close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

6875.Взаимоотношение спорта и политики (социально-философский и методологический анализ).

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Столяров В.И. (2005). Взаимоотношение спорта и политики (социально–философский и методологический анализ) // Гуманистика соревнования. Вып. 3. Взаимоотношение спорта и политики с позиций гуманизма:
Сб. ст./ Сост. и ред.: В.И. Столяров, Д.А. Сагалаков, Е.В. Стопникова. –
М.: Центр развития спартианской культуры, Гуманитарный Центр
«СпАрт» РГУФК, Проблемный Совет РАО по физической культуре и
спорту, Фонд спорта и культуры мира, 2005. – С. 5–123.
СОДЕРЖАНИЕ
В.И. Столяров
Взаимоотношение спорта и политики
(социально-философский и методологический анализ)………………
5
Предисловие…………………………………………………………. 5
1. Постановка проблемы и методология ее решения………… 7
2. Понятийный аппарат……………………………………………… 12
3. Относительная независимость спорта от политики……… 21
4. Связь спорта и политики………………………………………….
28
5. Формы связи спорта и политики ……………………………… 43
5.1. Использование спорта в политических целях………………………
44
5.2. Спортивная политика. Спорт как сфера деятельности
субъектов политики……………………………………………………….
5.3. Спортсмен как политическая фигура, его политическая
активность ………………………………………………………………….
5.4. Политическое воспитание спортсменов и роль спорта
в этом воспитании…………………………………………………………
5.5. Влияние социально-политической структуры общества
на спорт и спортивную политику……………………………..................
5.6. Спортивная политика современной России…………………………..
5.7. Влияние изменений в мировой политике на олимпийское
движение и возможность его воздействия на эти изменения
посредством олимпийского образования……………………………
Заключение………………………………………………………
1
75
109
115
120
124
144
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЗАИМООТНОШЕНИЕ СПОРТА И ПОЛИТИКИ
(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)
В.И. Столяров
Предисловие
Проблема взаимоотношения спорта и политики – одна из наиболее
сложных, а вместе с тем важных социальных проблем спорта. Она давно
является предметом специального изучения таких наук, как социальная
философия, политология и социология, философия и социология спорта,
история спорта. Затрагивается данная проблема и в некоторых других
научных дисциплинах, например, в общей теории спорта. Обосновывается необходимость развития и особой науки – политологии спорта, политической науки о спорте, которая ставит своей задачей глубокий и вс есторонний анализ проблемы взаимоотношения спорта и политики [см.:
Brohm, 1976а; Güldenpfennig, 2000; Güldenpfennig, Schulke, 1980]. 
Анализу взаимоотношения спорта и политики посвящено огромное
множество научных работ – индивидуальные и коллективные монографии, сборники, диссертации, статьи. Отметим работы таких авторов, как
П.А.Виноградов, С.И. Гуськов, А.А. Исаев, Р.М. Киселев, А.А. Козло вский, В.С. Родиченко, П.А. Рожков, Н.И. Пономарев, В.М.Починкин,
А.Б.Ратнер, А.В. Серебряков, П.С. Степовой, Ю.А. Фомин, J.M. Brohm, J.
Deutsch, R. Espy, S. Güldenpfennig, J. Hargreaves, K. Heinilä, A. Hietanen, C.
Krockow, A. Krüger, J.W. Loy, G. Lüschen, P.McIntosh, J.Meynaud, B. M.
Petrie, H.E. Rösch, P.Seppänen, T. Varis, A.Wohl и др. Проведен ряд научных конференций, специально посвященных данной проблеме. Так, в
июле 1999 г. в Будапеште (Венгрия) состоялся международный конгресс,
специально посвященный теме «Спорт и политика» [см. Gounot, Hofmann,
2000].
Особенно пристальное внимание ученых привлекает вопрос о связи
спорта и политики применительно к олимпийскому движению. Об этом
свидетельствует хотя бы тот факт, что уже на первом официальном олимпийском научном конгрессе в Юджине /США/ в 1964 г. работала специальная секция "Спорт и политика". 35-я сессия Международной олимпийской академии (1995 г.) была посвящена обсуждению темы «Спорт,
олимпизм и политика» [см. Conclusions…, 1997; Stolyarov, 1997]. Из многочисленных работ, посвященных данной проблеме следует отметить
работы: Р. Испай «Политика и Олимпийские игры» [Espy, 1979] и «Политика и спорт прежде и теперь» [Politik und Sport in Geschichte und Gegen Список литературы см. в конце данного сборника
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
wart, 1980], в которых содержится большой фактический материал и
сформулированы важные теоретические положения по вопросу о взаимоотношении олимпийского движения с политикой. Повышенный интерес к этому вопросу объясняется тем, что Олимпийские игры стали поистине планетарным явлением, а олимпийское движение превратилось, пожалуй, в самое глобальное социальное движение современности (по
крайней мере с точки зрения числа стран и населения мира, которые в
нем участвуют). Олимпийское движение объединяет 167 Национальных
олимпийских комитетов, около 40 признанных Международным олимпийским комитетом международных спортивных федераций, множество
национальных спортивных объединений, десятки тысяч спортсменов, а в
Олимпийских играх – центральном событии олимпийского движения –
участвуют представители 140-150 стран, 6-8 тысяч спортсменов и примерно столько же работников средств массовой информации. Олимпийские игры смотрят миллионы зрителей и более двух миллиардов телезрителей.
И все же в силу ряда причин проблема взаимоотношения спорта и
политики требует дальнейшего анализа.
Во-первых, данная проблема является крайне сложной и дискуссионной. По ней высказываются самые различные и даже противоположные мнения.
Во-вторых, в анализе проблемы взаимоотношения спорта и политики
имеются существенные пробелы. Так, например, хотя в последние годы
достигнуто практически единое мнение о том, что спорт и политика вс егда были и в настоящее время «неразрывно связаны друг с другом», но
является дискуссионным и крайне слабо разработан вопрос о характере и
формах этой связи.
Допускаются и серьезные методологические ошибки в анализе обсуждаемой проблемы. Об этом пишет, в частности, известный специалист
по данной проблеме Свен Гюльденпфенниг: «До сих пор существует нехватка систематических и глубоких исследований спортивной политики
не только на государственном, но и на международном уровне… Большая часть публикаций входит в так называемую «серую зону», т.е. решение затронутых в них проблем по стилю находится между научной и
журналистской манерой. В наше время имеется очень мало работ, затрагивающих вопросы спортивной политики и пользующихся при этом
обоснованной методологией. Кроме этого, внесён незначительный вклад
в теоретическое толкование политических аспектов в спорте, на который
может ссылаться будущее поколение учёных в области политической
науки о спорте, когда они будут соревноваться с другими направлениями
спортивной науки» [Güldenpfennig, 2000, рр. 127-128].
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В-третьих, в отечественной литературе большинство работ по вопросу о взаимоотношении спорта и политики написано в советский период с
позиций марксистско-ленинской идеологии. Такой подход приводил к
весьма одностороннему теоретическому пониманию этого сложного вопроса, не позволял сформулировать и обосновать связанную с ним по лную теоретическую концепцию.
Следует отметить также, что проблема взаимоотношения спорта и
политики всегда была и является в настоящее время одной из важнейших
социальных проблем спорта. В современных условиях демократизации
общества и тенденции гуманизации различных сфер общественной жизни, включая спорт, она приобретает еще более важное значение, причем,
не только теоретическое, но и практическое. Нередко вопрос о связи
спорта и политики возникает перед спортсменами, тренерами, организаторами спортивных соревнований в связи с необходимостью принять
решение об участии или отказе от участия в тех или иных соревнованиях
по каким-то политическим соображениям. Так, например, в ходе дискуссий относительно участия или неучастия в Олимпийских играх в Москве
(1980 г.) и в Лос-Анджелесе (1984 г.) на первом плане в связи с этим были
вопросы о том, относится ли спорт к сфере политики, какие отношения
существуют между спортом и политикой, насколько спорт свободен и
может противостоять тем требованиям, которые ему предъявляет политика и т.д. Тем или иным ответом на данный вопрос обосновывалось и
соответствующее решение об участии в Олимпийских играх.
С учетом указанной выше ситуации и написана данная работа .
Мы стремились показать сложность и дискуссионный характер обсуждаемых вопросов, наличие самых различных (и даже противоположных) мнений, взглядов, концепций по этим вопросам, а также дать читателю информацию о том, в каких отечественных и зарубежных публикациях он может более подробно познакомиться с ними. Именно этим объясняются многочисленные ссылки в тексте на научные публикации отечественных и зарубежных авторов и выдержки из этих публикаций.
1. Постановка проблемы и методология ее решения
Самые различные мнения о взаимоотношении спорта и политики колеблются между двумя противоположными полюсами: либо считают, что
спорт не должен иметь ничего общего с политикой («спорт – вне политики») и любую его связь с политикой следует рассматривать как искажение истинной природы спорта, либо полагают, что спорт по своей сути
насквозь политичен.

В данной работе использованы некоторые материалы
А.В.Хлопкова, которая выполнена под нашим руководством.
4
диссертационной
работы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В теоретическом плане сторонники концепции «спорт – вне политики» нередко опирались и опираются на положение о «самоцельности»
(Selbstzweck, Zweckfreiheit) спорта. Человек якобы реализует в спорте своё
истинно природное и подлинно гуманистическое начало, которое политика, вмешиваясь в спорт и нарушая его автономность, неизбежно извращает, и спорт может служит человеку только при том условии, если
«соблюдается принцип политической экстерриториальности и нейтралитета». «Спорт является спортом лишь тогда, когда он имеет смысл в самом себе без каких бы то ни было политических или экономических целей» – писал, например, Карл Дим [цит. по: Коротков, с. 7]. По мнению
Генерального секретаря ГАИИСФ Ч. Палмера (Великобритания), «использование спорта в целях политики приведет к дискриминации и в конечном счете к разрушению спорта как воспитательной силы, действующей в целях мира».
Такая аргументация в защиту тезиса «спорт – вне политики» использовалась даже тогда, когда речь шла о борьбе с апартеидом в спорте,
которая началась в послевоенные годы. С 1966 г. основную тяжесть этой
борьбы взял на себя Высший совет африканского спорта /КССА/, добившийся исключения ЮАР из олимпийского движения. Это произошло
на 69-й сессии МОК в Амстердаме. Год спустя Генеральная ассамблея
ООН приняла резолюцию с призывом ко всем спортивным союзам и
организациям бороться с расовой сегрегацией. ЮАР была изгнана из
всех крупнейших международных соревнований. И тем не менее против
включения спортивных организаций в эту борьбу с апартеидом высказывался следующий аргумент: «если мы однажды согласимся на использование спорта в качестве средства решения внеспортивных задач, то
возникнет прецедент, с которым впоследствии нельзя будет не считаться» [О возможности бойкота…, 1981, с. 10].
Возникновению и развитию концепции «спорт – вне политики»
несомненно способствовал и такой подход, когда социальную сущность,
социальные функции и социальную значимость спорта ошибочно анализировали, исходя из абстрактных рассуждений об извечной «природе»
спорта и не учитывая конкретно-исторические условия, в которых он
развивается, особенности той социальной системы, в рамках которой он
функционируют, характер, цели и задачи его использования [см., например, Lenk, 1979; Snyder, Spreitzer, 1978 и др.].
Но чаще всего обращение к концепции «спорт – вне политики» вызывалось чисто практическими, конъюнктурными соображениями как
повод для оправдания тех или иных действий, принятия определенных
решений. Например, когда в феврале 1984 г. законодательное собрание
штата Калифорния отменило свое решение о запрете въезда на территорию штата на период ХХIII Олимпийских игр советской спортивной де5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
легации и советских туристов, принятое 16 сентября 1983 г. после инцидента с южно-корейским самолётом, вторгшимся в воздушное пространство СССР, то в качестве обоснования отмены первоначального решения
был использован аргумент о том, что спорт должен быть вне политики.
Когда администрация США развязала кампанию бойкота Олимпийских
игр 1980 г. в Москве, спортсмены и спортивные организации капиталистических стран использовали данный лозунг для обоснования своего
участия в Играх ХХII Олимпиады. «Спорт не является средством для
решения политических проблем», – заявил, например, в интервью австрийскому радио президент Национального олимпийского комитета К.
Хеллер. Он подчеркнул, что НОК Швеции, Финляндии, Ирландии, Бельгии уже окончательно решили участвовать в Олимпиаде в Москве» [см.
Сов. спорт, 29 марта 1980 г.].
Инициаторы олимпийского спорта обращались к концепции "спорт –
вне политики" из тактических соображений: чтобы олимпийское движение состоялось, чтобы оно стало широким международным социальным
явлением, необходимо было остаться в стороне от политических амбиций
правительств тех или иных государств, нужно было отстаивать и последовательно придерживаться тезиса о нейтральности спорта независимо
от складывающейся политической ситуации.
Указанная концепция и связанный с ней аполитичный лозунг использовались некоторыми политическими силами в целях введения в
заблуждение общественного мнения относительно своих подлинных интересов и помыслов, связанных с использованием спорта в корыстных
политических целях. Лозунг «спорт – вне политики» неоднократно использовался, например, Южно-Африканской Республикой в её попытках
вернуться в олимпийское движение, из которого она была исключена на
69-й сессии МОК в 1970 г. в связи с проводимой в этой стране политики
расовой дискриминации в спорте.
Концепция «спорт – вне политики» подвергается критике со стороны многих ученых и общественных деятелей [см., например: Киселев,
1978; Люшен, 1979; Починкин, 1985; Сараф, 1980; Степовой, 1972, 1984;
Томпсон, 1979; Фомин, 1986, 1988 и др.].
В ходе этой критики некоторые ученые и общественные деятели не
только признают тесную связь спорта с политикой, но и саму спортивную деятельность рассматривают как политическую. Так, например,
председатель Немецкого спортивного союза Вили Вайер, выступая 6 декабря 1975 г. на заседании Союза по поводу его 25-летия, сказал: «Спортивные организации участвуют во всех политических изменениях. Они
полагают, что спорт укладывается в политику, что, больше того, он сам
есть политическая деятельность». А ученый и публицист из Германии
Вальтер Енс, выступая на "спортивно-политическом" съезде в Бад Боле
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(1979 г.) заявил: «спорт был и будет политикой» [см. Politik und Sport in
Geschichte, S. 67, 89]. Известный английский социолог спорта П. Макинтош считал, что «спорт по самой своей природе обречен на связь с политикой больше, чем любой иной род человеческой деятельности». В некоторых публикациях [например, Джонсон, 1984; Драгунов, 2000] олимпийский спорт и Олимпийские игры также рассматриваются как политика.
Иногда не спорт в целом, а некоторые его виды оценивают как политические. Так, по мнению Fékrou Kidane, «футбол по своей сути является политическим» [Kidane, 1999, р. 51].
В том случае, когда признается связь спорта и политики, ее оценки
нередко противоположны. Иногда ее оценивают негативно, ссылаясь на
факты использования спорта для в узкокорыстных политических целях,
для разжигания национализма, шовинизма, использования спорта в узкокорыстных целях или указывая на то, что она искажает суть спорта. Резкой критике в связи с этим подвергается и политизация олимпийского
движения, с наибольшей остротой проявляющая себя на Олимпийских
играх. При этом отмечается, что ни одно государство и ни один город
уже не берутся проводить Олимпийские игры только из идеальных и
спортивных соображений. Теперь Игры служат для демонстрации престижа страны, идеологической системы, политического режима. Олимпийские состязания стали поводом для политических демонстраций, местом столкновения пропаганды различных направлений, трибуной шовинизма. Теперь уже не сами спортсмены, а посланники разных наций, облеченные политическими полномочиями, соревнуются во имя славы своих стран и социальных режимов, пропагандируя преимущества своей
идеологии. Национальная униформа стала значить больше, чем спортсмен, который ее носит; национальные флаги и гимны пробуждают расовые предрассудки, идеологические и религиозные предубеждения. Ссылаются и на такие формы "олимпийского паразитизма", как бойкоты,
терроризм и т.д. Следствием всего этого является отход олимпийского
движения от олимпийских идеалов Кубертена, от интернационализма
Игр, о котором он мечтал.
В других случаях дается позитивная оценка взаимосвязи спорта и
политики. При этом ссылаются, например, на важную роль спорта в
укреплении мира и дружбы между народами. Отмечается и тот факт, что
растущий нажим политики на спорт обусловлен далеко не одним только
стремлением политиков к расширению своей власти. Он объясняется и
тем, что политики начинают «отдавать себе отчет в том, что речь идет не
просто о "самом важном в мире второстепенном деле", а об огромных
задачах в области общественной жизни, охраны здоровья и гигиены,
обеспечения совместной жизни и даже в значительной степени, о выживании человека в нашем все более технизирующемся мире. Кроме того,
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
речь идет еще и о потребностях развивающихся стран, которые не в состоянии своими собственными силами проложить себе дорогу в большой
спорт» [см. Кёх, 1981, с. 16].
Довольно часто встречается и весьма противоречивая характеристика связи спорта и политики. Так, например, английский социолог Питер
Макинтош в середине своей книги «Спорт и общество» пишет, что
«спорт по своей природе обречен на связь с политикой больше, чем любой иной род человеческой деятельности», а в конце утверждает: «Спорт,
рассматриваемый как самоцель, может принести человеку немалые блага,
но если спорт будет рассматриваться... как клинический, социальный или
политический инструмент для достижения этих же благ, то достигнуть их
не удастся» [Цит. по: Коротков, с. 7].
Противоречивость в трактовке связи спорта и политики проявляется
и в том, что иногда по одним конъюнктурным соображениям на передний план выдвигалась и выдвигается концепция «спорт – вне политики»,
а по другим – прямо противоположная концепция. Известный американский обозреватель Д. Джилберт после XX летних Олимпийских игр 1972
г. в Мюнхене по этому поводу написал в журнале «Спорт Иллюстрейтед»:
«Американское отношение к проблеме политики и спорта всегда было
двусмысленным и бесчестным. Когда мы выигрывали, мы начинали кричать, что наши победы символизируют преимущество представителей
демократии, свободного предпринимательства и спортивных стипендий
над всеми другими видами общественного устройства. Когда мы проигрывали, мы неизменно жаловались, что противная сторона привносит в
спорт политику» [цит. по: Гуськов, 1979, с. 55].
Если указанные выше концепции и взгляды рассматривать с теоретико-методологических позиций, то в их основе, на наш взгляд, лежит ошибочная методология рассмотрения взаимоотношения спорта и политики.
Основная особенность этой методологии – отсутствие всесторонности
рассмотрения и комплексного подхода, как того требует диалектический
метод исследования. В большинстве работ, посвященных обсуждаемой
проблеме, как правило, выделяются и весьма произвольно выхватываются лишь отдельные аспекты данной проблемы, которые при этом нередко
смешиваются, недостаточно четко отличаются друг от друга.
За счет этого искажается, упрощается действительное положение
дел. На самом деле взаимоотношение спорта и политики является крайне
сложным, многосторонним и не может быть в полной мере выражено
какими-то односторонними мнениями и оценками. На эту сторону дела
обращает внимание ряд авторов. Французский социолог Рене Мустар еще
в 1975 г. писал: «Ошибочно считать, как это делают левацкие теоретики,
что спорт является "по своему существу буржуазным" и что чемпионы
являются "рупорами крупного капитала", равно как и утверждать, как это
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делает граф де Бомон и другие, что спорт якобы является "миром чистоты"» [Moustard, 1975, р. 219]. Кристиан граф фон Кроков – профессор
политологии университетов в Геттингене, Саарбрюккене и Франкфурте на
Майне (Германия), автор многих работ на тему «Спорт и политика», анализируя обсуждаемую проблему, подчеркивал, что «речь идет о сложном
положении вещей, которое не удовлетворяется простыми формулами "за"
и "против". В известном отношении тезис о политичности спорта убедителен в той же мере, как в других отношениях – тезис о внеполитичности
спорта» [Krockow, 1984, S. 24]. Известный политолог спорта из Германии
Свен Гюльденпфенниг указывает на то, что «при обсуждении политических вопросов, касающихся спорта, до настоящего времени доминировало отсутствие научной проницательности и неточное использование терминов и языка, например, в двух полярных банальных утверждениях: “в
спорте нет ничего общего с политикой”, и “спорт не может быть отделён
от политики”». По его мнению, «оба этих утверждения неправильны и не
дают точного описания истинных отношений между спортом и политикой» [Güldenpfennig, 2000, р. 233]. М.Я. Сараф в связи с анализом обсуждаемого вопроса пишет: «Я думаю, всем уже понятно, что получившие в
свое время широкое хождение лозунги вроде “спорт есть один из инструментов политики” или “спорт вне политики” выражали и выражают
крайние и весьма лукавые позиции, потому что запускаются в дело в зависимости от состояния политической погоды, от состояния политической конъюнктуры.» [Сараф, 2002, с. 191].
Мы в полной мере солидарны с таким подходом. Поэтому, на наш
взгляд, при обсуждении проблемы взаимоотношения спорта и политики в
методологическом плане особенно важно учитывать, по возможности,
все многообразные факты, характеризующие данное взаимоотношение,
выделять и четко дифференцировать комплекс разнообразных вопросов
его анализа, в том числе, например, такие вопросы: является ли спорт и
любая связанная с ним деятельность политической; существует ли связь
спорта и политики; каков характер и формы этой связи; влияет ли объективно (стихийно) спорт (спортивные контакты) на политику; используется ли сознательно спорт и спортивные контакты в политических целях и в
каких именно; должен ли он использоваться в этих целях и для чего конкретно; должны ли спортсмены и тренеры оставаться в стороне от любого политического использования спорта и т.д.
Различные аспекты взаимоотношения спорта и политики, естественно, требуют и различной оценки.
В теоретико-методологическом плане важное значение при решении
обсуждаемой проблемы имеет и используемый понятийный аппарат.
2. Понятийный аппарат
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При формулировании и изложении данной теоретической концепции
прежде всего важно обратить внимание на понятия, используемые в рамках этой концепции. Необходимость этого обусловлена тем, что осно вные ее понятия – «спорт» и «политика» – являются крайне сложными,
многозначными, дискуссионными, а потому требуют разъяснения. То же
самое следует сказать и о комплексе других, связанных с ними, понятиях
– применительно к спорту о таких понятиях, как «спортивные соревнования», «спорт высших достижений», «спорт для всех», «спортивное движение», «олимпийское движение» и т.п., а применительно к политике о
понятиях «политическая деятельность», «политическое сознание», «политические отношения» и т.д. Как отмечает немецкий исследователь С.
Гюльденпфенниг, следует особое внимание уделить всем нюансам терминов «спорт» и «политика». «Только в этом случае можно точно описать,
кто вовлечён в отношения между политикой и спортом и как должны
быть организованны и сконструированы эти отношения» [Güldenpfennig,
2000, S. 133].
Понятийный аппарат. При всем разнообразии интерпретаций понятия «спорт» (в литературных источниках содержится более 200 различных определений данного понятия) можно выделить два основных подхода к его пониманию.
При первом подходе (оно преобладает в отечественной литературе)
спорт связывается прежде всего с определенной разновидностью соперничества, соревнования, состязательности. Речь идет о соревнованиях,
которые проходят в искусственно созданных конфликтных ситуациях,
предусматривают введение определенных правил, уточняющих, что можно и чего нельзя делать соперникам, а также особых лиц (судей), обеспечивающих соблюдение данных правил и дающих оценку выступлению
участников соревнования. Такие соревнования (их называют «спортивными») и подготовку к ним, а также связанные с ними социальные отношения и социальные институты, и называют «спортом», «спортивной
деятельностью» [Матвеев, 1991, 1997; Столяров, 2002; Толковый словарь…, 1993 и др.].
В данной системе понятий спорт отличается от занятий физическими
упражнениями (физкультурой) и от соматической (телесной, физической)
культуры. Под занятиями физическими упражнениями (физкультурой)
понимаются определенные формы двигательной активности человека,
которые используются для сохранения и укрепления здоровья, физического совершенствования, отдыха, формирования эстетической и нравственной культуры, культуры общения человека и т.д. Физическая (телесная, соматическая) культура рассматривается как специфический
элемент культуры, который связан с телесностью человека, включенной в
процесс социализации, а значит, социально сформированной на основе
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
использования определенных средств (в том числе на основе занятий
физическими упражнениями и спортом) [Столяров, 2000, 2002].
При втором подходе спорту дается такое – более широкое по сравнению с первым – истолкование, при котором он включает в себя не
только спортивные соревнования, подготовку к ним и другие указанные
выше явления (т.е. спорт в узком смысле), но также занятия физическими
упражнениями, физкультурную деятельность. В таком, более широком
смысле, понятие «спорт» обычно трактуется в зарубежной научной литературе и в официальных документах. Так, например, в Спортивной хартии Европы под спортом понимаются «все формы физической активности, которые через эпизодическое или организованное участие направлены на выражение или совершенствование физического и умственного
состояния, формирование социальных отношений или достижение результатов в соревнованиях всех уровней» [Спортивная Хартия Европы,
1996, с. 15].
При анализе проблемы «Спорт и политика» целесообразно понимать
спорт именно в таком широком смысле.
Важно учитывать сложность, многообразие, многоаспектность
спорта. Для характеристики различных его форм, видов, элементов необходим ряд понятий, которые широко используются в научной литературе. Прежде всего принято выделять различные виды спорта, которые
отличаются друг от друга «конкретным предметом состязания, составом
допускаемых действий и способов спортивного противоборства (спортивной техникой и тактикой), регламентом состязания» и т.п. [Матвеев,
1997, с. 11]. К их числу относят легкую атлетику, футбол, волейбол и др.
С учетом направленности, а также главных и основных задач, которые
решаются в ходе спортивной деятельности, выделяют определенные разновидности спорта. В этом плане, прежде всего, различают “спорт для
всех" (его называют также “общедоступным”, “ординарным”, “массовым”
спортом) и "спорт высших достижений" (другие его названия: “большой”, “рекордный”, “элитный” спорт). В "спорте для всех" на первом
плане стоит здоровье, отдых, развлечение, общение людей, а в спорте
высших достижений – победа в соревнованиях, установление рекорда и
т.п. Помимо этого выделяют и другие разновидности спорта – любительский спорт, профессиональный спорт, коммерческий спорт и т.д. Иногда
эти разновидности спорта называют «профилирующими направлениями»
социальной практики спорта [см. Матвеев, 1997; Толковый словарь…,
1993 и др.]. Наконец, учитывая исторический характер спорта и его зависимость от социальных условий, в которых он развивается, важно выделять и различать конкретно-исторические формы спорта, которые он
принимает в тех или иных социальных условиях, на различных этапах
развития общества.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Важное значение при характеристике спорта как социального явления имеют также понятия «социальный институт» и «социальное движение».
Понятие “социальный институт” характеризует «исторически сложившиеся, устойчивые формы организации совместной деятельности
людей» [Краткий словарь…, 1989, с. 88], «системы правил общественных
отношений, устанавливающих образцы поведения и регулирующих определенные сферы социальной жизнедеятельности людей» [Социология,
1998, с. 104], систему ролей, статусов и санкций, предписывающих индивидам определенные правила поведения, которая создается для того,
чтобы закрепить жизненно необходимые для человеческого общества
типы социальных отношений, сделать их обязательными для членов
определенного общества или определенной социальной группы [Андреев,
1989]. Поскольку со спортом в настоящее время связаны определенные
значимые общественные ценности, стандартизированные образцы поведения, система ролей и статусов, с помощью которых осуществляется
спортивная деятельность, он оценивается как важный социальный институт наряду с такими фундаментальными социальными институтами, как
государство, наука, воспитание, образование и др.
Под социальным движением, как правило, понимают «достаточно
организованное единство людей, ставящих перед собой определенную
цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности» [Андреева, 1996, с. 183]. Со спортом связан ряд социальных движений. Прежде всего, это – спортивное движение – «социальное
течение, в русле которого происходит приобщение к спорту, его распр остранение, упорядочение и развитие» [Матвеев, 1997, с. 8]. В настоящее
время это движение является одним из самых широкомасштабных социальных движений.
На базе спортивного движения возникло современное олимпийское
движение, которое ведет свое начало от древнегреческих Олимпийских
игр. Цель этого движения – «способствовать построению лучшего мира
посредством воспитания молодежи средствами спорта без какой-либо
дискриминации и в духе соблюдения принципов олимпизма, что включает в себя взаимопонимание, дружбу, атмосферу солидарности и честной
игры» [Олимпийская хартия, 1996, с. 7-8].
Все более важное значение в настоящее время приобретает и движение “спорт для всех”. Это движение, проходящее под эгидой ЮНЕСКО,
направляет свои усилия на всемерное развитие «массового», «общедоступного» спорта и его максимально эффективное использование в социально-культурных целях.
В последние годы предпринимаются попытки развить и новые социальные движения, связанные со спортом, например, спортивно12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гуманистическое движение, спартианское движение и др. [Столяров,
1988, 1998 и др.].
Таковы основные понятия, связанные со спортом, содержание которых важно учитывать при анализе взаимоотношения спорта и политики.
Крайне сложными, дискуссионными являются также понятие «политика» и система связанных с ним других понятий.
Как отмечают В.Н. Лавриненко, А.С. Гречин и другие авторы
учебника для вузов «Политология», до сих пор нет общепризнанного
определения понятия политики, можно встретить десятки различных
вариантов трактовки этого понятия [Политология, 1999, с. 9].
Нередко встречается очень широкое, а потому недостаточно четкое,
понимание политики. Так, древнегреческий философ Платон понимал ее
как «искусство жить вместе». По тем же причинам следует признать неудовлетворительными и такие определения политики, когда ее понимают
как «явление, возникающее в общественном сосуществовании людей и
придающее общественному бытию людей определенное направление» или
как «теорию и практику управления общественными делами» [цит. по:
Politik und Sport in Geschichte, S. 5] или как «цели и задачи, а также средства, при помощи которых правительства, партии и общественные организации отстаивают свои интересы в национальном и международном
масштабе» [Солаков, 1977, с. 28] .
Более точным является истолкование политики, когда ее понимают
как отношения между классами, нациями, другими социальными группами по поводу завоевания, удержания, использования власти: «Политика –
это сфера деятельных отношений партий, классов и государства в их
борьбе за власть. Можно выделить три основных признака политики:
политика – это массовое, масштабное, историческое, а не частное, индивидуальное, личностное явление; политика – это деятельность трех ее
основных субъектов: партий, классов и государств; политика – это борьба за власть» [Владимиров, Зеленов, с. 87]; «Политика (древнегреч.
politika) означает государственные и общественные дела, сферу деятельности, связанную с властными отношениями между людьми, социальными группами, классами, партиями, нациями и государствами» [Политология, 1999, с. 9]; «политика … прежде всего и более всего связана с властными отношениями – с точки зрения и господства одного слоя людей
над другими, и борьбы за власть между различными группами населения,
и взаимоотношений между различными объединениями между собой.
Наконец, политика – это характер отношений между такими наиболее
крупными социумами, которые называются государствами» [Общественные перемены…, 1999, с. 44].
При таком подходе стержневым понятием политики является понятие власти. Наиболее распространенным считается определение власти,
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сформулированное М. Вебером. Под властью он понимает способность
одного субъекта влиять (побуждать) на поведение другого субъекта. Как
отмечают авторы учебного пособия «Введение в политологию», такое
понимание власти нуждается в некотором уточнении, чтобы избежать
чрезмерной психологической трактовки власти, при которой она смешивается с такими понятиями, как страх, гипноз, авторитет и т.п. Власть –
отношения господства и подчинения, возникающие на основе психологических влияний, но не сводящиеся к ним. Властные отношения предусматривают «приказ» как специфическую общественную форму влияния
одного субъекта на другого, которая основана на определенных общественных нормах, а также санкциях, способах принуждения того, кому
приказ отдается [Введение в политологию, 1994, с. 20-21].
Довольно часто политику сводят только к отношениям между классами, нациями, другими социальными группами по поводу завоевания,
удержания, использования государственной власти. А в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля она вообще характеризуется
как «... наука государственного управления» [Даль, 1955, с. 261]. Авторы
учебного пособия по политологии для вузов физической культуры спр аведливо отмечают некоторую узость, ограниченность такого понимания
политики. В частности, при таком подходе политическая власть отождествляется с государственной властью, что выводит за пределы политики партии, всевозможные политические движения и организации, группы
давления и т.п. Кроме того, не принимается наличие у субъектов политической деятельности задач, связанных с защитой общего блага, общих
интересов, что было и есть в обществе любого типа и любого устройства
(например, охрана границ и защита целостности страны, поддержание порядка и охрана безопасности граждан и др.) [Введение в политологию,
1991, с. 13-14]. А.А. Исаев также считает, что политика характеризует
«сферу жизнедеятельности людей, связанную с властными отношениями,
государством, политическими партиями, общественно-политическими
движениями, организациями, отдельными гражданами, действия которых
призваны гарантировать жизнедеятельность того или иного сообщества
людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей» [Исаев,
2002, с. 359].
В связи с этим более обоснованной нам представляется концепция
политики, которую обосновали Н.М. Блинов, Ю.П. Ожегов и Ф.Э. Шереги в работе «Политическая культура и молодежь». По их мнению, к сфере
политики относятся: взаимоотношения между классами, нациями, другими социальными группами по поводу государственной власти; направление, средства и методы деятельности государства, партий и других политических организаций; характер и формы участия различных социальных
слоев в делах государства с целью осуществления своих интересов;
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внешнеполитические отношения государства, взаимодействие политических сил на международной арене и т.д. [см. Блинов и др., 1982, c. 7-8].
Эти собственно политические явления следует отличать от других
социальных явлений, так или иначе связанных с политикой, испытывающих на себе влияние политики [см. Марченко, 1987]. Это различие особенно важно при анализе взаимоотношения спорта и политики.
Субъекты политики – это все те, кто в той или иной форме осуществляет деятельность, связанную с политикой.
Индивидуальные субъекты политики – политические лидеры, руководители политических партий, президенты, руководители законодательных, исполнительных и судебных ветвей власти и т.п.
Коллективные субъекты политики – партии, классы, нации, союзы,
объединения, парламенты, думы, советы и т.д. Значит, в политической
жизни общества принимают участие различные субъекты – от индивида
до больших социальных общностей, крупных общественных групп. К
числу последних относятся такие исторически сложившиеся устойчивые
общности как род, племя, народность, этнос, нация, которые образуют
этнические общественные группы в отличие от социально-политических
или социально-экономических общностей вроде партий или классов.
Важно учитывать три формы (разновидности) национальноэтнических позиций субъектов политики:
а) национализм, проявлением которого является абсолютизация достоинств своей нации, своего этноса и пренебрежительное отношение к
другим народам ("любовь к себе и ненависть к другим");
б) космополитизм, выражающийся в абсолютизации ценностей, достоинств других народов и пренебрежительном отношении к своей
нации, к своему этносу ("любовь к другим и ненависть к себе");
в) патриотизм и интернационализм как две формы преодоления
национализма (патриотизм) и космополизма (интернационализм): любовь
к себе и уважение других народов, стремление к общению с другими и
самоуважение [Владимиров, Зеленов, 1999, с. 105, 111, 112].
Политическая деятельность (активность) субъектов политики может проявляться в разных формах, в том числе в таких, как:
– реакция (позитивная или негативная) на инициативы институтов
или представителей политической системы;
– участие в политических действиях, связанных с делегированием
полномочий; электоральное поведение (например, участие в голосовании
на выборах); деятельность политических партий;
– непосредственные политические действия (демонстрации, митинги, забастовки и т.д.) [см. Сидельников и др., 1999, с. 154].
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Противоположностью политической активности является политическая иммобильность (бездействие), или абсентеизм (неучастие в выборах).
К числу показателей политической активности, степени ее зрелости
относят: факт деятельности, её временные характеристики, степень сложности осуществляемых политических функций, масштаб деятельности,
удовлетворённость самим фактом действия, мотивы деятельности и т.д.
[см. Коган, 1970].
Определенные организационные формы политической деятельности
субъектов политики выступают как политические институты (организации). К числу таковых относятся: государство и его учреждения, партии,
союзы, общественные объединения и движения, профсоюзные объединения, церковь и другие социальные институты, преследующие политические цели.
Совокупность способов, приемов, методов осуществления политической власти характеризует определенный политический режим. Различают тоталитарный, авторитарный и демократический режимы. Тоталитаризм – политический режим, осуществляющий всеобъемлющий контроль со стороны власти над обществом и личностью и опирающийся на
систематическое применение насилия или его угрозу. Авторитарный
политический режим – режим, при котором монополия на власть принадлежит одному лицу, партии, органу при отсутствии политической
оппозиции, но при этом допускаются определенные права и свободы
граждан во внеполитических сферах. Демократизм – политический режим, основанный на признании народа источником власти, на равнопр авии граждан, подчинении меньшинства большинству при принятии решений и их выполнении, выборности основных органов государства. При
демократическом режиме соблюдаются права и свободы граждан, допускается многопартийность и плюрализм в духовной и практической жизни
общества [Владимиров, Зеленов, 1999, с. 130-131; Введение в политологию, 1994, с. 27-30].
К числу важных понятий, характеризующих сферу политики, относится понятие социальной политики. Широко распространенный «Словарь социальной работы» Р. Бакера дает следующее определение этой
политики: «Социальная политика – деятельность и принцип общества,
формирующие способ, при помощи которого оно вмешивается и регулирует отношения между индивидами, группами, общинами, социальными
учреждениями. Эти принципы и действия являются результатом обычаев
и ценностей общества и в большой степени определяют распределение
ресурсов и уровень благосостояния его людей» [Бакер, 1994, с. 38].
В «Политологическом словаре» социальная политика характеризуется как «совокупность политических установок, принципов, решений и
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
действий, направленных на обеспечение оптимального для данного общества функционирования и развития социальных общностей (наций,
народностей, социальных слоев, групп), а также отдельных индивидов»
[Политологический словарь, 1995, с. 114].
Цели и задачи социальной политики ориентированы на все стороны
и сферы жизни людей: их здоровье, трудовую деятельность, экономику,
досуг, образование, культуру и т.д. Эти цели и задачи крайне разноо бразны. Их характер, направленность, ориентация зависит от состояния
экономики и тех политических сил, которые находятся у власти, от приверженности этих политических сил той или иной идеологии.
В политической системе, которая ориентирована на гуманистические
идеалы и ценности, целью социальной политики является гармонизация
общественных и личных интересов, интересов социальных групп, классов, наций, народностей и других общностей людей, усиление их единства и сплоченности, создание условий для лучшего удовлетворения материальных и духовных потребностей. Конкретные задачи такой политики: обеспеченность работой, питанием, жильем, товарами широкого потребления, медицинской помощью, реальные возможности пользования
благами культуры и т.п.
Значит, гуманистически ориентированная социальная политика –
это «такое направление политического руководства обществом, которое
включает в себя формирование и реализацию с помощью мер курса на
повышение благосостояния, культуры, быта классов, наций и народностей, социальных групп, коллективов и личностей, демократизацию, развитие социальной справедливости» [Введение в политологию, 1991, с.
148]. Центральным принципом этой социальной политики является принцип социальной справедливости [Холостова, 2001, с. 23]. Социальная
справедливость наряду с миром и свободой является общепризнанной
ценностью современного демократического общественного сознания,
что отражено в основополагающих документах мирового сообщества.
Значит, важно различать социальную политику вообще и те конкретные формы, в которых она может выступать и которые зависят от того,
на какие идеалы, ценности ориентируются субъекты данной политики.
Это важно подчеркнуть, ибо в литературе довольно часто под социальной политикой понимают именно гуманистически ориентированную социальную политику, не дифференцируя ее от социальной политики вообще [см. например, Исаев, 2002].
Государство, направляющее свою деятельность на реализацию именно гуманистически ориентированной социальной политики, как правило,
называют «социальным государством» или «государством всеобщего
благосостояния», «процветающим государством» (Welfare state), «народ17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ным домом» (Volksheim). Оно выступает как конституционно-правовое
оформление социальной политики [см. Исаев, 2002, с. 365].
Таковы основные понятия, отображающие сферу политики, содержание которых важно учитывать при характеристике взаимоотношения
спорта и политики.
Изложенный выше понятийный аппарат позволяет выявить различные аспекты данного взаимоотношения.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Относительная независимость спорта от политики
Прежде всего важно учитывать, что в определенной степени, рассматриваемый сам по себе или как феномен культуры спорт выступает
как относительно независимое от политики социальное явление. Как
отмечает С. Гюльденпфенниг, «участие в спорте осуществляется в рамках
культурной системы…, которая следует примеру автономного неполитического образца» [Güldenpfennig, 2000, р. 133]. Кристиан Кроков также
подчеркивает, не существует "немецкого", "капиталистического" или
"социалистического" прыжка в длину (так же как не существует, например, "немецкой" физики), а есть просто спортивный прыжок. И прыжок
века Боба Бимона в Мехико 1968 г. не свидетельствует ни в пользу США,
ни против них, ничего не говорит и о дискриминации или равноправии
цветных в США. Именно это и объясняет, указывает К. Кроков, «почему
спорт так распространен во всем мире и почему он сумел преодолеть все
национальные, культурные, общественные, идеологические и политические границы» [Krockow, 1984, S. 31].
Действительно, правила спортивных соревнований, особенности
техники и тактики тех или иных видов спорта, закономерности тренировочного процесса, методика выполнения физических упражнений не являются политическими.
Не относятся к сфере политики также исходные цели и задачи спортивной деятельности, ее культурное предназначение. Если иметь в виду,
например, спорт, понимаемый в узком смысле, как связанный со спортивными соревнованиями и подготовкой к ним, то он, как обосновано в
наших работах [см., например, Столяров, 2002, с. 66-67], возникает, формируется и развивается в связи с проблемой гуманизации соревновательных ситуаций реальной жизни. В разнообразных формах состязания,
борьбы, конфликтов, постоянно возникающих в жизни людей, соперничество нередко унижает достоинство личности, наносит вред здоровью и
даже заканчивается трагически, по крайней мере, для одной из соперничающих сторон. Кроме того, нередко оно проходит в таких условиях,
которые затрудняют объективную сравнительную оценку способностей
соперников. Культурное предназначение, основная и непосредственная
функция «спортивной» модели соревнования как раз и заключается в
создании таких условий соревнования, которые позволяют: а) по возможности обезопасить участников соперничества от трагических последствий, не унижать достоинство личности, не наносить вреда их здоровью; б) поставить соперников в равные условия, создать условия для
унифицированного сравнения, для объективной оценки сопоставляемых
качеств и способностей; в) реализовать другие гуманистические ценности, связанные с культурой общения, нравственными и эстетическими
ценностями и т.д. Это достигается в спорте путем преобразования реаль19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных соревновательных ситуаций в более гуманные, условные, игровые,
основанные на правилах, в том числе правилах-запретах. В результате
этого спорт выступает как гуманное, условное, «символическое» соревнование. Это "как бы" борьба (нельзя ранить, уничтожить своего соперника), борьба-игра. Именно этим, например, фехтование как вид спорта
отличается от боевого сражения на шпагах, саблях и т.д., а бокс – от
уличной драки. Гуманность спортивного соревнования проявляется и в
том, что оно не унижает достоинство личности, содействует проявлению
и развитию ее творческого потенциала.
Значит, исходные цели и задачи спортивной деятельности имеют неполитический, культурный смысл. Другое дело, что потенциал этой деятельности с момента ее появления позволял использовать ее и в политических целях, для завоевания власти.
Эти важные моменты спортивного соревнования отмечают и другие
исследователи. «Основным стержнем в спорте – состязании всех видов,
пишет, например, В.И. Устиненко, – является, как и в искусстве, игра... С
потерей игры он превратился бы просто в конфликт, разрешаемый с позиций силы» [Устиненко, 1989, с. 160]. Л.П.Матвеев возникновение спортивной деятельности связывает с тем, что «противоборствующее начало
в ней гуманизировалось и обретало неантагонистический характер». Он
справедливо обращает внимание на то, что «гуманные основы спортивного движения обязывают включать в сферу спорта лишь те виды действий и типы поведения, которые выявляют жизненно ценные свойства
индивида и способствуют утверждению достоинств личности», и подчеркивает, что «с этих позиций принципиально недопустимы все еще
предпринимаемые кое-кем попытки придать статус “видов спорта” потешным состязаниям типа тех, какие по сути унижают достоинство человека и чреваты ущербом для здоровья, к примеру, таким, как состязания... в плевках на дальность или на рекорд в поглощении пива)» [Матвеев, 1997, с. 9, 11]. Р. Эллиот рассматривает спорт как «как область состязаний, в которой реальный ущерб избегается, а реванш за поражение
можно взять только на этих же условиях» [Elliot, 1974, р. 116]. Польский
философ Дж. Липьец обращает внимание на то, что спорт является формой борьбы, но борьбы, оговоренной правилами, определёнными средствами. Мы не знаем кто, в конечном счёте, добьётся успеха на стометровке, но не сомневаемся, что в этой игре конкуренты начнут дистанцию
в одной и той же точке, в одно и то же время, что они будут следовать по
своим дорожкам по финишной линии и время будет измерено для них
согласно общему расчёту. Никто не знает результат футбольного матча,
потому что пока мяч находится в игре, может случиться всё что угодно.
Известно, что игроки должны избегать игры рукой, что главными очками
в игре являются голы, а не число поданных угловых, что за фолы проби20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ваются штрафные и, что гол не может быть забит из аута. Мы не знаем,
какой тяжёлоатлет победит, но мы заранее можем сказать, что это будет
тот, у кого сумма поднятого веса будет больше, чем у соперников, а если
таковой будет равным, победа будет присуждаться тому, кто меньше
весит. Лучшим пловцом вольного стиля окажется не тот, кто задержит
под водой большее количество соперников, а тот, кто, плывя по своей
дорожке, наиболее эффективно преодолеет данное расстояние за более
короткое время, чем остальные соперники [Lipiec, 1999, р. 103].
Вместе с тем обращается внимание и на возможность политического
использования ранних спортивных соревнований. М.М. Боген, характеризуя процесс их возникновения, пишет: «В доисторические времена
спорта не было, но потребность выжить уже была. Выживание человека
определялось его превосходством над другими. Выживал сильнейший.
Более того, сильнейший обеспечивал выживание семьи, рода, племени.
Сильнейшего уважали, почитали, обожествляли, о нем складывали легенды... Но право стать сильнейшим надо завоевать. Вначале это право завоевывалось в смертельных поединках, затем (чтобы не терять сильнейших)
в поединках с особыми условиями, исключавшими гибель сражающихся,
например, с тупым оружием; затем в имитациях боевых, охотничьих и
трудовых действий. Так возникли соревновательные упражнения, преимущество исполнения которых давало право называться сильнейшим»
[Боген, 1989, с. 10]. В.А. Демин, Н.Р. Ермак и Р.А. Пилоян возникновение
спорта также связывают с переходом от такого способа разрешения
внутренних межиндивидуальных и групповых конфликтов, который
предусматривал применение военных средств и обычно заканчивался
уничтожением одного из соперников, к использованию для этой цели
мирного противоборства и состязательных игр [Демин, 1974, 1975; Ермак, Пилоян, 1997].
Культурное предназначение, исходные цели и задачи физкультурной
деятельности (занятий физическими упражнениями, физкультурой) как
элемента спорта, понимаемого в широком смысле слова, также не являются политическими.
Эта деятельность возникает и получает все более широкое распространение как такая форма двигательной деятельности человека, которая
в включает в себя «специфические формы движения и действий (игровые, спортивные, гимнастические и т.п.), специально "сконструированные"
применительно
к
потребностям
решения
культурнообразовательных, воспитательных, оздоровительных… задач», т.е. используются для воздействия «не на предметы внешней природы, а на
жизненно важные качества, возможности и способности человека»: для
сохранения и укрепления здоровья, физического совершенствования,
отдыха, формирования эстетической и нравственной культуры, культуры
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общения человека и т.д. Именно этим физкультурная деятельность отличается от других форм и видов двигательной деятельности, которые используются в первую очередь и главным образом для решения не указанных выше, а других задач: изменения и преобразования предметов внешней среды с целью создания материальных благ ("физический труд" –
двигательная активность в процессе труда); создания художественных
образов (танец, балет, пантомима – двигательная активность как элемент
художественной деятельности); передачи информации (речь, жестикуляция); получения знаний (двигательная активность как элемент познавательной деятельности); бытового обслуживания (двигательная деятельность в процессе еды, бритья, умывания, использования косметических
средств и т.п.) и др. [Матвеев, 1983, с. 7, 9; Столяров, 2002, с. 117-118].
В связи с указанным выше характером спорта спортивные организации, направляющие свои усилия на развитие физкультурно-спортивной
деятельности, на решение связанных с ней социально-педагогических и
культурных задач, не являются политическими организациями.
Точно также и «МОК не является и не может быть чисто политической организацией. Он не является выразителем политики определенного
класса, партии, страны или блока стран. В этом смысле он не проводит
классовой, партийной, национальной политики. Это – орган олимпийского движения, которое по своей природе является широким общественнокультурным движением» [Солаков, 1977, с. 28]. Это движение объединяет
людей и организации, которые стоят на различных идейных позициях,
разделяют различные политические взгляды.
МОК и другие спортивные организации, разумеется, могут и должны заниматься политическими проблемами, но лишь в той мере, в какой
эти проблемы касаются непосредственно спорта и олимпийского движения, их целей, задач, идеалов и ценностей, условий их успешной реализации.
Эти организации должны активно участвовать, например, в борьбе
за сохранение и укрепление мира, против расизма, национализма, шовинизма, религиозной нетерпимости, поскольку и спорт, и олимпийское
движение могут успешно развиваться и решать свои задачи только в
мирных условиях, при отсутствии какой-либо расовой или религиозной
дискриминации. «МОКу нет нужды вступать в политические дискуссии
или политические соглашения с кем бы то ни было по вопросам, выходящим за рамки его политической позиции; но если какие-то политические вопросы имеют касательство к олимпийскому движению, МОК не
может оставаться в стороне и должен решительно действовать, исходя из
принципов, составляющих сущность движения и зафиксированных в его
уставе» [Солаков, 1977, с. 30].
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Президент МОК лорд Килланин, отстаивая такой подход МОК к
участию в решении политических проблем, сказал в своем выступлении
перед спортивными администраторами из развивающихся стран: «Плохо
информированные критики хотят, чтобы МОК занимался такими делами,
которыми должны заниматься только правительства. Мы не интересуемся
образом правления страны при условии, что НОК этой страны имеет
возможность выполнять наши требования. В отношении ЮАР мы приняли меры именно потому, что ее НОК такой возможности не имел… Я не
защищаю и не критикую никакого образа правления: это не дело
нейтрального президента МОК. У меня, как и у каждого из вас, есть свои
политические и религиозные взгляды, но к олимпийскому движению это
отношения не имеет. Об этом должно быть сказано с полной ясностью,
чтобы правительства не пытались нас использовать для того, чего не
могут сделать сами… МОК занимает в вопросе об апартеиде абсолютно
ясную позицию. Мы от этой позиции не отклоняемся, потому что она
соответствует нашему уставу. Обеспечение отсутствия дискриминации по
признаку национальности, вероисповедания, политических убеждений
или цвета кожи – прямая задача МОК и международных федераций» [Выступление президента…, 1979, с. 6, 8].
О необходимости именно такого подхода спортивных организаций к
участию в решении политических вопросов пишет и английский философ
Дж. Пэрри в своей статье «Ценности олимпизма и спортивного воспитания для будущего»: «Рассмотрим пример Южной Африки. Известно, что
в этой стране существует расовая дискриминация. Если вы против, вы
должны противостоять. К чести МОК именно так он и поступил. Но он
не заявил: «Нам не нравится ваша политика, а людей, чья политика нам не
нравится, мы не допускаем на Игры». (Если бы все так поступали, Олимпийских игр вообще бы не было). Вместо этого было сказано: невозмо жно заниматься спортом с людьми, которые делают это неправильно, поскольку не соблюдается равенство возможностей» [Parry, 1998, p. 10].
В связи с обсуждаемым вопросом представляет интерес различие,
которое С. Гюльденпфенниг (ссылаясь также и на позицию Г. Шульке)
проводтт между «спортивно-политической и общеполитической плоскостями спорта как сферы и предмета политики» [см. Güldenpfennig, 1981, S.
34].
К спортивно-политической «плоскости» спорта он относит все политические события, решения и мероприятия, которые прямо и непосредственно влияют на сохранение и развитие спорта в целом или каких-то
отдельных его элементов. Они затрагивают, следовательно, вопросы создания, ликвидации, сохранения или изменения его задач, направлений
деятельности, организационно-управленческого аппарата, которые занимаются этой деятельностью. Как спортивно-политические при этом могут
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
быть охарактеризованы лишь такие события, решения и мероприятия,
которые оказывают существенное (а не какое-то незначительное) влияние
на социальное значение спорта, его место в общественной жизни. За всеми такими спортивно-политическими событиями, решениями и мероприятиями, как правило, стоят различные общественные силы, интересы,
тенденции и программы. Но при этом С. Гюльденпфенниг, отстаивая
положение о том, что спорт и сам по себе имеет политический характер,
выступает против позиции тех исследователей (к их числу, по его мнению, относятся, например, Hannes Eulering и Karlheinz Gieseler], которые
считают, что «внутренние условия спорта представляют собой политическую нейтральность, и эта политически нейтральная спортивная система
является лишь предметом политических решений».
К общеполитической плоскости спорта С. Гюльденпфенниг относит
все политические события, решения и мероприятия, которые лишь косвенно влияют на сохранение и развитие спорта, его целей и задач. Они
охватывают, следовательно, политические события, решения и мероприятия, оказывающие влияние на социальные процессы, значение которых
выходит за пределы спорта, но которые вместе с тем имеют некоторое
значение и для ситуации в спорте » [см. Güldenpfennig, 1981, S. 34-35].
В связи с этим различением С. Гюльденпфенниг формулирует положение о «политической автономии спортивного движения», которое он
относит к числу основных положений концепции взаимоотношения
спорта и политики. Его суть состоит в том, что спортивное движение
должно принимать политические решения, исходя из собственных соображений и автономно, т.е. без опеки и прямого воздействия государства
и других общественных сил. Оно должно связывать эти решения непосредствнно с буквой и духом системы спортивных правил, принципов и
законов. Как отмечает С. Гюльденпфенниг, данное основное положение
взаимоотношения спорта и политики нарушают, к примеру, сторонники
бойкота Олимпийских игр, поскольку свое решение относительно бойкота они принимают единственно на основе общеполитических причин и
только на основе решений государственных институтов [см. Güldenpfennig, 1981, S. 40].
Положение о политической автономии спортивного движения поддерживают и формулируют в той или иной редакции и с определенными
поправками и другие ученые и общественные деятели. Так, например,
президент "Немецкого спортивного союза" Вилли Вейер в своем выступлении в 1975 г. на заседании, посвященном 25-летию этого Союза, так
сформулировал это положение: «Спорт, как партнер государства постепенно обретает политический смысл, постепенно отходит от устаревшего
комплекса аполитичности. В настоящее время немецкое спортивное движение политически независимо от любых политических партий и в со24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стоянии политически самостоятельно выступать согласно собственному
мнению» [Цит. по: Lauermanová, 1983, s. 85].
Карл Кёнен, характеризуя связь спорта с политикой, также подчеркивает, что речь «идет не о том, что спорт следует в фарватере той или
иной политической партии. В уставах спортивных обществ и федераций
содержится положение, гласящее, что спорт должен сохранять нейтралитет по отношению к политическим партиям. Однако это не освобождает
нас от необходимости ориентироваться в политической обстановке и
вкладывать в наши действия политическое содержание. Ведь, всем известно, что спорт выполняет важные общественные, оздоровительные и
социально-политические функции». При этом К. Кёнен приводит ту характеристику связи спорта и политики, которую дал президент ДСБ Вилли Вайер: «Сегодня спорт уже не обособлен от государства; спорт действует в союзе с государством, пытаясь обогатить жизнь граждан новыми ценностями. Он делает это как равноправный партнер государства.
Современный западногерманский спорт нейтрален по отношению к политическим партиям и вместе с тем политически активен; ему присущи самостоятельность политического мышления и свобода действий» [Кёнен,
с. 19].
Аналогичную позицию применительно к трактовке взаимоотношения
Олимпийских игр и политики занимает Г. Ленк. В своей работе «К философской антропологии олимпийского атлета» он пишет, в частности:
«Прежний президент МОК был не прав, когда утверждал, что политические вопросы его организацию не интересуют. Напротив, на более выс оком уровне МОК фактически должен действовать политически, сделать
Игры относительно свободными от специфической политической то рговли и внести справедливость в олимпийскую миссию. В ироническом
плане Олимпийские игры, возможно, являются аполитичными, наднациональными и международными. Но они постоянно играют важную политическую роль как одно из многих явлений, которые дают возможность
для политических демонстраций и борьбы за национальные интересы.
Они должны быть защищены политически, чтобы сделать их относительно свободными от приверженцев политики» [Lenk, 1982, p. 7].
Хотя спортивные организации не являются политическими организациями в собственном смысле этого слова, но это не освобождает их от
обязанности политического воспитания спортсменов (подробнее см.
ниже). Приведем в связи с этим слова члена легкоатлетической сборной
ФРГ, прыгуна с шестом Гюнтера Лоре, который подверг резкой критике
западногерманские спортивные организации, уклоняющиеся от политических проблем: «Они действуют так, словно эти проблемы их не касаются, и предоставляют каждому отдельному спортсмену самому выбирать
свою гражданскую позицию. А ведь они несут ответственность за воспи25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тание своих подопечных, за воспитание политическое и демократическое,
которое дало бы возможность спортсменкам размышлять не только на
чисто спортивные темы. Но от этого вся верхушка нашей спортивной
структуры уклоняется; тем более важно, чтобы воспитательная работа
такого рода велась на низовом уровне – в клубах и секциях. Я никогда не
перестану к этому призывать» [Цит. по: Общественная активность
спортсменов ФРГ, 1982, с. 2].
Таким образом, культурный смысл и предназначение спорта, связанная с этим система внутренне присущих спорту ценностей определяют
его относительную независимость от политики и социальнополитических условий [см. Столяров, 1979, 1980; McIntosh, 1984b]. В
определенной степени он выступает как «независимая сфера жизни,
функционирующая на основе своих собственных условий, как автономный остров в обществе, способный сохранять себя вне и независимо от политических и экономических конфликтов» [Вуолле, 1998, c. 131].
В этом смысле вряд ли можно согласиться с позицией тех упомянутых выше исследователей, которые считают, что спорт уже сам по себе,
по самой своей природе, исходным целям и задачам относится к сфере
политических явлений.
1.4. Связь спорта и политики
В течение длительного времени господствовала концепция, согласно
которой спорт – полностью независимая от политики, автономная сфера
жизни и развития человека.
В 1980 г. было проведено международное социологическое исследование с целью выяснить мнение различных спортивных организаций о
взаимоотношении спорта и политики. В международные спортивные
федерации, национальные федерации и олимпийские комитеты, а также в
правительственные спортивные администрации различных стран было
послано 1364 анкеты с вопросами по данной теме. Респондентов данного
социологического опроса спрашивали, является ли международная деятельность их организаций отражением политических обязательств.
Как отмечают руководители этого исследования, результаты анализа
ответов показали, что спортивные организации осознают свою роль и
профиль как не-политические. Другими словами, они верят в истинность
тезиса о свободе ("Freiraumthese") неполитического спорта и полагают,
что спорт – вне политики. Только 20 национальных ассоциаций из 364
ответили, что у них есть политические обязательства их деятельности.
Политические обязательства были отражены в их позициях по отношению к апартеиду в Южно-Африканской Республике и расизму в целом. 15
из этих 20 организаций указали на то, что они борются с апартеидом. 12
ответов пришли от спортивных организаций, которые не желали или не
могли участвовать в соревнованиях с Южной Африкой. Две Южно26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Африканские организации ответили, что они против политики апартеида.
Одна Южно-Африканская федерация признала, что деятельность ее федерации была политической. Что касается других видов политических обязательств, то 3 спортивных организации сослались на "глобальные принципы и принципы ООН". В двух случаях были указаны политические
обязательства, связанные с Тайванем вместе с Южной Африкой. Одна
Японская ассоциация в свою очередь признала, что неучастие в Московской Олимпиаде было исключением из неполитического профиля. Четыре упоминания были сделаны о государственном финансировании и его
политической причастности. Ассоциации из Австралии и Новой Зеландии
сообщили, что не могут использовать государственные деньги на соревнования с Южной Африкой. Кроме того, по мнению французской спортивной организации, зависимость от правительственного финансирования практически является политическими обязательствами. Однако
большинство спортивных организаций не делали такого вывода, хотя
почти все они получают правительственную поддержку. Исходя из результатов этого международного исследования его авторы сделали следующий вывод: «Несмотря на то, что спорт стал более социальным и,
возможно, более политическим, наибольшее количество спортивных
организаций воспринимают свою роль и деятельность как неполитическую» [см. Hietanen, Varis, 1984, pp. 212-230].
Существенную лепту в становление и развитие концепции «спорт –
вне политики» внес основатель современного олимпийского движения
Пьер де Кубертен. Его позиция в вопросе о взаимоотношении спорта и
политики весьма противоречива. С одной стороны, он учитывал наличие
связи спорта и политики. Об этом свидетельствуют хотя бы следующие
его слова: «Любой институт, любое творение, как бы живы они ни были,
развиваются в соответствии с обычаями и страстями текущего момента.
Сегодня политика находится в центре любой проблемы. Как может
спорт, мускулизм, да и сам олимпизм избежать этого? Но разрушительные действия, вызываемые политикой, находятся только на поверхности.
В действительности институты почти всегда развиваются по двум сценариям: внешнее проявление и внутреннее, душа организации. Первый ориентируется на моду и меняется вслед за ее новыми веяниями, второй
остается стабильным, поскольку стабильны принципы, на которых основан данный институт; он трансформируется медленно и безболезненно в
соответствии с законами человеческой природы. Олимпизм принадлежит
к последней категории» [см. Kidane, 1999, p. 48]. Он признавал и возможность использования спорта для решения ряда важных политических
проблем (см. ниже). А вместе с тем он считал, что должно быть устранено всякое политическое влияние (в первую очередь, влияние государства) на олимпийское движение. Это движение должно стремиться со27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хранять свою самостоятельность и независимость от политики, а политика не должна вмешиваться в олимпийское движение. О таком подходе
Кубертена к обсуждаемому вопросу свидетельствуют сами принципы
организации и деятельности созданного в 1894 г. Международного олимпийского комитета /МОК/, органа руководства олимпийским движением.
Для обретения и укрепления самостоятельности МОК его члены, согласно сформулированному Кубертеном правилу, должны быть независимы
от своих правительств, избираться из единомышленников самим МОКом,
выплачивать членские взносы из собственных средств. Принцип самопополнения призван обеспечить MОКy полную независимость. С формальной точки зрения, член МОК не является представителем своей страны
или своего НОКа, а выступает как "посол МОК" в своей стране. Кубертен
считал, что таким образом олимпийская идея будет защищена от нажима
со стороны государственного аппарата, а национальные интересы будут
подчинены общим принципиальным установкам.
Кроме того, в Олимпийской хартии, основы которой, предложенные
П. де Кубертеном, были приняты в 1894 г. Международным атлетическим
конгрессом, указывается на то, что «Олимпийские игры являются соревнованиями между спортсменами в индивидуальных или командных видах, а не между странами. Они объединяют спортсменов, которых НОК
отобрали для этой цели, заявки которых были приняты МОК, и выступающих под техническим руководством соответствующей МСФ». В Хартии
отмечается также, что «на олимпийских объектах запрещается любая политическая, религиозная или расовая пропаганда» [Олимпийская хартия,
1996, с. 14, 80].
Политическое влияние страны, в которой находится место организации Олимпийских игр, ограничивается тем, что Игры передаются городу,
а не стране в целом, протокол и правила Игр характеризуются известной
неприкосновенностью и власти соответствующего государства лишаются
права вмешательства. По тем же соображениям Кубертен выступал против того, чтобы Олимпийские игры проводились постоянно в каком-то
одном месте (в одной стране). Он считал, что "странствующие Игры"
должны способствовать улучшению взаимопонимания между народами,
давать новые импульсы развитию спорта в стране-организаторе, воплощать универсальный характер олимпизма и охранять независимость
олимпийского движения.
И в своей практической деятельности МОК в течение длительного
времени демонстративно стремился представить олимпийский спорт в
качестве движения, чуждого политике. Вот лишь несколько иллюстраций
такой позиции. На 53-й сессии МОК в 1957 г. в Софии член МОК от КНР
Йитун Су сделал в своем выступлении несколько замечаний политического характера. Председательствующий на сессии тогдашний президент
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МОК Эвери Брендедж сразу же призывает его "к порядку". Когда госсекретарь США Сайрус Вэнс попытался использовать протокольное открытие 82 сессии МОК в Лейк-Плэсиде в 1980 г. для выпадок против
Советского Союза, в ответ он встретил полное молчание членов МОК,
которое означало неодобрение нарушения С. Вэнсом запрета политических речей на заседаниях сессий МОК. Когда в 1935 г. в связи с протестами многих стран против проведения Олимпийских игр в Германии
решался вопрос о том, проводить их в этой стране или не проводить, Э.
Брендедж, убежденный сторонник идеи «раздельного существования»
политики и спорта, говорил: «Честно говоря, я думаю, что нам не стоит
вмешиваться в этот вопрос. Мы – спортивная группа, призванная пропагандировать чистую спортивную борьбу и спортивное мастерство. Когда
мы позволяем политике, национальным, религиозным и социальным вопросам фигурировать в нашей деятельности, мы наживаем себе множество бед» [Цит. по: Kass, 1976, р. 229]. После ухода с Олимпийских игр
1956 г. спортсменов шести государств Э. Брендедж заявил: «Своим решением эти страны показали, что они не знакомы с нашим основным
принципом, а именно с тем, что спорт совершенно не связан с политикой» [цит. по: Natan, 1969, р. 204].
Однако на деле МОКу не удавалось обойти стороной политические
проблемы. Как показывает анализ, существует ряд политических факторов, оказывающих существенное влияние на олимпийское движение и
выдвигающих перед ним определенные политические проблемы. Так,
политические и идеологические разногласия, возникающие между странами – участниками Олимпийских игр и их Национальными Олимпийскими
Комитетами, приводят к тому, что, во-первых, эти Игры выступают для
них как арена, на которой они вступают между собой в противоборство,
а, во-вторых, они стремятся всемерно использовать их в качестве орудия
пропаганды своих политических программ.
К числу важных политических факторов, оказывающих влияние на
олимпийское движение, относятся национальные интересы странучастниц этого движения. Теоретически структура олимпийского движения создавалась как обособленная и наднациональная. Но с целью развития олимпийского движения и практической организации Олимпийских
игр Кубертен разработал основополагающую систему национальных
олимпийских комитетов, предусмотрев их исключительное право национального представительства на этих Играх. Тем самым возникла возможность использовать Олимпийские игры как соревнования спортсменов,
объединенных в национальные команды под эгидой национальных олимпийских комитетов, для пропаганды идей национализма и даже шовинизма, что расценивается как «основное зло» современных Олимпийских
игр [см. Партия зеленых…, 1984; Проблемы национализма…, 1984 и др.].
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внутренняя политика страны, где проводятся Олимпийские игры
может препятствовать или содействовать проведению Игр, придавать им
тот или иной характер. В частности, строительство необходимых сооружений и оборудования для проведения Олимпиады требует значительных
государственных расходов, что может себе позволить далеко не каждая
страна, как с финансовой, так и с политической точки зрения. Недостаток
гражданской поддержки проведения Игр чреват неурядицами и даже
отменой проведения Олимпиады.
Примером того, как внутриполитические события едва не привели к
срыву Олимпийских игр, может служить их проведение в Мехико в 1968
г. Мексика была выбрана для проведения очередной Олимпиады, несмотря на тот факт, что эта страна не являлась существенной политической фигурой на международной арене и, вообще, не была влиятельной
страной в мире. Большинство населения Мексики было уверено в том,
что инвестиции значительных денежных средств во имя спорта были
крайне ошибочными и неоправданными, и что их можно было бы вложить в строительство жилья и социальное обеспечение. За несколько
месяцев до начала Игр обострились студенческие акции протеста по этому поводу, поэтому власти были вынуждены выставить танки вдоль дороги от университета напротив олимпийского стадиона. 2 октября, за 10
дней до церемонии открытия, произошли наиболее активные акции антиолимпийского протеста, в которых приняли участие около 10 тыс. человек. Военные окружили площадь, на которой собрались демонстранты,
и открыли по ним огонь. В результате этого более 260 участников акции
протеста были убиты и более 1200 ранены. Президент Мексики призвал к
спокойствию и порядку, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию
насилия. Благодаря предпринятым мерам Игры все же состоялись.
Проблема влияния политики страны, где проводятся Игры, на их характер и направленность актуальна и в настоящее время. Так, результатом
создания Комитета Атланты по Олимпийским играм (1996 г.), который
сформировал свой Олимпийский фонд главным образом на средства
частного капитала, стала коммерциализация Олимпийских игр.
Указанные выше и другие аналогичные факторы приводят к тому,
что политические проблемы постоянно возникают перед олимпийским
движением и требуют решения. Президент МОК лорд Килланин заявил по
этому поводу в своем выступлении перед спортивными администраторами развивающихся стран: «Политика присутствует в олимпийском движении с 1896 года, с первых Игр нового времени. Тогда некоторые части
Австро-Венгрии хотели выступать самостоятельно, Ирландия желала
выступать отдельно от Великобритании, Финляндия – отдельно от Российской империи. Политические вопросы всегда вставали на Играх, так
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
же, как и вопрос о стоимости Игр» [Выступление президента МОК, 1979,
с. 9].
Организаторы современных Олимпийских игр неоднократно сталкивались и должны были решать проблему отношения олимпийского движения к войнам и воюющим странам. О характере принимаемых в связи с
этим решений свидетельствуют хотя бы следующие факты. Уже в 1896 г.
спортсмены соревновались в стране, которая находилась на пороге войны, разразившейся сразу же после окончания соревнований (Крит воевал
с Турцией). В 1900 г. Британия принимала участие в англо-бурской войне,
а французские войска оккупировали Нигер. Перед началом Олимпийских
Игр 1904 г. США развязали войну в Колумбии за отделение северных
территорий и преобразование их в государство Панама, которое сразу же
было признано Соединенными Штатами Америки. Во время Олимпийских игр 1904 г. войска США все еще находились в Панаме, а германские
войска – в Камеруне. В 1912 г. страны-участницы Олимпийских игр сражались в Балканской войне. Перечень войн, проходивших непосредственно перед Олимпийскими играми или в период их проведения, даже
если ограничиться периодом, когда президентом МОК был Кубертен,
слишком длинен, чтобы можно было привести его полностью. И перемирие в этих и более поздних военных действиях на время проведения
Олимпийских игр не объявлялось.
В связи с обсуждаемой проблемой весьма показательна и ситуация,
связанная с организацией Олимпийских игр 1940 г. В 1938 году после
отказа Японии проводить летние Олимпийские игры столицей олимпиады был выбран Хельсинки, а в 1939 г. было решено о проведении зимних
Игр в Германии, учитывая то обстоятельство, что только странаорганизатор предыдущих Игр смогла бы подготовиться к новым Играм
за такой короткий период времени. Это решение было принято уже после
аннексии Чехословакии Германией. МОК встал перед выбором между
отменой Олимпийских игр и проведением их в стране, которая готовилась к войне, уже захватила соседние страны и угрожала другим. При
первом голосовании за указанное решение было подано 2 голоса, а 27
голосов – против; после второго голосования местом проведения Игр
была названа Германия.
Через две недели после начала второй мировой войны президент
МОК граф Байе-Латур поставил на голосование перед членами исполкома
МОК вопрос о том, какую позицию должен занять МОК в условиях
начавшейся войны. И прежде всего встал вопрос: могут ли Олимпийские
игры проводиться в стране, которая находится в состоянии войны? “Да”,
– проголосовали члены исполкома (четверо против троих). Следующий
вопрос: следует ли отстранить воющие страны от участия в Играх? “Нет”,
– проголосовали единогласно. На рассмотрение международным спор31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тивным федерациям был передан вопрос о том о самой возможности
организации Олимпийских игр. Вопрос был решен положительно подавляющим большинством голосов. Все члены исполкома МОК ответили
“да” и на вопрос о том, смогут ли спортсмены воюющих стран соревноваться друг с другом в спорте [Крюгер, 1987, с. 10].
В связи с указанным вопросом можно указать и на такие политические акции МОК, как недопущение Германии – виновника первой мировой войны и стран, выступавших на её стороне – Австрии, Болгарии,
Венгрии, Турции – на Олимпийские игры 1920 г., а также спортсменов
Германии и Японии на ХIУ олимпийские игры I948 г. в Лондоне как
представителей стран, развязавших вторую мировую войну.
Острые политические проблемы возникали перед МОК и в связи с
признанием НОКа той или иной страны. Дело в том, что такое признание
по существу означает ее международное политическое признание, хотя
МОК и не обладает формальным дипломатическим статусом. «Страна,
принявшая участие в Олимпийских играх, де-факто получает
международное признание, хотя ее присоединение к олимпийской
системе осуществляется не по государственной линии» [Espy, 1979, p.
29]. Особенно острой эта политическая проблема стала в послевоенный
период, в частности, в связи с решением вопроса о признании Олимпийских комитетов ФРГ и ГДР. Здесь МОК столкнулся и с юридической
дилеммой, поскольку, согласно его правилам, страну мог представлять
лишь один национальный Олимпийский комитет. В силу этого одновременное признание Олимпийских комитетов ГДР и ФРГ легализировало
хотя бы и на уровне МОК существование ГДР как самостоятельного государства. На сессии МОК в Вене (май, 1951 г.) советский представитель
выступил за признание реальности двух германских государств и соответственно легализации двух национальных Олимпийских комитетов.
Западные делегаты настаивали на создании объединенной германской
команды. Несмотря на то что "германский вопрос" обсуждался на пяти
сессиях МОК, согласованного решения по нему принято не было, и в
Хельсинки выступала только команда от ФРГ.
Ситуация аналогичная германской возникла и в отношении Олимпийского комитета Китая, поскольку на этот титул стал претендовать
режим, обосновавшийся на острове Тайвань, несмотря на то, что в КНР
уже был создан Олимпийский комитет. Финляндия, страна-устроитель
Олимпиады 1952 г., признала только КНР, а Хельсинский организационный комитет направил приглашение только в Пекин. Пытаясь развязать
"китайский узел", МОК принял компромиссное решение – позволить
обеим китайским Олимпийским комитетам участвовать в Хельсинских
играх, но лишь по тем видам спорта, по которым эти комитеты были признаны международными спортивными федерациями. Это решение МОК
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
было подвергнуто критике на Западе, а вице-президент МОК Брендедж,
представлявший США, «подвергся резкому осуждению в американской
прессе» [Espy, 1979, p. 37].
Особенностью Олимпийских игр 1952 г. стало участие советской
команды. С этого момента Олимпийские игры стала отягощать атмосфера
политического соперничества между США и Советским Союзом, которое стало постоянным фактором, сопровождающим организацию и проведение этих Игр.
Канун Олимпийских игр 1956 г. в Мельбурне ознаменовался венгерскими событиями и англо-франко-израильской агрессией против Египта,
что создало накаленную атмосферу на Мельбурнской олимпиаде.
Э.Брендедж, осудив "советское вмешательство" в Венгрии, заявил, что
оно «не должно быть причиной ликвидации центра международного с отрудничества… Олимпийские игры являются местом соревнования между индивидуумами, а не между нациями. Если в этом несовершенном
мире участие в спортивных соревнованиях будет блокироваться каждый
раз, когда политики нарушают законы гуманности, то международным
состязаниям никогда не найдется места» [см. Espy, 1979, p. 40].
Еще одной важной политической проблемой, с необходимостью решения которой столкнулось олимпийское движение, был вопрос об исключении из него ЮАР. Впервые он был поставлен в 1955 г. международной федерацией бокса и до 1959 г. находился "под сукном", пока в
1959 г. член МОК от Советского Союза вновь поднял этот вопрос. После
длительных проволочек было принято решение отменить приглашение
ЮАР на Олимпийские игры 1964 г., если Олимпийский комитет ЮАР не
заявит открыто о своей оппозиции сегрегационной политике правительства в спорте. Поскольку этого не произошло, команда ЮАР не
была допущена к участию в токийской Олимпиаде. Вопрос об участии
ЮАР в олимпийском движении продолжал быть острым и в период
ХVIII Олимпиады (I964-I968). Нерешительность МОК в решении данного
вопроса во многом определялась взглядами его президента, который
считал, что апартеид, будучи политической проблемой, не имеет ничего
общего со спортом.
На сессии МОК в феврале 1966 г. МОК принял решение допустить
команду ЮАР для участия в Олимпийских играх в Мексике. Это решение
вызвало взрыв негодования и отказ многих стран от участия в Олимпийских играх. Под давлением мирового общественного мнения на исполкоме МОК в апреле 1968 г. было принято единогласное решение, что вследствие неблагоприятной международной ситуации Исполнительный комитет пришел к мнению о нецелесообразности участия ЮАР в Олимпийских играх. Вопрос об участии Родезии, против чего также выступало
большинство Национальных олимпийских комитетов афро-азиатских
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стран, был решен проще, поскольку незадолго до этого принятая резолюция Генеральной Ассамблеи ООН рекомендовала членам ООН не допускать на свою территорию лиц, имеющих родезийские паспорта. «Это
еще один пример того, – заявил тогда Э. Брендедж, – когда олимпийское
движение оказывается в центре международных противоречий, которые
имеют политический, а не спортивный характер» [см. Espy, 1979, p. 103].
Острые политические проблемы возникли перед МОК и в связи с
тем, что весной 1963 г. президент Индонезии Сукарно предложил организовать Игры новых нарождающихся сил (ИННС). Эта акция была ответом
на временное исключение из МОК Олимпийского комитета Индонезии
(февраль, 1963 г.) за то, что тот не опротестовал действий своего правительства, не выдавшего виз спортсменам Тайваня и Израиля для участия
в 4-х Азиатских играх. За инициативой Сукарно, по-видимому, стояла
КНР, которая еще в 1962 г. выдвигала идею отдельных Игр для азиатских
и африканских стран. В дальнейшем КНР оплатила все транспортные
расходы участников ИННС и предоставила Индонезии 18 млн. долларов
для их проведения. Создание ИННС явилось явной попыткой составить
конкуренцию Олимпийским играм и их принципу разделения спорта и
политики, поскольку устроители ИННС открыто провозглашали и политические цели. В первых ИННС участвовало 50 государств, включая
СССР и Францию. Уход президента Сукарно с политической арены в
1965 г., «культурная революция» в Китае, а также индийско-китайская
вражда подорвали организационные и финансовые основы Игр новых
нарождающихся сил, которые являлись серьезной угрозой МОК, особенно в «третьем мире». В 1967 г. ИННС прекратили свое существование.
Важные политические проблемы возникают и в связи с новыми политическими тенденциями в развитии Европы, которые способны затронуть нации, а, значит, и национальные спортивные организации и структуры.
На эти тенденции и связанные с ними политические проблемы указал, в частности, генеральный директор МОК Ф. Каррар в статье «Нации
и олимпийское движение. Новые задачи», опубликованной в 1991 г. в
газете «Шпорт интерн» (ее перевод напечатан в газете «Советский
спорт», 22 окт. 1991). Первая тенденция – возникновение новых концепций «супернациональностей». Типичным примером может служить Европейское сообщество. В связи с этим возникает ряд вопросов, которые, по
мнению автора статьи, требуют творческого подхода и серьезного размышления:
— Если Европа когда-либо придет к созданию единой нации, смогут
ли сохраниться существующие национальные спортивные структуры? С
другой стороны, следует ли заранее подготавливать почву для создания
нового единого Европейского НОКа, когда национальные европейские
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
команды стали бы выступать в качестве соперников других основных
команд, например, команды США? В таком случае, какова будет судьба
«аутсайдеров», не входящих в состав единого Европейского НОКа?
— Какое влияние, в конечном итоге, окажет новый порядок в Европейском сообществе на свободное передвижение граждан? Приведет ли
это к исчезновению традиционных спортивных наций? Например, возможно ли, что в будущем европейские страны по-прежнему будут иметь
«национальные» команды, но они будут формироваться по территориальному принципу, а не по национальному? Возможно ли, например, что национальная итальянская футбольная команда будет состоять,
скажем, из 4-х итальянцев, 3-х немцев. 2-х англичан, 1-го испанца и 1-го
француза? И какова будет реакция общественного мнения, если такой
команде придется встретиться с немецкой национальной командой, состоящей, скажем, из 4-х немцев, 3-х итальянцев, 2-х греков, 1-го голландца и 1-го бельгийца? Как будут реагировать болельщики на стадионах?
Будут ли подобные команды по-прежнему расцениваться в качестве
«национальных» на Олимпийских играх?
Вторую тенденцию Ф. Каррар характеризует как стремление к полному «восстановлению» бывших суверенных государств, ассоциирующихся с населяющими их нациями. В качестве типичного примера могут
служить три прибалтийские республики. В этой связи возникают следующие вопросы:
— Возможно ли, чтобы спортивное сообщество и олимпийское
движение признали спортивные организации таких наций без одобрения
уже существующих официально признанных спортивных организаций
более крупных государств, в состав которых они входят?
— Если такое согласие было бы дано, означало бы признание национальных организаций, что отныне на территориях этих новых государств полностью теряют свои полномочия спортивные организации
более крупных государств?
— С другой стороны, возможно ли разделение полномочий между
новыми национальными организациями и прежними (этот вопрос правомерен и для Европейского сообщества)?
Помимо этого возникает и вопрос об отношении спортивного сообщества и олимпийского движения к желанию, например, таких крупных
штатов США, как Техас и Калифорния, иметь свои собственные официально признанные «национальные» организации.
Таким образом, олимпийское движение с самого начала и до наших
дней тесно связано с политикой. Причем, эта связь не ослабевала, а,
напротив, усиливалась. В связи с этим менялась и доктрина
руководителей олимпийского движения. Так, бывший президент МОК
Эвери Брэндедж, как уже отмечалось, был убежденным сторонником
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
идеи «раздельного существования» политики и спорта. Он любил
повторять: «Наша организация существует не для того, чтобы менять
государственный строй в какой бы то ни было стране». Его преемник
лорд Килланин ограничивался уже только туманным утверждением, что
спорт не следует использовать в политических целях [см. О возможности
бойкота…, 1981, с. 12]. А вот несколько высказываний по данному вопросу Х.А. Самаранча: "В мире, в котором мы живем, мире разделенном,
с различными политическими системами, в спорте проявляются те же
различия и те же противоречия, что и в политике, хотя, разумеется, в
ином масштабе" ["Новости заруб. спорта", ТАСС, № 13/747, 11.2.83];
«Можно, конечно, говорить, что политика не имеет ничего общего со
спортом, но вместе с тем должен заметить: происходящее на политической сцене отражается и на спорте» [Сов. спорт, 22 авг. 1990 г.].
В зависимости от тех или иных аспектов связи Олимпийских игр с
политикой меняется и их оценка. Встречаются самые противоречивые
оценки: от таких, как "Олимпийские игры – замечательное мирное собрание молодежи мира", до таких: "Олимпийские игры – это сборища, на
которых процветают шовинизм, политические бойни, это место, где
человек становится роботом".
Ученые и общественные деятели часто обсуждают вопрос о том,
возможно ли каким-то образом избежать негативного влияния политики
на Олимпийские игры и олимпийское движение.
Этот вопрос анализирует, например, Р. Испай в упомянутой выше
книге “Политика и Олимпийские игры”. Он отмечает, что к настоящему
времени (книга написана в 1979 г.) Олимпийские игры во многом
утратили свои первоначальные цели и идеалы. В настоящее время
«атлеты, спортивная молодежь играют второстепенную роль в
Олимпийских играх, которые превратились в инструмент достижения
скрытых политических целей» Олимпийская система была сформирована
в те времена, когда спорт был праздным времяпрепровождением и когда
международные отношения не были так сложны. Теперь, когда ситуация
изменилась, «олимпийским идеалам XIX в. нет больше места в веке XX»
[Espy, 1979, p. 163].
Важнейшим недостатком олимпийской системы, как считает
Р.Испай, является тот факт, что спортсмены идентифицируются с
государством, гражданами которого они являются, и таким образом
представляют не себя, а государство. Тот факт, что успех того или иного
атлета отмечается звуками национального гимна, пишет он, открывает
широкое поле для политизации Игр. Сама структура олимпийского
спорта с делением по государственному признаку создает обширные
возможности для разжигания национализма, а Олимпийские игры
способствуют росту национального соперничества и нагнетанию
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
напряженности. В силу этого политика является не посторонним элементом в международном спорте, олимпийских играх и олимпийском
движении, как утверждает МОК, а их неотъемлемой частью. Осознание
этого необходимо для понимания того, почему Олимпиады и
международный спорт используются в качестве инструмента внешней
политики.
В силу отмеченного выше единственным способом отделить
политику от международного спорта является, считает автор, изменение
организационной структуры олимпийского спорта. В настоящее время он
как в зеркале отражает динамику международных отношен7ий и главным
образом развитие конфликта между Востоком и Западом. Олимпийская
система является не только объектом, но и активным субъектом
международных отношений, несмотря на якобы нейтральную функцию
спорта. Эту ситуацию, по мнению Испая, был вынужден признать
президент МОК Килланин, который в отличие от своего
предшественника открыто признал, что спорт и политика тесно
взаимосвязаны [см. Espy, 1979, pp. 205-212].
Известно и много других предложений с целью снизить «политизацию» Олимпийских игр и олимпийского движения. Так, предлагалось:
проводить олимпийские соревнования сразу в нескольких странах
(например, соревнования по горнолыжному спорту в чилийских Андах,
фигурному катанию – в Токио, легкой атлетике – В Москве, плаванию и
прыжкам в воду – в Пекине, хоккею с шайбой – в Монреале, гимнастике –
в Найроби); доверить организацию Олимпийских игр не отдельному городу, не одному государству, а целой географической зоне; проводить
Олимпийские игры в виде организуемых в разных странах состязаний по
отдельным видам спорта; проводить Олимпийские игры в каком-нибудь
постоянном месте (например, в Швейцарии или Греции). Партия «зеленых» в Германии разработала программу по изменению принципов подготовки и проведения Олимпийских игр, в которой выдвинула требование о прекращении государственного финансирования спорта высших
достижений до тех пор, пока МОК не разработает новую концепцию
Олимпийских игр. Под этим «зеленые» подразумевали «…спортивное
соревнование и общение между людьми в более скромных и приемлемых
с экологической точки зрения условиях, которые бы вновь наполнили
реальным содержанием идею мирного соревнования, не зависящего ни от
интересов коммерции, ни от политико-идеологических противоречий
между различными системами» [Партия зеленых, 1984, с. 5].
На Олимпийском конгрессе в Варне (Болгария) ряд спортивных деятелей и журналистов отстаивали мнение о том, что подчеркивание национальной принадлежности участников Игр при помощи флагов, гимнов,
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гербов, надписей и т.п. возбуждает националистические страсти и предлагали отказаться от такой практики.
По мнению некоторых авторов, предпосылкой к ослаблению национализма и шовинизма – основного зла Олимпийских игр – мог бы быть
интернациональный состав игровых и эстафетных команд. В качестве
примера ссылаются на совместное выступление в легкоатлетической эстафете Кубка мира 1981 г. бегунов из Швеция, Бельгии, ФРГ и Голландии.
Американский спортивный журналист А. Гутман отмечает, что в 1896 г.
одна из золотых наград по теннису была завоевана парой, в которую входили англичанин и немец. «Это было истинным проявлением верности
идеалам олимпизма» [Проблемы национализма…, 1984, с. 10].
Вопрос об интернационализации состава команд международных
(включая олимпийские) соревнований возникает и в связи с новыми политическими тенденциями в Европе. Так, например, страны Европейского сообщества пришли к соглашению по ряду ключевых вопросов, которые в ближайшее время будут определять характер взаимоотношений
между ними: учреждение Европейской Ассамблеи, ввод в обращение
единой денежной единицы экю, открытие границы, упразднение всех
торговых и таможенных барьеров и т.д. В связи с этим возникает и вопрос о создании объединенной команды, которая бы представляла страны ЕС под единым флагом на Олимпийских играх [см. Эрдем, 1992;
Heinemann, 1998].
Авторы предложения об «интернациональном» подходе к составу
команд международных спортивных соревнований считают, что при таком подходе «нет места национальным флагам и гимнам. Это послужило
бы импульсом для соревнований по отдельным видам спорта, откуда
также должны исчезнуть флаги и гимны… Если бы вместо государственной принадлежности объявлялась принадлежность победителя к клубу,
это осложнило бы распределение мест в запрещенном МОКом шовинистском по своему духу неофициальном командном зачете». Как полагали
авторы предложений такого рода, «интернационализация Игр сделала бы
«олимпийский дух» духом времени. Если американец, русский, финн и
кениец выступают в эстафете единой командой, это лишает почвы идеологическую борьбу противоположных систем. Если Игры не будут приносить славу нации, политики потеряют к ним интерес, перестанут содействовать им и использовать их для разжигания национализма» [Партия
зеленых, с. 8-10].
Впервые предложил МОКу отказаться от национальных флагов и
гимнов во время проведения Олимпийских игр бывший вице-президент
МОК (в период с 1970 по 1974 гг.) Жан де Бомон. Его предложение
включало в себя следующие основные пункты: 1. Отмена национальных
гимнов и флагов. Вместо них на официальных церемониях вручения ме38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
далей должен звучать олимпийский гимн и подниматься флаг с пятью
олимпийскими кольцами. 2. Торжественное шествие национальных делегаций следует заменить шествием представителей видов спорта (легкая
атлетика, гребля и т.д.). Спортсмена разных стран будут при этом шествовать вместе. 3. Национальные флаги всех стран, представленных на
Играх, могут находиться в центре стадиона в произвольном порядке,
держать их должны люди, не имеющие отношения к национальным командам. 4. Торжественную формулу открытия Игр должен произносить
президент МОК, а не глава государства, организующего Игры. 5.
Спортсмены должны участвовать в соревнованиях в форме своих клубов
или университетов, на этой форме может быть помещена символическая
эмблема страны (например, петух у французов). 6. Следует изыскать возможность заключения с органами информации договора, запрещающего
прозвольную публикацию международной классификации медалей» [см.:
Предложения Жала де Бомона, 1980, с. 8]
За отмену национальных флагов и гимнов, а также против подсчета
медалей и очков на Олимпийских играх неоднократно высказывался президент МОК в период с 1952 по 1972 гг. Эвери Брендедж [см. Проблемы
национализма, 1984, с. 10]. Президент МОК в период с 1972 по 1980 гг.
Майкл Килланин так высказывался по данному вопросу: «Я против гимнов и флагов, ибо они стимулируют националистические эмоции. Олимпиады должны быть соперничеством отдельных спортсменов, а не гос ударств» [цит. по: «Пшеглёнд спортовы» об итогах олимпийского ко нгресса, 1981, с. 10].
В 1980 г. Швейцарская радио- и телекомпания (CHU) провела опрос
населения (было опрошено 1025 человек), в ходе которого, в частности,
задавался такой вопрос: «Было внесено предложение рассматривать
Олимпийские игры между отдельными спортсменами, а не между странами. В таком случае их можно было бы проводить без гимнов и флагов.
Одобряете ли вы это предложение?» 53,7% респондентов ответили
«Одобряю» [см. Итоги опроса общественного мнения …, 1980, с. 6-8].
Вносились и другие предложения. Однако ни одно из них не было
принято. И в перспективе в этом плане вряд ли можно ожидать какихлибо существенных изменений, поскольку олимпийское движение, как
движение международное, не может не испытывать воздействия со
стороны происходящих в мире процессов и существовать в отрыве от
них. Поэтому скорее всего иллюзорной является часто повторяемая (в
том числе самими политиками) фраза о том, что «Олимпийские игры
должны существовать вне политики».
В 80-е годы концепция, согласно которой «спорт не может быть отделён от политики» стала преобладающей. Приведем несколько высказываний сторонников признания тесной связи спорта и политики. «Поли39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тика является неразрывной частью развития спорта во всем мире» – такое мнение высказал главный редактор журнала и генеральный секретарь
Международной ассоциации спортивной прессы (АИПС) Бобби Найду в
статье «Почему спорт является существенной частью африканской политики» [Спорт и политика в Африке, с. 5]. «Политизация международных
спортивных состязаний является не альтернативой, а свершившимся фактом» (Ж.Ф. Равель, 1980 г.) [цит. по: Landry, 1980]. «Спорт, безусловно, не
аполитичен, и политика не свободна от взаимоотношения со спортом»
[Loy, McPherson, Kenyon, 1978, р. 288]. «Спорт не может быть "вне политики" уже по одному тому, что он во всех своих акциях тесно связан с
обществом, с общественными интересами и явлениями. С другой стороны, спорт слишком часто есть продолжение "политики другими средствами"… Это относится преимущественно к большому спорту на международном уровне, но с недавних пор – и к "массовому спорту", и к так
называемому "соревновательному спорту"… Множество примеров из
истории спорта в прошлом и в настоящем показывают, что в разных регионах и странах на нашей планете нет "аполитичного", "нейтрального"
спорта. Это справедливо как в отношении народного, массового спорта,
спорта для инвалидов, школьников, так и в отношении большого спорта
международного класса. Отрицательно ли, положительно ли, но политика
всегда влияла на спорт» [Politik und Sport in Geschichte, 1980, р. 3, 87].
Президент НОК ФРГ Вилли Дауме заявил в своем выступлении 23.9.81 г.
по поводу открытия ХI Олимпийского конгресса и 84-й сессии МОК в
Баден-Бадене: «Очевидно, что олимпийский спорт является частью политики». Старший тренер олимпийской сборной США по баскетболу Р.
Найт так сказал по поводу взаимоотношения спорта с политикой: «Многие люди считают, что нельзя смешивать спорт с политикой, которая
якобы не должна вторгаться в Олимпийские игры. Но это же полнейшая
чушь! Олимпийское движение давно политизировано, как, впрочем, и
весь любительский спорт». Cynthia L. Bowden в выступлении на международном симпозиуме «Мир и взаимопонимание посредством спорта»,
организованном в 1988 г. Институтом международного спорта, отметила,
что, по ее мнению, «спорт – неотъемлемая и нераздельная составляющая
политики и культуры» [Bowden, 1989, р. 88].
Сторонники концепции, согласно которой существует неразрывная
связь спорта и политики, при ее обосновании опираются на факты, свидетельствующие об использовании спорта в политических целях, а также
о многочисленных инцидентах в спорте, которые имели политическую
окраску [см., например: Goodhart, Chataway, 1968; Petrie, I975]. Отмечается
существенная зависимость организации спортивного движения от гос ударственной политики и идеологии [см., например, Кейвенаф, 1989].
Ссылаются и на то, что спортсмены (например, футболисты), «принося
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
своей стране международные победы, выполняют не только спортивную,
но и государственную миссию», поскольку способствуют укреплению
государственного престижа, демонстрируют национальные возможности
[Бабич, 1999, с. 68]. Отмечают также, что «идентификация населения с
атлетами и общее стремление к победе во имя национальной славы имеет
политическое значение, т.к. объединяет граждан, независимо от социального класса, расы и региональных различий» [Eitzen, 1980, pp. 350-351].
Указывается и на то, что спортивная терминология не только проникает в
обыденную речь, но и активно используется в политическом лексиконе.
Например, в США президент именуется "квоторбеком" (ключевой игрок
в "американском футболе"), придерживавшимся со своей «командой»
намеченного "игрового плана", чтобы "достичь линии ворот", т.е. целей
политического курса. Приводятся также другие факты и аргументы, о
которых речь пойдет ниже.
Отмечается и ряд причин, которые определяют связь между политикой и спортом. Так, по мнению Р. Испай [Espy, 1979], эти причины следующие. Во-первых, спортсмены обычно представляют собой организацию, соревнующуюся с аналогичной структурой. Во-вторых, использование ритуала подчеркивает преданность организации. В-третьих, правительства государств непосредственно принимают участие в организации
и финансировании Игр и подготовке элитных спортсменов. В-четвертых,
в силу институциональной природы и характера руководства спортивных
организаций, политический фактор присутствует как внутри этих организаций, так и между ее субъектами.
Значит, отмечая независимость спорта от политики, вместе с тем
важно учитывать, что она является не абсолютной, а относительной: при
определенных условиях, в силу определенных причин и в определенных
формах имеет место связь спорта и политики: «Повсюду видны взаимосвязи политики и спорта, будь то во временном, историческом измерении, будь то в измерении пространственном, географическом, государственном. И то, и другое суть составные части общественного процесса.
И то, и другое заставляет людей, группы людей, народы подчиняться
политическому развитию, политическим решениям. Политический
нейтралитет спорта которого часто требуют, о котором отвлечённо мечтают – не существует. Нейтралитет сам по себе есть совершенно политическое понятие. Он подразумевает соответствующие политические отношения и действия. Сам принцип субсидиарности, который во многих
странах господствует в отношениях между государством и спортивными
организациями, спортом, есть изъявление политической воли, проявление заботы во имя спортивных занятий граждан. Он способствует сотрудничеству государственных организаций и свободных спортивных
объединений» [Politik und Sport in Geschichte, 1980, р. 3].
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Связь спорта и политики характерна для всех видов и разновидностей спорта. Однако в некоторых из них она проявляется наиболее ярко.
Из видов спорта к числу таковых в первую очередь, пожалуй, следует
отнести футбол, который иногда оценивается как «главный политический
спорт ХХ века» [см.: Бабич, 1999; Столяров, Самусенков, 2000;
Сулейманян, 1999; Футбол как интегрирующая сила в обществе, 2000;
Штемме, 1981; Kidane, 1999; Sugden, Tomlinson, 1998; Vinnai, 1970 и др.].
Что касается разновидностей спорта, то наиболее ярко связь спорта и
политики проявляется в спорте высших достижений, и особенно в той
его форме, в которой он выступает в олимпийском движении.
5. Формы связи спорта и политики
Сторонники признания связи спорта и политики основное внимание,
как правило, обращают на доказательство наличия этой связи. Но в методологическом плане важно учитывать не только связь спорта и политики,
но самое главное – различные формы этой связи, четко различать и не
смешивать их друг с другом. К сожалению, как уже было отмечено выше,
эта сторона дела обычно упускается из виду. Поэтому уделим особо е
внимание данному вопросу.
Связь спорта и политики проявляется прежде всего в использовании
спорта для политических целей.
5.1. Использование спорта в политических целях
Относительная независимость спорта от политики, его «нейтральный
характер» создают условия для его использования в тех или иных политических целей. «Соревновательный элемент в спорте, – пишет по этому
поводу Р. Испай, – схож с конкуренцией в политике или других сферах.
Однако в силу нейтральной сущности спорта эта соревновательность не
обязательно влечет за собой соответствующую политическую значимость. Спорт несет в себе лишь тот элемент политизации, который в него
сознательно вкладывают, и в силу этого он может являться достаточно
гибким инструментом внешней политики – в зависимости от намерения
соревнующихся сторон" [Espy, 1979, p. 5].
При анализе данной проблемы должен быть рассмотрен ряд вопр осов: в каких именно политических целях может быть использован и реально используется спорт, кто (какие политические силы) стремятся
использовать и действительно используют его в политических целях,
каковы причины, побуждающие их к этому и т.д.
Остановимся прежде всего на первом вопросе: о возможности использования спорта в политических целях и действительном использовании его в этом плане.
В спорте заключены возможности для его использования в самых
различных политических целях. Но при всем разнообразии этих целей их
можно подразделить на две группы: позитивные, соответствующие идеа42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лам и ценностям гуманизма, и негативные, противоречащие этим идеалам
и ценностям.
Огромный гуманистический, культурный, социально-педагогический
потенциал спорта как гуманной игровой модели соревновательных ситуаций реальной жизни позволяет эффективно использовать его для реализации широкого круга гуманистически ориентированных целей социальной политики государства: в целях становления и стабилизации гражданского общества, снижения социальной напряженности, духовного и физического оздоровления детей и молодежи, их социализации, профилактики девиантного поведения, развития культуры, образования, экономики
и т.д.
Огромный потенциал спорта может быть использован и в таких позитивных (с точки зрения идеалов и ценностей гуманизма) политических
целях, как укрепление мира, дружбы, международного взаимопонимания
различных наций, народов, стран, государств. Игровой характер соревновательных ситуаций в спорте делает его необычайно привлекательным
и гуманным в сфере общения людей, даже если они жители стран, имеющих различное государственное устройство, общественный строй и т.д.
Во-первых, такой характер спортивного соревнования определяет
эмоциональность, удовольствие, непринужденный характер действий,
свободное самораскрытие тех, кто принимает в нем участие. А все это, в
свою очередь, содействует их сближению: «Сопровождающая... игры
интимная эмоциональная атмосфера, предоставляющая возможность для
выражения собственной личности в свободном, ничем не связанном ко нтакте с другими, взаимно сближает участников игры, формирует товарищеские связи, аналогичные взгляды и образцы поведения. Как показывают результаты исследований, дружеские связи, возникающие на почве
развлечений, относятся к необычайно прочным и играют значительную
роль в формировании социальной микроструктуры» [Wohl, 1979, p. 269].
Важное значение имеет и то обстоятельство, что случайный и непрочный круг участников, характерный для подвижных игр и развлечений, в спорте заменяется стабильным коллективом со строго определенной, формализованной структурой, поскольку спортивные соревнования
носят долговременный характер, предполагают стремление к постоянному превышению полученных результатов и сравнению их с достижениями других лиц. В связи с этим «спорт преодолевает локальную ограниченность, связывает и объединяет спортсменов городов и поселков, провинций и стран, ... выходит на государственную и международную арену,
сближая людей разных стран и континентов» [Wohl, 1979, p. 269].
Следует учитывать и огромные коммуникативные возможности
спорта. Участие в совместных тренировках и соревнованиях при определенных обстоятельствах порождает у самых разных людей сильное чув43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ство общности, дружбы, товарищества, сотрудничества и принадлежности к коллективу. Это может быть эффективным фактором сокращения
"социальной дистанции" между людьми, их изоляции друг от друга, поскольку способствует дружеским отношениям и тем самым – развитию
чувства общности.
В силу простоты, одинаковости для всех участников и четкости правил спортивных соревнований в спорте сравнительно легко преодолеваемы языковые барьеры. "Язык" спорта поистине интернационален. Он
понятен всем и способен перебрасывать мост взаимопонимания, сотрудничества, доброй воли между народами независимо от расы, цвета кожи,
вероисповедания, идеологических взглядов. «Спортсмены обогащают
свой личный опыт и учатся уважать других людей, своих соперников, вне
зависимости от их расового или социального происхождения, поскольку
они следуют одному курсу, испытывают те же волнения, сомнения, сталкиваются с аналогичными препятствиями, испытывают те же надежды, а
возможно просто потому, что они – братья… спорт создает братские и
дружественные отношения народов различных государств, между которыми на политическом уровне возможно не произносится ни слова»
[Oswald, 1999, p. 41].
Предпосылкой международного взаимопонимания и уважения является знакомство народов разных стран друг с другом. Спорт открывает
огромные возможности для того, чтобы разные народы могли познакомиться друг с другом, с различными культурами и тем самым избежать
этноцентризма: «представители различных наций должны встречаться
между собой и учиться видеть хотя бы частично культурные своеобразия
партнера, различия в манере держать себя, сравнивая и с пониманием
толковать непривычное и распространять полученную таким образом
картину о другом народе, представителе другой культуры в собственном
народе. Только подобным образом для него оказывается возможным
избежать преувеличенного этноцентризма, который пытается видеть все
через однотонные очки собственной культуры, родины, окружения, в
котором вырос. Кто ни разу не столкнулся с чужой культурой, тот не
знает и своей собственной» [Ленк, 1981, с. 21].
Потенциал спорта в решении задачи знакомства народов друг с другом связан прежде всего с тем, что он может значительно содействовать
организации международных встреч и контактов. Спорт как никакая другая культурная деятельность нуждается в таких встречах и контактах. Их
требуют, конечно, и другие области культуры, так как взаимное проникновение различных национальных и региональных культур, различных
областей науки и техники, их взаимное влияние друг на друга и взаимодействие обогащают их содержание, ускоряют развитие. Но в спорте
международные контакты особенно необходимы, поскольку он предпо44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лагает стремление спортсменов к постоянному превышению полученных
результатов и сравнению их с достижениями других лиц – независимо от
того, в какой стране или регионе они проживают. «Постоянная погоня за
новыми победами делает спортсменов путешественниками по всем континентам и одновременно учит их пониманию смысла международного
сотрудничества, учит видеть общие интересы и стремления людей независимо от их религиозных убеждений, национальности или расы. Они
хорошо знают, что в спорте нельзя отгородиться от достижений какойлибо страны и невозможно умолчать о них или пренебречь ими. Это и
делает спорт незаменимым средством интеграции в международном аспекте» [Wohl, 1979, p. 278].
Немаловажен тот факт, что для эффективного функционирования и
развития международных спортивных контактов создана солидная институциональная база: национальные и международные спортивные федерации, которые руководят развитием отдельных видов спорта, а также
универсальные и специальные организации, объединяющие различные
комитеты, федерации, ассоциации и союзы или отдельных деятелей различного профиля. Особенно важную роль в этом плане играет Международный Олимпийский комитет и Национальные Олимпийские комитеты,
которые имеют значительную дозу суверенности по отношению к национальным институтам.
Важно отметить, что международные спортивные контакты начались
еще тогда, когда многие другие области культуры ограничивались национальной средой. Если они и прерывались в силу чрезвычайных обсто ятельств, то возобновлялись при первой же возможности. Так например,
уже почти на следующий день после окончания первой и второй мировых
войн, как только сражающиеся стороны прекращали военные действия,
спортсмены обеих сторон договаривались о спортивных встречах между
собой.
Для современного международного спортивного движения характерны многообразные международные спортивные встречи и контакты.
Причем, они являются наиболее систематическими и регулярными по
сравнению со всеми другими. К примеру, в Европе сейчас нет такой недели, чтобы не проходили международные встречи. Кроме чемпионатов
почти по 50 видам спорта проводится огромное число турниров. Различные Кубки, детские и юношеские соревнования, розыгрыши памятных
призов, кроссы и велосипедные гонки, многосторонние и двусторонние
матчи по разным видам спорта.
Международные контакты в области спорта являются важной составной частью гуманитарного сотрудничества. Как область культурного
обмена они обладают широким диапазоном форм и видов связей, наличием исторически сложившихся традиций, развитой организационной
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
структурой [см. Хоточкин, 1988]. Так, например, в практику международных спортивных контактов прочно вошла система долгосрочных двусторонних и многосторонних соглашений, которая помогает придать пр оцессу международной интеграции в сфере спорта управляемый и планируемый характер. Эта система предусматривает многообразные формы
контактов:
— обмен спортивными делегациями и отдельными спортсменами
для участия в двусторонних и международных соревнованиях;
— проведение совместных тренировочных сборов по различным
видам спорта;
— обмен тренерами, учеными и специалистами в области спортивной науки, медицины, спортивной индустрии, архитектуры, а также
средств массовой информации;
— участие в семинарах и конференциях, проводимых с целью повышения мастерства спортсменов, квалификации тренеров и обмена достижениями, исследованиями в различных областях спорта;
— обмен документацией и опытом организации работы в области
строительства спортивных сооружений и производства спортивного инвентаря и оборудования;
— обмен делегациями руководителей спортивных организаций для
ознакомления со спортивным движением, согласования программ спортивных обменов, консультаций по актуальным вопросам международного
спортивного движения [Павлов, 1975, с. 3; Прохоров, 1978, с. 52-72].
О масштабах и тенденциях международных отношений в этой области можно судить хотя бы по следующим цифрам: в 1973 году ГДР приняла 632 спортивных делегации и 7428 атлетов из-за рубежа и послала в
другие страны 667 делегаций и 7766 спортсменов, а в 1981 году – приняла
уже 847 делегаций и 9800 атлетов, а 734 делегации и 11302 атлета были
посланы в другие страны [Erbach, 1984, р. 36]; СССР поддерживал спортивные контакты более чем с 90 странами мира (в 54 видах спорта), ГДР –
с 80 странами [Прохоров, 1978].
Наблюдается процесс все большего расширения этой институциональной базы международных спортивных контактов. Если до 1950-го
года было только 60 международных спортивных организаций, то уже к
концу 1970 г. их число увеличилось более чем в два раза, а сегодня
насчитывается свыше 200 всемирных и региональных неправительственных организаций в области физического воспитания и спорта. Число
стран, присоединившихся к международным федерациям в наиболее популярных видах спорта, таких, например, как легкая атлетика и футбол,
уже превышает 150 [Нiеtаnen, Varis, 1984, pр. 222-223].
Значит, спорт способен выполнять две важные функции в системе
международных отношений:
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) укрепление мира и дружбы между народами;
2) смягчение и регулирование конфликтов.
Спортивные соревнования могут внести существенный вклад в единение, взаимопонимание и сотрудничество народов различных стран и
континентов, установление контактов между странами, которые находятся в определенном конфликте, в состоянии войны. Они позволяют народам разных стран лучше узнать, познакомиться с достижениями культуры и специфическими особенностями друг друга и тем самым формировать у них взаимное уважение, способствовать установлению и стабилизации атмосферы мира.
Спорт и связанные с ним достижения могут быть использованы
также для формирования и развития национального самосознания, национальной гордости, а тем самым и для единения нации.
Помимо интегративной спорт способен выполнять и символическую
функцию в системе международных, межгосударственных отношений
[Ленк, 1993, 1997; Ashworth, 1979; Bouet, 1977; Durantez, 1994; Duret, Wolff,
1994; Friedrich, Hildenbrandt, Schwier, 1994; Krawczyk, 1996; Lenk, 1982;
McIntosh, 1984а; Saraf, 1977; Silance, 1986; Swierczewski, 1981; Symbolique
du sport, 1985; Tyszka, 1985; Urbankowski, 1981 и др.].
Речь идет о том, что в противовес жестоким, силовым, антигуманным формам соперничества, связанным с использованием оружия, спортивные соревнования демонстрируют (доказывают) возможность и преимущества мирной (“мягкой”, “гуманной”, “человечной”, основанной на
этических принципах) модели соперничества, поскольку они регулируются определенными правилами игры и выступают как «символическое
состязание между соперниками». «Спортивное состязание символизир ует диалектическое единство конфликта и общности и являет собой образец мирного соревнования, способного стать фактором культурного развития» [Майер, 1984, с. 18]. Спорт выступает «как символ сотрудничества
и понимания в мире и как символический мост для решения конфликтов»
[Güldenpfennig, 1981, S. 40]. Он демонстрирует образец ограничения конфликтов, поскольку при нормальных условиях спортивная деятельность
регулируется на основе соответствующего изменения правил и соблюдения принципов fair play (честной, справедливой игры).
Указанная выше система символических ценностей спорта делает его
необычайно привлекательной моделью человеческого мира, справедливой, хотя и не бесконфликтной, общественной жизни, гуманных взаимных отношений между соперничающими сторонами – отдельными лицами или группами. Он является идеальным конструктом упорядоченного и
справедливого общественного мира [Кравчик, 1996] и показывает человечеству, столкнувшемуся в ХХ столетии с серьезными трудностями, противоречиями, конфликтами в своем развитии, в каком направлении следу47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ет идти для их преодоления и разрешения. В частности, он может служить хорошей моделью для установления отношений сотрудничества и
взаимопонимания в политической области [Oetinger, 1954], а принципы
честной игры в спорте – примером для установления «fair play между
политическими партиями страны, fair play в коммерческих сделках между
конкурентами, fair play между развитыми и развивающимися странами” и
“помогать им в решении возникающих конфликтов, по крайней мере в
создании атмосферы, имеющей важное значение для любой попытки решить их» [Suenens, 1973, p. 6].
Отмеченные выше особенности спорта являются важной предпосылкой для его использования в системе воспитания такого важного качества политической культуры личности как миролюбие. Он демонстрирует возможность и приемлемость решения конфликтов без применения
силы, «учит тому, как можно участвовать в конфронтации с демократическим соблюдением процедурных правил и без сколько-нибудь существенного насилия» [Wachter, 1983а, pр. 265, 266].
Еще один важный аспект возможности использования спорта для
решения позитивных политических задач состоит в том, что в спорте как
гуманной игровой модели соревновательных ситуаций реальной жизни
создаются предпосылки для реализации гуманистического принципа
справедливости и равенства шансов: «Мир игры – это та единственная,
искусственно созданная реальность, в которой можно без социальных
трений осуществить демократию равных» [Ингхэм, Лоу, 1974, с. 39-40].
Это связано с тем, что правила спортивных соревнований одинаковы для всех участников. Игроки одобряют их и подчиняются им сознательно и добровольно. Победитель определяется на основе установленных и принятых игроками четких критериев. Оценки в игре производятся
публично. Успех в спорте почти исключительно зависит от способностей, знаний, воли человека, его самоотверженного труда на тренировках.
В спортивной деятельности не принимается в расчет рождение, позиция в
профессиональных и товарищеских группах, деньги и связи. Здесь создаются условия для того, чтобы выигрывал тот, кто лучше подготовлен,
т.е. для практической реализации принципа справедливости. В этом плане
спорт может играть важную роль в борьбе против расизма, ксенофобии,
антисемитизма и нетерпимости [см. Декларация “Спорт, терпимость и
чистая игра”, 1998; От нетерпимости в спорте – к терпимости через
спорт, 1997].
Значит, спорт способен содействовать реализации ценностей демократии. В спорте человек учится выполнять решения из-за их социальной силы, даже если он и не согласен с ними. Спорт учит уважать решения безотносительно к их правильности, только потому, что они принимаются теми авторитетами (в спорте – судьями), на которых возложено
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принимать эти решения. Кроме того, спорт учит допускать противодействие и соперничество подобно тому, как демократический принцип допускает существование оппозиционных партий и разных воззрений, а не
загоняет каждого в прокрустово ложе общего согласия. В то же время
человек учится признавать законность результата, даже если тот его и не
удовлетворяет.
Как отметил президент международной федерации гребного спорта
Д. Освальд в своем докладе «Фундаментальные принципы олимпизма» на
международной конференции «Воспитание и спорт для культуры мира»
(Париж, 5-7 июля 1999 г.), спортивная деятельность требует от человека
принять правила, которые устанавливают ряд ограничений (правила игры, соревнования и т.п.), также как и аналогичные правила, определяющие нашу повседневную жизнь. Это также означает добровольное подчинение власти, независимо от того, идет ли речь о власти судьи, тренера, клуба, президента спортивной федерации. Эти представители властей
неизбежно несовершенны и могут совершать ошибки, которые ведут к
несправедливым решениям, также как жизнь и судьба иногда кажутся нам
несправедливыми. Спорт также предполагает желание участвовать в рискованной деятельности, где существует опасность поражения, что является значительным шагом на пути к толерантности и желанию подчиняться дисциплине. «Спорт – это прямо-таки школа толерантности. Прежде
всего, он дает индивидам урок гуманности. Любой должен быть в состоянии встретиться с несчастьями. Нужно признать, что другие люди знают
больше, лучше подготовлены и способнее, а эти уроки незаменимы в
жизни, где любой может оказаться в ситуации конкуренции. Нужно
научиться принимать поражение без того, чтобы немедленно искать виновного. Лучше проанализировать поражение, найти его причины и признать собственную слабость, ошибки или неудачу» [Oswald, 1999, р. 40].
По мнению бывшего Генерального секретаря ООН Бутрос-Бутрос
Гали «олимпийский идеал является гимном толерантности и понимания
между народами и культурами. Это – приглашение к соревнованию, но
соревнованию, в котором соперник пользуется уважением. Олимпизм –
это своего рода школа демократии. Существует исходная связь между
этикой Олимпийских игр и основополагающими принципами ООН» [цит.
по: Kidane, 1999, p. 51]. К. Дим называл спорт "началом демократии"
[Diem, 1957, S. 51]. Известный философ и олимпийский чемпион Г. Ленк
также считает, что участие молодежи в деятельности спортивных клубов
способно привить молодежи «навыки группового демократического
поведения» [Ленк, 1978, с. 7]. В ряде международных документов
(например, в Международной хартии физического воспитания и спорта и
в Европейской хартии «Спорт для всех») спорт рассматривается как важный фактор развития демократического общества. В ноябре 1996 г. в г.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Спала (Польша) состоялся международный семинар, на котором обсуждался вопрос о повышении роли спорта в формировании и развитии демократических ценностей [см. Remans, 1996].
Высказывается и мнение о том, что «в настоящее время, когда сфера
физической культуры и спорта стала поляризоваться и приобретать
«частный» характер, служа отражением классового деления и укрепляя
его, занятия физкультурой и спортом могут служить противовесом социальной раздробленности, местом для общения людей, здесь можно достичь примирения и согласия», поскольку в ходе этих занятий «социальное и экономическое неравенства теряют в какой-то степени свое значение». Поэтому «участие государства в финансировании физической культуры и спорта не только улучшает физическое и моральное здоровье людей, а, может быть, в первую очередь дает возможность проявлять чувства гражданственности, одновременно обеспечивая и утверждая более
глубокое социальное согласие» [Аристова, 1999, с. 4].
Таким образом, в спорте действительно заключены огромные возможности для его использования в целях решения гуманистически ориентированных политических задач. Он может выполнять:
1) интегративную функцию в системе международных отношений,
содействовать укреплению мира и дружбы между народами, смягчению и
регулированию конфликтов посредством:
— осуществления международных встреч несмотря на наличие
определенных конфликтов, прямого и опосредованного средствами массовой информации опыта встреч непосредственных участников и зрителей;
— вклада государственных и негосударственных спортивных организаций в развитие сети мирно регулируемых международных связей;
2) символическую функцию в системе отношений различных стран,
государств, народов, наций, индивидов, выступая как модель и символ:
— мирного (“мягкого”, “гуманного”, “человечного”, основанного на
этических принципах) соперничества, как «символическое состязание
между соперниками», как «символический мост для решения конфликтов»;
— справедливой, хотя и не бесконфликтной, общественной жизни,
гуманных взаимных отношений между соперничающими сторонами (отдельными лицами или группами), «уживчивости противоположностей»,
по выражению С. Гюльденнпфеннига [Güldenpfennig, 1984a, S. 188];
3) педагогическую функцию – как средство решения воспитательных
задач педагогики мира: учиться в спорте и у спорта возможности мирного разрешения конфликтов, культуре соперничества, навыкам демократического поведения.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Возможность использования спорта для решения важных политических задач гуманистической ориентации подчеркивал и основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертен. Он рассматривал
спорт, спортивные соревнования и подготовку к ним как наиболее эффективный путь совершенствования человека и человечества: «Среди
всех сил, движущих современным миром и обогащающих человечество, –
писал Кубертен, – нет, на мой взгляд, такой, на которую мы можем положиться больше, чем на спорт. Это сила, которая отвечает всем совр еменным нуждам» [цит. по: Vialar, 1962, р. 70]. Кубертен считал, что спорт,
развитый не только в национальном, но и в международном масштабе,
может стать важнейшим универсальным социальным фактором, средством контактов и коммуникации между культурами. По его мнению,
спорт способен вдохнуть в человечество “дух свободы, мирного соревнования и физического совершенства”, может способствовать сохранению и укреплению здоровья людей, их физическому совершенствованию,
формированию и развитию высокой нравственности, утверждению мирных отношений между государствами, укреплению дружбы и взаимопонимания между народами, их культурному сотрудничеству, “прекращению споров, разногласий и недоразумений”, преодолению националистических предрассудков, улучшению политических отношений между
народами, принадлежащими к разным культурам. Кубертен считал, что
“вместе со спортом растет новая и мощная опора делу мира” [цит. по:
Нидерман, 1986, с. 29] и “мирные рыцарские соревнования создадут
наилучший интернационализм” [Coubertin, 1966, pр. 2-3].
Свою идею использовать спортивные соревнования в борьбе за мир
и с милитаризмом Кубертен высказал еще в 1896 г.: «атлетизм будет возвеличен и облагорожен, и международная молодежь будет черпать в нем
любовь к миру и уважение к жизни» [Цит. по: Петров, 1980, с. 18]. В поэтической форме указанные идеи Кубертена наиболее ярко выражены в
его “Оде спорту”: «О спорт! Ты – мир! Ты устанавливаешь хорошие,
добрые, дружественные отношения между народами. Ты – согласие».
Кубертен реалистично оценивал миротворческую роль спорта, связывая ее с решением педагогической задачи – воспитания чувства уважения на основе создания возможности для людей лучше узнать друг о
друге. В 1935 г., характеризуя «философские основы олимпийского движения», он сказал: «Требовать от народов, чтобы они любили друг друга,
является одним из видов ребячества. Требовать от них уважения друг к
другу не является ни в коем случае утопией: но чтобы уважать друг друга
необходимо сначала познакомиться друг с другом» [цит. по: Ленк, 1981,
с. 21].
Кроме того, спорт, ориентированный в рамках олимпийского движения на гуманистические идеалы и ценности, может, считал Кубертен,
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внести существенный вклад в формирование и передачу демократических ценностей. Прежде всего это связано с тем, что спорт оказывает
позитивное влияние на сотрудничество людей. «...Спорт, – писал Кубертен, – это, пожалуй, единственная, опытная площадка, позволяющая
быстро научиться сотрудничеству, одновременно осваивая и новые элементы общественной жизни. Яркий пример сотрудничества в спорте –
футбольная команда. Это объединение единомышленников, пример добровольного сотрудничества, лишенного каких-либо привилегий и санкций, основанного на бескорыстии...» [Coubertin, 1919, pp. 139-140].
Вместе с тем Кубертен подчеркивал, что в реальной жизни важное
значение имеет не только взаимопомощь и сотрудничество, но и конкуренция. Нужна гармония этих противоположных сторон взаимоотношения людей. Демократическое государство не может жить и процветать
без сочетания взаимопомощи и конкуренции. Чуть меньше взаимопомощи и все сведется к жесткому индивидуализму, который затем может
привести к анархии; меньше конкуренции и ослабеет энергия общественных связей, что приведет к общественному застою и безразличию. И в
этом отношении спорт, по мнению Кубертена, обладает огромными во зможностями: «...Вся история демократии состоит из поиска и потерь
этого необходимого равновесия, столь же насущно необходимого,
сколько нестабильного. Но, если обратиться к педагогике, какое общественное устройство способно готовить к этому? Ответ напрасно пытаются найти вне спорта...» [Coubertin, 1919, pp. 140].
Для Кубертена в спорте воплощаются демократические принципы,
поскольку в спортивном состязании каждый имеет равные стартовые
условия и одинаковые возможности, а лучшие вырываются вперед. Аристократические или какие-либо другие титулы здесь ровным счетом ничего не добавляют к спортивной значимости того или иного спортсмена.
Ничего не значат и различия, установленные общественным устройством:
«Уважение, на которое вы имеете право на спортивной площадка, не зависит ни от ваших предков, ни от наличия у вас тысячефранковых купюр.
Оно измеряется силой ваших мышц, вашей физической энергией, мощью
ваших усилий» [цит. по: Сиджански, с. 13]; «...Ни в одном другом проявлении общественной жизни мы не найдем такого полного отрицания неравенства различных социальных слоев. Законы равенства здесь устанавливает сама природа. Это очень важный урок, над которым стоит поразмыслить...» [Coubertin, 1919, pp. 140-141].
Важное значение Кубертен придавал демократизации самого спорта
на основе придания ему массового характера. На основании каких аристократических привилегий, писал он в 1919 году, усматривается связь
физической красоты, силы, выносливости, воли к победе молодого человека с его родословной и содержанием кошелька? Олимпийское движе52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние должно добиваться того, чтобы спорт и физические упражнения были доступны пролетарской молодежи. «Все виды спорта для всех – так
гласит новая, вовсе не утопическая идея, к осуществлению которой мы
должны стремиться и приложить все свои силы», – провозглашал Кубертен. В том же году он использовал историческую аналогию: «Античный
спорт исключал рабов. Так разве же современный спорт должен существовать лишь для богатых? Недостаточно, что элита каждые четыре года
с блеском проводит Олимпийские игры. Насколько важнее, чтобы каждый человек без различий в сословиях, принадлежности, пользовался
благами олимпийской культуры в скромности и монотонности повседневной жизни».
Еще одна политическая проблема, в решении которой, по мнению
Кубертена, спорт в рамках олимпийского движения может сыграть свою
определенную позитивную роль, – это «разрядка социальной напряженности» между различными классами. Почему, задает вопрос Кубертен,
так часто спортивные общества, состоящие из представителей рабочего
класса, отказываются соревноваться с буржуа? По его мнению, здесь
важно вовсе не материальное неравенство богатых и бедных, а отсутствие
точек духовного соприкосновения. «Спорт как раз и может послужить
одной из точек такого соприкосновения, потому что дает радость движения и физической активности всем, независимо от происхождения и социального положения. И пусть буржуазная и пролетарская молодежь
встречаются на спортивных площадках и получают этот заряд радости
одновременно. Такое сближение способствует формированию положительного общественного настроя, который является необходимым условием для разрешения общественных проблем» [Couberin, 1919, p. 145].
И в других своих работах Кубертен писал о том, что спортивное с отрудничество уменьшает социальные различия между людьми, что спорт
способен устранять противоречия и умиротворять людей. Он призывал к
тому, чтобы и буржуазная, и рабочая молодежь черпали силы из одного
и того же источника физического удовольствия – из спорта. «Этот источник, – указывал он, – если его не замутит червь профессионализации,
восстановит дружбу и хорошие отношения между представителями обоих
классов». В 1925 г. Кубертен писал: «Несмотря на некоторое разочарование, я все еще верю в примирительные и моральные добродетели спорта.
На спортивном поле нет ни политических, ни социальных друзей или
врагов, остаются лишь люди, занимающиеся спортом» [см.: Vialar, 1962b,
р. 88]. Спорт мыслился основателем современного олимпийского движения «как форма деятельности по самому характеру своему абсолютно
нейтральная, бескорыстная, вненациональная и внеклассовая, не несущая
на себе какого-либо специфического «клейма» и тем самым наиболее
подходящая в качестве общей почвы, на которой могли бы объединиться
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
решительно все, не взирая на социально-классовые и национальнокультурные различия» [Гельперин, 1977, с. 5].
Кубертен высказывал (1936 г.) мнение о том, что спорт как «приданое всех рас» [цит. по: Ленк, 1981, с. 79] способен внести существенный
вклад и в преодоление расовых барьеров.
Таким образом, по мнению Кубертена, социальная и политическая
роль спорта, развиваемого в рамках олимпийского движения, состоит в
том, что «истинная демократия, а также мудрый и миролюбивый интернационализм придут на обновленный стадион, чтобы поддерживать на
нем культ чести и бескорыстия, который позволит атлетизму осуществить духовное совершенствование и социальный мир одновременно с
телесным развитием» [Coubertin, 1894, p. 370].
Кубертен понимал, что спорт не может непосредственно разрешать
политические конфликты. Но вместе с тем им была развита и обоснована
идея о том, что молодежь со всего света должна встречаться на Олимпийских играх в мирной борьбе, несмотря на все конфликты или даже изза них, вопреки всем раздорам, характеризующим наш мир. Это возможно только в том случае, если на соревнованиях придерживаться исключительно олимпийских правил и правил данного вида спорта, не знающих
различий рас, происхождения, политического убеждения, власти или
богатства. Политическая функция олимпийского движения – удалить все
политически разделяющее.
Важно отметить, что в настоящее время данная функция олимпийского движения гораздо более важна, чем в те времена, когда ее предложил Кубертен: «в условиях прочного мира, всеобщих гармонии и единства Олимпийские игры почти не были нужны – в лучшем случае в качестве особого захватывающего вида развлечения. В условиях глубоких
конфликтов и всеобщей напряженности, разлитого по всему миру разлада
и раздора Олимпийские игры намного больше, чем просто символ; они
признак того, что человек не теряет надежду на то, что должно было бы
быть, но не претворено в жизнь» [Krockow, 1981, р. 10].
Факты реальной истории развития спорта свидетельствуют о том,
что он действительно использовался и используется в указанных выше
целях, особенно как “посол мира”, помогающий перебросить мост взаимопонимания, сотрудничества и доброй воли, установить или поддержать культурные и политические связи, дружественные отношения между
различными странами и народами в условиях общей конфронтации. Так,
в 1936 году, когда отношения между Германией и Америкой были особенно напряженными, немец Лутслон и Оуэнс, который был представителем расы, не слишком почитаемой в Германии, встретились на спортивной площадке. Эта встреча растопила лед отношений между двумя
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
странами, и между спортсменами установилась дружба, продолжавшаяся
вплоть до гибели Лутслона.
Направление спортивных делегаций за рубеж использовалось для завязывания или укрепления дипломатических отношений между странами.
Классическим примером этого является вояж в Китай команды спортсменов США по настольному теннису в 1971 г., явившийся прелюдией
завязывания дипломатических контактов между этими странами (пока
теннисисты играли, бывшие государственные деятели, приехавшие с американской командой, успешно провели частные переговоры, вслед за
которыми последовало установление консульских отношении между
странами и визит президента США Р. Никсона в Пекин). Аналогичная
акция была предпринята КНР в 1972 г. Для восстановления экономических и дипломатических отношений с Японией китайцы пригласили в
турне по Китаю женскую волейбольную команду Японии. Футбольный
матч между Западной Германией и СССР в Аугсбурге вскоре после войны, когда отношения между этими странами были натянутыми, способствовал преодолению враждебности и недоверия между этими странами.
В связи с этими событиями в политический лексикон вошли такие термины, как «пинг-понговая», «регбийная», «волейбольная», «футбольная»
дипломатия.
Спортивные контакты используются и для своеобразного "наведения мостов" между странами, когда планируемый проигрыш команды
одной страны создает для этой страны благоприятную политическую атмосферу. Так, в начале 1977 г. США в качестве шага к нормализации отношений с Кубой направили туда под видом национальной отнюдь не
лучшую баскетбольную команду, выигрыш над которой доставил кубинцам большое удовлетворение. Тот же прием нередко практиковал и Советский Союз, направляя в развивающуюся страну слабую спортивную
команду [см. Espy, 1979, p. 4].
Многие факты свидетельствуют и о том, что спорт активно содействовал формированию и развитию национального сознания, национальной гордости, доказательству их жизнеспособности. Свидетельством
этого является, в частности, история сокольского движения в Чехии и
польского спорта в период немецкой оккупации. Немецкое «гимнастическое движение» (“Turnbewegung”) в Пруссии в начале XIX в. сыграло
важную роль в формирования национального сознания. Оно было важным и активным элементом в ходе подготовки к национальной борьбе за
освобождение и сопротивлению агрессии Наполеона в 1812-1815 гг., а во
время вооруженных столкновений в буржуазной революции 1848-49 гг. в
Германии использовалось сторонниками национального и конституционного движения прогрессивной буржуазии [см. Güldenpfennig, 1984 b;
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Seppänen, 1984b]. Ту же роль спорт играл в освободительной и классовой
борьбе в Венгрии [см. Крадман, 1974].
Участие в международном спортивном движении способствовало
также процессу формирования и укрепления национального самосознания во многих странах “третьего мира”, который начался после их освобождения от иностранной экономической и политической зависимости
[см.: Акпере, 1974; Adefope, 1973; Daly, 1971; Deutsch, 1953; Foltz, 1981;
Toohey, Warning, 1981; Vayrynen, 1984; Wohl, 1984].
После победы американской команды по хоккею на зимних Олимпийских играх тренер американских хоккеистов Херб Брукс заявил, что
эта победа «совпала с периодом общей неуверенности вследствие экономического спада, инфляции, захвата заложников в Иране и событий в
Афганистана. Эта золотая медаль заставила американцев на несколько
часов или дней забыть о своих заботах и уязвленном самолюбии. Благодаря ей возникло новой чувство национального единства и национальной
гордости» [цит. по: Кёх, с. 12].В конце 90-х годов и в России заговорили
о спорте как объединяющей идее, которая способна вывести россиян из
кризиса. «Я думаю, что физическая культура и спорт могут стать общеобъединяющей национальной идеей. На наши игры приходят и Жириновский, и Зюганов, и Явлинский. А у них идеология совершенно разная. Но
все они болеют за нашу команду, кричат, забывая, что они, в общем-то,
представляют разные партии», – отмечал в своем выступлении на «круглом столе» в Государственной Думе РФ на тему «Телевидение и спорт»
заслуженный тренер СССР, президент баскетбольного клуба ЦСКА А.Я.
Гомельский. Аналогичное мнение высказал и назначенный в 1999 г. новый министр спорта Украины, бывший игрок сборной команды СССР по
баскетболу, проигравший несколько лет в американских профессиональных командах НБА, А.Волков: «Спорт сегодня – это главный социальный
фактор, способный противостоять нашествию дешевой культуры и дурным привычкам. Это лучшая "погремушка", которая сможет отвлечь людей от насущных проблем. Это, пожалуй, единственный клей, который
способен склеить нацию воедино, что не удается ни религии, ни, тем паче, политикам. Когда играет "Динамо" (Киев), на стадионе и у телевизора
в едином порыве объединяются все – и верующие, и неверующие, и центристы, и радикалы» [цит. по: Гуськов, 1999, с. 51-52].
Спорт как определяющая политическая сила был даже "крестным
отцом" формирования целых государств. Наиболее характерным является
пример Финляндии. В начале ХХ в., когда олимпийское движение начало
завоевывать все большую популярность, эта страна была автономным
великим княжеством Российской империи. Финское национально-освободительное движение включало в себя и спортивные организации. В 1906
г. они объединились в Центральный спортивный союз. Основной целью
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
союза было самостоятельное участке в Олимпийских играх. Царские дипломатические чиновники пытались любыми путями помешать этому.
Они не смогли воспрепятствовать участию финских спортсменов в Играх, но им удалось добиться, чтобы финны не выступали под своим флагом. Так, под знаком политической борьбы, началась олимпийская кар ьера Финляндии. Ее спортсмены входили в состав русской делегации и
все-таки выступали в форме с изображением национального герба. На
парадах они шли, демонстративно соблюдая дистанцию в несколько метров от русской делегации. Когда на Играх 1912 г. в Стокгольме Ханнесу
Колехмайену удалось выиграть 0,2 сек. у знаменитого французского бегуна Жана Буэна на дистанции 5 000 м., русская пограничная провинция
Финляндия впервые была осознана мировой общественностью как самостоятельная страна. Эту пятую часть секунды в Финляндии принято считать самой важной единицей времени в национальной истории [см. Кёх,
с. 14].
Спорт неоднократно выполнял и функцию единения наций. В 1947 г.
в период борьбы большинства азиатских стран за свою независимость в
Дели состоялась конференция по связям между странами Азии. Участники этой конференции высказали единодушное мнение, что континентальные спортивные соревнования помогут становлению азиатского единства
[Спорт и политика в Азии, с. 25]. Межнациональные связи спортивных
организаций союзных республик, безусловно, также способствовали их
единению [Рзаев, Аджалов, 1975; Урукова, 1974, 1982].
Международный спорт содействовал установлению дружеских отношений между спортсменами различных стран. Опрос спортсменов
различных стран, проведенный в ходе международного социологического исследования “Спорт и международное взаимопонимание”, показал,
что свыше 10% респондентов имеют более 10 друзей-иностранцев и некоторые имеют более 30 таких друзей [Heinilä, 1986, p. 81].
Спортивные соревнования, особенно международные, включая
Олимпийские игры, вносят существенный вклад в преодоление расовой
дискриминации. Если в одной олимпийской команде принимают участие
представители всех рас, если, к примеру, в 1960 г. в десятиборье на пьедестале почета вместе стояли представители черной, желтой и белой расы, то, это, бесспорно, служит «демонстративным символом возможного
преодоления расовых барьеров» [Ленк, 1981, р. 79].
Таким образом, спорт способен выполнять и действительно выполнял важные позитивные (с точки зрения идеалов и ценностей гуманизма)
политические функции.
Но потенциал спорта таков, что он может быть использован и использовался в негативных политических целях. Наблюдается активное
стремление государства, различных политических сил (в том числе реак57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционных: милитаристских, националистических, шовинистических и т.д.),
а также отдельных политиков использовать спортивные соревнования и
тот огромный интерес, который к ним проявляют миллионы людей, в
своих корыстных политических, идеологических целях: для укрепления
политической власти, пропаганды политического и экономического
строя, господствующих в той или иной стране духовных ценностей, для
сглаживания или сохранения существующих социальных конфликтов, для
обоснования и оправдания политики государства в целом и его конкретных политических акций, для воспитания населения в духе доминирующих в обществе политических идей и т.д. [см. Починкин, 1985; Степовой,
1972, 1982, 1984; Adam, 1975 и др.].
Такой подход к спорту особенно проявляется на международном
уровне, что объясняется рядом причин: национальные правительства
вовлечены в процесс организации и руководства спортом; спортсмены
используются государством как символы государственной мощи; спорт
считается одним из способов распространения национальной политики и
идеологии среди населения; он является эффективным средством выражения несогласия (посредством бойкотов или отказа от участия в соревнованиях) с политикой (например, расовой политикой) своего или другого национального правительства [Loy, McPherson, Kenyon, 1978, рр. 287288].
Классическим примером того, как спорт может эксплуатироваться в
политических интересах, является организованное Израилем в 1980 г.
массовое спортивное мероприятие – звездный пробег, конечный пункт
которого находился в Иерусалиме [см. Кёх, 1981]. Другой пример: когда
Гитлер приказал включить на чемпионат мира 1938 г. по футболу в состав
команды Германии игроков сборной Австрии, аннексированной германским рейхом, то он не только хотел усилить команду Германии игроками
известного на весь мир "Вундертима" (так болельщики называли сборную
Австрии), но и представить Германию в её новых границах.
Отметим и постоянное стремление стран, где проводятся Олимпийские игры, использовать их организацию для решения своих внутренних
и внешнеполитических задач. Ярким примером в этом плане могут служить Игры ХХIУ Олимпиады в Сеуле. К концу 70-х годов диктаторский
режим в Южной Корее испытывал большие политические трудности.
Внутри страны нарастали антиправительственные выступления. Весьма
невысоким был престиж южно-корейского режима и на международной
арене. В этих условиях необходимо было найти средства, способные
поднять престиж правительства на мировой арене, упрочить его положение внутри страны. И сеульский режим все сделал для того, чтобы заполучить Олимпийские игры в Сеул и насколько это возможно использо58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вать их в своих политических интересах [подробнее см.: Козловский,
1999; Ратнер, 1998; Родиченко, 1998, 1999].
К числу ярко выраженных негативных политических целей использования спорта относится пропаганда идей национализма и шовинизма
[см.: Moorhouse, 1986; Nationalismus und Sport, 1971; Peace and Understanding Through Sport, 1989; Rodriguez, 2003; Sport and International Relations,
1978; Sport and International Understanding, 1984; Toohey, Warning, 1981;
Väyrynen, 1984 и др.]. Характеризуя возможность «применения спорта в
качестве политического инструмента», К.Л. Стивенсон и Джон Э. Никсон
отмечают, что, с одной стороны, он может использоваться для создания
«национального чувства идентификации и национального престижа», а, с
другой стороны, – «как политическое средство для признания или непризнания других наций» [см. Стивенсон, Никсон, 1977].
Для пропаганды идей национализма и шовинизма неоднократно использовались и Олимпийские игры. «Национализм, – пишет по этому
поводу финский социолог П. Сеппанен, – никогда не был чужд олимпизму. В то время как адвокаты олимпизма декларировали кредо универсального участия для лучших представителей человечества, страны мира
интерпретировали участие в Играх как возможность для выражения своих национальных чувств и национального отождествления. Они не отвергали идеалы Игр, но преобразовали их в язык совершенно иного практического применения. Игры использовались не столько для демонстрации
международной fair play, мира и взаимопонимания, сколько для удовлетворения национального интереса и национальной гордости» [Seppänen,
1984b].
Р. Испай в книге «Политика и Олимпийские игры» отмечает, что современные Олимпийские игры являются ярким примером противоречия
между общечеловеческими идеалами и реальностями окружающего мира.
Нынешние Олимпийские игры во многом утратили те идеалы "честной
игры", которые пытался возродить их основатель барон Пьер де Кубертен, и нередко используются «для удовлетворения национальных интересов и амбиций» [Espy, 1979, p. УII]. Брукс Джонсон, тренер женской
сборной команды США по легкой атлетике, подметил очень существенный момент: «Олимпийские игры перестали быть спортивным событием.
Они превратились в националистические демонстрации. Вы только подумайте, что самые дорогие билеты на Олимпиаде – на церемонии открытия
и закрытия Игр, а не на спортивные соревнования» [см. Джонсон, 1984,
с. 5].
Использование достижений спортсменов в националистических целях началось с победы, которую одержал Спирос Луис из Греции в марафонском беге на Играх в Афинах в 1896 г. [см. MacAloon, 1981;
Seppänen, 1984b]. Аналогичным образом были использованы и победы,
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которых добилась лыжница из Финляндии Марья–Лииса Хямялайнен на
зимних Играх в Сараево в 1984 г. Однако не только Греция и Финляндия
использовали победы как средство обоснования национального превосходства и гордости: «множество других наций – больших и маленьких,
старых и новых, богатых и бедных, демократических и тоталитарных –
делали то же самое и может быть даже еще чаще” [Seppänen, 1984b, p. 11].
Как отмечает Ф. Ландри, еще на Играх 1900 г. любительская федерация легкой атлетики США вынашивала проект построить в Париже
огромный спортивный клуб, чтобы показать всей Европе превосходство
американской системы тренировок. Газета "Нью-Йорк Таймс" от 23 июля
1900 г. охарактеризовала Олимпийские игры в Париже как "всемирный
любительский чемпионат" и объявляла ни больше, ни меньше, что США
его "выиграли". Уже с 1906 г. американская пресса установила систему
подсчета баллов на Олимпийских играх по национальному признаку, что
стало общепринятой практикой и не надо удивляться, что государства с
различными или противоборствующими политическими режимами позднее сознательно использовали эту систему в противоречии с духом и
буквой п. 8 и п. 44 Олимпийского устава и правил [Landry, 1980].
Первые симптомы острого национального соперничества проявились на Олимпийских играх в Лондоне в 1908 г. в серии незначительных
склок между США и Великобританией. Поскольку британские спортсмены набрали больше очков, нежели американцы, Лондон весьма гордился
этим национальным успехом. Американцам было весьма трудно скрыть
разочарование и в то же время утрату престижа самой спортивной державы. Они стали ссылаться на несправедливые решения английских судей
[Boxborough, 1969, p. 40; Seppänen, 1984b, pр. 11-12]. Вспоминая об этих
Играх П. де Кубертен писал: «В соревнованиях по легкой атлетике разгорелась настоящая битва между англичанами и американцами, обе команды были настолько нацелены на победу, что казалось, будто ожили все
предыдущие споры между ними и что на карту поставлена честь нации…
Когда сильно разгораются страсти, неминуемо возникают инциденты.
Стороны обвиняли друг друга в нечестном ведении спортивной борьбы.
По возвращении американцев домой, победителей торжественно встречали у здания муниципалитета Нью-Йорка, а они шествовали, держа на привязи… британского льва в цепях! Это чуть не привело к дипломатическому скандалу» [Кубертен, 1997, с. 84-85].
В 1912 г. член МОК У. Слоун (США) писал о том, что девиз Кубертена «Ludus pro Patria» («Игра во славу родины») овладел всей континентальной Европой (особенно там, где патриотизм был высоко развит) по
причине своей сравнительной новизны или потому, что какой-то стране
угрожала внутренняя или внешняя опасность [см. Киселев, 1984, с. 34].
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но, пожалуй, наиболее ярким примером использования Олимпийских игр для демонстрации превосходства определенной нации являются
Олимпийские игры 1936 г., которые нацисты попытались использовать
для того, чтобы показать, что немцы счастливы и процветают при
нацистской системе и тем самым отвлечь внимание общественности от
таких сторон нацистской политики, как кампания травли евреев, а также
продемонстрировать всему миру величие арийской расы [см. Гельперин,
1977; Цонков, 1985; Kass, 1976; Seppänen, 1984b]. Нацистская Германия
настойчиво добивалась успеха на Олимпийских играх в Берлине. Была
разработана программа интенсивной подготовки спортсменов. Гитлер
приказал правительственным организациям выделить неограниченное
время для тренировок всем работающим спортсменам высокого класса.
И эти усилия были вознаграждены. Хотя героем Игр в Берлине стал американский негр, представитель «низшей расы», Джесси Оуэнс, чьи победы, бесспорно, стали моральным поражением нацистской идеологии, –
все же эти Игры остались в истории как Игры, прошедшие под знаком
свастики. Гитлеровская пропаганда выжала из них все, что только могла.
Игры оказались успешными не только с точки зрения победы в политической пропаганде. Вместе с тем немецкие спортсмены завоевали и
наибольшее число медалей и очков по сравнению со спортсменами других стран. Престарелый Пьер де Кубертен, доживавший последние месяцы своей жизни, был потрясен тем, что детище его гуманистической
мысли было использовано для прославления откровенно антигуманистического режима.
Целью Кубертена было «вовлечь молодежь мира в дружеские состязания». Современные политики стремятся использовать Олимпийские
игры в пропагандистских целях. Если Гитлер хотел, чтобы Олимпийские
игры 1936 г. символизировали возрождение Германии и триумф "расы
господ", то Сталин стремился на Олимпийских играх показать превосходство "нового человека социализма" над "отсталым буржуазным противником". Дж. Кеннеди, в свою очередь, старался набрать наибольшее
количество олимпийских медалей и утвердить таким образом авторитет
США на международной арене [см. Проблемы национализма, 1984, с. 11].
Проявлению национализма на Олимпийских играх в настоящее время
содействует изменившийся подход к оценке выступлений спортсменов.
Как отмечает известный американский спортивный журналист А. Гутман,
когда Томас Бурк завоевал в 1896 году золотую медаль в беге на 100 метров, он представлял сам себя. А вот сегодня спортсмены США, участвующие в Олимпийских играх, представляют свою страну, равно как и
спортсмены СССР [Проблемы национализма, 1984, с. 10]. Еще одну иллюстрацию такого подхода приводит Клаус Штриттматтер. Легкоатлет из
Германии Вилли Вюльбек 9 августа 1983 г. стал чемпионом мира в беге на
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дистанцию свыше 800 метров. Комментатор телевидения сказал по этому
поводу: «В этот день Федеративная Республика Германии завоевала одну
золотую и две серебряных медали», хотя телезрители могли увидеть, что
на медали, полученной Вюльбеком, выгравировано его имя [Strittmatter,
1984, S. 221].
Проявлению национализма содействуют и некоторые процедуры,
официально включенные в программу проведения Олимпийских игр –
например, когда на церемонии открытия Игр спортсмены входят на территорию стадиона нация за нацией или когда на церемонии вручения
олимпийских медалей звучит национальный гимн страны-победителя и
поднимается ее государственный флаг. Наряду с этим необходимо учитывать и «неофициальный» подсчет завоеванных странами медалей для
определения звания “нации-победителя” летних или зимних Олимпийских
игр. В результате этого большинство зрителей воспринимает эти игры не
как состязания между отдельными спортсменами, как об этом говорится
в Олимпийской хартии, а как состязания между странами. Об этом свидетельствуют и результаты социологических опросов [см., например,
Опрос…, 1984, с. 12]. Подчеркиванию национального превосходства на
основании результатов выступления спортсменов на Олимпийских играх
содействуют и средства массовой информации, акцентируя внимание на
национальном соперничестве.
Т.М. Абсалямов считает, что те кардинальные изменения, которые
произошли в мире за последние годы, «если не полностью, то в з начительной мере сняли остроту политического противостояния ведущих
мировых держав и, соответственно, степень “политической” заинтерес ованности в результатах, показанных на спортивной арене» [Абсалямов,
1999, с. 33]. Однако даже если это и соответствует действительности (а в
пользу справедливости этого утверждения можно привести ряд соображений), тем не менее, нельзя отрицать тот факт, что и в настоящее время
продолжается использование спорта в политических и пропагандистских
целях. Практически все страны продолжают подсчитывать медали и места, завоеванные своими спортсменами на Олимпийских играх, и использовать достигнутые успехи для повышения престижа и усиления влияния
страны на мировой арене, для доказательства «превосходства данного
образа жизни или большей жизненной силы, присущей данному народу».
Ряд вопросов, связанных с проблемой проявления национализма в
спорте и олимпийском движении, требует дополнительного анализа. Известны, к примеру, непрекращающиеся жалобы в таких видах спорта, как
прыжки в воду, фигурное катание и гимнастика, основывающиеся на том,
что результат международных соревнований во многом зависит от субъективной оценки судей, которая связана с их национальностью. Был проведен ряд исследований с целью изучить данный вопрос. Так, например,
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Балл [Ball, 1973] изучил материалы по четырем мировым чемпионатам по
фигурному катанию с 1967 по 1971 годы с целью определить, была ли
связь между национальностью судьи и его оценкой выступлений. Он
обнаружил, что в большинстве случаев наблюдалось единство взглядов у
судей и отсутствие связи между их национальностью и выставляемыми
ими оценками. Единственным отклонением была тенденция завышать
оценки своим соотечественникам по сравнению со средним баллом других судей. Но несмотря на это поступали жалобы от официальных лиц,
представляющих гимнастику и фигурное катание на последних Олимпийских играх. Из этого следует, что требуются дополнительные исследования в этой области для ответа на вопрос, оказывают ли влияние на виды
спорта с субъективной оценкой выступлений политические и национальные предубеждения судей [Loy, McPherson, Kenyon, 1978, p. 289].
Государственные, политические деятели довольно быстро хорошо
осознали тот факт, что спорт, спортсмены и спортивные победы могут
стать важным каналом поднятия престижа страны, а также личной популярности самих политиков. Об этом свидетельствуют, в частности, их
многочисленные высказывания по данному поводу. Так, бывший президент США Джеральд Форд заявил, что «при нынешнем состоянии системы массовых коммуникаций спортивный триумф является не менее эффективным способом поднять дух наций, чем, скажем, победа на поле
сражения» [цит. по: Прохоров, 1978, с. 4]. Один из ведущих политиков
США на встрече с олимпийской командой в 1984 г. сказал: «Современный спорт – это та область человеческой деятельности, в которой одна
страна может доказать свое превосходство над другой, не проливая при
этом крови» [Абсалямов, 1996, с. 33]. А вот мнение по этому поводу президента Белоруссии А. Лукашенко: «Я глубоко убежден, что главные
дипломаты нашей страны сидят не в министерстве иностранных дел. Они
на хоккейной площадке, в бассейне, на футбольном поле и т.д. Миллионы
людей на планете наблюдают за человеком в форме Беларуси на дорожке
стадиона, а если он еще и выигрывает – поднимается флаг, играет гимн –
страна заявляет о себе на весь мир» [цит. по: Исаев, 2002, с. 317].
Исходя из этого, победы на международных спортивных соревнованиях часто рассматриваются «как свидетельства превосходства данного
образа жизни или большей жизненной силы, присущей данному народу»,
а от спортсменов, как отмечал П. Макинтош в своей работе “Спорт в
обществе” [McIntosh, 1963], требуют, «чтобы они прославляли идеологию
своей страны... и мало на свете правительств, которые бы не признавали
политического значения успехов в международном спорте» [цит. по: Семотюк, 1981, с. 15]. Кристиан Кроков указывает на то, что «престижность
большого спорта в соревнованиях наций и политических систем превращает победы и поражения в символы государств, наций и систем, к кото63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рым относятся спортсмены. При этом трудно говорить о миролюбивой
функции спорта, напротив: спортивное соревнование кажется продолжением общей политической борьбы, но другими средствами» [Krockow,
1984, S. 30]. Для иллюстрации упомянем два факта. Итальянский диктатор
Бенито Муссолини, осознавая политическое значение победы футболистов в международных матчах, приходил на футбольный стадион в римском плаще и восседал на трибуне в окружении всего правительства подобно античному императору. Победу на чемпионатах мира 1934 и 1938
годов, которые проходили в Италии, Муссолини объявил вопросом жизни и смерти для всей нации. Хассан Хомейни, внук знаменитого «отца
иранской революции» аятоллы Хомейни, провожая иранскую сборную на
чемпионат во Францию, заявил: «Вы – посланцы Ирана и должны победить сборную большого сатаны – Соединенных Штатов. Именно потому,
что спорт сейчас находится в руках обезумевшей западной цивилизации,
ваша задача является особенно важной» [см. Бабич, 1999, с. 66, 68].
Мнение о том, что спортивная победа на Олимпийских играх является свидетельством превосходства определенного общественнополитического строя, образа жизни, разделяли не только политики, но и
многие тренеры. Так, например, тренер американской хоккейной команды на зимних Играх в Лейк-Плейсиде после победы над командой СССР
в финальном матче заявил, что эта победа свидетельствует о превосходстве американского образа жизни.
Со времени проведения олимпийского конгресса в Сорбонне и до
настоящего времени без всякого перерыва страны с оппозиционными
политическими идеологиями старались использовать Олимпийские игры
и как орудие борьбы со своими политическими оппонентами. Ф. Хэтфилд
писал по этому поводу: «Страны мира со времени зарождения современных Олимпийских игр распознали политические и идеологические выгоды от победы своих атлетов на Играх. Соответственно они осознали и
социальную невыгодность быть среди аутсайдеров. Много международной враждебности непосредственно связано с такими взглядам» [Hatfield,
1976, p. 39]. На это обращает внимание и Ф. Ландри (Канада): «Нет никакой уверенности, что Национальные олимпийские комитеты и страны,
участвующие в олимпийском движении, руководствуются единственно
преданностью идеалам Пьера де Кубертена. Очевидно, что олимпийский
успех используется как эффективное средство для обеспечения престижа
и влияния отдельных стран на мировой арене. Можно отметить, что
Олимпийские игры использовались и как средство пропаганды или защиты той или иной идеологии» [Ландри, 1988, с. 23].
Американский историк Д. Кэнин в 1978 г. писал о том, что «государственное представительство обусловило интерес государства.
Спортсмены становились политическим придатком государства... Аме64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
риканцы были первыми, кто ввел строгую систему тренировок, которая
заставляла спортсменов затрачивать на спорт столько же времени, сколько и на работу. В то время как европейские спортсмены-джентльмены
рассматривали свои тренировки как досуг и рекреацию, американцы работали под руководством требовательных тренеров... США стали первой
страной в современной политико-спортивной системе, которая использовала свои успехи для саморекламы... Использование спорта американцами стало примером для других стран» [цит. по: Киселев, 1984, с. 35]. Отметим также, что именно американская пресса первой среди других стран
ввела в 1906 г. в международную практику общекомандный зачет и подсчет медалей по странам.
Особенно важную роль в политической борьбе великих держав
Олимпийские игры стали играть после второй мировой войны, которая
кардинально изменила соотношение политических сил на мировой арене.
Олимпийский дебют спортсменов СССР на Играх в Хельсинки в 1952 г.
был потрясающим. Команда советских спортсменов (295 человек) была
самой большой на Играх, и она выиграла больше медалей, а также имела
больше очков в неофициальном зачете, нежели команда какой-либо другой страны. Было нарушено традиционное господство США в олимпийском спорте, и «борьба за превосходство в спорте стала главным символом политической борьбы сверхдержав и одновременно основных политических лагерей мира» [Seppänen, 1984b, p. 12]. Как отмечает Т.М. Абсалямов, «с вхождением СССР в олимпийское движение спортивные
состязания, особенно на Олимпийских играх, все больше и больше
становятся частью большой политики. Советская команда дважды – в
1956 году в Мельбурне и в 1960 году в Риме – обходит команду США по
количеству завоеванных медалей. Вся социалистическая пресса взахлеб
шумит о том, что победы в спорте – лучшее подтверждение преимуществ
государственного строя. Обиженные американцы, которые раньше
относились к Олимпийским играм как к развлечению, все серьезнее и
серьезнее задумываются о том, как одолеть русских в спорте»
[Абсалямов, 1999, с. 11].
В течение последних десятилетий XX столетия спорт в значительной
мере рассматривался как часть противостояния двух мировых общественно-политических систем. В 1971 г. в ФРГ вышел сборник «Спорт в
эпоху позднего капитализма», в котором, в частности, утверждалось:
«Если в неофициальном командном зачете ФРГ займет плохое место, т.е.
опять после ГДР, это может пробудить сомнения в эффективности западногерманского капитализма и, следовательно, ослабить позиции господствующих классов внутри страны и в известной степени подорвать их
авторитет за рубежом» [цит. по: Леванова, 1980, с. 211]. Аналогичным
образом в социалистических странах победу спортсменов, например,
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СССР или ГДР над соперниками из США или ФРГ на Олимпийских играх
считали необходимой для доказательства превосходства социализма над
капитализмом, социалистической идеологии над капиталистической. Д.И.
Прохоров писал, например, о том, что «работа спортивных организаций
социалистических стран в области международного спортивного движения есть неотъемлемая часть идеологической борьбы на международной
арене» [Прохоров, 1978, с. 98].
В той же мере, в какой направление спортивных делегаций в ту или
иную страну может стать предпосылкой завязывания или укрепления с
ней дипломатических отношений, отмена намечаемого визита спортивной
команды нередко используется для выражения неодобрения политики
данной страны. В 1966 г. советское руководство «отменило», например,
двухсторонний легкоатлетический матч СССР – США, осуждая таким
образом «агрессивную политику США по отношению к свободолюбивой
Кубе». Еще через год спортсмены СССР не поехали на отборочные игры
чемпионата мира по футболу в Чили. В 1968 г. советские спортивные
организации бойкотировали шахматную Олимпиаду в Хайфе (Израиль). В
1976 г. Советский Союз решил выразить свой протест против оккупации
Израилем арабских территорий неучастием в шахматной Олимпиаде в
Тель-Авиве. Южной Корее «не повезло» дважды: в 1978 г. спортсмены
СССР не участвовали в чемпионате мира по стрельбе, а в 1979 г. баскетболисток Советского Союза не увидели на мировом первенстве в Сеуле.
Как средство для наказания правительств других стран за их политические воззрения и идеологию неоднократно использовались государственными властями той или иной страны и Олимпийские игры – их бойкот или попытка бойкота. Большинство Олимпийских игр современности было сопряжено либо с угрозой бойкота или осуществленным бойкотом, либо с отстранением от участия некоторых НОКов (т.е. некоторых
стран), либо с планируемым или фактическим неучастием по политическим мотивам, либо с дебатами по поводу прав на спортивное представительство тех или иных НОКов (например, случай с Западным Берлином).
Известный американский спортивный журналист А. Гутман отмечает
в своей статье, что Олимпийские игры современности и начались, по
существу, с бойкота. Когда Кубертен собрал первое заседание МОК он
пригласил также и немцев для участия в заседании и в Олимпийских играх. Это было сделано с искренним намерением стереть из памяти людей
воспоминания о франко-прусской войне 1870-81 гг. Но, к сожалению,
приглашение, посланное немцам, не было ими получено. Весть об Играх
долетела до немцев, которые были обижены тем, что их проигнорировали, и руководство самой значительной в то время спортивной организации Германии "Дойче Турнершафт" приняло решение о неучастии в любом спортивном мероприятии, организуемом Францией. Более того,
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Дойче Турнершафт» пригрозила исключением из членов организации
всем тем, кто осмелится поехать в Афины. Но, несмотря на все угрозы,
группа немецких спортсменов все же отважилась поехать в Грецию на
первые Олимпийские игры. Правительство Германии сочло возможным
закрыть глаза на этот факт потому, что оно не относилось серьезно к
олимпийскому движению [Проблемы национализма…, 1984, с. 10].
А вот другие примеры такого рода акций. 23 ноября 1933 г. Любительский Легкоатлетический Союз США голосует за бойкот Олимпийских игр 1936 г. в знак протеста против подъема национализма наци. В
1935 г. национальное движение, развернутое в США Комитетом за чес тную борьбу в спорте, проводило кампанию за бойкот Игр 1936 г. под
лозунгом: "Нет американскому участию в Олимпийских играх под
нацистским покровительством". Во многих странах Европы, одной из
которых была Франция, левые и антирасистские организации были враждебны Олимпийским играм 1936 г. В 1948 г. новое государство Израиль,
независимость которого, была провозглашена 14 мая 1948 г., не участвовало в Олимпийских играх в Лондоне, вероятно, под угрозой некоторых
арабских стран бойкотировать Игры. В конце концов, Израиль присоединился к Олимпийской семье в 1952 г., тогда как Сирия, Ливан и Ирак
вступили в нее соответственно в год Игр, т.е. 1948 г., а Иран был принят в
1947 г. В 1956 г. Игры в Мельбурне, состоявшиеся вскоре после советского вторжения в Будапешт и франко-британской экспедиции в Суэц,
демонстрируют начало эры решительных бойкотов. Под разными предлогами Египет, Ирак, Голландия, Испания, Швейцария Панама, Гватемала,
Мальта, Кот-де Ивуар, Ливан и КНР устранились от участия в Играх. В
1968 г. незадолго до Игр в Мехико СССР осуществил военную интервенцию в Чехословакию. Во многих странах мира призывали к запрету СССР
участвовать в Олимпийских играх. В самом Мехико открытие Игр висело
на волоске. 2 октября 1968 г. силы порядка открыли огонь по манифестантам-студентам, в результате чего сотни человек были убиты. Исходя
из этого, известные философы Б. Рассел и Ж-П. Сартр призывали к бойкоту Игр [см. Landry, 1980]. Олимпийские игры в Монреале в 1976 г. бойкотировали 26 стран черной Африки в знак протеста против политики
апартеида, проводимой правительством ЮАР.
В 1928 г. ФИФА назвала наших футболистов агентами советского
режима и специальным решением запретила им участвовать в международных соревнованиях. Блокаду удавалось прорывать лишь изредка. В
1937 году, например, в Москву из Испании приехала сборная басков,
которая легко обыграла столичное «Динамо» (арбитр матча Владимир
Стрепихеев был немедленно отправлен в тюрьму). Впервые советские
футболисты приняли участие в настоящих международных соревновани67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ях лишь в 1952 году на Олимпийских играх в Финляндии [см. Бабич,
1999].
Многие западные страны пытались организовать бойкот команд
СССР на Олимпийских играх 1956 и 1968 гг. Наиболее масштабную кампанию они организовали по бойкоту Олимпийских игр 1980 г. в Москве.
В свою очередь советские спортивные организации также использовали
бойкот Олимпийских игр в политико-идеологических целях. НОК СССР
в своём заявлении от 8 мая 1984 г. отказался направить. команду советских спортсменов на Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Эти Олимпийские игры прошли без участия советских спортсменов, спортсменов
ГДР, Венгрии, Болгарии, Кубы, Польши и ряда других стран.
Причем, как справедливо отмечает Н.Н. Бугров, «вмешательство политических сил в функционирование олимпийского движения происходило на фоне их полного согласия с целями олимпийского движения,
зафиксированными в Хартии. Образовался конфликт между гуманистическим вербальным (целями, указанными в Хартии) и реальным (действиями по осуществлению этих целей) компонентами” [Бугров, 1990, с. 19].
Политическая конфронтация стран с различной идеологией и ее перенесение на Олимпийские игры, бойкоты последних, естественно, способствовали не снижению, а повышению международной напряженности.
Не случайно в ходе опроса общественного мнения граждан США на вопрос о том, снижают или повышают международную напряженность
Олимпийские игры 33% респондентов заявили, что повышают [Опрос…,
1984].
Бойкоты Олимпийских игр противоречат и основным принципам их
проведения. Ведь Олимпийские игры представляют собой соревнования
между отдельными лицами, а не между странами. Участие того или иного спортсмена в Олимпийских играх отнюдь не означает поддержки им
ни определенной политической идеологии, ни действий страны, один из
городов которой организует Игры. Право проведения Олимпийских игр
принадлежит Международному олимпийскому комитету, а не стране их
проведения. Вопрос об их проведении в том или ином городе решается с
учетом только его способности их организовать, а отнюдь не из политических соображений. Об этом было сказано, в частности, в Заявлении
МОК, которое было сделано на исполкоме Комитета в связи с проведением Олимпийских игр в Москве и их бойкотом [см. Заявление МОК,
1980].
Политизированный подход к Олимпийским играм сказывается и на
спортивной стороне Игр, а также на интересе к ним. Для примера приведем слова диктора на Олимпийском стадионе Лос-Анджелеса 13 августа
1984 г. во время церемонии закрытия XXIII Олимпиады, которую Советский Союз бойкотировал: «Спасибо вам, товарищ Черненко, за то, что вы
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
завоевали для США больше золотых медалей, чем любой спортсмен за
всю историю». Опрос общественного мнения граждан США, проведенный на второй день после отказа СССР от участия в Олимпийских играх
в Лос-Анджелесе, показал, что для 64% респондентов в результате этого
Игры станут менее интересными [Опрос…, 1984].
Олимпийские игры использовались не только политиками, но и самими спортсменами для демонстрации тех или иных политических акций. Первый пример подобного использования имел место в 1968 г. на
Олимпийских играх в Мексике. 15 октября Смит и Карлос в финале соревнований в беге на 200 м. заняли соответственно первое и третье места.
В процессе церемонии награждения Смит надел черную перчатку на правую руку и обмотал шею черным шарфом, а Карлос надел черную перчатку на левую руку и черные бусы на шею. Когда зазвучал американский
гимн, Смит и Карлос подняли вверх руки в перчатках и отказались смотреть на поднятый американский флаг. Этим они демонстрировали свой
протест против неуважительного отношения к черным спортсменам в
Америке.
Крайне негативным политическим использованием Олимпийских игр
являются террористические акты, имеющие целью привлечь к себе внимания и пропаганду своих взглядов. Наиболее яркой иллюстрацией этой
формы политического использования Олимпийских игр является трагический случай на Олимпийских играх в Мюнхене (1972 г.), когда палестинские террористы из группировки под названием “Черный Сентябрь
взяли в заложники 10 израильских спортсменов. При попытке их освобождения спецслужбами все спортсмены и ряд должностных лиц погибли. Во время религиозной службы в их честь президент МОКа Э. Брендедж заявил: «Грустно, что в этом далеко не совершенном мире Олимпийские игры, приобретая все большую известность и значимость, становятся открытыми политическим, а теперь уже и криминальным давлениям» [цит. по: Groussard, 1975, р. 422 ]. На Играх 1996 г. в Атланте выявилась новая форма терроризма (взрыв бомб), направленная уже не на
спортсменов, а на зрителей.
Спорт используется и для расширения политического влияния той
или иной страны на другие. Так, в ноябре 1970 г. в США в качестве одного из подразделений "Корпуса мира" был создан "Корпус спорта", официальной задачей которого было оказание помощи в физкультурноспортивной работе с населением и подготовке спортсменов высокого
класса в развивающихся странах, а неофициальной – идеологическое
проникновение в эти страны и пропаганда в них американского образа
жизни.
Множество фактов свидетельствуют также об использовании спорта
не для укрепления мира и международного взаимопонимания, а в военно69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политических целях. Как отмечают авторы книги «Спорт и социальные
системы», еще в глубокой древности правительства городов-государств в
Греции использовали спорт для подготовки своих граждан к войне и для
показа превосходства одного государства над другим посредством спо ртивных состязаний. Успешное выступление спортсменов всячески поощрялось, так как оно поднимало престиж города. Во времена Римской
империи спорт также использовался при подготовке к войне [Loy,
McPherson, Kenyon, 1978, p. 287]. Такое использование спорта имеет место и в более поздние периоды развития общества. Так, перед началом I-й
мировой войны гимнастическое движение в Германии, стало сосредоточием самой активной военной пропаганды [см. Wohl, 1986, p. 8]. Немецкое “гимнастическое движение” (“Turnbewegung”) было важным и активным элементом в ходе подготовки к национальной борьбе за освобождение и сопротивлению агрессии Наполеона в 1812-1815 гг. [см. Seppänen,
1984b]. Во время вооруженных столкновений в буржуазной революции
1848-49 гг. в Германии оно использовалось сторонниками национального
и конституционного движения прогрессивной буржуазии [см. Güldenpfennig, 1984b; Ueberhorst, 1980]. В СССР сразу после Октябрьской революции физкультура и спорт активно использовались для подготовке людей к защите страны. Немецкие национал-социалисты после 1933 г. создавали так называемые “спортивные группы защиты” (Wehrsport), используя их в качестве средства тренировки своих террористических групп
[Güldenpfennig, 1984b]. Во всех армиях мира спорт составляет важный и
регулярный компонент военного обучения.
Спортивные соревнования могут приводить и к обострению отношений между странами, вплоть до их вооруженных столкновений. Примером могут служить две "футбольные войны". Первая – на границе Аргентины и Уругвая после завершения чемпионата мира по футболу 1950
г., выигранного уругвайцами. Вторая – ''футбольная война" 1969 г. между
Сальвадором и Гондурасом.
Весьма распространённым является использование спорта в качестве
средства предвыборной борьбы, поднятия престижа той или иной политической партии или политического деятеля.
Политики стараются посещать спортивные соревнования, многие из
них охотно фотографируются с чемпионами. Такой интерес к спорту
политики впервые начали проявлять, по-видимому, в США в 60-70-е гг.
Как отмечает канадский социолог Б. Петри, демонстрация любви к спорту «стала неотъемлемой частью американской политической жизни»:
"имидж" каждого политического деятеля осязательно включает роль
спортсмена либо болельщика [Petrie, 1975, с. 194].
И это не является случайностью. Как известно, спорт в США называют «второй религией». По данным опроса журнала «Спортс иллюст70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рейтед», проведенного в 1988 г., 74 процента американцев прямо или
косвенно связаны со спортом, 54 процента ежедневно слушают спортивные новости по радио и телевидению, 39 процентов покупают ежедневные газеты, чтобы прочитать спортивные страницы, 17 процентов
ежедневно смотрят спортивные телепередачи, около 350 млн. зрителей
ежегодно посещают спортивные соревнования. Вот эту любовь американцев к спорту и стали использовать в своих предвыборных кампаниях
кандидаты. Политический обозреватель Дж. Рестон в 1971 г. подчеркивал, что из-за роста популярности спорта политики в борьбе за голоса
избирателей даже свою «преданность религии» изменили на «близость к
спорту».
Еще Д. Эйзенхауэр в предвыборное время стал подчёркивать своё
увлечение гольфом. Но особенно активно использовали спорт и популярных в США спортсменов и тренеров в своих политических целях президенты Р. Никсон, Дж. Форд, Дж. Картер и Р. Рейган. Будучи кандидатами, они во время предвыборных кампаний широко и умело использовали «суперзвезд» для своей рекламы. Так, в 1972 г. Р. Никсона активно поддерживали ведущие профессиональные спортсмены У. Чемберлен,
Дж. Браун и легендарный легкоатлет Дж. Оуэнс. В кампании 1976 г. Дж.
Форд использовал услуги олимпийских чемпионок Донны де Вероны и
П. Флемминг, теннисистки К. Эверт, тренеров Б. Мартина, П. Браянта, У.
Хайса и др. Его противник Дж. Картер в своей «команде» имел таких
известных спортсменов, как М. Али, Т. Нобис, X. Аарон, А. Эш и др.
Широко был разрекламирован факт занятий Р. Никсоном в студенческие
годы американским футболом. Во время президентства Дж. Форда США
охватил горнолыжный бум, и президент старался подчеркивать свою
привязанность к горным лыжам [см. Гуськов, 1988; Киселев, 1978].
Спорт и спортсмены активно используются во время предвыборных
кампаний и в нашей стране, а также в других бывших социалистических
странах (примером могут служить выборные кампании в президентскую
и в Государственную Думу Российской Федерации 1996, 1999, 2000, президентскую и в Верховную Раду Украины 1998, 1999, 2002). Среди различных форм такого использования можно выделить привлечение олимпийских звезд в первые тройки или пятерки предвыборных списков политических партий и блоков. В качестве иллюстраций можно указать участие Борзова и Блохина, а также коллективное представительство футболистов киевского „Динамо" в социал-демократической партии Украины
на выборах в Верховную Раду 1998 г., участие Власова в президентской
кампании 1996 г., Карелина – в создании партийного блока „Единство"
(„Медведь") на парламентских выборах в России 1999 г. [Олейник и др.,
2001, с. 19].
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конечно, следует учитывать, что не только спорт помогает политическим деятелям. Когда известные политические деятели подчеркивают
свою увлеченность спортом, свое внимание к спорту, это, безусловно,
содействует пропаганде самого спорта. В этом также проявляется взаимосвязь спорта и политики.
Влияние политических элит на спорт проявляется даже в характере
спортсооружений. Как справедливо отмечает Л.В. Аристова, многие современные спортсооружения представляют собой архитектурное и философское наследие правящих в определенный исторический период политических элит (например, помпезность спортсооружений «сталинского»
ампира, невзрачность типового строительства) [Аристова, 1999, с. 4].
К числу форм политического использования спорта и спортсменов
относится и так называемое «спортивное» лобби  . Главная цель «спортивных» лоббистов – воздействовать на законодательные, юридические и
правительственные органы страны, с тем чтобы добиться принятия или
отклонения законопроектов (а также административных актов), отвечающих или не отвечающих интересам тех или иных групп индустрии спорта.
Приемы лоббирования успешно применяют административные органы
городов и штатов, борющихся за приобретение права на размещение
профессионального клуба или проведение популярных спортивных соревнований, что оказывает косвенное влияние на авторитет властей, популярность города или штата, сулит прибыли местным предпринимателям. Наиболее широкое распространение «спортивное» лобби получило в
США, где оно является значительной политической силой, регламентирующей развитие и функционирование американского спорта [см. Серебряков, Пономарев, 1979].
Таким образом, возможные политические функции спорта, формы,
направления и причины его использования в политических целях, весьма
многообразны. Авторы книги «Спорт и социальные системы» замечают
по этому поводу, что целью «вмешательства» политики в спорт может
быть: 1) поднятие международного престижа посредством завоеванных
спортсменами на чемпионатах медалей, которые как бы символизируют
собой национальную мощь; 2) использование спортивных успехов для
пропаганды данной страны среди ее населения и за рубежом; 3) развитие
и совершенствование структуры спорта в государстве; 4) установление
общественного контроля над определенными видами спорта (такими,
например, как бокс, хоккей с присущей им силовой борьбой); 5) приме Термин «лоббизм» происходит от английского слова «lobby» (коридор, кулуары). Лоббистами
называют лиц, которые, защищая интересы определенных социальных групп и отдельных предпринимателей, вступают в прямые контакты с должностными чиновниками, с тем чтобы добиться
принятия выгодных для этих групп и бизнесменов решений, законопроек тов и т.п. [Серебряков,
Пономарев, 1979, с. 54]
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нение санкций против других государств и народов, проводящих нежелательную национальную политику (например, апартеид в Южной Африке);
6) военная подготовка граждан; 7) достижение политиками личных целей
(политические деятели в странах Северной Америки всегда появляются
на основных спортивных состязаниях либо в качестве зрителей, либо
участвуя в церемониях открытия или закрытия соревнований); 8) повышение сплочения, национального единства, политического сознания; 9)
выражение взглядов той или иной небольшой социальной группы
(например, "Чёрной силы" на Олимпийских играх в Мexикo в 1968 г.); 10)
попытка демократизировать спорт, устраняя этнические, экономические
и расовые барьеры для тех, кто вовлечён в спорт; 11) усиление социальной дифференциации в спорте (например, апартеид в Южной Африке)
[см. Loy, McPherson, Kenyon, 1978, рр. 288, 289].
При всем разнообразии форм, направлений и причин использования
спорта политическими силами можно выделить две их основные ориентации: гуманистическую (связанную с реализацией в спорте и посредством спорта гуманистических идеалов и ценностей) и антигуманную
(противоречащую гуманистическим идеалам и ценностям).
Р. Мустар обращал внимание на то, что во взаимосвязи спорта и политики важно различать два аспекта: «1. Накопление ценностей прогресса
(благодаря творческим усилиям), отражающих через спорт то, что является действительно человечным в человеке. 2. Использование этих ценностей, этих результатов, этой способности к творческой деятельности существующими классами в соответствии с их интересами. На этом уровне
сталкиваются две главные линии: а) линия, которая вытекает из постоянной погони за максимальной прибылью со всеми последствиями идеологического характера, с тем чтобы убедить массы, что это – нормальное
явление, и чтобы отвлечь их от борьбы в защиту своих подлинных интересов; б) линия, которая исходит из стремления удовлетворять потребности человека, обогащать его, развивать его способности, делать его
счастливее и лучше и, следовательно, понимать этот особый аспект человеческой деятельности, каким является спорт, как элемент, неразрывно
связанный с общей культурой…» [Moustard, 1975, p. 219].
Использование спорта в политических целях, противоречащих гуманистическим идеалам и ценностям, ставит под угрозу само существование спорта. Еще в 1976 г. известный в США писатель и общественный
деятель Д. Миченер писал по этому поводу: «Наши политические лидеры
стимулируют развитие трёх не соответственных спорту функций, и если
эта тенденция сохранится, то спорт будет похоронен. Они, во-первых,
требуют, чтобы спорт служил средством пропаганды для поддержки
определённых политических партий, во-вторых, используют спорт как
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
базу для реализации военных целей и, в-третьих, для раздувания неоправданного, пустого патриотизма» [Michener, 1976].
Отметим также, что еще в 1906 г. мудрый и проницательный Кубертен предупреждал о негативных явлениях использования Олимпийских
игр: «Сначала необходимо было создать Олимпийские игры современности, а теперь требуется их "очистить". Они вызывают к жизни слишком
многое чуждое спорту, слишком много посторонних амбиций; их используют для личной предвыборной и прочей выгоды» [см. Landry,
1980]. В 1935 г., возвращаясь к этому вопросу, он писал: «Народы должны осознать все возможности спорта, а не относиться к нему как к чемуто отвлекающему от повседневности, как приятному времяпровождению… Спорт должен занимать достойное место в социальной доктрине
народов. Политика должна искать в спорте надежное подспорье для решения проблем, а не использовать его для поддержки в избирательных
кампаниях» [Цит. по: Брендедж, 1991, с. 30].
Таким образом, как было показано выше, в спорте заключены
огромные возможности для использования его в политических целях, и
он действительно используется в этом плане определенными политическими силами. Это служит основанием для выделения особого направления и особой сферы политической деятельности, а также формы связи
спорта и политики – спортивной политики.
5.2. Спортивная политика.
Спорт как сфера деятельности субъектов политики
В научной литературе, а также в документах и материалах ООН, Совета Европы, государственных актах ряда стран мира и т.д. широко применяется понятие «спортивная политика». В изданном в Германии «Словаре спортивных терминов» оно разъясняется, например, следующим
образом: «содержанием спортивной политики являются такие процессы
планирования и принятия решений во внутренне– и внешнеполитических
областях, которые в широком смысле имеют отношение к делам спорта.
При этом имеются в виду мероприятия как союзов, земель и общин (руководство спортом со стороны общества), так и общественных объединений и учреждений (спортивное самоуправление), которые охватывают
задачи, функции и цели свободного, организованного и индустриализированного спорта. Тем самым спорт определяется в тех рамках, которые
ему задаёт политика. Спорт не есть автономная, независимая от общества
в целом область деятельности. Он взаимодействует с политикой» [Цит.
по: Politik und Sport in Geschichte, 1980, S. 7].
В отечественной научной литературе, как отмечает А.А. Исаев, термин «спортивная политика» появился в конце 1980-х гг., в процессе так
называемой «перестройки». Однако он не получил широкого распро74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
странения, и его разъяснение отсутствует в российских энциклопедиях и
словарях.
Понятие «спортивная политика» мы рассматриваем в одном ряду с
такими широко распространенными понятиями, как «техническая политика», «экономическая политика», «культурная политика» и т.п. При введении этих понятий исходят из того, что существуют различные сферы
(области) общественной жизни: экономическая, техническая, сферы культуры, образования, досуга и др. Каждая из них в рамках социальной системы занимает определенное место, выполняет определенные функции,
ставит определенные цели, решает определенные задачи. Связанную с
этим деятельность тех или иных социальных сил и рассматривают как
соответствующую политику – экономическую, техническую, культурную
и т.д. По отношению к такой сфере общества, как спорт, речь идет о
спортивной политике.
Значит, основанием для выделения спортивной политики в относительно самостоятельное направление политики в первую очередь является то, что в XX столетии спорт сформировался как относительно самостоятельный социальный институт со своими собственными правилами,
организационной системой, принципами деятельности. Спортивная политика выступает как «политика в сфере спорте, по отношению к спорту и
использующая спорт как институциональную систему». В этом плане она
может иметь три основные цели: – формирование и сохранение условий
для относительной социальной самостоятельности спорта; создание
предпосылок для основанного на этом дальнейшего развития его социальной роли и значения; формирование его возможностей как политического фактора вне сферы самого спорта [см. Güldenpfennig, 1981, S. 36].
Чтобы избежать ошибок в трактовке самого понятия «спортивная
политика», важно учитывать два момента:
1) Различные политические организации – государство, партии, социально-политические объединения, союзы и т.д. – стремятся направить
деятельность сферы спорта в нужное политическое русло, соответствующее своим интересам, идеологии, повлиять на технические, экономические, образовательные, культурные и прочие цели и программы, исходя
из своих политических целей и программ. Но в реализации (а иногда и в
разработке) целей и задач политики в сфере спорта, как правило, активное
участие принимают и различные неполитические организации, носящие
сугубо профессиональный характер, соответствующий профилю данной
сферы – прежде всего, спортивные организации, фирмы и другие коммерческие организации, общеобразовательные учреждения и др. Значит,
субъектами спортивной политики являются (по крайней мере, могут
быть) как политические, так и неполитические организации.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2) Связанная со спортом деятельность политических и неполитических сил, ее цели, задачи, средства и т.д. может иметь политический характер и направленность, если она ориентирована на использование
спорта в политических целях, а может иметь иное содержание (например,
она может иметь своей целью содействовать полноценной и эффективной
реализации собственных, непосредственных функций спорта, связанных
с ним социокультурных задач и т.п.).
В связи с указанным выше само понятие «спортивная политика»
(равно как и другие аналогичные понятия – «экономическая политика»,
«культурная политика» и т.п.) можно понимать по-разному.
С одной стороны, его можно трактовать как деятельность («политику») именно политических организаций – государства, политических
партий, классов и т.д., а также отдельных политиков, связанную с такой
сферой жизни общества как спорт (речь идет, следовательно, о спорте
как сфере, объекте, поле деятельности субъектов политики), и направленную на решение политических задач.
Но спортивную политику можно рассматривать и в более широком
плане, понимая ее как деятельность («политику») – ее основные направления, цели, задачи, средства, технологию («механизм») их использования и т.д. – не только политических, но и всех других организаций, социальных групп и отдельных лиц, связанную с такой сферой жизни общества, как спорт, с реализацией ее социальных функций, с использованием
ее для определенных целей, для решения определенных задач, носящих не
только политический, но и иной характер.
К сожалению, эти два существенно отличающихся друг от друга понимания спортивной политики обычно не учитываются при введении и
использовании понятия «спортивная политика».
Существуют два варианта избежать такой ошибки:
1) понимать спортивную политику только в первом из указанных
выше смыслов, т.е. связывать ее с деятельностью только политических
сил и с решением только политических задач в сфере спорта;
2 такой вариант истолкования спортивной политики называть ее пониманием в узком и строгом смысле слова, отличая от другого ее истолкования, когда она понимается в более широком (указанном выше) плане.
Ниже используется второй вариант.
Такова самая общая характеристика спортивной политики. В связи с
введением данного понятия нуждается в уточнении и сама формулировка
обсуждаемой проблемы. Она выступает не как вопрос «спорт и политика», а как «политика в спорте и по отношению к спорту». При этом особо
важное значение приобретает вопрос о том, какой должна быть эта политика, какими должны быть ее содержание, основные направления, цели,
задачи, средства и методы [ср. Güldenpfennig, 1981, S. 22].
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме того, для более конкретной, полной, всесторонней, системной
характеристики спортивной политики, с нашей точки зрения, должны
быть также охарактеризованы:

уровни спортивной политики;

субъекты спортивной политики (какие социальные силы
принимают участие в ее разработке и реализации);

мотивы их участия в спортивной политике, а также содержание, ориентация, основные направления, цели, задачи, средства и
методы этой их деятельности;

специфическое содержание и связанные с ним особые формы, средства и методы спортивной политики в различных областях жизни общества, а также применительно к разным социальным группам
населения;

особенности спортивной политики на различных этапах развития спорта и общества;

особенности современной спортивной политики различных
стран;

особенности спортивной политики по отношению к различным видам спорта и его разновидностям (например, к спорту для всех и
спорту высших достижений), к социальным движениям, связанным со
спортом (например, к олимпийскому движению) и т.д.
В трактовке содержания, основных направлений, целей, задач,
средств и методов спортивной политики, их ориентации прежде всего
важно учитывать, что, как было отмечено выше, связанные со спортом
основные направления деятельности («политики»), ее цели, задачи, средства, технология («механизм») их использования и т.д. (а, значит, и сама
спортивная политика) могут носить политический характер, если они
ориентированы на использование спорта в политических целях, а могут
не иметь политической направленности (например, они могут иметь
культурную ориентацию).
Кроме того, спортивная политика может иметь различную направленность и с точки зрения ее гуманистической или какой-то иной ориентации. Если в основе спортивной политики лежит ориентация на идеи и
идеалы, принципы гуманистической педагогики, демократические ценности общества, она органично включается в число важных направлений
гуманистически ориентированной социальной политики.
Основные положения спортивной политики как элемента социальной
политики являются предметом острых споров и дискуссий.
К числу наиболее дискуссионных относится вопрос о приоритете в
спортивной политике спорта высших достижений или спорта для всех, а
также тех целей и задач, на которые ориентируется их развитие. В этом
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
плане важно отметить все усиливающееся в настоящее время беспокойство многих ученых и общественных деятелей относительно стремительного развития профессионально-коммерческого спорта, отодвигающего
на второй план спорт для всех, а также ослабление социальнопедагогических и культурных основ спорта в целом, девальвация в этой
сфере духовно-нравственных ценностей.
С учетом этой ситуации чаще всего высказывается мнение о том, что
основными ориентирами спортивной политики должны быть: никаких
манипуляций спортсменами для достижения политических целей; усиление значения спорта в воспитании детей и молодежи; всемерная поддержка «спорта для всех».
Важную роль в практической реализации такой спортивной политики
играет Совет Европы – старейшая и крупнейшая из европейских межправительственных организаций. Она была образована в 1949 году десятью
государствами. Ее состав уже к началу XXI века насчитывал 42 государства-члена. Если НАТО занимается военными вопросами, а Европейский
Союз – вопросами экономики, то Совет Европы в основном специализируется на проблемах прав человека.
Группа планирования Совета Европы, собравшаяся в 1968 г. для
конкретизации идеи «спорта для всех», так сформулировала главную цель
этого спорта: «создание условий – мужчинам и женщинам, представителям всех возрастных групп – для поддержания физического и психического уровня развития, необходимого для жизни, а также защита человечества от вырождения». На I-й конференции министров спорта европейских государств в Брюсселе в 1975 г. был принят документ под названием
"Европейская хартия по спорту для всех", который создал «основу для
правительственной политики в сфере спорта» [Спортивная хартия Европы, 1996, с. 14]. В Хартии были сформулированы основные «принципы
политики спорта для всех». Они гласят: право на участие в спортивной
жизни; гуманистическое и социокультурное развитие; сотрудничество
официальных лиц и общественников-добровольцев; самозащита спорта
от эксплуатации; доступность спортивных сооружений для рекреационных целей; необходимость подготовки квалифицированных кадров на
всех уровнях.
Основные принципы спортивной политики были уточнены и детализированы в «Спортивной хартии Европы» и в «политической деклар ации» по поводу этой новой Хартии, которые были приняты на 7-й конференции министров по спорту европейских стран (Страсбург, 1992 г.) [см.
Спортивная хартия Европы, 1996]. Некоторые направления спортивной
политики указываются в таких документах Совета Европы, как Конвенция
по борьбе с насилием на стадионах (1985 г.), Антидопинговая конвенция
(1989 г.), Кодекс этики в спорте (1992 г.) и др. На одном из совещаний
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(Лиссабон, 1995 г.) министров спорта европейских стран, которые проводятся в рамках Совета Европы, принята Декларация «Молодые люди и
спорт» – важный документ по защите прав детей, подростков и молодежи
при занятиях спортом. Во всех указанных документах в качестве приоритетного направления спортивной политики рассматривается спорт для
всех и использование спорта в целях физического и духовного оздоровления детей и молодежи, решения других важных социальнопедагогических и культурных задач.
Первоначально спорт для всех был задуман как средство понижения
порога для участия в большом спорте и как один из элементов складывающегося плюралистического ландшафта спортивной жизни, включающего в себя как спорт высших достижений, так и рекреационный спорт. Но
вскоре он стал рассматриваться и как альтернатива высоко стандартизированному и коммерциализированному спорту высших достижений [см.
Рэнсон, 1999].
В спорте для всех, который завоевывает все большую популярность
во всех странах среди различных групп населения, как достаточно подробно обосновано во многих научных работах, заключены огромные
возможности для позитивного воздействия не только на здоровье, физическое совершенство, но и на духовный мир, на культуру человека – на
его мироощущение, эмоции, моральные принципы, эстетические вкусы и
т.п. [см. Виноградов, Гончаров, Жолдак, 2003; Виноградов, Савин, 1999;
Sport for All..., 1991].
С 1978 г. работает CDDS – Комитет по развитию спорта Совета Европы. В соответствии с Европейской конвенцией о культуре в части, касающейся спорта, этот Комитет призван: стимулировать и обеспечивать
координацию спортивной политики в государствах – членах Совета Европы; проводить, по возможности, единую европейскую политику по
вопросам международного спорта; крепить сотрудничество с правительственными и неправительственными спортивными организациями; готовить и принимать проект программы своей деятельности и обеспечивать
ее выполнение с учетом средств Спортивного фонда и, главным образом,
субсидий, предоставляемых Комитетом министров, и управлять Спортивным фондом в соответствии с его уставом; готовить конференции
министров спорта Европы и обеспечивать выполнение их резолюций;
отвечать за выполнение Спортивной хартии Европы и Кодекса спортивной этики.
Комитет по развитию спорта Совета Европы значительное внимание
уделяет разработке программ и рекомендаций по этическим и законодательным вопросам в спорте, по борьбе с проявлениями расизма, нетерпимости, с допингом и с бесчинством зрителей на стадионах, по социальной интеграции через спорт с включением в нее пожилых людей и
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
людей с физическими недостатками, детей, женщин, иммигрантов, заключенных, маргиналов и т.д.
В 1991 г. Комитет разработал программу взаимопомощи стран Центральной и Восточной Европы под названием «СПРИНТ» (спортивная
реформа, инновация, подготовка). Реализация данной программы – важнейший элемент деятельности Совета Европы в области спортивного
сотрудничества. Сотрудничество по программе «СПРИНТ» началось в
1989 году – с Венгрией и Польшей, в 1990 г. – с Чехословакией, в 1991 г.
– с Болгарией, Румынией и СССР, в 1992 г. к программе присоединились
Балтийские государства, в 1993 г. – Албания, Хорватия и Словения и в
1994 г. – Белоруссия, Молдавия и Украина. Ключевые темы совместных
действий: «Управление», «Роль местных органов власти», «Финансирование», «Допинг», «Инвалиды» и «Информация». По этим темам проводятся парламентские слушания, многосторонние семинары, мобильные
семинары, курсы. Комитет по развитию спорта выделяет на эту программу более половины всех своих ресурсов.
Помимо Совета Европы концепцию развития спорта для всех поддерживают и в той или иной мере стремятся реализовать и многие другие
общественные и необщественные организации и течения, в том числе
МОК, ЮНЕСКО, Международная федерация физического воспитания
(СИЕПС), Международный совет по здоровью, физическому воспитанию, рекреации, спорту и танцам (ICHPER-SD), Международная ассоциация тримма и фитнеса (TAFISA) и другие [см. Виноградов, Гончаров,
Жолдак, 2003; Виноградов, Дивина, Жолдак, 1997].
При характеристике субъектов спортивной политики следует учитывать, что таковыми являются (по крайней мере, могут быть), как было
отмечено выше, и политические и неполитические организации.
Важным является и вопрос о том, какие именно политические силы
являются субъектами спортивной политики. Весьма сложной в этом
плане является проблема «государство и спорт».
В теоретическом плане можно выделить две модели отношения государства к спорту. Одна из них основана на принципе «невмешательства», а другая – на принципе «вмешательства» государства в сферу
спорта. По данной проблеме велись и ведутся многочисленные дискуссии. Так, например, участниками П Европейской спортивной конференции, состоявшейся весной 1975 г. в Дрездене, высказывались два противоположных мнения. Согласно одному из них, спорт должен, по во зможности, держаться в стороне от государства; согласно другому, спорт
должен стремиться к более тесной связи с государством [см. Шульке,
1976].
На практике в течение длительного время спорт был сферой, к которой государство не проявляло особого интереса. Господствовала точка
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зрения, согласно которой спорт – частное дело, он является личным делом каждого и должен оставаться таковым. Это послужило основой для
мнения о том, что государство вообще не должно вмешиваться в дела
спорта. Негативную роль в вопросе взаимоотношений государства и
спорта играла и продолжает играть запись в Олимпийской хартии об
автономии и независимом характере деятельности НОК. Именно эта запись нередко служит основанием для широко распространенного мнения
о «спорте вне политики» и о «независимости спорта от государства».
Такая позиция характерна для некоторых стран и в настоящее время.
В государствах, где ориентируются на принцип «невмешательства»,
спортивная активность хотя и считается социально значимой, но тем не
менее она рассматривается как выражение свободной и автономной инициативы самих граждан страны, т.е. стимулирование и развитие спорта
относятся к компетенции спортивного движения. Ярким примером этой
модели являются США, которые не оказывают спорту прямой финансовой поддержки со стороны федерального правительства.
Для большинства стран ситуация существенно изменилась в ХХ столетии, особенно в 70-80-е годы, когда спорт стал неотъемлемой составной частью жизни современного общества. Характеризуя роль, значение
и влияние спорта американский писатель Р. Бойл еще в 1963 г. писал: «Он
пронизывает все уровни современного общества, касается и даже глубоко
влияет на такие несоизмеримые понятия, как общественное положение,
расовые отношения, деловая жизнь, модели автомобилей, мода, концепция героя, язык и этические ценности» [Цит. по: Гуськов, 1996, с. 5].
Спорт превратился в социальный институт, имеющий важное значение для улучшения здоровья нации, снижения риска заболеваемости,
уменьшения социальной напряженности в обществе, поднятия международного престижа страны и т.д. Как заявил в 1974 г. Дж. Форд, «для любой страны, независимо от национального характера и уровня образованности общества, немного существует более важных факторов роста и
благосостояния, чем соревновательный спорт» [цит. по: Гуськов, 1996, с.
7].
Все более очевидным стал и тот факт, что «потребности прогрессивного развития физического воспитания и спорта намного превышают
возможности общественных спортивных организаций и делают необходимым участие специализированного правительственного органа… Без
помощи современного государства, без помощи правительства невозможна никакая сколько-нибудь серьезная спортивная деятельность». Как
может, например, общественная, самодеятельная спортивная организация
осуществить огромные финансовые расходы, необходимые для развития
массового спорта, который не приносит больших доходов? Может ли
какая бы то ни было спортивная организация без помощи государства
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
подготовить тысячи специалистов с высшим и средним образованием?
Какая спортивная организация способна построить и оборудовать тысячи стадионов, спортивных залов, плавательных бассейнов и других спортивных сооружений? [Солаков, 1977, с. 30-31]. Это осознавал еще Кубертен, формулируя цели и задачи олимпийского движения. «Главная цель
олимпийского движения, – писал он, – состоит в том, чтобы с помощью
элиты привлечь интерес общественного мнения народов и правительств;
чтобы побудить их предоставить необходимые средства и возможности
для участия всего населения в спортивной деятельности» [Цит. по: Солаков, 1977, с. 31].
В этой ситуации все в большей степени стало складываться мнение о
том, что спорт как важное социальное явление не может оставаться вне
сферы интересов и деятельности государства. «Правительства большинства стран Европы признали социальный аспект спорта и сочли своим
долгом принять участие в его развитии» – отмечает президент НОК Бельгии Р. Молле [цит. по: Гуськов, 1996, с. 157]. В 1998 г. перед заключительным туром президентских выборов кандидаты в президенты Франции
Ф. Миттеран и Ж. Ширак в интервью газете «Экип» затронули вопрос об
отношении спорта и государства. Ж. Ширак отметил, что он является
противником огосударствления спорта, а вместе с тем указал на необходимость сотрудничества между государством и спортивным движением,
так как у них общие цели. По мнению Ф. Миттерана, спортивная деятельность должна стать одним из ключевых элементов государственной
политики [см. Гуськов, 1996, с. 7].
Начиная с середины 80-х годов руководители международных спортивных организаций, включая и МОК, начали признавать необходимость
тесных контактов НОК с правительствами своих стран. Бывший президент МОК лорд Килланин в интервью французской газете сказал: «Мой
предшественник Эвери Брендедж отказывался вести переговоры с правительствами. Он хотел соприкасаться только с представителями спортивного движения. Такая позиция сегодня уже неосуществима. Ведь правительства все больше и больше интересуются спортом высших достижений, и поэтому необходимо начать с ними диалог и попытаться склонить
их на нашу сторону, иначе они перестанут принимать во внимание мнение
МОКа, хранителя –олимпийской доктрины и «владельца» Олимпийских
игр» [«Информационный вестник», № 1, 1976, с. 5]. А вот мнение по данному вопросу президента международной федерации футбола Ж. Авеланжа: «Слишком за многие важные факторы несет непосредственную
ответственность государство. Ни одна международная спортивная федерация, какой бы мощной она ни была, не в состоянии осуществить задачи, ложащиеся на плечи государства» [цит. по: Гуськов, 1996, с. 157].
В указанный период меняется и отношение МОК к проблеме госу82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дарство и спорт. «Ничто не может заменить роль, которую каждое правительство играет в области строительства спортсооружений, физического
воспитания и подготовки кадров. Еще раз хочу особо подчеркнуть, как
важно, чтобы каждый из вас поддерживал тесные контакты с правительствами ваших стран и чтобы правительства, со своей стороны, признавали нашу независимость», – отмечал в своей речи на открытии Генеральной ассамблеи НОКов в апреле 1986 г. в Сеуле президент МОК Х.А. Самаранч [цит. по: Гуськов, 1996, с. 157-158].
Особо следует подчеркнуть, что речь идет не только о том, что го сударство должно проявлять определенный интерес к спортивной сфере
жизни общества. Эта сфера занимает все более важное место в социальной системе, поскольку спорт способен выполнять комплекс разнообразных социокультурных, педагогических, экономических, политических
функций. Поэтому, учитывая значение спорта для решения таких важнейших вопросов социальной политики, как здоровье населения, воспитание детей и молодежи, профилактика их девиантного поведения, социальная интеграция лиц с ограниченными возможностями и др., спортивная политика должна оцениваться как приоритетное направление социальной политики государства [см. Рожков, 2000, 2001, 2002].
Конкретные мотивы вовлечения государства в дела спорта довольно
разнообразны и зависят от множества факторов – таких, например, как
тип государства, его исторические традиции, политические и социальноэкономические условия, система общественных и культурных ценностей,
демографические и образовательные характеристики, проповедуемая
религия и т.д. Например, вовлечение американского правительства в
спорт, начиная с 1950-х годов, по мнению американских социологов,
диктовалось в основном двумя причинами: низкой физической подготовленностью молодежи и необходимостью укрепления национального престижа путем более лучшего выступления спортсменов на международной
арене. У правительства СССР таких основных причин было три: доказать
превосходство социалистической системы, повышение производительности труда и укрепление обороноспособности страны. Многие советские исследователи, анализируя функции вовлечения западных правительств, и прежде всего США, в спорт, всегда называли еще и функцию
отвлечения населения от реальных проблем общества. Бесспорно, что эта
важная функция была характерна не только для бывшего СССР, но и для
правительств всех стран [Гуськов, 1996, с. 11]. Факты свидетельствуют и
о том, что многие правительства использовали и продолжают использовать спорт как средство формирования у молодого поколения определенного политического мировоззрения. Ювенты в Римской империи,
движение "Сокол" в Чехословакии, турнирство в Германии XIX в., деятельность молодежных групп в нацистской Германии, в Италии, развитие
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
спорта в бывшем СССР и КНР в нынешнем столетии служат тому подтверждением.
Французский социолог Дж. Мейно в работе «Спорт и политика» выявил три главных причины вмешательства государства в дела спорта:
забота о поддержании общественного порядка, забота о здоровье населения и забота об утверждении национального престижа [Meynaud,
1966].
М. Дарвин Семотюк в статье «О роли правительств в развитии физической культуры и спорта» показывает, что те задачи, которые применительно к спорту может ставить государство, более разнообразны. К их
числу он относит: обеспечение потребностей индивида, поддержание
здоровья и хорошего самочувствия, развитие личности; социализация
личности, адаптация человека к принятым в данное обществе социальным
нормам и моделям; повышение производительности труда; воспитание в
духе определенной политической идеологии; подготовка людей к защите
отечества; извлечение прибыли; совершенствование законодательства;
укрепление национального престижа; развитие международного сотрудничества и взаимопонимания [Семотюк, 1985, с. 39–44].
С.И. Гуськов на основе изучения литературы, относящейся к изучению истории обсуждаемого вопроса, и официальных документов выделяет следующие мотивы, стоящие за правительственной поддержкой спорта:
 функция обеспечения потребностей индивидуума (поддержка здоровья нации);
 функция укрепления национального престижа;
 социализирующая функция (поддержания общественного порядка);
 экономическая и трудовая функция;
 законодательная функция (поддержка общественного порядка законодательным путем);
 функция улучшения международных отношений;
 военная функция (защита отечества);
 функция политического воспитания в духе господствующей идеологии [Гуськов, 1996, с. 10].
Объектом государственной спортивной политики является спорт
как социальный институт. Эта политика осуществляется с помощью специально организованной системы деятельности на основе правового регулирования отношений спортивного движения и государства  . Она
должна иметь системный, комплексный характер, охватывать основные
сферы функционирования спорта в обществе. Государство должно со Проблемы развития законодательной базы в области спорта анализируются в работах Р.Г.
Гостева, С.И. Гуськова, П.А. Виноградова, В.В. Кузина, П.А. Рожкова, Т.В. Холщевниковой и др.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
блюдать суверенитет спортивного движения и создавать условия для
наиболее полной реализации его целей, задач, а также прав участников
этого движения. В январе 1978 г. в Тунисе состоялось заседание трехсто ронней комиссии МОК, НОКов и международных спортивных федераций. На этом заседании представитель Туниса Мохаммед Мзали очертил
границы, соблюдение которых, по его мнению, обязательно для успешного партнерства спорта и государства: политические силы должны
обеспечить возможности для массовой спортивной деятельности; они
должны содействовать развитию спорта во всех звеньях системы образования; они должны оказывать помощь спортивной организации, если она
не располагает достаточными собственными средствами для выполнения
той или иной задачи. Государство не имеет права вмешиваться в дела
спортивной организации (вносить изменения в систему соревнований или
в статус спортивных обществ). Необходимо сохранять в неприкосновенности принцип добровольности и принцип участия в работе на общественных началах как гарантию прогресса [Леванова, 1980, с. 41].
Такая спортивная политика выводит спорт и государство на принципиально новый уровень отношений: 1) спорту предоставляется качественно новый статус, реальные права, государственные гарантии, необходимые для его развития; 2) спортивная политика осуществляется с помощью специально организованной системы деятельности на основе
правового и программного регулирования отношений спорта и государства; 3) спортивная политика приобретает системный, комплексный характер, охватывая основные сферы функционирования спорта в обществе; 4) государство создает условия для повышения социального статуса
работников сферы спорта, укрепляет роль спорта как субъекта социальных отношений…». При этом государство не должно быть монополистом в области спортивной политики. Оно должно учитывать права,
ответственность, условия деятельности и других субъектов этой политики, в том числе общественных и благотворительных организаций, коммерческих структур. Оно призвано стимулировать их деятельность [Исаев, 2002, с. 14, 379].
Диапазон принятых в современном мире подходов государства к
спортивной политике достаточно широк [см. О государственной политике…, 1996]. В этом отношении, как отмечает А.А. Исаев, можно выделить
три группы государств: 1) принявшие широкий подход в области спортивной политики, ориентированный в целом на укрепление спорта как
социального института; 2) выделяющие в своей политике отдельные аспекты жизнедеятельности спорта; 3) вообще не сформулировавшие политики в отношении спорта [Исаев, 2002, с. 372-373].
В рамках государственной спортивной политики важная роль принадлежит местным органам власти, т.е. муниципальной спортивной по85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
литике [см. Соколов, 1998]. В разных странах эта проблема решается поразному [см. Гуськов, 1996, с. 111–124].
Иногда из всех политических сил к числу субъектов спортивной политики относят только государство и его органы. Как отмечает А.А. Исаев, в отечественной литературе при характеристике спортивной политики
чаще всего ее идентифицируют с понятием «государственная политика в
области физического воспитания и спорта» [Исаев, 2002, с. 359-360]. Он и
сам придерживается такого же понимания спортивной политики и ее
субъектов. «Спортивная политика, – пишет он, – определяется нами как
самостоятельное направление социальной политики, система комплексной деятельности государства». По его мнению, не может быть «негосударственной спортивной политики»; спортивная политика – это «составная часть политики государства, направленная на сохранение или изменение отношений индивидов, социальных групп и социальных классов к
условиям их жизни и делающая их идентичными… спортивная политика
есть прерогатива государства, его атрибут, функция» [Исаев, 2002, с. 14,
361].
Такое понимание спортивной политики, когда спорт рассматривается как сфера (объект, поле) деятельности лишь одного субъекта политики
– государства – представляется нам неоправданно узким. Как отмечалось
выше, интерес к спорту, стремление использовать его для решения определенных политических задач, а также содействовать выполнению им
социокультурных функций проявляет не только государство, но и все
другие субъекты политики – политические партии, классы, общественнополитические организации и т.д. Ведь и сам А.А. Исаев отмечает, что «в
качестве субъекта спортивной политики выступают также профсоюзные,
детские, молодежные и иные общественные организации, включая политические партии и общественные движения» [Исаев, 2002, с. 375].
Поэтому при характеристике спортивной политики применительно к
той или иной стране в определенных конкретно-исторических условиях
важное внимание должно быть уделено участию в разработке и реализации спортивной политики не только государства, но и других политич еских сил, в первую очередь политических партий. Последние способны
и действительно оказывают существенное влияние на все аспекты спортивной политики. Ведь, их представители присутствуют на всех уровнях
политической власти (федеральном, местном и т.д. ) и потому принимают
участие в принятии решений по всем вопросам спортивной политики –
будь то вопросы государственной поддержки спортивного движения или
разработка планов, одобрение соответствующих мероприятий, оказание
помощи спортивным организациям в их работе и т.д. Существенное влияние политических партий на спортивную политику облегчается и тем,
что в ряде стран (в частности, в Германии и США) партийные политики
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
становятся руководящими спортивными деятелями и даже министрами
спорта (как это было, например, во Франции и СССР).
Для многих политических партий и общественно-политических организаций спортивная политика является важным элементом их общей
политической деятельности. Об этом можно судить по тому, что в пр ограмму своей деятельности они включают характеристику основных
направлений, целей и задач своей спортивной политики. Существует ряд
публикаций, позволяющих судить о сходстве и различии в подходе к
основным вопросам спортивной политики различных политических партий в таких странах, как Германия, Франция, США, Канада и др. [см.,
например: Жолифф, 1979; Кёнен, 1981; Млодзиковский, 1978; Позиции
политических партий Франции…, 1978; Brohm Jean-Marie, 1976а,с ; Politik
und Sport in Geschichte, 1980; Sportpolitische Konzeptionen der Parteien,
1974]. К сожалению, как справедливо отмечает С.И. Гуськов, мы не знаем
программных заявлений российских партий и движений в области физической культуры и спорта [Гуськов, 1999, с. 52].
Важную роль в разработке и реализации основных направлений, целей и задач спортивной политики призваны играть также профсоюзы – и
не только с точки зрения создания оптимальной и гуманной ситуации в
сфере трудовой деятельности спортсменов-профессионалов, но и в плане
роли спорта в разумной и гуманистически ориентированной организации
досуга [см. Strittmatter, 1984].
Средства массовой информации способны оказывать и оказывают
существенное влияние на формирование и развитие общественного мнения по основным направлениям, целям и задачам спортивной политики.
Особенно значимую роль в этом плане играет телевидение [см. Гуськов,
Хуссам, 1998].
В последние годы все бόльшую активность в сфере спортивной политики проявляет и церковь [см. Кулинкович, 1981; Тумаларьян, 2003;
Щеулов, Кайтмазова, 1965; Enz, 1977; Rösch, 1979; Strittmatter, 1984]. Исходя из своих целей задач и возможностей, она предлагает определенные
спортивные программы, главным образом в области работы с детьми и
молодежью, а вместе с тем все больше обращаясь к людям взрослого и
пожилого возраста. Так, например, в одном из документов евангелической церкви Германии по этому поводу говорится: «Спортивная деятельность может быть средством достижения равноценности тела и духа,
соответствующей библейско-христианскому пониманию человека….
Библейское назначение человека быть преданным земле относится в равной степени как к телесным, тек и к духовным достижениям человека.
Оно касается не только формирования окружающего человека мира, но и
способности человека испытывать и использовать свои собственные
духовные и физические возможности, а также управлять ими. Ныне это
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
относится также и к области игры. Евангелическое предвозвещение искупления как свободной милости бога в отношении человека освобождает его от необходимости достигать искупления за счет собственных ус илий. По этой причине жизнь человека не должна ограничиваться только
трудовой деятельностью, она может осуществляться и в игре. Там, где
человек реализует свое бытие в широком горизонте дарованной ему жизни, для него приобретают значение доброго божественного дара наряду с
необходимыми трудами и заботами о жизни также празднество, радость
и игра» [Цит. по: Strittmatter, 1984, S. 226].
Важную роль в разработке и реализации спортивной политики играют международные организации. В их числе упомянутый выше Совет
Европы, МОК, ЮНЕСКО, Международная федерация физического воспитания (СИЕПС), Международный совет по здоровью, физическому
воспитанию, рекреации, спорту и танцам (ICHPER-SD), Международная
ассоциация тримма и фитнеса (TAFISA) и другие [см. Виноградов, Гончаров, Жолдак, 2003; Виноградов, Дивина, Жолдак, 1997].
Мотивы вовлечения государства и других субъектов политики в дела
спорта, формы, методы и средства этого вовлечения могут в чем-то различаться, а могут и совпадать между собой. Вот что пишет об этом
немецкий журналист М. Херман: «Нетрудно выделить основные общественные институты, которые оказывают воздействие на развитие и
структуру спорта высших достижений. Это – государство, спортивные
федерации и бизнес. Государство мотивирует свое участие в делах спорта
его социальной значимостью. Федерации – необходимостью представлять и защищать интересы спортсменов, бизнес – возможностью получения прибыли на новом рынке, которым стала всеобщая потребность в
двигательной деятельности. Что касается спорта высших достижений, то
здесь все эти три общественных института действуют заодно» [Цит. по:
Гуськов, 1996, с. 12].
Несовпадение целей и задач государства и других субъектов спортивной политики может приводить к острым противоречиям, конфликтам, проблемам. Примером может служить вопрос о взаимоотношении
государства и Национальных олимпийских комитетов [о данной проблеме
и путях ее решения в разных странах см.: Гуськов, 1996, с. 125–136].
В различных странах по-разному решается проблема сочетания и соединения в рамках спортивной политики усилий государства, а также
различных общественных и частных организаций, учреждений, институтов. Конкретное решение этой проблемы во многом зависит от концепции роли государства в жизнедеятельности общества [см.: Виноградов,
Гончаров, Жолдак, 2003, с. 66–110; Гуськов, 1996, с. 29–34; Исаев, 2002, с.
286–290].
В ряде стран (Великобритания, Нидерланды, Норвегия, Швеция,
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Япония и др.) за государством закрепляется исключительная роль в оказании спорту материальной поддержки, необходимой для развития спорта, помогая спортивному движению функционировать автономно. В некоторых странах (например, во Франции, Италии, Бельгии и Люксембурге) национальный олимпийский комитет является помимо того ассоциацией национальных спортивных федераций (как по олимпийским, так и
по другим видам спорта). В других странах (в Великобритании, Испании
и Португалии) национальные спортивные федерации по видам спорта
являются вершиной спортивного движения из-за отсутствия в этих странах конфедерации и ввиду того, что связь с НОК олимпийских федераций
ограничивается лишь их участием в Олимпийских играх.
Модель «вмешательства» государства в спортивную сферу в разных
странах осуществляется по-разному на центральном и периферийном
уровнях. На центральном уровне ответственность за спорт может быть
поручена специальным министерствам по спорту, советам или комитетам
с функциями, сходными функциям министерств, или различным министерствам, курирующим спорт в разных аспектах. Так, в 14 европейских
странах функционируют спортивные министерства, комитеты или управления. В Испании Высший совет по спорту имеет функции, сходные с
функциями министерства в рамках ответственности государства в сфере
спорта. В других странах (Бельгии, Греции, Португалии, Норвегии, Финляндии, Эстонии, Литве, Латвии) спорт находится под контролем министерств по образованию, культуре или других министерств, в которых
существует специальный отдел, выполняющий функции правительственного органа в этой сфере. На периферийном уровне структуры, отвечающие за спорт, варьируются в соответствии с типом децентрализации,
проводимой государством. В отдельных странах можно обнаружить самые разные системы.
Задачи и программы по спорту государственные органы, отвечающие за спорт, согласовывают со спортивными организациями. Такое партнерство между государством и спортивным движением приводит
на практике к формированию общего курса национальной спортивной
политики, разрабатываемого с помощью специально созданных органов,
в которых имеются представители властей и руководители спортивных
организаций. Это, например, высшие советы по спорту в Великобритании
и Испании, комиссии по спорту в Австралии и Бельгии и т.д.
В странах, где государство не вмешивается в дела спорта, оно все же
выдвигает свои инициативы в целях оказания поддержки деятельности
спортивных клубов, федераций и в целом спортивного движения. На
практике эти инициативы выражаются в виде финансовой помощи (для
создания организационных структур и проведения спортивной работы) и
в виде создания инфраструктур и служб (строительство спортивных со89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оружений, обучение кадров, проведение научных исследований, информационной деятельности) или в виде обоих видов поддержки.
Указанные две модели спортивного регулирования (государственная
и негосударственная) имеют ряд общих принципов: в частности, спортивные ассоциации (федерации) и клубы считаются основой для развития
спорта, признается структурная автономия спортивного движения и т.д.
Таким образом, в большинстве стран ответственность за развитие
физического воспитания и спорта несут государственные органы. К таким странам относятся, например, Австрия, Великобритания, Испания,
Италия, Кипр, Финляндия, Франция и др. К ним относится и подавляющее большинство развивающихся государств, стран Восточной Европы и
бывшего СССР. В других странах, где нет министерств по спорту, часто
за его развитие отвечают другие государственные органы (в ФРГ и
Швейцарии – министерство внутренних дел, в Швеции – министерство
финансов, в Японии – министерство образования, науки и культуры и
т.д.).
Заслуживает внимания и вопрос о том, когда оправдано вмешательство государства в спортивную область. Экономисты считают, что,
например, в условиях рыночной экономики такое вмешательство необходимо в основном только при наличии «банкротства рынка», т.е. когда
рынок оказывается неспособным обеспечить снабжение определенными
товарами или услугами. При этом возможны два случая. Первый – когда
удовлетворение спроса вне государственного сектора невозможно
(например, предложение товара в виде парков и других общественных
мест на лоне природы, которые дают возможность людям посвящать
свое время рекреационной деятельности, в том числе занятиям физкультурой и спортом). Второй случай – когда вмешательство государства
позволяет дополнить и скорректировать услуги рынка (например, спортсооружения чаще всего являются негосударственным имуществом и государственное финансирование – хотя бы частичное – дает возможность
всем слоям общества принять участие в занятиях физкультурой и спортом). При этом степень государственного вмешательства в экономику
неодинакова в разных странах с рыночным хозяйством. Так, в Норвегии,
Германии и Голландии государство намного активнее влияет на экономические процессы, чем, например, в США. Государства с «сильной государственной рукой» считают, что, несмотря на все свои саморегулирующие функции, рынок не может быть полностью эффективным, так как
все-таки не обеспечиваются услугами те члены общества, которые слишком бедны, чтобы оплачивать предоставляемые на рынке услуги (именно
здесь должна проявляться озабоченность государства последствиями
неравенства доходов). Ни один человек, невзирая на свой доход, не дол90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жен лишаться возможности получения минимального стандарта (уровня)
физкультурно-спортивных услуг [см. Аристова, 1999, с. 5, 6].
Важным принципом, определяющим направления государственной
спортивной политики во многих странах, является принцип субсидиарности (от латинского "субсидиум" – помощь, поддержка) Этот принцип,
ориентированный на защиту достоинства и свободы человеческой личности, действует во многих отраслях общественной и политической деятельности. Он рекомендует определенный характер (стиль) взаимоотношения общества и его составляющих (социальных групп, организаций,
отдельных индивидов), а именно:

общество должно предоставить на усмотрение социальных
групп, организаций, отдельных индивидов те дела, с которыми те могут
справиться самостоятельно;

если личность, социальная группа, союз или объединение не
в состоянии собственными силами решить возникающие перед ними
проблемы, трудности, общество обязано оказать им в этом плане помощь.
Таким образом, самодеятельность социальных групп, организаций,
отдельных индивидов не должна ни подменяться, ни отменяться. Принцип субсидиарности оправдал себя и в сфере спорта, хотя в конкретной
реализации здесь этого принципа возникают существенные трудности
(иногда достаточно сложно разграничить случаи, когда помощь с портивным организациям нужна и когда она как бы «навязывается»). В соответствии с этим принципом, признается, что спорт должен быть относ ительно самостоятелен и независим, но вместе с тем в определенных аспектах, вопросах он должен получать помощь и поддержку со стороны
государства. Так, например, государственные дотации в первую очередь
должны быть предназначены на строительство спортивных сооружений,
на усиление социальной роли спорта, на спорт для инвалидов, на оплату
труда тренеров и преподавателей физического воспитания и т.д. Но они
не должны идти на развитие профессионального спорта, на поддержку
тех или иных частных спортивных фирм и т.п.
Важно учитывать формы вовлечения государства в спортивную
жизнь общества, их участия в спортивной политике. Они различны в
разных странах и зависят, прежде всего, от тех целей, которые ставит
перед спортом общество и правительство. Но, как показывает анализ, эти
формы не отличаются особым многообразием. Применительно к совр еменному этапу можно выделить две основные формы вовлечения государства в дела спорта.
Первая форма – принятие законодательных актов и осуществление
спортивных реформ. В 70-90-е гг. многие страны – Швейцария (1972),
Греция (1975), США (1978), Финляндия (1980), Франция (1975, 1984, 1992),
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Италия (1984), Испания (1988, 1990) и др. приняли законы о спорте. Эти
законы имеют большое значение: во-первых, это рассматривается как
официальное признание государством значения и роли спорта для общества и, во-вторых, государство гарантирует всем гражданам право на
занятия спортом; общественные организации следят за тем, чтобы это
право претворялось в жизнь.
Известны две основные модели спортивного законодательства: «интервент» и «неинтервент». «Интервент» – модель законодательства,
«которая содержит определенное законодательство относительно структуры и мандата существенной части спортивного движения». Все другие
спортивные модели законодательства выступают как «неинтервентные».
Страны в северных и западных частях Европы в основном используют
модель законодательства спорта «неинтервента», а страны на востоке и
на юге Европы – модель законодательства спорта «интервента» [сравнительный анализ законодательств 19 европейских стран в области физической культуры и спорта см: Исаев, 2002, с. 291–292].
Вторая форма государственной спортивной политики – участие правительства и местных органов власти в развитии и финансировании спорта, строительстве и содержании спортивных сооружений, оздоровительных центров, спортивных клубов, подготовке спортсменов высокого
класса и их социальной защите, подготовке кадров спортивных специалистов, осуществлении научно-исследовательской и информационной
деятельности, организации массовых спортивно-оздоровительных движений, проведении в национальном масштабе спортивных просветительских и пропагандистских кампаний [подробный анализ форм участия
государства в делах спорта см. Гуськов, 1996, с. 13-110; Исаев, 2002, с.
288-314].
Что касается финансирования спорта, то в мире существуют две модели решения этой проблемы – американская и европейская, к которой
также тяготеют многие азиатские и латиноамериканские страны. Для первой характерно отсутствие прямой финансовой поддержки спорта из
федерального бюджета и отдание большого спорта, не говоря уже о профессиональном спорте, на откуп частного сектора, наличие огромного
количества налоговых льгот. Для второй характерно смешанное финансирование с преобладанием в ряде стран средств из государственного
бюджета. Общим для обеих моделей является значительное участие в
финансировании спортивного движения местных органов власти [подробный анализ проблемы финансирования спорта и различных форм
участия правительств зарубежных стран в этом процессе см.: Гуськов,
1996, с. 72–110].
Важная роль в разработке и реализации спортивной политики принадлежит, разумеется, и самим спортивным организациям. По своей ор92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ганизационной структуре они также очень схожи в различных странах
мира. Их организационная структура, как правило, имеет форму пирамиды, в основании которой спортивно-оздоровительные клубы, входящие в
различные ассоциации и федерации, которые в свою очередь входят в
национальный спортивный или олимпийский комитеты. В ряде стран –
например, во Франции, в Дании, Нидерландах и Норвегии – эти комитеты
объединены.
Обычно в тех странах, где имеется министерство, создаются центральные спортивные комитеты или советы (Великобритания, Франция и
т.д.), функции которых заключаются в том, чтобы обеспечить взаимодействие всех спортивных ведомств и организаций – от клуба до министерства – в разработке и реализации всех аспектов и направлений спортивной политики [подробный анализ организации и управления спортивным
движением в различных странах мира см.: Виноградов, Гончаров, Жолдак, 2003, с. 66–110; Гуськов, 1996, с. 34-71].
Существенную роль в разработке и реализации спортивной политики
играют международные неправительственные спортивные организации:
Международный совет физического воспитания и спорта (СИЕПС), созданный в 1958 г., Генеральная ассоциация Международных спортивных
федераций (ГАИСФ, 1967 г.), Генеральная ассамблея национальных олимпийских комитетов (ГА НОК, 1968 г.) и одно из старейших международных спортивных объединений – Международная ассоциация спортивной
прессы (АИПС, 1924 г.).
Особенно важными являются вопросы об основных направлениях
спортивной политики ее различных субъектов, о тех целях и задачах,
которые они ставят и пытаются решить на разных уровнях этой политики, а также о тех средствах и методах, которые при этом используют.
При обсуждении этих вопросов важно иметь в виду, что деятельность субъектов политики по отношению к тем или иным сферам общественной жизни, в том числе и к спорту, может носить не только политический, но и неполитический характер, т.е. она может быть не связанной
с властью, политическими целями и задачами и т.д. Следовательно, надо
различать деятельность субъектов политики и их политическую деятельность [см. Введение в политологию, 1994, с. 16]. Поэтому, когда речь
идет о спортивной политике в узком и непосредственном смысле – как о
связанной со спортом деятельности («политике») государства, политических партий, классов и т.д., а также отдельных политиков –, то в этой
деятельности нужно различать, по-видимому, два аспекта: во-первых, ее
политические цели: стремление использовать спорт для решения каких-то
политических задач (например, для укрепления своих позиций, для прихода к власти и т.д.), и, во-вторых, неполитические цели данной деятельности (политики): стремление содействовать полноценной и эффективной
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
реализации собственных, непосредственных функций спорта, связанных
с ним социокультурных задач и т.п.
Следует учитывать, далее, «специфическое содержание спортивной
политики в различных областях жизни общества: в экономической сфере
– это учет институциональных интересов спорта в процессе разработки и
реализации экономических программ, формирование экономической
активности спортивного движения, развитие отрасли спортивной экономики и производства, меры государственной помощи спортивным объединениям в образовательных учреждениях и по месту жительства, стимулирование благотворительности в интересах спорта; в области здравоохранения – активизация роли спорта по охране здоровья граждан, реализация принципов партнерских отношений спортивных организаций и
медицинских учреждений, внедрение «спортивного принципа» в здравоохранительных мероприятиях, создание института спортивных врачей; в
области образования – обеспечение условий для спортивного воспитания
детей, определение стратегии взаимодействия спортивных организаций и
школы» [Исаев, 2002, с. 378].
При определении основных направлений, целей и задач спортивной
политики в первую очередь, как правило, учитываются культурные, социально-педагогические и другие функции спорта. Так, например, в "Хартии немецкого спорта", принятой 15 октября 1966 г., по этому поводу
говорится: «В современном обществе спорт выполняет важные биологические, педагогические и социальные функции. Немецкое гимнастическое
и спортивное движение должно постоянно пересматривать значение и
задачи спорта и физического воспитания с целью правильного определения их места в области культуры. Спорт и физическое воспитание укрепляют здоровье каждого отдельного человека и повышают жизненную
силу народа, они способствуют развитию личности и являются незаменимыми факторами образования; благодаря многообразию форм упражнения и общения они активно способствуют совместной жизни с другими людьми, обеспечивают возможность разумного и приятного использования возросшего свободного времени. Гимнастическое и спортивное
движение считает своей задачей в равной степени содействовать развитию физического воспитания в школе, массового спорта и спорта высокого класса, исходя из современного представления о человеке, давать
этим устремлениям новые импульсы, опираясь на новые достижения
науки» [Charta..., 1982, S. 62].
Поскольку спорт способен выполнять разнообразные социокультурные, педагогические, экономические, политические функции и для их
реализации необходимы разнообразные по своему характеру действия,
постольку спортивная политика может включать в себя комплекс различных задач и мероприятий: организационные, правовые, социальные, эко94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
номические, финансовые, экологические, демографические, идеологические, пропагандистские, социокультурные. В этом смысле она выступает
как «комплекс многих политик, взаимосвязанных и взаимообусловленных, где интегрируются социальные, экономические, образовательные,
медицинские, культурные, правоохранительные, оборонные, внешнеполитические цели проведения политики государства в отношении спорта»
[Исаев, 2002, с. 363].
Значит, необходимо различать чисто спортивные, социальные, экономические, образовательные, медицинские, культурные, правоохранительные, оборонные, внутриполитические, внешнеполитические, молодежные, семейные и другие аспекты спортивной политики и деятельности
ее субъектов (в том числе и спортивных организаций). Кроме того, при
характеристике всех целей, задач и мероприятий – как политических, так
и неполитических –, которые ставят и пытаются достигнуть (решить,
провести) субъекты спортивной политики, важно выяснить их ориентацию (гуманистическую или какую-то иную).
Спортивная политика модифицируется и в различных сферах самого
спорта – в том числе применительно к спорту для всех, спорту высших
достижений, коммерческому и профессиональному спорту и т.д.
Важным в этом плане является вопрос о спортивной политике в рамках олимпийского движения, которую проводит ее главный орган –
МОК. Он создавался как самоизбирающая и саморегулируемая организация, которая до 1981 г. состояла только из лиц мужского пола. Даже в
настоящее время в структуру управления МОКа в основном избираются
представители западных наций. Руководитель МОКа обычно всегда выбирался из людей, которые обладают профессионализмом, являются
представителями знатного рода, богачей или сочетают в себе все эти три
критерия. Находясь на вершине олимпийской иерархии, президент МОКа
обладает высочайшим влиянием в мире спорта.
Основная задача политики МОК как важного элемента общей спортивной политики в первую очередь, естественно, состоит в том, чтобы
всемерно содействовать развитию спорта, спортивных контактов, особенно на международном уровне, отбору и подготовке в разных странах
перспективных спортсменов, которые способны выступить на Олимпийских играх и показать там высочайшие достижения, а также укреплению и
развитию олимпийского движения. Яркой иллюстрацией такого подхода
к основным направлениям политики МОК может служить решение 85-й
сессии МОК в 1982 г. в Риме о принятии "Декларации об охране Олимпийских игр", являющейся, по замыслу МОК, проектом резолюции ООН
по защите Олимпийских игр как культурного достояния всего человечества. Декларация предусматривала: юридическое признание Олимпийских
игр международным сообществом, обеспечение свободного доступа в
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
города-организаторы Игр для спортсменов и официальных лиц, отказ от
любых действий, которые противоречат целям и идеалам олимпийского
движения. Данная Декларация – акт важной политической инициативы,
попытка политическими средствами обеспечить нормальное проведение
Олимпийских игр и развитие олимпийского движения.
Важным элементом спортивной политики МОК является также, как
уже отмечено выше, поощрение дружбы и сотрудничества между
спортсменами всех континентов без какой-либо политической, расовой
или религиозной дискриминации, борьба за сохранение и укрепление
мира, против расизма, национализма, шовинизма, религиозной нетерпимости.
Основы спортивной политики МОК наилучшим образом изложены в
одиннадцатом правиле Олимпийской хартии (в редакции 1979 года, МОК,
Лозанна). Там написано: «Международный Олимпийский комитет, основанный в 1894 г. 23 числа июня месяца Парижским конгрессом есть международное объединение, являющееся юридическим лицом. Длительность его существования не ограничивается. Свои цели он видит – и бескорыстно – в следующем: организация и развитие спорта и спортивных
состязаний; направление и укрепление спорта в соответствии с олимпийскими идеалами, поощрение и укрепление дружбы между спортсменами
всех стран; соблюдение регулярного проведения Олимпийских игр; достойное проведение Олимпийских игр, соответствующее, их славной
истории и благородным идеалам, которые придали им барон де Кубертен
и его сотрудники с самого начала» (немецкий текст проф. д-ра Н. Мюллера, Майнцский университет).
Спортивная политика МОК существенно влияет на характер олимпийского движения, на те цели и задачи, которые оно ставит перед собой,
на политический климат самих Олимпийских игр. В ходе выработки основных направлений этой политики и по самым различным связанным с
ней вопросам внутри МОК нередко возникают внутренние противоречия.
Иллюстрацией этого может служить эпизод с созданием в 1951 г. по
предложению представителя СССР и Франции Олимпийской комиссии
помощи для продвижения идеалов олимпийского движения в Африку и
другие районы мира. Однако энтузиазм советского представителя в МОК
Андрианова в отношении этого начинания был воспринят с большим
подозрением другими членами МОК, которые увидели в этом стремлении
СССР попытку использовать МОК для распространения своего влияния
в Африке. На сессии МОК в Баден Бадене летом 1963 г. олимпийская
комиссия помощи была ликвидирована, так и не начав свою деятельность
[см. Espy, 1979, p. 88].
Свою лепту в характер и остроту внутренних противоречий МОК
вносит и его состав. Один из историографов Международного олимпий96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского комитета западногерманский публицист Карл Адольф Шерер, рисуя портрет МОК, назвал его собранием индивидуальностей, объединенных общей идеей, но разделенных внутренними противоречиями: «История олимпийского движения, а тем самым и Международного олимпийского комитета является хроникой человеческих страстей и величия. В то
же время, это скандальная хроника, рапорт о красивых принципах и идеях, представляющие мировой клубок интриг и компромиссов... В движении принимали участие вырождающиеся идеалисты, хладнокровные комбинаторы, бесполезные высокомерные личности и надутые бездельники,
фашистские генералы, страстные республиканцы, многодетные отцы и
лодыри плей-бои, разносторонние поэты и узкие технократы, взбешенные
шовинисты и либеральные космополиты» [цит. по: Исаев, 1990, с. 26].
В связи с обсуждением вопроса о политике МОК и олимпийского
движения в целом особенно важной и дискуссионной является оценка
того нового курса этой политики, который провозгласил и практически
проводил в жизнь президент МОК Х.А. Самаранч.
Из тех перемен, которые он предложил международному олимпийскому движению, наибольшие споры вызывают связанные с ними процессы коммерциализации и профессионализации спорта в рамках Олимпийских игр и олимпийского движения в целом. Не случайно этому вопросу была посвящена специальная сессия МОА [см. Commercialization…,
1993].
Ряд исследователей считает, что новый курс противоречит
концепции олимпизма, разработанной Пьером де Кубертеном, и
негативно оценивают влияние этого курса на олимпийское движение и
его идеалы, поскольку он означает замену гуманистической ориентации
этого движения на сугубо прагматическую, и, выдвигая на передний план
интересы бизнеса, оттесняет на задний план воспитательные функции.
Другими словами, речь идет о процессе перерождения олимпийского
движения из социально-педагогического, воспитательного, каким его
видел Кубертен, в политико-коммерческое [см. Визитей, 1993, 1998;
Гостев, Гуськов, 2001; Дженнингс, 1999; Исаев, 1996, 1999, 2002; Коакли,
1991; Курило, 200; Курило, Столяров, 2000; Ленк, 1993; Сараф, 1990, 1998;
Столбов, 1994; Столяров, 1984, 1989, 1990, 1998-2002; Lucas, 1992;
Seppänen, 1984b и др.]. Хорст Зейфарт еще по поводу итогов Олимпийских игр в Лос-Анджелесе писал: «Спорт, который обычно имел педагогическую и моральную ценность, в настоящее время становится измерением бизнеса» [Seifart, 1984, p. 314]. В статье “Самый сильный человек в
спорте”, помещенной в американском журнале “Спортс иллюстрейтед” и
посвященной нынешнему президенту МОК, без обиняков заявляется, что
Х.А. Самаранч руководит МОК как бизнесом [см. Ратнер, 1990, с. 53-54].
По мнению некоторых авторов, политика МОК, и в частности, такое но97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вовведение, как проведение Олимпийских игр через каждые два года
является «искусственным выманиванием средств государства на нужды
МОК в ущерб другим видам деятельности, в том числе и физической
культуры» [Виноградов, 1998; Исаев, 1999, 2002].
Одним из ярких проявлений негативной роли коммерциализации в
олимпийском движении, по мнению ряда исследователей, является кризис, который разразился в МОК в конце 1998 – начале 1999 гг. в связи с
так называемым делом о коррупции [см. Исаев, 1999, 2002; Павлов,
Пистун, Кружков, 1999; Пресса о драматической ситуации…, 1999 и др.].
Указанные выше авторы, как правило, подчеркивают, что речь не
идет вообще об осуждении связи международного спорта с коммерцией
или профессионализма в рамках олимпийского движения. Главный вопрос – приоритеты. Важно, чтобы спортсмен-олимпиец, его тренер и
организаторы международных спортивных соревнований, прежде всего,
сознательно и активно утверждали нравственные принципы человеческого общежития, а не стремились к победе любой ценой, извлечению максимальной прибыли, славе и т.д. С этой точки зрения возможна и определенная профессионализация в сфере спорта высших достижений. Но
при этом нужно, «чтобы суть соответствующей профессии состояла
именно в служении идеалам олимпизма» [Визитей, 1990, с. 68].
Помимо отмеченных выше приводят и другие факты и аргументы,
дающие основание для критической оценки с позиций гуманизма той
роли, которую олимпийское движение играет в последние годы в международном спорте и в спортивной политике нашей страны. Некоторые из
них указывает, например, А.А. Исаев: «Рассказывая красивые сказки о
“современном олимпийском движении”, МОК и его доблестные резидентуры (национальные олимпийские комитеты) лукавят. Пропитанный допингами, коммерцией и политиканством олимпизм, при всей его парадной привлекательности, тяжело болен. МОКу не нужно здоровье россиян, американцев, немцев, китайцев, МОКу нужны мускульные ресурсы
амбициозных в спорте стран. На каком, скажите, основании оторвавшиеся от реалий спорта и увязшие в собственных ритуалах члены МОК отняли у миллионов спортсменов-любителей олимпийский факел? А разве не
абсурден строжайший запрет МОК на использование олимпийских колец
даже при проведении соревнований детей и подростков, которым лицемерно внушают мысль о всемирной гуманистической миссии так называемого современного олимпизма!?» [Исаев, 1996, с. 1].
И все же преобладает позиция, согласно которой «перемены, происшедшие в международном олимпийском движении, – это веление времени, несмотря на то, что отдельные новшества требуют очень внимательного и осторожного к себе отношения» [Ратнер, 1998, с. 16]. Сторо нники такой позиции отмечают, что, хотя профессионализация и коммер98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циализация спорта входят в серьезное противоречие с сущностью и идеалами олимпийского движения, но эти процессы в общем-то объективны,
связаны с реальной ситуацией современного мира [Козловский, 1999;
Платонов, Гуськов, 1994; Родиченко, 1998]. Е.К. Кулинкович пишет по
этому поводу: «Во-первых, сами принципы олимпийского движения,
сформулированные Пьером де Кубертеном, соответствовали уровню
развития спорта начала века и буржуазно-идеалистических воззрений на
социальное развитие. Во-вторых, Олимпийские игры превратились в
столь дорогостоящие мероприятия, что без коммерческой деятельности
МОК оказался неспособен их проводить на подобающем уровне. Втретьих, дальнейшее игнорирование реально происходящей профессионализации спорта высших достижений могло снизить авторитет Олимпийских игр как соревнований сильнейших атлетов планеты» [Кулинкович, 1991].
Важнейшим средством против возможных негативных последствий
профессионализации и коммерциализации, а также сохранения духа
«честной игры» считается олимпийское образование [Anthony, 1993].
Президент МОК Х.А. Самаранч, подводя итоги международного семинара по вопросам честной игры и борьбы с насилием в спорте (ноябрь 1982
г., Монако), сказал: «Бороться с насилием, отстаивать дух честной игры
нужно путем воспитания всех участников спортивной деятельности –
спортсменов, спортивных деятелей и публики» [цит. по: Певцевич, 1983,
с. 28].
Во многих работах [Козловский, 1999; Крикос, 1997; Миллер, 1995;
Платонов, Гуськов, 1994; Родиченко, 1996, 1998, 1999 и др.] подчеркивается, что Х.А. Самаранчу удалось вывести олимпийское движение из того
кризисного состояния, в котором оно оказалось вначале его деятельности. Бывший редактор французской газеты "Экип", член Комиссии МОК
по культуре Робер Парьенте считает, например, что «на протяжении
десятилетий олимпийское движение страдало от своего ультраконсерватизма и к концу шестидесятых годов выглядело как остров,
затерянный на пересечении океанских течений политической и
социальной борьбы, о который разбивались постоянно отвергаемые
волны реформ. Главной заботой олимпизма было сохранение, наперекор
ветру и погоде, принципов догмы, определённой в конце XIX века как
панацея – концепция чистого любительства в соревновательном спорте –
и присуждение права на организацию Олимпийских игр какому-либо
городу раз в четыре года» [Pariente, 1989].
Как указывает член пресс-комиссии МОК англичанин Дэвид Миллер,
«передавая бразды правления МОК лорду Килланину, Эвери Брэндедж
сказал, что во время президентства Килланина мир может оказаться
свидетелем
кончины
олимпийского
движения, возрождённого
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кубертеном в 1890-х годах. Это предположение основывалось на том,
что МОК, действовавший как частный клуб резко различающихся по
положению, характеру и интересам людей, в плане управления был
организацией хрупкой, непрочной и близкой к развалу. Ей со всех сторон
угрожали международные силы, на которые она имела мало влияния»
[Miller, 1990].
Ситуация и на самом деле была такой, что предсказания
Э.Брэндеджа, казалось, начали сбываться. После Игр XX Олимпиады
1972 года в Мюнхене, омрачённых расстрелом палестинскими
экстремистами израильской команды, следующие Игры – 1976 года в
Монреале – потерпели финансовый крах и пострадали от бойкота
африканцев, протестовавших против участия Новой Зеландии, регбисты
которой незадолго до монреальских стартов совершили турне по ЮАР.
Потом был бойкот Московской Олимпиады. Так что Килланину
приходилось тратить больше времени на урегулирование политических
кризисных ситуаций, чем на поступательное развитие олимпийского
движения и его воспитательные аспекты.
Помимо давления извнe международное олимпийское движение
испытывало и внутренние противоречия. Международные спортивные
федерации и национальные олимпийские комитеты стремились играть всё
более заметную роль в олимпийском движении, в определении
программы Олимпийских игр и проведении олимпийских соревнований,
участвовать в распределении пока ещё практически несуществующих
доходов и т.д. К тому же ряд крупных международных спортивных
федераций начали проводить самостоятельную финансовую политику, и
МОК должен был не только считаться с подобными явлениями,
отражавшими политические, экономические и социальные реалии
современной жизни, но и искать пути их решения [Бугреев, 1998; Гуськов, 1990; Кулинкович, 1991; Платонов, Гуськов, 1994; Ратнер, 1998; Родиченко, 1996; Суник, 1993 и др.]. Вот почему, когда Килланина на посту
МОК сменил Самаранч, «многим показалось, что он возглавил
умирающую организацию» [Miller, 1990].
Однако, как отмечается в литературе, Самаранчу удалось коренным
образом переломить эту кризисную ситуацию. О том, каким образом это
удалось сделать, и о достигнутых позитивных переменах в олимпийском
движении, неоднократно говорил и сам президент МОК. Первые итоги
своей деятельности на посту президента МОК он подвел еще в 1988 г. на
94-й сессии МОК в Сеуле: «Моим первым и, думаю, самым важным
решением, тем, что коренным образом повлияло на ведение дел в МОК и
явилось залогом всего того, что произошло впоследствии, было решение
поселиться в Лозанне и стать первым после Пьера де Кубертена
президентом МОК, возглавляющим его деятельность из штаб-квартиры.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из остальных же конкретных действий выделю появление в составе МОК
женщин; регулярную оплату олимпийским движением определенного
представительства всех его членов на основных олимпийских
мероприятиях; необходимую адаптацию наших правил к реалиям
сегодняшнего
дня;
необходимую,
но
контролируемую
коммерциализацию; признание нового статуса спорта высших достижений и
такого же признания других его форм, например, массового или "спорта
для всех"; соединение спорта и олимпизма с такими сферами
человеческой деятельности, как наука, культура, искусство, медицина и
т.д.; развитие Олимпийской солидарности; интенсификацию борьбы с
допингом; желание работать вместе со всеми правительственными и
неправительственными организациями, связанными со спортом, и
подписание с ними договоров о сотрудничестве; строительство нашей
штаб-квартиры в Лозанне и планы создания там в ближайшем будущем
должного музея и центра олимпийских исследований; выборы за восемь
лет 39 новых членов, что означает обновление нашей организации на 46
процентов» [Цит. по: Ратнер, 1990] .
В литературе приводятся многочисленные факты, подтверждающие
именно такую оценку современной ситуации в олимпийском движении.
Так, отмечается, что, став президентом МОК, X.А. Самаранч прежде вс его направил усилия на расширение сферы деятельности МОК, установление тесных контактов с межгосударственными международными организациями. прежде всего с ООН и различными организациями, входящими
в её систему. Целый ряд проектов осуществлён вместе с ЮНЕСКО,
например, Всемирный форум по физической деятельности и спорту в
Канаде и семинар "Обучение в духе олимпизма" в Мозамбике. Еще в 1984
г. МОК и ЮНЕСКО договорились о сотрудничестве. 21 октября 1998 г.
президент МОК X.А. Самаранч и генеральный директор ЮНЕСКО
Федерико Майор скрепили своими подписями в Париже новый договор,
предусматривающий более тесное сотрудничество между двумя
организациями «в физическом и спортивном образовании для
физического, умственного и социального развития молодежи»
[Highlights…, 1998].
Совместно со Всемирной организацией здравоохранениия МОК
провел в 1994 г. Всемирный конгресс "Спорт для всех – здоровье для
всех" в Уругвае. В 1995 г. совместно с Программой ООН по международному контролю за оборотом наркотиков проведена международная
конференция "Спорт против наркотиков" в Италии, а совместно с
Программой ООН по защите окружающей среды – Всемирная
конференция "Спорт и окружающая среда". В 1997 г. было заключено
соглашение о сотрудничестве между МОК и Организацией ООН по
продовольствию и сельскому хозяйству, согласно которому обе стороны
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взяли на себя ответственность за проведение специфических акций
международной солидарности в поддержку сельского населения.
Соглашение констатирует, что цели олимпизма – «гармоничное развитие
человечества через спорт, установление мира в обществе,
обеспокоенного проблемами сохранения человеческого достоинства»
[см. Kidane, 1995].
Длительное время МОК, руководящие деятели международного
олимпийского движения, опираясь на теорию “аполитичности спорта”,
изолировались от активной деятельности в защиту мира. Так, например,
МОК не поддержал Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия. Сами рамки олимпийского движения препятствовали участию спортсменов-олимпийцев в активных выступлениях за мир, поскольку условия проведения Олимпийских игр в соответствии с их правилами запрещали любого рода политические акции.
В 1967 г. МОК впервые за всю историю принял Обращение к
спортсменам всех стран с призывом выступить в защиту и во имя укрепления мира как единственного условия существования международного и
национального спорта. Олимпийский конгресс, состоявшийся в Варне в
1973 году, проводился под девизом “Спорт на службе мира”. Однако не
было одобрено предложение о принятии Обращения к спортсменам мира, в котором, в частности, говорилось: «Мы призываем спортсменов
всего мира, которым дороги идеалы олимпийского движения, при участии в соревнованиях соблюдать все моральные принципы честной игры,
состязаться во славу спорта, действуя таким образом во имя олимпийских идеалов, в том числе идеалов мира и дружбы» [см. Филева, 1980, с.
126].
И в этом плане ситуация в олимпийском движении за последние годы изменилась. 25 октября 1993 г. на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи
ООН без голосования, то есть единогласно, была принята резолюция об
олимпийском перемирии, инициаторами которой выступило 121 государство. Тем самым впервые в истории олимпийского движения была объявлена широкомасштабная кампания в поддержку мира. 5 декабря 1994 г.
49-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН единогласно приняла резолюцию "За установление лучшего и более прочного мира благодаря спорту",
инициаторами которой выступило 141 государство. 6 ноября 1995 г.
впервые в истории президент МОК Х.А. Самаранч выступил с трибуны
ООН, праздновавшей свой полувековой юбилей. Это произошло во время дискуссии по теме "За установление лучшего и более прочного мира
благодаря спорту и олимпийским идеалам", состоявшейся в ходе 50-й
сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В итоговой резолюции, проект
которой зачитал двукратный олимпийский чемпион по гимнастике Барт
Коннер, Генеральная Ассамблея ООН отметила вклад МОК в установ102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ление взаимопонимания между народами и укрепление мира на планете, а
также призвала мировое сообщество соблюдать "олимпийское перемирие" во время Олимпийских игр. 25 ноября 1997 г. 52-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе МОК и при поддержке рекордного в
истории ООН числа государств – 178 – приняла резолюцию, призывающую всех членов мирового сообщества соблюдать "олимпийское перемирие" во время XVIII зимних Олимпийских игр 1998 г. в Нагано.
В течение более полувека в международном олимпийском движении
дискутировался вопрос о создании равных условий спортсменам разных
стран в их подготовке к Олимпийским играм. И только в последние годы
эта идея стала воплощаться в жизнь. Проблему удалось решить прежде
всего благодаря средствам "Олимпийской солидарности". Так, с 1989 г.
МОК стал выплачивать стипендии спортсменам достаточно высокого
класса из развивающихся стран, чтобы они могли планомерно готовиться
за границей к Олимпийским играм. 158 стипендиатов "Олимпийской
солидарности" выступали на Играх XXVI Олимпиады в Атланте, и
четверо из них стали олимпийскими чемпионами, еще 14 завоевали медали. Не менее впечатляющими выглядят данные об оказании помощи
спортсменам, готовившимся к XVIII зимним Олимпийским играм 1998 г.
в Нагано. Стипендии "Олимпийской солидарности" выплачивались 346
атлетам. 220 из них прошли предолимпийский отбор и выступили в
Нагано. Четверо завоевали медали, ещё 37 получили Олимпийские
дипломы, заняв места с четвёртого по восьмое. С 1984 г. МОК через
фонд "Олимпийская солидарность" оплачивает расходы по участию в
Олимпийских играх определённого числа спортсменов каждой страны.
При этом размеры этой помощи стабильно растут. Тем самым МОК,
допустивший к участию в Олимпийских играх профессионалов, вместе с
тем делает всё возможное, чтобы Олимпийские игры были понастоящему универсальными и чтобы максимальное число атлетов могло
бороться за олимпийские награды [Ратнер, 1998, с. 72-74].
При этом МОК удалось совместить казалось бы несовместимые вещи: сохранить принцип универсальности Игр, то есть гарантировать каждой стране, что ее посланцы будут представлены на крупнейшем спортивном празднике планеты, и вместе с тем создать такую систему отбора,
при которой участниками Игр могут стать только действительно сильнейшие атлеты.
Именно при Самаранче в МОК впервые появились женщины. Всего
с 1981 г. их избиралось в МОК тринадцать, а в числе действующих –
после сессии МОК 1998 г. в Нагано – двенадцать. Недавно МОК принял
решение о том, чтобы к 2000 году в руководящих органах МОД
женщинам принадлежало не менее 10% постов [Defrantz, 1998]. Кроме
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
того, в составе МОК за годы президентства Самаранча появились
бывшие олимпийцы, в том числе олимпийские чемпионы.
Усилились коллективные начала в деятельности МОК. Число
постоянных комиссий достигло двух десятков, причем появились такие,
как Комиссия атлетов, по спорту для всех, координации летних и зимних
Олимпийских игр, оценке городов-кандидатов на проведение
Олимпийских игр, окружающей среде, изучению наследия Пьера де
Кубертена и т.д. В 80-е годы сформировались континентальные
объединения национальных олимпийских комитетов, ассоциации
международных федераций по летним и зимним олимпийским видам
спорта, а также ассоциация признанных МОК федераций,
международный спортивный арбитраж. Состав исполкома МОК
увеличился до 11 человек, а число Директоров МОК и советников
увеличилось до двух десятков.
Обращается внимание и на то, что в последние годы МОК стал уделять больше внимания социально-педагогической деятельности, а, стало
быть, воплощению в жизнь идеалов олимпизма, определенных Пьером де
Кубертеном. Об этом свидетельствует широкий спектр социальнопедагогических мероприятий, акций и кампаний, осуществленных МОК и
международным олимпийским движением в течение 80-х - 90-х годов XX
века: кампания по подготовке и проведению в 1994 г. Международного
года спорта и олимпийского идеала, объявленного по инициативе МОК
Организацией Объединенных Наций; международные конференции –
"Олимпийское движение и средства массовой информации", в которой
приняли участие журналисты из 50 стран пяти континентов, и "Олимпийское движение и мир университетов", которая собрала преподавателей и
исследователей из учебных и научных заведений многих стран пяти континентов; XII Олимпийский конгресс в Париже; выставка "Искусство,
спорт и культура" в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке; конгресс "Спорт
для всех и здоровье для всех", а также большое количество других важных акций, некоторые из которых осуществлялись совместно с ЮНЕСКО, Всемирной организацией здравоохранения, верховным комиссариатом по делам беженцев и другими организациями, входящими в структуру ООН [см. Заключительный документ…, 1995]. Причем, к этим мероприятиям МОК привлекает НОК, МСФ, ОКОИ, а также другие организации, являющиеся частью олимпийской семьи [подробнее см. Ратнер,
1998].
Ряд авторов к важным итогам политики МОК за минувшие годы
относят также: расширение олимпийской программы за счет новых видов
и дисциплин; введение начиная с 1994 г. двухлетнего интервала между
летними и зимними Олимпийскими играми; принятие в 1990 г. новой
редакции Олимпийской хартии; более широкую популяризацию
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Олимпийских игр, прежде всего благодаря телевидению; достижение
единства внутри международного олимпийского движения, что сделало
его мало уязвимым для сил извне; создание всемирной ассоциации
олимпийцев; активизацию работы по олимпийскому образованию детей и
молодежи; усиление борьбы с допингом, с применением медикаментозных средств, наносящих вред здоровью спортсменов; активизацию деятельности в этих направлениях НОКов, а также их всемирной организации (АНОК) и континентальных объединений НОКов; усиление внимания
к вопросам культуры: культурные акции во время Олимпийских игр; проведение Олимпийского конкурса "Искусство и спорт – 2000"; образование международного института "Культурная Олимпиада", который призван нести ответственность за проведение Культурных Олимпиад во время летних Олимпийских игр и др. [см. Козловский, 1999; Ратнер, 1998;
Родиченко, 1996, 1998, 1999 и др.].
На основании этого делается вывод о том, что «никогда раньше
МОК не уделял так много внимания, времени и – главное – средств
пропаганде олимпийских идеалов, укреплению мира на планете,
повышению авторитета самого МОК и всего международного
олимпийского движения в воспитании подрастающего поколения»
[Ратнер, 1998, с. 46].
В
качестве
позитивного
фактора
рассматривается
и
коммерциализация Олимпийских игр. С. Эрдем, член МОК и президент
НОК Турции, в своей статье «Олимпийские игры и новый мировой
порядок», обсуждая данный вопрос, приводит такой факт: на летних Играх I960 г. в Риме американская телекомпания Си-Би-Эс купила телевизионные права за 200 тыс. дол. В 1998 г. в Барселоне телевизионные права
для другой американской телекомпании Эн-Би-Си стоили yжe 401 млн.
дол., а общие расходы зарубежных телекомпаний, аккредитованных на
Играх в Барселоне приблизились к 750-миллионной отметке. Как указывает С.Эрдем, это можно назвать коммерциализацией Игр, но можно
посмотреть на эту проблему и по-другому. «Ведь именно заинтересованность в Играх большого бизнеса дала возможность проводить Олимпиады на более высоком организационном уровне, именно эта заинтересованность создала новые источники финансирования для международных
спортивных федераций, которые, в свою очередь, получили возможность
более эффективно проводить в жизнь свои программы, включающие
строительство новых спортивных сооружений, подготовку квалифицированных тренерских кадров для работы с детьми и подростками и т.д. Эта
коммерция, от которой выигрывают все, и такой подход можно только
приветствовать» [Эрдем, 1992, с. 14].
И все же, если учитывать всю совокупность изложенных выше
фактов, нам представляется обоснованным вывод об усиливающейся
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
непоследовательности и противоречивости политики олимпийского
движения в практической реализации гуманистических ценностей в сфере
международного спорта и даже его негативной роли в этом. Вполне
оправданными являются и опасения в том, что «вряд ли следует ожидать
оздоровления обстановки при новом президенте МОК». Скорее всего
сохранится возникшая благодаря политике Х.А. Самаранча «эрозия моральных ценностей олимпизма»: «Спортсмен по-прежнему будет товаром
в коммерческих раскладках сложившейся околоолимпийской мафии. А
массовое развитие спорта в России под прикрытием глубокомысленных
рассуждений о непреходящих ценностях олимпизма будет и далее подменяться за государственный счет селекцией спортивно одаренных ребятишек» [Аршуруни, 2001, с. 17].
Важно подчеркнуть, что такое направление развития современного
олимпийского движения противоречит тем существенным изменениям,
которые произошли в сфере спорта и вне его за время, прошедшее с момента зарождения этого движения, и особенно за последние десятилетия.
Спорт получил широкое распространение во всем мире. Сложилась и
успешно функционирует широкая система регулярных международных
спортивных встреч и состязаний (в Европе, к примеру, не проходит недели, чтобы не проводился какой-нибудь крупный турнир, чемпионат мира
или континента), в ходе которых выявляются и награждаются сильнейшие спортсмены. Этих спортивных соревнований стало уже так много,
что поднимается вопрос об их сокращении. Развитие спорта в последние
десятилетия особенно наглядно показало, что в определенных условиях
спортивные соревнования могут негативно влиять на человека, на отношения между людьми, могут использоваться в антигуманных целях. Причем, выявилась тревожная тенденция развития спорта именно в этом
направлении. Наконец, все более осознается, что единственный выход из
той кризисной ситуации, в которой очутилось человечество в конце ХХ
столетия, состоит в гуманизации всех сфер общественной жизни [см.
Казначеев, 1997; Моисеев, 1994; Печчеи, 1980; Раймерс, 1992; Рерих, 1990;
Тейяр де Шарден, 1987; Субетто, 1999 и др.], и сфера спорта не может
быть исключением в этом плане.
В этой ситуации, как мы неоднократно подчеркивали в своих работах [Столяров, 1984, 1989, 1990, 1998-2002 и др.], на передний план перед
олимпийским движением все более выдвигается та задача, которая перед
ним всегда стояла, но в настоящее время становится особенно актуальной: добиваться максимально полной и эффективной реализации в спорте
и средствами спорта определенных общечеловеческих гуманистических
ценностей, проводить постоянную, систематическую работу, направленную на то, чтобы спорт, спортивные соревнования, связи, контакты использовались сугубо в гуманистических, а не в антигуманных целях, спо106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собствовали гуманизации человеческих отношений и гуманистическому
развитию личности.
Аналогичные по своей сути взгляды на эту проблему высказывает и
Б.А. Суник (Германия). Он обращает внимание на то, что само зарождение современного олимпийского движения и современных Олимпийских
игр в первую очередь было обусловлено наличием “сложных болезненных проблем морально-этического плана, которые разъедали спорт в
конце XIX века”, и по замыслу Пьера де Кубертена, неоолимпизм призван
был спасти спорт от вырождения. Однако, в спорте XX в., отмечает Б.А.
Суник, к сожалению, не удалось решить нравственные, моральноэтические проблемы. Причем, если во времена Кубертена эти проблемы,
подчеркивает он, «были исключительно важны, то для судеб спорта на
пороге грядущего столетия, в XXI веке, они обретают судьбоносное значение. Если мировое сообщество, национальные и интернациональные
институты, курирующие спорт, не осознают это и не сделают соответствующих практических выводов, спорт XXI века ждут не лучшие времена. Кризисные, болезненные симптомы, которые уже не одно десятилетие
раздирают спорт XX века, будут разрастаться и углубляться в XXI веке,
могут нанести спорту непоправимый удар» [Суник, 1996, с. 142-143].
Помимо указанных выше важными аспектами спортивной политики
являются также:

различные уровни этой политики (это может быть международная, государственная, региональная, муниципальная, отраслевая спо ртивная политика, спортивная политика на предприятии, в организации,
учреждении и т.д.) [подробнее см. Исаев, 2002, с. 383-397];

особые формы, средства и методы ее реализации применительно к разным социальным группам населения, например, по отношению к детям [см. Исаев, 2002; Столяров, 1998в; Сысоев, Германов, 2002],
к женщинам [см., например, Willis, 1982], к лицам с ограниченными возможностями (инвалидам) [см.: Губарева, 2000; Спортивная политика для
инвалидов, 2001] и др.

особенности спортивной политики на различных этапах развития спорта и общества [см. Politik und Sport in Geschichte, 1980];

особенности современной спортивной политики различных
стран и социально-политических систем [по данному вопросу см.: Башкирова, и др., 1990; Гуськов, 1996, 1999; Змажлик, 1978; Исаев, 2002, с.
294–314; Кейвенаф, 1989; Кёнен, 1981; Кноп, 1993; Макинтайр, 1985; Кудиненко и др., 2000; Кулинкович, 1998; Мичуда, 2002; Мичуда, 2002;
Олейник и др., 2001, 2002; Михайлов, 1998, 1999; Михайлов, Быховская,
1997; Рожков, 2000-2002; Спортивная структура и законодательство
Швейцарии, 2003; Спорт и политика в Азии, 1975; Спорт и политика в
Африке, 1976; Ade, 1982; Bohme и др., 1971; Brohm, 1976a, c; Jung, 1974;
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Kregel, 1974; Olin, 1981; Politik und Sport in Geschichte, 1980; Seppänen,
1984а и др.].
По всем указанным выше вопросам, касающихся различных аспектов
спортивной политики: относительно понятия спортивной политики,
субъектов этой политической деятельности, ее основных направлений,
целей, задач, средств и т.д., как правило, ведутся острые проблемы и
дискуссии. Во многом это определяется различным пониманием самой
политики, места спорта и его основных функций в социальной системе,
значимости тех или иных его разновидностей (в первую очередь, спорта
высших достижений и спорта для всех), роли государства как субъекта
спортивной политики и т.д.
Так, в нашей стране в 20-е годы предметом острых разногласий был
вопрос о том, следует ли при социализме развивать спорт высших достижений. Широкое распространение в это время получили взгляды, с огласно которым соревнования ведущих спортсменов и их рекорды рассматривались как пережиток буржуазной культуры, тормозящий развитие
физкультуры истинно массовой, пролетарской [см., например, Зикмунд,
1926].
В 50-е годы ставилась под сомнение необходимость специализации
учреждений физической культуры и спорта, создания спортивных школ.
Так, в передовой статье одного из номеров журнала «Теория и практика
физической культуры» за 1955 г. опубликовано следующее: «Практика
проведения городских соревнований для сборных команд спортивных
обществ повлекла за собой организацию так называемых городских центральных секций по большинству видов спорта, заменивших во многих
случаях существование спортивных секций в коллективах физкультуры
по таким массовым видам спорта, как легкая атлетика, лыжи...». Далее
говорится о том, что большинство советов спортивных обществ уделяют
основное внимание узкому кругу спортсменов, порождая тем самым кастовость. В связи с этим предлагалось ликвидировать спортивные секции
ДСО, а всю спортивно-физкультурную работу организовывать в коллективах физкультуры на предприятиях и т.д. В те же годы под лозунгом:
основным стимулом для государственного вмешательства является забота об аспектах общественного здоровья – физическую культуру и спорт
слили со здравоохранением. С начала 80-х годов начались бурные дискуссии о коммерциализации и профессионализации спорта [см. Аристова,
1999, с. 3-4].
Проявлением связи спорта и политики является и политическая
активность спортсменов.
5.3. Спортсмен как политическая фигура,
его политическая активность
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как уже отмечалось выше, спорт перестал быть только активным досугом, источником здоровья, приятным и полезным препровождением
времени. В настоящее время он выступает как катализатор многих страстей и идей, в том числе политических. При этом спорт – обоюдоострая
сила. С одной стороны, он помогает сближать народы, а вместе с тем – в
недобросовестных руках – он способен их и разъединить. Об этом свидетельствует разгул связанных со спортом националистических страстей,
горевшие стадионах, упомянутая выше настоящая война двух государств
Центральной Америки, которую окрестили «Футбольной». Тем самым
спортсмен то и дело из состязателя, игрока, рекордсменa превращается в
фигуру политическую, в представителя своего общества в целом или каких-то его кругов. В определенной степени это относится также к тренеру
и другим субъектам спортивной деятельности.
Но это – лишь одна сторона обсуждаемой проблемы: независимо от
воли и желания спортсменов (а вместе с ними и всех других субъектов
спортивной деятельности – тренеров, организаторов спортивных соревнований, работников средств массовой информации, просто зрителей)
они приобретают статус политических фигур, действия которых помимо
прочего имеют и политическое значение.
Другая сторона той же проблемы – вопрос о сознательной политической активности спортсменов, тренеров и других субъектов спортивной деятельности, их участии в политике, политических акциях.
Политическое участие граждан – это действия с целью оказать влияние на властные структуры, политические партии и фракции, на политических лидеров, а также другие формы политической деятельности. Она
может быть стихийной, неорганизованной или организованной, эпизодической или постоянной, законной или незаконной, автономной или мобилизационной. Автономное политическое участие – это сознательная, самостоятельная, внутренне мотивированная политическая активность,
выражающаяся в политической самодеятельности граждан (самодеятельность – это свободная деятельность). Самостоятельная политическая
активность основана прежде всего на осознании своих политических
интересов, целей, ориентации, т.е. на внутренней мотивации, которая
отражает объективное социальное положение личности. Такая активность
не обязательно основана на соответствующей политической культуре –
знаниях в области политики и умениях политически грамотно действовать, хотя именно политическая культура граждан обеспечивает эффективность их политического участия. Мобилизованное участие – это результат внешнего, стороннего побуждения к политическому действию.
Здесь уже главным является не внутренняя мотивация, а внешнее долженствование, стимулирование, которое может быть и политическим ("ты
член партии, движения, союза") и не политическим (страх, подкуп, угро109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
за). В этом случае политически активный граждан лишь по форме является субъектом политики, а фактически – он объект политического манипулирования.
Главными каналами участия граждан в политической жизни являются следующие:
 использование личных связей, контактов, знакомств для реализации
политических целей;
 непосредственное прямое участие в законодательных, исполнительных, судебных органах власти на любом уровне для продвижения и реализации своих идей и программ;
 участие в общественных движениях, ассоциациях, фондах, юридически оформленных в структуре общества;
 использование многочисленных средств массовой информации для
декларации и пропаганды своих политических интересов и целей;
 активное участие в деятельности политических партий с намерением создания на их основе соответствующих фракций в законодательных
органах власти;
 практическое участие в политической жизни в индивидуальной или
коллективной форме (голодовки, самосожжения, протесты, демонстрации, манифестации и т.д.) [см. Владимиров, Зеленов, 1999, с. 164-166].
Каждый человек живет в обществе, в социальной системе, а, значит,
имеет прямое или косвенное отношение к политической жизни. Как минимум он является объектом политической жизни, даже если не желает
того: политическая деятельность партий, классов, государств всегда о бращена на него (например, его призывают к каким-то действиям или отказу от последних, давят на его сознание, взывают к его мнению, о нем
заботятся, его обманывают и т.д. ). И в этом смысле любой человек связан с политикой. Некогда великий француз Вольтер с присущим ему
скрытым сарказмом заметил: «Я не занимаюсь политикой. Политика – это
не мое дело». А более чем через добрую сотню лет его соотечественник
граф де Монталамбер, также писатель, публицист и политический деятель, как бы полемизируя со знаменитым памфлетистом и драматургом,
остроумно парирует это высказывание: «Можно сколько угодно заявлять
что вы не занимаетесь политикой. Политика сама занимается вами».
С точки зрения отношения человека к политике, к политической
жизни можно выделить три типа личностей:
а) политические конформисты (от греч. – кон – такой же, форма –
вид), т.е. люди пассивно воспринимающие политическую информацию,
приспособленцы, не имеющие собственного мнения, конъюнктурщики,
люди без политических убеждений. Они в первую очередь являются объектами манипулирования со стороны политиков;
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
б) политические нонконформисты (от греч. нон – не), т.е. люди, которые нигилистически, безразлично относятся к политике ("спорт вне
политики", "искусство вне политики", "наука вне политики" и т.д.). Это
тоже хороший объект для политического манипулирования особенно в
сфере спорта, искусства и науки;
в) политические деятели (личности), субъекты политической жизни, т.е. люди активно участвующие в ней, имеющие свои собственные
политические позиции, основанные как на историческом, так и на личном опыте [см. Владимиров, Зеленов, 1999, с. 119].
В этом смысле важно, чтобы каждый любой человек стал субъектом
политической жизни, ее активным участником.
Влияет ли спортивная деятельность на политическую активность
спортсменов и тренеров и если влияет, то каким образом?
Долгое время существовало мнение о том, что спортсмены и тренеры в основном консервативны и аполитичны. Основанием для этого служили и результаты некоторых социологических исследований. Так,
например, изучение политических взглядов и поведения спортсменов и
тренеров, которое началось в США во время студенческих волнений в
конце 60-х годов [Norton, 1971; Petrie, 1975, 1977; Rehberg, Cohen, 1976;
Sage, 1974, 1980], показало, что несмотря на то, что студенческие волнения приводили к большей политической и социальной осведомленности
среди спортсменов, тем не менее лица, занятые в спорте, оказались более
консервативны, чем неспортсмены. Однако, как справедливо отмечают
авторы коллективного труда «Спорт и социальные системы», «нет никаких особых оснований предполагать, почему спортсмены должны отличаться по их политическим взглядам или поведению от остальных граждан» [Loy, McPherson, Kenyon, 1978, р. 290].
С этим следует согласиться хотя бы потому, что другие исследования и факты [см., например: Общественная активность спорстменов ФРГ,
1982] опровергают мнение о консерватизме и аполитичности спортсменов и тренеров. Х.-Ю. Шульке в статье, помещенной в журнале "Олимпише Югенд" (ФРГ), пишет по этому поводу: «Самым стойким заблуждением в спорта является представление об аполитичности спортсмена высокого класса, который не проявляет ни социальной активности, ни
идеологических убеждений, поскольку на это ему не оставляет ни времени, ни сил тренировка и участие в соревнованиях. А уж если спортсмен
высказывает политическое суждение, то оно, конечно же, насквозь консервативно. События недавнего времени показывает, что подобные представления абсолютно ложны – даже относительно высокооплачиваемых
профессиональных спортсменов». Для обоснования этого утверждения
он приводит ряд фактов, касающихся политического сознания немецких
спортсменов и тренеров:
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Левый крайний клуба Федеральной лиги "Боруссиа Менхенгладбах" Эвальд Линен обратился с письмом к своим коллегам, в котором попросил их подписать призыв к демонстрации против запрета на
профессии в ФРГ и многие игроки Федеральной лиги незамедлительно
дали свое согласие и выразили убеждение в необходимости что-то предпринять против запрета на профессии и слежки за неблагонадежными;
– команда ФК "Бавария Мюнхен" предприняла успешную попытку
восстания против своего президента;
– 50 ведущих легкоатлетов не удовлетворились отрицательными ответами руководства их федерации на вопрос относительно участия в
Универсиаде и приняли резолюцию с требованием к Немецкой федерации
легкой атлетики отменить принятое ею решение, обосновав это требование большим интересом к Универсиаде, а также своей солидарностью с
Немецкой федерацией университетского спорта.
Как отмечает Х.-Ю. Шульке, эти примеры, опровергающие концепцию "аполитичности спортсменов высокого класса", нельзя отнести к
разряду случайностей. Ведь спортсмены не только спортсмены, но в то
же время граждане, трудящиеся, избиратели. «Процесс политизации
спортивного движения и профессионализации спорта высших достижений имеет неизбежным следствием выступление на первый план политически активных спортсменов. Спортсмены высшей квалификации хотят
участвовать в принятии решений и, занимая видное положение в обществе, стремятся выразить свое отношение к проблемам общеполитического характера» [Шульке, 1979, с. 19-21].
Разумеется, нужно учитывать, что конкретные условия социальнополитической, экономической и культурной жизни той или иной страны
накладывают существенный отпечаток на политическую активность
спортсменов и тренеров. Один из популярнейших футболистов мира Рууд Гуллит активно участвовал в политической деятельности. Когда в 1987
г. его признали лучшим футболистом Европы, он посвятил этот титул
Нельсону Манделе, чтобы тем самым привлечь внимание мира к бесчеловечной системе, царящей в ЮАР. Помимо этого он выступил с речью в
Осло на митинге против апартеида, в Нидерландах был членом Фонда
имени Анны Франк – организации, защищающей права национальных
меньшинств и т.д. Во время пресс-конференции, отвечая на вопрос одного из журналистов относительно политической активности спортсменов
высокого класса, он сказал, что в ФРГ многие профессиональные участвуют в политической жизни страны. Иная ситуация в Италии. Здесь профессионалы побаиваются говорить о политике, так как подобная активность игроков не нравится президентам клубов. Кроме того, спортсмену
нелегко высказаться критически, так как в этом случае на него ополчается
пресса. Он напомнил о том, что в той же Западной Германии журналисты
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в свое время навесили на Пауля Брайтнера ярлык "коммуниста" [см. Гуллит, 1988]. В ряде стран, прежде всего в США, многие спортсмены по
окончании своей карьеры успешно используют былую славу и популярность в борьбе за политические посты [подр. см.: Серебряков, Пономарев, 1979, 1987].
Но оправданна ли политическая активность спортсменов, тренеров,
организаторов спортивных соревнований, следует ли ее поощрять? Ос обую остроту имеет вопрос о том, возможно ли использование спорта в
политических целях спортсменами, тренерами, другими субъектами
спортивной деятельности. Этот вопрос заслуживает внимания хотя бы
потому, что до сих пор среди спортсменов и тренеров широко распр остранено мнение о том, что их непосредственное дело – заниматься спортом, а не использовать его в политических целях. По их мнению, такое
использование спорта и характер его использования – это дело политиков.
При ответе на эти вопросы, по-видимому, прежде всего необходимо
учитывать цели политической активности, их соответствие идеям гуманизма. Любая политическая активность, независимо от того, кто является
субъектом этой активности – спортсмены, тренеры или другие граждане,
представители других профессий – заслуживает высокой оценки и поощрения, если она направлена на реализацию гуманистических идеалов и
ценностей.
И, конечно, субъекты спортивной деятельности, как уже было отмечено выше, просто не могут уклоняться от участия в решении таких политических вопросов, которые прямо и непосредственно затрагивают
спорт. К числу таких вопросов, относится, например, вопрос о войне и
мире. Как показывает история международного спорта и олимпийского
движения в ХХ столетии, наиболее благоприятные условия для их развития складываются при наличии мирных отношений между государствами.
Международная напряженность, эскалация гонки вооружений и тем более
военные действия создают огромные препятствия, наносят существенный
ущерб, а иногда приводят и к катастрофическим последствиям для международного спорта и олимпийского движения. Это ярко подтверждает
история олимпийского движения. Как известно, из 26 Олимпийских игр
современности, начиная с 1896 года, из-за мировых войн не состоялись
Олимпиады 1916 г. в Берлине, 1940 г. в Хельсинки и 1944 г. в Лондоне;
Германия, как главный виновник мировых войн, не была допущена к участию в Олимпиадах 1920 г. в Антверпене, 1924 г. в Париже и 1948 г. в
Лондоне и т.д.
Такая ситуация подталкивает всех тех, кто участвует в спорте и
олимпийском движении, связан с ними, ценит их, к активной борьбе за
мир, за мирные способы разрешения возникающих конфликтов. В период
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
“холодной войны” спортсмены играли активную роль в рамках развернутого во всем мире движения прогрессивных сил за предотвращение во йны, сохранение мира и жизни на земле.
Среди наиболее крупных акций в этом плане можно отметить:
– участие спортсменов во Всемирной ассамблее “За мир и жизнь,
против ядерной войны”,
– ежегодные международные форумы атлетов в ФРГ в поддержку
Крефельдского воззвания,
– международные соревнования, специально посвященные укреплению мира и дружбы между народами (например, многодневная велогонка
мира, международные автомобильные соревнования – ралли “За мир и
дружбу”, легкоатлетические матчи Дружбы команд ГДР, Польши и
ЭССР, кубок Дружбы по фигурному катанию, матчевые встречи бокс еров и легкоатлетов СССР-США, эстафеты и велопробеги мира в Швеции,
Голландии, Финляндии, Западной Германии и др.). В ряде стран спортсмены объединялись для борьбы за мир. В качестве примера можно сослаться на движение “Спортсмены против атомных ракет”, развернутое
сначала в ФРГ, а затем в Финляндии, Дании, Швеции и других странах. В
Греции была создана организация “Спортсмены за мир и разрядку”, в
США – “Союз спортсменов за мир” и т.д. [см. Данилова, 1991; Петушкова, 1988; Güldenpfennig, 1981, 1984c, 1985, 1989; Güldenpfennig, Meyer, 1983;
Güldenpfennig, Wiewiorra, 1984; Laitinen, 1984; Schulke, 1981].
Проблема политической активности спортсменов и других субъектов
спортивной политики предполагает анализ и ряда других вопросов, в том
числе: какое влияние эта активность оказывает на их профессиональную
деятельность и личностные качества; существует ли взаимосвязь политической активности субъектов спортивной деятельности и их личностных
качеств; каковы особенности личностных черт и мотивационных характеристик тех из них, кто стал активным участником политической жизни
и др. Однако эти вопросы должны составить предмет специального рассмотрения.
Вопрос о политической активности спортсменов и других субъектов
спортивной деятельности как формы связи спорта и политики тесно связан с вопросом о их политическом воспитании и роли спорта в этой педагогической деятельности.
5.4. Политическое воспитание спортсменов
и роль спорта в этом воспитании
Как уже отмечалось выше, в настоящее время целый ряд факторов
определяет важную роль политического воспитания в общей системе
воспитания детей и молодежи, включая спортсменов. Но применительно
к последним, а также к другим субъектам спортивной деятельности, значимость политического воспитания связана и с тем, что спорт (особенно
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
спорт высших достижений и олимпийской спорт) как важный социальный феномен все чаще выполняет определенные политические функции,
используются в тех или иных политических целях.
Вот почему в тех странах, в которых спорт высших достижений и
олимпийский спорт занимают важное место в системе социальной политики, значительное внимание уделяют политическому воспитанию
спортсменов и всех других субъектов спортивной деятельности.
Ярким примером в этом плане может служить система политического образования и воспитания спортсменов в Советском Союзе [см. Кудренко, 1982; Кудрявцева, Неминущий, 1989; Массовая физическая
культура и спорт…, 1989; Починкин, 1985, 1988; Степовой, 1972, 1984;
Witt, Baumann, 1984 и др.], которая была ориентирована на приобщение
спортивной молодежи к идеалам и ценностям коммунистической идеологии.
Несколько иной подход к проблеме политического воспитания молодежи в спорте пропагандировался в ФРГ.
Вопросами этого воспитания в стране специально занималась комиссия по политике в отношении молодежи организации "Немецкая
спортивная молодежь". В изложении председателя этой комиссии Петера
Брааш концепция политического воспитания молодежи в спорте выглядит следующим образом. Спорт как средство формирования личности
немыслим без политического воспитания. Политическое воспитание в
спорте рассматривается как "самая важная второстепенная вещь". Оно
должно осуществляться на трех уровнях.
1. Политическое воспитание как способ формирования поведения
молодежи. Оно преследует следующие цели: подготовить молодежь к
активному и эффективному участию в повседневной жизни; воспитать
самостоятельность мышления, т.е. сделать молодежь как можно более
независимой от различного рода влияний; научить распознавать направленность политических сил и сохранять независимость в личной и общественной жизни; научить отстаивать собственную инициативу и подавлять неправомерные притязания на господствующее положение.
2. Политическое воспитание как '"чрезвычайная мера". Средством
этого воспитания являются мероприятия, посвященные тому или иному
событию.
3. Политика в отношении молодежи как защита ее интересов.
Возможная тематика политического воспитания спортивной молодежи, по мнению П. Брааш, следующая:
– общественный строй страны-организатора соревнований и выводы
относительно собственного поведения; спорт высших достижений и
национальное представительство;
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– кого спортсмены представляют за рубежом; каково отношение к
спортсмену высокого класса за рубежом и в ФРГ;
– как комментируют соревнования пресса и радио; делаются ли попытки использовать международные спортивные соревнования в интересах политики и коммерции; кому и чему служат спортивные достижения;
– как относится "общество успеха" к спорту высших достижений;
смысл и бессмысленность спорта высших достижений;
– роль спорта высших достижений в различных социальных системах; какое содействие оказывается спорту в ФРГ;
– кто строит и содержит спортивные сооружения; спорт и реклама;
следует ли ожидать усиления коммерциализации спорта; в каких условиях
окружающей среды мы занимаемся спортом [см. Клее, 1977].
Близкие к этому взгляды на основные направления, цели и задачи
политического воспитания спортсменов изложены в статье К. Штриттматтера «К вопросу о дидактике спорта в политическом образовании»
[Strittmatter, 1984]. Он отмечает, что члены и ответственные работники
Немецкого спортивного союза – головной и крупнейшей организации в
области спорта в стране – всегда были едины во мнении, что "только
занятие спортом" не может быть единственной задачей их организации.
Вместе с входящими в него организациями, такими, как Немецкая спортивная молодежь, Академия руководящих и административных кадров, а
также учебными заведениями по повышению квалификации Союз включал в свою программу внешкольного образования темы и проблемы,
имеющие социальную и социально-политическую направленность. Это, к
примеру, такие темы, как воспитание личности, спорт и политика, спорт и
мир, спорт и экология, спорт и безработица и др.
К. Штриттматтер приводит ряд других связанных со спортом тем и
вопросов, которые могут обсуждаться в процессе политического воспитания и ориентированы на различные социальные группы.
1-я тема: Спорт и общество
Дидактические рамки:
 Является ли спорт интегрирующим моментом или он ведет к общественно-политическим изменениям?
Целевые группы/области: спорт, партии, церковь, профсоюзы, промышленность.
 Содействие (ре)интеграции с помощью спорта: иностранные сограждане, лица, освобожденные из заключения, инвалиды, пожилые люди
с трудом сохраняют или устанавливают групповые контакты. Темы или
проблематика должны разрабатываться раздельно, в соответствии с целевыми группами.
Целевые группы/области: спорт и спортивная молодежь, благотворительные и диатонические учреждения, представители иностранных групп,
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
министерства юстиции и социальных вопросов, общества призрения и
инвалидов, политические партии.
 Идеализм и материализм – значение почетной должности для
нашего общества; связаны ли гонорар и заработная плата с зависимостью? Соответствует ли работа на общественных началах свободному
общественному строю? Только ли то имеет ценность, что оплачивается?
Целевые группы/области: спорт, церковь, социологи, исследователи
культуры, благотворительные и диатонические учреждения, политические партии.
 Агрессивность в спорте и посредством спорта – является ли корректная игра утопией?
Целевые группы/области: спорт, психологи, спортивные клубы, полиция, средства массовой информации.
 Место спорта в нашей культуре; спорт в литературе, живописи,
музыке и кино.
Целевые группы/области: представители различных областей культуры, ученые в области спорта, политологи.
 Спорт и политика; осуществление политики с помощью спорта?
Целевые группы/области: спорт, представители правительства, политики, средства массовой информации, промышленность, организации по
правам человека, церковь.
2 - я тема: Спорт в трудовой жизни и в свободное время.
Дидактические рамки:
 Новые ценности благодаря спорту в свободное время; будущее
рабочего времени и досуга; уровень здоровья или заболеваемости в р езультате неправильно организованного досуга.
Целевые группы/области: организации, занимающиеся вопросами
спорта и досуга, органы городского планирования, профсоюзы, здравоохранение, психологи, средства массовой информации, теологи.
3 - я тема: Спорт и окружающая среда.
Дидактические рамки:
 Ответственность за сохранность окружающей среды, спорт в
условиях экологического кризиса; спорт как фактор охраны окружающей
среды; строительство спортсооружений, роль спорта в промышленности,
выпускающей товары для отдыха и спорт как популярный вид туризма.
Целевые группы/области: спортивные, лечебные и транспортные
объединения, специалисты в области планирования ландшафта, судебные
органы, политические партии, органы здравоохранения, специалисты в
области городского планирования, туристические фирмы, организаторы
проведения отпусков, специалисты в области охраны окружающей среды.
4 -я тема: Международное спортивное движение.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дидактические рамки:
 Олимпийские игры или мировые чемпионаты, вклады в международную дискуссию по вопросам мира? В какой мере встречи между преподавателями спорта, должностными лицами, учеными, заинтересованными представителями экономики, журналистами и зрителями могут
способствовать осуществлению стремления к миру?
Целевые группы/области: международные и национальные союзы,
Международный и Национальные Олимпийские комитеты, организации
по правам человека, церковь, религиозные корпорации, представители
экономических конгрессов, политические партии, представители правительственных органов, средства массовой информации.
5 - я тема: Спорт и новые средства массовой информации.
Дидактические рамки:
 Влияние новых технологий в области средств массовой информации на спорт; способствуют или мешают занятиям спортом среди населения средства массовой информации? Какое влияние оказывают сообщения на спортивные темы с точки зрения его места в системе общественных ценностей?
Целевые группы/области: спорт, ученые – специалисты в области
коммуникации, общественно - правовые и частные организации, педагоги, специалисты по рекламе.
6 - я тема: Спорт для всех – всякий вид спорта для каждого?
Дидактические рамки:
 Служит ли спорт человеку? В большом спорте цель оправдывает
любые средства. Необходимо ли в определенных случаях производить
изменения в генетическом аппарате, если человек по своим нынешними
способностям и свойством уже не справляется с новыми задачами?
Ограничивается ли равенство шансов в спорте – если к нему вообще
стремятся – только спортивными снарядами?
Целевые группы/области: спорт, наука о спорте, органы здравоохранения, педагогика, этика, заинтересованные круги, политические партии,
промышленность, союз охранены детей, церковь, средства массовой
информации.
 Какие виды спорта подходят для отдельных людей? Для каких
слоев общества должны быть выработаны новые мотивы? Где и для каких групп людей существуют естественные, социологические и, возможно, территориальные границы?
Целевые группы/области: представители спортивных кругов, специалисты в области науки о спорте, психологи, педагоги, промышленность
по выпуску спортивных товаров и принадлежностей, представители женских союзов, теологи [см. Strittmatter, 1984].
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, в рамках изложенной выше концепции, на которую
ориентировалась система политического воспитания молодежи в спорте
в ФРГ, это воспитание не идентично изучению партийной политики. Ему
придается более широкое толкование, притом настолько широкое, что
оно, на наш взгляд, утрачивает свою специфику политического воспитания.
С нашей точки зрения, главная цель политического воспитания
спортсменов – формирование у них не только общеполитической, но и
спортивно-политической культуры .
Особенно важным, но, к сожалению, слабо разработанным, является
вопрос о роли самого спорта и методике его использования в целях политического воспитания спортсменов. Как отмечалось выше, он может
быть использован для воспитания миролюбия, поведения в духе демократических ценностей и т.п. Спортивная деятельность может выступать
и как средство воспитания культуры мира. Но этот вопрос требует специального рассмотрения.
Самое трудное при анализе и характеристике взаимосвязи спорта и
политики объяснить, почему (под влиянием каких факторов, воздействием каких причин) имеют место те или иные формы, направления и
мотивы использования спорта политическими силами, те или иные варианты спортивной политики и политической активности субъектов спортивной деятельности.
Важнейшее значение для такого объяснения имеет конкретноисторический анализ взаимосвязи спорта и политики на различных этапах развития спорта и общества в целом, в различных социокультурных
условиях, в различных социально-политических системах, в различных
странах и регионах.
При этом выясняется одна из основных форм проявления связи
спорта и политики – влияние социально-политической структуры общества на спорт и спортивную политику.
 Подробнее по данному вопросу см. статью А.В. Хлопкова «Социально-педагогические аспекты концепции взаимоотношения спорта и
политики в содержании высшего физкультурного образования», помещенную в данном сборнике.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5.5. Влияние социально-политической структуры общества
на спорт и спортивную политику
Нередко относительная независимость спорта от политики, как уже
было отмечено выше, абсолютизируется: он рассматривается как идеальная «закрытая система», как совершенно автономная, независимая от
социально-политических условий область человеческой деятельности.
Такие взгляды, приводящие в конечном итоге к концепции «спорт –
вне политики», связаны с тем, что при анализе соотношения спорта и
политики ограничиваются рассмотрением правил спортивных соревнований, особенностей техники и тактики, закономерностей тренировочного
процесса, методики выполнения физических упражнений, т.е. анализом
спорта как определенной «системы деятельности (активности)», если
использовать упомянутую выше терминологию С.Гюльденпфеннига. Эти
явления спорта действительно независимы от социально-политических
условий: не существует "немецкого", "капиталистического" или "социалистического" прыжка в длину (так же как не существует, например,
"немецкой" физики), а есть просто спортивный прыжок.
Если ограничиться таким анализом спорта, создается иллюзия его
полной автономности, абсолютной независимости от политики и от с оциальных условий вообще. Однако подобная иллюзия исчезает, как только мы принимаем во внимание и другие важнейшие особенности спорта,
прежде всего систему организации и социальных функций спорта, его
использование и назначение в той или иной социальной системе, в тех
или иных конкретных социально-политических условиях, т.е. подвергнем
анализу спорта как «институциональную систему», по терминологии С.
Гюльденпфеннига.
При таком конкретно-историческом подходе выясняется, что спорт
приобретает то или иное содержание, характер, направленность, ценность в зависимости от конкретных исторических условий, структуры
общества, в рамках которого он развивается, от сознательной деятельности людей, которые его организуют и используют в определенных целях [Столяров, 1989, с. 29]. Становится возможным выявить явную зависимость спорта от социально-политических условий и заметить, что он
«является зеркалом, которое в соответствии со своими целями и активностью отражает основные ценности общества», а вместе с тем «может
быть связующей силой общества, которая активно поддерживает социальный порядок и его ценности, а также структуры власти, в рамках которых он функционирует», что он «охотно предоставляет себя в качестве
орудия для власти, которая чувствует, что социальный порядок находится в опасности» и «легко может быть использован для реализации целей
социальной власти» [Вуолле, 1998, с. 132].
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Например, в авторитарных режимах политическая элита стремится
полностью подчинить спорт своей власти, использовать его в своих политических и идеологических целях. Так, в Спарте спорт использовался
прежде всего как средство подготовки находящейся у власти военной
элиты, позволяющее воспитать не только силу, но и дисциплинированность, выносливость, способность к самопожертвованию. Национал-социализм пытался использовать спорт для улучшения расы, бывшей основой режима, а также для подготовки граждан к войне [см. Михайлов,
1999; Сиджански, 1987; Politik und Sport in Geschichte, 1980].
Напротив, в демократических странах спорт включен в структуру, в
которой государство, занимая центральное место в системе субъектов
спортивной политики и стремясь оказать определенное влияние на спорт,
все же оставляет широкое поле для свободной деятельности спортивных
организаций. Они обладают определенной независимостью. Вмешательство государства в их работу осуществляется как в форме регламентации,
так и в форме финансовой помощи, а частный сектор использует их с
целью рекламы, предоставляя им в обмен покровительство и поддержку.
Значит, они испытывают двойное давление – государства и денег, а потому могут использоваться в политических и коммерческих целях. Однако идеологический плюрализм препятствует тому, чтобы такое использование спорта было постоянным и преобладающим [Сиджански, 1987, с.
17].
Важное положение теоретической концепции взаимосвязи спорта и
политики о существенной зависимости спорта от конкретноисторических условий и социально-политической структуры общества
формулируется и обосновывается во многих работах отечественных и
зарубежных авторов [см., например: Вуолле, 1998; Гуськов, 1996, 1999;
Киселев, 1978; Михайлов, 1998, 1999; Михайлов, Быховская, 1997; Пономарев, 1982; Починкин, 1985; Серебряков, Пономарев, 1979, 1987; Степовой, 1972, 1984; Столяров, 1979, 1980; Фомин, 1986, 1988, 1993 и др.].
Всесторонний исторический анализ (вплоть до 80-х гг. ХХ столетия)
этой зависимости дан, например, в работе «Политика и спорт в истории в
настоящее время» [Politik und Sport in Geschichte und Gegenwart, 1980],
опубликованной в Германии в 1980 г. В этой работе анализируется взаимосвязь спорта и политики в Древней Греции, в Древнем Риме, в Средние века, в эпоху Возрождения и Просвещения, во второй половине 19-го
века, после окончания первой мировой войны в нацистской Германии,
после второй мировой войны.
Анализ современной спортивной политики в различных странах и
регионах содержится и в других работах [см., например: Башкирова, и
др., 1990; Гуськов, 1996, 1999; Змажлик, 1978; Исаев, 2002, с. 294–314;
Кейвенаф, 1989; Кёнен, 1981; Кноп, 1993; Макинтайр, 1985; Кудиненко и
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
др., 2000; Кулинкович, 1998; Мичуда, 2002; Мичуда, 2002; Олейник и др.,
2001, 2002; Михайлов, 1998, 1999; Михайлов, Быховская, 1997; Рожков,
2000-2002; Спортивная структура и законодательство Швейцарии, 2003;
Спорт и политика в Азии, 1975; Спорт и политика в Африке, 1976; Ade,
1982; Bohme и др., 1971; Brohm, 1976a, c; Jung, 1974; Kregel, 1974; Olin,
1981; Politik und Sport in Geschichte, 1980; Seppänen, 1984а и др.].
Многие работы отечественных ученых (особенно написанные в советский период) посвящены сравнительному анализу спортивной политики социалистических и капиталистических стран [см., например: Киселев,
1978; Михайлов, 1998, 1999; Михайлов, Быховская, 1997; Пономарев, 1982;
Починкин, 1985; Серебряков, Пономарев, 1979, 1987; Степовой, 1972,
1984; Фомин, 1986, 1988, 1993; Pfetsch F. et al., 1975 и др.]. Хотя в работах,
написанных в советский период, имеются определенные искажения и
преувеличения, вызванные идеологическими соображениями, в них содержится достаточно богатый фактический материал, характеризующий
указанную зависимость спорта от конкретно-исторических условий и
социально-политической структуры общества.
В последние годы усилилось внимание к вопросам спортивной политики стран СНГ [см. например: Кудиненко, Олейник, Родригес, 2000;
Кулинкович, 1998; Мичуда, 2002; Олейник, Ашанин, Камаев и др., 2001;
Олейник, Ашанин, Кудиненко и др., 2002].
Многие работы посвящены анализу спортивной политики России.
Так, характеристика этой политики в дореволюционной России содержится в работах А.А. Исаева (2002), Н. Мельниковой, С. Мягковой, А.
Трескина (1999), А.А. Перевозникова (1999), А.Б. Суника (2001), Ю.А.
Чубуковой (1991) и др.
Особенно важными представляются анализ и характеристика спортивной политики в нашей стране в советский период и в настоящее время.
Основные особенности спортивного движения и спортивной политики советской эпохи достаточно четко выделены и проанализированы во
многих работах [см., например: Егоров, 1996; Исаев, 2002; Киселев, 1981;
Михайлов, 1999; Паначев, 2000; Переверзин, 1993; Перевозников, 1999;
Родиченко, 1998; Суник, 2001 и др.].
В них отмечается, что в советский период Россия оказалась питательной средой для культивирования спорта. Исторические перспективы,
открывшиеся в начале XX в., вызванный революциями духовный и эмоциональный подъем, разгромом фашизма, надежды и возможности создать новое и справедливое общество, новый тип личности – все это послужило мощным стимулом для формирования и развития спортивного
движения.
Но цели и задачи этого движения определялись исключительно политическими и идеологическими целями. Физическая культура и спорт
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рассматривались как важный инструмент формирования «новой общности людей – советского народа», доказательства преимущества социалистического общественного строя перед капиталистическим, подготовки
советских людей к трудовой деятельности и защите Отечества, а также их
приобщения к коммунистической идеологии.
В связи с этим, начиная с 30-50-х гг. стремительно развивается процесс огосударствления спорта. Как отмечает А.А. Исаев, в этом процессе
было много положительного, ибо тем самым спортивное движение получило мощную материальную поддержку и базу, социальную программу
развития, организационные возможности самого широкого масштаба.
Государство стремилось создавать возможности для обеспечения в сфере физической культуры и спорта социальной справедливости, определенных гарантий физического воспитания и развития всех граждан, возможности для выявления и совершенствования наиболее одаренных.
Проведение целенаправленной государственной политики в области физической культуры в немалой степени способствовало тому, что в короткое время спорт стал приобретать большое значение в образе жизни
населения [см. Исаев, 2002, с. 237].
Однако огосударствление социального института спорта, приобретшее к 60-м гг. устойчивый характер, делало его инструментом государственной политики, которая, к сожалению, далеко не всегда соответствовала действительным интересам народа и гуманистическим идеалам. Так,
жесткая классовая конфронтация 20-30-х гг. противопоставила «буржуазный» и «пролетарский» спорт, что в значительной мере ограничило возможности спорта как явления общечеловеческой культуры [см. Кудрявцев, Кудрявцева, 1987]. А самое главное – спорт, как уже отмечалось выше, все чаще стал использоваться в политическом противоборстве СССР
с США и другими капиталистическими странами.
Большие надежды возлагались на спорт и в плане нравственного совершенствования советских людей. При этом исходили из того, что дружеская расположенность участников соревнований, бескорыстность
борьбы и ее благородные правила будут все в большей и большей мере
определять спортивные отношения, а через них распространяться в качестве общечеловеческих ценностей и норм общения, помогая решать многие проблемы социального, этического и, главное, идеологического плана.
Однако уже к середине 70-х гг. эта картина начала деформироваться.
Спорт высших достижений стал довлеть над массовым, и тем самым стала рушиться добротная и, казалось бы, надежная система физкультурноспортивного движения, основу которой составлял постулат, что масс овость спорта служит надежной базой и условием высокого спортивного
мастерства. При этом сами спортсмены все чаще стали рассматриваться
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
как инструмент добывания побед и медалей. Нарастало отчуждение между спортсменами и социумом. Атлеты, бывшие ранее всеобщими любимцами, «своими» героями, стали элитой, отделенной закрытыми базами,
сборами, рекламными клипами. Они стали героями заранее срежиссированных спортивных зрелищ. И уже не только азарт и красота соревнований и спортивного духа стала привлекать в эту сферу новых талантливых
людей, а куда больше интерес чисто практический.
Все более очевидным становилось и положение о том, что соревновательный спорт, особенно спорт высших достижений, не только не гарантирует высокую нравственность, здоровье и физическое совершенство, но нередко негативно влияет на эти важнейшие качества человека.
Спорт заставляет работать человека на износ, приносит его в жертву медалям и рекордам. Так, например, средний возраст жизни олимпийцев
Пермской области составляет ... 47,3 года! [см. Паначев, 2000].
Особенно важными представляются анализ, оценка и характеристика
спортивной политики в нашей стране на современном этапе ее развития
в связи с теми огромными изменениями, которые здесь произошли и
происходят в экономической, социальной и культурной политике.
В силу важности этого вопроса остановимся на нем подробнее.
5.6. Спортивная политика современной России
Данный вопрос активно обсуждается в последние годы [см. Аристова, 1999; Балахничев, 2003; Бальсевич, 2002; Виноградов, 1995, 1998, 1999;
Виноградов, Столов, Душанин, 1999; Гостев, Гуськов, 2000; Гуськов,
1996, 1999; Исаев, 2002; Кузин, 1996, 2001; Пилоян, 1990; Рожков, 20002002; Рыбаков, Куликов, 2002; Холщевникова, 1997, 2000; Чепик, 1995 и
др.].
Конституция определяет Российскую Федерацию как социальное
государство, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный размер минимальной оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты» [Конституция РФ, 1993, Гл. 1, ст. 7].
Многочисленные документы, принятые в последние годы, свидетельствуют о том, что в соответствии с общемировой тенденцией вопросы развития физической культуры и спорта приобретают важный статус в
системе социальной политики в нашей стране. Усиливается понимание
значимости института спорта для социально-экономического развития
страны, повышения уровня здоровья населения, профилактики асоциального поведения детей и молодежи.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вот некоторые факты, подтверждающие это:
– в Конституцию вошли положения, определяющие ответственность
государства за поддержку развития физической культуры и спорта (ст. 41
и 72);
– в плане действий Правительства РФ в области социальной политики и модернизации экономики на 2000-2001 гг., утвержденном 26 июля
2000 г. № 1072-р, развитие массовой физической культуры и спорта отнесено к стратегическим целям социальной политики государства;
– в Федеральной целевой программе «Молодежь России (2001–2005
гг.)», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2000 г. № 1015, развитие массового молодежного спорта
рассматривается как одно из приоритетных направлений государственной
молодежной политики;
– в Федеральном законе «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (№ 80-ФЗ от 29.04.1999 г.) спорт рассматривается как
одно из средств профилактики заболеваний, укрепления здоровья, поддержания высокой работоспособности человека, а также воспитания патриотизма граждан, подготовки их к защите Родины, развития и укрепления дружбы между народами;
– в Концепции охраны здоровья населения Российской Федерации
на период до 2005 г., одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2000 г. № 1202-р, в числе первоочередных
мер, направленных на охрану здоровья, определено создание условий и
вовлечение различных групп населения в активные занятия физической
культурой и спортом;
– в национальной доктрине образования в Российской Федерации,
утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от
4 октября 2000 г. № 751, в качестве одной из основных целей определено
формирование здорового образа жизни, развитие детского и юношеского
спорта;
– Государственный комитет Российской Федерации по физической
культуре, спорту и туризму в проекте Концепции развития физической
культуры и спорта в РФ на период до 2005 г. наметил спортивную политику как «важную составную часть государственной социальноэкономической политики» [Концепция…, 2001, с. 2-8].
Объектом социальной политики в области спорта является практически все население страны. Для проведения такой политики существуют
федеральные структуры законодательной и исполнительной власти. Правом законодательной инициативы в соответствии с Конституцией Российской Федерации обладает Правительство Российской Федерации, которое разрабатывает и вносит на утверждение Государственной Думы
значительное число важнейших законопроектов по социальной сфере.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Основными звеньями управления социальным развитием в области спорта являются Государственный комитет по физической культуре и спорту
и Министерство образования в части физического воспитания учащихся.
Отдельные вопросы данной сферы находятся в ведении Министерства
здравоохранения и Министерства по труду и социальному развитию.
В последние годы предприняты определенные меры в целях социальной поддержки государством спортивного движения. Вопросы развития спорта рассмотрены на заседании Правительства России 16 декабря
1999 года и на Государственном Совете России 30 января 2002 г. Принято
решение Госсовета РФ о реализации мер по укреплению статуса физической культуры и спорта в Российской Федерации. Проблему усиления
роли спорта в решении важнейших социальных задач российского общества взял под личный контроль президент страны В.В. Путин. 15 августа
2002 года он подписал Указ о создании Совета по физической культуре и
спорту – консультативного органа при Президенте РФ. Председатель
Совета – В.В. Путин, его заместитель – руководитель Госкомспорта России В.А.Фетисов.
В настоящее время созданы и другие новые организационные формы
управления физической культурой и спортом: Общественногосударственное физкультурно-спортивное объединение «Юность России»; Общероссийская общественная организация «Всероссийское добровольное общество “Спортивная Россия”»; Общественные советы по
физической культуре и спорту при полномочных представителях президента Российской Федерации в федеральных округах; Всероссийская
спортивная конфедерация профессионального спорта.
Подкомитетом по спорту Комитета Госдумы РФ по здравоохранению и спорту совместно с Госкомспортом России разработаны меры по
укреплению роли спорта в обществе, основанные на новой идеологии
взаимоотношений спорта и государства в рамках формирующейся новой
социально-экономической и политической среды. Меры предполагают
новый статус спортивной политики в системе социальной политики, преодоление ее дискриминации, равноправие по отношению к другим
направлениям государственной политики.
Введена в действие президентская программа «Дети России», включающая ряд целевых программ, в т.ч. по спорту. Ведется работа по формированию политики в отношении спорта для женщин, инвалидов, людей
пожилого возраста, молодежи, подверженной наркотической зависимости.
Важное место в разработке и реализации социальной политики в области спорта отводится субъектам Российской Федерации и федеральным
округам. Субъекты РФ имеют право на собственное законотворчество. В
регионах имеются специальные структуры, ответственные за реализацию
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
государственных социальных норм и стандартов, в том числе в области
физической культуры и спорта, и дополняющие их за счет собственных
средств. Идет процесс законодательного закрепления и разграничения
полномочий между федеральными и региональными органами власти в
сфере спорта.
Региональная социальная политика в области спорта по своей структуре и содержанию сочетает в себе общегосударственные начала и региональные особенности. Индикатором процесса институализации социальной политики в области спорта на региональном уровне выступает законодательство субъектов Федерации по вопросам социальной защиты
населения. Более чем в половине субъектов РФ приняты законы о физической культуре и спорте.
Таким образом, налицо некоторые позитивные сдвиги в спортивной
политике.
Вместе с тем, по мнению исследователей, спортивная политика
нашей страны имеет целый ряд нерешенных проблем и существенных
недостатков. Так, по мнению А.А. Исаева, «хроническими недостатками
существующих в нашей стране подходов к определению сущности спортивной политики... являются:
- непоследовательность в определении приоритета развития между
спортом для всех и спортом высших достижений, сознательное смешение
проблем массового спорта со специфическими проблемами спорта высших достижений, что практически приводит к дискриминации идеи спорта для всех;
- недооценка правоспособности спортивного движения (иметь права
и нести обязанности), необходимости наделения спорта для всех полноценным социальным статусом, обеспечения правового регулирования его
отношений с государством и его институтами;
- ориентация не на спортивное объединение как социальную единицу
и субъект права, а лишь на индивидуума и его полноценное физическое,
интеллектуальное и нравственное развитие;
- методологическая неразработанность предмета спортивной политики, неумение выделить ее специфическое содержание на современном
этапе развития России, проявляющееся в необоснованном его ограничении, например, вопросами олимпийской подготовки или, напротив, в
расширительном толковании содержания спортивной политики, включении в него значительного комплекса проблематики, построенной на постулатах физической культуры марксистского толка;
– некритическая подмена принципов спортивной политики России
принципами политики МОК, отражающими скорее не общечеловеческие
ценности и адекватную им политику, а тенденцию к взвинчиванию спортивного противостояния и соответствующую ему губительную для здо127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровья спортсменов гонку за результатами;
– в целом декларативный характер многих положений, содержащихся в концепциях и других документах, подготовленных в спортивной
сфере, неразработанность конкретных механизмов, способных включить
функции спортивной политики в деятельность органов власти и управления;
– отсутствие на всех уровнях достаточной гибкости, сценарного
прогнозирования и системного анализа социальных последствий принимаемых решений;
– противоречия между федеральным органом управления спортом и
национальным олимпийским комитетом» [Исаев, 2002, с. 469].
Он указывает и на то, что принятая в 1975 г. резолюция Совета Европы (76) 41 о «Принципах политики “Спорта для всех”» создала основу
для такой правительственной политики в сфере спорта, в которой акцент
сделан на развитие «спорта для всех». Таким образом, Совет Европы
предложил для сферы российского спорта целостную идеологию, не
конфронтирующую с олимпизмом, но опирающуюся на его изначальные
гуманистические постулаты, заложенные основателем современного
олимпийского движения Кубертеном. Однако спортивная идеология Совета Европы пока в должной мере не востребована российским спортом
[Исаев, 2002, с. 400-401].
П.А. Рожков обращает внимание на то, что «государство в последние десять лет резко ограничило свое влияние на политику укрепления
здоровья граждан и формирование их поведенческих устремлений к занятиям физической культурой и спортом. Если в советское время эта социальная сфера имела жесткое государственное регулирование и контроль,
что обеспечивало СССР лидирующие позиции в физическом воспитании
граждан и в спорте высших достижений, то за годы реформ она, по сути
дела, была брошена на произвол судьбы. Достаточно сказать, что за это
время было несколько реорганизаций высших органов, отвечающих за
развитие сферы, и сменилось шесть руководителей федерального органа
управления» [Рожков, 2002, с. 5-6].
Эксперты Российской академии образования (С.В. Дармодехин, А.А.
Деркач, З.А. Малькова) К существенным недостаткам политики в отношении развития спорта для всех относят торможение с вводом в действие
общенациональной программы, основанной на целостной системе воспитания подрастающих поколений в массовом детско-юношеском спорте.
В.В. Кузин отмечает существенные недостатки в нормативноправовых аспектах спортивной политики нашей страны [Кузин, 2001].
П.А. Виноградов указывает на то, что в настоящее время до 95% всех
затрат на подготовку спортсменов к Олимпийским играм покрывается
федеральным бюджетом, а 80-90% бюджетов регионов, предусмотренных
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на цели физической культуры, тратится на спорт высших достижений
[Виноградов, 1999, с. 6].
Актуальной, по его мнению, является и проблема выезда из страны
выдающихся российских спортсменов, тренеров, ученых и других специалистов. В гимнастике, фехтовании, плавании, велоспорте, хоккее, баскетболе, гандболе, конькобежном спорте и т.д. наши тренеры готовят за
рубежом очень сильных соперников для наших же национальных команд.
Выезд тренеров и спортсменов сегодня слабо регулируется как в системе
нормативно-правового обеспечения (т.е. речь идет об уплате компенсаций клубам и спортивным школам, сформировавшим спортивные таланты), так и в системе этических категорий. С помощью российских ученых
во многих зарубежных странах воспроизводится современная система
научно-методического обеспечения, впервые разработанная и реализованная в нашей стране, за счет колоссальных финансовых вливаний.
«Россия сегодня с удивляющей весь спортивный мир щедростью, граничащей с абсурдом, делится своим уникальным опытом и высокопрофессиональными кадрами со всем спортивным миром. Она превратилась в
самого крупного филантропа международного спорта» [Виноградов,
1998, с. 19].
К числу существенных недостатков спортивной политики России авторы некоторых публикаций относят ее слишком сильную зависимость
от политики МОК и других международных спортивных организаций
[см. Аршуруни, 2001; Васин, 1999; Виноградов, 1998, 1999; Исаев, 2002;
Холщевникова, 1997 и др.].
Независимой социологической службой «Кассандра» был проведен
опрос специалистов физической культуры и спорта. Было опрошено
более ста экспертов, из которых 87% имели научные и спортивные
звания. По мнению каждого четвертого эксперта, сегодня значимость
видов спорта, их развитие во многом определяет МОК, и это практически
не зависит от усилий и действий той или иной страны. В связи с этим
каждый 4-й эксперт опасается, что мы все больше в развитии российского спорта зависим от МОК, который навязывает свои идеи развития того
или иного вида спорта в ущерб интересам России.
Экспертам был задан вопрос: можно ли утверждать, что российская
физкультурно-спортивная отрасль сегодня начинает работать все в большей мере на зрелищную индустрию зарубежных стран в связи с уже отлаженной системой долгосрочных выездов российских спортсменов,
тренеров и специалистов спорта за рубеж. 83% экспертов ответили
положительно. Исходя из этого, 70% экспертов в целом подтвердили, что
у нас плохо осуществляется государственная спортивная политика. По
мнению 66% экспертов, в России приоритетное финансирование
осуществляется в спорт высших достижений и профессиональный спорт
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в ущерб спорту оздоровительному [Виноградов, 1998, с. 19].
В некоторых публикациях дается еще более резкая оценка современной спортивной политики в Российской федерации. Так, например, в
интервью журналу “Спорт для всех” президент Федерации русской лапты
В. Борисов высказал следующее мнение по данному вопросу: «Сегодня
спортивной политики как таковой в России нет. Раньше такая политика
вырабатывалась самими спортивными организациями. Она поддерживалась партийными и правительственными структурами... А какая может
быть политика, когда десятками закрываются детские спортшколы! На
нас обрушилась наркомания, а спорт уходит из школы и со двора. Если
что-то хорошее появляется в массовом спорте, то не благодаря, а вопр еки системе. Дело в том, что наше правительство за последний десяток лет
никак не дозреет до понимания, что спорт – важнейшая сфера работы по
профилактике асоциального поведения детей и молодежи» [Борисов,
2001, с. 27].
Как правило, при анализе современной спортивной политики в
стране отмечаются следующие ее основные недостатки:
 Государство недостаточно финансирует сферу физической культуры и спорта. Об этом свидетельствуют хотя бы следующие цифры. В
СССР развитие ФКиС финансировалось за счет как государственного
бюджета, так и средств профсоюзов и «Спортлото». Так, в 1990 г. на
развитие ФКиС было направлено: из государственного бюджета (в том
числе по статье «Народное образование») – 1550 млн. р.; из профсоюзного бюджета – 1100 млн. р.; из средств общественных спортивных организаций – 96 млн. р.; из средств «Спортлото» – 256 млн. р., или около 11
р. на человека (без учета косвенных расходов, связанных со строительством ФКиС и выпуском товаров спортивно-физкультурного назначения). А в настоящее время, по экспертным оценкам, на душу населения
расходуется примерно 7,0 р. (1998 г.). С учетом изменения цен (примерно
в 20-22 раза) – это в 30 раз меньше, чем в 1990 г. [Аристова, 1999, с. 4].
 В результате этого практически прекратилось строительство новых
спортивных объектов (например, в стране на один бассейн приходится
250 тыс. человек), а также производство отечественного спортивного
оборудования и инвентаря. Происходит отток тренерских кадров в другие сферы деятельности. Жалкое существование влачит спортивная наука.
Снижается число занимающихся спортом.
На “круглом столе”, состоявшемся в Госдуме РФ 16 октября 1997 г.,
были приведены, например, следующие данные Госстатистики по наиболее массовым игровым видам спорта (число занимающихся в тыс. человек – данные 1987, 1993 и 1996 годов): баскетбол 1423 – 810 – 985; волейбол 2061 – 1030 – 967; гандбол 124 – 57 – 45; настольный теннис 890 – 457
– 382; футбол 1557 – 959 – 942; хоккей с шайбой 459 – 249 – 174; шахматы
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1182 – 421 – 380; шашки 632 – 232 – 189. Как следствие – снижение уровня физической подготовленности детей и молодежи, ухудшение состояния их здоровья.
 Имеет место слишком сильная зависимость спортивной политики
нашей страны от МОК, приводящая к тому, что несмотря на многочисленные декларации (в том числе в указанных выше документах) как государство, так и сами спортивные организации основной акцент в спортивной политике продолжают делать на развитие спорта высших достижений
в ущерб массовому спорту (спорту для всех), на победы в спортивных
соревнованиях (прежде всего на Олимпийских играх), а не на решение
посредством спорта оздоровительных и воспитательных задач.
Продолжает господствовать представление о том, что мерилом развития спортивного движения в стране, его народности и доступности
является количество рекордов, медалей и очков на Олимпийских играх и
чемпионатах мира, а не повышение уровня здоровья граждан.
 Разработке и реализации спортивной политике вредят постоянные
реорганизации Госкомспорта, смена его председателей, а также острые,
никак не стихающие противоречия между ним и Олимпийским комитетом
страны, в основе которых нередко лежат чисто личные амбиции.
 Существенные недостатки в нормативно-правовой базе спортивной
политики, особенно в отношении спорта для всех. В “Основах законодательства РФ о физической культуре и спорте” (1993 г.) были четко определены роль государственно-федерального органа управления физической культуры и спорта, место Национального олимпийского комитета в
этой системе управления и, что очень важно, принцип распределения
бюджетных средств на цели массового и большого спорта в процентном
соотношении 70 к 30 в пользу первого. Однако, из-за блокирующей политики ОКР, дополнявшейся кризисом экономики, ни одно из положений
этого закона практически не было осуществлено в полной мере.
Федеральный закона «О физической культуре и спорте в Российской
Федерации». В апреле 1999 г. принят Федеральный закон «О физической
культуре и спорте в Российской Федерации», регулирующий правовые
отношения между участниками спортивного движения. Однако он имеет
многочисленные пробелы и, в частности, противоречит таким законодательным актам, как Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, Таможенный
кодекс и целому ряду других правовых актов России, а кроме того, вновь
установлен приоритет Олимпийского комитета России в развитии российского спорта и отменен контролируемый государством баланс в распределении бюджетных средств, позволяющий спорту высших достижений черпать средства из госказны без оглядки на интересы спорта для
всех.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 У основных политических партий страны отсутствует программы
спортивной политики, отвечающие современным требованиям.
Каковы важнейшие задачи, принципы и положения той спортивной
политики, которая необходима в нашей стране в новых условиях ее социально-экономического, политического и культурного развития?
В публикациях, посвященных данному вопросу, подчеркивается, что
при определении основных направлений спортивной политики прежде
всего необходимо учитывать те наиболее важные – применительно к современным условиям нашей страны – социальные проблемы, для решения которых может быть эффективно использован огромный гуманистический, культурный, социально-педагогический потенциал социального
института спорта.
К числу наиболее актуальных проблем такого рода в первую очередь, как правило, относят сложная социально-демографическая ситуация, положение состояния здоровья населения, низкий уровень физической подготовленности, рост преступности и наркомании детей и молодежи. Подчеркивается, что «в настоящее время в Российской Федерации
назрела ситуация, когда необходимо принимать радикальные меры по
качественному улучшению состояния здоровья населения, формированию новых ценностных ориентиров молодежи (включающих неприятие
вредных привычек), высокого уровня гражданственности и патриотизма».
В этой ситуации забота о развитии физической культуры и спорта
должна быть «важнейшей составляющей социальной политики
государства, обеспечивающей воплощение в жизнь гуманистических
идеалов, ценностей и норм, дающей широкий простор для выявления
способностей людей, удовлетворения их интересов и потребностей,
активизации человеческого фактора». Другими словами, развитие
физической культуры и спорта должно рассматриваться как
приоритетное,
“ключевое”
направление
социальной
политики
государства [см. Рожков, 2002; Материалы заседания…, 2002; Материалы
к заседанию…, 2002].
При этом в условиях перехода страны к рыночной экономике, демократическому обществу и принятия Россией общечеловеческих ценностей и идеалов речь идет о создании такой системы физической культуры
и спорта, которая призвана обеспечить комплексное решение проблем
развития человека и должна быть направлена на:
• воспроизводство здорового населения, физическое и духовное
оздоровление детей и молодежи;
• воспитание подрастающего поколения, способного противостоять
негативным явлениям (таким, как наркомания, пьянство, табакокурение,
асоциальное поведение и т.д.);
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• подготовку детей и молодежи к производственной деятельности и
воинской службе;
• формирование у людей способности адаптироваться к сложным
ситуациям и противостоять повышенным стрессовым нагрузкам;
• организацию досуга в многообразных формах, способных удовлетворить интересы и потребности различных слоев населения;
• социальную интеграцию и реабилитацию людей с ограниченными
возможностями (инвалидов);
• удовлетворение потребности населения в массовых спортивных
зрелищах, отвечающих требованиям эстетики и нравственности;
• создание мощной спортивной индустрии, входящей в качестве составного элемента в экономическую систему новой России;
• консолидацию общества, укрепление единства и сплоченности
нации;
• развитие народных и национальных систем физического воспитания, позволяющих полностью реализовать национальные традиции народов России, их самобытность;
• сохранение лидирующих позиций российских спортсменов в международном спортивном движении на основе эффективных технологий их
спортивной подготовки;
• ускорение процессов интеграции России в общемировую систему,
укрепление и развитие взаимопонимания, дружбы с народами других
стран, народов, наций, государств, воспитание культуры мира у детей и
молодежи;
• создание новой идеологии освещения в средствах массовой информации (особенно на телевидении) вопросов физической культуры,
спорта и здорового образа жизни [ср. Рожков, 2002, с. 4–5].
Позитивный опыт многих стран, где развитием спорта в различных
территориальных единицах, и прежде всего в городах, занимаются муниципальные органы, а на местах – коммуны и общины, которые вырабатывают и осуществляют совместно с другими спортивными организациями
муниципальную и коммунальную спортивную политику, свидетельствует
о необходимости повышения роли местных органов власти в разработке
и реализации этой политики.
Одна из важных задач совершенствования системы спортивной политики состоит также в формировании оптимальной отраслевой модели
управления, в которой четко распределены и согласованы компетенция и
полномочия, функции и ответственность всех субъектов физкультурноспортивной деятельности как на федеральном уровне, так и на уровне
субъектов Российской Федерации и местных органов власти.
При этом особое значение приобретает более тесное взаимодействие
по вопросам спортивной политики между органами здравоохранения,
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
образования, труда, обороны, внутренних дел и других заинтересованных
министерств и ведомств.
В условиях демократизации государство должно быть заинтересовано и во всемерном развитии общественных начал управления в сфере
физической культуры и спорта, поскольку общественные организации
обладают большими возможностями привлекать внебюджетные средства
для развития физкультурно-спортивной инфраструктуры, а также привлекать к работе большое количество волонтеров [Рожков, 2002; Соколов,
1998].
По мнению А.А. Исаева, к числу основных принципов спортивной
политики России на современном этапе должны быть причислены следующие:
1) Высшей ценностью и целью государственной спортивной политики России должен стать человек, а не спортивное достижение.
2) Принцип государственного регулирования. Функциональное регулирование (по видам отношений в спортивном движении) должно сочетаться с институциональным (по категориям участников спортивной деятельности); надлежит максимально использовать саморегулирование
участников спортивной сферы. Приоритетными направлениями объявляются защита объединений, действующих в спортивно-оздоровительной
сфере, развитие инфраструктуры спортивных организаций, определение
характера распределения полномочий по регулированию между Российской Федерацией и ее субъектами, а также между различными органами
исполнительной власти при общем контроле федерального органа управления спортом.
3) Единство нормативной базы, режима и методов регулирования
спорта по всей территории России. Устранение принципиальных различий в нормативной базе субъектов РФ.
4) Единство символов, атрибутики и широкомасштабного информационно-рекламного и пропагандистского обеспечения на основе движения «Спорт для всех», в котором участие намного важнее спортивного
результата. Оно организационно закрепляет право каждого гражданина
стать причастным к спортивному движению в качестве полноправного
участника. «Спорт для всех» должен стать легитимной альтернативой
идеологии коммерческо-профессионального спорта.
5) Минимизация государственного вмешательства и максимизация
самоуправления (самосовершенствования) спорта. Это обосновывается
как необходимостью снизить затраты государства на регулирование, так
и более высокой эффективностью саморегулирования .
6) Принцип равных возможностей. Стимулирование конкуренции,
равенство всех участников спортивного движения перед законом и гос ударственными регулирующими органами.
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7) Согласованность политики государственных учреждений и общественных организаций в сфере физического воспитания и спорта.
8) Ориентация на отечественный и мировой опыт спортивнооздоровительных движений. Повышение культурной ценности спорта.
Взаимодействие между государственными и общественными органами
управления физическим воспитанием и спортом на базе признанного
Советом Европы, ЮНЕСКО и МОК движения «Спорт для всех». Участие
в программе Совета Европы «СПРИНТ», интеграция в европейское и
мировое спортивное правовое пространство.
9) Последовательная (унифицированная) информационная политика.
Более полное использование возможностей законодательства РФ о средствах массовой информации и рекламе. Создание системы информационного обеспечения и популяризации занятий спортом для широких слоев населения.
10) Социализация подрастающих поколений в спортивной деятельности [Исаев, 2002, с. 470-471].
В публикациях отмечается также необходимость значительного усиления внимания к развитию НИР в области физической культуры и спорта, особенно по социально-педагогическим проблемам этой сферы, а
также повышения роли средств массовой информации в создании привлекательного имиджа спортивного стиля жизни и положительного образа личности российского спортсмена, моды на занятия спортом в дос уговой деятельности, в пропаганде занятий спортом как важного фактора
здорового образа жизни.
Подчеркивается, что одним из приоритетных направлений государственной политики в сфере физической культуры и спорта должно быть
спортивно-патриотическое воспитание [см. Киль, 2001].
Поддерживая в целом изложенный выше подход (в первую очередь
его гуманистическую ориентацию) к определению основных направлений, целей и задач спортивной политики нашей страны на современном
этапе, мы хотели бы его уточнить, конкретизировать и дополнить.
Основными ориентирами при этом для нас являются: а) изложенная
выше общая концепция гуманистически ориентированной социальной
политики;
б)
конкретные
современные
условия
социальноэкономического, политического и культурного развития нашей страны.
Мы учитываем также комплекс официальных документов последних
лет: Федеральный закон «О физической культуре и спорту в Российской
Федерации» (№80-ФЗ от 29.04.99г.); Послание Президента Российской
Федерации Федеральному собранию «О положении в стране и основных
направлениях внутренней и внешней политики государства» на 2001 г.;
«Концепцию развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2005 года», одобренную Государственным Сове135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
том Российской Федерации»; Доклад рабочей группы Президиума Госсовета Российской Федерации «О повышении роли физической культуры
и спорта в формировании здорового образа жизни россиян» [см. Материалы заседания…, 2002; Материалы к заседанию…, 2002] и др.
В этих документах дан анализ современной ситуации и на основе
этого определены основные направления государственной политики по
развитию физической культуры и спорта в стране:
 развитие и укрепление материально-технической базы для занятий
физкультурой и спортом;
 создание оптимальной правовой базы развития физической культуры и спорта;
 совершенствование управления и организации физической культуры и спорта в стране с целью их стабилизации и оптимизации;
 повышение качества профессиональной подготовки специалистов и
уровня развития научных исследований в сфере физической культуры и
спорта;
 усиление активной и целенаправленной пропаганды физической
культуры и спорта.
Кроме того, при определении приоритетных задач спортивной политики в рамках этой государственной политики мы исходим из следующих положений:
1. В настоящее время в Российской Федерации сложилась крайне
негативная ситуация со здоровьем всех слоев населения, с их ориентацией на духовно-нравственные ценности. В этой ситуации, как отмечается в
указанном Докладе, возникла острая необходимость «остановить ухудшение здоровья нации и тенденцию депопуляции населения, принять
радикальные меры по качественному улучшению человеческого ресурса,
формированию здорового образа жизни, новых ценностных ориентиров,
включающих высокий уровень гражданственности и патриотизма и
неприятие вредных привычек».
2. В физкультурно-спортивной деятельности заключены огромные
возможности для духовного и физического оздоровления детей и молодежи, их воспитания на благо процветания всех наций и народов Российской Федерации. Однако лишь незначительная часть детей и молодежи
включены в активные и регулярные занятия физкультурой и спортом.
Как обосновано в наших работах [см., например, Столяров, 1991],
основная причина этого состоит не столько в отсутствии условий и вр емени для этих занятий, а прежде всего в том, что в настоящее время физкультурно-спортивная деятельность по сравнению с другими возможными формами проведения досуга имеет низкую привлекательность для
детей и молодежи.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Поэтому одна из приоритетных задач спортивной политики состоит
в повышении физкультурно-спортивной активности детей и молодежи, а
центральный путь ее решения – повышение привлекательности для них
занятий физкультурой и спортом на основе учета при их организации
интересов, склонностей, физического и психического состояния различных групп детей и молодежи.
3. В настоящее время огромный гуманистический культурный потенциал занятий физкультурой и спортом используется по отношению к
тем, кто уже включен в эти занятия, недостаточно полно и эффективно.
Особенно это касается роли данных занятий в духовно-нравственном и
патриотическом воспитании, в противодействии асоциальному поведению молодежи.
В спорте, особенно в спорте высших достижений, наблюдается девальвация нравственных и других духовных ценностей. Все большее число
молодежи спорт привлекает лишь тем, что здесь можно заработать деньги, приобрести иные материальные блага, славу, поднять свой престиж,
наблюдать и проявить жестокость, агрессивность, грубую физическую
силу, превосходство одного человека над другим, одной нации над другой. В спортивных поединках нередки случаи аморального поведения.
Соревнования часто приводят к вспышкам насилия, агрессивности,
национализма, к побоищам между болельщиками. Среди спортсменов,
тренеров, спортивных руководителей все чаще наблюдается стремление
добиться победы любой ценой, даже за счет здоровья, нарушения нравственных норм и принципов, применения таких методов подготовки
спортсменов (в том числе самых юных), которые калечат их и физически
и духовно. Имеется немало других фактов негативного влияния активных
занятий спортом на детей и молодежь.
Исходя из этого, вторая приоритетная задача спортивной политики
состоит в повышении социокультурной и педагогической ценности занятий физкультурой и спортом, их значения для духовного и физического
оздоровления детей и молодежи, их воспитания на благо процветания
всех наций и народов Российской Федерации.
Пути решения этих задач представляются нам в первую очередь
следующими:
1. Поиск и практическое использование таких форм и моделей физкультурно-спортивной деятельности, каждая из которых приспособлена
для наиболее эффективного решения определенной потребности детей и
молодежи (в сохранении и укреплении здоровья; в развитии определенных физических качеств и двигательных способностей; в улучшении телосложения; в отдыхе и развлечении; в общении с другими людьми и с
природой; в получении эстетических эмоций; в развитии творческих способностей; в социальной реабилитации и адаптации и др.) и которые в
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
своей совокупности позволяют удовлетворить самые разнообразные
потребности различных (по возрасту, полу, интересам, физическому состоянию и т.д.) групп детей и молодежи.
Особенно важными представляются следующие направления деятельности:
 Поиск и практическое использование форм и моделей физкультурно-спортивной деятельности, которые позволяют достаточно быстро и
эффективно обеспечить профилактику и лечение нарушений наиболее
широко распространенных заболеваний сердечно-сосудистой системы,
органов зрения, нарушений в функционировании опорно-двигательного
аппарата и других систем организма, особенно у детей, начиная с дошкольного возраста.
 Внедрение в практику физкультурно-спортивной работы программы «спортизации физического воспитания» (автор – В.К. Бальсевич),
ориентированной на использование элементов прогрессивных технологий
подготовки элитных атлетов и олимпийского резерва в системе физического воспитания в образовательных учреждениях разного типа и при
осуществлении физической активности людей в семейных, коллективных
и других массовых формах занятий физическими упражнениями. Применительно к школьникам эта программа предусматривает замену уроков
физкультуры в школе, обычно проводимых в учебное время, на учебно тренировочные занятия, которые выносятся за пределы академического
расписания, а также свободу выбора видов спорта для занятий [см. Бальсевич, 2002].
 Поиск и внедрение в практику таких спортивных игр и соревнований, соответствующих принципам гуманистической педагогики, которые
привлекательны и доступны для детей и молодежи различного возраста,
пола, физического состояния и т.д. К их числу относятся, например: подвижные сюжетные и приключенческие игры; оздоровительноразвлекательные игровые тренажеры, которые позволяют оживить для
детей компьютерные игры, добавив к ним в увлекательной форме физические нагрузки и др.
 Поиск
и внедрение в практику таких форм физкультурноспортивной активности, которые адаптированы к физическому и психическому уровню лиц с ограниченными возможностями (инвалидов), а
также предусматривают их совместное участие с лицами, не имеющими
таких ограничений.
 Дополнение традиционных форм и методов организации физкультурно-спортивной работы, обеспечивающих формирование и развитие
спортивного мастерства, физических качеств и двигательных способностей, такими формами и методами, которые содействуют духовно138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нравственному совершенствованию личности, просоциальному поведению
детей и молодежи.
Важное значение в этом плане имеет организация олимпийского образования и воспитания молодежи. Цель этой педагогической деятельности – приобщение подрастающего поколения к идеалам и ценностям
олимпизма, что предполагает воспитание у детей и молодежи:
– прочных, глубоких знаний об олимпизме и олимпийском движении,
его истории и современном состоянии;
– не только декларативной, но и реальной ориентации на идеалы и ценности олимпизма, которая проявляется в их активных занятиях спортом,
в постоянном повышении своего спортивного мастерства, в демонстр ации благородного, рыцарского поведения (в соответствии с принципами
«честной игры») в спортивных поединках, в стремлении к гармоничному
развитию, к совершенствованию не только физических, но и духовных
(интеллектуальных, нравственных, эстетических и других) способностей
и т.д.
Целесообразно использование таких апробированных на практике
форм и методов олимпийского воспитания, как:
o
проведение «Малых Олимпийских игр» – спортивных соревнований с использованием олимпийской атрибутики;
o
изготовление олимпийский символики, фильмов и слайдов;
организация Олимпийских Дней;
o
проведение конкурсов “знатоков олимпизма”; театральные
постановки на спортивную и олимпийскую тематику, "олимпийские
КВН";
o
оформление стендов, фотовитрин, "олимпийских залов";
o
проведение бесед, лекций, семинаров, диспутов, дискуссий,
конференций, викторин по олимпийской тематике, обсуждение интересных книг или фильмов, посвященных спорту, Олимпийским играм;
o
встречи с известными спортсменами, участниками Олимпийских игр и тренерами сборных команд;
o
создание Олимпийских клубов и музеев – школьных, городских и т.д. [подробнее см. Столяров, 1998г].
Заслуживают внимания получившие широкое распространение во
многих странах так называемые «кооперативные игры» – спортивные
соревнования, при проведении которых учитываются достижения не
отдельных участников или команд, соревнующихся друг с другом, а всех
участников, объединенных в единую команду, а также «новые игры», в
которых отсутствует разделение участников на победителей и побежденных, основной акцент смещается с результата на сам процесс игры, придумывание игр, юмор, творчество [см.: Blumenthal, 1987; Deacove, 1981;
Orlick, 1978; The New Games Book, 1976].
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Поиск и практическое использование в работе с детьми и молодежью таких форм и моделей физкультурно-спортивной деятельности,
каждая из которых способна обеспечить целостное гуманистическое
воздействие на личность – содействует преодолению разрыва между
физическим и духовным развитием человека, формированию активной,
творчески одаренной, гармоничной развитой личности, стремящейся к
всестороннему совершенствованию и проявлению своих способностей и
выдвигающей на передний план духовно-нравственные ценности в своем
отношении к другим людям, к природе и к самой себе.
К числу таких форм и моделей физкультурно-спортивной деятельности относятся:
 Народные игры и развлечения, национальные виды спорта, которые
содействуют сохранению и развитию самобытной национальной и
народной культуры, патриотическому воспитанию детей и молодежи.
 Отечественные и зарубежные программы интеграции спорта и физического воспитания с искусством и другими видами духовнотворческой деятельности. Эти программы предусматривают повышение
внимания в физкультурно-спортивной работе к культуре и выразительности, «одухотворенности» движений, музыкальному сопровождению занятий, включение в физкультурно-спортивные занятия игр и соревнований с экологической или эстетической направленностью, танцевальных
упражнений и танцев с разнообразным ритмическим рисунком, создание
театров спорта и двигательной культуры и т.д.
В этом плане заслуживает внимание программа, которая разработана и успешно реализуется в Нижегородском архитектурно-строительном
университете. Она предусматривает такую организацию физкультурной
деятельности, которая позволяет решить следующие задачи: 1) оздоровление и физическое совершенствование студентов; 2) гармонизация их
психического состояния; 3) социальное развитие личности, формирование ее общей культуры, ориентации на саморазвитие; 4) формирование
установки на активное участие в развитии личностного потенциала других людей [см.: Лебедев, Филиппова, 1992; Филиппова, Лебедев, 1992].
Коллективом Научного центра психофизиологического развития ребенка РАО, который создан при университете, разработана комплексная
программа физического воспитания дошкольников и младших школьников, содействующая их гармоничному психофизиологическому развитию
[см. Лебедев, Филиппова и др., 2001]. Опыт практической реализации
программы в дошкольных учреждениях и школах Нижнего Новгорода
показал ее высокую эффективность. Она обсуждалась на выездной сессии
Бюро Президиума Российской академии образования (март 2002 г.) и
получила высокую оценку.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исходя из этого, представляется перспективным создание региональных Центров содействия развитию ребенка, функционирующих на
основе указанной программы, и подготовка в Нижегородском Центре
специалистов для этой работы.
 Программа «спартианской» системы воспитания и организации
досуга детей и молодежи. Эта программа основана на идеях разработанного нами в 1990 г. нового гуманистического проекта под названием
“СпАрт” /”SpArt”/. Это название имеет двойную интерпретацию: оно производно от трех английских слов: “Spirituality” – духовность, “Sport” –
спорт и “Art” – искусство, а вместе с тем расшифровывается как “Союз
Поклонников Активного Разностороннего Творчества”.
Центральный элемент данной программы – Спартианские игры,
для которых характерен принципиально новый подход к организации
соревнований, охватывающий все их стороны и компоненты: программу,
систему определения и поощрения победителей, состав участников и т.д.
От других Игр и соревнований они отличаются прежде всего своей
программой. Участники Игр соревнуются между собой не в какой-то
одной деятельности (напр., в определенном виде спорта – в легкой атлетике, плавании и т.д., или в художественном творчестве – пении, танцах и
т.д.), а в разнообразных видах творческой деятельности. Программа Игр
включает в себя соревнования и конкурсы, которые связаны с различными видами спорта, туризмом, художественным и техническим творчеством, требуют от участников физической подготовленности, спортивного и художественного мастерства, юмора, знаний и т.д.
Второе существенное отличие Спартианских игр связано с тем, что
здесь используется «мягкая», гуманная система оценок и поощрений.
При выявлении победителей учитываются лишь существенные различия в
результатах участников, всемерно поощряется высоконравственное поведение, красота действий и поступков, преодоление участником тех результатов, которые он сам показывал раньше. Проводятся игры, в которых участники не разделяются на победителей и побежденных. Все это
создает условия для совместного и равноправного участия в Спартианских играх лиц разного возраста, пола, физического состояния, в том
числе лиц с ограниченными возможностями (инвалидов).
Помимо новой модели организации соревнований спартианская программа предусматривает создание Спартианских клубов, школ, игротек,
разработку и пропаганду духовно-нравственного кодекса поведения
(Спартианского кодекса чести) и другие формы работы.
Практическое использование с 1991 г. спартианских форм и методов в
физкультурно-спортивной работе со школьниками, детьми старшего дошкольного возраста, студентами, с лицами, имеющими ограниченные
возможности (инвалидами) и т.д. показало их высокую эффективность,
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социально-культурную и воспитательную значимость [см. Столяров,
1998а-г].
Следует продолжить поиск и других форм и моделей физкультурноспортивной деятельности, способных оказывать целостное гуманистическое воздействие на личность.
Все отмеченные выше и другие, связанные с ними, акции способны
существенно повысить, во-1-х, привлекательность занятий физкультурой
и спортом, а, во-2-х, социально-культурную и педагогическую значимость
этих занятий для различных групп детей и молодежи.
К числу важнейших задач спортивной политики следует отнести и
ряд задач, касающихся спортсменов высокого класса:
1. Подготовка спортсменов высокого класса, способных достойно
представлять нашу страну на международных соревнованиях. Основополагающий путь решения этой задачи – использование и постоянное совершенствование эффективных научных технологий спортивной тренировки.
2. Организация этой подготовки на принципах гуманистической
педагогики, которые предусматривают: усиление внимания к личности
спортсмена как к высшей социальной ценности; превращение спортсмена
из объекта социально-педагогического воздействия педагога в субъекта
активной творческой деятельности на основе развития внутренних мотивов к самосовершенствованию и самопреодолению, способности к интеллектуальной и критической деятельности, направленной на глубокое
осознание роли и значения своей деятельности; демократизацию в отношениях тренера со спортсменами; индивидуализацию в работе с ними на
основе получения и учета информации о состоянии их здоровья, уровне
физической подготовленности, индивидуальных психологических особенностях; свободу выбора занимающимися форм занятий, их интенсивности и т.д. Вся система спортивной подготовки должна быть ориентирована не только на достижение спортсменами высочайших результатов,
но также на сохранение их здоровья и предотвращение негативного влияния активных занятий спортом на их личностное развитие. Важное значение в этом плане имеет использование эффективных средств и методов, способных предотвратить перегрузки и травмы у спортсменов,
создать условия для их реабилитации после напряженных тренировок.
Такие принципы организации спортивной подготовки особенно важны в
работе с юными спортсменами.
3. Создание условий для социальной реабилитации ветеранов
спорта. Перед спортсменами высокого класса, завершившими свою
спортивную карьеру, как правило, возникает эта важная и сложная проблема. Речь идет о необходимости восстановления утраченного здор овья, психической адаптации к новым условиям жизни (существенно от142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личающимся от прежних), выбора профессии, организации досуга, а
также о выборе путей активного участия в общественной жизни.
К числу эффективных средств решения данной проблемы относится
создание региональных и городских Центров социальной реабилитации
ветеранов спорта.
Основные направления их деятельности:
А) Медицинская и социально-психологическая помощь ветеранам
спорта: оказание им медицинской помощи (диагностика, лечение и т.п.);
создание условий для продолжения занятий спортом (в оздоровительных
и рекреационных целях); содействие в выборе и приобретении профессии, трудоустройстве; консультации по юридическим, социальноэкономическим и другим вопросам; проведение турниров ветеранов
спорта по различным видам спорта; организация общения и совместного
отдыха; установление контактов с ветеранами спорта других городов,
регионов, стран.
Б) Деятельность ветеранов спорта по вовлечению детей и молодежи
в активные занятия спортом и их приобщению к духовно-нравственным
идеалам и ценностям:
– организация спортивных секций для детей и подростков, тренерами которых являются ветераны спорта;
– проведение турниров при совместном участии ветеранов спорта и
детей под девизом «Спорт ветеранов – детскому спорту!». Эти турниры
помимо спортивных целей преследуют цель развития у детей интереса к
соответствующему виду спорта и красоте спорта.
– создание при Центре Духовного Совета старейшин, членами которого являются ветераны спорта, известные деятели науки, культуры и
т.д. и в задачи которого входит:
а) активная пропаганда идеалов олимпизма и других спортивногуманистических движений; развитие как традиционных, так и новых
моделей спортивных соревнований, подвижных игр, активного отдыха и
форм их организации, обладающих высоким духовным, культурным
потенциалом;
б) широкое развертывание в сфере детско-юношеского спорта физкультурно-оздоровительной, воспитательной, художественной, творческой, благотворительной и другой гуманистической деятельности, а также усилению борьбы с антигуманными явлениями в данной сфере;
в) оказание научно-методической и консультационной помощи различным организациям и отдельным лицам по данным вопросам; организация лекций, бесед, дискуссий по проблемам детско-юношеского спорта, олимпийского и спортивно-гуманистического движения, встречи с
известными спортсменами, олимпийскими чемпионами и т.д.;
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
г) поощрение специальными грамотами, дипломами, значками и
другими наградами российских и иностранных граждан, коллективы,
государственные и общественные организации, активно участвующие в
реализации гуманистических программ (в том числе программ олимпийского образования) в сфере детско-юношеского спорта [см. Курило,
2000; Курило, Столяров, 2000].
Отмеченные выше направления, формы и методы деятельности по
решению комплекса важных задач политики в сфере физической культуры и спорта вместе с тем призваны содействовать решению и более широких задач социальной политики. Перед Россией, вставшей на путь
духовного возрождения и решения экономических проблем, возникли
огромные трудности. Для достижения поставленных целей и преодоления трудностей нужны не только огромные материальные ресурсы, но и
люди, способные максимально эффективно использовать их в нужном
направлении. Совершенно очевидно, что пассивные, инертные, физически слабые и бездуховные люди непригодны для этого: нужны активные,
творчески одаренные, здоровые и физически развитые люди, выдвигающие на передний план духовно-нравственные ценности, патриоты своей
страны. Спортивная политика в качестве наиболее важной должна рассматривать формирование именно таких граждан.
В заключение анализа данного вопроса отметим, что самое главное,
по-видимому, состоит в том, чтобы в спортивной политике России не
только декларировались, но и практически реализовывались отмеченные
выше принципы и положения.
Завершая обсуждение проблемы взаимосвязи спорта и политики, затронем еще один ее аспект, который специально обсуждался на 35-й сессии Международной олимпийской академии (5 – 18 июля 1995 г., Олимпия, Греция): вопрос о воздействии изменений в мировой политике на
олимпийское движение и о возможности влияния последнего на политические изменения посредством олимпийского образования.
Ниже приводится не опубликованный на русском языке текст доклада, с которым автор данной работы выступил на этой сессии, куда он был
приглашен в качестве лектора [см. Stolyarov, 1997]. В докладе достаточно
полно изложена его позиция по указанному выше сложному и важному
вопросу.
5.7. Влияние изменений в мировой политике на олимпийское
движение и возможность его воздействия на эти изменения
посредством олимпийского образования
Введение. Тема, обозначенная в названии моего доклада, наверное, не
случайно включена в программу данной сессии Международной Олимпийской Академии. В современном мире происходят крайне важные,
кардинальные изменения, в том числе политические.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В этой ситуации, как отметил президент МОК Х.А. Самаранч в своем
обращении к участникам конференции "Олимпийское движение и социальные процессы", которая проходила в нашей стране в 1992 г., крайне
важно продолжать стойко сохранять традиции олимпийского движения,
ее моральные и воспитывающие ценности. Вместе с тем она требует развития способности критической саморефлексии, постоянной готовности
к выражению "декартовского сомнения" по отношению к привычным
стереотипам, а также готовности вновь и вновь продемонстрировать способность к "кантовскому" продуктивному воображению при встрече с
новыми вопросами, ранее не встававшими перед олимпийским движением, или старыми вопросами, возникшими в новой форме.
Все те, кому дорог олимпизм, не могут, в частности, не задумываться о
последствиях глубоких политических преобразований современного мира для олимпийского движения, а также о том, может ли и каким образом
данное движение само повлиять на эти процессы.
Для меня большая честь выступить с докладом перед дискуссией на
эту необычайно трудную, сложную и актуальную тему.
Как видно из ее названия, она включает в себя два конкретных вопроса:
1) влияние изменений в мировой политике на олимпийское движение;
2) возможность влияния олимпийского движения на политическую
эволюцию современного мира посредством олимпийского образования.
Влияние изменений в мировой политике на олимпийское движение.
Есть веские основания считать современную эпоху переломной. Для нее
характерны процессы, которые кардинально изменяют все стороны человеческого бытия – образ жизни людей, их поведение, культуру, сферу
экономики и т.д. Существенные изменения происходят и в сфере политики.
Эти изменения крайне многообразны. Однако нас интересуют лишь те
из них, которые имеют существенное значение для олимпийского движения. С этой точки зрения особенно важно отметить, что политическая
эволюция современного мира включает в себя процесс, который в предельно кратком виде может быть охарактеризован следующим образом:
на смену конфронтации социально-политических сил, направлений, течений приходит поиск путей их интеграции, сотрудничества, кооперации
в решении актуальных задач человеческой цивилизации. Этот процесс
развертывается в рамках более широкого и фундаментального процесса
обновления современного общества на основе идей гуманизма.
В ходе предшествующей истории сформированы такие гуманистические идеи, идеалы и принципы, которые имеют общецивилизационную,
универсальную и непреходящую значимость. Применительно к политике
речь идет об идее свободных выборов всех основных институтов власти,
о создании системы "сдержек и противовесов" во взаимоотношениях
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
этих институтов и разделении властей. Речь идет об идеале правового
государства, органы которого обладали бы – в рамках законов, принимаемых демократическим путем, – всей полнотой предоставляемой им власти и одновременно находились бы под действенным контролем народа,
общественности. Речь идет о принципе равенства всех граждан перед
лицом закона, о признании права каждого человека пользоваться осно вными свободами (совести, слова, собраний и т.д.), а также о принципе
терпимости к инакомыслию и защиты прав меньшинства. Речь идет и о
той социальной, идейно-психологической ориентации, главные акценты
которой – самоценность индивида, развитие и проявление им разнообразных способностей, его автономия и свобода, его права и возможности
самому определять свои жизненные цели и направления деятельности,
его личная ответственность за результаты этой деятельности, и др. В
рамках международных отношений речь идет о принципах нового политического мышления, которое предполагает осознание приоритета общечеловеческих ценностей, целостности и неделимости мира как исторической реальности (при всех существующих политических, идеологических,
экономических и прочих различиях), гуманизацию международных отношений, очищение морально-психологической атмосферы мирового
сообщества от целого ряда загрязнений духовного порядка – злобы, взаимной подозрительности, национально-эгоистических предрассудков и
т.п.
Френсис Фукуяма и многие другие ученые обозначают совокупность
такого рода гуманистических идей, идеалов и принципов терминами "с овременный западный либерализм" и "западная либеральная демократия".
Бесспорно, Европа, США, Канада, олицетворяющие "Запад", играли ведущую роль в развитии гуманистической и демократической мысли. Однако в конце 20-го века, когда особенно ярко обнаружились взаимосвязанность и единство мировой истории, очевидна условность столь жесткой привязки завоеваний гуманистической и демократической мыслительной культуры лишь к одному региону. Современный мир включает
огромное число стран, отличающихся разнообразием и богатством тр адиций культуры, интеллектуальных, духовных исканий.
Особенно важно подчеркнуть, что глобальные проблемы и трудности,
с которыми столкнулось человечество на пороге XXI века, породили
стремление не только декларировать гуманистические идеи, но и добиваться их практической реализации во всех сферах жизни людей. Все
более ясно осознается, что если человечество хочет выжить, оно должно
в современной системе ценностных координат на первый план выдвинуть
общецивилизационные, общечеловеческие ценности, что надо стремиться
не к превосходству над другими людьми, а к солидарности с ними.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конечно, социальная организация разных государств, поведение многих людей, групп, наций в весьма неодинаковой мере воплощают эти общечеловеческие идеи, идеалы и принципы. Однако вряд ли можно отрицать, что любое современное общество должно с максимальной последовательностью направлять свои усилия на их реализацию, если оно хочет
обеспечить более высокую степень динамизма и стабильности своего
развития, более высокий уровень благосостояния и благоустроенности
жизни большинства своих членов, сделать их отношения более цивилизованными, а их самих более здоровыми и физически и нравственно.
В течение длительного времени в академическом мире весьма популярной была теория, согласно которой конфликт присущ международной
системе как таковой. Взгляд Гоббса на политику применялся к международным отношениям: агрессия и небезопасность рассматривались не как
продукт исторических условий, а в качестве универсальных характеристик общества. События последнего времени опровергают эти взгляды.
Человечество вступило в мир, в котором отсутствуют идеологические
основания для серьезного конфликта между нациями и в котором, следовательно, применение военной силы становится все более незаконным. На
современном этапе развития человеческой цивилизации решающее значение приобретает не противоборство различных социальных систем, а
способность ускоренными темпами на базе передовой науки, высокой
техники и технологии наращивать материальные блага и справедливо
распределять их, соединенными усилиями восстанавливать и защищать
необходимые для самовыживания человечества ресурсы.
Это ни в коем случае не означает, что исчезает всякая почва для какихлибо социально-политических конфликтов. Демократические процедуры,
конечно, могут существенно смягчать конкретные конфликты, но не могут застраховать от конфликтов как таковых, от перепадов в массовых
настроениях, от взрывов страстей и аффектов, от распространения разных форм социальной патологии (алкоголизма, наркомании, психических
заболеваний, преступности, терроризма). Палестинцы и курды, сикхи и
тамилы, ирландские католики и валлийцы, армяне и азербайджанцы весьма вероятно будут копить и лелеять свои обиды. Из этого следует, что
этнические и националистические предрассудки еще долго будут питать
соперничество и конфликты.
Отмеченные выше процессы в сфере политики имеют крайне важное
значение для олимпийского движения. Можно отметить как минимум три
аспекта этого значения.
Во-первых, это движение впервые получает адекватную социальную
базу для своего развития. Олимпийское движение с момента своего возникновения объединяло в первую очередь людей, для которых спорт и
его развитие – не самоцель, а средство решения определенных социаль147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных задач, реализации общечеловеческих идеалов, гуманистических ценностей. По крайней мере, именно таков был замысел основателя современного олимпийского движения Пьера де Кубертена и его последователей [см. Ленк, 1993; Столбов, 1994; Столяров, 1984, 1989, 1990; Coubertin,
1966; Diem, 1970; MacAloon, 1981; Stolyarov, 1982, 1984 и др.].
Конфронтация различных политических систем, имевшая место на
протяжении длительного периода времени, существенно противодействовала реализации этого замысла. Социальная среда, в рамках которой
олимпийское движение развивается в настоящее время, напротив, уже не
противостоит, а содействует усилиям по реализации в спорте и посредством спорта гуманистических идеалов и ценностей. Действия олимпийского движения в этом направлении органически вписываются в объединенные усилия человечества по гуманизации системы общественных отношений, всех сфер деятельности людей.
Во-вторых, возникает потребность в значительном усилении гуманистической направленности олимпийского движения. Хотя современное
олимпийское движение направлено на достижение гуманистических целей, но оно недостаточно последовательно в этом отношении, а иногда и
прямо противоречит им. Одним из проявлений этого является то, что
основное внимание в рамках олимпийского движения уделяется поощрению и пропаганде высоких спортивных достижений, рекордов и побед на
Олимпийских играх. Это содействует проявлениям национализма, порождает у спортсменов и тренеров стремление победить любой ценой,
даже за счет нарушения нравственных норм и принципов, применения
таких методов тренировки, которые калечат спортсменов и духовно и
физически [см.: Heinila, 1973; Leiper, 1980; Lenk, 1982, 1984; Stolyarov, 1985
и др.].
Еще один важный аспект обсуждаемого вопроса отметил президент
МОК Х.А. Самаранч. В упомянутом выше обращении к участникам конференции "Олимпийское движение и социальные процессы" он подчеркнул, что одним из последствий стремительных политических изменений
современного мира является развитие новых форм национальных и патриотических движений. В этой ситуации надо помочь олимпийскому
движению в странах, которые желают стать независимыми. Однако
олимпийское движение не может и не должно поощрять шовинизм. Оно
должно всемерно содействовать стремлению уважать других.
Обратимся теперь ко второму вопросу темы моего доклада.
Возможность влияния олимпийского движения на политическую эволюцию современного мира посредством олимпийского образования.
Анализ этого вопроса требует прежде всего уточнения самого понятия
"олимпийское образование". Во-первых, от истолкования данного понятия зависит тот или иной ответ на обсуждаемый вопрос. Во-вторых, ана148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лиз научных трудов, докладов и выступлений ученых, государственных и
общественных деятелей на научных конгрессах и симпозиумах [см.:
Заключительный документ …, 1995; Landry, 1984; Niedermann, 1984; Report
of the eighteenth session of the IОА, 1979; Report of the international sessions
for educationists. 1973-1977-1979. – IOA, 1980 и др.], а также реальной
практики олимпийского образования, выявляет не только существенные
разногласия, но и достаточно серьезные ошибки в истолковании целей,
задач, содержания этой деятельности.
Отмечу несколько наиболее важных и принципиальных моментов, касающихся понимания олимпийского образования.
1. Общепризнано, что основная цель олимпийского образования –
приобщение молодежи к гуманистическим идеям олимпизма, к его духовным, нравственным идеалам и ценностям.
Основной недостаток современной теории олимпийского образования,
с моей точки зрения, состоит в том, что из этого сложного и многоо бразного процесса, как правило, выхватываются отдельные аспекты, блоки, компоненты. На практике это приводит к тому, что с целью приобщения молодежи к идеалам и ценностям олимпизма проводятся отдельные,
разрозненные, не связанные между собой акции, мероприятия.
В настоящее время назрела необходимость перехода к осмыслению и
практической реализации олимпийского образования как определенной
системы.
2. В рамках этой системы можно выделить три тесно связанных между
собой, но все же отдельных (самостоятельных) направления деятельности, которые предполагают формирование у молодых людей соответственно:

определенной системы знаний;

определенной системы мотивации: интересов, потребностей, ценностных ориентаций, установок и т.п.;

определенной системы способностей, умений и навыков.
При характеристике олимпийского образования часто выделяют лишь
первое из этих направлений, связанное с формированием у молодежи
определенных знаний, и упускают из вида два других направления деятельности.
3. В понимании характера знаний, которые должны формироваться в
процессе олимпийского образования, допускаются две крайности.
Первая из них состоит в крайне широком их истолковании, когда к ним
относят практически все знания, так или иначе связанные с областью
спорта, со спортивной тренировкой, с физическим воспитанием, сохранением и укреплением здоровья человека и т.д. Такое понимание задач
олимпийского образования лежит, например, в основе большинства программ по олимпийскому образованию школьников и студентов, разрабо149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
танных НОА США и внедряемых в практику работы школ и вузов этой
страны [The Olympics…, 1984]. При такой трактовке олимпийское образование утрачивает какую-либо специфику, совпадает с задачами физического воспитания, спортивной тренировки и т.д.
Другая крайность состоит в том, что задача олимпийского образования сводится лишь к формированию знаний об истории и современном
состоянии Олимпийских игр и олимпийского движения, об идеалах и
ценностях олимпизма.
С моей точки зрения, задача олимпийского образования состоит в
формирование и развитии у молодежи трех основных групп знаний:

об Олимпийских играх и олимпийском движении, их истории, целях, задачах, об основных идеалах и ценностях олимпизма (в том числе о
принципах "Фэйр плэй", идеале гармонично развитого олимпийского
атлета и др.);

о гуманистическом, социально-культурном потенциале спорта, о
заключенных в нем возможностях для позитивного воздействия на нравственную, эстетическую, коммуникативную, экологическую культуру
человека, на его интеллектуальные, творческие и другие способности, о
путях реализации этих возможностей;

о концепции и идеях гуманизма в целом, его идеалах и ценностях,
касающихся отношений между людьми и человеческой личности.
4. В задачи олимпийского образования входит формирование и развитие у молодежи не только знаний, но также определенной системы интересов, потребностей, ценностных ориентаций и т.д.. Конкретно речь
идет о формировании и развитии у молодежи:
– такой ориентации на спорт, при которой он привлекателен не тем, что
здесь можно наблюдать и проявить жестокость, агрессивность, грубую
физическую силу, а также заработать деньги, приобрести славу, и не просто тем, что здесь достигается победа над противником (одной страны,
нации над другой), а в первую очередь и главным образом как сфера пр оявления эстетики, нравственности, культуры, чисто человеческого общения, гуманного отношения людей друг к другу и к природе, проверки
физических и психических возможностей человека и т.п.;
– потребности в активных занятиях спортом, в использовании этих занятий не только для повышения спортивного мастерства, но и для своего
гармоничного, разностороннего развития, совершенствования как физических, так и духовных (интеллектуальных, нравственных, эстетических и
других) способностей;
– интереса к Олимпийским играм и олимпийскому движению;
– желания участвовать в олимпийских состязаниях и всегда демонстрировать в них честное, благородное, рыцарское поведение (в соответствии с принципами "честной игры");
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– ориентации на такого спортсмена-олимпийца, избираемого в качестве
идеала (образца для подражания), личность которого в полной мере с оответствует гуманистическим идеям олимпизма;
– стремления быть участником олимпийского движения, разъяснять и
пропагандировать идеи олимпизма, содействовать его развитию;
– чувства личной ответственности за реализацию в спорте и посредством спорта гуманистических ценностей, за исключение в нем антигуманных проявлений, за успешное развитие олимпийского движения.
Анализ работ, посвященных обсуждаемой проблеме, а также реальной
практики работы по олимпийскому образованию молодежи показывает,
что многие из этих задач нередко упускаются из виду.
5. Еще одна группа задач, которая должна решаться в рамках олимпийского образования, связана с формированием и развитием у молодежи
проявляемых в реальной деятельности определенных умений, навыков,
способностей, а именно:

умения таким образом строить свои занятия спортом, чтобы
они не наносили вред здоровью и приводили не к одностороннему, уро дливому, а к гармоничному и разностороннему развитию личности;

привычки всегда вести честную и справедливую борьбу,
проявлять мужество и волю в спорте, в спортивных соревнованиях, а
также убеждение в том, что только такое поведение является единственно
правильным в спорте;

эстетической способности видеть, чувствовать и правильно
понимать красоту и другие эстетические ценности спорта, действовать в
спорте "по законам красоты" и отображать его средствами искусства;

умений и навыков общения с другими спортсменами, с тренерами, судьями, журналистами, зрителями и т.д.;

умений и навыков такого отношения к природе в ходе занятий спортом, которое соответствует требованиям высокой экологической
культуры;

умения разъяснять и пропагандировать идеи олимпизма.
Решение этих задач – одно из наиболее слабых звеньев педагогической
деятельности с молодежью, проводимой в настоящее время в рамках
олимпийского движения.
При выяснении отношения олимпийского образования к политике, чего требует обсуждаемый вопрос, по-видимому, необходимо исходить из
общего взаимоотношения сферы спорта и политики.
Эта крайне сложная проблема неоднократно служила предметом острых и принципиальных дискуссий, и не только на страницах научных
трудов, но и на научных конференциях, симпозиумах и т.д. (например,
она остро обсуждалась на специальной секции "Спорт и политика" первого официального олимпийского научного конгресса в 1984 г.) [см.:
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Aggression/Violence…,1984]. При этом высказываются различные и даже
прямо противоположные взгляды – от признания неразрывной связи
спорта с политикой до утверждения о том, что "спорт – вне политики".
Моя точка зрения по данному вопросу в предельно сжатом виде включает в себя следующие основные положения.
1. Политика – сфера деятельности, связанная с отношениями между
государствами, а также классами, партиями, нациями и другими социальными группами. Центральный вопрос политической деятельности – завоевание, удержание и использование власти.
2. Спорт как система спортивных соревнований и подготовки к ним в
этом смысле непосредственно не является политической деятельностью.
3. Вместе с тем спортивные соревнования, встречи и другие акции в
области спорта даже независимо от воли и желания их организаторов
могут оказывать (и в реальной истории действительно неоднократно оказывали) определенное (часто весьма существенное) влияние на решение
тех или иных политических проблем, на отношения между различными
социальными группами, нациями, государствами и т.д.
4. Спорт и разнообразные спортивные акции нередко и сознательно
используются в определенных политических целях – как гуманных
(например, для укрепление мира и дружбы между различными странами),
так и корыстных (например, для поднятия престижа тех или иных деятелей, политических партий и т.д. в ходе предвыборной борьбы).
Исходя из этих положений, касающихся взаимоотношения спорта и
политики, а также указанных выше целей и задач олимпийского образования, я считаю, что оно не носит политического характера. Хотя олимпийское образование, как и олимпийское движение в целом, не ограничивают свои цели и задачи чисто спортивными, на что я уже обращал внимание, но они ориентированы в первую очередь на решение не политических, а социально-культурных задач, которые имеют универсальный, общечеловеческий характер и гуманистическую направленность.
Однако через систему олимпийского образования олимпийское движение способно влиять на сферу политики, вызывать определенные политические изменения. Каков характер этого политического влияния олимпийского образования?
Олимпийское образование призвано формировать и совершенствовать
у молодежи определенную, связанную со спортом гуманистическую систему знаний, способностей, интересов, потребностей и т.д. При дос таточно продолжительном и эффективном воздействии олимпийского образования она может занять столь прочное место в общей системе личностных качеств человека, что способно превратиться в философию
жизни, которая ориентирует его во всех делах и поступках, во взаимоотношениях с другими людьми независимо от их расы, национальности,
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
идейно-политических взглядов и т.д. на приоритет свободы и достоинства человеческой личности, кооперацию, сотрудничество и другие духовно-нравственные ценности.
Но тем самым олимпийское движение через систему олимпийского образования может содействовать отмеченному выше процессу смены конфронтации политических сил, направлений, течений на поиск путей их
интеграции, сотрудничества, кооперации в решении актуальных социальных задач человеческой цивилизации.
Для реализации этой возможности необходимы соответствующие
средства, которые способны обеспечить достаточную эффективность и
масштабность олимпийского образования.
Однако анализ состояния работы по олимпийскому образованию молодежи выявляет его недостаточную эффективность, особенно в том, что
касается ориентации молодежи на такие духовно-нравственные ценности
олимпизма, как "Fair play", приоритет победы над собой ("Te ipsum
vincere!"), а не над противником, гармоничное развитие личности олимпийца (девиз Кубертена: "Mens fervida in corpore lacertoso!") и др.
Многие молодые люди вообще не относят их к числу наиболее важных
ценностей олимпизма. Так например, в ходе социологического опроса,
который был проведен в нашей стране в 1990 г. по моему проекту, меньше 2% старшеклассников упомянули "Fair play" среди важных целей
олимпийского движения. В ходе опроса западногерманских школьников
в возрасте 10-19 лет, проведенном НОК ФРГ в 1987 г., менее 10% опрошенных указали на связь между олимпизмом и "Fair play" [см. "Olympisches Feuer", N. 6, 1987]. Опрос различных групп населения (включая
молодежь) Будапешта и Варшавы, который провели T. Фельдеши и З.
Кравчик, показал, что меньше 27% жителей Будапешта и меньше 43%
Варшавы отнесли принципы "Fair play" к числу признаваемых ими основных ценностей олимпизма [Foldesi, Krawczyk, 1984].
Иногда молодые люди включают принципы "Fair play" и другие духовно-нравственные ценности в число идеалов олимпизма, однако слабо
ориентируются на них в своем реальном поведении в тех конкретных
ситуациях, которые возникают в спорте [см.: Goncalves, 1989; Stolyarov,
1978, 1989]. Одна из важных причин этой ситуации, на мой взгляд, состоит в том, что в олимпийском образовании наблюдается чрезмерное увлечение просветительским подходом. Возлагаются неоправданные надежды на то, что путем разъяснительной работы, на основе лекций, бесед во
время "олимпийских уроков", "уроков олимпийских знаний", "олимпийских часов", с помощью одних лишь лозунгов и призывов удастся решить проблему приобщения молодежи к таким духовно-нравственным
идеалам и ценностям олимпизма, как "Fair play", приоритет победы над
собой ("Te ipsum vincere!"), а не над противником, гармоничное развитие
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личности олимпийца (девиз Кубертена: "Mens fervida in corpore lacertoso!")
и др.
Активная работа по разъяснению этих идеалов и ценностей олимпизма
должна занимать важное место в системе олимпийского образования. В
этом плане заслуживают всемерного поощрения попытки, предпринимаемые, например, в Канаде, Швейцарии, Германии, Австралии и других
странах разработать и реализовать на практике специальные программы
олимпийского образования для школьников, студентов и других групп
учащейся молодежи, направленные на разъяснение и пропаганду для них
идей олимпизма [см., например: The Olympics…, 1984, 1990; The VIC
Health Olympic Schools Project, 1992].
И все-таки главная задача олимпийского образования состоит в том,
чтобы участники олимпийского движения не только знали и правильно
понимали идеалы и ценности олимпизма, но стремились в своем реальном поведении ориентироваться на них, направлять свои усилия на их
воплощение в жизнь.
Особенно важное значение в этом плане имеет используемая модель
организации и проведения олимпийских соревнований. Как известно,
чаще всего применяется традиционная модель, которая предполагает:

распределение участников соревнований по группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовки, наличия инвалидности и ее характера и
т.д.) и раздельное проведение соревнований в этих группах;

острое соперничество, жесткую конкуренцию участников;

построение четкой иерархии мест, занятых участниками в соревновании, на основе сравнения показанных ими результатов с учетом самых
незначительных различий в этих результатах;

учет при выявлении победителей Игр лишь результатов, показанных
участниками в спортивных соревнованиях, и, как правило, без учета
нравственных и иных аспектов их поведения;

всемерное восхваление и поощрение (в том числе призами и наградами, представляющими существенную материальную ценность) лиц,
занявших первые места, тогда как другим обычно достаются лишь упреки, насмешки и т.п.;

проведение соревнований на основе правил, которые жестко определяют, какие предметы (мяч, шайба, ракетка и т.п.) или приспособления
и каким образом должны использоваться в соревновании;

отграничение спортивных соревнований от художественных и других творческих конкурсов.
Такая модель организации и проведения олимпийских соревнований
позволяет успешно решать ряд социальных задач: она стимулирует активность участников, вырабатывает у них стремление к постоянному
повышению результатов, делает соревнования зрелищными и привлека154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельными для значительного числа людей, дает им возможность зарабатывать деньги, получать другие материальные блага и т.д.
Но с этой моделью связаны и весьма существенные негативные моменты. Вопреки лозунгам и призывам организаторов соревнований она
может не содействовать, а препятствовать практической реализации духовно-нравственных идеалов и ценностей олимпизма.
Исследования, проведенные в разное время и в разных странах (Mantel
R.C. & Vander Velden L., 1974; Heinila K., 1974: Allisson M.T., 1982; Regnier
G., 1984; Мugno D. & Feltz D., 1985; Goncalves C., 1988; Винник В.А., 1990;
Баринова И.В., Гутин А.Е., Самусенков О.И., Сегал Ю.П., Стопникова
Е.В. и др. – по моему проекту и под моим руководством, 1982-1992 гг., и
др.) показывают, в частности, что активные и регулярные занятия спортом (при использовании указанной модели) не повышают, а снижают
ориентацию на нравственное поведение в спорте. Те, кто не участвует
регулярно в спортивных соревнованиях, проявляют гораздо больше желания выступать за соблюдение кодекса честной игры, чем участники
состязаний.
Указанные выше исследователи отмечают, что традиционная модель
спорта:
 выдвигает на первый план внешние для человека стимулы – победу над противником и связанные с этой победой ценные призы, нагр ады, другие материальные блага, славу и т.п.;
 развивает у спортсмена желание победить любой ценой – даже за
счет здоровья, одностороннего развития, нарушения нравственных
принципов – добиться победы, продемонстрировать свое превосходство
над другими;
 стимулирует насилие, агрессивное поведение, проявление национализма и т.п.;
 развивает у проигравших чувство неуверенности в себе, неполноценности, боязнь участия в соревнованиях из-за опасения заслужить
упреки и насмешки;
 выделяя лиц с ограниченными физическими или интеллектуальными возможностями (инвалидов) в особую группу, противопоставляет
их тем, кто не имеет таких ограничений, подчеркивает их "ущербность" и
тем самым содействует их социальному отчуждению;
 в силу жестких правил ограничивает проявление творческих способностей участников;
 вследствие отграничения (в указанном смысле) спорта от искусства и других видов творческой деятельности содействует односторо ннему развитию участников, снижает зрелищность соревнований, их привлекательность для многих людей и т.д.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Поэтому крайне важен поиск путей гуманизации спорта, практическое
применение новых моделей организации и проведения олимпийских с оревнований, которые в большей степени соответствуют целям и задачам
олимпийского образования.
Отмечу ряд интересных и перспективных, с моей точки зрения, предложений и программ, направленных на повышение гуманистического
потенциала спортивных соревнований.
1. Поощрение рыцарского поведения спортсменов на основе введения
определенных призов и наград (например, призы Международного Комитета "Fair Play"; призы, вручаемые в некоторых странах за проявление
спортсменами благородства и самоотверженности; специальный приз
"Fair play", учреждаемый на многих чемпионатах по различным видам
спорта).
2. Не только поощрение высоконравственного поведения спортсменов,
но и учет их поведения при выявлении победителей соревнований
(например, в мини-баскетболе, предназначенном для детей от 8 до 12-13
лет, международная федерация баскетбола ввела дополнительные очки: за
внешний вид команды, за дисциплину, за поведение тренеров и т.д.).
3. В целях "гуманизации" системы определения победителей спортивных соревнований предлагают (например, философ из Германии, олимпийский чемпион Г. Ленк) отказаться от использования такой "жесткой"
модели этой системы, когда на основе все более и более точных измер ений определяется один единственный победитель, а также участники,
занявшие последующие места. Вместо нее предлагают использовать более
"мягкую" модель, в рамках которой учитываются лишь очень значительные различия в результатах участников. Поэтому на первом (равно как на
втором и третьем призовых местах) могут быть не один человек (не одна
команда), а несколько [Lenk, 1980, 1981].
Вносятся также предложения делать акцент на выявление победителей
в командных, а не индивидуальных соревнованиях, выявлять степень
улучшения участниками своих предыдущих результатов, а не превышение
одним участником результатов другого, и т.д.
4. Заслуживают внимания предложения по созданию условий, при которых соперники обладают равными возможностями для победы путем
предоставления гандикапов, пересмотра правил соревнований и т.д.
К этому направлению деятельности тесно примыкает работа по развитию так называемых «новых игр» ("new games"). Иногда для их обозначения используют термины "the cooperative sports", "Vertrauensspiele",
"Playfair", и др.
В отличие от традиционной модели спорта в этих играх отсутствует
разделение участников на победителей и проигравших, вместо конкуренции на первый план выдвигается сотрудничество участников, их юмор,
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
помощь друг другу в достижении общей цели [Orlick, 1978; The New
Games Book, 1976 и др.]
5. Следует отметить и попытки укрепления связи спорта с искусством:
организацию встреч спортсменов с деятелями искусства; проведение
фестивалей спорта и искусства, культурно-спортивных и других подобных фестивалей; организацию выставок-конкурсов работ художников,
скульпторов и т.п. на спортивную тематику, фестивалей спортивного
кино и т.д., а также выставок произведений искусства, авторами которых
являются спортсмены.
6. В 1990 г. мною на основе многолетних научных исследований разработан олимпийский проект под названием "SpArt" (оно производно от
трех английских слов "Spirituality", "Sport" and "Art").
Для приобщения молодежи к духовно-нравственным ценностям олимпизма этот проект предусматривает целый комплекс средств [см.: Stolyarov 1991, 1994; Stolyarov, Kuznetsova, 1994].
Центральное место среди них занимает использование принципиально
новой модели организации и проведения олимпийских соревнований.
Главные ее особенности:

программа этих соревнований имеет комплексный характер, включает в себя не только разнообразные спортивные соревнования, но также
тесты физической подготовленности, творческие, художественные и интеллектуальные конкурсы (в том числе конкурсы знатоков спорта, олимпизма и искусства) и т.д.;

в программу включаются соревнования и конкурсы, предполагающие необычное (нетрадиционное) сочетание спорта и искусства;

программа строится таким образом, что вместе могут участвовать и
на равных соревноваться лица с ограниченными возможностями здор овья (инвалиды) и те, кто не имеет таких ограничений, дети и взрослые,
лица мужского и женского пола;

при определении победителей спортивных соревнований (особенно
в спортивных играх) учитываются не только результаты выступлений
участников, но также нравственные и эстетические аспекты их поведения
(следование принципам "честной игры", эстетическая культура и т.п.);

при определении победителей Игр в целом учитываются результаты
выступлений участников не только в спортивных соревнованиях, но также в художественных, интеллектуальных и других конкурсах, включенных в программу, а кроме того поведение участников;

используется не только обычная система определения победителей
(лауреатов) соревнований, когда на основе все более точных измерений и
оценок определяется один единственный победитель и участники, занявшие последующие места, но и другие, когда учитываются лишь очень
значительные различия в результатах участников, поощряются все, кто
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
показал высокие достижения, не выявляются участники, занявшие последние места и т.д.;

используется специальная система наград и призов для поощрения
тех участников, которые отдают борьбе все силы, проявляют мужество,
волю, благородство, демонстрируют рыцарское поведение, красоту действий и поступков (при этом учитывается мнение специального жюри,
зрителей и самих участников);

организуются соревнования, в ходе которых перед каждым участником ставится задача "победить" самого себя, а не других (выявляется
степень улучшения участником своих предыдущих результатов, а не превышение им результатов других участников);

наряду с проведением обычных соревнований, где выявляются победители, проводятся и "новые игры", в которых отсутствует разделение
участников на победителей и проигравших, вместо конкуренции на первый план выдвигается сотрудничество участников, их юмор;

практически каждый участник Игр получает определенные призы и
награды; для их поощрения не используются дорогостоящие призы;
 как правило, не проводится соревнования команд, в составе которых представители лишь одного города, региона, страны, нации и т.п.; из
участников турнира составляются "смешанные" команды;

если позволяют сроки проведения Игр, их участники обучаются в
"спартианской школе", где под руководством опытных педагогов, психологов, тренеров они знакомятся с идеями и историей олимпизма,
принципами "Fair play", повышают свои знания и умения в области спорта, искусства, науки, технического творчества, самовоспитания и т.д.
Олимпийские турниры "СпАрт", Олимпийские турниры рыцарей
СпАрта, Спартианские игры и другие олимпийские соревнования, проводимые по такой программе, ориентируют их участников на духовнонравственные ценности: препятствуют формированию стремления к победе любой ценой, проявлению насилия, грубости, агрессивности, национализма; формируют стремление к гармоничному развитию и высоконравственному поведению; побуждают не только к соперничеству, но и к
сотрудничеству, единению участников соревнований, активизируют их
общение друг с другом и т.д.
Для приобщения молодежи к идеалам и ценностям олимпизма олимпийский проект "СпАрт" помимо разработки и использования новой,
гуманистически ориентированной модели организации и проведения
олимпийских соревнований – олимпийских турниров "СпАрт" – предусматривает и ряд других акций:

укрепление связей между спортом и искусством, использование не
только традиционных, но и новых форм их интеграции;
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
создание олимпийских клубов "СпАрт" для организации общения
тех участников олимпийского движения, которые ориентируются на
принципы "Фэйр плэй" и кубертеновский идеал гармонично развитого
спортсмена-олимпийца;

изложение этих принципов и идеала в виде конкретного духовнонравственного кодекса поведения, который мог бы служить четким ориентиром для участников олимпийского движения и пропаганду среди них
этого кодекса;

организацию специального образовательного курса для участников
олимпийского движения, позволяющего им повысить уровень своих знаний в области олимпизма, заниматься воспитанием, самосовершенствованием, гармонично развиваться;

введение в рамках олимпийского движения специальной системы
наград, стимулирующей рыцарское поведение и гармоничное развитие
его участников и др.
Олимпийский проект "СпАрт" успешно реализуется в нашей стране с
1991 г.
Для повышения эффективности системы олимпийского образования
необходимо включение в эту работу не только специалистов в области
физического воспитания и спорта. Важную роль в приобщении молодежи
к идеалам и ценностям олимпизма могут сыграть известные спортсмены,
в том числе олимпийцы, деятели науки и культуры, известные художники, писатели, артисты, политические деятели.
Ошибочно, однако, рассматривать молодежь лишь в качества объекта
олимпийского образования. Создание эффективной системы этой работы
предполагает значительное повышение творческой активности самой
молодежи в пропаганде и реализации идеалов и ценностей олимпизма, в
олимпийском движении.
Для этого необходим переход на принципы гуманистической педагогики и психологии: усиление внимания к личности как к высшей социальной ценности; превращение ученика из объекта социальнопедагогического воздействия педагога в субъекта активной творческой
деятельности на основе развития внутренних мотивов к самосовершенствованию и т.д.
Важную роль в повышении творческой активности молодежи в рамках олимпийского движения могут сыграть и олимпийские клубы, создаваемые на условиях самоуправления.
Разумеется, в своем докладе я затронул лишь некоторые возможные
направления и средства повышения эффективности олимпийского образования, которые позволят ему вносить существенный вклад в политическую эволюцию мира, ведущую к гуманистическому обновлению человеческой цивилизации.

159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
Таким образом, проделанный выше анализ выявляет как относительную самостоятельность, независимость спорта в его отношении к
политике, так и возникновение – при определенных условиях и под воздействием определенных причин – тесной связи между этими социальными явлениями. «Занятия спортом сами по себе абсолютно аполитичны.
Некоторые усматривают в "самоцельности" характерную особенность
спорта. Но в силу обстоятельств распространение организованного спо рта с неизбежностью становится процессом политическим» [Кёх, с. 14-15].
Поэтому важнейшая задача анализа взаимоотношения спорта и политики
– «внести чёткую ясность, как спорт становится политическим»
[Güldenpfennig, 2000, р. 129].
В связи с этим еще раз подчеркнем ошибочность и концепции
«спорт вне политики», и точки зрения, придающей спорту исходный,
связанный с его сущностью, «природой», статус политической деятельности.
Ошибочность той и другой позиции отмечает и немецкий ученый
Свен Гюльденпфенниг. В своей книге «Международные спортивные отношения между разрядкой и конфронтацией» (1981 г.) он рассматривает
спорт не только как «принципиально социальное, но и как принципиально
политическое явление» и не только как «особое социальное, но и как
особое политическое явление» [Güldenpfennig, 1981, S. 22, 23]. Но при
этом он не соглашается не только с теми, кто отрицает политический
характер спорта, но и с теми, кто приписывает ему неограниченный политический характер. С. Гюльденпфенниг выступает за для признание
«ограниченного политического характера спорта».
В аргументации своей позиции С. Гюльденпфенниг важное значение
придает различению спорта как системы деятельности (активности) и
как институциональной системы.
Для спорта как системы деятельности, отличающейся по своему характеру от других видов деятельности, по его мнению, характерны следующие элементы:
а) спорт – это физическое движение;
б) спорт связан с достижениями в следующем специфическом отношении: поводом для спортивного действия всегда служит решение определенных конфликтов (борьба c противником, индивидуальное стремление преодолеть границы ранее показанного собственного достижения,
преодоление естественных препятствий), которые искусственно строятся
или целенаправленно ищутся единственно с целью их преодоления;
в) спорт – социальное регулирование, осуществляемое особым образом: на основе специфической структуры спортивных правил, непосред160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственно относящихся к искусственно созданным конфликтам, а с реальной жизнью связанных лишь символически;
г) спорт является непродуктивным в том смысле, что спортивная деятельность не производит никакого вне нее находящего материального
продукта; она производит лишь движения и символические, регулируемые специфическими, свойственными для спорта правилами конфликты
(равно как театр производит фиктивные явления, музыка – звуки и изобразительное искусство – образы), которые, например, зрители могут “потреблять” в своем непосредственном восприятии».
Таковы, считает С. Гюльденпфенниг, общие признаки спорта как
особой деятельности, позволяющие отличать спортивную деятельность
от других ее видов. В рамках этого общего понятия спорта он выделяет
различные «модели» спорта – спорт высших достижений, массовый
спорт, медицински инструментализированный спорт и др.
Таким образом, по мнению С. Гюльденпфеннига, спорт как особая
система деятельности – это «непосредственно наблюдаемая практическая
спортивная деятельность, которая осуществляется на специальных спортивных площадках и в спортивных сооружениях и которая ориентируется
на специальные цели и соответствующую особую систему правил».
Что касается спорта как институциональной системы, то, по характеристике С. Гюльденпфеннига, он «подразумевает целую область общественных носителей спорта, спортивного движения, включая его организационный аппарат, его связи с другими общественными учреждениями и
т.д.». Данное различение, считает С. Гюльденпфенниг, имеет важное значение для обсуждаемой проблемы взаимоотношения спорта и политики.
Спорт как особая деятельность, по указанным выше признакам отличающаяся от других ее видов (например, от трудовой деятельности), не имеет
политического характера, а спорт как институциональная система выступает как область и как предмет политического влияния [см. Güldenpfennig,
1981, S. 23, 25-29; 1984а, S. 47-48].
В ходе проделанного выше анализа мы подчеркивали не только
наличие связи между спортом и политикой, но и многообразные формы ее
проявления. С. Гюльденпфенниг выделяет четыре формы связи этих с оциальных явлений, исходя из того, что спорт может выступать: «как политический символ», «как объект политической акции», «как поле политической акции» и «как средство политики» [Güldenpfennig, 2000, р. 125126]. Как было показано выше, наряду с этими следует учитывать и другие формы связи спорта и политики.
С учетом многообразия форм связи спорта и политики, не может
быть однозначной и их оценка, поощрение всех этих форм или их полное
неприятие, как это нередко делается. Так, американский спортивный
журналист А. Гутман высказывал мнение о том, что «для сохранения
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
олимпийского движения…необходимо вести неустанную борьбу против
проникновения политики в дела спорта» [Проблемы национализма, 1984,
с. 12]. По мнению немецкого философа Г. Ленка «Олимпийские игры не
являются ни политическим, ни моральным оружием, с помощью которого должны решаться мировые проблемы, осуществляться мирная или
агрессивная политика, политика капиталистического, империалистического или социалистического толка» [цит. по: Партия зеленых…, 1984, с.
10].
Здесь в одну кучу смешаны такие противоположные формы связи
спорта и политики, как использование Олимпийских игр в целях решения
нравственных проблем, сохранения и укрепления мира, с одной стороны,
и их использование в целях агрессивной политики, для реализации капиталистической или социалистической политики, с другой стороны.
И в этом плане совершенно прав С. Гюльденпфенниг, когда он пишет: «Спорт вполне пригоден для того, чтобы быть средством политики,
но не любой и не инструментального плана. Он может иметь политическое значение как средство, как символ совместной работы и понимания
в современном разнородном мире и как символический мост над общими
конфликтными ситуациями. Но он непригоден как инструмент политической борьбы» [Güldenpfennig, 1981, S. 40].
Следует согласиться и с мнением Арнольда Кёха о том, что существенное влияние на позитивную или негативную роль взаимосвязи спорта и политики оказывает наличие или отсутствие партнерства в отношениях между политическими и спортивными организациями. «Между политической и спортивной властью, между политической и спортивной
организацией, – пишет он, – должны существовать, именно по причине
их взаимозависимости, отношения партнерства. Вероятно, наличие или
отсутствие такого партнерства может служить критерием того, является
ли связь спорта с политикой порочной связью» [Кёх, 1981, с. 16].
При всем многообразии связей спорта и политики в основном всетаки речь идет о влиянии политики и политиков на спорт, об использовании спорта в политических целях, о спортивной политике по отношению
к спорту и в меньшей степени о влиянии самого спорта на политику. В
этом плане справедливы замечания С.И. Гуськова о том, что «политические факторы обычно в большей мере влияют на спортивную систему,
чем последняя влияет на изменения в политике» [Гуськов, 1996, с. 9] и
французского социолога Дж. Мейно о том, что спорт в большей степени
является орудием в руках политики, нежели сам оказывает влияние на нее
[см. Meynaud, 1966].
Но при этом все же следует постоянно иметь в виду, что определенные спортивные контакты или отказ от них, как было показано выше,
могут иметь и часто реально имеют важные политические последствия,
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
даже если спортсмены, тренеры, организаторы спортивных соревнований
не ставят перед собой каких-то политических целей.
Напомним в связи с этим слова, которые в интервью французской
газете сказал бывший президент МОК лорд Килланин, затрагивая вопрос
о связи Олимпийских игр с политикой: «Игры имеют такой резонанс, что
спортивные действия становятся действиями политическими» [«Информационный вестник», № 1, 1976, с. 5].
ЛИТЕРАТУРА
1. Абсалямов Т.М. (1999). Биорекорды ГДР // Межд. журнал спортивной информации
“Спорт для всех". – № 3. – С. 11-17.
2. Авра Ж.К. Ван (1986). Спорт – новый фактор социально-экономического развития //
Межд. спорт. движение, № 5. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 11-14.
3. Адамс Д. (1999). Культура мира как стратегия, практика, видение и теория //
Общественные перемены и Культура Мира. Парадигмы согласия. (Второе, расширенное
издание). – М.: Международный институт перспективных проблем социокультурного и
политического развития (МИПП), Издательство «Весь мир». – С. 295–299.
4. Акпере Х. (1974). Борьба за независимость и некоторые социальные аспекты развития
физической культуры и спорта в Африке: Автореф. дис... канд. пед. наук. – М.
5. Александрова Е.А., Быховская И.М. (1996). Культурологические опыты. – М.
6. Алмонд Г., Верба С. (1992). Гражданская культура и стабильность демократии // Полис. – № 4. – С. 34-37.
7. Андреев Ю.П. (1989). Социальные институты: содержание, функции, структура. –
Свердловск.
8. Андреева Г.М. (1996). Социальная психология: Учебник для высших учебных
заведений. – М.: Аспект Пресс.
9. Аристова Л.В. (1999). Государственная политика в сфере физической культуры и спорта
// Теория и практика физической культуры. – № 5. – С. 2-8.
10. Аршуруни Алеся (2001). Олимпийские боссы не достали Путина? // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 3-4. – С. 15-17.
11. Бабич Дмитрий (1999). Игры века: большой футбол и политика // Культ личностей. –
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
март, апрель. – С. 65-68.
12. Бакер Р. (1994). Словарь социальной работы / Пер. с англ. – М.
13. Балахничев В.В. (2003). Государственная политика по развитию физической культуры и
спорта в Российской Федерации // Пути повышения социальной значимости физической
культуры и спорта: Материалы Всерос. науч.-практ. конф., г. Казань, 15–16 окт. 2002 г./Гос.
комитет РФ по физич. культуре и спорту, М-во по делам молодежи и спорту РТ, Рос. гос.
академия физич. культуры, Рос. ун-т дружбы народов. – Казань: РЦИМ. – С. 11–14.
14. Бальсевич В.К. (1996). Прогноз развития систем спортивной подготовки в XXI веке //
Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII Всеросс. научно-практич.
конф. Сент., 25-27, 1996. Часть I. – Краснодар. – С. 97-105.
15. Бальсевич В.К. (2002). Основные положения концепции интенсивного инновационного
преобразования национальной системы физкультурно-спортивного воспитания детей, подростков и молодежи России // Теория и практика физической культуры. – № 3. – С. 2-4.
16. Баринова И.В. (1994). Состояние и пути совершенствования олимпийского образования
и воспитания учащейся молодежи: Дис... канд пед. наук. – М.
17. Баталов Э. (1995). Политическая культура как социальной феномен. Вестник МГУ. Сер
12-М. – № 5. – С. 42-47.
18. Бахтин М.М. (1986). К философии поступка // Философия и социология науки и техники.
Ежегодник 1984-1985. – М.: Наука. – С. 80-160.
19. Башкирова М.М., Дынникова Л.А., Жарова Л.Б. и др. (1990). Организация и управление
физкультурно-оздоровительной работой в зарубежных странах: Обзорная информация. – М.:
ВНИИФК.
20. Бензенрти К. (1988). Выступление на II Межд. конф. министров и руководящих работников, ответственных за физическое воспитание и спорт, “Гуманистическая миссия физического воспитания и спорта” // Межд. спортивное движение: Экспресс-информация. Вып. 10. – М.:
ЦООНТИ-ФиС. – С. 34-35.
21. Библер B.C. (1992). Школа диалога культур: основы программы / Под ред. B.C.
Библера. – Кемерово: Алеф.
22. Блинов Н.М., Ожегов Ю.П., Шереги Ф.Э. (1982). Политическая культура и молодежь. –
М.: Молодая гвардия.
23. Блинов В.М., Саланин И.В. (1994). Современное олимпийское движение и политика //
Феномен олимпизма в современной культуре. – Смоленск. – С. 14-19.
24. Боген М.М. (1989). Спорт – благословение или проклятие? // Конфликт. – М.: ФиС. – С.
4-26.
25. Бондаревская Е.В. (1995).
воспитания. – М.: Педагогика.
Ценностные
основания
личностно-ориентированного
26. Борисов В. (2001). На нас обрушилась наркомания, а спорт уходит из школы и со двора
// Международный журнал спортивной информации “Спорт для всех”. – № 3-4 . – С. 27-28.
27. Брендедж Э. (1991). Речь на 61-й сессии МОК // Международное спортивное и
олимпийское движение. Тематич. подборка. – № 3. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 29-33.
28. Бугреев А.Н. (1997). Современный олимпизм (вопросы теории и практики: социальнофилософский аспект). –Волгоград.
29. Бугреев А.Н. (1998). Международный олимпизм на пороге XXI века // Межд. форум
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Молодежь–Наука–Олимпизм» 14–18 июля 1998 г., Москва: Материалы. – М.: Сов. спорт. –
С. 61-64.
30. Бугров Н.Н. (1971). Международные связи советских спортивных организаций на
службе социального прогресса и упрочения всеобщего мира (1917-1967): Дис. ... докт. пед.
наук. – М. – 509 с.
31. Бугров Н.Н. (1982). Международные спортивные связи как объект научных
исследований // Теория и практика физической культуры, № 8, с. 55-58.
32. Бугров Н.Н. (1990). Новое мышление, олимпизм и гуманистические ценности // Новое
мышление и олимпийское движение: Сб. ст. – М.: Знание. – С. 3-22.
33. Васильева Н.Б. (1989). Об этическом осмыслении физической культуры и спорта //
Нравственный потенциал современного спорта. – М.: Сов. спорт. – С. 55-60.
34. Васин Владимир (1999). Влияние международных спортивных организаций на развитие
российского спорта // Олимпийское движение и социальные процессы: Матер. IX Всеросс.
научно-практич. конф. «Олимпийское движение и социальные процессы» и V Всеросс.
совещания «Практика олимпийского образования». – М. – С. 37-40.
35. Введение в политологию / Под ред. В.Л.Калашникова. – М.: МОГИФК, 1991.
36. Введение в политологию: Уч. пособие/Под ред. проф. Л.А. Зеленова. – Н. Новгород:
НГАСА, 1994.
37. Вераккиа Ральф А. (1978). Проблемы современного олимпизма // Информационный
вестник, № 12. – М.: ВНИИФК, 1978. – С. 17-23.
38. Визитей Н.Н. (1988). Социально-культурная специфика спорта и его возможности
выступить в качестве средства укрепления мира и дружбы между народами // Спорт и
перестройка: Сб. научн. трудов по матер. Всес. научно-практич. конф. «Государство, спорт и
мир», Москва, 20-22 апр. 1988 г., Москва. – М. – С. 186-199.
39. Визитей Н.Н. (1990). Проблема методологии построения концепции олимпизма как
социально-культурного явления // Новое мышление и олимпийское движение: Материалы Всес.
научн. симпозиума "Межд. олимпийское движение: проблемы и тенденции развития на
современном этапе" (Рига, 11-13 мая 1989 г.). – М.: Знание. – С. 58-69.
40. Визитей Н.Н. (1993). Олимпизм и его место в системе ценностей современной культуры
// Современный олимпийский спорт. Тезисы докл. межд. конгресса. – Киев: КГИФК. – С. 24-27.
41. Визитей Н.Н. (1998). О социально-культурном смысле современного олимпийского
движения // Международный форум «Молодежь–Наука–Олимпизм»: Материалы. – М.: Сов.
спорт. – С. 73-74.
42. Виноградов П.А. (1990). Физическая культура и здоровый образ жизни (проблемы и
перспективы использования средств массовой информации в их пропаганде). – М.: Мысль.
43. Виноградов П.А. (1995). Актуальные проблемы развития физической культуры и
формирования здорового образа жизни населения России // Физическая культура – основа
здорового образа жизни: Доклады, тезисы, материалы. – М. – С. 4-33.
44. Виноградов П.А. (1998). Щедрость, граничащая с абсурдом // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 2. – С. 18-19.
45. Виноградов П.А. (1999). «Грабли» для Путина // Межд. журнал спортивной информации
«Спорт для всех». – № 4. – С. 5-7.
46. Виноградов П.А., Гончаров В.И., Жолдак В.И. (2003). Спорт для всех и формирование
здорового образа жизни. Зарубежный опыт. – Томск: Томский гос. университет.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47. Виноградов П.А., Дивина Г.В., Жолдак В.И. (1997). Концепция массового развития
спорта: Европейский опыт // Современные проблемы и концепции развития физической
культуры и спорта. Часть I/Сост. В.И.Жолдак, В.Г.Камалетдинов. – Челябинск. – С. 138-177.
48. Виноградов П.А., Жолдак В.И., Чеботкевич В.И. (1995). Социология физической культуры и спорта: Уч. пос. – Пенза.
49. Виноградов П.А., Савин В.А. (1999). «Спорт для всех» на пороге XXI века // Теория и
практика физической культуры. – № 5. – С. 57-60.
50. Виноградов П.А., Столов И.И., Душанин А.П. (1999). Физическая культура и спорт в
России в преддверии XXI века (проблемы и опыт). – Красноярск.
51. Владимиров А.А., Зеленов Л.А. (1999). Основы социологии и политологии: Уч. пос. для
средних профессиональных учебных заведений. – Н. Новгород.
52. Волков А.И. (1985). Влияние политической системы социалистического общества на
развитие физической культуры и спорта // Философско-социологические проблемы физической
культуры и спорта: Уч. пос. – Л. – С. 199–218.
53. Волошин С. (1998). Спасем гуманистические ценности спорта! // Спорт, духовные
ценности, культура. Вып. третий. Перспективы и пути повышения гуманистической ценности
современного спорта и олимпийского движения: Сборник. – М.: Гуманитарный Центр «СпАрт»
РГАФК. – С. 14-19.
54. Вуолле Паули (1998). Социальные параметры спорта // Спорт, духовные ценности,
культура. Вып. седьмой: Сб./Сост. и ред. В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. – М.:
Гуманитарный Центр «СпАрт» РГАФК. – С. 131-136.
55. Выступление президента МОК перед спортивными администраторами из развивающихся стран (1979) // Информационный вестник ВНИИФК. – №№ 3-4. – С. 1-12.
56. Гаджиев К. (1994). Введение в политическую науку. – М.
57. Гельперин Ю.М. (1977). Социально-идеологическая функция олимпийского движения в
современном мире: Обзор.– М.: ВНИИФК.
58. Горшенин В. (1997). Опережающее образование – основы мировоззрения в XXI веке //
Обозреватель. – 1997. – № 9. – С. 64-67.
59. Гостев Р.Г., Гуськов С.И. (2000). Физическая культура и спорт в России: состояние и
перспективы // Физическая культура и спорт в Российской Федерации: Сб. научных статей. –
Воронеж: Издательско-полиграфич. фирма «Воронеж». – С. 14-38.
60. Гостев Р.Г., Гуськов С.И. (2001). Трансформация идеалов олимпизма // Международный журнал спортивной информации «Спорт для всех». – № 3-4. – С. 4-7.
61. Государственная программа развития воспитания в системе образования России на
1999-2001 г. // Вестник образования. – М.: Про–пресс, декабрь 1999 г. – С. 16.
62. Губарева Т.И. (2000). Спорт лиц с ограниченными возможностями в системе
гуманистически ориентированной социальной политики. – М.: ФОН.
63. Гуллит Рууд (1988). Не люблю, когда меня называют богом // Советский спорт, 13
ноября.
64. Гуськов С.И. (1979). Усиление роли международных неправительственных спортивных
организаций в борьбе за мир // Теория и практика физической культуры. – № 3. – С. 54-56.
65. Гуськов С. (1988). В погоне за голосами: спортивное хобби президентов // Советский
спорт. – 8 апреля.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66. Гуськов С.И. (1990). Проблемы международного олимпийского движения и Олимпийская хартия // Материалы научного симпозиума "Новое мышление и олимпийское движение". –
М.: Знание. – С. 110-121.
67. Гуськов С.И. (1996). Государство и спорт: О государственной политике зарубежных
стран в области физического воспитания и спорта. – М.
68. Гуськов Сергей И. (1999). Социальные процессы, значимость спорта и его развитие в
России // Олимпийское движение и социальные процессы: Матер. IX Всеросс. научно-практич.
конф. «Олимпийское движение и социальные процессы» и V Всеросс. совещания «Практика
олимпийского образования». – М. – С. 49-53.
69. Гуськов С.И., Хуссам М. (1998). Телевидение и спортивная политика // Международный
журнал спортивной информации “Спорт для всех". – № 3-4. – С. 12-15.
70. Гутин А.Т. (1984). Идеалы и ценности олимпизма в воспитании юных спортсменов: Дис.
... канд. пед. наук. – М.
71. Даль В.И. (1955). Толковый словарь живого великорусского языка, т. II. – М.
72. Данилова Ю.В. (1991). Цели олимпийского движения и миротворческая деятельность
спортсменов // Олимпийское движение и социальные процессы: Материалы Всесоюзной
научно-практич. конференции, 18-19 сентября 1990 г. – Смоленск. – С. 71-74.
73. Декларация “Спорт, терпимость и чистая игра” (1998). // Межд. журнал спортивной информации «Спорт для всех». – № 2. – С. 28-29.
74. Декларация шестого Всемирного конгресса «Спорт для всех» (1997) // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 1. – С. 52.
75. Демин В.А. (1974). Спортивная деятельность как предмет научного исследования //
Теоретические и прикладные исследования по психологии. – Казань, с. 91–118.
76. Демин В.А. (1975). Методологические вопросы исследования спорта в аспекте теории
деятельности: Автореф. дис.. канд. пед. наук. – М.
77. Дженнингс Эндрю (1999). Властелины колец // Межд. журнал спортивной информации
“Спорт для всех". – № 3. – C. 18-21.
78. Джонсон Уильям (1984). Будет ли продолжаться жизнь после Лос-Анджелеса // Межд.
спортивное движение. Экспресс-информация. – Вып. 15. – М.: ЦООНТИ-ФИС. – С. 3-6.
79. Дивина Г.В., Жолдак В.И. (1979). Политико-социальные аспекты буржуазной доктрины
«Спорт для всех» // Теория и практика физической культуры. – № 12. – С. 50-53.
80. Доклад международной комиссии по образованию XXI века, представленный для
ЮНЕСКО «Образование: сокрытое сокровище». –М.: ЮНЕСКО, 1995.
81. Драгунов Леонид (2000). Олимпийский спорт как политика // IV Мiждународний
науковий конгрес "Олiмпiйський спорт i спорт для всiх", 16-19 травня 2000 р., Киiв, Украiна: Тез.
докладов. – Киiв: "Олiмпiйська лiтература". – С. 186.
82. Европейский Манифест “Молодые люди и спорт” (1996) // Межд. журнал спортивной
информации «Спорт для всех». – № 1-1. – С. 18-19.
83. Егоров А.Г. (1996а). Социокультурная трансформация знания. – М.
84. Егоров А.Г. (1996б). Олимпизм и провинциальная природа российского прогрессизма //
Олимпийское движение и социальные процессы: Материалы V Всеросс. научно-практич. конф.
– М. – С. 30-32.
85. Ермак Н.Р., Пилоян Р.А. (1997). Культурно-исторические истоки спорта в контексте
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
объяснения многообразия и противоречивости его развития // Теория и практика физической
культуры. – № 7. – С. 13-17.
86. Ермак Наталья, Пилоян Рубен (1998). Как усилить миротворческие возможности Олимпийских игр // Международный форум “Молодежь–Наука–Олимпизм”: Материалы. – М.: Советский спорт. – С. 102-104.
87. Жолифф Ж. ле (1979). Мнение ФСЖТ о большом спорте // Инф. вестник ВНИИФК. –
№2. – С. 14-17.
88. Заключительный документ XII Олимпийского конгресса 1994 г. в Париже (пер. с англ.)
// Олимпийская панорама. – 1995. – № 61. – С. 18-22.
89. Захаров М.А. (2002). Фэйр плэй в системе олимпийского образования: Дис. … канд. пед.
наук. – Смоленск.
90. Заявление МОК // Сов. спорт. – 25 апр. 1980 г.
91. Зеленов Л.А., Дахин А.В., Ананьев Ю.В., Кутырев В.А. (1993). Культурология: Уч. пос.
– Н. Новгород.
92. Зикмунд А.А. (1926). Основы советской системы физкультуры. – М.: Новая Москва.
93. Зинченко В.П., Моргунов Б.Д. (1994). Человек развивающийся. – М.
94. Змажлик Ежи (1978). Роль государства в спортивной жизни на Западе // Инф. вестник
ВНИИФК. – № 19. – С. 2-5.
95. Ингхэм А., Лоу Дж. (1979). Структура игровой деятельности // Спорт и образ жизни: Сб.
ст./Сост. В.И.Столяров, З.Кравчик. – М.: ФиС. – С. 65-84.
96. Исаев Анатолий (1996). Нужен новый олимпизм // Международный журнал спортивной
информации «Спорт для всех». – № 1-2. – С. 1.
97. Исаев А.А. (1999а). МОК: кризис цивилизованности // Межд. журнал спортивной информации «Спорт для всех». – № 1-2. – С. 55-57.
98. Исаев А.А. (1999б) Anti-Samaranch’99. Юношеское олимпийское движение. – М.: Международная академия самосовершенствования.
99. Исаев А.А. (2002). Спортивная политика России. – М.: Сов. спорт.
100.
Итоги опроса общественного мнения в Швейцарии // Проблемы международного
спортивного движения. – 1980. – Тематическая подборка № 5. – С. 6-8.
101.
Каган М.С. (1997). Философская теория ценности. – Санкт-Петербург, ТОО ТК
«Петрополис».
102.
Казначеев В.П. (1997). Проблемы человековедения. – М. – Новосибирск: Иссл.
центр проблем качества подготовки специалистов.
103.
Кахигал Х.М. (1983). Олимпизм как зеркало и модель общества // Международное спортивное движение: Экспресс-информация. – М. – № 6. – С. 21-27.
104.
Кейвенаф Р.П. (1989). Зависимость организации спортивного движения в Канаде
от государственной политики и идеологии // Организация и управление физической культурой и
спортом в зарубежных странах. Тематич. подборка.– Вып. 10.– М.: ЦООНТИ–ФиС. – С. 3-11.
105.
Кёнен Карл (1981). Спорт и политика в ФРГ // Проблемы международного
спортивного движения. – Тематическая подборка № 20. – М.: ВНИИФК. – С. 19-25.
106.
Кениг Вальфрид (1978). Спортивная наука «под колпаком» (о связи спортивной
науки со спортивной практикой в ФРГ) // Информац. вестник ВНИИФК. – № 20-21. – С. 34-40.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107.
Кёх Арнольд (1981). Пагубна ли зависимость между спортом и политикой? //
Проблемы межд. спортивного движения. – № 4. – М.: ВНИИФК. – С. 12-19.
108.
Киль А.Н. (2001). Спортивно-патриотическое воспитание как одно из
приоритетных направлений государственной политики в сфере физической культуры и спорта
Российской Федерации // Теория и практика физич. культуры. – № 3. – С. 62-63.
109.
Киселев Р.М. (1978). США: спорт и общество.– М.: ФиС.
110.
Киселев Ю.Я. (1981). Влияние спорта на формирование личности. – М.: Знание.
111.
Киселев Р.М. (1984). Использование империализмом олимпийского движения и
международного спорта в политико-идеологических целях // Роль, функции и актуальные
проблемы олимпийского движения: Сб. научных статей. – М. – С. 33-45.
112.
Клее Херберт (1977). О политическом воспитании в спорте // Инф. вестник
ВНИИФК. – № 15. – С. 10-15.
113.
Кноп де П. (1993). Политика молодежного спорта во Фламандских спортивных
клубах (Бельгия) // Физическое воспитание и спорт в высших учебных заведениях за рубежом.
– № 3. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 48-54.
114.
Коакли Дж. (1991). О некоторых аспектах коммерциализации спорта //
Международное спортивное и олимпийское движение. Тематич. подборка. – № 3. – М.:
ЦООНТИ-ФиС. – С. 16-22.
115.
Коваль В.И. (1975). Спорт в системе отношений между общественными и
государственными организациями // Теория и практ. физич. культуры. – № 5. – С. 5-8.
116.
Свердловск.
Коган Л.Н. (1970). Общественно-политическая активность трудящихся. –
117.
Коган М.С. (1993). Что должно быть в основе? // Вестник высшей школы. –
1993. – № 5. – С. 14.
118.
Козловский А.А. (1999). Социально-педагогические аспекты преодоления
кризиса мирового олимпийского движения в период подготовки и проведения Игр XXII
Олимпиады в г. Москве: Автореф. дис... канд. пед. наук. – М.
119.
Конституция Российской Федерации. – М., 1993.
120.
Концепция развития физической культуры (1990). // Теория и практика
физической культуры. – № 3. – С. 3-7.
121.
Концепция развития физической культуры и спорта в Российской Федерации. –
М.: Гос. Комитет РСФСР по физической культуре и спорту, 1991.
122.
Концепция развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на
период до 2005 года // Теория и практика физической культуры. – 2001. – № 4. – С. 2-8.
123.
Коппельт Райнер (1980). Движение «Молодежь тренируется для Олимпиады» –
детище рекламы и антикоммунистической политики // Проблемы международного спортивного
движения: Тематическая подборка. – № 6-7. – М.: ВНИИФК. – С. 21-27.
124.
Коротков В.И. (1974). О связи политики и спорта в современном буржуазном
обществе // Теория и практика физич. культуры.– № 5. – С. 7–10.
125.
Котляр И.А. (1982). Спорт как средство воспитания американской молодежи в
духе буржуазной морали // Теория и практика физической культуры. – № 9. – С. 49-50.
126.
Кравчик З. (1996). Спорт и гуманизм. Аспекты анализа // Духовность-СпортКультура. Вып. второй. Ценности спорта и пути его гуманизации: Сб./Сост. и ред. В.И.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Столяров. – М.: РАО, Гуманитарный Центр “СпАрт” РГАФК. – С. 5-14.
127.
Крадман Д.А. (1974). Спорт в освободительной и классовой борьбе в Венгрии //
Теория и практика физич. культуры. – № 11. – С. 73-75.
128.
Краткий словарь по социологии/Под общ. ред. Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапина. –
М.: Политиздат, 1989.
129.
Кретти Б.Дж. (1987). Психология в современном спорте. – М.: ФиС.
130.
Крикос И. (1997). Организационные, социально-экономические и правовые
аспекты деятельности НОКов стран, занимающих ведущие позиции в спорте: Дис… канд. пед.
наук. – Киев.
131.
Критика буржуазной “социологии спорта”/ред. А.А. Френкин. – М.: ФиС, 1965.
132.
Крюгер А. (1987). Кубертен и Олимпийские игры как символ мира // Межд.
спортивное движение: Экспресс-информация. Вып. 12. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 9-12.
133.
литература.
Кубертен Пьер де (1997). Олимпийские мемуары. – Киев: Олимпийская
134.
Кудиненко Владимир, Олейник Николай, Родригес Роберт Д. (2000). Спорт в
политическом процессе стран СНГ (вопросы информационно-пропагандистского обеспечения) //
IV Мiждународний науковий конгрес "Олiмпiйський спорт i спорт для всiх", 16-19 травня 2000 р.,
Киiв, Украiна: Тезисы докладов. – Киiв: "Олiмпiйська лiтература". – С. 207.
135.
Кудренко A.P. (1982). Анализ и обоснование эффективных форм и методов
идейно-политического воспитания спортсменов высокой квалификации (на материалах сборных
команд республики): Автореф. дис... канд. пед. наук. – Киев.
136.
дая гвардия.
Кудрявцев В.Г., Кудрявцева Ж.В. (1987). Спорт мира и мир спорта. – М.: Моло-
137.
Кудрявцева Т.В., Неминущий В.П. (1989). Возрастание значения политического
и нравственного воспитания молодежи в условиях перестройки // Нравственный потенциал
современного спорта. – М.: Сов. спорт. – С. 72-74.
138.
Кузин В.В. (1996). Современное состояние и перспективы развития физической
культуры и спорта в России // Теория и практика физической культуры. – № 9. – С. 55-58.
139.
Кузин В.В. (2001). О нормотворчестве в области физической культуры и спорта:
итоги и перспективы деятельности подкомитета по физической культуре и спорту Комитета
Госдумы по охране здоровья и спорту. Спортивная Россия: Организации и персоны:
Энциклопедический справочник / Под общ. ред. В.В. Кузина. – М.: Физкультура и спорт.
140.
Кулинкович Е.К. (1991). Профессионализация спорта и идеалы олимпизма //
Материалы II Всероссийской научно-практической конференции "Олимпийское движение и
социальные проблемы". – Челябинск: Уральская олимпийская академия. – С. 20-25.
141.
Кулинкович Евгений (1998). Олимпийский спорт и политические амбиции //
Межд. форум «Молодежь–Наука–Олимпизм» 14–18 июля 1998 г., г. Москва: Материалы. – М.:
Сов. спорт. – С. 134-135.
142.
Кулинкович К.А. (1981). Спорт и религия // Теория и практика физической
культуры. – № 7. – С. 43-45.
143.
Курило С.И. (2000). Философские основы теории и практики международного
спорта. – М.: Теория и практика физич. культуры.
144.
Курило С.И., Столяров В.И. (2000). Международный спорт с позиций гуманисти170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческой теории спорта // Гуманистическая теория и практика спорта. Выпуск I.: Сборник/Сост. и
ред. д.ф.н. В.И.Столяров, к.п.н. С.И.Курило, к.ф.н. Е.В.Стопникова. – М.: МГИУ. – С. 16-176.
145.
Кюнг Ганс (1997). Мировая политика и мировая этика // Культура Мира и Демократии: Уч. пособие. – М.: Межд. Институт культуры мира и демократии. – С. 114–132.
146.
Ландри Ф. (1988). Рост монополизации успеха на Олимпийских играх:
Международное спортивное движение: Экспресс-информация. – вып. 5. – М.: ЦООНТИ-ФиС. –
С. 22-32.
147.
Лебедев Ю.А., Филиппова Л.В. (1992). Гуманизация физкультурно-спортивной
деятельности.– Пермь: Изд-во Пермского ун-та.
148.
Леванова Е.М. (1980). Справка об основных тенденциях в развитии
современного олимпийского движения и Олимпийских игр (по материалам зарубежной печати).
– М.: ВНИИФК.
149.
Леви-Стросс К. (1983). Структурная антропология: пер. с франц. – М.: Наука.
150.
Леммер М. (1974). Истинная природа олимпийского духа в Древней Греции //
Всемирный научный конгресс “Спорт в современном обществе”: Сб. научных материалов. –
М. – С. 40-41.
151.
Ленк Г. (1978). Спорт как средство социального воспитания молодежи // Инф.
вестник ВНИИФК. – № 23-24. – С. 6-8.
152.
Ленк Г. (1981). Большим быть, чем казаться // Bulletin № 8 du 11 Congress
olympic de Baden-Baden. – pp. 18-24, 73-81.
153.
Ленк Г. (1982). Об Олимпийском конгрессе в Баден-Бадене // Проблемы
междунардного спортивного движения. – М.: ВНИФК. – С. 2-9.
154.
Ленк Г. (1993). Современный олимпизм: идеалы и реальность (перевод с англ.) //
Международное спортивное и олимпийское движение. – М.: ВНИИФК. – №3. – С. 13-19.
155.
Ленк Ганс (1997). Спорт как современный миф? // Религия. Магия. Миф.
Современные философские исследования. – М.: Изд-во «УРСС». – С. 156-179.
156.
Ленк Ганс (1999). Задачи философии спорта: между гласностью и антропологией
// Гуманистическая теория и практика спорта. Вып. первый: Сб./Сост. и ред. В.И.Столяров,
С.И.Курило, Е.В.Стопникова. – М.: МГИУ. – С. 177 –194.
157.
Лернер И.Я. (1980). Процесс обучения и его закономерности. – М.: Знание.
158.
Липская Л.А. (2001). Формирование политической культуры студентов высших
учебных заведений: Автореф. дис. ... канд. пед. наук – Магнитогорск.
159.
Лоренц К. (1994). Агрессия (так называемое «зло»): Пер. с нем. – М.: Изд.
группа «Прогресс», «Универс».
160.
Лотц Франц (1983). Наука и олимпийское движение // Межд. спорт. движение:
Экспресс-информация, вып. 19. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 14-20.
161.
Лубышева Л.И. (2001). Социология физической культуры и спорта: Уч. пос. –
М.: Изд. центр «Академия».
162.
Лысков Ю.А., Михеева Т.В. (1997). Подготовленность студентов СИБГАФК к
изучению политологии // Физкультурное образование Сибири. – № 2 (6). – С. 101-105.
163.
Люшен Г. (1979). Взаимозависимость между спортом и культурой // Спорт и
образ жизни: Сб. ст./Сост. В.И.Столяров, З.Кравчик. – М.: ФиС. – С. 35-51.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
164.
Люшен Г. (1982). Спорт и культура // Сб. итоговых научных матер. Всемирного
научн. конгресса «Спорт в современном обществе», Тбилиси, 1980 г. – М.: ФиС. – С. 28-37.
165.
Майер Хорст (1984). Олимпийские игры как модель современного мира // Межд.
спортивное движение: Экспресс-информация. Вып. 19. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 13-22.
166.
Макинтайр Томас Д. (1985). Социально-политические аспекты спорта в ГДР и
КНР // Международное спортивное движение: Экспресс-информация. Вып. 5. – М.: ЦООНТИФиС. – С. 27-32.
167.
тября.
Максименко О. (1987). Счастья тебе, планета людей // Советский спорт, 19 сен-
168.
Манифест о спорте (подготовленный СИЕПС в сотрудничестве с ЮНЕСКО после консультаций с правительствами). – М., 1971.
169.
Манифест СИЕПС о честной игре // Информационный вестник ВНИИФК, 1977.
– № 10. – С. 3-12.
170.
Манько Ю.В. (1985). Идеология и спорт // Философско-социологические проблемы физической культуры и спорта: Уч. пос. – Л. – С. 145–158.
171.
172.
фии. – № 12.
Мартенс Р. (1979). Социальная психология и спорт. – М.: ФиС.
Марченко М.Н. (1987). Политическая организация общества // Вопросы филосо-
173.
Массовая физическая культура и спорт. Идейно-политическое и нравственное
воспитание физкультурников и спортсменов: Сб. материалов. – М.: Молодая гвардия, 1989. – С.
137-144.
174.
Массовый спорт и деятельность левых сил в Италии (1981) // Информационный
вестник ВНИИФК. – № 6. – С. 17-21.
175.
Матвеев Л.П. (1983). Введение в теорию физической культуры. – М.: ФиС.
176.
Матвеев Л.П. (1991). Теория и методика физической культуры: Учебник для
институтов физической культуры. – М.
177.
Матвеев Л.П. (1997). Общая теория спорта. Учебная книга для завершающих
уровней высшего физкультурного образования. – М.: 4-й филиал Воениздата.
178.
Материалы заседания Государственного совета РФ по вопросу “О повышении
роли физической культуры и спорта в формировании здорового образа жизни россиян” 30 янв.
2002 г. // Сборник официальных документов и материалов. – 2002. – № 2. – Государственный
комитет РФ по физической культуре, спорту и туризму.
179.
Материалы к заседанию Государственного Совета Российской Федерации по
вопросу «О повышении роли физической культуры и спорта в формировании здорового образа
жизни россиян»: Доклад. – М.: Сов. спорт, 2002.
180.
Международная хартия физического воспитания и спорта // Международный
журнал спортивной информации «Спорт для всех». – 1996. – № 1-1. – С. 25-27.
181.
Мельникова Н., Мягкова С., Трескин А. (1999). Россия у истоков олимпийского
движения (Исторический очерк). – М.: Физкультура и спорт.
182.
Миллер Дэвид (1995). Олимпийская революция: Олимпийская биография Хуана
Антонио Самаранча /Пер. с англ. – М.: Физкультура и спорт.
183.
Михайлов В.В. (1998). Социокультурные потенциалы развития физической культуры и спорта в различных политических системах // Юбилейный сборник трудов ученых
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РГАФК. Том 4. – М.: “Физкультура, образование и наука”. – С. 91-96.
184.
Михайлов В.В. (1999). Тоталитарное государство и его социокультурная политика в области физической культуры: Автореф. ... дис. канд. пед. наук. – М.
185.
Михайлов В.В., Быховская И.М. (1997). Физическая культура и спорт как объекты социокультурной политики // Материалы итоговой научной конференции студентов и молодых ученых. – М.
186.
Михневич Олег, Кулинкович Евгений (1998). Олимпийское образование и
формирование национального самосознания // Международный форум «Молодежь–Наука–
Олимпизм», 14–18 июля 1998 г., Москва: Материалы. – М.: Советский спорт. – С. 62-163.
187.
Мичуда Ю.П. (2002). Экономические основы государственной политики в сфере
физической культуры и спорта в Украине // Physical Education and Sport. Quarterly. – Vol. 46,
N.1. – Warsaw: PWN. – pр. 17–18.
188.
Млодзиковский Гжегож (1978). Политические группировки и спорт (на примере
отдельных капиталистических стран Европы) // Информационный вестник. – № 1. – М:
ВНИИФК. – С. 35-40.
189.
века. – М.
Моисеев Н.Н. (1994). Некоторые общие особенности цивилизации наступающего
190.
Муравьев В.И. (1978). О социологической интерпретации содержания и
взаимосвязи понятий идеология и физическая культура // Физическая культура и спорт в
условиях развитого социализма. – Омск. – С. 19-23.
191.
Нидерман Э. (1986). Может ли спорт способствовать взаимопониманию между
народами // Межд. спортивное движение. Экспресс-информация. – № 8. – М.: ЦООНТИ-ФиС. –
С. 24-30.
192.
Общественная активность спортсменов ФРГ // Проблемы международного
спортивного движения. – 1982. – Тематич. подборка № 1. – С. 1-2.
193.
Общественные перемены и Культура Мира. Парадигмы согласия. (Второе, расширенное издание). – М.: Международный институт перспективных проблем социокультурного
и политического развития (МИПП), Издательство «Весь мир», 1999.
194.
О возможности бойкота Олимпийских игр 1984 года // Проблемы
международного спортивного движения. – 1981. – Тематическая подборка № 22. – М.:
ВНИИФК. – С. 10–13.
195.
О государственной политике ведущих зарубежных стран в области физического
воспитания и спорта. – М., 1996.
196.
Общество и спорт: Сб. научн. трудов / ред. Н.Г.Валентинова, В.И.Жолдак,
В.И.Столяров. – М.: ГЦОЛИФК, 1976.
197.
Олейник Николай, Ашанин Владимир, Камаев Олег и др. (2001). Спорт и
политика: социологический анализ взаимодействия в странах СНГ // Теория и практика физической культуры. – № 7. – С. 13-14.
198.
Олейник Н., Ашанин В., Кудиненко В., Эпштейн Л., Родригес Р.Д. (2002). Большой спорт в политическом процессе на постсоветском пространстве (политологические и социологические аспекты) // Physical Education and Sport. Quarterly. Vol. 46, N. 1. Part 2. Sixth
International Scientific Congress “Modern Olympic Sport and Sport for all” (Warsaw, June 6-9, 2002).
– Warsaw: Scientific Publishers PWN. – pр. 19-20.
199.
Олимпиада мира // Комсомольская правда, 16 декабря 1987 г.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
200.
Олимпийская Хартия. – М.: ФиС, 1980.
201.
Олимпийская хартия. Пер. с англ. – М.: Советский спорт, 1996.
202.
Опрос общественного мнения граждан США (1984) // Межд. спортивное движение. Экспресс-информация. – Вып. 15. – М.: ЦООНТИ-ФИС. – С. 10-12.
203.
От нетерпимости в спорте – к терпимости через спорт (1997) // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 1. – С. 25-29.
204.
Павлов С.О., Пистун Н.В., Кружков Д.А. (1999). Политико-экономический
кризис в международном олимпийском движении // Международное спортивное и олимпийское
движение: история, теория, практика: Межвуз. сб. научных матер. – Воронеж. – С. 74-78..
205.
Павлов С.П. (1975). Вклад спорта в укрепление
сотрудничества // Теор. и практ. физич. культуры. – № 7. – С. 2-4.
международного
206.
Паначев В.Д. (2000). Спорт как социальный институт в развитии личности:
Автореф. дис. ... канд. социол. наук. – Пермь.
207.
Партия зеленых (ФРГ) о проблемах современных Олимпийских игр (1984) //
Международное спортивное движение: Экспресс-информация. – вып. 20. – М.: ЦООНТИ-ФиС.
– С. 2-4.
208.
Паунд Р. (1987). Спорт сближает народы // Межд. спорт. движение: Экспрессинформация. Вып. 2. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 18-20.
209.
Пац-Помарнацкий А., Седов А.В. (1982). Формирование общественного мнения
в спорте под воздействием средств массовой информации // Сб. итоговых научн. матер. Вс емирного научн. конгр. “Спорт в соврем. обществае”. Тбилиси, 10-15 июля 1980 г. – М.: ФиС. –
С. 33-37.
210.
Певцевич Януш (1983). Честная игра и олимпизм // Межд. спорт. движение:
Экспресс-информация, вып. 24. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 15-28.
211.
Пегов В.А. (1998). Спорт как мировая религия нашего времени // Спорт,
Олимпизм, Гуманизм: Межвузовский сборник научных трудов, вып. 2. – Смоленск. – С. 92-100.
212.
Переверзин И.И. (1993). Спорт в России: постижение смысла истории и взгляд в
будущее // Теория и практика физич. культуры. – № 4. – С. 7- 10.
213.
Перевозников А.А. (1999). Социально-педагогические аспекты деятельности
спортивных клубов в России в процессе их становления и развития: Автореф. дис... канд. пед.
наук. – М.
214.
Петров Райко (1980). Идейно-этическое наследие Пьера не Кубертена //
Актуальные проблемы международного олимпийского движения/ Сост. Ангел Солаков. –
София Пресс. – С. 7-27.
215.
Петушкова Е.В. (1988). Новое мышление и новые аспекты роли спорта в борьбе
за мир // Спорт и перестройка: Сб. науч. тр. по материалам Всес. научно-практич. конф.
«Государство, спорт и мир», Москва, 20-22 апреля 1988 г.). – М. – С. 169-178.
216.
Печчеи А. (1980). Человеческие качества: Пер. с англ. – М.: Прогресс.
217.
Пилоян Р.А. (1997). О книге “Твой олимпийский учебник” // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – № 1. – С. 58-61.
218.
Пилоян Р.А. (1990). Физкультура и спорт: пути перестройки. – М.
219.
Пирожников Роман (2001). Региональные системы олимпийского образования
России: Дис. ... канд. пед. наук. – Смоленск.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
220.
Плавание: Уч. для вузов/Под общ. ред. Н.Ж. Булгаковой. – М.: ФиС. 2001.
221.
Платонов В.Н., Гуськов С.И. (1994). Олимпийский спорт: Учебник. В 2-х кн. –
Киев: Олимпийская литература.
222.
Позиции политических партий Франции по вопросам физического воспитания и
спорта (1978) // Информационный вестник ВНИИФК. – № 6. – С. 1-29.
223.
Политические партии и движения России: Программные документы. – М., 1992.
224.
Политологический словарь / Под ред. В.Ф. Халипова. – М., 1995.
225.
Политология. Курс лекций: Учебное пособие/ Под ред. М.Н. Марченко. – М.:
Изд-во МГУ, 1993.
226.
Политология (планы семинарских занятий для студентов МГАФК). – М., 1997.
227.
Политология: Уч. для вузов / В.Н. Лавриненко, А.С. Гречин, В.Ю. Дорошенко и
др.; Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. – М.: ЮНИТИ, 1999.
228.
Пономарев Н.И. (1974). Социальные функции физической культуры и спорта. –
М.: ФиС. – 310 с.
229.
Пономарев Н.И. (1980). Спорт – фактор мира // Review. Int. Coucil of Sport and
Physical Education, Hf. 3. – рp. 6-12.
230.
М.: ФиС.
Починкин В.М. (1985). Спорт и идеологическая борьба в современном мире. –
231.
Починкин В.М. (1988). Воспитание спортсменов: формирование политической
культуры и организация контрпропаганды // Социально-педагогические проблемы физической
культуры и спорта: Сб. научных трудов. – Малаховка. – С. 41-46.
232.
Предложения Жана де Бомона // Проблемы международного спортивного движения. – 1980. – Тематич. подборка № 3-4. – С. 6-10.
233.
Президент МОК Х.А. Самаранч о миротворческой миссии спорта (1986) //
Межд. спортивное движение: Экспресс-информация. Вып. 10. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 19-20.
234.
Президент МОК на трибуне ООН (1996) // Межд. журнал спортивной
информации «Спорт для всех». – № 1-2. – С. 6-7.
235.
Пресса о драматической ситуации в олимпийском движении (1999) // Межд.
журнал спортивной информации “Спорт для всех". – № 3. – С. 24-27.
236.
Проблемы национализма и будущее олимпийского движения (1984) // Межд.
спортивное движение: Экспресс-информация. – выпуск 20. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 10-12.
237.
Прохазка К. (1986). Спорт и мир/Пер с чешск. – М.: ФиС.
238.
Прохоров Д.И. (1975). Исследование некоторых вопросов становления
социалистической интеграции в сфере физической культуры и спорта: Автореф. дис... канд. пед.
наук. – М.
239.
Прохоров Д.И. (1978). Интеграция в спорте. – М.: ФиС.
240.
«Пшеглёнд спортовы» об итогах олимпийского конгресса // Проблемы международного спортивного движения. – 1981. – Тематич. подборка № 21. – С. 8-13.
241.
Раймерс Н.Ф. (1992). Надежды на выживание человечества. Концептуальная
экология. – М.: Изд. центр “Россия молодая”.
242.
Ратнер А.Б. (1990). Идеалы олимпизма и деятельность МОК на современном
этапе // Новое мышление и олимпийское движение: Сб. ст. – М.: Знание. – С. 49-57.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
243.
Ратнер А.Б. (1998). Социально-педагогические аспекты деятельности
Международного Олимпийского комитета на современном этапе: Дис. ... канд. пед. наук. – М.
244.
Ратнер Александр (2003). Структурная реформа международного олимпийского
движения, осуществленная Хуаном Антонио Самарнчем // Материалы Всероссийской научной
конференции «Современные проблемы физической культуры и спорта». – СПб: Изд-во
«Шатон». – С. 175–177.
245.
СПБ.
Реан А.А., Коломинский Я.Л. (1999). Социальная педагогическая психология. –
246.
Резолюция МОК об «Олимпийском перемирии» // Межд. и зарубежный спорт:
Новости, политика, менеджмент, маркетинг. – 1998. – № 6. – С. 2-4.
247.
Рерих Н.К. (1990). Избранное. – М.: Издательство “Правда”.
248.
Рзаев Кямал (1998). Олимпийская хартия и политика // Межд. форум
«Молодежь–Наука–Олимпизм» 14–18 июля 1998 г., Москва: Материалы. – М.: Советский
спорт. – С. 199-200.
249.
Рзаев К.Т., Аджалов Э.Ф. (1975). Роль физической культуры и спорта в
интернациональном сближении социалистических наций // Теория и практика физической
культуры. – № 9. – С. 7-9.
250.
Рибель Вернер (1983). Буржуазные понятия о функции спорта и кризис ценностей
в спорте ФРГ // Международное спортивное движение: Экспресс-информация, № 2. – М.:
ЦООНТИ-ФиС. – С. 1-19.
251.
Родиченко В.С. (1996). Олимпийское движение в канун III тысячелетия:
гармонизация интересов // Олимпийское движение и социальные процессы. Материалы VII
Всеросс. научно-практич. конф. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. – Краснодар. – С. 3-8.
252.
Родиченко В.С. (1998). Олимпийская идея для России. – М.: Сов. спорт.
253.
Родиченко Владимир (1999). Олимпийское движение: исторические истины и
политические технологии (эмоциональный аспект) // Олимпийское движение и социальные
процессы: IX Всеросс. научно-практич. конф. «Олимпийское движение и социальные процессы»,
V Всероссийское совещ. «Практика олимпийского образования»: Материалы. – М. – С. 229233.
254.
Родиченко В.С., Столяров В.И. (1998). Олимпийское образование и современные
тенденции развития в области политики и идеологии // Спорт, духовные ценности, культура.
Вып. шестой: Сб. – М.: Гуманитарный Центр «СпАрт» РГАФК. – С. 26-32.
255.
Рожков П.А. (2000а). Новые аспекты и подходы в развитии физической
культуры и спорта в России // Физическая культура и спорт в Российской Федерации: Сб.
научных статей. – Воронеж: Издательско-полиграфич. фирма «Воронеж». – С. 3-13. – полка.
256.
Рожков П.А. (2000б). Усиление государственной политики в сфере физической
культуры и спорта // Межд. журнал спорт. информации «Спорт для всех». – № 4. – С. 4-10.
257.
Рожков П.А. (2001). От великой спортивной державы – к здоровой России //
Теория и практика физич. культуры. – № 1. – С. 2-7.
258.
Рожков П.А. (2002а). Развитие физической культуры и спорта – приоритетное
направление социальной политики государства // Теория и практика физич. культуры. – № 1. –
С. 2-8.
259.
Рожков П.А. (2002б). О реализации государственной политики в сфере
физической культуры и спорта в 2001 г.: Доклад на расширенном заседании коллегии
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Госкомспорта России 15 марта 2002 г. – М.: Советский спорт.
260.
Рыбаков В.В., Куликов Л.М. (2002). К проблеме формирования национальной
спортивной доктрины (аналитический обзор) // Теория и практ. физич. культ.. – № 3. – С. 5-10.
261.
Рыхтецки Антонин, Науль Роланд (1998). Восприятие олимпийских идеалов
занимающимися и не занимающимися спортом 12- и 15-летними детьми // Межд. форум
«Молодежь–Наука–Олимпизм» 14–18 июля 1998 г., Москва: Материалы. – М.: Советский
спорт. – С. 204-207.
262.
Рэнсон Ролланд (1999). Спорт для всех: новые и старые формы культуры движения // Межд. журнал спорт. информации «Спорт для всех». – № 1-2. – С. 21-23.
263.
Савин Валентин (1996). Приоритеты политики // Межд. журнал спортивной
информации «Спорт для всех». – № 1-2. – С. 11-14.
264.
Саки Т. (1989). Исследование установления олимпийской власти //
Международное спортивное и олимпийское движение. Тематич. подборка. – вып. 2. – М.:
ЦООНТИ-ФиС. – С. 8-11.
265.
С. 12-13.
Самаранч Х.А. (1989). Ориентир – XXI век // Олимпийская панорама. – №1. –
266.
Самусенков О.И. (2001). Педагогическая технология реализации социальнокультурного потенциала игровых видов спорта в работе с юными спортсменами (на примере
футбола): Дис. ... докт. пед. наук. – М.
267.
Сараф М.Я. (1980). Критика буржуазных концепций взаимоотношения спорта и
общества. – М.: ГЦОЛИФК.
268.
Сараф М.Я. (1990). Переживает ли кризис отношение к олимпизму? // Новое
мышление и олимпийское движение: Материалы Всес. научн. симпозиума "Межд. олимпийское
движение: проблемы и тенденции развития на современном этапе" (Рига, 11-13 мая 1989 г.). –
М.: Знание. – С. 29-36.
269.
Сараф М.Я. (1998). Олимпийская идея в противоречиях российского общественного сознания // Олимпийское и международное спортивное движение: история, теория, практика: Межвуз. сб. научных материалов. – Воронеж. – С. 35-39.
270.
Сараф Михаил (2002). Спорт как свобода // II Международный форум
«Молодежь – Наука – Олимпизм». 15–18 июня 2002 г., г. Москва. ХI Конференция
«Олимпийское движение и социальные процессы»: Материалы. – М.: Сов. спорт. – С. 190-193.
271.
Семотюк Дарвин М. (1981). Мотивы интереса правительств к спорту //
Проблемы международного спортивного движения. – № 12. – М.: ВНИИФК. – С. 10-18.
272.
Семотюк Дарвин М. (1985). О роли правительств в развитии физической
культуры и спорта // Межд. спортивное движение: Экспресс-инф. Вып. 9. – М.: ЦООНТИ-ФиС.
– С. 35-44.
273.
Сергеев В.Н. (2000). Гуманистическая направленность реализации олимпийского
образования: Дис... канд. пед. наук. – Волгоград.
274.
Серебряков А.В., Пономарев Н.И. (1979). Лоббизм в политике спортивных объединений США // Теория и практика физической культуры. – № 4. – С. 34-56.
275.
Серебряков А.В., Пономарев Н.И. (1987). Социология спорта США на службе
капитализма. – М.: ФиС.
276.
Владос.
Сидельников Т.Т., Темников Д.А., Шарагин И.А. (1999). Политология. – М.:
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
277.
Сиджански Д. (1987). Спорт и политика по Пьеру де Кубертену // Межд. спорт.
движение: Экспресс-информация. – Вып. 5. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 12-17.
278.
Соколов А.С. (1998а). О муниципальной спортивной политике // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 1. – С. 36-38.
279.
Соколов А.С. (1998б). Основные направления деятельности местных органов
власти в развитии физической культуры и спорта в зарубежных странах и в России: Автореф.
дис... канд. пед. наук. – М.
280.
Солаков Ангел (1977). МОК, государство, ЮНЕСКО // Инф. вестник ВНИИФК.
– № 19. – С. 27-38.
281.
Солаков Ангел (1986). Олимпизъм и политика // Сб. лекции от III и IV сесия на
БОА 1985-1986. – София, НОА. – С. 43-68.
282.
Социология / Под ред. В.И. Курбатова. – Ростов н/Д.: Издательский центр
“МарТ”, 1998.
283.
Спортивная политика для инвалидов (2001) // Международный журнал спортивной информации «Спорт для всех». – № 3-4. – С. 42-43.
284.
– С. 24-27.
Спорт и политика в Азии (1975) // Информационный вестник ВНИИФК. – № 23.
285.
7. – С. 5–9.
Спорт и политика в Африке (1976) // Информационынй вестник ВНИИФК. –
286.
№
Спорт и политика. – София, 1972.
287.
Спортивная структура и законодательство Швейцарии (2003) // Межд. журнал
спортивной информации «Спорт для всех». – № 1. – С. 26–34.
288.
Спортивная Хартия Европы (1996) // Межд. журнал спортивной информации
«Спорт для всех». – № 1-1. – С. 14-17.
289.
Спортивный клуб и государство (1996) // Межд. журнал спортивной информации
«Спорт для всех». – № 1-2. – С. 37.
290.
Средства массовой информации и коммерциализация в спорте // Международный журнал спортивной информации “Спорт для всех”, 1997. – № 1. – С. 49-52.
291.
Степашко Л.А. (1999). Философия и история образования: Уч. пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: Московский психолого-социальный ин-т: Флинта.
292.
Степовой П.С. (1972). Спорт и общество: Некоторые методологические и социальные проблемы. – Тарту.
293.
Степовой П.С. (1982). Спорт и идейно-политическая борьба // Теория и практика
физической культуры. – № 2. – С. 7-10.
294.
Степовой П.С. (1984). Спорт – политика – идеология. – М.: ФиС.
295.
Стивенсон Кристофер Л., Никсон Джон Э. (1977). Концептуальная схема
социальных функций спорта // Инф. вестник ВНИИФК. – №21. – С. 21-36.
296.
Стоддарт Б. (1987). Игры Содружества: спорт, культура и постколониальные
отношения // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 12. – М.: ЦООНТИ-ФиС. –
С. 9-12.
297.
Столбов В.В. (1994). Эволюция олимпийских идей от Пьера де Кубертена до
Хуана Антонио Самаранча // Теория и практика физич. культуры. – № 8. – С. 8-10.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
298.
Столяров В.И. (1979). Методологические проблемы исследования физической
культуры и спорта как элементов образа жизни // Спорт и образ жизни: Сб. ст. (сост. В.
Столяров, З. Кравчик). – М., ФиС. – С. 4-22.
299.
С. 21-30.
Столяров В.И. (1980). Спорт и образ жизни // Общественные науки. – № 3. –
300.
Столяров В.И. (1982). Актуальные проблемы философии и социологии спорта //
Сб. итоговых научн. матер. Всемирного научн. конгр. “Спорт в соврем. обществае”. Тбилиси,
10-15 июля 1980 г. – М.: ФиС. – С. 23-27.
301.
Столяров В.И. (1984а). К вопросу об идеалах и целях современного
олимпийского движения // Роль, функции и актуальные проблемы олимпийского движения. – М.,
ВНИИФК. – С. 22-33.
302.
Столяров В.И. (1984б). Актуальные проблемы истории и философско-социологической теории физической культуры и спорта. – М.: ГЦОЛИФК.
303.
Столяров В.И. (1988). Состояние и перспективы спортивно-гуманистического
движения в современном мире // Тез. докл. Всес. научно-практич. конф. «Государство, спорт и
мир». – М. – С. 45-46.
304.
Столяров В.И. (1989). Олимпийское движение и воспитание молодежи: Методич.
разработки для аспирантов и слушателей ВШТ. – М.: ГЦОЛИФК.
305.
Столяров В.И. (1990). Перспективы реализации гуманистических ценностей
спорта в рамках олимпийского движения // Новое мышление и олимпийское движение: Матер.
Всес. научного симп. – М.: Знание. – С. 36-45.
306.
Столяров В.И. (1991). Почему люди не занимаются физкультурой и спортом?
(социологический анализ причин физкультурно-спортивной пассивности населения) //
Актуальные проблемы пропаганды физической культуры и спорта, выпуск 1. – М.: Знание. – С.
15-25.
307.
Столяров В.И. (1997). Спорт и культура: методологический и теоретический аспекты проблемы // Спорт, духовные ценности, культура: Сб. Вып. первый. – М.: Гуманитарный
Центр “СпАрт” РГАФК. – С. 84-209.
308.
Столяров В.И. (1998а). Гуманистическая культурная ценность современного
спорта и олимпийского движения // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. второй: Сб. – М.:
Гуманитарный Центр “СпАрт” РГАФК, 1998. – С. 141-314.
309.
Столяров В.И. (1998б). Проблема гуманизации современного спорта и
комплексная спартианская программа ее решения: российский опыт // Спорт, духовные
ценности, культура. Вып. 3: Сб. – М.: Гуманит. Центр «СпАрт» РГАФК. – С. 54-263.
310.
Столяров В.И. (1998в). «Неклассическая» (гуманистическая) теория, программа
и модель детско-юношеского спорта // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. седьмой.
Детский спорт (концепции, программы, технологии): Сб.– М.: Гуманит. Центр «СпАрт»
РГАФК. – С. 17-130.
311.
Столяров В.И. (1998г). Олимпийское образование и спартианская система
воспитания // Спорт, духовные ценности, культура. Вып. шестой. Спорт и олимпизм в
современной системе образования: Сб./Сост. и ред. В.В.Кузин, В.И.Столяров, Н.Н.Чесноков. –
М.: Гуманитарный Центр «СпАрт» РГАФК. – С. 71-233.
312.
Столяров В.И. (1998д). Проблема “новой философии” современного
олимпийского движения на пороге XXI столетия // Молодежь–Наука–Олимпизм: Материалы
межд. форума. – М. – С. 231-233.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
313.
Столяров В.И. (1999). Гуманистическая теория спорта и проблема ее
практического использования в спортивном и олимпийском движении // Межд. журнал
спортивной информации “Спорт для всех”. – № 4. – С. 9-12.
314.
Столяров В.И. (2000). Теоретическая концепция спортивно-гуманистического
воспитания детей и молодежи // Гуманистическая теория и практика спорта. Выпуск трет ий:
Сб. – Москва-Сургут: МГИУ. – С. 21-79.
315.
Столяров В.И. (2000). Олимпизм как гуманистическая философская концепция //
Гуманистическая теория и практика спорта. Вып. первый: Сб. – М.: Гуманитарный Центр
“СпАрт” РГАФК. – С. 195-230.
316.
Столяров В.И. (2001). Теория гуманистической организации соревнования как
новая наука и ее значение для спортивного и олимпийского движения // Олимпийское движение
и социальные процессы: X Юбилейная Всеросс. научно-практич. конф.: Материалы. – М.: Сов.
спорт. – С. 149-152.
317.
Столяров В.И. (2002). Социология физической культуры и спорта (введение в
проблематику и новая концепция). – М.: Гуманитарный центр «СпАрт» РГАФК.
318.
Столяров В.И., Козырева О.В. (2002). Гуманистический подход к спортивному
воспитанию и спортивной культуре: общая концепция и ее применение к дошкольникам //
Гуманистика соревнования. Вып. 2. Сборник. – М.: Проблемный Совет РАО по физической
культуре и спорту, Гуманитарный Центр “СпАрт” РГАФК. – С. 3-226.
319.
Столяров В.И., Лубышева Л.И. (1998). Социология физической культуры и
спорта (программа для студентов РГАФК). – М.: РГАФК.
320.
Столяров В.И., Самусенков О.И. (2000). Футбол с позиций гуманистической
теории спорта и феноменологии // Гуманистическая теория и практика спорта. Выпуск второй:
Сб. – М.: Гуманитарный Центр «СпАрт» РГАФК, МГИУ. – С. 3-134.
321.
Субетто А.И. (1999). Россия и человечество на “перевале” истории в преддверии третьего тысячелетия. – СПб: ПАНИ.
322.
С. 1, 13.
Сулейманян Андраник (1999). Любите ли футбол? // Мир за неделю. – № 15. –
323.
Суник А.Б. (1993).Международное олимпийское движение 80-х–нач. 90-х: тенденции, проблемы // Олимпийское движение и социальные процессы: Сб. мат. Межд. конф. –
СПб. – С. 18-23.
324.
Суник А.Б. (1996). Спорт XXI века // Олимпийское движение и социальные процессы: Материалы VII Всеросс. научно-практич. конференции. Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. –
Краснодар. – С. 139-144.
325.
Суник А.Б. (2001). Российский спорт и олимпийское движение на рубеже XIXXX веков. – М.: Сов. спорт.
326.
Сутер Кейт (1997). Роль образования в формировании культуры мира // Культура Мира и Демократии: Уч. пособие. – М.: Международный Институт культуры мира и демократии, 1997. – С. 276–298
327.
Суходольский Б. (1987). Спорт и защита мира // Межд. спорт. движение:
Экспресс-информация. Вып. 10. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 3-6.
328.
Сысоев В.И., Германов Г.Н. (2002). Государственное управление юношеским
спортом и его поддержка – залог успешного выступления сборных команд России на
международной арене // Теория и практика физической культуры. – № 4. – С. 12–15.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
329.
Талалаев Ю.А. (1971). Спорт как фактор мира и дружбы между народами:
Автореф. ... дис. канд. пед. наук. – Л.
330.
ФиС.
Талалаев Ю.А. (1976). Спорт – фактор мира и дружбы между народами. – М.:
331.
Талалаев Ю.А. (1985). Олимпийский огонь – символ мира // Спорт за рубежом. –
№ 9. – С. 2-3.
332.
Тейяр де Шарден П. (1987). Феномен человека. – М.: Наука.
333.
Толковый словарь спортивных терминов. Около
Ф.П.Суслов, С.М.Вайцеховский. – М.: Физкультура и спорт, 1993.
7400
терминов/Сост.
334.
Томпсон Р. (1979). Спорт и идеология в современном обществе // Спорт и образ
жизни: Сб. ст./Сост. В.И. Столяров, З. Кравчик. – М.: ФиС. – C. 152-163.
335.
Тумаларьян В.М. (2003). Религии и физическая культура человека // VII Meждународный научный конгресс «Современный олимпийский спорт и спорт для всех». Том 1. – М.:
«СпортАкадемПресс». – С. 180.
336.
Урукова Г.М. (1974). Межнациональные связи спортивных организаций союзных
республик: Автореф. дис... канд. пед. наук.– М.
337.
Урукова Г.М. (1982). К вопросу о развитии спортивного интернационализма и интернационализации спорта // Теория и практика физической культуры. – № 6. – С. 7-9.
338.
Устиненко В.И. (1989). Игра как средство выявления творческих сил человека //
Пути и средства эстетического воспитания. – М.: Наука. – С. 147-163.
339.
М., 1995.
Учебно-методическое пособие по курсу политологии (для студентов РГАФК). –
340.
Филева Веселина (1980). Вклад олимпийского движения в укрепление всеобщего
мира // Актуальные проблемы международного олимпийского движения/ Сост. Ангел Солаков.
– София Пресс, 1980. – С. 111-131.
341.
Филиппова Л.В., Лебедев Ю.А. (1992). Социальная педагогика как интегральная
наука о личности. – Пермь: Изд-во Пермского ун-та.
342.
Филиппова Л.В., Лебедев Ю.А. и др. (2001). Психофизиологическое развитие
детей 6 лет при подготовке их к школе (программные материалы): Уч. пособие. – М.: Моск.
психолого-социальный ин-т; Нижегород. гос. архит.-стр. ун-т; Гуманитарно-худож. ин-т.
343.
Фолькерт Рудольф (1976). О буржуазной теории «общества успеха» и характере
спорта, подчиненного этой теории // Информац. вестник ВНИИФК. – № 4. – С. 12-29.
344.
Фолькерт Рудольф (1985). Развитие международных спортивных связей после
окончания второй мировой войны // Межд. спорт. движение: Экспресс-информация. Вып. 6. –
М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 21-28.
345.
Фомин Ю.А. (1986). Взаимосвязь спорта с политикой // Философскосоциологическая теория физической культуры и спорта: Тез. докл. Всес. научно-практич. конф.
по философ. и социальным проблемам физич. культ. и спорта, 16-18 мая 1986 г., г. Москва. – М.
– С. 99-100.
346.
Фомин Ю.А. (1988). Концепция “спорт – вне политики” и ее место в современной
идеологической борьбе // Социально-педагогические проблемы физической культуры и спорта:
Сб. научных трудов. – Малаховка. – С. 73-82.
347.
Фомин Ю.А. (1993). Спорт высших достижений: состояние, актуальные пробле181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мы и перспективы развития (социологический анализ): Автореф. дис. ... докт. социол. наук. –
М.
348.
Фомин Ю.А. (1996). Идеологическое наследие спорта XX века // Олимпийское
движение и социальные процессы. Материалы VII Всероссийской научно-практич. конф.
Сентябрь, 25-27, 1996. Часть I. – Краснодар. – С. 64-68.
349.
Фомин Юрий, Килькина Инна (2001). Кризис МОК в конце 1990-х гг. и
отношение к нему российского студенчества // Олимпийское движение и социальные процессы:
X Юбилейная Всеросс. научно-практич. конф. «Олимпийское движение и социальные процессы»: Материалы. – М.: Сов. спорт. – С. 181-185.
350.
Фомин Юрий, Мордухов Илларион, Федотова Татьяна (1999). Политические аспекты I Всемирных юношеских игр как резерва олимпийского спорта // Олимпийское движение
и социальные процессы: IX Всеросс. научно-практич. конф. «Олимпийское движение и социальные процессы», V Всероссийское совещание «Практика олимпийского образования»: Материалы. – М. – С. 286-289.
351.
ФРГ: спорт и политика (1986) // Управление физкультурным движением.
Национальные системы физического воспитания и спорта. – № 8. – С. 13-14.
352.
Фромм Э. (1986). Иметь или быть? – М.: Прогресс.
353.
Футбол как интегрирующая сила в обществе (2000) // Межд. и зарубежный
спорт: Новости, политика, менеджмент, маркетинг. – № 2. – С. 1-3.
354.
Хайнеманн Клаус (1981). Спортивная наука и спортивная политика // Проблемы
международного спортивного движения, ВНИИФК. – № 9. – С. 17-33.
355.
Холостова Е.И. (2001). Социальная политика: Учеб. пособие. – М.
356.
Холщевникова Татьяна (1997). Камо грядеши?.. // Межд. журнал спортивной информации “Спорт для всех". – № 3-4. – С. 54-57.
357.
Холщевникова Татьяна (2000). Интеллектуальная слабость российского спорта //
Межд. журнал спортивной информации “Спорт для всех". – № 4. – С. 13-16.
358.
Хоточкин В.А. (1988). Спорт – важный фактор гуманитарной безопасности //
Спорт и перестройка: Сб. научных трудов по материалам Всесоюзной научно-практич. конф.
«Государство, спорт и мир», Москва, 20-22 апр. 1988 г.). – М. – С. 178-186.
359.
Цонков В. (1985). Болгарская печать о спорте и политике на XI Олимпийских
играх // Международное спортивное движение: Экспресс-информация. – Вып. 11. – С. 29-35.
360.
Чепик В.Д. (1995). Физическая культура в социальных процессах. – М.: Теис.
361.
Черевач И.В. (1998). Олимпийское движение и педагогическая деятельность
тренера: Дис. ... канд. пед. наук. – М.
362.
Чеченков Сергей (2001). Тенденции развития национальных спортивных
федераций // Олимпийское движение и социальные процессы: X Юбилейная Всеросс. научнопрактич. конф. «Олимпийское движение и социальные процессы»: Материалы. – М.: Сов. спорт.
– С. 188-191.
363.
Чубукова Ю.А. (1991). Роль физического воспитания в политических и культурных преобразованиях Петра I // Введение в политологию: уч. пос. для вузов физической культуры. – М.: МОГИФК. – С. 254-265.
364.
Штемме Фриц (1981). Футбол и общество // Проблемы межд. спортивного движения. – № 4. – М.: ВНИИФК. – С. 19-34.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
365.
Шульке Х.Ю. (1976). Спорт, государство – государственный спорт // Инф.
вестник ВНИИФК. – № 1. – С. 15-19.
366.
Шульке Х.Ю. (1979). О политическом сознании западногерманских спортсменов
// Информационный вестник. – № 15-16. – С. 19-21.
367.
Щегорцев В.А. (1990). Политическая культура личности: модель и решение.– М.
368.
Щеулов И.В., Кайтмазова Е.Н. (1965). Церковь и физическая культура //
Критика буржуазной “социологии спорта”/ред. А.А. Френкин. – М.: ФиС. – С. 125-147.
369.
Щитников
А.С.
(2001).
Формирование
политической
старшеклассников: Автореф. дис. ... канд. пед. наук. – Красноярск.
культуры
370.
Эрдем С. (1992). Олимпийские игры и новый мировой порядок // Межд. спорт. и
олимпийское движение. – Вып. 5. – М.: ЦООНТИ-ФиС. – С. 14-23.
371.
Adam Y. (1975). Le sport, objet de luttes idéologiques et politiques // Sport et dévelopment humain. – Paris : Éditions sociales. – pp. 277-296.
372.
Ade J. (1982). Sport and physical education in developing countries // Review. International Council of Sports and Physical Education. – vol. 5, N. 1. – pp. 17-24.
373.
Adefope H.Е.О. (1973). The role of sport in the creation of national identity, and its
contribution to the search for understanding between different communities and cultures // Sport in the
Modern World – Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich,
August 21 to 25, 1972. – Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag. – pp. 580-582.
374.
Adorno Th.W. (1963). Prismen, Kulturkritik und Gesellschaft. – München.
375.
Adorno Th.W. (1970). Erziehung zur Mundigkeit. – Frankfurt.
376.
Aggression/Violence – Aesthetics and Elite Athletes – Sport and Politics. Scientific
Program Abstracts. 1984 Olympic Scientific Congress. July 19-26, University of Oregon, Eugene,
Oregon.
377.
Allison L. (Ed.). (1986). The Politics of Sport. – Manchester University Press.
378.
Allison L. /ed./ (1993). The changing politics of sport. – Manchester University Press.
379.
Andreff W. (1989). Economic politique du sport. – Paris.
380.
Anthony Don (1993). The Propagation of Olympic Education as a Weapon Against the
Corruption and Commercialization of World-wide Sport // IOA. Report of the 32nd Session. – IOC. –
pp. 157-164.
381.
Appeal of the World Conference on Education and Sport for a Culture of Peace //
Olympic Review. – 1999. – vol. XXVI. N. 28. – pp. 54–55.
382.
Ashworth E.E. (1979). Sport als symbolischer Dialog // Hammerich K., Heinemann K.
(Hrsg.). Texte zur Soziologie des Sports. 2 Auflage.–Schorndorf: Verlag Karl Hofmann.– S. 51-57.
383.
Ball D.W. (1973). A politicized social psychology of sport: Some assumptions and evidence from international figure skating competition // International Review of Sport Sociology. – N. 8.
– pp. 63–71.
384.
Вannister R. (1984). Final Statement // Sport and Int.Understanding: Proceedings of
the Congress held in Helsinki, July 7-10, 1982. – Berlin etc.: Springer-Verlag. – pp. 368-369.
385.
Beisser A. (1970). Modern Man in Sports // G.H.Sage (ed.). Sport and American Society. Selected Readings. – Reading/Mass.
386.
Bennett Bruce L. (1989). Sport In Education As a Means of Promoting International
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Understanding // Peace and Understanding Through Sport / (Ed.) Greta L. Cohen. Institute for International Sport. – vol. 2, N. 1. – pp. 17-19.
387.
Bernett H. (1967). Grundformen der Leibeserziehung. – Schorndorf.
388.
Berkowitz L. (1929). The frustration-aggression hypothesis revisited // Berkowitz L.
(ed.). Roots of aggression. – Atherton, New York. – pp. 1-29.
389.
390.
Hofmann.
Blodorn M. (1980). Der Olympische Meineid. – Hamburg.
Blumenthal Ekkehard (1987). Kooperative Bewegungspiele. – Schorndorf: Verlag
391.
Bohme J.O., Gadow J., Guldenpfenning S., Jensen J., Pfister R. (1971). Sport im
Spätkapitalismus. – Limpert, Frankfurt.
392.
Borotra J. (1979). Sport as a means of establishing contacts between individuals and
peoples // Review. International Council of Sport and Physical Education. – Heft 2. – pp. 11-14.
393.
Boudreau Th. (1978). Physical Activity, Health and Social Policies // The Int. Congress
of Physical Activity Sciences. Physical Activity and Human Well-being. Book 1. – Symposia Specialists, Miami, Florida. – pp. 239-250.
394.
Bouet M. (1977). The significance of the Olympic phenomenon: a preliminary attempt
at systemastic and semiotic analysis // International Review of Sport Sociology. – v. 12, N. 3. – pp. 522.
395.
Boulongne Yves P. (1994). Coubertin’s Multicultural Olympism // IOA. Report of the
33rd Session. – IOC. – pp. 87-94.
396.
Boyle R.H. (1963). Sport, Mirror of American Life. – Boston: Little, Brown and Co.
397.
Boxborough Henry (1969). Canada at the Olympics. – Ryerson Press, Toronto.
398.
Brohm J.M. (1976а). Sociologie politique du sport. – Paris.
399.
Brohm Jean-Marie (1976b). La civilisation du corps: sublimation et désublimation
répressive // Sport, culture et répression.– Paris. – pp. 61-91.
400.
Brohm Jean-Marie (1976с). Une politique ouvrière: le PCF et la collaboration de classe
// Sport, culture et répression. – Paris. – pp. 141-169.
401.
Bruns Wilhelm (1972). Ist “Sport” ein Mittel der Volkerverbindung? // Die Leibeserziehung. – N. 8.
402.
N. 3.
403.
Bulletin “Sport is communication” (11th Olympic Congress. Baden-Baden). – 1981. –
Caillois R. (1958). Les jeux et les hommes. – Paris.
404.
Cantelou H., Greneau R.S. /eds./ (1982). Sport, Culture and the Modern State. – Toronto: Univertsity of Toronto Press.
405.
Catton W.R. (1960). The Functions and Disfunctions of Ethno-centrism: A Theory //
Social Problems. – vol. 8, N. 3. – pp. 201-211.
406.
Centennial Olympic Congress Report. Congress of Unity. – International Olympic
Committee, 1994.
407.
408.
1982.
Chalip L. (Ed.). (1996). National Sport Politics.
Charta des Deutschen Sports // Deutscher Sportbund 1978-1982. – Frankfurt a. M.,
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
409.
Mosby.
Coakley J.J. (1986). Sport in Society – Issues and Controversies. – St. Louis: C.W.
410.
Coakley Jay (1988). The Continuing Search for the Functions of Sport // Sport and
Humanism: Proceedings of the Int. Workshop of Sport Sociology in Japan. – Gotenba. – pp. 100-108.
411.
Colavecchio Diane (1989). As Presently Constituted, Sport at the International Level
Does More Harm Than Good // Peace and Understanding Through Sport / (Ed.) Greta L. Cohen.
Institute for International Sport. – vol. 2, N. 1. – pp. 84-85.
412.
Comite International Pierre de Coubertin. Citations extraites de l’oeuvre de Pierre de
Coubertin, 1984.
413.
Commercialization in Sport and the Olympic Movement: Report of the thirty-second
session, 17th June – 2nd July 1992. Ancient Olympia. – International Olympic Committee, 1993.
414.
Conclusions of the second cycle of group discussions. Group 1 // IOA. Report of the
35th Session, 5th July – 18th July 1995. Ancient Olympia. – International Olympic Committee, 1997. –
pp. 204-223.
415.
Coubertin Pierre de. Discours à Athènes (16 nov. 1894) // Pierre de Coubertin. Textes
choisis. Tome II. – Zurich-Hildesheim-New York : Weidmann, 1986. – pр. 364-375.
416.
Coubertin Pierre de (1919) Pédagogie sportive. Nouvelle Édition. – Lausanne: Bureau
International de Pédagogie sportive.
417.
Coubertin Pierre de (1966). The Olympic Idea: Discourses and Essays. rev. ed. eds.
L.Diem and O. Andersen. translated from the French by J.G.Dixon. – Lausanne: Carl-Diem-Institute,
Editions Internationals, Olympia.
418.
Coubertin Pierre de (1967). Les assises philosophiques de 1'Olympisme moderne
(1935) // P. de Coubertin. L'ldee Olympique. Discours et Essais. – Schorndorf. – pp. 129-133.
419.
Council of Europe (Strasbourg, 11 October 1996). CDDS (96) 33. “National sports legislation and the Implementation of the European Sports Charter”: Paper presented at the seminar on
sport in the development of democracy (Spala, Poland, 15-17 November, 1996).
420.
Dahl R.A. (1979). Procedural Democracy // Philosophy, Politics and Society. 5 th Series, ed. P. Laslett & J. Fischkin. – New Haven. – pp. 97-130.
421.
Daly J. (1971). A. The Role of Sport and Games in the Social Development of Early
Australia // Canadian Journal of History of Sport and Physical Education. – v.11, N. 2. – pp. 50-60.
422.
Ettlingen.
Deacove Jim (1981). Kooperative Sportspiele. Sport ohne Sieger. – DOKU-Verlag.
423.
Defrantz A. (1998). Report of the IOC Women and Sport Working Group to the XI
ANOC General Assembly in Seville.
424.
Declaration on Fundamental Principles concerning the Contribution of the Mass Media
to Strengthening Peace and International Understanding, to the Promotion of Human Rights and to
Countering Racialism, Apartheid and Incitement to War. – Adopted by acclamation on 22 November
1978 at the Twentieth Session of the General Conference of UNESCO held in Paris.
425.
Denbeck Debra Jac (1984). A comparison of the opinions of the United States Olympic athletes concerning political involvement in the Olympic Games // Aggression/violence – aesthetics
and elite athletes – sport and politics: Scientific program abstracts, 1984 Olympic Scientific Congress,
July 19-26, University of Oregon, Eugene, Oregon, 1984. – Eugene. – p. 54.
426.
Denker R. (1973). Sport and Aggression // Sport in the Modern World – Chances and
Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin,
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag. – pр. 381-388.
427.
Deutsch J. (1928). Sport und Politik. – Berlin.
428.
Deutsch K.W. (1953). Nationalism and social communication. An inquiry into the
foundations of nationalism. – M.I.T.Press, Boston.
429.
Diem C. (1942). Sturmlauf durch Frankreich // Olympische Flamme 1.
430.
Diem C. (1957). Spätlese am Rhein. – Frankfurt a.M.
431.
Diem C. (1970). The Olympic Idea: discourses and essays. – Köln: Carl-Diem-Institut.
432.
Digel Helmut (2001). Zur sportpolitischen Bedeutung der Regeln des Sports // Fischer
Kai, Güldenpfennig Sven, Kayser Dietrich /Red./ (2001). Gibt es eine eigene Ethik des olympisches
Sports?: Bundesinstitet für Sportwissenschaft, Bonn: Sport und Buch Straus. – S. 147–176.
433.
Draft Political Declaration on Tolerance and non Discrimination in Sport. Council of
Europe, Strasbourg, 19 December 1994.
434.
Dubberke Harald (1986). Critical remarks regarding sports aid for developing countries
// Sport, culture, society. International, historical and sociological perspectives: Proceedings of the VIII
Commonwealth and International Conference on Sport, Physical Education, Dance, Recreation and
Health, Conference ‘86 Glasgow, 18-23 July. – London, N.Y.: E.&F.N.Spon. – pp. 240-247.
435.
Durántez Conrado (1994). Pierre de Coubertin. Social Concept and Symbolism of
Sport and Olympism // Pierre de Coubertin an unrecognized genius... Comite International Pierre de
Coubertin. – Lausanne-Suisse. – pp. 12-19.
436.
Duret Pascal, Wolff Marion (1994). The semiotics of sport heroism // Int. Review for
the Sociology of Sport. – vol. 29, N. 2. – pp. 135-149.
437.
Eichberg Hennig (1981). The “unexplored areas” in Olympic sport // Bulletin N. 8 du
11 Congress Olympique de Baden-Baden, 1981. – pp. 14-17, 68-71.
438.
Eichel W. (1970). Die olympische Idee und ihre gesellschaftliche Funktion im Kampf
um Frieden und Völkerverständigung // Theorie und Praxis der Körperkultur. – Nr. 9.
439.
Eisen George (1984). Nationalism and the modern Olympic Games // Aggression/violence – aesthetics and elite athletes – sport and politics: Scientific program abstracts, 1984
Olympic Scientific Congress, University of Oregon, Eugene, Oregon, 1984. – Eugene. – p. 57.
440.
Eitzen D. (1980). Social problems. – Boston: Allyn and Bacon.
441.
Eldon E. Snydor (1973) Aspects of social and political values of high school coaches //
Int. Review of Sport Sociology. – № 3-4 (8). – pp. 73-87.
442.
Elias N. (1976). Über den Prozess der Zivilisation. – Frankfurt a. M.
443.
Elias M., Dunning E. (1970). The quest for excitement in unexciting societies // Luschen G. (ed.). The cross cultural analysis of sport and games. – Stipes, Champaign. – pp. 31-51.
444.
Elliot R.K. (1974). Aesthetics and Sport // H.T.A.Whiting and D.W.Masterton. Reading in the Aesthetics of Sport. – Lepus Books.– рр. 110-136.
445.
Enz F. (1977). Die Kirche und die Idee des Friedens im Sport // Sport – Dienst an der
Gesellschaft, hrsq. P.Jakobi & H.E.Rosch. – Mainz. – S. 20-44.
446.
Erbach G. (1984). On the Character and Contents of Sport and of International Sporting Activities // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki,
Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 31-37.
447.
Espy R. (1979). The Politics of the Olympic Games. – Berkley, Los Angeles: Universi186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ty of California Press.
448.
Famaey-Lamon A., Loon F.Van (1978). Mass Media and Sports Practice // International Review of Sport Sociology. – vol. 4 (13). – pp. 37-45.
449.
Feshbach S. (1971). Dynamics and morality of violence and aggression. Some psychological considerations // American psychologist. – N. 26. – pp. 281-292.
450.
Fleming L. (1973). The Contribution of Sport to the Integration of Society // Sport in
the Modern World – Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich,
August 21 to 25, 1972. – Berlin, N.Y.: Springer Verlag. – pp. 82-86.
451.
Foldesi T., Krawczyk Z. (1984). Values connected to the Olympic games in Budapest
and in Warsaw: Paper prepared for presentation at the Olympic Scientific Congress Eugene, Oregon,
July 19-26, 1984.
452.
Foltz W.J. (1981). Modernization and nation-building: the social mobilisation model reconsidered // Merritt R.L., Russett B.M. (eds). From national development to global community. Essays in honour of Karl W.Deutsch. – Allen and Unwin, Boston. – pp. 25-45.
453.
Francisco Marius Theodule (1994). The Olympic Spirit and its Influence on African
Culture: Identity, Cultural Minorities, Traditions and Customs, Racism // IOA. Report of the thirty-third
session, 7th-22nd July 1993. – International Olympic Committee. – pp. 95-101.
454.
Frankl V.E. (1975). Zur Anthropologie des Sports // V.E. Frankl. Anthropologische
Grundlagen der Psychotherapie. – Bern, Stuttgart, Wien. – S. 65-75.
455.
gustin.
Friedrich G., Hildenbrandt E., Schwier J. /Hg./ (1994). Sport und Semiotik. – St. Au-
456.
Galtung J. (1984). Sport and International Understanding: Sport as a Carrier of Deep
Culture and Structure // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in
Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin etc.: Springer-Verlag. – pp. 12-19.
457.
Garrett R. (1976). The Metaphysics of Baseball//Philosophy Today, b.20–pр.209-226.
458.
Gebauer G. (1996). Drama, Rituals, Sport – drei Weisen des Welterzeugniss // Bortschert B., Gebauer G. (Hg.) Texte und Spiele: Sprachspiele des Sports. – Sankt. Augustin. –
S.
185-196.
459.
Gebauer G., Hortleder G. (Hg.). Sport, Eros, Tod. – Frankfurt a.M., 1986.
460.
Gitter W. (1984). Mass Media, Sport and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. –
Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 292-296.
461.
Gloede Walter (1980). Sport – die unbekannte Grosse im politischen Spiel. – München:
Wilhelm Goldmann Verlag.
462.
Gluckman M. (1973). Sport and conflict // Sport in the Modern World – Chances and
Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin,
Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag. – pp. 48-54.
463.
Goffard S. (1975). Jeux et enjeux Olympiques et ideologique // Sport et developpement
humain. – Paris. – pp. 239-251.
464.
Goldstein J., Arms R. (1971). Effects of observing athletic contests on hostility // Sociometry. – N. 34. – pp. 83-90.
465.
Goncalves C. (1989). The fair play and the young sport participants: Paper presented
at the 1989 a.d. E.S.T.. World Convention "Movement and sport – a challenge for life-long learning".
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Jyväskylä, Finland.
466.
Goodhart P., Chataway C. (1968). War Without Weapons. – London: W.H. Allen.
467.
Gounot Andre, Hofmann Annette (2000). Sport and Politics. 6. ISHPES-Kongress vom
14. bis 19. Juli 1999 in Budapest // Sportwissenshaft. – N. 3. – S. 363-366.
468.
Groussard S. (1975). The Blood of Israel. – New York: William Morrow.
469.
Gruneau R.S. (1975). Sport, Social Differentiation and Social Inequality // D. W.Ball,
J.W.Loy (eds.). Sport and Social Order: Contributions to the Sociology of Sport. – Reading (Mass.):
Addisson-Wesley. – pp. 121-175.
470.
Grupe O. (1990). Sportkultur zwischen Bildungsgut und Körperkultur // Ommo Grupe
(Hrsg.). Kulturgut oder Körperkult? Sport und Sportwissenschaft im Wandel.– Tubingen. – S. 87-111.
471.
Güldenpfennig Sven (1981). Internationale Sportbeziehungen zwischen Entspannung
und Konfrontation. Der Testfall 1980. – Köln: Pahl-Rugenstein Verlag.
472.
Güldenpfennig Sven (1984a). Friedensfordernde Werte des Sports // Gesellschaftliche
Funktionen des Sports: Beitrage einer Fachtagung: Schriftenreihe der Bundeszentrale für politishe
Bildung. Band 206. – Bonn. – S. 171-188.
473.
Güldenpfennig Sven (1984b). Philosophy of the relations between sport and peace //
Dialectics and Humanism. The Polish Philosophical Quarterly. – Vol. XI, N. 1. – рp. 43-57.
474.
Güldenpfennig Sven /ed./ (1984 c). Sport und Frieden. Beitrage zur Meinungsbildung
innerhalb des Deutschen Sportbundes. Darmstadt. ADH-Dokumente zur Sportpolitik, N. 6.
475.
Güldenpfennig Sven (1985). Sport in the Peace Movement – A Challenge for the Sport
Science // International Review for the Sociology of Sport. – vol. 20. – pp. 203-213.
476.
Güldenpfennig Sven (1989). Frieden – Herausforderungen an den Sport. Ansatze
sportbezogener Friedensforschung. – Köln: Pahl-Rugenstein Verlag.
477.
Güldenpfennig Sven (2000). Political Science of Sport // ICSSPE. Vade Mecum. Directory of sport science. 2nd Edition. – pp. 123-136.
478.
Güldenpfennig S., Meyer H. /Hrsg/ (1983). Sportler für den Frieden. – Köln.
479.
Güldenpfennig Sven, Schulke Hans-Jurgen (1980). The Need for Politological Research on Sport and Its Relation to the Sociology of Sport // Int. Review of Sport Sociology. – vol. 1
(15). – pp. 127-140.
480.
Güldenpfennig S., Wiewiorra S. /ed./ (1984). Sportler gegen Atomraketen – Sportler
für den Frieden. Dokumentation. – Hamburg: Eigenverlag.
481.
Guttmann A. (1978). From ritual to record: The nature of modern sports. – N.Y.: Columbia university press.
482.
Habermas J. (1958). Soziologische Notizen zum Verhaltnis von Arbeit und Freizeit //
G.Funke (ed). Konkrete Vernunft. – Bonn: Athenaeum. – S. 219-231.
483.
Paul.
Hargreaves J. (1982). Sport, Culture and Ideology. – London: Routledge & Kegan
484.
Hatfield F.C. (1976). Ethnocentrism and conflict in Olympic competition: parallels and
trends // Review of Sport and Leisure. – vol. 1. – pp. 32-44.
485.
Heinemann Klaus (1998). Sport in post-modern society // Sport in the Process of European Integration. International Symposium. Warsaw, 9-12 Decembe. – pp. 27-38.
486.
Heinilä K. (1966). Notes on the Inter-Group Conflicts in International Sport // Interna188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
tional Review of Sport Sociology. – vol. 1. – pp. 31-40.
487.
Heinilä K. (1973). Citius – Altius – Fortius: The Olympic "Contribution" to the Professionalization of Sport? // Sport in the Modern World – Chances and Problems: Papers, results, materials
of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag. –
pp. 351-355.
488.
Heinilä K. (1974). Ethics of sport. – University of Jyväskylä. Department of Sociology
and Planning for Physical Culture. Finland.
489.
Heinilä K. (1985). Sport and International Understanding // Sociology of Sport Journal.
– vol. 2, N. 3. – рр. 240-247.
490.
Heinilä K. (1986). Sport and International Understanding as conceived by elite athletes.
– University of Jyväskylä, Departtment of Social Sciences of Sport.
491.
Heinilä K. (1988). Sport and International Understanding // Sport and Humanism: Proceedings of the International Workshop of Sport Sociology in Japan. – Gotenba. – pp. 256-264.
492.
Heinrich F. (1973). The Contribution of Sport towards the Integration of a World Society // Sport in the modern world – Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin etc.: Springer Verlag. – pp. 81-82.
493.
Hietanen A. (1982). Towards a new international sports order // Current research on
peace and violence. – vol. 5. N. 2/3. – pp. 159-175.
494.
Hietanen A., Varis T. (1984). Sport and International Understanding: A Survey of the
Structure and Trends of International Sport Co-operation // Sport and International Understanding:
Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y.,
Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 212-230.
495.
Hietanen A., Varis T. (1994). A Survey of the Structure and Trends of International
Sporting Co-operation // Ilmarinen M. (ed.). Sport and International Understanding. – Berlin: SpringerVerlag.
496.
Highlights of the Week's Olympic News.–Lausanne, IOC,1998.– №№ 330-340.
497.
Hoberman J. (1984). Sport and Political Ideology. – London: Heinemann.
498.
Houlihan B. (1991). The Government and Politics of Sport. – Routledge.
499.
Huxley A. (1937). Ends and means. – Chatto and Windus, London.
500.
Illmarinen M. /ed./. (1984). Sport and International Understanding. – Berlin.
501.
IOA. Report of the twenty-fifth Session, 4th -19th July 1985. – Lausanne, 1986.
502.
James William (1975). The Varieties of Religious Experience: A Study in Human Nature. – London, Collins. – pp. 355-357.
503.
Jankowski Krzysztof W. (1995). Państwo, polityka i kultura fizyczna // Socjologia kultury fizycznej: Podręcznik dla studentów pod red. Z. Krawczyka. – Warszawa. – pp. 192-201.
504.
Jeu B. (1972). Le sport, la mort, la violence. – Paris.
505.
Jones R.W. (1959). Sport and International Understanding // Report of the UNESCO –
Congress “Sport – Work – Culture” in Helsinki. – pp. 159-170.
506.
Jung Kurt (1974). Normen, Ziele, Prioritäten der Sportpolitik in der Bundesrepublik //
Tutzinger Studien. Texte und Dokumente zur politischen Bildeung. – Evangelische Akademie Tutzing.
– S. 48–56.
507.
Kaniuk R. (1973). Mass Media. Sport. International Understanding // International Re189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
view of Sport Sociology. – vol. 2. N. 9. – pp. 111-121.
508.
Kass D. (1976). The Issue of Racism at the 1936 Olympics // Journal of Sports History. – N. 3 (Spring). – pp. 223-235.
509.
Keating J.W. (1973). The Ethics of Competition and its Relation to some Moral Problems in Athletics // The Philosophy of Sport, ed. R.G.Osterhoudt. – Springfield Ill. – pp. 157-176.
510.
Keefer R., Goldstein J., Kasiarz D. (1983). Olympic games participation // Goldstein J.
(ed.). Sports violence. – Springer, New York, Heidelberg, Berlin, 1983. – pp. 183-193.
511.
Kidane Fékrou (1999). Sport and Politics. Diplomacy of an Olympic Truce // Olympic
Review. – vol. XXVI. N. 28. – pp. 48-52.
512.
Kirsh A., Preising W. (1984). Sport in the Mass Media and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July
7-10, 1982. – Berlin, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 285-296.
513.
Kleinman S. (1960). A Study to Determine the Factors that Influence the Behavior of
Sport Crouds: dissertation. – The Ohio State University.
514.
Kofi Annan (1999). Peace Cannot Be Built Overnight // Olympic Review. – vol.
XXVI. N. 28. – pp. 34.
515.
Krawczyk Z. (1980). Sport and contemporary patterns of culture // Review, International Council of Sport and Physical Education. – Heft 3. – pp. 22-27.
516.
Krawczyk Z. (1988). Two Faces of the Olympism: Ideology and Utopia // Sport and
Humanism: Proceedings of the Int. Workshop of Sport Sociology in Japan. – Gotenba. – pp. 238-255.
517.
Krawczyk Zbiegniew (1996). Sport as Symbol // International Review for the
Sociology of Sport. – vol. 31, N. 4. – pp. 429-438.
518.
Kregel Wilheim (1974). Sportpolitik in der Sicht des Deutschen Sportbundes // Tutzinger Studien. Texte und Dokumente zur politischen Bildeung. – Evangelische Akademie Tutzing. – S.
57–67.
519.
Kretchmar R. Scott (1972). Ontological possibilities: Sport as Play // Philosophic
Exchange. – b. 1. – pp. 113-124.
520.
Krockow Chr. von (1974). Prinzipien des Sports und das Menschenbild im Grundgesetz
// Tutzinger Studien. Texte und Dokumente zur politischen Bildeung. – Evangelische Akademie
Tutzing. – S. 4–17.
521.
Krockow Chr. von (1980). Sport – Gesellschaft – Politik. – München.
522.
Krockow Christian Graf von. (1981). Sport et jeux... malgre et a cause des conflits =
Sport and games ... despite and because of conflicts = Спорт и игры ... несмотря на конфликты, изза конфликтов // Вulletin «Le sport comme organization – L’organization du sport» (11-e Congres
olympique. Baden-Baden 1981). – N. 2. – pp. 6-10.
523.
Krockow Christian Graf von (1984). Gesellschaftliche und politische Funktionen des
Sports // Gesellschaftliche Funktionen des Sports: Beitrage einer Fachtagung: Schriftenreihe der Bundeszentrale fur politishe Bildung. Band 206. – Bonn. – S. 24-33.
524.
Krüger A. (1975). Sport und Politik. – Hannover: Fackeltrager Verlag.
525.
Kuchler W. (1969). Sportethos. – München.
526.
Kuczynski J. (1984). Play as a negation and creation of the world // Dialectics and
Humanism. The Polish Philosophical Quarterly. – v. XI, N. 1. – pp. 137-169.
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
527.
Kultura fizyczna w kategoriach wartosci/Praca zbiorowa pod red. Zbigniewa
Krawczyka. – Warszawa, 1989.
528.
Kunicki Bogdan J. (1995). Struktura klasowa a kultura fizyczna // Socjologia kultury
fizycznej: Podręcznik dla studentów pod red. Z. Krawczyka. – Warszawa. – pp. 37-48.
529.
Laguillaumie P. (1976). Pour une ctitique fondamentale du sport // Sport, culture et
répression. – Paris. – pp. 32-60.
530.
Laitinen A. (1984). Marathon Peace March: A Demonstration of International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 249-254.
531.
Lalaoui Belkacem (1994). Olympism as a cultural phenomenon and a factor of social
development and social policy: a link between society, sport and religion // IOA. Report of the thirtythird session, 7th-22nd July 1993. – Ancient Olympia. – pp. 102-108.
532.
Landry Fernand (1980). Olympism, Politics and Education // Report of the 20th Session
of the IOA. – Athens. – pp. 131-149.
533.
Landry F. (1984). Education on Olympism and the school curriculum: principles, techniques and applicating based on the experience of the Montreal Olympic Games: Paper presented at
the 6-th Int. Session for educationists IOA.
534.
Landry Fernand (1986). Olympic Education and International Understanding: Educational Challenge or Cultural Hegemony? // IOA. Report of the 25th Session.– Lausanne. – pp. 139-155.
535.
Landry Fernand (1989). Olympism at the Beginning and at the End of the 20th Century:
from the Permanence of an Idea to the Crowing Paradox of its Social Function // IOA. Report of the
28th Session. – Lausanne. – pp. 50-66.
536.
Lauermanová E. (1983). Projevy antikomunismu ve sportu v NSR (ФРГ) // Sbornik z
celostatniho seminařé „Ideologický boj a antikomunismus ve sportu“. – pp. 83-89.
537.
Lee Sang Hwe (1987). The Survey on the Korean People on the 86 Asian Games: P aper presented at the First International Conference on the Olympics and East (West and South) North
Cultural Exchange in the World System, August 17-19, 1987.
538.
Leiper Jean M. (1980). The оlympic ideal – is it valid today as a philosophical basis of
the olympic games? // Review, Int. Council of Sport and Physical Education. – N. 3. – pp. 27-30.
539.
Lenk H. (1972a). Perspectives of the Philosophy of Sport // The Scientific View of
Sport, ed. O. Grupe et al. Heidelberg. – New York. – pp. 30-58.
540.
Lenk H. (1972b). Leistungssport: Ideologie oder Mythos? – Stuttgart: Kohlhammer.
541.
Lenk H. (1979). Social philosophy of athletics. – Champaign, Stipes Publ. Company.
542.
Lenk H. (1980). Sport international in search for renovated Olympic Idea: Essay on the
insufficiency of philosophy concepts and scientific approaches concerning the Olympic games // Int.
Journal of Phys. Educ. – v. XVII. – pp. 26-31.
543.
Lenk H. (1981). Eigenleistung: eine sozialphilosophishe Analyse und ein "adamitisches"
Pladoyer für eine positive Leistungskultur // Olympische Leistung. Ideal, Bedingungen, Grenzen. Begegnungen zwischen Sport und Wissenschaft. Eine Documentation. – Köln: Bundesinstitut für Sportwissenschaften. – pp. 279-307.
544.
Lenk H. (1982). Towards a Philosophical Anthropology of the Olympic Athlete: Paper
presented at of the 22nd Session of the IOA (11th – 25th July 1982).
545.
Lenk H. (1984). The essence of Olympic man: Toward an Olympic philosophy and
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
antropology // Int. Journal of Phys. Education. – vol. XXI, N. 2. – pp. 9-15.
546.
we SPRINT.
Lipiec Jozef (1999). Filozofia olimpizmu. – Warszawa: Polskie Wydawnictwo Sporto-
547.
Lipsky Richard (1985). The Political and Social Dimensions of Sports // Umphlett,
Wiley Lee (ed.). American sport culture: the humanistic dimensions. Lewisburg, Pennsylvania: Buc knell University Press. – pp. 68-75.
548.
Lowe B., Karwin D.B., Strenk A. /eds./ (1978). Sport and International Relations. –
Champaign: Stipes.
549.
Comp.
Loy John W., Kenyon Gerald (1969). Sport, Culture and Society. – London: MacMillan
550.
Loy John W., McPherson Barry D., Kenyon Gerald (1978). Sport and Social systems.
– Addison-Wesley Publishing Company, London.
551.
552.
Stuttgart.
Lucas J. (1992). Future of the Olympic Games.– Champaign, Il.
Lübbe H. (1978). Praxis der Philosophie. Praktische Philosophie. Geschichtstheorie. –
553.
Lüschen Günther (1976). Cheating in sport // Social Problems in Athletics, ed.
D.M.Landers. – Urbana: University of Illinois Press. – pp. 67-77.
554.
Lüschen Günther (1984). Sport, International Conflict and Conflict Resolution // Sport
and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982.
– Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 47-56.
555.
Lüschen Günther (1988). The Contradictions of Top-Sport: A Structural Analysis of
Performance, Entertainment and Modern Humanism // Sport and Humanism: Proceedings of the
International Workshop of Sport Sociology in Japan. – Gotenba. – pp. 55-89.
556.
Lüschen G. & Rütten A. (Ed.). (1996). Sportpolitik. – Stuttgart: Naglschmid-Verlag.
557.
MacAloon John (1981). This Great Symbol. Pierre de Coubertin and the Origins of the
Modern Olympic Games. – Chicago and London: The University of Chicago Press.
558.
Maheo R. (1970). Sport and Culture // Introduction to Physical Education. Ed. by
H.S.Slusher and A.S.Lockhart. – Springfeld, – pp. 186-197.
559.
Mangan J.A, Small R.B. [Eds.]. (1986). Sport, Culture, Society. International historical
and sociological perspectives. – London, New York: E & F.N. Spon.
560.
pp. 10-17.
Manifesto // Fair Play for All. Declaration of the CIFP. – Munchen, Paris, 1992. –
561.
Marcuse H. (1955). Eros and civilization. – Beacon, Boston.
562.
McIntosh P. (1963). Sport and Society. – London, C.A.Watts.
563.
McIntosh P.C. (1972). Sport, Politics and Internationalism // Hart V., Birrell S. (Eds.).
Sport in the Sociocultural Process. Third Edition. – Wm. C. Brown Co. Publishers, Dubuque, Iowa. –
pp. 195-206.
564.
McIntosh P. (1974). Values and Competitive Sport // Development of Human Values
Through Sports, ed. R.B.Frost & E.J.Sims. – Washington. – pp. 10-16.
565.
MсIntosh P. (1979). Fair play. Ethics in sport and education. Heinemann, London.
566.
McIntosh P.C. (1984a). International Communication, Sport and International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Fin192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
land, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 276-284.
567.
McIntosh P.C. (1984b). Systems of Value and International sport // Contribution of sociology to the study of sport.–Jyvaskylä, University of Jyvaskylä.–pp.69-83.
568.
Meinberg Eckhard (1991). Die Moral im Sport. Bausteine einer neuen Sportethik. –
Meyer & Meyer Verlag.
569.
Meynaud J. (1966). Sport et politique. – Paris.
570.
Michener J. (1976). Sports in America. – Random House.
571.
Miller D. (1990). Evolution of the Olympic Movement from Moscow to Lausanne. –
Lausanne, IOC. – рр. 9-24.
572.
Milshtein O.A., Molchanov S.V. (1976). The shaping of public opinion regarding sport
by the mass media as a factor promoting international understanding // International Review of Sport
Sociology. – N. 3. – pp. 71-84.
573.
Mitchell Robin (1999). Sport and Solidarity. Participation in social development //
Olympic Review. – vol. XXVI. N. 28. – pp. 42-47.
574.
Montagu A. (1978). Learning Non-Aggression. – New York.
575.
Moorhouse H.F. (1986). Repressed Nationalism and Professional Football: Scotland
versus England // Mangan, J.A., and Small, R.B. (eds.), Sport, culture, society: international, historical,
and sociological perspectives: proceedings of the VIII Commonwealth and Int. Conference. – London:
E. & F.N. Spon. – pp. 52-59.
576.
Morris D. (1978). Manwatching, a field guide to human behaviour // Triad/Panther
Books. – St. Albans. – pp. 305-310.
577.
Moustard Rene (1975). Sport et ideologie // Sport et developpment humain. – Paris:
Editions Sociales. – pp. 211-235.
578.
Mzali Mohamed (1978). Olympism and Politics // Report on the 17th Session of the
IOA. – Athens. – pp. 82-95.
579.
Mzali Mohamed (1986). Olympism’s contribution to international understanding and
peace // Int. Olympic Academy. Report of the twenty-fifth session, 4th -19th July 1985. – Lausanne. –
pр. 35-44.
580.
Natan Alex (1969). Sport and Politics // Loy J.W., Kenyon G.S. (eds.). Sport, culture
and society. – Toronto: Collier-MacMillan Canada. – pp. 203-210.
581.
Nationalismus und Sport: Eine Dokumentation über den beabsichtigten Mißbrauch der
Spiele der XX. Olympiade 1972 in München für nationalistisches Prestigestreben durch die herrschenden Kreise der BRD. – Berlin, 1971.
582.
Naul Roland (1999). Olympic education: what do students know and think about Olympic ideals? // Proceedings of the 3-rd International Scientific Congress on Modern Olympic Sport. –
Warsaw. – pp. 30-36.
583.
Niedermann E. (1984). Schulsport und olympische Idee // Sport in unserer Zeit: Arbeitstexte zum Verstandnis der olympische Idee. – Heft 2. – Wien. – S. 7-11.
584.
Nissiotis Nikolaos (1985). Olympism and Today’s Reality // IOA. Report of the 24 th
Session. – Lausanne. – pp. 57-74.
585.
Nissiotis Nikolaos (1986). The Olympic Movement’s Contribution to Peace // IOA.
Report of the 25th Session. – Lausanne. – pр. 54-63.
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
586.
Norton D. (1971). A comparison of political attitudes and political participation of athletes and nonathletes: Masters thesis, University of Oregon.
587.
Oetinger F. (1954). Partnerschaft. – Stuttgart.
588.
Olin Kalevi (1981). Structure of Sport Policy in Finland // International Review of Sport
Sociology. – vol. 3 (16). – pp. 87–96.
589.
Oren Yariv (1975). The Politization of sports and its influence on physical education: A
Paper presented to the ICHPER Congress Rotterdam, August.
590.
Orlick Terry (1978). The Cooperative Sports & Games Book. Challenge Without
Competition. – New York: Pantheon Books.
591.
Orwell G. (1950). The sporting spirit. – London.
592.
Oswald Denis (1999). The Fundamental Principles of Olympism // Olympic Review. –
vol. XXVI. N. 28. – pp. 39-41.
593.
Pariente R. (1989). On the threshold of the XXI Century // Olympic Message. – N. 23.
– Lausanne, IOC. – рр. 21-29.
594.
Parry Jim (1989). Olympism at the Beginning and at the End of the 20th Century: Immutable Values and Principles and Outdated Factors // IOA. Report of the 28th Session. – Lausanne. –
pp. 81-94.
595.
Parry Jim (1998). The Values of Olympism and Sports Education for Tomorrow: P aper
presented at the 4th Joint International Session for Directors of NOAs, Members and Staff of NOCs
and IFs (7-14 May, 1998, IOA, Ancient Olympia, Greece).
596.
Peace and Understanding Through Sport / (Ed.) Greta L. Cohen. // Institute for International Sport. – 1989. – vol. 2, N. 1.
597.
Pell Claiborne (1989). International Sport as a Contribution to World Peace and Understanding // Peace and Understanding Through Sport / (Ed.) Greta L. Cohen. Institute for International
Sport. – vol. 2, N. 1. – pp. 58–62.
598.
Pennock J.R. (1979). Democratic Political Theory. – Princeton N.J.
599.
Petrie Brian M. (1975). Sport and politics // D.W. Ball, J.W. Loy (eds.). Sport and
Social Order. – Reading, Mass.: Addiso-Wesley. – pp. 189-237.
600.
Petrie Brian M. (1977). Examination of a Stereotype: Athletes as Conservatives // Int.
Review of Sport Sociology, vol. 3 (12). – pp. 51-62.
601.
Pfetsch F. et al. (1975). Leistungssport und Gesellschaftssystem. Ein internationaler
Vergleich. – Schorndorf: K. Hofmann Verlag.
602.
Pilz Gunter, Fisher Sigmar (1984). Sport und Frieden // Gesellschaftliche Funktionen
des Sports: Beitrage einer Fachtagung. Schriftenreihe der Bundeszentrale fur politishe Bildung. Band
206. – Bonn. – S. 189-201.
603.
1980.
Politik und Sport in Geschichte und Gegenwart. – Wurzburg: Verlag Platz Freiburg,
604.
Puisiene Elena (1998). Olympic culture aspects of future physical education specialist
// Sport science, Vilnius. – N. 4. – pp. 34-37.
605.
Rehberg R., Cohen M. (1976). Political attitudes and participation in extracurricular activities // D. Landers (ed.). Social Problems in Athletics. – Urbana: University of Illinois Press. – pp.
201-216.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
606.
Remans Albert (1996). Changes in sport – the European experience: Paper presented
at the Seminar “The Promotion of Sport as a Democratic Movement” (Spala, Poland, 15-17 November,
1996).
607.
Report of the eighteenth session of the International Olympic Academy at Olympia. –
Athens, 1979.
608.
Report of the international sessions for educationists. 1973-1977-1979. – International
Olympic Academy. – Athens, 1980.
609.
Richter H.E. (1965). Ideale und Illusionen im Sport // U. Schultz. Das grosse Spiel. –
Frankfurt, 1965.
610.
Rodriguez R.G. (2003). Nationalism and Sport: The Case of the 1978 World Cup // VII
Meждународный научный конгресс «Современный олимпийский спорт и спорт для всех». Том 1.
– М.: «СпортАкадемПресс». – С. 195-196.
611.
Rösch H.E. (1977). Der Sport und die Idee des Friedens // Sport – Dienst an der Gesellschaft, hrsg. P.Jakobi & H.E.Rosch. – Mainz. – S. 45-56.
612.
Rösch H.E. (1979). Olympism and Religion // IOA Proceedings. – pp. 192-205.
613.
Rutten A. (1986). Sport-Ideologia-Kritische Theorie. Etappen einer undlucklichen Liebe. – Berlin. New-York.
614.
Saeki Toshio (1991). Changing Slogans of the Sport Promotion Movement and their
Ideological Meanings in Japan: Paper presented at the International Seminar of ICSS, Tallinn, 26-29
June, 1991.
615.
Sage G.H. (1970). Sport in American society. – Reading, Mass.: Addisson-Wesley.
616.
Sage G.H. (1974). Value orientations of American college coaches compared to those
of male college students and business men // G. Sage (ed.). Sport and American Society. 2nd ed. –
Reading, Mass.: Addison-Wesley. – pp. 207-228.
617.
Sage G.H. (1980). Sociology of Physical Educator/Coaches: Personal Attributes Controversy // Research Quarterly for Exercise and Sport. –Vol. 51, N. 1. – pp. 110–121.
618.
Samaranch J.A. (1995). The Olympic Movement and Politics // Olympic Review. – N.
XXV–5. – p. 3.
619.
Samaranch Juan Antonio (1999). The Olympic Culture in Favour Of Peace // Olympic
Review. – vol. XXVI. N. 28. – pp. 35-38.
620.
Santayana G. (1954). The Life of Reason or the Phases of Human Progress. – Lon-
don.
621.
Saraf M.J. (1977). Semiotic Signs in Sports Activity // International Review of Sport
Sociology. – v. 2. – pp. 89-101.
622.
Saram P.A. (1984). Some Sociological Observations on the World University Games
of 1983 // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland,
July 7-10, 1982. – Berlin, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 231-233.
623.
rück.
Schelsky H. (1973). Friede auf Zeit. Die Zukunft der Olympischen Spiele. – Osnab-
624.
Schmidt H.D. (1976). Sport und Vorurteile, insbesondere nationalistische Einstellungen
// D.Bierhoff-Alfermann (Hrsg.). Soziale Einflusse im Sport. – Darmstadt, 1976. – S. 113-127.
625.
Schulke H.J. (1981). Die neue Friedensbewegung und der Sport // Olympische Jugend.
– № 6. – S. 8-15.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
626.
Searle J.R. (1969). Speech Acts. – Cambridge.
627.
Seifart Horst (1984). Sport and Economy: The Commercialization of Olympic Sport by
the Media // International Review for the Sociology of Sport. – vol. 19, N. 3/4.
628.
Seppänen Paavo (1984a). Sport Organizations and Politics in Finland // Contribution of
sociology to the study of sport. – Jyväskylä: University of Jyväskylä. – рр. 117-130.
629.
Seppänen P. (1984b). The Olympics: A Sociological Perspective. – University of Helsinki, Department of Sociology. – N. 33.
630.
Seppänen P. (1984с). The Idealistic and Factual Role of Sport in International Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin. – pp. 57-63.
631.
Shaddad Kamal (1997). Values, Aims and Reality of Today’s Modern Olympic Games
“A Call for the Return of the Term Amateur and the Rejection of the Olympic Motto” // IOA. Report
of the 35th Session. – IOC. – pp. 48-50.
632.
Sherif C.W. (1973). Intergroup Conflict and Competition: Social-Psychological Analysis // Sport in the Modern World – Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific
congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin, N.Y.: Springer Verlag. – pр. 60-69.
633.
Sherif Carolyn (1976). The social context of competition // Social Problems in Athletics/Ed. D.M.Landers. – Urbana: University of Illinois Press. – pp. 18-36.
634.
Sherif Muzafer (1958). Superordinate goals in the reduction of intergroup conflict //
American Journal of Sociology. – N. 63. – pp. 349-356.
635.
Sherif M. (1961). Intergroup conflict and co-operation. The Robber’s cave experiment.
– Oklahoma University Press, Norman.
636.
Shinnick Philip K. (1978). Sport and cultural hegemony // Sport and international relations. Ed. by Benjamin Love, David B.Konin, Andrew Strenk. – Stipes Publishing Company, Champaign. – pp. 95-109.
637.
Silance Luc (1986). The Olympic Movement and International Understanding // IOA.
Report of the 25th Session. – Lausanne. – pр. 114-124.
638.
Simmel G. (1908). Soziologie. – Duncker und Humblot. – Berlin.
639.
York.
Simmel G. (1950). Conflict and the Web of Group Affiliations. – The Free Press, New
640.
Press.
Simmel G. (1955). Conflict and the Web of Group Affiliations. – New York: The Free
641.
Singer R.N. (1975). Myths and Truths in Sport Psychology. – New York.
642.
Sipes R. (1979). War, sports, and aggression // Sport in contemporary society: an anthology. – New York: St. Martin's Press. – pp. 46-56.
643.
Snyder Eldon E. (1973). Aspects of Social and Political Values of High School Coaches // Int. Review of Sport Sociology. – vol. 3-4 (8). – pp. 73-87.
644.
Snyder Eldon E., Spreitzer Elmer A. (1978). Social Aspects of Sport. – Englewood
Cliffs, New Jersey: Prentice-Hall, Inc.
645.
Social problems in athletics: Essays in the sociology of sport/ Ed. by Landere D.M. –
Urbana etc.: Univ. of Illinois press, 1976.
646.
Special topical issue on sport and mass media // International Review for the Sociology
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
of Sport. – 1986. – vol. 21, N. 2-3.
647.
Sport and International Relations (1978). Ed. by Benjamin Love, David B.Konin, Andrew Strenk.– Stipes Publishing Company, Champaign, Illinois.
648.
Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki,
Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag, 1984.
649.
Sport for all: Proceedings of the World Congress on Sport for All, held in Tampere,
Finland, on 3-7 June 1990. – Amsterdam. New York. Oxford: Elsevier Science Publishers, 1991.
650.
Sport For Undestanding International Exchange. – 1987: Youth For Undestanding International Exchange.
651.
Sport in the Modern World – Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25, 1972. – Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag, 1973.
652.
Sportpolitische Konzeptionen der Parteien (1974) // Tutzinger Studien. Texte und Dokumente zur politischen Bildeung. – Evangelische Akademie Tutzing. – S. 18–47.
653.
Stivachtis Katja Mascagni (1999). 2000: International Year For a Culture of Peace //
Olympic Review. – vol. XXVI. N. 28. – pp. 32-33.
654.
Stolyarov V. (1978). Sport activity and sport-humanistic upbringing of the youth (philosophical and sociological aspects) // Philosophy, theology and history of sport and of physical activity:
The International Congress of Physical Activity Sciences, book 8. – Quebec: Symposia Specialists. –
pp. 87-97.
655.
Stolyarov V. (1984). Social Essence and Value of the Olympic Idea // Dialectics and
Humanism. – N. 1. – pp. 33-43.
656.
Stolyarov V. (1985). The Social Nature and Values of Olympism // International
Olympic Academy twenty-second session. – IOC, Lausanne. – pp. 216-221.
657.
Stolyarov V. (1989). Paradoxes, contradictions and values of the modern sport (social
and philosophical analysis): Paper presented at the Jyväskylä Congress: "Movement and sport – a
challenge for life-long leaning", June 17-22, 1989, Jyväskylä, Finland.
658.
Stolyarov V. (1991). The International Project "SpArt" – a program of increasing spiritual-and-cultural potential of modern sport on the basis of strengthening its connection with art//Second
IOC World Congress on Sport Sciences.–Barcelona.–pp.341-342.
659.
Stolyarov V. (1994). The Spartian games – a new model of a "sport for all": Paper presented at the XIIIth World Congress of Sociology, Bielefeld, 1994.
660.
Stolyarov Vladislav (1997). The world political evolution and its consequences for the
olympic movement. Can the olympic movement influence political changes through olympic education?
// IOA. Report of the 35th Session. Ancient Olympia. – IOC. – pp. 76-89.
661.
Stolyarov V., Kuznetsova Z. (1994). The "SpArt" Project // The Annual Conference of
the Leisure Studies. Association "Tourism & Leisure", Glasgow, 5-8 April 1994. – Glasgow. – pp.
42-43.
662.
Strenk A. (1978). The thrill of victory and the agony of depeat: Sport and international
politics // Orbis, A Journal of World Affairs, 1978. – vol. 22, N. 2. – pp. 453-469.
663.
Strenk A. (1987). Sport as an international, political and diplomatic tool // A.Yiannakis,
T.McIntyre, M.MeInick & D.Hart (eds.). Sport Sociology (Third Edition), 1987. –
pp. 174-178.
664.
Strittmatter K. (1984). Zur Didaktik des Sports in der politisсhen Bildung // Gesellschaftliche Funktionen des Sports: Beitrage einer Fachtagung: Schriftenreihe der Bundeszentrale für
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
politishe Bildung. Band 206. – Bonn. – S. 221-230.
665.
Suenens L. (1973). The Alienation and Identity of Man // Sport in the Modern World –
Chances and Problems: Papers, results, materials of scientific congress, Munich, August 21 to 25,
1972. – Berlin, Heidelberg, N.Y.: Springer Verlag. – pp. 3-18.
666.
Sugden John, Tomlinson Alan (1998). Power and resistance in the governance of world
football. Theorizing FIFA's Transnational Impact // Journal of Sport & Social Issues. – Vol. 22. Issue
3. – pp. 299–316.
667.
Sugman R., Pavlovic M., Zvan M. (1993). Competition in Sport from the Humanistic
Standpoint // Abstracts. Second International Symposium «Sport of the Young», June 1-4, 1993, Bled,
Slovenia. – p. 19.
668.
Swierczewski R. (1981). Rozwoj zagadnien symbolizmu i jego implikacje dla analizy
sportu // Sport i kultura/ Praca zbiorowa pod red. Z.Krawczyka. – Warszawa: Panstwowe
Wydawnictwo Naukowe. – рp. 77-109.
669.
Symbolique du sport (1985) // De la vraie nature du sport. Essai de deduction generale
des categories sportives.– Paris: Editions Vigot. – pp. 40-45.
670.
Tait Robin (1984). The politicization of the Olympics // Aggression/violence – aesthetics and elite athletes – sport and politics: Scientific program abstracts, 1984 Olympic Scientific Congress, July 19-26, University of Oregon, 1984. – Eugene. – pp. 58-59.
671.
Tatano Hideo (1981). A model-construction of sport as a culture // Int. Review of
Sport Sociology. – vol. 1, N. 16. – pр. 5-29.
672.
The New Games Book. – New York: a Headlands Press Book, 1976.
673.
The Olympics: an educational opportunity: Instructional materials for senior high school.
– USA Olympic Committee, Olympic House, Colorado Springs, 1984.
674.
The Olympics: something for everyone. – Ottawa: COA, Fall, 1990.
675.
The VIC Health Olympic Schools Project. – Melbourne, 1992.
676.
Thompson R. (1969). Race Discrimination in Sport. – Neuseeland.
677.
Thompson Rex W. (1978). Sport and Ideology in Contemporary Society // International
Review of Sport Sociology. – vol. 2, N. 13. – pp. 81-94.
678.
Tutzinger Studien. Texte und Dokumente zur politischen Bildeung. – Evangelische
Akademie Tutzing. – 1974. – 67 S.
679.
Toohey D.P., Warning K. (1981). Nationalism: inevitable and incurable // Segrave J.,
Chu D. (eds.). Olympism. – Stipes, Champaign, III. – pp. 118-126.
680.
Trivus S. (1978). On Playing the Game // The Personalist. – N. 59. – pp. 82-84.
681.
Tyszka A. (1985). Komunikacja symboliczna jako jedna z fukcji sportu // Kultura
fizyczna i sport w ujeciu sociologicznym. Wybor testow/Pod red. Hfliny Sekuly-Kwasniewicz. – Krakow. – pp. 215-224.
682.
Ueberhorst Horst (1980). Geschichne der Leibesubungen. – Berlin.
683.
Urbankowski B. (1981). Etyka i mitologia sportu // Sport i kultura / Praca zbiorowa pod
red. Z.Krawczyka. – Warszawa: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe. – pp. 129-144.
684.
Väyrynen R. (1984). Nationalism and Internationalism in Sports // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin,
Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 64-71.
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
685.
Vialar Paul (1962а). Pierre de Coubertin (I): The Man – The Games // Report of the
2nd Summer Session of the IOA. – Athens. – pp. 54-71.
686.
Vialar Paul (1962b). Pierre de Coubertin (II): The Man and His Work // Report of the
2nd Summer Session of the IOA. – Athens. – pp. 72-88.
687.
Vinnai P. (1970). Fussballsport als Ideologie. – Europaische Verlagsanstalt, Frankfurt.
688.
Vinocour M.B. (1988). More than a Game. Sport and Politics. – New York.
689.
Volkamer H. (1971). Zur Aggressivitat in konkurrenzorientierten sozialen Systemen //
Sportwissenschaft. – N. 1. – pp. 33-64.
690.
Wachter Frans de (1977). Loqische en ethische dimensie van spelregels // Hermes. –
N. 9. – pp. 89-100.
691.
Wachter Frans de (1983). Are Sports a Factor for Peace? // Topical Problems in Sport
Philosophy/ed. Hans Lenk. – Hoffman Verlag, Schorndorf. – S. 255-269.
692.
Wachter Frans de (1987). Education for peace in sports education // Molloy J.W. and
Adams R.C. (eds.). The spirit of sport. – Bristol, Wyndham Hall Press. – pp. 17-31.
693.
Wange W. (1988). Der Sport im Griff der Politik. – Köln: Bund-Verlag.
694.
Weber M. (1972). Die protestanische Ethik und der Geist des Kapitalismus // Weber
M. Gesammelte Aufsätze zur Religionssoziologie. Bd. I – Tübingen.
695.
Weiss Otmar (1996). Media Sports as a Social Substitution Pseudosocial Relations with
Sports Figures // Int. Review for the Sociology of Sport. – vol. 31, N. 1. – pp. 109-118.
696.
Amsterdam.
697.
Weiss P. (1969). Sport: a philosophical inquiry. – Carbondale, Edwardsville, London,
Weiss P. (1971). Philosophy in Process. – vol. V. – Carbondale/Edwardsville.
698.
Willis P. (1982). Women in sport in ideology // Hargreaves, J. (ed.), Sport, culture and
ideology, London: Routledge & Kegan Paul. – pp. 117-135.
699.
Winkler H.J. (1973). Sport und politische Bildung. – Leske, Opladen.
700.
Wischmann B. (1971). Leistungssport – ein Mittel zur Selbsterziehung. – Berlin, München, Frankfurt a.M.
701.
Witt Günter, Baumann Rainer и др. (1984). Geistig-kulturelles Leben im DTSB der
DDR: Ein Handbuch für Funktionäre, Trainer und Ubungsleiter // Theorie und Praxis der Körperkultur,
Beiheft 2.
702.
Wohl A. (1979). Socjologia kultury fizycznej. Zarys problematyki, t. I. – Warszwa.
703.
Wohl A. (1984). The Integrational Functions of Competitive Sport and Its Role in
Shaping International Competition, Co-operation and Mutual Understanding // Sport and International
Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – pp. 99-103.
704.
Wohl A. (1986). Wychowanie fizyczne dla wojny czy dla pokoju // Kultura fizyczne. –
N. 7-8. – pp. 6-10.
705.
Zeigler Earle F., Huelster Laura J. (1989). The Challenge to the Profession of Sport
and Physical Education: To Provide Experiences Basic to Peace // Peace and Understanding Through
Sport / (Ed.) Greta L. Cohen. Institute for International Sport. – vol. 2, N. 1. – pp. 20-33.
199
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
384
Размер файла
1 466 Кб
Теги
анализа, политика, социальная, взаимоотношений, методологический, спорт, философские, 6875
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа