close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2708

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т. С. Петрова, С. Ю. Хромова
ОТКРОЕМ БАЛЬМОНТА…
Творчество К. Д. Бальмонта в школе
(на уроке и после урока)
Московский Лицей, 2007
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Аннотация
В книге отражены возможные подходы к системному изучению лирики К.Д.Бальмонта
в школе. Первый раздел «Певучая сила поэта» (автор Петрова Т. С., кандидат
филологических наук, доцент Шуйского государственного педагогического университета)
содержит материал для текстового анализа лирики К. Д Бальмонта: подбор стихотворений
для каждой возрастной ступени с пятого по одиннадцатый класс, направляющие вопросы для
частичного и целостного анализа текста и образцы такого анализа. Во втором разделе «Урок
окончен – поэзия не кончается» (автор Хромова С. Ю., учитель русского языка и литературы
высшей категории и заместитель директора по воспитательной работе высшей категории
средней школы № 2 им. К. Д. Бальмонта г. Шуи Ивановской области) собраны материалы для
различных форм внеурочной работы с детьми, связанных с творчеством поэта. Книга
подготовлена к 140-летию со дня рождения К. Д. Бальмонта и адресована учителям,
студентам, аспирантам – всем, кто так или иначе приобщается к постижению поэтического
текста, к творчеству одного из ярчайших поэтов Серебряного века.
Предисловие
Для приобщения к поэзии в школе стихи К. Д. Бальмонта – и
благодатный, и в то же время сложный материал. Обращение к нему будет
развивать у детей эстетический вкус, чувство языка, внимание к поэтическому
слову, но только в том случае, если мы сможем предложить им доступные для
восприятия стихи и помочь открыть их красоту.
Цель этой книги – обозначить системный подход к изучению
поэтического строя лирики Бальмонта на разных возрастных ступенях,
предусмотрев не только возможности урока, но и более свободное обращение к
тексту во внеурочное время.
Первый раздел «Певучая сила поэта» отражает подходы к прочтению
бальмонтовских текстов с 5 по 11 класс в соотношении трех рубрик: «Читаем и
обсуждаем в классе» (материал для работы на уроке с возможными вариантами
подходов к тексту); «Размышляем самостоятельно» (тексты для
самостоятельных наблюдений с определением направленности анализа,
результаты которого могут обсуждаться на факультативных занятиях); «На
концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…» (перечень стихов,
которые рекомендуются для чтения). В определении ракурса анализа
учитывалась направленность школьной программы. Отдельные задания прошли
апробацию в гуманитарном классе средней школы №9 г.Шуи Ивановской
области.
Второй раздел «Урок окончен – поэзия не кончается» содержит
разработки внеурочных занятий с детьми разного возраста: беседы о творчестве
К. Д. Бальмонта, поэтические праздники, игры, сценарии вечеров в кафе
«Цветочный сон» и «Бродячий щенок», детского фестиваля поэзии «Солнечный
эльф». Это в большей мере результат труда учителей-словесников средней
школы № 2 имени К. Д. Бальмонта г. Шуи.
Надеемся, что книга поможет всем, кто работает с детьми, открыть для
себя мир бальмонтовской лирики, поэзии добра, красоты и радости.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РАЗДЕЛ I
ПЕВУЧАЯ СИЛА ПОЭТА
Текстовый анализ лирики К. Д. Бальмонта
5 класс
«Я ведь только облачко…» (Чудо и сказка стиха)
Для пятиклассников важнее всего непосредственно почувствовать
лирическую силу стихотворения, его поэтическую правду. Это предполагает
обращение к стихам, отражающим детское мировосприятие: к лирике природы и
поэтическим фантазиям Бальмонта.
Читаем и обсуждаем в классе
На уроке будем стремиться передать в чтении и уловить настроение
стихотворения, увидеть в нем ключевые образы и основные средства их
выражения. Для наблюдения выберем стихи, объединенные темой «Времена
года».
Глушь
Луг – болото – поле – поле,
Над речонкой ивы.
Сладко дышится на воле,
Все цветы красивы!
Все здесь нежит глаз и ухо
Ласкою веселой.
Прожужжала где-то муха,
Шмель гудит тяжелый.
Всюду – божие коровки,
Розовые кашки,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Желто-белые головки
Полевой ромашки.
Нежно-тонки очертанья
Задремавшей дали…
Полно, разве есть страданья?
Разве есть печали?
Какое время года и в каких образах предстает в стихотворении?
В стихотворении нарисован образ лета: луг, цветы, насекомые – все
живет, движется.
Каким настроением проникнут живой летний мир? Найдите строки,
выражающие чувства («Сладко дышится на воле», «Все здесь нежит глаз и ухо
Ласкою веселой», «Полно, разве есть страданья? Разве есть печали?»).
Чем вызвано это настроение?
Радостное, умиротворенное чувство вызвано родным миром, его милой
простой красотой, волей и простором.
Зимний дым
Дым встает и к белой крыше
Под упорством ветра льнет.
Встало Солнце. Ветер тише.
Дым воздушный отдохнет.
Будет ровной полосою
Восходить, как фимиам,
Вечно тающей красою
К вечно синим Небесам!
Какой образ в этом стихотворении ключевой, главный? Почему?
Ключевой образ стихотворения – зимний дым: он отражен в названии; он
развивается на протяжении всего стихотворения.
Как изображается движение дыма в первой части стихотворения?
Дым изображается сначала стелющимся под ветром: «…к белой крыше Под
упорством ветра льнет», а затем, когда «ветер тише», – спокойным: «Дым
воздушный отдохнет».
Во второй части дым сравнивается с фимиамом. Фимиам – это
благовонное воскурение, употребляющееся в церковной службе в знак особого
почтения к иконам, святыням, в знак духовной устремленности к высшему
миру, к Богу. Значит, сравнение с фимиамом придает образу обычного дыма
особую одухотворенность, связывает его с высшим миром. В каких строках
стихотворения выражена эта связь летучего, тающего дыма с образом
вечной духовной высоты – небом?
Дым устремлен «Вечно тающей красою К вечно синим Небесам!»
Если бы мы изображали в цвете эту картину, какие краски были бы
главными, ведущими?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цвет снега и зимнего дыма – белый – сочетается здесь с цветом неба –
синей вечности.
Осень
Поспевает брусника,
Стали дни холоднее.
И от птичьего крика
В сердце только грустнее.
Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.
Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро осень проснется –
И заплачет спросонья.
Как поэт передает настроение осенней грусти?
Настроение непосредственно названо: «И от птичьего крика В сердце
только грустнее». Кроме того, оно усилено олицетворением-метафорой в
последних строках: «Скоро осень проснется И заплачет спросонья»; осенний
дождь – это слезы осени.
Весна
Вот и белые березы,
Развернув свои листы,
Под дождем роняют слезы
Освеженной красоты.
Дождь идет, а Солнце светит,
Травы нежные блестят,
Эту нежность их заметит
И запомнит зоркий взгляд.
Видя радость единенья
Солнца, влаги и стеблей,
Дух твой будет как растенье,
Взор засветится светлей.
И войдет в твои мечтанья
Свежесть пышной новизны.
Это – счастие, свиданье,
Праздник Солнца и Весны!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сравните это стихотворение по настроению с предыдущим. Каким
чувством оно проникнуто?
Это стихотворение по настроению противоположно предыдущему: там –
грусть, здесь – светлая радость, «счастие, свиданье, Праздник Солнца и Весны».
Обратите внимание на образ слез в стихотворениях «Весна» и
«Осень». Сходство или разница в характере образа обнаруживается при
сравнении?
В начале стихотворения «Весна», как и в предыдущем стихотворении,
появляется образ слез (ср.: «Скоро осень проснется – И заплачет спросонья» –
«Вот и белые березы <…> Под дождем роняют слезы Освеженной красоты»).
Но если в стихотворении «Осень» это слезы грусти по увядающему миру, то в
стихотворении «Весна» – слезы светлые, «слезы красоты» («Дождь идет, а
Солнце светит». Ср. в стихотворении «Осень»: «Солнце реже смеется»).
Какие еще слова в стихотворении «Весна» передают свет, сияние? К
природе или к человеку относится этот свет?
Слова солнце светит, (травы) блестят передают свет в природе; «Взор
засветится светлей» – это уже о человеке. Заключительная фраза «Праздник
Солнца и Весны!» передает общее ликование, праздничное сияние всего живого
мира весной.
Размышляем самостоятельно
Золотая рыбка
В замке был веселый бал,
Музыканты пели.
Ветерок в саду качал
Легкие качели.
В замке, в сладостном бреду,
Пела, пела скрипка.
А в саду была в пруду
Золотая рыбка.
И кружились под Луной,
Точно вырезные,
Опьяненные весной,
Бабочки ночные.
Пруд качал в себе звезду,
Гнулись травы гибко.
И мелькала там в пруду
Золотая рыбка.
Хоть не видели ее
Музыканты бала,
Но от рыбки, от нее
Музыка звучала.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Чуть настанет тишина,
Золотая рыбка
Промелькнет, и вновь видна
Меж гостей улыбка.
Снова скрипка зазвучит,
Песня раздается.
И в сердцах любовь журчит,
И весна смеется.
Взор ко взору шепчет: «Жду!»
Так светло и зыбко.
Оттого, что там в пруду –
Золотая рыбка.
В чем волшебная сила золотой рыбки? Какие чудеса она творит?
Сопоставьте название стихотворения и его концовку. Какая
особенность построения текста наблюдается при этом?
Где еще в литературе встречается образ чудесной золотой рыбки?
Облачная лестница
Если хочешь в край войти вечно-золотой,
Облачную лестницу нужно сплесть мечтой,
Облачные лестницы нас ведут туда,
Где во сне бываем мы только иногда.
А и спать не нужно нам, лишь возьми росу,
Окропи вечернюю света полосу,
И, скрепивши облачко месячным лучом,
В путь иди, не думая больше ни о чем.
О какой облачной лестнице идет речь в стихотворении? Куда она
ведет?
Почему путь по этой лестнице – волшебный? Как об этом сказано в
стихотворении?
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
Из книги «Фейные сказки»: Наряды Феи, Прогулка Феи, Находка Феи,
Чары Феи, Волк Феи, Фея и бронзовка, У чудищ, Гномы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Дубровская И. Г. К. Д. Бальмонт в чтении дошкольников // К.Бальмонт и
мировая культура. Шуя,1994. С. 54.
2. Дубровская И. Г. Особенности лирического сюжета в «Фейных сказках»
Бальмонта // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные
искания ХХ века. Вып. 4. Иваново,1999. С. 108.
3. Мухаметшина Р. Ф. «Золотая рыбка» К. Д. Бальмонта.(V класс) // Открытый
урок по литературе: Русская литература ХVШ—ХХ веков (Планы, конспекты,
материалы): пособие для учителей/ Ред.-сост.: И. П. Карпов, Н. Н. Старыгина.
М.,2001.
6 класс
«Стозвучные песни» (Музыка и пластический образ в
стихотворении)
В шестом классе попробуем обратиться к звуковому строю
бальмонтовских стихов, пронаблюдаем выразительную инструментовку,
основанную на соотношении ритмомелодического строя, стиховой интонации и
звуковых соответствий в развитии поэтической темы.
Читаем и обсуждаем в классе
Нашептыванья осени
Шершавый лист шуршит и шебаршит,
Так мышь в норе шушукается с мышью.
Еще вчера, предавшись вся затишью,
Являла роща шелковистый вид.
А нынче хлещет ветер сучья в сучья,
И шастают по лесу шептуны,
В осине шаткой, в шорохах сосны.
В реке темно. Застыла жадность щучья.
Укол всегдашней алчности умолк.
Прильнув на дне к коряге, хищный волк
Речного стада, щука, цепенея,
Заснула. Шелестящая затея
Шипучих звуков ветра по траве
Ширяет и швыряется бурьяном.
Шишигу злого Леший сгреб арканом,
И мхи шерстятся в утлой голове.
Какие звуки активнее других в этом стихотворении? Почему?
Самые активные звуки в стихотворении – Ш, а также С; они передают
впечатление шороха, шелеста – звучания осени.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как в названии стихотворения образно определяется это звучание?
Название метафорически определяет звуковой образ: «Нашептыванья
осени».
Действительно, в названии олицетворяется осень. Всмотримся
внимательно в текст: в каких же образах отражены «нашептыванья осени»
– осенние звуки?
Прежде всего, это шуршащий лист, мыши, ветер, деревья, затем –
фантастические существа – шептуны, шишига, леший.
Однако звуковой строй стихотворения, аллитерации на согласные Ш,
Щ, С создаются и другими словами: предавшись, вся, затишью, роща,
шелковистый, по лесу, в осине шаткой, застыла жадность щучья, алчности,
хищный, стада, щука, заснула, шерстятся.
Таким образом, в стихотворении наблюдается изобразительновыразительная звукопись: повтор шипящих и свистящих звуков в структуре
всего текста не только изображает шорох и шелест осеннего мира, но и создает
звуковой образ осени в целом.
Инструментовка здесь ассоциативно и образно мотивирована, чего нельзя
сказать о знаменитом стихотворении «Челн томленья», где аллитерация на
согласный Ч выглядит эстетически неоправданной, а потому – искусственной.
Проявление ассонанса – звукописи на основе гласных – можно наблюдать
на примере стихотворения «Альбатрос», где открытые А и О связаны с
выражением образа свободы и простора, вольного полета:
Альбатрос
Над пустыней ночною морей альбатрос одинокий,
Разрезая ударами крыльев соленый туман,
Любовался, как царством своим, этой бездной широкой,
И, едва колыхаясь, качался под ним Океан.
И, порой омрачаясь, далеко, на небе холодном,
Одиноко плыла, одиноко горела Луна.
О, блаженство быть сильным и гордым и вечно свободным!
Одиночество! Мир тебе! Море, покой, тишина!
В большинстве же случаев в лирике Бальмонта наблюдается сложная
инструментовка на основе звуковых соответствий (повторяющихся сочетаний
согласных с гласными), которые могут образовывать не только один, но и
несколько звуковых рядов.
Пронаблюдаем это в стихотворении «Вечерний ветер»: выделим
повторяющиеся сочетания согласных с гласными, попробуем определить, с
какими образами они соотносятся.
Вечерний ветер
Вечерний ветер легко провеял – в отдалении.
В лесу был лепет, в лесу был шепот, все листья в пении.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вечерний ветер качнул ветвями серебристыми.
И было видно, как кто-то дышит кустами мглистыми.
И было видно, и было слышно – упоительно,
Как сумрак шепчет, как Ночь подходит, идя медлительно.
В стихотворении выделяется три ряда звуковых соответствий. Первый
составляют сочетания, заданные названием: ВЕ – ЧЕ – ТЕ.
В первой же строке появляется и второй ряд, образующийся различными
сочетаниями с согласным Л: ЛЕ – ЯЛ – АЛЕ – и т.д. Оба ряда связаны с
представлением легкого, скользящего дуновения, с образом вечернего ветра.
Третий ряд составляют сочетания с шипящим Ш, которые не так активны
и наблюдаются в словах шепот, дышит, слышно, шепчет – по одному в первом
и втором двустишии, слышно и шепчет – в последнем; причем в слове шепчет
проявляется звук Ч, откликающийся в ключевом веЧерний и завершающем –
НоЧь.
Такая инструментовка создает сложный выразительный образ
таинственного вечернего мира, где ветер заполняет вечер, а вечер плавно
переходит в ночь.
Еще сложнее выглядит звуковой строй известного стихотворения
«Камыши», которое обычно приводят в пример проявления изобразительной
звукописи.
Камыши
Полночной порою в болотной глуши
Чуть слышно, бесшумно, шуршат камыши.
О чем они шепчут? О чем говорят?
Зачем огоньки между ними горят?
Мелькают, мигают – и снова их нет.
И снова забрезжил блуждающий свет.
Полночной порой камыши шелестят.
В них жабы гнездятся, в них змеи свистят.
В болоте дрожит умирающий лик.
То месяц багровый печально поник.
И тиной запахло. И сырость ползет.
Трясина заманит, сожмет, засосет.
«Кого? Для чего? – камыши говорят. –
Зачем огоньки между нами горят?»
Но месяц печальный безмолвно поник.
Не знает. Склоняет все ниже свой лик.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И вздох повторяя погибшей души,
Тоскливо, бесшумно, шуршат камыши.
В стихотворении живо и непосредственно отражен образ шуршащих
болотных камышей; их шуршание передано звуковым рядом, вытекающим из
самого названия, – «Камыши»: глуши, чуть слышно, бесшумно, шуршат,
камыши, шепчут, полночной порой камыши шелестят, погибшей души,
бесшумно, шуршат камыши.
Однако не менее важно, что с 3-го двустишия в стихотворении
активизируются свистящие звуки, за счет чего подчеркивается таинственная
атмосфера гибельного болота ( забрезжил, блуждающий свет, жабы гнездятся,
змеи свистят, сырость ползет, трясина заманит, сожмет, засосет).
Семантическое наполнение этой звукописи мотивировано прежде всего
сочетаниями «жабы гнездятся», «змеи свистят»; но те же свистящие
взаимодействуют с плавными в предпоследнем двустишии: «Но месяц
печальный безмолвно поник. Не знает. Склоняет все ниже свой лик».
Включение «печального», склонившего лик месяца в образную систему
стихотворения делает явным мотив таинственности, загадочности, и в целом
стихотворение передает ощущение тревожной (если не сказать – мистической)
тайны. Вопросы, которые, шурша, задают камыши («Кого? Для чего? <…>
Зачем огоньки между нами горят?»), остаются без ответа.
***
Я вольный ветер, я вечно вею,
Волную волны, ласкаю ивы,
В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею,
Лелею травы, лелею нивы.
Весною светлой, как вестник мая,
Целую ландыш, в мечту влюбленный.
И внемлет ветру лазурь немая, Я вею, млею, воздушный, сонный.
В любви неверный, расту циклоном,
Взметаю тучи, взрываю Море,
Промчусь в равнинах протяжным стоном,
И гром проснется в немом просторе.
Но снова легкий, всегда счастливый,
Нежней, чем фея ласкает фею,
Я льну к деревьям, дышу над нивой,
И, вечно вольный, забвеньем вею.
В этом стихотворении К. Бальмонта
очень активна звукопись,
передающая образ вольно веющего ветра; многочисленные звуковые
соответствия в рядах ( ВОЛЬ – ВЕ – ВЕ – ВЕ – ВОЛ – ВОЛ – ЛА – ВЫ и т. д.),
действительно, отражают подвижный характер неостановимого вольного ветра.
В этом характере заключено противоречие, и оно явлено в стихотворении за
счет сопоставления нежных, мягких, «сонных» сочетаний звуков В и Л с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гласными, особенно переднего ряда («узких») - Е, И (ветер, вечно, вею, немею,
лелею, светлый, целую ландыш, в мечту влюбленный, внемлет, млею, в любви,
легкий, счастливый, ласкает, льну, вечно вольный, забвеньем вею) – и резких,
активных сочетаний РА – РЫ – ОР – ПРО – РА – ПРО – ТОР.
Такой звуковой строй непосредственно передает противоречивый и
изменчивый характер ветра и лирического героя, с которым ветер соотносится.
Особую гармоничную, певучую переливчатость придают этому образу
рифменные звуковые переклички, среди которых очень выразительны
внутренние рифмы ( вечно вею – вею, млею; гром – в немом; забвеньем вею);
наряду с концевыми, наблюдаются и начальные рифмы ( промчусь –
протяжным, проснется – просторе).
В результате стихотворение выглядит очень музыкальным, певучим, образ
ветра создается в нем на основе различных повторов, среди которых
важнейшими выступают звуковые соответствия.
Таким образом, инструментовка бальмонтовского стиха выступает одним
из средств создания пластического образа, связана с эмоционально-образным
характером всего стихотворения.
Попробуем определить место звукописи и ритмомелодического строя в
общей системе выразительных средств стихотворения.
Новолуние
Серп Луны молодой,
Вместе с пышной звездой,
В голубой вышине,
Ярко видится мне.
Серп Луны молодой,
Над застывшей водой,
На уснувшей волне,
Странным кажется мне.
Серп Луны молодой,
С лучезарной звездой,
В голубой тишине,
Сказкой чудится мне.
Что такое новолуние? Почему луна названа метафорой «серп луны
молодой»?
Новолуние – это рождение новой луны, когда она видна в небе тонким
блестящим серпом.
Пронаблюдаем, как развивается этот образ. Какое место он занимает
в структуре стихотворения?
Строкой «Серп Луны молодой» начинается каждая новая строфа, в
результате образ Луны появляется в стихотворении трижды. Это выделяет его
как ключевой, а стихотворению придает особую цельность.
Какой еще образ связан с ключевым образом Луны?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В первой и второй строфах с ним связан образ пышной, лучезарной
звезды.
Присмотримся внимательно к первой, второй и третьей строфе: где и
как видит Луну лирический герой? Можно ли понять, почему именно
такой видится Луна? Обратите внимание на глаголы, выражающие
восприятие Луны лирическим героем.
В первой строфе Луна изображена «в голубой вышине», в небесах; во
второй – «на уснувшей волне», то есть отраженной в воде; в третьей – «в
голубой тишине», которая как бы вбирает в себя и небо, и воду, отражая цвет
вышины («голубой») и тишину «уснувшей» волны. В смене характеристик
Луны от строфы к строфе передается все большее «остранение» Луны, переход
от реального образа – к сказочному, волшебному; не случайно и в глаголах
нарастает семантика субъективного восприятия: «Ярко видится мне» –
«Странным кажется мне» – «Сказкой чудится мне».
Параллельное построение каждой строфы, как и одинаковая смежная
рифмовка (всего на две рифмы), усиливает завораживающий характер
стихотворения.
Какую роль здесь играет инструментовка и ритмомелодический
строй?
В стихотворении очевидны два ряда звуковых соответствий: первый ряд с
основой Л в сочетаниях с различными гласными: ЛУ – ОЛО – ОЛУ – и т.д.;
второй ряд образуют шипящие, объединяющие слова пышной, вышине,
застывшей, уснувшей, тишине и формирующие образ волшебного сна, покоя.
Стихотворение написано двустопным анапестом; короткая строка придает
стихотворению легкость, воздушность, а трехсложный размер – плавность.
Несколько сложнее выглядит образный строй стихотворения «Тишина».
Тишина
Чуть бледнеют янтари
Нежно-палевой зари.
Всюду ласковая тишь,
Спят купавы, спит камыш.
Задремавшая река
Отражает облака,
Тихий, бледный свет небес,
Тихий, темный, сонный лес.
В этом царстве тишины
Веют сладостные сны,
Дышит ночь, сменяя день,
Медлит гаснущая тень.
В эти воды с вышины
Смотрит бледный свет Луны,
Звезды тихий свет струят,
Очи ангелов глядят.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Стихотворение отражает образ преображенного в тишине вечернего мира.
Мир небесный и земной, отражаясь в воде, проникаются общим состоянием
тишины и волшебного сна – преображенный мир назван «царством тишины».
Мотив тишины передается многочисленными повторами однокорневых слов
(тишина, тишь, тихий); причем повторы в параллельно построенных образах
выражают пересечение, взаимопереплетение контрастных образов «бледного
света небес» – и темного земного леса: «Тихий, бледный свет небес, Тихий,
темный, сонный лес». Пересечение (взаимоотражение) наблюдается и в
изображении времени: в смене дня ночью поэт уловил переходное состояние,
когда «медлит гаснущая тень».
Вода («воды») выступает здесь стихией смежной; именно в ней соединяется
земной мир и явления высокие, небесные: «бледный серп Луны» и «тихий свет»,
который струят звезды; именно в этот отраженный мир «Очи ангелов глядят»,
освящая его небесной благодатью.
Размышляем самостоятельно
Белый пожар
Я стою на прибрежьи, в пожаре прибоя,
И волна, проблистав белизной в вышине,
Точно конь, распаленный от бега и боя,
В напряженьи предсмертном домчалась ко мне.
И за нею другие, как белые кони,
Разметав свои гривы, несутся, бегут,
Замирают от ужаса дикой погони,
И себя торопливостью жадною жгут.
Опрокинулись, вспыхнули, вправо и влево, И, пред смертью вздохнув и блеснувши полней,
На песке умирают в дрожании гнева
Языки обессиленных белых огней.
К чему относится метафора «белый пожар»?
Какое сравнение позволяет мотивировать выбор слова пожар для
образного представления морской волны? Какие характеристики,
сближающие волны с горением, пожаром, возникают при этом?
Какую роль в передаче динамики, напряжения прибоя играют
глагольные формы?
Выделите ряды звуковых соответствий, создающие, с одной стороны,
образ напряженного движения, а с другой – плавность, текучесть.
Пронаблюдайте отражение этих рядов в звуковом строе метафорического
названия «Белый пожар».
Снежинка
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Светло-пушистая,
Снежинка белая,
Какая чистая,
Какая смелая!
Дорогой бурною
Легко проносится,
Не в высь лазурную,
На землю просится.
Лазурь чудесную
Она покинула,
Себя в безвестную
Страну низринула.
В лучах блистающих
Скользит, умелая,
Средь хлопьев тающих
Сохранно-белая.
Под ветром веющим
Дрожит, взметается,
На нем, лелеющем,
Светло качается.
Его качелями
Она утешена,
С его метелями
Крутится бешено.
Но вот кончается
Дорога дальняя,
Земли касается
Звезда кристальная.
Лежит пушистая,
Снежинка смелая.
Какая чистая,
Какая белая!
Как выделен в структуре стихотворения его основной образ?
Какие характеристики представляют этот образ в первой строфе;
развиваются ли они до конца стихотворения?
Почему снежинка – смелая? В чем проявляется эта смелость?
Как изображается путь снежинки с небес на землю? Почему этот путь
назван «дорогой бурною»?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Какую роль в развертывании образа играет звукопись и
ритмомелодический строй?
Одинаково ли представлена снежинка в начале и в конце
стихотворения? Почему?
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
Как я пишу стихи, Росинка, Анютины глазки, Бабочка, Седой одуванчик,
Лунный свет.
Литература
1.Петрова Т.С. Звуковые соответствия в лирике К. Бальмонта // Русский язык в
школе. – 1996. - №5.
2.Марьева М. В. Некоторые особенности образной структуры в поэзии
К. Д. Бальмонта // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные
искания ХХ века. Вып.4. Иваново,1999.
3. Жемчужный И.С. К. Д. Бальмонт и А. А. Фет // Константин Бальмонт, Марина
Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып.3. Иваново,1998.
7 класс
Поэзия стихий и тайны стихового строя
В седьмом классе продолжается работа над развитием постижения
художественного замысла «изнутри», через эстетическую организацию
стихового материала. Семиклассники должны уметь прочувствовать настроение
стихотворения, определить направление развертывания художественного образа
и средства его формирования.
Такой подход к стихотворению может быть отражен в серии опорных
общих вопросов:
1. Что привлекает в стихотворении? Какое настроение оно выражает?
2. На основании каких образов развивается художественный смысл
стихотворения?
3. Какими выразительными средствами и приемами пользуется при
этом автор?
4.
Как
ритмомелодический
строй
поддерживает
образную
направленность стихотворения?
5. Чем необычно стихотворение? В чем его неповторимость?
Материалом для наблюдения послужили стихотворения, отразившие
поэзию родного края, славянского мира, а также мифологическое представление
стихий, которые Бальмонт считал первоосновой всего мира и представлял в
своеобразном «четверогласии» («Огонь, Вода, Земля и Воздух – четыре
царственные Стихии, с которыми неизменно живет моя душа в радостном и
тайном соприкосновении <…> Помню о их Четверогласии всегда”. –
К.Бальмонт. Из записной книжки 1904 г.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Читаем и обсуждаем в классе
Воззванье к океану
Океан, мой древний прародитель,
Ты хранишь тысячелетний сон.
Светлый сумрак, жизнедатель, мститель,
Водный, вглубь ушедший небосклон!
Зеркало предвечных начинаний,
Видевшее первую зарю,
Знающее больше наших знаний,
Я с тобой, с бессмертным, говорю!
Ты никем не скованная цельность.
Мир земли для сердца мертв и пуст, Ты же вечно дышишь в беспредельность
Тысячами юно-жадных уст!
Тихий, бурный, нежный, стройно-важный,
Ты – как жизнь: и правда и обман.
Дай мне быть твоей пылинкой влажной,
Каплей в вечном… Вечность! Океан!
Почему стихотворение написано в форме прямого обращения к
океану? Как связаны с этим поэтическая тема и пафос стихотворения?
Название стихотворения отражает его форму – прямое обращение к
океану. Эта форма непосредственно связана с поэтической темой: соотношение
человека – и океана; пафос стихотворения выражен в заключительных строках:
«Дай мне быть твоей пылинкой влажной, Каплей в вечном…Вечность! Океан!»
Рассмотрим, как развертывается образ океана в соотношении с
человеком.
Какая характеристика океана отражает его непосредственную связь с
человеком?
В первой же строке отражается органичное соотношение океана с
человеком с точки зрения самого человека (лирического героя): «Океан, мой
древний прародитель».
Только ли по отношению к человеку океан выступает порождающей
стихией? Как это выражено в тексте?
Океан выступает хранителем и источником жизни в целом
(«жизнедатель»); он сравнивается в полноте противоположных признаков с
самой жизнью: «Тихий, бурный, нежный, стройно-важный, Ты – как жизнь: и
правда, и обман»; он сам – воплощение жизни («Ты же вечно дышишь в
беспредельность Тысячами юно-жадных уст!»).
Чем привлекает человека океан? В каких образных характеристиках
отражается его сущность?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
За счет параллельных уподоблений представляется древность океана,
изначальный характер его бытия: «Зеркало предвечных начинаний, Видевшее
первую зарю» – и одновременно приобщенность к тайнам вечности: «Знающее
больше наших знаний, Я с тобой, с бессмертным, говорю!» Беспредельность и
вечность – ключевые характеристики океана.
Не случайно одно из образных уподоблений океана – «Водный, вглубь
ушедший небосклон».
Мир земли противоположен ему, так как несвободен и «для сердца мертв
и пуст»; океан же отличается органичной свободой: «Никем не скованная
цельность». Вот почему человек, осознающий океан своим прародителем, желая
приобщиться к вечности, стремится быть «пылинкой влажной» океана, «каплей
в вечном».
Что дает представлению человека в соотношении с океаном это
уподобление капле, «пылинке влажной»?
С одной стороны, такое метафорическое представление человека
контрастно масштабному образу океана; с другой – эта метафора отражает
изоморфность человека по отношению к океану: как капля несет в себе все
свойства океана, так и человек хочет быть «каплей в вечном», отражением
самой вечности.
Восклицания, заканчивающие стихотворение, - «Вечность! Океан!» –
непосредственно соотносят явления, к которым устремлена душа человека.
В целом стихотворение образно отражает мифологизированное
представление связи всего живого, в том числе и человека, со стихией воды, а
сама стихия воды выступает и средоточием, и проявлением полноты
жизненного начала, беспредельности и вечности. Позиция героя выражена здесь
в характерной для Бальмонта экспрессивной манере.
Аромат солнца
Запах солнца! Что за вздор!
Нет, не вздор.
В солнце звуки и мечты,
Ароматы и цветы
Все слились в согласный хор,
Все сплелись в один узор.
Солнце пахнет травами,
Свежими купавами,
Пробужденною весной
И смолистою сосной,
Нежно-светлотканными
Ландышами пьяными,
Что победно расцвели
В остром запахе земли.
Солнце светит звонами,
Листьями зелеными,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дышит вешним пеньем птиц,
Дышит смехом юных лиц.
Так и молви всем слепцам:
Будет вам!
Не узреть вам райских врат,
Есть у солнца аромат,
Сладко внятный только нам,
Зримый птицам и цветам!
Название стихотворения содержит в себе оксюморон (сопоставление
несопоставимого): «Аромат солнца». В результате заостряется образ,
отражающий поэтическую тему текста.
Сам текст строится как спор, полемика вокруг этой поэтической темы.
Стихотворение начинается взаимонаправленными репликами: «Запах солнца?
Что за вздор! Нет, не вздор». В основной части развертывается смысл образа
«аромат солнца»; в последней строфе снова в полемической форме
утверждается поэтическая тема: «Есть у солнца аромат».
Почему это так важно для поэта? Что значит в стихотворении «аромат
солнца»?
«Аромат солнца» для поэта – это пронизанность мира животворной
стихией солнца, проявление солнечной жизненной энергии во всем: «В солнце
звуки и мечты, Ароматы и цветы Все сплелись в согласный хор, Все сплелись в
один узор» (слово солнце шесть раз повторяется в стихотворении).
Однако необычно то, что Бальмонт представляет как бы обратное
отражение: не солнце отражается в каждом явлении земного мира, а наоборот,
солнце вбирает в себя, концентрируя, как в фокусе, все проявления жизни
земли.
Молодость и полнота жизни, ее разнообразие и очарование выступают при
этом общим свойством единого солнечного мира.
Следовательно, образ «аромат солнца» обнаруживает у Бальмонта эффект
взаимоотражения. В этом и заключается не только необычность образа, но и
особое, авторское видение мира. Вот почему в конце стихотворения
утверждается, что аромат солнца внятен только тем, кто непосредственно
воспринимает природу, кто сам являет ее органическую суть, - «сладко внятный
только нам, Зримый птицам и цветам».
Ветер
Ветер, ветер, ветер, ветер,
Что ты в ветках все шумишь?
Вольный ветер, ветер, ветер,
Пред тобой дрожит камыш.
Ветер, ветер, ветер, ветер,
Что ты душу мне томишь?
Ты вздыхаешь, полусонный,
И спешишь скорей заснуть.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Чуть уснул – и, пробужденный,
Ты готов опять вспорхнуть.
Стой! Куда, неугомонный?
Вечно – прямо, снова – в путь.
Все места тебе знакомы,
Ты воздушно шелестишь,
Рябью входишь в водоемы,
Шаткой травкою блестишь.
Носишь тучи, манишь громы –
И опять уходишь в тишь.
О неверный! Ветер, ветер,
Ты не помнишь ничего.
Дай и мне забвенья, ветер,
Дай стремленья твоего.
Ветер, ветер, ветер, ветер,
Ты прекраснее всего!
Что находится в центре внимания поэта? Какова поэтическая тема
стихотворения?
В центре внимания Бальмонта – ветер, образ, непосредственно связанный
с воздушной стихией. Поэтическая тема – характер и сущность ветра в
соотношении с лирическим героем.
Почему стихотворение строится на основе прямого обращения?
Какую роль играет повтор слова ветер и замещающего его местоимения
ты?
Стихотворение строится на основе прямого обращения к ветру, как к
живому существу. Это отражает олицетворенный характер образа ветра и
мотивирует непосредственную соотнесенность лирического героя с ним:
вопросы, прямые оценки, просьбу в последней строфе («Дай и мне забвенья,
ветер, Дай стремленья твоего»).
Ключевое слово ветер акцентируется названием стихотворения,
интенсивными повторами в начальной и заключительной строфах и
повторением замещающего местоимения ты на протяжении всего
стихотворения.
Многократный повтор слова ветер в первой и последней строфах носит
внушающий (суггестивный) характер: он воздействует на восприятие, увлекает,
завораживает, заставляет сосредоточиться на ключевом образе – и
одновременно передает стихийную силу, неукротимую энергию ветра.
Каков композиционный строй стихотворения? Какова его строфика,
ритмомелодическая основа? Как развивается центральный образ в
структуре стихотворения?
Стихотворение состоит из четырех шестистиший, в которых рифмуются 13-5 (нечетные) и 2-4-6 (четные) строки. Четырехкратный повтор слова ветер в
1-ой строке задает размер: четырехстопный хорей; в движении стихотворения
он разнообразится пиррихиями.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Центральный образ ветра сначала передается как воздействующий: «Что
ты в ветках все шумишь?», «Пред тобой дрожит камыш», «Что ты душу мне
томишь?»
Во 2-ой, 3-ей и в начале 4-ой строфы развертывается характеризующий
образ ветра: на первом плане здесь свойства ветра, характеристики, которыми
наделяет его поэт.
В заключительной строфе лирический герой обращается к ветру с
просьбой передать ему теми качества, которые больше всего его привлекают
(здесь чувствуются отголоски фольклорной традиции обращения к природным
стихиям).
Если начало стихотворения имеет тревожно-вопросительный характер, то
в конце ярко проявляется восклицательная интонация, наблюдается
эмоциональный подъем.
Таким образом, композиционный строй стихотворения обнаруживает
непосредственную соотнесенность образа ветра с лирическим героем, близким к
самому поэту.
Почему это важно? Посмотрим, какие же качества ветра привлекают
поэта и какими средствами он их представляет.
Чувственный образ ветра передается за счет изобразительной звукописи:
соотношения шелестящих, шуршащих звуковых соответствий – и мягких,
плавных перекличек ВЕ-.
В представлении основных характеристик ветра можно усмотреть два
направления.
Прежде всего, постоянно подчеркивается подвижность самого ветра и
всего, на что он воздействует ( шумишь, вздыхаешь, спешишь, шелестишь:
«Рябью входишь в водоемы», «Шаткой травкою блестишь», «Пред тобой
дрожит камыш»).
Причем движение ветра изображается контрастно: «Ты вздыхаешь,
полусонный, И спешишь скорей заснуть. Чуть уснул – и, пробужденный, Ты
готов опять вспорхнуть». За счет этого контраста передается импульсивность,
непостоянство и устремленность «Вечно прямо, снова – в путь»; отсюда –
свобода от всего, в том числе и от груза памяти: «Ты не помнишь ничего».
Противоречив сам характер ветра: «Носишь тучи, манишь громы – И опять
уходишь в тишь».
Естественно, что характеристики ветра через глаголы движения
взаимодействуют с характеристиками определительно-оценочными, в большей
мере – через эпитеты, которые обнаруживаются в каждой строфе: вольный,
полусонный, неугомонный, воздушно (шелестишь), неверный, прекраснее всего.
Поэтому, когда лирический герой просит: «Дай и мне забвенья, ветер, Дай
стремленья твоего», - он имеет в виду такие качества, как полная свобода
(вольность) и вечное движение (романтический непокой). Вот что роднит поэта
и ветер; вот почему для Бальмонта ветер – «прекраснее всего».
Завет бытия
Я спросил у свободного ветра,
Что мне сделать, чтоб быть молодым.
Мне ответил играющий ветер:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Будь воздушным, как ветер, как дым!»
Я спросил у могучего моря,
В чем великий завет бытия.
Мне ответило звучное море:
«Будь всегда полнозвучным, как я!»
Я спросил у высокого солнца,
Как мне вспыхнуть светлее зари.
Ничего не ответило солнце,
Но душа услыхала: «Гори!»
Какова поэтическая тема стихотворения?
В чем особенность построения стихотворения?
Почему лирический герой обращается к ветру, морю и солнцу? Как
это связано с характеристиками современного поэта, отраженными в этом
стихотворении?
В этом стихотворении Бальмонт образно представляет, каким должен
быть современный поэт.
Стихотворение строится по принципу параллелизма: каждая из трех строф
симметрично делится на две части: в первой – суть обращения лирического
героя к ветру, морю или солнцу, во второй – ответ, в котором лирический герой
соотносится с тем, к кому обращается.
Параллелизм проявляется в однотипности синтаксических конструкций, в
анафорических повторах начальных строк («Я спросил»), третьих и четвертых
строк: «Мне ответил(о)», «Будь».
Однотипность этого построения нарушается только в последних строках
последней строфы, где параллелизм лишь смысловой: «Ничего не ответило
солнце, Но душа услыхала: ”Гори!”».
Стихотворение написано трехстопным анапестом со своеобразной
рифмовкой: четные строки объединяются мужской рифмой, а в нечетных
созвучие представлено повторением ключевого слова в разных формах (ветра –
ветер, моря – море, солнца – солнце). В результате монотонность полного
параллелизма преодолевается, а ключевые слова акцентируются.
Уже троекратное обращение – к ветру, морю и солнцу – в параллельно
выстроенных фразах определяет непосредственную связь поэта с мировыми
стихиями: воздушной (ветер), водной (море), стихией солнца и огня. Для
Бальмонта каждая из этих стихий обнаруживает свойство, необходимое поэту,именно в этих качествах сопоставляются поэт и ветер: «Будь воздушным, как
ветер, как дым!», поэт и море: «Будь всегда полнозвучным, как я!», поэт и
солнце: «Гори!»
Cмысл этих характеристик заключается не в одной только ответной
реплике, но выявляется более полно и емко в контексте строфы, и более того –
всего творчества Бальмонта.
Эпитет воздушный вбирает в себя семантику эпитетов свободный,
играющий, относящихся к ветру, и молодой – к человеку.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Очень сложное содержание реализует эпитет полнозвучный: он опирается
на два определения, относящиеся к морю, - могучее, звучное, - поэтому
полнозвучный – это, прежде всего, наполненный и жизненной, и творческой
силой ( в лирике Бальмонта звук, звучание выступает проявлением жизни и
творчества).
Последняя характеристика выражена всего одним глаголом в
императивной (повелительной) форме – этим подчеркивается особая
энергичность, действенность образа творческой жизни: «Гори!». Образ этот
можно назвать метафорическим: в поэтической традиции горение представляло
интенсивное чувство вообще (огонь, пламя любви; гореть, пламенеть, пылать
каким-либо чувством, страстью), а также творческий огонь ( например, у
Тютчева: «И не дано ничтожной пыли Дышать поэзии огнем») и интенсивную,
яркую жизнь как таковую. Все эти значения соотносятся в бальмонтовском
слове-образе «Гори!»
Очень важно, что лирический герой слышит этот наказ солнца душой,
особенно проникновенно его воспринимая; в последней строфе метафора жизни
как горения также осложняется семантикой эпитета высокое солнце
(применительно к жизни слово высокий имеет особый оттенок смысла,
связанный с положительной оценочностью; ср.: высокий ум, высокое
служение); «высокое солнце» становится символом не просто яркой, а
благородной, одухотворенной ( не заземленной) жизни.
Таким образом, параллелизм как принцип построения этого
стихотворения не случаен: он особенно четко передает прямую соотнесенность
образа современного поэта с характером мировых стихий – источника
творческой энергии. Такова позиция автора стихотворения.
К рассмотренным стихотворениям мы вернемся в 11-м классе при
обращении к бальмонтовскому мифологизму.
Раздел «Тихая моя родина…», обозначенный в хрестоматии 7 класса,
можно дополнить стихотворением Бальмонта «Возвращение».
Возвращение
Мне хочется снова дрожаний качели
В той липовой роще, в деревне родной,
Где утром фиалки во мгле голубели,
Где мысли робели так странно весной.
Мне хочется снова быть кротким и нежным,
Быть снова ребенком, хотя бы в другом,
Но только б упиться бездонным, безбрежным
В раю белоснежном, в раю голубом.
И если любил я безумные ласки,
Я к ним остываю – совсем, навсегда,
Мне нравится вечер, и детские глазки,
И тихие сказки, и снова звезда.
Как определяет название стихотворения его поэтическую тему?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Стихотворение отражает стремление поэта на родину, мечту о
возвращении в родные места.
Как выражено и подчеркнуто это стремление?
Это желание подчеркнуто анафорическим повтором в начале первых
строк 1-ой и 2-ой строфы: «Мне хочется снова<…>».
Как определяет мечта поэта о возвращении в родной край образ
родины? Каким рисует Бальмонт этот край?
Поэт создает образ «деревни родной» в конкретных деталях: липовая
роща, качели, фиалки; эти же детали передают красоту и живое обаяние родины.
Воспоминания о родном крае для Бальмонта непосредственно связаны с
эмоциями, которые там пережиты. Какие чувства особенно дороги поэту?
С родиной связаны у Бальмонта чувства детской открытости миру,
впечатлительности, кротости и нежности; ощущения особой полноты жизни
(«Но только б упиться бездонным, безбрежным»), - именно поэтому он
представляет родину раем, мечтая оказаться снова «в раю белоснежном, в раю
голубом» (эпитеты привносят в этот образ семантику свежести и чистоты).
Мотив душевной чистоты, детского безгрешного восприятия мира
развивается в 3-ей строфе.
Каков основной принцип построения 3-ей строфы?
3-я строфа строится на контрасте: тому, от чего отказывается поэт
(«безумные ласки» – перифраза, передающая греховную жизнь),
противопоставлен светлый мир детской чистоты; ключевые образы этого мира –
«<…>вечер, и детские глазки, И тихие сказки, и снова звезда»).
Все стихотворение проникнуто настроением устремленного к родине
поэта.
Как ритмомелодический строй способствует выражению настроения
стихотворения?
Стихотворение написано четырехстопным амфибрахием с неполной
стопой в четных строках. Бальмонт считал амфибрахий особенно гармоничным,
плавным размером. Перекрестная концевая рифма с чередованием женской и
мужской клаузул (качели – голубели, родной – весной) дополняется внутренней
рифмовкой: голубели – робели, безбрежным – белоснежном, глазки – сказки.
Это придает стихотворению большую связность; благодаря внутренней рифме
строки как бы перетекают из одной в другую.
Мелодичность стихотворения достигается также многочисленными
повторами.
Размышляем самостоятельно
Удел
С свистом бешено носиться,
Ворошить пески.
Биться, виться, литься, злиться,
Комкать лепестки.
В ветви сосен вдунуть струны,
Зазывайте гром.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На сто верст насыпать дюны
Вьюгой и горбом.
Вздыбить в Море вал гремучий,
Волком выть в тоске.
И, огню построив тучи,
Задремать в цветке.
Можно ли увидеть в этом стихотворении изображение всех четырех
стихий? Образ какой из них выступает главным?
Какими средствами создается этот образ?
Почему ключевыми в образной структуре стихотворения выступают
глаголы в неопределенной форме?
Какую роль в обрисовке главного образа и в композиции
стихотворения играет соотношение глаголов с семантикой активного
действия и глагола задремать в последней строке?
Морская страница
Морская страница лежит предо мною,
Обрызгана горькой, соленой слезой,
В ней буквы – созвездья, и синей волною
Она по краям облита бирюзой.
В ней мерная повесть прилива с отливом,
В ней Солнце – обедня, а храм – небосклон,
И ветер качает кадилом красивым,
В котором дымится возжженье времен.
По синему небу зажженные свечи
Горят надо мною всю ночь до утра,
И жду я, что сбудется слово Предтечи
О том, что Высокого встретить пора.
Какую роль в образном представлении мира играют уподобления
явлений природы церковным символам и реалиям (обедне, храму, кадилу,
зажженным свечам) и упоминание о Предтече и Всевышнем («О том, что
Высокого встретить пора»)?
Почему стихотворение называется «Морская страница»? Что читает
на этой странице лирический герой? Как отражается в образном строе
стихотворения традиционная метафора «жизнь – море»?
Рассвет
Зеленая поляна,
Деревья, облака.
Под дымкою тумана
Безгласная река.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Медлительно растущий
Сомнительный рассвет.
Молчанье мысли, ждущей,
Возникнет ли ответ.
Безмолвные вопросы
Влюбленных в Солнце трав.
Когда зажгутся росы,
Бессмертье увидав?
Бессмертное Светило,
Надежда всех миров.
Изжито все, что было,
Разбиты ковы снов.
Бессмертное влиянье
Немеркнущего Дня!
Яви свое сиянье,
Пересоздай меня!
Какие реальные образы природы отражены в стихотворении?
Почему взаимодействие земного мира и Солнца представлено здесь в
виде немого диалога: вопросы «влюбленных в Солнце трав» – и
ожидаемый ответ Солнца?
Какое место занимает в этом диалоге человек? Где и как это отражено
в стихотворении?
В чем динамика его образного и эмоционального строя (сравните
начало и конец)?
Мой дом
Я себе построил дом посреди дубравы.
Посадил вокруг него шелковые травы.
И серебряным его окружил я тыном.
И живу теперь я в нем полным властелином.
В этом доме – терема, не один, четыре.
В этом доме свет и тьма радостней, чем в мире.
Светит солнце с потолка, за день не сгорает.
Месяц с звездами в ночах серебром играет.
И когда я из окна брошу взор к пустыням,
В небе светится Луна, Солнце в море синем.
Светят миру, но порой траур ткут им тучи.
А в моем дому они без конца горючи.
И ворота у меня без замков железных,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но закрыты как врата областей надзвездных.
Лето, Осень и Зима, с нежною Весною,
Говорят душе: «Люби. Хорошо со мною».
Лето, Осень и Зима смотрятся в оконца.
Без конца поет Весна, что хмельное Солнце.
Нежно, шелково шуршат шепчущие травы.
Хорошо построить дом в тишине дубравы.
Какие черты фольклорной образности отразились в этом
стихотворении? Какую роль они играют в формировании центрального
образа, вынесенного в название стихотворения?
Пронаблюдайте проявление в тексте кольцевой композиции: что дает
развитию стихового строя неполное повторение в конце его начальной
строки?
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
«Люди Солнце разлюбили…», К славянам, Живая вода, Заклинание воды
и огня, Голубые глаза.
Литература
1. Петрова Т.С., Поникарова Л. А. Образ мирового древа в лирике К. Бальмонта
// Русский язык в школе. – 1994. - №5.
2. Крохина Н.П. О космическом начале в творчестве К. Бальмонта // Бальмонт и
мировая культура. Сборник научных статей 1 Международной конференции 2-4
октября 1994 г. Шуя, 1994.
3. Молчанова Н. А. Мотив «возвращения» в книге К. Д. Бальмонта «Только
любовь» // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания
ХХ века. Вып. 5. Иваново, 2002.
8 класс
«Созвенность»: искусство композиции
Развивая умение чувствовать эмоциональный и образный строй
стихотворения, видеть ключевые образные средства и приемы, в том числе
возможности ритмомелодической и звуковой организации поэтического текста,
обратимся в восьмом классе к особенностям стиховой композиции.
Для этого в работе над стихотворным текстом сделаем акцент на
соотношении составляющих его элементов, проявлении текстового единства, на
приемах создания цельности.
Читаем и обсуждаем в классе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Программа по литературе предполагает знакомство восьмиклассников с
особенностями сонета как твердой строфической формы. В лирике Бальмонта
представлены самые различные варианты сонета, отразившие и традиции этой
стихотворной формы, и индивидуально-авторские черты ее реализации.
Сонет (итал. sonetto – от sonare – звучать, sonorus – звучный) –
итальянская форма стихотворения в 14 строк; затем развивается во Франции,
Англии, Германии и других странах. Типичный размер сонета – пятистопный
(реже шестистопный) ямб.
Структурная композиция сонета предполагает две части: 1-я – два катрена,
2-я – два терцета. Система рифмовки определенная: катрены должны иметь
одинаковую рифмовку – АввА АввА (аВВа аВВа) или АвАв АвАв (аВаВ аВаВ).
Рифмовка терцетов в итальянской традиции СдС дСд (сДе сДе) – смежные
рифмы избегаются; в французской традиции - ССд ЕЕд (ССд еДе) – смежные
рифмы типичны в начале терцетов и избегаются в конце. В сонете действует
правило альтернанса (различение 8-ой и 9-ой строк по типу клаузулы); не
принято повторение одних и тех же слов.
В семантической композиции сонета определяющим является движение
темы.
А.Квятковский отмечает, что в развитии темы катрены ведут линию
подъема, терцеты – нисхождения: в 1-м катрене – экспозиция, утверждение
темы; во 2-м – развитие; в 1-м терцете намечается развязка, во 2-м – быстрое
завершение развязки, которая находит самое яркое выражение в
заключительной строке сонета, самой сильной по мысли и образности
(“сонетный замок”).
М.Л.Гаспаров выделяет несколько типов содержательной структуры
сонетов:
- синтезирующий, трехчленный тип (по принципу тезис – антитезиз – синтез);
- промежуточный – двучленный тип (тезис – антитезис);
- одночленный (однолинейный) тип, “идущий к выводу не из двух посылок, а
из одной”.
Рассмотрим с точки зрения структурно-семантической композиции
некоторые сонеты Бальмонта.
Сад
В начальных днях сирень родного сада
С жужжанием вокруг нее жуков,
Шмелей, и ос, и ярких мотыльков,
Есть целый мир, есть звездная громада.
Увита в хмель садовая ограда,
Жасмин исполнен лунных огоньков,
А лето с пересветом светляков
Как служба ночью в храмах Китеж-Града.
Он нашим был, весь этот дружный лад
Сплетений, пений, красок, очертаний,
Где был певуч и самый звук рыданий.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В хрустальной глуби музыка услад,
Ушла в затон созвенность стройных зданий,
Но счастлив тот, кто в детстве видел сад.
В структуре сонета катрены рифмуются по схеме АввА АввА, терцеты сДД сДс; размер – пятистопный ямб.
В композиции реализуется трехчленный (синтезирующий) тип: тема (тезис) –
сад – мир; развитие ее – во втором катрене (хмель, жасмин, светляки = служба,
храм, Китеж-Град); исход темы (антитезис) – сад ушел, утонул; вывод (синтез) –
“Но счастлив тот, кто в детстве видел сад”.
Тема заявлена и акцентирована в заглавии; развитие ее в сонете придает
названию стихотворения необходимую глубину, так как сад представлен как
земной рай, а детство – счастливая пора, освещающая и освящающая душу
человека всю жизнь.
Что со мной
Что сделалось со мной? Я весь пою.
Слагаю мысли в тонкий строй сонета.
Ласкаю зорким взором то и это.
Всю Вечность принимаю как мою.
Из черных глыб я белое кую.
И повесть чувства в сталь и свет одета.
Во всем я ощущаю только лето.
Ветров пьянящих теплую струю.
О, что со мной? Я счастлив непонятно.
Ведь боль я знаю так же, как и все.
Хожу босой по стеклам. И в росе
Ищу душой того, что невозвратно.
Я знаю. Это Солнце ароматно
Во мне поет. Я весь в его красе.
Катрены рифмуются по схеме аВВа аВВа; терцеты – Сдд ССд; размер –
пятистопный ямб. Нетипичен для сонета перенос в конце первого терцета, в
результате чего терцеты становятся более тесно взаимосвязанными, нарушается
их внешняя автономность.
Единая тема, обозначенная в первой строке, развивается по восходящей в
двух катренах; первая строка первого терцета – вершина, акцентирующая тему
(«О, что со мной? Я счастлив непонятно»). Спад выражен словами «Я знаю»,
подводящими к исходу, к выводу, заключающему сонет (последняя строка –
сонетный замок).
Таким
образом,
в
стихотворении
реализуется
одночленный
(однолинейный) тип сонетной композиции.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Хвала сонету
Люблю тебя, законченность сонета,
С надменною твоею красотой,
Как правильную четкость силуэта
Красавицы изысканно-простой,
Чей стан воздушный, с грудью молодой,
Хранит сиянье матового света,
В волне волос недвижно-золотой,
Чьей пышностью она полуодета.
Да, истинный сонет таков, как ты,
Пластическая радость красоты, Но иногда он мстит своим напевом.
И не однажды в сердце поражал
Сонет, несущий смерть, горящий гневом,
Холодный, острый, меткий, как кинжал.
Особенность структурной организации этого сонета в том, что катрены
обнаруживают зеркальное соотношение перекрестной рифмовки: АвАв – вАвА;
в терцетах появляется смежная рифма (сближающая по смыслу рифмующиеся
слова ты – красоты): ссД еДе.
Тема одна: совершенство сонета, но развивается она в антитетичном
построении: в первой части (в катренах) сонет уподобляется красавице; акцент,
вершина этой темы – 1-я строка первого терцета (начало второй части
стихотворения), и здесь же зарождается контрастное уподобление
(подчеркнутое союзом но): сонет – оружие («мстит»), развивающееся далее: «В
сердце поражал», «несущий смерть», «горящий гневом». Завершающее
уподобление ( сонет – кинжал ) заостряет образ; этому способствует не только
семантическое наполнение, но и мужская (твердая) рифма.
Таким образом, можно говорить о двуплановом представлении темы
«совершенство сонета», и это очень важно в понимании главного: и
совершенная красота, и разящая меткость в равной мере придают сонету особую
выразительность и значимость, образуя органичное единство («законченность»)
при взаимодополняющем содержании.
Именно такому сонету в его полноте и завершенности воздается «хвала»
(в названии отражена позиция автора).
Беатриче
Я полюбил тебя, лишь увидал впервые.
Я помню, шел кругом ничтожный разговор,
Молчала только ты, и речи огневые,
Безмолвные слова мне посылал твой взор.
За днями гасли дни. Уж год прошел с тех пор.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И снова шлет Весна лучи свои живые,
Цветы одели вновь причудливый убор.
А я? Я все люблю, как прежде, как впервые.
И ты по-прежнему безмолвна и грустна,
Лишь взор твой искрится и говорит порою.
Не так ли иногда владычица-Луна
Свой лучезарный лик скрывает за горою, Но и за гранью скал, склонив свое чело,
Из тесной темноты она горит светло.
В структуре этого сонета обнаруживается та же особенность, что и в
предыдущем тексте: катрены рифмуются зеркально ( АвАв – вАвА). В
рифмовке терцетов допущена смежная мужская рифма, заостряющая смысловое
соотношение слов чело – светло в конце стихотворения.
Весь текст четко делится на две части не только по структуре, но и по
смысловому соотношению. Тема любви развивается здесь в двух мотивах: «Я»
(линия 1-ой части, катренов) и «ТЫ» (мотив 2-ой части, терцетов). Переход ко
второму мотиву акцентирован на стыке двух частей сонета: «А я?» – в
последней строке 1-ой части; «И ты» – в начале 2-ой части.
Образное единство всего сонета достигается развитием метафорического
ряда с семантикой горения: «речи огневые» – «взор твой искрится» – Луна
«горит светло». Уподобление лирической героини светлой Луне возникает в
последнем терцете и придает образу необходимую выразительность и
завершенность, а всему тексту – цельность.
В семантическом строе этот сонет обнаруживает двучленный тип,
строящийся по принципу тезис – антитезис.
Размышляем самостоятельно
Лунный свет
Когда Луна сверкнет во мгле ночной
Своим серпом, блистательным и нежным,
Моя душа стремится в мир иной,
Пленяясь всем далеким, всем безбрежным.
К лесам, к горам, к вершинам белоснежным
Я мчусь в мечтах, как будто дух больной,
Я бодрствую над миром безмятежным,
И сладко плачу, и дышу – Луной.
Впиваю это бледное сиянье,
Как эльф, качаюсь в сетке из лучей,
Я слушаю, как говорит молчанье.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Людей родных мне далеко страданье,
Чужда мне вся Земля с борьбой своей,
Я – облачко, я – ветерка дыханье.
Каков структурный строй этого сонета (рифмовка катренов и
терцетов, их соотношение, стихотворный размер)?
Как название сонета определяет его тему?
Проследите развитие темы в катренах и разрешение ее в терцетах. В
чем особенность завершения темы в последней строке?
Рассвет
Едва озарены верхушки гор.
Еще не вышло гордое светило,
В котором всем земным восторг и сила,
Сейчас оно начнет дневной дозор.
Под белой дымкой зеркало озер,
Цветы – еще закрытые кадила.
Долины спят. Но тьма уж уступила,
И только знака ждет старинный бор.
Купавы словно дремлющие луны.
Все шире свет. Все ярче горный храм.
Расплавленный рубин по ледникам.
Весь мир земной – натянутые струны.
Скорей. Скорей. Мы снова будем юны.
И ток огней ударил по струнам.
Как определяет тему и ключевой образ название стихотворения?
Как проявляется сонетная форма в его структурном
содержательном строе, в развитии эмоционального заряда?
и
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
Паутинки, Купальницы, Ива, Позабытое, Лунное безмолвие, Береза, С
высокой башни.
Литература
1. Гаспаров М. Л. «Синтетика поэзии» в сонетах Брюсова // Гаспаров М. Л.
Избранные труды. Т.2. О стихах. М.,1997.
2. Квятковский А. Поэтический словарь. М.,1966.
3. Холшевников В. Е. Основы стиховедения. Русское стихосложение. Л.,1972.
4. Ляпина Л. Е. Сонеты К. Д. Бальмонта // К. Бальмонт и мировая культура.
Сборник научных статей 1 Международной конференции 2-4 октября 1994 г.
Шуя, 1994.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Кормилов С. И. Цикл «Паутинки» в контексте книги К. Бальмонта
«Перстень» // К. Бальмонт и мировая культура. Сборник научных статей 1
Международной конференции 2-4 октября 1994 г. Шуя, 1994.
9 класс
«Мы домчимся в мир чудесный к неизвестной Красоте!»
(целостный анализ стихотворения)
В девятом классе появляется возможность подойти к стихотворению с
позиции целостного имманентного анализа. Цель такого анализа – исходя из
специфики текста, его языкового строя, понять суть авторского замысла,
эстетического его воплощения в данном стихотворении. Совершенно очевидно,
что неповторимость каждого поэтического текста определяет особый подход к
любому стихотворению, и невозможно предложить какой-то общий план
анализа. Но путь к постижению художественного строя стиха уже
вырисовывается в процессе проведенной ранее работы с пятого по девятый
класс: определить, что явлено в стихотворении (какой-то образ или
соотношение образов, поэтическая тема, настроение, размышление); какими
средствами это выражено (на уровне стихового строя, лексико-семантических
соответствий, грамматики, синтаксиса, звуковой и ритмомелодической
организации, образных элементов, стилистических черт); какой достигнут
результат.
Попробуем обнаружить возможности такого подхода применительно к
разным по характеру стихотворениям Бальмонта.
Читаем и обсуждаем в классе
Белый лебедь
Белый лебедь, лебедь чистый,
Сны твои всегда безмолвны,
Безмятежно-серебристый,
Ты скользишь, рождая волны.
Под тобою – глубь немая,
Без привета, без ответа,
Но скользишь ты, утопая
В бездне воздуха и света.
Над тобой – Эфир бездонный
С яркой Утренней Звездою.
Ты скользишь, преображенный
Отраженной красотою.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Символ нежности бесстрастной,
Недосказанной, несмелой,
Призрак женственно-прекрасный,
Лебедь чистый, лебедь белый!
Стихотворение строится на базе развития образа, отраженного в названии:
«Белый лебедь». Образ развертывается в структуре прямого обращения, что
создает атмосферу особой эмоциональности.
В композиции стихотворения наблюдается своеобразное кольцо:
начальная строка зеркально отражается в конечной; причем первое определение
белый выглядит не столько характеризующим, сколько номинативным, тогда
как все остальные находятся в постпозиции и представляют собой, безусловно,
эпитеты; приподнятый тон завершающей строки подчеркнут также
восклицательным знаком.
Связности строф служит троекратный повтор-рефрен: «Ты скользишь»,
«скользишь ты», «Ты скользишь»; кроме того, повтор акцентирует
выразительную черту образа лебедя – плавное движение, скольжение. Эта
характеристика поддерживается и развивается звукописью; звуковая
организация обнаруживает свой строй, свою динамику: в первых двух строфах
активна аллитерация на основе плавных в сочетании с различными гласными:
ЛЫ-ЛЕ-ЛЕ-ОЛ-ОЛЬ-ОЛ, ЛУ-ОЛЬ; в третьей строфе разрабатывается ряд
аллитерации на Р; в последней же оба ряда – на плавный и на Р –
взаимодействуют, образуя своеобразный аккорд и выделяя ключевые слова:
«Призрак женственно-прекрасный, Лебедь чистый, лебедь белый!»
Лебедь действительно предстает в стихотворении как призрак –
бесплотное воздушное создание, легкое и неуловимое. Как это выражено?
Лебедь изображается в особом состоянии грезы, сна («Сны твои всегда
безмолвны»), в состоянии безмятежного, бесстрастного покоя. Сложный эпитет
безмятежно-серебристый отражает одновременно и внешнее впечатление – и
внутреннее ощущение лебедя. Сам характер движения – скольжение – передает
особую красоту, плавность, зачарованность и очарование лебедя.
Призрачность его бытия выражается организацией пространства, в
котором лебедь находится на грани между небом и водой: «Под тобою – глубь
немая», «Над тобой – Эфир бездонный». Где же «скользит» лебедь? – «В бездне
воздуха и света». Это тоже бездонное пространство, но, скорее, не земное и не
небесное, а какое-то глубинное пространство красоты – вот почему лебедь –
«преображенный Отраженной красотою».
Так белый лебедь в стихотворении Бальмонта становится символом –
«Символ нежности бесстрастной, Недосказанной, несмелой», призраком
«женственно-прекрасным», отражением неуловимо-тонкого настроения чуткой
к прекрасному поэтической души.
Название стихотворения и отражает его символическое содержание.
Итак, в основе этого стихотворения – развитие ключевого образа;
ритмомелодическая организация – четырехстопный хорей с пиррихиями –
соответствует этому образу и вместе с остальными средствами его формирует.
Возможные вопросы для работы с классом:
На какой образной основе строится стихотворение?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как выражено соотношение лирического героя и белого лебедя? Как
влияет на характер стихотворения форма прямого обращения?
Как создается структурная стройность и цельность стихотворения
(см. членение на строфы, их связь, соотношение начала и конца и
названия)?
Проследите развитие центрального образа стихотворения:
- какими внешними и внутренними характеристиками отличается образ
лебедя;
- в чем особенность его пространственного представления;
- почему лебедь приобретает в стихотворении черты призрака и символа;
- как в звуковой организации стихотворения отражается развитие
ключевого образа-символа?
Каким глубинным смыслом наполняется название стихотворения
«Белый лебедь»?
Громовым светом
Меня крестить несли весной,
Весной, нет, ранним летом,
И дождь пролился надо мной,
И гром гремел при этом.
Пред самой церковкой моей,
Святыней деревенской,
Цвели цветы, бежал ручей
И смех струился женский.
И прежде чем меня внесли
В притихший мрак церковный,
Крутилась молния вдали,
И град плясал неровный.
И прежде чем меня в купель
С молитвой опустили,
Пастушья пела мне свирель,
Над снегом водных лилий.
Я раньше был крещен дождем
И освящен грозою.
Уже священником потом,
Свечою и слезою.
Я в детстве дважды был крещен,
Крестом и громным летом.
Я буду вечно видеть сон,
Навек с громовым светом.
Какова поэтическая тема стихотворения?
Поэтическая тема этого стихотворения – крещение.
Что такое крещение в христианской традиции?
В христианской традиции крещение – это таинство приобщения человека
к Божественной благодати Отца и Сына и Святаго Духа, таинство духовного
рождения человека.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Каковы необходимые символы и атрибуты обряда крещения?
Один из главных символов крещения у христиан – вода, омывающая
грешного человека, обращающая его к чистой жизни; крест – символ
освящения, свеча – символ служения Господу, яркой и горячей духовной жизни.
В чем особенность крещения, о котором пишет Бальмонт? Какие
образы крещения сопоставлены в стихотворении?
В стихотворении представлено двойное крещение: дождем и «громовым
светом» – как посвящение в таинства природы, приобщение к ее силам, и
крещение в церкви по христианскому обряду.
Этот мотив разрабатывается Бальмонтом в сопоставлении двух
параллельных образов, непосредственно соотнесенных, переплетенных в
стихотворении.
С одной стороны – дождь, гром, цветы, ручей, женский смех, молния,
град, пастушья свирель, водные лилии, громное лето, громовый свет. С другой –
церковка («святыня деревенская»), мрак церковный, купель, молитва, свеча,
слезы, священник, крест. Эти образные ряды пересекаются в том, что
изображают приобщение будущего поэта к высшим силам, и в то же время они
противопоставлены: в природе – движение, сильные, яркие звуки, радость:
«дождь пролился», «гром гремел», «Цвели цветы, бежал ручей и смех струился
женский», «Крутилась молния вдали И град плясал неровный»; метафорически
передается музыка этого яркого мира, открывающая будущему поэту
поэтическую гармонию: «Пастушья пела мне свирель Над снегом водных
лилий».
Крещение в церкви изображается контрастно: вместо бурного движения,
грома и яркой молнии – «притихший мрак церковный», вместо пастушьей
свирели – молитва, женскому смеху противопоставлена слеза, а громовому
свету – церковная свеча.
Образы-символы двойного крещения поэт соотносит в конце
стихотворения: «Я в детстве дважды был крещен, Крестом и громным летом».
Однако совершенно очевидно, что одному из двух крещений в стихотворении
отдается предпочтение: в название вынесено крещение «громовым светом».
Таково мироощущение Бальмонта, отраженное в образной системе этого
стихотворения.
Стихотворение написано четырехстопным ямбом с пиррихиями;
отсутствие деления на строфы усиливает впечатление особой слитности и
цельности его структурно-образного строя.
Два голоса
Скользят стрижи в лазури неба чистой.
– В лазури неба чистый горит закат.–
В вечерний час как нежен луг росистый!
– Как нежен луг росистый, и пруд, и сад! –
Вечерний час – предчувствие полночи.
– В предчувствии полночи душа дрожит. –
Пред красотой минутной плачут очи.
– Как горько плачут очи! Как миг бежит!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В этом стихотворении ярко выражены черты амебейной композиции:
параллельного построения частей текста, каждая из которых отражает
определенную направленность в развитии темы (свой «голос»); такой характер
композиции определяется уже названием стихотворения: «Два голоса». Но если,
например, в одноименном стихотворении Тютчева «голоса», образующие его
строй, контрастны друг другу, то у Бальмонта соотношение иное.
Попробуем его пронаблюдать.
В каких строках стихотворения звучи первый голос, в каких –
второй?
Первый голос последовательно звучит в нечетных строках, второй – в
четных.
Как они соотнесены друг с другом?
Легко заметить, что второй голос во многом повторяет первый; это
отражается в повторах, которые соединяют смежные строки в своеобразное
двустишие; повтор при этом выглядит как повтор-подхват (или скреп), что
придает стихотворению песенный характер.
Что же все-таки различает эти взаимоперетекающие голоса?
Первый голос явно ведет, второй – вторит. Кроме того, второй голос дает
разработку образа, намеченного предыдущим. Причем в первой строфе это
проявляется в дополнении зрительной, живописной картины: во второй строке
появляется закат, в четвертой – «и пруд, и сад»; во второй строфе «вторящий
голос» углубляет эмоциональный характер стихотворения, отражая состояние
человека: «Душа дрожит», заостряя образное представление эмоций: «Как
горько плачут очи! Как миг бежит!»
В результате при явном структурном и лексико-семантическом
параллелизме
стихотворение
передает
эмоциональное
восприятие
неповторимого, быстротекущего, мимолетного характера жизни, отклик на него
человеческой души, иными словами – непосредственное взаимодействие
происходящего в мире – и в душе человека, представляя это как единый,
органично взаимосвязанный процесс. Этому и служит амебейная композиция,
лежащая в основе художественного строя стихотворения.
Ковыль
Точно призрак умирающий,
Не спеша ковыль качается,
Смотрит Месяц догорающий,
Белой тучкой омрачается.
И блуждают тени смутные
По пространству неоглядному,
И непрочные, минутные,
Что-то шепчут ветру жадному.
И мерцание мелькнувшее
Исчезает за туманами,
Утонувшее минувшее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Возникает над курганами.
Месяц меркнет, омрачается,
Догорающий и тающий,
И, дрожа, ковыль качается,
Точно призрак умирающий.
Какое настроение, впечатление передается в стихотворении?
Стихотворение передает ощущение зыбкости, призрачности окружающего
мира. Ковыль, выделенный в названии, прежде всего формирует это
впечатление, особенно за счет сравнения: «Точно призрак умирающий», а также
через характеристики движения: качается, дрожа.
Какие еще образы развивают картину зыбкого, призрачного мира?
Мистический характер привносит в картину призрачного мира образ
месяца: с ним связан мерцающий свет («тени смутные», «мерцание
мелькнувшее»); неустойчивый характер света отражается в глагольных
характеристиках: «меркнет, омрачается», подчеркивается эпитетами: месяц
«догорающий», «догорающий и тающий».
Какую роль играет в создании настроения таинственной загадочности
этого призрачного мира олицетворение?
Олицетворение придает описанию одухотворенный, одушевленный облик,
еще более подчеркивая его мистический характер: «И блуждают тени смутные
<…>, И непрочные, минутные, Что-то шепчут ветру жадному”.
Какими средствами достигается завораживающий характер
стихотворения? Пронаблюдайте различные повторы, проявление
инверсии.
Завораживающий, колдовской характер стихотворения достигается
различными повторами: лексическими (догорающий, омрачается, качается, и),
парономастическими (повторами сходно звучащих слов – минутные –
минувшее), рифменными (концевыми: умирающий – догорающий, качается –
омрачается и пр., а также внутренними: утонувшее минувшее, догорающий и
тающий). В соотношении с этими повторами внушающая, поэтическая
интонация усиливается многочисленными инверсиями: призрак умирающий,
Месяц догорающий. тени смутные, по пространству неоглядному, ветру
жадному, мерцание минувшее; большинство глаголов-сказуемых также
инверсировано.
Особую роль в создании впечатления таинственности, зыбкости,
мистического характера стихотворения играет композиция, обнаруживающая
зеркальный принцип построения.
Пронаблюдаем, в чем это проявляется. Присмотримся не только к
полному повтору начальной и конечной строк, но и к расположению других
повторяющихся строк. Мы увидим, что вся первая часть стихотворения (две
первые строфы) развертывается от сравнения “Точно призрак умирающий” – к
образу ковыля: “Не спеша ковыль качается” – и к представлению преходящего,
эфемерного характера в слове минутные. Вся вторая часть (две последние
строфы) строится в обратном (зеркальном) порядке: от семантически и
фонетически близкого слова-образа минувшее – к образу ковыля: “И, дрожа,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ковыль качается” – и к полному повтору первой строки: “Точно призрак
умирающий”.
Такое зеркальное построение еще более поддерживает общий образный
характер стихотворения.
Размышляем самостоятельно
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И выси гор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре,
Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всегда пою.
Мою мечту страданья пробудили,
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.
Я в этот мир пришел. чтоб видеть Солнце,
А если день погас,
Я буду петь… Я буду петь о Солнце
В предсмертный час!
Что придает этому стихотворению активную силу? (Обратите
внимание на характер строфы, движение интонации от начала к концу, на
различного рода повторы).
В чем проявляются и какую роль играют здесь контрастные
сопоставления?
Как соотнесены в едином образном строе лирический герой (поэт) и
Солнце? Что подчеркивает эту соотнесенность?
Почему это стихотворение звучит как поэтическая декларация, как
выражение творческого и жизненного кредо?
Близ Синего камня
Близ Синего камня песок золотой,
Песок золотой, измельченный Водой.
Вода – голубая, прозрачная днем,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И черная, злая во мраке ночном.
Близ Синего камня песок золотой,
И падает с Неба звезда за звездой.
Вода умножает и точит песок,
А Камень все тот же, и путь все далек.
Пути все далеки для тех, кто идет
Песком измельченным, над сказкою вод.
И вечно все тот же песок золотой,
Близ Синего камня, над вечной Водой.
Как название стихотворения определяет ключевой образ в нем?
Как развертывается ключевой образ? Что придает ему сказочный
характер?
Какую роль в стихотворении играют различные повторы и
параллелизмы, строфическая организация?
Как создается особая цельность и завершенность текста?
В чем же суть этого стихотворения? Что оно передает? Чем
привлекает?
На разных языках
Мы говорим на разных языках.
Я свет весны, а ты усталый холод.
Я златоцвет, который вечно молод,
А ты песок на мертвых берегах.
Прекрасна даль вскипающего моря,
Его простор играющий широк.
Но берег мертв. Измыт волной песок.
Свистит, хрустит, с гремучей влагой споря.
А я живу. Как в сказочных веках,
Воздушный сад исполнен аромата.
Поет пчела. Моя душа богата.
Мы говорим на разных языках.
На каком принципе основан образный строй этого стихотворения?
Как это проявляется в лексико-семантическом, синтаксическом, образном
плане?
В чем особенность развертывания контрастного соотношения от
строфы к строфе?
Какую роль играет кольцевая композиция стихотворения? Только ли
несовместимое различие двух душ хотел передать в нем поэт?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
К Лермонтову, Мои песнопенья, Нежнее всего, «Прости!» («Кто услышал
тайный ропот Вечности…»), «Мой друг, есть радость и любовь…», «Зимой ли
кончается год…», Оттуда.
Литература
1. Ляпина Л. Е. Стихотворение К. Д. Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие
тени…» // Анализ одного стихотворения. Л.,1985.
2. Марьева М. В. Роль композиции скрытого типа в поэзии К. Бальмонта //
Филологические штудии. Сборник научных трудов. Вып. 2. Иваново / ИвГУ,
1998.
3. Будникова Л. И. Стихотворения К. Бальмонта «Лебедь», «Белый лебедь» в
контексте русской и западноевропейской художественной культуры //
Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып. 6. Иваново, 2004.
4. Епишева О. В. О некоторых музыкальных приёмах в поэзии К. Бальмонта //
Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып. 5. Иваново, 2002.
10 класс
«Я – изысканность русской медлительной речи…»
(родное начало и «певучая сила» поэта)
В десятом классе развивается умение школьников воспринимать
художественный смысл стихотворения как результат особого стихового строя,
проявляющегося во взаимодействии всех элементов поэтического текста
(композиции, ритмомелодической и звуковой организации, графических и
грамматических черт, лексико-семантического соотношения, синтаксиса,
стилевых особенностей, образных средств, эмоционально-оценочного плана,
субъектной и временной сферы).
В процессе углубления необходимых сведений об особенностях
поэтического текста предполагается обращать особое внимание на проявление в
лирике Бальмонта русского начала, на богатейшие выразительные возможности
русского языка ( что позволило поэту определить в качестве главной
характеристики своего стиха «изысканность русской медлительной речи»).
С этим отчасти связан аспект выбора текстов для наблюдения в десятом
классе: это стихи, отражающие поэтическое восприятие родного начала, которое
у Бальмонта представляет органичное соотношение земной и небесной родины
(см. об этом: Петрова Т.С. «Высокий подвиг» поэта Бальмонта // Константин
Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып. 6.
Иваново,2004).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Читаем и обсуждаем в классе
Безглагольность
Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.
Приди на рассвете на склон косогора, Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.
Недвижный камыш. Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далеко, далеко.
Во всем утомленье, глухое, немое.
Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада, Деревья так сумрачно-странно-безмолвны.
И сердцу так грустно, и сердце не радо.
Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно.
Стихотворение отличается особенно глубоким и проникновенным
лирическим тоном; поэт стремится передать состояние природы и человека,
характерное для русского мироощущения, русского склада. Поэтому с самой
первой строфы активны слова на –ость со значением опредмеченного признака:
нежность, безвыходность (горя), безгласность, безбрежность; слово,
передающее наиболее общий признак, - безглагольность – вынесено в заглавие.
Соотнесенность большинства из этих слов еще и за счет префиксальной
морфемы – приставки без- обеспечивает их особую связность, слитность в
передаче основных характеристик в настроении русской природы и русского
человека. Безглагольность в таком соотношении – это не только беззвучие,
особая тишина, но и безответность, кротость и смирение.
Слова боль, печаль, усталая нежность дополняют сложный
эмоциональный колорит образа, созданного в первой строфе.
Дальнейшее развитие образа русской природы определяется этим
настроением. Уже в конце первой строфы появляются традиционные черты
типично русского сурового и сдержанного пейзажа: «Холодная высь, уходящие
дали» – пространство, простор. Мотив прохлады развивается до конца
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стихотворения: «Над зябкой рекою дымится прохлада», «свежие волны», «В
прохладную глушь». Образ дополняется мотивом неподвижности («Застывшего
бора», «Недвижный камыш. Не трепещет осока») и немоты, тишины: «Глубокая
тишь. Безглагольность покоя», «Деревья так сумрачно-странно-безмолвны». Эти
характеристики настолько тонки и трудноуловимы, что Бальмонт для их
определения прибегает либо к сложным определениям (сумрачно-страннобезмолвны), либо к олицетворяющим метонимическим эпитетам: «Усталая
нежность», «над зябкой рекою», «утомленье глухое, немое).
Особую роль в выражении одухотворенности мира, слитности всего, что
его наполняет, в едином эмоциональном строе, играет постоянное и органичное
взаимопроникновение характеристик состояния природы и человека.
В первой строфе это передается олицетворяющим характером всего
образа; во второй и четвертой – последними строками, соотнесенными по
принципу параллелизма: «И сердцу так больно, и сердце не радо» – «И сердцу
так грустно, и сердце не радо»; в третьей строфе общий эмоциональный тон, как
в фокусе, отражается в последней строке: «Во всем утомленье, глухое, немое».
Особую разработку образ русского мира получает в последней строфе, где
настроение природы передается через прямое сравнение с состоянием
человеческой души. Параллелизм в предпоследней строке и троекратный повтор
в заключительной акцентируют сложную экспрессивную нагрузку образа,
развернутого в стихотворении.
Тройная рифмовка – концевая и внутренняя – выделяет ключевые для
последней строфы слова и драматизирует образ: Просила – простило – застыло.
Лирический характер стихотворения во многом создается за счет
постоянных звуковых соответствий и плавного движения строк. Стихотворение
написано четырехстопным амфибрахием с перекрестной женской рифмой, что
придает ему особую мягкость.
Возможные вопросы для работы по тексту:
Почему можно утверждать, что «Безглагольность» – лирическое
стихотворение? Каким настроением оно проникнуто?
Как передается сложный эмоциональный характер русской души и
природы? Какую роль в этом играют слова с приставкой без-, с суффиксом
–ость; каким смыслом наполняется ключевое слово безглагольность,
вынесенное в заглавие?
Какие характеристики русского мира развивает Бальмонт и какими
средствами их передает? (Обратите внимание на характер эпитетов, на
проявление олицетворения, сравнения).
Как параллелизмы, повторы, звуковой и ритмомелодический строй
стихотворения помогают передать особую одухотворенность мира,
органичное слияние состояния русской природы и человека?
Прощание с древом
Я любил вознесенное сказками древо,
На котором звенели всегда соловьи,
А под древом раскинулось море посева,
И шумели колосья, и пели ручьи.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я любил переклички, от ветки до ветки,
Легкокрылых цветистых играющих птиц,
Были древние горы ему однолетки,
И ровесницы степи и пряжа зарниц.
Я любил в этом древе тот говор вершинный,
Что вещает пришествие близкой грозы,
И шуршанье листвы перекатно-лавинной,
И паденье заоблачной первой слезы.
Я любил в этом древе, с ресницами Вия
Между мхами, старинного лешего взор.
Это древо в веках называлось Россия,
И на ствол его – острый наточен топор.
7 сентября 1917 г. Москва
Стихотворение предваряет книгу «Марево», пронизанную горечью и
болью поэта, увидевшего страшные плоды февральской революции:
непрекращающуюся борьбу за власть и драматическое положение страны, ее
страдающего народа.
Поэтическая тема отражена в названии: «Прощание с древом».
Неполногласная форма древо придает ключевому образу стихотворения
поэтический колорит и мифологическую направленность. Стихотворение
строится на основе развертывания образа древа как мифологического, то есть
такого, который отражает системные характеристики реальных явлений,
связывая их с представлением о сущности мира в целом.
В каждой из четырех строф стихотворения образ древа развивается во
взаимодействии со всем окружающим миром.
В первой строфе древо вписано в окружающее пространство: высокое
определение вознесенное передает направленность самого древа ввысь; кроме
того, здесь отражается и поэтическая окраска образа – «вознесенное сказками»,
«На котором звенели всегда соловьи». Окружающий мир противополагается
древу и придает образу пространственную широту: «раскинулось море посева»;
причем мир земли представлен злаками и водой («И шумели колосья, и пели
ручьи»). Уже здесь появляется ярко выраженное звучание, окружающее древо:
«звенели <…> соловьи», “шумели колосья”, “пели ручьи”.
Образ “легкокрылых цветистых играющих птиц”, подключающий к
первой строфе вторую, опять-таки непосредственно соотнесен с древом и
продолжает мотив звучания: “Переклички от ветки до ветки”. Сфера
представления древа во второй строфе расширяется, так как отражает уже
временные параметры, временную перспективу: “Были древние горы ему
однолетки, И ровесницы степи и пряжа зарниц” (этому способствует сближение
в звучании слов древо – древние). Метафора “пряжа зарниц” акцентирует образ,
связанный с небесным миром, - этот образ и определяет представление древа в
следующей, третьей строфе, где древо изображается во взаимосвязи с
небесными, космическими стихийными явлениями и силами: древо выступает
воспреемником этих сил, чутко улавливающим их приближение: “Говор
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вершинный” “вещает пришествие близкой грозы” – не случайно здесь
появляются высокие слова, библеизмы (вещает, пришествие). Мифологическое
одушевление мира природы осуществляется также за счет метафоры: начало
дождя изображается как “паденье заоблачной первой слезы”.
Таким образом, древо выступает центром огромного мира,
непосредственно связанного с мировыми стихиями, с беспредельным космосом,
древо представлено стержнем, с древних времен связующим время и
пространство, отражающим в себе предания, глубинный опыт целого народа..
Совершенно обоснованно возникает уподобление: “Это древо в веках
называлось Россия”.
Очень важно, что мир, стержнем которого выступает это древо – Россия,
представлен как мир живой, звучащий, движущийся: образы звучания и
движения переходят из строфы в строфу: звенели, шумели, пели, переклички,
говор, шуршанье; в единый живой строй объединяются вокруг древа и земные
колосья, ручьи, горы, степи, и небесные птицы, и заоблачные, запредельные
явления: пряжа зарниц, гроза, дождь, - и само древо изображено в согласном
порыве: “говор вершинный” “вещает пришествие близкой грозы”, “И шуршанье
листвы перекатно-лавинной”.
Вот почему так трагично звучит метафорический образ, передающий
судьбу древа – России: “И на ствол его – острый наточен топор”. Топор
выступает угрозой всему русскому народу, всей стране и всей мировой
гармонии, которая так убедительно представлена в стихотворении.
Личная позиция автора подчеркнута анафорическим единоначатием
каждой строфы: “Я любил”, причем форма прошедшего времени глагола
заостряет драматизм ситуации: “любил”, потому что предвижу гибель, - в этом и
заключается пафос стихотворения и смысл его названия – “Прощание с древом”.
Стихотворение написано четырехстопным анапестом, придающим строке
плавное размеренное звучание и позволяющим акцентировать завершающее
слово, в котором отражена трагическая судьба России: топор, - ударение
выделяет последний слог в этом слове и само слово в структуре строфы и
стихотворения в целом. В этом отношении слова-образы древо, Россия
противополагаются протяжностью, напевностью, при том, что звуки Р-Р,
соединяют все три ключевых слова в нерасторжимое целое: древо – Россия –
топор.
Возможные вопросы для работы по тексту (могут служить
направляющими в анализе или контрольными, то есть выявляющими, как
понято стихотворение):
Где и как отражена тема стихотворения?
Какой образ выступает ключевым; в чем это выражается?
Как представлено древо во взаимодействии с окружающим миром в
первой, второй и третьей строфе?
Что соединяет собой древо-Россия во времени и пространстве? Какую
роль играет это древо в жизни мира в целом?
Как метафорически выражена трагедия России? Что в структуре
стихотворения способствует акцентированию, выделению этой метафоры?
Какими средствами передается позиция автора; как она отражена в
названии стихотворения?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопль к ветру
Суровый ветр страны моей родной,
Гудящий ветр средь сосен многозвонных,
Поющий ветр меж пропастей бездонных,
Летящий ветр безбрежности степной.
Хранитель верб свирельною весной,
Внушитель снов в тоске ночей бессонных,
Сказитель дум и песен похоронных,
Шуршащий ветр, услышь меня, я твой.
Возьми меня, развей, как снег метельный,
Мой дух, считая зимы, поседел,
Мой дух пропел весь полдень свой свирельный.
Мой дух устал от слов, и снов, и дел.
Всевластный ветр пустыни беспредельной,
Возьми меня в последний свой предел.
В какой форме написано стихотворение? Выявим особенности этой
формы в его структуре.
Стихотворение написано в форме сонета: оно состоит из 14-и строк,
которые условно представляют две части: первая – два катрена с рифмовкой
аВВа аВВа, вторая – два терцета с рифмовкой СdС dСd. Размер стихотворения –
пятистопный ямб.
Проследим, как в рамках этой структуры развивается тема и как
соотносится с ней ключевой образ стихотворения.
Тема появляется в первом катрене: «ветр страны моей родной»; здесь же в
параллельном соотношении даются поэтические характеристики ветра, в
результате чего сразу формируется многоплановый образ (суровый, гудящий,
поющий, летящий ветр), связанный с обширным пространством. Причем в
«безбрежности степной» отражается и поэтизированный исторический образ
русского степного простора – и безбрежность как свойство безграничного,
бескрайнего – беспредельного пространства, к которому неизменно была
устремлена душа поэта. Характерно, что ключевой образ обозначен здесь
поэтическим словом ветр, что подчеркивает его особый, приподнятый характер.
Повтор, акцентированный параллелизмом, выделяет этот образ и придает всему
катрену особенно медитативный, напевный, внушающий характер. Значимость
этого повтора особенно очевидна еще и потому, что каноническая сонетная
форма не допускает повторений одного и того же слова.
Во втором катрене наблюдается разработка темы: в нем, с одной стороны,
продолжает развиваться образ ветра. Происходит это за счет характеризующих
перифраз, усиленных параллелизмом и внутренней рифмовкой отдельных слов:
хранитель, внушитель, сказитель. Как в первом, так и во втором катрене
образный характер ветра во многом определяется звукописью: (образ строится
на соответствиях звуковому составу ключевого слова ветр: страны родной,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пропастей, безбрежности, верб, внушитель, в тоске, твой; а также на
шипящих и свистящих – «шелестящих» звуках, на активности ассонанса –
открытых гласных О, А).
С другой стороны, во втором катрене усиливается выражение внутренней
устремленности лирического героя к ветру. Этот душевный порыв обозначен
уже в названии и определяет строй всего стихотворения как прямое обращение к
ветру, причем обращение эмоциональное («вопль»). В первой же строке сонета
заявлено родство лирического героя и ветра по отношению к стране («Суровый
ветр страны моей родной»; слово родной акцентировано инверсией и сильной
позицией конца строки, рифмой).
В конце второго катрена обозначено еще более тесное, осознанное
соотношение лирического героя с ветром: «…услышь меня, я твой». Даже
звуковым строем передается это стремление быть услышанным, взывать к ветру
на его языке: звуковой образ ветра и обращение лирического героя объединены
ярко выраженной аллитерацией на шипящие: «Шуршащий ветр, услышь
меня…»
И снова на конец строки и всей первой части сонета попадает ключевая
фраза, в которой – главный смысл, вся суть разработки темы: «Я твой». Именно
этот момент будет отправным для развития второй части сонета – в терцетах.
Вся вторая часть сонета объединена общей микротемой: «Возьми меня».
Она появляется и развивается уже в первом терцете; там же возникает
мотивировка этой просьбы: она выражена в трех метафорических образах,
усиленных параллелизмом и анафорой: «Мой дух, считая зимы, поседел», «Мой
дух пропел весь полдень свой свирельный», «Мой дух устал…»
Концовка, как и должно быть в сонете, заключает в себе обобщение темы
и усиление ее эмоционально-образного накала, выразительности. У Бальмонта
это проявляется, во-первых, в глобализации ключевого образа ветра – это уже не
только «ветр страны моей родной», - это стихия, наделенная безграничной
силой и соотнесенная с беспредельным пространством: «Всевластный ветр
пустыни беспредельной». Поэтому просьба лирического героя – действительно
«вопль» – звучит драматично: здесь подчеркнуто иное родство – безграничное,
надмирное; строка «Возьми меня в последний твой предел» заостряет
трагический характер жизненного и духовного пути лирического героя. Душа
его рвется к родине земной, к стране родной, но дух возвращается в надмирное,
вселенское начало, с которым связывает человека «всевластный ветр».
Какую роль в развитии поэтической темы играет ритмомелодический
строй этого сонета?
Сонет написан пятистопным ямбом с пиррихиями, которые не
наблюдаются в начальных строках первого катрена и последнего терцета, а
также в завершающей все стихотворение строке. Таким образом, сильные
позиции текста становятся еще более выделенными, акцентированными.
Голубая отчизна
Только ты, мое Небо, сапфиров редчайших синее,
Только ты, моя бездна, где вечно тону не тону,
Только ты, моя синяя Вечность, меня разумея,
Каждой ночью мой дух провожаешь созвездьями к сну.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я избрал себе угол высокого тихого дома,
Предо мной зеленеют две мощных столетних сосны,
И земля, Океаном объятая, сладко знакома,
Но вернее я дома, - вступая в созвездные сны.
Всеобъемля, всемирность всесветом своим усыпая,
Умеряя пожар мой, бурунный, багряный прибой,
Только ты меня видишь, Отчизна моя голубая,
И всегда к тебе в сердце светильник горит голубой.
О какой голубой отчизне идет речь в стихотворении? Какой ряд
образных соответствий представляет ключевой образ стихотворения?
Голубая отчизна в стихотворении – это отчизна небесная, родина
бессмертной человеческой души. Образ развертывается в целом ряде
соответствий: голубая отчизна – мое Небо – моя бездна – моя синяя Вечность –
Отчизна моя голубая. Этот ряд объединяет семантика синего (голубого) цвета,
выраженная как непосредственно, так и метонимически (Небо). Кроме того, в
ряд входят слова со значением бесконечности и вечности; это же значение
имплицитно (скрыто) присутствует в слове Небо.
Как соотнесены в стихотворении земной дом и небесный? Как
обозначена позиция (точка зрения) лирического героя во второй строфе?
Во второй строфе точка зрения лирического героя последовательно
расширяется: «угол высокого тихого дома» – «две мощных столетних сосны» –
«земля, Океаном объятая» – «созвездные сны». Истинным домом человеческого
духа определяется «синяя Вечность», перенестись туда можно, «вступая в
созвездные сны».
Как образно передается в заключительной части стихотворения
глубокая, органичная связь лирического героя с небесной отчизной?
Глубинное соотношение лирического героя и небесной отчизны в конце
стихотворения выражено метафорически: «Только ты меня видишь, Отчизна
моя голубая, И всегда к тебе в сердце светильник горит голубой». Семантика
высокого голубого тона придает этому образу особую цельность.
Какими еще средствами стихового строя подчеркивается ключевой
характер образа голубой отчизны, глобальность этого образа? Как
передается эмоциональное напряжение, устремленность лирического героя
к своей духовной родине?
Ключевой характер образа голубой отчизны подчеркивается
анафорическим повтором «Только ты», который одновременно связывает
начало стихотворения и его конец, акцентируя исключительную, особую роль
небесной отчизны в судьбе лирического героя. Глобальный характер этого
образа передается также соединением в одну метафору слов с общей частью
все- в первой строке заключительной строфы: «Всеобъемля, всемирность
всесветом своим усыпая…» Образ выглядит несколько вычурным,
тяжеловесным, но масштабность вселенской отчизны и ее воздействия на
лирического героя передается вполне. Эмоциональное напряжение, сила
лирического переживания выражается многочисленными повторами и
параллелизмами. Ритмомелодический строй (пятистопный анапест) создает
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
особую протяженность строки, полновесность мерного движения
стихотворения.
всего
Сопоставительный анализ
Выявляя особенности стихового строя в лирике Бальмонта, попробуем
обратиться к сопоставительному анализу с текстами А. Фета. О связи его поэзии
с творчеством Бальмонта писалось неоднократно; известно и собственное
признание поэта: «Фет мой крестный отец в поэзии». О стихотворении Фета
«Чудная картина!» Бальмонт писал: «Две последние строки – совершенство
внутренней музыки, влекущей душу вдаль» (К.Бальмонт. О поэзии Фета).
Попытаемся выявить основания для сопоставления этого стихотворения
Фета и бальмонтовского стихотворения «Млечный Путь» и обнаружить в
сравнении специфику поэтики Бальмонта.
А. Фет
Чудная картина!
Как ты мне родна:
Белая равнина,
Полная луна,
Свет небес высоких,
И блестящий снег,
И саней далеких
Одинокий бег…
К. Бальмонт
Млечный Путь
Месяца не видно. Светит Млечный Путь.
Голову седую свесивши на грудь,
Спит ямщик усталый. Кони чуть идут.
Звезды меж собою разговор ведут.
Звезды золотые блещут без конца.
Звезды прославляют Господа Творца.
«Господи», - спросонок прошептал ямщик,
И, крестясь, зевает, и опять поник,
И опять склонил он голову на грудь.
И скрипят полозья. Убегает путь.
Что позволяет сравнивать эти стихотворения?
Стихотворения сходны, прежде всего, ритмомелодической основой: у
Фета чередуется трехстопный и двустопный хорей, стихотворение Бальмонта
написано пятистопным хореем; совершенно очевидно, что, если соединить
смежные строки стихотворения Фета, получится размер стихотворения
Бальмонта, где после первых трех стоп в строке наблюдается цезура.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тексты объединяет также образ ночного зимнего пути и смежные с ним
образы: небесного света (у Фета – луны, у Бальмонта – звезд), саней (у
Бальмонта этот образ представлен метонимически: полозья), коней (у Фета
обозначены ситуативно – «…саней далеких одинокий бег»).
Внешне похоже заканчиваются оба стихотворения: и в том и в другом
передано длящееся движение в пространстве с опорой на сходный образ
(«Одинокий бег» у Фета и «Убегает путь» у Бальмонта). Лирическое звучание
концовки также сходно, чему способствует, помимо ритмомелодического строя,
анафорическое И в том и другом стихотворении.
Рассмотрим выражение эмоционально-оценочного плана в этих
стихотворениях. Проявляется ли в них оценочная направленность,
определенный эмоциональный тон?
В стихотворении Фета первая же строка выражает чувства лирического
героя и дает описание зимнего ночного мира с его точки зрения,
восклицательным знаком обозначен приподнятый тон всей строки. Во второй
строке эмоционально-оценочный план углубляется: «Как ты мне родна».
Одновременно в этой строке задается микротема для дальнейшего движения
текста. Текст развертывается в ряде объективных характеристик, выраженных
номинативными предложениями (почти все они умещаются в границах одной
строки). Однако при этом лирический характер и поэтический тон
стихотворения сохраняется за счет параллелизма («Белая равнина, Полная
луна»), инверсии («Свет небес высоких», «И саней далеких»), анафорического
повтора.
Особую роль в передаче лирического тона, интонации глубокого, не до
конца выраженного словами чувства играет метонимический эпитет в последней
строке «одинокий бег») и завершающее многоточие.
Эмоционально-оценочный характер стихотворения Бальмонта не так явно
обозначен; здесь нет прямого выражения позиции и чувств лирического героя.
Тем не менее лирическое звучание стихотворения во многом достигается
инверсией («голову седую», «ямщик усталый», «разговор ведут», «звезды
золотые», «скрипят полозья», «убегает путь»); анафорическими повторами
слова звезды, союза И; постепенным и последовательным сокращением объема
завершающих предложений.
В обоих текстах, и особенно в стихотворении Бальмонта, настроение
создается характером ключевого образа пути, всей картиной ночного зимнего
пейзажа.
Что же это за картина? Какими средствами создается образ ночного
заснеженного мира у Фета и Бальмонта?
Ночной пейзаж у Фета обрисован в самых общих, ключевых
характеристиках, направленных на передачу света и простора родного мира.
При этом очень важна не только семантика белизны и света, так или иначе
реализующаяся в каждом образе, - важно постепенное расширение перспективы
в изображении пространства: взгляд вдаль («белая равнина») – вверх («полная
луна») – соединение земного и небесного образов в едином объемном
пространстве («Свет небес высоких, / И блестящий снег») – и выход,
направленность за пределы этого пространства («И саней далеких / Одинокий
бег»). В таком пейзаже действительно совмещается чувство одиночества,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
затерянности в необъятном, бесконечном просторе – и в то же время
родственной, сердечной связи с ним.
У Бальмонта в центре внимания – соотношение земного и небесного
миров. Стихотворение начинается с образа небесной звездной дороги –
Млечного Пути. В его свете и развертывается изображение пути земного. Этот
образ представлен в совершенно реалистических, конкретных деталях (за
которыми, впрочем, традиционная семантика русского мира и устойчивое
поэтическое выражение времени): ямщик, кони, долгая, утомительная зимняя
дорога. В то же время это путь под звездами, и образ звезд развернут в
своеобразном контрасте: ямщик спит – «звезды меж собою разговор ведут»;
троекратным повтором яркий мир звезд выделен как особый, обращенный к
Господу: «Звезды прославляют Господа Творца». У ямщика имя Господа звучит
в более бытовом плане («Господи», - спросонок прошептал ямщик / И, крестясь,
зевает…»). Тем не менее земной и небесный мир объединены в одно целое и
звездным светом, и общим состоянием погруженности в особую тишину, в
которой внятен разговор звезд, молитва ямщика и скрип полозьев, и образом
пути, который в первой строке связан с семантикой света («Светит Млечный
Путь»), а в заключительной – с семантикой движения («Убегает путь»).
В результате образ пути становится символическим: он соотнесен как с
традиционным выражением пути умерших на небеса, так и с представлением
жизненного пути, направляемого звездами. Название акцентирует ключевой
образ стихотворения. Символический смысл образа не исключает реальной
картины ночного мира, где земное и небесное начала соотносятся в едином (и
опять-таки незамкнутом!) пространстве.
Итак, в сопоставлении стихотворений Фета и Бальмонта прослеживается
сходство ключевых образов, единое лирическое начало, общность
ритмомелодического строя – и в то же время обнаруживается индивидуальное
выражение
художественного
образа.
Эмоционально-оценочный
план
стихотворений совершенно различен: если у Фета на первом плане – лирическое
чувство, выраженное как непосредственно, так и через образный строй
стихотворения, то в стихотворении Бальмонта преобладает чувство мистическое
и наблюдается символический характер его выражения.
Взаимонаправленность, возникающая в процессе сопоставительного
анализа, обнаруживает специфику как мироощущения, так и художественного
метода каждого из поэтов.
В этом отношении интересно сравнить развитие ключевого образа в
стихотворениях «Вечер» А. Фета и «Золотая» К. Бальмонта.
А. Фет
Вечер
Прозвучало над ясной рекою,
Прозвенело в померкшем лугу,
Прокатилось над рощей немою,
Засветилось на том берегу.
Далеко, в полумраке, луками
Убегает на запад река.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Погорев золотыми каймами,
Разлетелись, как дым, облака.
На пригорке то сыро, то жарко,
Вздохи дня есть в дыханье ночном, Но зарница уж теплится ярко
Голубым и зеленым огнем.
К. Бальмонт
Золотая
Вознеслась над Морем, золотая,
Разлилась на Запад и Восток,
Расцветила с края и до края,
Засветила в сердце огонек.
Там на дне несохнущей криницы,
В глубине, где все схоронено,
Как напев, зажгла огонь зарницы,
И, сгорев, златым явила дно.
Какие общие образы развиваются в этих стихотворениях? Можно ли
обнаружить общую особенность в представлении этих образов Фетом и
Бальмонтом?
И в том и в другом стихотворении развиваются образы небесного света зари и зарницы (отблеска далеких молний). И у Фета, и у Бальмонта заря прямо
не названа; в обоих стихотворениях представлено явление зари в мире, ее
отражение в окружающем.
К какому общему приему прибегают оба поэта, чтобы нарисовать эти
образы?
Прежде всего, оба поэта акцентируют движение, избегая прямого
именования субъекта. Фет, изображая зарницу, опирается на глаголы в
безличном употреблении, усиленные параллелизмом (прозвучало, прозвенело,
прокатилось, засветилось). Бальмонт в представлении зари использует форму
неполного предложения с однородными сказуемыми, также расположенными
параллельно друг другу в первой строфе (вознеслась, разлилась, расцветила,
засветила).
Динамизм усиливается за счет того, что слово, непосредственно
обозначающее появление света (почти одно и то же в обоих текстах), возникает
лишь в последней строке первой строфы (засветилось – засветила); в конце
того и другого стихотворения появляется образ, связанный с зарей
метонимически и названный однокорневым словом зарница.
Тем не менее в соотношении с миром заря и зарница у Фета и у
Бальмонта представлены по-разному. Попытаемся обнаружить эту
разницу. В каком взаимодействии изображается небесный свет
в
стихотворении Фета и в каком -–у Бальмонта?
В стихотворении Фета отсветы зарницы и свет зари изображены в
окружающем пейзаже; причем образный строй каждого четверостишия как бы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развертывается от представления состояния окружающего мира – к
изображению света в конце строфы: в первой – через движение («засветилось на
том берегу»); во второй – в метафорическом представлении облаков («Погорев
золотыми каймами, Разлетелись, как дым, облака»); в третьей – в
акцентированном образе небесного огня, усиленном эпитетами, в том числе и
цветовыми («Но зарница уж теплится ярко Голубым и зеленым огнем»). В
результате возникает динамичный образ изменчивого, подвижного и в то же
время все более усиливающегося небесного света, органично слитого с общей
атмосферой вечереющего мира и являющего в себе текучий переход от дня к
ночи (особенно это подчеркнуто сопоставительным строем последней строфы).
Состояние человека растворено в состоянии природы (обратим внимание
на развернутое олицетворение в последней строфе, подчеркнутое глубокими
звуковыми повторами: «Вздохи дня есть в дыханье ночном»). Поэтому название
стихотворения Фета выделяет более общее явление – «Вечер» и не акцентирует
образ зари как ключевой.
В стихотворении Бальмонта соотношение зари с миром иное. Во-первых,
метафора-загадка, представляющая зарю в первой строфе, рисует ее яркой,
преображающей весь мир, охватывающей обширное пространство (каждая
строка по-своему усиливает семантику размаха, широты, глобальных масштабов
зари). Эпитет золотая связан в первой строфе в большей мере с внешним,
цветовым и световым обликом зари, хотя одновременно в нем чувствуется и
присущий слову золотая оценочный оттенок, связанный с выражением
драгоценного, высокого качества, вызывающего положительную оценку.
Во-вторых, последняя строка первой строфы метафорически представляет
взаимодействие зари уже с внутренним миром человека, - перемену, которую
несет свет зари сердцу: «Засветила в сердце огонек».
Вся вторая строфа развертывает эту метафору; здесь огонь зарницы – это
отражение небесной зари в сердце человека; однако не только внутренний свет,
но и огонь (огонь чувства, яркой эмоциональной жизни) передается этой
метафорой (через слово сгорев). Необычным выступает то, что в поэтической
традиции сгореть, отгореть (отпылать и т.п.) означает утратить чувство,
избыть его, охладеть, - у Бальмонта небесный свет облагораживает сердце,
делает его золотым – «златым» («И, сгорев, златым явила дно»). Связь
высветленного, чистого «златого» сердца человека с золотой зарей
подчеркивается корневым повтором в эпитетах (золотая в первой строке – и
златое в последней). Таким образом, ключевые слова образуют своеобразное
композиционное кольцо в структуре стихотворения и откликаются в его
названии, которое прочитывается и как характеристика души человека,
озаренной небесным светом и очищенной огнем зарницы.
Итак, при всем сходстве ключевых образов и приемов их выражения,
стихотворения Фета и Бальмонта развивают разные аспекты поэтической темы:
у Фета зарница представлена как самая трепетная и яркая часть живого
вечереющего мира, неуловимая и загадочная в полутонах, отблесках и намеках.
У Бальмонта заря – источник яркого духовного огня, отсвет которого очищает и
высветляет сердце человека; образ зарницы в его стихотворении –
метафорический, а свойство, подчеркнутое заглавием, оказывается общим
высоким, светоносным качеством небесного света – и человеческой души.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В то же время в образном строе того и другого стихотворения образ
небесного света связан с представлением таинственной силы, волшебно
преображающей мир.
Размышляем самостоятельно
***
Я – изысканность русской медлительной речи,
Предо мною другие поэты – предтечи,
Я впервые открыл в этой речи уклоны,
Перепевные, гневные, нежные звоны.
Я – внезапный излом,
Я – играющий гром,
Я – прозрачный ручей,
Я – для всех и ничей.
Переплеск многопенный, разорванно-слитный,
Самоцветные камни земли самобытной,
Переклички лесные зеленого мая,
Все пойму, все возьму, у других отнимая.
Вечно юный, как сон,
Сильный тем, что влюблен
И в себя и в других,
Я – изысканный стих.
Чьи характеристики развертываются в этом стихотворении? Какое
явление представлено личным местоимением Я?
Какую
роль
играют
описательные
и
отождествляющие
характеристики?
Почему особое место занимают в стихотворении различные повторы,
в том числе и звуковые?
Как связана с образом «изысканного», яркого, свободного стиха
структура стихотворения, его ритмомелодический строй?
В чем особенность своеобразного композиционного кольца,
очевидного при сопоставлении начальной и конечной строк?
Я русский
Я русский, я русый, я рыжий.
Под солнцем рожден и возрос.
Не ночью. Не веришь? Гляди же
В волну золотистых волос.
Я русский, я рыжий, я русый.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От моря до моря ходил.
Низал я янтарные бусы,
Я звенья ковал для кадил.
Я рыжий, я русый, я русский.
Я знаю и мудрость и бред.
Иду я – тропинкою узкой,
Приду – как широкий рассвет.
Какую роль в стихотворении играет варьирующийся рефрен,
которым начинается каждая новая строфа?
Можно ли мотивировать последовательность характеристик в
образном строе каждой строфы и стихотворения в целом?
Как развивается в стихотворении ключевой образ света? Почему он
выступает сквозным, стержневым образом в выражении поэтической
темы?
Кольца
Ты спишь в земле, любимый мой отец.
Ты спишь, моя родная, непробудно.
И как без вас мне часто в жизни трудно,
Хоть много знаю близких мне сердец.
Я в мире вами. Через вас певец.
Мне ваша правда светит изумрудно.
Однажды духом слившись обоюдно,
Вы уронили звонкий дождь колец.
Они горят. В них золото – оправа,
Они поют. И из страны в страну
Иду, вещая солнце и весну.
Но для чего без вас мне эта слава?
Я у реки. Когда же переправа?
И я с любовью кольца вам верну.
Какова особенность структуры стихотворения?
Как развивается поэтическая тема?
Какую роль в воплощении поэтической темы играет ключевой образ,
вынесенный в название?
Какие средства формируют этот образ? В чем выражается
композиционная функция образа колец?
На краю Земли
Я на краю Земли. Я далеко на Юге.
На юге разных стран, - на юге всей Земли.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Моя заря горит на предполярном круге.
В моих морях встают не часто корабли.
Мой светоч – Южный Крест. Мой светоч – отблеск льдины.
Здесь горы льдяные – один плавучий храм.
Но за чертой мечты – мой помысел единый
Ведет мой дух назад, к моим родным полям.
И сколько бы пространств – какая бы стихия,
Ни развернула мне, в огне или в воде, Плывя, я возглашу единый клич: «Россия!»
Горя, я пропою: «Люблю тебя – везде!»
Как проявляется и какую роль играет оппозиция горение / холод,
север / юг?
В чем необычность отражения устойчивого сочетания «край земли» в
образной системе этого стихотворения?
Как достигается и чему служит динамика эмоционального тона?
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
Кто?, Примиренье, Из ночи, Марево, Проклятая свадьба, Я слышу, Здесь и
там, Некрасов, Заветная рифма, Дым, Мост, Темному брату, «Где б я ни
странствовал…», Прекрасней Египта, Страна, которая молчит.
Литература
1. Анненский И. Бальмонт-лирик // Анненский И. Избранные произведения.
Л.,1988.
2. Таганов Л.Н. Родной край в поэзии К.Бальмонта // Константин Бальмонт,
Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып.2. Иваново,1996.
3. Таганов Л.Н. Шесть тезисов о «русской нерусскости» К.Бальмонта //
Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып.3. Иваново, 1998.
4. Жемчужный И.С. К.Д.Бальмонт и А.А.Фет // Константин Бальмонт, Марина
Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып.3. Иваново,1998.
5. Молчанова Н.А. «В мареве родимая земля»: о первой эмигрантской
стихотворной книге К.Д.Бальмонта // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и
художественные искания ХХ века. Вып.4. Иваново,1999.
6. Куприяновский П. В. Родина в поэтическом сознании К. Д. Бальмонта (От
мотивов и темы к образу России) // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и
художественные искания ХХ века. Вып.5. Иваново, 2002.
7. Петрова Т. С. «Высокий подвиг» поэта Бальмонта // Константин Бальмонт,
Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып.6. Иваново, 2004.
11 класс
«Я тревожный призрак, я стихийный гений…»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(Бальмонт - поэт-символист)
В 11 классе необходимо найти такой способ подачи материала, который
позволил бы обобщить то, что уже известно о поэте, дать возможность ученикам
реализовать знание его творчества (в большой мере – наизусть), углубить
восприятие стихов на новой возрастной ступени, развив при этом навыки
анализа поэтического текста, и представить творчество Бальмонта в связи с
эстетическими поисками и художественными особенностями символизма.
Читаем и обсуждаем на уроке
Системный подход к решению обозначенных задач при наличии учебного
времени может быть таким.
Ученики получают предварительное задание: повторить стихи, выученные
когда-то наизусть; найти стихотворение, особенно ярко отражающее
творческую индивидуальность Бальмонта.
Эти стихи дети читают по желанию в начале 1-го урока («Мои
песнопенья», «Я – изысканность русской медлительной речи», «Завет бытия»,
«Я не знаю мудрости…», «Оттуда» и др.).
Первому уроку «Я обещаю вам сады…» предпосланы эпиграфом слова
М.Цветаевой: «На Бальмонте, в каждом его жесте, шаге, слове – клеймо –
печать – звезда – поэта».
На уроке идет речь о детстве, юности, родителях поэта; о начале его
творчества в 90-е годы Х1Х века; о предтечах его лирики ( в числе которых
Жуковский, Лермонтов, Некрасов, Фет, Тютчев, Шелли) и о направленности
бальмонтовской лирики на передачу мимолетных, неуловимых настроений, о
стремлении к изысканности, напевности стиха. Уже в этом – одно из главных
свойств поэзии Бальмонта – устремленность к красоте, которая представляется
первоосновой мира и, по мнению символистов, заключает в себе необходимую
гармонию.
Кратко раскрывается понимание Бальмонтом особенностей поэзии
символизма, отраженное в статье «Элементарные слова о символической
поэзии»: «Как определить точнее символическую поэзию? Это поэзия, в
которой органически, не насильственно, сливаются два содержания: скрытая
отвлеченность и очевидная красота <…> Символика говорит исполненным
намеков и недомолвок нежным голосом сирены или глухим голосом сибиллы,
вызывающим предчувствие».
Одним из важнейших свойств символической поэзии Бальмонт считал то,
что «подобно музыке и живописи, она возбуждает в душе сложное настроение»,
- поэтому ее правомерно отнести к психологической лирике. Особенности
символического произведения Бальмонт видит в его принципиальной
двуплановости: в непосредственности образов, «прекрасных в своем
самостоятельном существовании», - и в то же время в «скрытой в них духовной
идеальности, придающей им двойную силу».
Поэтому принцип зеркальности, различного рода отражения, удвоения,
так же, как намеки, полутона – это важнейшие элементы бальмонтовского
поэтического языка. Стихотворение очень часто строится так, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воспринимается как чисто пейзажное, - и в то же время скрывающее в себе
особый символический смысл.
Рассмотрим в качестве примера стихотворение «Вечер».
Вечер
Удвоены влагой сквозною,
Живя неземной белизною,
Купавы на небо глядят.
И дремлют прибрежные травы,
И внемлют их вздохам купавы,
Но с ними вздохнуть не хотят.
На озере, тихом и сонном,
Наскучив путем раскаленным,
Качается огненный лик, То Солнце, зардевшись закатом,
На озере, негой объятом,
Лелеет лучистый двойник.
И тучка, - воздушная нега, Воздушней нагорного снега,
На воды глядит с вышины;
Охвачена жизнью двойною,
Сквозя неземной белизною,
Чуть дышит в улыбке волны.
Оксфорд.
Весна, 1897.
Какая картина передается в этом стихотворении? Насколько она
живописна, конкретна? Что придает ей образный характер?
Стихотворение выглядит пейзажным: в нем нарисована картина летнего
вечера; живописно изображается озеро и отраженные в нем купавы, солнце,
тучка (каждый образ развертывается в одной из трех строф стихотворения).
Все эти образы олицетворяются: купавы глядят, внемлют, травы
дремлют, Солнце «лелеет лучистый двойник», тучка «Чуть дышит в улыбке
волны».
Присмотримся внимательней к тому, как развиваются ключевые
образы. В каком взаимодействии представлен каждый из них ( купавы – в
первой строфе, Солнце – во второй, тучка – в третьей)?
Олицетворение в этом тексте обнаруживает особенность: каждый из
ключевых олицетворенных образов представлен в живом взаимодействии с
водой (влагой), с окружающим миром земли и с небом. Это взаимодействие
передается непосредственно в первой строфе («Купавы на небо глядят», они
«внемлют» вздохам трав, «Но с ними вздохнуть не хотят»); взаимодействие
Солнца и неба выражено метафорически («То Солнце, зардевшись закатом…»);
тучка самым непосредственным образом связана со стихией воздуха – это
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
передается через характеризующую перифразу («воздушная нега») и
развернутое сравнение («воздушней нагорного снега»).
Взаимодействие с водой (влагой) и купав, и Солнца, и тучки обнаруживает
общее свойство – отражение. Почему это так важно для поэта? Какие
качества появляются в каждом из них при взаимодействии с водой?
Во-первых, в каждой из строф возникает мотив удвоения: отраженный
образ представляется не сам по себе, а в совокупности с отражаемым. Это
удвоение уже выделяет важное для символистов явление – отражение мира
невидимого (ноуменального) в мире земном; картина удвоенного мира
воспринимается как знак такого отражения.
Во-вторых, в этом земном пейзаже постоянно проявляются
характеристики и свойства неземного мира.
Внимательно всмотревшись в текст, найдем эти характеристики в
каждой строфе: купавы живут «неземной белизною»; Солнце являет «огненный
лик», «лучистый двойник»; о тучке же прямо сказано: «Охвачена жизнью
двойною», и не случайно она сквозит «неземной белизною», как и купавы.
Очевидно, что каждый образ так или иначе проявляет в себе неземное
начало, и каждый выступает во взаимодействии с другими. Тот же признак
белизны, особо значимый в поэтике символистов, знаменующий
одухотворенный, незримый мистический мир, в купавах предстает, скорее, как
проявление глубинной водной среды, а в тучке, безусловно, - высокой,
воздушной. В результате образ «неземной белизны» также реализует
двуплановый, объемный характер.
Очень важно заметить, что вечерний мир представлен Бальмонтом в
особом состоянии. Что это за состояние? Как оно передается?
Весь мир изображен в состоянии дремоты, сна и неги: травы «дремлют»;
Солнце «лелеет лучистый двойник» «На озере, тихом и сонном», «негой
объятом»; «тучка – воздушная нега», «чуть дышит в улыбке волны». Дремота,
сон – это особое в поэтике символистов состояние «междубытия», в котором
прозревается незримое, открывается недоступное разуму, так как разум спит, и
весь мир воспринимается особым интуитивным образом, постигается
иррациональным путем. Вечер, кстати, в этом отношении – тоже особое время
суток, способствующее обострению чуткости человеческой души и постижению
невидимого, глубинного бытия.
Таким образом, в стихотворении Бальмонта отражено особое состояние
всего живого мира, в котором открывается его глубинная, высшая суть, скрытая
от «дневного», рассудочного восприятия. Поэтому название стихотворения
также обнаруживает двуплановость: оно не просто передает тему
стихотворения, но и заключает в себе символический аспект этой темы.
Само стихотворение являет образ мира, преображенного в зеркальных
взаимоотражениях. Как способствует этому структурная композиция
стихотворения?
Каждая строфа представляет собой шестистишие, где 1-я и 2-я, 4-я и 5-я
строки рифмуются попарно, а рифма 3-ей и 6-ой строк скрепляет трехстишия в
шестистишие. Рифма, кроме того, акцентирует смысловую связь в парах:
«сквозною белизною» – «двойною белизною»; значимым выглядит и отражение
взаимоуглубляющегося образа в рифме вышины – волны.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Звуковой строй стихотворения также отражает его особую гармонию:
первая строфа завершается «воздушными» звуковыми перекличками,
передающими образ дыхания: «их вздохам купавы» – «вздохнуть не хотят»;
вторая строфа развивает и особенно явно отражает в последней строке
аллитерацию на основе плавных: лик, лелеет, лучистый; последняя строка
третьей строфы объединяет в себе оба звуковых ряда: «Чуть дышит в улыбке
волны».
Плавное мелодическое движение придает стихотворению его размер:
трехстопный амфибрахий.
Стихотворение «Вечер» – образец символической поэзии, о которой
Бальмонт писал: «Если вы любите непосредственное впечатление,
наслаждайтесь в символизме свойственной ему новизной и роскошью картин.
Если вы любите впечатление сложное, читайте между строк – тайные строки
выступят и будут говорить с вами красноречиво» (К.Бальмонт. Элементарные
слова о символической поэзии»).
На втором уроке предполагается углубление знакомства с особенностями
художественного строя символической поэзии, закрепление и развитие умений
текстового анализа стихотворения.
Дома предлагается выявить особенности символического языка в
стихотворении «Мы шли в золотистом тумане»:
Мы шли в золотистом тумане
И выйти на свет не могли,
Тонули в немом Океане,
Как тонут во мгле корабли.
Нам снились видения Рая,
Чужие леса и луга,
И прочь от родимого края
Иные влекли берега.
Стремясь ускользающим взглядом
К пределам безвестной земли,
Дышали с тобою мы рядом,
Но был я как будто вдали.
И лгали нам ветры и тучи,
Смеялись извивы волны,
И были так странно певучи
Беззвучные смутные сны.
И мы бесконечно тонули,
Стремяся от влаги к земле, –
И звезды печально шепнули,
Что мы утонули во мгле.
Направляющие вопросы:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- Можно ли представить путь, образ которого развивается в
стихотворении, как путь реальный?
- Можно ли определить, что это за путь? К чему стремится лирический
герой?
- Какие образные характеристики выступают метафорическими?
- Какие образы и за счет чего развивают символические значения?
- Что говорит о том, что это стихотворение отражает символическую
направленность?
Второй урок «”Певучая сила” поэта (язык символической поэзии
Бальмонта)» начинается с беседы по осмыслению стихотворения «Мы шли в
золотистом тумане…» в русле предложенных для домашней подготовки
направляющих вопросов.
Образ пути в мифопоэтике символистов – один из основных. Он связан с
представлением духовного движения, с поисками идеала, с преодолением
препятствий в духовном становлении, с внутренней борьбой. В художественном
плане такая духовная борьба часто представляется как движение от мрака – к
свету, от земного, бренного бытия – к просветленному, небесному.
В стихотворении Бальмонта, безусловно, можно усмотреть черты образа
пути реального (особенно в 1-ой строке). Во второй части 2-ой строфы, где
возникает пушкинский образ чужого дальнего края («Иные берега, иные
волны…» – «Вновь я посетил…»), у Бальмонта в строке «И прочь от родимого
края Иные влекли берега» отражается стремление к новому, неведомому – «К
пределам безвестной земли». При этом «чужие леса и луга» представляются как
«видения Рая».
Уже здесь появляется метафорический образ «золотистого тумана» как
представление прозреваемого, но неясного, неявного света; с образом тумана
традиционно связано ощущение неясности, зыбкости, часто – таинственности;
метафора тонуть употребляется здесь в значении «терять ориентировку или
чувство реальности», «блуждать». В 1-ой строке второй строфы метафорическое
значение реализует и глагол сниться – значение, близкое к романтическому
«мечтать», «грезить».
Однако далее образ сна развивается как символический: он выражает особое,
«странное» состояние, в котором все более зыбким становится окружающее.
Важнейшая характеристика этого ирреального мира, мира погружения в мечту и
грезу, - странно: «И были так странно певучи Беззвучные смутные сны».
Мир грезы, «смутных снов» обнаруживает свойство зеркальности: немота,
беззвучие отражается в нем певучестью, мелодичным звучанием. Его
запредельность, ирреальность передается в контексте словами со значением
зыбкости, неустойчивости, неопределенности, неистинности – обмана:
«ускользающим взглядом», «Дышали с тобою мы рядом, Но был я как будто
вдали», «И лгали нам ветры и тучи, Смеялись извивы волны».
В таком контексте и «золотистый туман» превращается в символ
мистического, ирреального «междубытия», которое увлекает и губит душу
человека. Развитие этого образа в стихотворении явно обнаруживает
диалектичность, динамику: от золотистого тумана – к мгле, которая сначала
обозначена в контексте сравнения, а в конце выступает как образ гибели
надежд, светлых порывов (это подчеркивается словом печально: «И звезды
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
печально шепнули», сменой глагола несовершенного вида глаголом
совершенного вида: тонули – утонули).
Таким образом, это стихотворение передает сложное психологическое
переживание поиска пути к желанному идеалу, который соотносится
одновременно и с пространством «безвестной земли», и с будущим временем, в
которое устремлен лирический герой. Связанный с этой мечтой свет,
следовательно, определяет характер как желанного времени, так и пространства.
Драматизм стихотворения связан с тем, что путь лирического героя так и не
выводит его к свету, - побеждает вязкая, влажная мгла («влага» и «земля»
противопоставлены в последней строфе как губительное, зыбкое начало,
образно отражающееся также в глаголах тонуть, утонуть, - и желанные «иные
берега» – новая жизнь, сопряженная с райским блаженством).
Весь образный строй стихотворения обнаруживает особенности
символистской лирики.
Однако у Бальмонта образ пути может быть представлен и совершенно
иначе. Рассмотрим развитие и характер этого образа в стихотворении «Я
мечтою ловил уходящие тени».
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.
И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
В чем особенность представления пути в этом стихотворении?
Здесь путь представлен как движение за солнцем, восхождение на башню,
откуда видно солнце.
Какими средствами создается образ восхождения?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Образ восхождения создается за счет опоры на ключевые образы-символы
ступеней, башни, в традиции символизма связанных с идеей духовного развития
человека, движения к идеалу (здесь важно изображение направленного
движения от земли к небу – снизу вверх). На характер образа работает и
ритмомелодический строй стихотворения, выразительно-изобразительные
ресурсы строфики: движение подчеркивается длинной строкой с подхватом,
четко организованным ритмом (размер стихотворения - четырехстопный
анапест).
К чему стремится лирический герой? Что несет человеку это
восхождение?
Восхождение вслед за солнцем изображается как движение от тьмы к свету, к
духовной просветленности и высоте; лирический герой стремится приобщиться
к высшему миру.
Какой прием особенно важен для выразительного представления такого
пути ?
Особенно здесь важен прием контраста: тьма – свет, угасание – блистание;
контраст подчеркивается и конструкцией на основе формы сравнительной
степени: «Чем я выше всходил, тем светлее сверкали, Тем светлее сверкали
выси дремлющих гор».
Ощущение расширяющегося кругозора, открывающегося мира создается
также через изображение звуков («И какие-то звуки вдали раздавались, Вкруг
меня раздавались от Небес и Земли»), незаходящего «огневого светила».
Почему можно утверждать, что движение ввысь, к свету изображено как
безостановочное, длящееся?
Концовка стихотворения заостряет образ длящегося движения: «И все выше
я шел, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня»; повторподхват еще более подчеркивает метонимический образ продолжающегося,
незавершенного пути.
Таким образом, пафос стихотворения - вечное восхождение духа к истине и
красоте.
Дома детям предлагается найти стихи, где так или иначе представлена
невыразимая красота (или воспользоваться предложенным перечнем), выучить
любое из них наизусть и попытаться определить, как связан найденный поэтом
образ с выражением красоты.
Третий и четвертый уроки объединяются темой «”Завет бытия”
Константина Бальмонта».
В начале третьего урока обращаемся к стихам, отражающим мотив
красоты (ученики читают подготовленное дома; ведется беседа о выражении
мотива красоты разными средствами, о сущности красоты в представлении
Бальмонта). Возможный подбор стихов для наблюдений:
Мой друг, есть радость и любовь,
Есть все, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я, и ты –
Мы только грезы Красоты,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.
- Красота связана с вечностью; ее образы – сады, цветы, мечта.
Ночные цветы
В воздухе нежном прозрачного мая
Дышит влюбленность живой теплоты:
В легких объятьях друг друга сжимая,
Дышат и шепчут ночные цветы.
Тени какие-то смутно блуждают,
Звуки невнятные где-то звенят,
В воздухе тают, и вновь возрастают,
Льется с цветов упоительный яд.
То не жасмин, не фиалки, не розы,
То не застенчивых ландышей цвет,
То не душистый восторг туберозы, Этим растеньям названия нет.
Только влюбленным дано их увидеть,
С ними душою весь мир позабыть,
Тем, что не могут друг друга обидеть,
Тем, что умеют ласкать и любить.
Знай же, о, счастье, любовь золотая,
Если тебя я забыться молю,
Это – дыханье прозрачного Мая,
Это – тебя я всем сердцем люблю.
Если виденья в душе пролетают,
Если ты жаждешь и ждешь Красоты, Это вблизи где-нибудь расцветают,
Где-нибудь дышат – ночные цветы.
- Знаком красоты снова выступают цветы, образ которых здесь явно
символичен: это цветы без названия; рифма подчеркивает образное
соответствие: цветы – красоты; условием проявления и постижения красоты
представлена любовь.
Линии света
Длинные линии света
Ласковой дальней луны.
Дымкою море одето.
Дымка – рожденье волны.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Волны, лелея, сплетают
Светлые пряди руна.
Хлопья плывут – и растают,
Новая встанет волна.
Новую линию блеска
Вытянет ласка луны.
Сказка сверканий и плеска
Зыбью дойдет с глубины.
Влажная пропасть сольется
С бездной эфирных высот.
Таинство небом дается,
Слитность – зеркальностью вод.
Есть полногласность ответа,
Только желай и зови.
Длинные линии света
Тянутся к нам от любви.
- Красота явлена в самом строе стихотворения, переливчатом, плавном, в
образе лунного света, связывающего небо и море с бездной и таинством
любви.
Сказать мгновенью: стой!
Быть может, вся природа – мозаика цветов?
Быть может, вся природа – различность голосов?
Быть может, вся природа – лишь числа и черты?
Быть может, вся природа – желанье красоты?
У мысли нет орудья измерить глубину,
Нет сил, чтобы замедлить бегущую весну.
Лишь есть одна возможность сказать мгновенью: стой!
Разбив оковы мысли, быть скованным – мечтой.
Тогда нам вдруг понятна стозвучность голосов,
Мы видим все богатство и музыку цветов,
А если и мечтою не смерить глубину, Мечтою в самых безднах мы создаем весну.
- В стихотворении отражается устремленность к красоте; желание постичь мир
передается в параллельном ряде вопросов, пафос мечты, открывающей
свободный мир, завершает стихотворение и отражается в названии, несущем
в себе аллюзию к фразе из «Фауста» Гете: «Остановись, мгновенье, ты
прекрасно!».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Будем как солнце! Забудем о том,
Кто нас ведет по пути золотому,
Будем лишь помнить, что вечно к иному,
К новому, сильному, к доброму, к злому,
Ярко стремимся мы в сне золотом.
Будем молиться всегда неземному
В нашем хотенье земном.
Будем, как солнце всегда – молодое,
Нежно ласкать огневые цветы,
Воздух прозрачный и все золотое.
Счастлив ты? Будь же счастливее вдвое,
Будь воплощеньем внезапной мечты!
Только не медлить в недвижном покое,
Дальше, еще, до заветной черты,
Дальше, нас манит число роковое
В вечность, где новые вспыхнут цветы.
Будем как солнце, оно – молодое.
В этом завет красоты!
- «Завет красоты» – в верности солнечному началу, полному жизненной
молодой энергии, воли к жизни, устремленности к свету и счастью.
Далеким близким
Мне чужды ваши рассуждения: «Христос», «Антихрист», «Дьявол», «Бог».
Я - нежный иней охлаждения,
Я - ветерка чуть слышный вздох.
Мне чужды ваши восклицания:
«Полюбим тьму», «Возлюбим грех».
Я причиняю всем терзания,
Но светел мой свободный смех.
Вы так жестоки – помышлением,
Вы так свирепы – на словах.
Я должен быть стихийным гением,
Я весь в себе – восторг и страх.
Вы разделяете, сливаете,
Не доходя до бытия.
Но никогда вы не узнаете,
Как безраздельно целен я.
- Красота – в естественной цельности мироощущения, в верности самому себе;
поэтому оппозиции в стихотворении намеренно заострены – в начале каждой
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строфы, в оксюмороне заглавия; контрастно сопоставлены узко рассудочное
отношение к жизни – и позиция лирического героя – «стихийного гения».
Лебедь
Заводь спит. Молчит вода зеркальная.
Только там, где дремлют камыши,
Чья-то песня слышится, печальная,
Как последний вздох души.
Это плачет лебедь умирающий,
Он с своим прошедшим говорит,
А на небе вечер догорающий
И горит и не горит.
Отчего так грустны эти жалобы?
Отчего так бьется эта грудь?
В этот миг душа его желала бы
Невозвратное вернуть.
Все, чем жил с тревогой, с наслаждением,
Все, на что надеялась любовь,
Проскользнуло быстрым сновидением,
Никогда не вспыхнет вновь.
Все, на чем печать непоправимого,
Белый лебедь в этой песне слил,
Точно он у озера родимого
О прощении молил.
И когда блеснули звезды дальние,
И когда туман вставал в глуши,
Лебедь пел все тише, все печальнее,
И шептались камыши.
Не живой он пел, а умирающий,
Оттого он пел в предсмертный час,
Что пред смертью, вечной, примиряющей,
Видел правду в первый раз.
- Воплощением красоты выступает здесь образ лебедя; все стихотворение
звучит прекрасной лебединой песней – последней, прощальной, а потому
печальной; тем не менее в этой песне – правда, открывающаяся лишь на
грани жизни и смерти.
Мой завет
Я не устану быть живым,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ручей поет, я вечно с ним,
Заря горит, она – во мне,
Я вечно в творческом Огне.
Затянут в свет чужих очей,
Я – в нежном золоте лучей,
Но вдруг изменится игра,
И нежит лунность серебра.
А Ночь придет, а Ночь темна, В душе есть светлая страна,
И вечен светоч золотой
В стране, зовущейся Мечтой.
Мечта рождает Красоту,
Из нежных слов я ткань плету,
Листок восходит в лепесток,
Из легких строк глядит цветок.
Мгновений светлый водопад
Нисходит в мой цветущий сад,
Живите ж все, любите сон, Прекрасен он, кто в Жизнь влюблен.
- Образами красоты выступают свет, мечта, ручей, сад, цветы, стихи;
сущность красоты – сама жизнь.
Таким образом, красота в лирике Бальмонта – это воплощение правды, света
и добра, цельности сложного, многообразного, богатого мира, жизненной силы
и творческой энергии. Не случайно одну из своих книг поэт назвал «Литургия
Красоты». Поэтическое творчество было для него служением этому высокому
духу: «И утолительное добро – творить Красоту», - писал Бальмонт в очерке
«На заре».
На этих уроках продолжается представление творчества Бальмонта в
сочетании с основными моментами его биографии.
Говорится о символистской направленности лирики 1900-х годов: об
утверждении в ней культа Солнца как средоточия жизненной и творческой силы
(«Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце…»), о представлении в основе мира
«четверогласия стихий» и духа музыки («Музыка», «Рождение музыки»).
Образы стихий в поэтическом воплощении Бальмонта вполне могут
охарактеризовать в небольших сообщениях дети (тем более, что об этом уже
упоминалось ранее – в 7-м и 10-м классе).
Основой трактовки бальмонтовского представления «четверогласия стихий»
служит фрагмент из записной книжки 1904 года от 3 декабря (К.Бальмонт.
Стозвучные песни. Ярославль, 1990. С.262-263).
Поэтическое воплощение стихий представляют четыре ученика; каждый дает
«портрет» одной из стихий на примере одного-двух самых показательных
стихотворений: огонь – «Гимн Огню», «Заклинанье воды и огня»; вода –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Воззванье к Океану», «Морская страница»; воздух – «Ветер»; земля – «Земля, я
неземной…» (из поэмы «Земля»).
Обратим внимание на выражение соотношения стихий друг с другом, именно
«четверогласия» их (например, в стихотворении «У моря»), на представление
непосредственной причастности к ним человека, проявляющееся практически во
всех прочитанных стихах.
Подчеркнем, что именно к природным стихиям обращается поэт, чтобы
выразить «Завет бытия».
Стихотворение «Завет бытия», известное с 7-го класса, один из учеников
читает наизусть. Класс размышляет над вопросом: как характер поэзии
определяется здесь особенностями стихий, к которым обращается
лирический герой? Рассматривается образ творческого горения, в котором
традиционно-поэтическое значение осложнено авторским: горение – это и
приобщенность к истоку жизненной и творческой силы – огню, Солнцу.
Поэтическая позиция Бальмонта формульно выражена в книге «Литургия
Красоты»: «Люди Солнце разлюбили, - надо к Солнцу их вернуть».
Определив поэтическое кредо Бальмонта, уместно связать факты его
биографии с направленностью творчества в период первой русской революции
1905 года: работу в газете «Новая жизнь», выпуск сборников
антимонархических стихов «Стихотворения» и «Песни мстителя»; отъезд за
границу, кругосветное путешествие и возвращение в Россию в 1913 году.
Представляется важным подчеркнуть, что странствия обострили чувство
родины в поэте («Где б я ни странствовал…», «Береза»); упоминая о последнем
посещении Бальмонтом родных мест – Шуи и Иваново-Вознесенска – в марте
1917 года, можно обратиться к стихам, в которых отразилось новое восприятие
России («Дурной сон», «Страна, которая молчит», «Прощание с древом»,
«Вопль к ветру») и осмысление родных людей и мест как своего истока,
корневого начала («Громовым светом», «Кольца»).
Окончательный отъезд за границу в 1920 году обострил ностальгические
чувства поэта; образ России становится ключевым в его лирике («Ночной
дождь», «Часы», «Просветы», «Она», «Мое – Ей», «Россия», «Всю жизнь», «Я
слышу», «Уйти туда», «Я русский» – стихи читают ученики по выбору).
Очень важно подчеркнуть, что Бальмонт, как и другие символисты, пишет
и о своей небесной отчизне («Голубая отчизна»), о духовной родине. Ее образ
он связывает с высокими просторами неба, но характерно, что в них отражаются
и черты земного мира. Пронаблюдаем, как это происходит в стихотворении
1922 года:
Быть может, лучший путь – прожить свой день
Как бабочка, как гиацинт, как пчелы.
Порхать, жужжать, цвести в свой час веселый.
Пропеть мгновенью: В луч меня одень.
А если свет бледнеет, гуще тень,
Любить росой дымящиеся долы
И знать, что вспыхнуть звездные престолы
И глянет с неба Северный Олень.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пойдет меж серебристыми стогами,
Ветвистые раскинувши рога,
К реке из звезд, где млечны берега.
И шествуя торжественно над нами,
Нас позовет, не медля в черной яме,
Умчаться в высь, в родимые луга.
Здесь снова возникает мотив пути в изображении человеческой жизни.
Этот путь представлен как органичное соединение земного и небесного бытия.
Рассмотрим, как это происходит в образном строе стихотворения.
Какова его поэтическая форма?
Это сонет, в котором выделяются два катрена с рифмовкой аВВа аВВа и
два терцета с рифмовкой Сdd ССd.
Как развивается поэтическая тема в структуре этого сонета?
Поэтическая тема и ключевое слово путь появляется в первой же строке,
но включение предположительного элемента быть может придает
развертыванию темы характер размышления, живого развития в стихотворении.
В катренах развивается образ того, что наполняет земную жизнь человека
красотой: ощущение себя частью природы, счастье просто жить, радоваться
каждому мгновению, любить мир во всех его проявлениях, - причем движение
природы и человека во времени представляется здесь метафорически – как
постепенный переход от света к тени, к завершению яркого дня. Поэтому строка
«Любить росой дымящиеся долы» прочитывается не только как образное
выражение вечернего пейзажа, но и как метафорическое представление
неослабевающей любви к миру на закате человеческой жизни. Свет,
тускнеющий на земле, сменяется ярким небесным светом – жизнь земная
завершается переходом в иное бытие – духовное, высшее, небесное. Вот почему
небесный звездный свет выражен метафорой «звездные престолы», которая
подчеркивает высокий, сакральный характер образа.
Традиционное символическое значение образа оленя – выражение
времени; звездный («Млечный») путь древними представлялся как дорога душ
на небо, в инобытие. Поэтому очень значимо, что этот символический образ
завершает в 1-ой части сонета представление цельности человеческой жизни в
преемственной взаимосвязи земного и небесного ее начал.
Во 2-ой части – в терцетах – акцентируется именно переход в инобытие,
движение вслед за небесным Оленем, причем движение убыстряющееся: Олень
«пойдет», «шествуя торжественно» – и «позовет, не медля в черной яме,
умчаться в высь…» Яркость, светоносность небесного мира подчеркнута
контрастом с погасшим миром земли, остающимся внизу – «в черной яме».
Однако обратим внимание, что образы небесные метафорически отражают в
себе образы земные: «серебристые стога», «река из звезд, где млечны берега»
(этот образ явно несет в себе оттенок фольклорного представления сказочной
страны, где текут молочные реки, - и одновременно выступает иносказательным
выражением Млечного Пути).
В результате завершающий стихотворение образ – «родимые луга» –
выглядит неоднопланово. Именно такое взаимоотражение (изоморфизм) образов
земли и неба представляет органичное единство мира, в котором человек
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ощущает небо как свою духовную родину; поэтому путь «в высь, в родимые
луга» – это устремленность к духовным истокам, к началу бытия. И в этом –
основной пафос сонета, заканчивающегося самым сильным и емким образом.
Перед тем как рассказать о смерти поэта в Нуази ле Гран 24 декабря 1942
года, мы обращаемся к стихотворению «Всходящий дым» из сборника 1936-37
года «Светослужение».
Всходящий дым
Всходящий дым уводит душу
В огнепоклоннический храм.
И никогда я не нарушу
Благоговения к кострам.
В страстях всю жизнь мою сжигая,
Иду путем я золотым
И рад, когда, во тьме сверкая,
Огонь возносит легкий дым.
Когда, свиваясь, дым взовьется
Над крышей снежной, из трубы,
Он в синем небе разольется
Благословением судьбы.
Во всем следить нам должно знаки,
Что посылает случай нам,
Чтоб верной поступью во мраке
Идти по скользким крутизнам.
Дымок, рисуя крутояры,
То здесь, то там, слабей, сильней,
Предвозвещает нам пожары
Неумирающих огней.
1936. 4 октября
Какие черты символической поэзии обнаруживаются в этом
стихотворении? В чем традиционность и новизна образов огня и дыма?
Огонь, костер представляют здесь творческое горение, духовное
просветление, яркую, интенсивную духовную жизнь – и одновременно свойство
высшего мира; «пожары неумирающих огней» – это своего рода символ
вечности духовного бытия. В соотношении с этим образом дым – не столько
выражение эфемерности, непрочности или горькой сути чего-либо, сколько
символ предвестия чего-то важного, проявление устремленности к небу, к
высшим духовным сферам от бренной земли. Многоплановость этому символу
придает оставшееся в нем традиционное значение – дым отечества, знак родины
(«Дымок, рисуя крутояры, то здесь, то там…»).
Это еще раз доказывает, как объемно, полно и сложно ощущал поэт свое
родство с миром: от усадьбы в деревне Гумнищи Шуйского уезда
Владимирской губернии – до просторов России – Земли – Вселенной, поскольку
духовное бытие человека безгранично и вечно.
Бальмонт исполнил завет бытия, принятый от солнца: «Гори!»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В стихотворении 1933 года «Воскуряющиеся» поэт формульно выражает
открывшийся ему смысл, суть жизни в единстве всего живого, от травинки – до
человека:
…Высокий подвиг
Судьбой загадан
Всем тем, чьи корни
В земле немой:
Извеять к Солнцу
Свой синий ладан,
Молитвой к Небу
Идти домой.
Духовный подвиг предполагает неустанное движение от тьмы к свету,
поединок со злом в постоянной внутренней борьбе за чистоту своего сердца,
верность и любовь к матери-земле, даже поруганной и оскверненной, и
неослабевающую святую веру в жизнь вечную, дарованную Отцом Небесным.
Духовный путь поэта Константина Бальмонта и являет собой такой
«высокий подвиг». По свидетельству Бориса Зайцева, «этот, казалось бы,
язычески поклонявшийся жизни, утехам ее и блескам человек, исповедуясь
перед кончиной, произвел на священника глубокое впечатление искренностью и
силой покаяния» (Зайцев Б. Далекое. Вашингтон, 1965. С.46).
На могиле Бальмонта в Нуази ле Гран надпись по-французски:
Константин Бальмонт. Русский поэт.
Размышляем самостоятельно
Затон
Когда ты заглянешь в прозрачные воды затона,
Под бледною ивой, при свете вечерней звезды,
Невнятный намек на призыв колокольного звона
К тебе донесется из замка хрустальной воды.
И ты, наклонившись, увидишь прекрасные лица,
Испуганным взором заметишь меж ними себя,
И в сердце твоем за страницею вспыхнет страница,
И будешь читать их, как дух, не скорбя, не любя.
И будут расти ото дна до поверхности влаги
Узоры упрямо и тесно сплетенных ветвей.
И будут расти и меняться, - как призраки саги
Растут, изменяясь в значенье и в силе своей.
И все, что в молчании ночи волнует и манит,
Что тайною чарой нисходит с далеких планет,
Тебя в сочетанья свои завлечет – и обманет,
И сердце забудет, что с ними слияния нет.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ты руку невольно протянешь над сонным затоном,
И вмиг все бесследно исчезнет, и только вдали
С чуть слышной мольбою, с каким-то заоблачным звоном,
Незримо порвется струна от небес до земли.
Как развивается в стихотворении мотив отражения? Какую роль он
играет в образном строе и в создании символической направленности
стихотворения?
Какой образ соотносит это стихотворение с одной из пьес Чехова?
Есть ли основания для сопоставления выразительной направленности
этого образа у Бальмонта и Чехова?
Зеркало
Я зеркало ликов земных
И собственной жизни бездонной.
Я все вовлекаю в свой стих,
Что взглянет в затон углубленный.
Я властно маню в глубину,
Где каждый воздушно-удвоен,
Где все причащаются сну,
Где даже уродливый строен.
Тяжелая поступь живых,
Пред глубью меняясь, слабеет:
Радение сил неземных
Незримо, но явственно реет.
Душа ощущает: «Тону»,
Глаза удивляются взору.
И я предаю тишину
Запевшему в вечности хору.
Какой образ в стихотворении создается на основе уподобления
зеркалу?
Какие характеристики реального и преображенного мира находятся в
зеркальной соотнесенности?
В чем тайна и ценность мира, отраженного зеркалом стихотворения?
Вселенский стих
Мы каждый час не на Земле земной,
А каждый миг мы на Земле небесной.
Мы цельности не чувствуем чудесной,
Не видим Моря, будучи волной.
Я руку протянул во тьме ночной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И ощутил не стены кельи тесной,
А некий мир, огромный, бестелесный.
Горит мой разум в уровень с Луной.
Подняв лицо, я Солнцу шлю моленье,
Склонив лицо, молюсь душой Земле.
Весь Звездный мир – со мной как в хрустале.
Миры поют, я голос в этом пенье.
Пловец я, но на звездном корабле.
Из радуг льется звон стихотворенья.
В чем особенность структуры этого стихотворения?
Какова его поэтическая тема? Как она формулируется в конце
первого терцета?
Почему можно утверждать, то окончательное завершение темы
наблюдается только в конце всего стихотворения?
Какую роль играет в нем прием контраста?
Что отражается в названии стихотворения?
Сопоставительный анализ одноименных стихотворений К.Д.Бальмонта и
И.А.Бунина «Вечер»
К.Бальмонт
Вечер
Когда сполна исчерпаешь свой день,
Работой и восторгом полноценным,
Отраден вечер с ликом мира тенным,
И входишь сам легко в него, как тень.
Он веселился, рьяный конь-игрень,
Он ржал, звеня копытом, в беге пенном.
Зачем бы в миге стал он мига пленным?
Приди, о Ночь, и мглой меня одень.
Из твоего, ко Дню, я вышел мрака.
Я отхожу с великой простотой,
Как тот закат, что медлит над водой.
Зажглась звезда. От Неба ждал я знака.
Как сладко рдеть и ощущать свой пыл.
Как сладко не жалеть, что ты лишь был.
И.Бунин
Вечер
О счастье мы всегда лишь вспоминаем.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А счастье всюду. Может быть, оно
Вот этот сад осенний за сараем
И чистый воздух, льющийся в окно.
В бездонном небе легким белым краем
Встает, сияет облако. Давно
Слежу за ним… Мы мало видим, знаем,
А счастье только знающим дано.
Окно открыто. Пискнула и села
На подоконник птичка. И от книг
Усталый взгляд я отвожу на миг.
День вечереет, небо опустело.
Гул молотилки слышен на гумне…
Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.
14.УШ.09
Что дает основания для сопоставления этих стихотворений?
Оба стихотворения написаны в форме сонета, пятистопным ямбом, имеют
одинаковые названия, отражающие тему.
Какова направленность развертывания темы у Бальмонта? Каким
представляется ощущение, переживание вечера лирическим героем? Как
это выражено в образном строе стихотворения?
Вечер представлен уже в первой строфе как отрадное время перехода от
Дня к Ночи – их мифологизированный характер подчеркивается заглавными
буквами, что дает еще большие основания видеть в них образное выражение
этапов человеческой жизни.
1-я часть сонета (катрены) завершается призывом к Ночи («Приди, о Ночь,
и мглой меня одень») и отражает динамику жизни: лирический герой именно
«входит» в вечер; День нарисован метафорически -–в образе рьяного коня, удел
которого – движение («Зачем бы в миге стал он мига пленным?»).
В терцетах появляется мотивация завершающего первую часть обращения
к Ночи: «Из твоего, ко Дню, я вышел мрака». Представление погружения в Ночь
как органичного возвращения к своим истокам определяет сдержанную,
торжественную тональность сонета до конца. Сравнение с закатом подчеркивает
эту органичность, естественность происходящего. Образ заката связан еще и с
замедлением динамики в образной картине приближающегося ночного мрака
(«Как тот закат, что медлит над водой»).
Второй терцет начинается с нового движения – появления на небе света
вечерней звезды, ночного светила. Анафорический повтор вместе с парной
рифмовкой двух завершающих строк еще теснее связывает их в едином
образном строе, отражающем переход лирического героя в новое, небесное
бытие. Строка «Как сладко рдеть и ощущать свой пыл» в равной мере передает
состояние заката – и человека, ставшего им (фактически перед нами
метаморфоза).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И тогда завершающая строка выглядит парадоксально: и ее смысл, и весь
образный характер концовки отражают путь через вечер к Ночи как
закономерный, органичный переход от земного бытия к небесному; в то же
время вторая часть последней строки («что ты лишь был») сохраняет грустный,
горький оттенок, подчеркнутый еще и смысловой соотнесенностью
рифмующихся слов пыл – был.
В результате концовка сонета придает ему драматизм, тем более
значимый, что он не форсирован, а едва намечен в завершающем, последнем
слове, как неизменный и неизбежно реализующийся его смысл.
Динамика лирического мотива отражает грустную утрату земного бытия
при неизбежном и органичном переходе в инобытие – из Дня в Ночь, от Земли –
к Небу. Вечер выступает в этом движении переходным временем и связан с
состоянием ожидания, с переживанием сложного ощущения утраты себя –
земного.
С каким размышлением связан образ вечера в стихотворении
Бунина? Действительно ли в нем развивается та же тема, что и у
Бальмонта?
Как выглядит в сонете Бунина образ вечера (в каких чертах, реалиях,
характеристиках он представлен)?
Как в образном строе стихотворения отражены переживания
лирического героя; каким эмоциональным тоном завершается сонет?
В сонете Бунина развертывается тот же образ, что и у Бальмонта, - образ
вечера, однако на первом плане – размышление о счастье, именно оно, это
размышление, основано на представлении вечера. Поэтому характер вечера –
детали, реалии, характеристики – прежде всего призваны доказать суждение,
высказанное в самом начале первой части: «А счастье всюду».
В поле зрения лирического героя – то, что он реально видит вокруг, и в то
же время направление взгляда последовательно движется от земли к небу (сад –
чистый воздух – небо). Вся вторая строфа посвящена изображению с точки
зрения лирического героя сияющего небесного простора (здесь очень важны
эпитеты; и даже глагол сияет выражает свойство, качество как действие).
Очень важно почувствовать особую роль перехода ко второй части сонета.
Завершающая мысль в конце первой части сформулирована афористически
четко: «Мы мало видим, знаем, А счастье только знающим дано». Казалось бы,
чем не завершение стихотворения? Но сонет предполагает движение темы в
терцетах, иногда неожиданное, но всегда – вглубь, в суть.
Так и здесь: вторая часть (терцеты) начинается образом открытого окна.
Это та грань, та черта, которая отделяет лирического героя от бездонного,
бескрайнего живого мира, вестником которого выступает птичка. «От книг», из
сферы книжного познания, «усталый взгляд» направляется в мир, в простор, и
ощущение вечера наполняет человека истинным знанием: непосредственным
осязанием цельности, единства бытия. Это и есть счастье.
Поэтому концовка сонета Бунина звучит как жизнеутверждающий финал
стройной музыкальной пьесы, где каждый возврат начатой темы по-новому ее
представляет.
В интонационном строе стихотворения особую роль играют переносы (во
второй строке каждой строфы, кроме последней) и эмоциональные многоточия,
а также короткие ритмические части, составляющие последнюю строку: они
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
придают концовке импульсивность и упругость в движении к полновесному,
емкому завершающему аккорду: «Все во мне».
Что же отличает рассмотренные стихотворения?
При всем внешнем сходстве, характер и направленность сонетов
Бальмонта и Бунина различны, как и развитие в них эмоционального тона,
поэтической темы. Тем не менее в обоих стихотворениях реализуется
выразительный потенциал ключевого слова-образа вечер, возможности
индивидуального развития его традиционно-поэтических значений.
В стихотворении Бальмонта вечер представлен как особое время в
движении человека от земного бытия к небесному, время перехода его в мир
прозреваемый, но неведомый – иной, а потому образ вечера окрашен чувством
утраты.
Бунин изображает вечер как время умудренной зрелости и прозрения
человека, время открытия сути мира, познания его как дара (это проявляется
даже в рифменной связи слов дано – давно), ощущения счастья чувствовать на
земле духовную высоту бытия. Такой человек оказывается безмерно глубок и
целен, потому что вбирает в себя весь мир («Я вижу, слышу, счастлив. Все во
мне»).
Поэзия и проза Бальмонта
Автобиографический роман Бальмонта «Под Новым Серпом» открывается
стихотворным эпиграфом:
Теперь, как бабочка, слетая
С цветка к душистому цветку,
Сверкай, легенда золотая,
Тебя я жизнью нареку.
С мерцаньем раскрывая крылья,
Их на мгновенье закрывай,
И, здесь вкусив от изобилья,
Лети в иной цветущий край.
Повсюду будет говор слышен,
Что там, где пчел венчальный звон,
Меж белых легкоцветных вишен
Был золотистый махаон.
Как это стихотворение связано с направленностью романа? В какой
мере оно отражает образный характер лирики Бальмонта? Можно ли
говорить о соотношении образов в стихотворном эпиграфе – и в
прозаической ткани романа?
Попробуем сопоставить образное представление Александра Блока в
прозе и поэзии Бальмонта. Сравним приемы и средства выражения
восприятия личности Блока в стихотворении Бальмонта «Снежный лик
(Памяти Блока)» и в мемуарном очерке «Три встречи с Блоком» (дается в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сокращении. См.: Русский язык. Сборник текстов для проведения устного
экзамена по русскому языку за курс средней школы. 11 класс / Авт.-сост.
Т.М.Пахнова. М.,1999).
Снежный лик
Крутилась пушистая вьюга,
Он шел, не боясь ничего.
От Севера шел он до Юга,
Но Север скучал без него.
И кликнули в воздух метели,
До волчьих приземившись ям.
И снежные птицы летели
Вернуть его снежным полям.
Кружились снежистые лики,
Был в саван весь город одет.
И вихри, безумны и дики.
Роняли мерцанья примет.
В зловещих полночных хоромах
Он пил золотое вино.
К отстою терзаний знакомых
Вело обнаженное дно.
Кружился он в пляске повторной,
В багряном свиданьи сердец.
И в сказке напевно-узорной
Острийный змеился конец.
Снежистые пчелы летели,
Мерцал серебристый полет.
И лилии лунно глядели,
И был в них отравленный мед.
Крутясь, все напевы упали
На снежный обветренный скат.
И в перстне, в заветном опале,
Зажегся кровавый гранат.
Зажженный, светился, молился,
Истаял с оснеженной тьмой.
И с Млечной Дорогою слился
Изгнанник, пришедший домой.
Что говорит о том, что в стихотворении отражается облик А.Блока?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Какие образы выступают ключевыми? Почему? Какой из них
является стержневым в композиционном строе стихотворения в целом?
В чем отражается индивидуально-авторское представление Блока
Бальмонтом? Какими средствами передается именно бальмонтовское
восприятие поэта?
В чем суть названия стихотворения?
Уже в подзаголовке обозначено соотношение бальмонтовского текста с
поэзией и личностью А.Блока. Весь образный строй стихотворения отражает
мотивы его лирики, черты блоковского лирического героя и самого поэта.
Ведущую роль играют ключевые образы: снег (вьюги, метели, снежные
птицы, снежные поля, снежистые лики, снежистые пчелы, серебристый
полет, снежный обветренный скат, оснеженная тьма), ветер (вихрь,
кружение), свет и тьма как противоборствующие начала, Север и Юг как
контрастные в отношении к герою полюса: родной край «снежных полей» – и
край иной, куда направлен путь лирического героя.
Все эти образы выступают значимыми не только в поэзии Блока, но и у
самого Бальмонта. Особую роль в лирике обоих поэтов играет образ пути,
выступающий в стихотворении «Снежный лик» стержневым.
Композиция строится на развертывании мотива движения, которое
представлено драматически: герой вовлечен в вихри, причем если в первых
трех строфах это в большей степени метельное кружение, то в следующих
двух – это уже вихрь страстей («Кружился он в пляске повторной, В
багряном свиданьи сердец»). Тревожное, роковое начало в судьбе героя
передается целым рядом образов: «Был в саван весь город одет», «В
зловещих полночных хоромах», «Кружился он в пляске повторной»,
«змеился конец», «отравленный мед».
Характерно, что сам образ снега выглядит неодноплановым,
раздваивается: с одной стороны, снег и Север изображаются родственными
герою; эпитет пушистая (вьюга) отражает восприятие с позиции героя;
олицетворенные и метафорически представленные метели («снежные
птицы») связаны с высоким миром ветра, воздуха и противопоставлены
«волчьим ямам» внизу, на земле. С другой стороны, те же метели одевают
город в саван и порождают «снежистые лики», вовлеченные в роковое
круженье (не случайно появляются олицетворяющие эпитеты: «И вихри,
безумны и дики»).
Именно в этих вихрях совершается исход героя стихотворения в
инобытие: мятежный, полный испытаний и искушений путь земной
переходит в «Млечную Дорогу» (Млечный Путь древние считали дорогой
душ на небо). Это завершение пути героя представляется как возвращение к
истинной родине – небесной, духовной; драматизм земной судьбы героя
подчеркнут перифрастическим его именованием – «изгнанник».
Концовка стихотворения выглядит почти афористически в образном
представлении не только пути героя стихотворения и отраженной в нем
судьбы Блока, но и драмы самого Бальмонта: «И с Млечной Дорогою слился
Изгнанник, пришедший домой».
Таким образом, «Снежный лик» – это сложное стихотворение,
отражающее в едином образном строе представление духовного пути поэта.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В «снежном лике» сквозит, безусловно, облик Блока – и в то же время
соотнесенный с ним образ Бальмонта; это лик загадочный, вовлеченный в
стихию, возникающий и исчезающий в ней, мятежный, но неизменно
светлый и высокий.
Три встречи с Блоком
Бывают встречи совсем беглые, и длительность их малая, всего лишь
несколько секунд или минут, а память от них остается и светит с
достоверностью далекого зарева зари…
Блок в моей жизни… Мы встретились всего лишь раз пять, и только три из
этих немногих встреч запали мне в сердце, запали неизгладимо. Я вижу сейчас
красивое, мужественное лицо Блока, его глубокие умные глаза, слышу его
голос, полный скрытого значения, его немногословная речь говорит душе
много… И я снова и снова чувствую боль и нежность, беспричинную любовь к
братской душе, которая идет неизъяснимо-трудным путем, но не скажет, никому
не скажет о своих великих трудностях, о своем неизбежном одиночестве, и вот
сейчас уйдет, чтобы безгласно и глубоко говорить с далью, и с ветром, и с
мерцанием снега, и с звездой в холодной выси, и с перебивающимся звуком
далекого колокольчика.
От детских дней я люблю снег с тою степенью нежности и душевной
раскрытости, с какою любил живое существо. В мерцании снега, будь то
солнечный полдень или лунная полночь, так много глубокого говора, что душа
согласна и хочет и может говорить со снегом без конца. Снег притягивает, но и
удерживает, белизна его манит -–и останавливает.
Третья встреча явила мне Блока читающим замечательные стихи о России,
и он мне казался подавленным этой любовью целой жизни, он был похож на
рыцаря, который любит Недосяжимую, и сердце его истекает кровью от
любви.<…>
Блок мне казался таким дорогим и близким, как в весеннем кусте соловей,
который поет мне песню, но улетит, если я к нему подойду, и как
свежевыпавший снег, которого не нужно касаться.
Жанр этого текста – мемуарный очерк, поэтому в нем закономерно
отражение особенностей публицистического стиля: проявление определенной
направленности в развитии темы, отражение авторской позиции.
Рассмотрим, какова тема текста, ее направленность (что хочет
передать автор)? Из каких частей в связи с развитием темы состоит текст?
В первом абзаце заключена общая мысль, которая конкретизируется в
начале следующего абзаца: «Блок в моей жизни…», - это и есть тема текста.
Следовательно, направленность очерка проявляется в стремлении автора
передать глубоко личное восприятие Блока. Именно этим определяется
эмоциональный характер очерка (в частности, многоточие выступает не только
как знак включения темы, акцентирования ее в начале, но и как эмоциональный
знак), а также структура текста. В ней после включения темы развертывается 1-я
часть, микротема которой – облик Блока в восприятии автора; 2-я часть
представляет собой своего рода лирическое отступление о снеге; 3-я отражает
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
впечатления третьей встречи с Блоком, затем следует обобщение, образно
передающее особенности восприятия Блока автором.
Пронаблюдаем, что позволяет Бальмонту отразить в очерке реальные
черты Блока и акцентировать свое, особое отношение к нему,
индивидуальное восприятие. Обнаруживается ли сходство образного
отражения Блока в очерке – и в стихотворении «Снежный лик»?
Уже конкретные характерные черты внешности Блока передаются в
оценочном плане: «Красивое, мужественное лицо», «глубокие умные глаза»,
«голос, полный скрытого значения», «его немногословная речь говорит душе
много…»
Однако для Бальмонта не менее важно подчеркнуть впечатление, которое
произвел на него Блок. Для этого он прибегает к устойчивому выражению
«запали мне в сердце», акцентируя силу воздействия через повтор и
инверсированной эпитет: «запали неизгладимо». Именно эта неизгладимость
впечатления, стойкость его в памяти представляется более живо за счет
использования
формы
глагола
настоящего
времени
(«настоящего
живописного»): «Я вижу сейчас», «я снова и снова чувствую».
С прямым, непосредственным выражением чувств к Блоку сопрягается у
Бальмонта определение его души как братской, представление родства душ: «И
я снова и снова чувствую боль и нежность, беспричинную любовь к братской
душе…».
Образная характеристика этой души, как и в стихотворении «Снежный
лик», развертывается на основе стержневого мотива пути («…идет
неизъяснимо-трудным путем <…>, и вот сейчас уйдет…»), - пути трудного и
одинокого («но не скажет, никому не скажет о своих великих трудностях, о
своем неизбежном одиночестве»).
Особую роль в образном представлении Блока играет развитие не просто
образа снега, но снега как явления живой природы, с которой поэт может
«глубоко говорить» - «с далью, и с ветром, и с мерцанием снега, и с звездой в
холодной выси, и с перебивающимся звуком далекого колокольчика».
Для чего появляется в тексте следующая часть об отношении к снегу
самого автора? Как передается бальмонтовское восприятие снега?
Совершенно очевидна аналогия в представлении снега как живого
существа, передача глубинной гармонии с ним, что выражается в возможности
разговора. Параллелизм с предыдущей частью налицо: о Блоке – «глубоко
говорить с далью, и с ветром, и с мерцанием снега», о себе – «В мерцании снега
<…> так много глубокого говора, что душа согласна и хочет и может говорить
со снегом без конца». Смысл такого параллелизма – в развитии представления о
Блоке как о «братской душе», в образной обрисовке органичного родства душ
автора и героя.
Вместе с тем характер образа снега в связи с изображением Блока
несколько иной, чем в стихотворении «Снежный лик». В нем больше
проявляется светоносность и загадочность, чем роковая мятежность;
противоречивый характер связан в большей мере с восприятием снега, с
неоднозначностью чувств, которые он вызывает («Снег притягивает, но и
удерживает, белизна его манит – и останавливает»).
Какую роль в развитии образа Блока играет третья часть? Как она
связана с предыдущими?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В третьей части развертывается впечатление от третьей встречи с Блоком;
Блок обрисован как поэт (по-прежнему важна роль оценочных элементов:
«…замечательные стихи о России»). В центре внимания – сложное
представление доминирующего качества Блока – особого чувства любви к
России: «…он мне казался подавленным этой любовью целой жизни, он был
похож на рыцаря, который любит Недосяжимую, и сердце его истекает кровью
от любви…».
Мотив любви снова соединяет автора и героя, поскольку в предыдущих
двух частях Бальмонт отражает свою «беспричинную любовь к братской душе»
и к снегу, с которым «душа согласна», - к снегу, который так же неоднопланов,
как и герой очерка – поэт Александр Блок.
Появившийся еще в первой части мотив одиночества («…никому не
скажет о своих великих трудностях, о своем неизбежном одиночестве»), в
третьей части связан с представлением Блока рыцарем, «который любит
Недосяжимую». В основе такого сопоставления – черты поэтической
образности самого Блока; в новообразовании Недосяжимая взаимоотражаются
два слова: непостижимая и недосягаемая, в результате смысл и того и другого
реализуется в этом емком бальмонтовском окказионализме.
Наконец, соотношение начала и конца в развитии темы проявляется в
повторе слова сердце: в первой части – применительно к выражению
впечатления Бальмонта от встреч с Блоком («запали мне в сердце»), в третьей –
в традиционном метафорическом представлении состояния самого Блока («и
сердце его истекает кровью от любви»).
Таким образом, ключевые слова любовь, одиночество, сердце выступают
выразителями единого эмоционально-образного тона в тексте, придавая ему
особую цельность.
Эмоционально-оценочное представление Блока передается в концовке
текста развернутым сравнением с опорой на традиционно-поэтический образ
любви (соловей) и на образ снега, особо значимый в лирике Блока и
реализующий в очерке Бальмонта семантику чистоты, непостижимости и
недосягаемости в восприятии Блока.
В результате драматичным представляется как образ героя очерка – Блока,
так и чувство к нему автора – Бальмонта, подчеркивающего родство душ и
непостижимую внутреннюю связь со своим героем, значение его личности в
собственной судьбе.
Такой итог очень схож с финалом стихотворения «Снежный лик» по
характеру взаимоотражения плана автора и героя.
Очерк обнаруживает специфику прозы поэта Бальмонта: явление
представляется на основе образных соответствий; ассоциативный принцип
развертывания и соединения текста выступает одним из основных;
эмоционально-образный строй произведения передает состояние и настроение
автора.
Это позволяет сопоставлять лирическое стихотворение «Снежный лик» и
очерк «Три встречи с Блоком», усматривая в очерке черты лирической прозы.
Итогом такого подхода к лирике К.Д.Бальмонта может явиться творческая
работа по одной из предложенных тем:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Родина и поэт в лирике К.Бальмонта;
Поэзия Бальмонта – «литургия красоты»;
«Огнепоклонником мне быть судьба велела»;
Путь поэта в лирике К.Бальмонта;
«Я не устану быть живым»;
Образ сада в лирике К.Бальмонта;
«Четверогласие стихий» в творчестве К.Бальмонта;
Музыкальный образ мира в творчестве К.Бальмонта.
Последние две темы предполагают обращение к статьям Бальмонта «Поэзия
как волшебство» и «Элементарные слова о символической поэзии» (см.
К.Бальмонт. Стозвучные песни. Ярославль, 1990).
Кроме того, целесообразно предложить работу по анализу одного из
стихотворений Бальмонта (на выбор).
Результаты могут послужить основой школьных Бальмонтовских чтений и
других форм внеурочной работы.
-
Сочинения учеников 11-го гуманитарного класса средней школы № 9
г.Шуи Ивановской области на некоторые из предложенных тем
«Четверогласие стихий» в лирике К.Д.Бальмонта
Константин Бальмонт называл себя «стихийным гением», и весь мир он
воспринимал как «четверогласие стихий»: Земли, Воды, Огня и Воздуха,
ощущая духовное родство со всеми четырьмя стихиями. Свойства каждой
стихии он так или иначе связывает со своим творчеством.
Так, началом своего поэтического пути он считает пожар, огонь. Это
имеет даже биографическое основание: первый сборник своих стихов
Бальмонт признал неудачным и сжег весь тираж. Потом он писал: «Мое
начало пожар, - что ж, хорошая рама для поэтических зорь».
Действительно, стихия огня как бы обрамляет все творчество поэта. В
последней книге «Светослужение» он представляет огонь и дым как символы
творческого горения, активной духовной жизни:
Дымок, рисуя крутояры,
То здесь, то там, слабей, сильней,
Предвозвещает нам пожары
Неумирающих огней.
(«Всходящий дым»)
Поэтому не случайно, что огонь – любимая стихия Бальмонта. О себе и о
своем творчестве он часто говорит в связи с огнем и образом горения: «Свечу
и жгу лучом горячим» («Мои враги»). В душе он видит «Светоч, светильник
опасный и жгучий, Вспышки и блески различных огней» («В душах есть все»).
С огнем и семантикой горения связано в его лирике Солнце – источник
жизненной силы. Поэт призывает людей: «Будем как Солнце!»; цель своей
жизни он обозначает в связи с этим образом: «Я в этот мир пришел, чтоб
видеть Солнце» и о себе говорит: «Сын Солнца я». В стихотворении «Гимн
Солнцу» Бальмонт пишет:
Жизни податель,
Светлый создатель,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Солнце, тебя я пою!
Это может показаться проявлением язычества, когда люди почитали
Солнце как божество. Но Бальмонт обращается не только к видимому Солнцу,
но и к Солнцу духовному, освещающему тайны жизни и дающему творческий
огонь: «Зажглось ты первым творческим лучом».
Другой образ, связанный с огнем, - это звезда. Бальмонт пишет:
Нет, не буду, нет, не буду я обманывать звезду,
Чей огонь так ярко светит и к которой я иду.
(«Воля»)
Речь идет о звезде путеводной, освещающей творческий путь.
В книге «Зарево зорь» поэт призывает: «Вместе оденемся в зарево зорь».
Зарево зорь – это, видимо, особое творческое состояние, когда автор
достигает того, что стихи освещают человеку путь, высвечивают его
внутренний мир, цель, к которой он должен стремиться, - когда проявляется
один из принципов символизма – сотворчество с читателем.
О любви Бальмонт тоже говорит как о «пламени мира»; себя как творца
сравнивает с кузнецом:
Я хочу быть кузнецом <…>
Возле дыма и огня
Много слов я создаю,
В этом радость для меня, Я – кую!
(«Кузнец»)
Сложное представление образа огня, часто несущего гибель, отражено в
стихотворении «Скорпион»:
Я окружен огнем кольцеобразным,
Он близится, я к смерти присужден, За то, что я родился безобразным,
За то, что я зловещий скорпион.
В этом стихотворении отражено свойство огня, карающего от лица
слепой судьбы («родился безобразным»).
Но чаще огонь у Бальмонта уничтожает низкие страсти:
Огонь очистительный,
Огонь роковой,
Красивый, властительный,
Блестящий, живой!
(«Гимн Огню»)
В стихотворении «Гимн Огню» отражено во многом мифологическое
представление огня.
Так же мифологично воспринимает поэт стихию воды. Это отражено,
например, в стихотворении «Воззвание к Океану»:
Океан, мой древний прародитель<…>
Зеркало предвечных начинаний,
Видевшее первую зарю…
Обращение к Океану значит для Бальмонта и обращение к вечности: “Ты
же вечно дышишь в беспредельность <…>Капля в вечном! Вечность! Океан!”
Стихия воды для Бальмонта неоднозначна: «Влага может быть
прозрачной и возникнуть, как бурун» («Воля»). «Различно-прекрасна вода», -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пишет Бальмонт, и она по-разному представляется в его творчестве. О себе
поэт говорит: «Я – прозрачный ручей».
Эта прозрачность, переливчатость, свойственная ручью, проявляется и
в звукописи бальмонтовских стихов, текучей и прихотливо разнообразной, как
вода:
Переплеск многопенный, разорванно-слитный,
Самоцветные камни земли самобытной,
Переклички лесные зеленого мая –
Все пойму, все возьму, у других отнимая…
(«Я – изысканность русской медлительной речи…»)
Стихия воздуха приносит в лирику Бальмонта легкость и мимолетность.
Прежде всего это проявляется в образе ветра. Вольность, мятежность и
одновременно воздушность, изменчивость поэт ощущает как общее свойство,
роднящее его с ветром:
Я жить не могу настоящим,
Я люблю беспокойные сны <…>
Я в бегстве живу неустанном,
В ненасытной тревоге живу…
Не случайно о себе Бальмонт говорит, отождествляя себя с ветром: “Я
вольный ветер”.
Кроме того, образ ветра связан у него с мотивом забвения: «И, вечно
вольный, забвеньем вею». В стихотворении «Ветер» поэт просит: «Дай и мне
забвенья, ветер», – а вместе с тем – «Дай стремленья твоего», то есть
неутомимой духовной силы.
Источником силы для человека Бальмонт представляет также стихию
Земли. В стихотворении «Воскресший» он пишет о приливе творческой
энергии: «И, прикоснувшися к земле, Я встал с могуществом Антея».
В стихотворении «Завет бытия» Бальмонт представляет стихии в
совокупности; каждая дает что-то его внутреннему миру: Воздух (ветер) –
легкость, мимолетность («Будь воздушным, как ветер, как дым»), Вода (море)
– полноту чувств, образов, музыкальность, глубину, «полнозвучность», а
Солнце завещает ему главный девиз творчества: «Гори!»
Мистическую связь стихий Бальмонт представляет в стихотворении
«Заклинание воды и огня»:
Я свет зажгу, я свет зажгу
На этом берегу.
Иди тихонько.
Следи, на камне есть вода,
Иди со мной, с огнем, туда,
На белом камне есть вода.
Иди тихонько.
Символична строка: «Следи, чтоб свет наш не погас, чтобы вода не
пролилась...» Свет здесь -–освещение и, возможно, освящение пути, а вода, к
которой этот путь ведет, - очищение души человека, источник жизненной
силы.
Поэтому в стихотворении «Люди Солнце разлюбили» Бальмонт
изображает падение людей символически: «Развенчав Царицу-Воду, отрекаясь
от Огня, Изменили всю Природу, замок Ночи, праздник Дня». Символически
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поэт представляет и свою цель: «Чтоб к Стихиям людям бледным указал я
светлый путь, Чтобы вновь стихом победным в царство Солнца всех вернуть»,
утверждая, что именно «четверогласие стихий» отражает полноту бытия.
Ася К.
Образ сада в лирике К.Бальмонта
«Когда слушаешь Бальмонта – всегда слушаешь весну», - писал А.Блок. Он
точно уловил особое настроение бальмонтовской поэзии, светлой, воздушной,
проникнутой именно весенним чувством. Поэтому, наверное, одним из главных
образов этой поэзии является образ сада, связанный с весенними мотивами
цветения, любви, красоты.
Через образ сада Бальмонт стремится выразить неуловимую,
непостижимую красоту мира. Сад для поэта – стихия самого красивого и
необъяснимого человеческого чувства любви, лирический герой растворяется в
ней:
Цветы, деревья, травы, и травы, и цветы,
Моря цветов и красок, любовь, и я, и ты…
(«Черемуха»)
Любовь – цветущий сад, но и сама душа влюбленного человека
представляется Бальмонту садом:
В моем саду мерцают розы белые,
Мерцают розы белые и красные,
В моей душе дрожат мечты несмелые,
Стыдливые, но страстные.
(«В моем саду»)
Часто образ сада при изображении любви намечен у Бальмонта только
знаками, намеками – через образы цветов, деревьев, трав:
«Люби!» – поет шуршание березы,
Когда на них сережки расцвели.
«Люби!» – поет сирень в цветной пыли.
«Люби! Люби!» – поют, пылая, розы.
(«Люби»)
«Ты тонкий стебель южного цветка», «Ты полевая ромашка, никем
нелюбимый цветок», - так называет Бальмонт героинь своих стихов, стараясь
уловить самую суть женского образа.
Но, помимо традиционного смысла любви, сад в поэзии Бальмонта
заключает в себе и глубокое философское содержание. Он может отражать
красоту незримую, неземную, являя собой цветение вечности, какого-то
запредельного мира:
Я обещаю вам сады,
Где поселитесь вы навеки,
Где свежесть утренней звезды,
Где спят нешепчущие реки <…>
Я обещаю вам сады
С неомраченными цветами.
(“Оттуда”);
<…>Мы только капли в вечных чашах
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.
(«Мой друг, есть радость и любовь…»)
Образ сада в изображении вечности Бальмонт использует не случайно. В
цветах, деревьях он видит носителей истины, знающих законы бытия и
живущих по ним («Им ведом их закон»):
«Люби!» – поют шуршащие березы <…>
Кто не любил, не выполнил закон,
Которым в мире движутся созвездья,
Которым так прекрасен небосклон.
В стихотворении «Колдунья» цветы представляют запредельную
истину; в стихотворении «Майя» цветок заключает в себе таинственную,
высшую силу, дающую человеку прозрение («Чампак, цветущий в столетие раз,
пряный, дышал между гор на вершинах…»).
В образе цветка Бальмонт представляет и человека, стремящегося
познать неразгаданное:
…Не бледной девой ты предстанешь,
А торжествующим цветком <…>
Незримому веря влеченью,
В безвестные веруя сны,
И ночи себя предавая,
Расщветший цветок на волне,
Она засветилась, живая,
Она возродилась вдвойне.
(«С морского дна»).
Человеком, прозревающим запредельное, представляется у Бальмонта
поэт. Одна из его задач – «Узнать в цветах – огонь родных очей», а «В слове
красивом всегда расцветает Весна многоцветных цветов». Сад для него –
источник и сфера интуитивного постижения бытия, и не случайно это связано
с миром и временем детства, с состоянием детский души: «Но счастлив тот,
кто в детстве видел сад».
В изображении сада вечности, которую постигает поэт, подчеркнута
связь его с солнцем, светом, огнем:
…Будем, как солнце всегда – молодое,
Нежно ласкать огневые цветы<…>
Дальше – нас манит число роковое
В вечность, где новые вспыхнут цветы…
(«Будем как солнце…»)
Сад у Бальмонта – это, прежде всего, светоносный, просветляющий
образ, но он имеет и другие характеристики. Важнейшей чертой сада
вечности («Оттуда») является тишина, гармония, покой:
…Я призываю вас в страну,
Где нет печалей, ни заката,
Я посвящу вас в тишину,
Откуда к бурям нет возврата…
По представлению символистов, именно в состоянии тишины душа
может услышать и воспринять неуловимое, знаки вечности, почувствовать
суть мира.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В стихотворениях, написанных за границей, образ сада у Бальмонта
часто отождествлен с образом родины, где прошли лучшие годы: детство («В
начальных днях – сирень родного сада…»), юность («Все помню…Старый
сад…Цветы…Чуть дышат ветки…Там счастье плакало в заброшенной
беседке»). Поэт передает органичное слияние с родным садом в самом
творчестве: «Прощай, через меня пропевший сад…».
В стихотворении «Лесной пожар», кроме счастья воспоминаний о
юности, звучит горечь утраты садом своего света, гармонии – сад
превращается в темный страшный лес:
…Темней ложится тень, сокрыт густым навесом
Родной тот старый сад, смененный диким лесом…
Образ сада – это неотъемлемая часть представления родной страны –
России; он постоянно возникает в воспоминаниях о ней:
…В саду осеннем красный грозд рябины…
(«Русский язык»);
Береза родная, со стволом серебристым,
По тебе я в тропических чащах скучал.
Я скучал о сирени в цвету и о нем, соловье голосистом,
Обо всем, что я в детстве с мечтой обвенчал…
(«Береза»)
Так сад вырастает в лирике Бальмонта в многоплановый и емкий символ.
Валя З.
Стихотворение К.Бальмонта «Ночные цветы» (опыт прочтения)
Константин Бальмонт – певец красоты. Языком красоты говорит все
его творчество («Я – изысканность русской медлительной речи»). Одним из
ярких воплощений красоты в его поэзии выступают цветы: «В них райская
есть слава», - утверждает Бальмонт.
Совершенно закономерно, что красота чувства любви в стихотворении
«Ночные цветы» изображается на фоне весеннего многоцветия, в атмосфере
таинственности и гармонии.
Центральный мотив стихотворения – красота и тайна любви – воплощен
прежде всего в образе ночных цветов. Он обозначен и выделен названием и
затем развивается на протяжении всего стихотворения от первой к последней
строфе.
Общее состояние влюбленности, разлитое в ночном мире, передается в
первой строфе и параллелизмом четных строк, начинающихся глаголом
дышать («дышит влюбленность» – «дышат и шепчут ночные цветы»), и
олицетворением. Особенный тон придают началу стихотворения эпитеты
(нежный, прозрачный, живой, легкие, ночные); важно, что уже здесь
обозначена весна – пора любви и цветения и ночь – время влюбленных.
Эта особая атмосфера развивается и в следующей строфе: здесь
создается ощущение тайны, загадочности, благодаря неопределенным
местоимениям и наречиям (какие-то, где-то), эпитетам (смутно, невнятные),
оксюморону «упоительный яд», образу блуждающих теней.
Напряжение неопределенности, неясности усиливается в третьей
строфе, которая целиком построена на отрицании. При этом в ряды
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
параллельно расположенных строк включены самые изысканные цветы:
жасмин, фиалка, роза, ландыш, тубероза, - но все они вне сравнения с ночными
цветами, которым даже «названия нет», что опять-таки их выделяет.
А далее, с четвертой строфы, начинается вторая часть стихотворения,
в которой появляются люди – «влюбленные». Эта часть начинается с частицы
только, что противопоставляет ее предыдущей строфе и подчеркивает
особые свойства ночных цветов, также как и особые свойства влюбленных.
Причем для влюбленных способность видеть ночные цветы не случайность, а
некий дар. Это дано им свыше и оказывается возможным прежде всего
потому, что сами влюбленные находятся в особом состоянии: они, как и
ночные цветы, живут в необычном времени и пространстве, в необычном
мире, в их душах царит «пятое время года» – любовь.
В следующей строфе мотив любви усиливается и крепнет, он переходит
уже в план лирического героя («Знай же, о счастье, любовь золотая, Если тебя
я забыться молю <…>Это тебя я всем сердцем люблю»). Слово любовь
оказывается здесь в одном ряду со словом счастье; обращение подчеркивает,
что это живое чувство ( не случайно и в начале – «…влюбленность живой
теплоты»). И наконец, очень значим эпитет золотая, данный в инверсии:
«любовь золотая» – это и волшебное, и драгоценное, и неповторимое, и
сверкающее счастьем самозабвенное чувство.
Параллельные образные соответствия придают всему строю
стихотворения особую цельность: «Это – дыханье <…> мая», «Это - <…>
люблю», «Это – <…> цветы».
Стихотворение очень мелодично. Оно написано четырехстопным
дактилем (с неполной четвертой стопой), богато различными повторами,
параллелизмами, проявлениями инверсии – в результате создается впечатление
гармоничности и красоты как самого стиха, так и созданного в нем образа.
Рисуя фантастический образ ночных цветов, поэт подчеркивает, что и
любовь – это необычное чувство, оно возвышает человека над обыденностью и
позволяет увидеть мир по-иному, почувствовать его красоту.
Юля В.
На концерте, празднике, в кругу друзей и наедине с собой…
«Я тревожный призрак, я стихийный гений…», Бездомные, Черемуха,
Прости! («Прости меня, прости, цветы дышали пряно…»), Лебедь, Возглас
боли, «Я не знаю мудрости», «Бог создал мир из ничего…», В лесу, Часы, Мать,
Отец, Дрема, Ночной дождь, Я слышу, Осень («Осень Мертвый простор…»),
Фет, Тютчев, Воспоминание о вечере в Амстердаме, Осенний праздник, Я не из
тех.
Источники
К.Д.Бальмонт. Стозвучные песни. Ярославль, 1990.
К.Д.Бальмонт. Светлый час. М.,1992.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К.Д.Бальмонт. Где мой дом. М.,1992.
К.Д.Бальмонт. Собрание сочинений: В 2-х томах. М., 1994.
Литература
1. Беренштейн Е.П. «…Поэт Божьей милостью». Судьба и стихи Константина
Бальмонта. Тверь, 1994.
2. Беренштейн Е.П. «Поэзия как волшебство» в системе эстетических
представлений К.Д.Бальмонта // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и
художественные искания ХХ века. Иваново,1996.
3. Евдокимова И.В. К.Бальмонт и Н.Гумилев (К вопросу о преемственности) //
Филологические штудии. Сборник научных трудов. Вып.2. Иваново, 1998.
4. Епишева О. В. Музыка в лирике К. Д. Бальмонта. Автореферат канд. дисс. на
соиск. учен. степ. кандидата филологических наук. Иваново, 2006.
5. Кожевникова Н.А. К.Д.Бальмонт о русском языке // К.Бальмонт и мировая
культура. Сборник научных статей 1 Международной конференции (2-4 октября
1994 г.). Шуя, 1994.
6. Корецкая И.В. Константин Бальмонт // Русская литература рубежа веков
(1890-е – начало 1920-х годов). Кн.1. М.,2000.
7. Куприяновский П.В., Молчанова Н.А. Поэт Константин Бальмонт. Биография.
Творчество. Судьба. Иваново, 2001.
8. Куприяновский П.В., Молчанова Н.А. «Поэт с утренней душой»: Жизнь,
творчество, судьба Константина Бальмонта. М., 2003.
9. Лаврова С.Ю. «Бальмонт – поэт: адекват» (М.Цветаева – К.Бальмонт:
экспрессия отношений и экспрессия языка двух поэтов) // К.Бальмонт и мировая
культура. Сборник научных статей 1 Международной конференции (2-4 октября
1994 г.). Шуя, 1994.
10. Маркина Е. Е. К. Д. Бальмонт «Я мечтою ловил уходящие тени…»
(Филологический комментарий) // Русский язык в школе. 2002. № 5.
11. Марьева М. В. Субъектная структура в книге стихов К. Бальмонта «Будем
как Солнце» // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные
искания ХХ века. Вып. 5. Иваново, 2002.
12. Марьева М. В. Книга К. Д. Бальмонта «Будем как Солнце». Вопросы
поэтики. Автореферат канд. дисс. на соиск. учен. степ. кандидата
филологических наук. Иваново, 2003.
13. Молчанова Н.А. Поэзия К.Д.Бальмонта 1890-х – 1910-х годов: проблемы
творческой эволюции. М.,2002.
14. Николина Н.А. Типы и функции новообразований в поэзии К.Бальмонта //
К.Бальмонт и мировая культура. Сборник научных статей 1 Международной
конференции (2-4 октября 1994 г.). Шуя, 1994.
15. Петрова Т.С. Принцип зеркальности в поэзии К.Бальмонта // Константин
Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып. 4.
Иваново, 1999.
16. Петрова Т.С. Мотив тишины в лирике К.Бальмонта // Русский язык в школе.
– 1995. - № 5.
17. Петрова Т.С. Музыкальный образ мира в творчестве К.Д.Бальмонта //
Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып. 3. Иваново, 1998.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18. Петрова Т. С. Образ А. Блока в прозе и лирике К. Бальмонта // Константин
Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Вып. 7.
Иваново, 2006.
19. Петрова Т. С. Мотив восхождения в лирике К. Бальмонта (к интерпретации
стихотворения «Я мечтою ловил уходящие тени…») // Куприяновские чтения2005. Иваново, 2006.
19. Поникарова Л.А. Образ человеческой души в лирике К.Бальмонта //
К.Бальмонт и мировая культура. Сборник научных статей 1 Международной
конференции (2-4 октября 1994 г.). Шуя, 1994.
21. Суханова Л.В. Мотивы предела и беспредельности в лирике К.Бальмонта //
К.Бальмонт и мировая культура. Сборник научных статей 1 Международной
конференции (2-4 октября 1994 г.). Шуя, 1994.
22. Таганов А. Н. Бальмонт и Бодлер // Константин Бальмонт, Марина Цветаева
и художественные искания ХХ века. Вып. 6. Иваново, 2004.
23. Таганов Л. Н. Заметки об автобиографической прозе К. Бальмонта //
Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып. 6. Иваново, 2004.
24. Тяпков С. Н. Некоторые особенности поэтической философии К. Бальмонта
// Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века.
Вып. 5. Иваново, 2002.
25. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. СПб.,
1999.
26. Ханзен-Лёве А. Мифопоэтический символизм начала века. Космическая
символика. СПб., 2003.
27. Шапошникова В.В. Словообраз «сад» в поэзии К.Д.Бальмонта // Константин
Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века. Иваново, 1998.
28. Шитова Т. П. О некоторых особенностях двойственности К. Бальмонта:
мотив андрогинности // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и
художественные искания ХХ века. Вып. 6. Иваново, 2004.
РАЗДЕЛ II
УРОК ОКОНЧЕН - ПОЭЗИЯ НЕ КОНЧАЕТСЯ
Материалы к внеурочной работе
Беседы о жизни и творчестве К. Д. Бальмонта (5 класс)
Беседа первая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОБЛАЧНАЯ ЛЕСТНИЦА
Если хочешь в край войти вечно-золотой,
Облачную лестницу нужно сплесть мечтой.
Облачные лестницы нас ведут туда,
Где во сне бываем мы только иногда.
А и спать не нужно нам, лишь возьми росу,
Окропи вечернюю света полосу
И, скрепивши облачко месячным лучом,
В путь иди, не думая больше ни о чем.
Вот такую волшебную облачную лестницу придумал русский поэт
Константин Бальмонт. Она невесома и призрачна, по ее воздушным ступенькам
можно совершить любое путешествие. Облачная лестница открывается каждому,
кто умеет мечтать. Сам поэт по ее ступенькам любил возвращаться в свое детство.
Давайте мы тоже попробуем пройти по этой лестнице вслед за поэтом. Где же мы
окажемся? Конечно, в селе Гумнищи, где в ночь с 3 на 4 июня 1867 года в семье
Бальмонтов родился третий сын Константин. Сельцо было небольшим; старинная
усадьба, маленький пруд и несколько изб. Жители Гумнищ были трудолюбивыми.
Само название сельца говорило об этом. Гумно — это площадка, где молотили
сжатый хлеб. Кроме гумна, возле барского дома были хозяйственные постройки:
конюшня, коровник, баня, погреб, пасека. Хозяином усадьбы и крестьян был барин
Дмитрий Константинович, отец Константина. Это был человек очень приятный,
умный, спокойный, никогда в жизни не повышавший ни на кого голоса.
О мой единственный, в лесных возросший чащах
До белой старости, всех дней испив фиал,
Средь проклинающих, среди всегда кричащих,
Ни на кого лишь ты ни разу не кричал.
Воспоминания, кик зерна светлых четок,
Перебираю я, сдвигая к кругу круг,
И знаю, что всегда ты божески был кроток,
Как тишь твоих полей, как твой зеленый луг.
И я горю сейчас тоской неутолимой,
Как брошенный моряк тоской по кораблю,
Что не успел я в днях, единственный, любимый,
Сказать тебе, отец, как я тебя люблю.
(Отец)
Дмитрий Константинович любил охоту. Когда наступала осень, он со сворой
собак пропадал в лесу. Служил Дмитрий Константинович в Шуе, прошел путь от
мирового посредника до председателя Шуйской уездной земской управы. Много
сделав для людей, он ушел в отставку по состоянию здоровья в 1906 году.
Мать Константина Вера Николаевна была женщиной образованной,
энергичной, пользовалась большим авторитетом. На свои средства она построила
в Гумнищах школу и была ее попечительницей. С юных пет она обожала книги,
музыку, сама пробовала писать стихи и прозу. Хорошо знала языки. В молодости
она устраивала любительские спектакли, была режиссером и актрисой. Комната
ее в Гумнищах, уставленная диковинными растениями: большими пальмами,
диким виноградом, кактусами, — тонула в аромате лимонных и апельсиновых
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деревьев. Вера Николаевна чудесно играла на фортепиано, и часто из раскрытого
окна лились звуки музыки.
Мать веселия полна,
Шутками прекрасна.
С ней всегда была весна
Для зимы опасна.
Только вздумаешь взгрустнуть,
У нее лекарство:
Мысль послать в лучистый путь,
В радостное царство.
Ты чего там приуныл?
Морщить лоб свой рано.
И смеется, смех тот мил,
Плещет фортепьяно...
(Звучит музыка Шопена)
Сладко в память заглянуть,
В глубь такай криницы,
Где подводный виден путь
К сказке Царь-Девицы.
Так предвидя, угадать
Сказ о дивном зелье,
В жизни может только мать.
Мудрая в веселье…
(Мать)
Вера Николаевна, как писал впоследствии Бальмонт, ввела его в «мир
музыки, словесности, истории, языкознания». Она познакомила сына со стихами
русских поэтов, научила «постигать красоту женской души». Где бы он ни жил,
всегда писал ей, посылал стихи, подарки.
Родители, как мы видим, оказали на Константина огромное влияние. Не
меньшее влияние на него оказала чудесная природа. Бальмонт писал: «Мои первые
шаги, вы были шагами по садовым дорожкам, среди бесчисленных цветущих трав,
кустов и деревьев, мои первые шаги были окружены первыми перебегами теплого
ветра по белому царству цветущих яблонь, вишен, первыми волшебными зарницами...
Мои первые шаги, вы были шагами среди цветов и песнопений...» (На заре)
Рядом с усадьбой находился тенистый парк с липовыми аллеями. Его
любили
все, но особенно — маленький рыжеволосый мальчик. Он часто бродил по парку и
пытался разгадать его тайны. Однажды он увидел, что липовые аллеи,
пересекаясь, образуют крест. Когда липы зацветали, крест желтел и
напоминал ему настоящий крест на главе церкви села Якиманна, что близ
Гумнищ. Сюда он бегал с деревенскими босоногими мальчишками и долго
стоял с тонкой свечкой перед иконами в золоченых рамах — киотах.
В храме тоже таинственно и по-особенному торжественно. Запах ладана
возвращал его в душистый май, туда, где цвели рядом с парком пышная лиловая
сирень и нежная акация. Константин был тихим ребенком, он не любил участвовать в
шумных играх мальчишек. Несколько раз ходил он вместе с братьями на охоту, но
ничего, кроме отвращения к убийству птиц и зверей, не вынес из нее. Он предпочитал
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
часами сидеть в парке. Здесь собирались все его необычные друзья: желтые, белые,
красноватые бабочки, изумрудные жуки-бронзовки, «мохнатые и добрые пчелы,
злые красивые осы с тонкими талиями, огромные полосатые шмели». В траве быстро
бегали, поворачивая маленькие головки, серые ящерки, по своим тропам озабоченно
тащили ношу муравьи. Мальчик любил беседовать с ними, каждому он говорил
красивое, ласковое слово. Они же в ответ жужжали, звенели крыльями, стрекотали.
В саду многоцветном, в смиренной деревне,
Я рос без особых затей.
Не видел я снов о волшебной царевне,
И чужд я был играм детей.
Я помню, любил я под солнцем палящим
Один приютиться в саду.
Один по лесным пробирался я чащам,
Один я смотрел на звезду.
За ласточкой быстрой, воробушком, славкой
Следил я, прищурив глаза.
Был каждой утешен зеленою травкой,
И близкой была стрекоза.
И счастье большое — смотреть у забора,
Как ящериц серых семья
Купается в солнце, не видя дозора,
Любил и не трогал их я.
И радость большая - увидеть, как утки
Ныряют в пруду пред грозой.
Услышать, что вот в грозовом первопутке
Громовый разносится вой.
Под первые брызги дождя золотого
Подставить так жадно лицо.
Искать под березой неверного крова,
Хоть вон оно, близко, крыльцо...
(Часы)
К сожалению, усадебный дом в Гумнищах не сохранился. Однако старый
липовый парк, похожий на маленькую рощицу, жив и по сей день. Сохранился еще
пруд, расположенный напротив парка. Пруд этот всегда был необыкновенный, его
питали подземные ключи. Константин любил сидеть возле воды, и однажды ему
показалась удивительная золотая рыбка.
(Читается стихотворение «Золотая рыбка».)
Вы почувствовали красоту и музыкальность стихотворения? Сказка в поэзии!
Какое волшебство она творит! А этот чародей, сумевший преобразить обыкновенное,
привычное превратить в чудо, - тот мальчик, который вырос и начал писать стихи.
Однажды в парке «самый верхний листок, затрепетавший на самой высокой
липе, толкнул в детской душе творческую основу, или иволга волнующе пела, или
ветер донес с близкого луга сладкий запах розовой кашки», но только мальчик
написал первые стихи. Сам Бальмонт писал: «Я начал писать стихи в возрасте десяти
лет. В яркий солнечный день они возникли, сразу два стихотворения, одно о зиме,
другое о лете. Это было в родной моей усадьбе Гумнищи, Шуйского уезда,
Владимирской губернии, в лесном уголке, который до последних лет жизни буду
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вспоминать, как райское, ничем не нарушенное радование жизнью. Но первые мои
стихи были встречены холодно моей матерью, которой я верил более, чем комулибо на свете, и до шестнадцати лет я больше не писал стихов. Опять придя,
опять стихи возникли в яркий солнечный день, во время довольно долгой поездки
среди густых лесов. Стихи плясали в моей душе, как стеклокрылые стрекозыкоромысла, и я сразу мысленно написал с десяток стихотворений и читал их вслух
моей матери, которая ехала на тройке вместе со мной и которая смотрела на меня
после каждого стихотворения восхищенными, такими милыми глазами».
Вот так из маленького мальчика постепенно вырос поэт Константин
Бальмонт. Через всю последующую жизнь он пронес нежную, трепетную любовь к
своему «милому раю», где провел так много счастливых лет. И наверное, благодаря
сладостным воспоминаниям детства, так мило, задушевно и забавно прозвучат
написанные в 1905 году уже известным поэтом «Фейные сказки».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Беседа вторая
«Фейные сказки»
Эта книга стихов — одна из самых очаровательных в русской поэзии. Она
соединяет и фантазию, и юмор, она завораживает живыми и трепетными
образами.
А почему книга называется «Фейные сказки»? Кто такая Фея? Фея — в
легендах и сказках Западной Европы сверхъестественное существо, волшебница
в виде красивой женщины, иногда с крыльями. Легкие, изящные, феи населяют
всю природу. Время, свободное от пляски и пения, они проводят за пряжей и
ткачеством, изготовляют плащи, ковры, шапочки, колпачки-невидимки, обладающие чудесными свойствами. Фея способна мгновенно являться и исчезать,
благодаря своей волшебной одежде.
Прочитаем первое стихотворение «Посвящение».
Солнечной Нинике, с светлыми глазками —
Этот букетик из тонких былинок.
Ты позабавишься Фейными сказками,
После - блеснешь мне зелеными глазками,
В них не хочу я росинок.
Вечер далек, и до вечера встретится
Много нам: гномы, и страхи, и змеи.
Чур, не пугаться — а если засветятся
Слезки, пожалуюсь Фее.
- Кому же посвятил К.Бальмонт эти сказки?
Нинике — своей маленькой дочке. Нинике, которую очень любил.
Давайте почитаем эти удивительные детские стихи. («У чудищ», «Детская
песенка», «Трясогузка».)
—Кто является героем этих стихотворений? (Персонажи русских народных
сказок: Яга, Кощей, Змей; Цветы: одуванчик, маргаритка; насекомые, птицы.)
—А какие это стихи, веселые или грустные? Почему?
Вот еще одно стихотворение — «Бабочка». Подумаем, о чем оно. Автор
вспоминает о своем детстве, когда ему было всего 5 лет.
(Читается стихотворение «Бабочка»)
«Усадьба старинная» — это Гумнищи. Герой выпускает на свободу
бабочку, возвращает ей воздух и свет. Мальчик делает доброе дело и
запоминает этот поступок на всю жизнь. Мы знаем, с каким трепетом
относился маленький Константин Бальмонт к окружающей природе. Это
трепетное отношение, эту любовь он сохранил навсегда.
—А вы совершали такие добрые поступки?
Мы говорим, что поэт любил природу. Он описывал в своих стихах
разные времена года. Давайте обратимся к стихотворению «Осень».
Попробуем нарисовать словами те картины, которые вы увидели при чтении.
Зачем нам это? Поэт стремится отразить жизнь в ярких словесных картинах,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
художественных образах. Наша задача — представить себе эти картины как
можно точнее. Для этого нужно обладать развитым воображением,
чувствовать то, что хочет передать нам автор. Тогда мы станем хорошими
читателями и будем получать огромное удовольствие от чтения
художественных произведений.
(Читается стихотворение «Осень»)
—Какие картины вы бы нарисовали?
—Давайте вспомним, что такое эпитет.
Подберем разные эпитеты к слову осень.
—А какие из этих эпитетов больше всего подходят к бальмонтовской осени? Почему?
—Стихотворение грустное или веселое? Докажите.
—Хотя стихотворение грустное, картины, нарисованные поэтом, очень
красивые.
В чем отразилась эта красота?
В конце стихотворения остановлено прекрасное мгновение:
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.
— Какой прием здесь использован? (Олицетворение — разновидность
метафоры, при которой явления природы, неодушевленные предметы
наделяются свойствами живых существ. Метафора — перенесение
наименования с одного предмета на другой по сходству признаков.
Метафора — скрытое сравнение, в котором слова «как», «словно», «будто»
опущены, но подразумеваются.)
—Обратите внимание на то, как написано слово Осень (с большой буквы). Почему?
—Вы познакомились с грустной Осенью, а теперь прочитаем стихотворение
«Веселая Осень».
Попробуем вставить пропущенные эпитеты в тексте стихотворения
К.Бальмонта «Наряды Феи» и сравнить их с авторскими.
Наряды Феи
У Феи — глазки изумрудные,
Все на траву она глядит.
На ней наряды (дивно-чудные),
Опал, топаз и хризолит.
Есть жемчуга из света (лунного),
Каких не видел взор ничей.
Есть поясок покроя (струнного)
Из (ярких солнечных) лучей.
Еще ей платье (подвенечное)
Дал колокольчик (полевой),
Сулил ей счастье (бесконечное),
Звонил в цветок свой (голубой).
Росинка с грезой (серебристою),
Зажглась (алмазным) огоньком.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А ландыш свечкою (душистою)
Горел на свадьбе Светлячком.
— Вы видите, сколько нам понадобилось времени, фантазии, умения, чтобы
подобрать эти эпитеты. А вот о том, как легко рождались строки у самого
поэта, можно узнать, прочитав стихотворение «Как я пишу стихи».
Рождается внезапная строка,
За ней встает немедленно другая,
Мелькает третья ей издалека,
Четвертая смеется, набегая.
И пятая, и после, и потом,
Откуда, сколько, я и сам не знаю,
Но я не размышляю над стихом
И, право, никогда — не сочиняю.
К следующей встрече попрошу вас выучить наизусть одно-два
стихотворения К. Бальмонта, сделать иллюстрации к понравившимся стихам
поэта и написать маленькое сочинение из четырех-пяти предложений с
использованием образных средств языка («Утро в Гумнищах», «В липовом
парке», «У пруда» и т.д.).
Сценарий костюмированного бала «С феей волшебного сада» (по циклу
стихов К. Бальмонта «Фейные сказки» для младших и средних классов)
Автор – Евстигнеева Мария Владимировна,
учитель русского языка и литературы
средней школы № 2 им. К. Д. Бальмонта
Оформление зала. Сцена представляет собой цветочную поляну. На
заднем плане аллеи и пруд. Слева на сцене стоит изящная лавочка для феи.
Ведущая.
Здравствуйте, мои маленькие друзья, поклонники чудесной поэзии
Бальмонта. И раз уж мы заговорили о чудесах, то необыкновенные
превращения начнут совершаться прямо сейчас. Закройте глаза и вместе с
волшебными часами отсчитайте 12 ударов. (Звучат удары часов из балета
С.Прокофьева «Золушка», открывается занавес, сцена представляет собой
лесную поляну.)
Мы оказались с вами в сельце Гумнищи. Где-то здесь, около
старинной усадьбы и небольшого пруда, среди тенистых аллей, любил
бродить хозяйский сын — маленький Костя Бальмонт. В липовых аллеях
парка, которые, пересекаясь, образовывали крест, собирались все
необычные друзья мальчика: желтые, белые, красноватые бабочки,
изумрудные жуки-бронзовки, «мохнатые и добрые пчелы, злые красивые
осы с тонкими талиями, огромные полосатые шмели». В траве быстро
бегали, поворачивая маленькие головки, серые ящерки, по своим тропам
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
озабоченно тащили ношу муравьи. Мальчик любил беседовать с ними,
каждому он говорил красивое, ласковое слово. Они же в ответ жужжали,
звенели крыльями, стрекотали.
Однажды мальчику стало грустно: друзья не могли говорить с ним на
его языке. Крупные слезинки потекли по его щекам. Вдруг он замер.
«Самый верхний листок, затрепетавший на самой высокой липе, толкнул в
детской душе творческую основу, и мальчик написал первые стихи».
Много лет спустя в стихах он опять вернется в чудный мир своего детства
и напишет изящные, ароматные «Фейные сказки», посвященные
«солнечной Нинике с светлыми глазками» — своей четырехлетней дочке,
которую любил со всей отцовской нежностью.
Входит Эльф, дарит ведущей букетик цветов.
Эльф.
Солнечной Нинике, с светлыми глазками —
Этот букетик из тонких былинок.
Ты позабавишься Фейными сказками,
После блеснешь мне зелеными глазками, —
В них не хочу я росинок.
Вечер далек, и до вечера встретится
Много нам, гномы, и страхи, и змеи,
Чур, не пугаться, — а если засветятся
Слезки, пожалуюсь Фее.
(Посвящение.)
Ведущая.
Кто вы?
Эльф.
Я Солнечный Эльф, добрый дух этого сада и большой друг Феи,
которую воспел в своих «Фейных сказках» Константин Бальмонт.
Ведущая.
Да, да, я много слышала о Фее волшебного сада. Говорят, увидеть ее
может только тот, у кого доброе сердце, кого радует каждый листочек и
цветочек в ее волшебном царстве. Маленький Костя Бальмонт, гуляя по
саду в своей усадьбе, умел увидеть эту маленькую лукавую волшебницу в
замке из цветов и листочков.
Чтец.
Говорили мне, что Фея,
Если даже и богата,
Если ей дарит Лилея
Много слов и аромата,
Все ж, чтоб в замке приютиться,
Нужен ей один листок,
Им же может нарядиться
С головы до ног.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Да, иначе быть не может,
Потому что все в ней нежно,
Ей сама Луна поможет,
Ткань паук сплетет прилежно.
Так как в мире я не знаю
Ничего нежнее фей,
Ныне Фею выбираю
Музою моей.
(Фея.)
Входит Фея.
Фея.
Спасибо вам, ромашки, спасибо, фиалки, что предупредили меня о
гостях в волшебном саду.
Здравствуйте, сударыня!
Здравствуй, Эльф!
Здравствуйте, дети!
Ах, если б вы только знали, как я рада вас видеть. Теперь можно
отложить все заботы и отдохнуть немного с вами на этой чудесной поляне.
Эльф.
Фея, вы такая хрупкая и нежная, вы должны быть всегда веселой и не
знать забот.
Фея.
Сегодня майские жуки
Не в меру были громки.
И позабыли червяки
Мне осветить потемки.
Пошла бранить я Светляка,
Чтоб не давал поблажки,
Споткнулась вдруг у стебелька
Ромашки или кашки.
(Беспорядки у Феи.)
Ведущая.
Милая Фея, мы с ребятами попробуем сейчас развеять вашу грусть.
Ребята, кто из вас вспомнит сказки, где героинями были феи? («Золушка»,
«Спящая царевна», «Волшебник Изумрудного города». За правильный
ответ Фея дарит из своей цветочной корзинки конфеты с цветочным
названием или цветы.)
Фея.
Солнечный Эльф, сорви мне, пожалуйста, этот сиреневый цветочек.
Э л ь ф.
С удовольствием, Фея. А как он называется?
Фе я.
Это часики {крутит их в руках), стрелки часиков подсказывают мне,
что на поляне скоро должны появиться гномы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эльф.
На лугу большие кучи
Свежевырытой земли.
Лето. Жарко. Полдень жгучий.
Дым стоит вдали.
Кто здесь рылся?
Может, гномы,
Всей смешной толпой своей
Строят нижние хоромы
Для своих царей?
Города во тьме возводят,
Строят замки под землей,
И, уродливые, ходят
Под моей ногой?
Зажигают вырезные
Лампы в царстве темноты?
Нет, ошибся.
То — слепые
Черные кроты.
(Гномы.)
Фе я.
Ты ошибаешься, Солнечный Эльф, это действительно гномы, и к тому же
очень милые и симпатичные. Вон они поднимаются из своих подземных
кладовых.
Фонограмма «Гномики». Выходят гномы.
1-й Г н о м.
Фея, куда ты пропала? Тебя все ищут по волшебному саду.
2-й Г н о м.
Травинки переживают, птички волнуются, колокольчик звенит не переставая, а ты ничего не слышишь.
Разыгрывается стихотворение «Трудно Фее»:
1-й и 2-й Г н о м ы:
«Фея» 3-й Гн о м:
Шепнули сирени.
1-й Г н о м:
«Фея» 3-й Гном:
Призыв был стрижа.
1-й и 2-й Г н о м ы:
«Фея» 3-й Г н о м:
Шепнули сквозь тени
Ландыши, очи смежа.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2-й Г н о м:
«Фея» 3-й Г н о м:
Сквозя изумрудно,
Травки промолвила нить.
Фея вздохнула: «Как трудно!
Всех-то должна я любить».
Фея.
Милые гномы, дорогие подземные человечки, мне жаль, что я доставила
вам столько хлопот и огорчений. Примите из моей цветочной корзинки сладкие
утешения и просите что угодно. Сегодня я исполняю любые желания.
Гномы.
Дождя, нам очень хочется дождя!
1-й Гном.
Капельки умоют наши самоцветы, которые мы добыли под землей, и они
засверкают почти так же ярко, как лучи солнца.
Фея.
Вызвать дождик помогут мне все ребята и вы, уважаемые гномы.
Приготовьте, пожалуйста, левую ладошку.
Вот сначала дождик капает легонько.
Капелек пока немного,
Средний палец идет на подмогу.
Безымянный подключиться захотел,
Громче дождик зашумел.
Раз, два, три, четыре, пять,
Капелек уже не сосчитать.
Палец к нам примкнул большой,
Дождь идет уже стеной.
Если нам еще и ноги подключить,
То покажется, что будто гром гремит.
Громче, громче топаем, в ладоши ударяем,
От дождя где спрятаться не знаем.
Выход есть, нам нужно постараться
Превратить и гром и дождик
В шквал оваций.
Ведущая.
А несколько капелек остались танцевать в ритме дождя на нашей поляне.
Танец «Дождинки».
Входит дядюшка Эхо с зонтиком.
Эхо.
Ау-у-у!!! (Слышится эхо.) Фея, что за чудеса? Средь ясного неба гремит
гром и льется дождик.
Ф е я.
У меня сегодня солнечное настроение, и я исполняю любые желания.
Гномам я вызвала дождик, а что бы вы хотели, дядюшка Эхо?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Э х о.
Я очень люблю рифмы, ведь они так похожи на эхо. Вот послушайте.
(Кричит.) Солнце! (Эхом.) Донце... (Кричит.) Травы! (Эхом.) Муравы...
Фея.
Ваше желание ребята исполнят с удовольствием, ведь они очень любят
стихи и знакомы с рифмою.
Э х о (кричит слово, название стихотворения Бальмонта, дети из зала
подбирают
рифму).
Избушка!..
Русалка!..
Заинька!..
Сказочка!..
Ткачиха!..Лада!.. Трубачи!.. Отсветы!.. Росинка!..
Вы знаете, ребята, эхо получается намного лучше, если его повторить
всем вместе. Предлагаю сыграть в кричалку «Эхо». Повторяйте хором
окончание строчки.
Дядюшка Э-эх смешной,
Поиграет он с тобой,
Ты ладошек не жалей,
Бей в ладоши веселей.
Сколько времени сейчас?
Сколько будет через час?
И неправда, будет два.
Думай, думай, голова!
Как с утра поет петух?
Да не филин, а петух!
Может, сидя на суку,
Он кричит кукареку?
Это ухо или нос?
Вот вам следующий вопрос:
Сколько будет дважды два?
Ходит кругом голова.
Не устали отвечать?
Разрешаю помолчать.
Эхо.
Волшебная поляна — прекрасное место для игры в «эхо», эхо
получилось очень забавное, а тебе, дорогая Фея, я хочу предложить еще
одну забаву — мыльные пузырики.
Фея начинает пускать мыльные пузыри.
Эхо.
Пускала пузырики
В соломинку Фея.
Придворные лирики
Жужжали ей, рея:
— О, чудо-пузырики,
О, дивная Фея!
Пурпурные, синие,
Нежнее, чем в сказке.
Какие в них линии,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Какие в них краски!
Зеленые, синие,
Как детские глазки.
Но Фее наскучили
Жужжащие мошки.
Всегда ведь канючили
Они на дорожке.
Забавы замучили
Ей ручки и ножки,
Соломинку фейную
От Феи убрали.
Постельку лилейную
Готовить ей стали.
И песнь тиховейную
Ей сны напевали.
(Забавы Феи)
В е д у ща я .
А последние шесть пузыриков — с сюрпризом. Они предназначены для
ребят. Желающие могут проколоть пузырики и исполнить желания Феи, которые
там спрятаны. Если Фее понравится, она наградит вас из цветочной корзинки.
Дети прокалывают «мыльные пузырики» - шары, в которых написано
Феино желание, исполняют его.
Желаю, чтобы этот милый ребенок изобразил 1) бабочку, 2) золотую
рыбку, 3) гномика, 4) комарика, 5) пусть этот поклонник Бальмонта прочитает
две строчки из его стихов, 6) сделайте Фее комплимент.
Входит Эльф, немного растрепанный и испуганный.
Фея.
Солнечный Эльф, где ты был? Почему у тебя такой испуганный вид?
Э л ь ф.
У чудищ!
Я был в избушке на курьих ножках.
Там все как прежде.
Сидит Яга.
Пищали мыши и рылись в крошках.
Старуха злая была строга.
Но я был в шапке, был в невидимке.
Стянул у Старой две нитки бус.
Разгневал Ведьму и скрылся в дымке.
И вот со смехом кручу свой ус.
Пойду, пожалуй, теперь к Кощею,
Найду для песен там жемчугов.
До самой пасти приближусь к Змею.
Узнаю тайны — и был таков.
Фея.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не пугай меня, Солнечный Эльф, я вся дрожу, когда мне напоминают о
Бабе Яге и Кощее. Не нравится мне этот темный мир. Гораздо приятнее сидеть
на цветочной поляне и любоваться травками и жучками.
Белки, зайки, мышки, крыски,
Землеройки и кроты,
Как вы вновь мне стали близки!
Снова детские цветы
Незабудки расцветают.
Маргаритки щурят глаз,
Подорожники мечтают —
Вот роса зажжет алмаз.
Вплоть до самой малой мошки
Близок стал мне мир живых,
И змеистые дорожки
Повели к кустам мой стих.
А в кустах, где все так дико,
Притаился хмурый еж.
Вот краснеет земляника.
Сколько ягод здесь найдешь!
Все цветы на зов ответят,
Развернув свои листки,
А в ночах твой путь осветят
Между травок светляки.
Ведущая.
Мы продолжаем наш бал парадом костюмов. Встречайте сказочных героев.
Звучит песня Ю.Энтина «Где водятся волшебники».
В е д у щ а я (представляет костюмы):
—Фея волшебного сада,
—Солнечный Эльф,
—Веселый Гном,
- Капризный Гном,
—Ворчливый Гном,
—Дядюшка Э-эхо.
Герои проходят по сцене и замирают.
В е д у ща я .
Очень хочется, чтобы этот бал запомнился вам надолго, поэтому вместе с
Феей и героями мы будем играть и веселиться.
Фея дотрагивается до персонажа волшебной палочкой, герои оживают,
спускаются со сцены и заводят «ручеек».
Игры: ручеек, жмурки, море волнуется.
Ведущая.
Наша встреча с Феей волшебного сада заканчивается. На прощание мы
хотим вам пожелать...
Ге р о и (по очереди):
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
—Ароматов солнца.
—Лунного света.
- Золотой рыбки, которая исполняла бы все ваши желания.
Кафе «Цветочный сон» (7 – 9 классы)
Автор – Евстигнеева Мария
Владимировна.
Ведущая.
Добрый день, дорогие друзья. Я рада всех вас видеть в нашем уютном,
волшебно-сказочном, ароматном кафе «Цветочный сон». «Цветы мне нежно
улыбались…» Как много значили эти слова для К.Бальмонта. У поэта,
пожалуй, мало найдется стихов, в которых бы не упоминались эти
прекрасные создания.
Каким я в детстве был, так буду в дни седые,
Фиалка – мой рассвет, мой полдень – пламя роз.
Послеполуденье – нарциссы золотые.
Мой вечер, ночь моя, сверкайте в играх гроз…
Или:
Я когда-то был сыном земли,
Для меня маргаритки цвели…
Цветы всегда играли важную роль у всех народов, во все времена. Они
имели свой смысл и свое назначение. Служили украшением алтарей,
являлись волшебными и целительными средствами, охраняли дом.
Предлагаю и наше кафе расцветить чудесными букетиками цветов,
сделать по-настоящему сказочным. Кто же нам поможет в этом? Давайте
попробуем отгадать.
Кто так разнежил облака,
Они совсем жемчужны?
И почему ручью река
Поет: «Мы будем дружны».
И почему так ландыш вдруг
Вздохнул, в траве бледнея?
И почему так нежен луг?
Ах, знаю! Это…Фея.
(Чары Феи.)
Да, поможет нам в этом Фея.
Выходит Фея:
Цветочный сон дарит дурман.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глаза тихонечко сомкнулись,
Поверив в сказочный обман,
Мы в мир волшебный окунулись.
И в этом сне прекрасно-нежном
Блистает Фея в лучах солнца.
Идет в наряде белоснежном
По василькам и колокольцам.
Лукаво глазками блеснула,
Взмахнула палочкой волшебной
И жизнь дрожащую вдохнула
В былинку и травинку нежную.
Друзья, я приглашаю всех на цветочную поляну сплести поэтический
цветочный венок.
Выходят чтецы, читают стихи о цветах, после чего на каждый
столик ставят вазочку или корзиночку с цветами.
Колокольчики мои, цветики степные!
Что глядите на меня,
Темно-голубые?
И о чем звените вы
В день веселый мая,
Средь некошеной травы
Головой качая…
( А.К.Толстой.)
Я лилий нарвала прекрасных и душистых,
Стыдливо замкнутых, как дев невинных рой.
С их лепестков, дрожащих и росистых,
Пила я аромат, и счастье, и покой…
( А.Ахматова.)
В беседке, заросшей жасмином,
В беседке, залитой луной,
Сад пахнет росою и тмином,
И тихой ушедшей весной.
Посреди лугов увядших,
Опаленных жарким зноем,
Белокурые ромашки
Поднимаются прибоем.
Белокурые ромашки
Травы красят белой кистью.
И звенит, звенит протяжно
Жаворонок в синей выси.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
То не светлая мелодия
И не утренний рассвет.
То душистая магнолия
Излучает лунный свет.
Пряный запах разливается,
Аромат магнолий пьян.
Даже птицы не купаются
В аромате этих ванн.
Лебедино-снежно-белая,
И багряна, как восход,
И оранжева, камелия
Гордо смотрит в небосвод.
Я видел много красных роз
И роз воздушно-алых.
И солнце много раз зажглось
В моей душе, в опалах.
(К.Бальмонт.)
Фея.
Оглянитесь вокруг: сколько света, тепла, улыбок и поэзии принесла с
собой весна. Сегодня так хочется творить, писать и читать стихи о весне.
Исполняется песня на стихи М. Цветаевой «Под лаской плюшевого
пледа» (музыка А. Петрова); стихотворение Е. Баратынского «Весна».
Нет ничего прекраснее цветов,
Пришедших в палисады и жилища.
Они пришли из глубины веков,
Чтоб сделать жизнь возвышенней и чище.
Многими народами издавна отмечались праздники цветов. Древние
греки отмечали праздники гиацинтов и лилий, на котором девушку в образе
богини Афродиты, восседающую на колеснице, осыпали цветами.
До сих пор отмечают праздник роз в Париже. На королеву праздника,
которую именуют Розьерой, надевают венок из этих прекрасных цветов.
Торжественно отмечаются праздники незабудок, первоцветов и
анютиных глазок англичанами. Отмечается ими день маков в память о
погибших солдатах.
Яркое зрелище представляют собой праздники цветов в Венеции, когда
украшенные цветочными гирляндами гондолы скользят по глади каналов.
В первое воскресенье марта отмечают праздник мимозы немцы.
Во время этих праздников цветы повсюду: ими украшены прически
девушек, из них сплетены венки, гирлянды, цветами украшены окна и крыши
домов и даже дороги.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И, конечно, во время каких праздников все дарят друг другу цветы. А
умеете ли вы дарить цветы?
Викторина «Цветочный этикет»
1. Как правильно срывать цветы? (их не срывают, а срезают.)
2. Кому дарят цветы?
3. Как должен выглядеть подарочный букет?(красиво упакован.)
4. Сколько цветков должно быть в букете?(до 10 – нечетное количество,
далее – произвольное.)
5. Как правильно держать букет?(стеблями вниз, цветами вверх.)
6. Что должна сделать хозяйка, получив в подарок цветы?( сказать
«спасибо» и тут же поставить в вазу.)
7. Какие цветы лучше дарить мужчине, женщине?( мужчине – крупные, с
длинными стеблями, женщине – любые.)
8. С какими цветами лучше навещать больного? (с нежными, без резкого
запаха.)
9. По какому случаю преподносят корзину с цветами?(уход на пенсию,
свадьба, концерт.)
Ведущая.
Пускала пузырики в соломинку Фея.
Придворные лирики шептали ей, рея:
-О, чудо-пузырики, о, дивная Фея!
Пурпурные, синие, нежнее, чем в сказке,
Какие в них линии, какие в них краски!
Зеленые, синие, как детские глазки.
(Забавы Феи.)
Фея:
У меня для каждого столика есть необычные мыльные пузырики – с
заданием.(Фея раздает пузырики из бумаги, на которых ребята должны
нарисовать фантастический цветок и дать ему название.)
Сегодня в кафе собрались ребята – лауреаты городского конкурса
чтецов им. К.Бальмонта. Приятно, что многие из них - победители в
номинации «Проба пера». Давайте дадим им слово и послушаем
замечательные стихи.
(Ребята читают свои стихи)
Одно из индийских народных сказаний утверждает, что цветы
появились на свет не ради красоты и аромата, а ради того, чтобы одаривать
ими любимых. И для этого они должны быть выращены в собственном саду.
Очень мудрая правильная мысль, ведь украсить землю цветами - это
украсить её любовью.
Ведущая.
А мы сейчас с любовью и творчеством будем украшать цветами
головные уборы. Задание 1: из подручных средств за несколько минут
попробуем изготовить наряд Фее, её праздничную шляпку.
(Для конкурса заранее готовятся шляпки, шарфики, искусственные цветы,
бусы.)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В таких великолепных нарядах Фее нужно щеголять по замку,
достойному её красоты. Но такого замка у Феи пока нет.
Задание 2: Нарисовать цветочный замок Феи.
Задание 3: Нарисовать герб цветочной страны.
Сюрприз Феи.
Выносится ларец с сюрпризом (фирменные шоколадки «Цветочный сон»),на
ларце висят 4 замка.
Чтобы открыть эти замки, ключи не нужны. Нужны только ваши
таланты.
Первый замок – поэтический. Задание: написать комплимент Фее в стихах.
Второй замок – музыкальный. Задание: спеть куплет песни, в которой
упоминаются цветы.
Третий замок – театральный. Задание индивидуальное для каждого столика.
1. Изобразить ромашку и колокольчик.
2. Изобразить розу и водную лилию.
3. Изобразить благоухающий цветок и цветок с неприятным запахом.
4. Изобразить кактус.
5. Изобразить гордый гладиолус и скромный василек.
6. Изобразить одуванчик.
7. Изобразить, как цветок пробивается из-под земли, растет, расцветает, а
потом увядает.
Четвертый замок. Задание: написать свои впечатления о кафе, желательно в
стихах.
Фея.
Мы открыли ларец, теперь самое время на память о нашей встрече
вручить каждому участнику праздника фирменную шоколадку «Цветочный
сон» и всем вместе исполнить заключительную песню.
Заключительная песня исполняется на мотив песни О. Митяева
«Изгиб гитары жёлтой…»:
Весенний голос Эльфа стал призрачней и тише,
Весенний сон дурманит, зовёт вперед и ввысь.
Поэзией мы дышим, стихи читаем, пишем.
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.
На лепестках созвучий росинки рифмы тают,
Талантливый народ здесь, с таким не загрустишь.
И доброй феей муза над столиком витает.
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.
Мы вам, друзья, желаем, быть яркими как Солнце,
Чтоб золотою рыбкой желания сбылись.
И кто-то очень близкий в кафе тихонько скажет:
-Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.
Ведущая.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наша встреча подходит к концу. И на прощание еще одно цветочное
пожелание.
Всю жизнь цветы не оставляют нас.
Прелестные наследники природы –
Они заходят к нам в рассветный час,
В закатный час заботливо заходят.
Они нам продлевают время встреч,
Откладывают время расставанья.
Мы души и сердца должны беречь
От хищных рук, от зла и прозябанья.
Любая мысль возвышенной мечты
Тогда лишь перельется в ликованье,
Когда пред нею склонятся цветы Посредники живого пониманья.
Литературное кафе «Бродячий щенок» (10 – 11 классы)
Оформление класса: на доске плакат с изображением щенка, на стенах
развешаны вещи, которые могли бы принадлежать поэтам Серебряного века:
шляпа, шаль, перо, веер, ноты и т.д. На столах в вазах цветы и горящие свечи
— все это располагает к откровению и вдохновению.
Ведет встречу в кафе учитель, учащиеся помогают ему, выступая в
роли ведущих и чтецов. Начинается вечер с музыкального эпиграфа. Музыка
должна звучать на протяжении всего времени. Лучше, если это будет игра
на фортепиано и на гитаре, а не использование грамзаписи.
Зажигаются свечи, гаснет свет, звучит музыка.
Учитель.
Шум города затих.
Тоски распались узы.
И чувствует душа прикосновенье Музы.
Дорогие друзья! Муза приглашает нас в литературное кафе «Бродячий
щенок». Как возникло это название? Если мы говорим о Константине
Бальмонте, о Серебряном веке, то вспоминается блистательное,
ренессансное время начала XX века и прекрасный город Петербург. Давайте
отправимся в этот город.
(Звучит песня о Петербурге.)
А теперь еще немного пофантазируем и очутимся в одном из самых
известных литературно-артистических клубов Петербурга начала XX века
под названием «Бродячая собака». Вот как он появился.
1 ведущий.
В один из ненастных вечеров осени 1911 года к Николаю
Могилянскому, ученому-этнографу, вихрем ворвался его земляк Борис
Пронин, как всегда розовый, с взъерошенными каштановыми кудрями,
возбужденный, с несвязной, прерывистой речью и оборванными фразами:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— Понимаешь! Гениальная идея! Все готово! Это будет замечательно!
Только вот беда — надо денег! Ну, я думаю, у тебя найдется рублей 25.
Тогда все будет в шляпе!
Могилянский был завален работой, ему были давно известны всякие
проекты, планы и «замечательные» предприятия Бориса Пронина. Но сразу
мелькнула мысль: за 25 рублей можно моментально прекратить беседу,
которая грозила стать очень длинной.
—Денег, рублей 25, я тебе дам, но скажи в двух словах, что ты еще изобрел
и что затеваешь?
—Мы откроем здесь «подвал» — «Бродячую собаку». Это будет и не кабаре,
и не клуб. Ни карт, ни программы! Все это будет замечательно!
Могилянский вынул деньги и сказал:
— Выбирайте меня в члены «Собаки», но я прошу лишь одного: пусть это
будет по соседству со мной, иначе не буду ходить.
Потом Николай и думать забыл и о «Собаке», и о Борисе. Но вот удивление!
Получает повестку: «Собака лает тогда-то, и адрес приложен».
2 ведущий.
«Бродячая собака» была открыта 31 декабря 1911 года и работала три
раза в неделю: в понедельник, среду и субботу. Собирались поздно, после
двенадцати. К одиннадцати часам, официальному часу открытия, съезжались
одни «фармацевты». Так на жаргоне «Собаки» звались все случайные
посетители от флигель-адъютанта до ветеринарного врача. Они платили за
вход три рубля, пили шампанское и всему удивлялись.
Комнат всего три. Буфетная и две залы — одна побольше, другая совсем
крохотная. Это обыкновенный подвал. Теперь стены пестро расписаны
Судейкиным, Белкиным, Кульбиным. В главной зале вместо люстры
выкрашенный сусальным золотом обруч. Ярко горит огромный кирпичный камин. На одной из стен большое овальное зеркало. Под ним длинный диван —
особо почетное место. Низкие столы, соломенные табуретки. Все это потом
вспоминала Анна Ахматова.
Чтец.
Да, я любила их - те сборища ночные,
На низком столике — стаканы ледяные,
Над черным кофием голубоватый пар,
Камина красного тяжелый зимний жар,
Веселость едкую литературной шутки И друга первый взгляд, беспомощный и жуткий.
3 ведущий.
Было очень тесно, очень душно, очень шумно и не то чтобы весело: нет,
точное слово для определения царившей в «Собаке» атмосферы найти было бы
трудно. Крошечная, из теса сколоченная эстрада посвящена была музам. На ней
читали стихи и доклады, музицировали, танцевали, устраивали диспуты и
импровизировали нечто театральное. Фантазия работала неумолимо. Может
быть, инсценировали рассказы Н.Тэффи, которая часто заходила в это кафе.
(Инсценировка рассказа Н.Тэффи «Переоценка ценностей»)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3 ведущий.
Кого только из писателей, художников, актеров не видели и не
слышали эти пестро раскрашенные стены! Читали еще не напечатанные стихи
Гумилев, Мандельштам, Маяковский, Ахматова, Каменский и, конечно,
Бальмонт.
Слегка рыжеватый, с живыми быстрыми глазами, с высоко поднятой
головой, бородка клинышком, вид боевой. Россия была влюблена в
Бальмонта. Все — от светских салонов до глухого городка в провинции —
знали Бальмонта. Его читали, декламировали и пели с эстрады. Тэффи так
вспоминает о встрече Бальмонта в «Бродячей собаке».
Ученица (от имени Тэффи). «Его приезд был настоящая сенсация. Как все
радовались!
— Приехал! Приехал! — ликовала Анна Ахматова. — Я видела его, я ему
читала свои стихи.
Он вошел, высоко подняв лоб, словно нес золотой венец славы. Шея его
была дважды обвернута черным, каким-то лермонтовским галстуком, какого
никто не носит. Рысьи глаза, длинные, рыжеватые волосы».
Чтец.
Константин Бальмонт. Я русский.
Я русский, я русый, я рыжий.
Под солнцем рожден и возрос.
Не ночью. Не веришь? Гляди же
В волну золотистых волос.
Я русский, я рыжий, я русый.
От моря до моря ходил.
Низал я янтарные бусы,
Я звенья ковал для кадил.
Я рыжий, я русый, я русский.
Я знаю и мудрость и бред.
Иду я — тропинкою узкой,
Приду — как широкий рассвет.
Ученица (от имени Тэффи).
«Его встретили, его окружили, его усадили, ему читали стихи. Сейчас
образовался истерический круг почитательниц — "жен-мироносиц".
— Хотите, я сейчас брошусь из окна? Хотите? Только скажите, и я сейчас же
брошусь, — повторяла молниеносно влюбившаяся в него дама.
Обезумев от любви к поэту, она забыла, что "Бродячая собака"
находится в подвале и из окна никак нельзя выброситься. Можно было бы
только вылезти, и то с трудом и без всякой опасности для жизни.
Бальмонт отвечал презрительно:
— Не стоит того. Здесь недостаточно высоко.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Он, по-видимому, тоже не осознавал, что сидит в подвале».
3 ведущий.
Да, где был Бальмонт, там были женщины, романтическая любовь и,
конечно, стихи о любви.
Чтец.
Люблю тебя
Люблю тебя, люблю, как в первый час,
Как в первый миг внезапной нашей встречи.
Люблю тебя. Тобою я зажглась.
В моей душе немолкнущие речи.
И как мою любовь я назову?
Восторгом ли? Мученьем ли? Борьбою?
Ей нет конца, покуда я живу,
Затем, что я живу одним тобою.
(Исполняется песня «Мне нравится, что вы больны не мной…» на стихи
М.Цветаевой.)
3 ведущий.
Заранее приготовленной программы в кафе не было, но так как подвал
всегда был полон артистической литературной братией, то программы
налаживались сами собой. Было очень весело и интересно.
Учитель.
Мы с вами совершили небольшое путешествие в историю. Теперь вы
знаете, как была образована «Бродячая собака» и чем там занимались. А
теперь погасим свечи и вернемся в наше время. У нас в кафе собрались
молодые талантливые ребята. Правда, до «Собаки» мы не доросли, а вот
название «Бродячий щенок» нам подходит. Мы объявляем конкурс
эпиграмм, пародий, дружеских шаржей, шуточных экспромтов. Пожалуйста,
выдумывайте, творите, пейте чай и общайтесь друг с другом.
Конкурсы
I. Литературный конкурс
Учитель.
Так как мы в «Бродячем щенке», то первый конкурс связан с собаками.
Установим, кто из нас лучший знаток произведений о собаках.
1.Какая порода собак импонировала писателю А.И.Куприну и почему?
(Пудель, «Белый пудель».)
2.Каким именем наградил великолепную Диану великий Лопе де Вега?
(«Собака на сене».)
3.Какая собака пала жертвой помещичьего произвола? («Муму»
И.С.Тургенева.)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Кому принадлежала собака, которой С.Есенин рассказывал о своей
несчастной любви? (С.Есенин, стихотворение «Собаке Качалова» — «Дай,
Джим, на счастье лапу мне...».)
5.Каким стало полное имя собаки Шарик после встречи с профессором
Преображенским? (Полиграф Полиграфович Шариков; М.Булгаков.
«Собачье сердце».)
6.Какой кличкой, созвучной названию дерева, наградил собаку А.П.Чехов?
(Каштанка.)
7.У кого из героев Гоголя собачья фамилия? (Собакевич, «Мертвые души».)
8.Кто поведал миру историю о трех джентльменах, совершивших водное
путешествие в компании с собакой? (Джером К. Джером. «Трое в лодке, не
считая собаки».)
9. Назовите фамилию владельцев собаки, которую боялись все, кроме
одного человека — знаменитого английского сыщика. (Баскервили, повесть
Конан Дойла.)
10.Под каким именем получила мировую известность Анна Сергеевна фон
Дидериц? («Дама с собачкой», А.П.Чехов.)
11.Кто привязывал собачьи головы к седлам лошадей, в знак собачьей
преданности своему царю? (Опричники, во времена Ивана Грозного.)
12.В каком литературном произведении (сказке) три собаки спасли жизнь
демобилизованному солдату? (Андерсен, «Огниво».)
В конце конкурса победители награждаются.
II. Поэтический конкурс
Учитель. Какое же литературное кафе без написания стихов? Прежде чем
вы займетесь сочинительством, я вам расскажу, как это происходило в
настоящей «Бродячей собаке».
Сводчатые комнаты «Собаки» к утру становились чуть волшебными. На
эстраде кто-то читает стихи, его перебивает музыка, кто-то ссорится. За
«поэтическим» столом идет упражнение в написании шуточных стихов.
Все ломают голову, что бы такое изобрести. Предлагается наконец нечто
совсем новое: каждый должен сочинить стихотворение, в каждой строке
которого должно быть сочетание слогов «жора». Скрипят карандаши,
хмурятся лбы. Наконец время иссякло, все по очереди читают свои шедевры:
Обжора вор арбуз украл Из сундука тамбурмажора. «Обжора, — закричал капрал, Ужо расправа будет скоро».
Или:
Свежо рано утром. Проснулся я наг. Уж орангутанг завозился в
передней.
Под аплодисменты ведут автора, чья «жора» признана лучшей,
записывать ее в «Собачью книгу» (или «Свиную книгу») — фолиант в квадратный аршин величиной, обтянутый в пеструю кожу. Здесь все: стихи,
рисунки, жалобы, объяснения в любви и т.д. В «Собачью книгу» записывали
имена поэтов, художников, гостей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
У нас тоже будет своя книга. Сегодня она побывает на каждом столике,
и вы можете записать туда свои поэтические творения. (Каждому столику
раздаются рифмы. Например: 1) день — тень — муз — союз; 2) зал —
выступал — красота — мечта; 3) пес — нос — поэт — секрет; 4) любовь —
вновь — сады — цветы.)
Через некоторое время все зачитывают получившиеся стихи, которые
заносятся в «Собачью книгу». Награждается самый «поэтический» стол.
III. Театральный конкурс
Учитель.
Если мы вспомним историю гимназии, то увидим, что гимназисты и их
преподаватели бы ли людьми очень интересными и веселыми: многие
писали
стихи,
играли
на
музыкальных
инструментах, участвовали в любительских спектаклях — и очень часто
устраивали гимназические вечера, где шутили, пели, разыгрывали сценки.
Давайте попробуем сами побыть актерами и показать здесь мини-спектакль.
Театр-экспромт
Составляется текст для «Голоса за кадром», персонажи представления
обозначаются на карточках, которые распределяются среди участников. По
ходу звучания текста, несущего в себе информацию о действиях героев,
актеры появляются из-за кулис и исполняют все, о чем сообщает «Голос за
кадром».
Текст
Вечер. Завывает Ветер. Раскачиваются Деревья. Ветер кружит
опавшие Листья, ударяет их о Забор. У Забора сидит Бродячая собака. Она
голодная, поэтому сердито лает и скалится на прохожих. Из-за поворота
выходит кокетливая Дамочка. Она постоянно оглядывается и строит кому-то
глазки. Собака грозно рычит в ее сторону. Дамочка испуганно взвизгивает и
убегает назад. За забором раздается свист Прогульщиков-Гимназистов.
Собака огрызается. Гимназисты перескакивают через забор и дразнят ее.
Собака рычит, а гимназисты вприпрыжку удаляются. Вот совсем рядом с
собакой останавливается Поэт. Он задумчиво разводит руками, что-то
бормочет. Собака грозно лает, но поэт стоит, погруженный в свои мысли.
Неожиданно он вскрикивает, стучит себя по лбу и начинает что-то быстро
писать. Собака лает до хрипоты. Вдруг она замечает Воробья, который
клюет крошки у самых ног поэта и от удовольствия закрывает то один, то
другой глаз. Воробей так осмелел, что клюет собаку в бок, Собака
подпрыгивает от удивления и бросается вдогонку за воробьем. У забора
остается поэт. Он закрывает блокнот и читает наизусть сочиненные стихи.
Учитель.
Все отлично справились со своими ролями. А поэт пусть прочитает вот
эти стихи:
От рождения подвала
Пролетел лишь быстрый год.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но «Собака» нас связала
В тесно-дружный хоровод.
Чья душа печаль узнала,
Опускайтесь в глубь подвала,
Отдыхайте, отдыхайте, отдыхайте от невзгод.
Это настоящий гимн «Бродячей собаки», который был написан
Михаилом Кузминым к годовщине ее открытия. Мы тоже написали свой
гимн, который будем исполнять при каждой встрече.
Гимн «Бродячего щенка»
Всегда здесь свет,
Всегда здесь гости,
Всегда в «Щенке» звучат стихи.
Мы предлагаем чай — не кости
И отпускаем всем гостям грехи.
Здесь нет тоски и нету горя,
Здесь веселятся от души.
В кафе идут играть и спорить,
А если хочешь, то стихи пиши.
Пусть от заката и до восхода
Сияет Бальмонта звезда.
Она горит уже три года
И не погаснет, верим, никогда.
Объединил нас Бальмонт в клубе.
Ему спасибо говорим.
Родней поэта уже не будет,
И в честь его поем мы этот гимн.
Забудем беды и ненастья
И в наш «Щенок» придем мы вновь.
Мы выпьем чай за наше счастье,
Да будут вера, дружба и любовь.
(Все гости исполняют гимн)
Учитель.
Вот и закончилась наша встреча. Я была права в том, что здесь собрались
талантливые люди, которые пели, сочиняли стихи, разыгрывали спектакль,
поэтому было так весело и интересно. А объединил нас всех Бальмонт и любовь
к
его
стихам,
необъяснимая
прелесть
которых побуждает к непрестанному исканию Красоты в серых дебрях
безликой
обыденности.
Закончить нашу встречу хочу экспромтом профессора ИвГУ
Л.Н.Таганова. Этот экспромт родился в нашем кафе:
Вы прелестный нам дали урок.
Мы готовы все время вас слушать.
Пусть заливисто лает «Щенок»,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пробуждая к поэзии душу.
До новых встреч, дорогие друзья!
(Все ГОСТИ на память получают эмблемы «Бродячего щенка»)
Литература
Воспоминания о Серебряном веке. — М: Республика, 1993 (ЗАЙЦЕВ Б.
Бальмонт; ТЭФФИ Н. Бальмонт; РЫНДИНА Л. Ушедшее; ИВАНОВ Г.
«Бродячая собака»: Из петербургских воспоминаний; МОГИЛЯНСКИЙ Н.
О «Бродячей собаке»; БИСК А. Русский Париж 1906-1908 гг.;
ШАЙКЕВИЧ А. Петербургская богема).
Каменский В. В кафе поэтов: Мемуары. — М.: Правда, 1991.
Лившиц Б.К. Забытая книга. -М.: Правда, 1993.
Одоевцева И. На берегах Сены. -М.: Художественная литература, 1989.
«Серебряный век» русской поэзии: Программа «Обновление гуманитарного
образования в России». — М.: Интерпракс, 1994.
Литературно-музыкальная композиция «Мне нравятся поэты»
(по стихам и прозе К.Бальмонта и стихам поэтов 19 века)
(Музыка: Григ. Сердце поэта)
1 чтец.
«У каждого читателя есть любимый писатель. У каждого писателя, у
каждого поэта тоже есть любимый писатель. Когда я думаю, кто мой
любимый писатель, я чувствую, что их много любимых. К скольким
чувствует вспоминающая мысль нежность и признательность!» - Константин
Бальмонт.
2 чтец.
«Мой крестный отец в поэзии – Фет. Лет 12-13-ти, гуляя один в зимние
лунные ночи по пустынным улицам моего родного городка Шуи или катаясь
под луною на коньках, я вдруг останавливался и читал себе вслух:
Чудная картина,
Как ты мне родна,
Белая равнина,
Полная луна.
Свет небес высоких,
И блестящий снег,
И саней далеких
Одинокий бег.»
3 чтец.
«Когда мне было 16 лет, в эти незабвенные дни первых влюбленностей,
я читал:
Я тебе ничего не скажу,
(Музыка: Фильд. Ноктюрн)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.
Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдет,
Раскрываются тихо листы
И я слышу, как сердце цветет.
И в больную усталую грудь
Веет влагой ночной…Я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.»
4 чтец.
«Поэзия Фета – сама природа, зеркально глядящая через
человеческую душу, поющая снежинками, перекличкою зарниц и птиц,
протяжно поющая самим молчанием».
(Звучит музыка П.И.Чайковского)
К. Бальмонт. Фет
Никто так не воспринял красоту
Усадьбы старой, сада и балкона,
Вершин древесных вкрадчивого звона,
Явленье звезд в горенье на лету.
Девичество, одетое в мечту,
Глаза в глаза – два вещие затона,
Весь звук, от легких лепетов до стона,
Он знал, связуя низ и высоту.
От тонкого к тончайшему, как стебли.
От нежного к нежнейшему, как сон.
Пропел, как птичье горло, солнце он.
С веслом алмазным, в звездно-лунной гребле
Он плыл, как бог египетских времен,
Туда, где голубеет вечный лен.
5 чтец.
Вторым поэтом, которого отмечал К. Бальмонт, был Федор Иванович
Тютчев. «Тютчев, - писал Бальмонт, - звездная Ночь».
К. Бальмонт.
Ф. И. Тютчев
Я очи знал, - о, эти очи!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как я любил их – знает Бог!
От их волшебной, страстной ночи
Я душу оторвать не мог.
В непостижимом этом взоре,
Жизнь обнажающем до дна,
Такое слышалося горе,
Такая страсти глубина!
Дышал он грустный, углублённый
В тени ресниц её густой,
Как наслажденье, утомлённый
И, как страданье, роковой.
И в эти чудные мгновенья
Ни разу мне не довелось
С ним повстречаться без волненья
И любоваться им без слёз.
1 чтец.
«Когда мне минуло 17 лет, на краткие месяцы любимым поэтом
моим стал Лермонтов. Он мне дал тогда необыкновенно много и своим, как у
Байрона, душевным бунтом, и теми своими песнями, которые близки по
напеву к народным».
(Звучит музыка С. Рахманинова)
К.Бальмонт. К Лермонтову
Нет, не за то тебя я полюбил,
Что ты поэт и полновластный гений,
Но за тоску, за этот страстный пыл
Ни с кем не разделяемых мучений,
За то, что ты нечеловеком был.
О Лермонтов, презрением могучим
К бездушным людям, к мелким их страстям,
Ты был подобен молниям и тучам,
Бегущим по нетронутым путям,
Где только гром гремит псалмом певучим.
И вижу я, как ты в последний раз
Беседовал с ничтожными сердцами,
И жестким блеском этих темных глаз
Ты говорил: «Нет, я уже не с вами!»
Ты говорил: «Как душно мне средь вас!»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2 чтец. «Пушкин пленил меня с детства. Но стал моей настоящей и уже
безмерной любовью и преклонением сердца, лишь когда я потерял Россию.
Пушкин – самый не только гениальный, но и божественный русский поэт».
А.С.Пушкин. Элегия
Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино – печаль минувших дней
В моей душе чем старее, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья;
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть – на мой закат печальный
Блеснёт любовь улыбкою прощальной.
(Музыка: Григ. Сердце поэта)
3 чтец.
«Пушкин –Заря наша, Лермонтов – комета, Тютчев – звездная
Ночь, Фет – любовный Сад, звонкая от птичьих песен роща».
4 чтец.
«Без этих четырех не быть нашему чувству светлым, тонким,
утонченным, музыкальным».
5 чтец.
«Они, как восток и запад, как север и юг, четыре угла нашего
поэтического Эдема». - Константин Бальмонт.
Час Бальмонта: Родина и поэт
Сценарий
Т.
С.
Петровой
«Час Бальмонта: Родина и поэт» - это час поэзии, который
проводится для старшеклассников (10 – 11 классов) учителем литературы
при участии детей. Цель – обобщить всё, что известно ученикам о
поэтическом творчестве Бальмонта, углубив представление о становлении
его личности; показать на примере его судьбы, что такое чувство родины и
каково его место в жизни человека. Предполагается использовать
портреты поэта, фотографии его родных мест, музыку – по мере
возможности (желательно в начале и конце встречи). Прозаический текст
предназначен для ведущего; его можно разделить на части, если есть
возможность или необходимость задействовать нескольких ведущих.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Стихи читают сами дети, выбрав предварительно то, что больше
нравится, и выучив наизусть.
«Трудно говорить о такой безмерности, как поэт», - признавалась
Марина Цветаева. Она, хорошо знавшая и любившая, как брата, Константина
Дмитриевича Бальмонта, определяла его облик выразительной формулой:
«На каждом бальмонтовском жесте, слове – клеймо – печать – Звезда –
поэта».
Особое состояние, которое способен переживать только поэт и
подобные ему люди, Бальмонт очень точно передаёт стихами:
Я не знаю мудрости, годной для других,
Только мимолётности я влагаю в стих.
В каждой мимолётности вижу я миры,
Полные изменчивой радужной игры.
Не кляните, мудрые. Что вам до меня?
Я ведь только облачко, полное огня.
Я ведь только облачко. Видите: плыву.
И зову мечтателей… Вас я не зову!
И если мы доверимся поэту, то попадём в особую страну, где вечны и
неизменны основы бытия – красота и любовь.
Я обещаю вам сады,
Где поселитесь вы навеки,
Где свежесть утренней звезды.
Где спят нешепчущие реки.
Я призываю вас в страну,
Где нет печали, ни заката,
Я посвящу вас в тишину,
Откуда к бурям нет возврата.
Я покажу вам то, одно,
Что никогда вам не изменит,
Как камень, канувший на дно,
Верховных волн собой не вспенит.
Идите все на зов звезды,
Глядите, я горю пред вами.
Я обещаю вам сады
С неомрачёнными цветами.
Земным раем для маленького Константина Бальмонта был старый
усадебный сад. Поэт родился в сельце Гумнищи Шуйского уезда
Владимирской губернии в ночь с 3 на 4 июня (по старому стилю; с 15 на 16 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
по новому) 1867 года. В семье было семь сыновей; Константин – третий.
Отец Дмитрий Константинович занимал в городе Шуе высокую должность:
он был председателем земской управы, но, по словам поэта, ничего не ценил
больше «вольности, деревни, природы и охоты».
Сад был посажен при деятельном участии матери – Веры Николаевны
Бальмонт, женщины энергичной, утверждавшей, что род её восходит к
золотоордынскому татарскому князю по имени Белый Лебедь (девичья
фамилия Веры Николаевны – Лебедева).
Бальмонт вспоминал, что именно в саду, в беседке из столетних лип,
мать прочитала ему первые стихи: «Стихи увели меня куда-то в такой
верный, ласковый мир, где нет ничего неверного, а всё как хочется. Всё
говорит верными словами, настоящим звуком…»
В начальных днях сирень родного сада,
С жужжанием вокруг нее жуков,
Шмелей, и ос, и ярких мотыльков,
Есть целый мир, есть звездная громада.
Увита в хмель садовая ограда,
Жасмин исполнен лунных огоньков,
А лето с пересветом светляков
Как служба ночью в храмах Китеж-Града.
Он нашим был, весь этот дружный лад
Сплетений, пений, красок, очертаний,
Где был певуч и самый звук рыданий.
В хрустальной глуби музыка услад,
Ушла в затон созвенность стройных зданий,
Но счастлив тот, кто в детстве видел сад.
В соседнем селе Якиманна соединились конец земного пути родителей
Бальмонта – и начало его духовного пути. Здесь, рядом с сохранившейся
колокольней, стояла церковь, где крестили будущего поэта, нарекая его
именем деда Константина.
Меня крестить несли весной,
Весной, нет, ранним летом,
И дождь пролился надо мной,
И гром гремел при этом.
Пред самой церковкой моей,
Святыней деревенской,
Цвели цветы, бежал ручей,
И смех струился женский.
И прежде чем меня внесли
В притихший мрак церковный,
Крутилась молния вдали,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И град плясал неровный.
И прежде чем меня в купель
С молитвой опустили,
Пастушья пела мне свирель,
Над снегом водных лилий.
Я раньше был крещен дождем
И освящен грозою.
Уже священником потом,
Свечою и слезою.
Я в детстве дважды был крещен,
Крестом и громным летом.
Я буду вечно помнить сон,
Навек с громовым светом.
Здесь же находится могила родителей поэта, с которыми он всю жизнь
ощущал особую внутреннюю связь.
Ты спишь в земле, любимый мой отец.
Ты спишь, моя родная, непробудно.
И как без вас мне часто в жизни трудно,
Хоть много знаю близких мне сердец.
Я в мире вами. Через вас певец.
Мне ваша правда светит изумрудно.
Однажды духом слившись обоюдно,
Вы уронили звонкий дождь колец.
Они горят. В них золото – оправа,
Они поют. И из страны в страну
Иду, вещая солнце и весну.
Но для чего без вас мне эта слава?
Я у реки. Когда же переправа?
И я с любовью кольца вам верну.
В селе Якиманна еще стоит деревянное здание школы, где Вера
Николаевна Бальмонт была попечительницей. Поэт вспоминал: «Из
всех
людей моя мать, высокообразованная, умная и редкостная женщина, оказала
на меня в моей поэтической жизни наиболее глубокое влияние. Она ввела
меня в мир музыки, словесности, истории, языкознания. Она первая научила
меня постигать красоту женской души, а этой красотою, - полагаю, насыщено все мое литературное творчество. Совсем иное сильное влияние, и, может быть, еще более заветное, - оказал на меня отец, необыкновенно
тихий, добрый, молчаливый человек, ничего не ценивший в мире, кроме
вольности, деревни, природы и охоты. Не сделавшись сам охотником – с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ним, еще в самом начальном детстве, я глубоко проник в красоту лесов,
полей, болот и лесных рек, которых так много в моих родных местах».
На всю жизнь природа и книги останутся для поэта самым важным,
самым органичным миром.
Дети Бальмонтов получали начальное образование дома: Вера
Николаевна была воспитанницей московского Екатерининского института,
владела несколькими иностранными языками, особенно хорошо –
французским. Маленький Костя выучился чтению самостоятельно, наблюдая
за обучением брата Аркадия, с пяти лет читал по-русски и по-французски.
С необходимостью продолжать обучение детей в гимназии был связан
переезд семьи в Шую. В романе Бальмонта «Под Новым Серпом» Шуя
выводится под именем уездного «городка Шушуна, прославившегося когдато, во время оно, упорным сопротивлением в борьбе с татарами, и со стороны
реки окруженного высоким земляным валом. Там, за валом, на тридцать
верст видны были дали, излучины реки, поемные луга, огороды, засаженные
капустой, синеватые далекие леса, деревеньки и села…»
Дом Веры Николаевны Бальмонт и сейчас стоит на Садовой улице,
вправо от колокольни, фасадом обернувшись к городу; окна смотрят на
высокую плакучую берёзу – может быть, её вспоминал потом поэт в своих
странствиях?
Берёза родная, со стволом серебристым,
О тебе я в тропических чащах скучал.
Я скучал о сирени в цвету и о нём, соловье голосистом,
Обо всём, что я в детстве с мечтой обвенчал.
Я был там, далеко,
В многокрасочной пряности пышных ликующих стран.
Там зловещая пума враждебно так щурила око,
И пред быстрой грозой оглушал меня рёв обезьян,
Но, тихонько качаясь
На тяжёлом, чужом, мексиканском седле,
Я душою дремал, и, воздушно во мне расцвечаясь,
Восставали родимые тени в серебряной мгле.
О, весенние грозы!
Детство с веткой сирени, в вечерней тиши – соловей,
Зыбь и шёпот листвы этой милой плакучей берёзы,
Зачарованность снов – только раз расцветающих дней!
За домом и сейчас – обрывистый берег реки и широкий простор,
который так часто откликается в стихах Бальмонта…
Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.
Приди на рассвете на склон косогора, -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.
Недвижный камыш. Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далеко-далеко.
Во всем утомленье, глухое, немое.
Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада, Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,
И сердцу так грустно, и сердце не радо.
Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно.
Высокий обрыв над рекой, зовущие родные дали поэт не раз вспомнит
в своих скитаниях по свету:
Где б я ни странствовал, везде припоминаю
Мои душистые леса.
Болота и поля, в полях, от края к краю,
Родимых кашек полоса.
Где б ни скитался я, так нежно снятся сердцу
Мои родные васильки.
И, в прошлое открыв таинственную дверцу,
Схожу я к берегу реки.
У старой мельницы привязанная лодка.
Я льну к прохладе серебра.
И так чарующе, и так узывно-четко
Душа поет: «Вернись. Пора».
***
Прекрасней Египта наш Север.
Колодец. Ведерко звенит.
Качается сладостный клевер.
Горит в высоте хризолит.
А яркий рубин сарафана
Призывнее всех пирамид.
А речка под кровлей тумана…
О, сердце! Как сердце болит!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1876 году Константин Бальмонт зачислен в подготовительный класс
Шуйской мужской гимназии. В первых двух классах он учился легко и
успешно, затем всё хуже, в третьем остался на второй год. Причин было,
наверное, несколько. В романе «Под Новым Серпом» Бальмонт пишет о
своём герое: «То, чему его учили, было ему неинтересно <…>, и отец был
почти всегда далеко, в деревне, а мать, поглощённая городской жизнью, её
развлечениями и делами, стала рассеянной с детьми, и попадавшиеся под
руку книги были гораздо любопытнее, чем то, чему учили в гимназии…»
В городе действительно была очень богатая публичная земская
библиотека. Здесь Бальмонт знакомится с зарубежной классикой. Свободно
владея французским, он за три месяца изучает немецкий язык, чтобы читать в
подлиннике любимых немецких авторов. Его девизом становятся строки из
«Фауста» Гёте: «Всё выше я должен всходить, всё дальше я должен
смотреть». Это удивительно отражается в стихах Бальмонта о восхождении
всё выше и выше – за солнцем, источником света, жизненной и творческой
энергии:
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор,
И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Бальмонт становится певцом солнца в сумеречный период русской
культуры – на рубеже ХIХ – ХХ веков. «Будем как Солнце» - так называлась
его «Книга символов» 1902 года; «Я в этот мир пришёл, чтоб видеть
Солнце», - повторил он за греческим мыслителем Анаксагором.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце
И выси гор.
Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре,
Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всегда пою.
Мою мечту страданья пробудили,
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.
Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце,
А если день погас,
Я буду петь… Я буду петь о Солнце
В предсмертный час!
Своим крёстным отцом в поэзии Бальмонт не случайно называл Фета.
Именно Фет увлёк его душу «совершенством внутренней музыки»: «Лет 1213-и, гуляя один в зимние лунные ночи по пустынным улицам моего родного
городка Шуи или катаясь под луною на коньках, я вдруг останавливался и
читал себе вслух:
Чудная картина,
Как ты мне родна,
Белая равнина,
Полная луна.
Свет небес высоких,
И блестящий снег,
И саней далёких
Одинокий бег.
Две последние строки – совершенство внутренней музыки, влекущей
душу вдаль…»
Бальмонт учится у Фета не описывать, а музыкально воссоздавать мир,
волнующий душу тончайшими оттенками чувств…
Я – изысканность русской медлительной речи,
Предо мною другие поэты – предтечи,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я впервые открыл в этой речи уклоны,
Перепевные, гневные, нежные звоны.
Я – внезапный излом,
Я – играющий гром.
Я – прозрачный ручей,
Я –для всех и ничей.
Переплеск многопенный, разорванно-слитный,
Самоцветные камни земли самобытной,
Переклички лесные зеленого мая –
Все пойму, все возьму, у других отнимая.
Вечно юный, как сон,
Сильный тем, что влюблен
И в себя и в других.
Я – изысканный стих.
В этом стихотворении запечатлен образ изысканного, утончённого
стиха, в котором поэт явил свою душу, откликающуюся всему миру.
Мой друг, есть радость и любовь,
Есть всё, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я и ты –
Мы только грёзы Красоты,
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.
Мир же вокруг был не только прекрасен, но и суров. Фабричный город
Шуя и соседний Иваново-Вознесенск притягивали к себе тысячи рабочих из
местных жителей и соседних деревень.
…Но видал я с детских лет
В окнах фабрик поздний свет, Он в уме оставил след, Этот след я не сотру… - пишет Бальмонт.
Гимназистом шестого класса (в 1883 году) Бальмонт становится
членом оппозиционного кружка, который возглавлял смотритель Шуйской
земской больницы Предтеченский. Когда весной 1884 года деятельность
кружка была раскрыта, Предтеченский и ещё несколько человек арестованы,
пятерых гимназистов, в том числе и Бальмонта, из гимназии исключили.
Хлопотами матери удалось определить Константина в гимназию города
Владимира, которую он и закончил в 1886 году, всё время находясь под
надзором гимназического начальства.
Как видим, не по доброй воле пришлось совсем юному поэту покинуть
родной город. Он возвращался потом не раз, чтобы снова устремиться за
вольным ветром в зовущую даль… Женитьба на дочери ивановского
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фабриканта Ларисе Гарелиной приводит к размолвке с матерью. Бальмонт
отказывается от своей доли наследства, уезжает с женой в Москву, входит в
литературные круги. Но брак не дал ему ожидаемого света, и в приступе
депрессии поэт пытается покончить с собой, выбросившись из окна.
Пережитое потрясение открывает ему глаза на мир. В стихотворении
«Воскресший» это выражено так:
Умри, когда отдашь ты жизни
Всё то, что жизнь тебе дала,
Иди сквозь мрак земного зла
К небесной радостной отчизне.
Так появляется в его лирике мотив небесной родины – отчизны
бессмертной человеческой души.
В душе Бальмонта весь мир откликался «четверогласием стихий» земли, воздуха, воды и огня. Их единство он считал первоосновой мира и
творчества, и в знаменитом стихотворении «Завет бытия» лирический герой
не случайно обращается к стихиям:
Я спросил у свободного ветра,
Что мне сделать, чтоб быть молодым.
Мне ответил играющий ветер:
«Будь воздушным, как ветер, как дым!»
Я спросил у могучего моря,
В чём великий завет бытия.
Мне ответило звучное море:
«Будь всегда полнозвучным, как я!»
Я спросил у высокого солнца,
Как мне вспыхнуть светлее зари.
Ничего не ответило солнце,
Но душа услыхала: «Гори!»
Страстный путешественник, переводчик с 30 языков, владеющий 15-ю,
он объехал весь свет, но о себе писал: «Я русский, и никем иным не хотел бы
быть».
Я русский, я русый, я рыжий.
Под солнцем рождён и возрос.
Не ночью. Не веришь? Гляди же
В волну золотистых волос.
Я русский, я рыжий, я русый.
От моря до моря ходил.
Низал я янтарные бусы,
Я звенья ковал для кадил.
Я рыжий, я русый, я русский.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я знаю и мудрость и бред.
Иду я – тропинкою узкой,
Приду – как широкий рассвет.
События, происходившие в России в период двух революций, Бальмонт
воспринимал близко к сердцу. Он был увлечен идеей борьбы за всеобщее
равенство, против деспотизма; опасаясь преследования, несколько раз уезжал
за границу. А потом понял: большевики «не настоящие революционеры: они
принесли с собой подавление личности и слепое разрушение вместо
стройного преобразования».
Осенью 1917 года поэт болезненно переживал кризис власти, смуту в
России, драму войны и написал «Прощание с древом», оказавшееся
пророческим:
Я любил вознесенное сказками древо,
На котором звенели всегда соловьи,
А под древом раскинулось море посева,
И шумели колосья, и пели ручьи.
Я любил переклички, от ветки до ветки,
Легкокрылых, цветистых, играющих птиц.
Были древние горы ему однолетки,
И ровесницы степи, и пряжа зарниц.
Я любил в этом древе тот говор вершинный,
Что вещает пришествие близкой грозы,
И шуршанье листвы перекатно-лавинной,
И паденье заоблачной первой слезы.
Я любил в этом древе, с ресницами Вия
Между мхами, старинного лешего взор…
Это древо в веках называлось Россия,
И на ствол его – острый наточен топор.
В 1920-м году Бальмонт с семьёй в очередной раз уезжает за границу –
как оказалось, навсегда.
«Я уехал на полгода и не вернулся <…> Но нет дня, когда бы я не
тосковал о России, нет часа, когда бы я не порывался вернуться. Там, в
родных местах, так же, как в моем детстве и юности, цветут купавы на
болотных затонах, и шуршат камыши, сделавшие меня своим шелестом,
своим вещим шепотом тем поэтом, которым я стал, которым я был, которым
я буду, которым я умру».
Прости меня, прости. Цветы дышали пряно.
Я позабыл совсем, что где-то бьется боль,
Что где-то сумерки и саваны тумана.
Меня, счастливого, быть грустным не неволь.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я с детства был всегда среди цветов душистых.
Впервые вышел я на утренний балкон,
Была акация в расцветах золотистых,
От пчел и от шмелей стоял веселый звон.
Сирень лазурная светила мне направо,
Сирени белой мне сиял налево куст.
Как хороши цветы! В них райская есть слава!
И запах ландышей – медвян, певуч и густ.
В нем ум, безумствуя, живет одним виденьем.
И ветер в камышах мне звонкой пел струной.
Жукам, и мотылькам, и птицам, и растеньям
Я предал детский дух, был кроток мир со мной.
Каким я в детстве был, так буду в дни седые.
Фиалка – мой рассвет, мой полдень – пламя роз,
Послеполуденье – нарциссы золотые,
Мой вечер, ночь моя, сверкайте в играх гроз.
Пусть все мои цветы, - о, мать моя святая,
Россия скорбная, - горят мне на пути.
Я с детства их люблю. И, их в венок сплетая,
Их отдаю тебе. А ты меня прости!
Одним из немногих он отстаивал мысль, которая и сейчас многим не
кажется истинной, - однако сколько в ней убеждённой силы:
«И когда мне говорят мои близкие и мои друзья, что той России,
которую я люблю, которую я целую жизнь любил, все равно сейчас нет, мне
эти слова не кажутся убедительными. Россия всегда есть Россия, независимо
от того, какое в ней правительство, независимо от того, что в ней делается, и
какое историческое бедствие или заблуждение получило на время верх и
неограниченное господство. Я поэт. Я не связан. Я полон беспредельной
любви к миру и к моей матери, которая называется Россия».
Так объёмно, полно и сложно ощущал поэт своё родство с миром: от
усадьбы Гумнищи Шуйского района – до просторов России – Земли –
Вселенной, поскольку духовное бытие человека безгранично и вечно:
Высокий подвиг
Судьбой загадан
Всем тем, чьи корни
В земле немой:
Извеять к Солнцу
Свой синий ладан,
Молитвой к Небу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Идти домой…
Всеми признанный поэт мгновения, мига, мимолётностей, Бальмонт
ощущал себя ребёнком Вечности – и поэтому только земным, бытовым
исчислением мы можем мерить его возраст; истинное же время Поэта –
безмерно.
Зимой ли кончается год
Иль осенью, право, не знаю.
У сердца особенный счёт,
Мгновенья я в годы вменяю.
И год я считаю за миг,
Раз только мечта мне прикажет,
Раз только мне тайный родник
Незримое что-то покажет.
Спросила ты, сколько мне лет,
И так усмехнулась мне тонко.
Но ты же ведь знаешь: поэт
Моложе, наивней ребёнка.
Но также могла бы ты знать,
Что всю многозыблемость света
Привыкло в себе сохранять
Бездонное сердце поэта.
Я старше взметнувшихся гор –
Кто Вечности ближе, чем дети?
Гляди в ускользающий взор,
Там целое море столетий!
Бальмонт закончил свой земной путь как странник, скиталец – на
чужбине, в местечке Нуази ле Гран под Парижем, в ночь с 23 на 24 декабря
1942 года. Борис Зайцев, книгу которого «Богомолье» читала Бальмонту в
последние дни жена, вспоминал: «Этот, казалось бы, язычески
поклонявшийся жизни, утехам её и блескам человек, исповедуясь перед
кончиной, произвёл на священника глубокое впечатление искренностью и
силой покаяния…»
На могиле Бальмонта в Нуази ле Гран краткая надпись по-французски:
«Константин Бальмонт. Русский поэт».
Мне хочется снова дрожаний качели,
В той липовой роще, в деревне родной,
Где утром фиалки во мгле голубели,
Где мысли робели так странно весной.
Мне хочется снова быть кротким и нежным,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Быть снова ребенком, хотя бы в другом,
Но только б упиться бездонным, безбрежным
В раю белоснежном, в раю голубом.
И если любил я безумные ласки,
Я к ним остываю, совсем, навсегда,
Мне нравится вечер, и детские глазки,
И тихие сказки, и снова звезда.
«Будем как Солнце!»
Встреча со старшеклассниками и разговор об истоках и характере
ключевого символа поэзии К. Д. Бальмонта, о смысле призыва «Будем как
солнце!» подготовлена и проведена выпускниками школы №9 г. Шуи,
студентами ШГПУ Юлией Высоцкой и Анной Рыловой при участии Т. С.
Петровой.
«Будем как Солнце!» - так назвал в начале ХХ века свою новую книгу
стихов Константин Бальмонт. Солнце всегда воспринималось людьми поособому; уже в древности человек ощущал свою связь с солнцем.
Древнегреческий поэт Анаксагор в 1-м веке до н. э. восклицал: «Я в этот
мир пришёл, чтоб видеть Солнце!» Эти слова стали эпиграфом к книге
Бальмонта и рефреном его стихов:
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И выси гор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре,
Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всегда пою.
Мою мечту страданья пробудили,
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.
Я в этот мир пришел. чтоб видеть Солнце,
А если день погас,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я буду петь… Я буду петь о Солнце
В предсмертный час!
О Солнце пели и до Бальмонта. В начале ХIХ столетия поэт, которого
Бальмонт потом назовёт «наше солнце» - Александр Сергеевич Пушкин –
озарил своим светом русскую поэзию, пронизал её радостью. «Мороз и
солнце, день чудесный!» - сердце русского человека откликается на эти
стихи бодрым подъёмом, солнечным настроением. В стихотворении
Пушкина «Вакхическая песня» появляется «солнце святое» и солнце разума,
помогающее человеку преодолеть тьму невежества, отсталости, любые
тёмные силы, угрожающие ему:
… Подымем стаканы, содвинем их разом!
Да здравствуют музы, да здравствует разум!
Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, да скроется тьма!
Народное представление о солнце отразилось в «Руслане и Людмиле»:
Свет наш солнышко, ты ходишь
Целый день по небу, сводишь
Зиму с тёплою весной,
Всех нас видишь пред собой.
Аль откажешь мне в ответе?..
Современник Пушкина, Фёдор Иванович Тютчев представлял уже
космическую соотнесённость солнца с землёй; в его поэзии солнце –
огромное светило, связанное с жизнью на земле:
Уж солнца раскалённый шар
С главы своей земля скатила,
И мирный вечера пожар
Волна морская поглотила.
Уж звёзды светлые взошли,
И тяготеющий над нами
Небесный свод приподняли
Своими влажными главами.
Река воздушная полней
Течёт меж небом и землёю,
Грудь дышит легче и вольней,
Освобождённая от зною,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И сладкий трепет, как струя,
По жилам пробежал природы,
Как бы горячих ног ея
Коснулись ключевые воды.
(Летний вечер)
Бальмонт писал о Тютчеве: «Мудрец, проникший в слитные голоса
стихий и впервые постигший ночной облик великого мирового хаоса».
Поэту-символисту было близко космическое, всеохватное восприятие мира,
присущее Тютчеву. Сам он видит в Солнце источник энергии для всей земли,
несущий миру силу жизни, - и пишет «Гимн Солнцу», по форме уподобляя
его молитве Святому Духу:
…О мироздатель,
Жизнеподатель,
Солнце, тебя я пою!
Ты в полногласной
Сказке прекрасной
Сделало страстной
Душу мою!
Жизни податель,
Бог и создатель,
Мудро сжигающий – свет!
Рад я на пире
Звуком быть в лире, Лучшего в мире
Счастия нет!
«Все мы равны перед высоким Солнцем, как все цветы и все травинки
равно имеют свою долю от солнечного света и свежих капель весеннего
дождя», - пишет Бальмонт в статье «Слово о музыке». Поэтому он
представляет солнце во всём: в земных травах, деревьях, во всём земном
мире разлит аромат Солнца.
Запах солнца! Что за вздор!
Нет, не вздор.
В солнце звуки и мечты,
Ароматы и цветы
Все слились в согласный хор,
Все сплелись в один узор.
Солнце пахнет травами,
Свежими купавами,
Пробужденною весной
И смолистою сосной,
Нежно-светлотканными
Ландышами пьяными,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Что победно расцвели
В остром запахе земли.
Солнце светит звонами,
Листьями зелеными,
Дышит вешним пеньем птиц,
Дышит смехом юных лиц.
Так и молви всем слепцам:
Будет вам!
Не узреть вам райских врат,
Есть у солнца аромат,
Сладко внятный только нам,
Зримый птицам и цветам!
(Аромат Солнца)
Во всём Бальмонту важно было почувствовать явное или скрытое
присутствие солнца – источник духовной силы:
Я не верю в чёрное начало.
Пусть праматерь нашей жизни ночь,
Только солнцу сердце отвечало,
И всегда бежит от тени прочь…
Движение человека к непознанному в жизни, к новым горизонтам,
открытиям, к духовным высотам символисты, в том числе и Бальмонт,
представляли как восхождение по ступеням на башню, с высоты которой
виден весь мир и ощущается свет незакатного солнца:
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор,
И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Огневое светило догорало вдали.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Двигаясь за Солнцем, преодолеть в себе дряблость, леность, сомнения,
злобу, уныние – это проблема, важная во все времена; Бальмонт воспринимал
её в связи с возвращением к открытому когда-то, но утерянному в суете
современной жизни:
Люди Солнце разлюбили, надо к Солнцу их вернуть,
Свет Луны они забыли, потеряли Млечный Путь.
Развенчав Царицу-Воду, отрекаясь от Огня,
Изменили всю Природу, замок Ночи, праздник Дня.
В тюрьмах дум своих, в сцепленье зданий-склепов, слов-могил
Позабыли о теченье Чисел, Вечности, Светил.
Но качнулось коромысло золотое в Небесах,
Мысли Неба, Звезды-Числа, брызнув, светят здесь в словах.
Здесь мои избрали строки, пали в мой журчащий стих,
Чтоб звенели в нём намёки всех колодцев неземных.
Чтоб к Стихиям людям бледным показал я светлый путь,
Чтобы вновь стихом победным в царство Солнца всех вернуть.
Слова поэта «Будем как Солнце!» - это призыв к вечному движению,
поиску:
…Будем, как солнце всегда – молодое,
Нежно ласкать огневые цветы,
Воздух прозрачный и всё золотое.
Счастлив ты? Будь же счастливее вдвое,
Будь воплощеньем внезапной мечты!
Только не медлить в недвижном покое,
Дальше, ещё, до заветной черты,
Дальше, нас манит число роковое
В вечность, где новые вспыхнут цветы.
Будем как солнце, оно – молодое.
В этом завет красоты!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пробудить любовь к жизни пытается поэт; не скучать, а гореть – вот
его завет бытия:
Я спросил у свободного ветра,
Что мне сделать, чтоб быть молодым.
Мне ответил играющий ветер:
«Будь воздушным, как ветер, как дым!»
Я спросил у могучего моря,
В чем великий завет бытия.
Мне ответило звучное море:
«Будь всегда полнозвучным, как я!»
Я спросил у высокого солнца,
Как мне вспыхнуть светлее зари.
Ничего не ответило солнце,
Но душа услыхала: «Гори!»
(Завет бытия)
Поэтому так много читают Бальмонта, открывая его будто бы заново,
удивляясь: какой это солнечный, светлый поэт, как он борется за свет во
тьме, как в нём самом свет побеждает тьму:
Я не устану быть живым,
Ручей поёт, я вечно с ним,
Заря горит, она – во мне,
Я в вечно творческом Огне…
Бальмонтовский призыв «Будем как Солнце!» соединяет сердца всех
неравнодушных к миру, к людям, прекрасному и доброму, как солнечная
путеводная нить – сквозь все времена. Современный поэт Ксения Борисовна
Зимина свидетельствует об этом:
«Будем как Солнце!» - сказал поэт,
Значит – сомнения прочь!
Надо нести негасимый свет
В самую тёмную ночь.
Пламя искусства и пламя любви,
Тихий свет доброты.
Спящие души буди и зови –
Кто же, если не ты?
Свищут метели и льют дожди,
Но над пучиной бед
Тучи руками ты разведи
Хлынет божественный свет.
Голос твой слаб, и не слышны шаги,
Но, укрываясь в тени,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Перед сердцами лампады зажги,
Чтоб озарились они.
В мире – кровавые отблески зла,
Злоба довлеет дням.
И всё-таки верь – не будет числа
Светлым твоим огням.
ПОЭТИЧЕСКИЙ
ВЕЧЕР:
«СРЕДА»
НА
«БАШНЕ»
ВЯЧЕСЛАВА ИВАНОВА
XI КЛАСС
Оформление
класса:
портреты деятелей русской
культуры, выставка книг —
поэтических
сборников
и
мемуаров. Стулья и столы
расположить
так,
чтобы
создать
живую
и
непринужденную
обстановку,
приближенную к стилю салона.
Вечер ведет учитель, учащиеся
выступают в роли поэтов,
гостей «башни». На протяжении
всего вечера звучит музыка.
Учитель.
Муза приглашает нас совершить путешествие в Серебряный век русской поэзии. Постараемся
воскресить забытую атмосферу блистательного, ренессансного времени. Серебряный век не имеет своего поэтического «солнца», подобно пушкинскому. В
это время творили ярчайшие индивидуальности, которых объединяло сознание
своей эпохи как совершенно исключительной. Поэты не жили обособленно, они
встречались, спорили, читали и комментировали стихи.
«Башня» была значительным явлением в русской культуре начала века.
Почему «башня»? Отчасти потому, что в это время представители культурной
интеллигенции стремились к необычности. Но прежде всего потому, что
квартира Вячеслава Иванова и в самом деле была в высшей степени оригинальной. В июле 1905 года Вячеслав Иванов вместе с женой, поэтессой
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Зиновьевой-Аннибал, возвращается на родину после 18-летнего пребывания за
границей. Обосновались они в Петербурге.
У ч е н и к.
Он был хорошо известен читающей публике не только как поэт, но как
ученый, занимающийся античной историей и культурой. Он поселился в центре
города, на последнем этаже углового дома на Таврической, 25, выступ которого
нависал над Государственной думой и снаружи поражал воображение прохожих.
Под стать причудливой обстановке было и общество. По средам собирался весь
цвет культурного Петербурга: философы, ученые, художники, актеры, писатели,
музыканты. Стихи читали по очереди, и хозяин, Вяч. Иванов, всегда строго
критичный, иногда язвительный, давал разбор-приговор стихотворению. Это
была первоклассная школа стиха. Поэтому, несмотря на жесткость
характеристик, на «башню» стремилась поэтическая молодежь. Из известных
поэтов Серебряного века многие тоже бывали на «башне»: И.Анненский,
В.Брюсов, К.Бальмонт, Д.Мережковский, З.Гиппиус, Ф.Сологуб, А.Белый,
А,Блок, Н.Гумилев. А.Ахматова, В.Хлебников и многие другие.
Учитель.
Итак, давайте представим, что мы в первом десятилетии XX века и в
один из ноябрьских вечеров оказались в квартире Вяч. Иванова. Познакомимся
поближе с хозяином этого необыкновенного дома.
Ученик.
Вячеслав Иванович Иванов, «Вячеслав Великолепный», как звали его не
только в дружеском кругу, но и в печати, мэтр, парнасец, один из теоретиков
символизма, был одним из образованнейших людей своего времени. Учился на
историко-филологическом факультете Московского университета, продолжил
образование в Германии, защитил диссертацию на латинском языке по истории
Древнего Рима. Писатель Б.Зайцев так описывал его: «Сам он высокий, мягко
кудреватый, голубые глаза, несколько воспаленный цвет кожи на щеках, светлая
бородка». Соединение светскости с простотой, изощренности с чем-то старомодным. Удивительный собеседник: современники отмечали, что в разговоре его
лицо, вся фигура излучали внимание, он словно слушал вашу душу. А когда
начинал говорить сам, весь преображался: выпрямляются сутулые плечи,
вдохновенно блестят глаза, голос точно поет на высоких нотах.
Жизнь он вел странную. Вставал около шести вечера, ночью бодрствовал,
вечерами устраивались у него собрания на этой самой «башне», и молодые
поэты и писатели смотрели ему в рот и не зря смотрели: от него действительно
можно было чему-то научиться.
Учитель.
В истории русской литературы Вяч. Иванов остался прежде всего как
теоретик символизма и в меньшей степени как поэт. Послушаем одно из
стихотворений, которое называется «Любовь».
Ученик читает стихотворение Вяч. Иванова «Любовь»
Учитель.
Название стихотворения настраивает читателя на трепетное чувство,
предполагает особую лирическую интонацию, но при чтении оно отнюдь не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
производит такого впечатления. Оно поражает монументальностью,
стройностью, отточенностью сонетной формы (два четверостишия и два трехстишия). Каждая строфа — законченное целое. Произведение отличается пылкостью
чувства, красочностью, витиеватостью, поражает виртуозным владением
техникой стиха.
Ученик.
Около 12 ночи начинают появляться гости. Один из них, старше других
по возрасту, высокий, сухой человек, держащийся необычайно прямо из-за
болезни позвоночника, со старомодными, несколько чопорными манерами,
строго и безукоризненно одетый, известный педагог, директор Царскосельской
гимназии, член Ученого комитета Министерства народного просвещения,
действительный статский советник Иннокентий Анненский. Главным делом его
жизни была поэзия. Стихи он начал писать в ранней молодости, но первая и
единственная напечатанная при жизни книга «Тихие песни» вышла под
псевдонимом «Ник. То» (то есть «Никто») лишь в 1904 году, когда поэту было
около 50 лет. Она прошла почти незамеченной. Только второй сборник стихов
«Кипарисовый ларец», вышедший уже после смерти автора, принес ему
посмертную славу — и то в узком литературном кругу. Анненского высоко чтил
ученик Царскосельской гимназии Николай Гумилев. Поэзия, по мнению
Анненского, не изображает, а намекает на то, что недоступно выражению: «Мы
славим поэта не за то, что он сказал, а за то, что он дал нам почувствовать
невысказанное».
Ученики читают стихотворения И.Анненского «Свечку внесли» и «Среди
миров».
Ученица.
Зимой 1906/07 года самым петербургским из современных поэтов был
А.Блок. Мстислав Добужинский вспоминал: «Сам Блок, как личность, мне
казался в полной гармонии с его поэзией. Он был в те годы юн и строен, с
гордо поставленной головой, в ореоле вьющихся волос и с лицом молодого Гете.
Как Вячеслав Иванов, Бальмонт, Брюсов, Волошин и др., Блок носил тогда
черный сюртук и черный шелковый галстук бантом (и, в отличие от других,
«байроновские» отложные воротнички). Это сделалось как бы формой поэта
того времени. Традиция еще держалась...
Свои волнующие стихи Блок читал медленно, с полузакрытыми глазами,
слегка нараспев и монотонно, и у него это вовсе не было позой, и действовало
его чтение неотразимо, хотя у него был несколько глухой голос и он чуть
шепелявил. Прочтя стихотворение, он точно спускался на землю, иногда говорил
"вот" или "все"».
Учитель.
В те годы Блок переходил от «Прекрасной Дамы» к «Незнакомке».
Ученики читают стихотворения А.Блока «Незнакомка» и К.Бальмонта «Мои
песнопенья».
У ч и т е л ь.
Мы слушали стихотворение «Мои песнопенья». Действительно, стихи
Бальмонта похожи на песни, они очень музыкальны. Бальмонт относился к
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«музыкальной» группе символистов, как Иванов и Балтрушайтис, тогда как
Брюсов, Белый и Блок образовали другую группу — мало музыкальную. Особое
созвучие у Бальмонта было с композитором Скрябиным.
У ч и т е л ь м у з ы ки .
Б а ль м о н т
г л уб о к о
и
х о р о шо
ч ув с т во ва л
м уз ы к у.
Скрябинскую музыку Бальмонт тоже «почувствовал», угадал в ней известное,
несомненное родство со своей собственной поэзией.
Чем-то они были между собой схожи — Скрябин и Бальмонт. Оба были
искателями «новых звучаний», оба считали, что перед ними все поэты
(композиторы) предтечи. Внутри себя Скрябин был едва ли не еще более
«самомнящ», чем Бальмонт, но его деликатность и образцовая воспитанность
скрадывали это. И в жизни Бальмонт был ярче, острее и «невыносимее», чем
Скрябин. С другой стороны, Бальмонт при всем своем самомнении был
умереннее Скрябина в мечтаниях: он, правда, считал себя царем поэтов, но не
собирался, подобно Скрябину, ни совершать мировых катаклизмов, ни быть
«Мессией».
В своих высказываниях о музыке Скрябина Бальмонт тонко подмечал
некоторые характерные черты. О его игре на фортепиано сказал: «он целует
звуки пальцами», — это было очень удачно и тонко отмечало эротическую
природу скрябинской неповторимой игры. Он говорил: «Вагнер и Скрябин...
это два гения равнозвучных и равно мне дорогих. Вагнер мне представляется
титаном, который мог низвергать лавины в бездны. Своей мощью ... он мог
ткать узоры из лун-н-ных (он протянул н-н-н) лучей.
Скрябин — не титан... Он — эльф, который умеет только ткать ковры из лун-нных лучей... Но иногда... он... коварством своим мог... подкрадываться... и тоже
низвергать лавины в бездны...»
Ученик читает стихотворение Бальмонта «Лунный свет».
После одного из скрябинских исполнений поэт сказал Леониду
Сабанееву: «Вы знаете, что я считаю себя большим, очень большим поэтом…
Но мое искусство бледнеет перед искусством этого музыканта».
Ученик читает стихотворение Бальмонта «Музыка». Звучит музыка
Скрябина.
Учитель.
А теперь мы обратим внимание на одну пару, которая производила
странное впечатление: внешне они поразительно не подходили друг другу.
У ч е н и к.
Он — маленького роста, с узкой впалой грудью, в допотопном сюртуке.
Черные, глубоко посаженные глаза горели тревожным огнем библейского
пророка. Это сходство подчеркивалось полуседой, вольно растущей бородой и
тем легким взвизгиваньем, с которым переливались слова, когда он раздражался.
Держался с неоспоримым чувством превосходства и сыпал цитатами то из
Библии, то из языческих философов. Это Дмитрий Сергеевич Мережковский.
Ученик читает стихотворение Мережковского «Молчание».
Ученица.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А рядом с Мережковским — Зинаида Николаевна Гиппиус. Красивая,
нарядная, высокая, тонкая, как юноша, гибкая. Пышные темно-золотистые
волосы спускались на нежно-белый лоб, оттеняли глубину удлиненных зеленых
глаз, в которых светился внимательный ум. Улыбка почти не сходила с ее лица,
но это ее не красило. Казалось, вот-вот с тонко накрашенных тонких губ
сорвется колючее, недоброе слово. Ей очень хотелось поражать, притягивать,
очаровывать, покорять. Зинаида (так ее звали за глаза знакомые и незнакомые)
румянилась и белилась густо, как это делали актрисы для сцены. Это придавало
ее лицу вид маски, подчеркивало ее искусственность. Высоко откинув острый
локоть, она поминутно подносила к близоруким глазам золотой лорнет и,
прищурясь, через него рассматривала людей, как букашек, не заботясь о том,
приятно ли им это или нет. Держалась она как признанная красавица, к тому же
— поэтесса, но от блестящей Зинаиды шли холодные сквознячки.
Ученица читает стихотворение Гиппиус «Снег».
Учитель.
Время идет. Часы бьют два раза. Два часа ночи. В гостиной появляются
новые гости: тоже муж и жена, уже признанный поэт и начинающая поэтесса,
которой, однако, суждена необыкновенная слава в русской литературе: Николай
Степанович Гумилев и Анна Андреевна Ахматова.
Ученица.
Вот как описывает Гумилева его ученица — поэтесса Ирина Одоевцева:
«Все в нем особенное и особенно некрасивое. Продолговатая, словно вытянутая
вверх голова, с непомерно высоким плоским лбом. Волосы, стриженные под
машинку, неопределенного цвета. Жидкие брови. Под тяжелыми веками
совершенно плоские глаза. Пепельно-серый цвет лица. Узкие бледные губы.
Улыбается он тоже совсем особенно. В улыбке его что-то жалкое и в то же
время лукавое. Что-то азиатское. Сидит чересчур прямо, высоко подняв голову.
Узкие руки с длинными пальцами. Одна нога заброшена на другую. Он
сохраняет полную неподвижность. Он, кажется, даже не мигает. Только бледные
губы шевелятся на его застывшем лице».
Поэзия Серебряного века немыслима без имени Н.С.Гумилева. Создатель
акмеизма, он завоевал интерес читателей не только талантом, оригинальностью
стихов, но и необычной судьбой, страстной любовью к путешествиям. Когда-то
молодой поэт поставил перед собой цель — стать героем, смельчаком,
выбирающим трудные и опасные пути. От природы робкий, физически слабый,
он приказал себе стать сильным и решительным. Пришлось ломать свой характер
и отправляться в длинные путешествия по джунглям Африки, пескам Сахары,
горам Абиссинии. Добровольцем он уходит на фронт в Первую мировую
войну, где за храбрость был удостоен награды: двух Георгиевских крестов.
Необычной, романтичной, экзотической была и поэзия Гумилева. В ней
можно встретить редких животных, не только описанных с глубоким знанием их
повадок, но и наделенных внутренним миром.
Ученик читает стихотворение Гумилева «Жираф». Звучит музыка.
Учитель.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лирический герой стихотворения — романтик, мечтатель. Ему свойственна праздничность восприятия жизни, нежность. Лирический герой
обращается к женщине, хрупкой, нежной. Ей сегодня особенно грустно. И чтобы
утешить любимую, отвлечь ее от тяжелых будней повседневности, поэт
рассказывает прекрасную сказку про далекую землю. Несмотря на экзотику
деталей, стихотворение удивительно русское из-за пронизывающего его чувства
грусти.
Ученица.
Стихи читаются по кругу. Очередь доходит до молодой дамы, тонкой и
смуглой. Это жена Гумилева Анна Ахматова. Она тоже пишет. Непонятно, почему
Гумилев так раздражается, когда говорят о его жене как о поэтессе. Он смотрит
на ее стихи как на причуду «жены поэта». И причуда эта ему не по вкусу. Когда их
хвалят, насмешливо улыбается:
—Вам
нравится?
Очень
рад.
Моя
жена
и
по канве прелестно вышивает.
—Анна Андреевна, вы прочтете?
Лица присутствующих «настоящих» расплываются в снисходительную
улыбку. Гумилев с недовольной гримасой стучит папиросой о портсигар.
— Я прочту.
На смуглых щеках появляются два пятна. Глаза смотрят растерянно и
гордо. Голос слегка дрожит.
— Я прочту.
Звучит стихотворение Ахматовой «Песня последней встречи».
После прочтения на лицах — равнодушно-любезная улыбка. Конечно, не
серьезно, но мило, не правда ли?
Что скажет Вячеслав Иванов? Вероятно, ничего. Промолчит, отметит
какую-нибудь техническую особенность. Ведь свои уничтожающие приговоры
он выносит серьезным стихам настоящих поэтов…Иванов молчит минуту.
Потом встает, подходит к Ахматовой, целует ей руку.
— Анна Андреевна, поздравляю вас и приветствую. Это стихотворение —
событие в русской поэзии.
Ученик.
А потом Анна Ахматова стала знаменитой. Георгий Адамович вспоминал:
«Анна Андреевна поразила меня своей внешностью. Теперь, в воспоминаниях о
ней, ее иногда называют красавицей; нет, красавицей она не была. Но она была
больше, чем красавица, лучше, чем красавица. Никогда не приходилось мне
видеть женщину, лицо и весь облик которой повсюду, среди любых красавиц,
выделялся бы своей выразительностью, неподдельной одухотворенностью, чем-то
сразу приковывавшим внимание. Когда она стояла на эстраде со своей
"ложноклассической", "спадавшей с плеч" шалью, то казалось, облагораживала
все, что было вокруг».
Ученица.
«Книга женской души» — так говорят о стихах Ахматовой. Давайте еще
раз раскроем эту книгу.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На фоне музыки звучат стихи «Сердце к сердцу не приковано...», «Вечером»,
«21. Ночь. Понедельник...».
Учитель.
Утро. Гости расходятся. Еще горит свет в гостиной и кабинете хозяина,
«Вячеслава Великолепного». Но вот гаснет и он. До следующей среды, до
следующего праздника человеческого общения. Культуры. Поэзии...
Звучит музыка.
1.
2.
3.
4.
Литература
Воспоминания о Серебряном веке. М.: Республика, 1993.
Каменский Б. В кафе поэтов: Мемуары. М.: Правда, 1991.
Серебряный век русской поэзии. М.: Просвещение, 1994.
Мусатов В.В. «Вячеслав Великолепный». Жизнь и творчество
Вячеслава Иванова // Литература и школе. 1998. № 7.
Викторина, посвященная жизни и творчеству К. Д. Бальмонта.
1. Где и когда родился К.Бальмонт? Что вы можете сказать о
происхождении его фамилии?
2. Как звали отца поэта? Кем он служил? Каким человеком он был?
3. Как звали мать поэта? Чем она занималась? Какие воспоминания
оставил о ней Бальмонт?
4. Где похоронены родители поэта?
5. Сколько детей было в семье Бальмонтов? Каким по счету он был?
Каким мальчиком рос Константин? Что вы можете сказать о его
детстве?
6. Когда начал учиться и где? До какого класса учился?
7. Где продолжал обучение? Получил ли он законченное высшее
образование?
8. Как называлась детская книга стихов? Кому посвящена? Назовите одно
стихотворение из этой книги.
9. Бальмонт был поэтом. А еще кем?
10.Был ли Бальмонт за границей? Если да, то где?
11.Сколько языков знал поэт?
12.Когда последний раз был в Шуе? Где именно?
13.Назовите стихи о России и о родном крае.
14.Как поэт оказался за границей? Где он жил последние годы? Назовите
дату смерти.
15. Где похоронен поэт?
16.Как называется его автобиографический роман, посвященный детству,
отрочеству и юности?
Ответы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. 3 (15) июня 1867 г. в сельце Гумнищи. Прадед отца поэта был
сержантом в кавалерийском полку императрицы Екатерины Великой и
носил фамилию Баламут. Прадед поэта Иван Андреевич Баламут был
херсонским помещиком. И только внук его – Дмитрий Константинович
– переселился во Владимирскую губернию. Скорее всего, либо прадед,
либо дед поэта «офранцузил» уж очень несерьезную фамилию.
Существует и другая версия самого поэта, который видел своего
предка варягом, викингом, воином, подчеркивая этим принадлежность
к скандинавскому миру.
2. Дмитрий Константинович, помещик.
Около пятидесяти лет
прослужил в земстве, был председателем Шуйской уездной земской
управы. Был человеком тихим и добрым, никогда не повышавшим
голос. Очень любил охоту.
3. Вера Николаевна была женщиной образованной, энергичной,
пользовалась большим авторитетом в Шуе. Она ввела сына в «мир
музыки, словесности, истории, языкознания», научила постигать
красоту, познакомила со стихами русских поэтов. Она проводила
музыкальные вечера, сама хорошо играла на фортепиано, ставила
домашние спектакли. Поэт всегда с теплотой вспоминал отца и мать,
посвятил им много стихов: «Отец», «Мать», «Часы», «Кольца» и др. С
матерью вел переписку, присылал открытки, подарки.
4. Родители похоронены в селе Якиманна.
5. 7 сыновей. Он был третьим сыном. Рос тихим, застенчивым, не любил
шумные игры, не любил охоту. Он гулял в парке, у пруда, разговаривал
с насекомыми, ящерицами, читал книги, любил бывать в церкви.
Впоследствии свое детство называл «золотым», а деревню – «голубым
и белоснежным раем».
6. Начал учиться в 1876 г. в приготовительном классе Шуйской мужской
гимназии, из 7 класса в 1884 г. был исключен за участие в
революционном кружке.
7. Во Владимирской мужской гимназии. В 1886 г. поступил в
Московский университет, в 1887 г. исключен, через год снова принят,
потом сам вышел, в 1889 г. поступает в Демидовский лицей
юридических наук в Ярославле, но и его не заканчивает. Законченное
высшее образование так и не получил, но благодаря самообразованию
был одним из самых эрудированных людей своего времени.
8. «Фейные сказки» были посвящены дочери поэта Нине – Нинике.
9. Бальмонт был поэтом, писал прозу, был драматургом, критиком,
переводчиком.
10.Бальмонт очень много путешествовал. Он совершил 2 кругосветных
путешествия, был в Англии, США, Мексике, Франции, Испании,
Японии, Египте, Австралии, Новой Зеландии, Индонезии, Индии, на
Цейлоне и во многих других странах.
11.Знал 14 или 16 языков. В одном из своих писем рассказывал: «Я
читаю без затруднений на языках – французском, английском,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
немецком, испанском, итальянском, шведском, норвежском, польском,
португальском, латинском. Прикасался к египетскому, еврейскому,
китайскому, к языкам Мексики. Занимался еще грузинским и кое-как
разбираюсь в греческом».
12.В марте 1917 года последний раз побывал в родных краях, посетил
имение в Гумнищах, могилу родителей, навестил живущих в Шуе
братьев, выступал в гимназии.
13.«Россия», «Она», «Лишь с ней», «Где б я ни странствовал», «Родное»,
«Береза», «Ночной дождь», «Просветы», «Безглагольность» и др.
14.После Октябрьской революции 1917 г. в марте 1920 г. он уезжает в
заграничную командировку и больше в Россию не возвращается.
Последние годы живет во Франции под Парижем. Умер ночью 23
декабря 1942 г.
15.Похоронен на кладбище в Нуази-ле-Гран под Парижем.
16.«Под новым серпом».
Заседание клуба «Серебряная лира»
День памяти поэта
В маленькой квартире недалеко от Парижа окруженный книгами лежал
умирающий поэт Константин Бальмонт. Голова с длинными седыми
волосами была откинута назад. Он шептал какие-то слова, напевал отрывки
из своих стихотворений, замолкал и что-то мучительно вспоминал, лицо его
при этом хмурилось. Тогда жена его, Елена Константиновна, верная
спутница, друг, брала томик его стихотворений и начинала читать. И лицо
поэта оживало – он весь в звуках, в воспоминаниях о звуках. В тот поздний
вечер, вернее в ночь под 23 декабря 1942 года, поэт попросил почитать ему
из книги Ивана Шмелева «Богомолье». Это было как бы последнее
паломничество поэта в Россию.
Что же вспоминал он? Может быть, детство и юность, проведенные на
родине в Шуе?
Я слушал дождь. Он перепевом звучным
Стучал во тьме о крышу и балкон,
И был всю ночь он духом неотлучным
С моей душой, не уходившей в сон.
Я вспоминал. Младенческие годы.
Деревня, где родился я и рос.
Мой старый сад. Речонки малой воды.
В огнях цветов береговой откос…
(Ночной дождь)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Двадцать лет прожил он за границей. Как жилось поэту на чужбине?
Начиналось все довольно хорошо. Но с годами…
В 1927 году он поселяется в забытом Богом и людьми местечке
Капбретон на берегу Атлантического океана, в маленькой рыбацкой деревне.
Своей припадающей походкой он подолгу бродит по пустынному берегу,
слушает гул океана и шум сосен. Внешне он изменился мало. «Какой я
сейчас? - пишет он в последнем дошедшем до нас письме к своей бывшей
жене Е.А. Бальмонт (декабрь 1933 г.) - Да все тот же… Борода моя, правда,
беловата, и на висках инея довольно, но все еще волосы вьются и русые они,
а не седые. Мой внешний лик все тот же, но в сердце много грусти».
В письме Бальмонт бодрится. На деле же все обстояло намного хуже.
Началась «10-летняя агония»: безотрадные скитания по больницам и
убежищам, обиды и притеснения, настоящая нищета, полное забвение.
«Здесь все кругом так низко, бездушно, так подло. Остались только
собственные мечты и мысли и усилие не погибнуть»,- писал Бальмонт в
середине 1934 г.
В письмах жены (Е.К. Цветковской) с убийственной обнаженностью
проступает весь драматизм невыносимо трудной жизни: холод в комнате,
неоплатные долги, вечное ожидание какой-то грошовой «сербской» пенсии,
случайные подачки по 50, 25 франков, один доллар, присланный кем-то из
Америки, какие-то почти уголовные происшествия в семье дочери.
Среди немногочисленных друзей в Париже – М.И. Цветаева, с которой
Бальмонт сблизился еще накануне отъезда за границу в Москве. Это она в
1936 году, когда семья серьезно заболевшего Бальмонта находилась на грани
полной нищеты, обратилась к русской эмигрантской интеллигенции с
призывом: «Бальмонту необходимо помочь<…> И пусть не останется на
русской эмиграции несмываемого пятна позора, равнодушия, с которым она
позволяет страдать великому поэту».
Осенью 1938 г. бытовые условия несколько улучшились. Удалось
перебраться из приюта, устроенного для нуждающихся эмигрантов матерью
Марией (Елизаветой Кузьминой- Караваевой), в котором семья Бальмонта
жила до этого времени, на отдельную квартиру. Душевная болезнь с 1932 г.
прогрессировала, поэтому Бальмонт чаще всего «безучастен ко всему», но в
редкие минуты просветления оживает: перечитывает «Войну и мир»,
декламирует стихи.
Находясь за границей, Бальмонт постоянно говорил о своей тоске по
родине, о желании вернуться в Россию. «В Москву мне хочется всегда, а
днями бывает, что лежу угрюмый целый день, молча курю, думаю о тебе, о
Нинике, о великой радости слышать везде русский язык, о том, что я
русский, а не гражданин старенькой, скучненькой, серенькой Европы», писал он Е.А. Бальмонт.
Декабрь 1942 г. принес успокоение. Смерть примирила поэта с
жизнью. Может быть, в эту промозглую зимнюю
ночь душа его,
освобожденная, полетела в милую сердцу Россию, чтобы после лет разлуки в
последний раз свидеться с родными местами.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
У К. Бальмонта есть рассказ «Белая невеста», в котором он рассуждает
о смерти. Сегодня, в День Памяти поэта, эти рассуждения стоит прочитать
особенно внимательно.
«Мы воплощаемся бесконечно, и смерти нет», - говорит он в самом
начале и продолжает:
«…В нашем двухэтажном деревянном доме, где было много родных и
много гостей, и много прислуги<…>, мне была особенно мила старая
ласковая няня, когда-то вынянчившая моего старшего брата и жившая у нас
как член нашей семьи. Мне всегда нравились в этом обветшалом
морщинистом лице лучистые глаза, в которых неизменно светилась только
одна ласка… Ни брюзжанья, ни воркотни, ничего, что так естественно
связано со старостью. Она была воплощением тишины и ласковости…».
Однажды в летний день, выйдя во двор, маленький Костя увидел около
пустой
избушки
братьев и
деревенских
мальчишек,
которые
переговаривались в недоумении. Костя подошел к избушке, заглянул в щель
и увидел лежавшую там неподвижно старую няню. «Ее глаза, которые я так
любил, были закрыты. Ласкового взгляда не было. Не было того, что была
она сама. Это была не она. Это было что-то тяжелое, душное, что-то
напоминающее о ней, потому что вся она была одна живая улыбка и тихая
ласка. Мне сделалось так душно и невыносимо, как будто на меня налегла
огромная тяжесть. И я понял…».
Костя пошел по своей любимой садовой дорожке, и ему казалось, что
он в первый раз увидел, как красивы желтые и белые бабочки, он
почувствовал, как красив и ласков этот мир, как все в нем слито в одно
«связное празднество». «Я был в эти мгновения один в мире, сияющем,
звонком, стройном и цельном, в котором смерти нет, а есть одна только
вечно торжествующая жизнь. Так я чувствовал тогда, и так я чувствую себя
теперь, через 50 лет, когда кто-нибудь передо мною говорит о смерти, как о
чем-то конченом и непоправимом. Нет, нет, я-то хорошо понял тогда, что
няня вовсе не умерла. Она ушла куда-то далеко, а то, что осталось в
маленькой избушке, было нечто другое, совсем не она. Далеко и близко была
она, совсем тут, рядом. Не могла умереть и не умерла эта ласковость взгляда,
который не знал ничего, кроме любви. И где она сейчас, я не знаю, но
существо, которое давно прошло все дороги гнева и ненависти, в стройном
лике совершает где-то новую, светлую дорогу. Я это знаю так же твердо, как
знаю, что завтра взойдет солнце.
Слыша такое мое утверждение, собеседники не однажды говорили мне,
что или я не люблю жизнь и оттого так говорю, или я никогда не видел
приближения смерти и оттого так говорю. Неверно и то, и другое. Я люблю
жизнь, как птица любит воздух, рассекаемый её легкими крыльями. Я люблю
жизнь, как цветок любит солнечный луч, каплю росы, брызги дождя…Я
люблю жизнь, как тот, кого любят, мучают, но любят, любят. И в течение
жизни, которая знала величайшие трудности, я не раз испытывал предельную
боль, телесную и душевную, но никогда я не мог разлюбить жизнь и ощущаю
её как нечто глубокое, красивое и предназначенное. И смерть была близко
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
около меня несколько раз в жизни, но она прошла, лишь коснувшись меня и
не задев».
Это случилось на берегу Атлантического океана. Семья Бальмонта
жила на вилле, находящейся рядом с океаном, в пустынном месте. Вилла
носила певучее имя «Ave Maria». Соседи, жившие рядом, неоднократно
говорили, что купаться около виллы нельзя, но никто и никогда не мог
объяснить причины. Поэтому Бальмонты
купались, несмотря на
предостережения, впрочем, никогда не заплывая далеко.
Было грозовое утро. Домашние уговаривали Бальмонта, убеждая, что в
такую бурю опасно купаться. Но поэт, не слушая никаких уговоров, все же
отправился к океану. Подруга его жены, жившая с ними на вилле, решила
сопровождать Константина Дмитриевича. Бальмонт дал слово, что не
заплывет дальше, чем обычно. «Не знаю, какое странное затмение могло
внушить мне и моим наивную мысль, что в этой бурной проливной воде я
смогу найти мелководье. Весь уровень океанской воды передвинулся. Я
почувствовал, что мне пора возвращаться. Я повернул и стал плыть к берегу.
Волны возрастали с непостижимой быстротой. Это были уже огромные
волны, и они меня захлестывали. Время от времени, за высотой
пробежавшего вала, меня не видно было с берега. Провожавшая меня была
одна на всем пустынном побережье. В грохоте волн и свисте ветра я услышал
пронзительный женский крик. В то же мгновение я почувствовал что-то
странное. Несмотря на все мои усилия плыть скорее, я увидал, что медленно
и неуклонно линия берега не приближается, а удаляется от меня.
Я подумал, что это ошибка зрения, утомленного от ветра и
бесконечных брызг. Нет, медленно и неуклонно линия берега уходила. Тогда
я вдруг вспомнил и догадался, почему в этом месте опасно купаться. На
известном расстоянии от берега было боковое течение, которое уносило
теперь меня в открытое море. Я понял, что я потерян, что жизнь кончилась. Я
не испытывал ни страха, ни горя. Это была спокойная грусть, но только
грусть. Женский голос, полный отчаянья, доходил до меня, как будто из
далекой дали через грохот океана. Чувствуя бесполезность усилий, я все-таки
плыл, старался плыть. Я смотрел на уходящую виллу и в первый раз подумал
с пронзительной ясностью, что её название «Ave Maria» - слова молитвы.
Мне это показалось вещим и прощальным. Я подумал с сожалением, что моя
жена, эта стройная черноглазая Катя, сидит сейчас за столом и пьет чай. Я не
выпью этого чая. Я вспомнил, что в моей комнате, на ночном столике лежит
раскрытый, лишь наполовину прочитанный томик, сказочный роман Райдера
Хаггарда. Я не дочитаю этого романа. Я подумал о далекой любимой, о
других далеких любимых. Я их больше не увижу здесь.
Но вдруг поднялся надо мной исполинский вал, пенясь и ломаясь. Он
завертел меня, как кубарь, и дугообразным взмахом выметнул меня снова на
океанскую поверхность. И так передаваемый от одного вала к другому,
хлебая соленую воду, вертелся и вдруг увидал, что берег недалеко. Мне не
пришлось долго изображать из себя пловца. Еще несколько мгновений, и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вспененные широкие валы выбросили меня на прибрежье. Я едва мог дойти
домой и несколько дней был в полубреду».
И несмотря ни на что, «смерти нет». «Она есть, но она не то, что о ней
думают. Её не нужно искать, но её и не нужно бояться. Когда её зовешь, она
не приходит. Когда от нее бежишь, она настигает. Кажется, что за беглецом
образуется вертящийся ток ветра, который её привлекает. Она приходит
внезапно.
Мне очень нравится одно арабское предание. Соломон сидел в своей
царственной пышности на царском своем престоле. Около сидел его
любимый приближенный. Вдруг среди всей этой пестрой толпы, которая
была вокруг, выделился один человек, вида чужеземного, с очень
пронзительным взглядом. Он стал приближаться к престолу, неотступно
смотря на приближенного. Тот встревожился и спросил царя Соломона: “Кто
этот человек, который смотрит на меня?” “Это не человек, - со спокойной
усмешкой сказал Соломон. - Это ангел смерти, и, когда он приходит, он
всегда приходит за кем-нибудь”. “Молю, молю тебя, - в торопливом испуге
воскликнул приближенный. – Почаруй своим волшебным перстнем и сделай
так, чтоб я очутился в Индии”.
Соломон кругообразно повернул свой перстень, и приближенный
исчез, он очутился в Индии. Когда Ангел Смерти подошел к престолу вплоть,
Соломон спросил его: “Зачем ты здесь, и почему ты так строго смотрел на
моего слугу?” “Я здесь, - отвечал Ангел смерти, - потому что, много
прослышав о твоем великолепии, я хотел по пути взглянуть на тебя. А на
слугу я смотрел не строго. Я только удивился, как же это он здесь. Ибо
свыше я получил повеление вынуть из него душу – в Индии”».
Бальмонт называл смерть Белой Невестой. «Я чувствую Белую
Невесту, когда один, в великой безглагольности глубокой ночи, я смотрю на
Млечный Путь. Я знаю тогда, что она обворожительна, тихая
освободительница, и все мне ясно. Она шепчет мне, что она не обманет,
только она одна. Она ведет меня к новому, к неиспытанному и к свежей
встрече с теми, с которыми, хоть прощался, не успел проститься, потому что
и нельзя прощаться с теми, с кем связан внутренней тайной любви,
долженствующей снова привести любимых лицом к лицу».
В ту же декабрьскую ночь к полуночи на дворе свистала вьюга, огонь
догорал в печурке. Елена Константиновна взяла сборник Бальмонта
«Светослужение» и читала вслух: «…Пришел предел трудов дневных
пробегу…» - на этой строке высоко поднялась грудь умирающего. Елена
Константиновна успела еще дочитать: «Чуть дышит зов безветрия души…»
На этом стихе затихло безветрие поэта.
Священник Дмитрий Клепинин, исповедовавший К. Д. Бальмонта
перед смертью и провожавший его в последний путь, говорил в проповеди
после отпевания об устремлённости жизненного и творческого пути поэта к
Солнцу правды, красоты и добра. Те, кто видел Константина Дмитриевича
после его упокоения, были потрясены выражением его лица: оно «обрело
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
какую-то особую, никогда не виданную при жизни красоту<…> Никогда
никто его не видел таким одухотворённо красивым, таким мирно мирным».
Говорят, народу на похоронах было мало. Моросил холодный дождь,
гроб опустили в могилу, наполовину заполненную водой. Так закончил свой
земной путь поэт, поклонявшийся красоте, воспевавший Океан и Солнце.
В теперь уже далеком 1896 году молодой, цветущий, полный сил и
надежд Бальмонт сделал шуточную запись для своих друзей: «Завещаю
похоронить меня в Москве в Новодевичьем монастыре». И приписал строфу
Пушкина:
И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне все б хотелось почивать.
Судьба рассудила по-своему.
24 декабря – День памяти русского поэта К.Д. Бальмонта, имя которого
знает сегодня, без преувеличения, весь мир.
Мы любим и читаем стихи К. Бальмонта, зовущие к «свету, огню и
победительному солнцу», к принятию жизни с её правдой и ложью, добром и
злом, красотой и уродством, а значит, не умерла, жива душа поэта, которая
озаряет наш мир своим присутствием.
Литература
1.Бальмонт К. Д. Где мой дом. М., 1992.
2. Куприяновский П. В., Молчанова Н. А. Поэт с утренней душой. М.,
2003.
3. Куприяновский П. В., Молчанова Н. А. К. Д. Бальмонт и его
литературное окружение. Воронеж, 2004.
4. Жизнь и житие священника Дмитрия Клепинина. Москва – Париж,
2004.
«Эмигранты из Бессмертья»
Поэтический вечер для старшеклассников
Сценарий Петровой Т. С.
Концепция вечера основана на представлении глубинного
родства К. Бальмонта и М. Цветаевой, проявляющегося в их судьбах и
стихах. Кроме основных ведущих, стихи и прозу поэтов читают две группы
старшеклассников: по линии К. Бальмонта – юноши (в сценарии этот текст
имеет помету Б-1, Б-2, Б-3), по линии М. Цветаевой – девушки (Ц-1, Ц-2, Ц3). Мизансцены строятся по принципу переплетения: исполнители стихов
выходят друг другу навстречу и после исполнения меняются местами
(уходят в противоположную кулису). Ведущие находятся за столом в
центре сцены; на столе цветы и книги; на заднике сцены – портреты
поэтов и название вечера: «Эмигранты из Бессмертья».
Звучит музыка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выходит Б-1:
Поэты. Братья. Увенчали нас
Не люди. Мы древней людей. Мы своды
Иных миров. Мы – духа переходы.
И грань – секунда там, где наш алмаз. –
Константин Бальмонт.
Выходит Ц-1:
«Если бы надо было дать Бальмонта одним словом, я бы не
задумываясь сказала: «Поэт» <…> На каждом бальмонтовском жесте,
слове – клеймо – печать – звезда – поэта». –
Марина Цветаева.
Б-1:
Зимой ли кончается год,
Иль осенью, право, не знаю.
У сердца особенный счет,
Мгновенья я в годы вменяю.
И год я считаю за миг,
Раз только мечта мне прикажет,
Раз только мне тайный родник
Незримое что-то покажет.
Спросила ты, сколько мне лет,
И так усмехнулась мне тонко.
Но ты же ведь знаешь: поэт
Моложе, наивней ребенка.
Но также могла бы ты знать,
Что всю многозыблемость света
Привыкло в себе сохранять
Бездонное сердце поэта.
Я старше взметнувшихся гор, Кто вечности ближе, чем дети?
Гляди в ускользающий взор,
Там целое море столетий!
Ц-1:
Поэт – издалека заводит речь.
Поэта – далеко заводит речь.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Планетами, приметами…окольных
Притч рытвинами… Между да и нет
Он – даже размахнувшись с колокольни –
Крюк выморочит… Ибо путь комет –
Поэтов путь. Развеянные звенья
Причинности – вот связь его! Кверх лбом –
Отчаетесь! Поэтовы знаменья
Не предугаданы календарем.
Он тот, кто смешивает карты,
Обманывает вес и счет,
Он тот, кто спрашивает с парты,
Кто Канта наголову бьет,
Кто в каменном гробу Бастилий –
Как дерево в своей красе.
Тот, чьи следы – всегда простыли,
Тот поезд, на который все
Опаздывают…
- ибо путь комет –
Поэтов путь: жжя, а не согревая,
Рвя, а не взращивая – взрыв и взлом –
Твоя стезя, гривастая кривая,
Не предугадана календарем!
Первый ведущий:
Константин Бальмонт и Марина Цветаева. Легендарные поэты
трагического Серебряного века. Разница в возрасте – 25 лет. Тем не менее
Бальмонт признавался: «У меня никогда не было сестры. Она моя сестра»; а
Марина Цветаева называла его братом («братиком»!). Что роднило их?
Наиважнейшее, наиглавнейшее, наивысшее – духовное родство.
Б-1:
Я не знаю мудрости, годной для других,
Только мимолетности я влагаю в стих.
В каждой мимолетности вижу я миры,
Полные изменчивой радужной игры.
Не кляните, мудрые. Что вам до меня?
Я ведь только облачко, полное огня.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я ведь только облачко. Видите: плыву.
И зову мечтателей… Вас я не зову!
Ц-1:
Что же мне делать, слепцу и пасынку,
В мире, где каждый и отч и зряч,
Где по анафемам, как по насыпям –
Страсти! где насморком
Назван – плач!
Что же мне делать, ребром и промыслом
Певчей! – как провод! загар! Сибирь!
По наважденьям своим – как по мосту!
С их невесомостью
В мире гирь.
Что же мне делать, певцу и первенцу,
В мире, где наичернейший – сер!
Где вдохновенье хранят, как в термосе!
С этой безмерностью
В мире мер?
Второй ведущий:
Каждый из них не случайно соотносил свое явление в земной жизни с
высшими силами, по-особому ощущая сопряжение земного и небесного.
Б-1:
Меня крестить несли весной,
Весной, нет – ранним летом,
И дождь пролился надо мной,
И гром гремел при этом.
Пред самой церковкой моей,
Святыней деревенской,
Цвели цветы, бежал ручей
И смех струился женский.
И прежде чем меня внесли
В притихший мрак церковный,
Крутилась молния вдали
И град плясал неровный.
И прежде чем меня в купель
С молитвой опустили,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пастушья пела мне свирель
Над снегом водных лилий.
Я раньше был крещен дождем
И освящен грозою,
Уже священником потом –
Свечою и слезою.
Я в детстве дважды был крещен –
Крестом и громным летом,
Я буду вечно видеть сон
Навек с громовым светом.
Ц-1:
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья,
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.
Выходит Б-2:
Океан, мой древний прародитель,
Ты хранишь тысячелетний сон.
Светлый сумрак, жизнедатель, мститель,
Водный, вглубь ушедший небосклон!
Зеркало предвечных начинаний,
Видевшее первую зарю,
Знающее больше наших знаний,
Я с тобой, с бессмертным, говорю!
Ты никем не скованная цельность.
Мир земли для сердца мертв и пуст, Ты же вечно дышишь в беспредельность
Тысячами юно-жадных уст!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихий, бурный, нежный, стройно-важный,
Ты – как жизнь: и правда и обман.
Дай мне быть твоей пылинкой влажной,
Каплей в вечном… Вечность! Океан!
Выходит Ц-2:
Кто создан из камня, кто создан из глины, А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело – измена, мне имя – Марина,
Я – бренная пена морская.
Кто создан из глины, кто создан из плоти –
Тем гроб и надгробные плиты…
- В купели морской крещена – и в полете
Своем – непрестанно разбита!
Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня – видишь кудри беспутные эти? –
Земною не сделаешь солью.
Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной – воскресаю!
Да здравствует пена – веселая пена –
Высокая пена морская!
Выходит Б-3:
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И выси гор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре,
Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всегда пою.
Мою мечту страданья пробудили,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,
А если день погас,
Я буду петь… Я буду петь о Солнце
В предсмертный час!
Выходит Ц-3:
Солнце – одно, а шагает по всем городам.
Солнце – мое. Я его никому не отдам.
Ни на час, ни на луч, ни на взгляд. – Никому.
Никогда.
Пусть погибают в бессменной ночи города!
В руки возьму! Чтоб не смело вертеться в кругу!
Пусть себе руки, и губы, и сердце сожгу!
В вечную ночь пропадет – погонюсь по следам…
Солнце мое! Я тебя никому не отдам!
Б-1:
Огонь очистительный,
Огонь роковой,
Красивый, властительный,
Блестящий, живой!
Бесшумный в мерцанье церковной свечи,
Многошумный в пожаре,
Глухой для мольбы, многоликий,
Многоцветный при гибели зданий,
Проворный, веселый и страстный,
Так победно-прекрасный,
Что, когда он сжигает мое,
Не могу я не видеть его красоты, О красивый Огонь, я тебе посвятил все мечты!..
Ц-1:
Что другим не нужно – несите мне!
Всё должно сгореть на моем огне!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Я и жизнь маню, я и смерть маню
В легкий дар моему огню.
Пламень любит – легкие вещества:
Прошлогодний хворост – венки – слова –
Пламень – пышет с подобной пищи!
Вы ж восстанете – пепла чище!
Птица-Феникс – я, только в огне пою!
Поддержите высокую жизнь мою!
Высоко горю – и горю дотла!
И да будет вам ночь – светла!
Ледяной костер, огневой фонтан!
Высоко несу свой высокий сан,
Высоко несу свой высокий сан –
Собеседницы и Наследницы!
Все чтецы уходят. Звучит музыка.
Первый ведущий:
В огне революции оба поэта утрачивают свой земной
рай – сад, осчастлививший душу, дом – пристанище, убежище, тепло очага.
«Где мой дом?» - так называется рассказ Бальмонта, в котором он
вспоминает о морозной Москве голодного 1920-го года: « “Мой дом, говорю я про себя не без горькой веселости. – Хотел бы я от кого-нибудь
узнать, где мой дом и где мои – могли бы быть со мной, не как собаки,
которых, за неимением иного, загнали нескольких в одну холодную собачью
конуру, и вот они там повизгивают, не восхищенные идеальным морозным
воздухом”.
А все-таки мороз красив. Я весело иду по Борисоглебскому переулку,
ведущему к Поварской. Я иду к Марине Цветаевой. Мне всегда так радостно
с ней быть, когда жизнь притиснет особенно немилосердно. Мы шутим,
смеемся, читаем друг другу стихи. И, хотя мы совсем не влюблены друг в
друга, вряд ли многие влюбленные бывают так нежны и внимательны друг к
другу при встречах <…>
Марина живет одна с своей семилетней девочкой Алей, которая видит
ангелов, пишет мне письма, самые красивые из девических писем, какие я
только получал когда-либо в жизни, и пишет стихи, совершенно
изумительные. Припоминаю сейчас одно, которое могло бы быть отмечено
среди лучших японских троестрочий:
Корни сплелись,
Ветви сплелись.
Лес любви.»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Второй ведущий:
Знали ли Марина Цветаева и Константин Бальмонт, как
промыслительно сплелись их корни, судьбы их рода?
Место их корневого начала на земле – Владимирщина, а точнее,
Шуйский край. М. Цветаева в «Истории одного посвящения» утверждает:
«Оттуда – из села Талицы, близ города Шуи, наш цветаевский род.
Священнический. <…> Оттуда мои поэмы по две тысячи строк и черновики к
ним – в двадцать тысяч <…> Оттуда – лучше, больше чем стихи (стихи от
матери, как и остальные мои беды) – воля к ним и ко всему другому – от
четверостишия до четырехпудового мешка, который нужно поднять – что! –
донесть! <…> Оттуда (село Талицы Владимирской губернии, где я никогда
не была), оттуда – всё».
«Мы по отцу с Бальмонтом - земляки», - писала Марина Цветаева.
Первый ведущий:
«Я начал писать стихи в возрасте десяти лет, - вспоминает Бальмонт в
очерке “На заре”. – В яркий солнечный день они возникли, сразу два
стихотворения, одно о зиме, а другое о лете. Это было в родной моей усадьбе
Гумнищи, Шуйского уезда, Владимирской губернии, в лесном уголке,
который до последних дней жизни буду вспоминать, как райское, ничем не
нарушенное радование жизнью».
А до Гумнищ? До Гумнищ и до Талиц?
За полвека до рождения Марины и за четверть века до рождения
Константина, в 1840 году, дед Бальмонта, Константин Иванович Бальмонт,
купил дом в селе Дроздово Шуйского уезда. Соседом оказался священник
дроздовской церкви Владимир Васильевич Цветаев – дед Марины Цветаевой;
в Дроздове же родился и ее отец – Иван Владимирович Цветаев. Вся семья
Бальмонтов исповедовалась у этого священника; он крестил трех детей
Константина Ивановича Бальмонта. При нем будущий отец поэта, Дмитрий
Константинович Бальмонт, впервые участвовал в таинстве крещения; в
память об этом о.Владимир Цветаев подарил Дмитрию учебник Священной
Истории, о котором много лет спустя напишет в автобиографическом
рассказе «Чёрт» Марина Цветаева.
Константин Иванович Бальмонт прожил в Дроздове всего четыре года:
19 декабря 1844 года он скоропостижно скончался; похоронен возле алтаря
дроздовского Воскресенского храма. Отпевал его о. Владимир Васильевич
Цветаев – дед Марины…
Второй ведущий:
В 1853 году о. Владимир Цветаев был назначен настоятелем
Николаевской церкви в с. Талицы Шуйского уезда, получил там приход. В
семье священника росли четыре сына: Петр, Иван (будущий отец Марины),
Федор и Дмитрий. Это о них писала Марина Цветаева в своих стихах:
У первой бабки – четыре сына,
Четыре сына – одна лучина,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кожух овчинный, мешок пеньки, Четыре сына – да две руки!
Как ни навалишь им чашку – чисто!
Чай, не барчата! – Семинаристы!..
Первый ведущий:
Семья Бальмонтов, потеряв отца, уехала из Дроздова в Гумнищи в 1856
году. Дмитрий Константинович совсем молодым построил новый
двухэтажный дом в усадьбе – именно тот дом, который не раз вспоминал его
прославленный сын – поэт Константин Бальмонт, названный в честь деда.
Усадебный сад сохранял следи планировки ХVIII века; кроме него, был еще
новый сад, в устройстве которого самое деятельное участие принимала Вера
Николаевна - мать поэта. Гумнищи он всегда вспоминал как земной рай.
Выходят Б-1 и Ц-1.
Б-1:
В начальных днях сирень родного сада,
С жужжанием вокруг нее жуков,
Шмелей, и ос, и ярких мотыльков,
Есть целый мир, есть звездная громада.
Ц-1:
Увита в хмель садовая ограда,
Жасмин исполнен лунных огоньков,
А лето с пересветом светляков
Как служба ночью в храмах Китеж-Града.
Б-1:
Он нашим был, весь этот дружный лад
Сплетений, пений, красок, очертаний,
Где был певуч и самый звук рыданий.
Ц-1:
В хрустальной глуби музыка услад,
Ушла в затон созвенность стройных зданий,
Но счастлив тот, кто в детстве видел сад.
Второй ведущий:
Местом пересечения судеб Бальмонтов и Цветаевых стал и уездный
город Шуя. Во второй половине ХIХ века в Шуйском духовном училище
обучались все четыре сына о. Владимира – братья Цветаевы. Дальнейшие их
пути различны, но все четверо достойно служили отечеству. Старший, Петр
Владимирович, продолжил стезю отца – стал священником и жил со своей
большой семьей в родительском доме в Талицах. Иван Владимирович стал
профессором по кафедре римской словесности и основателем Музея
изящных искусств (сейчас – имени А. С. Пушкина) в Москве. Федор
Владимирович закончил университет и работал преподавателем словесности;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
год - в Шуйской мужской прогимназии. Дмитрий Владимирович тоже был
профессором, управляющим архива министерства юстиции.
На эскизе герба Цветаевых – священнического рода – начертан девиз:
«Родине научным трудом».
В Шуе отец Константина Бальмонта прошел свое служебное поприще:
от дворянского заседателя уездного суда – до председателя Шуйской земской
управы; был церковным старостой храма Алексия – человека Божия. В
Шуйской мужской гимназии учились все его сыновья, в том числе и третий,
будущий поэт, названный в честь деда Константином, - деда, дружившего с
дедом Марины Цветаевой.
Первый ведущий:
Шуя и Москва – узловые точки и в личной судьбе поэтов. Осенью 1888
года на одном из любительских спектаклей, организованном матерью, К.
Бальмонт познакомился с дочерью иваново-вознесенского фабриканта
Ларисой Гарелиной, - своей будущей женой. После венчания молодые
отправились жить в Москву. Брак состоялся вопреки воле родителей и
принес Бальмонту не только минуты счастья, но и глубокие душевные
переживания, и в конце концов распался.
Второй ведущий:
Удивительно, что и Сергей Эфрон, избранник Марины, ее
романтический рыцарь, отец ее детей, непосредственно связан с Шуей.
Бабушка С. Я. Эфрона по линии матери – из купеческой семьи Посылиных,
одной из известнейших и влиятельных в Шуе. Выйдя замуж за Петра
Аполлоновича Дурново, она оказалась причастной к старинному
дворянскому роду. Их дочь Елизавета Дурново – мать Сергея Эфрона –
родилась в Москве; окончила высшие женские курсы, была активной
участницей революционной организации «Земля и воля», имела девять детей.
Судьба этой семьи трагична.
Суровые испытания выпали на долю поэтов, попавших в горнило
революций.
Первый ведущий:
Москва. 1920-ый год. Голод и холод. «Марина – героическая женщина,
- пишет Бальмонт. – Уже более двух лет ее муж, с самого начала
присоединившийся к Корнилову, потерялся где-то там, за фронтом, и она не
знает даже, жив он или убит. Но спокойно-благоговейно она верит, что он
жив, и ждет его, как невеста ждет жениха. Ее сердце знало верно. Она
дождалась свиданья и соединилась с любимым.
- А у вас что нового?
- Все то же. Помрут мои птицы.
- Увезите, увезите их. Уезжайте отсюда. - Как же уедешь,
Марина, из этого Ада, который держит? И что я буду делать, что мы стали бы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делать там, в чужом мире? Как ни плохо здесь, Россия – мой дом. Я не
мыслю себя вне Москвы.
- Вы вернетесь потом. Нужно спасти их.
Мне хочется сказать: “Почему же вы сами не бежите и не ищете своего
Сергея”. Но язык мой отказывается выговорить эти слова…»
Второй ведущий:
В июне 1920 года Бальмонт все-таки уезжает за границу с женой
Еленой Цветковской, дочерью Миррой и другом семьи Анной Николаевной
Ивановой (Нюшей).
Через два года вместе с дочерью Ариадной устремляется к Сергею
Эфрону – в то время пражскому студенту – Марина Цветаева.
«Тоска по родине» - общее чувство, еще более сблизившее двух поэтов.
Выходит Ц-2:
Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно –
Где совершенно одинокой
Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что – мой,
Как госпиталь или казарма.
Мне все равно, каких среди
Лиц – ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной – непременно –
В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться – мне едино.
Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным,
Мне безразлично – на каком
Непонимаемой быть встречным!
(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья – он,
А я – до всякого столетья!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все – равны, мне всё – равно,
И, может быть, всего равнее –
Роднее бывшее – всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты – как рукой сняло:
Душа, родившаяся – где-то.
Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей – поперек!
Родимого пятна не сыщет!
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё – равно, и всё – едино.
Но если по дороге – куст
Встает, особенно – рябина…
Выходит Б-2:
Уйти туда, где бьются струи
В знакомый брег,
Где знал впервые поцелуи
И первый снег.
Где первый раз взошел подснежник
На крутоем,
Где, под ногой хрустя, валежник
Пропел стихом.
Где звук жужжанья первой мухи
В конце зимы,
Как луч в дивующемся слухе,
Разъял все тьмы.
Где ярким сном былинной были
Нам громы вдруг
Молниеносно тучу взрыли,
Как черный луг.
Из тучевого луга книзу,
Решив: «Пора!»,
Метнули злата в Божью ризу
И серебра.
Уйти – уйти – уйти – в забвенье,
В тот вспев святой,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уйти туда – хоть на мгновенье,
Хотя мечтой.
Уходят оба. Звучит музыка.
Первый ведущий:
Когда Бальмонт появился в Париже, он сразу же опубликовал
стихи Марины Цветаевой и поместил в журнале «Современные записки»
статью о ней, где писал: «Наряду с Анной Ахматовой Марина Цветаева
занимает в данное время первенствующее место среди русских поэтесс. Ее
своеобразный стих, полная внутренняя свобода, лирическая сила,
неподдельная искренность и настоящая женственность настроений –
качества, никогда ей не изменяющие».
Второй ведущий:
Марина Цветаева, переживая тяжелое положение больного
Бальмонта, бросается ему на помощь и в 1935 году на общественном
собрании в Париже по поводу 50-летия литературной деятельности поэта
призывает увидеть в нем уникальную личность, явление невероятного
масштаба: «Трудно говорить о такой безмерности, как поэт. Откуда начать?
Где кончить? И можно ли вообще начинать и кончать, если то, о чем я
говорю: Душа – есть всё – всюду – вечно…»
Ведущие уходят.
Выходит Ц-2:
«Девятнадцать лет прошло с нашей первой встречи. И
никогда, ни одной минуты я не чувствовала себя в присутствии Бальмонта
буднично. За девятнадцать лет общения с Бальмонтом я к нему не
привыкла. Трепет благоговения за девятнадцать лет дружбы не
уменьшился. В присутствии Бальмонта всегда чувствуешь себя как в
присутствии высшего. В присутствии Бальмонта я и по-другому ем, совсем
другое ем. Хлеб с Бальмонтом – настоящий хлеб насущный, а картошка –
московская или кламарская – и не картошка вовсе, а роскошный пир.
Ибо присутствие Бальмонта есть высокое присутствие».
Выходит Ц-3:
«Но закончу тем, что насущно и срочно.
Бальмонту необходимо помочь.
Бальмонт, кроме того, что он Божьей милостью лирический
поэт, - он еще и великий труженик.
Бальмонт написал 35 книг стихов<…> 20 книг прозы <…>, а
сколько еще в сундуках <…> Бальмонтовские переводы в цифрах являют
собой более 10 000 печатных страниц. Причем только те, что
опубликованы. Между тем сундуки Бальмонта (старые, знаменитые,
многострадальные сундуки) трещат от рукописей. И все эти рукописи
совершенно готовы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В это вложено не полвека (каковые мы сегодня празднуем), а
целое столетие литературного труда <…>
Бальмонт заслужил нашу всеобщую благодарность.
Большой грех ляжет на эмиграцию, если она не сделает для
своего единственного великого русского поэта, который остался вне
родины, и безвозвратно, - если она не сделает для него всё, что может, и
даже сверх того, и даже больше, чем может.
<…>
Господа. Пройдут годы. Бальмонт есть литература, а литература – есть
история.
И пусть не останется на русской эмиграции несмываемого
пятна: равнодушия, с которым она позволяет страдать больному великому
поэту».
Уходят обе.
Выходит Б-2:
«Поэт – стихия. Ему любо принимать разнообразнейшие лики,
и в каждом лике он самотождественен. Он льнет любовно ко всему, и всё
входит в его душу, как солнце, влага и воздух входят в растение. Поэт –
облако, птица, звенящая мошка. Поэт – море, ветер, цветок и звезда. Поэт
– малое дитятко, влюбленный юноша, празднующий свою весну,
задумавшийся о вечности старец, дервиш, объятый бешеной пляской,
задымленный кузнец, ударяющий молотом. Поэт есть голос времен, он –
послушное орудие мировых свершений, он росинка, которой радостно
напоить подорожник, он свирель, без которой нельзя любить красиво, он
боевая труба, под звуки которой весело идут на смерть…»
Выходит Ц-3:
В черном небе – слова начертаны –
И ослепли глаза прекрасные…
И не страшно нам ложе смертное,
И не сладко нам ложе страстное.
В поте – пишущий, в поте – пашущий!
Нам знакомо иное рвение:
Легкий огнь, над кудрями пляшущий, Дуновение – вдохновения!
Выходит Б-3:
«Стих должен быть крепким. А для этого нужно
скрутить себя. Уметь в весенний свой день сидеть над философской книгой,
и английским словарем, и испанской грамматикой, когда так хочется
кататься на лодке и, может быть, можно с кем-то целоваться. Уметь
прочесть и 100, и 300, и 3000 книг, среди которых много-много скучных.
Полюбить не только радость, но и боль. Молча лелеять в себе не только
счастье, но и вонзающуюся в сердце тоску. И в годину несчастья своей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
родины не убегать от них, а вбирать их в себя. Чтоб они через тебя кричали
и пели <…>
Долго ждать, долго молчать, но, заговорив, иметь, что сказать».
Выходит Ц-2:
Я знаю правду! Все прежние правды – прочь!
Не надо людям с людьми на земле бороться!
Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь.
О чем – поэты, любовники, полководцы?
Уж ветер стелется, уже земля в росе,
Уж скоро звездная в небе застынет вьюга,
И под землею скоро уснем мы все,
Кто на земле не давали уснуть друг другу.
Выходит Б-1:
Мой друг, есть радость и любовь,
Есть всё, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я и ты –
Мы только грезы Красоты,
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.
Выходит Ц-1:
Стихи растут, как звезды и как розы,
Как красота – ненужная в семье.
А на венцы и на апофеозы –
Один ответ: - Откуда мне сие?
Мы спим – и вот, сквозь каменные плиты,
Небесный гость в четыре лепестка.
О, мир, пойми! Певцом – во сне – открыты
Закон звезды и формула цветка.
Музыка
Литература
1. Бальмонт К. Д. Стозвучные песни. Ярославль, 1990.
2. Бальмонт К. Д. Светлый час. М., 1992.
3. Бальмонт К. Д. Где мой дом. М., 1992.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Цветаева М. Избранные произведения. Мн., 1984.
5. Цветаева М. И. Проза. М., 1989.
6. Куприяновский П. В., Молчанова Н. А. «Поэт с утренней
душой»: Жизнь, творчество, судьба Константина Бальмонта.
М., 2003.
7. Ставровский Е. С. Цветаевы на Шуйской земле. Иваново,
2001.
8. Таганов Л. Н. Эмигранты из Бессмертия // Константин
Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ
века. Иваново, 1993.
Открытие городского детского Бальмонтовского фестиваля поэзии
«Солнечный эльф»
Звучит музыка.
Выходит чтец:
Девизом выбрав солнечное пламя,
Земную тягу дерзостно презрев,
Кудрявый Феб, родившийся меж нами,
В зенит вознесся златовласый эльф.
Среди плеяд серебряного шлейфа
Сквозь бури века мчавшихся комет
Зажглась звезда и солнечного эльфа,
Гори в веках, наш солнечный поэт.
(Светлана Баринова. Памяти К. Д. Бальмонта)
Музыка. На фоне музыки звучат слова за сценой:
«У каждой травинки есть свой солнечный эльф, который со снегом
проникает в землю и там выбирает себе зерно, заботится о нем, и как только
из него выйдет маленькая зеленая травка, он торопит ее выйти на землю,
рассказывая о чудесной весне, о цветах, о солнце…»
Выходит Эльф.
Эльф.
Здравствуйте, дорогие друзья! Я солнечный эльф из чудесного
рассказа Константина Бальмонта «Солнечное дитя». С
нетерпением я жду каждую весну, чтобы встретиться с вами,
любители высокой поэзии, и открыть наш замечательный
фестиваль. Поэзия – это всегда волшебство, сказка, поэтому я
хочу пригласить вас в удивительный мир. А куда? Сейчас вы сами
догадаетесь!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музыка. Выбегают три облачка, читают по две строки, сменяя друг
друга, стихотворение «Облачная лестница»:
Если хочешь в край войти вечно-золотой,
Облачную лестницу нужно сплесть мечтой,
Облачные лестницы нас ведут туда,
Где во сне бываем мы только иногда.
А и спать не нужно нам, лишь возьми росу,
Окропи вечернюю света полосу
И, скрепивши облачко месячным лучом,
В путь иди, не думая больше ни о чем.
Эльф.
По этим воздушным ступеням Константин Бальмонт поднимался
высоко-высоко, своими мечтами он любил улетать в далекое
детство. Я предлагаю вместе с поэтом возвратиться в то чудесное
время, когда он «был мальчиком маленьким, нежным».
Музыка
Эльф.
Вы догадались, что фантазия перенесла нас в сельцо Гумнищи.
Здесь, в старинной усадьбе, родился и провел свое детство будущий
поэт. Рядом с домом был небольшой пруд и тенистый парк. А
дальше простирались необъятные поля и леса.
Я шел в лесу. Лес темный был
Так странно зачарован.
И сам кого-то я любил,
И сам я был взволнован.
Кто так разнежил облака,
Они совсем жемчужны?
И почему ручью река
Поет: Мы будем дружны?
И почему так ландыш вдруг
Вздохнул, в траве бледнея?
И почему так нежен луг?
Ах, знаю! Это – Фея.
(К. Д. Бальмонт. Чары Феи.)
Музыка Выходит Фея. Фея танцует с Эльфом.
Фея.
Здравствуйте, дорогие участники фестиваля. Наш поэт был большим
выдумщиком и фантазером. Он часто бродил по тенистым аллеям
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
парка, пытаясь разгадать тайны природы. Однажды он встретил
настоящую фею, пленился ее красотой навеки и много лет спустя ,
став настоящим поэтом, написал изящные, ароматные «Фейные
сказки», где пленяет все: задорный и лукавый юмор, искрометная
фантазия, изысканная простота. Бальмонт посвятил
сказки
«солнечной Нинике с светлыми глазками» - своей четырехлетней
дочке, которую очень любил.
Чтец.
Солнечной Нинике, с светлыми глазками –
Этот букетик из тонких былинок.
Ты позабавишься Фейными сказками,
После блеснешь мне зелеными глазками, В них не хочу я росинок.
Вечер далек, и до вечера встретится
Много нам, гномы, и страхи, и змеи,
Чур, не пугаться, - а если засветятся
Слезки, пожалуюсь Фее.
(К. Д. Бальмонт. Фейные сказки. Посвящение.)
Фея.
На нашем празднике будут только добрые герои сказок. Я уже
говорила, что рядом с усадьбой в Гумнищах находился
необыкновенный пруд, питающийся подземными ключами.
Мальчик любил сидеть около него и смотреть на воду. Однажды в
прозрачной воде промелькнула удивительная золотая рыбка.
Чтец (на фоне музыки):
В замке был веселый бал,
Музыканты пели.
Ветерок в саду качал
Легкие качели.
В замке, в сладостном бреду,
Пела, пела скрипка.
А в саду была в пруду
Золотая рыбка.
И кружились под Луной,
Точно вырезные,
Опьяненные весной,
Бабочки ночные.
Пруд качал в себе звезду,
Гнулись травы гибко.
И мелькала там в пруду
Золотая рыбка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Хоть не видели ее
Музыканты бала,
Но от рыбки, от нее
Музыка звучала.
Чуть настанет тишина,
Золотая рыбка
Промелькнет, и вновь видна
Меж гостей улыбка.
Снова скрипка зазвучит,
Песня раздается.
И в сердцах любовь журчит,
И весна смеется.
Взор ко взору шепчет: «Жду!»
Так светло и зыбко.
Оттого, что там в пруду –
Золотая рыбка.
(К. Д. Бальмонт. Золотая рыбка.)
Эльф.
Фея, скажи, пожалуйста, а в том пруду русалочки не жили?
Фея.
Может, и жили. Это же был не обыкновенный пруд, а волшебный. А
почему ты спрашиваешь?
Эльф.
Я знаю чудесное стихотворение Бальмонта «Русалочка».
Русалка с звонким хохотком,
Таким хрустально-чистым,
И в этом воздухе ночном,
Так лунно-серебристом,
Меня звала и мне плела
Такие небылицы,
Моя разумность вдруг прошла,
И стал я легче птицы.
И в воду, прямо в воду к ней, Удержат ли обрывы!
Но, горе храбрости моей,
Русалочки смешливы.
Я захлебнулся, чуть дышу,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Они меня щекочут,
Как лягушонок, я пляшу,
А им-то что, хохочут.
И надавали мне шлепков,
Таких, сказать обидно.
Мелькнул их рой, и был таков.
Я – мокрый! Как мне стыдно!
Выходит ребенок с желтым воздушным шариком – одуванчиком
и читает:
Одуванчик, целый мир,
Круглый, как земля,
Ты зовешь меня на пир,
Серебря поля.
Ты мне ясно говоришь:
Расцветай с Весной.
Будет нега, будет тишь,
Будь в весельи мной.
Поседеешь, отцветешь,
Разлетишься весь.
Но тоска и страхи – ложь,
Счастье вечно здесь.
Поседеешь, но седой
Помни свой черед.
Будешь снова золотой,
Утром, через год.
Фея. Все зеленые говоры сада и леса навсегда запали в детскую душу.
Счастливое детство - родник, никогда не иссякающий и питающий
человека всю его жизнь.
Выходит Поэт.
Поэт.
Утром мальчик прислушивался с балкона к счастливому кудахтанью
кур на дворе, к звонкому пенью петухов, и ему было так хорошо, что
на глаза выступали слезинки благодарности кому-то.
Фея.
А вечером , когда красное Солнце заходило за далекими лугами и
делало излучины реки похожими на розоватые бронзовые и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
позлащенные зеркала, собирались деревенские парни и девушки. И
начиналось народное гулянье!
Исполняются народные танцы и песни.
Поэт.
Но больше всего любили дети, когда в Гумнищи заходил офеняторговец игрушками и книжками.
Офеня. Сцена с игрушками.
Музыка. Сцена «Мать и сын» (по роману «Под Новым серпом»)
Мама. Сыночек, пора спать.
Мальчик. Еще полчасика, мама, я почитаю около тебя, а ты еще
пошьешь. А потом поиграешь на фортепьяно, правда?
Мама. Правда, мой милый. Правда, мой рыженький. Все правда.
Мальчик. Мама, а отчего я рыженький? Игорь черненький, Глебушка
русый, а я рыженький.
Мама. А Игорь у меня ночью родился, Глебушка в сумерки, а ты утром,
когда солнышко всходило. Это от солнышка ты рыженький. И еще от
меня, потому что я тоже была рыженькая.
Мальчик. Но, мама, ты русая. У тебя волосики золотистые, а не рыженькие.
Мама. А тебе нравится, что ты рыженький?
Мальчик. Очень.
Мама. А еще что тебе нравится?
Мальчик. Больше всего – сидеть около тебя и читать. А потом слушать,
как ты играешь. И с папочкой в санках кататься. И Глебушку очень
люблю. Игоря тоже. Я всех люблю. Я все люблю. Поиграй, пожалуйста,
на фортепьяно.
Мама играет на фортепиано. Мальчик слушает, потом к нему
подходит Фея.
Фея.
Из тонкой шелковинки я ниточку пряду,
По тонкой шелковинке тебя я поведу.
Кусочек перламутра – лампадочка моя,
В жемчужные покои войдем мы, ты и я.
Я там тебе открою атласную кровать,
И бабочки нам будут воздушно танцевать.
И тонко так, хрустально, подобные ручью,
Нам часики смешные споют «Баю-баю».
(К. Д. Бальмонт. Шелковинка.)
Фея обнимает мальчика и уводит его.
Выходят ведущие.
1 ведущий.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дорогие друзья! Сегодня наш праздник, открытие очередного
городского детского фестиваля поэзии «Солнечный Эльф», мы начали с
волшебства, с детства, ибо в детстве все переплетается: реальная жизнь и
сказочные приключения, детские беды и радости, добро и зло. Мы
окунулись в чудесный мир детства Константина Бальмонта, с Феей,
ароматом Солнца и «серебряными сказками», увидели Гумнищи,
услышали звуки музыки, которые часто раздавались в усадьбе.
2 ведущий.
Счастливый мальчик всех любил. Это чувство длилось годы, всё
его детство. Дар любить - любить всё – остался в нем навсегда.
1 ведущий.
Наверное, именно этот дар помог ему стать великим поэтом и создать
удивительные стихи и прозу, обращенные как к детям, так и ко взрослым.
2 ведущий.
Лучшие стихи Константина Бальмонта проникнуты любовью к
России, к своей малой родине, к тому раю, который он, оказавшись за
границей, потерял навсегда.
1 ведущий.
Музыка, которую вы сейчас услышите, созвучна многим стихам
поэта о Родине. Она принадлежит Сергею Рахманинову, который также
долгие годы провёл вне России, тосковал и остро переживал разлуку с
родной землей.
Звучит музыка Сергея Рахманинова в исполнении ученика.
1 ведущий.
Именно чувство любви каждый год собирает нас вместе. Мы рады
приветствовать участников фестиваля, поклонников поэта, гостей из Шуи,
Иванова, Москвы, родственников поэта, ребят и учителей Ивановской
области, преподавателей ШГПУ и ИВГУ, поэтов и писателей, работников
культуры, образования, представителей администрации нашего города и
областного центра.
Гости праздника приветствуют фестиваль.
2 ведущий.
Лауреат школьных и городских конкурсов чтецов, обладатель Гранпри фестиваля 2004 года, ученик 9 класса Константин Палочкин
специально к фестивалю сочинил стихотворение о К.Бальмонте.
Константин Палочкин:
Певец серебряного века,
Любви и таинства души!
Ещё одна спустилась веха,
Ты в край родимый поспеши!
Навстречу солнцу в край заветный
Тобой воспетый Альбатрос
На крыльях памяти и ветра
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тебя б в мгновенье перенес.
Спроси у ветра, ветер скажет,
О ком грустит твой старый дом,
И лунный свет тебе укажет
Тропинку, смытую дождём.
Всё так же здесь шумят берёзы,
У речки дремлют камыши,
Гремят сиреневые грозы,
Тебя лишь нет здесь, поспеши!
Лети, поэт, гони печали
И, вспомнив радость детских лет,
Вернись туда, где прозвучали
Стихи твои, пронзая свет.
1 ведущий.
Константин Бальмонт к нам вернулся, вернулся своим творчеством,
и его душа незримо витает под этими старыми сводами, где он когда-то
учился в Шуйской Наследника Цесаревича Алексея мужской гимназии.
2 ведущий.
Тем, кто у нас впервые, хочется напомнить, что фестиваль
проводится именно весной по случаю последнего посещения
К.Бальмонтом в марте 1917 года родного края, Шуи и гимназии.
1 ведущий.
Душевный подъем и тоска по утраченному раю сопровождали его в
этой поездке. 18 марта 1917 года Бальмонт посетил гимназию. Выступил
перед собравшимися учениками, молодыми поэтами, преподавателями.
Возможно, стены нашего старинного здания ещё помнят атмосферу
радушного приема, окружавшего здесь известного поэта:
Меня встречали. Меня венчали.
Сердца горели среди цветов…
2 ведущий.
По немногочисленным сведениям о пребывании поэта в Шуе и
вечере в гимназии можно судить о том, что везде в те дни царила
атмосфера почитания поэта и преклонения перед кумиром поэтических
салонов.
1 ведущий.
Наша школа, преподаватели и ученики, очень трепетно и бережно
относятся к творчеству великого земляка. Мы гордимся тем, что в 2001
году школе было присвоено имя К. Д. Бальмонта. Это не случайно,
потому что в течение многих десятилетий учебное заведение славится
литературными праздниками, любовью к поэзии.
2 ведущий.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Поэзией школа живет» - эти строки звучат в торжественном вальсе,
написанном ивановским поэтом Юрием Орловым. Вы услышите
«Торжественный вальс» в исполнении школьного хора, который по
традиции выступает на всех школьных праздниках и вечерах.
1 ведущий.
Художественный руководитель Кириллова М.Н.
Концертмейстер Литвинова О.М.
Хор исполняет: «Торжественный вальс» на слова Ю.Орлова.
«Островок». Слова Бальмонта, музыка С. Рахманинова.
«Дорогою добра». Слова Суслова, музыка Дубравина.
2 ведущий.
В сентябре 1998 года городским отделом образования была
учреждена ежегодная премия имени К.Д.Бальмонта для учащихся средней
школы №2, проявивших особые успехи в литературном творчестве, а
также в изучении жизни и деятельности К.Д.Бальмонта.
1 ведущий.
Сегодня премия вручается неоднократному лауреату городского
конкурса и лучшее прочтение стихов К.Бальмонта, автору научноисследовательской работы «Тема Родины в поэзии К.Бальмонта»,
получившей высокую оценку на городской и областной краеведческих
конференциях, активной участнице клуба «Серебряная лира», отличнице
учебы, победительнице городской олимпиады по литературе, ученице 10в класса Бодуновой Марине.
Ученица получает премию и читает стихотворение К. Бальмонта
«Приветствую тебя».
1 ведущий.
Бальмонт был признанным поэтом серебряного века. Его стихи, как
и стихи других поэтов того времени, наполнены музыкой и светом. Не
случайно многие из них стали песнями и романсами, популярными и
любимыми нами.
Исполняются романсы «Бубенчики», «До последнего дня» (слова К.
Бальмонта, музыка О. Ковалевой).
1 ведущий.
Мы приветствуем лауреатов премии имени К.Бальмонта и
конкурсов чтецов прошлых лет, ныне студентов вузов.
«Ветераны» фестивалей прошлых лет читают любимые стихи К.
Бальмонта.
2 ведущий.
Слово для приветствия предоставляется члену законодательного
собрания Ивановской области, члену попечительского совета нашей
школы и музея Бальмонта Акимовой Елене Ивановне.
1 ведущий.
А сейчас директор музея К. Д. Бальмонта Наталья Сергеевна
Шептуховская познакомит вас с программой фестиваля.
Оглашается программа праздничной недели.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2 ведущий.
Торжественное открытие фестиваля подходит к концу.
1 ведущий:
Вы покинете наш фестиваль,
Расставаться немного жаль.
2 ведущий:
Только знаем, что через год
Этот праздник снова придет.
1ведущий:
Если рядом наши сердца,
Фестивалю не будет конца.
2 ведущий:
До свиданья!
1 ведущий:
До новых встреч!
ПРОГРАММА
ДЕТСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ
«СЕРЕБРЯНАЯ ЛИРА»
Автор – Хромова Светлана Юрьевна,
учитель русского языка и литературы
школы № 2 имени К.Д.Бальмонта.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пояснительная записка
С 1991 года Шуйская средняя школа №2 работает в направлении,
определенном следующей темой: «Гуманитаризация учебно-воспитательного
процесса - необходимый этап возрождения гимназического образования».
Выбор темы предполагает усиление гуманитарной подготовки учащихся
через систему учебных занятий по предмету гуманитарного цикла, уроков
искусства и внеурочную деятельность.
Особое внимание в школе уделяется нравственному, эстетическому и
патриотическому воспитанию, приобщению учащихся к духовнокультурным ценностям как России, так и «малой родины». Богатый материал
для воспитательной работы в этих направлениях дает обращение к судьбе и
творчеству нашего земляка К.Д.Бальмонта, который учился в нашей школе,
также к истории гимназии, школы, её выдающихся преподавателей и
выпускников. К.Д.Бальмонт и его наследие – неотъемлемая часть культуры
России, а история и культура России является неисчерпаемым источником
духовного развития, и подлинно русский человек призван её осваивать. В
них – наше духовное богатство, наше величие, наша слава.
В целях популяризации творчества К.Д.Бальмонта, сохранения
духовного огня поэзии, воспитания чувства любви к родным местам, к
русской культуре и истории был организован детский клуб любителей
поэзии «Серебряная лира». В него входят увлеченные ребята 4-11 классов,
любящие поэзию, желающие чаще встречаться с поэтическим миром,
прикасаться к мудрым строкам И. Бунина, М. Цветаевой, А. Блока и других
поэтов серебряного века.
Задача клуба – помочь учащимся осознать значимость родного языка.
В наше время язык – не только предмет национальной гордости; он ещё и
показатель духовной болезни общества. Противостоять разрушению
духовных ценностей может и должна настоящая, высокая культура, верность
нравственным идеалам, сконцентрированным в культурном наследии.
Гуманитарная наука – это культура человековедения и человекосозидания.
Гуманитарная культура – это образованность души, а не только ума. В основе
любой национальной культуры лежит искусство. Это то, что в ней самобытно
и неповторимо. Великие народы выражают свою душу в каком-либо из видов
искусства. Немцы – в симфонической музыке, французы – в живописи,
итальянцы – в опере, американцы – в кино, испанцы и латиноамериканцы – в
танце. Русская культура логоцентрична. В основе её основ - Слово. Слово
Божественное и Человеческое, слово Пушкина и Лермонтова, Блока и
Ахматовой, Пастернака и Бродского.
Без обращения к слову выдающихся писателей и поэтов невозможно
эстетическое образование и воспитание учащихся. Верится, что, узнав о
Бальмонте и других представителях русской культуры, молодые люди
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
продолжат славные традиции прошлого, проникнутся
ответственности за все, что досталось им в наследство.
чувством
Цели и задачи программы
Основная цель: приобщение детей к духовно-культурным ценностям
России и «малой родины», эстетическое образование и воспитание учащихся.
Задачи:
1. Познакомить учащихся с жизнью и творчеством К.Д.Бальмонта через
различные формы занятий;
2. Прививать интерес к поэзии 19-20 века;
3. Развивать воображение, творческие способности, фантазию,
формировать образную речь учащихся;
4. Совершенствовать выразительное и исполнительское чтение стихов и
прозы;
5. Развивать эстетический вкус учащихся, повышать общую
читательскую культуру;
6. Заниматься краеведческой работой, изучать историю гимназии и
школы, её выпускников и преподавателей, знакомить ребят с
интересными людьми нашего края;
7. Принимать участие в научно-исследовательской работе в рамках
детского школьного научного общества;
8. Знакомить учащихся с литературными местами родного края,
совершать путешествия и экскурсии.
Разделы программы
Название тем
Количество часов
1. Изучение жизни и творчества
К.Д.Бальмонта
28 ч.
2. Подготовка и проведение
фестиваля «Солнечный эльф» и
других мероприятий, связанных с
жизнью и творчеством
К.Д.Бальмонта
28 ч.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Изучение жизни и творчества
поэтов серебряного века, поэтов и
писателей Ивановского края,
проведение поэтических вечеров,
литературно-музыкальных
гостиных, встреч с интересными
людьми
4. Краеведческая и научноисследовательская работа
20 ч.
5. Выпуск газеты клуба «Звуки
лиры»
16 ч.
6. Участие в школьном и
городском конкурсе чтецов.
16 ч.
7. Экскурсии
16ч.
20ч.
Тематические планы работы клуба
2001-2002 учебный год
СЕНТЯБРЬ
1. Встреча в клубе «Снова вместе…» (открытое занятие, планирование
работы клуба).
2. Экскурсия в краеведческий музей «Новые поступления в фонд К.Д.
Бальмонта».
3. Оформление газеты клуба «Звуки лиры».
4. Чтение романа К.Д. Бальмонта «Под новым серпом».
5. Переписка с выпускниками школы.
ОКТЯБРЬ
1. Подготовка к литературной гостиной «Отечество нам Царское Село».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Встреча в клубе. Литературная гостиная «Отечество нам Царское
Село». В гостях у клуба пушкинистка г. Шуи Н.А. Лебедева.
3. Подготовка поэтического праздника для младших школьников
«Детство с веткой сирени».
4. Проведение поэтического праздника «Детство с веткой сирени».
1.
2.
3.
4.
НОЯБРЬ
Экскурсия в среднюю школу №7. Встреча с поэтическим клубом
«Жемчужинка».
Оформление литературного календаря.
Подготовка литературно-музыкальной композиции по стихам
К.Д. Бальмонта «С любовью о России».
Подготовка к Дню Памяти К.Д. Бальмонта.
ДЕКАБРЬ
1. Выступление со стихами К.Д. Бальмонта на празднике по случаю
присвоения школе №2 имени К.Д. Бальмонта.
2. Проведение Дня Памяти К.Д. Бальмонта в разных классах школы.
3. Экскурсия в краеведческий музей к Дню Памяти К.Д. Бальмонта.
Рассказ Н.С. Шептуховской о последних днях поэта. Оформление
литературного календаря.
ЯНВАРЬ
1. Подготовка к творческой встрече «В гостях у Мельпомены».
2. Краеведческая работа. История школьного театра, семья Бальмонтов и
театр.
3. Встреча в клубе «В гостях у Мельпомены» (встречаются члены клуба
«Серебряная лира», театральной студии «Дебют», краеведческое
общество «Исток»).
4. Оформление летописи клуба.
ФЕВРАЛЬ
1. Подбор материалов на темы «Лирика природы».
2. Подготовка к первому городскому фестивалю туристического
творчества.
3. Участие в первом городском фестивале туристического творчества.
Проведение
литературной
гостиной,
встреча
с
В.В. Валькевичем.
4. Отбор стихов для школьного конкурса чтецов.
МАРТ
1. Репетиция стихов на школьный и городской конкурс.
2. Участие в школьном и городском конкурсах чтецов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Подготовка к 10 городскому бальмонтовскому детскому фестивалю
«Солнечный эльф».
4. Открытие 10 городского детского фестиваля «Солнечный эльф» .
5. Встреча
в
городской
библиотеке
с
библиофилом
В.М. Мартыновым (г. Иваново) « Новое о Бальмонте». Встреча с
шуйскими поэтами.
6. Закрытие 10 фестиваля в КЦ «Павловский».
АПРЕЛЬ
1. Подготовка к школьной краеведческой конференции.
2. Репетиция литературно-музыкальной композиции «Цветы мне нежно
улыбались».
3. Выступление на школьном фестивале «Созвездие талантов».
МАЙ
1. Выступление на школьной краеведческой конференции.
2. Выступление на городской краеведческой конференции.
3. Встреча в клубе «Цветы мне нежно улыбались».
4. Экскурсия в сельцо Гумнищи.
5. Экскурсия в г. Юрьевец.
6. Последняя встреча. Подведение итогов. Награждение активных членов
клуба.
2003-2004 учебный год
СЕНТЯБРЬ
1. Встреча в клубе. Планирование работы. Подготовка к юбилею школы.
Оформление летописи школы.
2. Литературно-музыкальная гостиная, посвященная М.В.Ломоносову.
3. Встреча с ивановскими и шуйскими поэтами: Ю.В.Орловым,
В.Алеевой-Матяж, Н.В.Ивановым, К.Б.Зиминой.
ОКТЯБРЬ
1. Встреча в клубе «Друзья мои, прекрасен наш союз…» Награждение
победителей поэтического конкурса, посвященного 130-летию школы.
2. Посещение литературно-музыкальной гостиной «Я был от балов без
ума…» в КЦ «Павловский».
3. Литературно-музыкальная гостиная «Путешествие в Павловск».
4. Обсуждение тем научно-исследовательских работ.
5. Переписка
с
выпускниками
школы.
НОЯБРЬ
1. Посещение открытия мемориальных досок, посвященных поэту
Г.Серебрякову и краеведу В.А.Борисову.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Участие в презентации картин Шуйских художников.
3. Встреча с поэтессой К.Зиминой. Запись видеоматериалов.
4. Подготовка и запись городской радиопередачи, Посвященной Дню
Матери.
5. Научно-исследовательская
работа.
ДЕКАБРЬ
1. Подготовка к юбилейной встрече в клубе. Изготовление сувениров,
приглашение гостей, репетиция стихов и прозы К.Д.Бальмонта и
других поэтов.
2. Литературно-музыкальная гостиная « Из века в век чарующие звуки»,
посвященная 10-летию клуба. Подведение итогов работы клуба,
награждение активных участников.
3. День Памяти К.Д,Бальмонта. Просмотр фильма «Вернись на Родину,
душа!»
4. Научно-исследовательская
работа.
ЯНВАРЬ
1. Подготовка чтецов к городским чтениям, посвященным Г.Серебрякову.
2. Оформление альбома клуба.
3. Подготовка и участие в 3 школьной научно-практической
конференции.
ФЕВРАЛЬ
1. Подготовка и участие в презентации книги М.С.Лебедевой «Окно,
распахнутое любовью» в к/ц «Павловский».
2. Переписка с выпускниками школы.
3. Участие в 3 городском фестивале туристического творчества.
4. Литературно-музыкальная гостиная «Женщина – музыка. Женщина –
свет»
(любовная
лирика
К.Д.Бальмонта).
МАРТ
1. Участие в школьном и городском конкурсе чтецов.
2. Подготовка и участие в 12 городском детском Бальмонтовском
фестивале «Солнечный эльф».
3. Литературному
кафе
«Бродячий
щенок»
10
лет.
АПРЕЛЬ
1. Поездка в литературный музей семьи Цветаевых.
2. Подготовка спектакля по стихам и прозе К.Д.Бальмонта.
3. Научно-исследовательская
МАЙ
1. Участие в городской детской краеведческой конференции.
работа.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Музыкальный салон «Я встретил Вас» (к 205-летию со дня рождения
А.С.Пушкина).
3. Поездка в сельцо Гумнищи. Посадка цветов на могиле родителей
К.Д.Бальмонта.
4. Последняя встреча. Подведение итогов.
Тематическое планирование на 2005-2006 учебный год
1. Изучение жизни и творчества К.Д.Бальмонта и
поэтов Серебряного века.
20ч
- Серебряный век русской поэзии.
- Творчество А.Блока, И.Анненского, Н.Гумилева, М. Волошина,
И. Северянина, А. Ахматовой и других поэтов.
10ч
-К.Бальмонт как основоположник символизма. Любовная лирика.
Творчество поэта в эмигрантский период. Бальмонт – прозаик.
10ч
2. Проведение массовых мероприятий: поэтических вечеров,
музыкально-литературных гостиных, детских праздников,
артистических кафе, презентаций книг.
-Литературная гостиная «Унылая пора! Очей очарованье».
- Презентация книги К.Б. Зиминой «Дорога без конца».
- Вечер «Бальмонт и музыка».
- Вечер «Поэт с утренней душой».
-Литературно-музыкальные гостиные.
-Поэтический вечер Вероники Алеевой-Матяж.
-День Памяти К. Бальмонта.
-Вечер «Среда» на «Башне» Вячеслава Иванова.
- Городской фестиваль поэзии «Солнечный эльф».
- Кафе «Бродячий щенок».
-Вечер «Люблю тебя…».
-Участие в 4-м областном Празднике русского языка.
3. Научная и краеведческая работа.
Подготовка научно-исследовательских и краеведческих
работ. Выступления на школьной, городской и областной
конференциях.
56ч
2ч
4ч
4ч
4ч
8ч
4ч
8ч
4ч
6ч
4ч
4ч
4ч
20ч
4. Поездки. Экскурсии.
24ч
4. Сбор материалов в школьный музей. Оформление
экспозиции в кабинете литературы.
14ч
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5.Встречи с интересными людьми.
10ч
Результаты работы по программе
В 2005 году клубу «Серебряная лира» исполнилось 12 лет. За это время
сменилось 3 поколения учащихся.
Мы думаем, что наша работа, наши усилия не прошли даром.
Наблюдаешь за детьми и видишь, как каждая новая встреча с поэзией
Бальмонта превращается в праздник души, окрыленный увлекательным
диалогом с миром искусства, историей России и своего края. Для многих
ребят Бальмонт стал любимым поэтом, что подтверждает, например, выбор
темы реферата по литературе в 11 классе: «Образ России в поэзии
Бальмонта» или рассказ о его творчестве с цитированием многих стихов
наизусть на устном экзамене по литературе в 9 классе.
Одной из задач, поставленных перед нами, была работа над
выразительным и исполнительским чтением стихов поэта. В течение всех лет
наши ученики занимали призовые места во всех возрастных группах на
городском конкурсе чтецов стихов К.Д.Бальмонта. Жюри отмечало
необыкновенную глубину прочтения стихов, артистизм и лиричность.
Именно поэтому наши ребята выступали перед участниками Международной
научной конференции «К.Бальмонт и мировая культура» (г.Шуя, октябрь
1994 г.), принимали у себя в школе делегатов научной конференции,
посвященной К.Бальмонту и М.Цветаевой, которая проходит в
г.Иваново(сентябрь 1996г., май 2001г., июнь 2003г., сентябрь 20005г.),
участников Цветаевских чтений (май 2005г.).
Каждое лето в июне в Шуе проводятся Бальмонтовские чтения, которые
не обходятся без наших лучших чтецов.
Клуб «Серебряная лира» постоянно проводит презентации книг,
поэтические вечера, литературно-музыкальные гостиные, встречи с
интересными людьми, на которые собираются не только школьники, но и
многие жители г. Шуи и даже г. Иваново. В 2005 г. состоялась презентация
книги К.Зиминой «Дорога без конца», встреча с ивановской поэтессой
В.Алеевой-Матяж, вместе с музеем К.Бальмонта проведен вечер «Бальмонт и
музыка». В рамках 15 фестиваля искусств «Дни российской культуры» в
Музее семьи Цветаевых (Ново-Талицы) участники клуба выступили с
программой «Цветаевы и Бальмонт». Наши ребята являются непременными
участниками всех мероприятий, посвященных К.Д.Бальмонту, которые стали
традиционными в городе. Они готовят Дни Памяти К.Бальмонта, городской
детский фестиваль «Солнечный эльф», литературное кафе «Бродячий щенок»
и т. д.
Члены клуба «Серебряная лира» ведут серьезную краеведческую
работу, результаты которых показывают на городских и областных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
краеведческих конференциях. Несколько раз они представляли г.Шую в
Иванове с докладами.
С 2002 года ребята являются активными членами детского школьного
научного общества. В течение этого времени ими были написаны следующие
работы:
1. «Россия. Этот звук – свирель…» (Тема Родины в поэзии
К.Д.Бальмонта). Автор – М.Бодунова (9-в).
2. «Когда я был мальчиком, маленьким, нежным…» (Тема детства в
поэзии К.Д.Бальмонта). Автор – Ю.Неустроева (9-в).
3. «Воспоминания о Шуйской мужской классической гимназии её
учеников». Автор – Н.Зубкова (9-в).
4. «Константин Бальмонт – гимназист». Автор – Н.Зубкова (9-в).
5. «Выпускник гимназии актер А.Н.Турлапов». Автор – О.Маланина (9в).
6. «Подвижник русской культуры – Александр Арсеньевич Невский».
Автор – К.Шелатонова (9-в)
7. «Выпускник школы – Э.А.Штейн». Автор – К.Шелатонова (9-в) и
А.Смирнова (9-в).
8. «Дорога жизни» (Жизненный и творческий путь выпускника школы,
известного писателя Ю.А.Виноградова). Автор – Шелатонова К. (10 –в)
9. «Литературно-исторический комментарий к автобиографическому
роману К.Бальмонта «Под Новым Серпом». Автор – Зубкова Н. (11-в)
10. «Бальмонт – литературный критик и публицист». Автор – Волкова Е.
(11-в)
Работы учащихся были высоко оценены учеными ШГПУ и ИвГУ.
На работы по творчеству К.Д.Бальмонта были написаны рецензии научным
руководителем
Бальмонтовской
лаборатории
ИвГУ,
доктором
филологических наук, профессором С.Н.Тяпковым.
М.Бодунова и Н.Зубкова стали лауреатами Областных краеведческих
чтений в 2005 и 2006 г.г., а также участниками Всероссийских краеведческих
чтений школьников в рамках движения «Отечество». Работа М.Бодуновой
«Тема Родины в поэзии К.Бальмонта» получила высокую оценку жюри в г.
Москве.
Некоторые работы учащихся 11 класса в виде рефератов будут
представлены аттестационной комиссии на устном экзамене по литературе за
11 класс.
Учениками нашей школы были подготовлены радиопередачи,
посвященные Бальмонту и гимназии, которые транслировались по
школьному и городскому радио:
1. «Летний день в Гумнищах»,
2. «Детство поэта».
3. «Бальмонт – гимназист».
В 1997 году в Шуе вышла книга «К.Д.Бальмонт. Облачная лестница».
Иллюстрации для неё были созданы учениками детской художественной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
школы г.Шуи, среди которых и наши дети: Пакудин А., Грачева Т.,
Пискарева К., Ермолина А. Эти и другие ребята стали участниками детской
межрегиональной выставки «Будем как Солнце».
Выпускники, бывшие постоянными членами клуба, связали свой выбор
профессии с литературой: они поступили на историко-филологический
факультет ШГПУ, филологический факультет ИвГУ, участвуют в
поэтических вечерах, любят поэзию и музыку.
На уроках литературы и внеклассных занятиях в процессе приобщения
к великому искусству вырастает не только вдумчивый и умный читатель,
видящий и понимающий богатство литературы, обогативший свою память,
свою речь и, главное, мир мыслей и чувств, но человек чуткий и
внимательный, скромный и честный, знающий и любящий историю своей
Родины.
Любовь к Родине, к своей высокой культуре, к вере своих предков мы
должны в себе и своих учениках возрождать, беречь и лелеять. Хранить
духовный огонь, свято оберегая его на семи ветрах – может ли быть служба
почетнее, благороднее и ответственнее.
К окончанию школы формируется личность, обладающая гражданскопатриотическим сознанием, чувством сопричастности к судьбам Отечества,
любящая родной край, уважающая земляков и знающая историю своей
школы; понимающая богатство культуры, в том числе творческое наследие
К.Д.Бальмонта, обогатившая свою память, речь и, главное, мир мыслей и
чувств, обладающая развитым эстетическим вкусом, эмоциональночувственной сферой, богатым воображением.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
60
Размер файла
2 292 Кб
Теги
2708
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа