междисциплинарным понятием, «лингвокультурный ти­
паж» имеет отношение к ключевым проблемам и понятиям лингвокультурологии, лингвоконцептологии и лингвоперсонологии.
Наиболее значимой проблемой лингвокультурологии является
соотношение универсального и специфического в лингвокультуре. В
решении этой проблемы оформились две позиции, которые можно
назвать позициями универсалистов, считающих, что различия между
ментальностями разных народов носят несущественный характер и
сводятся к индивидуальным особенностям людей, и спецификаторов,
полагающих, что этно- и социокультурная специфика объективно
существует и должна изучаться специальными методами анализа.
Игнорирование ее приводит к сбоям в межкультурной коммуника­
ции. В то же время неверно считать, что такая специфика является
непреодолимым барьером для межкультурного взаимопонимания.
С позиций лингвоконцептологии в сознании и коммуникативном
поведении человека и человеческих коллективов можно выделить
отдельные ментальные образования, которые фиксируют и интерпре­
тируют действительность в ее фрагментарном представлении. Эти
ментальные образования чаще всего обозначаются понятием «кон­
цепты», представляющим собой сложные многомерные образования,
соотносимые с понятиями, но включающие не только рациональнологические, но и эмоционально-эмпирические компоненты. В качестве
отдельного типа концептов выделяются лингвокультурные концеп­
ты — оценочно насыщенные, культурно маркированные смыслы, за­
крепленные в форме языковых единиц, коммуникативных паттернов,
прецедентных феноменов.
Анализируя феномен человека в языке, ученые пришли к необхо­
димости выделения языковой личности как индивидуального либо
типизируемого образования в динамическом либо статическом ас­
пекте ( Ю . Н . Караулов, В.П. Нерознак, О.Б. Сиротинина). Типиза­
ция языковой личности осуществляется с позиций лингвистики, пси­
хологии, социологии и культурологии. Типизируемая в культуроло­
гическом аспекте языковая личность представляет собой лингвокуль­
турныи типаж, обобщенное представление о человеке на основе ре­
левантных объективных социально значимых этно- и социоспецифических характеристик поведения таких людей. К а к понятие лингвоперсонологии «лингвокультурныи типаж» соотносится с понятиями
«модельная личность», «роль», «стереотип», «амплуа», «персонаж»,
«имидж», <фечевой портрет», отличаясь от этих понятий объектив­
ностью, детализацией (будучи концептом, типаж включает не только
понятийную, но и оценочную и образно-перцептивную составляю­
щие) и многомерностью. Лингвокультурные типажи распадаются на
наиболее яркие культурно значимые образы (модельные личности) и
менее яркие, но, тем не менее, значимые для культуры. Типаж прояв­
ляется как через свое речевое поведение (речевой портрет), так и че­
рез описание поведения в целом.
Английская ментальность является сложным образованием, орга­
нически включающим характеристики различных этносоциальных
групп, внесших вклад в материальное и духовное развитие Британии.
К числу основных факторов, обусловивших своеобразие английской
ментальности, относятся островное положение Англии, высокая плот­
ность населения, многократная этническая мутация в результате на­
шествий и завоеваний. К числу культурных доминант, составляющих
основу английского национального характера, относят любовь к сво­
боде, уважение к личности, рациональный практицизм и здравый
смысл, интуитивизм, неприятие саморекламы, приверженность тра­
дициям, уважение к закону, эмоциональный самоконтроль, привя­
занность к своему дому, право на эксцентричность.
Отношение к чудакам (людям, ведущим себя эксцентрично) в ан­
глийской культуре отличается высокой степенью толерантности и
детально отражено в английской литературе. Феномен чудака отра­
жается как в фольклоре, так и в авторских художественных текстах.
Поскольку чудачество вызывает у остальных людей улыбку, боль­
шей частью чудаки представлены в виде комических персонажей, для
которых поведение, воспринимаемое другими как нонсенс, является
нормальным компонентом жизни. Причиной эксцентричного пове­
дения часто является протест против жесткой упорядоченности жиз­
ни. Чудаков считают большими детьми, увлеченными своей игрой и
не причиняющими вреда остальным людям. Увлеченность своим за­
нятием, каким бы странным оно ни казалось окружающим, наполня­
ет жизнь чудаков смыслом и делает их счастливыми. Отношение к
чудакам и чудачеству выступает своеобразным индикатором стабиль­
ности общества. Для понимания сути эксцентричности необходимо
определить, что такое норма.
Во второй главе «Понятийные, образные и ценностные характе­
ристики лингвокультурного типажа "английский чудак"» предлага­
ется лингвокультурная типология чудаков и дается описание понятийно-дефиниционных, сочетаемостных и дискурсивных характери­
стик лексики, репрезентирующей рассматриваемый типаж.
Лингвокультурный типаж «чудак» представляет собой обобщен­
ный образ человека, ведущего себя странным образом. Можно ус­
ловно выделить четыре основных подтипа в рамках этого типажа:
1) эксцентричный старик, увлеченный необычным хобби; 2) экстра­
вагантный представитель мира искусства; 3) странный, ненормаль­
ный интроверт, живущий в своем внутреннем мире, куда никому нет
доступа; 4) рассеянный и не по возрасту серьезный «знайка».
Чудак — это тот, кто ведет себя странно только в определенных
обстоятельствах, а во всем остальном не выделяется из общей массы.
Границы чудачества весьма размыты: с одной стороны, это может
быть странное хобби у вполне серьезного, обычного человека, с дру­
гой стороны, это может быть состояние, пограничное между нормаль­
ным и патологическим. Очень важным является противопоставление
эксцентричности для себя и эксцентричности напоказ. Это разные
типы нестандартного поведения, в первом случае человек не обраща­
ет внимания на мнение окружающих, во втором случае ведет себя
намеренно вызывающе, чтобы привлечь к себе внимание. Резкое де­
монстративное неприятие норм общества может быть и протестом
против этих норм, с этим мы сталкиваемся и при анализе поведения
юродивых, и при рассмотрении феномена хиппи. И в том, и в другом
случае люди протестуют против ханжеской морали.
Для того чтобы определить границы понятия «чудак», необходи­
мо охарактеризовать тот класс личностей, частью которого являют­
ся чудаки. Людям свойственно считать свое собственное поведение
нормой, точкой отсчета, по отношению к которой устанавливаются
приемлемые и неприемлемые отклонения от нормы. В первую оче­
редь чудак воспринимается как человек с психическими отклонения­
ми. Выделение разновидностей дураков неоднократно привлекало к
себе внимание тех, кто считает себя умным. Но еще со времен Себас­
тиана Бранта, автора сатирической поэмы «Корабль дураков» (1494),
дураками считали всех, кто предавался пороку, т.е. вел себя вопреки
разуму, а в более широком плане — всех тех, кто вызывает антипа­
тию. В работе предлагается вьщелить следующие типы дураков:!) па­
тологический дурак, тупица, который не способен понять то, что долж
ны понимать все (см.: Крюков, 2005), ему противопоставлен умный;
2) психованный дурак, который не контролирует себя и опасен окру­
жающим, ему противопоставлен вменяемый человек; 3) человек, ко­
торый дурачится себе на потеху, ведет себя нерационально, но в ин­
теллектуальном отношении вполне состоятелен (фигляр, паяц), в оп­
ределенных сообществах такая роль кристаллизуется в роль шута (см.:
Мироненко, 2005), которому позволено говорить правду только под
видом дурачества, ему противопоставлен серьезный; 4) фольклорный
дурак, над которым смеются умники — те, кто считают себя гораздо
выше его по интеллекту, но в действительности уступают ему, фоль­
клорному дураку помогают волшебные существа, на его стороне уда­
ча; ему противопоставлен самонадеянный умник; 5) дурак как жерт­
ва обмана, как тот, кого легко провести, ему противопоставлен пре­
ступник, мошенник; 6) дурак как чудак, человек со странностями, ему
противопоставлен обычный человек.
В словарных дефинициях дается следующее определение типажа
«чудак»:
Eccentric (person) — п. odd or capricious in behaviour or appearance;
whimsical (COD); strange or unusual, sometimes in an amusing way
(CIDE).
Crank2 n. — an eccentric person, esp. one obsessed by a particular theory
(health-food crank) (COD); (infml) a person who has strange or unusual
ideas and beliefs (CIDE).
Конститутивные понятийные признаки рассматриваемого концеп­
та сводятся к следующим: человек (1), вызывающий недоумение и
удивление (2) своей необычностью (3)-, получающий оценку (положи­
тельную либо отрицательную). Эти признаки можно свести в модусно-диктальную формулу (4): Чудак = (Модус: Недоумение) + (Диктум: Необычность как странность).
Внутренняя форма обозначений чудака выделяет признаки откло­
нения (eccentric — отклоняющийся от центра, который подразуме­
вается в качестве нормы и точки отсчета); искривления (crank — кри­
вая поверхность, а также от crank-sided (о судне) — склонный легко
опрокидываться; screwball — крученый мяч в теннисе или бейсболе);
физической ненормальности (freak — уродец); психической ненормаль­
ности (nut — орех — голова — глупая голова; crackpot — треснувший
горшок — ненормальная голова; geek — дурак, простак; madcap —
дурацкий колпак (специальный), который одевали на душевноболь­
ных). Анализ внутренней формы приведенных слов показывает, что
в языке граница между дураком-тупицей, дураком-фигляром и дура­
ком-чудаком является очень нечеткой.
Приведенные дефиниции показывают, что чудак — это человек,
поведение которого трудно понять, причем в английских словарях
приводятся типичные проявления чудачества (чрезмерная увлечен­
ность диетой, спортом, джазом, скоростной ездой, соблюдением ре­
лигиозных предписаний и т.д., эта увлеченность граничит с одержи­
мостью: obsessed—unable to stop thinking about something; too interested
in or worried about something (CIDE); иначе говоря, такие чудачества
граничат с отсутствием самоконтроля). В словарях русского языка
акцентируется не проявление чудачества, а его оценка {прихоть —
каприз, вздорное желание, причуда (БТС); причуда — чудачество,
странный каприз. Детские, старческие причуды (БТС); каприз — нео­
боснованное, своенравное желание; прихоть, причуда. Детские капри­
зы (БТС); не случайно в качестве примеров приводятся характери­
стики поведения детей и стариков, т.е. людей, которые не вполне кон­
тролируют свои поступки). Специфика чудачества по-английски и порусски заключается, как показывают дефиниции, в том, что у англи­
чан такое поведение, во-первых, ассоциируется с идеей чрезмерно­
сти, излишнего энтузиазма и, во-вторых, не вызывает протеста, а пред­
ставляется в ряде случаев забавным, в то время как у русских подчер­
кивается идея нелепости, вздорности, необоснованности такого по­
ведения и вытекающей отсюда необходимости пресекать подобные
поступки.
8
М ы видим, что базовым признаком чудака является индекс «стран­
ность». Для выявления конститутивных признаков рассматриваемо­
го концепта мы обратились к словарным дефинициям слов со значе­
нием «странность». Материалом исследования послужили атрибутив­
ные лексемы, отнесенные авторами словарей-тезаурусов к группе си­
нонимов слова «strange».
Разные виды странности противопоставлены друг другу по со­
держанию нормы, отклонение от которой обозначено той или иной
лексемой. Интегральным признаком для всех лексических единиц,
выражающих идею странности, является «отклонение от нормы», а
дистинктивным признаком — «способ отклонения от нормы».
«Чудачество» является частным случаем «странности», которая,
в свою очередь, выступает частным случаем «необычности». В более
полном системном противопоставлении «необычное» есть антитеза
«обычного» и включает «иное», «выдающееся (замечательное)» и
«странное». «Странное» распадается на «непонятное», «неожидан­
ное», «причудливое».
Базовый признак «странный» синонимически уточняется призна­
ками «загадочность», «стремление выделиться», «непредсказуемость»
и «единственность». В семантическом поле со значением «странный»
многим единицам присущ признак интенсификации, а также признак
оценки.
Существенной характеристикой чудака является признак «неопас­
ный», который и определяет юмористическую тональность отноше­
ния к нему. Непонятность как базовая модусная характеристика кон­
цепта «чудак» уточняется в значении английских слов в виде непони­
мания мотивов поведения чудака и нежелания эмпатически понять
его внутренний мир.
Сочетаемостные характеристики лексических единиц, обознача­
ющих чудаков, конкретизируют их поведение и уточняют их разно­
видности. Например:
An eccentric millionaire has built his own UFO landing pad.
Эксцентричный миллионер построил собственную посадочную пло­
щадку для неопознанных летающих объектов.
В этом высказывании говорится о поступке, нелепом с точки зре­
ния обычного человека, и при этом объясняются причины, позволив­
шие совершить столь экстравагантное действие, — это очень боль­
шие деньги. Чудачество выражается в ненормальных видах привя­
занности:
The classic picture of the eccentric old lady, living with a houseful of
cats.
Классическая картина чудаковатой старой леди, в доме которой
живет множество кошек.
Людям вообще, и англичанам в особенности, свойственно держать
дома домашних животных, собак или кошек, но если число этих ж и ­
вотных выходит за рамки обычного представления о человеческом
жилище, такого человека с зоопарком в доме считают странным. Этот
пример достаточно тривиален, но в данном случае нам важно под­
черкнуть границы приемлемого количества животных в доме, грани­
цы энтузиазма, границы поведения в рамках здравого смысла. Весь­
ма часто эксцентричность граничит с проявлениями психической ано­
малии:
...it could be behaviour which is seen as eccentric or bizarre, such as not
wearing shoes and socks in conventional situations or carrying on prolonged
conversations with the plants in one's garden.
Такое поведение обычно считают странным или чудаковатым, на­
пример, если человек не одевает обувь и носки в тех ситуациях, когда
это принято, или ведет долгие беседы с растениями в своем саду.
Ходить босиком в официальной обстановке или разговаривать с
неодушевленными предметами обычно считается знаком социально­
го отклонения, граничащего с психическим заболеванием. В этом
примере показано, что граница между чудачеством и психическим
отклонением является очень зыбкой.
Люди со странностями в поведении по-разному оцениваются со
стороны:
То most people. Lord Haw-Haw had been an amusement, a crank, or an
inconvenience.
Для болыиинства людей лорд Хо-Хо был забавным развлечением,
че.повеко.» с приветом wiu же источнико.м неудобств.
В приведенном примере странность в поведении сочетается с дву­
мя типовыми отношениями к таким людям — они представляются
либо забавными, либо докучливыми. Человек, о котором идет речь в
этом примере, был англичанином, выступавшим по радио из Гам­
бурга с нацистской пропагандой во время Второй мировой войны.
Эту презрительную кличку он получил за манерное произношение.
После победы над Германией он был признан виновным в измене и
10
повешен. Приведенный пример интересен тем, что показывает очень
критическое отношение англичан к любой пропаганде.
Эксцентричность часто используется как способ привлечь к себе
внимание:
Madcap Teresa Bond raised ?80 for charity by trudging around
Whitstable, Kent, for five hours — with a lampshade on her head.
Сумасбродная Тереза Бонд собрала 80 фунтов стерлингов помсертвований на благотворительные цели, передвигаясь по Уитстейблу, в
Кенте, в течение пяти часов с абажуром на голове.
М ы видим, что чудаки-энтузиасты готовы пойти на самые стран­
ные поступки, чтобы привлечь внимание общественности к разным
социальным проблемам.
Throughout 1986 and 1987, the popular press created and reinforced the
image of "the loony left "and "the militant left" in Labour politics.
В течение 1986—1987 годов в массовой прессе был создан и усилен
образ «сумасшедших левых» и «воинственных левых», формирующих
политику в партии лейбористов.
В приведенном примере сочетаются признаки политической ле­
визны, воинственности и ненормальности. В результате акцентиру­
ется вывод об опасности такой политики.
Типичные виды эксцентричности представлены в корпусе проана­
лизированного материала нерациональной тратой денег, ненормаль­
ной привязанностью к домашним животным (если их количество в
доме превышает среднюю норму), неопрятной внешностью (для жен­
щин), склонностью к алкоголизму (для пожилых одиноких женщин),
чрезмерной поглощенностью наукой, страстью к накопительству (кол­
лекционеров часто считают чудаками), пренебрежением к социальным
нормам в одежде (например, домашняя одежда в официальной ситу­
ации), нежеланием поддерживать контакт с кем бы то ни было, под­
черкнутым пренебрежением к моде. В качестве типичных представи­
телей эксцентриков выступают ученые, священнослужители, коллек­
ционеры, знатные и богатые люди. Важной оценочной характери­
стикой английских чудаков выступает их подчеркнутая несовремен­
ность. В проанализированных примерах часто акцентируется эксцент­
ричность ирландцев.
Признак «странный» при характеристике английских чудаков
уточняется как «загадочный», «таинственно-непостижимый», «сума-
П
сбродный», в дискурсивной реализации сумасбродство регулярно ас­
социируется с левыми политическими взглядами (левых чудаков об­
виняют в отрыве от жизни, непрактичности и безответственности).
Разновидностью чудаков является человек, фанатично увлечен­
ный чем-либо (обычно спортом и диетой). Другим подтипом чуда­
ков, выделяемым на основании сочетаемостных характеристик слов,
характеризующих данный типаж, является капризный привередли­
вый человек (обычно в еде).
Самая большая группа слов, характеризующих чудаков, относится
к подтипу ненормального человека, находящегося на грани патоло­
гических отклонений в поведении. Один из самых типичных симпто­
мов такого странного поведения — привычка разговаривать с самим
собой.
Отмечается, что отношение к ненормальным чудакам может ме­
няться с течением времени, бывшее чудачество начинает восприни­
маться как норма, а безумные идеи признаются вполне обоснован­
ными. Англичанам, живущим в Лондоне, свойственно считать забав­
ным чудачеством диалектные отклонения в произношении (хотя в
лингвистической литературе настойчиво проводится мысль о равен­
стве в современной Англии всех произносительных вариантов анг­
лийского языка).
Обращение к человеку в официальной ситуации со словом, кото­
рое можно истолковать как обозначение психической ненормально­
сти, юридически считается оскорблением.
Ненормальное поведение ассоциативно связывается с опьянени­
ем (drunken nutter), старческим слабоумием (dotty old man).
Особое место в ряду разновидностей чудаков занимают чудакиинтеллектуалы, умные знайки-компьютерщики, отношение к кото­
рым амбивалентно: от восхищения до опасения.
Анализ дискурсивных описаний английских чудаков позволяет
выделить прежде всего подтип эксцентричных аристократов:
Francis Henry Egerton, 8th Earl of Bridgewater (1756—1829) was a
noted British eccentric. Egerton was known for giving dinner partiesfor dggs,
where the dogs were dressed in the finest fashions of the day, down to fancy
miniature shoes. Each day Egerton wore a new pair of shoes and he arranged
the worn shoes into rows, so that he could measure the passing time.
Этот чудаковатый аристократ забавлялся тем, что устраивал
представления в виде обедов для своих собак, одетых в человеческие
12
одежды своего времени, причем в модные одежды. На лапках живот­
ных были миниатюрные туфельки. Каж:дый день Эджертон надевал
новую пару обуви, а ношеную обувь выстраивал в ряды и таким обра­
зом определял, сколько прошло дней.
Англичане гордятся своими чудаками-аристократами, считают их
частью своей истории. К другим разновидностям чудаков относятся
представители искусства (часто их экстравагантность является спо­
собом привлечения к себе внимания).
Экспериментальная проверка полученных данных при помощи
опроса информантов и анализа коротких сочинений на тему «Когда
я думаю об английском чудаке, я представляю себе...» в целом под­
твердила сделанные ранее выводы.
Приведем примеры таких сочинений.
Eccentricity in Britain has in the past been seen as an issue based on
Class or status in society. Only those who are independently wealthy or have
a reliable source of unearned income are truly "eccentric " in the Euphemized
sense that is part of the popular view of British society. In simple terms the
rich and famous had a freedom of action that included much that was not
seen as mainstream behaviour my the rest of the (notoriously puritan)
population. There are essentially three stereotypes.
Typel. The "nutty professor". These are ofcourse still around, but typical
of them were the many wealthy, almost exclusively male, Victorians who
devoted their whole adult lives to collecting and cataloguing moths, or beetles,
or some other such obsession These activities would at the time have been
widely regarded as eccentric by most people. Many, although skilled and
intelligent, had behavioral oddities and were socially inept to some degree or
other.
Type 2. Older middle or upper middle class ladies. Women led fairly
proscribed lives until quite recently and had to conform to narrowly defined
social standards. Many of these women out-lived their husbands, were left a
little money to live on comfortably, and as a result werefreefor the first time
in their lives to say what they pleased. Historically women who freely
expressed opinions were regarded as eccentric.
Type 3. People who adopt eccentricities to distinguish themselves from
others. It is true that simple wearing green shoes in an age when everyone
knew that shoes had to be black could be enough to have you classed as
"eccentric". This is different from the Type 1 eccentrics who may buy a pair
of green shoes because they fail to see how the colour could be important.
For the poor, eccentricity was a luxury that could not be afforded.
13
в сочинении британского респондента приводятся три типа чуда­
ков, которых он выделяет в английской культуре: чудаковатый про­
фессор, пожилая леди со странностями в поведении и человек, кото­
рый хочет привлечь к себе внимание своей экстравагантностью. Для
бедных людей эксцентричность была непозволительной роскошью.
Когда я думаю об английском чудаке, я представляю себе пожилого
толстенького человека, увлеченно пускающего мыльные пузыри. Он не
обращает никакого внимания на окружающих, хотя лучше, если нико­
го рядом нет. Этот человек моокет быть занят каким-то другим де­
лом, например, разглядывать в микроскоп у себя дома пылинки. Важно,
что его занятие абсолютно не приносит ему никакой пользы. Если его
застать за этим занятием, он может вести себя по-разному — мо­
жет просто не обращать внимания на вас и продолж:ать заниматься
своим делом, может увлеченно пригласить вас заняться тем же.
Выяснилось, что английские респонденты выделяют прежде все­
го социальные признаки чудаков (эксцентричность свойственна бо­
гатым людям либо выступает как знак успеха), в качестве типичного
чудака во многих сочинениях приводится чудаковатая старушка.
Русские респонденты часто сводят образ английского чудака к легко
узнаваемому имиджу — полному веселому пожилому или сухопаро­
му чопорному джентльмену с зонтиком.
В результате проведенного исследования мы пришли к следующим
основным выводам.
В ряду лингвокультурных концептов вьщеляются лингвокультурные типажи — обобщенные типы личностей, поведение которых вы­
ражает наиболее яркие, узнаваемые характеристики определенного
этноса либо социальной группы в рамках этого этноса в определен­
ный исторический период. Лингвокультурные типажи отражают при­
знаки как реально существующих людей, так и персонажей художест­
венной литературы, театра и кинематографии. Являясь междисцип­
линарным понятием, лингвокультурный типаж объединяет в себе
проблематику лингвокультурологии, лингвоконцептологии и лингвоперсонологии.
Будучи ментальными образованиями (концептами), лингвокуль­
турные типажи обнаруживают определенное сходство и различие по
отношению к другим типовым представлениям о поведении людей
(модельная личность, роль, амплуа, стереотип, имидж). Сходство со-
14
стоит в том, что все эти представления фиксируют повторяющиеся и
поэтому узнаваемые признаки поведения людей, дающие возможность
по внешнему проявлению такого поведения сделать выводы о харак­
тере человека и предсказать его реакцию в типовых ситуациях. Раз­
личия заключаются в том, что лингвокультурныи типаж не сводится
к ограниченному числу типов, оказывающих формирующее, модели­
рующее воздействие на поведение этноса или социальной группы
(модельная личность), выходит за рамки жестко установленных пред­
писаний и ожиданий (роль и амплуа), соотносится с узнаваемым ре­
альным или квазиреальным человеком, а не набором признаков (сте­
реотип), является многомерным представлением, а не заданным уп­
рощенным черно-белым образом (имидж).
Отношение к чудакам в английской культуре обусловлено сово­
купностью черт английского национального характера. К важней­
шим из них относятся чувство независимости, трезвый практицизм,
сила характера и высокоразвитое чувство юмора. В английском
фольклоре и художественной литературе Англии чудак получает не­
изменно положительную оценку. Позиция чудака, эксцентрика вы­
ражает мягкий протест против излишней строгости, регламентиро­
ванности, обыденности жизни. Английский нонсенс полон оптимиз­
ма. Английские чудаки с их детской открытостью и увлеченностью
делают жизнь всех вокруг веселее.
Лингвокультурныи типаж «английский чудак» — это зафиксиро­
ванное в языковом сознании представление о типовом поведении че­
ловека, отличающегося от других в рамках британского социума.
Данное отличие предполагает соотнесение поведения и привычек та­
кого человека с усредненной нормой, отсутствие опасности со сторо­
ны такого человека и снисходительно-шутливое отношение к нему.
Понятийные характеристики данного типажа сводятся к консти­
тутивным и уточняющим признакам этого концепта. Конститутив­
ные понятийные признаки концепта «английский чудак» сводятся к
следующим: человек (1), вызывающий недоумение и удивление (2)
своей необычностью (3), получающий оценку (положительную либо
отрицательную) (4). Эти признаки могут быть представлены в виде
модусно-диктальной формулы: Чудак = (Модус: Недоумение) + (Дик­
туй: Необычность как странность).
В английской лингвокультуре выделяются четыре основных под­
типа в рамках этого типажа: 1) эксцентричный джентльмен, увлечен15
ный необычным хобби; 2) экстравагантный представитель мира ис­
кусства; 3) ненормальный интроверт, живущий в своем внутреннем
мире, куда никому нет доступа; 4) рассеянный и не по возрасту серь­
езный юный интеллектуал. Наибольшей лингвокультурной специфи­
кой характеризуется эксцентричный джентльмен. Этот типаж пред­
ставлен как в фольклорных текстах, так и во множестве литератур­
ных характеров и реальных людей, живших и живущих в Англии.
Идея необычности, странности этимологически связана с призна­
ками отклонения, искривления, физической либо психической ненор­
мальности и осознается в противопоставлении нормы и отклонения,
уточняемого в виде разновидностей такого отклонения. Системные
связи признака «странный», составляющего основу характеристики
чудака, по горизонтали соотносят этот признак с однопорядковыми
признаками «иной» и «замечательный», а по вертикали — с более
общим признаком «необычный» и с более частными признаками «не­
понятный», «неожиданный» и «причудливый». Идея странности из­
бирательно уточняется в семантике английских слов, синонимически
связанных с базовым словом strange; основные дистинкции характе­
ризуют загадочность, непредсказуемость, интенсивность проявления
странности и стремление выделиться.
Важнейшей характеристикой чудака является признак «неопас­
ный», определяющий юмористическую тональность отношения к
такому человеку. Базовая модусная характеристика концепта «чу­
дак» — непонятность — уточняется в значении английских слов в
виде недоумения как непонимания мотивов поведения чудака, с од­
ной стороны, и нежелания понять внутренний мир такого человека, с
другой. Такое нежелание обусловлено установкой считать чудака пси­
хически ненормальным человеком.
Образно-перцептивные характеристики лингвокультурного типа­
жа «английский чудаю) позволяют выделить типичных представите­
лей английского социума, к которым применимо такое определение
(ученые, священнослужители, аристократы, одинокие пожилые обес­
печенные дамы, коллекционеры). Всех этих людей объединяет забав­
ное неумение адекватно вести себя в простых житейских ситуациях,
несовременность, пренебрежение к соблюдению социальных правил
и условностей.
К числу типичных знаков эксцентричного поведения относятся
бессмысленная трата денег либо смешная скаредность, ненормаль(6
ная привязанность к живущим в доме кошкам или собакам, число
которых может быть достаточно большим, и странное нежелание
общаться с людьми, бросающаяся в глаза неопрятность либо экстра­
вагантность в одежде, ненормальная увлеченность наукой, эзотери­
кой, спортом, хобби, диетой, капризность и привередливость. Экс­
центричность легко соскальзывает в психическую патологию, и труд­
но определить, в какой мере чудак является вменяемым человеком.
Описания странностей как психической патологии наиболее частот­
ны в проанализированном материале. В этих описаниях четко про­
слеживается связь между чудачеством и возрастом (типичен старый
чудак), чудачеством и пьянством (злоупотребление алкоголем ведет
к неадекватному поведению), чудачеством и левыми политическими
взглядами (это объясняется оторванностью левых от реальности, а
такая оторванность в Англии квалифицируется как странность). В
проанализированных примерах часто акцентируется эксцентричность
ирландцев.
Б дискурсивном описании чудаков наиболее ярко представлены
английские аристократы. Обращают на себя внимание буйство их
фантазии, часто выраженный аутизм, пренебрежение социальными
нормами. Весьма детально представлены описания странного пове­
дения людей искусства, однако лингвокультурная специфика данно­
го подтипа чудаков не отмечена. Достаточно подробно представле­
но описание необычного поведения юных интеллектуалов, в совре­
менной Англии они фигурируют как талантливые компьютерщики,
образующие своеобразную элиту общества, но проявляющие забав­
ную ущербность в некоторых обыденных ситуациях.
Экспериментальная проверка образных характеристик англий­
ских чудаков в сознании носителей английской и русской лингвокультур в целом подтвердила полученные данные, уточнив их в следу­
ющих направлениях: для носителей английской культуры наиболее
важными являются социально-классовые характеристики чудаков, и
в качестве типичного чудака они часто называют пожилую одино­
кую леди, а для носителей русской культуры чаще всего на первый
план выдвигаются внешние характеристики английского чудака как
несуразного джентльмена (либо слишком полного, либо чересчур
тощего) в официальном черном костюме, шляпе и с зонтиком либо
одетого ярко, экстравагантно и очень небрежно (налицо крайности в
образе, что соответствует имиджу как упрощенному схематичному и
оценочно заряженному представлению),
17
Оценочные характеристики лингвокультурного типажа «англий­
ский чудак» неразрывно связаны с его понятийными и образными
характеристиками. Они включают как положительную, так и отри­
цательную оценку эксцентричности, но в целом сводятся к призна­
нию права за чудаком вести себя странным образом, что соответствует
признанию права личности на индивидуальное самовыражение. Со­
циальная оценка типажа «чудак» может служить одним из ориенти­
ров для определения значимости индивидуальной свободы в общест­
ве как культурной доминанты этого общества.
Отталкиваясь от понятия «норма», можно сделать вывод, что
усредненный носитель английской лингвокультуры, оценивающий
кого-либо как чудака, это человек со следующими характеристика­
ми: 1) средний достаток; 2) необходимость обеспечивать свое суще­
ствование трудом и вытекающее отсюда критическое отношение к
праздному образу жизни; 3) сравнительно низкий уровень креатив­
ности; 4) стремление жить, как все, не выделяясь; 5) хорошая практи­
ческая ориентация в жизни; 6) средний уровень интеллекта и непло­
хая физическая подготовка; 7) общительность и развитое чувство
юмора. Многие из этих характеристик составляют костяк ментальности английского среднего класса.
Отношение к чудакам подвержено изменению: определенные
странности в поведении людей определенного исторического перио­
да в иную эпоху могут рассматриваться как норма (например, это
касается увлеченности спортом или диетой).
Проведенное исследование позволяет сделать общий вывод о том,
что лингвокультурный типаж «английский чудак» является актуаль­
ным смысловым образованием в сознании как англичан, так и ино­
странцев, в той или иной мере знакомых с английской культурой. Доб­
рое отношение к чудакам является знаком стабильности в обществе.
Понимание особой значимости этого типажа в английской лингвокультуре позволяет более адекватно представить доминанты англий­
ского национального сознания и коммуникативного поведения.
Перспективы исследования мы видим в изучении других типажей
английской и русской лингвокультур, в более детальном описании
особенностей английского национального характера и выявлении
видов дискурса, в которых такая специфика представлена в наиболь­
шей степени.
18
Основные результаты исследования отражены в следующих
публнка1(иях:
Ярмахова, Е. А. Чудак как типаж английской лингвокультуры /
В.И. Карасик, Е.А. Ярмахова // Аксиологическая лингвистика: про­
блемы коммуникативного поведения: сб. науч. тр. — Волгоград: Пе­
ремена, 2003. — С. 52—62 (0,3 п.л.).
Ярмахова, Е.А. Коммуникативный типаж «чудак» в английской
лингвокультуре / Е.А. Ярмахова // Интенсивное обучение иностран­
ным языкам: проблемы методики и лингвистики: сб. науч. тр. — Вол­
гоград: Перемена, 2004. — Вып. 2. — С. ! 28—136 (0,5 п.л.).
Ярмахова, Е.А. Семантические характеристики признака «стран­
ный» в английском языке / Е.А. Ярмахова // Аксиологическая линг­
вистика: проблемы и перспективы: тез. докл. Междунар. науч.
конф. / под ред. Н.А. Красавского. — Волгоград: Колледж, 2004. —
С. 116—117(0,1п.л.).
Ярмахова, Е.А. Типаж «eccentric» в английской лингвокультуре /
Е.А. Ярмахова // Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные
типажи: сб. науч. тр. — Волгоград: Парадигма, 2005. — С. 186—202
(0,9 П.Л.).
19
ЯРМАХОВА Елена Анатольевна
ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ Т И П А Ж
«АНГЛИЙСКИЙ ЧУДАК»
Автореферат
Подписано к печати 29.08.2005 г. Формат 60x84/16. Печать офс Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл. печ. л 1,2. Уч.-изд. л 1,3. Тираж 100 экз. Заказ 9^3
ВГПУ. Издательство «Перемена»
Типография издательства «Перемена»
400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27
1Й15765
РНБ Русский фонд
2006-4
19572
.'-«
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
1 033 Кб
Теги
bd000100161
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа