close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101141

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Дмитриева Ирина Андреевна
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ДИАСПОРА
В СЛАВЯНСКИХ СТРАНАХ
(ЧЕХОСЛОВАКИИ, ЮГОСЛАВИИ, БОЛГАРИИ)
В 20-30 ГОДЫ XX ВЕКА
Специальность - 07 00.02 - Отечесгвенная история
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата ис горических наук
Владимир 2005
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего
профессионального образования «Рязанский государственный педагогиче­
ский университет имени С. А. Есенина».
Научный руководитель'
доктор исторических наук
профессор Агарев Александр Федорович
Официальные оппоненты
доктор исторических наук
профессор Петровичева Елена Петровна
кандидат исторических наук доцент
Мостяева Людмила Васильевна
Ведущая организация.
Ярославский государственный
университет
Защита состоится " ^ " «=^^**-^^|^-'»- 2005 г. в 14 00 часов на заседании
диссертационного совета К. 212 0^4. 02 при Владимирском государствен­
ном педагогическом университете по адресу: 600024, г Владимир, проспект
Строрггелей, д. 11,ауд 224.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Владимирского государ­
ственного педагогического университета
Авюреферат разослан " ^
" уц''*-^У~>-.
Ученый секретарь диссертационного совета
К 212 024 02 кандидат исторических наук
доцент
2005 г.
j^J'^tC^CU»*!
А г Лапшин
^ ^
Х^^^/^0
Актуальность темы исследования. Тема «Русская литературная ди­
аспора в славянских странах (Чехословакия, Югославия, Болгария) в 20-30
годы X X века» практи11ески не исследована в исторической науке. Следова­
тельно, ее анализ позволит раскрыть неизвестные факты и обогатить истори­
ческие знания о русской эмиграции, литературе и культуре в целом.
В последние годы связи нашего государства со славянскими странами
ослабли. Русофильские традиции почти исчезли, американизация охватила
политическую, общественную и культурную жизнь этих стран. Изучение по­
ложения русских эмигрантов-литераторов в славянских странах позволит
вскрыть значение русофильских традиций для нашей страны. Русские писа­
тели в те годы стремились эмифировать именно в славянские страны не
только потому, что надеялись на скорое возвращение домой, но и потому, что
были родственными народами Они получали от правительств Чехословакии,
Югославии, Болгарии дотации, ссуды, объединялись с литераторами этих
стран в профессиональные союзы, что облегчало их творческую жизнь. Кро­
ме того, своими работами они способствовали всплеску и укреплению сла­
вянских связей. Именно сейчас, когда наша страна оказывается во все боль­
шей международной изоляции и менее защищенной от постоянного против­
ника на международной арене - США, мы нуждаемся в наших славянских
братьях.
Таким образом, комплексное исследование жизни русской литератур­
ной диаспоры в славянских странах представляется нам весьма актуальным
как в научно-теоретическом, так в общественно-политическом и в организа­
ционно-практическом плане
Степень изученности темы. К настоящему времени учеными создана
определенная, различная гю объему и по содержанию литература о русской
культуре в эмиграции.
Учитывая различный уровень и характер изучения рассматриваемой
проблемы, можно, на наш взгляд, разделить процесс ее освещения в те или
иные годы на три этапа: первый - 20-60-е годы X X века; второй - 60-80-е
i оды; третий - середина 80-х годов до настоящего момента.
В 20-60-е годы эмигрантская литература была объявлена идеологиче­
ски враждебной советскому мировоззрению Специальные запретные меры
привели к тому, что произведения эмигрантов-писателей исчезли из библио­
тек, в исторических и литературных работах они получили оценку как явле­
ния «буржуазного распада». Так было вплоть до «оттепели» 1960-х годов,
когда возродился интерес к агечественному символизму. Серебряному веку
Второй период характеризуется появлением первых значимых моно­
графий по истории русской эмиграции. Это «Агония белой эмиграции»
Л.К. Шкаренкова и «Полынь в чужих краях» А Л Афанасьева' Первая рабо­
та посвящена истории белой армии и не затрагивает культуру русского зару­
бежья А Л. Афанасьев в своей монографии пытается охватить различные
' См Шкаренков Л К Агония белой миграция М , 1981 Афанасьев А Л Полынь в 4)WH\ краях
М , 1987
■ '
"'
РОС. НАЦИОНА."
' .Я
БИБЛ
ИОТЕК'
ЧИОТЕК/i
Cderepf
ОЭ
стороны жизни русской эмиграции, в том числе и культуру. Однако его рабо­
та также не избежала тенденциозности. Автор не дает объективного анализа
культурной и, более того, литературной жизни русской интеллигенции в сла­
вянских странах По его мнению, русская эмигрантская литература вымирала
и не имела будущего, так как была оторвана от родных корней.
С середины 80-х годов, со времени перестройки и демократизации об­
щества, начинается новый период в исторической науке в целом и исследо­
вании эмифации «первой волны», различных сторон ее жизни. Интерес к
русскому зарубежью нашел отражение на страницах газет, журналов, в попу­
лярных книгах, где авторы пытались переосмыслить старые представления
об эмиграции.
Изучение жизни и творческих судеб забытых писателей началось с
публикаций их произведений в массовых общественно-политических и лите­
ратурно-художественных журналах. Однако эти произведения не сопровож­
дались историко-литературными комментариями и носили сенсационный ха­
рактер. Особый Hirrcpec вызывали письма, воспоминания, но они выводились
из общего контекста творчества писателя, и в связи с этим искажалась его
идейно-эстетическая позиция. Иногда преувеличивалась художественная
значимость и творческая репутация средних, малозначительных писателей
Серебряного века.
С начала 90-х годов в Институте российской истории РАН работает
группа ученых, возглавляемая академиками Ю.А Поляковым и Г Я . Тарле,
которые изучают историю российско1о зарубежья. Они считают актуальны­
ми такие вопросы, как социокультурный феномен российского зарубежья,
адаптация русских эмифантов и их правовое положение, трудоустройство и
т д Результатом их деятельности стало издание сборника статей «История
российского зарубежья. Проблемы адаптации эмифантов в X I X - X X вв » ",
где рассматриваются проблемы, связанные с адаптацией мифантов, жизнью
русских беженцев в Европе и Латинской Америке. Следует упомянуть также
работу З.С. Бочаровой «Формирование российской эмифации после 1917 го­
да» ^, в которой четко представлена картина численности, социального со­
става и геофафия расселения русской эмифации первой послереволюцион­
ной волны В этих работах исследуются общие проблемы формирования рус­
ской эмифации в целом безотносительно к жизни русской литературной
эмифации в славянских странах.
Различные стороны жизни русской эмиграции, в том числе вопросы ис­
тории ее культуры в 1919-1939 годы нашли отражение в книге М Раева
«Россия за рубежом» ''. Концепция автора по отношению к русской эмиг­
рантской культуре носит позитивный характер. М. Раев утверждает, что в
эмифации продолжали существовать и обогащаться все сферы в области
культуры, науки, общественной мысли, развитие которых в советской России
' См История российского зарубежья Проблемы адаптации эмигрантов в X 1 X - X X вв
статей / Под ред Ю А Полякова, Г Я Таряе М . 1996
' См Бочарова 3 С Формирование российской эмиграции после 1917 года М , 1998
■
■ См Р а с в М Россия за рубежом М , 1994
Сборник
было прервано. Благодаря эмиграции сокровища русской культуры пополни­
лись новыми шедеврами, которые не появились бы, если бы их авторы оста­
лись в России Русская культура получила широкую известное гь на Западе и
стала восприниматься как значимая часть культуры мировой Однако в про­
изведении отсутствует информация о литературной деятельное!и в славян­
ских странах К тому же, по утверждению автора, русская литература в из­
гнании оставалась столь же изолированной от западных литератур, как эю
было в дореволюционной России, а может быть, даже в большей степени
Писатели-эмигранты чувствовали себя одинокими и потерянными в чужом
окружении Па наш взгляд, это утверждение необходимо откорректировать
по отношению к русской литературной диаспоре на территории славянских
стран.
В 90-е годы появляется много разнообразных работ об эмиграции пер­
вой волны на страницах журналов «Вогфосы истории», «Новая и новейшая
история», «Славяноведение», (Латинская Америка», «Азия и Африка сего­
дня», «Дальний Восток» и т д. Особенно актуальными темами являются
эмиграция как социокультурный феномен; адаптация русских эмигрантов в
других странах; русские диаспоры в различных странах, в том числе в Чехо­
словакии, Югославии, Болгарии, и т. п Так как поле исследования русской
эмифации еще очень велико, то многие авторы заострили внимание на наи­
более ярко выраженных ее моментах, в частности на русской эмиграции в
Париже и Берлине, однако они лишь намечают ту или иную проблему, не
подвергая ее глубокому всестороннему научному анализу
Изучая материал этих статей, можно сделать вывод, что проблема
эмиграции первой волны - очень актуальная и интересная для исследовате­
лей. Хотя в них затрагиваются и вопросы, связанные с эмиграцией в славян­
ских странах, но в целом работы содержат общую информацию Например, в
статьях В.Д Козлитина «Русская эмиграция в Королевстве сербов, хорватов.
См Пушкярева Н Л Возникновение и формирование русской диаспоры за рубежом // Oieneciвенная история 1996 № 1 , Коган Л А Выслать за границу бе Jжaлoстнo//Вопросы философии 1991 № 9
Гак А М , Масальская А С , Селезнева И Н Депортация инакомыстящих в 1922 г (позиция Ленина) // Кен­
тавр 1993 Х» 5, «Философский пароход» Высылка ученых и деятелей культуры из России в 1922 г Из ар­
хива Ф С Б Р Ф // Новая и новейшая история России 2002 № 5, Маслов Н I I Советское искусство под гнетом
«метода» социалистического реализма политические и идеологические аспекты (30-40-е г г ) // Отечествен­
ная история 1994 № 6, Генис В Л Невозвращенцы 1920 - начала 1930-\ годов // Вопросы истории 2000
№ I , Селунская В М Проблемы адаптации эмгоракгов из России в европейском зарубежье 20-30-\ годов
X X века // Сборник статей М , 1996, Ипполитов С С . Карпенко С В , Пивоваров С И Российская эмиграция
в Константинополе в начале 1920-\ годов//Отечественная история 1993 № 5 Ссрапионова Е П Россий­
ские эмигранты в Чехословакии в межвоенные годы // Вопросы истории 1997 № 5 , Косик В И Русская
Югославия фрагменты истории, 1919-1944 // Славяноведение. 1995 № 4, Козлитин В Д Российская эмиг­
рация в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (1919-1923) // Славяноведение 1992 № 4 , Тсссмник о в В А Российская эмиграция в Югославии (1919-1945)//Вопросы истории 1988 № 1 0 СладекЗ Русская
эмиграция в Чехословакии развитие «русской акции»//Славяноведение 1993 № 4 Никифоров К В Рус­
ский Белград//Славяноведение 1992 N«4 Молок Ф Культурное наследие российской эмиграции 19171949 гг // Славяноведение 1994 X? 6, Даскалов Д Издательская деятельность русской Экшграцин в Болга­
рии // Славяноведение 1996 № 5, Горяинов А И Культурно-просветительские организации русских эмиг­
рантов в Бо.тгарии // Славяноведение 1994 № 4 Алексеева Е В Российская эмиграция в Королевсгвс сер­
бов, хорватов, стовенцев 1920-1941 годы // Отечественная история 2000 № 1. Сабеиникова И В Русская
эмиграция как социокультурный феномен // Мир истории 1997 № 3 . Кишкин Л С Р\сская эмиграция в
Праге культурная жизнь (1920 1930-е годы)//Славяноведение 1995 № 4
словенцев (1919-1923)» и Е.В Алексеевой «Русская эмиграция в Королевст­
ве сербов, хорватов, словенцев (1920 1941)» подробно раскрывается дея­
тельность государственной комиссии, которая занималась размещением рус­
ских беженцев и оказанием им помощи, вопросы же развития и значения
русской эмигрантской литературы не рассматриваются.
Предприняты попытки подготовки энциклопедических справочников
по литературе русского зарубежья и ее значении и наследии В 90-е годы на­
чинают издаваться антологии литературы русского зарубежья: произведения
русских писателей, поэтов, критиков, философов, политических и общест­
венных деятелей, что вышли за рубежом в 1920-1960-е годы. Так, в «Литера­
туре русского зарубежья 1926-1930 гг.» ^ представлены такие известные
имена, как А.И. Куприн, М. Алданов, А Ремизов, А. Плещеев, В Шульгин,
И Шмелев, Л Мережковский, Н Тэффи, Е Замятин, Г Гребенщиков и др
«Литература русского зарубежья 1920-1940 гг.» ' посвящена крупнейшим
писагелям И.А Бунину, А.М Ремизову, В Ф Ходасевичу, Г В. Иванову, Н А
Тэффи, С. Черному, М.А. Осоргину, А.И. Куприну, Б.К Зайцеву, И С, Шме­
леву, И.Д Сургучеву, А Т Аверченко, Г В. Адамовичу, В В Набокову, Г И
Газданову, Б Ю Поплавскому, а также малоизвестным Л И. Спиридоновой,
В.И. Горянскому, К. Рехо, К А Байкову, О.А, Казниной, А В ТырковойВильямс. В начала 90-х годов X X века эти работы были первыми, проли­
вающими свет на лигературу русского зарубежья Однако они не дают воз­
можности проанализировать исторические условия, в которых развивалась
русская литература, по ним нельзя судить о том, какую роль в этом играли
славянские страны. «Культуртюе наследие российской эмиграции 1917
1940 гг» * тематически делится на две книги Первая посвящается судьбе,
политике, исторической мысли, философии и богословию русской эмигра­
ции, российской науке и технике за рубежом, русской генеалогии Вторая непосредсхвенно затрагивает культурное развитие русского зарубежья. Имею­
щиеся в книге разделы «Русская литература за рубежом» и «Литературная
деятельность русской эмиграции в Чехословакии» («Союз», «Скит», «Далиборка»), пожалуй, наиболее близки напдей научной работе, но их фрагмен­
тарность не позволяет создать полную картину русской эмигрантской лите­
ратурной деятельности в славянских странах, как не позволяют этою сделать
и кажущиеся на первый взгляд монументальными работы по культуре рус­
ского зарубежья. «Культура российского зарубежья» ', «Культура русского
зарубежья» '", «Культурная миссия российского зарубежья Прошлое и со­
временность» " Авторы этих сборников, касаясь в основном общих момен­
тов культурной жизни русских эмигрантов и не выделяя специфику ее разви­
тия в славянских странах, признают неполноту систематизированных знаний.
См Литература русскш о зарубежья 1926-1930 гг М , 1991
^ См Лкгература русского зарубежья 1920-1940 гг М . 1993
* См Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940 гг / Под ред Е П Чслышева Д М
Ша.\овского М , 1994
' См Культура российского зарубежья / Огв ред А В Квакин, Э А Шулепова М , 199S
'" С м Культура русского зарубежья Материалы научной конференции М 2003
' ' О А Культ>р1ая*1иссдаросс1ЙЬюго зарубежья Прошлое и соврсменкосгь/Ore ред Э А Шулепова М 1999
считая свои работы лишь попыткой привлечь внимание исследователей к ис­
тории литературы русского зарубежья '^.
На наш взгляд, следует особо выделить зарубежную историографию
русской эмифантской литературы В то время как тема эмиграции в Совет­
ском Союзе находилась под запретом, о ней размышляли и писали за грани­
цей Зарубежную историографию этого вопроса можно разделить на работы
иностранных авторов и изданные за рубежом работы русских исследователей
С формированием русской эмифации за рубежом появляются размышле1гая о ее сущности и значении. Не стали исключением и работы о русской куль­
туре вообще и литературе в частности. Общественные деятели, литераторы, фи­
лософы в своих очерках, статьях, в которых, описывая, например, всю русскую
культуру, вычленяли или, наоборот, добавляли то, что сделано эмифантами
В 1950-1960-е годы в зарубежном литературоведении начали появлять­
ся исследования, посвященные истории русской эмифантской литературы,
которые в период холодной войны носили подчеркнуто субъективный харак­
тер. В них выражались яркие идеологические позихдаи 1950-х годов Долгое
время, вплоть до 80-х, основным источником по истории русской эмифант­
ской литературы считалась книга «Русская литература в изгнании», изданная в
Нью-Йорке в 1956 году Основная идея книги заключается в том, что русская
зарубежная литература способна в большей степени обогатить общенацио­
нальную культуру России
Настоящая литература могла родиться только па
свободе, советская же идеология лишала писателей и поэтов такой свободы
Профессиональный уровень зарубежных исследований русской эмигрант­
ской литературы различен, но всех их объединяет неполнота ис^гориколи1ерагурных обзоров. Так, рассказывая о русских эмифантах-литераторах, об их
деятельности, авторы этих работ, прежде всего, представляют общие факты по рус­
ской литфатуре в эмифации, ориентируются на диаспоры в Париже и Германии '"
Первая попытка осмыслить политическую и культурную деятельность
русской эмифации в Югославии принадлежит историку и публицисту
В.А. Маевскому, который в обширном историческом труде «Взаимоотноше­
ния России и Сербии» целый юм отводит исследованию этой проблемы
'^ См Российское зарубежье Золотая книга эмиграции Первая треть X X века Энциклопедический
биографический словарь / Пои обш ред В В Шело\асва. Огв ред Н И Конищева М Р О С С П Э Н 1997
Культура русской диаспоры Саморефлексия и самондентифихация Тарту. 1997, Зарубежная Россия 19171939 Сб статей / Огв ред В Ю Черняев С П б , 2000
" С м Струве г Русская литература в ичгнании Нью-Йорк 1956
'" Г м Simpson J И The refiigee problem L . 1939, Mams M R The Unwanted European Refugees
N Y , 1995, Johnston R H Nevv Mecca, New Babylon Kuigston, l988,Dictionary Catalogy of the Slavonic Collec­
tion Tlie New-YoA Public Library Boston, 1959, Dictionary of Russian women wmers / E d by M Ixdkovskv
Sh Rosenthal, M Zann Westport London, 1994 Russian Book Chamber Abroad Half a centun'of Russian Senals (1917-1966)/Compiled by M Schatoff, E d b y N A Hall N Y , 1972, Studies in Russian Literature in Honor of
Vsevolod Setcharev / E d b y J W Connoly. S I Ketchian Columbus SlavicaPubl ,1987, Catriona К A History of
Russian women wnters 1820-1992 Oxford, 1998, Dictionary of Russian hterature N Y , 1956 Hdgglung R
Georgy Adamovich A n Annotated Bibliography Criticism Poetry and Prose 1915-1980 Ardis, 1985 Gtabowska
Y The problem of historical destiny in the works of M Adamovich Toronto, 1969, Kaun A Leonid Andreev A
critical studv N Y , 1924. Connolly J W IvanBimm Boston, 1982, Pachmuss T S Hippius An intellectual pro­
file L,1971 Karlinsky S Manna Tsvetaeva The woman, her world and her poetry Cambndge 1985
' * C M М а е в с к и й В А Взашиоотношения России и Сербии Нью-Йорк, 1966
Однако представленные сведения, к сожалению, не дают четкой картины
жизни и деятельности русской литературной диаспоры в Югославии
Систематическое изучение русской эмиграции открывает тематический
номер журнала «Книжевна смотра», изданный в 1987 году в Загребе и на­
званный «Русская литература в диаспоре» Он подготовлен загребским руси­
стом Иреной Лукшич и объединяет материалы о культур1юй жизни и литера1ур}юй деятельности русской эмиграции в крупнейших городах довоенной
Югославии Белфаде, Новом Саде, Загребе В 1990 году появляется первая
монография о русской эмиграции в Югославии - «Русская литературная
Сербия 1920-1941 годов (писатели, кружки, издания)». Она принадлежит
сербскому ученому Остое Джуричу В книге систематизированы сведения о
культурно-просветительской деятельности русской интеллигенции в Юго­
славии в 1920-1930-е годы, которые хранятся в библиотеках и архивах, в
том числе и частных, многих стран Европы, России, Америки Книга снабже­
на большим количеством фотофафий, помогающих воссоздать облик исчез­
нувшей «русской Сербии» Его анализ русской поэзии 20-30-х годов X X века
представлен также в книге «Антология поэзии русского Белфада» . Литера­
турная деятельность И. Голенищева-Кугузова, Ю Бек-Софиева, А. Дуракова,
Л Алексеевой (Девель), Б Таубер и других членов белфадского поэтическо­
го круга анализируется О. Джуричем как органичная часть русской культуры
на югославской почве
Для изучения русской диаспоры в Чехословакии до сих пор актуальной
остается работа С П Постникова «Русские в Праге» ' ' Сергей Порфирьевич
сам был ярким общественным деятелем русской эмифации в Чехословакии
В своей книге целый раздел он посвящает русским культурным оргатшзациям и кружкам Но описывает он их деятельность лишь до 1928 года, тогда как
многие из них функционировали до 30-40-х годов Например, гакое значи­
мое событие для эмифации, как Первый съезд русских писателей и журнали­
стов, проходивший 24-30 сентября 1928 года, в его книге не освещен Нет
сведений и об условиях жизни русских писателей и эмифантов
В 1995 году в Праге по итогам международной конференции, посвя­
щенной русской, украинской и белорусской эмифации в Чехословакии, из­
дан научный сборник статей «Русская, украинская и белорусская эмифация в
Чехословакии между двумя мировыми войнами» Один из разделов сборни­
ка посвящен русской литературе в Чехословакии и развитию идей славяниз­
ма Бесспорно, научные статьи раскрывают какую-то часть жизни русских
эмифантов-литераторов, но стройного научного анализа этого вопроса они
не представляют '*.
Систематических исследований существования и развития русской литерахуры в Болгарии практически нет Информацию о культурно-
' * С м Джуричу О Антология поэзии русского Белграда Белград, 2002
" См Постников С П Русские в Праге (1918-1928 г г ) Прага, 1928
" См Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войт м и Сборник статей / Под ред 3 Сладека. Прага. 199J
просветительских организациях можно найти в статьях Л.Н. Горяинова " ,
основная идея работ которого состоит в том, что русская эмиграция сыграла
определенную роль в возрождении идей славянизма Авгор не ставил перед
собой задачу раскрыть сущность существования русской литературной диас­
поры в Болгарии.
Таким образом, обобщающих фундаментальных трудов, раскрываю­
щих во всей полноте жизнь русской литературной диаспоры в славянских
странах, в рассматриваемый период нет.
Предметом данного исследования явились основные аспекты форми­
рования русской литературной диаспоры в Чехословакии, Югославии, Болга­
рии (причины эмиграции творческой интеллигенции из России; адаптация и
специфика пребывания русской литературной диаспоры в славянских стра­
нах), формы существования русской литературной диаспоры (кружки, сою­
зы, объединения, издательская деятельность, библиотечное дело) В поле
зрения автора находились: творчество русских писателей и поэтов в славян­
ских странах и его значение для принимающих стран Европы, России и мира
в целом, а также взгляды и мнения эмигрантов-литераторов о советской и
русской литературе и о России.
Цель исследования состоит в том, чтобы на основе использования
разнообразных, в основном впервые вводимых в научный оборот источников
и литературы, всесторонне и комплексно исследовать жизнь русской лите­
ратурной диаспоры в славянских странах (Чехословакии, Югославии, Болга­
рии) в 20-30-е годы X X века, расширить исторические знания о русской
эмиграции первой волны, о жизни и творчестве русских литераторов этих
лет, способствуя тем самым повышению уровня патриотического воспита­
ния и сплочению межнациональных связей родствегпштх славянских стран
(России, с одной стороны, и Чехословакии, Югославии, Бол1 арии - с другой)
Для реализации поставленной цели необходимо решение следующих
основных задач: 1. Выявить основные аспекты процесса формирования рус­
ской литературной диаспоры в славянских странах (Чехословакии, Югосла­
вии, Болгарии), 2. Изучить взаимоотношения русских писателей и поэтов с
правительством и народом принимающей страны, 3 Проанализировать спе­
цифику русской литературной диаспоры в славянских странах,
4. Исследовать жргзнь русских эмигрантов-литераторов (быт, профессиональ­
ные союзы, кружки и другие объединения, издательская деятельность, биб­
лиотечное дело), 5. Проанализировать влияние русской эмифантской лите­
ратуры на культуру славянских стран и наоборот
Источниковая база исследования. Для удобства обзора использован­
ные автором источники можно разделить на группы
Первую группу составляю! опубликованные законодательные доку­
менты и делопроизводственные материалы Декреты Советской власти.
С и Горяинок А Н Культурно-просвепггельские организации русски\ эмигрантов в Болгарии //
Славяноведение 1994 Х9 4, Он же Славянская идея и русская эмигращся в Болгарии 1920-1933 (по мате­
риалам журнала «Славянски глас») // Славянский альманах М Икдрик, 1997, Он же H i забытых «мело­
чей» журнала «Славянски глас» (1919-1933) // Славяноведение 1996 № 4
10
Вводный закон к Уголовному кодексу РСФСР; архивные документы секрет­
ного делопроизводства ВЧК-ГПУ по высылке интеллигенции в 1922 году ^"^
Все эти документы в той или иной степени раскрывают причины эмиграциии
русской интеллигенции, в том числе и литераторов
Вторая группа источников - документы общественных организаций,
вскрывающие суть формирования и адаптации эмиграции вообще и в славян­
ских странах в частности ^', В сборниках подобраны документы по следую­
щим темам- русские научные общества за рубежом, русская культура в эмиг­
рантской среде, быт и нравы русской диаспоры и т. п. Анализируя очерк дея­
тельности Всероссийского земского союза за границей (апрель 1920 1 янва­
ря 1922), можно понять картину трудовой занятости эмигрантов, выявить,
какое количество инте;шигенции могло эмигрировать в славянские страны
Третья группа источники, содержащие информацию личного проис­
хождения мемуары, дневники, переписка Их авторов объединяла общность
судеб, сходство волновавших проблем Различаются они по идеологическим
и политическим взглядам, по профессиональной специфике, эмоциональной
окрашенное!и и литературному дару Вот почему большая часть мемуаров
является уникальным источником познания социально-психических аспектов
процесса адшггации эмигрантов, их творческих исканий и переживаний В
процессе исследования автор обращался к воспоминаниям В В Шульгина
«Дни», описывающего события Февральской революции и «1920 год»
Впервые эти мемуары были напечатаны в ленинградском «Прибое» В них
содержатся ценные сведения о взаимоотношениях русских эмигрантов и ту­
рок, о жизни русских в Одессе, Севастополе, Константинополе, последних
пристанищах врангелевских войск, о том, как через Константинополь многие
русские эмиграшы попали в Чехословакию, Югославию, Болгарию Неоце­
нимым представляется и «Письмо к Анне Тесковой» М И Цветаевой ^^, где
представлена тяжелая жизнь поэтессы и ее взгляды на современное состоя­
ние литературы. Отчасти восстановить картину жизни эмигрантов помогла
также следующая мемуарная литература: «История одного путешествия» В
Андреева, «Из пережитого в чужих краях» Б Александровского, «Четверть
века без родины» А Вертинского, «На чужбине» Л Любимова, «Миражи и
действительность» Д Мейспера, «Письма к русским эмигрантам» В Шуль­
гина
О том, как развивалась литература в славянских странах, мы можем су­
дить и по таким важным источникам, как периодические издания эмигран" См Декреты Советской власти Т 1-5 М , 1957-1971, Вводный закон к Уголовному кодексу
Р С Ф С Р , Архивные документы секретного делопроизводства В Ч К - Г П У по высылке интеллигенции в 1922 г
// Новая и новейшая история 2002 № 5, Из исюрии строительства советской культуры Хроника 1917-1918
гг М , 1975, Под знаменем Октября Сборник доку ментов и материалов В 2 т
'' См Советско-чсчословацкие отношения между двумя войнами 1918-1939 гг Докумиггы и мате­
риалы / Под ред С И Праскова и П И Резонова М , 1968, Советско-ботгарские отношения и связи Докумекгы и материалы 1917-1944 гг / Под ред Л Б Валева, Хр Христова М 1976, Документы к истории
русской и украинской эл1играции в Чехословацкой Республике (1918-1939) Прага, 1998. Очерк деятельно­
сти Всероссийского земского союза за границей (апрель 1920 - 1 января 1922) София. 1922
^^См
"См
ШУЛЬГИНЕ В
Годы
Дни
1920
М,
1990
Цветаева М И Письмо к Анне Тесковой Иерусалим, 1982
11
тов, составляющие четвертую группу. Существовавшие в 20-е годы в Праге
русские издательства «Наша речь», «Пламя», «Кремль», «Воля России»,
«Крестьянская Россия» (самым крупным из них было «Пламя») выпускали
тысячи книг, которые расходились по всему миру. Это были произведения
русских классиков, учебники, научные труды и т.д. Немало в Праге было и
русских периодических изданий. Вопросам культуры посвящали свои странищ>1 еженедельники «Огни» и «Неделя», толстые журналы «Воля России»,
«Студенческие годы», «Своими путями» Журнал «Центральная Европа» вы­
пускало на русском языке чешское издательство «Орбис» ^^.
Издательская деятельность в Югославии в межвоенные годы развива­
лась не менее интенсивно, чем в Чехословакии. Важную роль в общественнополитической жизни русской диаспоры в Югославии играла ежедневная га­
зета «Новое время», которую издавал Михаил Суворин в 1921-1930 годах.
Однако культуре и литературе отводилось значительно меньше места. Из
русских журналов, выходивших в Югославии, следует отметить «Медузу»
(1923), «Луч света» (1924-1926), «Паше будущее» (1924-1926), «Русский ар­
хив» (1928-1937), «Маяк» (1932).
В 1920-1930-е годы значительное количество русских периодических
изданий с разным, обычно с коротким сроком суп1ествования выходило в
Болгарии - 87 газет и журналов
Подчеркнутую литературную направлен­
ность имели «Изгнанник», «Кнут», «Молодое слово» и «Казалия» Среди
«толстых» журналов первое место занимает «Русская мысль», созданная еще
в 1880 году в России и продолжившая свою деятельность в эмиграции Ее
главным редактором был Петр Струве, выдающийся общественнополитический деятель, ученый, философ, экономист, публицист и литератур­
ный критик. В Софии вышло двенадцать первых номеров «Русской мысли»,
позже она издавалась в Праге (1922), затем в Праге - Берлине (1922-1923) и
Париже (1927) ^*. К первым изданиям русской диаспоры в Софии принадле­
жал также журнал «Зарницы» (1921), печатание которого после второго но­
мера было перенесено из Константинополя.
Издательская деятельность не будет полностью освещена, если не упо­
мянуть журнал «Славянски глас» Выпускался он Славянским обществом с
1902 года. В 1915 году журнал был закрыт, но в 1919 году возобновил свою
деятельность. Редактором журнала был Н. Бобчев. Со дня его основания в
нем наравне с другими славянскими авторами сотрудничали русские эмиг­
ранты. «Славянски глас» призывал к урегулированию межславянских споров,
к укреплению политических и других связей между славянскими странами
Пятую группу источников, значительную как по объему, так и по ин­
формационной насыщенности, составляют документальные материалы, хра1мщиеся в государственных архивах.
" См • Кншкян Л С Русская эмиграция в Праге культурная жизнь (1920-1930-е гады) // Славянове­
дение 1995 № 4
^' См Даскалов Д Издательская деятельность русской эмиграции в Ьолгарии // Славяноведение
1996 № 5
'" См Струве Е Из истории русской зарубежной печати // Русская лигература в эмиграции
Сб статей / Под ред П Полторацкого / Издания П Б Струве Пб 1972
12
Автором изучены материалы Государственного архива Российской
Федерации и Государственного архива литературы и искусства Всего в дис­
сертации использовано 13 фондов, столько же описей, большинство из кото­
рых вводится в научный оборот впервые
В Государственном архиве Российской Федерации автор ознакомился
со следующими документами и материалами' Русский культурный комитет в
Белграде ( Ф 6793); Общество славянской взаимности в Белграде 1919-1922
(Ф. Р-6134); Союз русских писателей и журналистов в Югославии 1922-1936
(Ф. Р-6502); Общество единения русских в Болгарии София, 1920-1924
(Ф. Р-5767); Центральный общественный объединенный комитет русских
беженских организаций (ЦООК) в Болгарии (Ф Р-9115); Комитет «День рус­
ской культуры» в Чехословакии ( Ф Р-5850); Постников Сергей Порфирьевич
1883-1965 ( Ф Р-6065); Тукалевский Владимир Николаевич 1882-1936 ( Ф Р5777); Коллекция отдельных документов различных эмигрантских организа­
ций (Ф. Р-9145).
Фонд Р-5850 содержит важную и интересную информацию' в нем
представлены отчеты, воззвания о проведении Дня русской культуры, пере­
писка комитета «День русской культуры» с русскими эмигрантскими органи­
зациями и его отчеты о деятельности. Материалы этого фонда помогли вос­
создать картину Дней русской культуры, их значение для русских литерато­
ров, находящихся в изгнании, и для культуры принимающих стран
Фонд 5777 обогатил диссертацию новыми важными сведениями о биб­
лиотеке Земгора, о ее фондах и читателях, об интересах русских эмигрантов,
нравственном состоянии эмигрантского общества, степени востребованности
произведений русских классиков и «новой» литературы эмиграции
Офомную роль в изучении проблемы формирования и жизни русской
литературной диаспоры в славянских странах сыграли материалы фондов
Российского государственного архива литературы и искусства Особенно
важными представляются Союз русских писателей и журналистов в Югосла­
вии, 1925-1939 (Ф.-2482); Союз русских писателей и журналистов в Чехо­
словакии (Ф -2474), в которых хранятся отчеты о деятельности Союзов, их
программы, афиши, материалы о вечерах и собраниях, размышления о Рос­
сии, эмиграции и литературе вообще, показана их связь друг с другом и с
правительствами Чехословакии и Югославии.
Фонд 1568 (Комитет по улучшению быта русских писателей и журна­
листов, проживающих в Чехословакии) предоставил важную информацию о
жизни и деятельности многих русских писателей и поэтов в эмиграции Его
документы дали представление об условиях, в которых создавалась русская
зарубежная литература, ставшая неотъемлемой частью всей русской, да и
мировой культуры, помогли понять духовно-нравс гвенный настрой русских
эмигрантов-литераторов.
Хронологические рамки исследования охватывают 20-30-е годы X X
века, что отнюдь не является случайным' это был период коренных измене­
ний в России С одной стороны, события, происходившие в России в эти го­
ды (становление, развитие и укрепление марксистско-ленинской, позднее
13
сталинской идеологии, зарождение и развитие тоталитаризма), способствова­
ли выезду и даже гонению неугодных писателей и поэтов С другой стороны,
середина и конец 30-х годов - это возникновение и усиление фашистских
режимов в Европе. В связи с ростом фашистской агрессии и усилением Со­
ветского государства на международной арене меняются ориентиры во
внешней политике Чехословакии, Югославии, Болгарии Они начинают ис­
кать союзника в лице страны Советов, что оказывает влияние на положение
эмигрантов и их взгляды.
Территориальные рамки. Объектом исследования является литера­
турная диаспора в славянских странах. Данный выбор объясняется тем, что
как раз третье направление через Турцию, Константинополь вело на Балканы
- в Югославию, Болгарию и в Чехословакию Население этих стран (болгары,
чехи, словаки, сербы, словенцы, хорваты, украинцы, белорусы, поляки, маке­
донцы) вместе с русскими представляет собой крупнейшую группу родст­
венных по происхождению народов. Многие русские эмигранты стремились
попасть в эти страны, надеясь на скорое возвращение на родину и на под­
держку родственных народов, поскольку в то время в чехословацком, юго­
славском и болгарском обществе отмечались русофильские настроения. В
20-е годы политику правящих кругов в этих славянских странах по отноше­
нию к русской интеллигенции можно считать позитивной. Во многом это оп­
ределялось тем, что и Чехословакия, и Болгария, и Югославия нуждались в
русских научных и творческих кадрах. Взаимная потребность друг в друге,
таким образом, привела к формированию различных, в том числе и литера­
турных, русских диаспор на территории славянских стран.
Теоретической и методологической базой исследования является
системный подход, предполагающий учет всего многообразия факторов, по­
влиявших на формирование и жизнь русской литературной диаспоры в сла­
вянских странах. Рассмотрение этих вопросов в динамике исторического
процесса, учет и анализ позиций всех его участников, создают основу для
объективного xapaicrepa исследования, исключающего предвзятость в оценке
фактов, событий и процессов. Изучение исторических явлений основывалось
на комплексном подходе с применением гносеологического и логического
анализа, историко-генетического, историко-сравнительиого и историкотипологического методов, а также общенаучных методов.
Научная новизна исследования заключается в том, что автором
впервые всесторонне и комплексно исследуется крупная и самостоятельная
проблема - формирование и жизнь русской литературной диаспоры в славян­
ских странах (Чехословакии, Югославии, Болгарии) в 20-30-е годы X X века,
на основе конкретно-исторического подхода впервые рассматривается спе­
цифика русской литературной эмиграции, формы существования и деятель­
ность русской литературной диаспоры в славянских странах, в свете совре­
менных требований к исторической науке определяется уровень научной
разработанности темы; впервые подвергаются тщательному анализу основ­
ные публикации по проблеме формирования и жизни русской литературной
диаспоры в славянских странах; впервые в научный оборот вводится значи-
14
тельное количество архивных документов и материалов различных эмиг­
рантских организаций, союзов и комитетов; личных фондов некоторых ли­
тераторов русской эмиграции
Практическая значимость исследования заключается в том, что
обобщенный материал о русской литературе в эмиграции в славянских стра­
нах в определенной степени может расширить школьную общеобразователь­
ную и вузовскую программу по истории литературы Материалы диссерта­
ции могут быть использованы органами государственной власти, различны­
ми общественными организациями как в деле возрождения патриотизма, так
и в деле налаживания прочных связей со славянскими странами
Положения, выносимые автором на защиту:
- авторская сисчематизация институтов социальной адаптации русских
эмигрантов-литераторов в славянских странах;
- анализ специфики литературной эмиграции в славянских странах;
- авторский анализ организационных форм русской литературной ди­
аспоры в Чехословакии, Югославии, Болгарии;
- обобщение роли и значения русской литературы, созданной в эмиг­
рации в славянских странах, дня мировой и национальной культуры,
- исследование историографии проблемы и характеристика источни­
ков.
Апробация диссертации. Результаты диссертационного исследования
обсуждались на заседаниях кафедры новой и новейшей исюрии России, на
аспирантских семинарах, студенческих конференциях, опубликованы в 6 на­
учных работа.
Цели и задачи исследования определили структуру диссертации, кото­
рая состоит из введения, двух глав и заключения К диссертации прилагаются
два приложения и список использованных источников и литературы
Основное содержание работы
Во введении дается обоснование актуальности темы, характеризуется
степень ее научной разработанности, анализируется источниковая база, фор­
мулируются цели и задачи, указываются хронологические и территориаль­
ные рамки, методологическая и теоретическая основы
В главе I «Формирование и адаптация русской литературной диаспоры
в 20-30-е годы X X века в Чехословакии, Югославии, Болгарии» анализиру­
ются причины выезда творческой интеллигенции, процесс ее адаптации и
специфика пребывания русских эмигрантов-литераторов в славянских стра­
нах.
Годы Первой мировой войны. Гражданской войны, голод, а позднее
жесткий идеологический террор, проходивший под знаком ожесточенной
борьбы против инакомыслящих, отразились на материальной и кульгурной
жизни России, в том числе литературной Официально гонимые Советской
властью, не принимавшие большевистской идеологии, обезличенные реа­
лиями советской жизни 20-30-х годов X X века, многие русские интеллиген­
ты покинули Россию Эти годы обозначили период формирования зарубеж-
15
НОЙ России, той, которой требовалась научная и культурная свобода, чтобы
созидать и развиваться на благо своей Родины
Эмиграция первой волны была одной из самых многочисленных
Эмигранты покидали Россию по четъфем направлениям, третьим из которых
были Балканы, а оттуда - в славянские страны' в Югославию, Болгарию, Че­
хословакию, что было обусловлено многими причинами. Во-первых, из этих
стран эмигранты рассчитывали на скорейшее возвращение домой Вовторых, это были родственные славянские народы с русофильскими настрое­
ниями В-третьих, в то время они были странами, где отношение к эмигран­
там оставалось доброжелательным со стороны как подавляющей части мест­
ного населения, так и официальных органов
Необходимо заметить, что политика правительств этих стран по отно­
шению к русским эмигрантам вообще и литераторам в частности зависела от
отношений с СССР.
Образование русских литературных диаспор на территории славянских
стран проходило при одновременной адаптации русских эмигрантовлитераюров. Это был тяжелый психологический путь Но его особенность
заключалась в том, что протекал он на территории родственных славянских
стран, во многих из которых существовали институты социальной адаптации
эмигрантов-литераторов, Условно все такого рода институты можно пред­
ставить как некую иерархию.
На первой ступени' правительственные (организованные и финанси­
руемые правительством той страны, куда прибывал эмигрант-литератор. Го­
сударственная державная комиссия, которая в свою очередь создала Комитет
русской культуры в Югославии, Специальная правительственная комиссия в
Болгарии, «Русская акция помощи» президента Т Масарика в Чехословакии)
и международные (Лига наций и ее представительства, верховный комиссар
по делам беженцев).
На второй ступени: эмигрантские (созданные по инициативе и при уча­
стии эмигрантов- Российское общество Красного Креста, Всероссийский
земский союз. Всероссийский союз городов, чешско-русская Еднота, Коми­
тет по улучшению быта русских писателей, комитет «День русской культу­
ры», «Студенческое общество всеславянского единения», «Общество русскоболгарского сближения в г Варне», «Общество единения русских в Болга­
рии»)
На ■фетьей ступени' эмигрантские организации, созданные для профес­
сионального объединения' «Союзы русских писателей и журналистов» в Че­
хословакии, Югославии, Болгарии, различные литературные объединения и
кружки («Скит поэтов», «Далиборка» «Збраславские пятницы», «Воля Рос­
сии», «Гамаюн», «Книжный кружок», «Новый Арзамас», «Литературная сре­
да»)
Благотворительные организации тоже можно считать институтами
адаптации русских эмигрантов-литераторов, как, например. Русскоболгарский благотворительный комитет, Славянское благотвори!ельпое об­
щество в Болгарии Благотворительную деятельность осуществляли члены
16
русской императорской фамилии Они оказывали необходимую помощь трем
кадетским корпусам в Сараево, Белой Церкви и трем женским институтам в
Белой Церкви, Великой Кикинде, Турском Бече. Русский очаг существовал
на средства Алисы Масарик и спонсора Джона Крейна
Духовный настрой эмигрантов менялся в процессе адаптащ1и к новым
условиям проживания и творчества. На первом этапе их творческой деятель­
ности можно выделить два преобладающих течения' 1) чувства обиды и
скорби, «плач» по родной земле; 2) политичность литературных произведе­
ний, в которых преобладала ненависть к Советам, разрущившим их образ
Родины.
Бедность была характерной чертой жизни русских эмигрантских писа­
телей, поэтов, журналистов И если старшее поколение писателей с именем
еще где-то с трудом могло изыскать средства для проживания и творчества,
то молодежь со своим новаторством и модернизмом испытывала большие
трудности Для улучшения т жизни различные институты адаптации при­
нимали определенные меры. Так, Комитет по улучшению быта русских писа­
телей и журналистов участвовал в работе по устройству их в общежитие и
выделении средств для проживания. Союзы русских писателей и журнали­
стов организовывали литературные конкурсы, где лучшие получали премии
и право печататься.
Со временем эмигранты-литераторы, уже не надеясь на скорейшее воз­
вращение домой, начинают осознавать свою деятельность как некую само­
стоятельную целостность. Чувствуя себя культурным «осколком», они Вери­
ли, что еще гфославят свою Родину, свой народ С П Постников в своей ста­
тье «Русская зарубежная литература в 1925 году» пишет' «У нас 100 газет и
почти столько же журналов Все они различного направления' монархиче­
ские, анархические, левые и т д » Далее он продолжает: «Но, конечно, нет
сомнения, что культурная работа эмиграции не пройдет бесследно и принесет
свою долю пользы освобожденной стране, пребывающей все эти годы в навя­
занной ей большевиками атмосфере насилия коммунистических догм, мысли
и чувства» Эмигранты-литераторы все еще верят, что «главная основная
творческая сила должна развиваться на Родине» ^'.
В 30-е годы X X века, когда утверждается фашистский режим, изменя­
ется международное положение в Европе, усиливается военная опасность,
происходит изменение общественного сознания и российской эмиграции
Патриотически насфоенная часть эмигрантов-литераторов отказывается от
контактов с фашистскими организациями Другие идут на сговор с фашиста­
ми для свержения Советской власти Третьи, многое переосмыслив и пере­
жив, занимают нейтральную позицию по отношению к двум набирающим
силу идеологическим системам.
Специфика жизни и деятельности русских писателей и поэтов в сла­
вянских странах заключалась, во-первых, в стремлении сохранить классиче­
ские традиции X I X века А С . Пушкин для них символизировал высочайпшй
' Постников с П Русская зарубежная литература в 1925 году / Г А Р Ф , ф 6065, оп 1. д б л 1-2
17
уровень, достигнутый русской литературой В русском зарубежье развился
настоящий культ Пушкина Даже день его рождения отмечался как День рус­
ской культуры А в год создания Комитета «День русской культуры» в день
рождения Пушкина, 8 июня, было устроено первое празднество В то время
остро чувствовалась потребность в книгах, знакомящих с родной литерату­
рой, что особенно было необходимо для русской молодежи, подверженной
денационализации за порогом русских школ. Другим примером стремления
сохранить русские традиции было издание и распространение «Хрестоматии
по литературе» Петра Бицилли, охватывающей период развития литературы
до Петровских времен Она была напечатана по заказу Земского городского
комитета и отвечала требованиям программы русской средней школы и по­
требностям внешкольного образования Учебное пособие имело широкий
спрос и распространялось в Софии и в Праге, в Париже и в Белграде
Русской эмиграции вообще и литературной диаспоре в частности в сла­
вянских странах была свойственна не только открытость русской культуры к
культуре стран, на территории которых проживали, но и частичное взаимо­
проникновение на основе родственных связей Они ощущали себя органич­
ной частью не только национальной культуры, но и культуры славянского
мира. Славянофильские традиции, существовавшие в славянских странах,
помогали русской интеллигенции и эмиграции в целом адаптироваться, пе­
реносить тяготы жизни на чужбине Славянские страны стали центрами ду­
ховного единства.
Чешское общество, десятилетиями впитывая русскую культуру, осо­
бенно отличалось русофильскими традициями Поэтому «русская акция»
президента Масарика была не единственным жестом помощи русским эмиг­
рантам Чешско-русская Еднота, Общество славянской взаимности. Русский
очаг способствовали сохранению и развитию русской культуры Все они
имели схожие цели развитие чехословацко-русских взаимоотношений, зна­
комство с русским бытом и традициями чехословацкого народа, а также со­
действие русским беженцам в знакомстве с жизнью Чехословакии Предсе­
дателем Общества славянской взаимности был издатель журнала «Славян­
ский пржеглед» Вратислав Черный В 1925 году его председателем стал чеш­
ский переводчик, поклонник русской литературы Ф, Таборский
Поддерживаемая чехословацким правительством и обществом, русская
творческая интеллигенция творила на благо России и, конечно же, принимаюп1ей страны Таким образом, семена русской культуры были брошены в
плодотворную почву и должны были прорасти Как следствие этого, были
образованы «Русское славянское общество», позднее «Студенческое общест­
во славянского единения»; издан сборник «Младорусь», главная идея которо­
го - «У нас есть одно связутошее нас, это Великое славянское страдание, к
28
истоку которого придут новые поэты, пророки и мыслители»
Управление русскими колониями в Королевстве сербов, хорватов, сло­
венцев было сосредоточено в Государственной комиссии по русским бежен' Славяне и Восток//Сб / Под рсд в Е Бланович-Зубова, А Е Католскина Прша 1921 № 1 С П
18
цам После Л Стовановича ее возглавлял Александр Белич ^'. Эго был стра­
стный русофил, и на этом поприще старался превратить Белфад, как Маса­
рик Прагу, в своеобразные «русские Афины».
А Белич особое место и значение отводил русской культуре. Во время
создания Русского культурного комитета (РКК) главным его лозунгом было подъем и развитие тех граней жизни, «без которых особенно русский интел­
лигентный человек считает себя вычеркнутым из культурной жизни - науки,
литературы и искусства, в которых он занимает достойное к общей чести
славянства место» ^. То есть, согласно его идее, русская культура является
неотъемлемой и достойной частью славянской духовности. Именно Р К К
сформировал Русскую публичную библиотеку, создал русский литературнохудожественный журнал, русское книгоиздательство, русский научный ин­
ститут, художественные студии. Это были пути пронииювсния русской
культуры в Югославию, а на фоне этого - формирование духовного благопо­
лучия русского человека, тггеллигента, писателя и поэта.
Открытый в 1932 году Русский дом имени Николая I I стал местом раз­
вития русской культуры и литературы Жители Белграда охотно посещали
выставки, вернисажи, музеи, смотрели кинофильмы, знакомились с достиже­
ниями русской литературы " Возрождению идей славянизма и духовному
обогащению русского эмигранта-литератора в Болгарии способствовало сла­
вянское общество, издававшее журнал «Славянски глас». Главной идеей этого
издания всегда было содействие сближению славянских народов на основе
идей «славянской взаимности и при руководящей роли России» '^ «Славянски
глас» следил за творчеством русской эмиграции и привлекал к себе авторов,
чьи произведения были пропитаны этими идеями Сборник «Русские в Болга­
рии» под редакш1ей Б Ивинского, опубликованный в Софии в 1923 году, так­
же способствовал возрождению идей славянизма и развитию творчества рус­
ских писателей и поэтов, оказавшихся в эмиграции.
Таким образом, эмиграция творческой интеллигенции способствовала
вспьпцке и возрождению славянизма за рубежом И чешско-русская Еднота, и
«Студенческое общество славянского единения», и сборник «Младорусь», и жур­
нал «Славянски глас», и Русский культурный комитет в Белграде, и сборник «Рус­
ские в Болгарии» не развили бы в полной мере идей славянизма, если бы не твор­
чество русской литературной диаспоры. И, наоборот, если бы творчество русских
эмигрантских писателей и поэтов не подпитывалось славянскими корнями
В главе П «Жизнь литературной диаспоры в славянских странах» анали­
зируются и характеризуются основные формы существования, взаимоотноше­
ний и судьбы русских литераторов в эмиграции, роль и значение их деятельно­
сти для общенациональной культуры России и культуры принимающих стран.
Литературная жизнь зарубежной России в славянских странах протека­
ла в виде союзов, кружков, вечеров, издательской деятельности, получала от^ См. Косин в г Русская Югославия Фрагменты истории 1919-1944//Славяноведение 1992 №4
""Тамже С 26
" См Писарев Ю А Руссия эмиграция в Югославии // Новая и новейшая история 1991 № 1
'^См ГоряиновАА «Из забытых «мелочей» журнала «Славянски глас» (1919-1913) С 56
19
ражение на страницах сборников и таких многозначащих журналов, как «Во­
ля России», «Своими путями», «Студенческие годы» (Чехословакия), «Сла­
вянски глас», «Русская мысль», «Зарницы» (Болгария), «Новое время», «Луч
света» (Югославия).
Организационные формы существования литературной диаспоры
можно разделить на два вида- официальные - учреждения, созданные с це­
лью развития русской науки и культуры и для сближения русских эмигран­
тов с народом принимающей страны, и неофициальные - кружки, общества,
вечера, которые способствовали творческому единению, адаптации и разви­
тию национальной культуры.
К официальным организациям можно отнести созданную 28 апреля
1919 года чешско-русскую Едноту За всю свою деятельность Еднота органи­
зовала 600 литературных, музыкально-вокальных вечеров, лекций, докладов
и диспутов Литературные вечера посвяп1ались как чешским писателям и по­
этам (И Безручка, От Бржезина, Я Верхлицкий, И Волькер, И Зсйсра,
П. Кржичка, И С Махар, И Неруда, А Совы, О Теср), так и русским
(Л А Андреев, А А Блок, А С Пушкин, А П Чехов, Ф.М. Достоевский,
А Ф Кони, В Г Короленко, Д С Мережковский, Н. А Некрасов, П П Потем­
кин, П И Новгородцев, М.Е Салтыков-Щедрин, Ф.К Сологуб, Л Н. Толстой,
К Н Толстой, С А Есенин) Многие вечера устраивались совместно с союзом
русских писателей и журналистов и с Русским народным университетом
Другим таким официальным местом был Русский очаг, открытый 26
ноября 1925 года Он сыграл большую роль в проведении Дней русской
культуры Неоценима его роль и в жизни эмигра1ггов. В день его пятилетне­
го юбилея Союз русских писателей и журналистов направил поздравительное
письмо, где говорилось, что «за 5 лет существования Русского очага через
его радушные комнаты, библиотеку-читальню, чайную-столовую прошли
сотни русских людей, старых и молодых Для многих Русский очаг заменил
семейный уют, с ним связаны их юные годы радости и труда».
Важную роль в развитии русской литературы в Чехословакии сыграл
комитет «День русской культуры» " Он занимался развитием русской куль­
туры и зодчества, балета и оперы, музыки, литературы и т п Организация
имела свою редакционно-издательскую комиссшо, в которую входили
Н И. Астров (председатель), С И Варшавский, А.А. Кизеветтер, В А. Мякотин, М.М Новиков, В А Розенберг, Е Ф Шмурло
Одной из наиболее крупных и влиятельных организаций в Чехослова­
кии был созданный в марте 1921 года Земгор, через который осуществлялось
" Это был официальный орган эмигрантских организаций в Чехословакии состоявший из представите­
лей различных русских обшествеиных и культурных организаций г Праги Исполнительным opianovi комитета
яв-ишся президиум, избираемый общим собранием представителей всех организаций, в\01Д1пцих в комитет Бюд­
жет комитета сознавался из добровольных ассигнований русских организаций, входящих в комитет и от прода­
жи билетов на вечера и собрания, устраиваемые комитетом (ГАРФ, ф 5850. оп 1, д 4, л 6) Президиум избирал­
ся на один год Со времени возникновения председателем была С В Панина В состав президиума входили
П г Чирикова. В Ф Булгаков, казначей П Д Д)-тгоруков. секретарь И И Заиолоко члены исполнительного ко­
митета С И Варшавский, В Г Гонтарь И В Емельянов, проф С В Завадский,
В А Лазаревский проф
И И Лалпо проф М М Новиков, В А Харламов / Г А Р Ф , ф 5850, оп 1, д 4 л 7
20
финансирование российских эмигрантов чехословацким правительством
Основные направления его деятельности - это благотворительность и куль­
турно-просветительская работа. Для литературной диаспоры очень нужной
была созданная в ноябре 1921 года Русская народная библиотека-читальня
Земгора. Анализируя состав книг библиотеки, можно сделать вывод, что ис­
ключительным спросом пользовалась беллетристика, в особенности книги
Краснова, Лаппо-Данилевского, Желиховского, Куприна, А Толстого, Арцыбашева и др.); определенное внимание уделялось советской литературе,
что давало возможность составлять и анализировать картину развития обще­
го литературного процесса; второе место занимали учебники, затем мемуары
и книги по истории, естествознанию и медицине, отчасти детские книги На
последнем месте - журналы и сборники, книги по истории литературы, по
географии и национальным вопросам, по философии и праву, публицистика
ипр. ^
Неофициальными организациями литературной жизни русской эмигра­
ции бьши так называемые литературные очаги Главными из них являлись
Союз русских писателей и журналистов ^' и Скит поэтов ^*. «Союз» и «Скит»
были двумя крупными литературными сообществами, с разной степенью ор­
ганизованности, но с определенным статусом членства.
Цель Союза русских писателей и журналистов состояла в «объедине­
нии русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословацкой Рес­
публике, для улучшения их правового и материального положения, содейст­
вия их культурной работе» ^ . «Союз» оказывал материальную и юридиче­
скую помощь своим членам. Он занимался организацией ссудной кассы, за­
щищал авторские права, выступал с ходатайством о субсидиях, визах и льго­
тах. «Союз» проводил свою деятельность совместно с Комитетом по улуч­
шению быта русских писателей и журналистов, существовавшим в 1922" Г А Р Ф . ф 5777, оп 1,д.504, л 81
" «Союз» был основан летом 1921 г сначала как Союз русских журналистов и писателей Первым
председателем его был З Г Ашкннази, которого позже сменил С Маковский Затем 17 октября 1922 г по­
сле внутренних противоречий
на его основе образовался Союз русских писателей и журналистов
(См Белошевская Л «Скит» и русская литературная Прага // Русская, украинская и белорусская эмиграция
в Чехословакии между двумя мировыми войнами Сб статей Прага, 1995 С 280) Просуществовал он до 16
октября 1941 г «Союз» объединил в своих списках 250 лигсраторов Поочередно функцию председателя
исполняли П Сорокин С Завадский, В Булгаков, Н Могилянский, Н И Астров, С Варшавский. М Нови­
ков (См Русская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-\ гг Учебное пособие /
Е И. Пивоваров и др М,1994 С 116)
" Литературное объединение «Скит поэтов», куда входили молодые русские литераторы возникло
в Праге 26 февраля 1922 г Его предшественником был немногочисленный литературный кружок, возглав­
ляемый Сергеем Рафальским. Николаем Дзевановским, Евгением Олешко и существовавший в конце 1921 начале 1922 г После этого кружок Тфеобразовался в «Скит поэтов» Его руководителем стал видный лите­
ратуровед А П Нем, переехавший в Прагу из Варшавы в январе 1922 г и начавший преподавательскую дея­
тельность в Карловом университете В 1928 г в связи с тем что в объединении были и прозаики оно полу­
чило название «Скиг», подчеркивавшее заодно и установку на цеховой характер его работы О замкнутости
объединения свидетельствовало и небольшое число официальных участников, не превышающее 36 человек
(См Белошевская л Н «Скит»//Литературная энциклопедия русского зарубежья 1918-1940 Т 2 С 43)
Кроме уже упомянутых Рафальского, Дзсвановского, к ним принаятежали' Николай Андреев, Ирина Бсм
Александр Воеводин, Альфред Вурм, Евгений Гесссн, Алла Головина, Семен Долинский, Дмитрий Иванников, Дмитрий Кобяков и др
" Постников С П Указ соч С 149
21
1932 годах и субсидированным правительством Чехословакии Однако «Со­
юз» не ограничивался только лишь профессиональными целями и задачами
Деятельность Союза русских писателей и журналистов в Чехословакии
складывалась из работы по сохранению и пропаганде культурного наследия
русского народа, традиций русской литературы; изучению современного ли­
тературного процесса и участия в нем Здесь же определялись нравственные
и политические позиции «Союза», международное сотрудничество с анало­
гичными Союзами.
Большое место в деятельности «Союза» уделялось участию его членов
в современном литературном процессе Профессионально творческий харак­
тер носили авторские чтения на узких собраниях членов «Союза» с после­
дующим обсуждением прослушанного собравшимися Помимо литературнотворческих вечеров, «Союз» проводил организационные собрания и осуще­
ствлял регулярный контроль за деятельностью членов общества Другим
своеобразным способом общения членов «Союза» был так называемый «Рус­
ский литературный клуб» Его собрания посвящались исключительно чтению
авторами своих литературных произведений, обмену мнениями по поводу
прочитанного, вольным дискуссиям на разные темы и даже музыке. Союз
русских писателей и журналистов немало содействовал литературным силам,
которые не могли себя проявить в тяжелых условиях эмиграции С этой це­
лью проводили литературный конкурс. В многосторонней деятельности
«Союза» особое место занимало международное сотрудничество Поистине
братские отношения характеризуют связи с чешскими писателями Пражский
союз поддерживал гесные связи с Союзами русских писателей в Берлине,
Париже, Белграде Это были исключительно творческие контакты Все поко­
ление «Союза» воспитывалось в понимании русской зарубежной и советской
литературы как единой литературы
«Скит» существовал в Праге с 1921 года Он не являлся организацией
чисто студенческой и, не примыкая ни к одному из поэтических течений,
стремился к объединению всех молодых поэтов независимо от их общест­
венного положения и поэтического направления
Особенностью литературной жизни в Праге было тесное сотрудничест­
во различных писательских организаций Те, кто состоял в правлении «Сою­
за», состоял и в правлении «Скита поэтов» (А Бем) и «Далиборки»
(П А Кожевников) Часто трудно было понять, какая организация проводила
то или иное мероприятие Хотя обо всех о них следует говорить отдельно,
чтобы понять жизнь литературной диаспоры
Другими неофициальными формами существования русской литера­
турной диаспоры в Чехословакии были «Далиборка», «Угельный трг», «Воля
России», «Збраславские пятницы», аналогичные кружки в Черношице, Ржевнице, Вшенорах и Мокропсах Все они способствовали развитию литератур­
ной деятельности русских эмигрантов-литераторов
Официальными организациями русской литературной диаспоры в
Югославии можно назвать Русский культурный комитет, созданный в 1928
году с целью поддержать все жизненные культурные начинания русского ип-
22
теллигентного человека Комитет помогал Русскому научному институту.
Русскому музыкальному обществу, объединениям хорового пения и драма­
тического искусства. Обществу русских художников и Русскому Соколу, иг­
рал важную роль в развитии литературной жизни русской эмиграции в Юго­
славии.
Огромную роль в развитии русской литературы играл Союз русских
писателей и журналистов. Однако он отличался своей повышенной политич­
ностью. Если собрания и вечера в пражском «Союзе» были в основном лите­
ратурными, то в белградском «Союзе» общественно-политические темы
стояли на первом месте и нередко определяли специфику литературного
творчества.
Литературная жизнь русской диаспоры концентрировалась также во­
круг кружков, таких, как «Гамаюн», «Книжный кружок», «Новый Арзамас»,
«Литературная среда» В связи с условиями жизни эмигрантов литературные
кружки были недолгосрочными. Это были яркие звездочки литературного
творчества русских поэтов и писателей Литература «русского» Белграда
создавалась в основном молодыми писателями, творческий почерк которых
определился уже в эмиграции. Среди них явно преобладали поэты Это была
та часть русской эмигрантской гюэзии, без которой история русского зару­
бежного творчества была бы не полной. Центральное место в их творчестве
занимала тема родины - России. Ностальгический мотив утраченной родины
звучит в поэтических сборниках Е. Вадимова («Где то.. », 1930), А Величковского («Песни изгнания», 1926), И. Голенищева-Кутузова («Память»,
1935), И. Лаппо («Стихотворения», 1932), Е. Таубер («Одиночество», 1935)
Образ родины, возникающий в их творчестве, основан на личных впечатле­
ниях, но нередко он формировался и под влиянием литературных образов, в
частности поэзии А.С. Пушкина и М.Ю Лермонтова. Поэзия русского Бел­
града, имея огромную художественную ценность, стремилась получить такое
же признание, как и литерахура, создающаяся в Праге, Париже и Берлине
Для многах деятелей культуры Болгария была кратковременным эта­
пом жизненного и научного пути. Болгарское правительство, хотя и не про­
водило широких акций по поддержанию творческой интеллигенции, как это
было в Чехословакии и Югославии, но оно было заинтересовано в привлече­
нии в высшие учебные заведения известных русских профессоров и создава­
ло им благоприятные условия для работы Таким образом. Софийский уни­
верситет, например, был местом литературных исследований. Союз русских
писателей и журналистов в Болгарии был местом литературного творчества
Но его деятельность не была такой яркой, как у аналогичных союзов в Праге
и Белграде Среди архивных докуметюв не прослеживается его участие и в
Первом съезде русских эмигрантских писателей и журналистов Членами
Союза были известные писатели: М М. Карпов, Ю.К. Раппопорт, Л.Н. Сто­
лица, И.Э Дуван-Торцов, Е А Полевицкая, граф Николай Зубов и др Дея­
тельность «Союза» была подвержена общему духу славянского братства. В
результате были установлены связи между Союзом болгарских писателей и
русскими эмигрантскими писателями.
23
В Болгарии так же, как в Чехословакии и Югославии, находилась рус­
ская библиотека с читальней, которая размешалась в Русском доме При биб­
лиотеке работал книжный магазин Анализ его деятельности показывает, что
большим спросом пользовалась учебная, нежели художественная литература
Литературную жизнь в Болгарии в основном представляли Л Столица,
Н Зубов, Ю. Сазонова-Слонимская, Н. Мазуркевич, Б Маккавеев и др
Было развито русско-болгарское книгоиздательство, которое в боль­
шинстве своем печатало произведения классиков
На территории славянских стран шла активная издательская деятель­
ность русских эмигрантов-литераторов
Как и в Чехословакии, в Югославии печатали тех, кто имел имя в лите­
ратурном мире и спрос у читателей. У писателей же молодого поколения
возникали большие сложности с публикацией книг. Чаще всего их произве­
дения печатались только в журналах. Еще труднее было тем, кто начал пи­
сать в середине 30-х годов, из-за их новаторства, модернистского стиля и те­
матики.
В Болгарии вокруг издательской деятельности была сосредоточена
жизнь русской литературной диаспоры («Кнут», «Изгнанник», «Молодое
слово», «Казалия», «Зарницы», и особенно «Русская мысль»)
Эмиграция носила массовый характер, а значит и большой заряд рус­
ской науки и искусства Взаимовлияние, взаимопроникновение - характерная
черта русской эмиграции в 20-30-е годы X X века в славянских странах В
последнем параграфе второй главы представлен анализ уровней, на которых
была востребована русская литература в этих странах, а именно' 1) общества
и объединения, способствовавшие такому проникновению культур; 2) рус­
ские классики и русские эмигранты в культуре славянских стран; 3) русская
литература в среде русских эмигрантов
Проведенные исследования доказывают, что восприятие русской лите­
ратуры более плодотворно и успешно проходило на славянской почве И ес­
ли во Франции процесс взаимопроникновения культур не наблюдался, то в
Чехословакии, Югославии и Болгарии он протекал активно и гармонично
Подтверждение этих мыслей мы можем найти в статье С П Постникова
«Чешская Россика» '* Издания Россики '^ в отдельных странах не имели по­
стоянства, а зависели от тех или иных отношений с СССР, а также от внут­
реннего состояния каждой страны. В Чехословакии интерес к России 1юсил
довольно устойчивый характер, причем переводились русские дореволюци­
онные произведения, советские и эмигрантские в определенных соотношенииях Причину такого интереса к русской культуре "* можно найти в замет" См Г А Р Ф ф 6065, опись I, дело 10, л М
" Под Россикой здесь понимается русская литература
* Здесь необходимо заметить, что русская эмиграция в славянски.\ странач способствовала всплеск\
интереса к дореволюционным русским писателям За 1931-1933 годы были переизданы «Дворянское гаечдо» и «Записки охотника» И С Тургенева. «Кавказский пленник» Л Толстого. «Вишневый сад» «Предло­
жение» «Палата № 6» А Чехова. «Гроза» А Н Островского; «Ночной разговор» и другие рассказы Л А н ­
дреева, «Морские рассказы» К М Станюковича, сборник стихов И Гумилева в переводе 3 Спилки
стихотворения А Ст Хомякова на русском языке неожиданным является интерес к Арцыбашев\ его «Са-
24
ке чешского литератора Винцента Червинка «Слава подвижникам»- «Чеш­
ская культура от самого начала национального пробуждения, т е. от конца
X V I I века и особенно в первой половине X I X столетия, когда народ наш стал
подниматься собственными силами, несмотря на политическую и культур­
ную гегемонию немцев, опиралась на могушественную русскую культуру,
дававшую ей надежду на лучшее будущее. Достаточно в этом отношении
указать на постоянные сношения будителей нашей народной мысли с пред­
ставителями русской науки и русской литературы (Шафрик, Ганка, Челаковский и др.). Достаточно указать на благотворное влияние, которое имели на
наше литературное творчество переводы лучших русских поэтов и романистов»
41
в заключении диссертации подведены итоги исследования, обобщены
его результаты, сформулированы основные выводы, вытекающие из содер­
жания работы.
Основные положения и выводы диссертации
отражены в следующих публикациях
1. Ченакина И.А. (Дмитриева И.А) Проблемы российских эмигран­
тов в 20-30-е годы X X века // Новая и новейшая история России: Материалы
студенческой научной конференции / Ряз гос. пед. ун-т им. С.А. Есенина Рязань, 2001.- 0,13 п л.
2. Агарев А . Ф , Дмитриева И А Институты социальной адаптации
эмигрантов первой волны в славянских странах Европы (20-30-е гг. X X в.) //
Россия и Запад в XVII-XX вв • история, взаимоотношения, интеграция: Тези­
сы докладов Международной научной конференции, 21-23 апреля 2003 г /
Ряз. гос пед. ун-т им С.А Есенина - Рязань, 2003. - 0,13 п.л.
3 Дмитриева И А Возрождение идей славянизма в Чехословакии, Юго­
славии, Болгарии как следствие русской л1ггературной эмиграции в 20-30-е гг.
X X века // Новая и новейшая история в оценках совремешшков. Сборник науч­
ных трудов / Академия права и управления. - Рязань, 2004 - 0,4 п л.
4 Дмитриева И. А К вопросу об эмиграции русской творческой ин­
теллигенции в 20-30-е годы X X века в славянских странах // Рязанский исто­
рик. - 2004.-№ 2. - 0,45 п.л
5. Дмитриева И А. Дискуссии русских эмифантов о литературе в 2030-е годы X X века в славянских странах // Никто не забыт, ничто не забыто
Тезисы докладов студенческой научной конференции - Рязань, 2005 - 0,13 п л
6. Дмитриева И А Жизнь литературной диаспоры в славянских стра­
нах (Чехословакии, Югославии, Болгарии) в 20-30-е годы X X века // Аспи­
рантский вестник Рязанского государственного педагогического университе­
та имени С.А. Есенина. - 2005. - Х2 5. - 0,2 п.л
НИН» вышел шестым изданием, «Рабочий Шевырев» вторьп! изданием, переяедена также его «Ревность»
четвертым изданием вышли романы Чарской « И \ идеал» и «Барышня в косынке» «Русские былины» вы\одят девятым изданием
■"ГАРФ,ф 5850. оп 1,д9.л35
Отпечатано с готовых диапозитивов
в 0 0 0 фирма «Интермета»
I Рязань. ) л Каляева, д 5
Тираж ^00
Заказ
U3
IH213 30
РНБ Русский фонд
2006-4
20081
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 492 Кб
Теги
bd000101141
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа