close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

4821.ГРАММАТОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОФЕССОРА ЦЮ СИГУЯ.

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«Московский государственный лингвистический университет»
Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал)
Кафедра восточных языков
Матвейченко Дина Евгеньевна
ГРАММАТОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОФЕССОРА ЦЮ СИГУЯ
Выпускная квалификационная работа студента группы ЕАЛИ 7-5-93
Направление подготовки: 45.04.02 Лингвистика
Направленность (профиль): Языки Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии
Научный руководитель:
к.фил.н., доц., профессор кафедры восточных языков
Готлиб Олег Маркович
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Заведующий кафедрой:
к.соц.н., доц.
Кремнёв Евгений Владимирович
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Заведующий выпускающей кафедрой:
к.соц.н., доц., зав.кафедрой восточных языков
Кремнёв Евгений Владимирович
____________ «___» ______________ 20__ г.
(подпись)
Иркутск 2016
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .............................................................................................................. 3
ГЛАВА I. ГРАММАТОЛОГИЯ КИТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ:
СЕМИОТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ЭТАПЫ ЭВОЛЮЦИИ ............................. 8
1.1. Грамматология как наука о знаках ................................................................ 8
1.2. Семиотические аспекты грамматологии .................................................... 15
1.3. Основные этапы эволюции китайской письменности ............................... 32
Выводы по Главе I ................................................................................................. 41
ГЛАВА II. КЛАССИФИКАЦИИ КИТАЙСКИХ ПИСЬМЕННЫХ ЗНАКОВ В
ГРАММАТОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ .......................................................... 42
2.1. Первые грамматологические модели .......................................................... 42
2.2. Шестикомпонентная модель древнего языковеда Сюй Шэня .................. 43
2.3. Трехкомпонентная модель профессора Тан Ланя ...................................... 51
2.4. Современная грамматологическая модель профессора Цю Сигуя ........... 55
Выводы по Главе II ............................................................................................... 63
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ..................................................................................................... 65
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ................................................................. 68
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ ................................................. 72
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПРИМЕРОВ ............................................................. 72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
ВВЕДЕНИЕ
Современное
китайское
языкознание
является
наследни-
ком многолетней традиции китайской филологии, основы которой были заложены задолго до нашей эры. Первые китайские источники, в которых речь
идет о вопросах языкознания, появились в середине 1-го тысячелетия до н.э.,
однако становление лингвистической традиции прослеживается, начиная со
II века до н.э., когда были составлены первые словари китайских письменных
знаков. В дальнейшем словарная традиция стала ведущей в китайской науке
о языке [2].
Представляя китайскую письменность с точки зрения ее сущности, выделяется три основных аспекта: историчность, которая выражается в эволюции знаков китайской письменности; движение от аморфности и хаотичности
к структурности и устойчивости; внутренняя системность и внешняя системность [58].
Понятие «системы письма» может быть определено как исторически
сложившееся и упорядоченное письмо того или иного народа [18]. Система
китайского письма носит открытый характер, знаки китайской письменности
организованы определенным образом, имеют особый тип отношений элементов, входящих в ее состав, значительно отличаясь от принятых систем других
письменностей. Из этого следует, что одним из основных этапов исследования китайской письменности является изучение ее внутренней системы, ее
элементов и свойств [58].
В истории становления китайского языкознания особую роль сыграли
учения о языке, созданные как в древние времена, так и в настоящее время;
Одним из таких учений является грамматологическая модель профессора Цю
Сигуя, которая не была предметом специального анализа.
Актуальность исследования определяется важностью изучения языковедческих учений, их традиций, важнейших классификаций китайских письменных знаков, и, в том числе, грамматологической модели профессора Цю
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
Сигуя, что обусловливается потребностью систематизации знаний о китайской письменности и определения путей ее дальнейшей эволюции.
Целью данной работы является исследование основных грамматологических моделей китайских письменных знаков и установление сущности, а
также роли языковедческой модели профессора Цю Сигуя в грамматологическом аспекте.
Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих
задач:
- рассмотреть грамматологию китайской письменности в семиотическом аспекте;
- уточнить основные этапы эволюции знаков китайской письменности;
- установить значимые языковедческие учения китайского языка и
представить их в грамматологическом аспекте;
- выявить основные характеристики грамматологической модели профессора Цю Сигуя;
- определить отличительные признаки исследуемых классификаций китайских письменных знаков.
В качестве предмета исследования выступают классификационные
признаки китайских письменных знаков, формулировки выделенных категорий и их содержание.
Объектом исследования являются следующие грамматологические
модели китайских письменных знаков: современная трехкомпонентная классификация профессора Цю Сигуя (裘锡圭), в сопоставлении с более ранней трехкомпонентной классификацией грамматолога первой половины XX
века Тан Ланя (唐兰)и шестикомпонентной классификацией одного из
первых китайских языковедов династии Восточная Хань (25-220 гг.) Сюй
Шэня (许慎).
Методы подчинены решению поставленных задач и представляют собой сочетание описательного, сравнительно-сопоставительного методов, ме-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
тода анализа и синтеза, сравнения, классификации, метода перевода, которые
дополняют друг друга при рассмотрении указанных грамматологических
моделей китайских письменных знаков.
Материалом исследования послужили тексты и материалы, представленные в следующих источниках: Цю Сигуй «Грамматология китайской
письменности» (裘锡圭 «文字学概要»), 2012; Тан Лань «Китайская грамматология» (唐兰 «中国文字学»), 2005; Сюй Шэнь «Шо Вэнь Цзе Цзы» (许
慎 «说文解字»), 1992.
Теоретической базой исследования явились труды отечественных и зарубежных ученых: основные положения грамматологии китайской письменности (И.Е. Гельб, О.М. Готлиб, Е.Е. Жукова); семиотический подход к языку и речи (Ф. де Соссюр, Ч.С. Пирс, Н.Б. Мечковская); основания теории
знаков и знаковых систем (Ч.У. Моррис, Г. Фреге, Ч.К. Огден, А.А. Ричардс);
теории возникновения и развития письма (В.А. Истрин, Н.И. Клейман, И.
Фридрих), философские представления о письме (Ж. Деррида); периодизация
эволюции китайской письменности (Л.С. Васильев, М.В. Крюков, В.М.
Солнцев, М.В. Софронов); грамматологические модели китайских письменных знаков (Mattos G.L., Norman J., 裘锡圭, 唐兰, 许慎).
Научная новизна данной работы заключается в установлении основных
отличительных характеристик грамматологических моделей китайских
письменных знаков, отборе и систематизации наименований категорий классификаций, а также выявлении значимостей эволюционных особенностей
знаков китайской письменности.
На защиту выносятся следующие положения:
- грамматология китайской письменности как наука о знаках китайского языка является универсальным методом, позволяющим устанавливать и
изучать соотношения между элементами китайского письма и их производными, а также принципы их выражения;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
- семиотический аспект грамматологии определяет наличие в китайском идеографическом письме очевидной и мотивированной связи между
означающим и означаемым знака, что объясняется исторически сложившейся
филологической традицией;
- эволюция системы китайской письменности характеризуется стандартизацией, систематизацией и упрощением, что позволяет выделить в качестве
основных ее черт устойчивость и воспроизводимость;
- сопоставление трех классификаций китайских письменных знаков в
грамматологическом аспекте позволило выявить сходства и различия классификационных признаков китайских письменных знаков, формулировок
выделенных категорий и их содержания.
Теоретическая значимость результатов исследования заключается во
внесении определенного вклада в разработку проблем отнесения знаков китайской письменности в ту или иную грамматологическую категорию, с учетом отдельных особенностей характеристик, а также формулировок выделенных категорий на материале изучения языковедческого учения профессора Цю Сигуя в грамматологическом аспекте.
Практическая значимость заключается в возможности применения
основных положений и результатов исследования при подготовке специальных лекционных курсов по грамматологии китайской письменности, теории
письма, лингвокультурологии и межкультурной коммуникации. Также результаты и материалы исследования могут быть использованы в научно исследовательской работе студентов при написании курсовых и дипломных работ.
Апробация исследования. Основные положения исследования были отраженны в следующих публикациях: «Классификация китайских письменных знаков в трактовке профессора Цю Сигуя» / «Магистерские исследования» Сборник научных статей ИГЛУ, 2014; Педагогический журнал Восточной Сибири «Magister Dixit» №1 (13), 2014; «О некоторых подходах к клас-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
сификации китайских письменных знаков» / Сборник тезисов магистрантов
ИГЛУ, 2013.
Структура работы определяется ее целью и задачами, а также отражает основные этапы исследования. Магистерская диссертации состоит из
введения, двух глав, заключения, библиографического списка, списка использованных словарей и списка источников примеров. Общий объем работы
составляет 73 страницы печатного теста.
Во введении определяется общее направление исследования, цели, задачи, объект, методы исследования, а также обоснование актуальности исследования, указывается научная новизна, теоретическая и практическая значимости работы, формулируются положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Грамматология китайской письменности» рассматриваются основные определения грамматологии, как науки о знаках, ее семиотические аспекты, а также исторические этапы развития китайской письменности.
Во второй главе «Классификации китайских письменных знаков в
грамматологическом аспекте» рассматриваются три грамматологические модели китайских письменных знаков, а именно: современная классификация,
предложенная профессором Цю Сигуем; классификация, относящаяся к
началу ХХ века, авторства профессора Тан Ланя; и одна из первых грамматологических моделей, обозначенная древним языковедом Сюй Шэнем.
В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и
определяются дальнейшие перспективы развития.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
ГЛАВА 1. ГРАММАТОЛОГИЯ КИТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ:
СЕМИОТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ЭТАПЫ ЭВОЛЮЦИИ
1.1. Грамматология китайской письменности как наука о знаках
Письмо является уникальным инструментом сохранения исторической
памяти народа, отражающим своеобразие его культуры, систему ценностей и
традиций, а также мировоззрение того или иного этноса. Понятие грамматологии, а именно науки занимающейся изучением письменности принадлежит
американскому лингвисту И.Е. Гельбу (1907-1985). Впервые в работе «Опыт
изучения письма. Основы грамматологии» письмо предстало как особая отрасль мировой культуры, со своими особыми задачами и законами, являясь
вместе с тем специфическим типом знаковых систем.
В обыденной жизни, как заметил немецкий лингвист Х. Глюк, человек
узнает о письме, по крайней мере, трижды. Впервые по ходу овладения грамотой и практики записи; затем, изучая языковедческие работы, что отличается от рядовых представлений о письме; и, наконец, обращаясь к философским трудам. Все три знания о письме имеют существенные отличия друг от
друга, а также трудно совместимы между собой. Так, например философские
представления о письме противопоставлены как научным, так и рядовым
представлениям о письме [9].
Именно письмо превратило человеческую речь из феномена сугубо
временного в пространственно-временной, сделавшись тем самым орудием
«следа» в трактовке Ж. Деррида, то есть тем орудием и средством, благодаря
которому человеческая речь, а во многом и человеческие знания стали фактом истории. Даная триада является представителем трех различных аспектов, трех разных направлений знаний, которые на сегодняшний день именуются грамматологией.
Новаторские взгляды философской грамматологии наиболее полно
отображены в классическом труде «О грамматологии», 1967 года публикации, автором которого является один из самых влиятельных философов кон-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
ца ХХ века - Ж. Деррида (1930-2004). Монография состоит из двух основных
частей - в первой вводится ряд понятий, как старых, но нетрадиционно трактуемых, так и новых; во второй части работы приводится апробирование выделенных понятий.
По Деррида, «письмо» является основанием всей западной цивилизации, которая возникла и развивалась под сенью фонетического линейного
письма, четко разводившего две стороны знака — чувственную и умопостигаемую. Как правило, звук, голос воспринимаются как живое воплощение
смысла и духа, а письмо, как нечто условное и вторичное. Деррида же опровергает данное утверждение, и является сторонником первенства «письма»
над «голосом». Письмо, пишет Деррида, есть способ существования языка, в
котором остаются «следы» [13].
Согласно определению Деррида, «след» есть первоначальный смысл,
отображенный в письме, не зависящий от способа записи, не относящийся к
наличию, но к памяти; он есть прошлое, которое никогда не было настоящим
[17]. Сама возможность существования «следа» обусловливается отсутствием
любых первичных установок и оппозиций. По Деррида, существует несколько видов «следа»: - мотивированный, являющийся памятью о внешнем впечатлении; - условно мотивированный, есть слово, обозначающее предмет,
недавно увиденный; - с утерянной мотивацией; - без мотивации вовсе [1]. В
грамматологичеком представлении Деррида, знак традиционно связан со
«следом», зачастую являясь результатом «следа».
Обращаясь к текстам французского мыслителя Жан-Жака Руссо (17121778), Деррида демонстрирует принципы расшифровки различных видов
«следов», которые толкуются как своеобразное замещение устной речи. Так,
например, в «Исповеди» Руссо, текст, становится опорным пунктом для раскрытия чего-то другого, а именно жизни Руссо, развития, личного мира философа [13].
В феноменологическом смысле письмо, предшествует любой данности,
оно изначально представляет «след», но при этом само письмо не есть «след».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
В трактовке Деррида, письмо несёт в себе фундаментальную формулу —
«все есть текст», соответствующую другому принципу — «нет ничего вне
языка» [17, с. 133].
Открывая доступ к «письму» через мыслительный опыт, Деррида вводит понятие «различания» (франз. «La differаnce»), являющееся словомнеографизмом, находящееся на пограничье между двумя распространенными во французском языке словами, «difference» - различие и «differe» –
отложить. В устной речи французского языка «differance» и «difference» не
имеют различия в произношении, разница заключается в графическом облике; в связи с этим смысл «differance» вряд ли возможно передать только одним словом, это одновременно и устанавливание различия различание и отсрочка, откладывание [42]. Под «различанием», Деррида подразумевает недопустимость уравнивания или сглаживания оттенков несходства, отличия
сведения одного явления или состояния к другому. С одной стороны, «различание» составляет основу бытия, мир человеческого существования, с другой
стороны находится вне мыслительных категорий. Оно есть неясный и двусмысленный переход, смещение от одной вещи к другой, от одного полюса
оппозиции к другому [1].
В своих работах Деррида затрагивает широкий круг вопросов, являясь
философом языка в том смысле, что для него язык первичен по отношению к
бытию, создавая представления человека о мире. Однако язык, замечает Деррида, существует не для выражения философских идей, язык не подчинен законам логики и по своей природе противоречив, нестабилен, двусмысленен,
подвержен постоянным семантическим изменениям, большому объёму этимологии и идиоматики [1].
В одном из интервью, Ж. Деррида на вопрос, является ли созданная им
наука, грамматологией, дает ответ: «Грамматология должна деконструировать все то, что связывает понятие и нормы научности с онтотеологией, с логоцентризмом, с фонологизмом. Это — огромная и бесконечная работа, которая постоянно должна избегать опасности классического проекта науки с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
её тенденцией впадать в донаучный эмпиризм. Она предполагает существование своего рода двойного регистра практики грамматологии: необходимости одновременного выхода за пределы позитивизма или метафизического сциентизма и выявления всего того, что в фактической деятельности
науки способствует высвобождению из метафизических вериг, обременяющих ее самоопределение и развитие уже с самого ее зарождения. Необходимо консолидировать и продолжить все то, что в практике науки уже
начало выходить за пределы логоцентрической замкнутости. Вот почему
нет ответа на простой вопрос, является ли грамматология «наукой». Я бы
сказал, что она вписана в науку и де-лимитирует ее; она должна обеспечить
свободное и строгое функционирование норм науки в своем собственном
письме; и еще раз! она намечает и в то же время размыкает те пределы, которые ограничивают сферу существования классической научности» (цит.
по [9, с. 6-7]).
В заключение Деррида добавляет: «Мыслить – это занятие, за которое
мы, конечно, даже еще и не принялись: мыслить – это значит починать эпистему резцом своего письма». Ведь именно письмо делает науку, как таковою,
возможной; данное суждение открывает перспективу изучения письма, уже
не как исторического феномена, но в плане изучения самой возможности
науки, полностью обязанной своим существованием письму [41].
Вторую область знаний, которая также является грамматологией, представляется возможным связать с наукой, исследующей знаки и знаковые системы – семиотикой. Рассмотрение грамматологиии с такого ракурса обязано
появлением фундаментального труда И.Е. Гельба, явившимся переломным
моментом в научном понимании теории письма и его возникновения, в связи
с существованием до этого либо частных исследований по отдельным письменностям, либо всеобъемлющих обзоров по возможности всех или хотя бы
всех важнейших видов письма.
Основной задачей исследователя явилась попытка возведения фундамента новой науки о письме - грамматологии. В то время как всеобщая исто-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
рия письма занималась рассмотрением отдельных письменностей главным
образом с описательно-исторической точки зрения, новая наука, в представлении Гельба, делает попытку установить на сравнительно-типологической
основе общие принципы, управляющие употреблением и эволюцией письма.
В своей работе Гельб впервые систематизировал
историю и эволюцию
письма, опираясь на указанные принципы.
Исследуя четыре главные древневосточные письменности, Гельб, указывает на исключительность китайской письменности, как единственную не
дешифрованную до сих пор, в связи с непрерывным традиционным процессом передачи от поколения к поколению вплоть до наших дней. По внешней
форме письмо на протяжении своей длительной истории сильно изменилось,
но сточки зрения внутренней структуры древние записи едва ли чем-либо отличаются от современных [8].
Так все же, что такое письмо? И.Е. Гельб отвечает на поставленный
вопрос следующим определением: «Письмо — это система взаимной коммуникации людей при помощи условно применяемых зримых знаков. Однако
очевидно, что первобытные люди понимали под письмом совершенно не то,
что понимаем мы. Вопрос о том, что лежит в основе письма — слова или понятия,— тот же, что и вопрос, который лежит в основе проблемы взаимной
коммуникации людей вообще» [8, с. 23].
Такое определение письма, очевидно, выводит данную науку за пределы человеческого языка, оставляя ее тем не менее в пределах знаковых, то
есть семиотических контактов [9].
И наконец, третью область знаний о грамматологии представляет семантический аспект, имеющий широкое разнообразие в системе китайской
письменности. Графосемантические
компоненты
китайских письменных
знаков, пишет О.М. Готлиб, формируют как лексическое значение слова,
так и его идеографическую, концептосферную семантику. Примером первого формирования, служат различные комбинации с различным уровнем
метафоричности базовых единиц соответствующих уровней китайской пись-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
менности [9]: знак 灶 очаг, печь, образованный путем соединения 火 огня и
土 земли; знак 囚 арестант, состоящий из 囗 ограда + 人 человек, то есть человек в ограде – лишен свободы, арестован; знак 朏 свет молодого месяца,
молодая луна, в своем составе представляет 月 луна и 出 выходить и тому
подобное.
Идеографическая, концептосферная семантика формируется главным
образом через родовую отнесенность так называемого «ключа» в знаках
идеографического типа, наличие которого маркирует родовидовые отношения в языковой картине мира [9], например «ключ» вода 氵(水), относит знаки, имеющие в своем составе маркер воды: 洋 океан, 河 река 湖 озеро, к
группе гидронимов.
С точки зрения китайской филологической традиции грамматология
китайской письменности тесно связанна с такими науками как, фонология (
音位学), лексикология (词汇学) и текстология (训诂学). Выступая, как сформировавшаяся система, комплекс наук, занимающаяся изучением как древнего, так и современного состояния письменности в целом и всех ее составляющих в частности, грамматология китайской письменности включает в себя
следующие разделы:

文字构形学 – изучение структуры и написания письменных зна-
ков, правил и закономерностей эволюции как одного знака, так и всей системы китайской письменности;

文字字体学 – изучение памятников письменности, относящихся к
различным эпохам, учитывая территориальную отнесенность, использованные инструменты и стиль исполнения;

文字字源学 – изучение первоначального написания китайский
письменных знаков. Главной задачей данного раздела является поиск самого
раннего написания знака, и последующий анализ его структуры, следовательно, определение его этимологии;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14

文字文化学 – данный раздел включает в себя два направления
исследования. Первое анализирует информацию культурно-смыслового содержания знака, второе рассматривает, китайские письменные знаки, как
особый культурный феномен, анализирует взаимосвязь письменных знаков с
другими явлениями культуры, помещая их в контекст культуры китайского
народа в целом [16].
Грамматология занимает особое положение в системе наук о китайском
языке, это объясняется сложностью и многообразием китайских письменных
знаков, как современных, так и древних, что обусловливается необходимостью изучения изменений уже произошедших и происходящих в написании
знаков.
В отличие от европейского фонографического письма, которое в западной лингвистической традиции воспринималось главным образом как средство фиксации устной речи, система знаков китайского языка, по сути, является тем стержнем, который позволил сохранить единую линию эволюции
китайской культуры. Представляя собой достаточно четко организованную
иерархическую систему, китайское идеографическое письмо создает свою
картину мира и является уникальным культурным феноменом, имеющим
ценность для всего человечества.
Рассматривая китайский письменный знак как систему, О.М. Готлиб в
монографии «Основы грамматологии китайской письменности» выделяет
следующие признаки:
- материальность, китайская письменность материальна по своей природе, ее материальность знакова, семиотична, то есть ее составляющие не
значимы сами по себе, а служат для обозначения чего-то находящегося вне
их;
- естественность, система китайских письменных знаков сводится к
ограниченному списку простейших элементов – черт, которые не являются
собственно знаками, так как не несут значения, но служат для образования
знаков и их различий;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
- гетерогенность, идентичные по своей природе и функциям первичные
элементы – черты, являются гетерогенными, то есть различными по своей
форме, что придает всей системе устойчивость и подвижность;
- дискретность, все элементы и знаки китайской письменности разделяемы и выделяемы;
- иерархичность, простейшие элементы китайской письменности составляют более сложные, используя набор определенных правил [58].
Основной особенностью китайской письменности является способность, связанная с происхождением китайского письменного знака, в той или
иной степени выражать семантику данного знака, через его написание. Таким
образом, взаимоотношения написания и обозначения китайских письменных
знаков складываются в определенную систему.
1.2. Семиотические аспекты грамматологии
По определению современного исследователя Н.Б. Мечковской, семиотика (от греч. semeion – «знак, признак») - научная дисциплина, изучающая
знаки и знаковые системы как средства хранения, передачи и переработки
информации в человеческом обществе, в природе и в самом человеке. Предметом семиотики является знаковое воплощение процессов коммуникации во
всех сферах природной и социальной жизни, где имеют место информационные процессы. Объектами исследования семиотики являются интенсивные
коммуникативные процессы с активным акцентом на форме [24].
Основоположниками семиотики считаются американский логик и математик Ч.С. Пирс (1839 — 1914) и швейцарский лингвист Ф. де Соссюр (1857 — 1913). Принято считать, что термин «семиотика» принадлежит
Пирсу, однако в действительности данный термин был предложен британским философом Дж. Локком (1632 — 1704) в последних строках работы
«Опыт о человеческом разумении», датируемой 1689 годом. Ф. де Соссюр же
предложил назвать новую науку «семиологией, изучающей жизнь знаков в
рамках жизни общества и открывающей, что такое знаки и какими законами
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
они управляются», в последствие данное название получило широкое распространение в теоретической лингвистике. Определяя место «семиологии» в
структуре наук о языке, Ф. де Соссюр пишет: «Если нам впервые удаётся
найти лингвистике место среди наук, это только потому, что мы связали её с
семиологией», поскольку язык уже является знаковой системой, постольку лингвистика оказывается частью семиологии, но не наоборот [34, с. 40].
Новый взгляд ученого на традиционные методы гуманитарных исследований
позволил заложить теоретический фундамент для последующих лингвистических направлений.
В связи с отсутствием обобщенной публикации о новой науке самим
автором, семиотические идеи Соссюра стали известны лишь во второй половине ХХ века, благодаря посмертной публикации «Курса общей лингвистики», основанной на записях, сделанных в ходе лекций, и впоследствии отредактированных его учениками.
Согласно лингвистической концепции Соссюра, язык есть система
знаков, знаки, входящие в систему, двусторонни и включают в себя как акустический образ - означающее, так и понятие – означаемое. С одной стороны,
языковой знак произволен, условен, с другой стороны, обязателен для языкового коллектива. Считая немотивированность, произвольность языкового
знака свойством «первостепенной важности», Соссюр пишет: «Слово произвольный не должно пониматься в том смысле, что означающее свободно выбирается говорящим… мы хотим лишь сказать, что означающее немотивированно по отношению к означаемому, с которым у него нет в действительности никакой естественной связи» [34, с. 101]. В качестве примера Соссюр
сравнивает языковой знак с листом бумаги. Мысль — его лицевая сторона,
звук — оборотная; нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав и оборотную. Таким образом, в основе представления Соссюра о знаке и его концепции в целом лежит дихотомия означающее – означаемое [101].
Что касается системы китайской письменности, то представляется возможным утверждать о не применении одного из основных постулатов кон-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
цепции Ф. де Соссюра - принципа произвольности языкового знака. Данный
принцип более схож с фонетическими системами письменности, где фиксация устных высказываний происходит по средствам произвольных символов,
букв алфавита. В китайском идеографическом письме связь между означающим и означаемым вполне очевидна и является мотивированной, не произвольной, что объясняется исторически сложившейся филологической традицией. Например, древние изображения таких пиктограмм китайского языка,
как 日 солнце и 月 месяц, передавали действительную форму, изображаемого
ими предмета – форму солнца
и форму месяца
соответственно. Равным
образом, мотивированная связь между означаемым и означающим прослеживается и на примере идеограмм, хотя и метафорично: знак 男 мужчина, состоящий из 田 поле 力 сила или знак 轟 грохот, образованный из трех 車
телег. Как видно из приведенных примеров, характер связи между означающим и означаемым китайских письменных знаков мотивирован и не произволен.
Следующим не менее важным свойством знака, выделенным Соссюром,
является линейный характер означающего. «Означающее, являясь по своей
природе воспринимаемым на слух, развертывается только во времени и характеризуется заимствованными у времени признаками, оно обладает протяженностью и эта протяженность имеет одно измерение - линию. Это свойство обнаруживается воочию, при переходе к изображению на письме, при
замене последовательности во времени на пространственный ряд графических знаков» [34, с. 103]. Об этом совершенно очевидном принципе, пишет
Соссюр, сплошь и рядом не упоминают вовсе, по-видимому, именно потому,
что считают его чересчур простым, между тем линейный характер означающего является существенным свойством языкового знака [103].
Применительно же к системе китайской письменности данный принцип также не употребим, в связи с существованием определенного регламен-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
та написания письменных знаков и пространственного ограничения в виде
квадратной конфигурации.
Заключительным свойством знака, по Соссюру, является его изменчивость. Знак может изменяться, пишет ученый, потому что его существование
не прерывается. «При всяком изменении преобладающим моментом является
устойчивость прежнего материала, неверность прошлому лишь относительна.
Каковы бы ни были факторы изменения, действуют ли они изолированно или
в сочетании друг с другом, они всегда приводят к сдвигу отношений между
означающим и означаемым» [34, с. 107-108].
Изменчивость знака является единственным принципом, применимым
к китайской письменности, потому как, эволюционируя, графический облик
китайских письменных знаков, во многом менялся; зачастую современному
обывателю трудно узнать действительную форму солнца или месяца в таких
безусловных пиктограммах как солнце или месяц например.
Также не менее важным положением теории Ф. де Соссюра является,
впервые определенное им, различение речи и языка. Речью Соссюр называл
конкретные высказывания индивидуальных носителей языка, языком же набор средств, общих для всех говорящих, используемых при построении
фраз и обладающих системой значимостей. Значение, по Соссюру, это то, что
представляет собой означаемое для означающего; значимость же знака возникает из его отношений с другими знаками языка. Данные определения
ученный иллюстрирует примером игры в шахматы: «Нам не важно, из какого
материала сделаны шахматные фигуры, ведь мы должны знать только правила игры и значимость каждой фигуры. Чтобы понять, как устроен язык, как
он функционирует, мы также должны знать систему его значимостей и правила организации этой системы» [34, с. 47-48].
Согласно лингвистической концепции Соссюра, существуют два типа
значимостей, основанные на двух видах отношений и различий между элементами языковой системы. Это синтагматические и ассоциативные отношения. Синтагматические отношения — это отношения между следующими
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
друг за другом в потоке речи языковыми единицами, то есть отношения
внутри ряда языковых единиц, существующих во времени. Такие сочетания
языковых единиц называются синтагмами. Ассоциативные отношения существуют вне процесса речи, вне времени. Это отношения общности, сходства
между языковыми единицами по смыслу и по звучанию, либо только по
смыслу, либо только по звучанию в том или ином отношении [34].
Несмотря на неоспоримый вклад в развитие языкознания, а также значимость идей Ф. де Соссюра, первые целостные разработки теории знаков и
знаковых систем, определение основных терминов данной области, тем не
менее, принадлежат Ч.С. Пирсу.
Публикации исследователя охватывают период с 1867 года до конца
его жизни, однако, в связи с малочисленностью и малодоступностью работ,
широкое распространение идеи Пирса получили лишь 1930 годы, после публикации архивов ученого.
Классификация знаков, предложенная Ч.С. Пирсом, до сих пор считается наиболее компетентно составленной и, как следствие, общепризнанной.
В работе «Начала прагматизма», Пирс определяет сущность знака, как «чегото детерминированность чего некоторым объектом детерминирует через этого чего-то (знака) посредство детерминированность и некоей интерпретации
тем же объектом» [28, с. 222]. В классификации Пирса, детерминированность
знака явилась тем основанием, которое послужило определением трех базовых типов знаков.
К первому типу относятся иконы. Пирс, пишет: «Икона есть знак, который обладал бы качеством, наделяющим его значимостью даже при том
условии, что его объект не существует. Такова проведенная грифелем черта,
репрезентирующая геометрическую линию» [28, с. 93]. Означающее и означаемое иконических знаков обладают чертами сходства, подобия друг с другом, следовательно, характер мотивированности определяется метафоричной
ориентацией [24].
По Пирсу, иконические знаки подразделяются на три подтипа:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
- образы, означающее которых представляет простые качества означаемого, например фотографии, скульптура, живопись, ощущения, вызываемые
музыкальными произведениями и так далее;
- метафоры; метафоризации присущ принцип параллелизма между знаком и объектом, знаки данного типа активно используются в театральной
практике и литературе;
- «логические иконические знаки» или диаграммы, схемы, чертежи и
другие виды «нефигуративных» изображений. Знаки данного подтипа не
имеют чувственного сходства с объектом, они лишь используют аналогии
между отношениями частей в самом объекте и в его знаке [28].
Второй тип – индексы. Пирс определяет индекс как знак, «который немедленно потерял бы качество, делающее его знаком, с исчезновением своего объекта, но не потерял бы это качество при отсутствии интерпретанта. Такова, к примеру, мульда с отверстием, проделанным пулей, как знак выстрела; ибо без выстрела не было бы отверстия, но оно есть, приписывает ли ктолибо его появление выстрелу или нет» [28, с. 93]. То есть, в таких знаках, как
индексы, связь означающего и означаемого мотивирована их естественной
смежностью (соприкосновением или пересечением); в случае пересечения
означающее является частью означаемого [24].
Третий тип представляют символы. Пирс приводит определение символа, как знака, «который конституирован как знак просто, или главным образом благодаря тому факту, что он используется и понимается как таковой… покоясь исключительно на привычках» [28, с. 96]. Действие символа
главным образом носит чисто договорной характер, устанавливаемый неким
соглашением, имеющим свои определенные правила, отсюда следуют, что
связь между означающим и означаемым является немотивированной, например, необъяснимо, почему знак «4» связан с количеством «четыре», а знак
«5» с количеством «пять» [24].
Классификация, составленная Ч.С. Пирсом, по своей сути отражает,
трилотеральную природу языкового знака, ученый пишет: «Знак может быть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
либо иконой, либо индексом, либо символом… Триадическое отношение
сходно, то есть три его члена связаны вместе таким образом, что оно не сводится ни к какой совокупности диадических отношений» [28, с. 97].
Иконы, индексы и символы, выделенные Ч.С. Пирсом, применительно
к системе китайской письменности, есть не что иное как, пиктограммы, идеограммы, символограммы (знаки-символы) соответственно [58]. Пиктограммы
китайского письма, форма которых непосредственно связанна с означаемым,
в классификации знаков Ч.С. Пирса являются иконами; данное соотнесение
объясняется следующими примерами: 本 дерево, 山 гора, 火 огонь и так далее. На основании данных пиктограмм и подобных им, представляется возможным утверждать, что человек, не изучающий китайский язык, взглянув
на данные пиктограммы-иконы, сможет соотнести означающее и означаемое,
форму и реальный объект.
Идеограммой является письменный знак, несущий некую идею; действие таких знаков основывается на реально существующей смежности между означающим и означаемым, следовательно, идеограммы китайской письменности имеют соответствие со знаками-индексами в классификации Пирса,
например, идеограмма 伐 рубить, бить, в своем составе имеет 亻- редуцированный вариант пиктограммы 人 человек и 戈 копье, то есть человек с копьем
осуществляет действия деструктивного характера; или 雷 гром, состоящий из
雨 дождя над 田 полем. На основе приведенных примеров легко прослеживается связь между означаемым и означающим знака, хотя и носящая косвенный характер.
Символограммы, соответствующие символам в типологической классификации Пирса, действуют главным образом, основываясь на установленной по соглашению смежности между означающим и означаемым, семантика
же символограмм носит достаточно отвлеченный характер.
Согласно О.М. Готлибу, по характеру формирования семантики, символограммы можно разделить на три разновидности:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
- во-первых, это пиктограммы, графическая форма которых изменилась
в ходе эволюционных процессов, что явилось результатом отнесения их к
символограмам, хотя значение знака в целом не менялось, например, 耳 ухо
(
,
,
,
,
,
) или 鳥 птица (
,
,
);
- во-вторых, это пиктограммы, также изменившие свою графическую
форму без семантического разрыва, но современное значение которых, является развитием их этимологического значения, примерами служат такие знаки, как: 母 мать – женщина с обнаженной грудью, кормящая мать, или 工
труд, трудиться – орудие труда;
- в третьих – знаки-омографы, в современном значении утратившие
связь с этимологией, например знак 我 являющимся личным местоимением я
и в тоже время одной из разновидностей холодного оружия; исходя из представленного примера, возникает трудность в поиске рациональной связи
между значениями, которые фиксируются данным знаком [58].
Согласно последним грамматологическим исследованиям в области
китайской письменности, знаки-символы демонстрируют все большую тенденцию к активному развитию, их количественному увеличению, трансформации знаков других классов в символы, и как следствие, неминуемому
упрощению и опрощению китайской письменности в целом.
Несмотря на определенные представления науки о знаках, имеющие
некую общность, понимания о ее сущности значительно различались. Ф. де
Соссюр говорил о семиологии как о науке психологической, некоторой
надстройке прежде всего над гуманитарными наукам, Ч.С. Пирс же представлял семиотику, как «универсальную алгебру отношений», то есть точную
науку, корнями восходящую к математике [38].
В свою очередь настоящее деление не обошло стороной и само понимание сущности знака, как предмета семиотики. В исторически сложившихся
направлениях, первым выступает лингвистически-коммуникационное понимание знака, восходящее к Ф. де Соссюру, вторым же является логико-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
философское, восходящее к Ч.С. Пирсу соответственно. Другими словами, в
понимании Соссюра «знак является двусторонней сущностью, обладающей
означаемым и означающим, что позволяет рассматривать его, как полностью
психическое явление» [11, с. 91]; Пирс же рассматривал знак, как предмет,
замещающий другой материальный или идеальный объект в процессах познания и коммуникации [41], более того, подход к исследованию знака и знаковых систем с позиций логики, безусловно, способствовал классифицированию по трем основным типам отношений составляющих знака.
Три типа знаков, предложенные Ч.С. Пирсом в свою очередь соответствуют трем ступеням «семиозиса», хотя данным термином пользовались
еще древнегреческие физиологи для постановки диагноза больным, в качестве интерпретации симптомов, в семиотике же семиозис был определен
американским философом Ч.У. Моррисом (1901—1979), в работе «Основания теории знаков», как «процесс, в котором нечто функционирует как знак»
[27, с. 2].
Согласно Моррису, семиозис рассматривается, как включающий четыре фактора: то, что выступает как знак; то, на что указывает знак; воздействие, в силу которого соответствующая вещь оказывается для интерпретатора знаком. Приведенные три компонента семиозиса именуются «знаковым
средством» или «знаконосителем», «десигнатом», и «интерпретантой», в качестве четвертого же фактора может быть введен «интерпретатор». Обозначенные термины делают эксплицитными факторы, остающиеся необозначенными в распространенном утверждении, согласно которому знак указывает
на что-то для кого-то. Данное утверждение Моррис иллюстрирует следующим примером: «Собака реагирует на определенный звук (знаковое средство) типом поведения (интерпретанта), как при охоте на бурундуков (десигнат)» [Там же, с. 2]. В приведенном высказывании существует знаковое средство, десигнат и интерпретанта интерпретатора. Далле Ч.У. Моррис подчеркивает, что термины «знак», «десигнат», «интерпретанта» и «интерпретатор»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
подразумевают друг друга, поскольку это просто способы указания на аспекты процесса семиозиса [27].
Знаки, указывающие на один и тот же объект, не обязательно имеют
одинаковые десигнаты, поскольку то, что учитывается в объекте, у разных
интерпретаторов может быть различным. Знак объекта в одном предельном
случае, может просто привлечь внимание интерпретатора к объекту, тогда
как в другом предельном случае знак позволит интерпретатору учесть все
существенные признаки объекта при отсутствии самого объекта. Таким образом, Моррис, вводит новое понятие «потенциального знакового континуума», в котором по отношению к каждому объекту или ситуации могут быть
выражены все степени семиозиcа, и вопрос о том, что представляет собой десигнат знака в каждой конкретной ситуации, есть вопрос о том, какие признаки объекта или ситуации фактически учитываются в силу наличия самого
только знакового средства [41].
Согласно Моррису, знаку необходимо иметь десигнат, тем не менее,
очевидно, что не каждый знак действительно указывает на какой-либо реально существующий объект. Трудности, которые такие утверждения могут вызвать, пишет Моррис, только кажущиеся, поскольку «десигнат» является семиотическим термином, то вне семиозиса десигнатов быть не может, хотя
объекты могут существовать и без семиозиса. Десигнат знака, по своей сути,
является классом объектов, к которым применим знак, то есть объекты, обладающие определенными свойствами, учитываемые интерпретатором, благодаря наличию знакового средства. Обобщенное учитывание имеет место и
при фактическом отсутствии объектов или ситуации, свойства которых были
учтены. Данное утверждение справедливо, пишет Моррис, даже в случае указывания жестом: «иногда можно указывать, и не указывая конкретно на чтолибо. Никакого противоречия не возникает, когда говорят, что у каждого
знака есть десигнат, но не каждый знак соотносится с чем-либо реально существующим. В тех случаях, когда объект референции реально существует,
этот объект является денотатом». Таким образом, становится ясно, что если
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
десигнат есть у каждого знака, то не у каждого знака есть денотат. Десигнат,
это не вещь, но род объекта или класс объектов, включающий в себя как
множество членов, так и единственный член, или отсутствие как таковых;
денотаты же являются членами класса [41]. В качестве последнего замечания, касающегося определения знака, Моррис подчеркивает, что общая теория знаков не должна себя связывать с какой-либо конкретной теорией о том,
что происходит, когда нечто учитывается благодаря использованию знака
[27].
Впервые Ч.У. Моррис выделил три основных аспекта семиотики, три
дисциплины изучения знака и знаковых систем: - синтактика, изучающая
внутренние свойства систем знаков и отношений между знаками, безотносительно к интерпретации; - семантика, рассматривающая отношения между
знаками и тем, что они обозначают; - прагматика, исследующая отношения
между знаковыми системами и знаками и теми, кто их использует.
Один из аспектов, пишет Моррис, взаимосвязи дисциплин, составляющих семиотику, заключается в том, что, хотя каждая из них, так или иначе,
имеет дело со знаками, ни одна не может определить термин «знак» и, следовательно, дать определение самой себе. Так, например, «синтактика» — термин не синтактический, но сугубо семиотический, и то же самое справедливо
в отношении «семантики» и «прагматики». Данные соображения показывают, что, хотя сами семиотические дисциплины не устанавливают отношения
друг к другу, они могут быть разграничены и охарактеризованы только в
пределах более широкой науки, составными частями которой они являются
[27].
Тесная взаимозависимость семиотических дисциплин позволяет говорить о семиотике как о единой науке, но не следует забывать, что указанные
дисциплины основаны на трех не сводимых друг к другу подходах, которые
обладают относительной самостоятельностью и соответствуют трем объективно существующим измерениям семиозиса. При изучении любого знака
может быть использован любой из этих трех подходов, хотя ни один из них в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
отдельности не охватывает всей сущности знакового процесса. Можно сказать, что в некотором смысле ни один из этих подходов не имеет предела, то
есть такой черты, дойдя до которой исследователь должен был бы отказаться
от одного подхода и перейти к другому [27].
Как видно из приведенных выше семиотических теорий, у каждого исследователя данной области существуют свои воззрения на определение понятия знака, зачастую точки зрения ученых имеют весьма крупные расхождения. Современная точка зрения на определение номинативной единицы
языка, нашла свое выражение в работе отечественного семиотика Н.Б. Мечковской - «Семиотика: Язык. Природа. Культура». По определению Мечковской «знаком называется материальный, чувственно воспринимаемый предмет, выступающий в качестве представителя другого предмета, свойств либо
отношения и используемый для получения, хранения, переработки и передачи информации». Каждый знак в своей структуре имеет две стороны, первая
– материальная, означающее знака или план выражения, вторая – идеальная,
означаемое знака или план содержания [24, с. 23].
В связи с данным Мечковской определением знака, несомненно, возникает вопрос о природе языкового знака: бином или триада?
Содержанием, любого знака, пишет Мечковская, является не «замещаемый» предмет, а представление о нем. Далее исследователь приводит пример дорожного знака «Дети»; материальная оболочка знака выступает в качестве двух бегущих детей, помещенных в треугольник с красной обводкой,
содержанием же знака является не реально бегущие дети, а представление о
том, что на этом участке дороги часто появляются дети. Значение предупреждающего знака по отношению к реальным ситуациям представляет собой
обобщение и абстракцию: в реальности дети могут не обязательно бежать, а
идти или играть; выглядеть не такими, как «на картинке», их количество
может отличаться и так далее [24].
Нематериальность же содержания знака, продолжает Мечковская, была
известна еще стоикам эллинистической поры, определяя означающее как
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
«воспринимаемое», а означаемое - не как «вещь», но как «понимаемое, осознаваемое». Поэтому, несмотря на бинарность знака, его сущностной графической формулой в семиотике стал треугольник [см. рис. 1.1.].
План содержания
(означаемое знака)
План выражения
(означающее знака)
Вещь
(объект обозначения)
Рис. 1.1. Семиотический треугольник [24]
Представленная формула треугольника восходит к «логическому треугольнику» выдающегося немецкого логика Г. Фреге (1848-1935), осуществившего весьма важное открытие для семиотических наук в целом. В качестве вершин треугольника Фреге определил следующие понятия – «знак—
смысл—значение», тем самым впервые в семиотике различив смысл и значение. В работе «Логика и логическая семантика», Фреге пишет: «Под значением понимается предметная область, соотнесенная с неким именем, то есть
обозначаемое. Под смыслом подразумевается определенный аспект рассмотрения данной предметной области» [38, с. 237]. Иначе говоря, благодаря системе представлений Г. Фреге, в содержании знака выделяется две значительных составляющих: значение – то, что знак обозначает и смысл - интерпретация знака в употребительном семиотическом окружении. В качестве
примера ученый выбрал известные ориентиры: «Венера - утренняя звезда» и
«Венера - вечерняя звезда». Значения обоих утверждений одинаковы, оба
представляют одну и ту же планету – Венера, но смысл различен; в первом
случае, появление Венеры происходит в утреннее время, во втором случае, в
вечернее, следовательно, можно предположить, что яркость, исходящая от
звезды будет различной степени, ввиду различия времени суток [Там же, с.
237].
Различие значения и смысла с одной стороны может быть не столь зна-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
чительным, но с другой стороны – определенно значимым, такая разница заключается в зависимости самого знака, как от существующей действительности, так и от субъективных представлений данной действительности.
Развитие трилотеральной концепции языкового знака продолжили американские семасиологи Ч.К. Огден (1889-1957) и А.А. Ричардс (1883-1979),
разработав свое виденье «семантического треугольника», угловыми точками
которого явились – «слово-понятие-вещь» [24]. В совместной работе «Значение значения: Исследование влияния языка на мышление и научный символизм», Огден и Ричардс представили удачную модель совокупности трех логико-лингвистических категорий: - ощущаемый объект реальной действительности, в логике определяемый «денотатом», в лингвистике «референтом»; - субъективное мысленное представление о данном объекте, в логике
являющиеся «понятием», «концептом», в лингвистике «значением», «смыслом»; - условно-договорное наименование объекта – «имя». Также еще одним не менее важным достоинством семантического треугольника ОгденаРичардса является наглядное единство плана содержания и плана выражения
языкового знака.
Введенное Ф. де Соссюром отношение «означаемое — означающее»
соответствует отношению «денотат — знак», и именно это отношение называется семантическим. Как отмечает профессор А.В. Соколов, «семантический треугольник хорошо выполняет свои иллюстративные функции, в случае использования в качестве знака полнозначного слова (лексемы); слово в
тексте, помимо лексического значения (концепта), приобретает грамматическое значение (род, число, падеж и тому подобное); грамматические значения, наряду с лексическими, входят в план содержания речи и фиксируются
при помощи суффиксов, окончаний в плане выражения» [32]. Грамматические же отношения практически не применимы к семантическому треугольнику, но в общей сложности, это ни как не умоляет его значимости для семиотических наук.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
Семиотика в целом и семантические показатели в частности занимают
важное место в процессе изучения и употребления знаков китайской письменности, в тоже время необходимо учитывать, что семантические показатели передают лишь общее, приблизительное значение. В момент «появления
на свет» китайского письменного знака, его написание достаточно четко связанно с семантикой слова, но с течением времени, изменениями в написании
и значении, данная связь ослабевает. В виду этого, на сегодняшний день традиционный способ толкования значения по структуре то или иного знака китайской письменности может быть неэффективным. Тем не менее, большинство исследователей сходятся во мнении, что семантический показатель является одним из основных источников значения составных китайских письменных знаков. В настоящее время достаточное количество работ посвящено
анализу взаимосвязи написания и значения китайских письменных знаков,
поскольку семантические показатели служат ориентирами, облегчая процесс
чтения и письма, связывая форму знака и его значение [16].
Семиотика дает основу для понимания важнейших форм человеческой
деятельности и связи этих форм друг с другом, поскольку все эти виды деятельности и все отношения находят отражение в знаках. Такое понимание
оказывает действенную помощь, устраняя смешение различных функций,
осуществляемых посредством знаков. Способствуя пониманию человеческой
деятельности, семиотика стремится к наиболее общему и наиболее систематическому знанию, какое только возможно [27].
Мир знаков и знаковых систем (природных и социальных) бесконечно
разнообразен; для определения границ, необходимо рассматривать в одной
системе разные классы знаковых систем и знаков, классифицировать их и затем определять взаимоотношения между классами. В систематизации знаковых систем, как отмечает Мечковская, первостепенное значение имеют следующие признаки отдельных семиотик [24].

Материальная природа плана выражения знаков определяет так
называемые «сенсорные каналы» их восприятия. Основываясь на данном
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
определении, Мечковская выделяет пять видов знаков и знаковых систем (по
числу основных органов чувств) [24]:
- оптические; человек главным образом, воспринимает информацию,
используя пять сенсорных каналов, по которым принятая информация передается в центральную нервную систему; зрение представляет собой самый
важный канал с максимальными пропускными возможностями. В семиотике
оптические знаки бесчисленны и бесконечно разнообразны, примерами служат: коммуникация животных; жестикуляция и мимика; поведение человека,
религиозная сфера, изобразительные искусства, естественные языки и прочее
[24];
- слуховые; являющиеся следующими по пропускной способности, после зрительного канала восприятия. К слуховым признакам относят: звуковые знаки в коммуникации животных; в поведении и этикете человека; в религиозной практике; в сфере музыкальных искусств; в естественных языках;
а также в системе знаков дорожного движения [24];
- связанные с восприятием запахов; генетически запахи и обоняние являются самым древним каналом дистантной связи, в отличие от не менее
древних органов осязания и вкуса, действующих, однако, только в условиях
прямого контакта с объектом восприятия. В современном мире люди почти
не используют запахи в сознательной и целенаправленной коммуникации,
тем не менее, для подсознания человека, неосознанного воздействия и интуитивного знания запахи очень важны [24];
- тактильные; органы осязания доставляют в мозг жизненно важную информацию, однако эта информация не ведет к восприятию предмета в его целостности, без чего невозможно осознание предмета, в связи с этим отмечается
ограниченность осязания, по сравнению с другими каннами восприятия. К тактильным знакам относят: знаки, используемые в религиозной практике, а также в естественных языках, например пальцевая азбука для слабовидящих и
слепых людей [24];
- связанные со вкусовыми ощущениями; данный канал связи характе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
ризуется самой малой пропускной способностью, так как вкусовые ощущения невозможны не только на расстоянии, но и раньше, чем пища окажется
во рту, в связи с этим знаки данной категории самые малочисленны, к ним
относятся: вкусовые знаки в коммуникации животных; знаки, связанные с
приемом пищи, в религиозных практиках, например ритуальные еда и питье в составе некоторых обрядов [24].

Генезис знаковых систем; основываясь на происхождении и эво-
люции знаковых систем выделяют три рода семиотик:
- природные или биологические, врожденные семиотики, например,
«языки животных» и так далее;
- не биологические, культурные, например: этнические языки, поведение, одежда, этикет; религии; искусства;
- искусственные, сознательно и целенаправленно созданные, например
- математическая символика, дорожные знаки и другое [24].

Структура знаковых систем; в зависимости от количества иерар-
хических подсистем, образовывающих конкретную семиотику, различают
два значительных класса:
- одноуровневые семиотики, например: крики обезьян; дорожные знаки и другое;
- многоуровневые семиотики, например; этнические языки, арабские
цифры, большинство искусств [24].
Как точно отметил Ч.У. Моррис, «с одной стороны семиотика является
наукой в ряду других наук, с другой стороны - инструментом наук» [27, с. 1].
Семиотика играет важную роль в деле объединения наук, хотя природу и
степень участия семиотики в этом процессе еще предстоит выяснить. Но если
семиотика является полноправной наукой, изучающей вещи и свойства вещей в их функции служить знаками, то в то же время семиотика является и
инструментом всех наук, поскольку любая наука использует знаки и выражает свои результаты с помощью знаков [27]. Двоякость отношения семиотики,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
закладывает основы для других наук о знаках, и грамматология в данном
случае не исключение.
Современная грамматология представляет собой продукт длительного
и довольно противоречивого исторического развития лингвистического знания. И многие проблемы могут быть лучше поняты в историческом аспекте,
при обращении к далекому или близкому прошлому науки о письменности.
1.3. Основные этапы эволюции китайской письменности
Рассматривая вопрос возникновения китайской письменности с мифологической точки зрения, можно выделить несколько персонажей традиционной культуры Китая: первый из них, историограф легендарного императора Цинь Шихуана (秦始皇) - Цан Цзе (仓颉) часто предстает в образе четырехглазого мифического существа, что символизирует его исключительную
прозорливость, позволившую на основе изучения следов птиц и зверей разработать китайское письмо. Следующим мифологическим персонажем является Фу Си (伏羲), который наряду с богиней Ню Вой ( 女娲), считался
небесным владыкой всего Востока, согласно легенде, люди обязаны Фу Си
не только изобретением письменности - созданием первых восьми триграмм,
но и умением ловить рыбу и охотиться; еще одной немаловажной фигурой,
которой приписывается создание китайской письменности, является Шэнь
Нун (神农), покровитель земледелия и китайской медицины, а также создатель узелкового письма (结绳), являющегося простейшим вариантом первых
письменных систем [15]. В предисловии к словарю «Шо вэнь цзе цзы», говорится: «Когда Фу Си стал правителем Вселенной, он первым создал восемь
триграмм, а Шэнь Нун для нужд правления и передачи приказаний пользовался узелками на шнурах» [64, с. 7].
Помимо Цан Цзе, Фу Си и Шэнь Нуна изобретение письменности приписывается и ряду других мифологических лиц: Цзюй Сун (沮诵), Ши Хуан
(史皇), Чжу Сян (朱襄).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Рассматривая же вопрос о возникновении китайской письменности с
археолого-исторической точки зрения, можно выделить следующие классические периоды эволюции китайских письменных знаков:
- культура «Цзяху» ( 贾 湖 文 化 ), письменность которой датирована
9000-7000 гг. до н.э. и отнесена к 16 надписям на доисторических артефактах, найденных в провинции Хэнань. Некоторыми исследователями данная
письменность датируется более раним периодом - неолитической культурой
«Пэйлиган» (裴李崗 ок. 6000 г. до н.э.). Мнения ученых по поводу письменной природы найденных знаков расходятся: некоторые утверждают, что данные знаки являются прототипами китайской письменности, в особенности
такие как, 目 глаз -
и 日 солнце
, другие считают, что данные знаки,
не имеют письменной природы, третьи же, склоны считать данные знаки,
остатками древней сформированной системы письменности;
- культура «Яньшао» (仰韶文化). Письменные знаки данной культуры
датированы радиоуглеродным методом 5000-3000 гг. до н.э. и отнесены к самым ранним протописьменным знакам, обнаруженным на территории Китая.
Данные знаки были нанесены на окрашенную керамику неолитического периода, по своему типу они, еще достаточно примитивные, в большинстве
изобилуют геометрическим и зооморфным орнаментом, также имеют название западные указательные знаки (西部指事符号);
- культура «Давэнькоу» (大汶口文化). Письменность данной культуры
датируется 4300-2500 гг. до н.э. и характеризуется набором знаков в виде
древних пиктограмм, считающихся началом развития системы письменности,
так как уже в неолитический период обладали высокой степенью стандартизации. Знаки культуры «Давэнькоу» также имеют название «восточные изобразительные знаки» (东方象形符号);
- «цзя гу вэнь» (甲骨文) – письмена на черепашьих панцирях и костях,
датируемые периодом позднего Шань (1600-1046 гг. до н.э.), были обнаружены на гадательных панцирях черепах и лопаточных костях крупного рога-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
того скота. К характерному облику «цзя гу вэнь» относятся тонкие, резкие
неустойчивые формы знаков, что связано с орудиями письма (металлические
резцы), знаки различаются по размеру, могут быть повернуты как направо,
так и налево, меняется порядок написания графем. «Цзя гу вэнь» были выработаны для обслуживания сакральных обрядов и в большей степени состояли
из схематизированных изображений предметов, реальных или абстрактных;
- «цзинь вэнь» (金文) - письмена, отлитые или выгравированные на
медных изделиях, использовавшиеся в период эпох Шань - Западная Чжоу
(1600-771 гг. до н.э.), чаще всего встречаются в виде отлитых или выгравированных надписей на бронзовых сосудах, так называемых «треножниках», или
музыкальных ритуальных инструментах. В
отличие от предшествующих
пиктографичных письмен «цзя гу вэнь», состоящих от отрывочных фраз,
«цзинь вэнь» приобретает знаковость,
образует законченный текст.
Наибольшей по объему считается надпись на бронзовом треножнике
«Маогун» (毛公鼎), состоящая из 497 знаков. Форма знака слегка закругленная, что связанно с процессом создания «цзинь вэнь», поскольку письмена
сначала вырезались на заготовке и далее отливались на бронзовом изделии;
увеличивается размер знаков, скорее это связанно не с развитием письменности, а с тем, что письмена на колоколах и треножниках, должны были быть
хорошо видны.
Касательно последних двух периодов профессор Цю Сигуй, выдвигает
мнение об одновременном существовании древних письменных систем «цзя
гу вэнь» и «цзинь вэнь»», разница данных письменностей заключалась в их
применении, «цзя гу вэнь» в большей степени служили для светско-бытового
пользования, а «цзя гу вэнь» для государственного и гадательного использования [62].
Вопрос периодизации развития китайской письменности, как правило,
неразрывно связан с периодизацией собственно истории Китая, основным
вехам которой часто соответствуют и радикальные изменения в языке памят-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
ников соответствующих периодов. Полного согласия относительно хронологических рамок того или иного периода не существует, согласно наиболее
распространенной точке зрения, весь исторический этап до периода династий
Цзинь и Хань является «древней письменностью» (古文字), а последующий –
«современной письменностью» (今文字).
Следующим этапом развития китайской письменности явилась «да
чжуань» (大篆) - «большая печать», датируемая завершением эпохи Западная Чжоу (1046-771 гг. до н.э.). Единого термина для обозначения китайского
письма данного периода не существует; чаще других используется определение «большая печать», однако во многих работах этот же термин используется в гораздо более узком смысле — как обозначение конкретного стиля
письма. Название же «большая печать» связано с тем, что основные образцы
данной письменности дошли до нашего времени в первую очередь на каменных и нефритовых печатях. Также следует отметить, что письмена «большой
печати» относятся к более раннему периоду - «чжуань» (篆) печати, которая
в свою очередь является переходным этапом эволюции китайских письменных знаков.
Письмена «большой печати» характеризуются появлением все большего количества составных знаков с усложненной структурой, внутреннее расположение графем становится более упорядоченным, пропорциональным,
знаки формируются одинаковыми по ширине и высоте, все более заметны
признаки перехода к знаковости.
Определяя данный период, профессор Цю Сигуй пишет: «До эпохи Западная Чжоу китайские письменные знаки характеризовались достаточно
высокой степенью «изобразительности». В основном знаки передавали семантику слова и в случае с заимствованными знаками – чтение. Далее, в процессе развития китайской письменности и как следствие, изменения самих
знаков, письменность приобрела идеографически-фонетически-знаковый характер. Поскольку большинство письменных знаков периода Западная Чжоу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
в своем составе имеют семантический и фонетический показатели, письменность данного периода можно охарактеризовать как идеофонетическую» [62,
с. 38]. Ученый считает, что появление идеонофонетических знаков – первая
важная ступень развития китайской письменности, так как в общем плане все
письменные знаки фиксируют речь тремя способами: изобразительно, идеографически и фонетически, что позволяет проследить эволюционный путь
письма, от изобразительного через идеографическое к фонетическому [62].
Письменные памятники следующего периода Чуньцю (春秋時代 – Период Вёсен и Осеней, 722-481 гг. до н.э.), отличаются гораздо большим разнообразием стилей письма. Это связано в первую очередь с расширением
функций китайской письменности и постепенным переходом от использования почти исключительно в ритуально-религиозных целях к письменному
оформлению официальных документов и, в конечном итоге, к записи памятников художественной словесности [62].
С наступлением периода Чжаньго (战国), возникают письмена эпохи
сражающихся царств (战国文字), датируемые V-III вв. до н.э. Период Чжаньго (战国) характеризуется продолжительными захватническими войнами
между семью сильнейшими царствами ( 战国七雄) — Чу (楚), Хань (韩), Ци (
齐), Цинь (秦), Вэй (魏), Янь (燕), Чжао (赵). Радикальные изменения, проводимые в социальной, политический и экономической сферах имели влияние
и на развитие китайской письменности. Царства создавали собственные стили письма, одним из результатов таких «формирований», явился своеобразный стиль, использовавшийся при нанесении письмен на оружие и шелк – 鸟
虫篆, 鸟 – птица, 虫 – червяк, змея, напоминающий следы, оставляемые
птицами и пресмыкающимися на земле. В развитии китайской письменности
стиль 鸟虫篆 занимает в большей степени эстетическую нишу, нежели практическую, в связи с характером исполнения, весьма схожем с изобразительным искусством [53]. Данный период описан выдающимся дипломатом того
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
времени Су Цинем (苏秦, 380— 284 гг. до н. э) в хронике «Стратегии Сражающихся царств» («战国策»). Хроника содержит речи, беседы и послания,
приписываемые
историческим
лицам,
жившим
в
V-III
вв.
до
н.э., иллюстрирующие различные стратегии и приемы, использованные Сражающимися царствами.
Наиболее важным, по мнению профессора Цю Сигуя, этапом развития
китайской письменности является переходный отрезок между эпохами
Чуньцю и Чжаньго, письменность утрачивает свой уникальный характер,
становится все более общедоступным средством коммуникации, что служит
импульсом для ее стандартизации. Письмо, как чтение более не является
уделом узкого круга избранных, но становится вполне массовым и устойчивым явлением. Существенно увеличиваются носители письменных знаков,
надписи на металлических и гончарных изделиях заменяются на каменные и
костяные печати вельмож, обозначения денежных знаков, официальным документированием на бамбуковых дощечках и кусочках ткани [62].
Указанные причины явились основанием, для выделения ученым, нового этапа - «Письменность шести царств» (六国文字). Автором данного
термина является профессор Тан Лань, по мнению которого письменность
периода Чжаньго подразделялась на два вида: Циньскую письменность и
письменность остальных шести царств. Письменность царства Цинь включала в себя знаки периода Чуньцю, а также «малую печать», письменность же
восточных шести царств характеризовалась прогрессирующим упрощением и
опрощением [63].
Принципиально новый этап в развитии китайской письменности произошел после объединения Китая под властью династии Цинь (221 г. до н.э.)
и возникновения единого унифицированного стиля письма «сяо чжуань» (小
篆) малая печать. Следует отметить, что «малая печать» имеет свое историческое авторство. В рамках стремления к максимальной унификации различных стандартов, денежных единиц, мер измерений, дорожных систем и в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
том числе системы письменности, по распоряжению императора Цинь
Шихуана, главным придворным советником Ли Сы ( 李 斯 , 280 —208 гг.
до н. э.) была проведена унификация существовавшей ранее «большой печати», в ходе которой все региональное разнообразие стилей письма было
упразднено в пользу единого стиля - «малой печати», названной так, в знак
уважения к предшественнице [36].
Письменные знаки, выполненные в стиле «сяо чжуань» характеризуются строго определенной структурой, установленным количеством графем, их
формой, написанием и положением. По сравнению с предыдущими периодами, начертание знаков «малой печати» значительно упростилось, однако это
не привело к исчезновению региональных «вульгарных» стилей написания,
так как последние были вытеснены лишь из ритуальной сферы - надписей на
сосудах, инструментах, каменных стелах, в то время как в официальных
текстах на бамбуке и шелке, данные стили продолжали существовать и развиваться.
Стандартные и упрощенные варианты написания «сяо чжуань», явились своеобразной предтечей возникновения «ли шу» (隶属) делового письма.
Появление китайских письменных знаков, выполненных в стиле «лишу» относят к периоду династии Хань (II в. до н.э. - II в. н.э ). «Ли шу» считается
уже полностью ориентированным на новые виды писчего материала, шелк и
бумагу, а также инструменты нанесения знаков, кисти и туши. Именно в «ли
шу» окончательно утверждается «квадратная» конфигурация письменного
знака, однако несмотря на значительное упрощение написания, основные изменения произошли на уровне краевых графем, некоторые знаки получили
несколько видов написания, другие изначально различные по семантике, но
близкие по форме, стали записываться одной графемой.
Перманентно эволюция китайской письменности происходит в направлении стандартизации, систематизации, упрощения, перехода от рисунка к
знаку, к символу, собственно возникновение «ли шу» явилось необратимым
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
катализатором перехода письменных знаков из «древнего» состояния в «современное», что повлияло на дальнейшую эволюцию официальных форм китайской письменности, носящих скорее эстетический, чем структурный характер.
Следствием развития «ли шу» явилось возникновение «кай шу» (楷书)
уставного письма, датируемого эпохой династии Восточная Хань (25-220
гг.). Если в деловом письме размещение знака и его составляющих строго
определенны квадратной конфигурацией, в уставном же письме требования
меняются, но незначительно, знаки по-прежнему занимают квадратное положение, но учитывая их графический облик, могут видоизменяться, по высоте, ширине или длине. При этом, как указывалось ранее, такие изменения
не привносят никаких преобразований в структурный строй знаков, а лишь
облегчают их повседневное использование.
Становление упрощенных форм написания знаков стилей «ли шу» и
«кай шу» дало начало двум скорописным стилям – «син шу» (行书, ходовое
письмо) и «цао шу» (草书, быстрое, небрежное, черновое письмо), главная
функция которых заключается в возможности быстрого фиксирования большого количества информации. В широком смысле, так или иначе, у каждого
стиля китайской письменности существует свой скорописный вариант, таким
вариантом «ли шу» является «цао шу», возникновение которого датируется
династией Хань (206 г. до н.э.—220 г. н.э.). Название «цао шу» (草书) берет
свои корни от 草率, что переводится как небрежный, поспешный, грубый;
существует и еще один вариант названия скорописного стиля – «травяное
письмо», в связи с тем, что знак 草 также имеет значение трава. Классически
развитие «цао шу» подразделяется на три этапа:
- «чжан цао» (章草) уставная скоропись, относится к периоду династии
Восточная Хань (25-220 гг.) и характеризуется наличием как соединенных,
так и разрозненных элементов, несмотря на это знаки сохраняют свою структуру, имеют только один вариант написания, располагаются отдельно друг от
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
друга, размер их примерно одинаков. Все это позволяет достаточно легко читать надписи, выполненные в стиле «чжан цао»;
- следующим этапом является «цзинь цао» (今草) современный стиль
скорописи, базирующийся на синтезе стилей «кай шу» и «чжан цао». Возникновение «цзинь цао» относят к концу эпохи Восточная Хань, особенностью данного стиля является, соединение между собой не только структурных элементов знака, но зачастую самих знаков, кроме того знаки различаются по величине и имеют несколько вариантов написания. «Цзинь цао» позволил увеличить скорость письма, но в тоже время это привело к тому, что
вскоре, только узкий круг ученых смог пользоваться этим видом письменной
коммуникации;
- последний этапом является «куан цао» (狂草) бешенная, сумасшедшая скоропись, появившаяся после династии Тан (618-907 гг.). Наиболее яркая особенность данного стиля демонстрирует полное отсутствие каких-либо
правил написания, знаки произвольно упрощаются, пишутся, не отрывая кисти от бумаги, допускается разрозненность форм и размеров, из всех основных видов скорописных стилей, «куан цао» наиболее близок к абстрактному
искусству.
Ходовое письмо «син шу» занимает промежуточное положение между
уставным письмом «кай шу» и одним из скорописных вариантов «цзин цао»,
этот вспомогательный стиль также был создан в конце эпохи Восточная
Хань. В «син шу» не существует строгих правил написания знаков, что позволило ходовому письму получить широчайшее распространение и по сей
день представлять собой самый распространенный стиль письма.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Выводы по Главе I
В первой главе диссертации грамматология китайской письменности
рассматривается в семиотическом аспекте, а также уточняются основные
этапы эволюции знаков китайской письменности. При рассмотрении грамматологии с точки зрения семиотики было установлено наличие у китайского
письменного знака плана выражения и плана содержания, то есть означающего и означаемого, которые имеют свое отражение в графическом выражении и содержании знака. Уточняя базисные этапы эволюции китайской
письменности, были определены основные тенденции развития знаков китайской письменности, которые заключаются в стандартизации, систематизации и упрощении.
В эпоху становления китайской филологической традиции, графический облик письменных знаков претерпевал эволюцию, вместе с тем значительные изменения происходили как с самим знаком, так и с его составляющими, по этой причине для понимания графической структуры знаков, требовалась классификация - система, позволяющая представить огромные массы материала в обозримом виде.
В трактовке Д.С. Милля классификация, это процесс общего номинирования объектов, уже в самой природе данного процесса можно проследить
разделение объектов на те, которые обладают каким либо свойством и те, которые не обладают [25].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИИ
КИТАЙСКИХ ПИСЬМЕННЫХ ЗНАКОВ В
ГРАММАТОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
2.1. Первые грамматологические модели
Изучение структуры и способов образования китайских письменных
знаков началось уже в эпоху Чуньцю, с одноименной летописи, составителем которой считают Конфуция. Однако в связи с краткостью хроники, история периода больше известна благодаря подробным комментариям «Цзо
чжуань» («左傳» - «Комментарии Цзо»), где уже можно найти семантические толкования структур некоторых знаков китайской письменности.
В период Чжаньго появляется и сам термин «六书» («шесть категорий»). В трактате «Чжоу ли» («周礼» - «Чжоуские ритуалы»), который является памятником социально-политической и исторической мысли Чжоуского
Китая, входящий в конфуцианское «Тринадцатикнижие» («十三经»), в разделе «地官» («Земные чиновники»), параграфе «保氏», древний филолог - Лю
Синь ( 刘 歆 )
говорит следующее: «Чтобы отвратить правителей от зла,
наставляй наследников престола в духе истинного пути, что означает обучение его шести искусствам: пяти видам церемониалов, шести видам музыки,
стрельбе из шести видов оружия, управлению пятью видами колесниц, шести категориям иероглифов, девяти видам счета» [63, с. 334]. Очевидно, уже
в то время существовали определенные представления о структуре китайской
письменности, в соответствии с которыми письменные знаки были разделены
на шесть категорий. Однако о достоверных данных структуры шести категорий того времени, ничего не известно.
Теория шести категорий достигла зрелости в последние годы западной
династии Хань. К этому времени относятся и первые достаточно полные
описания. Названия же категорий стали известны еще со времен восточной
династии Хань. К тому времени относятся три списка шестикомпонентных
категорий, составленных разными авторами.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
Китайский историограф и поэт, создатель жанра «династических историй», Бань Гу (班固), в течение 20 лет писавший «Хань шу» («漢書» - «Историю династии Хань»), состоящую из ста глав, о «шести категориях» говорит следующее: «В древности ребенок восьми лет поступал в учение, при
наставлении наследника в науках его обучали шести категориям знаков китайской письменности, а именно: 象形 – пиктографической, 象事 - указательной, 象意 - идеографической, 象声- фонетической, 转注 - видоизмененной, 假借 – заимствованной, и все они составляют основу образования иероглифов» [61, с. 335].
Автор комментария к трактату «Чжоу ли», Чжэн Чжун(鄭衆), выделил следующие шесть категорий: 象形 - пиктографическую, 会意 - идеографическую, 转 注
видоизмененную, 假 借
- заимствованную, 处 事
указательную, 谐声 – фонетическую.
Как видно из представленных двух вариантов списков категорий, уже
имеются значительные различия, а именно: несоответствие названий, за исключением названий для пиктографической, видоизмененной и заимствованной категорий; различие в последовательности названий, что вероятно отражает взгляды авторов на периодизацию эволюции китайской письменности, а
также отсутствие определения данных категорий, авторами приводятся только названия.
2.2. Шестикомпонентная модель древнего языковеда Сюй Шэня
Следующей работой, посвященной категоризации китайских письменных знаков, явился словарь древнего языковеда - Сюй Шэня (许慎, ок. 58
147 гг.) «Шо вэнь цзе цзы» («说文解字»), название которого переводится как
«Объяснение простых письменных знаков и анализ сложных письменных
знаков». Словарь датирован 100 г. н.э., однако по политическим причинам,
«Шо вэнь цзе цзы» был представлен на рассмотрение Ханьскому Императору
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
Сяо Ань (孝安, 94 – 125 гг.) лишь 21 год спустя, сыном Сюй Шэня - Сюй
Чуном (许冲).
В «Шо вэнь цзе цзы» Сюй Шэнь не только выделил «шесть категорий»
китайских письменных знаков «六书», но и привел подробное описание с
примерами, что является главной отличительным признаком от классификаций, составленных ранее. Однако, следует отметить, что категории, выделенные Сюй Шэнем имеют тесную научную и родственную связь с разработанными ранее: Чжэн Чжун был сыном Чжэн Сина (鄭兴), а Чжэн Син был студентом Лю Синя (刘歆). Сюй Шэнь же был студентом Цзя Куя (贾逵), а отец
Цзя Куя – Цзя Хуэй (贾徽) также учился у Лю Синя [62].
Учитывая тот фактор, что отнесение того или иного письменного знака
к определенной категории указывает на способ его образования и выявляет
его внутреннюю структуру и существующие связи, приведем описание каждой категории «Шо вэнь цзе цзы».
- пиктографическая категория (象形 - знаки, изображающие форму). К
данной категории относятся знаки изобразительного характера, например 日
солнце, 山 гора, 本 дерево. На сегодняшний день можно утверждать, что знак
日 солнце произошел от знака
, знак 山 гора от
, знак 月 месяц от . В
предисловии к «Шо вэнь цзе цзы» говорится: «Знаки изобразительной категории являются рисунками тех предметов, которые они изображают, а их
начертание соответствует форме предмета» [64, с. 314 (в переводе М.В. Софронова)]. Знаки изобразительной категории развились из пиктограмм - знаков, отображающих важнейшие узнаваемые черты объекта, предмета или явления, на которые он указывает, чаще всего в схематическом виде [53], однако их эволюционный процесс заключался в постепенном усилении знаковости и постепенном ослаблении изобразительности, что явилось необходимым условием исторического развития;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
- указательная категория (象事 - знаки, изображающие существо дела)
включают в себя знаки условно символического характера, которые подразделяются на следующие подкатегории:

знаки, основанные на соединении пиктограмм с «указательным
элементом», например, про знак 本 корень Сюй Шэнь говорит: «То, что внизу дерева называется корнем и состоит из 木 дерево и 一 один у его основания». Про знак 末 верхушка, Сюй Шэнь пишет: «То, что вверху дерева, называется верхушкой и состоит из 木 дерево 一 один у его вершины»;

знаки, носящие чисто знаковый характер, например: 下 вниз, 上
вверх, 中 середина.
Значение знаков указательной категории, говорится в «Шо вэнь цзе
цзы», различимо с первого взгляда, внимательно приглядевшись к ним можно понять, что они обозначают. Однако данная формулировка знаков указательной категории не дает четкого отличия от знаков изобразительной категории. В отношении данного определения, существует несколько научных
подходов, одни считают, что знаки изобразительной категории изображают
один предмет, а знаки указательной множество предметов, другие же утверждают, что указательная категория является подкатегорией изобразительной.
Мы, вслед за профессором Цю Сигуем, будем придерживаться следующей
точки зрения; знаки данной категории, пишет Цю Сигуй, имели место быть
еще до формирования системы письменности в ее конечном виде, однако в
процессе развития письменности, данные знаки были вовлечены в пиктографическую письменность, приняв данный вид письма, они стали знаками
идеографической категории [62].
Среди шести категорий «六书» по количеству знаков, входящих в состав, данная категория самая малочисленная.
- идеографическая категория ( 象 意 - знаки, изображающие смысл)
представлена знаками, образованными в результате вариативного сочетания
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
двух или более простых знаков, однако существует несколько способов объединения, при помощи:

нескольких одинаковых графических элементов, например: знак
林 лес, состоящий из двух пиктограмм 木 дерево, три пиктограммы 木 вместе
образуют 森 чащу; знак 艸 трава, состоит из двух пиктограмм 屮 росток;

двух или более различных графических элементов, например:
знак 喿 пение птиц – три 口 рта на 木 дереве;

двух или более графических элементов, поясняющих значение
знака в целом, например: знак 劣 слабый, слабосильный, состоит из 少 мало +
力 сила, то есть мало силы; знак 套 чехол, футляр, состоит из 大 большой и 镸
длинный;

Добавления или исключения графем, например: знак 甩, бросать,
выбрасывать, ненужный был образован из знака 用 использовать, употреблять, нужный, посредством удлинения и видоизменения вправо центральной
вертикальной графемы;

Обратного написания знака, например: знак 乏 недостаток и его
обратное начертания знака 正 правильный; знак нельзя 叵 и знак 可 можно;

Производных знаков, например: знаки 凸 выпуклый и 凹 вогну-
тый., образованные от знака 口 рот.
Наряду со знаками указательной категории, знаки идеографической категории компенсируют ограниченность изобразительных знаков.
- фоноидеографическая категория (象声 - знаки, соединяющие смысл и
звучание) включает в себя знаки, получаемые в результате сочетания фонетической логограммы с идеографическим знаком (графемой), где одна часть
знака указывает на приблизительное чтение, а вторая часть может совпадать
с общим чтением знака. Примером может служить знак 河 река, где левая
часть содержит пиктограмму 氵(水) вода, что указывает на то, что данный
знак относится к группе гидронимов, а правая часть знака является фонети-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
ческой логограммой, которая читается как kě. Знак «река» произносится как
hé, следовательно, правая часть передает только приблизительное чтение;
По поводу знаков данной категории, в «Шо вэнь цзе цзы» говорится
следующее: «Фонетические знаки, это такие знаки, где словом называется
предмет, и оно сочетается с указанием на его чтение». Среди всех категорий
«六书», данная категория является самой многочисленной.
- видоизмененная категория (转注 - видоизмененные знаки). Относительно данной категории в предисловии к «Шо вэнь цзе цзы» говорится следующее: «Видоизмененные знаки образуются таким образом, что они похожи друг на друга и принадлежат к одному и тому же смысловому классу, они
одинаковы по значению и поэтому взаимозаменяемы». В качестве примера
приводятся следующие знаки:考 kǎo экзамен и 老 lǎo старый, которые относятся к одному и тому же смысловому классу словаря «Шо вэнь цзе цзы» и
обладают сходным произношением, что указывает на одинаковость значения
и возможность взаимозаменяемости. Однако в данном определении уже заложена невозможность выделения знаков данной категории в силу неясности
самого типа этих знаков. Лян Дунхань (连墩韩) в статье «Структура китайской письменности», пишет следующее: «Первая часть определения имеет в
виду один и тот же класс словаря «Шо вэнь цзе цзы» и в тоже время указывает на сходство произношения этой пары знаков, а вторая его часть указывает на одинаковость значения и на возможность взаимного истолкования
одного слова через другое» [61, с. 360], то есть пара видоизмененных знаков
имеют одинаковую графему и значение, а чтение может быть либо одинаковым, либо подобным;
Из всех шести категорий письменных знаков, пишет профессор Цю
Сигуй, видоизмененной категории на протяжении многих веков было присвоено самое большое количество разрозненных определений [62].
В действительности, пишет Цю Сигуй, в большинстве случаев, невозможно считать категории «六书», выделенные Сюй Шэнем, абсолютно кор-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
ректными и нет необходимости тратить на это силы, мы допускаем данную
точку зрения, однако не видим смысла, делать это историческим вопросом
граммматологии или обобщать исследования данной области науки. Современные исследователи данной категории не останавливаются только на двух
знаках, приведенных Сюй Шэнем» [62, с. 160].
- заимствованная категория (假借 - заимствованные знаки) представлена знаками, которые в процессе эволюции превратились в фонетические и в
настоящее время используются для обозначения омонимии в китайском языке. Например, знак 长 cháng длинный и знак 长 zhǎng расти не имеют никаких взаимосвязей между содержанием и заимствованным письменным знаком, так как для знака 长 zhǎng расти был заимствован фонетически сходный знак 长 cháng длинный. Знаки данной категории не создают новых знаков, они лишь заимствуют логограмму для слова сходного по звучанию или
одинаково звучащее с заимствованным знаком;
Также необходимо отметить, что само название словаря «说文解字»
подразумевает деление всех знаков на две базовые категории: «文», простые,
неделимые (пиктографические и указательные категории) и сложные, составные «字» (идеографические и фоноидеографические категории).
Простые знаки «文» - самые древние и малочисленные, их количество в
современном китайском языке составляет всего несколько сотен, примерно
10% от общего числа китайских письменных знаков, они восходят либо к
указательной категории (象事), либо к пиктографической (象形). Если исходить из этимологии знака «文», то древняя форма написания - «
»пред-
ставляет собой изображение человеческого тела с нанесенным на груди знаком и обозначает татуировку или ритуальную раскраску на теле человека. В
данном значении «文» продолжает использоваться в китайском языке до сих
пор, так например, сочетание знаков 文身, где 身 обозначает тело, как имя
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
существительное имеет значение татуировка, в глагольном же значении
указывает на действие - наносить «вэнь» на тело, татуировать [60].
Сложные знаки «字» возникли тогда, когда появилась потребность в
создании все большего количества логограмм, в том числе, имеющих абстрактное значение. Данные знаки восходят либо к идеографической категории (象意) и, как в случае с простыми знаками «文», составляют всего около
10% от современных часто употребительных знаков китайского языка, либо к
фоноидеографической (象声), знаки которой более многочисленные и составляют около 80%.
В русскую научную литературу классификация «六书» была введена
одним из основоположником русской синологии архимандритом Православной церкви Иакинфом, в миру Н.Я. Бичуриным, в научном труде «Китайская
грамматика» в 1838 г.
Авторитет «Шо вэнь цзе цзы» в китайской филологии можно сравнить с авторитетом классических книг в китайской культуре вообще,
пишет М. В. Крюков [21], однако категории «六书» были подвергнуты критике. Сюй Шэнь лишь в общем виде наметил основные направления анализа
китайских письменных знаков, в его работе отсутствовала разработанная
теория, а также не был выделен общий критерий деления знаков на
группы.
Несмотря на это, словарь «Шо вэнь цзе цзы» послужил основой для составления некоторых более поздних толковых словарей. Так, в период с 265
по 420 гг. н.э. был создан словарь «Цзы линь» («字林» - «Лес письмён»),
насчитывавший почти 13 тыс. знаков, принцип его использования и ключевые классы были такие же, как и в «Шо вэнь цзе цзы», однако по количеству
рассмотренных знаков «Цзы линь» превосходит словарь Сюй Шэня. К сожалению, данный словарь был безвозвратно утерян во время бурных исторических событий на рубеже правления династий Сун и Юань (960-1368 гг. н.э.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Словарь «Юй пянь» («玉篇» - «Яшмовая книга»), составленный в 543 г.
н.э., включавший около 17 тыс. знаков, был существенно дополнен новыми
знаками. На сегодняшний день сохранилась лишь небольшая часть словаря,
которая позволяет представить, как выглядели словарные статьи в их первоначальном виде.
По количеству письменных знаков словарь «Цзы линь» превосходил
«Шо вэнь цзе цзы», а словарь «Юй пянь», в свою очередь, «Цзы линь», что
свидетельствовало о постоянном увеличении, формировании новых знаков
китайской письменности и необходимости составления усовершенствованных пособий для их использования.
Словарь Сюй Шэня явился таким пособием, содержащим толкование
знаков китайского языка известных на тот момент, с указанием основных
значений знаков, объяснением их графической структуры и в некоторых
случаях с чтением, Сюй Шэнь обозначил чтения только редких знаков, через чтение другого более распространенного. Высокий авторитет данного
словаря позволил на протяжении многих веков удерживать стабильность
значений знаков китайской письменности и единообразие толкования их
графической структуры.
Однако «Шо вэнь цзе цзы» был основан на изучении, главным образом,
более поздней системы письменности «сяочжуань» (小篆), знаки данной категории относятся к периоду «чжуань» (篆), и, по сути, являются отражением
современного состояния китайских письменных знаков. Отсюда представляется возможным предположить, что анализ некоторых знаков был проведен
неверно, так как система письменности «сяочжуань» радикально отличается
от более ранних систем «цзиньвэнь» (金文) и «цзягувэнь» (甲骨文), в силу
того, что данные памятники письменности еще не были открыты [58].
В ХХ веке в Китай пришла западная наука, принесшая новые подходы,
идеи и методы исследований, что помогло ученым системно подойти к китайской письменности, использовать дополнительные возможности для ис-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
следований, поставить новые задачи перед грамматологией, среди которых
основной на сегодняшний день является определение характера китайской
письменности, выделение ее особенностей, а также соотнесение с другими
письменностями мира.
2.3. Трехкомпонентная грамматологическая модель
профессора Тан Ланя
Первая трехкомпонентная грамматологическая модель «三书说», принадлежит известному лингвисту, исследователю древней китайской филологии - Тан Ланю (唐兰, 1901 – 1979 гг.). Тан Лань родился в городе Цзясин,
провинции Чжэцзян, в семье просторабочего, в юности брал уроки лечебного
дела. С 1920 г. получал классическое гуманитарное образование в городе
Уси, провинции Цзянсу, далее продолжил изучать синологию в таких университетах Китая, как, Северо-Восточный Университет (东北大学), г. Шэньян; Католический Университет Фужень (辅仁大学), г. Пекин; Яньцзинский
Университет (燕京大学), г. Пекин. В 1936 г. был назначен старшим специалистом по изучению древних надписей в Дворце-музее Запретного города
Гугун в Пекине. В 1939 г. Тан становится доцентом кафедры Китайского
Языка в Юго-Восточном Объединенном Университете ( 西南联合大学) г.
Чанша, в том же году переводится в Пекинский Университет (北京大学), где
становится профессором кафедры Китайского Языка, и далее научным руководителем Исследовательского Института Гуманитарных Наук и заместителем декана.
После образования КНР, Тан Лань продолжил работу в Пекинском
Университете в качестве профессора кафедры Китайского Языка. Скончался
11 января 1979 г. в Пекине [51].
В течение жизни профессор Тан Лань опубликовал свыше 180 научных
работ в области синологии и грамматологии, из них самые известные -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
«Наставления по грамматологии древних письменных знаков» («古文字学导
论») 1935 г. и «Китайская грамматология» («中国文字学»), 1949 г.
В своих работах профессор Тан Лань основывается на опыте предыдущих исследователей китайской письменности и существовавшей ранее шестикомпонентной теории Сюй Шэня, но последняя не могла не вызвать у
ученого основания для критики. В монографии «Китайская грамматология»
Тан Лань приводит следующие аргументы в пользу несостоятельности данной теории:
- недостаточно четкое определение формулировок, используемых в
«Шо вэнь цзе цзы»;
- в качестве иллюстраций к категориям, Сюй Шэнь использовал два
письменных знака, приведенные им пары демонстрируют взаимосвязь только
в случае видоизмененной категории, во всех остальных категориях, каждый
знак в отдельности применим в виде самостоятельного примера;
- в категориях «六书» Сюй Шэнь привел и проанализировал знаки китайской письменности эпох Цинь и Хань, основываясь на самых ранних доступных для него материалах периода после эпохи «Весны и Осени» [63].
Приведенные аргументы, позволили предложить Тан Ланю совершенно
новый взгляд на классифицирование знаков китайской письменности – трехкомпонентную грамматологическую модель «三书说».
К первой категории профессор Тан Лань относит пиктограммы (象形文
字 - знаки изображения и формы), знаки, которые в древности являлись прямыми изображениями предметов и явлений, то есть, пишет Тан Лань образ,
изображающий тигра, и будет знаком «тигр», образ, изображающий слона,
будет знаком «слон». В процессе эволюции китайской письменности начертание данных знаков становилось все более схематичным, и в итоге они преобразовались в пиктограммы. Например, знак 人 «человек» первоначально
был рисунком, изображающим человека, стоящего с широко расставленными
ногами, впоследствии, данный знак видоизменился до пиктограммы 人 [63].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
Согласно определению Тан Ланя, знаки данной категории должны соответствовать следующим требованиям: содержать только одно значение, являться простым знаком и изображать предмет. Пиктограммы Тан Лань подразделяет на четыре подкатегории.
Для объяснения данных подкатегорий Тан Лань использовал крупнейшую энциклопедию эпохи Сун – «Тун чжи» («通志») - «Общее описание»,
раздел, посвященный истории китайской письменности - «6 правил составления иероглифов». Автором «Тун чжи» является знаменитый историк того
времени - Чжэн Цяо (郑樵, 1104-1162 гг.). Исследования китайской письменности этого ученого качественно отличались от работ его предшественников, Чжэн Цяо был критически настроен по отношению к наследию прошлого и стремился по возможности делать выводы из собственного опыта, что
было необычно для китайской культуры того времени.
К первой подкатегории Тан Лань относит пиктограммы, изображающие форму тела (象身), согласно определению Чжэн Цяо - «人物之形» изображение человека. В толковании к «Тун чжи» о знаках данной категории говорится следующее: «近取诸身, 远取诸物» - «все, что близко - тело, все,
что далеко – предметы» [63, с. 70].
Вторая подкатегория - пиктограммы, изображающие предмет (象物).
Если образ предмета, пишет Тан Лань, представляется возможным запечатлеть в пиктограмме, то такие знаки относятся к данной категории. Согласно
«Тун чжи», к данной категории также относятся все пиктограммы, изображающие «творения природы»: «天物之形» изображение небесных тел, «山川
之形» изображение гор и рек, «草木之形» изображение трав и деревьев, «鸟
兽之形» изображение птиц и зверей, «虫鱼之形» изображение насекомых и
рыб и тому подобное [Там же, с.70].
Третья подкатегория - пиктограммы изображающие, деятельность (象
工). К данной категории относятся знаки, отображающие творения человече-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
ской деятельности, созданные при помощи орудий труда. Уже в период палеолита, пишет Тан Лань, люди обладали знаниями, необходимыми для производства орудий труда, поэтому, все предметы, созданные человеком в рамках своей культуры, цивилизации, при помощи доступных им природных материалов, мы относим к данной категории, включая указанные в «Тун чжи»:
«井邑之形» изображения «цзин» и «и» (прим. в древности административные
единицы крестьянских хозяйств), «器用之形» изображения инструментов, «
服饰之用» изображения одежд и украшений [63, с. 71].
Четвертая подкатегория по Тан Ланю – пиктограммы, изображающие
дело (家事). Письменные знаки данной категории отображают абстрактные
явления, понятия, цифры, то есть изображения, не связанные с реальными
предметами окружающего мира. В древних классификациях данные знаки
относились к указательным категориям: 象事 в классификации Бань Гу и 指
事 в классификации Сюй Шэня. Согласно Тан Ланю, к выделению пиктограмм, изображающих дело, необходимо относится с осторожностью [63].
Второй категорией трехкомпонентной классификации Тан Ланя являются идеограммы (象意文字 - знаки изображения и значения), данная категория включает в себя знаки, значение которых выражено неявно, завуалировано, метафорично, но его можно установить, зная семантику его составляющих. Например, значение идеограммы 休 отдыхать, состоящей из двух пиктограмм 亻(人)
человек и 本 дерево можно выявить, предположив возмож-
ный сценарий взаимодействия его компонентов. Вообразив, что человек отдыхает, прислонившись к дереву, мы можем определить семантику идеограммы в целом.
Третья категория по Тан Ланю – фоноидеограммы (形声文字 - знаки
формы и звучания), имеющие в своем составе фонетический элемент, по которому их можно различать. Однако звучание некоторых фоноидеограмм в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
процессе эволюции значительно изменилось, что существенно усложняет их
чтение. Данная категория подразделяется на две подкатегории:
- фоноидеограммы, фонетик, которых также обладает функцией передачи значения, например 渔 рыболовство, где правая часть знака передает и
звучание, совпадающее с общим звучанием знака, и значение;
- традиционные фоноидеограммы, где одна часть знака – фонетик,
служит для передачи звучания, а другая часть указывает на значение. Например, знак 枝 ветка, где 支 zhī – фонетик, передающий звучание, а 木 - значение [63].
Трехкомпонентная классификация Тан Ланя носит достаточно жесткий
характер отнесения знаков к той или иной категории, то есть, если это пиктограмма, то это не идеограмма, если это идеограмма, то это не фоноидеограмма. Форма, значение и звучание, пишет Тан Лань, это три грани письменности, поэтому если мы будем использовать трехкомпонетный принцип категоризации знаков, нам не придется снова допустить путаницы [63].
Достоинством нового учения явилась опора на разработанную теорию
и наличие определенных критериев отнесения знаков китайской письменности в ту или иную категорию. Трехкомпонентная теория оказала значительное влияние на последующие исследования, особенно в том, что касается классификации базовых элементов письма, их производных и типов
соединений, как результат, классификация Тан Ланя стала основой для создания более подробных и разветвленных классификаций, стремящихся
охватить все типы соединений.
2.4. Современная грамматологическая модель
профессора Цю Сигуя
Одним из наиболее авторитетных современных исследований в области
происхождения и развития китайской письменности, является трехкомпонентная классификация, предложенная известным китайским грамматологом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
– профессором Цю Сигуем ( 裘锡圭, 13 июля 1935 г.). Цю Сигуй родился в
портовом городе Нинбо, на северо-востоке провинции Чжэцзян. Знаменитый
исследователь начинал свой путь с обучения на историческом факультете
Фуданьского Университета (г. Шанхай), где основными направлениями его
деятельности были: история до-Циньского периода, и надписи на гадательных костях и бронзовых изделиях. Выбору данных направлений исследований способствовало влияние известного эксперта данной области – профессора Ху Хоусюаня (胡厚宣). После успешного завершения учебы в 1956 г.,
Цю Сигуй поступает в аспирантуру, где под руководством профессора Ху,
занимается изучением истории эпохи Шань. После окончания обучения в аспирантуре, Цю становится ассистентом кафедры Китайского Языка Пекинского Университета (北京大学). С 1964 по 1966 годы Цю Сигуй, как и большинство представителей интеллигенции того времени ведет просветительскую работу в уездах Яньцина, Пекин и Цзянлина, Хубей. В последующие
два года, по причине наступления Культурной Революции в Китае, Цю Сигуй
работает в качестве чернорабочего на ферме в провинции Цзянси. В 1972 г.
по приглашению профессора Чжу Дэси (朱德熙) Цю принимает участие в исследовании текстов, выполненных на бамбуковых дощечках династии Хань,
обнаруженных в археологических раскопках Мавандуй (马王堆), г. Чанша,
Хунань. В 1978 г. Цю становится доцентом кафедры Китайского Языка в Пекинском Университете, и далее профессором.
В 80-90-х годах профессор Цю Сигуй неоднократно выезжает в Вашингтонский Университет (University of Washington), Сиэтл и в Государственный Университет Цинхуа (国立清华大学), Тайвань, читать лекции по
грамматологии и древней литературе Китая, в качестве приглашенного преподавателя. Однако в 2005 году профессор Цю Сигуй принимает решение
вернуться в альма-матер – Фуданьский Университет и возглавить Центр по
изучению памятников китайской письменности [50].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
Бо́льшая часть исследований профессора Цю Сигуя была опубликованы в монографии «Основы грамматологии китайской письменности» («文字
学概要», 1988 г.), некоторые из работ профессора включены в «Сборник
древних письмен» («古文字论集», 1992 г.). В 2012 году под редакцией Фуданьского Университета вышли в свет 6 томов «Собраний академических сочинений Цю Сигуя» («裘锡圭学术文集»), включающих в себя около трех
миллионов символов.
Современная трехкомпонентная классификация китайский письменных
знаков профессора Цю Сигуя является продолжением развития грамматологической теории профессора Тан Ланя. Критика шести категорий «六书»,
приведенная Тан Ланем, сыграла важную роль в развитии грамматологии китайской письменности, однако принципы, пишет Цю Сигуй, примененные
Тан Ланем, при выделении категорий «三书说» нуждаются в доработке, в
первую очередь, это связано с выбором Тан Ланя, в качестве теоретической
базы только китайских источников, несмотря на появление работ европейских исследователей данной области. В связи с этим, профессор Цю Сигуй
выделяет ряд проблем, связанных с теорией Тан Ланя [62].
В основе грамматологической модели профессора Тан Ланя, лежит три
базовых направления – 形 форма, 意 значение и 声 звучание. Соотнесение
идеограмм со значением и фонограмм со звучанием, пишет Цю Сигуй, весьма разумный подход, так как графическая форма идеограмм указывает на их
значение, а фонетический элемент фонограмм на их звучание, но соотнесение графической формы с пиктограммами довольно трудно понять. В действительности, говоря о «звучании знака» или «значении знака», мы соотносим звучание и значение с представляющим их знаком, следовательно, если
пиктограммы – это графические формы знаков, то как тогда быть с идеограммами и фонограммами? Почему графическая форма связана только пиктограммами? [62]. Практически же, граница, отделяющая пиктограммы от
идеограмм не так очевидна. В первой главе работы «Наставления по грам-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
матологии древних письменных знаков» Тан Лань рассматривает знак 雨
дождь в качестве пиктограммы, однако в списке примечаний к главе указывает на отнесение данного знака к классу идеограмм. Подобная ситуация
прослеживается со знаками 上 вверх и 下 вниз, отнесенными Тан Ланем к
идеограммам, в последствии перенаправленными к пиктограммам. Рассматривая данный вопрос с точки зрения связи графической формы со значением,
представляется возможным предположить, что не существует четких принципов разделения пиктографической и идеографической категорий.
Трехкомпонентная теория профессора Тан Ланя не оставляет места для
идеограмм, не относящихся к рисунчатому письму. Вероятно, Тан Лань пренебрег знаками такого рода, в связи с их малочисленностью и более поздним
появлением. В действительности, идеограммы такого рода уже встречаются в
ранний период эпох Шан и Чжоу, например: знак 去 отправляться, древняя
форма написания которого выглядит следующим образом,
, состоит из 大
большой плюс 口 рот и является праформой знака 呿, что означает «разевать рот», где 大 уже передает значение «张大» - «преувеличивать, пускать
пыль в глаза», то есть выступает в качестве графического элемента, передающего метафоричный смысл [62].
Классификация китайских письменных знаков, предложенная профессором Тан Ланем, исключает наличие знаков, относящихся к заимствованной
категории. Согласно Тан Ланю, данные знаки не имеют никакого отношения
к процессу создания логограмм. Однако, основным из базисов теории Цю
Сигуя является утверждение, что заимствование равносильно созданию логограмм, чему иллюстрирует следующий пример: знак 花 цветок ( 花 钱
тратить деньги; 花草 цветы и травы, цветущие травы) обладает идентичностью по отношению к внешней форме, но в сущности различен по отношению к графической структуре. Знак 花 цветок из выражения 花草 цветы и
травы, цветущие травы состоит из фонетического и семантического компо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
нентов, в то время как знак 花 цветок из выражения 花钱 тратить деньги
является заимствованным знаком, несущим только звучание [62].
При построении грамматологической модели китайских письменных
знаков, пишет Цю Сигуй, знаки заимствованного типа необходимо рассматривать в качестве основополагающих, так как особенные структурные характеристики и функции данных знаков позволяют достаточно достоверно отражать природу китайской письменности [62].
Тщательный анализ организации грамматологических моделей предшественников, а также опора на современную теоретическую базу и результаты палеографических открытий, послужили в качестве основы для выделения собственной трехкомпонентной классификации профессора Цю Сигуя.
Впервые трехчленная теория была предложена в работе «文字学概要» («Основы грамматологии китайской письменности»), вышедшей в свет в 1988 г.
Графические знаки любой системы письменности, пишет Цю Сигуй, в
целом можно разделить на три больших типа: идеограммы (意符), фонограммы (音符) и символы (记号). Идеограммы, являются письменными знаками,
имеющими смысловую связь со значением слова; письменные знаки, которые имеют фонетическую связь со словами, являются фонограммами; знаки,
которые не имеют ни смысловой, ни фонетической связи со словами, являются символами. Китайская система письма использует все три типа знаков,
что является главным отличительной чертой от систем, использующих только алфавитное письмо [62]. Разделяя все китайские письменные знаки на три
категории, профессор Цю Сигуй, в отличие от своего предшественника Тан
Ланя, не устанавливает жестких рамок каждой категории, а утверждает, что
знаки могут относиться ко всем трем категориям.
Большую часть китайских письменных знаков составляют идеограммы,
к которым относятся такие традиционные категории, как изобразительная (象
形), указательная (指事) и идеографическая (会意), так как все они имеют
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
смысловую связь со словами, которых они репрезентируют и, следовательно,
являются примерами семантической репрезентации [62].
Каждая из категорий, выделенных профессором Цю Сигуем, делится на
несколько подкатегорий, которые отражают различные типы соединения базовых элементов китайского письма и их производных в составе логограммы,
а также принципы выражения значения в материальной оболочке знака.
Первая категория классификации Цю Сигуя - идеограммы (意符 знаки
значения), это знаки, графический облик которых соотнесен со значением.
Данная категория включает в себя две подкатегории:
- пиктоидеограммы (形符 знаки формы), письменные знаки, основой
которых является форма или пиктограмма, то есть графическое изображение,
которых непосредственно связано со значением, например: знаки типа 日
солнце
,人 человек
. Также в данную категорию Цю Сигуй относит
знаки, имеющие в своей основе геометрическую форму: 一 один,二 два,三
три, 口 окружать и так далее.
После того как китайская письменность, пишет профессор Цю Сигуй, в
процессе эволюции прекратила использование категории 象形 (пиктографической категории «六书»), как одного из принципов формирования новых
письменных знаков, идеограммы, основанные на пиктограммах – пиктоидеограммы также прекратили свое развитие [62].
- семоидеограммы (义符 знаки значения) письменные знаки, основой
которых является значение или семантограммы, то есть сочетание нескольких простых знаков позволяет выявить общую семантику знака. Например,
знак 歪 кривой состоит из 不 не и 正 прямой, то есть сочетание составляющих
знака со значением не и прямой, дает семоидеограмму – кривой.
Вторая категория, согласно классификации профессора Цю Сигуя - фонограммы (音符 знаки звучания), знаки, соотнесенные со звучанием. В данной категории профессор Цю Сигуй выделяет две подкатегории:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
-заимствованные фонограммы (借音符 заимствованные знаки). По поводу знаков данной категории профессор Цю Сигуй пишет следующее: «При
заимствовании знака, для выражения другого слова схожего или близкого по
звучанию с данным заимствованным знаком, большинство не учитывают
первоначальный тип связи значений данных знаков» [62, с. 11]. То есть речь
идет о знаках – омографах знаках, которые утратили семантическую связь с
первичным знаком. Например, знак 花 huā тратить является омографом
двухкомпонентной фоноидеограммы 花 huā цветок;
-фонограммы, выполняющие идеографическую функцию (意符兼音符
знаки звучания, совмещенные со знаками значения), например: 珥 ěr
-
сережка (предмет украшения), состоит из двух знаков 玉 yù яшма и 耳 ěr
ухо, где 耳, передает звучание, а также является семантикообразующим компонентом.
Третья категория - символы (记号 знаки символы) – представляет собой
знаки, которые не связаны напрямую со значением или звучанием, их значение носит условно-договорной характер. Символы также подразделяются на:
-собственно символы (记号字 знаки символы), включающие символический компонент;
-полусимволы (半记号字 знаки полусимволы), состоящие из символического, идеографического и фонетического элементов. В качестве примера автор приводит следующий знак: 耻 chǐ стыд, изначальное использование 恥,
耻 рассматривается, как полусимвол с фонетическим элементом 止 zhǐ, а 恥
рассматривается, как полусимвол с идеографическим элементом 心 сердце.
В процессе развития китайский письменности, пишет профессор Цю
Сигуй, с изменениями графической формы, фонологии и семантики китайских письменных знаков, многие из них утратили свои семантические и фонетические функции, став в результате символами. Далее Цю Сигуй указывает, что в начальный период формирования китайской письменности, было
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
вполне возможным наличие некоторого количества символов, использовавшихся в еще более ранние периоды, но в дальнейшем процессе эволюции они
были поглощены письменностью. По этой причине достаточно сложно обнаружить случаи древнего использования символов в целях формирования новых знаков [62].
Как утверждает профессор Цю Сигуй, современное состояние китайской письменности обусловливается тенденцией упрощения китайских письменных знаков, что неизбежно приводит к увеличению символов. Данное
утверждение профессор иллюстрирует следующим примером: в связи с
трансформацией древнего знака
в 日«солнце», более не представляется
возможным различать форму солнца, то есть, если не принимать во внимание
историографию знака 日, то невозможно обнаружить причастность графической формы данного знака к слову 日 rì солнце. В связи с этим, очевидно, что
знак 日 видоизменился из идеограммы в символ и подобных данному примеру, можно привести достаточно много [62].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
Выводы по Главе II
Во второй главе диссертации определяются отличительные признаки
значимых языковедческих учений китайского языка в грамматологическом
аспекте, а также выявляются основные характеристики грамматологической
модели профессора Цю Сигуя.
При определении отличительных признаков исследуемых классификаций китайских письменных знаков было выявлено, что авторами всех трех
классификаций, знаки изобразительного характера, относятся к пиктографической категории, однако профессор Цю Сигуй классифицирует данные знаки в качестве подкатегории в составе идеограмм; во всех трех классификациях присутствуют знаки фонографической категории; в классификации предложенной профессором Цю Сигуем выделяется категория символов, знаки
которой включают идеографические и фоноидеографические компоненты.
Выявляя основные характеристики грамматологической модели профессора Цю Сигуя, было определено следующее: - трехкомпонентное деление грамматологической модели не устанавливает жестких рамок категорий;
- наличие категории знаков, которые не имеют ни смысловой, ни фонетической связи со словами и являются символами; - каждая из категорий, выделенная профессором Цю Сигуем, делится на несколько подкатегорий, которые отражают различные типы соединений.
Грамматологическая модель профессора Цю Сигуя потребовала огромного количества знаний не только в области грамматологии, но и в довольно
специализированных науках, таких как, палеография, археология, филология,
лингвистика, семиотика, каллиграфия, история развития китайского языка,
как классического, так и современного. Профессор Цю Сигуй, в этом отношении является редким исключением, так как в основе анализа принципов
образования структуры и использования китайских письменных знаков, проведенного им, лежат не только классификации, выделенные раннее, но и теоретическая база знаний в области семиотики, разработанная крупными евро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
пейскими учеными - Гельбом И.Е., Пирсом Ч.С. и другими. Данный подход
обеспечил решение таких основных вопросов, как определение терминологии и объяснение природы китайских письменных знаков.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Вопрос классификации китайских письменных знаков является краеугольным вопросом китайской грамматологии в целом. В данной работе была предпринята попытка исследования языковедческого учения профессора
Цю Сигуя в грамматологическом аспекте. В результате проведенного анализа
были сделаны следующие выводы.
При рассмотрении грамматологии китайской письменности в семиотическом аспекте представляется возможным утверждать, что наличие у китайского письменного знака графического выражения и значения есть не что
иное как план выражения и план содержания, то есть означающее и означаемое знака. Кроме того, анализ типов отношений между означающим и означаемым выявил, что зачатки семиотической науки прослеживаются, начиная
с первых рисунчатых знаков – пиктограмм, обнаруженных около 3000 лет
назад до н.э.; это объясняется очевидным примером знака 日 (
) солнце,
где форма солнца в виде круга является планом выражения знака, а представление о том, что круг и есть небесное светило является планом содержания знака.
Анализируя эволюционные особенности знаков китайской письменности, было отмечено, что стандартизация, систематизация и упрощение являются основными тенденциями эволюции системы китайской письменности,
что позволяет выделить в качестве основных ее отличительных черт устойчивость и воспроизводимость, а также уникальную, сформировавшуюся уже
в эпоху Хань структуру, не имеющую сходства ни с какой другой письменностью мира.
В качестве основных и наиболее значимых грамматологических моделей китайских письменных знаков были исследованы следующие классификации: современная грамматологическая модель профессора Цю Сигуя, трехкомпонентная модель первой половины ХХ века профессора Тан Ланя и
древняя шестикомпонентная модель языковеда Сюй Шэня.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Особое место среди указанных классификаций занимает современная
грамматологическая модель профессора Цю Сигуя, которая являет собой совокупность трех значимых типов китайских письменных знаков: идеограмм
(意符), фонограмм (音符) и символов (记号). Каждая из выделенных категорий в свою очередь подразделяется на несколько подкатегорий, отражающих
различные типы соединения элементов китайского письма и их производных,
а также принципы выражения значения. Разделяя все китайские письменные
знаки на три категории, профессор Цю Сигуй не устанавливает жестких рамок каждой категории, напротив, утверждает, что знаки могут относиться к
любой из трех категорий одновременно.
В процессе выявления отличительных признаков в рассматриваемых
классификациях китайских письменных знаков, было установлено, что авторами всех трех классификаций, знаки изобразительного характера, относятся
к пиктографической категории, однако профессор Цю Сигуй классифицирует
данные знаки в качестве подкатегории в составе идеограмм, так как в общем
смысле, графический облик пиктограмм соотносится со значением, так же
как и графический облик идеограмм. В качестве сходства, было отмечено
присутствие во всех исследуемых классификациях фонографической категории, значение знаков которой соотносится со звучанием. Основным же явилось наличие категории символов в классификации профессора Цю Сигуя,
знаки которой включают идеографические и фоноидеографические компоненты.
По утверждению профессора Цю Сигуя, современное состояние китайской письменности обусловливается тенденцией к упрощению китайских
письменных знаков, что неизбежно приводит к количественному увеличению
символов. Например, такие простые пиктограммы как 日 солнце, 月 луна, 山
гора, 水 вода теряют свою связь с рисунчатым изображением и воспринимаются как знаки-символы, носящие условно-договорной характер.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
Вклад профессора Цю Сигуя в исследование проблем грамматологии
китайской письменности представляется весьма существенным. Модели же,
предложенные древним языковедом Сюй Шэнем и грамматологом конца ХХ
века Тан Ланем никак не утратили своей научной значимости и могут стать
предметом серьезной научной дискуссии в грамматологическом и семиотическом аспектах. Как отмечал, великий грамматолог И.Е. Гельб: «Работа эта
велика, потому что для нее необходимо учесть потрясающее количество данных, а трудна потому, что требует не только простой регистрации всех данных, но точного типологического мышления для их структурной классификации» [8, с. 334]. Последующим исследователям данной области науки, следует уделять внимание происхождению и развитию китайской письменности,
а также анализу принципов, лежащих в основе структуры китайских письменных знаков.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1.
Автономова, Н.С. Философский язык Жака Деррида [Текст] /
Н.С. Автономова. — М. : РОССПЭН, 2011. — 510 с.
2.
Алпатов, В.М. История лингвистических учений [Текст] : учеб.
пособие. - 2-е изд., испр. / В.М. Алпатов. — М. : «Языки русской культуры», 1999. – 368 с.
3.
Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека [Текст] / Н.Д. Арутюнова.
– 2-е изд., испр. – М. : Языки русской культуры, 1999. – 896 с.
4.
Бажанов, Е.П. Китайская грамота [Текст] / Е.П. Бажанов. – М. :
«Восток-Запад», 2008. – 125 с.
5.
Бичурин, Н.Я. Китайская грамматика, сочинённая монахом Иак-
инфом [Текст] / Н.Я. Бичурин. - СПб. : Напечатана по высочайшему повелению, 1838. – 137 с.
6.
Васильев, Л.С. Древний Китай [Текст] / Л.С. Васильев. Т. 1. – М.
: Восточная литература, 1995. – 379 с.
7.
Великанов, А.Г. История философии. Грамматология [Электрон-
ный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://velikanov.ru/philosophy/grammatologija.asp / (дата обращения 20.10.2015).
8.
Гельб, И.Е. Опыт изучения письма (основы грамматологии)
[Текст] / И.Е. Гельб. – М. : Радуга, 1982. – 368 с.
9.
Готлиб, О.М. Некоторые семантические аспекты грамматологии
(на материале китайской письменности) [Текст] / О.М. Готлиб // Вестник
ИГЛУ. Сер. Филология. – 2009. - №4 (8). – с. 6-8.
10.
Готлиб, О.М. Отечественные труды в области грамматологии
письменности второй половины XIX – первой половины XX вв. В.П. Васильев, С.М. Георгиевский, Ю.В. Бунаков, И.М. Ошанин [Текст] : монография /
О.М. Готлиб., Е.В. Кремнёв, Т.Е. Шишмарева. – Иркутск. : МГЛУ ЕАЛИ,
2014. – 283 с.
11.
Гринев-Гриневич, С.В. Основы семиотики [Текст] : учеб. пособие
/ С.В. Гринев-Гриневич, Э.А. Сорокина. - М. : Флинта : Наука, 2012. – 256 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
12.
Гумбольт, В.Фон. Избранные труды по языкознанию [Текст] /
В.Фон. Гумбольт. - М. : Прогресс, 1984. – 400 с.
13.
Деррида, Ж. О грамматологии [Текст] / Ж. Деррида. – М. : Ad
Marginem, 2000. С. 111-540.
14.
Духовная культура Китая. Литература, язык и письменность.
[Текст] : под ред. М.Л. Титаренко, С.Н. Аникеева, О.И. Завьялова, М.Е.
Кравцова, А.И. Кобзев, А.Е. Лукьянов, В.Ф. Сорокин. – М. : Восточная литератур, 2008. – 876 с.
15.
Ежов, В.В. Мифы древнего Китая [Текст] / В.В. Ежов. — М. :
Астрель, 2004. - 496 с.
16.
Жукова, Е.Е. Грамматология китайской письменности [Текст] /
Е.Е. Жукова. - М. : Восточная книга, 2014. – 144 с.
17.
История философии: энциклопедия [Текст] : под ред. А.А. Гри-
цанов. — Мн. : Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002. — 1376 с.
18.
Истрин, В.А. Возникновение и развитие письма [Текст] / В.А.
Истрин. - М. : Наука, 1965. – 600 с.
19.
Кравченко, А.В. Знак, значение, знание. Очерк когнитивной фи-
лософии языка [Текст] / А.В. Кравченко. – Иркутск. : Иркутская областная
типография №1, 2001. – 260 с.
20.
Крюков, М.В. Древние китайцы: проблемы этногенеза [Текст] /
М.В. Крюков, М.В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров. – М : Наука, 1978. – 344 с.
21.
Крюков, М.В. Китайский этнос в средние века (VII-ХШ вв.)
[Текст] / М.В. Крюков В.В. Малявин, М.В. Софронов. – М : Наука, 1984. –
346 с.
22.
Локк, Дж. Собрание сочинений [Текст] : В 3 т. Т.1. Опыт о чело-
веческом разумении / Дж. Локк. - М. : Мысль, 1985. - 621 с.
23.
Лотман, Ю.М. Люди и знаки [Текст] / Ю.М. Лотман // Семиосфе-
ра / Ю.М. Лотман. - СПб. : Искусство-СПБ, 2010. С. 250-334.
24.
Мечковская, Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура [Текст] /
Н. Б. Мечковская // Курс лекций: Учеб. пособие для студ. филол., лингв. и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
переводовед. фак. высш. учеб. заведений. – М. : Издательский центр «Академия», 2004. – 432 с.
25.
Милль, Д.С. Система логики силлогистической и индуктивной
[Текст] / Д.С. Милль. – СПб. : Типолитография Товарищества И. Н. Кушнерев и Ко, 1897. – 812 с.
26.
Мирошниченко, И.В. Семиотика. Конспект лекций [Текст] / И.В.
Мирошниченко. – М. : А–Приор, 2007. – 128 с.
27.
Моррис, Ч.У. Основания теории знаков [Текст] : Семиотика.
Сборник переводов / под ред. Ю.С. Степанова. М. : Радуга, 1982. С. 45-96.
28.
Пирс, Ч.С. Начала прагматизма [Текст]. В 2 т. Т. 2. / Ч.С. Пирс //
Grammatica Speculativa / Ч.С. Пирс. – СПб. : АЛТЕЙЯ, 2000. – 354 с.
29.
Пирс, Ч.С. О знаках и категориях (письмо к леди Уэлби) [Текст] /
Ч.С. Пирс // Избранные философские произведения. пер с англ. / Перевод К.
Голубович, К. Чухрукидзе, Т. Дмитриева. - М. : Логос, 2000. – 162 с.
30.
Рождественский, Ю.В. Спорные вопросы строя китайского языка
[Текст] / Ю.В. Рождественский. – М. : Наука, 1965. – 282 с.
31.
Семиотика: Антология [Текст] / под ред. Ю.С. Степанова // Изд.
2-е, испр. и доп. – М.: Академический проект. – Екатеринбург. : Деловая книга, 2001. – 702 с.
32.
Соколов, А.В. Введение в теорию социальной коммуникации
[Текст] / А.В. Соколов. - СПб. : СПбГУП, 1996. - 320 с.
33.
Солнцев, В.М. Язык как системно - структурное образование
[Текст] / В.М. Солнцев. – М. : Наука, 1978. – 292 с.
34.
Соссюр, Ф.де. Курс общей лингвистики [Текст] / Ф. де Соссюр //
Пер. с фр. А.М. Сухотина; науч. ред. пер., предисл. и прим. – Н.А. Слюсаревой; послесл. Р. Энглера (пер. с фр. – Б. П. Нарумов). – М. : Логос, 1998. –
296 с.
35.
Софронов, М.В. Китайский язык и китайская письменность
[Текст] / М.В. Софронов // Курс лекций. – М. : Восток-Запад, 2007. – 638 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
36.
Старостин, С.А. Заметки о древнекитайском языке [Текст] / С.А.
Старостин // Знак (сборник статей по лингвистике, семиотике и поэтике). –
М. : Русский учебный центр, 1994. С. 3-39.
37.
Сторожук, А.Г. Введение в китайскую иероглифику [Текст] / А.Г.
Сторожук // Учебно – справочное издание. – СПб. : КАРО, 2005. – 592 с.
38.
Универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия «Кру-
госвет».
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/SEMIOTIKA.html /
(дата обращения 22.11.2015).
39.
Фридрих, И. История письма [Текст] / И. Фридрих. – М. : УРСС,
2002. - 464 с.
40.
Шер, А.Я. Что нужно знать о китайской письменности [Текст] /
А.Я. Шер. - М. : Наука, 1965. - 210 с.
41.
Электронный журнал сравнительной философии [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://paradigma.narod.ru / (дата обращения
5.10.2015).
42.
Энциклопедия эпистемологии и философии науки [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://epistemology_of_science.academic.ru / (дата
обращения 10.10.2015).
43.
Chinese Etymology [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.chineseetymology.org / (дата обращения 5.10.2015).
44.
Mattos, G.L. Chinese Writing by Qiu Xigui [Text] : Gilbert L. Mattos,
Jerry Norman. - [New Haven] : Birdtrack Press, 2000. – 547 p.
45.
王力. 古代汉语 [文词] / 北京 : 王力. - 北京 : 中华书局, 1981 年 –
259 页.
46.
高明. 中国古文字学通论 [文词] / 北京 : 高明. - 北京 : 北京大学
出版社, 1996 年 – 478 页.
47.
连墩韩. 汉字的结构 [文词] / 上海 : 连墩韩. -上海 : 仔细旅
伴, 1965 年 – 160 页.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
48.
裘锡圭. 古文字论集 [文章] / 北京 : 裘锡圭. - 北京 : 中华书局,
1992 年, 第 652– 660 页.
49.
裘锡圭. 裘锡圭学术文集. 六卷 [文词] / 上海 : 裘锡圭. - 上海 : 复
旦大学出版社, 2012 年 – 3004 页.
50.
裘
锡
圭
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://baike.baidu.com/view/291354.htm / (дата обращения 16.10.2015).
51.
唐
兰
[Электронный
ресурс].
http://baike.baidu.com/subview/135100/15933177.htm
–
/
Режим
(дата
доступа:
обращения
15.10.2015).
52.
许
慎
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://baike.baidu.com/view/30840.htm / (дата обращения 14.10.2015).
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ
53.
Ван Луся, Китайско-русский учебный словарь [Текст] / Ван Луся,
С.П. Старостина // изд. 2-е испр. и доп. – М. : Восток-Запад, 2008. – 382 с.
54.
Краткий русско-китайский и китайско-русский словарь [Текст] /
изд. 2-е испр. и доп. – Пекин. : Издательство «Русский язык» и издательство
«Шанъу иньшугуань», 1994. – 357 с.
55.
Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / Главный
редактор В.Н. Ярцева. - М. : Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.
56.
Новейший китайско-русский и русско-китайский словарь [Текст]
/ Главный редактор Н. Цили. - М. : Дом славянской книги, 2010. – 960 с.
57.
Ошанин, И.М. (ред.). Большой китайско-русский словарь [Текст]
/ И.М. Ошанин // Т. 1-4. – М. : Наука, 1983. – 308 с.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПРИМЕРОВ
58.
Готлиб, О.М. Основы грамматологии китайской письменности
[Текст] / О.М. Готлиб. - М. : АСТ Восток-Запад, 2007. – 284 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
59.
Клейман, Н.И. Введение в изучение китайской иероглифической
письменности [Текст] / Н.И. Клейман.- М. : Дальневосточный государственный университет, 1983. – 120 с.
60.
Мартыненко, Н.П. «Вэньцзы» и истоки китайской культуры
[Текст] / Н.П. Мартыненко / Вопросы философии. – 2004. - № 9. С. 106-117.
61.
Новое в зарубежной лингвистике [Текст]. Вып. 22. Языкознание в
Китае: Пер. с кит. / Редкол.: В.А. Звегинцев (пред.) и др.; Сост., общ. ред. и
вступ. ст. М.В. Софронова. – М. : Прогресс, 1989. – 472 с.
62.
裘锡圭. 文字学概要 [文章] / 北京 : 裘锡圭. - 北京 : 著商务印书
馆出版, 2012 年 – 287 页.
63.
唐兰. 中国文字学 [文章] / 上海 : 唐兰. - 上海 : 上海古籍出版社,
2005 年 – 125 页.
64.
年 – 328 页.
许慎. 说文解字[文章] / 北京 : 许慎. - 北京 : 中华书局出版, 1992
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
58
Размер файла
847 Кб
Теги
профессора, 4821, грамматологическая, сигуя, модель
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа