close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

И слава Богу Суждения светского историка о наших церковных делах

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Юрий БАРАНОВ
И СЛАВА БОГУ!
Суждения светского историка о наших церковных делах
Недавно все мы стали свидетелями исторического события
– воссоединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Зарубежной Церкви. Вправе ли светский историк
взять на себя смелость говорить об истории нестроения в нашей
церкви в трагическом ХХ веке? Полагаю, что вправе, ибо речь
пойдет не о богословских, не о мировоззренческих, философских
вопросах, не о тонкостях в толковании Священного Писания или
учения отцов Церкви, даже не об обрядовых тонкостях, а о чисто
политических делах. Ибо никакого религиозного различия в позициях той и другой православной церкви не было, а всѐ ограничивалось, по сути, политикой.
Формально раскол начался (не произошѐл, а начался) в
1921 году, когда в сербском городе Сремски Карловцы собрался
«Русский всезаграничный собор». Странное это было собрание.
Взялись решать церковные дела, а среди делегатов преобладали
миряне: 67 против 13 иерархов во главе с митрополитом Антонием (Храповицким). «Всезаграничный» в названии мероприятия не соответствовало истине. На соборе явно преобладали монархисты. Попытался туда сунуться бывший председатель Государственной Думы Родзянко – его вышибли чуть ли не под зад
коленом. В глазах большинства делегатов он был тем самым
мерзавцем, который в 1917-м «заставил» царя Николая II подписать отречение от престола.
В Сремских Карловцах было принято решение считать
Россию по-прежнему монархией с Романовыми на царстве. Не
надо торопиться говорить, что это был политический авантюризм. 1921-й – кризисный год для советской власти. Страна охвачена крестьянскими восстаниями, забастовками, протестами
верующих против изъятия церковных ценностей. 1921-й – это
Кронштадтский мятеж, это отказ от военного коммунизма и
провозглашение НЭПа, то есть допущение, хоть и в ограниченных масштабах, рыночной экономики. Очень многими это воспринималось как агония большевизма. Падения советской власти
ждали со дня на день отнюдь не только дураки. Поэтому принятое Карловацким собором решение выйти из канонического подчинения патриарху Тихону, который в красной Москве находит-
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ся «в состоянии несвободы» вовсе не казалось безумным. Оно
воспринималось как временное – до скорого падения советской
власти.
Большевики страшно обрадовались карловацким решениям
– церковь, мол, считает Россию по-прежнему романовской монархией. Вот они, верующие, вот они, православные христиане,
расписались в своем антисоветизме и монархизме, ату их! Карловацкие решения резко осложнили положение Православной
Церкви в советской стране, патриарх Тихон счел за благо отмежеваться от карловаков. Главная цель мудрого предстоятеля заключалась в том, чтобы сохранить церковную структуру, дать
возможность верующим посещать храмы.
Тут пора сказать, что не все священнослужители, оказавшиеся за рубежами России, согласились с решениям карловацкого собора выйти из канонического подчинения Москве. Часть
иерархов, возглавляемая митрополитом Евлогием (Георгиевским) осталась верна традиции. Патриарх Тихон поручил ему
управление западноевропейскими приходами. И получилось с
самого начала, что в некоторых западноевропейских городах были приходы и «карловацкие» и «евлогианские». Надо ли говорить, как раскол радовал врагов православия!
И еще больше усилилась вражеская радость, когда владыка
Евлогий вышел из подчинения Москве и перешел под духовную
власть Вселенского (Константинопольского) патриархата. Такой
шаг он сделал в 1930 году, в разгар коллективизации в СССР, в
знак протеста против массового уничтожения сельского священства. И все же не всех своих сподвижников убедил митрополит
Евлогий. Часть из них во главе с архиепископом, впоследствии
митрополитом Вениамином (Федченковым) осталась в подчинении Москве. И теперь в некоторых западных городах были как
бы три русских православных церкви – карловацкая, евлогианская и «московская». И во всех службы совершались одинаковые, и всюду молились православные русские люди! Да, великая
смута была посеяна в душах наших дедов и отцов.
В Москве и других советских городах в это время разбойничали
«воинствующие безбожники» и «юные воинствующие безбожники». И теми и другими командовал один из самых омерзительных монстров нашей истории ХХ века Емельян Ярославский.
Это он организовывал погромы в храмах, это он направлял молодчиков осквернять кладбища.
Но и этого было мало большевикам. Они создали лжецерковь, так называемых обновленцев, которыми на первых порах намеревались заменить церковь подлинную. Верующие от2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ворачивались от обновленческой церкви, шла глухая борьба. В
частности – борьба за умы интеллигенции. С этой целью устраивались заранее отрепетированные «диспуты» между главой обновленческой церкви Введенским и наркомом просвещения Луначарским. Марксист, естественно, побивал «попа».Можно только вообразить, что было бы, если бы допустили свободный диспут между «шутом революции» (такова была всем известная
кличка Луначарского) и кем-нибудь из настоящих иерархов Русской Православной Церкви! Хоть с подсоветским, хоть с зарубежным.
Тут уместно сказать несколько слов о руководителях зарубежной церкви. Митрополит Антоний был выдающимся богословом с мировым именем. В юности он был близок к Ф. М. Достоевскому. Некоторые историки полагают, что он стал прототипом для создания образа Алеши Карамазова. Митрополит Евлогий до революции был видным политиком, авторитетным депутатом Государственной Думы. В эмиграции он стал неформальным главой блистательного Русского Парижа 1920-1930 годов,
вобравшего в себя значительную часть русской интеллектуальной и художественной элиты. Митрополит Антоний скончался в
1936 году. Митрополит Евлогий в конце Второй мировой войны
вернулся в каноническое подчинение Москве, первым из русских
эмигрантов принял из рук советского посла паспорт гражданина
СССР. Это был символический жест, владыка не помышлял о
переезде в Советский Союз, но он призывал «засыпать ров, разделяющий Родину и эмиграцию». Увы, усилиями противников
такого сближения, которых было немало и на той, и на той стороне, «ров» тогда засыпать не удалось.
Да, с фигурами такого масштаба нарком Луначарский не
смог бы успешно дискутировать. Но, слабый интеллектуально,
он был силен дьявольской изобретательностью в антирусских
провокациях. Одна из них – это запрет термина «великоросс».
Луначарский и его подпевала Бухарин объявили его «шовинистическим», что совершенно не соответствовало истине. До революции термин «русские» трактовался как обозначение принадлежащим к большой нации, включавшей в себя великороссов,
малороссов (украинцев), белорусов и карпаторусов (лемков). Заменив термин «великоросс» термином «русский», Луначарский
породил путаницу в умах миллионов людей и спровоцировал
межнациональную напряжѐнность, в том числе и в церковной
сфере. В самом деле, если раньше существование храма Русской
Православной Церкви в Могилѐве или Житомире воспринималось естественно и органично, то теперь возникали формальные
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основания для вопросов – а почему это в Белоруссии (на Украине) есть русская церковь, а белорусской (украинской) нет?
И это не единственная провокация Луначарского. Он четырежды выходил на политбюро с проектом заменить в нашей
стране кириллицу на латиницу. Мотивировалось это облегчением контактов Советской России с западными странами в целях
ускорения мировой революции. Ну, а Ленин высказывался в том
духе, что, мол, религия – это, конечно, опиум для народа, но уж
коли она пока существует, хорошо бы России перейти в католичество: меньше будет различий с трудящимися других стран,
легче будет раздуть мировую революцию.
За этими вывертами безумцев и провокаторов, конечно,
внимательно следили во внешнем мире и прежде всего в Ватикане. Римскому престолу было наплевать на химеру мировой революции, но он надеялся, что большевистские авантюры облегчат
его главную задачу – окатоличивание Руси. И ещѐ. Казалось бы,
к Ватикану как к теократическому государству у атеистических
вождей «республики рабочих и крестьян» отношение должно
быть резко отрицательное, в действительности же всѐ было наоборот. Ватиканский представитель в России с удивлением доносил в Рим вскоре после Октябрьской революции, что большевики относятся к католицизму гораздо лучше, чем к православию, они считают, что при царизме православие было «угнетающей» конфессией, а католицизм – «угнетѐнной». Поэтому гонений на католиков ленинский режим не устраивает. Один лишь
факт из многих, иллюстрирующих эту политику; в те самые дни,
когда большевистские комиссары в Звенигороде глумились над
честными мощами святого Саввы Сторожевского, когда они плевали в его череп и гасили в нѐм окурки (а потом жестоко подавляли восстание протестующих верующих в Звенигородском уезде), в Белоруссии они со всем почтением передали посланцам
Римского папы мощи Андрея Боболи. Этот почитаемый Ватиканом святой был иезуитом, католическим миссионером, его убили в XVI веке белорусы, сопротивлявшиеся окатоличиванию.
…Объединение православных церквей в России и за рубежом, несомненно, укрепляет позиции православия. Это особенно важно в наше время, когда, с одной стороны, после развала СССР усилилась тенденция к дроблению церкви под предлогом «национальной самостоятельности». Это особенно хорошо
видно на примере Украины. И там же отчѐтливо видна традиционная антиправославная политика Ватикана… А с другой стороны – под прикрытием глобализации и разглагольствований о
свободах и правах человека растут и множатся антихристианские
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и особенно антиправославные секты. Но это – уже тема отдельного разговора.
5
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
56
Размер файла
150 Кб
Теги
дела, суждение, слава, историко, наши, богу, светского, церковный
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа