close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Дети войны о войне. Воспоминания жителей Солонешенского района Алтайского края

код для вставкиСкачать
Великая Отечественная война отняла у детей детство, искалечила их судьбы. Дети военного времени повзрослели быстрей своих лет. "Дети войны", жители Солонешенского района Алтайского края, пережив страдания и боль, крепко встали на ноги, заслужили при
«Дети войны» о войне.
Воспоминания жителей Солонешенского района
Мы - дети военного времени,
Взрослели быстрей своих лет.
И детство, войной опаленное,
Прошло среди горя и бед.
Познали и голод, и холод,
И тяжкий физический труд.
За партой сидели мы тихо,
Но вот на работе, уж, тут…
Знаком нам не понаслышке
Картошки тяжелый мешок.
И собранный после уборки
Пшеницы святой колосок.
Спешащим на фронт эшелонам
В пургу расчищали пути
В лесу на делянах трудилисьЛюдей от морозов спасли.
Частенько тогда голодали.
И что то была за еда:
Оладьи из старой картошки,
Крапива да лебеда.
Одеты, обуты в обноски…
Но счастливы были вполне,
Что выстрадали Победу
Со взрослыми наравне.
Принято считать, что детство - самое счастливое и беззаботное время
жизни человека. Но поколение, рожденное в 30-40 –е годы 20 столетия так и
не насладилось детскими играми и забавами, сразу шагнуло в большую
взрослую жизнь, где были бомбежки, гибель близких людей, тяжелый
недетский труд и раннее сиротство – шла Великая Отечественная война.
Детей, разделивших со взрослыми все ужасы военного лихолетья, мы
называем: «детьми войны».
Сегодня на Алтае проживают более 250 тысяч детей войны, это почти
каждый второй гражданин пенсионного возраста. В Солонешенском районе
также много проживает детей войны. И воспоминания многих печатались и
печатаются в нашей районной газете «Горные Зори». Пережив страдания и
боль, большинство из них выстояли, крепко встали на ноги и своим трудом,
порядочностью, добротой, активной жизненной позицией заслужили
признание, уважение в семье, коллективе, обществе. Их молодыми руками
восстанавливалось разрушенное войной народное хозяйство. Многие из них
за свой самоотверженный труд имеют правительственные награды и звания.
Сегодня возрастает роль детей войны в сохранении исторической правды о
войне и передаче ее молодому поколению. Я остановлюсь только на
некоторых воспоминаниях наших земляков, детей войны.
ВОРОНИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ, учитель физики,
астрономии, информатики. Его мама Заборская Елизавета Ивановна с 37-41
гг. обучалась в пединституте им. Герцена на географическом факультете,
получила направление на Алтай в Солонешенский район. Начала работать в
Сибирячихинской средней школе. А отец его Воронин Александр Петрович
из Барнаула приехал в Сибирячихинскую среднюю школу преподавателем
физкультуры. В 1941 г. они поженились, в 1942 г. отца забрали на фронт, а в
1943 г. он погиб под Сталинградом. Он так и не увидел своего единственного
сына. Сын знает отца только по фотографиям. Александр Александрович
родился в 1942 г., в 1943 его маме дали место завуча в Солонешенской
средней школе и она там проработала до 60 г. Александру запомнилась еда
под названием «гоголь-моголь»: разбить в чашку сырое яйцо, размешать,
посолить и макать в содержимое кусочком хлеба. Помнит, что в Новый год
на нем были штаны с заплатками и кирзовые сапоги.
КАРЗАНОВА ЕКАТЕРИНА ИВАНОВНА: когда началась война, ей
было неполных 15 лет. Но она не была беззаботной девчонкой, как многие
нынешние девчонки этого возраста. Мама ее умерла в 36 году, отец
расстрелян в 37 г. ЕЕ отдали на воспитание в чужую семью на
Комсомольскую ферму. У Екатерины были еще младшие брат и сестра, с
которыми ей пришлось расстаться на долгие годы. Началась ее взрослая
жизнь: была в «няньках», пасла коров, где платой за труд была лишь еда.
Работу совмещала с учебой. В школе 7 класс стал для нее выпускным. Зимой
1941 г. ее повезли в Бийск учиться в ФЗО (фабрично-заводское обучение).
Жила в общежитии с такими же 15-16 летними мальчишками и девчонками,
питались в столовой, где и на первое и на второе были похлебка из лебеды да
огурцов. Есть хотелось постоянно. Через год после обучения их повезли в
г. Томск работать на эвакуированном из Ленинграда военном заводе имени
Вахрушева. Там она работала за револьверным станком, на котором
изготавливались детали для снарядов. Работали по 12 часов. Перерыв только
на обед в рабочей столовой. Здесь давали хлеб и чашку супа, которую
выпивали через край. Вспоминает Екатерина Ивановна: «Выпьем похлебку и
бросим чашку, а она потом долго катится через всю столовую да гремит.
Были еще дети и хотелось пошутить. Раз в сутки по карточкам давали 900 гр.
хлеба, пока идут до общежития, весь съедят. Хранить хлеб в общежитии
смысла не было, хоть как спрячь! На ногах носили тряпичные ботинки с
деревянной подошвой, очень скользкой. Труд на заводе был тяжелым,
особенно для подростков, которые и до станков не доставали, и им
приходилось вставать на ящики. Недосыпали, недоедали. Однажды Катя
спряталась в тумбочку, чтобы спокойно выспаться, но мальчишки нашли ее
там и налили воды в карманы фуфайки. Она жила и трудилась с
воспитанниками Тополинского детского дома. Они опекали друг друга,
помогали пережить трудное время. Ребята владели навыками шитья и в знак
дружбы сшили ей из рабочего халата сарафан. Вместе они и Победу
встретили, о которой услышали по радио. Громкий голос Левитана разбудил
их после тяжелой смены. Крепкий сон как рукой сняло: девочки прыгали на
кроватях, рыдали, смеялись, обнимались. До 47 года Катя работала на этом
заводе, а потом вернулась на Родину.
СЕМЕН БЕРЛЯКОВ в 1941 г. пошел в 1 класс. В далеком от города
селе Тальменка не было ни радио, ни телефона, ни автомашин. Бывало,
заедет какая – ни будь чужая машина, а ватага ребятишек бежит за этой
диковинкой, пока не покинут силы. Когда забрали мужчин, в деревне
остались дети не старше 10 лет. Закончились озорные, беззаботные детские
игры. 1 сентября открылась школа, учитель рассказывала об оборонительных
боях, читала стихи о войне, о русском характере, доблести, геройстве бойцов.
Семен Берляков помнит, как пошли письма с фронта, примерно через месяц.
А когда их не было, почтальона спрашивали, не забыла, не обронила ли она
письма. Женщины бегали к тем, кто получал письма, чтобы узнать, не видели
ли написавшие их братьев, мужей или сынов. Все письма с фронта шли
треугольниками, а в многодетную семью Токаревых пришло первое
прямоугольное письмо. Через некоторое время послышался плач горестный, безутешный, многоголосый. На него со всего села побежали
женщины. Это была первая похоронка в селе.
В феврале 1943 года дети подготовили концерт, в который входили песни,
стихи, короткий спектакль. Один из номеров вечера был никому неизвестен.
В день представления в школу пришли все, кто мог ходить. Заиграл патефон,
музыка радовала слух. С этого и начался «секретный номер». Значительно
позже Семен Берляков узнал, что это был фрагмент балета Чайковского
«Лебединое озеро», танец умирающего лебедя исполняла девочка Инна,
которую он запомнил на всю жизнь. Детям, никогда не видевшим балета, это
казалось сказочным, притягательным, волшебным деянием, они сидели, как
завороженные, затаив дыхание. В движениях девочки угадывалась отчаянная
борьба между жизнью и смертью. Всем хотелось, чтобы лебедь не умер.
Однако в последних движениях была роковая обреченность, каждое
последующее действие - слабее, трагичнее предыдущего. На всю жизнь
запомнил Семен Берляков этот чарующий балет в исполнении
одноклассницы в феврале 43 г. в честь победы по Сталинградом, переломном
сражении за Победу.
МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА ШУЛАКОВА родилась в Гомельской области
Белорусской ССР, кроме нее в семье было еще трое детей…Село, где они
жили, Будо-Софиевка, оккупировали немцы. Начались расстрелы, в селе
появились виселицы. Первым делом оккупанты уничтожали стариков,
непригодных для работы. Разделили кто помладше и кто постарше. Кто
помладше с матерями отправили в Варшаву в лагерь. Недалеко еще был один
лагерь для военнопленных. Дороги от каждого лагеря соединялись в одну,
которая вела к крематорию. Каждый день на их глазах складывали десятки
трупов, которые потом увозили в крематорий. Днем и ночью из его труб шел
дым - вспоминает Мария Яковлевна. В таких нечеловеческих условиях
трудно было выжить без взаимовыручки. Люди старались помочь друг другу.
Женщины чистили картошку, а кожуру прятали, потом варили ее и делили
между всеми. Весной 1944 года немцам нужно было перебросить военную
технику к Минску. Они боялись, что дорога может быть заминирована
партизанами и впереди себя пускали эшелон с узниками. Пока они ехали,
эшелон бомбили самолеты, но видно было Богу угодно, что поезд с немцами
и техникой разбомбили, а они, остались живы. До Минска доехало несколько
десятков узников, многие погибли. Немцам было не до уцелевших. И они,
находясь на оккупированной территории стали разбредаться по деревням. В
начале 1944 г. Мария Яковлевна пешком отправилась в родное село.
Приходилось идти по минным полям, но все обошлось. Послевоенная жизнь
мари Яковлевны мало чем отличалась от жизни большинства советских
детей, на долю которых выпало несчастье пережить страшные годы войны.
РАИСА МАКСИМОВНА КАТКОВА тоже жила на оккупированной
территории, будучи ребенком. В одной кубанской станице. В их доме
поселился какой-то важный чин. В станице воздвигли виселицу и начались
расправы. Раисе было 6 лет, но до сих пор память хранит те жуткие картины.
Немцы не щадили никого. По доносам местных жителей, которые шли
служить фашистам, арестовывали комсомольцев, передовых колхозников,
активистов. Их загоняли в огромную машину, и она со страшным воем
носилась по улицам. Немцы угоняли женщин за станицу, там они рыли
могилы и хоронили тех односельчан, которых фашисты убивали в машинахдушегубках и вешали на площади. Перед отходом немцы минировали все
въезды в станицу, но им было невдомек, что за ними наблюдают пытливые
мальчишечьи глаза. Потом они сообщали нашим солдатам, где безопаснее
пройти.
РАИСА ГАВРИЛОВНА СОРОКИНА (в девичестве Горбачева)
родилась в с. Тальменка Солонешенского района в 1930 г. В школу пошла
поздно, болела. Когда началась война, она закончила 1-й класс. И учиться
стало некогда, нужно было работать, помогать матери, которая одна
воспитывала 3-х детей. о начале войны в Тальменке узнали из листовок,
которые разбрасывали с самолета. Людей охватил страх- что теперь будет?
Заплакали женщины, глядя на них, заплакали дети, посуровели лица мужчин.
Вскоре всех мужчин из села забрали на войну. Остались лишь женщины да
старики. Раисе Григорьевне шел 12-й год, а она уже работала наравне со
взрослыми: боронила пашню на коровах, сеяла, жала, доила коров. Зимой во
время дойки руки замерзали так, что стучали о ведро как колотушки.
Питались мороженой картошкой, овсянкой, а если норму не выполнишь, то и
этой баланды дадут не полную чашку. В 1943 году чуть не умерли с голоду.
Мать Раисы говорила: «давайте, ребятишки, закроем трубу и угорим, все
равно с голоду умрем. Закрыли, но почему-то не угорели, остались живы. А
утром под окном увидели падшую лошадь. Это монголы гнали через село
косяки коней для фронта и одна лошадь пала. «Пропастина» была в годы
войны лакомым кусочком. Еще Раиса Гавриловна рассказала случай, когда
ночью они пошли на скотомогильник за мясом (днем начальство не
разрешало). Нащупали тушу и потащили, но чувствуют, кто-то держит ее,
тянет к себе. Подумали, что это собаки, а оказалось, волк. Он тоже пришел за
добычей.
ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ СОРОКИН родился в Мордовии и его
детство тоже пришлось на войну. В семье было 5 детей, отца взяли на фронт
Григорию было 7 лет, но он трудился на полях наравне со взрослыми.
Приходилось пахать на быках, они его плохо слушались. За то, что пацан не
мог справиться с быками, один раз, уполномоченный сильно, до рубцов на
спине, избил его. В Мордовии люди тоже голодали, ели даже сухую солому.
После службы в армии, Григорий по путевке комсомола поехал на целину и
попал в с. Тальменка, женился на Раисе Григорьевне.
КОПЫЛОВ ФЕДОР, бывший житель с. Березовка Солонешенского района.
Когда началась война, ему было 7 лет. Жизнь в многодетной семье без отца
(его в 37 г. забрали по «линии НКВД», была трудной, как у большинства
односельчан. Не хватало пищи, даже самой простой деревенской. Все, что
выращивали на полях, получали на животноводческих фермах, отправляли на
фронт. Не было необходимой одежды и обуви, и в школу ходили до первого
снега. Окончить он смог только начальные классы. Но без дела не сидел,
помогал взрослым в колхозе «Бойцы Ворошилова». 9 мая 1945 помнит очень
хорошо. В то раннее утро его разбудил громкий крик. Когда он выскочил на
улицу, увидел свою мать и соседку, которые, обнимались и плакали. В
центре села собрался народ, на крыльцо выставили батарейный
радиоприемник и оттуда доносился голос Левитана, говоривший
торжественные слова о победе над фашистами. Многие из собравшихся на
площади плакали. Мальчишек отправили за цветами. Добежав до Ануя, они
разделись, переплыли на другой берег, где на скалах вовсю цвели цветы
«марьины коренья». Быстро набрали охапки цветов и принесли на площадь.
Начался митинг. Говорили о Победе, а дети всех осыпали цветами. И еще
одно событие запомнилось Федору: в от день на пахоте одна из кобыл
ожеребилась и жеребенка не долго думая, назвали Победой.
АНАСТАСИЯ ИВАНОВНА КАПУСТИНА (Булыгина по мужу) не
по книгам знает о войне. Детство ее прошло под Курском. Помнит события,
развернувшиеся на Курской Дуге: «Как только начинали грохотать орудия
недалеко от нашего села, рваться бомбы, бежали прятаться в погреб. Стихнет
бомбежка, выглядываем, кто в деревне – немцы или русские. И так несколько
раз в течение суток». Тринадцатилетние девчонки пахали на коровах землю:
одна за веревку ведет животное, другая пашет, кое как удерживая плуг.
ВОЙНА ОТНЯЛА У ДЕТЕЙ ДЕТСТВО, ИСКАЛЕЧИЛА ИХ СУДЬБЫ.
Автор
sharabarina.olga
Документ
Категория
История
Просмотров
58
Размер файла
52 Кб
Теги
район, дети, война, солонешенского, воспоминания, алтайского, края, жителей
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа