close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100426

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Шелестюков Виталий Николаевич
Уголовно-правовые средства
обеспечения неприкосновенности жилища
Специальность 12.00.08. - уголовное право и криминология;
уголовно-исполнительное право.
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Красноярск 2006
2
Работа выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России (г. Красноярск)
Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент
Винокуров Виктор Николаевич
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор
Шеслер Александр Викторович;
кандидат юридических наук
Шевченко Илья Александрович
Ведущая организация: Уфимский юридический институт МВД России
Защита состоится 27 октября 2006 года в 16.00 часов на заседании
диссертационного совета КМ 212.099.01 при Красноярском государственном
университете по адресу: 660075, г. Красноярск, ул. Маерчака, 6, ауд. 3-14.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Красноярского государственного университета.
Автореферат разослан «
» сентября 2006 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент
В.В. Питецкий
3
Общая характеристика работы
Актуальность темы. Уважение прав и свобод человека является неотъемлемым элементом общественной жизни. Важнейшим условием свободы личности является ее право на неприкосновенность жилища. Неприкосновенность жилища обеспечивает неприкосновенность личной собственности и
сохранение в тайне интимной жизни. Правилом любого цивилизованного государства должно быть уважительное отношение к проявлениям частной
жизни человека и соответствующим его интересам. Реализация духовной
жизни, межличностного общения в кругу семьи, а также организация своего
быта и досуга способствуют гармоничному развитию, осознанию себя независимой, автономной личностью. В современном обществе неприкосновенность жилища – один из компонентов свободы личности. История показала
значимость и ценность таких социальных порядков, при которых человек для
реализации своих духовных устремлений должен быть предоставлен сам себе, побыть наедине с собой, членами своей семьи.
Именно поэтому право на неприкосновенность личности получило закрепление в международных нормативно-правовых актах. Так, в ст.17 Международного пакта о гражданских и политических правах отмечается: «Никто
не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его
личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам
на неприкосновенность его жилища или тайну корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь, репутацию. Каждый человек имеет
право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».
Статья 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод
гласит: «Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной
жизни, неприкосновенность его жилища и тайну корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосос-
4
тояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для
охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».
В условиях, когда в обществе и государстве меняется отношение к неприкосновенности личной жизни, которая является гарантией реализации
других прав и интересов граждан, обеспечение неприкосновенности жилища
правовыми средствами становится очень актуальным. Каждый гражданин
России имеет закрепленное и гарантированное ст.25 Конституции РФ право
на неприкосновенность жилища от незаконных проникновений, как со стороны других граждан, так и со стороны представителей государства. Права и
свободы человека, провозглашенные в Конституции РФ, признаются непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов. Уровень демократичности любого государства определяется не
только законодательным закреплением прав и свобод человека, но и реальным обеспечением их соблюдения. Неприкосновенность жилища является
межотраслевым институтом, так как регламентируется нормами гражданского, конституционного и уголовно-процессуального права. Вместе с тем немаловажную роль в обеспечении неприкосновенности жилища играют и нормы
уголовного права. Необходимость уголовно-правового регулирования в механизме обеспечения неприкосновенности жилища объясняется важностью
права на неприкосновенность жилища. Во-первых, тайна происходящего в
жилище способствует гармоничному развитию личности, так как позволяет
человеку реализовывать свои духовные и материальные потребности, вовторых, обеспечивает физическую и психическую неприкосновенность личности, ее собственности, а также тайну личной, семейной жизни, тайну переписки телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений граждан.
Нарушение неприкосновенности жилища порождает у граждан чувство страха, незащищенности, дискредитирует государство, не способное обеспечить провозглашенное право неприкосновенности жилища. Распространенность нарушений неприкосновенности жилища является одной из проблем обеспечения неприкосновенности личности, о чем отмечается в докладе
5
о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2003 году.1
Кроме этого, следует учитывать, что незаконное проникновение в жилище нередко сопряжено с иными преступлениями, в частности против жизни, здоровья и собственности. На основании этого норму, предусмотренную
ст.139 УК РФ, следует относить к нормам с «двойной превенцией», под которыми следует понимать нормы, предусматривающие уголовную ответственность за деяния, совершение которых создает условия и непосредственную обстановку для совершения других, более тяжких преступлений. Так
изучение материалов уголовных дел, возбужденных по ст.139 УК РФ, показало, что в 40 % случаев незаконное проникновение в жилище в дальнейшем
сопровождалось применением насилия к лицам, проживающем в нем, в 10 %
– незаконным изъятием имущества. В связи с этим роль уголовного права в
обеспечении неприкосновенности жилища возрастает, что в свою очередь
требует выработки эффективных уголовно-правовых средств обеспечения
его неприкосновенности. При этом применение ст.139 УК РФ вызывает у
практических работников определенные сложности. Результаты опроса практических работников показали, что для 13 % респондентов не ясен смысл
нормы, 26 % отметили отсутствие разъяснений Верховного Суда РФ, 43 % –
отсутствие судебной практики, 1 % – нецелесообразность применения наказания, 17 % назвали иные причины.
Отдельные аспекты обеспечения неприкосновенности жилища как составляющего компонента неприкосновенности личности рассматривались в
работах таких представителей общей теории права, конституционного права
и уголовного процесса, как Л.О. Красавчикова, Н.С. Малеин, Н.И. Матузов,
И.П. Петрухин, К.Б. Толкачев, Ф.П. Рудинский, И.Е. Фарбер, А.Г. Хабибулин.
Анализу норм уголовного права, устанавливающих ответственность
за нарушение неприкосновенности жилища, посвящены диссертационные
1
Российская газета. – 29 июля. – 2004.
6
исследования
Р.И.
Расулова,
В.Ю.
Малаховой,
В.А.
Новикова,
Я.М.Плошкиной, И.А. Шевченко. Некоторые аспекты квалификации нарушения неприкосновенности жилища в своих работах рассматривали: А.
Алексеев, В.Н. Винокуров, М.П. Журавлев, А. Зарицкий, А.Н. Красиков, В.Д.
Иванов, Т.Н. Нуркаева, Л.Г. Мачковский, С.И. Никулин, А.В. Серебренникова. Вопросам квалификации хищений с незаконным проникновением в жилище посвящены работы Г.Н. Борзенкова, А.И. Бойцова, И.С. Гальперина и
других авторов. Вместе с тем ряд вопросов не получили достаточного освещения. К ним относятся: понятие жилища, содержание признаков, позволяющих относить помещение к жилищу, содержание и формы проникновения в жилище, основания законности проникновения, последствия незаконного проникновения в жилище, содержание квалифицирующих признаков
незаконного проникновения в жилище, его разграничение со смежными составами преступлений.
Научная новизна исследования заключается в том, что, во-первых, в
теории и практике, несмотря на наличие законодательного определения понятия жилища, не сложилось четкого представления о содержании таких
признаков жилища, как пригодность и предназначенность для проживания,
формах незаконного проникновения в жилище, последствиях нарушения неприкосновенности жилища. Указанные вопросы требуют рассмотрения. Вовторых, в работе не только рассматриваются проблемы квалификации нарушения неприкосновенности жилища и эффективность применения ст.139 УК
РФ, но и обосновывается отнесение нарушения неприкосновенности жилища
к основаниям возникновения права на причинение вреда в состоянии необходимой обороны. Вопросам квалификации причинения вреда в состоянии необходимой обороны посвящены работы таких ученых, как И.И. Слуцкий,
Н.Н. Паше-Озерский, В.Я. Ткаченко, В.Н. Козак, В.И. Тишкевич, С.В. Пархоменко, В.В. Меркурьев и др. Однако предметом проведенных ранее исследований, как и исследований, проводимых по проблемам необходимой обороны в последнее время, являлись проблемы квалификации причинения вре-
7
да при защите жизни и здоровья. Вопросы же правомерности причинения
вреда в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности
жилища в работах указанных авторов либо не рассматривались вообще, либо
рассматривались частично, когда эта проблема только обозначалась, исключение составляют работы В.В. Меркурьева, С.В. Пархоменко, Т. Орешкиной,
Ю.М. Юсупова. Поэтому в диссертации на основе общих положений правомерности причинения вреда в состоянии необходимой обороны рассматриваются особенности причинения вреда при защите неприкосновенности жилища.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие вследствие нарушения неприкосновенности жилища, а также общественные отношения, возникающие вследствие причинения вреда в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности жилища.
Предметом исследования выступают положения общей теории права; нормы конституционного и уголовно-процессуального права, регламентирующие основания и условия правомерного проникновения в жилище,
против воли проживающего в нем лица; положения теории уголовного права
о неприкосновенности жилища; нормы уголовного права, предусматривающие ответственность за нарушение неприкосновенности жилища; нормы,
регламентирующие право граждан на причинение вреда в состоянии необходимой обороны, а также практика применения этих норм.
Объект исследования определяет его цель – исследовать эффективность и проблемы применения положений ст.139 УК РФ, выявить особенности реализации гражданами права на причинение вреда в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности жилища и внести предложения по совершенствованию формулировок норм, предусмотренных
ст.ст.139 и 37 УК РФ.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие
задачи:
8
-
изучить историю развития отечественного законодательства, содер-
жащего нормы, обеспечивающие неприкосновенность жилища;
- изучить уголовное законодательство зарубежных стран (в части, касающееся обеспечения неприкосновенность жилища);
- провести анализ состава преступления, предусмотренного ст.139 УК
РФ, для определения содержания понятия жилища и форм нарушения его неприкосновенности;
- определить критерии разграничения нарушения неприкосновенности
жилища со смежными составами преступлений и квалификации по совокупности с другими преступлениями;
- выявить особенности реализации права на причинение вреда в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности жилища;
- исследовать практику применения норм, обеспечивающих неприкосновенность жилища (ст.139; ст.37 УК РФ).
Методологической основой диссертационного исследования являются базовые положения теории познания социальных явлений. Автор использовал такие общенаучные методы, как: метод анализа, формальнологический, социологический, сравнительного исследования, исторический.
Теоретической основой исследования послужили труды следующих
ученых: А.С. Горелик, Н.А. Беляев, С.В. Бородин, Г.В. Бушуев, И.Э. Звечаровский, Л.Д. Гаухман, В.К. Глистин, П.С. Дагель, С.А. Елисеев, В.В. Векленко, Б.С. Волков, В.А. Елеонский, В.Н. Козак, М.И. Ковалев, А.И. Коробеев, Н.И. Коржанский, В.Н. Кудрявцев, Г.А. Кригер, В.В. Лунеев, А.И. Марцев, С.Ф. Милюков, А.С. Михлин, А.В. Наумов, И.Я. Немировский, Б.С. Никифоров, Н.И. Панов, Н.Н. Паше-Озерский, А.А. Пионтковский, В.В. Питецкий, В.С. Прохоров, С.В. Познышев, А.И. Санталов, И.И. Слуцкий, А.И. Рарог, Н.С. Таганцев, А.Н. Тарбагаев, В.Я. Таций, А.В. Шеслер, И.Г. Филановский и др.
Нормативную основу исследования составили: положения Конституции РФ, положения федеральных законов, регламентирующих правомер-
9
ность проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица, постановления Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ.
Эмпирическую основу исследования составили: опубликованная по
конкретным уголовным делам судебная практика по преступлениям, сопряженными с нарушением неприкосновенности жилища Верховных Судов
СССР РСФСР, РФ; приговоры, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, постановления о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим, вынесенные правоохранительными органами
Красноярского края, Кемеровской и Новосибирской областей (всего 62), а
также результаты проведенного соискателем анкетирования 200 сотрудников
правоохранительных органов (судей, следователей прокуратуры, следователей и дознавателей МВД РФ) Кемеровской области и Красноярского края.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. К уголовно-правовым средствам обеспечения неприкосновенности
жилища относятся средства охраны и средства защиты. К уголовноправовым средствам охраны неприкосновенности жилища следует относить
нормы, предусматривающие ответственность за нарушение неприкосновенности жилища (ст.139 УК РФ, ч.3 ст.158, 161, 162, ст.ст.167 и 330 УК РФ); а
также положения ст.37 УК РФ, регламентирующей основания и условия правомерности причинения вреда в состоянии необходимой обороны, так как
нарушение неприкосновенности жилища должно рассматриваться как основание возникновения права на необходимую оборону.
2. К уголовно-правовым средствам защиты неприкосновенности жилища следует относить не только действия государственных органов по применению мер уголовно-правового воздействия к лицам, нарушившим неприкосновенность жилища, но и действия граждан, причиняющих вред в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности жилища.
3. Под жилищем следует понимать индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, как входящее, так и не входящее в жилищ-
10
ный фонд, пригодное или приспособленное для постоянного или временного
проживания, а равно иное помещение или строение, примыкающее к жилищу
и являющееся его составной частью и предназначенное, пригодное или приспособленное для временного проживания, вне зависимости от фактического
проживания, а также места временного пребывания.
4. Законодательная формулировка объективной стороны нарушения
неприкосновенности жилища должна выражаться посредством термина
«вторжение в жилище».
5. Правомерным признается причинение любого вреда при защите неприкосновенности жилища от посягательства, сопряженного с применением
насилия или угрозой его применения, а также с целью принуждения лица,
отказывающегося покинуть жилище по требованию проживающего в нем.
6. В целях обеспечения неприкосновенности жилища следует признать правомерным установку технических устройств, причиняющих вред
лицам, незаконно проникающим в жилище, и, соответственно причинение
посягающему любого вреда, включая и тяжкий вред здоровью.
Теоретическая значимость исследования заключается в предложениях по совершенствованию уголовно-правовых норм, обеспечивающих неприкосновенность жилища, и в том, что оно в дальнейшем может служить
основой для проведения дальнейших научных исследований.
Практическая значимость. Положения, составляющие содержание
диссертации, будут способствовать уяснению практическими работниками
содержания норм уголовного права, обеспечивающего неприкосновенность
жилища, а также могут быть использованы при подготовке методических рекомендаций для сотрудников правоохранительных органов.
Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты
диссертационного
исследования
были
изложены
на
международно-
практических конференциях: «Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями» (апрель 2005 г., Барнаульский юридический институт МВД России); «Правовые проблемы становления и развития
11
гражданского общества в России», (май 2005 г., Новосибирский государственный аграрный университет); «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе», (февраль 2006 г., Сибирский юридический институт МВД России (г. Красноярск). Основные положения диссертационного
исследования отражены в 8 научных публикациях автора, одна из них – в соавторстве, общим объемом 4 п.л. Результаты диссертационного исследования
внедрены в учебный процесс Сибирского юридического института МВД России (г. Красноярск), а также в практическую деятельность военного суда Кемеровского гарнизона.
Структура работы. Диссертации состоит из введения, трех глав, состоящих из восьми параграфов, заключения, приложения и списка использованной литературы. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК.
Содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи исследования, методологическая, теоретическая и
эмпирическая основы работы, объект, предмет исследования, научная новизна и практическая значимость, апробация результатов исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.
Первая глава – «Обоснование выделения уголовно-правовых средств
обеспечения неприкосновенности жилища» состоит из трех параграфов.
Первый параграф – «Понятие и виды уголовно-правовых средств,
обеспечивающих неприкосновенность жилища» посвящен рассмотрению
и классификации уголовно-правовых средств обеспечения неприкосновенности жилища. В работе отмечается, что традиционно в теории уголовного права выделяют охранительную функцию, которая реализуется в рамках общепредупредительных (общерегулятивных) правоотношений посредством установления государством запретов и их соблюдения и исполнения предписаний гражданами. Также выделяют защитную функцию, которая реализуется
в рамках охранительных правоотношений посредством применения к лицам,
12
совершившим преступление, мер уголовно-правового воздействия. Однако,
по мнению диссертанта, при таком подходе из механизма уголовноправового регулирования необоснованно исключаются управомочивающие
нормы, дозволяющие гражданам причинять вред в состоянии необходимой
обороны, хотя в теории уголовного права давно отмечалась, что институт необходимой обороны выполняет предупредительную функцию.
В зависимости от классификации объектов преступлений по горизонтали все нормы-запреты (средства охраны), предусматривающие ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, сформулированные в
статьях Особенной части УК РФ, можно условно разделить на три уровня.
Первый – запрет, сформулированный в ст.139 УК РФ, где общественные отношения, складывающиеся в сфере неприкосновенности жилища, выступают
основным объектом. Второй – запреты, сформулированные в ч.3 ст.158, ч.2
ст.ст.161,162 УК РФ, где указанные отношения выступают в качестве дополнительного объекта. Третий – запреты, сформулированные в ст.ст.168, 330
УК РФ, где указанные отношения выступают в качестве факультативного
объекта. Отнесение норм, сформулированных в ст.ст.167, 330 УК РФ, основывается также на том, что очень часто при их совершении происходит нарушение неприкосновенности жилища.
На основании этого к средствам охраны неприкосновенности жилища
диссертант относит нормы-запреты (средства-установления), устанавливающие уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности жилища,
сформулированные в Особенной части УК РФ, а также положения ст.37 УК
РФ.
При незаконном проникновении в жилище, когда происходит нарушение запрета, государство применяет к нарушителю меры уголовноправового воздействия (средства-технологии), т.е. защищает общественные
отношения, существующие по поводу неприкосновенности жилища, реализуя, таким образом, охранительную функцию. Однако в этом случае речь
идет о защите общественных отношений, возникающих по поводу неприкос-
13
новенности жилища. При таком подходе не уделяется внимание вопросам
защиты неприкосновенности жилища конкретного гражданина, чье право на
неприкосновенность жилища нарушается в момент проникновения. На основании изложенного диссертант полагает, что к средствам защиты неприкосновенности жилища следует относить и действия граждан по защите неприкосновенности жилища в состоянии необходимой обороны. Так, в 2005 г. в
России было зарегистрировано: разбоев, совершенных незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, – 4998, при этом раскрыто – 3453; грабежей с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище – 17568, раскрыто – 10326; краж из жилища –
297511, раскрыто – 110487.1 Поэтому к средствам защиты неприкосновенности жилища следует относить не только деятельность правоохранительных
органов по применению мер уголовно-правового воздействия, но и действия
граждан, причиняющих вред в состоянии необходимой обороны при защите
неприкосновенности жилища.
Во втором параграфе - «История развития законодательства,
обеспечивающего неприкосновенность жилища» рассматривается история
развития отечественного законодательства, обеспечивающего неприкосновенность жилища. Первое косвенное упоминание о признании неприкосновенности жилища встречается в Русской Правде. В последующем, до конца
XVIII в. включительно, также косвенно вопрос о неприкосновенности жилища рассматривался применительно к обязанностям и правам различных слоев
общества (военнослужащих, дворян) в различных нормативных актах. Как
преступление, непосредственно нарушающее право на неприкосновенность
жилища оно было предусмотрено в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1857 г. В последующем, вследствие того,
что нарушение неприкосновенности жилища стало рассматриваться как посягательство на личную свободу, нормы об ответственности за нарушение
неприкосновенности жилища получили достаточно подробную регламента1
Состояние преступности в России за январь-декабрь 2005 г. – М., 2005. – С.4, 7.
14
цию. Это выражалось в том, что, например, в Уложении 1903 г. ответственность за незаконное проникновение в жилище дифференцировалась в зависимости от времени суток и способа проникновения в него. Преступлением
признавалось не только незаконное проникновение в жилище, но и в иные
помещения и земельный участок, на котором находилось жилище, а также
отказ покинуть жилище, несмотря на требования лица, законно в нем проживающего. Кроме этого, нарушение неприкосновенности жилища рассматривалось как основание для причинения вреда в состоянии необходимой обороны, что также свидетельствует о важности неприкосновенности жилища в
России дореволюционного периода.
В уголовном праве России дооктябрьского периода неприкосновенность жилища рассматривалась как важное условие свободы человека.
В советском уголовном законодательстве до 1960-х годов, ввиду небольшой доли частного жилого сектора в городах и дискриминации частных
интересов, несмотря на провозглашение в Конституции СССР права граждан
на неприкосновенность жилища, отсутствовала норма, непосредственно предусматривающая уголовную ответственность за нарушение его неприкосновенности. В различных нормативных актах для представителей власти была
предусмотрена дисциплинарная ответственность за незаконное проведение
обысков.
Нарушение неприкосновенности жилища не рассматривалось также и
как самостоятельное основание возникновения права на необходимую оборону (ст.19 УК РСФСР 1922 г., ст.13 УК РСФСР 1926 г.). Это позволяет сделать вывод о том, что в первые годы установления Советской власти неприкосновенность жилища не рассматривалось как важное благо, требующее
обеспечения его неприкосновенности уголовно-правовыми средствами.
В период действия УК РСФСР 1960 г. норма, предусматривающая ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, применялась
крайне редко из-за неудачной формулировки диспозиции ст.136. Нарушение
15
неприкосновенности жилища не рассматривалось и как самостоятельное основание возникновения права на необходимую оборону.
В третьем параграфе – «Обеспечение неприкосновенности жилища в уголовном праве зарубежных стран» анализируется законодательство
зарубежных стран, обеспечивающего неприкосновенность жилища. Исследование этого вопроса позволяет нам сделать вывод о том, в ряде зарубежных
стран предусмотрена ответственность не только за нарушение неприкосновенности жилища, но и служебных помещений, а также земельных участков
(законодательство Испании, Швеции, Голландии, Швейцарии). Объективную
сторону нарушения неприкосновенности жилища образует не только вторжение против воли владельца или проживающего в нем лица, но и нахождение там вопреки его воле, если до этого имелось согласие проживающего на
нахождение в жилище (законодательство Испания, Франция, Германия).
Также в законодательстве зарубежных стран нарушение неприкосновенности жилища рассматривается как основание для возникновения права
на причинение вреда в состоянии необходимой обороны. При этом если нарушение неприкосновенности жилища было сопряжено с насилием или угрозой его применения допускается причинение любого вреда посягающему.
Вторая глава – «Уголовно-правовая характеристика нарушения
неприкосновенности жилища» состоит из четырех параграфов.
В первом параграфе – «Объект нарушения неприкосновенности
жилища» рассматривается объект нарушения неприкосновенности жилища.
С целью определения объекта автор рассматривает понятие неприкосновенности жилища, которое является элементом неприкосновенности личности.
Под неприкосновенностью жилища следует понимать тайну того, что происходит в жилище. Соискатель также отмечает, что право на неприкосновенность жилища не тождественно праву на жилище. Поэтому право на неприкосновенность жилища имеют и лица, которые не обладают правом на жилище. Неприкосновенность жилища можно рассматривать как с формальной
(внешней) стороны, как личное неимущественное право, охраняемое госу-
16
дарством, так и с содержательной (внутренней) стороны, как возможность
реализовывать свои потребности в уединении. Поэтому непосредственным
объектом нарушения неприкосновенности жилища является охраняемая уголовным законом возможность реализовывать свои потребности в уединении.
Субъектами отношений, выступающих в качестве объекта преступления,
предусмотренного ст.139 УК РФ, с одной стороны выступает государство, а с
другой – все граждане, достигшие возраста уголовной ответственности. Эти
отношения возникают по поводу неприкосновенности жилища, которая выступает в качестве предмета отношений. Механизм причинения вреда объекту преступления общественным отношениям, складывающимся в сфере реализации гражданами права на неприкосновенность жилища, заключается в
том, что, нарушая неприкосновенность жилища, т.е. вторгаясь в тайну происходящего в нем, виновный затрудняет проживающему в нем реализовывать свои потребности в уединении. Таким образом, происходит воздействие
на лицо, проживающее в жилище, так как неприкосновенность жилища выступает составным элементом неприкосновенности личности.
В качестве дополнительного объекта при проникновении в жилище с
применением насилия или угрозой его применения выступают отношения в
сфере неприкосновенность здоровья, а также интересы службы при проникновении в жилище с использованием служебного положения. В качестве факультативного объекта, когда проникновение совершается с повреждением
имущества, выступают отношения собственности. Потерпевшим от нарушения неприкосновенности жилища является лицо, проживающее в нем. Учитывая, что нарушение неприкосновенности жилища посягает на личное неимущественное право, то уголовное преследование за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ, относится к делам частнопубличного обвинения. Так как преступления, предусмотренные ст.139 УК
РФ, относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести, лицо, его совершившее, может быть освобождено от уголовной ответственности в связи
с примирением с потерпевшим на основании ст.76 УК РФ. Изучение судеб-
17
ной практики показало, что в 14 % случаев незаконного проникновения в
жилище виновные были освобождены от уголовной ответственности в связи
с примирением с потерпевшим. Примирение выражалось в принесении извинений, а также в восстановлении поврежденного имущества.
Во втором параграфе – «Объективная сторона нарушения неприкосновенности жилища» рассматривается содержание объективной стороны нарушения неприкосновенности жилища. По конструкции объективной
стороны состав преступления, предусмотренный ст.139 УК РФ, является
формальным. Однако, хотя последствия и находятся за рамками состава,
именно они определяют общественную опасность нарушения неприкосновенности жилища. Последствия нарушения неприкосновенности жилища выражаются в причинении морального и психического вреда, имущественного
ущерба лицу, проживающему в жилище. Общественная опасность нарушения неприкосновенности жилища заключается в том, что у граждан появляется чувство страха, незащищенности.
Содержание объективной стороны характеризуются фактическим признаком – проникновение в жилище и правовым признаком – незаконность
проникновения. Жилище характеризует место совершения преступления, в то
время как проникновение характеризует способ его совершения.
Определяющими признаками понятия жилища являются предназначенность как функциональный признак помещения, которое может признаваться жилищем, а также пригодность или приспособленность для проживания, как содержательные признаки жилища. Предназначенность помещения
для проживания – это изначально заданная функция, обозначенная в соответствующих документах, которая не зависит от характера фактического использования и от сохранения способности удовлетворять жилищные потребности граждан. Пригодность и приспособленность определяются как наличие
возможности реализовывать определенные жизненно важные потребности в
уединении.
18
Понятие «жилище» можно определить двумя методами: перечислением всех объектов, которые могут служить жилищем, т.е. предназначены, так
как отвечают определенным санитарно-гигиеническим требованиям для
проживания, и указанием на содержательные признаки жилища – пригодность или приспособленность. К признакам жилища, которые раскрывают
понятие пригодности и приспособленность для проживания, должны быть
отнесены следующие: а) приспособленность для проведения ночлега, б) нахождение в нем определенного имущества для удовлетворения бытовых потребностей, в) отсутствие свободного доступа в помещение (наличие стен,
дверей). В то же время наличие имущества в помещении не является обязательным признаком отнесения помещения к жилищу.
Анализируя понятие «проживание», диссертант, рассматривая возможность признания жилищем купе поезда, каюту теплохода, больничную
палату во время нахождения (проживания) в них человека приходит к выводу
о том, что указанные места пребывания следует относить к жилищу, так как
указанные места позволяют человеку уединиться. Вместе с тем опрос практических работников показал, что только 30 % из них относят указанные
места пребывания к жилищу. На основании этого диссертант полагает, что
купе поезда, каюту теплохода, больничную палату следует относить к местам
пребывания, которые по уголовно-правовому статусу равнозначны понятию
жилища.
Анализируя признаки, позволяющие относить помещение к жилищу,
диссертант формулирует и собственное определение понятия жилища. Под
жилищем следует понимать индивидуальный жилой дом с входящими в него
жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы
собственности, как входящее, так и не входящее в жилищный фонд, пригодное или приспособленное для постоянного или временного проживания, а
равно иное помещение или строение, примыкающее к жилищу и являющееся
его составной частью, и предназначенное, пригодное или приспособленное
19
для временного проживания, вне зависимости от фактического проживания, а
также места временного пребывания.
Под проникновением в жилище следует понимать не только физическое проникновение, которое осуществляется тайно, открыто с применением
насилия или угрозой его применения, посредством обмана, но и визуальное
проникновение, когда виновный заглядывает в окно, дверь. Визуальное проникновение может осуществляться также посредством использования технических устройств. Это возможно в двух случаях, во-первых, когда виновный,
не находясь физически в жилище, визуально наблюдает за происходящим в
нем. Во-вторых, когда субъект наблюдает за происходящим в жилище посредством использования технических средств аудио- и видеонаблюдения.
Так как проникновение в жилище – это вторжение с целью совершения хищения, чего виновный не преследует, совершая преступление, предусмотренное ст.139 УК РФ, диссертант полагает целесообразным заменить
термин «проникновение» на термин «вторжение», тем самым подчеркивая,
что нарушение неприкосновенности жилища является вторжением в частную
жизнь.
По мнению соискателя, диспозиция нормы, предусмотренной ст.139
УК РФ, должна быть расширена посредством указания на то, что объективную сторону преступления образуют не только незаконное проникновение в
жилище, но и не оставление жилища по требованию лица, проживающего в
нем. Такое предложение основывается на том, что, во-первых, в настоящее
время название статьи «Нарушение неприкосновенности жилища» шире, чем
ее диспозиция – «Незаконное проникновение в жилище». Во-вторых, это будет способствовать более действенной охране неприкосновенности жилища,
так как преступлением будут признаваться и такие действия, когда виновный
проник в жилище с согласия проживающего в нем, а затем не оставляет его
по требованию проживающего.
Ситуации законного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица можно условно подразделить на случаи проникновения в
20
жилище при непредвиденных чрезвычайных ситуациях, которые основываются на положениях института крайней необходимости, когда допускается
проникновение в жилище при отсутствии проживающего в нем лица, а также
для защиты правопорядка. В свою очередь, проникновение в жилище для защиты правопорядка, в зависимости от фактических оснований и цели проникновения, можно подразделить на проникновение: 1) с целью пресечения
совершаемого в жилище преступления; 2) с целью раскрытия совершенного
преступления; 3) с целью проведения обыска и выемки для получения доказательств в рамках возбужденного уголовного дела; 4) с целью исполнения
судебного решения.
Рассматривая квалифицирующий признак нарушения неприкосновенности жилища, соискатель приходит к следующему выводу. Под проникновением в жилище с применением насилия следует понимать проникновение с
причинением побоев или легкого вреда здоровью проживающему в жилище
или иному лицу, препятствующему виновному проникнуть в жилище. Под
угрозой применения насилия следует понимать проникновение с угрозой
причинения вреда здоровью. Проникновение, сопряженное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, следует квалифицировать по
совокупности преступлений со ст.119 УК РФ. При этом насилие как физическое, так и психическое является средством подавления воли потерпевшего к
проникновению или устранения препятствий. Если применение насилия являлось целью проникновения либо насилие применялось по мотивам мести за
оказанное при проникновении сопротивление, то причинение любого вреда
следует квалифицировать дополнительно по совокупности с преступлениями, предусматривающими ответственность за преступления против личности.
В третьем параграфе – «Субъект нарушения неприкосновенности
жилища» проводится анализ признаков субъекта преступления. Субъектом
нарушения неприкосновенности жилища является физическое вменяемое лицо, достигшее 16 летнего возраста, не имеющее права проникать в жилище.
21
Именно по признаку субъекта – наличие или отсутствие права находиться в
жилище, происходит разграничение преступления, предусмотренного ст.139
УК РФ, от самоуправства (ст.330 УК РФ). Субъектом квалифицированного
нарушения неприкосновенности жилища с использованием своего служебного положения будет являться должностное лицо; лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также служащий. Служащий – это лицо, проходящее (несущее) службу в государственных, муниципальных, общественных или частных организациях (учреждениях, предприятиях), осуществляющее следующие виды деятельности: 1)
управленческую; 2) иную юридически значимую; 3) т.е. влекущую юридические последствия для других людей деятельность; 4) интеллектуальное и документальное обслуживание какой-либо деятельности. Проникновение в жилище, совершенное лицом с использованием своего служебного положения,
будет иметь место в двух случаях. Во-первых, если проникновение в жилище
не входит в полномочия лица, во-вторых, когда проникновение совершено
лицом, имеющим на это полномочия, но при отсутствии законных оснований
на их совершение. При проникновении в жилище на законных основаниях,
но с нарушением условий, что повлекло существенное нарушение прав и
свобод проживающего в нем лица, действия виновного следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями (ст.ст.201,285 УК РФ). Нарушение неприкосновенности жилища с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.139 УК РФ) является специальной нормой по отношению к
превышению должностных полномочий (ст.286 УК РФ), если преступление
совершается должностным лицом. Норма, предусмотренная ч.3 ст.139 УК
РФ, является специальной по отношению к норме, предусмотренной ст.201
УК РФ, если жилище находится в ведении той организации, где лицо выполняет свои управленческие функции, а также к норме, предусмотренной ст.203
УК РФ, когда частный охранник или детектив выполняет свои профессиональные функции.
22
В четвертом параграфе – «Субъективная сторона нарушения неприкосновенности жилища» рассматриваются признаки субъективной стороны нарушения неприкосновенности жилища. Субъективная сторона нарушения неприкосновенности жилища характеризуется умышленной формой
вины в виде прямого умысла. Содержание умысла при нарушении неприкосновенности жилища, состав которого сформулирован как формальный, характеризуется тем, что: субъект сознает, что проникает в помещение, которое
является жилищем, сознает, что проникает в него против воли проживающего в нем лица при отсутствии оснований, предусмотренных федеральными
законами, сознает неизбежность нарушения неприкосновенности жилища и
тем самым, проникая в жилище, лишает проживающего в нем возможности
реализовывать свои потребности в уединении.
Мотивы незаконного проникновения в жилище могут быть различными и на квалификацию не влияют. Значительное количество (68 %) нарушений неприкосновенности жилища было совершено по мотивам со средней
степенью антисоциальности, которые формируются в результате равноценного влияния субъективных факторов и объективных условий ситуации, побуждающих человека избрать преступный путь поведения в результате неумения найти выход из создавшейся ситуации. К ним относятся: желание занять у проживающего в жилище деньги, получить от него информацию, забрать свое имущество и т.д.
Цель проникновения в жилище является признаком, позволяющим
разграничивать преступное проникновение в жилище от непреступного в состоянии крайней необходимости, а также с целью защиты правопорядка.
Кроме этого, цель проникновения позволяет разграничивать нарушение неприкосновенности жилища от хищений, совершаемых с незаконным проникновением в жилище, а также учитывается при решении вопроса о квалификации нарушения неприкосновенности жилища по совокупности с другими
преступлениями.
23
Третья глава – «Причинение вреда в состоянии необходимой обороны при защите неприкосновенности жилища» - состоит из двух параграфов.
В первом параграфе – «Особенности квалификации причинения
вреда при защите неприкосновенности жилища» рассматриваются особенности причинения вреда в состоянии необходимой обороны. Изучение
практики применения нормы о необходимой обороне в деятельности Верховного Суда РФ показывает, что нарушение неприкосновенности жилища
не рассматривается как основание возникновения состояния необходимой
обороны. Хотя незаконное проникновение в жилище полностью охватывается понятием общественно опасного посягательства. Во-первых, оно описано
в ст.139 УК РФ, а во-вторых, неизбежно приводит к немедленному наступлению вредных последствий. Поэтому, по мнению соискателя, ст. 37 УК РФ
следует дополнить указанием на то, что нарушение неприкосновенности жилища является основанием возникновения права на необходимую оборону.
При этом следует признавать правомерным причинение с целью понуждения
к оставлению жилища причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Право на необходимую оборону возникает в момент, когда виновный
начал совершать действия, направленные на проникновение в жилище, а заканчивается с момента оставления виновным жилища либо когда виновный
не может его покинуть в силу своего беспомощного состояния. Исследуя вопрос о соразмерности причинения вреда при защите неприкосновенности
жилища, автор полагает, что если посягательство было сопряжено с насилием или угрозой его немедленного применения, то допускается причинение
любого вреда посягающему. Поэтому в ст.37 УК РФ следует указать: «Правомерным признается причинение любого вреда при защите своего жилища,
если проникновение было сопряжено с насилием или угрозой его применения, а также в том случае, если лицо отказывалось покинуть жилище, несмотря на требования лица, проживающего в нем, и применяет к проживающему в жилище лицу насилие».
24
Во втором параграфе – «Квалификация причинения вреда техническими средствами при незаконном проникновении в жилище» рассматриваются различные точки зрения о правомерности установки технических средств, причиняющих вред при проникновении в жилище. Анализ
мнений, существующих в теории уголовного права по поводу признания правомерным установки технических устройств, позволил соискателю сделать
вывод о том, что основными доводами противников признания таких действий правомерными являются следующие. Во-первых, это создает опасность
для лиц, не причастных к нарушению неприкосновенности жилища, вовторых, необходимая оборона возможна лишь против конкретного, реально
осуществляемого посягательства. По мнению соискателя, эти доводы не являются убедительными. Далее, рассматривая пределы правомерного причинения вреда здоровью, диссертант приходит к выводу о том, что правомерным следует признавать причинение любого вреда посягающему, включая
тяжкий вред здоровью. На основании чего, по его мнению, ст.37 УК РФ следует дополнить следующим образом: «Положения института необходимой
обороны распространяются на случаи установления технических устройств,
для защиты неприкосновенности жилища, если эти устройства не создают
угрозу интересам третьих лиц, не осуществляющих посягательство. Причинение техническими устройствами смерти лицу, посягающему на неприкосновенность жилища, следует рассматривать как превышение пределов необходимой обороны». Причинение такими устройствами вреда лицам, не причастным к посягательству, должно квалифицироваться по правилам о фактической ошибке.
В заключении сформулированы выводы, полученные соискателем в
результате проведенного исследования.
Основные положения диссертационного исследования опубликованы
в следующих работах:
25
1. Уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности жилища / Учебное пособие. – Кемерово: Кузбасский институт экономики и права, 2006. – 3 п.л.
2. К вопросу о незаконности проникновения в жилище // Актуальные
проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы Третьей международной научно-практической конференции. – Барнаул:
Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – 0,2п.л.
3. Ответственность за нарушение неприкосновенности жилища в уголовном праве зарубежных стран // Правовые проблемы развития и становления гражданского общества в России: Материалы 2-й Международной научно-практической конференции. Часть 2. – Новосибирск: Новосибирский государственный аграрный университет, 2005. – 0,2. п.л.
4. Содержание объективной стороны нарушения неприкосновенности
жилища (ст.139 УК РФ) // Уголовное право и современность: Межвузовский
сборник научных трудов. Вып.9 / Сибирский юридический институт МВД
России; Отв. ред. И.А. Кириллов. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2005. – 0,3 п.л.
5. Разграничение нарушения неприкосновенности жилища (ст.139 УК
РФ) от самоуправства (ст.330 УК РФ) // Актуальные проблемы гуманитарных
исследований: экономика, государство и право, педагогика и психология.
Сборник научных трудов. – Кемерово, 2005. – 0,2 п.л.
6. Значение непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ, для определения понятия «жилище» // Уголовное право.
– 2006. – №1. – 0,4 п.л. (в соавторстве).
7. Понятие и виды уголовно-правовых средств обеспечения неприкосновенности жилища // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сборник материалов международной научной конференции
(16-17 февраля 2006 г.) в 2 ч. / Сибирский юридический институт МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск: Сибирский юридический институт
МВД России, 2006. – Ч.1. – 0,1 п.л.
26
8. Содержание умысла при нарушении неприкосновенности жилища //
Уголовное право и современность: Межвузовский сборник научных трудов.
Вып.10 / Сибирский юридический институт МВД России; Отв. ред. И.А. Кириллов. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2006.
– 0,3 п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
185 Кб
Теги
bd000100426
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа