close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100767

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Р Ы Ж К О В А Галина Федоровна
А К Т И В Н О С Т Ь Т Р А Н С П О Р Т Н Ы Х АТФаз
И М Е Ж К Л Е Т О Ч Н Ы Й ОБМЕН ЭЛЕКТРОЛИТОВ
У СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ
В НОРМЕ И ПРИ В К Л Ю Ч Е Н И И В РАЦИОН
БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ
03.00.04-биохимия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора биологических наук
Воронеж - 2005
Работа выполнена в Ф Г О У ВПО «Курская государственная сель­
скохозяйственная академия имени И.И. Иванова»
Научные консультанты:
доктор ветеринаршлх наук, профессор
Вишняков Семён Иванович
доктор биологических наук, профессор
Рецкий Михаил Исаакович
Официальные оппоиенты: доктор биологических наук, профессор
Папин Николай Ефимович
доктор медицинских наук, профессор
Прокопенко Леонид Георгиевич
доктор биологических наук, доцент
Вашаиов Геннадий Афанасьевич
Ведуидая организация: Всероссийский государственный
научно-исследовательский
институт животноводства
Защита состоятся
2005 года в
часов на засе­
дании Диссертационного совета Д 006.004.01 во Всероссийском научноисследовательском ветеринарном институте патологии, фармакологии и
терапии (394087, г. Воронеж, ул. Ломоносова 114-6).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Всерос­
сийского научно-исследовательского ветеринарного института патоло­
гии, фармакологии и терапии.
Автореферат разослан « У-У^убШТ>Ф
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат биологических наук
У^
2005 г.
Т.И. Ермакова
-у
/ / ^ 1^
1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Важнейшие достижения молекулярной био­
логии за последние годы связаны с изучением биологических мембран и
транспортных АТФаз. Транспортные АТФазы, встроенные в биологиче­
ские мембраны, образуют ионные насосы, изучение которых является
ведущей проблемой для целого ряда лабораторий; ей посвящены много­
численные исследования, как в нашей стране, так и за рубежом.
Активный транспорт ионов натрия и калия через клеточную мем­
брану происходит с участием Na*, К - аденозинтрифосфатазы (Na"^, К* АТФазы), которая является основным компонентом Na - насоса, поэто­
му его называют Na*, К* - АТФазным насосом (Jorgensen Р., 1974; Forgae М., Chin G., 1981; Teller J.K., 1981; Albers F.W., Benthem P.P., Groot
J . C , 1992; Hochgesand D.H., Dunn J . J . , Crook R.B., 2001 и др.).
В настоящее время накоплены обширные экспериментальные и теорети­
ческие материалы по клеточной проницаемости, ионному транспорту, актив­
ности транспортных АТФаз и ретуляции этих систем (Болдырев А.А., 1985;
1Сагава Я., 1985; Кометиани З.П., 1987; Евдотиенко Ю.В., с соает., 19%; Ти­
тов В.Н., 1997; Pritchard I B . et al., 1999; Davis-K^lan S.R., et al., 2004 и др.).
Однако изучение этих проблем в основном щюводилось на изол1фованных
клетках, тканях и лаборапфных животньк. Работ же по изучению активно­
сти АТФаз у сельскохозяйственных животных с учетом их возраста, физио­
логического состояния, продуктивности, факторов питания весьма мало, и
они в основном носят ^загментарный xapaicrep.
В vscrnmssn время устажжлено, тго активность АТФаз, расщэеделение моноваленгаых электролитов, интенсивность обмена аминокислотгоменяетсяс
vicnspacvcM, 1фи гипертоническс^ болезни, неврозах, белковом голодании, ревма­
тизме, болезнях шитшцдной железы, дегрессивных состояниях и тд. (Болдырев
А.А., 1977; Мороз А.М., 1983;AlanSwannC., 1985;StaiB.Q.etaL, 1991;SlromD.,
Holm S., 1997; Peris S. et aL, 2000; Lipozaxnc J . , Ljubojevic S., 2004 и др.). Следова­
тельно, определяя акгавностъ Na*, к - АТФазы, можно судить об интенсивности
функцион^вания Na-насоса в различных фганах и тканях сельскохозяйствен­
ных живогаых в зависимости от ш>ш]еуказанных факп^хж
Установлено, что от активности Na-насоса зависит распределение
натрия, калия и большинства свободных аминокислот в организме жи­
вотных. Однако эта зависимость показателей обмена электролитов от
активности Na*, К* -АТФазного насоса у различных видов сельскохо­
зяйственных животных изучена недостаточно.
В последнее время в кормлении молочных коров, как в нашей стра­
не, так и за рубежом широкое применение находит соя, так как эта бо­
бовая культура содержит до 54% полноценного белка, сбалансирована
по аминокислотному составу, минеральным веществам. Тем самым она
компенсирует дефицит белка и незаменимых аминокислот в рационах
крупного рогатого скота. Однако влияние муки термически обработан­
ного зерна сои на активность транспортных АТФаз, показатели мине­
рального и белкового обмена изучено недостаточно.
Практически отсутствуют данные об изменении активности АТФаз,
содержании моновалентных электролитов и свободных аминокислот в
тканях овец в возрастном аспекте, п ТПШУГ при вкшочгтттпт в рацион овец
рос НАЦМвНАЛЬНАЯ
^S^M
мвливтекА
пиридоксина, как в отдельности, так и в комплексе с серосодержащими
веществами (метионином и сульфатом натрия), количество которых в
кормовых рационах обычно бывает недостаточным для удовлетворения
потребности животных в сере. Не изучено влияние этих добавок на
шерстную и мясную продуктивность овец.
В настоящее время как дополнительные источники кормового белка
широко и с успехом используются в животноводстве отходы мясной,
молочной, пищевой и микробиологической промышленности (Агабабян
Р.Г., 1975; Шманенков Н.Ф., 1975; Бейлин М.И., Жадан А.В., 1979; Степурин Р.Ф., 1982; Кочикьянц В.И., 1983; Жадан A.M., 1984; Юрченко
В.И. с соавт., 1990; Faldet М.А., Satter L.D., 1991; Zuger К., Kraus W.,
1996; Кальницкий Б.Д., 1999; Победнов А.В., Т^зушкин В.И., 1999 и др.).
Вопрос использования отходов кожевенного производства в качест­
ве протеиновой кормовой добавки является актуальной проблемой, так
как они составляют 40% и более от массы кожи. Однако большинство
этих отходов содержит оксид хрома (III), что требует дополнительной
обработки по их дехромированию.
Разработан ряд способов дехромирования кожевенньк отходов и получе­
ния из них протеиновых кормовых добаюк (Хорин А.Н., 1976; Smith L.R.,
1976; Hollwey D.E., 1977; Баскова Н.А. и др., 1978; Уруджев Р.С, 1979; Baitiaux-Thill N., Francois E, 1980, Rosebrongh R-W., Steele N.C., 1981; Вишняков
С И . с сотр., 1983, 1985, 1986, 1998 и др.). Получаемые препараты содержат
различные количества хрома (Ш). Поэтому их широкое использование в ра­
ционах свиней требует изучения не только физиологических и зоотехнических
показателей животных, но и исследований, связанных с влиянием добавок из
дехромированных кожевенных отходов на состояние белкового, минерального
обменов и ролью транспфтных АТФаз в этих процессах
Изучение активности АТФаз, обмена моноваленшых злеиролигов, амино­
кислот у различных видов сельскохозяйственных животных позволит более глу­
боко раскрьпъ интимные биохимические процессы в фганизме в норме, а также
при Тфименении животным различных биологически активных веществ. Все
вьш1еизложешюе и определило общую направленность работы, выбор методи­
ческих подходов и экспериментальных моделей.
Цель и задачи исследований. Целью настоящей работы явилось
изучение активности АТФаз, распределение моновалентных электроли­
тов и свободных аминокислот в тканях различных видов сельскохозяй­
ственных животных в зависимости от возраста, репродуктивных перио­
дов в норме и при введении в рацион витаминных, серосодержащих и
протеиновых добавок.
Для достижения этой цели на разрешение были поставлены сле­
дующие задачи:
1. Установить зависимость активности АТФаз от состава и рН ин­
кубационной среды и изучить в сравнительном аспекте АТФазную ак­
тивность, содержание натрия, калия и свободных аминокислот в тканях
коров и телят в норме.
2. Определить активность АТФаз, распределение моновалентных
электролитов и свободных аминокислот между эритроцитами и плазмой
крови коров в зависимости втфвиологических репродуктивных периодов;
I
I •
J.
MilOfU. {М4
4i
'^itin^fiij
I
♦».
tie;
«J.
3. Изучить влияние соевой муки на активность транспортных АТФаз, показатели минерального и белкового обмена в тканях коров в пе­
риод лактации и на молочную продуктивность животных.
4. Определить АТФазную активность, распределение натрия, калия и сво­
бодных аминокислот межау эритроцитами и плазмой крови овец и ягнят.
5. Изучить АТФазную активность, содержание моновалентных
электролитов и свободных аминокислот в тканях овец при введении в
рацион пиридоксина и серосодержащих добавок и влияние данных до­
бавок на шерстную и мясную продуктивность животных.
6. Провести сравнительное изучение активности АТФаз, распреде­
ления натрия, калия и свободных аминокислот межпу эритроцитами и плазмой
крови у свиноматок и поросят, а также изменения этих биохимических показате­
лей в различные репродуктивные периоды у свиноматок.
7. Определить химический состав протеиновой кормовой добавки из
дехромированных кожевенных отходов и изучить активность АТФаз,
содержание и распределение моновалентных ионов в тканях при введе­
нии свиньям различных доз оксида хрома (III).
8. Изучить влияние протеиновой кормовой добавки из дехромиро­
ванных кожевенных отходов на активность транспортных АТФаз, пока­
затели минерального и белкового обмена в тканях свиней, их физиоло­
гическое состояние и продуктивность.
Научная новизна и теоретическая значимость работы. На осно­
вании проведенных исследований установлены изменения активности
транспортных АТФаз и распределение электролитов в органах и тканях
сельскохозяйственных животных.
Впфвые установлено, что у коров в период глубокой стельности АТФазная
активность снижается и увеличивается соотношение K:Na, одновременно падает
уровень свободных аминокислот в эритроцитах и плазме крови. В период лакта­
ции АТФазная активность и соотношение моноталеттых злекгролттгов нфмализуется, при этом coдq)жaниe свободных аминокислот повышается и колеблет­
ся в пределах нфмы в течение всего молочного периода. У телят обменные про­
цессы протекают более активно, чем у коров-матерей. Включение в равдон ко­
ров соевой муки оказывает стимулирующее влияние на активность транспорт­
ных АТФаз, показатели белково-минерального обмена, иммунобиологическую
реактивность лактирующих коров. Также показано, что у новсрожденных ягнят
активность АТФаз и соотношение K:Na значительно вьппе, чем у овцематок.
Комттлексное использованиегофидоксиваи сфосодержащих веществ в рацио­
нах овец приводит к снижению активности АТФаз, но при этом у животных не
выявлено нарушения обмена моновалентных катионов между эритрощтгами и
плазмой крови; содфжание же свободных аминокислот у них заметно увеличи­
вается, повышается продуктивность овец и качество шерсти. Впервые установ­
лено, что у поросят-сосунов активность АТФаз, соотношение K:Na в тканях вы­
ше, чем у взрослых животных, а суммарное содфжание свободных аминокислот
в эритрощтгах и плазме крови у свиноматок значительно выше, чем у молодняка.
У свиноматок в различные репродуктивные периоды активность АТФаз сущест­
венно не юменяется. При этом максимальное содержание моновалентных ка­
тионов отмечается в супоросный период, минимальное: калия - у холостых, а
натрия - у подсосных свиноматок.
Впервые показано, что скармливание свиньям протеиновой добавки с по­
вышенным содержанием хрома III (более 400 мг/кг сухого вещества препарата)
или дача животным токсическич доз оксида хрома (ТП) (1,5 - 4,0 г/кг массы тела)
сопровождается снижением активности АТФаз и увеличением содержания хро­
ма в органах и тканях свиней. Включение в рацион свиней протеиновой кормо­
вой добавки из дехромированных кожевенных отходов с содержанием в ней
хрома не более 7,0 мг/кг способствует повышению активности АТФаз, нормали­
зации соотношения моновалентных элеюролигов, увеличению суммарного ко­
личества свободных аминокислот в тканях. При этом более существенно повы­
шается интенсивность роста животных, по сравнению с использованием в ра­
ционе свиней эквивалештюго количества мясокостной, рыбной муки и шротов.
Новизна полученных результатов подтверждена авторскими свиде­
тельствами на изобретение №№ 1076062, 1169592, 1205345, 1287329,
1302470, 1561234 и патентами №№ 1817683,2062036.
Пра1стическая значимость и пути ее реализации. Комплексное
определение активности Na*, К* - АТФазы, содержания натрия, калия,
свободных аминокислот в тканевых гомогенатах и субклеточных фрак­
циях является чувствительными биохимическими тестами, позволяю­
щие объективно судить о состоянии метаболических процессов в орга­
низме сельскохозяйственных животных в зависимости от их возраста,
физиологического состояния, характера протеинового питания.
Доказана возможность широкого использования в рационах овец
пиридоксина и серосодержащих веществ, как в отдельности, так и в
комплексе; в составах рационов и комбикормов для свиней - протеино­
вой комовой добавки из кожевенных отходов с содержанием в ней хро­
ма (III) не более 10 мг/кг сухого препарата; в составе рационов и зерносмесей для коров - соевой муки.
На основании проведенных исследований Госудгфственным Агропро­
мышленным комитетом СССР у1вержаено Временное наставление по приме­
нению в свиноводстве протеиновой кормовой добавки из дехромированных
кожевенных отходов, а Управлением развития кожевенной, обувной и кожгалантерейной промьшшенности Министерства легкой промьшшенности СССР
утверждены технические условия на протеиновую кормовую добавку из отхо­
дов кожевенного производства ТУ 17-06-115-85.
По результатам проведенных исследований разработано Методическое
пособие по выделению, очистке и изучению транспортных АТФаз в органах и
тканях животных, которое рассмотрено, одобрено и рекомендовано к изданию
секцией «Патология, ф^макология и терапия» Отделения ветеринарной меди­
цины РАСХН (протокол №1 от 24 марта 2005 г.). Рез\'льтаты исследований
включены также в Методические рекомендации по диагностике, терапии и
проф11лактике нарушений обмена веществ у продуктивных животных, которые
рассмотрены, очобрены и рекомендованы к изданию секцией «Патология,
фармакология и терапия» Отделения ветеринарной медицины РАСХН (прото­
кол № 2 от 8 июля 2005 г.).
Основные положеиня, выносимые на защиту:
- изменения АТФазной активности и распределение электролитов в
тканях сельскохозяйственных животных (коров, овец, свиней) в зависи­
мости от их возраста;
- изменение АТФазной активности, содержания моновалентных ка­
тионов и свободных аминокислот в тканях коров в различные репродук­
тивные периоды и при включения в их рацион соевой муки;
- влияние пиридоксина и серосодержащих веществ на АТФазную
активность, распределение натрия, калия и свободных аминокислот в
тканях овец, а также на продуктивность и качество шерсти животных;
- химический состав протеиновой кормовой добавки из дехромированных кожевенных отходов и ее влияние на организм свиней и их про­
дуктивность;
- изменение активности АТФаз, соотношения моновалентных катио­
нов и показателей минерального обмена при отравлении свиней оксидом
хрома (III);
- динамика активности транспортных АТФаз, содержания натрия,
калия, хрома, свободных аминокислот в тканях свиней в зависимости от
количества хрома (III) в протеиновой кормовой добавке из дехромированных кожевенных отходов.
Апробация работы. Материалы диссертационной работы доложе­
ны на: Всесоюзной научно-технической конференции молодых ученых
«Актуальные вопросы профилактики и лечения болезней у сельскохо­
зяйственных животных» (Москва, 1985); Городской научной межвузов­
ской конференции «Молодые ученые вузов - производству и народному
хозяйству» (Курск, 1986); Секции биохимии Московской академии ве­
теринарной медицины и биотехнологии (Москва, 1987); Второй отчет­
ной научно-технической конференции
СКТБ Курского научнопроизводственного кожевенно-обувного объединения (Курск, 1988);
Всесоюзном симпозиуме «Биохимия сельскохозяйственных животных и
продовольственная программа» (Киев, 1989); Всесоюзной научнопрактической конференции «Эффективность использования кормов в
птицеводстве» (Новосибирск, 1990); Научной конференции профессор­
ско-преподавательского состава Белгородской сельскохозяйственной
академии «Пути возмещения дефицита протеина в рационах сельскохо­
зяйственных животных» (Белгород, 1990); Межвузовской конференции
«Спектрометрические методы анализа окружающей среды» (Курск,
1995); Научно-практической конференции «Повышение эффективности
функционирования АПК» (Курск, 1995); Научно-практической конфе­
ренции, посвященной 25-лстию факультета ветеринарной медицины
Курской государственной сельскохозяйственной академии (Курск,
1997); 10, 12 и 15 Международных научно-практических конференциях
«Новые фармакологические средства в ветеринарии» (Санкт-Петербург,
1998, 2000, 2003); Научно-практической конференции «Проблемы меж­
клеточного обмена электролитов, белково-минерального питания и ре­
зистентности животных» (Курск, 1998); Научно-практической конфе­
ренции «Пути повышения продуктивности, воспроизводительной спо­
собности, профилактики и лечения сельскохозяйственных животных»
(Курск, 1999); Всероссийской научной конференции «Вопросы общей
биологии в ветеринарии» (Москва, 2000); Международной научнопрактической конференции «Научно-прикладные аспекты состояния и
перспективы развития животноводства и ветеринарной медицины», по-
священной 50-летию основания Курской государственной сельскохозяй­
ственной академии (Курск, 2001), всероссийской научно-практической конфе­
ренции, посвященной 120-легию ветеринарной службы Курской области (Курск,
2005), а также на ежегодных научных конфдзенщгах профессорскопреподавательского состава Курской государственной сельскохозяйст­
венной академии им. профессфа И.И. Р{ванова в 1985-2005 г.г.
Публикации результатов исследований. Основные материалы
диссертации изложены в 40 печатных работах, из которых 8 статей в
центральной печати; Методическое пособия по выделению, очистке и
изучению транспортных АТФаз в органах и тканях животных; 8 автор­
ских свидетельств и патентов на изобретения и 1 положительное реше­
ние о выдаче патента.
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введе­
ния, обзора литературы, материалов и методов исследований, результа­
тов собственных исследований и их обсуждения, выводов, практиче­
ских предложений, списка литературы и приложений. Работа изложена
на 304 страницах машинописного текста, содержит 92 таблицы и 36
рисунков. Список использованной литературы включает 455 источни­
ков, в том числе 244 иностранных.
2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
Экспериментальная часть работы выполнена в 1985-2005 г.г. в Кур1К0Й государственной сельскохозяйственной академии им. проф. И.И.
Иванова, учебно-опытном хозяйстве № 1 Курской госсельхозакадемии,
хозяйствах Курской области. Схема основных экспериментов представ­
лена на рисунке 1.
Объектом исследования были: коровы (п=5б) и телята (п=34) сим­
ментальской и черно-пестрой породы; овцематки (п=80), ягнята (п=20) и
валухи (п=20); свиньи (п=238) и поросята-сосуны (п=130) крупной бе­
лой породы. Животных подбирали по принципу аналогов с учетом про­
исхождения, массы тела, возраста и развития. Все животные находились
в одинаковых условиях кормления и содержания при постоянном со­
блюдении распорядка дня и обеспечении необходимых условий. Корм­
ление производилось в соответствии с нормами, рекомендованными
ВИЖем. Оценка питательности кормов и балансирование производи­
лось по таблицам М.Ф. Томмэ (1963), А.П. Калашникова и Н.И. Клей­
менова (1985). Во время опытов осуществляли контроль за состоянием
здоровья животных, вели наблюдение за приемом и поедаемостью кор­
ма, учитывали их реакцию на различные внешние раздражители.
Кровь для исследований у крупного рогатого скота и овец брали из
яремной, у свиней - из хвостовой вены. В качестве антикоагулянта при­
меняли гепарин. Гепаринизированную кровь сразу же помещали в термос
со льдом и через 15-20 минут доставляли в лабораторию.
При проведении биохимических исследований определяли следую­
щие показатели: АТФазную активность - по К. Keeton и J . Копеко
(1972); при этом фосфор - по Fiske F., Subbaroy G. (1925). Активность
Na^,K* - АТФазы рассчитывали по разности между общей и уабаиннечувствительной АТФ-азной активностями. Содержание натрия и калия в
8
Активность АТФаз и межклеточный обмен электролитов
у сельскохозяйственных животных
У крупного рогатого скота в зависимости
от:
возраста
репродуктивных
периодов
ионного состава и рН
инкубационной срехцл
введения в рацион
соевой муки
У овец
в зависимости от:
возраста
включения в рацион пиридоксина и серосодер­
жащих добавок
У свиней
в зависимости от:
репродуктивных
периодов
скармливания
хромсодержащих
протеиновых
добавок
Рис. 1. Общая схема исследований
введения ток­
сических доз
соединений
хрома
возраста
эритроцитах и плазме крови - методом пламенной фотометрии по Г.И.
Герчиковой (1963) и А.А. Покровскому (1969). Содержание хрома атомно-абсорбционным методом на спектрофотометре AAS - IN в ус­
ловиях
лаборатории
кафедры
аналитической
химии
СанктПетербургского государственного университета, а также колориметри­
ческим методом с дифенилкарбазидом по С И . Вишнякову, С.А. Левантовскому, Г.Ф. Рыжковой (1983). Содержание аминокислот в тканях на автоматическом анализаторе «Хитачи» в лаборатории Курской био­
фабрики и методом нисходящей хроматографии на бумаге по Р.Х. Кармолиеву (1971) в модификации С.А. Левантовского (1973). Общий бе­
лок в сыворотке крови определяли биуретовым методом, в тканях - по
Кьельдалю. Содержание общих иммуноглобулинов в сыворотке крови
определяли колориметрическим методом (Вишняков С И . , Левантовский С.А., 1980). Гистологические и гистохимические исследования ор­
ганов и тканей проводили в условиях лаборатории кафедры анатомии и
хирургии Курской государственной сельскохозяйственной академии.
РНК выявляли методом Ж.Браше (1950) в модификации М.С Жакова,
И.М. Карпуть (1970); ДНК - методом Фельгена (1967); гликоген - мето­
дом А.А. Шабадаша (1947).
Результаты опытов обрабатывались статистически по Дж.У. Снедекор (1961), А.П. Плохинскому (1974), Г.Ф. Лакину (1980) с использова­
нием t-критерия Стьюдента. Различия рассматривались как достоверные
при Р< 0,05.
3. Р Е З У Л Ь Т А Т Ы И С С Л Е Д О В А Н И Й И И Х О Б С У Ж Д Е Н И Е
3.1. АТФазная активность и распределение электролитов
в тканях крупного рогатого скота
Исследования проведены на коровах и телятах симментальской по­
роды. Кровь для исследований брали в следующие сроки: а) при изуче­
нии биохимических показателей у коров - в течение 5-6 дней после оте­
ла, у телят в возрасте 3-4 месяцев; б) при изучении биохимических по­
казателей в различные репродуктивные периоды коров - за 5-10 дней до
отела и на 15,20,30,90 и 150 дни после отела и далее ежемесячно до за­
пуска. Органы и ткани исследовали после убоя животных.
3.1.1. АТФазная активность мембран эритроцитов
и распределение натрия, калия и свободных аминокислот
между эритроцитами и плазмой крови коров и телят
Проведенные исследования позволили установить, что у телят ак­
тивность Na*, К* - АТФазы мембран эритроцитов в 1,5 раза выше, чем у
коров (табл. 1). По всей вероятности, возрастные различия АТФазной
активности мембран эритроцитов крупного рогатого скота связаны с
конформационными особенностями их белкового компонента. При этом
следует подчеркнуть, что транспортная Na*, К* - АТФаза составляет
лишь небольшую часть белков стромы эритроцитов.
Что касается содержания моновалентных электролитов в крови
крупного рогатого скота, то нами установлено, что в эритроцитах и ге10
моглобине новорожденных телят содержится примерно в 2 раза меньше
натрия и в 2,5 - 3,0 раза больше калия, чем в аналогичных пробах ко­
ров-матерей (табл. 2).
Таблица 1
Активность Na*, К* - АТФазы теней эритроцитов коров и телят
(РН = 7.4)
Удельная активность Ма*,К'^-АТФазы,
Условия определения
нМоль Р|/мг белка в мин.
Na^ К* - АТФазы
коровы (п-10)
телята (п=10)
Общая АТФаза (Na*-115,0 мМ;
К^-20,0 мМ; Mg^* -5,0 мМ) ми0,40 ± 0,03
0,55 ± 0,07*
нус Мй^''-АТФаза (МЙ^^-ММ)
Общая АТФаза минус уабаиннечувствительная АТФаза (Na*0,37 ± 0,04
115,0 мМ; К*- 20,0 мМ; Mg^
5мМ;уабаин-10-'М)
Г1римечание:*- Р<0,05; **- Р<0,01
0,53 ± 0,04**
Таблица 2
Содержание натрия и калия в компонентах крови коров и телят,
мг-экв/л
Группы
животных
Коровы,
(п=10)
Телята
в
возрасте 6
дн, (п=10)
Телята
в
возрасте 34
мсс,
(п=10)
Плазма
Na
Эритроциты
Строма
Гемоглобин
±5,3
К
4,4
±0,6
Na
86,0
±6,6
К
22,1
±3,4
Na
11,9
±1,2
К
5,0
±0,4
Na
111,8
±8,8
К
30,2
±2,4
133,2
±6,8
5,2
±0,5
45,8
±4,8*
60,2
±4,6*
11,5
±1,1
7,8
±1,6
66,9
±4,2*
77,3
±4,5*
127,6
±6,4
4,0
±0,4
78,6
25,8
±4,3
±3,8
11,8
±1,4
7,0
±0,8
112,6
±9,8
35,8
+2,8
128,8
Примечание: * - Р<0,001 по сравнению со взрослыми животными
С возрастом у телят постепенно увеличивается содержание натрия и
уменьшается количество калия в эритроцитах и к 3-4-х месячному возрасту
эти показатели у них приближаются к уровню взрослых животных.
При изучении электролитного состава стромы эритроцитов у коров
и телят установлено, что у новорожденных телят связанных ионов калия
содержится примерно в 1,5 раза больше, чем у взрослых животных. С
возрастом происходит снижение концентрации этого катиона. Причем у
телят на 2 иона калия, находящегося в строме, приходится 3 иона на­
трия, что соответствует соотношению этих ионов при связывании их
транспортной системой плазматической мембраны. У коров в строме
эритроцитов содержание натрия примерно в 2,2 раза выше, чем калия.
Полученные данные дают основание предполагать, что у крупного ро11
гатого скота наблюдаются возрастные изменения проницаемости мем­
бран эритроцитов для ионов.
Таким образом, в строме эритроцитов, как телят, так и коров обна­
руживаются значительные количества натрия и калия, несмотря на мно­
гократную обработку этих клеток замораживанием-оттаиванием и от­
мыванием их изотоническим раствором глюкозы. По-видимому, ионы
Na* и К* либо прочно связаны с компонентами стромы эритроцитов,
либо находятся в ее толще. Не исключено, что часть натрия и калия,
обнаруживаемая в строме эритроцитов, находится в составе их биоло­
гических компонентов-переносчиков, которые после присоединения
катионов этих металлов перешли, по-видимому, в гидрофобное состоя­
ние. Селективное связывание натрия и калия в биологических мембра­
нах может происходить ионообменными участками транспортной Na*,
К* - АТФазы, активность которой у коров в 1,5 раза ниже, чем в строме
эритроцитов телят.
Поскольку активный транспорт натрия из эритроцитов в плазму кро­
ви происходит более активно у телят, чем у коров, то это способствует
более интенсивной сопряженной транспортировке аминокислот из плаз­
мы крови в эритроциты. При этом просматривается определенная взаимо­
связь между «откачиванием» Na из клеток и поступлением в них амино­
кислот против концентрационного фадиента, что особенно выражено у
телят. Уровень свободных аминокислот в эритроцитах у телят примерно в
два раза выше, чем в плазме.
В плазме крови количество большинства свободных аминокислот
(глутаминовой и аспарагиновой, глицина, аланина, тирозина, серина,
треонина, метионина и цистина) у коров и телят примерно одинаково. И
только уровень лизина, аргинина, валина, гистидина и лейцинов у коров
достоверно выше, чем у телят.
Разница в содержании свободных аминокислот в эритроцитах в за­
висимости от возраста выражена более значительно. В эритроцитах у
телят по сравнению со взрослыми животными установлен более низкий
уровень цистина, лизина, аргинина, валина, лейцинов, гистидина и ме­
тионина. Причем у телят отмечается более низкая концентрация глав­
ным образом незаменимых аминокислот. Для остальных аминокислот
возрастные различия несущественны. Аминокислотный состав плазмы
крови характеризуется большим постоянством. Но, несмотря на более
низкий уровень свободных аминокислот в плазме крови новорожденных
телят, указанные механизмы обеспечивают примерно одинаковый ко­
эффициент их распределения (Q) между эритроцитами и плазмой крови,
как у телят, так и у коров.
Диапазон колебаний коэффициента Q у коров составляет 2,32-1,23,
у телят - 2,17-1,44, за исключением цистина, для которого значение Q
превышает вышеуказанные границы. Независимо от возрастного факто­
ра наиболее высокий коэффициент Q характерен для лизина и цистина,
низкий - для серина, аргинина, лейцинов. Остальные аминокислоты
занимают промежуточное положение. Это дает основание полагать, что
степень связывания различных аминокислот эритроцитами неодинако­
ва, то есть различные аминокислоты по разному сорбируются и десор12
бируются эритроцитами, но проявляющаяся при этом закономерность у
коров и телят для каждой отдельной аминокислоты остается одногапной.
3.1.2. АТФазная активность, распределение натрия, калия
и свободных аминокислот в органах и тканях коров
симментальской породы
К а к показали проведенные исследования, гомогенаты тканей ко­
ров обладают высокой А Т Ф а з н о й активностью. В гомогенате почек
активность N a ^ К^-АТФазы (в нМоль Р,/мг белка в мин) составила
66,2±5,8; двенадцатиперстной кишки - 74,8+6,8; в спинном мозге и
скелетной мышце активность фермента немного ниже и соответствен­
но составляет 41,2±3,0 и 40,8+2,6, а в печени и сердце его величина
еще ниже - 25,4±2,8 и 32,4±2,7 соответственно (рис. 2).
160 п
Скелетная
мышаа
Печень
■ Mg,Na.K - АТФаза
Почки
Сердце
DMg-АТФаза
Спинной
мозг
12-перстная
кишка
ПКа,К-АТФаза
Рис. 2. Активность А Т Ф а з (нМоль Р,/мг белка в мин) в органах и
тканях коров симментальской породы
Кроме того, не установлено прямой зависимости между активностью
транспортной N a ^ К^ -АТФазы и соотношением K:Na в органах и тканях,
особенно в 12-перстной кишке, почках и спинном мозге. Так, несмотря на
высокую А Т Ф а з н у ю активность, величины соотношения K:Na в этих тка­
нях довольно низкие и соответственно равны 1,15; 0,99 и 1,40. В мышеч­
ной же и сердечной ткани активность А Т Ф а з была более низкой при от­
носительно высоком калиево-натриевом соотношении (4,39 и 3,18).
Результаты исследования содержания моновалентных электролитов в
органах и тканях показали, что наибольшее количество калия содержится в
сердце - 94,2±4,8 мг-экв/кг сьфой ткани. В скелетной мышце, печени,
спинном мозге его уровень несколько ниже и составляет соответственно
86,9±4,7; 87,8±3,6 и 70,6±4,0 мг-экв/кг сырой ткани. Высокое содержание
натрия установлено в ткани кишечника (64,8±3,6), спинном мозге
(50,4±3,2), почках (64,2±4,2), а наименьшее - в скелетной мышце (19,8±2,9
мг-экв/кг сьфой ткани).
При исследовании аминокислотного состава органов и тканей коров
наиболее низкое суммарное содержание свободных аминокислот уста13
новлено в клетках тканей мышцы и сердца, соответственно 29,99±3,32 и
36,82±4,42 мг%. Более высокий уровень суммы аминокислот характерен
для печени и почек, соответственно 47,65±4,27 и 54,82±4,69 мг%. Для
этих тканей характерно более высокое содержание гистидина, треони­
на, тирозина, метионина, фенилаланина, лейцинов, чем в мышце и
сердце. Однако количество аргинина и аспарагиновой кислоты досто­
верно выше в клетках мышцы и сердца (Р<0,001), чем почек и печени. В
почках содержится больше серина, глутаминовой кислоты, метионина,
чем печени. Указанные различия, по-видимому, объясняются различной
степенью использования этих аминокислот в биосинтезе белка клеток
различных тканей, а также неодинаковой скоростью их транспорта че­
рез плазматическую мембрану.
3.1.3. Содержание натрия и калия в некоторых органоидах
клеток коров симментальской породы
Выделение ядерной и митохондриальной фракций проводилось пу­
тем дифференциального центрифугирования в рефрижераторной цен­
трифуге по методу Robertson J . D. (1964) и Буркова И.А. и Киселева
А.Ф. (1970).
Установлено, что митохондрии и ядра клеток печени и сердца со­
держат значительные количества прочно связанных ионов натрия и ка­
лия. При этом содержание связанного натрия от общего его количества
в тканях составило: в ядрах печени 25,0% и сердца 15,7%, митохондри­
ях печени 15,1% и сердца 15,4%; калия соответственно 23,5; 12,5; 10,8 и
5,5 % (табл. 3).
Таблица 3
Содержание натрия и калия в митохондриях и ядрах печени
и сердца коров
Натрий
Объект
исследования
мг-экв
/1000 г сы­
рой ткани
Гомогенат
Митохондрия
Ядра
30,5 ± 1,6
4,6 ± 0,6
7,6 ± 0,5
Гомогенат
Митохондрия
Ядра
30,5 ±1,5
4,7 ± 0,3
4,8 ± 0,3
в%
к содержа­
нию
в цельной
крови
Печень
Калий
мг-экв
/1000 г сы­
рой ткани
в%
к содержа­
нию в цель­
ной
крови
-
88,5 ±1,4
9,6 ±1,5
20,8 ±0,25
10,8
23,5
-
89,5 ± 3,5
5,00 ± 0,25
11,2 ±0,25
5,5
12,5
15,1
25,0
Сердце
15,4
15,7
-
-
Как видно из приведенных данных, в изученных органоидах натрий
и калий находятся в значительных количествах (от 5,5 до 25,0%) в свя­
занном состоянии. Ядра печени лучше связывают натрий и калий, чем
аналогичные органоиды сердца. Митохондрии обеих тканей относи­
тельно лучше связывают натрий, чем калий.
14
3.1.4. АТФазная активность, распределение натрия, калия и
свободных аминокислот между эритроцитами и плазмой крови
коров в различные репродуктивные периоды
Установлены различия в АТФазной активности, соотношении на­
трия и калия и содержании свободных аминокислот в эритроцитах и
плазме крови коров в различные репродуктивные периоды. Активность
транспортных АТФаз наиболее заметно снижается в конце сухостойно­
го периода (за 9-10 дней до отела), затем происходит постепенное уве­
личение их активности, которая достигает максимума во время пика
лактации (табл. 4)
Таблица 4
АТФазная активность теней эритроцитов коров в предродовой и по­
слеродовой периоды и разгар лактации, нМоль Р,/мг белка в мин при
рН=7(п=10)
Транспортные
АТФазы
9-10 дней
до отела
15-20 дней
после отела
Разгар
лактации
(20-30 день)
Общая АТФаза
(Mg^*,Na*,K*-ATOa3a)
2,32 ± 0,09*
2,66 ± 0,08*
2,34 ± 0,06***
Mg^'^-ATOasa
1,31 ±0,06*
1,51 ±0,06*
1,14 ±0,03**
Na^K^-АТФаза
1,01 ±0,03**
1,15 ±0,02**
1,20 ± 0,03***
Примечание: * - Р<0,05; ** - Р<0,01; *** - Р<0,001
Содержание натрия в эритроцитах и плазме крови (рис. ЗА) в предро­
довой период было достоверно более высоким, чем в послеродовой пери­
од и разгар лактации. Содержание калия (рис. ЗБ) в компонентах крови во
все физиологические периоды исследований находилось примерно на
одном уровне.
1Ю
160
140
120
100
10
60
ш
t^
предродовой
Послеродовой
псриол
пфиод
^^
Разгар
лакташи
Q Na эритроцитов D N a плазмы
А
Г^дродовой
период
П0CЛqЭOЛ0BOЙ PtUlBp .1Й1СГШ1ИН
период
D К-ipHTpouHTOB D К плазмы
Б
Рис. 3. Динамика содержания натрия (А) и калия (Б) в эритроцитах
и плазме крови коров в предродовой и послеродовой периоды
и разгар лактации
15
в связи с этим величина соотношения моновалентных электролитов в
эритроцитах и плазме крови коров в послеродовой период и разгар лакта­
ции была более низкой.
Таким образом, установлена обратная взаимосвязь между уровнем
активности АТФаз и соотношением натрия и калия в эритроцитах у
коров в различные репродуктивные периоды.
В предродовой период в эритроцитах и плазме крови установлен наи­
более низкий уровень свободных аминокислот (табл. 5).
Таблица 5
Суммарное содержание свободных аминокислот в эритроцитах
и плазме крови коров в различные репродуктивные периоды
Репродуктивные периоды
Предродовой
Послеродовой (дни):
третий
пятый
десятый
пятнадцатый
Разгар лактации
£ свободных аминокислот
Эритроциты
Плазма
30,85 ±1,68
12,15 ±1,05
35,31 ±1,18
38,52±1,17*
40,97 ±1,34*
42,05 ±1,37*
30,92 ± 2,46
19,65 ±0,56*
18,43 ±0,75*
15,74 ±0,67
15,51 ±0,75
15,06 ±1,18
Примечание: *- Р<0,05 по сравнению с предродовым периодом
В плазме крови сравнительно с первыми 3-5 днями послеродового
периода наиболее значительна разница по метионину, валину, лизину
(Р<0,01- Р<0,001), фенилаланину, гистидину, а также по заменимым ами­
нокислотам: цистину, серину, глицину, тирозину и глутаминовой кисло­
те (Р<0,02-0,001).
Подобные различия в концентрации аминокислот сохраняются и к
15-му дню лактации. Однако они статистически достоверны только для
лейцинов, гистидина, тирозина и глутаминовой кислоты (Р<0,02-0,01).
В эритроцитах из незаменимых аминокислот наиболее низкий уро­
вень метионина, валина, треонина, аргинина, гистидина, лизина, а из за­
менимых: аланина, тирозина, глутаминовой и аспарагиновой кислот
(Р<0,05-0,001). По-видимому, в предродовой период в организме коров
происходит расходование большого количества аминокислот и энергии
А Т Ф не только на усиленный рост плода, но и на образование промежу­
точных продуктов обмена для последующей лактации.
После отела (3-5 день) наблюдается рост уровня свободных аминокислот
вшяале в плазме, а затем в эригрощпах (10-15 день), что, вероятно, связано с их
перераспределением и накоплением в эритроцитах для последующего использо­
вания в период наиболее итпенсивной функции молочной железы. При этом
отмечается постепенное выравнивание общего количества аминокислот в плазме
и приближение его к уровню, опиеченному в разгф лактации.
Поступление свободных аминокислот в клетку сопряжено с активным
«откачиванием» из нее ионов натрия, поэтому отмечается связь между из­
менением концентрации свободных аминокислот, отношением Na/K в ней
16
и активностью транспортных АТФаз в различные репродуктивные перио­
ды у коров.
3.1.5. АТФазная активность мембран эритроцитов коров
в зависимости от ионного состава и рН инкубационной среды
АТФазная активность мембран эритроцитов у животных изменяется в
зависимости от ионного состава инкубационной среды. В отсутствии в
среде ионов Na^ К^ и Mg^^ активность фермента не обнаружена. При
добавлении же к инкубационной среде ионов Na* и К* регистрировали
очень слабую его активность, примерно одинаковую для обоих объектов
исследования (табл. 6).
Таблица 6
Влияние ионов Na^ К*, Mg^* и уабаина на АТФазную активность
теней эритроцитов (рН = 7,4)
Ионный состав инкубационной
среды, мМоль
Отсутствие ионов Na*, К* и Mg^*
Na"- 115,0; К*-20,0
Mfi^*-5,0
Na*-115,0; К*-20,0;
Мк^*-5,0
Na*-115,0; К*-20,0;
Мк^*-5,0;уабаин-10"^М
Удельная активность Na*, К* - АТФазы,
нМоль Р/ мг белка в мин.
коровы (п=10)
телята (п=10)
0
0
0,17 ±0,01
0,19 ±0,01
0,39 ± 0,05
0,65 ± 0,06*
0,79 ± 0,08
1,20 ±0,13
0,42 ±0,04
0,67 ±0,09*
Примечание: *-Р<0,05-0,01
Активность АТФазы заметно повышалась при наличии в инкубационной
среде ионов Mg^*, Na* и К*. Под действием уабаина активность АТФазы, чув­
ствительной к комплексу ионов Na*, К* и Mg^*, снижалась в строме эритроци­
тов животных обеих возрастных фупп примерно до величин, обнфуживаемых
при наличии в инкубационной среде только ионов Mg^*. Следовательно, под
действием уабаина Na*, К* - АТФаза почти полностью блокируется. Поэтому
активность транспортной Na*,K*-ATФaзы отеделяли как разницу между об­
щей АТФазой (Na*, К*, Mg^*-ATФaзoй) и M g * - АТФазой.
3.1.6. Влияние соевой муки на АТФазную активность, распреде­
ление моновалентных электролитов и аминокислот в крови коров
При мировом дефиците белка очень важное значение имеет сбалансиро­
ванное протеиновое и аминокислотное питание животных. В последние деся­
тилетия структура кормов существенно изменилась. Редкими стали рыбная
мука, Л5ЮЖЖИ. Такое сьфье, как мясокостная мука, сухое молоко - дорого­
стоящие, поскольку завозятся из Ближнего и Дальнего зарубежья. В связи с
этим в животноводстве актуальным является в большей мере использование
местных кормовых источников, имеющих большую биологическую ценность.
К таким источникам можно отнести зерно сои.
Соевую муку, используемую в кормлении коров опытной группы,
получали путем обработки ее зерна на АВМ-04 при температуре 110°С
в течение 20 мин. Затем зерно измельчали на молотковой дробилке. 0617
работанная таким образом соевая мука представляла собой сухой рас­
сыпной продукт желто-коричневого цвета, приятного запаха, с крупно­
стью помола, не превышающей 3 мм.
Коровы контрольной группы получали рацион, в общем протеине
которого 2 5 % занимал протеин кормовой ячменно-пшеничной муки, а
опытной группы - протеин муки термически обработанного зерна сои.
Сравнительный анализ химического состава соевой муки (СМ) и кор­
мовой ячменно-пшеничной муки ( К Я П М ) показал, что по уровню сы­
рого протеина, содержанию минеральных веществ (кальция, фосфора,
магния, меди), сумме аминокислот, в том числе незаменимых соевая
мука превосходит ячменно-пшеничную в 2,5-3 раза.
Как показали проведенные исследования, оключение в рацион коров со­
евой муки стимулирует активность транспортных АТФаз и белковоминеральный обмен. В мембранах эритроцитов лакгирующих коров удельная
активность общей Mg^^ Na^ К^ - АТФазы превышает этот показатель у кон­
трольных животньк на 12,1%; Mg^"^ - АТФазы - на 10,0%, Na^ К* - АТФазы на 13,9%; в сухостойный период соответственно - на б, 1; 7,2 и 5,0 % (рис. 4).
D Контроль
Рис. 4. Активность АТФаз мембран эритродатов (нМоль Pi/мг бел­
ка в мин) коров в период лактации и сухостойный период при введении
в рацион соевой муки
Ферментативная акгивность изученных транспфтых системгоменяетсяи в
ходе лактации (рис. 5). Так, обшая, Mg ^*- и Na*, К^ - АТФазная активность варь­
ируют: в контроле соответственно от 0,61+0,02 до 0,7fttO,05; от 0Д9+0,01 до
0,35±0,03 и от 032±0,01 до 0,44±0,02 нМоль Шлг белка в мин, в опьпте - от
0,66+0,01 до 0,88±0,05; or 0,30±0,01до 039± 0,02 и or 034±0,01 до 0,4^±0,03
нМсль Pi/мг белка в мин соответственно. Причем наиболее высокий уровень
АТФазной активности приходится на 5 и 6 месяиьт лактации, наиболее низкий на 9 и 10 месяцы, как у опытных, так и у контрольных животных. При этом у
животных, получавших соевую муку, прирост ферментативной активности был
выше, чем у контрольных во все месяцьт лактшдюнного периода.
18
Контроль
Опыт
0,60
i 0,50 1
Ю
fc0.40i
.-s
cu
i 0,20
0,30 i
4
5
6
7
10
8
Месяцы лактации
Рис. 5. Активность Na^K^ -АТФазы мембран эритроцитов коров по
месяцам лактации при включении в рацион соевой муки
1
2
3
В период сухостоя активность всех транспортных систем гораздо ниже,
чем у лактирующих коров, как в опытной, так и в контрольной группах.
Следовательно, в различные физиологические периоды в организме
происходит перестройка ферментативной активности. По-видимому, это
изменение носит адаптивный характер и направлено, прежде всего, на
формирование и развитие плода, а также образование молозива и молока.
Установлена Гфямая зависимость между активностыо На*Д*^-АТФазы и со­
отношением K:Na в эршроцигах коров. Соотношение моноваленгаых электро­
литов уменьшается в пфиод сухостоя за счет увеличения концентрации натрия,
что свицегельствует о снижении активности Na, К - насоса После отела и осо­
бенно в разгар лактации повьшиется как активность Ка^ДС- АТФазы, так и со­
отношение K:Na в эритроцитах, то есть отмечается пфаллелизм межг^ вьш1еупомянутыми показателями. Это дает основание считать, что при снижении
уровнягенерацииАТФ в эртроцигах происходит перфаспределение катионов
меаду клеткой и ее средой, тфиводящее к ослаблению фушащи Na^ К* - АТФазного насоса, в результате чего клетки теряют ионы к и поглошают ионы
Na''.
Соотношение K:Na в эритротщтах животных обеих подопытных
фупп несколько повышается к концу лактации: у животных контроль­
ной группы с 3,80 (1 месяц) до 4,27 (10 месяц); у опытных животных с
3,59 (1 месяц) до 4,13 (10 месяц). В сухостойный период величина этого
соотношения составляет в опыте - 4,26, в контроле - 4,31.
Результаты исследований динамики содержания калия и натрия в
эритроцитах и плазме крови коров свидетельствуют о том, что в период
лактации у животных, получавших соевую муку, уровень калия в эрит­
роцитах был выше, чем у контрольных животных, потреблявших ячменно-пшеничную муку, и составил 67,8±0,32 мг-экв/л (в контроле
65,5±0,30 мг-экв/л). По содержанию же натрия, наоборот, наблюдалась
19
некоторая тенденция его снижения в эритроцитах опытных животных
до 17,3±0,06 мг-экв/л (в контрольной группе 18,3±0,07 мг-экв/л), но раз­
ница эта статистически недостоверна.
В плазме крови у молочных животных опытной фуппы уровень ка­
лия выше, чем контрольной на 5,7% (Р<0,05), у сухостойных - на 9,4 %
(Р<0,05). По содержанию натрия заметной разницы между группами
животных в среднем за десять месяцев лактации не выявлено; в опыте
этот показатель составил 134,0±0,79 мг-экв/л, в контроле - 131,5±0,51
мг-экв/л (Р<0,05); в сухостойный период соответственно 133,8+0,17 и
134,910,85 мг-экв/л.
Анализ»фуя эти показатели по периодам лактации, можно отметигь, что со­
держание данных ма1дх)элеменгот колеблется в различные месяцы этого репро­
дуктивного периода, что, видимо, обусловлено сложными изменениями фюиологических щюцессов в органшме коров в связи с биосингезсм молока, фс^жшрованием и развитием плода в п^зиод беременности.
Снижение количества натрия и калия в эритроцитах и плазме крови
в первые три месяца лактации мы связываем с перестройкой обмена
веществ в этот период, характеризующейся выделением больших коли­
честв электролитов с молоком и их участием в биосинтезе белков. От­
меченное в последние месяцы лактации и период глубокой стельности
уменьшение в эритроцитах концентрации калия и увеличение количест­
ва натрия (несмотря на его дефицит в организме) обусловлено усилени­
ем функции коры надпочечников, сопровождающейся значительной
выработкой минералокортикоидов, и рядом изменений вводно-солевого
гомеостаза. Уровень обоих электролитов в плазме крови в предродовой
период возрастает, что можно объяснить активной ролью ионов в со­
кратительной функции матки и мышц, обеспечивающих родовой акт.
Распределение натрия и калия межд^ эршрощпвми и плазмой 1фови зави­
сит не только ог физиологического состояния, но и от уровня протеинового
питания. Так, в наших опытах при введении в рацион к^юв муки термически
о^з^отанного зерна сои количество калия в эритроцитах в среднем за лакта­
цию возрастает до 17,3±0,06 мг-экв/л, а натрия - падает до 67,&t032 мг-экв/л; в
сухостойный период соответственно до 16Д^0>02 и 703<>,07 мг-экв/л. В плаз­
ме крови уровень натрия достигает в период лактации 134,0 ± 0,79, в сухостой­
ный период - 133,8±0,17 мг-экв/л; калия соответственно - 4,48 ± 0,07 и 4,54 ±
0,02 мг-экв/л, что способствует усилению работы Na^ К* - АТФазного насоса
в исследуемом матфиале.
Анализ аминокислотного состава сыворотки крови коров при вклю­
чении в их рацион соевой муки позволил установить, что в среднем за
лактацию по сумме заменимых и незаменимых аминокислот между
опытными и контрольными животными существенной разницы не на­
блюдалось. Так, сумма заменимых аминокислот в опытной фуппе со­
ставила 4,24, в контрольной- 4,15; незаменимых - соответственно 3,72 и
3,63. В период сухостоя сумма незаменимых аминокислот в крови
опытных коров была несколько выше, чем в контроле и составила 4,00
(в контроле 3,63); количество заменимых аминокислот находилось при­
мерно на одном уровне - 4,07 в опыте и 4,15 в контроле.
20
Анализируя эти показатели по месяцам лактации фис. 6), можно отметить,
что суммарная концетрация аминокислот в 1фови снижалась к середине молоч­
ной продуктивности, достигая минимума к 7-му месяцу, затем с 8 по 10-ый ме­
сяцы наблюдался ее рост, приближаясь к первоначальному уровню. Сумма всех
аминокислот, в том числе и незаменимых у животных, получавших соевую му­
ку, была выше, чо^ у контрольных.
11,00 -|
-л-Контроль
10,50 -I
10,00
9,50
9,00
8,508,00
7,507,006,50-
-*- Опыт
6,00
8
1
10
Кксяцы лактации
Рис. 6. Суммарное содержание свободных аминокислот (мг % ) в
сыворотке крови коров по месяцам лактации при введении в рацион сои
23 1
Контроль
21
Опыт
19
17 i
15
13
11
9
71
8
1
10
Месяцы лактации
Рис. 7. Среднесуточный удой (кг) коров в течение лактации при
введении в рацион соевой муки
21
Как видно из данных, представленных на рисунке 7, лактационная
кривая в обеих группах подчинена общей закономерности.
В первые четыре месяца лактации дача соевой мука стимулирует
молокоооразование и среднесуточный удой коров опытной группы вы­
ше, чем у коров контрольной группы соответственно за 1-4 месяцы лак­
тации на 10,4% (Р>0,05); 13,2% (Р<0,05); 12,2% (Р<0,05); 14,6%
(Р>0,05); в 5-й, 6-й, 7-й месяцы лактации молочная продуктивность
опытных животных также выше, чем контрольных на 1,30; 0,65; 0,05 кг
соответственно, но эта разница не является статистически достоверной.
В 9-й и 10-й месяцы лактации, дача соевой муки несколько тормозит
синтез молока у животных опытной группы, и они уступают по уровню
среднесуточного удоя животным контрольной группы соответственно
на 1,32 и 1,02 кг.
3.2. АТФазная активность и распределение электролитов
в органах и тканях овец
Для проведения экспериментов было подобрано 80 овцематок, 20 ягнят
и 20 валушков в возрасте 9-10 месяцев. Из валушков были сформированы 4
группы: одна контрольная и три опытные по 5 голов в каждой. Средняя
продолжительность опыта 150 дней. Кровь для исследований брали у ново­
рожденных ягнят и в возрасте 20, 105-110 дней; у взрослых животных ежемесячно.
3.2.1. АТФазная активность и распределение натрия, калия и
свободных аминокислот между эритроцитами и плазмой крови
овцематок и ягнят
Установлено, что активность транспортных АТФаз в эршроцитах ново­
рожденных ягнят почти в 7,5 раз, а у ягнят 20-дневного возраста почти в 5 раз
выше, чем у овцематок (рис. 8). При этом у ягнят этих возрастных фупп также
выше соотношение K:Na, чем у взрослых животных, соответственно в 13,5 и
6,2 раза. К 105-110 дню жизни ягнят АТФазная активность теней эршроцитов
у них снижается до уровня взрослых овец.
а Овцематки
Ш Ягнята воворождемные
□ Япштав20дя.
■ Ягнята в 105-110 дн.
Mg,Na,K-ATO-
Л^-АТФ-вм
Na4C-ATФ-aзa
Рис. 8. Активность АТФаз мембран эритроцитов
(нМоль Pi/мг белка в мин) у овцематок и ягнят
22
Установлено, что эритроциты взрослых животных относятся к LKгенотипу: в них содержится мало калия (15,8±1,1 мг-экв/10 мл клеток)
и много натрия (85,0±1,7 мг-экв/10 мл клеток). У ягнят же, наоборот,
эритроциты характеризуются более высоким содержанием калия и низ­
ким натрия, особенно это выражено у новорожденных животных: со­
держание у них в эритроцитах калия составляет 92,8±8,8, а натрия 36,2±4,6 мг-экв/10 мл клеток (рис. 9).
На основании этого эритроциты новорожденных ягнят можно отне­
сти к НК-генотипу. С возрастом у ягнят постепенно уменьшается содер­
жание калия и увеличивается количество натрия в этих клетках крови, дос­
тигая к 105-110-дневному возрасту уровня взрослых животных с LKгенотипом.
250
О Овцематки
Ш Я г н я п новорпкдеииые
200 ^ □ Ягнята в 20 дн.
■ Ягнята в 105-110 д№
150
10050-
Na
К
Na плазмы
Кплжзмы
эритроцитов эритроцитов
Рис. 9. Содержание натрия и калия (мг-экв/10^ мл клеток)
в эритроцитах и плазме крови овцематок и ягнят
Аналогичная закономерность наблюдается между овцематками и ново­
рожденными ягнятами, ягнятами в 20 - дневном и в 105-110-дневном воз­
расте по содержанию натрия и калия в плазме крови.
Так, содержание натрия у новорожденных ягнят несколько превы­
шает этот показатель у взрослых животных и составляет 184,2±12,2 мгэкв/л. С возрастом ягнят эта величина несколько падает (до 146,4±6,8
мг-экв/л к 105-110 дню).
Содержание калия также несколько вьппе у новорожденных ягнят, чем у
овцематок и ягнят стщ)шего возраста и составляет 6,4±0,8 мг-экв/л.
С возрастом содержание этого элемента в плазме крови ягнят снижается,
что особенно заметно к 105-110 дню и составляет 4,6±0,40 мг-экв/л. У взрос­
лых животных этот показатель достигает уровня 5,6±0,50 мг-экв/л.
Если предположить, что одна часть эритроцитов является эмбрио­
нальными клеточными популяциями (содержит калия НО, а натрия 30
мг-экв/л), а другая часть - эритроцитами взрослых популяций (содержит
23
калия 15, а натрия 90 мг-экв/л), то неодинаковое содержание натрия и
калия в этих клетках новорожденных и взрослых животных можно объ­
яснить различным соотношением популяций эмбриональных и постэм­
бриональных эритроцитов. По-видимому, мембраны эритроцитов эм­
бриональных популяций обладают большей проницаемостью для ионов
калия, чем для натрия.
3.2.2. Активность АТФаз и распределение электролитов
в тканях овец при введении в рацион пиридоксина
и серосодержащих добавок
У овец важное значение имеет обмен серосодержащих аминокислот,
которые лимитируют биосинтетические процессы в организме. На об­
мен этих аминокислот оказывает существенное влияние витамин В^,
основной коферментной формой которого является фосфопиридоксаль
(пиридоксаль-5-фосфат). В наших исследованиях изучено влияние пи­
ридоксина как в отдельности, так и в комплексе с метионином и суль­
фатом натрия на АТФазную активность, обмен моновалентных электро­
литов и свободных аминокислот у молодняка овец. В опытах мы ис­
пользовали валухов 9-10-месячного возраста. Схема проведения опытов
представлена в таблице 7.
Таблица 7
Схема проведения опытов на овцах
п
Условия проведения опытов
Контрольная
Группы животных
5
Основной сено-силосно- концентратный рацион
Первая опытная
5
ОР + 4 мг пиридоксина
Вторая опытная
Третья опьпиая
5
5
ОР + 4 мг пиридоксина + 5 г сульфата натрия
ОР + 4 мг пиридоксина + 2 г метионина
Таблица 8
Содержание натрия и калия в плазме крови овец (мг-экв/л)
Группы
животных
Контрольная
Опьп'ные:
Первая (ОР + Вб)
Вторая (ОР + Вб+
Na2SO4l0H2O)
Третья (ОР + Вб +
метионин)
Калий
Начало
Конец
опыта
опыта
Натрий
Начало
Конец
опьп'а
опыта
5,4 ± 0,4
5,5 ± 0,2
135,6±4,4
136,0±5,6
5,7 ± 0,4
5,9 ± 0,3
136,1±3,8
136,8±4,2
5,6 ±0,3
6,2 ± 0,6
141,6±5,0
140,8±4,4
5,8 ± 0,5
5,8 ± 0,4
141,4±4,8
140,6±3,8
Как видно из данных, представленных в таблице 8, животные всех
опытных групп относятся к LK-генотипу. Количество натрия и калия в
эритроцитах и плазме крови овец опытных групп находилось примерно
на одном уровне с контрольными животными.
24
Результаты изучения активности транспортных АТФаз в мембранах
эритроцитов овец свидетельствуют о том, что при введении в рацион
животных биологически активных веществ, содержащих серу (вторая и
третья опытные группы), происходит статистически достоверное сни­
жение активности транспортных АТФаз (табл. 9), что можно объяснить
увеличением содержания сульфпцфильных фупп в эритроцитах за счет
серосодержащих аминокислот (метионина, цистеина и цистина), т.к.
известно, что чем больше этих групп, тем ниже активность фермента.
Таблица 9
АТФазная активность мембран эритроцитов молодняка овец
Группы
животных
Контрольная
Опытные:
Удельная АТФазная активность,
нМоль Pj/мг белка в мин
Mg^%Na\ К*Na^K^Мв'^-АТФаза
АТФаза
АТФаза
1
2
1
2
1
2
1,44±
1,51±
1,04± 1,10±
2,48± 2,61±
0,24
0,18
0,15
0,08
0,23
0,08
СоотноK:Na
1
2
0,21
0,19
2,64±
0,26
2,69±
0,30
1.5Ш:
0,12
1,55±
0,18
1,11±
0,14
1,14±
0,12
0,21
0,18
Вторая
2,52±
0,25
1,88±
0,10**
1,51±
0,18
1,02±
0,07*
1,01±
0,07
0,86±
0,03*
0,25
0,18
Третья
2,44±
0,30
1,77±
0,11*
1,46±
0,12
0,92±
0,08**
0,98±
0.85±
0,03*
0,20
0,18
Первая
0.08
Примечание: *-Р<0,05;**-РО,01; 1-началоопыта; 2-конецошла
Соотношение же K:Na в эритроцитах овец контрольной и опытных
групп существенно не изменялось.
Таким образом, несмотря на снижение активности Na*, К* - АТФазы
у животных всех опытных групп не выявлено нарушений обмена моновалентиых катионов между эритроцитами и плазмой крови.
По-видимому, в эритроцитах <жец, относящихся к ЬК-генотш^, содержа­
щих большое количество сульфгцгфильных групп, распределение натрия и калия
между :фигроцигами и плазмой зависиг не только от активности Na-насоса, но и
от следующих факторов: K/Na обменной диффузии с участием мембранных бел­
ков, содержащих сульфгидрильные группы, уровня АТФ-зависимой задержки
натрия в :фитроцнгах, акгивируемой цистеином; активности К/С1 - транспорт­
ной системы :фитроцшов, колкая конгрол1фуется уровнем сульфгнфильных
групп в эритроцитах.
При скармливании овцам шфцдоксина и серосодержапщх добавок, осо­
бенно метионина, происходит статистически достоверное увеличение сумм^)ного содержания свободных аминокислот в эритроцитах и плазме 1фови жи­
вотных. Это происходит главным офазом за счет повышения уровня цистина,
цистеина и метионина в крови. Сумма свободных аминокислот и коэффициент
их расгфеделения между :фи1роцитами и плазмой (Q) у животных всех под­
опытных групп колебались в пределах нормы.
25
3.2.3. Влияние пиридоксина и серосодержащих добавок
на шерстную и мясную продуктивность овец
Введение в ращюн овец пиридоксина как отдельно, так и в сочетании
с серосодержащими веществами оказало положительное влияние на каче­
ство шерсти у животных. Так, настриг шерсти в чистом волокне у валу­
хов третьей опытной группы оказался на 28,7% выше, чем у животных
контрольной фуппы, что, по-видимому, можно объяснить активацией
белкового обмена и соответственно процессов биосинтеза кератина. Ов­
цы этой же опытной фуппы имели более высокие показатели мясной
продуктивности, по сравнению с контролем их убойный вес был выше на
20,8%, а убойный выход - на 1,4%.
3.3. АТФазная активность и распределение электролитов
в органах и тканях свиней
Объектом исследований служили свиноматки и поросята-сосуны
крупной белой породы. Кровь для исследований брали в следующие
сроки: а) 1фи изучении биохимических показателей у свиноматок - в
молозивный период; у поросят-сосунов - в возрасте 1-3, 30 и 60 дней; б)
при изучении биохимических показателей у свиноматок с учетом фи­
зиологического состояния - в холостой, супоросный и подсосный пе­
риоды; в) при изучении биохимических показателей при введении в
рацион свиней хромсодержащих протеиновых добавок - в начале и в
конце опыта. Органы и ткани исследовали после убоя животных.
3.3.1. АТФазная активность, распределение натрия, калия и
свободных аминокислот между эритроцитами и плазмой крови
свиноматок и поросят-сосунов
Анализ полученных данных показывает, что активность транспортных
АТФаз в эритроцитах новорожденных поросят почти в 1,5 раза, а у 30дневных поросят - в 1,2 раза выше, чем у свиноматок (рис. 10).
У поросят бО-дневного возраста эти показатели приближаются к тако­
вым у взрослых животных. При этом у поросят-сосунов всех возрастных
групп соотношение K:Na в эритроцитах выше, чем у свиноматок соответст­
венно в 1,13; 1,03 и 1,04 раза. Установлено, что активность Na*, К* - АТФазы мембран эритроцитов у свиней в 10 раз превышает активность
данного фермента в эритроцитах у коров и овцематок, относящихся к
LK-генотипу.
В гомогенатах тканей свиней АТФазная активность выше, чем в
эритроцитах от 8,1-8,3 раза (мышцы, печень) до 16,6 раза (почки).
Соотношение K:Na в этих тканях соответственно составило 1,45;
1,23 и 0,96, т.е. активность фермента и соотношение моновалентных
электролитов в тканях не находятся в прямой зависимости. Можно
предположить, что активность фермента выше в тех тканях, в которых
большое количество клеток контактирует с внеклеточной средой и участ­
вует в образовании межклеточного пространства, заполненного тканевой
жидкостью. Эти «пограничные» клетки, по-видимому, имеют более ак­
тивные Na*, К^ - АТФазные насосы.
26
о Свияоматкя
Ш Порюсята новорокдениые
а Поросята в 30 д№
■ Hopocsm в 60 дн.
Ме;Ча,К-АТФ«ш
К^-АТФаза
NяДC-ATФязa
Рис. 10. Активность АТФаз эритроцитов свиноматок и поросят
(нМоль Pi/мг белка в мин)
Содержание моновалентных электролитов в эритроцитах и плазме
крови поросят в онтогенезе не претерпевает значительных изменений,
чем отличается от эритроцитов коров и телят (табл. 10). У новорожден­
ных поросят содержание моновалентных электролитов в эритроцитах и
плазме крови превышает их значение у взрослых животных.
Анализ аминокислотного состава крови свидетельствует о том, что
суммарное содержание свободных аминокислот в эритроцитах и плазме
у подсосных свиноматок выше, чем у новорожденных поросят, и со­
ставляет соответственно 58,74±1,71 и 23,21±1,36 мг% (рис. 11).
Таблица 10
Содержание натрия и калия в эритроцитах и плазме крови у свиноматок и поросят (мг-экв/л)
Группы животных
Эритроциты
Плазма
Натрий
Калий
Натрий
Калий
Свиноматки
Поросята:
12,22±0.56
94,84±1,28
141,08±0,41
4,84±0,15
новорожденные
12,78±0,88
95,90±2,68
148,08±0,33
4,98±0,08
в возрасте 30 дней
в возрасте 60 дней
11,72±0,58
П,66±0,82
94,50±1,22
94,20±1,06
143,68±0,80
142,05±0,46
4,68±0,10
4,44±0,06
27
■ CBHHOMSTKB
□ Поросята новорожденные
I
Эритроциты
Ппязма крови
Рис. и . Суммарное содержание свободных аминокислот
в эритроцитах и плазме крови свиноматок и новорожденных поросят
У поросят-сосунов суммарное содержание свободных аминокислот с
возрастом изменяется следующим образом: у новорожденных поросят их
уровень в эритроцитах составляет41,7±1,72 мг%, в плазме- 10Д±Ю,87 М1%.
Начиная с 30-дневного возраста, отмечается постепенное снижение, и в
60-дневном возрасте (у отьемышей) суммарное содержание свободных
аминокислот составляет в эритроцитах 32,1 ±4,28 мт%, в плазме - 11,3±1,17
мг%, приближаясь к уровню у свиноматок.
Высокая концентрация свободных аминокислот у поросят-сосунов
создает условия для усиленного биосинтеза белка, и это, по-видимому,
связано с тем, что у молодняка транспорт свободных аминокислот в
клетки происходит относительно в больших количествах, чем у взросльпс животных. Источником аминокислот в этот период жизни молод­
няка служит молозиво или молоко, содержащее легкоусвояемые полно­
ценные белки.
Возрастное снижение уровня аминокислот у поросят отмечается в
основном за счет лизина, аргинина, аспарагиновой кислоты, серина,
глицина, валина, лейцинов и в меньшей степени за счет других амино­
кислот, в частности, цистеина. По-видимому, в различные периоды фи­
зиологического состояния молодого организма особенно резко проявля­
ется избирательная потребность в отдельных аминокислотах
Коэффициент Q, характеризующий распределение свободных ами­
нокислот между эритроцитами и плазмой крови, у поросят выше в пер­
вые дни жизни и составляет 4,11, у поросят 30-дневного возраста - 2,21
и в 60-дневном возрасте - 2,84.
28
Таким образом, концентрация аминокислот в клетках новорожден­
ных поросят намного выше, чем во внеклеточной среде (плазме), осо­
бенно в сравнении с поросятами более старших возрастов. Достаточно
высокий уровень свободных аминокислот в клетках и величина коэф­
фициента Q могут поддерживаться за счет внутриклеточного их синте­
за, особенно в печени. Относительно высокое значение коэффициента Q
выявлено для следующих аминокислот: лейцинов, гистидина, лизина,
аланина, глутаминовой кислоты. Можно предположить, что в плазмати­
ческих мембранах клеток исследуемых тканей содержится большее ко­
личество специфических переносчиков аминокислот (пермиаз) именно
для этих аминокислот.
3.3.2. АТФазная активность, распределение натрия, калия и
свободных аминокислот между эритроцитами и плазмой крови
свиней в различные репродуктивные периоды
В о все репродуктивные периоды у свиноматок не установлено су­
щественных различий в активности транспортных А Т Ф а з (табл. 11).
Таблица 11
Активность А Т Ф а з и соотношение K:Na в эритроцитах свиноматок
в различные репродуктивные периоды
Удельная активность, нМольРУ мг белка в мин
Свиноматки
Холостые
Супоросные
Подсосные
Mg^* - АТФаза
Na^K*АТФаза
K:Na
АТФаза
8,38 ± 0,53
8,36 ± 0,44
8,18 ±0,36
4,38 ±0,18
4,14 ± 0,25
4,12 ±0.26
4,00 ± 0,35
4,22 ±0,19
3,97 ±0,10
8,39
8,21
8,64
мg2^Na^к*-
Максимальное соотношение K:Na отмечено у свиноматок в подсос­
ный период - 8,64, минимальное - 8,21 в супоросный период.
Максимальная концентрация натрия и калия, как в эритроцитах, так
и плазме крови установлена у супоросных; минимальный уровень калия
- у холостых, а натрия - у подсосных свиноматок (табл. 12).
Таблица 12
Содержание натрия и калия (мг-экв/л) в эритроцитах и плазме крови
свиноматок в различные репродуктивные периоды
Эритроциты
Плазма
Свиноматки
Холостые
Супоросные
Подсосные
Натрий
Калий
11.30 ±0,87
11.50 ±0,60
11.00 ±0,55
94,86 ± 0,88
95,42 ± 0,85
95,04 ±1.18
Натрий
Калий
141,50 ±0,77
4,78 ± 0,22*
143.20 ±0,44
6,10 ±0.05
139.10 ±0.60* I 5.92 ±0.21*
Примечание: *-Р<0,05 по сравнению с супоросными свиноматками
29
в зависимости от физиологического состояния свиноматок уровень
свободных аминокислот колеблется следующим образом: наибольшее
их содержание в эритроцитах отмечается в первую половину супоросности (59,2±1,65 мг%), а наименьшее - в подсосный период (55,3±1,65
мг%). Аналогичная динамика наблюдается и в плазме крови (табл. 13)
Таблица 13
Содержание свободных аминокислот в эритроцитах и плазме крови
свиноматок в различные репродуктивные периоды
Физиологическое
Холостые
Супоросные:
первая половина
вторая половина
Подсосные
Суммарное содержание свободных
аминокислот, мг%
Эритроциты
Плазма
56,8 ±1,85
23,9 ±1,35
59.2 ±1,96*
56.3 ±1,80
55,3 ± 1,65
28,3 ± 1,95*
22,7 ±1,50
21,7 ±1,35
Примечание: *-Р<0,05 по сравнению с холостыми свиноматками
Определенная взаимосвязь между физиологическим состоянием и
уровнем аминокислот в крови у супоросных и подсосных свиноматок
проявляется в более высоком их содержании в первую половину супоросности и снижением во время подсоса. При этом содержание свобод­
ных аминокислот в крови находится в прямой зависимости от интен­
сивности обмена и молочной продуктивности животных, а именно: с
началом деятельности молочной железы резко увеличивается потребле­
ние аминокислот из «резерва» на формирование аминокислотного со­
става молока. В этот период интенсифицируются процессы аминирования и переаминирования в печени, продукты этих процессов использу­
ются для построения белков молока, что и отображается на изменении
уровня свободных аминокислот в крови у лактирующих животных. Не
менее важным фактором, обусловившим повышенное содержание ами­
нокислот в начале беременности, является их значительное поступление
в организм с кормами в связи с интенсификацией обменных процессов.
Э.3.3. Влияние протеиновой кормовой добавки на АТФазную
активйость и распределение моновалентных электролитов и ами­
нокислот в тканях свиней
Проведенные комплексные биохимические и клинические исследо­
ваний доказали возможность использования в рационах свиней как ис­
точника белка протеиновой кормовой добавки из отходов кожевенного
производства. Эту добавку вводили в количестве 20-30 г на каждую
кормовую единицу. Во всех сериях опытов протеиновая кормовая до­
бавка скармливалась животным в виде гидролизата в смеси с запарен­
ными концентрированными кормами. Опыты проводили на откормоч­
ном поголовье свиней; средняя продолжительность откорма составила 4
месяца. Кровь для исследований брали в начале и конце опыта; органы
30
и ткани - после контрольного убоя животных. Схема опытов представ­
лена в таблице 14.
Таблица 14
Схема проведения опытов
Серии
опытов
Всего
животных
Из них:
Контроль
Опыт
Содержание хрома (III)
в протеиновой добавке, мг%
Первая
10
5
5
42
Вторая
85
40
45
10
Третья
138
69
69
0,25
5
Вводили хромосодержащие
соединения в виде СГ2О3 и
Сг2(804)з18Н20 (0,5 г - 4,0 г
хрома/кг массы тела)
Четвертая
10
5
Анализ химического состава протеиновых кормовых добавок из де­
хромированных отходов кожевенного производства свидетельствует о
том, что они являются ценным кормовым белком.
Сравнительная оценка химического состава протеиновых добавок и
мясокостной муки, которую заменяли этим продуктом, показала, что по
содержанию переваримого протеина они превосходят мясокостную муку
в 1,7 раза.
При определении аминокислотного состава установлено, что в раз­
личных вариантах добавок из дехромированных отходов кожевенной
промышленности по сравнению с мясокостной мукой содержится меньше
гистидина, треонина, валина, лейцина, изолейцина, тирозина и фенилаланина и больше пролина, глицина, аланина, цистина. По сумме аминокис­
лот протеиновые добавки второго и третьего вариантов превосходят мя­
сокостную муку. Количество хрома (Ш) в белковом препарате третьего
варианта ниже, чем в мясокостной муке (соответственно 0,25 и 0,38 мг%).
В эритроцитах свиней установлено изменение активности Na^ К* АТФазы, концентрации Сг' , соотношения K:Na в зависимости от содер­
жания хрома (Ш) в протеиновой добавке (табл. 15).
Активность Na*,K'^ -АТФазы мембран эритроцитов во всех сериях
опытов на начало эксперимента у опытных и контрольных животных не
имела существенных различий. В конце эксперимента у свиней первой
опытной группы (Сг* в протеиновой добавке 42 мг%) этот показатель
снизился по сравнению с контролем на 12%. У свиней второй и третьей
опытных групп (Сг^^в протеиновой добавке соответственно 10 мг% и 0,25
мг%) активность фермента была несколько выше, чем у контрольных
животных. В конце четвертой серии опытов (при введении свиньям окси­
да хрома III) активность Na"^, К* -АТФазы у опытных животных упала на
42% по фавнению с контролем.
Следует отметить, что активирующее действие протеиновой кормо­
вой добавки на активность фермента зависело и от уровня хрома III в
белковом препарате.
31
Таблица 15
Активность транспортных АТФаз, содержание хрома и соотношение K:Na в эритроцитах свиней в зависимости от содержание хрома (III) в протеиновой добавке
Серии
опы­
тов
I
II
й
'"
IV
Группы
живот­
ных
Контроль
Опыт
Р
Контроль
Опыт
Р
Контроль
Опыт
Р
Удельная активность (в нМольРь/мг белка в мин.)
Na^K^-АТФаза
Mg'^-АТФаза
I
П
I
II
3,14*0,18
3,11*0,16
4,54*0,53
4,42*0,08
3^2*0,24
3,89*0,55
2,98*0,10
4,25*0,32
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
3,91*0,27
4,00±0Д4
3,87±0Д0
3.63*0,17
3,84*0,40
4.04*0,38
3,82*0,23
3,48*0.33
>0,05
>0.05
>0.05
>0,05
3,90*0,16
4.24*0,04
4,02*0,12
4,14*0,10
3,78*0,10
4.87*0,07
3.90*0,11
4,38*0,09
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
Mg^^Na^K^ATФaзa
I
П
7,53*0,24
7,68±0.71
6,87*0,65
7,75*0,58
>0,05
>0,05
7,Я±0,44
7,87*0,44
7,32±0,73
7,86*0,61
>0,05
>0,05
8,04±0,26
8,26*0,16
8,1б±0.19
8,27*0,18
>0,05
>0,05
Контроль 8,98±ОД1
Опыт
8,77±0,18
Р
>0,05
9,06*0,14
5,11*0,14
<0,001
Примечание: 1 - начало опыта; П - конец опыта
4,59*0,14
4Д4±0,9
>0,05
4,71*0,11
2,58*0,11
<0,001
4,39*0,07
4,53*0,09
>0,05
4.35*0,03
2,53*0,03
<0,001
Содержание Сг (III) в
мкг%
K:Na
I
23,02*1,98
23,94*2,18
>0.05
22,68±2Д4
24,04*1,62
>0,05
23,08*2,87
23,66*3,04
>0,05
П
22,91*2,18
28,17*2,64
>0,05
22ДЗ±1.7б
27^4*2.36
>0,05
22,90*3,37
22,32*3,60
>0,05
I
8,16
8,07
П
8.23
7,14
7,86
7,64
7,59
7,22
7,46
7,34
7.84
7,75
22,98*2,76
23,14*2,96
>0,05
23,16*1,12
76,06*4,24
<0,001
8.24
8.08
8,57
3,%
в конце периода наблюдения в эритроцитах животных в первой серии
опытов повышалось содержание хрома (Ш) по сравнению с контрольными
на 23%; во второй серии - на 5,7%; в третьей серии различий в этом показа­
теле между опытной и контрольной группами животных не выявлено.
В эритроцитах подопытных свиней в четвертой серии концентрация
хрома увеличилась в 3,3 раза по сравнению с контролем. Аналогичная
закономерность наблюдалась и в тканях подопытных животных.
Таким образом, Сг (III) в определенной степени может оказы­
вать стимулирующее влияние на активность На*,К*-АТФазы в
эритроцитах и гомогенатах тканей свиней, и активность Na*, К* АТФазы может служить весьма чувствительным тестом, реагирующим
на повышение уровня переваримого протеина в рационе свиней и со­
держание хрома в белковом препарате и тканях подопытньпс животных.
Проведенные балансовые опыты по усвояемости хрома в организме
животных позволили установить, что усвояемость остаточного хрома из
протеиновой добавки была невысокой. Установлено, основная часть
этого элемента (99,14%) выводится из организма через кишечник и
только очень малое количество (0,86%) усваивается.
Из всосавшегося количества усваивается в расчете на 100 г прироста
массы тела (при среднесуточном приросте 500 г) только 38 мкг в сутки.
При этом коэффициент усвояемости белка протеиновой добавки у
свиней опытной группы составлял по азоту 85,6%.
Благодаря избирательному всасыванию хрома (III) в пищеваритель­
ном тракте и постоянному выведению его из организма свиней содер­
жание этого микроэлемента в тканях животных опытной группы не пре­
вышало его количеств у животных контрольной группы. Исключением
из этого являются печень и почки, в которых отмечено увеличение
уровня хрома ( Ш ) соответственно с 28,0±1,28 до 48,1±7,20 и с 27,4±2,02
до 34,8±1,90 мкг% при даче свиньям протеиновой кормовой добавки с
содержанием хрома 42 мг% (первая серия опытов). Увеличение содер­
жания хрома в данном случае можно объяснить тем, что печень способ­
на задерживать физиологически активные вещества, а почки, повидимому, концентрируют их при выведении из организма с мочой.
Вместе с тем, установлено, что при введении животным токсических
доз трехвалентного хрома в виде СггОз и Сг2(804)з активность Na*,K*АТФазы в эритроцитах снижалась в 1,7 раза, а гомогенатах тканей - в 2,4 4,3 раза по сравнению с контролем. Это свидетельствует о том, что в боль­
ших дозах Сг* является эффективным ингибитором этого фермента.
По мнению ряда авторов (Webb L.Jyl963- Bemhard S., 1968 и др.),
ионы тяжелых металлов, в частности Си , Hg^\ Ag^* и Сг^* или их про­
изводные оказывают ингибирующее действие на ряд ферментов, у кото­
рых остатки цистеина (SH-группы) играют важную роль в каталитиче­
ской активности. К таким ферментам относится и АТФаза, в активном
(субстратном) центре которой локализованы SH-группы. Реагирование
ионов тяжелых металлов с SH-группами с образованием меркаптидов это наиболее общий путь неконкурентного ингибирования ферментов.
Можно полагать, что и Сг^* оказывает ингибирующее влияние на актив­
ность АТФазы аналогичным образом.
г
■ '-——•
33
1
1ЮС НАЦМвИАЛЬйАН ■
вИвЛМТБКА
<• ■ а м а й н а г
I
■
Установлена прямая зависимость между активностью Na*, К^- АТФазы и соотношением K:Na в эритроцитах свиней. При скармливании жи­
вотным протеиновой добавки соотношение моновалентных электролитов
остается в эритроцитах в норме и лишь несколько снижается при содер­
жании в препарате 42 мт% хрома (III). При интоксикации животных хро­
мом (Ш) соотношение K:Na снижается до 3,96 (в норме 8,57), что свиде­
тельствует о нарушении распределения моновалентных электролитов в
этих клетках, т.е. о снижении активности Na*, К*-АТФазного комплекса.
Проведенные исследования содержания калия и натрия в эррпроцитах и плазме крови показали, что количество моновалентных электроли­
тов в эритроцитах свиней в норме колеблется (в мг-экв/л): калия - от
93,98±5,45 до 98,72±2,48, а натрия- от 11,52±0,91 до 12,39±1,11. Плазма
крови, наоборот, характеризуется высоким содержанием натрия и низ­
ким калия. Так, колебания калия в плазме крови составили (в мг-экв/л)
от 6,54±0,83 до 6,67±0,78, а натрия - от 124,35±2,65 до 131,13±6,48. Это
согласуется с тем, что в этих клетках у животных калий преимущест­
венно локализуется внутри клеток, а натрий - во внеклеточной среде. У
сельскохозяйственных животных распределение натрия и калия зависит
от ряда факторов, в том числе и от уровня протеинового питания.
При введении животным токсических доз хрома количество калия в
эритроцитах снижается с 98,72±2,48 (в норме) до 88,56±2,34 мг-экв/л, а
натрия - увеличивается с 11,52±0,91 до 22,34±1,36 мг-экв/л. В плазме кро­
ви, наоборот, уровень калия повышается до 11,03±0,91 мг-экв/л (в норме
6,59t0,85 мг-экв/л), а натрия уменьшается до 105,65±4,02 мг-экв/л (в норме
131,13±6,48 мг-экв/л). Приведенные данные еще раз свидетельствуют об
ослаблении активности Na^K^- АТФазного комплекса в эритроцитах при
отравлении свиней хромом, нарушении перерасщэеделения моновалентных
электролитов между эритроцитами и плазмой iqmBH при поступлении в
организм свиней токсических количеств трехвалентного хрома.
При сопоставлении данных об активности Na\K^- АТФазы и уровня
свободных аминокислот установлено, что содержание свободньпс ами­
нокислот в тканях свиней примерно в 10-30 раз выше, чем в эритроци­
тах, и параллельно с этим и удельная активность Na*,K - АТФазы соот­
ветственно выше в 8-12 раз. Поэтому существует высокая степень кор­
реляционной связи между этими показателями (г =+0,82; Р<0,01). Эта
зависимость особенно характерна для клеток почек, имеющих самую
высокую активность АТФаз и наибольшее суммарное содержание сво­
бодных аминокислот, что объясняется активно протекающими процес­
сами реабсорбции с участием На*,К*-АТФазного насоса в почках.
Суммарное содержание свободных аминокислот в эритроцитах как
опытных, так и контрольных животных превышает их уровень в плазме
крови. Это связано с тем, что эритроциты регулируют постоянство со­
держания свободных аминокислот в плазме и представляют собой свое­
образное подвижное «депо» аминокислот в циркулирующей крови. При
этом четко проявляется неравномерность распределения аминокислот
между плазмой и эритроцитами. Это позволяет предположить, что как в
плазме, так и в эритроцитах изменение концентрации аминокислот про­
исходит в определенном ритме, что, по-видимому, способствует пре;
•■■'jTfirtft,
'«« »• <,
1
34
одолению концентрационного барьера и обеспечивает относительное
постоянство уровня электролитов и свободных аминокислот в плазме.
Протеиновая кормовая добавка оказывает положительное влияние
на показатели белкового обмена у свиней. Результаты третьей серии
опытов показали, что количество общего белка, концентрация иммуног­
лобулинов, уровень свободного аминного азота у опытных свиней были
несколько выше, чем у животных контрольной группы, и эти показатели
соответственно составили: общий белок - 6,84±0,15 и 6,63±0,13 г%
(Р>0,05); иммуноглобулины - 2,56±0,07 и 2,26±0,09 г% (Р<0,05); сво­
бодный аминный азот 5,01±0,11 и 4,73±0,10 мг% (Р>0,05).
Скармливание свиньям протеиновой добавки не приводит к нару­
шению углеводного обмена, что обычно наблюдается при гиперпротеинемии. При этом в клетках тканей опытных животных, особенно в пе­
чени, возрастает в 1,3 - 1,4 раза количество гликогена, РНК и ДНК, что
свидетельствует об усилении биосинтетических процессов.
Вследствие активизации обменных процессов в клетках тканей живот­
ных, получавших протеиновую добавку, отмечается заметное увеличение
прироста живой массы при более высоком выходе продуктов убоя. Так, в
трех опытных группах прирост массы тела на одну голову был выше соот­
ветственно на 57,2%, 33,3% и 3,2%, а убойный выход - на ЗД%, 8,2% и
0,5% по сравнению с контрольной группой. При этом затраты корма на 1 кг
прироста живой массы в опыте были на 7-10% ниже, чем в контроле.
ВЫВОДЫ
1. у сельскохозяйственных животных активность транспортной
Na^,K*- АТФазы в мембранах эритроцитов меняется в зависимости от
возраста, генотипа. У новорожденных телят и поросят ее активность в
эритроцитах в 1,5 раза выше, чем у коров и свиноматок; у ягнят - в 8 раз
выше, чем у овцематок. К трехмесячному возрасту этот показатель у
молодняка приближается к таковому у взрослых животных. Активность
Na*, К*- АТФазы мембран эритроцитов у свиней НК-генотипа в 10 раз
выше, чем у коров и овец с LK-генотипом.
2. АТФазная активность мембран эритроцитов коров и телят изме­
няется в зависимости от ионного состава инкубационной среды. В от­
сутствии в среде ионов Na*, К* и Mg^*- АТФазная активность в строме
эритроцитов не обнаруживается. При добавлении к инкубационной сре­
де ионов Na* и К* регистрируется низкая активность этого фермента.
При наличии в инкубационной среде ионов Mg"* и особенно комплекса
ионов Mg^*, Na* и К* активность как общей, так и Mg^*- и Na*,K*АТФазы повышается. При этом обе системы мембран эритроцитов гидролизующие А Т Ф у телят в 1,5 раза активнее, чем у коров.
3. Под действием уабаина активность АТФазы, чувствительной к
комплексу ионов Na*, К*, Mg^*, снижается в мембране эритроцитов ко­
ров и телят примерно до величин, обнаруживаемых при наличии в ин­
кубационной среде только ионов Mg^*. Na*,K*-ATФaзa под действием
уабаина практически полностью блокируется.
4. На активность Ма*,К*-АТФазы у сельскохозяйственных живот­
ных влияет соотношение K.Na в инкубационной среде и концентрация
водородных ионов (рН). Наибольшая активность АТФаз регистрируется
при инкубации теней эритроцитов в среде, содержащей высокую кон­
центрацию ионов Na* (150 мМоль) и низкую - К (5 мМоль) и отноше­
ние Mg^"^: МазАТФ =1:1 (Mg^^ - 5 мМоль, ЫазАТФ - 5 мМоль) при рН = 8,0.
5. У сельскохозяйственных животных активность Ка*,К*-АТФазы в
мембранах эритроцитов меняется в зависимости от репродуктивных
периодов у самок. У коров активность этого фермента снижается в су­
хостойный период (за 9-10 дней до отела), затем происходит ее посте­
пенное увеличение, достигая максимума во время разгара лактации.
При этом содержание натрия в эритроцитах и плазме крови коров в
предродовой период достоверно увеличивается. В послеродовой период
и разгар лактации его содержание снижается, т.е. восстанавливается
работа Na-насоса. Содержание калия в эритроцитах и плазме крови во
все репродуктивные периоды находится примерно на одном уровне.
Активность АТФаз у свиноматок в различные репродуктивные пе­
риоды не имеет отклонений от средних показателей; при этом макси­
мальное содержание натрия и калия отмечается в период супоросности,
а минимальное: калия - у холостых, а натрия - у подсосных свиноматок.
6. Активность Na^ К*- АТФазы в гомогенатах тканей сельскохозяй­
ственных животных значительно выше, чем в мембранах эритроцитов: у
свиней - в 4,5-10 раз; у крупного рогатого скота - в 32-100 раз.
7. Содержание моновалентных электролитов (Na* и К.) в эритроци­
тах изменяется с возрастом животных. У крупного рогатого скота нет
выраженных возрастных различий в содержании натрия в плазме крови,
но при этом количество калия в плазме новорожденных телят несколько
выше (5,2±0,5 мг-экв/л), чем у коров-матерей (4,4±0,6 мг-экв/л). У
взрослых овец в эритроцитах LK-генотипа мало калия (16,1 ±1,4 мгэкв/л) и много натрия (84,9±1,6 мг-экв/л). У ягнят, наоборот, в эритро­
цитах более высокий уровень калия (92,8±8,8 мг-экв/л) и низкий - на­
трия (52,2±7,7 мг-экв/л). С возрастом у ягнят постепенно уменьшается
содержание калия и увеличивается количество натрия в эритроцитах,
достигая уровня взрослых животных. В эритроцитах свиней установле­
но высокое содержание калия (94,84±1,28 мг-экв/л) и низкое - натрия
(12,22±0,56 мг-экв/л). У поросят содержание натрия и калия в эритроци­
тах в онтогенезе не меняется, в отличие от телят и ягнят.
8. Активность Na*, К*- АТФазы, уровень натрия и калия в эритро­
цитах зависит от породы и генотипа животных. У коров симменталь­
ской породы в эритроцитах содержится больше натрия, чем калия, в
эритроцитах коров черно-пестрой уровень калия в 3-4 раза выше, чем
натрия. Взрослый крупный рогатый скот симментальской породы и ов­
цы породы Прекос по содержанию калия в эритроцитах относятся к L K
- генотипу. Взрослый крупный рогатый скот черно-пестрой породы,
новорожденные телята и ягнята - к НК- генотипу. В первые три месяца
жизни телят и ягнят происходит замена эритроцитов НК-генотипа на
эритроциты LK- генотипа. Эритроциты свиней соответствуют клеткам
36
НК-генотипа. Активность Na^.K*- АТфаз мембран эритроцитов у свиней
НК-генотипа в 10 раз выше, чем у коров и овец с LK-генотипом.
9. У крупного рогатого скота в онтогенезе более активно изменяется
содержание катионов в эритроцитах, гемоглобине и строме. В эритроци­
тах и гемоглобине новорожденных телят содержится в 2-3 раза больше
калия и в 2 раза меньше натрия, чем у коров-матерей. В возрасте 3-4 ме­
сяцев эти показатели у телят приближаются к их уровню у взрослых жи­
вотных. Содержание натрия в строме эритроцитов у коров и телят при­
мерно одинаковое. Концентрация калия в строме эритроцитов у новорож­
денных телят в 1,5 раза выше, чем у коров-матерей; с возрастом количе­
ство калия в этих клетках снижается.
10. Содержание свободных аминокислот в эритроцитах животных
выше, чем в плазме крови: у коров - в 1,74; овец - в 1,80; свиней - в
2,53 раза. Коэффициент распределения (Q) для всех аминокислот в
эритроцитах свиней (НК-генотип) в 1,5 раза выше, чем у коров и овец,
имеющих эритроциты L K - генотипа. В органах и тканях свиней, круп­
ного и мелкого рогатого скота общее содержание свободных аминокис­
лот превышает их уровень в эритроцитах в 7-20 раз.
11. В эритроцитах и плазме крови крупного рогатого скота не уста­
новлено возрастных различий в содержании свободных аминокислот.
При этом коэффициент распределения аминокислот (Q) у клинически
здоровых коров колеблется в пределах 2,32-1,23; у телят - 2,17- 1,44.
Исключение составляет цистин, у которого коэффициент Q у коров ра­
вен 4,36, у телят - 3,27. Для отдельных аминокислот (глицина, аланина,
тирозина, серина, глутаминовой кислоты) значение коэффициента Q у
телят выше, чем у коров.
У свиней возрастные различия по содержанию свободных амино­
кислот более выражены, чем у крупного рогатого скота. У новорожден­
ных поросят их общая концентрация в эритроцитах в 1,4, а в плазме - в
2,3 раза ниже, чем у свиноматок. Коэффициент распределения свобод­
ных аминокислот (Q) у клинически здоровых свиноматок колеблется в
пределах 4,82-1,54; у поросят-сосунов - 10,00-2,11, у поросят он наибо­
лее высокий по лейцинам (10,0).
12. В клетках органов и тканей свиней и крупного рогатого скота
содержание свободных аминокислот превышает их уровень в эритроци­
тах, при этом в тканях скелетной и сердечной мышц их количество в
1,5-2,0 раза ниже, чем в клетках печени и почек.
13. У коров в эритроцитах и плазме крови наиболее низкое суммар­
ное содержание свободных аминокислот характерно для предродового
периода (30,85±0,60 и 12,15±1,05 мг% соответственно). На 3-5 день по­
сле отела их уровень повышается вначале в плазме (до 19,65±0,56
мг%), а затем на 10-15 день - в эритроцитах до 42,05±1,37 мг%. В плаз­
ме крови к 10-15 дню послеродового периода происходит постепенное
выравнивание общего количества свободных аминокислот и приближе­
ние его к уровню, характерному для разгара лактации (15,06±1,18 мг%).
У свиней во все репродуктивные периоды суммарное содержание
свободных аминокислот в эритроцитах более чем в два раза выше, чем
в плазме. Наибольшее суммарное содержание свободных аминокислот в
37
эритроцитах и плазме крови установлено в первую половину супоросности (59,20±1,96 и 28,29±1,95 мг% соответственно); во вторую поло­
вину супоросности суммарное содержание свободных аминокислот в
эритроцитах и плазме крови не отличается от уровня у холостых свино­
маток; у подсосных свиноматок этот показатель несколько ниже и со­
ставляет 55,3±1,65 мг% в эритроцитах и 21,7±1,35 мг% в плазме крови.
14. Включение в рацион овец в течение 5 месяцев пиридоксина и
сульфата натрия или пиридоксина и метионина благоприятно влияет на
состояние здоровья животных, прирост массы тела и качество шерсти;
настриг шерсти у валухов увеличивается более, чем на 25%; убойный вес
-до 20,8%; убойный выход - до 1,4%. При этом снижается активность
Na*,K*- АТФазы теней эритроцитов, а содержание натрия и калия в эрит­
роцитах существенно не меняется. Снижение активности фермента про­
исходит с одновременным увеличением в эритроцитах уровня серосо­
держащих аминокислот (цистеин). Поддержание нормального межкле­
точного распределения электролитов в крови связано с усилением обмен­
ной диффузии натрия и АТФ-зависимого его удержания в эритроцитах, а
также активацией К*,СГ-транспорта, который контролируется сульфгидрильными группами эритроцитов овец LK-генотипа.
15. Включение в рацион молочных коров соевой муки, прошедшей
термическую обработку, в количестве 25% от уровня общего протеина
оказывает стимулирующее влияние на активность Na'^,K*-ATOa3bi мем­
бран эритроцитов, показатели белкового обмена, естественную рези­
стентность организма и распределение свободных аминокислот в сыво­
ротке крови животных; усиливает биосинтез жира и молочного белка,
по сравнению с животными, получавшими ячменно-пшеничную муку.
При этом на 7-8% снижаются затраты кормов на 1 кг молока.
16. Использование в рационах коров соевой муки в первые четыре
месяца лактации приводит к повышению среднесуточных удоев соот­
ветственно по месяцам на 10,4; 13,3; 12,2 и 14,6 % . В последующие три
месяца лактационного периода эти различия значительно менее выражены.
17. Включение в рацион свиней (по 25-30 г на каждую кормовую
единицу) протеиновой кормовой добавки из дехромированных коже­
венных отходов с содержанием хрома (III) 0,25-10 мг /100 г сухого ве­
щества стимулирует активность Na*,K"^ - АТФазы, белковоминеральный обмен, биосинтез нуклеиновых кислот и гликогена в тка­
нях, повышает прирост массы тела на 10-15 % , снижая затраты кормов.
При этом содержание хрома (Ш) в тканях и соотношение K/Na в эрит­
роцитах свиней существенно не изменяется и находится на уровне кон­
трольных животных. Скармливании свиньям протеиновой добавки с
содержанием хрома (Ш) 42 мг% приводит к увеличению количества
хрома (Ш) в печени и почках и снижению активности транспортных
АТФаз и соотношения K:Na в эритроцитах.
18. При введении свиньям токсических доз соединений хрома (Ш) в
эритроцитах резко снижается активность На*,К*-АТФазы, соотношение
K/Na и увеличивается содержание Сг** в тканях, что указывает на бло­
кирование Na-насоса под действием высоких концентраций хрома (ГП).
38
19. Скармливание свиньям протеиновой кормовой добавки из дехромированных кожевенных отходов сопровождается повышением
уровня обшего белка и иммуноглобулинов в сыворотке крови, амино­
кислот в эритроцитах и плазме крови. При этом не происходит наруше­
ния соотношения лимитирующих аминокислот (лизин/цистеин + метионин) в этих компонентах крови свиней.
20. Дача протеиновой кормовой добавки из отходов кожевенного
производства позволяет заменять в рационах свиней такие дефицитные
корма, как мясокостная, рыбная мука, шроты, получая при этом допол­
нительный прирост массы тела (от 3,2 до 57,2% на одну голову) при
более высоком выходе полноценных ггоодуктов убоя (от 0,5 до 8,2%) и
при снижении кормовых затрат (на 7-10%) на единицу продукции.
ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
1. С целью восполнения в растительных рационах дефицита перева­
римого протеина, а также замены таких дефицитных кормов, как мясо­
костная и рыбная мука, шроты рекомендуется скармливать откормоч­
ному поголовью свиней протеиновую кормовую добавку из дехромированных отходов кожевенного производства в количестве 25-30 г на каж­
дую кормовую единицу. Включение в рацион свиней протеиновой кор­
мовой добавки способствует получению дополнительного прироста
массы тела при более высоком выходе полноценных продуктов убоя
животных при снижении на 7-10% кормовых затрат на единищ'продукции.
2. Для восполнения в рационе дефицита кормового белка и стиму­
ляции молокообразования в первые месяцы лактации коров рекоменду­
ется использовать протеиновую кормовую добавку в виде соевой муки в
количестве 25% от общего протеина рациона.
3. Для оценки состояния метаболических процессов в организме
сельскохозяйственных животных в зависимости от их возраста, физио­
логического состояния, протеинового питания рекомендуется использо­
вать следующие биохимические тесты: определение активности транс­
портных АТФаз, содержание и распределение натрия, калия, свободных
аминокислот в эритроцитах, плазме крови, тканевых гомогенатах и суб­
клеточных фракциях.
СПИСОК о с н о в н ы х РАБОТ,
ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1. Вишняков С И . Использование раздубленных отходов кожевен­
ного производства в качестве сьфья для белкового корма / С И . Вишня­
ков, Н.М. Пичугин, В.В. Морозов, Г.Ф. Рыжкова // Кожевенно-обувная
промышленность, 1983. - № 3. - С.6-7.
2. Вишняков С И . Колориметрический способ определения хрома в
органах и тканях / С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова //
Ветеринария, 1983.-№8.-С.71-73.
J . Вишняков С И . Влияние скармливания белкового концентрата,
приготовленного из дехромированных отходов кожевенного производ-
ства на привесы свиней / С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыж­
кова и др. // Физиологические основы кормления сельскохозяйственных
животных в условиях промышленной технологии: Сборник научных
трудов Воронежского СлИ. - Воронеж, 1983. - С.85-89.
4. Вишняков С И . Особенности белкового, углеводного и минераль­
ного обмена у свиней при скармливании белкового концентрата / С И .
Вишняков, С. А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова // Сельскохозяйственная
биология, 1984. - № 11. - С. 77-79.
5. Вишняков С И . О токсичности трехвалентного хрома для свиней /
С И . Вишняков, С.А. Левантовский, В.В. Морозов, Г.Ф. Рыжкова // Ве­
теринария, 1985. - № 5. - С.69-70.
6. Рыжкова Г.Ф. Влияние белкового концентрата из кожевенных отходов
с различным содержанием Сг (III) на АТФазную активность гомогенатов
тканей свиней / Г.Ф. Рыжкова // Актуальные вопросы профилактики и лече­
ния болезней сельскохозяйственных животных: Тез. докл. Всесоюзной науч­
но-технической конференции молодых ученых. - Москва, 1985. - С. 55-57.
7. Вишняков С И . Биологическая роль и токсичность трехвалентно­
го хрома для свиней / СИ. Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова и
др. и Диагностика и терапия незшзазных болезней сеяьскохозяйственньк жи­
вотных: Сб. научных трудов ВНИИНБЖ. - Воронеж, 1986. - С. 76-80.
8. Вишняков С И . Усвояемость трехвалентного хрома у свиней /
С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова // Диагностика и те­
рапия незаразных болезней сельскохозяйственных животных: Сб. науч­
ных трудов ВНИИНБЖ. - Воронеж, 1986. - С. 80-83.
9. Вишняков С И . К вопросу о содержании хрома в кормах и его ус­
вояемость в организме / С И . Вишняков, Г.Ф. Рыжкова, Н.А. Паничев //
Сельскохозяйственная биология, 1987. - № 3. - С. 73-75.
10. Вишняков С И . Кормовая протеиновая добавка из дехромированных кожевенных отходов и ее использование в свиноводстве: Мето­
дические рекомендации / С И . Вишняков, С.А. Левантовский,
Г.Ф. Рыжкова. - Курск, 1988. -С. 67.
11. Вишняков С И . Применение протеиновой кормовой добавки,
полученной по новой технологии, в рационах растущих свиней /
Q-^л. Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова // Тез. докл. 2-ой от­
четной научно-технической конференции. - Курск, 1988. - С. 52-53.
12. Вишняков С И . Протеиновая кормовая добавка из кожевенных
отходов и ее использование в свиноводстве / С И . Вишняков, С.А. Ле­
вантовский, Г.Ф. Рыжкова, Н.А. Миненков //Биохимия сельскохозяйст­
венных животных и продовольственная программа: Тез. докл. Всесоюз­
ного симпозиума. - Киев, 1989. - С. 90.
13. Вишняков С И . Испытание пептидного препарата из кожевен­
ных отходов в рационах цыплят-бройлеров / С И ! Вишняков, С.А. Ле­
вантовский, Г.Ф. Рыжкова // Эффективность использования кормов в
птицеводстве: Тез. докл. Всесоюзной научно-практической конференции.Нотосибшхж, 1990. - С 74-76.
14. Вишняков С И . Использование пептидного препарата из коже­
венных отходов в кормовых рационах свиней и цыплят-бройлеров /
С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова // Пути возмещения
дефицита протеина в рационах сельскохозяйственных животных: Меж­
вузовский сборник научных трудов. - Белгород, 1990. - С 39-43.
15. Вишняков С И . Белково-минеральный обмен молодняка свиней
при скармливании сухого пептидного гидролизата / С И . Вишняков,
С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова, Н.А. Миненков // Сельскохозяйст­
венная биология, 1992. - № 6. - С. 78-81.
40
16. Вишняков С И . Биологическое действие хрома в зависимости от
его валентности / С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова //
Биологические науки, 1992. - № 3 (345). - С. 105-108.
17. Вишняков С И . Содержание хрома в кормах и продуктах убоя
животных / С И . Вишняков, Г.Ф. Рыжкова // Спектрохимические мето­
ды анализа окружающей среды: Тез. докл. междунтодной конференции. Курск, 1995.-С 37-38.
18. Рыжкова Г.Ф. Изучение активности транспортных АТФаз /
Г.Ф. Рыжкова // Повышение эффективности функционирования АПК:
Тез. докл. научно-практической конференции. -Курск, 1995. - С. 37-38.
19. Вишняков С.И. Содержание хрома в тканях свиней, его биоло­
гическая роль и токсичность / С.И. Вишняков, С.А. Левантовский,
Г.Ф. Рыжкова // Повышение эффективности функционирования АПК:
Тез. докл. научно-практической конференции. -Курск, 1995. - С. 150.
20. Вишняков С.И. Пептидный тгаепарат из кожевенных отходов как
источник кормового протеина / С И . Вишняков, СА. Левантовский,
Г.Ф. Рыжкова // Проблемы повьппения эффективности и устойчивости земле­
делия: Налчные труды Курской ГСХА. - Курск, 1996. - Т. 9. -С 158-163.
21. Вишняков С И . Разработка рецептуры БВД, содержащей пеп­
тидный препарат из кожевенных отходов, технологии ее гранулирова­
ния и результаты испытания в свиноводстве / С.И. Вишняков, С.А. Ле­
вантовский, Г.Ф. Рыжкова // Повышение продуктивности, воспроизво­
дительной способности, профилактики и лечения сельскохозяйственных жи­
вотных: Материалы научно-практической конференции, посвященной 25летию факультета ветфинфной медицины КГСХА. - Курск, 1997. - С. 46-49.
22. Рыжкова Г.Ф. АТФазная активность в эритроцитах свиней при введении
им токсических соединений хрома / Г.Ф. Рыжкова // Новые ффмакологические
средства в ветеринфии: Матфиалы 10-ой международной межвузовской научно-пракшчес1«)йконфчзенции.-Санкг-Петфбург, 1998.-С. 103-104.
23. Рыжкова Г.Ф. АТФазная активность в эритроцитах свиней при
включении в рацион протеиновой кормовой добавки / Г.Ф. Рыжкова //
Новые фармакологические средства в ветеринарии: Материалы 10-ой
международной межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 1998. - С. 112.
24. Вишняков С.И. АТФазная активность теней эритроцитов и пока­
затели белково-минерального обмена коров симментальской породы в
зависимости от состава инкубационной среды и ее рН / С.И. Вишняков,
Г.Ф. Рыжкова // Проблемы межклеточного обмена электролитов, белко­
во-минерального питания и резистентности животных: Материалы на­
учно-практической конференции. - Курск, 1998. - С. 7-10.
25. Дорохина Э.Э. Влияние белково-витаминной добавки на обмен
макроэлементов и гуморальные факторы защиты организма поросятотьемышей / Э.Э. Дорохина, С.И. Вишняков, Г.Ф. Рыжкова // Проблемы
межклеточного обмена электролитов, белково-минерального питания и
резистентности животных: Материалы научно-практической конферен­
ции. - Курск, 1998. - С. 74-76.
26. Дорохина Э.Э. Показатели обмена макроэлементов в тканях поосят при скармливании БВД / Э.Э. Дорохина, С И . Вишняков,
.Ф. Рыжкова, М.И. Подчалимов // Пути повышения продуктивности,
восщюизюдительной способности, профилактики и лечения сельскохозяйст­
венных животных: Тез. докл. научной конференции. - Курск, 1999. - С. 60-62.
27. Рыжкова Г.Ф. АТФазная активность и расщзеделение натрия и
калия в эритроцитах овец при введении в рацион пиридоксина и серосо-
Р
41
держащих добавок / Г.Ф. Рыжкова // Новые фармакологические средст­
ва в ветеринарии: Материалы 12-ой международной межвузовской на­
учно-практической конференции. - С.-Петербург, 2000. - С. 108-109.
28. Вишняков С И . Возрастная динамика АТФазной активности и
распределение моновалентных электролитов между эритроцитами и
плазмой крови овец / С И . Вишняков, Г.Ф. Рыжкова // Воггоосы общей
биологии и ветеринарии: Сб. научных трудов Московской государст­
венной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им.
К.И. Скрябина. - Москва, 200D. - С. 193-196.
29. Вишняков С И . Хром (Ш), его экологические 1фобпемы и щтги их ре­
шения в зонах функциошфования кожевенных щждгюиятий / С И . Вишняков,
СА Леванговский, Г.Ф. п>1жкова // Вопросы общей биологии и ветфинфии:
Сб. научных трудов Московской госудтственной академии ве1шинш)ной
медицины и биотехнологии им. К.И. Сфяоина. - Москва, 2000. - С. 196-201.
30. Вишняков С И . Использование пептидного препарата из коже­
венных отходов при раннем отъеме поросят / С И . Вишняков, С А . Левантовский, Г.Ф. Рыжкова, В.А. Крохина, И.П. Иванова // Научноприкладные аспекты состояния и перспективы развития животноводст­
ва и ветеринарной медицины: Тез. докл. международной научнопрактической кон1^>д)енции. - Курск, 2001. - С. 76-78.
31. Рыжкова Г.Ф. Белковые добавки для животноводства из отходов
кожевенного производства / Г.Ф. Рыжкова, Н.О. Клименко // Экология и
жизнь: Сборник материалов IV международной научно-практической
конференции (часть II). - Пенза, 2001. - С. 114-115.
32. Рыжкова Г.Ф. АТФазная активность и распределение электроли­
тов в эритроцитах и плазме крови овцематок и ягнят / Г.Ф. Рыжкова //
Пути повышения г^юдуктивности, воспроизводительной способности, гфофипакшки и лечения сельскохозяйственных животных: Магфиалы научтотфакгической конференции Курской ГСХА. - Курск, 2001. - С. Э2-53.
33. Рыжкова Г.Ф. Показатели белково-минерального обмена в крови
и молоке коров начальный период лакгации тфи включении в рацион сои /
Г.Ф. Рыжкова, М.В. Милюкова // Улучшение щюдуктивных качеств, профилакгака и лечение болезней сельскохозяйственных животных: Маггериалы научно-1фактической конференции профессорско-щзеподавательского состава и
асгошангов по итогам НИР за 2001 год. - К)фск, 2002. - с. 98.
34. Рыжкова Г.Ф. Активность Na+, К+ - АТФазы и распределение
натрия и калия в эритроцитах лакгирующих коров при введении в раци­
он сои / Г.Ф. Рыжкова, М.В. Милюкова // Новые фармакологические
средства в ветеринарии: Материалы 15-ой международной научно1фактической конференции, посвященной 300-летию Санкт-Петербурга.
- С.-Пет«рбург, 2(ЮЗ. - С. 79-80.
35. Рьшкова Г.Ф. Иммунобиологическая реактивность коров при
введении в рацион соевой муки / Г.Ф. Рыжкова, М.В. Милюкова,
С А . Леванговский // Новые фармакологические средства в ветерина­
рии: Материалы 15-ой междущюдной научно-практической конференции,
посвященной 300-летию Санкт-Петербурга. - С.-Петербург, 2003. - С.106-107.
36. Вишняков С И . Эффективность использования протеиновой кормо­
вой добавки из кожевенных отходов при откорме свиней / С И . Вишняков,
С А . Леванговский, Г.Ф. Рыжкова // Актуальные проблемы биологии и ветеринтной медицины: Сб. научных трудов Курской ГСХА. - Курск, 2003.
37. Рыжкова Г.Ф. Показатели АТФазной активности в крови и молоке ко­
ров в начальный период лактации при включении в рацион сои / Г.Ф. Рыжкова,
42
М.В. Милюкова // Актуальные проблемы биологии и ветеринфной медицины:
Сб. щучных трудов ICypcKofi ГСХА. - Курск, 2003. - С. 79-81.
38. Рыжкова Г.Ф. Белковый обмен у коров при введении в рацион
сои / Г.Ф. Рыжкова, С.А. Левантовский, М.В. Милюкова, М.И. Рецкий
// Ветеритрт, 2004. - № 11. - С. 45-46.
39. Вишюпсов С И . Использование протеиновой кормовой добавки
из кожевенных отходов в свиноводстве / С И . Вишняков, С.А. Леван­
товский, Г.Ф. Рыжкова и др. // Материалы Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 120-летию ветеринарной
службы Курской области. - Курск, 2005. - С. 104-107.
40. Рыжкова Г.Ф. Методическое пособие по выделению, очистке и
отзеделению активности транспгахтных АТФаз в органах и тканях животных
/ Г.Ф. Рыжкова, С И . Вишняков, М!.И. Рецкий. - Воронеж, 2005. - 31с.
Авторские свидетельства и патенты
1. А.с. 1076062 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения корма
из
отходов
кожевенного
производства
/ СИ.
Вишняков,
С.А.Левантовский, В.В.Морозов, Н.М.Пичугин, Г.Ф. Рыжкова (СССР). № 3338774/30-15; Заявл. 10.09.81; Опубликов. 28.02.84. Бюл. № 8 . - 2 с.
2. A.C. 1169592 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения корма
из отходов кожевенного производства / СИ.Вишняков, С.А. Левантов­
ский, В.В. Морозов, Н.М.Пичугин, С.А. Васько, Г.Ф. Рыжкова (СССР). № 3636489/30-15; Заявл. 19.08.83; Опубликов. 30.07.85. Бюл. № 28. -2 с.
3. А.с. 1287329 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения корма
из отходов кожевенного производства / С.И.Вишняков, С А . Левантов­
ский, В.В.Морозов, Н.М.Пичугин, Г.Ф.Рыжкова, А.Ж. Сельцов,
Н.Г.Федорченко (СССР). - № 3829720/30-15; Заявл. 21.12.84; (для слу­
жебного пользования).
4. А.с. 1205345 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения кормо­
вой добавки из отходов кожевенного производства / Н.М. Пичугин,
С.А. Самсонов, В.В. Морозов, Г.Ф. Рыжкова и др. (СССР). № 3521476/30-15; Заявл. 28.09.82; (для служебного пользования).
5. А.с. 1302470 СССР, МКИ А 23 К Г/10. Способ получения кормо­
вой добавки из отходов кожевенного производства / Н.М. Пичугин,
С.А. Самсонов, В.Н. Тамазина, Г.Ф. Рыжкова и др. (СССР). № 3888551/30-15; Заявл. 22.05.85; (для служебного пользования).
6. А.С. 1561234 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения кормо­
вой добавки из отходов кожевенного производства / Н.М. Петугин,
Ю.К. Кириленко, С И . Вишняков, Г.Ф. Рыжкова и др. (СССР). № 43104Й/30-15; Заявл. 28.09.87; (для служебного пользования).
7. Патент 1817683 СССР, М К И А 23 К 1/10. Способ получения txupuoвой добавки из отходов кожевенного фоизводства /СИ. Вишняков,
С А . Левантовский, Г.Ф. Рыжкова (СССР). № 4929304/15; Заявл. 19.04.91;
Опубликов. 23.05.93. Бюл. № 19. -2с.
8. Патенг 2062036 Р Ф , МПК 6 А 23 К 1/10. Способ получения бел­
кового корма / С И . Вишняков, С.А. Левантовский, Г.Ф. Рыжкова,
С.А. Чалабянц (РФ). № 92009160/15; Заявл. 30.11.92; Опубликов.
20.06.96. Бюл. № 17. -2с.
9. Решение о выдаче патента на изобретение Р Ф , МПК 7 А 61 К
35/64, А 61 Р 37/00. Способ получения првп^ата для повышения рези­
стентности организма животных / А.А. Евглевский, А.Ф. Лебедев,
Е.П. Евглевская, Г.Ф. Рыжкова и др. (РФ). № 2003135681/15 (038295);
Заявл. 08.12.2003.
Формат 60x84 1/16. Бумага д т множительных аппаратов
Печать на копировальном aiiuapaie К Г С Х А .
УСЯ.ППЛ 2,0. УЧ.-НЭЯЛ. 2,0. Тираж 100 экз.
№16985
РНБ Русский фонд
2006-4
19620
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
2 351 Кб
Теги
bd000100767
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа