close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101200

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
АНИКЕЕНКО
Юлия Борисовна
АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
(МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)
Специальность: 12.00.14 - административное право;
финансовое право; информационное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Екатеринбург 2005
Работа выполнена на кафедре административного права Государст­
венного образовательного учреждения высшего профессионального
образования «Уральская государственная юридическая академия»
Научный руководитель -
кандидат юридических наук,
доцент Хазанов Сергей Дмитриевич
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор
Игнатенко Виктор Васильевич,
кандидат юридических наук,
доцент Потапов Александр Иванович
Ведущая
организация
Уральский
МВД Р Ф
юридический
институт
Защита состоится «8» декабря 2005 г. в 14 ч на заседании дис­
сертационного совета Д 212. 282. 02 Уральской государственной
юридической академии по адресу: 620066, г. Екатеринбург, ул.
Комсомольская, 21. Зал заседаний совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской
государственной юридической академии.
Автореферат разослан «j£_» ноября 2005 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор юридических наук,
профессор
С. Ю. Головина
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Проблема публично-пра­
вовой ответственности юридических лиц в России стала возни­
кать по мере экономического развития общества и государства.
Установление административной ответственности для юридиче­
ских лиц является эффективным способом государственной защи­
ты прав своих граждан, общества и государства от противоправ­
ной деятельности такого рода организаций.
В советской России юридические лица не играли заметной роли
из-за отсутствия свободной торговли и частной собственности, бо­
лее того, большинство из них были государственными или общест­
венными (колхозы) организациями. Поэтому необходимость влиять
на них и управлять ими с помощью административных рычагов не
была столь острой, как в настоящее время.
В условиях социалистической экономики субинститут админи­
стративной ответственности юридических лиц показал свою не­
жизнеспособность, так как государственные предприятия стали
планировать административные штрафы в сметах расходов или
закладывать соответствующие суммы в себестоимость производи­
мого товара вместо того, чтобы осуществлять профилактические
меры, создавать условия для предотвращения совершения правона­
рушений, например, строить очистные сооружения. Это было од­
ной из причин принятия Президиумом Верховного Совета СССР 21
июня 1961 г. Указа «О дальнейшем ограничении применения
штрафов, налагаемых в административном порядке».
Возрождению административной ответственности юридических
лиц способствовало развитие рыночных отношений, появление ча­
стной собственности, отмена монополии государства на внутрен­
нюю и внешнюю торговлю. С начала 90-х гг. было принято значи­
тельное количество, в том числе кодифицированных, нормативных
актов, устанавливающих административную ответственность юри­
дических лиц - Таможенный кодекс Р Ф , Налоговый кодекс Р Ф ,
Закон Р Ф от 17 декабря 1992 г. № 4121-1 «Об административной
ответственности предприятий, учреждений, организаций и объе­
динений за правонарушения в области строительства». Закон Р Ф
от 18 июня 1993 г. W 5215-1 «О применении контрольно-кассовых
машин при осуществлении денежных расчетов с населением», Ф З
3
1
«"ОС. Н А ц и о н А л ; " ^ д Я
еИБЛИОТЕКА
I
от 18 июля 1995 г. № 108-ФЗ «О рекламе», Градостроительный
кодекс Р Ф и др.
Таким образом, признание юридических лиц самостоятельными
субъектами административной ответственности послужило основ­
ным фактором развития административно-деликтных норм и декодификации административно-деликтного законодательства на том
этапе.
С принятием нового Кодекса Р Ф об административных право­
нарушениях (далее - КоАП Р Ф ) субинститут административной
ответственности юридических лиц получил системное и ком­
плексное правовое регулирование. Законодатель учел состояние
ранее действовавшего законодательства, практику его примене­
ния, а также многочисленные решения Конституционного Суда
Р Ф , Высшего Арбитражного суда Р Ф , иных высших судебных
органов по вопросам административной ответственности.
Новый К о А П Р Ф не раскрывает понятия юридического лица как
субъекта административно-деликтных правоотношений. Понятие и
признаки юридического лица «заимствованы» из фажданского за­
конодательства, при этом административное законодательство не
содержит каких-либо разъяснений, касающихся особенностей ис­
пользования этого понятия в публично-правовой сфере.
Не решенной до конца остается проблема определения вины
юридического лица. Поскольку юридическое лицо не обладает соз­
нанием, то установить его внутреннее психическое отношение к
совершенному деянию не представляется возможным. Предложе­
ние ряда авторов определять вину юридического лица путем сло­
жения вины работников коллектива не может быть поддержано ни
с точки зрения процессуальных средств ее доказывания, ни с точки
зрения материального административно-деликтного правоотноше­
ния, субъектом которого является не коллектив, а персонифициро­
ванная организация.
Анализ научных публикаций по теме, изданных после приня­
тия нового К о А П Р Ф , а также правоприменительной практики,
сложившейся за последние три года, показывает, что далеко не
все положения К о А П Р Ф отвечают объективно сложившимся об­
щественным отношениям, а значит, требуют дальнейшего совер­
шенствования.
Все изложенное и обусловило выбор темы настоящего исследо­
вания.
Степень разработанности проблемы. Теоретические основы
института административной ответственности, административноделиктного права бьши заложены задолго до принятия нового КоАП
Р Ф такими учеными-административистами, как Ю. С. Лдушкин,
Д. Н. Бахрах, К. С. Вельский, И. И. Веремеенко, И. А. Галаган,
В. И. Дымченко, М. И. Еропкин, В. В. Игнатенко, Б. М. Лазарев,
М. Я . Масленников, А. Е. Лунев, В. И. Попова, Л. Л. Попов,
Б. И. Путинский, Н. Г. Салищева, В. Д. Сорокин, М. С. Студеникина,
А. П. Шергин, Н. Ю. Хаманева, О. М. Якуба и т. д.
Начиная с 1990 г., когда в законодательстве в качестве самостоя­
тельных субъектов административной ответственности вновь начали
фигурировать юридические лица, стали появляться работы, предме­
том исследования которых выступали те или иные аспекты админи­
стративной ответственности юридических лиц. Среди их авторов
особо следует выделить А. Б. Агапова, А. Агееву, А. В. Брызгалина,
А. С. Дугенца, Л . А. Калинину, Ю. Ю. Колесниченко, А. В. Минашкина, Е. В. Овчарову, М. П. Петрова, Б. В. Российского и др.
После принятия К о А П Р Ф проблема административной ответ­
ственности юридических лиц рассматривалась в научных трудах,
докторских и кандидатских диссертациях А. Г. Березницкого,
И. В. Максимова, Н. А. Морозовой, И. В. Назарова, О. О. Томи­
лина, А. П. Солдатова, Д. И. Черкаева, Ю. В. Шилова и др.
Вместе с тем анализ административной и судебной практики
о привлечении юридических лиц к административной ответствен­
ности свидетельствует, что достаточное количество вопросов
в этой сфере остаются неисследованными, вызывают противоречи­
вые суждения.
Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследо­
вания - изучение законодательства, административной и судебной
практики по привлечению юридических лиц к административной
ответственности, выявление тенденций законодательной регламен­
тации названного субинститута, выработка предложений по совер­
шенствованию законодательства, административной и судебной
практики.
Поставленная цель достигалась посредством решения следую­
щих задач:
1) уточнение места субинститута административной ответст­
венности юридических лиц в системе административно-деликтного
права России;
2) выявление особенностей административной ответственности
юридических лиц по сравнению с административной ответственно­
стью иных субъектов административных правонарушений;
3) исследование признаков субъективной и объективной сторо­
ны состава административного правонарушения, совершаемого
юридическим лицом, их классификация;
4) комплексное теоретическое осмысление нормативных право­
вых актов, регламентировавших вопросы административной ответ­
ственности юридических лиц до вступления в силу К о А П Р Ф ,
а также норм, регулирующих административную ответственность
юридических лиц, которые содержатся в КоАП Р Ф , законах субъ­
ектов Р Ф об административных правонарушениях, законодательст­
ве стран-участниц СНГ, зарубежном законодательстве;
5) изучение эффективности административных наказаний, на­
значаемых юридическим лицам, их соотношения с иными мерами
воздействия.
Методологическая, научная и нормативно-правовая база
исследования. Методологической основой диссертационного ис­
следования стали общенаучный диалектический метод познания,
сравнительно-правовой, специально-юридический, историко-правовой и другие методы.
В качестве теоретической базы работы были использованы труды
ученых, закладывавших основы и развивавших теорию юридической
ответственности, теорию административного права: Ю. С. Адушкина, С. С. Алексеева, А. П. Алехина, Д. Н. Бахраха, К. С. Вельского,
А. В. Брызгалина, И. И. Веремеенко, И. А. Галагана, В. И. Дымченко,
A. С. Дугенца, В. В. Игнатенко, Л. А. Калининой, Ю. М. Козлова,
Ю. Ю. Колесниченко, А. П. Коренева, Б. М. Лазарева, А. Е. Лунева,
B. М. Манохина, М. Я . Масленникова, А. В. Минашкина, Е. В. Овчаровой, Г. И. Петрова, Л. Л. Попова, Б. В. Российского, Н. Г. Салищевой, В. Д. Сорокина, А. П. Солдатова, Ю. Н. Старилова, М. С. Студеникиной, Ю. А. Тихомирова, А. П. Шергина, С. Д. Хазанова,
О. М. Якубы, Ц. А. Ямпольской и др.
Научно-теоретическую основу исследования составляли работы
российских и зарубежных ученых-правоведов, занимавшихся во­
просами теории государства и права, гражданского права, уголов­
ного права, права иностранных государств: А. Бринца, О. Гирке,
Р. Иеринга, Л. Мишу, Ф. К. Савиньи, а также Н. Г. Александрова,
С. С. Алексеева, С. И. Аскназия, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся,
А. В. Бенедиктова, Д. М. Генкина, О. С. Иоффе, О. А. Красавчикова, И. А. Кистяковского, М. И. Кулагина, И. А. Покровского,
Б. И. Путинского, В. А. Рахмиловича, П. И. Стучки, Е. А. Суханова,
Ю. К. Толстого, Г. Ф. Шершеневича и др.
При написании настоящей работы изучалась практика примене­
ния КоАП РФ и законов субъектов РФ, связанная с привлечением
юридических лиц к административной ответственности, в судах
общей юрисдикции, арбитражных судах, таможенных, налоговых и
иных органах административной юрисдикции.
Научная новизна исследования. Научная новизна диссертаци­
онного исследования заключена в следующих положениях, выно­
симых на защиту.
1. В современных условиях развития государства и общества,
экономических отношений, технологического прогресса субинсти­
тут административной ответственности юридических лиц является
гарантией защиты государства и общества от противоправной дея­
тельности такого рода организаций.
3. Поскольку административная ответственность юридических
лиц является элементом их правового статуса, а последний отно­
сится к межотраслевым категориям, то при определении её значе­
ния, признаков, эффективности следует использовать юридические
конструкции гражданского, финансового, конституционного, ад­
министративного права. Некоторые элементы института админист­
ративной ответственности юридических лиц в РФ были заимство­
ваны российским законодателем из уголовного права иностранных
государств.
Однако необходимо учитывать, что при формировании этого
субинститута большинство деликтно-правовых конструкций иных
отраслей права требуют существенной модернизации, изменений,
обусловленных особенностями административно-деликтных отно­
шений.
4. Сформулировано определение административного правона­
рушения юридического лица, которым является общественно
вредное, противоправное, виновное деяние, влекущее применение
административного наказания, если оно было совершено, санк­
ционировано или допущено представителем юридического лица.
5. Выявлена проблема привлечения к административной ответ­
ственности иностранных юридических лиц, которые осуществляли
деятельность на территории Р Ф , не имея зарегистрированного
в установленном порядке представительства.
6. Исследована проблема привлечения к административной от­
ветственности государственных органов исполнительной власти,
которые не являются субъектами административной ответственно­
сти, несмотря на то, что согласно законодательству большинство из
них являются юридическими лицами или наделены правами юри­
дического лица. Назначение административного наказания госу­
дарственному органу не влечет достижения тех целей, которые
возлагаются на меры административной ответственности. Если го­
сударственный орган в процессе реализации своей фажданскоправовой правосубъектности в качестве государственного учреж­
дения совершает противоправное деяние, административную от­
ветственность должен нести его руководитель (должностное лицо).
7. Большинство составов административных правонарушений,
предусматривающих в качестве субъектов административной от­
ветственности юридических лиц, рассчитаны на один из их видов коммерческие организации. Тем не менее К о А П Р Ф не исключает
возможности привлечения к административной ответственности
некоммерческих организаций. В диссертации обосновывается не­
обходимость дифференцированного подхода к административной
ответственности организаций, владеюищх имуществом не на праве
собственности, а на праве оперативного управления (государст­
венные, муниципальные учреждения). Применение к ним имуще­
ственных административных наказаний прежде всего ущемляет
права собственника имущества, не совершавшего административ­
ного правонарушения.
8. Диссертантом доказывается необходимость учета организа­
ционно-правовых форм юридических лиц, характера и содержания
их деятельности при установлении признаков объективной и субъ8
ективной стороны состава административного правонарушения,
совершенного юридическим лицом, а также при реализации кон­
ституционного принципа индивидуализации административного
наказания.
9. При доказывании вины юридических лиц могут быть исполь­
зованы различные правовые конструкции, как связанные, так и не
связанные с установлением вины конкретных физических лиц.
В некоторых случаях противоправные виновные деяния конкрет­
ных физических лиц влекут административную ответственность
только для юридического лица (когда физическое лицо полностью
отождествляется с юридическим - ст. ч. 2 ст. 14. 23, 18. 5 КоАП
Р Ф ) , в других - юридическое и физическое лицо выступают как
соисполнители (см., например, ст. 14. 2 - 14. 4 К о А П Р Ф ) .
Определяя вину юридических лиц посредством установления ви­
ны конкретных физических лиц, необходимо исследовать вину
должностных лиц, входящих в орган управления юридического ли­
ца, иных должностных лиц, физических лиц, являющихся работни­
ками юридического лица или действующих по доверенности, выдан­
ной юридическим лицом, а также физических лиц, выполняющих
работы либо оказьшающих услуги юридическому лицу по граждан­
ско-правовому договору (представитель в силу обстановки).
В диссертации доказывается необоснованность предложения
определять вину юридического лица как совокупную вину коллек­
тива его работников.
9. При привлечении юридических лиц к административной от­
ветственности основными обстоятельствами, исключающими их
вину, следует считать:
• форс-мажорные обстоятельства, признаваемые таковыми в гра­
жданском законодательстве;
• умышленные действия должностных лиц или иных представи­
телей юридического лица, действовавших не в интересах юридиче­
ского лица, с целью причинения ему вреда;
• выполнение законных распоряжений представителей публич­
ной власти, деятельность в соответствии с официальной информа­
цией, официальными разъяснениями государственных и муници­
пальных органов власти, возлагающих на юридическое лицо ка­
кую-либо обязанность, исполнение которой и привело к наличию
9
в деяниях юридического лица признаков состава административно­
го правон^ушения;
• отсутствие у юридического лица возможности для соблюде­
ния правил и норм, за нарушение которых предусмотрена админи­
стративная ответственность, а также принятие юридическим лицом
всех зависящих от него мер, необходимых для соблюдения данных
правил и норм и предотвращения противоправных деяний.
Практическая значимость исследования. Полученные в про­
цессе исследования результаты и сделанные выводы, выработан­
ные предложения по совершенствованию правового регулирования
административной ответственности юридических лиц могут быть
использованы в правоприменительной деятельности органов ис­
полнительной власти, в деятельности судов при реализации поло­
жений КоАП Р Ф .
Материалы диссертационного исследования могут быть исполь­
зованы при подготовке и проведении занятий по дисциплинам «Ад­
министративное право», «Таможенное право», «Административная
ответственность».
Апробация результатов исследования. Основные положения
диссертационного исследования были изложены в опубликованных
научных статьях, выступлениях на научно-практических конфе­
ренциях, использовались при чтении лекций, проведении практиче­
ских занятий по курсам «Административное право» и «Таможенное
право», спецкурсу «Административная ответственность за наруше­
ния в таможенной сфере» в Уральской государственной юридиче­
ской академии.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, содержащих девять параграфов, заключения, списков норма­
тивных правовых актов, судебных решений и использованной на­
учной литературы.
10
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, указывается
степень ее научной разработанности, раскрываются методологиче­
ские и теоретические основы, цели и задачи исследования, форму­
лируются положения, выносимые на защиту, определяется научная
и практическая значимость исследования.
В первой главе «Субинститут административной ответствен­
ности юридических лиц в системе административно-деликтного права Р Ф » исследуются правовая основа, понятие, признаки
и особенности административной ответственности юридических
лиц.
В первом парафафе «Правовая основа административной
ответственности юридических лиц» анализируется история воз­
никновения административно-деликтных норм, устанавливающих
публичную ответственность юридических лиц за рубежом и в Рос­
сии, нормативно-правовая основа административной ответственно­
сти юридических лиц в Р Ф (КоАП Р Ф , законы субъектов Р Ф об
административных правонарушениях).
За рубежом публичная ответственность юридических лиц наи­
более интенсивное развитие получила в 40-50-х гг. прошлого века.
Анализ законодательства зарубежных государств показывает, что,
как правило, она устанавливается за правонарушения в области
хозяйственной деятельности, финансового, налогового и природо­
охранного законодательства. Однако публичная ответственность
юридических лиц не всегда связана с их хозяйственной деятельно­
стью, в частности уголовная ответственность устанавливается за
иные противоправные деяния. Например, Уголовным кодексом
Франции предусмотрена уголовная ответственность организаций за
преднамеренное убийство, сводничество, незаконный оборот нар­
котиков, терроризм.
В Российской Федерации законодательство об административ­
ной ответственности юридических лиц было кодифицировано на
уровне Р Ф с принятием КоАП Р Ф .
Несмотря на то, что в литературе в течение многих лет выска­
зывались предложения о принятии отдельного нормативного акта,
регламентирующего административную ответственность юридичеП
ских лиц, законодатель пошел по иному пути - КоАП Р Ф устанав­
ливает административную ответственность и юридических лиц,
и иных субъектов. Однако нормы, регулирующие административ­
ную ответственность юридических лиц, определенным образом
обособлены. На момент принятия КоАП Р Ф 278 статей его Осо­
бенной части предусматривали административную ответствен­
ность юридических лиц. При этом большинство составов админи­
стративных правонарушений юридических лиц - формальные,
и лишь 32 - материальные.
Административная ответственность юридических лиц устанав­
ливается и законодательством субъектов Р Ф . Наиболее часто адми­
нистративная ответственность юридических лиц на уровне субъек­
тов Р Ф предусматривается за нарушения санитарно-эпидемиоло­
гических правил, охраны собственности, природопользования, за
правонарушения в строительстве, на транспорте, за нарушения ох­
раны окружающей природной среды, благоустройства, охраны
культурного наследия, правил содержания сельскохозяйственных
животных. Необходимо отметить, что юридическое лицо является
основным субъектом административной ответственности, установ­
ленной законодательством субъектов Р Ф .
Во втором параграфе «Понятие, признаки и особенности ад­
министративной ответственности юридических лиц» исследу­
ются понятие административной ответственности в законодатель­
стве и административно-правовой науке, причины установления,
особенности административной ответственности юридических лиц,
определяется место субинститута административной ответственно­
сти юридических лиц в системе административно-деликтного права
России.
Административная ответственность юридических лиц - это
простой и экономичный и в то же время эффективный способ ре­
ально воздействовать на их экономические интересы с целью обес­
печения надлежащего исполнения ими своих публично-правовых
обязанностей.
Анализ научных публикаций позволил сделать следующие вы­
воды. Во-первых, административная ответственность юридических
лиц есть правовое явление, опосредующее деятельность уполномо­
ченных органов публичной администрации, суда, направленную на
12
применение к юридическим лицам, совершившим административ­
ное правонарушение, административных наказаний в установлен­
ном законом процессуальном порядке. Во-вторых, административ­
ная ответственность юридических лиц - это правовой субинститут,
представляющий собой совокупность правовых норм, устанавли­
вающих основания привлечения к ответственности юридических
лиц, регулирующих виды, порядок назначения административных
наказаний и т. д. В-третьих, административная ответственность
юридических лиц - это совокупность регулятивно-деликтных и охранительно-деликтных правоотношений: регулятивно-деликтные
возникают с момента вступления в силу закона, предусматривающе­
го данный юридический состав, охранительно-деликтные - с момен­
та совершения противоправного деяния, признаваемого административно-деликтной нормой административным правонарушением,
и назначения административного наказания.
Административной ответственности юридических лиц присущи
отличительные признаки, среди которых автором выделяются сле­
дующие:
1. Административная ответственность юридических лиц имеет
специальное правовое регулирование, эти нормы образуют субин­
ститут, входящий в институт субъектов административной ответст­
венности - составную часть административно-деликтного права
как подотрасли административного права.
Об этом свидетельствуют такие факторы:
• содержание правового субинститута административной ответ­
ственности юридических лиц выражают специфические понятия,
термины и определения: вина и виновность юридического лица,
административные наказания юридического лица и др.;
• административная ответственность юридических лиц является
элементом их правового статуса, а последний относится к межот­
раслевым и регулируется нормами гражданского, финансового,
административного права;
• развитие правового субинститута административной ответст­
венности юридических лиц было обусловлено объективными фак­
торами, прежде всего развитием экономических отношений, их ус­
ложнением;
13
• дифференциация между административной ответственностью
физических и юридических лиц проявляется в различном перечне
административных наказаний, которые могут быть назначены этим
субъектам;
• порядок привлечения юридических лиц к административной
ответственности имеет свою специфику.
2. Особенности установления вины юридических лиц закрепле­
ны в ч. 2 ст. 2.1 К о А П Р Ф .
3. Все юридические лица, независимо от их организационноправовых форм и форм собственности, могут привлекаться к адми­
нистративной ответственности, но основными ее субъектами явля­
ются российские коммерческие организации.
4. На содержание института административной ответственности
юридических лиц большое влияние оказывают юридические конст­
рукции гражданского права, из которого заимствованы понятие
вины (ст. 401 Г К Р Ф ) , правила правопреемства при ликвидации
и реорганизации юридического лица, а также понятие и признаки
самого субъекта-юридического лица.
5. Юридические конструкции уголовного права (вина, признаки
субъекта, объективной стороны состава преступления) не могут
в полной мере быть использованы в административно-деликтном
праве.
6. Производство по делам об административных правонаруше­
ниях, которое ведется в отношении юридических лиц, имеет свои
особенности. В их числе можно назвать арбитражно-процессуальную форму привлечения юридических лиц к административ­
ной ответственности, процессуальный статус законного представи­
теля, особую подведомственность по делам об административных
правонарушениях юридических лиц.
Вторая глава «Коллективные субъекты административной
ответственности» посвящена исследованию правового статуса
юридических лиц как субъектов административной ответственно­
сти, рассмотрению проблем привлечения к административной от­
ветственности государственных, муниципальных органов власти,
иных коллективных субъектов, не обладающих статусом юридиче­
ского лица.
14
в первом параграфе «Юридическое лицо как субъект адми­
нистративной ответственности» анализируются понятие, призна­
ки юридического лица, а также вопрос о влиянии организационноправовой формы юридического лица на его административную от­
ветственность.
Основную сложность при изучении данного круга вопросов
обусловливает тот факт, что административная деликтоспособность юридических лиц является компромиссом между частными и
публичными интересами. С одной стороны, конструкция юридиче­
ского лица заимствована из гражданского права, с другой - юриди­
ческое лицо признается субъектом публичных правоотношений,
в том числе административно-деликтных.
К о А П Р Ф не дает ответа на вопрос, какой именно вид юриди­
ческих лиц, какой организационно-правовой формы может быть
привлечен к административной ответственности. Анализ право­
применительной практики показывает, что важное значение при
исследовании объективной стороны состава административного
правонарушения и назначении административного наказания
имеет отнесение юридического лица к коммерческим или неком­
мерческим организациям.
Некоммерческие юридические лица или фактически не могут
(органы общественной самодеятельности, товарищества собствен­
ников жилья, садоводческие кооперативы и пр.) выплачивать
большие суммы штрафов, или их бюджетом (юридические лица получатели бюджетных средств - государственные и муниципаль­
ные учреждения) не предусмотрена такая статья расходов.
В нескольких составах, закрепленных в статьях Особенной
части К о А П Р Ф , субъектами правонарушения могут быть не лю­
бые юридические лица, а только обладающие специальным стату­
сом. Это позволяет выделить признаки общего и специального
субъекта - юридического лица как субъекта административной
ответственности.
Полностью исключать административную ответственность не­
коммерческих организаций неправомерно, однако нужно диффе­
ренцированно подходить к формулированию юридических соста­
вов с тем, чтобы некоммерческие организации не включались
15
в число субъектов административных правонарушений в сфере
предпринимательства, хозяйственной деятельности.
Организационно-правовая форма юридического лица в ряде
случаев расценивается арбитражными судами в качестве обстоя­
тельства, смягчающего административную ответственность. По­
скольку закрепленный в ст. 4. 2 КоАП Р Ф перечень смягчающих
обстоятельств является открытым, подобная практика вполне пра­
вомерна.
По мнению диссертанта, организационно-правовая форма юри­
дического лица должна иметь значение не только при назначении
административного наказания, но и при исследовании объективной
и субъективной стороны состава правонарушения, в частности при
установлении, действиями какого именно представителя юридиче­
ского лица совершено противоправное деяние.
Автор критически оценивает положения чч. 3 - 8 ст. 2.10 КоАП
Р Ф , полагая, что административно-деликтное правопреемство
нельзя считать обоснованным ни с точки зрения норм материаль­
ного административного права, ни с точки зрения процессуальных
норм, регламентирующих процесс привлечения к административ­
ной ответственности. Сопоставление норм, закрепленных в ст. 4. 5
КоАП Р Ф , с нормами гражданского законодательства показывает,
что 65 дней (для банков и иных кредитных организаций 6 месяцев),
в течение которых проходит реорганизация юридического лица,
вполне достаточно, чтобы выяснить все обстоятельства дела и при­
влечь виновных к административной ответственности, тем более
что кредиторы (участники гражданско-правовых отношений)
должны уложиться в этот срок для заявления своих требований.
Во втором параграфе «Проблемы привлечения к администра­
тивной ответственности отдельных видов организаций» делается
вывод об ошибочности признания субъектами административного
правонарушения таких коллективных субъектов, как государствен­
ные и муниципальные органы власти, филиалы и представительства
юридических лиц, а также иных организаций, не наделенных права­
ми юридического лица.
Привлечение государственных и муниципальных органов вла­
сти к административной ответственности не имеет смысла, проти­
воречит целям административного наказания, поскольку в случае
16
назначения имущественных санкций урон причиняется государст­
венной казне или консолидированному федеральному бюджету.
Государственные и муниципальные органы финансируются за
счет государственного и муниципального бюджетов, а суммы,
полученные при исполнении имущественных наказаний, снова
поступают в бюджеты различных уровней. Согласно ст. 46 Бюд­
жетного кодекса Р Ф штрафы подлежат зачислению в местные
бюджеты по месту нахождения органа или должностного лица,
принявшего решение о наложении штрафа, если иное не преду­
смотрено настоящим кодексом и иными законодательными акта­
ми Р Ф . Налицо перекладывание денег из «одного кармана в дру­
гой», при этом цели наказания (общая и частная превенция) не
достигаются. Если государственный орган в процессе реализации
своей гражданско-правовой правосубъектности в качестве госу­
дарственного учреждения совершает противоправное деяние, ад­
министративную ответственность должен нести его руководитель
(ст. 289-306 Б К Р Ф ) , его должностное лицо.
Филиалы и представительства юридических лиц не могут вы­
ступать в качестве самостоятельных субъектов административных
правонарушений (они наделяются имуществом юридическим ли­
цом, являются его структурными подразделениями и не участвуют
в гражданском обороте от своего имени).
На момент принятия К о А П Р Ф в нем была предусмотрена воз­
можность привлечения к административной ответственности объе­
динений юридических лиц. Например, ст. 5.18 и 5.19 КоАП Р Ф устанавлргеали административную ответственность избирательно­
го объединения, блока. Однако федеральным законом от 21 июля
2005 г. в избирательное законодательство был внесен ряд измене­
ний, согласно которым политическим партиям запрещается созда­
вать избирательные блоки с другими политическими партиями в
период избирательной кампании. Таким образом, субъектами ад­
министративной ответственности не являются объединения юри­
дических лиц, не наделенные правами юридического лица.
В третьей главе «Особенности субъективной и объеюгивной
стороны состава административного правонарушения, совер­
шенного юридическим лицом» исследуются теории юридическо­
го лица и правовые конструкции вины юридического лица, практи17
ческие проблемы установления их вины, разграничиваются проти­
воправные деяния юридических и физических лиц.
Первый параграф «Теории юридического лица и правовые
конструкции административно-деликтной вины юридического
лица» посвящен рассмотрению нашедших свое отражение в зако­
нодательстве и правоприменительной практике научных теорий
правосубъектности, вины юридического лица. В зависимости от
того, кто является носителем правосубъектности юридического
лица, кто формирует его волеизъявление, трансформируется и по­
нятие его вины. Все научные теории сходятся в одном: юридиче­
ское лицо - это некоторое имущественное и организационное един­
ство, выступающее в гражданском обороте в качестве персонифи­
цированного носителя прав и обязанностей.
Причин появления множества различных теорий юридического
лица несколько. Прежде всего, это разные уровни экономического
развития и различия в политическом устройстве государств, в ко­
торых жили и работали правоведы. Так, советские ученые на пер­
вый план выдвигали социальную цель создания, функцию юриди­
ческих лиц, и поэтому возникли теории коллектива (А. В. Венедик­
тов), государства (С. И. Аскназий), директора (Ю. К. Толстой). Это
объясняется (повторим) прежде всего тем, что в СССР были не
развиты частная собственность, торговля, предпринимательская
деятельность. Зарубежные ученые предлагают теории фикции
(Савиньи), целевого имущества (Бринц), интереса (Иеринг) и др.,
которые соответствуют основной цели создания юридических лиц получению коммерческой выгоды. Вторая причина - различия
в мировоззрении, философских взглядах ученых.
Приверженцы теории фикции трактуют юридическое лицо как
юридическую конструкцию, как идеальную сокращенную связь
юридических фактов, отношений и норм, как организацию. Фик­
ция - это юридическое предписание, переносящее хорошо извест­
ную технику юридических отношений индивидов на юридические
отношения корпораций. Таким образом, юридическое лицо - аб­
страктное понятие и вина его абстрактна, отсюда вину можно не
учитывать при привлечении юридических лиц к ответственности.
Положения теории фикции были восприняты Таможенным кодек­
сом РФ 1993 г.
18
Цивилистическая теория коллектива А. В. Бенедиктова нашла
своих последователей в административно-деликтном праве. Неко­
торые ученые-административисты (В. И. Дымченко, А. П. Солдатов, Н. А. Морозова, Ю. Ю. Колесниченко) пытаются при объяс­
нении института вины юридических лиц использовать теорию кол­
лектива (с некоторыми вариациями). Однако названная теория
имеет ряд недоработанных моментов, недочетов. Прежде всего,
нельзя по каждому оперативному вопросу выяснить мнение всех
работников юридического лица, коллектива. Более того, если ре­
шение, исполнение которого образует состав административного
правонарушения, принимает совет директоров или акционеры либо
общее собрание товарищества собственников жилья, - это решение
органа управления данным юридическим лицом, а не всего коллек­
тива, даже если по количественному признаку они совпадут.
В теории директора Ю. К. Толстого правосубъектность юриди­
ческого лица олицетворяют его директор и органы управления. Он
(они) уполномочены действовать от имени организации, являются
основными носителями юридической личности юридического ли­
ца. Отсюда вина юридического лица зависит от вины его должност­
ных лиц. С этим выводом нельзя не согласиться, так как если в дей­
ствиях должностных лиц юридического лица нет вины, то можно ли
вообще говорить о событии правонарушения по составам с умыш­
ленной формой вины? Однако в административно-деликтных отно­
шениях данная теория в полном объеме не работает. Объективную
сторону правонарушения юридического лица выполняет более ши­
рокий круг физических лиц: должностные лица, входящие или не
входящие в орган управления юридического лица, а также отдель­
ные работники по трудовому или гражданско-правовому договору
(представительство юридического лица из обстановки).
Во втором параграфе «Некоторые практические проблемы
установления административно-деликтной вины юридических
лиц» рассматриваются обстоятельства, свидетельствующие о ви­
новности юридического лица, а также обстоятельства, исключаю­
щие его вину.
Часть 2 ст. 2.1 КоАП Р Ф содержит не определения форм и видов
вины юридических лиц, а, скорее, условия наступления админист­
ративной ответственности, при наличии которых вина может быть
19
установлена. В этой связи возникает необходимость в доктринальном толковании вины юридического лица, разрешении проблем её
доказывания.
Думается, что единственный подход к установлению вины
юридического лица не может быть выработан. Причиной тому
является необходимость учета при этом одновременно множества
факторов-обстоятельств, которые требуется исследовать, чтобы
установить виновность юридического лица в совершении админи­
стративного правонарушения.
К таким обстоятельствам можно отнести:
• наличие в виновных действиях должностных лиц, входящих в
органы управления юридического лица, или иных должностных
лиц, а также работников юридического лица, признаков состава
административного правонарушения или преступления;
• способ формирования «воли» юридического лица, направлен­
ной на совершение противоправного деяния;
• установление того факта, закреплены ли в уставе юридиче­
ского лица, должностных инструкциях определенные должност­
ные обязанности в числе полномочий конкретных физических лиц
или административное правонарушение совершено с превышени­
ем полномочий, ознакомлено ли физическое лицо с документами,
должностными инструкциями, регламентирующими круг его про­
фессиональных обязанностей, и т. д.;
• выявление непосредственного носителя регулятивной пуб­
лично-правовой обязанности (должностного лица или иного пред­
ставителя, на которого регулятивная норма возлагает обязанность
по исполнению предписаний), в результате неисполнения которой
было совершено административное правонарушение;
• действия представителя юридического лица в интересах юри­
дического лица или во вред им.
Таким образом, при доказывании вины юридических лиц могут
бьггь использованы различные правовые конструкции, как связан­
ные с установлением вины конкретных физических лиц, так и не
связанные с ее установлением.
Если определять вину юридических лиц посредством установ­
ления вины конкретных физических лиц, то следует при характе­
ристике вины юридических лиц использовать признаки умысла
20
и неосторожности. Однако понятия форм и видов вины, закреп­
ленные в ст. 2. 2 К о А П Р Ф , ориентированы на наступление обще­
ственно вредных последствий и не учитывают того, что большин­
ство составов административных правонарушений являются фор­
мальными.
С учетом изложенного предлагаются следующие определения
форм административно-деликтной вины. Административное пра­
вонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его
совершившее, сознавало противоправный характер своего деяния
(действия либо бездействия) и желало его совершения. Админист­
ративное правонарушение признается совершенным по неосторож­
ности, если лицо, его совершившее, не сознавало противоправного
характера своего деяния (действия либо бездействия), но при
должной степени разумности и осмотрительности должно было
и могло его сознавать.
В третьем параграфе «Юридические конструкции разграни­
чения противоправного деяния физического и юридического
лица» указывается, что юридическое лицо в материальных отно­
шениях административной ответственности олицетворяет должно­
стное лицо, как входящее в орган управления юридического лица,
так и не входящее в него, а также любой работник по трудовому
или гражданско-правовому договору. Предлагается новый термин представитель юридического лица.
Действия юридического лица объективизируются действиями
физических лиц, которые олицетворяют его правосубъектность:
директора, совета директоров, акционеров, общего собрания соб­
ственников жилья в товариществе собственников жилья, должно­
стного лица, т. е., органов управления юридическим лицом, и, на­
конец, непосредственного исполнителя - физического лица, яв­
лявшегося представителем юридического лица. Правонарушение
юридического лица объективизируется деяниями должностных
лиц, наделенных организационно-распорядительными или адми­
нистративно-хозяйственными полномочиями.
Административное правонарушение должностного лица, наде­
ленного организационно-распорядительными или административ­
но-хозяйственными полномочиями, будет трансформироваться
в административное правонарушение юридического лица только
21
в том случае, когда данное должностное лицо, участвуя в служеб­
ных внутриуправленческих отношениях, одновременно нарушает
отношения внешнего управления.
Однако определение вины юридического лица через вину долж­
ностного лица вовсе не означает, что во всех случаях к админист­
ративной ответственности должны привлекаться одновременно
и должностное, и юридическое лицо.
Административную правосубъектность юридического лица мо­
жет олицетворять не только должностное лицо, но и работник
юридического лица по трудовому или гражданско-правовому дого­
вору. Думается, что юридическое лицо можно привлечь к админи­
стративной ответственности за действия любого его работника при
соблюдении трех условий: 1) работник действовал в пределах сво­
их полномочий, своей служебной (трудовой) функции; 2) он был
наделен полномочиями по управлению юридическим лицом в силу
закона, уставных документов или доверенности либо выполнял
отдельные функции от имени юридического лица в соответствии
с внутриорганизационным распределением обязанностей; 3) он
действовал в интересах юридического лица. Если эти условия не
соблюдены, то говорить об административно-правовой ответствен­
ности юридического лица вряд ли возможно.
В нормативных правовых актах не выработано единого понятия
физического лица, олицетворяющего его правосубъектность и спо­
собного выступать от его имени и по поручению в материальных
административно-деликтных отношениях. В этой связи мы предла­
гаем ввести новый термин, обозначающий физическое лицо - над­
лежащего представителя юридического лица в материальных ад­
министративно-деликтных отношениях, который участвует в фор­
мировании воли юридического лица, действует в его интересах,
наделен правом внутреннего управления в рамках юридического
лица или является представителем в силу обстановки - представи­
тель юридического лица.
До конца не решенной остается проблема субъектного состава
административного правонарушения в том случае, когда юридиче­
ским лицом управляют не только персонифицированные физиче­
ские лица, входящие или не входящие в орган управления юриди­
ческого лица (директор, члены совета директоров, правления, на22
блюдательного совета), но и управляющие компании, являющиеся
самостоятельными юридическими лицами.
Представляется, что деятельность управляющей компании в
случае совершения административного правонарушения можно
рассматривать следующим образом: если такая компания приняла
решение, в результате которого было совершено административ­
ное правонарушение, её следует привлекать к административной
ответственности по соответствующей статье Особенной части
К о А П Р Ф , а управляемое ею юридическое лицо освободить от
административной ответственности или в зависимости от обстоя­
тельств дела рассмотреть его деяния как соучастие (прямое соисполиительство) и привлечь обоих юридических лиц к админист­
ративной ответственности.
Четвертая глава «Меры административной ответственности
юридических лиц» посвящена изучению административных
и квазиадминистративных наказаний юридических лиц.
В первом параграфе «Административные наказания, назна­
чаемые в отношении юридических лиц» отмечается, что из-за от­
сутствия у юридических лиц сознания и психики назначение преду­
преждения влечет для них только состояние административной наказанности, что немаловажно при привлечении к административной
ответственности за повторное правонарушение. Диссертант полага­
ет, что условиями применения (назначения) административного на­
казания в виде предупреяедения являются: административное право­
нарушение совершено впервые, по неосторожности, отсутствуют
обстоятельства, отягчающие административную ответственность,
и, наоборот, присутствуют обстоятельства, смягчающие админист­
ративную ответственность, и т. д.
Поскольку Конституционный Суд Р Ф со ссылками на приори­
тет конституционных основ надлежащего функционирования су­
дебной власти признал соответствующим Конституции Р Ф назна­
чение административного штрафа в административном порядке,
диссертант полагает, что высказанные в научной литературе пред­
ложения о передаче всех административных наказаний в ведение
судов (судей) могут быть реализованы только при условии пере­
смотра количества составов административных правонарушений
и самого понятия административного правонарушения, его места
23
и роли в системе юридических средств борьбы с противоправной
деятельностью.
В новом КоАП Р Ф возмездное изъятие предусмотрено в отно­
шении юридических лиц только в санкции ч. 3 ст. 20.8. Однако за­
конодатель не отказался от данного административного наказания,
так как с его помощью наиболее точно достигается основная цель
административного наказания - предупреждение совершения но­
вых административных правонарушений. Если нет имущества,
с помощью которого можно совершить правонарушение, не будет
и самого правонарушения.
В диссертации отмечается определенное противоречие в право­
вом регулировании такого вида административного наказания, как
конфискация. Часть 3 ст. 3. 7 КоАП Р Ф содержит новеллу: не явля­
ется конфискацией изъятие из незаконного владения лица, совер­
шившего административное правонарушение, орудия совершения
или предмета административного правонарушения. Конфискация
производится не только у собственника предмета правонарушения,
но и у лица, которому орудие совершения или предмет админист­
ративного правонарушения были вверены и находились у него на
законном основании. В то же время в ряде статей Особенной части
КоАП Р Ф (в 23 составах) в отношении предметов, изъятых из обо­
рота и находящихся в противоправном владении, в качестве санк­
ции предусмотрена конфискация (такая санкция предусмотрена,
например, в ст. 7. 12 КоАП Р Ф - конфискация контрафактной про­
дукции).
Характеризуя такое наказание, как административное приоста­
новление деятельности, автор отмечает, что одной из его особенно­
стей является исполнение до вступления в силу постановления
о назначении данного наказания.
Во втором параграфе «Квазиадминнстративные наказания и
проблемы правового регулирования квазиадминистративной
ответственности юридических лиц» делается вывод о наметив­
шейся после принятия КоАП Р Ф «декодификации» законодатель­
ства об административной ответственности на уровне Р Ф , что
нельзя признать обоснованным.
В К о А П Р Ф не были включены нарушения налогового законо­
дательства, совершаемые юридическими лицами и индивидуаль-
24
ными предпринимателями, исполнительские, процессуальные,
банковские штрафы, хотя по своему характеру подобные виды
ответственности являются административно-правовыми, на что
неоднократно указывали в своих решениях Конституционный Суд
Р Ф , Высший Арбитражный суд Р Ф и Верховный суд Р Ф .
Подобная позиция законодателя не вписывается в концепцию
«сплошной» кодификации административно-деликтного права и
требует дополнительной аргументации.
В правовой российской науке высказаны две противоположные
точки зрения на проблему правового регулирования квазиадминист­
ративной ответственности юридических лиц. Исходя из логики за­
конодателя если «нетрадиционные» правонарушения не были ис­
ключены из Н К Р Ф и из других законов и включены в новый КоАП
Р Ф , то самостоятельный правовой институт «налоговой ответствен­
ности» и других подобных видов ответственности имеет право на
существование. Но как справедливо замечает В. Д. Сорокин, нельзя
ученым-административистам воспринимать «юридическую продук­
цию федерального законодателя как истину в последней инстанции.
Когда же законодатель меняет свою позицию, то такое некритиче­
ское отношение некоторых ученых явно их подводит».
Анализ нормативных правовых актов и научных публикаций
позволяет сделать вывод, что налоговые, финансовые, процессу­
альные, исполнительные правонарушения выступают фактическим
основанием административной ответственности, если в качестве
меры принудительного воздействия предусматривают штрафные
санкции. Однако формальное исключение данных мер из КоАП Р Ф
привело к отсутствию единого порядка их назначения, в том числе
общих правовых принципов их применения.
В заключении сформулированы основные выводы диссертаци­
онного исследования, подведены итоги работы.
25
Основные полоокения диссертационного исследования
ражены в следующих публикациях автора:
от­
1. Аникеенко Ю. Б. Некоторые проблемы административной от­
ветственности юридических лиц // Глобализация: реальность, про­
тиворечия, перспективы: Тезисы докладов V ежегодной научнопрактической конференции. - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарно­
го ун-та, 2002. -1.2. - С. 10 - 13.
2. Аникеенко Ю. Б. Административный штраф как мера админи­
стративной ответственности юридических лиц // Стратегия разви­
тия Р Ф в период рыночных реформ: правовой и экономический
аспекты: Материалы научно-практической конференции. - Екате­
ринбург: Изд-во УрГУ, 2002. - Ч . 1. - С. 12 - 16.
3. Аникеенко Ю. Б. Меры административной ответственности
юридических лиц // Административное право на рубеже веков:
Межвуз. сб. науч. трудов. - Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2003. 4 . 2 . - С . 194-201.
4. Аникеенко Ю. Б. Филиалы и представительства юридических
лиц как субъекты административной ответственности // Право­
вые, экономические и социальные аспекты развития России нача­
ла X X I века: Материалы научно-практической конференции. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2004. - Ч.1. - С.8 - 12.
5. Аникеенко Ю. Б. Административная ответственность юри­
дических лиц за нарушения авторских и смежных прав, изобрета­
тельских и патентных прав в Р Ф // Бизнес. Менеджмент. Право. 2 0 0 4 . - № 3 . - С . 80-86.
6. Аникеенко Ю. Б. Проблемы административной ответствен­
ности государственных органов и органов местного самоуправле­
ния // Актуальные вопросы публичного права: Материалы I I I
Межрегиональной научной конференции молодых ученых и сту­
дентов. - Екатеринбург: Издательский дом У р П О А , 2005. Вып. 3.-С. 409-418.
26
Подписано в печать 01.11.05. Формат 60x84/16.
Бумага писчая. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 0,98. Уч.-изд. л. 1,01.
Тираж 100 экз. Заказ № 806
Отдел оперативной полифафии
Издательского дома УрГЮА.
620066, Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21
IP21 397
РНБ Русский фонд
2006-4
20140
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
1 209 Кб
Теги
bd000101200
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа