close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

114.Принципы обобществления лесов

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЬЗН-9 ••»$•
ПАЯ ПОЛИТИНА.
И. ФЙЛЪЕВЪ
ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ПЕТРОГРАДСКАГО
Л-ЕСНОГЧ) ИНСТИТУТА
ПРИНЦИПЫ
И Г " А ГО
В Ы П Н С К Г Ь 1-й
Москва ,-1918 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЛЪСМДЯ ПОЛИТИКА.
tea
С-.о.1Л
* ^
. И. ФДЛЪЕВЪ
ПРЕПЙДАВЛЕЛЬ ПЕТРПГРАДСКАГО л-всного ИНСТИТУТА
ПРИНЦИПЫ
ВЫПНСКЪ
Моснва,—1918 г-
1-й
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. И. ФалЪевъ.
Капиталистическая основы
ntcHoro хозяйства.
I.
Лъсныя правовыя отнопгешя въ старой Россш строились ва основа ч а с т н о й с о б с т в е н н о с т и , и все русское законодательство исходило изъ этого принципа собственности на лъсъ. Лесное право представляло собою совокупность юрядическихъ нормъ, опредълявтихъ мъсто лиса
среди другихъ имущественныхъ благъ.—имущества, за
которымъ только отчасти и въ самое последнее время стали
признавать известное социальное значеше.
Точно также старое лесное законодательство отроило
своеобразную классификавдю дъсовъ, ИСХОДЯ ИЗЪ субъекта
частной собственности. Элементарно просто оно подводило
собственннковъ всЬхъ наименоватй и категорШ къ одному
виду: кто бы онъ ни былъ, законъ разсматривалъ его съ
точки зр"Ьшя его правъ на л Ьсъ. Въ этомъ отношети ярко
сказалось и чисто к а п и т а л и с т и ч е с к о е отношеше къ
объекту права собственности.
Такнмъ образомъ, всъ л-Ьса разделялись на двъ крупныя KaTeropin:
лъса государственные
и л"Ьса частные.
Въ свою очередь, государственные л"Ьса разделялись
на чисто-казенные и на л^са, имъклще особое предназначеHie, при чемъ въ последнюю группу относились тъ л*сныя
пространства, которыя были предоставлены, подъ разными
титулами, въ пользовате и распоряжеше государственвыхъ
учреждешй, сословий и даже частныхъ лицъ во имя осоЛ^сная политика.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. И. Ф АЛИ ЕВЪ.
КАП ИТАЛИСТИЧЕСК1Я ОСНОВЫ ЛИСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
быхъ целей—военныхъ, частной промышленности, интересовъ городовъ, колонистовъ, монастырей, ИЕюродцевъ и т. п.
Точно также и частные леса разделялись на общественные и чисто-частные. Владельческими признавались
лЪса, пршбрЬтенпые въ собственность по наследственному
праву или по отводу архиерейскими домами, монастырями,
обществами, университетами; сюда же относились Л'Ьса казачьи и надельные бывшнхъ государствепыхъ крестьянъ.
Собственно ч а с т н ы м и считались леса удельнаго ведомства, бывшей императорской фамилш и частныхъ владельцевъ.
Каждому тину собственника соотвьтствовалъ устано
влепный закономъ размерь пользовашя и расноряжешя, и
все законодательныя постановлешя представляли собою не
что ижое, какъ сборникъ различныхъ законодательныхъ ак
товъ, изданныхъ въ разное время, по разнымъ поводамъ.
Изучеше лесной собственности было крайне затруднено
темъ, что каждый видъ собственности имелъ своеобразвыя
черты, которыя, не отвечая современнымъ задашямъ, вместе
съ темъ создавали для отдельныхъ собстненаиковъ более или
менее привилегированное положеше. Но будетъ ошибкою
сказать, что старый лесной уставъ создавалъ фактически
лесную анархт, при которой въ пониманш обществепныхъ
интересовъ конкурировали казна, горные промыслы, удельное ведомство; леса для каждаго были самодержавной лесной вотчиной, въ которой разные владельцы распоряжались
такъ, какъ хотЬли и могли, и услужливый законъ создавалъ
рядъ постановлен^, удобныхъ для собственниковъ.
ной собственности, и пытается избежать, хотя бы въ номенклатуре, гвхъ явленш, которыя уже нзжиты. Поэтому,
основной законъ устраняетъ поняпе « г о с у д а р с т в е н н ы е »
леса. Точно также онъ не становится и на точку зрешя
н а щ о н а л и з а п д и лесовъ, такъ какъ это по нятсе не только
не им"Ьетъ за собою фактически реальнаго содержашя, но
еще достаточно не разработано ни въ юриспруденции, ни въ
политической ащончши,—настолько недостаточно, что каждый связываетъ въ яоняпемъ «нащоналвзацш» свои индивндуальшя определешя и концепцш, которыя не могутъ лечь
въ овнвву эакоябдательнаго творчества.
Стремлете многихъ ученыхъ и общественныхъ деятелей объявить все леса г о с у д а р с т в е н н ы м и имееть въ
себе много заблуждешй, которыя могутъ отразиться, какъ
на существе возникающихъ вновь лесныхъ правоотношешй,
такъ и на самой юридической терминологш, потому что
объявлен!е лесовъ государственнымъ достоян1емъ не влечетъ за собой нащонализацш ихъ; въ свою очередь нацшнализац1я лесовъ не создаетъ того именно обобществлеюя,
которое только и мыслится при томъ решенш, какое принято въ отношенш земли—сощализацш. Но законъ о лесахъ
точно также не можетъ исходить изъ точки зрещя сощализацш лесовъ. Въ самомъ деле, когда говорятъ о сощализацш
з е м л и , то имеютъ въ виду именно землю, какъ клочокъ
земного шара, какъ определенную территорш, но при этомъ
не имеютъ въ виду сощализацш той ж а т в ы , которая снимается съ земли, какъ продукта труда человека. Бели говорить о сощализацш л е с а , то также нельзя иметь въ виду
лесную жатву, и речь можетъ итти лишь о соцгализацш
территорШ, земельныхъ площадей', на которыхъ произрастаютъ леса. Въ этомъ отношенш кроется глубокое разли4ie въ решенш вопросовъ—аграрнаго и лесного.
На русскомъ лесномъ правопорядке лежать следы
режима необыкновенно архаическаго, везде
заметны
крепостннчесюя тенденцш, и все какъ будто искусственно
и предумышленно перепутано, нагромождено, усложнено и
удалено отъ сощальнаго значетя леса. Поэтому, при создаши основного лесного закона, съ существующимъ законадательствомъ считаться совершенно не приходилось, темъ
более, что решеше лесной проблемны въ Россш стоитъ въ
зависимости отъ разрешетя аграрнаго вопроса и основана
всецело на отмене частной собственности на землю.
Въ своемъ месте будетъ отмечено, въ чемъ заключаются принципы объявлешя всехъ лесовъ государственнымъ достояшемъ. НастоящШ законъ избегаетъ терминологии,
которая такъ или иначе связана со старымъ титуломъ лес-
Старый русскШ строй, основанный на существованш и
господстве частной лесной собственности, доходилъ до
корней жизни, охватывалъ все содержаше лесного быта и
особенно резко подчеркивал^ что и само государство есть
не чго иное, какъ субъектъ частной лесной собственности.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. И. Ф АЛЪК ВЪ.
II.
Лъсная собственность, какъ казенная, такъ и частная,—
повсеместно представляетъ собою продукта, захвата, чисто
физической оккупацш болъе сильнаго органа.
По обычно-правовому воззрънт всъхъ европейскихъ.
народовъ, въ эпоху среднихъ вт>ковъ, въ моментъ наибольшаго раэвиия феодальной системы, король признается «верховнымъ собственникомъ> всей земли; за нимъ сохраняются
фактически върные титулы «dominus terrae», <dominus Ьегоditarius et naturalis». Государственная территор1я состоитъ изъ
земельныхъ участковъ, на которые распространяется власть
собственниковъ; такпмъ образомъ, па каждый клочокъ земли
распространяется и право частнаго владельца и право государя, какъ держателя государства. На землю стекаются
два собственника—верховный и частный, и послъднШ долженъ подчиниться первому. Изъ основатй этого выводятся
ограничешя правъ собственности частныхъ владъльцевъ.
Эта теор1я смъшивала въ себъ два различныхъ начала:
идею частной собственности—начала гражданскаго права, и
идею государственнаго суверенитета—право публичнаго характера. Но теорш, доетупныя массамъ и легко ими усваиваемыя, живутъ дольше предразсудковъ. Естественно, изъ
представления о территор1альномъ верховенств^ возникло
другое иредставлеше производнаго характера—иредставлеHie о «лъсвомъ верховенстве», о лъсномъ «суверенитет^.
Если король свободенъ въ расноряжевш собственностью, то
оаъ свободенъ въ распоряженш лесными и горными богатствами и всъми благами, создаваемыми землей. Лъсной суверенитетъ достигаетъ своего наибольшаго развитая въ
XVIII столътш. Юридическая сущность его сводилась къ
следующему: король имт>етъ право <распоряжешя> лъсною
собственностью. Въ правъ распоряжешя—вся суть суверенитета. Право короля исключаетъ всякое другое право. Въ
частности короли выводили изъ поняия лъсного суверенитета слъдующдя права: издавать «законы>, касающдеея лъсовъ и лЪсныхъ пользовашй, «наблюдать» за исполнешемъ
законовъ, «судить» нарушителей законовъ и применять къ>
КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ ОСНОВЫ ЛЪСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
нимъ ваказан1я. Самъ король ограничивался йздатемъ
л'всныхъ нормъ и оосредоточивалъ высшее наблюдете—это
«оставляло, такъ называемое, высшее л'Ьсное право; низшее
лесное право принадлежало, по 'делегащи короля, баронаиъ,
духовнымъ влад'Ьльцамъ или общинамъ и заключило въ
себъ право непооредственнаго надзора ва лъснымъ пользован!емъ и право суда но лъхнымъ правонарушен1ямъ.
Въ эпоху господства патримошальной теорхя л-Ьсного
суверенитета устройство лъсного быта покоилось на началахъ верховенства; и каковы бы ни были ограничешя частныхъ собственниковъ, как1я бы широшя полномоч1я ни были
предоставлены отдЪльньшъ лицамъ, никто не задумывался
•объ основан1яхъ этого: король желаетъ, король можетъ.
Безхозяйныя имущества, по старому праву лъсного суверенитета, всегда считались собственностью сувереновъ, и
этимъ въ значительной мъ^рЪ объясняется, почему въ рукахъ государства сосредоточились огромныя л-Ьсньщ пространства и вообще земли: при незначительности населешя,
при слабой разоеленности, въ прежшя времена, къ числу
безхозяйныхъ вещей можно было отнести множество отдъльныхъ территорШ: земли были свободны, не только не было
хозяевъ, но земли не знали ступни человъка, онъ ни за
к'бмъ не числились; а если не было хозяевъ, то оставался
верховный собственяикъ—король, который и объявлялъ безхозяйныя имущества принадлежащими ему. Войны, которыя
обыкновенно приводили къ одичашю областей и выгоняли
изъ населеннЪйшихъ местностей людей, мало-по-малу
превращали земли въ пустыри, онъ становились также безхозяйными предметами, на которые тотчасъ распространялось право суверена. При такихъ услов1яхъ процессъ накоилешя огромныхъ лъсныхъ богатствъ въ рукахъ королей д+>лается понятнымъ. Этому накоплешю способствовала и секуляризащя на Здпад'в, при которой церковпыя и монастырск1я земли съ богатыми лъсами обратились въ вещи
безхозяйныя и гвмъ самымъ подпали верховному собственнику.
Въ отдаленныя историчесюя времена Лъсныхъ пространствъ было такъ много, что они не имъли никакой экономической ценности: ихъ не сажали, не съяли—ими только
пользовались по мъръ надобности. На л-bca зачастую смот
рЪли, какъ на стихШное явлеше приносившее въ то время
непреодолимое почти препятств1е для сношен1я между собою
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Н. И. ФАЛЪЕВЪ.
людей; лъса затрудняли скотоводство, мъшали земледълт; нерЪдко цЬлыя лвсныя площади подвергались хаотическому выжигашю. Что не вызываетъ человеческой Д"вятельности, къ чему не прилагается трудъ, то само по себЪ
не имъетъ рыночной ценности, которая къ тому же не
успъла еще выработаться, въ виду отсутств1я рынковъ и неразвитости торговли. Земля раньше, чъмъ лъсъ, получаегь
экономическую ценность; эта ценность признается по-преимуществу, на ней основываютъ расчеты, а лъсъ, какъ приращеше, въ счетъ ие идетъ.
Т-Ьмъ не менъе, лъса существовали, ими пользовались,
и народное правосознан!е мало-по-малу вырабатывало воззръше на лъсныя богатства. Кому жо принадлежитъ лъсъ?
На этотъ вопросъ младенческое сознаше народа' отвечало:
просто—ничей, Бож1й. Собственника на Л'Ьсъ не было, да и
быть не могло.
При образоваши гогударствъ возпикаетъ мысль о
суверенитет^ монарха, въ высшей степени полезная для
монарховъ.
Сначала такое воззръше, господствуя въ умахъ народа,
дальше не шло и нисколько не вл!яло на фактъ пользовашя
лъсными богатствами. Лъсъ рубилъ всяк!й, у кого было
орудие, и кто въ лъсъ нуждался. Эксплуатация для себя, для
домашняго обихода также дальше этого не идетъ. Никакихъ
запрещешй на объемъ пользования не налагается. Нажевъ
не Л'Ьсъ, а тъ лъсныя пользовашя, къ получению которыхъ
былъ приложенъ хотя бы <ничтожный трудъ человека» или
которыя могли доставлять новия блага: сюда принадлежала
охота, бортевия ухожья и т. п.
По формЬ и содержашю, эксплуатащя л"Ьсныхъ
Сюгатствъ не носила характера права собственности. Вещь
ничья, безхозяйная—это лъсъ и древесина; хозяина можно
найти только у бортевыхъ деревьевъ, да бобровыхъ гоновъ.
Такимъ образомъ, лъсной «собственности не было, а имъло
мъсто одно безграничное «нерегламеятированное> пользован1е
лъсомъ.
Фактическимъ путемъ устанавливаются повсюду въ
ЕвропЪ первыя границы будущей лъсной собственности.
Фактъ завлад"Ьшя вещью склонны считать правовымъ состоян1емъ, и всякое нарушеше влад1эн!я считается нарушешемъ
права. Въ Poccin всяк!й могь заводить пчелъ, а порча
КАПИТАЛИСТИЧЕСКИ ОСНОВЫ ЛФСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
борти разсиатривалась, какъ нарушеше чужого фактическаго
вбдадашя и, сл-Ьдовательно, какъ нарушен1е права.
Общественная жизь усложнялась, торговля расширялась,
появились промыслы и металлическое обращеше; натуральное
хозяйство переходить естественнымъ порядкомъ въ денежное,
финансы государства занимаютъ первенствующую роль, и
количество мъновыхъ знаковъ въ стран* указываетъ степень
ея благосостояния. Прежтя л^сныя богатства, несомнънно,
исчезли, населен1е увеличилось. Л*съ становится цъннымъ
самъ по cefii и съ личной точки apiaia пользователя, и еъ
точки зр^Ьн^я торговли, будучи предметомъ ея и подвергаясь
обработкъ въ промышленности.
Къ этому першду за фактическими явлетями была
уже почетная многовъковая давность. И здъсь впервые
сталкиваются два интереса — интересы государства, нуждающагося въ деньгахъ, и интересы частныхъ лицъ, желающнхъ
обезпечить свое существован1е. Въ рукахъ перваго находилось выгодное для него воззръше территор^альнаго верховенства, въ рукахъ второго—обычаи, съ которыми государямъ
приводилось считаться.
Идея верховенства приводить къ тому, что государственная власть выступаетъ съ законодательными опредълешями, касающимися лъса, въ которыхъ указываетъ мъры
охраны лъсовъ въ государственныхъ, торговыхъ или частныхъ цъляхъ и мъры содъпств1я лъсовозращенш. Древнъйш1е кодексы—салическихъ франковъ,рипуарск1й кодексъ,
памятники древнъйшаго русскаго права отмъчаютъ нъкот«рыя законодательныя опредълен1я, правда, элементарнаго
характера, направленныя большею частью на предупреждешя
уничтожен1я лъсовъ, во ч%мъ новъе лъсные законы (Forstordnung'ii въ германскихъ странахъ, ордонансы во Франщи,
различные сборники у славянъ), ТБМЪ больше лъсохозяйитвенныхъ мъропр1ят1й преподается въ ннхъ, и т%мъ строже
кары за нарушеше предписан1й. Въ законахъ содержится
прямое зшрещен1е расчистокъ въ государственныхъ и торговыхъ цЪляхъ и въ цъляхъ удовлетворешя потребностей
въ строевомъ лъсъ; предписывалась разумная эконохия частнымъ владъльцамъ; н^ькоторыл л-Ьсныя породы были поставлены подъ особую охрану закона, въ виду ихъ государственной цънности; нъкоторыя пользован1я, влекушдя уничтожен1е древесины — напр., углежжеше, добыван!е поташа и
т_ п.,—были частью воспрещены, частью нормированы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
н. и. ФАЛЪЕВЪ.
А такъ какъ ц*ли государствеаааго управлев1я менялись въ зависимости отъ множества причинъ, то соответственно менялась и служба л*са. Если государство нуждалось почему-либо въ строевомъ лесе, то соответственно запрещалось неэкономяое пользовате древесиною, при чемъ суверены беруть на себя свободу занрещенШ и волею-неволею
вторгаются въ существенный права людей: такъ, напр., вместо
деревяяныхъ крыть предписываютъ употреблять нерепицу;
фундаменты и вообще нижше этажи жнлищъ строить изь
камня; на дрова долженъ былъ итти 1гли маломерный сухваодстойный л-Ьсъ, или вообще лесные суррогаты: запрещен!*
шля такъ далеко, что нельзя было даже выдалбливать гробовъ
изъ цЪльяаго дерева или делать нхъ нзъ твердыхъ породъ
(въ Пруссш, во Францт, въ Poecin и въ другихь государствахъ). Какъ только въ государств* было }гстановлен«
стратегическое и военное значение лиса, — регламентация
лесного хозяйства идегь еще дальше, захватывая все новыя
области л*сного производства.
Право собственности вгкшикаетъ въ эту эпоху нз основ*
запретительныхъ меропр1ятМ. Часть л*сныхъ благъ признается «охранною», т. е. пояьзояаше на данной территорШ
поставлено въ исключительное право лица или учреждетя.
Фактъ исключительная пользоватя подъ именемъ заповедей, заказовъ, обермеркерства—сначала предоставлялся
«фактомъ» устно, а зат*мъ суверенами выдавались соответственная грамоты. Въ Росеш такими документами были
«охранныя грамоты». Выдача охранныхъ грамотъ нередко
сопровождалась назиачешемъ особыхъ охранныхъ приставовъ отъ правительства, которые не столько закреплял»
мысль о прав* собственности, сколько св«д*тельствовали о
прав* суверена помогать частному владельцу своими агентами: при наличности; правительственной охраны создавался
новый фактъ—л*съ признается свыше BJiafl*Hieirb субъекта,
всякое HapyuieHie такого влад*н1я есть ослушан1е суверенной
власти.
Охранныя грамоты у насъ стали выдаваться приблизительно съ XV столАтш; на обязанности охраняыхъ приставовъ а зас*чныхъ сторожей возлагалась ловля и поимка
л*сныхъ нарушителей — порубщиковъ. Сначала охранныя
грамоты выдавались «монастырямъ», а зат*мъ были распространены и на друпя учреждешя и лица.
КАПИТАЛИСТИЧЕСК1я OfcHOBH ЛЪСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
9
Къ числу запов*днъ1гь лЪеовъ въ Росйи относились
прежде всего л*са, записанные на велккаго квязя: аикайое
пользован1е ни при какихъ услов!яхъ вии не допускалось,
и ослушники подвергались наказав]», какъ ослузганкн
царской воли; никакимъ запрещен^ямъ вти л*са не подвергались, и никаюе иравительственные акты и разр*шешя
не могли быть действительны ъъ отношении ихъ; великокняжеск1е запов*дные л*са являются «прообразомъ» будущаго права еоб<5тэенности на л*са.
Что касается «заказяыхъ> л*совъ - ааказовъ, то таковыии считались л*са, почему-либо въ данный моменгь
представляющ1е важность, или по своему качеству, или по
положенш. Заказано было рубить чуж!я бортевая деревья,
нарушать пограничные знаки, производить порубки въ
м*стахь, гд* въ данный моментъ это было почему-либо
вредно. Такимъ образомъ, была выд*лена въ заказъ ц*лаякатегор1я деревьевъ—гранныя или знаменныя деревья, деревья
для пчеловодства, для охоты и т. п. Заказъ распространялся
на свободный л*сныя пространства и на т* л*са, которые
уже стояли въ охранномъ положении.
Если л*съ испытывалъ на себ* вл1ян!е территор1альнаго суверенитета и былъ только средствомъ для достижения
гоеударственныхъ задачъ, то естественно, что право пользовангя предоставлялось лицамъ И учрежден^ямъ субъектомъ
суверенитета — «государемъ». Следовательно, оно происходило посредствомъ «иожалован!я». Это единственный способъ первоначальнаго возникновеия права пользовашя л*сомъ. Но такъ какь лвсъ — средство, то въ пожалование
поступали собственно земли, жалованные же л*са въ расчетъ не принимались, и только иногда отсутств1е л*совъ
увеличивало количество пожалованной земли, л*съ былъ
средствомъ субсщпарнымъ и бол*е или мен*е случайнымъ.
Пожалован1е происходило свъ помЪстье», т. е. въ вид*
среднев*коваго лена или феода, какъ эквивалентъ за великокняжескую службу или вообще за государственныя услуги. Получатели дара обязаны были службою, съ одной
стороны, и уплатою податей—съ другой, при чемъ единицею
меры податной служило также количество пашенной земли,
а не л*са. Въ великое княжеше Ивана III и въ царствовате
Ивана IV образовалось очень много пом*стШ, а при Алекс**
Михаилович* пом*стяыми землями и лесами были наделены
военные и гражданств чины, стрельцы, а также и духо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
-Н. И. Ф А Л Ъ Е В Ь.
венство — элементы, игравпие въ Московской Руои выдающуюся государственную роль.
Поместный характере владешя прпвелъ фактически
къ тому, что идея государственной пользы зашла далеко, и
Соборное Уложеше царя Алексия впервые съ определенностью установило въ закон*, что служилые «люди> имеють
право рубить лесъ во всехъ частныхъ лесахъ безъ исключешя.
Изъ этихъ замёчащй следуете, что аа ряду съ поместными лесами были уже леса частные. Что же это за
леса? Они происходили двоякнмъ путемъ: посредствомъ вырождения поместья въ «вотчину», пли гражданскихъ сделокь
и договоровъ.
Появлеше «вотчины» обусловливается заменой физвнескихъ лнцъ: какъ только изъ iiipa физическаго выбывало
лицо, которому было произведено иожаловаше, такъ на его
место вступали его правопреемники; получается «вотчинный» владетель, облэдаюппй владёшемъ не по пожалокавш, а по преемству. Онъ или несъ те же обязанности,
что и его предшественнику или иногда уплачивалъ государству сумму денегь въ качестве «вику па >,—государство
отходило отъ этнхъ помёстШ, н тёмъ фактически власть
владетеля увеличивалась. Вотчины въ дальней шемъ могли
переходить по праву наслёдовашя и даже по праву куплипродажи. Такимъ образомъ, мы встречаемся впервые съ
лесами частнаго владёшя л частнаго пользования; говорить
о полномъ праве собственности ве приходится, такъ какъ
здесь правосознанш не хватаетъ еще вёнца--права распоряжешя, да и самое право пользовашя и владешя въ любой
моментъ могло быть отнято, а самое пользование ограничивалось интересами государственными.
Фактическое владёв1е «исноконъ», «извечно» приводило
къ правовому состоянш, и нередко право вдадев1я признавалось за такими фактическими держателями лъсныхъ богатствъ.
Всъ вотчинники, помещики и частные обладатели обязаны были за право владешя и пользован!я, между прочимъ,
расчищать леса подъ пашню, покосы и селешя; если государь предоставлялъ во владёшяхъ вотчинниковъ и пом.'Ьщиковъ кому-либо право ynwia, охоты или рыбной ловли,
то владетель не могъ нарушить пожалованныхъ правъ, вытекающихъ изъ идеи суверенитета, подъ угрозой отв-вт-
КАПИТАЛИСТИЧЕСКМ ОСНОВЫ ЛЪСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
11
ственности; наконецъ, всякое казенное мъсто въ интересахъ
государства могло производить нужныя -порубки въ этихъ
лесахъ.
Въ РОССГИ фактическое владете документировалось
особыми «писцовыми книгами», въ которыхъ содержалось
описание земель, имешй, вотчинъ, л-всовъ. 0писан1я производились или въ интересахъ фискальныхъ, или межевыхъ,
но повелен1ямъ государей, особыми должностными лицами—
писцами съ конца XVI столът. Во время московскихъ пожаровъ въ начале XVIII столёпя аисцовыя книги сгорели,
и этотъ фактъ оказалъ значительное вл1ян1е въ деле владен!я, въ смысле смешен!я границъ отдельныхъ имуществъ.
Петровсий пер1одъ в,ъ PocciH знаменуетъ собою окончачательное торжество идеи государственнаго суверенитета.
Фактическое владеше допустимо постольку, поскольку это
допускается государственнымъ и, главнымъ образомъ, военнымъ значетемъ царствоватя. Писцовыя книги, какъ бы ни
были .точно записаны въ нихъ границы отдельныхъ владен!й, сводятся на степень историческаго документа и содействуютъ фискальнымъ целямъ правлешя. Все леса становятся въ ограниченное пользование: береговые леса обращаются властью монарха въ «заказъ», и нарушение заказа
влечетъ за собою тяжк1я наказания, включительно до смертной казни; при лесахъ состоятъ особые чиновники—вальдмейстеры, какъ охранители интересовъ государства и казны.
Кромв того, были приняты некоторый мЪры, направленныя
на экономическое пользоваше древесиною: для выработки
поташа предписывалось употреблять щепу, торфъ долженъ
былъ заменять древесное топливо и т. п. Со времена Петра
можно констатировать появлеие мёръ, нааравленныхъ къ
десоразведент для обезпечешя потребностей флота.
Къ эпохе XVIII столепя въ Poecin слёдуетъ отнести
следующую важную юридическую меру относительно землепользовашя: терратор!альному суверенитету подпали огромныя пространства.
«Черныя», крестьянск1я земли, до того времени находивш1яся въ пользован1и безъ особыхъ юридическихъ опредёлешй, заняли, ради фискальныхъ целей, положеше
земель казенныхъ. Петровское законодательство въ 1722 г.
обложило крестьянъ, живущихъ на черныхъ земляхъ, особымъ оброкомъ. Въ этомъ мы видимъ Серьезный фактъ по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Н. И. <t> А Л Ъ Е В Ъ .
своимъ послЪдств1ямъ: съ одной стороны—признаше правъ
пользовашя, съ другой—государственную собственность,
предоставленную въ пользоваше за оброкъ.
Конецъ разсматриваемаго перюда стоить въ неразрывной связи съ гуманитарными течешями въ наук* и еь развшчемъ школы физюкратовъ. Лесной суверенитетъ фактически не достигалъ целей: онъ былъ только насшиемъ над*
свободнымъ пользовншемъ, не увеличивая лесяыхъ пространствъ и не помогая сбережет» .тЬсовъ. Bcfe поняли, что
принятия меры не приведутъ къ удовлетворительным* результатамъ. Огромное вл1яше оказывало гуманитарное течеше того времени: все шло къосвобожденш личности изъ-подъ
гнета государства, лесное благосостоягйе народа вытекало
не изъ запрещенШ и разрешешй, а изъ отношея1я труда
къ силами природы, изъ применен in труда къ лесной почв*
и ея произведешямъ. Вместо системы запрещенШ и регламентация стали требовать свободы труда, свободы конкурвнцш.
Въ Pocciii это течеше совпадало съ царствован!емъ Екатерины II," когда вл1яшя западной науки и политической
мысли отражались на всемъ государственномъ быт*; они
должны были отразиться и въ области лесного права. Почва
была достаточно подготовлена къ этому: абсолютизму прияимающШ форму просв-Ьщеннаго, выступившШ съ идеями
блага народа и примыкающШ къ теорш индивидуальной
собственности, разрешился, наконецъ, въ Россш указомъ
22 сентября 1782 года.
Совершая сблагодъявле» съ государственной точки зр*В1Я, указъ откровенно признаетъ, что запретительныя М'&ры,
прш1имавш1ясяИетромъ1 въ интересахъ кopaблecтpoиfeльяaгв
дЪла, «обращались болт^е въ crbcHeHie собственности нашихт.
подданныхъ, нежели приносили пользу Адмиралтейству Нашему»; вс-fe прежн1я м^ры признаются также «несходственными съ правилами» государыни, не вяжущимися съ новыми течешямст политической мысли; вмъсто прежняго выдвигается принципъ «всевозможной свободы» пользоваться
всвми лЬсами, произрастающими въ дачахъ собственниковъ.
Съ прошлымъ порываютъ окончательно: всяк1й свободно,
внутри государства и при портахъ, можетъ торговать «яапов-Ьднымъ», мачтовыяъ и другииъ л'всомъ—это уже цЬл&я
революц!я въумахъ влад-вльцевъ. Ни морское в-Ьдомство, никакое другое казенное м-всто не пжЬлп права уже рубви.
КАПИТАЛИСТИЧЕСКШ ОСНОВЫ Л-ВСНОГО ХОЗЯЙСТВА.
13
деревья въ Л'Ьсахъ частныхъ владъльцевъ, ни даже ставить
клейма на такнхъ лЪсахъ беаъ уплаты собственнику иди
безъ его повволен!я — отрнцанхв принципа лъсного суверенитета и фактическое прианаше права распоряжения. Всяще
л^Ьса, хотя бы и бывш!в до сихъ поръ заповъдными, растушде въ по1ГБщичьихъ дачахъ. ноступаютъ въ полную собственность ихъ владъльцевъ.
Указ* также приававалъ, что перем-вна лесной политики заставить влад-вльцевъ и безъ регламентащи продавать
свой д'Ьсъ въ адмиралтейство на нужды флота, къ тому же
казенны* лъсныя дачи «столько изобилуютъ лъсньши проиарастан1ями, что флоты Наши всегда гЬмъ довольствоваться могутъ». Императрица, между прочимъ, высказывала уверенность, что помещики сами позаботятся не
только объ охраненш Л'БСОВЪ, НО И О размножеши ихъ «въ
собственную свою и потомства ихъ пользу». Такъ создавались основы частнаго лъсного хозяйства.
III.
Действующее русское законодательство называетъ «государственными» лъса, составляюпце собственность казны
(ст. 406 т. X). Въ отяошевш государственныхъ л-Ьсовъ сдъдуетъ заметить, что они подчиняются во всемъ дъйствш
«бщихъ правилъ о частной собственности; следовательно,
государственный лесъ есть имущество, собственникомъ котораго является само государство въ лице казны; въ свою
очередь, благодаря делент государственныхъ лесовъ на две
группы, получилось, что одни изъ нихъ, называемые собственно «казенными» лесами, охватываютъ тамя лесныя пространства, которыя состоятъ въ непосредственномъ распоряжевш казцы и именно въ лице ведомства земледел1я.
Друпе государственные леса — «леса, имеюшде особое
нредназначеше>, находятся въ распоряжеши разныхъ ведомствъ и установлен1й.
Такимъ образомъ, государственный лесъ частью находится въ депозите самой казны,—въ ведомстве земледел!я,
а другая часть предоставлена разнымъ учреждешямъ.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
И.
ФАЛЪЕВЪ.
Право государственной собственности характеризуется
въ нашемъ закон*, какъ право «верховнаго обладав1я, нользовашя и распоряжен1я» (ст. 426 т. Х> Въ сущности зд*сь
налицо гв же три элемента права собственности—влад*ше,
названное «обладатемъ», пользовате н распоряжеше. Это
въ значительной м*ръ сближаетъ понят)'я государственной
и частной собственности. и, даже не столько сближаетъ,
сколько отождествляетъ. Различ]е только В7> предикат* —
«верховность» элементовъ собственности.
Прежде всего верховное обладание противополагается
обладашю частному, какъ простая антитеза пояятМ. Но это
нм*етъ скорее государственно-сошалыюе, нежели частноправовое звачеше: не было никакого разлп'Пя по существу
между отвошешемъ государства къ его собственности и
между отношешемъ частнаго лица. Но для государственной
собственности устанавливались спещальния пормы, которыя
должны были какъ бы обезпечивать достижете т*хъ
особыхъ цълей, которымъ служить государственная собственность, и которыя гарантируютъ ее отъ иокушвмп. третьихъ
лицъ. Какъ сошальное благо, она не могли стоять въ свободномъ и независимо-безконтрольномъ распоряжении государства. Ею владели въ интересахъ самого же государства,
пользоваше государственными л*сами совершалось въ интересахъ того же цълаго. Государственная собственность
все время сохраняла этотъ социальный хозяйственный характеръ, и въ этомъ только ея отли'пе отъ собственности
частной, имеющей въ виду удовлетвореш'е частяыхъ, личныхъ потребностей.
Но понятсе «верховенства» государственной собственности разсматривалось и съ другой точки эрЪтя.
Объемъ права государственной собственности
устанавливался самимъ же государствомъ на почв* положительнаго закона. Частный собственникъ былъ свободенъ въ
своемъ имуществ*, онъ совершалъ падъ вещами свое гос~
подство, не контролируемый никъмъ. Но государственная
собственность, предназначенная служить общимъ хозяйсгвеннымъ потребностямъ страны, не могла силою требованШ
жизни находиться въ такомъ же иоложен1н: какъ эксплуатировать это государственное имущество,—диктовала «государственая польза», а самыя предиисашя создавались «законодательнымъ иорядкомъ». Всякое пользован1е и распоряжен1е государственнымъ имуществомъ должно было им*ть
.1ЛТТАЛИСТВЧВСК1Я ОСНОВЫ ЛФСНОГО
закойвую форму, иначе оно становилось незаконными Если
ч а ю ш й собственникъ отчуждаеть свое имущество, отчуждва!в д-Ьйствительно и правомерно; если онъ предоставяяеп» польаовав1е третвему лицу, это аюгь законди'Ьрнып.
амш кансдаго такого акта не требуется особаго разр-вшешя:
о ю юпекаюгь язъ природы собственаости. Иначе обстояло
Д1*в «ь имуществомъ госуд*рствеянымъ: формы и виды
Ц«эи.8овагия И1гь устанавливались въ закон* и именно такъ,
чтобы они не отходили отъ служены общественной иде*
Все это иоказываетъ, «то государственная собственЯЮТъ и по ц^Ьди своей—служен1е общественному благу, и
а* формамъ осуществлен^ — законодательный порядокъ —
югьли отличительныя огь частной собственности свойства,
не столько юридичесмя, сколько политичестя,- по юрвдичесвоа Же сущности, право государственной собственности ничгыгь не отличалось отъ права собственности частной. Bcf>
ооврвменныя законодательства предоставляютъ казн* только
НЗЖВстныя процессуальныя привилегии, которыми казна и
пользуется при защита и судебной охран* своего гражданокаго орава. Но дальше этого—jus fisci—казна не идеть. Но
ШЬВШЬ остальномъ частные собственники и государство
У|»внов*гаены, при сиорахъ оба они считаются равноправ9ЫКИ сторонами, никто изъ нихъ не униженъ въ сравнен]и
t b iqif гпмъ. Сл*довате,иьво, положен!е казны-собственника
существеннымъ не отличалось огь частнаго собa. Какъ показываетъ опытъ, суды всъхъ странъ не
валя казн* особаго значев]я, и число р*шен1й не въ
ШЁМресахъ казны нич*мъ не выделяется изъ аормы.
Н*тъ основан1й отрицать, что лъсное законодательство
йввагЬдней четверти в*ка пыталось подойти къ разр*щенш
црпблеммы величайшей ваяшости, связанной съ вопросомъ о
ШЕ^ЛЛЬНой функцй! л*са, какъ такового, а именно къ
в й # 6 щ е с т в л е н 1 ю л*са и къ создаю» такихъ формъ лъсхозяйства, при которыхъ право гражданъ на л*съ поо бы сощальное признан1е.
Старое русское правительство понимало, что вс* лъса,
огь того титула, подъ которымъ они находятся
да
господств* казны, обществъ, учрежден!й и лицъ,
итаюлняютъ ц*лый рядъ функщй — естественныхъ* защитводоохранныхъ, а вм*ст* съ т*мъ и народно - эковокихъ. Эти функщй сохраняются за лъсомъ даже пря
\ услов(и, если л*са остаются въ частномъ облада-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
t6
H. И. Ф А Л Ъ К В Ъ.
вщ, въ оилу старыхъ л-Ьсныхъ законовъ, или если они
будутъ объявлены общегосударственнымъ или общенароДг
аымъ достояшемъ.
Но разрешить задачу о формахъ и существа распределения лъсныхъ массивовъ, съ точки зръшя служешя ихъ
народно-хозяйственнымъ интересамъ, старое правительство
яе могло, такъ какъ этотъ вопросъ затрагивалъ безчисленвое
множество государственныхъ, общественвыхъ и частныхъ
интаресовъ, въ корн^ м'Ьнялъ существо правоотношещй,
господствовавшихъ въ странй, вносилъ принудительную
регламентацию въ народно-экономичесшя отношешя и, главное, требовалъ отмъны частной собственности, что для стараго правительства грозило полнымъ крахомъ государства.
Другимъ характернымъ явлешемъ стараго лъсного порядка было именно то, что такъ называемая «лт>сная государственная собственности служила однимъ изъ наиболее
крупныхъ и постоянннхъ и с т о ч н и к о в ъ м а т е р 1 а л Б н а г о д о х о д а . И съ этой точки зрътя старый быть не
могъ и не пытался разрешить задачу обобществлешя лъса
наиболъе гармонически и в^рно, въ иолномъ соглнсш съ
интересами государства, какъ цЪлаго, и населешя. Конечно,
онъ не могъ также поступиться своими огромными лесными
пространствами, какъ существенными матер1альными благами, изъять ихъ изъ пользовашя государства и создать новыя формы народно-хозяйственной жизни.
Такимъ образомъ, капиталистачесия основы стараго
лъсного хозяйства не помогли разрЪшешю неотложныхъ задачъ обобществлен!я л-вса, не разрешили вопросовь о суверенности государства въ л"Бсахъ, о правахь мЪстныхъ
муницишй и м^стныхъ органовъ самоуправлешя, не размежевали ихъ—въ смысл* определения нравъ каждаго изъ
органовъ въ области влад-Ьтя и пользоваи1я лъсами. Пето
ричесыя наслоен1я -безпорядочныя и несистематизированныя — служили единой цъли: поддержан1ю мъ странъ принципа частной собственности на л-Ьсъ. Естественно, что. создавая даже лъхоохранительные законы и отдавая дань сощальпой потребности, государство-собственникъ щадило
частнаго собственника, и русскШ лЪсоохранительный закс
т
новлекъ за собою характерное явление—истреблеше at^ca
шло усиленнымъ темпомъ.
"~
f
if
^юТЬ
НБ СибГТУ
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
1 024 Кб
Теги
обобществления, 114, лесов, принципы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа