close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100425

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Шакирова Анжелика Алишеровна
Добровольный отказ от преступления
соучастников
Специальность 12.00.08 – уголовное право
и криминология; уголовно-исполнительное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Красноярск 2006
Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса
Красноярского государственного аграрного университета
Научный руководитель:
доктор юридических наук,
профессор
Шеслер Александр Викторович
Официальные оппоненты:
заслуженный юрист Российской
Федерации, доктор юридических
наук, профессор
Абызов Равиль Михайлович;
кандидат юридических наук,
доцент
Мальков Сергей Михайлович
Ведущая организация:
Сургутский государственный
университет
Защита состоится « 24 » ноября 2006 года в «14» часов на
заседании диссертационного совета по присуждению ученой степени кандидата юридических наук КМ 212. 099. 01 при Красноярском государственном университете по адресу: 660075, г. Красноярск, ул. Маерчака, 6, ауд. 3-14.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Красноярского государственного университета.
Автореферат разослан «___» ___________ 2006 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент
2
В.В. Питецкий
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы диссертационного исследования. Законодатель в борьбе с умышленными преступлениями использует
не только меры уголовно-правового принуждения, но и нормы,
призванные стимулировать положительную социальную активность личности. К таким предписаниям можно отнести и нормы,
регулирующие институт добровольного отказа от совершения
преступления.
Норма о добровольном отказе позволяет достичь предупредительной цели уголовного законодательства без фактического
применения уголовного принуждения, и ее использование может
рассматриваться в качестве одной из мер предупреждения преступности. Особое значение положения закона о добровольном
отказе от преступления приобретают при предупреждении групповых преступлений. Однако в практической деятельности правоохранительные органы недооценивают возможности нормы о
добровольном отказе в качестве важной правовой основы для организации работы по предупреждению преступлений, совершаемых в соучастии.
Между тем анализ современного состояния преступности
позволяет делать выводы не только о ее неуклонном росте, но и о
совершенствовании форм и методов преступной деятельности.
Особую тревогу вызывает увеличение преступлений, совершаемых в соучастии. Распространенность общественно опасных деяний, которые реализуются совместными усилиями нескольких
лиц, а также сложность применения норм, касающихся института
соучастия и добровольного отказа от преступления, обусловливают появление ошибок и трудностей в деятельности правоохранительных органов при уголовно-правовой оценке действий соучастника, добровольно отказавшегося от совершения совместного преступления, а также при квалификации действий остальных
соучастников, со стороны которых добровольный отказ отсутствует.
Несмотря на то, что в ч. 4 ст. 31 УК РФ сформулированы
особенности добровольного отказа различных соучастников преступления, которых не было в ранее действовавшем уголовном
законодательстве, зависимость добровольного отказа от формы
соучастия по-прежнему не находит своего отражения в законе.
Так, не разрешены вопросы добровольного отказа участников организованной группы и преступного сообщества. Особенности
добровольного отказа соучастников, закрепленные в законе, требуют современного теоретического осмысления и выработки ре3
комендаций по практическому применению данной нормы. При
бесспорной практической важности этих вопросов они мало разработаны в отечественной юридической литературе.
После принятия УК РФ были проведены и защищены диссертационные исследования, рассматривающие добровольный отказ от преступления (Скорилкина Н.М., Спасенникова И.Г.,
Клюева А.А.), несомненно, внесшие важный теоретический вклад
в изучение и развитие института добровольного отказа. Однако
эти исследования не разрешили полностью всех спорных вопросов, поскольку научному анализу были подвергнуты лишь определенные аспекты обозначенной выше проблемы. Более того,
добровольному отказу соучастников в теории уголовного права
было уделено недостаточное внимание, эта тема не была предметом самостоятельного монографического исследования. Учитывая
особую сложность института соучастия и возникающие в связи с
этим трудности в определении добровольного отказа соучастников, полагаем, что данная проблема заслуживает самостоятельного изучения. Отсутствие на сегодняшний день всестороннего теоретического осмысления обозначенных вопросов, на наш взгляд,
негативно сказывается не только на юридическом совершенстве
уголовного законодательства, но и на эффективности применения
закрепленных в нем уголовно-правовых норм.
Изложенное позволяет сделать вывод об актуальности избранной темы, обусловившей ее выбор в качестве темы диссертационного исследования.
Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются уголовно-правовые отношения, возникающие между государством в лице его правоохранительных и
судебных органов, с одной стороны, и соучастниками преступления в ситуации последующего добровольного отказа от совершения деяния хотя бы одного из соучастников – с другой.
Предметом исследования являются нормы отечественного и
зарубежного уголовного законодательства, регламентирующие
добровольный отказ от преступления соучастников, практика
применения уголовно-правовых норм о добровольном отказе соучастников, монографическая литература, затрагивающая вопросы, связанные с добровольным отказом соучастников от доведения преступления до конца.
Цели и задачи исследования. Целями диссертационного
исследования являются изучение проблемы и разработка научно
обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовного
законодательства о добровольном отказе соучастников преступ-
4
ления и практических рекомендаций по применению законодательства.
Данные цели предопределили постановку и решение следующих основных задач:
– исследовать положения о добровольном отказе от преступления соучастников в отечественном и зарубежном уголовном
законодательстве, выявить их особенности;
– раскрыть содержание основных признаков, характеризующих добровольный отказ в соучастии;
– проанализировать общие и специфические особенности,
характеризующие добровольный отказ соучастников;
– сформулировать понятие добровольного отказа соучастников преступления;
– раскрыть сущность юридической природы добровольного
отказа соучастников для правильного его применения на практике;
– разграничить добровольный отказ соучастников и деятельное раскаяние соучастников;
– установить особенности добровольного отказа от преступления с учетом видов соучастников и форм соучастия;
– проанализировать
практику
применения
уголовноправовых норм о добровольном отказе соучастников преступления.
Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют положения теории научного познания общественных процессов и правовых явлений. Методику исследования составили общенаучные
методы познания (дедукция и индукция, анализ и синтез), а также
ряд частнонаучных методов: историко-правовой, сравнительноправовой, формально-логический, системно-структурный.
Теоретической основой исследования явились труды по
уголовному праву, криминологии и другим отраслям знаний российских дореволюционных, советских и современных российских
и зарубежных ученых.
При изучении теоретических положений, разработке и воплощении концепции исследования автор опирался на труды
Ф.Г.Бурчака, П.И.Гришаева, Н.Д.Дурманова, Д.Е.Дядько, А.Ф.Зелинского, В.Д.Иванова, М.И.Ковалева, А.П.Козлова, Г.А.Кригера,
Н.Ф.Кузнецовой,
Н.В.Лясс,
А.В.Наумова,
К.А.Панько,
А.А.Пионтковского, А.Д.Сафронова, П.Ф.Тельнова, А.А.ТерАкопова, И.С.Тишкевича, А.Н.Трайнина, М.Д.Шаргородского,
А.В.Шеслера, М.А.Шнейдера и др. Необходимо отметить, что
многие из указанных авторов исследовали проблему доброволь5
ного отказа соучастников преступления в период действия предыдущего уголовного законодательства.
Нормативную базу исследования составили Конституция
РФ, уголовное законодательство России как современного, так и
предшествующих периодов, законы и иные нормативные источники. Были изучены постановления Пленумов Верховных Судов
СССР, РСФСР и РФ. При написании диссертации анализировались положения уголовного законодательства о добровольном отказе зарубежных стран: Англии, Германии, Голландии, Дании,
Испании, Италии, КНР, Польши, США, Франции, Швеции, Швейцарии, Японии, а также Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Латвии, Таджикистана, Узбекистана и Украины.
Эмпирическую основу диссертации составили результаты
изучения материалов 250 уголовных дел, затрагивающих вопросы
добровольного отказа, соучастия и неоконченного преступления,
рассмотренных Красноярским краевым судом за период с 1997
по 2005 год; следственная практика органов прокуратуры
г.Красноярска и Красноярского края по делам указанной категории за 2000-2005 годы; опубликованная судебная практика Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам о применении норм о добровольном отказе и соучастии в преступлении
за период с 1961 по 2005 год и руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ за период с 1961 по
2005 год.
Научная новизна исследования состоит в том, что впервые
на основе УК РФ на уровне диссертационного исследования проведено комплексное изучение особенностей добровольного отказа от преступления при соучастии и на этой основе выявлены
пробелы и недостатки действующего уголовного законодательства, выдвинуты и обоснованы предложения по его совершенствованию, а также повышению эффективности его применения.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Добровольный отказ соучастников имеет свою специфику,
которая определяется особенностями института соучастия в целом. Особенности добровольного отказа соучастников преступления определяются частичным восприятием российским уголовным законодательством акцессорной теории соучастия и выражаются в виде определенной зависимости возможности добровольного отказа соучастника от поведения исполнителя преступления при наличии особых условий добровольного отказа каждого из соучастников деяния.
2. Под добровольным отказом от преступления соучастников следует понимать своевременное изъятие соучастником соб6
ственного вклада в совместную преступную деятельность вследствие принятого им добровольного и окончательного решения об
отказе от участия в совместно совершаемом преступлении.
3. Добровольный отказ соучастника по своей правовой природе является обстоятельством, исключающим его уголовную ответственность. Основанием исключения уголовной ответственности соучастника является отсутствие в предшествующих отказу
действиях признаков как оконченного, так и неоконченного состава преступления.
4. Добровольный отказ от преступления соучастников имеет
принципиальные отличия от деятельного раскаяния соучастников
преступления. Определение четких критериев разграничения говорит о качественной определенности нормы о добровольном отказе в системе уголовного права России и способствует ее справедливому применению.
5. Особенности добровольного отказа соучастников следует
изложить в отдельной норме, которую необходимо разместить в
главе 7 УК РФ путем дополнения ее статьей 36 1 «Добровольный
отказ от преступления соучастников».
6. В уголовном законодательстве существует пробел, касающийся ответственности других соучастников при добровольном отказе исполнителя. Поэтому, чтобы избежать расширительного толкования существующей редакции ч. 5 ст. 34 УК РФ и
применения закона по аналогии, следует внести изменения в ч. 5
ст. 34 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: «При недоведении исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам, а также при его добровольном отказе от преступления остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление».
7. Необходимо закрепить законодательно в ч. 1 ст. 36 1 УК
РФ добровольный отказ от совершения преступления исполнителя: «Исполнитель преступления не подлежит уголовной ответственности, если он, осознавая возможность доведения преступления до конца, добровольно и окончательно прекращает подготовительные действия либо действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления».
8. Целесообразно законодательно урегулировать в ч. 2 ст.
1
36 УК РФ добровольный отказ при соисполнительстве, изложив
эту часть в следующей редакции: «Соисполнитель не подлежит
привлечению к уголовной ответственности за преступление, если
он добровольно и окончательно прекратит свое участие в совершении действий, направленных на совершение преступления.
7
При совершении преступления по предварительному сговору
группой лиц или в составе организованной группы исполнитель
не подлежит уголовной ответственности, если он предотвратит
доведение преступления до конца остальными участниками данной группы».
9. В целях дифференциации добровольного отказа пособника в зависимости от выполняемых им действий ч. 3 ст. 36 1 УК РФ
необходимо изложить в следующей редакции: «Организатор преступления, подстрекатель к преступлению, а также пособник,
оказавший содействие совершению преступления советами, указаниями или предоставлением информации, не подлежат уголовной ответственности, если они своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник, содействовавший преступлению иными способами, не подлежит уголовной ответственности, если им были предприняты все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления».
10. Новая редакция ст. 31 УК РФ:
«1. Добровольным отказом от преступления признается
окончательное, по собственной воле прекращение лицом умышленного создания условий для совершения преступления либо
действий, непосредственно направленных на совершение преступления, а также предотвращение наступления общественно опасных последствий, если лицо осознавало возможность доведения
преступления до конца.
2. Добровольный отказ исключает уголовную ответственность за деяние, в отношении которого он осуществлен.
3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности, если только фактически совершенное им деяние не содержит состава иного
преступления».
Теоретическое и практическое значение исследования.
Содержащиеся в диссертации положения содействуют восполнению существующих пробелов в теории уголовного права и устранению ошибок в понимании вопросов добровольного отказа соучастников преступления. Выводы и предложения, сформулированные в результате исследования, могут быть использованы при
совершенствовании уголовного законодательства и практики его
применения. Полученные результаты могут применяться при
проведении дальнейших научных изысканий по обозначенной
проблеме, а также при разработке постановлений Пленумов Верховного Суда РФ, в процессе преподавания курса уголовного
8
права в юридических учебных заведениях, при подготовке монографий, статей и учебно-методической литературы.
Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и процесса Красноярского
государственного агарного университета, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические выводы и
положения, содержащиеся в диссертации, изложены автором в
пяти научных статьях, опубликованных в сборниках научных
трудов и материалов научно-практических конференций. Научные выводы исследования получили освещение на Всероссийской
научной студенческой конференции, состоявшейся 29 марта 2005
года в г.Красноярске, а также на региональных научнопрактических конференциях «Уголовное право на рубеже тысячелетий», проходивших в г.Тюмени 5 ноября 2004 года и 15 ноября
2005 года. Результаты исследования внедрены в учебный процесс
юридического факультета Красноярского государственного аграрного университета и в учебный процесс Барнаульского юридического института МВД России.
Объем и структура диссертации. Структура работы определена в соответствии с целями, задачами исследования и уровнем научной разработки исследуемой проблемы. Она состоит из
введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения
и библиографического списка. Диссертация выполнена в объеме,
соответствующем требованиям ВАК.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект,
предмет, цели и задачи диссертационного исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются методологическая, методическая, нормативная, теоретическая и эмпирическая основы исследования, раскрываются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.
Первая глава диссертации – «Уголовно-правовая характеристика добровольного отказа от преступления соучастников» –
состоит из трех параграфов.
В первом параграфе – «Понятие и признаки добровольного
отказа соучастников» – соискатель определяет и анализирует
признаки, присущие добровольному отказу от преступления соучастников. Автор отмечает, что все признаки добровольного от-
9
каза от продолжения и доведения начатого преступления до конца находят применение и при соучастии. Добровольный отказ соучастника от преступления характеризуется следующими признаками: недоведение преступления до конца, добровольность, осознание возможности доведения преступления до конца, окончательность, своевременность. Однако определение добровольного
отказа, данное законодателем в ч. 1 ст. 31 УК РФ, не содержит
всех его признаков, ограничиваясь лишь частью из них. Более целесообразно, по нашему убеждению, давать определение через
призму основных признаков явления. С учетом указанного предлагается общее определение добровольного отказа, содержащееся
в ч. 1 ст. 31 УК РФ, изложить следующим образом: «Добровольным отказом от преступления признается окончательное, по собственной воле прекращение лицом умышленного создания условий для совершения преступления либо действий, непосредственно направленных на совершение преступления, а также предотвращение наступления общественно опасных последствий, если
лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».
Отмечается, что деятельность соучастников по добровольному отказу от задуманного преступного деяния имеет по сравнению с деятельностью индивидуального лица существенные
особенности, которые можно подразделить на две группы: общие,
характерные для всех соучастников, и специфические, которые
характерны для каждого соучастника в отдельности. Общие особенности добровольного отказа соучастников состоят в следующем: во-первых, возможность добровольного отказа соучастников зависит от характера действий и поведения исполнителя преступления; во-вторых, добровольный отказ соучастника носит
строго индивидуальный характер, то есть не освобождает от привлечения к уголовной ответственности остальных соучастников
преступления; в-третьих, добровольный отказ соучастника состоит в устранении, изъятии им собственного вклада в совместную
преступную деятельность.
Анализируя первую общую особенность добровольного отказа соучастников, диссертант приходит к выводу, что соучастие
не лишено некоторых элементов акцессорности, что, в частности,
проявляется в определенной зависимости ответственности соучастников от фактически выполненного исполнителем до момента
его добровольного отказа деяния. Даже принцип самостоятельной
ответственности соучастников, который лежит в основе второй
общей особенности добровольного отказа соучастников, не исключает определенной зависимости в части предела ответственности соучастников от действий, уже совершенных исполнителем
10
преступления до его добровольного отказа. Третья общая особенность добровольного отказа соучастников заключается в том, что,
добровольно отказываясь от преступления, соучастник должен
нейтрализовать свои предыдущие усилия по созданию необходимых условий для совершения преступления исполнителем. Сделать это можно только путем изъятия своего вклада из совместной преступной деятельности.
Специфические особенности добровольного отказа соучастников состоят в характере совершаемых ими действий, направленных на изъятие собственного вклада в совместную преступную деятельность. Характер действий соучастников, в свою очередь, определяется формой совместной преступной деятельности
и видом соучастника. Специфические особенности добровольного
отказа соучастников рассмотрены в главе второй диссертации.
Таким образом, добровольный отказ от преступления соучастников заключается в своевременном изъятии соучастником собственного вклада в совместную преступную деятельность вследствие принятого им добровольного и окончательного решения об
отказе от участия в совместном преступлении.
Во втором параграфе – «Правовая природа добровольного
отказа соучастников и отграничение его от деятельного раскаяния» – автор определяет правовую природу добровольного отказа
соучастников преступления и приводит теоретическое обоснование разграничения деятельного раскаяния соучастников и добровольного отказа соучастников.
По мнению диссертанта, для решения вопроса о правовой
природе норм о добровольном отказе соучастников необходимо
выяснение основания, вследствие установления которого лицо не
подлежит привлечению к уголовной ответственности.
Деятельность соучастников, и это вполне очевидно, нельзя
рассматривать независимо друг от друга в качестве самостоятельных преступлений. Нет таких составов преступлений, как организаторство, подстрекательство или пособничество, а есть состав конкретного преступления, содержащийся в деянии соучастника. При наличии всех признаков добровольного отказа такой
состав в действиях соучастника отсутствует. Нет оснований и для
привлечения соучастника к ответственности за неоконченное
преступление, поскольку отсутствует такой неотъемлемый признак приготовления и покушения, как не наступление преступного результата по не зависящим от лица обстоятельствам. На основании оценки действий соучастника по отказу от совершения
преступления автор заключает, что единственным основанием
исключения уголовной ответственности соучастника, доброволь11
но отказавшегося от завершения начатой преступной деятельности, является отсутствие в его действиях состава преступления.
Следовательно, добровольный отказ соучастника является обстоятельством, исключающим его уголовную ответственность. В
связи с этим в целях более четкого обозначения правовых последствий добровольного отказа ч. 2 ст. 31 УК РФ следует сформулировать следующим образом: «Добровольный отказ исключает уголовную ответственность за деяние, в отношении которого
он осуществлен».
Кроме того, автор полагает, что существующее расположение норм о добровольном отказе соучастников в ст. 31 УК РФ нелогично. Думается, что место данных норм в главе 7 УК РФ, посвященной соучастию в преступлении. Непоследовательно и методически неверно, по нашему убеждению, что нормы, закрепляющие особенности добровольного отказа различных видов соучастников, предшествуют законодательному определению самого соучастия и видов соучастников. Представляется, что в главе 7
УК РФ «Соучастие в преступлении» следует предусмотреть статью 36 1 «Добровольный отказ от преступления соучастников».
Расположение норм о добровольном отказе в разных главах не
приведет к серьезным ошибкам, а напротив, будет служить более
эффективному применению данного института к деятельности
соучастников преступления.
Уяснению правовой природы добровольного отказа, его качественной определенности в системе уголовного права России
способствует отграничение добровольного отказа от преступления соучастников от деятельного раскаяния соучастников.
Так, отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния соучастников определяется временными границами. Добровольный отказ соучастника от совершения преступления возможен лишь до момента окончания преступления исполнителем.
Деятельное раскаяние соучастника может иметь место как при
оконченном покушении на преступление, так и после совершения
преступления совместными усилиями соучастников.
В действиях соучастника, добровольно отказавшегося от
продолжения своей преступной деятельности, отсутствует состав
преступления, в то время как в действиях деятельно раскаявшегося соучастника он содержится всегда.
Одним из основных неотъемлемых признаков добровольного
отказа является добровольное прекращение лицом начатой преступной деятельности, тогда как в случае деятельного раскаяния
лишь после вынужденного прекращения собственных действий
лицо может раскаяться в содеянном.
12
Формы добровольного отказа при соучастии довольно разнообразны и зависят от вида соучастника. Деятельное же раскаяние соучастников выражается всего лишь в одной форме. Для
применения ст. 75 УК РФ необходимо, чтобы соучастник совершил все действия, указанные в норме.
Норма о добровольном отказе устраняет уголовную ответственность по реабилитирующему основанию, чего нельзя сказать о
случаях деятельного раскаяния.
Наконец, различие в юридической природе рассматриваемых
институтов проявляется и в том, что освобождение от уголовной
ответственности на основании ч. 1 ст. 75 УК РФ является правом
уполномоченных на то органов, а в соответствии со ст. 31 УК РФ
– их обязанностью.
В третьем параграфе – «Добровольный отказ соучастников
преступления в уголовном законодательстве зарубежных стран» –
исследуется опыт законодательного регулирования добровольного отказа соучастников от совершения преступления ряда стран
постсоветского пространства (Украина, Беларусь, Узбекистан,
Казахстан, Азербайджан и др.), Западной Европы (ФРГ, Англия,
Франция, Италия, Польша и др.), а также США, Япония и КНР.
Опыт зарубежных стран в регулировании вопроса об ответственности соучастников при их добровольном отказе от преступления весьма многообразен и противоречив. Следует учитывать,
что свой отпечаток на институты добровольного отказа и соучастия накладывает правовая система страны.
Уголовные кодексы отдельных государств не содержат даже
обособленной нормы о добровольном отказе от преступления (УК
Франции, УК Японии). В других добровольный отказ соучастников надлежит определять только на основании общих положений,
касающихся добровольного отказа индивидуально действующего
лица (УК Швейцарии, УК КНР). Третьи указывают на условия отказа соучастников в отдельной части статьи, посвященной добровольному отказу от преступления (УК Республики Беларусь, УК
Республики Таджикистан, УК Республики Казахстан). И, наконец, в некоторых УК существует самостоятельная норма, включающая специальные требования к отказу соучастников от совершения преступления (УК Украины).
Диссертант отмечает, что в уголовном законодательстве, в
основном, стран Западной Европы нет четких различий добровольного отказа соучастников в зависимости от характера совершаемых ими действий (исполнение, подстрекательство или пособничество). Фигура организатора преступления, как правило,
13
вообще не выделяется. Между тем, отмечается в исследовании, в
этом вопросе целесообразен дифференцированный подход.
Некоторые положения зарубежного уголовного законодательства являются весьма интересными. К таким положениям относится определение более четких критериев в характеристике
действий организатора, подстрекателя и пособника. К тому же,
по нашему мнению, положительным является опыт стран, предусматривающих рассмотрение вопросов добровольного отказа соучастников в самостоятельной статье, помещенной в главе о соучастии. Такой подход может быть использован и в российском
уголовном праве.
Вторая глава диссертации – «Особенности добровольного
отказа от преступления отдельных видов соучастников» – содержит четыре параграфа и посвящена анализу деятельности различных соучастников по добровольному отказу от преступления в
зависимости от формы соучастия и выполняемой ими роли в совместной преступной деятельности.
В первом параграфе – «Добровольный отказ исполнителя»
– теоретическому анализу подвергнуты особенности добровольного отказа соисполнителя и исполнителя преступления.
Уголовный кодекс России, в частности ст. 31 УК РФ, отдельно не регламентирует добровольный отказ исполнителя преступления. По мнению автора, добровольный отказ непосредственного исполнителя не отличается от добровольного отказа индивидуально действующего субъекта, вследствие этого он может
быть определен на основании ч. 1-3 ст. 31 УК РФ. Между тем
законодательное регулирование вопроса о добровольном отказе
соучастников преступления является необходимостью, и добровольный отказ исполнителя преступления в этом смысле не должен быть исключением. Очевидно, что одних лишь теоретических
положений, развиваемых в уголовно-правовой литературе относительно добровольно отказа исполнителя в соучастии с юридическим разделением ролей, недостаточно. На основании этого
диссертант предлагает закрепить законодательно в ч. 1 ст. 36 1 УК
РФ добровольный отказ от совершения преступления исполнителя: «Исполнитель преступления не подлежит уголовной ответственности, если он, осознавая возможность доведения преступления до конца, добровольно и окончательно прекращает подготовительные действия либо действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления».
Автором отмечается, что при соисполнительстве, когда исполнители образуют группу лиц и объединяют совместные усилия для достижения преступного результата, особенность их доб14
ровольного отказа будет зависеть от вида преступной группы, в
рамках которой осуществляется преступное посягательство. В
связи с чем добровольный отказ при соисполнительстве предлагается законодательно урегулировать в ч. 2 ст. 36 1 УК РФ, указав:
«Соисполнитель не подлежит привлечению к уголовной ответственности за преступление, если он добровольно и окончательно
прекратит свое участие в совершении действий, направленных на
совершение преступления. При совершении преступления по
предварительному сговору группой лиц или в составе организованной группы исполнитель не подлежит уголовной ответственности, если он предотвратит доведение преступление до конца
остальными участниками данной группы».
Лицо, привлекаемое для участия в преступном сообществе
или банде в качестве исполнителя, не подлежит привлечению к
уголовной ответственности, если до момента их окончательного
формирования выйдет из числа членов преступной организации
или банды.
Для признания добровольного отказа в действиях посредственного причинителя ему надлежит предотвратить окончание
преступления участвующими в совершении преступного посягательства лицами.
Диссертант обращает внимание на влияние добровольного
отказа исполнителя преступления на квалификацию действий
других соучастников этого преступления. Автор считает, что вопрос об уголовной ответственности соучастников необходимо
рассматривать в связи с тем, на какой стадии прекратил исполнитель свою преступную деятельность. Соответственно с этим и
требуется квалифицировать действия соучастников как приготовление к преступлению или покушение на него. Указанное положение, к сожалению, не закреплено в действующем законодательстве. В свете изложенного представляется, что в уголовном
законодательстве существует пробел, касающийся ответственности других соучастников при добровольном отказе исполнителя.
Поэтому, с целью недопущения применения закона по аналогии и
расширительного толкования существующей редакции части 5
статьи 34 УК РФ, автором предлагается внести соответствующие
изменения в указанную норму и изложить ее в следующей редакции: «При недоведении исполнителем преступления до конца по
независящим от него обстоятельствам, а также при его добровольном отказе от преступления остальные соучастники несут
уголовную ответственность за приготовление к преступлению
или покушение на преступление».
15
Во втором параграфе – «Добровольный отказ организатора» – раскрываются специфика и содержание добровольного отказа организатора преступления.
Соискатель рассматривает добровольный отказ организатора
в зависимости от выполняемых им функций, каковыми являются:
организация конкретного преступления, руководство совершением преступления, создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), руководство организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).
Добровольный отказ организатора преступления должен
привести к предотвращению окончания преступления. Автор
приходит к выводу, что только при условии, что приложенные
организатором усилия будут успешными (т.е. исполнитель не доведет преступления до конца), он не подлежит привлечению к
уголовной ответственности. Данное положение предлагается закрепить в ч. 3 ст. 36 1 УК РФ.
Организатор преступного сообщества или такой организованной группы, как банда, может добровольно отказаться от преступления, если прекратит образование сообщества или банды до
того момента, когда они будут признаны созданными. Поскольку
преступления, предусмотренные ст. 209 и 210 УК РФ, являются
оконченными с момента создания банды или преступного сообщества, постольку добровольный отказ организатора возможен
только в процессе подготовки к их созданию. Помимо отказа организатора от совершения отдельного преступления в составе руководимой им банды или преступного сообщества, он может в
целом отказаться от осуществления дальнейшей преступной деятельности. Для этого организатор должен добиться расформирования банды или преступного сообщества, не допустив тем самым совершения преступлений, к которым он подготавливал остальных соучастников.
Неудавшаяся попытка организатора предотвратить преступление должна учитываться судом в качестве обстоятельства,
смягчающего наказание, что следует предусмотреть в ч. 4 ст. 36 1
УК РФ. В указанном случае организатор должен нести ответственность только в пределах своего вклада в преступную деятельность исполнителя, он не подлежит ответственности за действия
исполнителя, выходящие за пределы сговора. С момента окончания преступления исполнителем все последующие действия организатора подобает рассматривать как деятельное раскаяние.
16
В третьем параграфе – «Добровольный отказ подстрекателя» – соискатель рассматривает особенности, характерные для
добровольного отказа подстрекателя преступления.
Добровольный отказ подстрекателя обладает определенной
спецификой, обусловленной активной формой воздействия подстрекателя на сознание исполнителя и тем, что деятельность подстрекателя в преступлении не предполагает непосредственного
участия в выполнении объективной стороны. Действия по добровольному отказу подстрекателя должны предшествовать наступлению общественно опасного результата и находятся с ним в
причинной связи через действия исполнителя. Исключение уголовной ответственности подстрекателя на основании добровольного отказа обусловлено отсутствием преступного деяния исполнителя. Поэтому подстрекатель своими активными действиями
(путем интеллектуального воздействия, физического противодействия, своевременным сообщением органам власти) должен предотвратить совершение оконченного преступления исполнителем.
Указанное положение, по мнению диссертанта, следует закрепить
в ч. 3 ст. 36 1 УК РФ.
Автором отмечается, что добровольный отказ подстрекателя
необходимо отличать от деятельности провокатора. Провокатор,
склоняя лицо к преступлению, осознает, что делает это ради изобличения того в совершении преступления либо в предварительной преступной деятельности. В свою очередь, добровольно отказавшийся от преступления подстрекатель, препятствуя деянию
исполнителя, преследует тем самым цель предотвращения преступления. Тем не менее стоит отметить, что провокация по своей юридической сущности должна считаться подстрекательством.
Автор полагает, что добровольный отказ провокатора возможен
только в случае успешного побуждения спровоцированного на
совершение преступления лица к добровольному отказу с его
стороны.
Если подстрекателю не удалось предотвратить совершение
оконченного преступления, его усилия, направленные на недопущение преступных последствий, должны учитываться судом в
качестве смягчающего обстоятельства при назначении наказания,
что предлагается отразить в ч. 4 ст. 36 1 УК РФ.
В четвертом параграфе – «Добровольный отказ пособника»
– диссертант исследует возможность добровольного отказа пособника преступления в зависимости от способа оказания содействия в преступном деянии, поскольку формы добровольного отказа пособника в первую очередь определяются видом его деятельности.
17
При добровольном отказе пособника от совершения преступления его основной задачей является полное изъятие собственного вклада в совместную преступную деятельность. Если акт
физического пособничества уже исполнен, добровольный отказ
пособника выражается в активных действиях, направленных на
изъятие у исполнителя предоставленных орудий и средств совершения преступления либо на восстановление устраненных ранее
препятствий к его совершению. Своими активными действиями
пособник должен ликвидировать созданные им условия, нейтрализовать свою предшествующую деятельность и полностью устранить причинную обусловленность совершения преступления.
Интеллектуальному пособнику, осуществляющему содействие в виде дачи советов, указаний и предоставления информации,
для признания добровольного отказа достаточно воздержаться от
передачи необходимых исполнителю сведений. Но когда советы,
указания и требуемая для совершения преступления информация
переданы и восприняты исполнителем, интеллектуальный пособник путем активных действий должен активно вмешаться в развитие причинной связи и убедить исполнителя отказаться от преступных намерений или предотвратить окончание преступления.
Если действия пособника, оказавшего содействие совершению
преступления советами, указаниями или предоставлением информации не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, предпринятые им меры могут быть признаны
судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания. Эти положения также следует закрепить в ч. 3-4 ст. 36 1 УК
РФ, наряду с добровольным отказом организатора и подстрекателя преступления. Таким образом, автором обосновывается позиция, согласно которой характер деятельности интеллектуального
пособника по добровольному отказу от преступления должен
быть аналогичен действиям организатора и подстрекателя. Это
обусловлено тем, что иным образом изъять сделанный пособником вклад в данном случае невозможно, поскольку полученные
исполнителем сведения находятся в его сознании и он может использовать их, несмотря на изменившееся желание пособника.
Специфика добровольного отказа лица, заранее давшего
обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения
преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно заранее обещавшего приобрести или
сбыть такие предметы, состоит в заблаговременном (до совершения преступления) уведомлении исполнителя о своем отказе соучаствовать в готовящемся преступлении.
18
Добровольно отказавшийся пособник подлежит привлечению к уголовной ответственности только в том случае, если в его
действиях уже содержится состав иного оконченного преступления.
Резюмируя изложенное, автор предлагает ч. 3 и 4 ст. 36 1 УК
РФ изложить следующим образом:
«3. Организатор преступления, подстрекатель к преступлению, а также пособник, оказавший содействие совершению преступления советами, указаниями или предоставлением информации, не подлежат уголовной ответственности, если они своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми
мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до
конца. Пособник, содействовавший преступлению иными способами, не подлежит уголовной ответственности, если им были
предприняты все зависящие от него меры, чтобы предотвратить
совершение преступления.
4. Если действия организатора, подстрекателя или пособника, оказавшего содействие совершению преступления советами,
указаниями или предоставлением информации, предусмотренные
частью третьей настоящей статьи, не привели к предотвращению
совершения преступления исполнителем, предпринятые ими меры
могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при
назначении наказания».
В заключении формулируются основные положения и выводы по результатам проведенного диссертационного исследования и предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства Российской Федерации.
Основные положения диссертационного исследования
опубликованы в следующих работах автора:
1. Особенности добровольного отказа соучастников преступления // Уголовное право на рубеже тысячелетий : мат-лы регион. науч.-практ. конф., г. Тюмень, 5 ноября 2004 г. – Тюмень:
Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД России, 2004. – С. 15–16.
2. Особенности добровольного отказа пособника // Право.
Личность. Культура : сб. науч. ст. преподавателей и аспирантов
юрид. фак-та КрасГАУ. Вып. 3 / отв. ред. В.А.Власов. – Красноярск: Изд-во Краснояр. гос. аграр. ун-та, 2005. – С. 163–166.
3. Условия добровольного отказа исполнителя преступления
// Студенческая наука – взгляд в будущее : тез. докл. Всерос.
студ. науч. конф. (29 марта 2005 г.): в 2 ч. – Красноярск: Изд-во
Краснояр. гос. аграр. ун-та, 2005. – Ч. 2. – С.151–152.
19
4. Условия исключения уголовной ответственности при
добровольном отказе подстрекателя // Уголовное право на рубеже
тысячелетий : мат-лы регион. науч.-практ. конф., г. Тюмень,
15 ноября 2005 г. – Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД
России, 2006. – С. 26–27.
5. Добровольный отказ организатора преступления // Вестн.
КрасГАУ. – Вып. 11. – Красноярск: Изд-во Краснояр. гос. аграр.
ун-та, 2006. – С. 430–432.
Санитарно-эпидемиологическое заключение № 24.49.04.953.П. 000381.09.03 от 25.09.2003 г.
Подписано в печать 17.10.2006. Формат 60х84/16. Бумага тип. № 1.
Офсетная печать. Объем 1,25 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 663
Издательство Красноярского государственного аграрного университета
660017, Красноярск, ул. Ленина, 117
20
21
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
195 Кб
Теги
bd000100425
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа