close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

8723

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
D 21 651 E
P O S S
MUZ
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
1 9 7 0
EV
19
7 0
ЖУРНАЛ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
Выходят ежемесячно
УСЛОВИЯ ПОДПИСКИ
В Германии и во всех других странах, кроме США,
Канады и Австралии (включая стоимость пересылки)
1. При подписке непосредственно из издательства
на 1 год — 40 НМ.
2. При подписке через представителей и книжные
магазины на 1 год — 48 НМ.
Цена в розничной продаже — 4 НМ
(или эквивалент 4 НМ).
Желающим получать журнал авиапочтой, к указан­
ной подписной плате добавляется стоимость авиа­
пересылки.
В США и Канаде (включая стоимость пересылки)
1. При подписке непосредственно из издательства
на 1 год:
а) Авиапочтой — 24 ам. дол.
б) Простой почтой — 18 ам. дол.
2. При подписке через представителей и книжные
магазины на 1 год:
а) Авиапочтой — 27 ам. дол.
б) Простой почтой — 21 ам. дол.
Цена в розничной продаже — 1.75 ам. дол.
В Австралии — см. стр. 84
Подписка принимается и на более короткие сроки.
ГРАНИ
ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРЫ, ИСКУССТВА, НАУКИ
И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
Стоимость подписки на 4 номера (включая пере­
сылку)
В Германии и во всех других странах, кроме США
и Канады
1. При подписке непосредственно из издательства —
26 НМ.
2. При подписке через представителей и книжные
магазины — 30 НМ.
Цена в розничной продаже — 7.60 НМ
(или эквивалент 7.60 НМ).
В США и Канаде
1. При подписке непосредственно из издательства —
7 ам. дол.
2. При подписке через представителей и книжные
магазины — 10 ам. дол.
Цена в розничной продаже — 2.50 ам. дол.
Подписную плату следует посылать:
почтовым переводом или чеком (в письме) по адресу:
POSSEV-VERLAG
D 623 Frankfurt/Main 80, Fluncheldeweg 15
или же банковским переводом на
Konto 215 640, Dreadner Bank, Frankfurt/Main
Из Германии удобнее переводить деньги на
Konto 334 61, Poatecheckamt Frankfurt/Main
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
НЕ В СИЛЕ БОГ, А В ПРАВДЕ! — АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Выходит за рубежом ежемесячно
Год XXVI
Март 1970 г.
3 (1154)
СОДЕРЖАНИЕ
АФИНЫ — МОСКВА — ЛЕНИНГРАД
С диктатурой можно бороться! (2). — Суд над Йенгсетом (3). — Суд над Терезой Маринуцци и Валтенио
Такки. Суд над Виктором ван Брантегемом (4). —
Не суд, а попытка запугать (5). — А. Д а в и д е н к о
(соб. корр.) «Мой сын сделал доброе дело» (7) —
«Слава Богу, молодежь никогда не слушается». (9).
— «Мы — против насилия» (11). — Иностранная пе­
чать о демонстрациях и процессах (12)
МОСКВА
Письмо Брежневу (13)
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ
Грустный финиш бодрой пятилетки. Открытое об­
суждение закрытого обращения (13). — Перемены
в «Новом мире» (14). — Демичев об искусстве. Вехи
к «Вехам» (15). — Приключения «Литературной Гру­
зии» и «Вечерней Москвы». Разгром партруководства в Азербайджане и Туркмении (16). — Луганск
— опять Ворошиловград. Новый закон о здраво­
охранении (17)
ИЗ ИНОСТРАННОЙ ПРЕССЫ (19)
ФРАЦИЯ
А. С т о л ы п и н (соб. корр.). X I X съезд француз­
ской компартии и «гародизм» (21)
ШВЕЦИЯ
А. М и л о в а н о в (соб. корр.). «Дикие» забастовки (21)
ИТАЛИЯ
Ян В л о х (соб. корр.). Разлад в отношениях ме­
жду ИКП и КПСС (23)
НОРВЕГИЯ
Н. Н. (соб. корр.). Поддерживают Солженицына (23)
ХРОНИКА ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЙ (24)
ПРОБЛЕМЫ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ
А. Н и к о л и н. «Ленинцы» (25)
ИДЕОЛОГИЯ
A. П о р е м с к и й . Контуры нового мировоззрения (31)
ФОНД СВОБОДНОЙ РОССИИ (38)
ПАРТИЯ
Милован Д ж и л а с. Ленин (39)
ЛИТЕРАТУРА И Ж И З Н Ь
Л. Д о н а т о в . Конец «Нового мира»? (44)
КНИГИ
Ф. Д а н и л о в . Автобиография предателя (48)
B. В о л и н. От Ленина до Брежнева (50)
Б. Л и т в и н о в . Компромисс — это самоубийство.
О романе Маргариты Юрсенар «Дело вчерне» (51)
В. С л а д к о в с к и й . «Движущие и тормозящие си­
лы социализма» (53)
СОВЕЩАНИЕ « П О С Е В А » И « Г Р А Н Е Й »
Общественные процессы в России и задачи нашей
работы. Материалы совещания 15-16 ноября 1969 го­
да. Дискуссия по докладу Е. Романова (55). — Зак­
лючительное слово Е. Романова (59). — Из писем к
совещанию (61)
РАЗНОЕ
Книжная выставка в Австралии (63)
«НЕ ХОТИМ
ПРЕЖНЕГО!»
Через площадь вечером шла группа моло­
дых людей. Периодически они кричали хо­
ром: «Не хотим прежнего!». Потом они спус­
тились в метро.
Прохожие на тротуарах
переговаривались:
«Они не хотят прежнего?» — «Ну да, это они
против Брежнева»...
Нынешнее руководство КПСС стоит на рас­
путье, но всё больше берет курс на зажим, на
диктат, на возрождение старых, бюрократи­
ческих методов управления, опирающихся на
террор и на ложь.
Последний пленум ЦК КПСС
занимался
хозяйственными вопросами. И тут же Бреж­
нев выступил с докладом о состоянии пар­
тийно-государственного руководства страной.
Он раскрыл истину для своих ближних; она
мрачна до предела: аппарат ленив,
бездарен
и разложен, дела идут из рук вон плохо. Док­
лад не был опубликован; вместо этого Бреж­
нев обратился с письмом ко всем членам пар­
тии, которое читали на закрытых партийных
собраниях.
В то же время партийная пресса, как авто­
мат, стала выбрасывать «на-гора» шаблонные
статьи с казенными директивами:
дисципли­
на,
контроль, наказания. Это — рецепты
Брежнева; но все они — из арсенала прежне­
го, из партийного «средневековья».
Через
пресловутые «трудности» они ведут всё к тем
же провалам, лишь прикрытым традицион­
ным массовым очковтирательством.
Это стало невыносимым, и из недр самой
партии вышло ответное письмо
Брежневу,
текст которого стал широко известен в стра­
не, а теперь и за рубежом. Он воспроизводит­
ся в этом номере
«Посева».
В нем авторы призывают отказаться, нако­
нец, от «взаимного вранья», от «пусканъя
пыли в глаза» и обратиться к гласности, к
свободному слову, к подлинно
критическому
анализу жизненных проблем, к
публичной
дискуссии. «Гласность и только гласность мо­
жет поставить вольную Россию на путь выз­
доровления» — заканчивают авторы свое об­
ращение к Брежневу,
ко всей
правящей
верхушке.
Вопрос, однако, в том, насколько такое
обращение еще имеет смысл: в состоянии ли
коммунистическое руководство внимать голо­
су разума и способно ли оно на решительные
меры
оздоровления.
Но люди не хотят прежнего, и новое пробь­
ет себе дорогу. Кто этому противится, того
жизнь сметет.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
ПОСЕВ
АФИНЫ — МОСКВА —
С
д
и
к
т
Март 1970
ЛЕНИНГРАД
а
т
у
р
о
й
м
о
ж
н
о
б
о
р
о
т
ь
с
я
!
ПРАВИТЕЛЬСТВО КПСС РЕПРЕССИРУЕТ ИНОСТРАННЫХ БОРЦОВ ЗА ПРАВА И СВОБОДУ В
РОССИИ — ДЕМОНСТРАЦИИ, «СИЛЬНОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ»
ИТАЛЬЯНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА — ДИКТАТУРА ИДЕТ НА ПОПЯТНЫЙ
16 января студенты Роберто Р а с к е т т и и Ханс
Хенрик Р а м м выступили в Афинах в защиту ком­
позитора Микиса Теодоракиса и Елены Вулгари,
осужденной за то, что она скрывала разыскиваемого
полицией коммуниста. Итальянского и норвежского
студентов на следующий день выслали из Греции.
6 февраля греческое правительство выполнило одно
из требований демонстрантов: группе иностранных
журналистов разрешили побывать в концентрацион­
ном лагере Оропос и убедиться в том, что Теодора­
кис — здоров.
17 января Тереза М а р и н у ц ц и и Валтенио
Т а к к и в московском ЦУМе распространили ли­
стовки с требованием освободить генерала П. Григоренко, А. Левитина-Краснова, Н. Горбаневскую и
Ю. Галанскова. Кагебисты очистили от публики це­
лый этаж универмага и схватили не только демон­
странтов, но и оказавшихся там иностранных кор­
респондентов.
18 января Виктор ван Б р а н т е г е м во время
антракта в Театре оперетты в Москве раздал публи­
ке несколько сот листовок с открытым письмом
Димитрию Шостаковичу и требованием свободы для
генерала П. Григоренко, Р. Кадыева, И. Габая, В. Мо­
роза и Ю. Галанскова. Кагебисты и администрация
попытались отобрать листовки у посетителей театра,
а Брантегема арестовали.
22 января Гуннар Й е н г с е т устроил демонстра­
цию в Ленинграде, распространив перед входом в
один из универмагов листовку с призывом освобо­
дить генерала П. Григоренко и Ю. Галанскова. К а ­
гебисты схватили норвежского студента.
В предыдущем номере « П о с е в а » мы сообщили
подробности этих демонстраций и содержание при­
зывов молодых европейцев.
20 января главная партийная газета «Правда»
поместила подвальную статью с искаженным описа­
нием демонстраций в ЦУМе и в Театре оперетты.
Газета недвусмысленно давала понять, что бельгий­
ский и итальянские демонстранты, по ее мнению
(другими словами, по мнению ЦК КПСС), действова­
ли согласно указаниям «так называемого НТС, чер­
ного гнезда злобных антисоветчиков и диверсантов,
находящихся на содержании империалистических
разведок». «Правда» грозно объявляла, что молодым
демонстрантам «не уйти от ответственности» и что
«органы правосудия разберутся в деятельности зло­
стных нарушителей общественного порядка, полити­
ческих провокаторов».
Из статьи органа ЦК, — фактического правитель­
ства СССР, — следовало, что молодых иностранцев
будут судить и что уже дана директива выставить
их, как платных сотрудников Народно-Трудового
Союза, который в свою очередь за деньги сотрудни­
чает с «империалистическими разведками». Другими
словами, следствие получило указание уличить мо­
лодых иностранцев в шпионаже или, по меньшей
мере, в нарушении статьи 70 УК РСФСР, которая
предусматривает «агитацию или пропаганду, прово­
димую в целях подрыва или ослабления советской
власти либо совершения особо опасных государст­
венных преступлений» и «распространение в тех же
целях клеветнических измышлений, порочащих со­
ветский государственный и общественный строй».
По статье 70 присуждают к лишению свободы сро­
ком до семи лет.
Одновременно были приняты меры против иност­
ранных корреспондентов, писавших о демонстраци­
ях в Москве и Ленинграде. Был выслан сотрудник
газеты « Л а с т а м п а » Эннио К а р е т т о, кото­
рый, по словам « П р а в д ы » , занимался деятельно­
стью, несовместимой со статусом иностранного жур­
налиста — «рылся на задворках».
Но ЦК недооценил реакцию мирового обществен­
ного мнения: по сообщению газеты итальянской
компартии « У н и т а », даже коммунистические ж у р ­
налисты Италии послали в редакцию « Л а с т а м ­
п а » телеграмму с выражением сочувствия и соли­
дарности «коллеге Каретто». Отец Виктора ван
Брентегема послал А. Косыгину протест против тона
и угроз статьи « П р а в д ы » . Норвежская газета
« А ф т е н п о с т е н » подняла вопрос о том, чтобы
заняться проблемой прав и свободы граждан Совет­
ского Союза через Организацию Объединенных На­
ций. Пятьдесят два депутата итальянского парла­
мента потребовали от своего правительства самых
энергичных действий для освобождения своих со­
граждан. Министерство иностранных дел Норвегии
предупредило советского посла в Осло о том, что
судебное преследование Гуннара Й е н г с е т а вы­
зовет волну антисоветских настроений в Норвегии.
Италия выслала корреспондента « И з в е с т и й » .
Нажим на советское правительство начала оказы­
вать строящая в СССР автомобильный завод фирма
« Ф и а т » . Тяжелая на подъем « Ф р а н к ф у р т е р
а л ь г е м а й н е » арестованным демонстрантам по­
святила целую страницу. Начались уличные демон­
страции перед зданиями советских посольств, вплоть
до временного захвата помещения общества ИталияСССР.
ЦК КПСС пришлось пересмотреть свои позиции.
Демонстрантов, которые бросили режиму несвободы
в нашей стране политический вызов, решили судить
«без политики» — не касаясь содержания и смысла
их выступлений. Вместо шпионажа и «подрыва со­
ветской власти» им было предъявлено обвинение по
статье 206 УК РСФСР, предусматривающей «хули­
ганство, то есть умышленные действия, грубо нару­
шающие общественный порядок и выражающие
явное неуважение к обществу» и «злостное хули-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ганство, то есть те же действия, отличающиеся по
своему содержанию исключительным цинизмом или
особой дерзостью».
Норвежского, бельгийского и итальянского демон­
странтов приговорили к лишению свободы сроком
на один год «с отбыванием в колонии усиленного
режима», а итальянскую девушку-демонстрантку —
«с отбыванием в колонии обычного режима», то есть
в о б ы к н о в е н н о м концлагере. «Провокаторы
получили по заслугам», поспешила позлорадствовать
« П р а в д а » 12 февраля.
Но резкая реакция западной печати и обществен­
ного мнения, а главное, — «сильное политическое и
экономическое давление» итальянского правительст­
ва (констатация « Н о й е ц ю р х е р
цайтунг»)
привели к тому, что правительству КПСС пришлось
сдать следующую позицию. В « П р а в д е » появи­
лась стыдливая заметка о том, что «в связи с обра­
щением итальянского правительства и проявляя акт
гуманности и доброй воли, Президиум Верховного
Совета СССР принял решение освободить В. Такки
и Т. Маринуцци от дальнейшего отбывания наказа­
ния и выдворить их из Советского Союза».
3
« И л ь м е с с а д ж е р о » откликнулась: «Отдадим
должное итальянскому правительству и председате­
лю совета министров Мариано Румору — они сумели
защитить престиж нашей страны, с предельной
настойчивостью протестуя против безумного осуж­
дения двоих наших соотечественников на год ка­
торжных работ за то, что они внесли дуновение
свободы в гнетущую атмосферу советской дикта­
туры».
« Н о й е ц ю р х е р ц а й т у н г » увидела в осво­
бождении молодых итальянцев подтверждение, что
советское правительство «понимает только язык
твердости и подлинного права» и предсказала даль­
нейшее отступление правительства КПСС: «Двое
других студентов еще находятся под стражей. Хотя
их правительства и не могут оказать на Москву та­
кого давления, как это сделал Рим, советскому пра­
вительству, вероятно, придется отпустить и их.
Иначе станет слишком уже ясно, насколько совет­
ская юстиция зависит от причин политического
порядка».
Газета оказалась права: через неделю были «выд­
ворены» и Гуннар Йенгсет, и Виктор ван Брентегем.
Суд над Иенгсетом
Члена Норвежского комитета содействия СМОГу,
23-летнего студента-юриста Гуннара Й е н г с е т а
судили 9 февраля «далеко от Москвы» — в Ленин­
граде. Этим, вероятно, объясняется, что судебные
власти осмелились пойти на некоторые уступки за­
падному общественному мнению и постарались при­
дать процессу известные черты законности. В зал
суда были допущены некоторые аккредитованные в
Москве западные журналисты и отец обвиняемого
— адвокат Арне Йенгсет из Тронхейма.
Весь состав суда образовали женщины. Председа­
тельствовала 3. А н т и о ш к о . В качестве прокурора
тоже выступала женщина — Вера П е р ф и л ь е в а .
Прокурор изложила официальную точку зрения на
«дело» Йенгсета, пытаясь подвести распространение
листовок под «злостное хулиганство, отличающееся
исключительным цинизмом», оскорбляющее, к тому
же, «честь и достоинство советских граждан».
Гуннар Й е н г с е т ответил, что он действовал
как член организации, которая борется за права че­
ловека. Он провел мирную демонстрацию в защиту
прав советских граждан. Содержание листовок, ко­
торые он распространял, — не оскорбительно для
советских граждан. «Листовки мои содержали ин­
формацию, которая соответствует действительности.
Общественного порядка я не нарушал и в хулиган­
стве невиновен».
Судья 3. А н т и о ш к о спросила Йенгсета: «Разве
можно защищать Декларацию прав человека, нару­
шая законы чужой страны?». Ответ Й е н г с е т а :
«Я не нарушил никакого закона».
Усилия подобранных для этой цели «свидетелей»
были направлены на то, чтобы представить выступ­
ление Йенгсета как нарушение порядка и уличного
движения. Свидетель-милиционер простодушно рас­
сказал при этом, как толпа бросилась подбирать
листовки, которые ветром занесло в туннель для
пешеходов, как этот туннель оказался забитым на­
родом и людям пришлось переходить через улицу
по мостовой, «подвергаясь опасности».
Это описание плохо вяжется с выступлениями
других «свидетелей», утверждавших, что листовки
были для них «оскорблением» и «вмешательством во
внутренние дела страны» и что они, поэтому, этих
листовок «не читали».
Прокурор
Перфильева
потребовала
для
Йенгсета двух лет концлагеря «усиленного режи­
ма», цинично добавив: «Он воспитан в атмосфере
необъективных буржуазных представлений о нашей
стране». Нельзя не согласиться с Перфильевой: пос­
ле отбытия срока в концлагере Йенгсет приобрел бы
вполне объективную картину, что такое наша стра­
на под режимом коммунистической диктатуры.
Иностранные корреспонденты отмечают, что за­
щитник Йенгсета, Семен X е й ф е ц*), вел защиту
умно и тактически убедительно. Он указывал на
несостоятельность обвинения Йенгсета в нарушении
общественного порядка и в оскорблении «чести и
достоинства советских граждан» и соглашался лишь
признать Йенгсета виновным в распространении
листовок «враждебного содержания». Защитник
предложил суду отпустить подсудимого на свободу,
чтобы тот, «вернувшись домой, рассказал бы о со­
ветском правосудии и понял бы величие советского
гуманизма. Пусть ваш приговор разоблачит лживые
измышления о советской действительности».
По сообщению корреспондента датской газеты
« Б е р л и н г с к е т и д е н н е » , в ходе судебного
разбирательства между судьей 3. Антиошко и обви­
няемым Йенгсетом возник такой диалог:
*) Выступал защитником на процессе Фолькера
Шаффхаузера.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
ПОСЕВ
Й е н г с е т : Я приехал в Советский Союз, чтобы
провести демонстрацию в защиту прав человека.
С у д ь я : А в Норвегии можно проводить демонст­
рации без разрешения властей?
Й е н г с е т : Могу только сказать, что политичес­
кие демонстрации происходят почти каждый день.
С у д ь я : Но разве не нужно для этого разрешения?
Й е н г с е т : Это зависит от того, что это за демон­
страция. Но какое это имеет отношение к моему
Март 1970
делу? Если бы норвежские граждане даже стали
раздавать листовки с требованием убрать сущест­
вующее правительство и заменить его коммунисти­
ческим, то и это не встретило бы никакого противо­
действия властей.
Датский корреспондент отмечает, что после этих
слов среди подобранной «публики» в зале суда
начался смех и возгласы недоумения: в возможность
таких порядков человеку, выросшему в условиях
диктатуры, действительно трудно поверить.
Суд над Терезой Маринуцци и Валтенио Такки
Суд над Виктором ван Брантегемом
В отличие от Ленинграда, судебные процессы в
Москве происходили в обстановке заметной нервно­
сти советских властей. Здание суда на улице Чехова,
где в двух смежных помещениях почти одновремен­
но происходили оба процесса — отдельно над италь­
янцами и отдельно над бельгийцем — кишело мили­
ционерами, шпиками КГБ в штатском, дружинника­
ми с красными повязками, хвостом ходившими за
горсточкой иностранных корреспондентов, которым
позволили присутствовать на процессе.
Официальный представитель Московского город­
ского суда, Лев А л м а з о в , не дожидаясь оконча­
ния судебного разбирательства, выступил перед
западными журналистами и наглядно продемонстри­
ровал им, как коммунистические «судьи» понимают
принцип презумпции невиновности. Он откровенно
признался, что суд над молодыми иностранцами
должен послужить предостережением тем, кто, быть
может, намеревается выступить подобным же обра­
зом. Московские прокуроры, подобно Перфильевой
в Ленинграде, почти в тех же выражениях, что и
она, требовали «проучить» молодых демонстрантов,
чтобы отпугнуть других иностранцев от аналогич­
ных действий в поддержку русских борцов за права
и законность. Тезисы выступлений прокуроров на
всех трех процессах были составлены одной и той
же инстанцией •— инстанцией, которая заботится не
о правосудии, а о подавлении оппозиции в стране.
Уже « П р а в д а » выдвинула клеветническое ут­
верждение, будто молодые демонстранты действова­
ли не по убеждению, а рассчитывая на «крупное
денежное вознаграждение». Суд пытался поднять
этот вопрос и на обоих московских процессах. Все
трое обвиняемых подтвердили, что движение «Эуропа чивильта», Союз фламандских католических
студентов и Фламандский комитет солидарности с
Восточной Европой взяли на себя их расходы по
поездке в СССР, но категорически отрицали, будто
они согласились или согласятся принять какое бы
то ни было денежное вознаграждение за свои дей­
ствия. Тереза М а р и н у ц ц и задала судьям вопрос:
«Неужели вы полагаете, что я способна за деньги
торговать своим собственным душевным спокойст­
вием и душевным состоянием моих родителей?»
Валтенио Т а к к и на упрек, что в Италии такую
демонстрацию не разрешили бы, воскликнул, что в
Италии такие демонстрации происходят чуть ли не
ежедневно.
Отвечая прокурору на обвинение, будто они «навя­
зывали» посетителям ЦУМа свои листовки и чуть
ли не силой заставляли их брать листовки, Такки и
Маринуцци указали, что находившиеся в ЦУМе
граждане буквально вырывали у них листовки из
рук.
Тереза М а р и н у ц ц и заявила суду, что она об­
виняет советские власти в том, что у нее насильст­
венно отняли листовки, принадлежащие ей и ее ор­
ганизации и предназначенные для общественности,
а не для полицейских властей. Кроме того, она об­
виняет советские власти в том, что ее задержали
незаконно и без всякого основания.
Иностранные корреспонденты отмечают, что оба
зала, в которых судили итальянцев и бельгийца,
были до отказа набиты «публикой» совершенно оп­
ределенного профиля. Эта «публика» сидела, по
замечанию газеты « Т а й м е » , с «каменными лица­
ми» и издавала звуки одобрения или порицания
точно по плану. После объявления приговоров в
обоих помещениях раздались жиденькие хлопки
«аплодисментов».
Адвокаты молодых итальянцев не оправдывали
их действий, а только лишь просили суд принять во
внимание их возраст. Адвокат, защищавший ван
Брантегема, Михаил К о з и н , напротив, отрицал,
что демонстрацию в Театре оперетты можно квали­
фицировать в качестве «хулиганства», предлагал
оправдать своего клиента или, в крайнем случае,
ограничиться денежным штрафом.
Таким образом, в отличие от обвинения, защита
на ленинградском и на обоих московских процессах
действовала не по одной шпаргалке.
Виктор ван Б р а н т е г е м , как и все остальные
подсудимые, не признал себя виновным в «хули­
ганстве» или в нарушении каких бы то ни было
законов. Он сослался на советскую конституцию и
на Всеобщую декларацию прав человека. Как и его
норвежский и итальянские друзья, ван Брантегем
после ареста пятеро суток голодал.
Один из многих «свидетелей» обвинения по
делу ван Брантегема с возмущением повествовал,
как он якобы схватил демонстранта за руку, но тот
продолжал разбрасывать листовки. Ван Б р а н т е ­
г е м прервал «свидетеля»-шпика: «Как же так?
Ведь одна рука у меня была прикована наручником,
а другую вы мне скрутили за спину!» Осклабились
даже «каменные лица» профессиональной «публики»,
а судья опустила голову, чтобы не рассмеяться.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
После оглашения приговора, ван Брантегему раз­
решили встретиться с отцом, пекарем из местечка
Бален-Нэт под Антверпеном. Присутствовал пере­
водчик и официальный представитель КГБ. Пере­
водчик переводил КГБисту каждое слово разговора
отца с сыном. Потом КГБист полюбопытствовал, не
сожалеет ли Виктор ван Брантегем о своем поступке
— теперь, после суда и приговора. Сухой ответ бель­
гийского студента: «То, что я сказал об этом на суде,
было, кажется, достаточно ясным».
Бельгийская газета « С у а р », представитель ко­
торой был допущен в зал суда, пишет, что адвокат
К о з и н не только категорически протестовал про­
тив признания ван Брентегема, который «ни в чем
не проявил ни бесстыдства, ни цинизма», — «злост­
ным хулиганом», но и разбил попытку прокурора
выставить его демонстрацию в Театре оперетты как
нарушение общественного порядка: он устроил свою
демонстрацию во время антракта. Ходу спектакля
(«Май фэр лэди») он не помешал. Козин не побоялся
коснуться и политической стороны дела, когда он
5
в своей речи, продолжавшейся 40 минут, отметил:
«Он смотрит на мир через призму юности. И нет
сомнения в том, что многое из того, что он видит в
мире, способно вызвать у него беспокойство».
Некоторые иностранные корреспонденты отметили,
что суд привлек только свидетелей обвинения. На­
пример, они давали показания, будто демонстрация
в Театре оперетты «нарушила ход спектакля»,
«испортила им вечер», но ни один из свидетелей не
описал, как публика в театре ловила листовки и как
около восьмисот листовок разошлось по залу в те­
чение нескольких минут. В частности, на это обратил
внимание московский корреспондент газеты « Н ь ю Й о р к т а й м е » , присутствовавший на спектакле
«Май фэр лэди», а затем и на суде.
Выдвинутые в « П р а в д е » обвинения молодых
демонстрантов из стран северной, западной и южной
Европы в том, что они действовали согласованно
(«действия провокаторов направляет одна рука»), ни
на одном из трех процессов повторены не были.
Не суд а попытка запугать
9
Под давлением общественного мнения Западной
Европы и вследствие энергичных действий итальян­
ского правительства, четверых молодых демонстран­
тов из Норвегии, Бельгии и Италии выпустили на
свободу. Приговор, присуждавший каждого из них
к году концлагеря «усиленного» или «обыкновенно­
го» режима, стал как бы «небывшим».
Но приговор, по политическим соображениям не
приведенный в исполнение, остается юридическим
актом.
Были ли приговоры ленинградского суда Гуннару
Йенгсету, а московского суда Терезе Маринуцци,
Валтенио Такки и Виктору ван Брантегему законны
хотя бы с формальной точки зрения?
Нет, приговоры ленинградского и московского су­
дов по делу молодых иностранцев, устроивших де­
монстрации солидарности с российскими борцами за
права и законность, — противозаконны. Они нару­
шают нормы международного права, обязательные
и для советского суда, и законы самого Советского
Союза.
В статье 19 Всеобщей декларации прав человека,
которую подписало и советское правительство, ска­
зано:
«Каждый человек имеет право на свободу убежде­
ний и на свободное выражение их; это право вклю­
чает свободу беспрепятственно придерживаться сво­
их убеждений и свободу искать, получать и распро­
странять информацию и идеи любыми средствами
и независимо от государственных границ».
Молодые демонстранты из Норвегии, Бельгии и
Италии распространяли в общественных местах
листовки с информацией о нарушениях граждан­
ских прав в Советском Союзе. Ни один из фактов,
о которых шла речь в листовках демонстрантов
(тексты их были опубликованы в прошлом номере
« П о с е в а » ) , не только не был опровергнут на суде,
— судьи даже не сделали попытки оспаривать эти
факты. О «клеветнических измышлениях, пороча­
щих советский государственный и общественный
строй», советский суд не посмел и заикнуться, ибо
правдивость информации, которую распространяли
демонстранты, — самоочевидна. Это лишний раз
подчеркнул на суде Гуннар Йенгсет и не встретил
возражения ни со стороны судьи, ни со стороны
прокурора.
Листовки, которые были розданы советским граж­
данам в Ленинграде и в Москве, содержали не толь­
ко информацию, но и призывы встать на защиту
несправедливо репрессированных. Такие призывы
соответствуют духу и замыслу Всеобщей деклара­
ции прав человека и выражают убеждения и гуман­
ные чувства авторов этих документов.
Советское правительство подписало Устав ООН и
Всеобщую декларацию прав человека. Нормы де­
кларации обязательны и для правительства СССР
и для советских судов любых инстанций. Междуна­
родное право перекрывает право отдельной страны.
Если местное право противоречит международному,
оно должно быть приведено в соответствие с ним.
Судить кого бы то ни было за выражение убежде­
ний, соответствующих Декларации прав человека,
значит грубо нарушить международное право.
Но, подписывая приговоры молодым иностранцам,
ленинградский и московский суды нарушили и соб­
ственные советские законы.
Действия Терезы Маринуцци, Валтенио Такки,
Виктора ван Брантегема и Гуннара Йенгсета соот­
ветствуют основному закону Советского Союза —
125-ой статье конституции. Эта статья гарантирует
советским гражданам свободу слова и печати, сво­
боду собраний и митингов. А действие советских
законов на территории СССР распространяется, как
известно, и на иностранцев.
Подводить действия молодых демонстрантов под
понятие хулиганства, а тем более — «злостного»
хулиганства, нет никаких оснований. Хулиганство,
по определению 206-й статьи Уголовного кодекса
РСФСР, есть действие, «грубо нарушающее общест­
венный порядок и выражающее явное неуважение
к обществу», а «злостное хулиганство» — это те ж е
самые действия, отличающиеся, однако, «исключи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Март 1970
ПОСЕВ
тельным цинизмом или особой дерзостью». Грубое
нарушение общественного порядка, согласно закону,
— действия, которые выражают неуважение и пре­
небрежение к обществу, к чести и достоинству гра­
ждан.
Во всем этом повинны те, кто подавляет общест­
венное движение за права и законность, кто пресле­
дует людей за их убеждения, а не те, кто разобла­
чает эти преступления и призывает общественность
положить конец беззаконию и нарушениям права и
законности.
В Комментарии к Уголовному кодексу РСФСР
указано, что злостное хулиганство устанавливается
там, где неуважение к обществу «явно, очевидно,
бесспорно для всех». Там, где такого явного неува­
жения к обществу не было, не было и хулиганства
вообще.
У хулигана нет и не может быть иного мотива
для нарушения порядка, кроме злостного озорства.
На это обстоятельство не раз указывал пленум Вер­
ховного суда СССР как на обязательное условие
для осуждения за злостное хулиганство.
Маринуцци, Такки, Йенгсет и ван Брантегем дей­
ствовали не из злостного озорства. Единственный
мотив их демонстраций — стремление защитить не­
законно преследуемых, репрессированных советских
граждан. Советский суд без возражений прошел ми­
мо утверждений демонстрантов о том, что преследо­
вания, которым подвергаются генерал Григоренко,
Юрий Галансков, А. Э. Левитин и другие — неза­
конны, и, следовательно, не мог установить нали­
чия, в качестве единственного мотива выступлений,
«злостного озорства».
Злостное хулиганство должно обладать еще и та­
кими признаками, как сопротивление представите­
лям власти или исключительный цинизм, дерзость.
Итальянцы и бельгиец, демонстрировавшие в Мо­
скве, прикрепили себя наручниками к перилам. Но
это нельзя рассматривать как сопротивление пред­
ставителям власти, так как под сопротивлением за­
кон понимает насилие или угрозу насилием. Ничего
подобного не было ни в Москве, ни в Ленинграде.
Наоборот, насилие применили представители власти.
Арестовав демонстрантов, они совершили преступ­
ление против личности и самоуправство.
Ничего циничного в действиях молодых иностран­
цев не было. Циничным признаются действия, свя­
занные с грубым издевательством над людьми или
с проявлением бесстыдства. Не было и особой дер­
зости. Дерзкими называют действия, совершенные с
причинением телесных повреждений или связанные
с особо грубыми оскорблениями.
Судебные приговоры в Ленинграде и Москве над
представителями молодежи Западной Европы — во­
пиющее нарушение и советских законов.
В условиях диктатуры законы и право подчинены
интересам власти. Ленинградскому и московскому
судам было указано «проучить» молодых иностран­
цев, осмелившихся заступиться за противников дик­
татуры в самой стране. Вынести им такие пригово­
ры, чтобы другим молодым идеалистам «не повадно
было». Правосудием здесь и не пахнет...
Хотя диктаторам и пришлось пойти на попятный,
противозаконное преследование и осуждение, кото­
рым подверглись Тереза Маринуцци, Виктор ван
Брантегем, Гуннар Йенгсет и Валтенио Такки, ос­
танется в памяти и российской, и западноевропей­
ской общественности как лишнее подтверждение
правоты молодых демонстрантов, открыто заявив­
ших, что в СССР царит полицейский произвол, ни­
какие гарантии прав не соблюдаются, а всех, кто
этому осмеливается воспротивиться, вопреки праву
и даже советским законам, преследуют тюрьмой,
ссылкой, концлагерем или сумасшедшим домом.
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПОСЕВ»
Possev-Verlag, 623 Frankfurt/M. 80,
Flurscheideweg 15
Меморандум
академика
ТЕКСТ, ОТКЛИКИ,
Сахарова
ДИСКУССИИ
В Т О Р О Е , РАСШИРЕННОЕ ИЗДАНИЕ
114 стр., мягкий переплет
Цена 6.50 н. м. В США и Канаде — 2 ам. дол.
Книга будет рассылаться заказчикам
с 15 апреля
ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОБЩЕСТВЕННОСТИ
ДЕМОНСТРИРОВАЛИ СВОЮ СОЛИДАРНОСТЬ
С ПОДСУДИМЫМИ
Несмотря на то, что даже дипломатическим пред­
ставителям Италии и Бельгии в Москве о месте и
времени суда над Терезой Маринуцци, Валтенио
Такки и Виктором ван Брантегемом сообщили только
накануне суда, московская общественность в послед­
нюю минуту узнала, где и когда будут судить моло­
дых демонстрантов. Перед зданием суда Свердлов­
ского района на улице Чехова собралось довольно
много граждан, пытавшихся попасть в здание и
присутствовать на том или другом процессе.
Все четверо демонстрантов, включая и Гуннара
Йенгсета, выступали в защиту генерала П. Г. Григо­
ренко, беззаконно арестованного КГБ и содержаще­
гося в специальной «психиатрической больнице» за
свои смелые выступления против возрождающейся
сталинщины в нашей стране.
Жена генерала Григоренко, Зинаида Михайловна
Григоренко, сочла своим долгом присутствовать хотя
бы на одном из московских процессов над молодыми
людьми, приехавшими из-за границы, чтобы высту­
пить в защиту генерала Григоренко и других борцов
за права и законность в России. Однако в здание
суда Зинаиду Михайловну не пропустили. Демонст­
рируя свою солидарность с подсудимыми, она прове­
ла несколько часов перед зданием. Это было отме­
чено иностранными корреспондентами и нашло свой
отклик в западной печати.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
7
«Мой сын сделал доброе дело»
ВОЗВРАЩЕНИЕ ОТЦА ВАН БРАНТЕГЕМА ИЗ СССР
От собств. корреспондента « П о с е в а »
З а в е н т е м — Б р ю с с е л ь , февраль
В то время, как в разных странах мира внимание
концентрировалось на личности бельгийского сту­
дента Виктора ван Брантегема, находившегося в
Москве в руках КГБ, — в Бельгии много писали и
о его родителях, живущих в небольшой фламандс­
кой деревне Бален-Нэт, в районе Антверпена. Ко­
нечно, Виктор ван Брантегем совершеннолетний, но
многих интересовала и позиция, которую займут его
родители. Осудят ли они поступок сына? Одобрят
ля? Ведь цена, которую он мог заплатить за свой
поступок, — вполне обыденный, если бы он был
совершен на Западе, но весьма рискованный и му­
жественный в стране коммунистической диктатуры,
— была немалой.
«Как так, зачем? Мой сын сделал доброе дело!»
Короткий, спокойный ответ. В голосе ни печали,
ни боли — во всяком случае, она их никому не по­
казывает.
Хочу задать еще вопрос, но вижу, что она уже
машет рукой мужу, выходящему из самолета к ожи­
дающим его журналистам.
*
Ван Брантегем-отец держится приветливо, улы­
бается, хотя видно, что он утомлен. Рядом с ним
адвокат, который пытался попасть в Москву, чтобы
Через несколько дней после демонстрации Викто­
ра ван Брантегема в Москве, его родители направи­
лись в советское посольство, чтобы передать письмо
Косыгину. Бельгийская печать дала об этом подроб­
ный отчет. В советском посольстве сперва не нашли
более остроумного, как ответить, что им ничего об
аресте молодого фламандца неизвестно. С содержа­
нием письма отца все же познакомились и письмо
не приняли, сказав, что в нем «содержатся оскорби­
тельные для советского правительства выражения».
Оказывается, отец не упрашивал, не осуждал по­
ступка своего сына. Он писал:
«Господин Косыгин, если Вы хотите доказать ми­
ру, что в Вашей стране жизнь стала более свобод­
ной, то отпустите на свободу моего сына, а вместе с
ним Ваших соотечественников, находящихся в зак­
лючении», — то есть именно тех, за кого выступал
его сын.
Когда стало известно, что Виктора ван Брантегема
будут судить, то ван Брантегем-отец потребовал ви­
зу на поездку в Москву, чтобы присутствовать на
суде, — и получил ее.
14 февраля журналисты (ваш корреспондент в
том числе) ждали на аэродроме возвращения ван
Брантегема-отца. Уже было известно, что Тереза
Маринуцци и Валтенио Такки освобождены и по­
кинули пределы СССР. Может быть, вместе с отцом
прилетит и Виктор?
Ежимся от холодного ветра, ждем. Невдалеке сто­
ит высокая худощавая женщина. Узнаю по газет­
ным снимкам — это мать Виктора ван Брантегема.
Она тоже продрогла, но, видимо, не думает о холоде,
смотрит на посадочную полосу, где приземляется
очередной самолет.
Подхожу, извиняюсь за беспокойство, объясняю,
что я русский и что мне хотелось бы задать ей
вопрос, на который матери может быть трудно отве­
тить:
«Ваш сын сейчас далеко отсюда, в тюрьме. Не му­
чает ли вас мысль: зачем он все это сделал?»
Она смотрит — как мне показалось — даже не­
сколько удивленно.
Мать Виктора ван Брантегема ждет прибытия сына.
Слова ее мужа: «Теперь я по-новому увидел свою
жену. Откровенно говоря, она меня поддерживала,
а не я ее»
Фото: ПОСЕВ
защищать на суде Виктора ван Брантегема, но так
и не добился разрешения от советских властей.
Отвечая на вопросы корреспондентов телевидения,
радио и печати, отец рассказывает, что в Москве он
ночевал в бельгийском посольстве, а на утро поехал
в суд, где шел процесс над Виктором. В зале рядом
шел одновременно процесс над Терезой Маринуцци
и Валтенио Такки (залы 14 и 15 в здании суда
Свердловского района).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Март 1970
ПОСЕВ
Виктора ван Брантегема не предупредили, что на
суде будет присутствовать отец, и он был приятно
удивлен. Вел себя на суде мужественно и виновным
себя не признал.
По делу Биктора выступало около дюжины сви­
детелей обвинения. В особенности запомнилось отцу
выступление некой высокопоставленной дамы, ко­
торая заявила суду, что была «шокирована поступ­
ком ван Брантегема» и что его выступление «испор­
тило ей всё настроение и весь вечер».
Вопросы кончаются, журналисты постепенно рас­
ходятся, говоря между собой, что бельгийское пра­
вительство недостаточно резко протестовало против
действий советских органов, которые от начала и
до конца незаконны. Я задерживаюсь, мне хочется
сказать несколько слов человеку, сын которого вы­
ступал в защиту наших политзаключенных.
Ван Брантегем-отец говорит, что ему трудно дать
свое суждение о публике в зале. Первые две скамьи
пустовали, говорит он, в зале находился представи­
тель бельгийского посольства и по меньшей мере
два представителя иностранной печати. Он не обра­
тил внимания на то, были ли люди перед зданием
суда, так как был поглощен делом сына. Никто из
русских к нему не подходил и не заговаривал.
Он улыбается, протягивает руку и говорит: «Бу­
дем надеяться, что поступок моего сына даст добрые
всходы».
«Господин ван Брантегем, — говорю я, — мне хо­
чется поблагодарить вас за то, что вы воспитали
такого сына».
Они, из Бален-Нэт и окрестных деревень, знакомы
с русскими еще с войны 1941-45 гг. По соседству, в
провинции Лимбург, в ужасных условиях работали
на шахтах наши военнопленные. Некоторым из них
удавалось бежать, и их укрывали жители, поили и
кормили, хотя за помощь бежавшим немцы беспо­
щадно расстреливали. Сам ван Брантегем в это вре­
мя находился в немецком плену, но хлеб из его
пекарни (сам он по профессии пекарь), без сомне­
ния, доставался и русским беглецам. Может быть,
рассказы об этих несчастных, — от которых совет­
ское правительство отказалось, объявив их преда­
телями, — и разбудили в Викторе ван Брантегеме
интерес к России?
А. ДАВИДЕНКО
ПИСЬМО ПИСАТЕЛЯ АНАТОЛИЯ
КУЗНЕЦОВА РОДИТЕЛЯМ ВАН БРАНТЕГЕМА
Отец Биктора ван Брантегема рассказывает о встре­
че с сыном после его осуждения: «Будем надеяться,
что поступок моего сына даст добрые всходы»
Фото: ПОСЕВ
Прокурор вел обвинение резко и требовал сурово­
го наказания. Адвокат, по мнению отца, вел защиту
неплохо. Как человека, незнакомого с коммунисти­
ческой практикой, его удивило, что сына судили за
нарушение общественного порядка и что на суде
вообще ничего не говорилось о содержании листо­
вок.
После вынесения приговора отцу разрешили — в
присутствии переводчика — говорить с сыном. Вик­
тор сказал, что он был готов и к худшему приго­
вору.
На вопрос, знал ли он о том, что его сын собирает­
ся ехать в Москву демонстрировать, ван Брантегемотец говорит, что не знал. Они живут в деревне
Бален-Нэт, в районе Антверпена, и сын приезжает
домой только раз в две недели. «Мы думали, что
он в университете, а оказалось, что в Москве. Об
аресте нам сообщил представитель Фламандского
комитета. Конечно, всем нам спалось после этого
плохо» (у ван Брантегема 5 человек детей, Виктор
старший из них).
18 февраля, после того как стало известно о воз­
вращении отца бельгийского студента ван Брантеге­
ма из Москвы с процесса над сыном, проживающий
в Лондоне писатель Анатолий Кузнецов послал ро­
дителям студента в Бален-Нэт (Бельгия) письмо,
в котором говорится: «Сочувствую вашему горю
и одновременно восхищаюсь поступком вашего сына.
Всё будет хорошо. Крепко жму ваши руки. Анато­
лий Кузнецов.»
Письмо опубликовано во фламандской газете
«Хет лаатсте ньивс» (21. 2. 70) — самой распростра­
ненной газете Бельгии на фламандском языке, вы­
ходящей в бельгийской столице Брюсселе.
ОТ РЕДАКЦИИ
В следующем номере « П о с е в а » будут напеча­
таны материалы из встреч собственных корреспон­
дентов нашего журнала с представителями ино­
странной молодежи, проведшими демонстрации в
Москве и Афинах: Виктором ван Брантегемом, Вал­
тенио Такки, Терезой Маринуцци, Роберто Раскетти,
а также с председателем движения «Эуропа чивильта» Лорисом Факкинетти.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
9
ПОСЕВ
«Слава Богу - молодежь никогда не слушается»
Дискуссия
в печати о демонстрации в Москве и
О с л о , февраль
Норвежский комитет содействия СМОГу — одна
из первых организаций этого рода в Западной Евро­
пе. Председатель комитета Гуннар My и ряд других
членов этой студенческой организации ездили в Со­
ветский Союз, передавали лично заявления против
нарушения прав советских граждан, борющихся за
права и законность, участвовали в открытых в ы ­
ступлениях.
В самой Норвегии «СМОГ-Комитэ» — Комитет со­
действия СМОГу — широко известен. О действиях
его писала вся печать страны. Министерству ино­
странных дел приходилось не раз проявлять заботу
о членах комитета, насильственно высылаемых из
Советского Союза. Некоторых членов комитета знает
даже . . . полиция, — некоторым из членов комитета
приходилось обращаться к полиции, чтобы защитить
себя от слежки и провокации советских «диплома­
тов» в Норвегии.
Ленинграде
Тюремное заключение Йенгсета и суд над ним мы
должны рассматривать прежде всего как преду­
преждение: следующего молодого норвежца после
месяца тюрьмы уже не отпустят...
Всегда найдутся студенты, которые идеалистиче­
ски будут восставать против нарушения прав чело­
века. Благодарение Небу за это. В определенной об­
становке это необходимо. Но вовсе не безразлично,
за что они борются, какую цену им приходится пла­
тить и какие результаты ими достигаются. Когда
у нас в Норвегии был режим диктатуры; никто не
раздавал нелегальных листовок в Карл Йохане (уни­
версальном магазине в Осло. — Примечание « П о ­
с е в а » ) — это был бы не героизм, а детская игра.
На выступление Гуннара Йенгсета в Ленинграде
опять откликнулась вся норвежская печать. Но, по­
мимо всесторонней информации о процессе и о ша­
гах норвежских общественных и политических де­
ятелей в защиту Йенгсета, развернулась и принци­
пиальная дискуссия о том, насколько операции, по­
добные мирным демонстрациям молодежи в Москве
и Ленинграде, оправданы, и о том, приводят ли они
к желаемым результатам или нет.
Газета « А ф т е н п о с т е н » 10 февраля, на сле­
дующий день после осуждения Йенгсета на год
«усиленного» концлагерного режима, писала:
«Молодежь выступает в защиту советской интел­
лигенции, других советских граждан и их законных
прав по идейным побуждениям. Это достойно при­
знательности и восхищения. Приятно сознавать, что
есть на свете благородные молодые люди, которые
ради правого дела готовы пожертвовать даже своей
свободой. Но цена, которую придется заплатить Гуннару Йенгсету, слишком высока . . . Коммунистиче­
ский режим в Москве не вступит с каким-нибудь
западным студентом в дискуссию о правах. Демон­
страции не окажут на власть никакого влияния и
она будет их пресекать и впредь как «хулиганство».
То, что нам известно о коммунистическом «понима­
нии права», заставляет нас усомниться в том, что
молодежь в состоянии оказать услугу тем, кому она
хочет помочь... Оказать давление на советских ру­
ководителей и заставить их уважать права человека
должны попытаться международные организации, —
такие, как Организация Объединенных Наций. Во­
прос гражданских свобод в Советском Союзе — во­
прос, которым следует заняться ООН и другим ме­
ждународным организациям, но не Комитету содей­
ствия СМОГу».
Левая газета « А р б е й д е р б л а д е т » после осво­
бождения Йенгсета в своем выпуске от 23 февраля
писала:
«Его приговорили к году трудовых лагерей, но
ему пришлось только провести месяц в тюрьме. Мы
не видим причины благодарить русских за их ве­
ликодушие: и месяц тюрьмы — непомерно жестокое
наказание за распространение каких-то листовок...
Десять норвежских студентов (в центре — Харальд
Бристоль, в октябре прошлого года проведший де­
монстрацию в ГУМе) направляются к посольству
СССР в Осло. На плакате надпись: «Здесь покоится
свобода России»
Фото: ПОСЕВ
Никто не может воспрепятствовать норвежскому
студенту ехать в Афины или Мадрид и распростра­
нять там листовки с критикой режима, если он сам
готов взять на себя соответствующий риск. Но за­
ниматься организацией таких выступлений — без­
ответственно.
Поездки норвежских студентов в СССР организо­
вал Норвежский комитет содействия СМОГу. Конеч­
но, студенты-члены комитета сами тоже совершали
такие поездки. Но, как бы там ни было, тот, кто
устраивает поездки, берет на себя тяжелую ответ­
ственность. После осуждения Йенгсета «Афтенпос­
тен» писала: 'Мы даем Комитету СМОГа добрый со­
вет немедленно прекратить такие действия'. Это —
очень мудрый совет».
По-иному подошел к вопросу крупный журнал
« Н о » , который 21 февраля поместил передовую
статью, озаглавленную «Не отрекайтесь от них!» Вот
эта статья:
«Неужели мы все будем такими взрослыми и та­
кими мудрыми, как «Афтенпостен»? Надеемся, что
нет.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
ПОСЕВ
Редакционная статья, которую «Афтенпостен» по­
местила после осуждения Гуннара Йенгсета, тяжела
и переварить ее трудно.
Конечно, этот несчастный случай можно было пре­
дотвратить. Много несчастных случаев можно было
предотвратить. Но тогда всей молодежи пришлось
бы превратиться в таких же старушек, как «Афтен­
постен», которая объявила, что она преподает «доб­
рый совет Комитету СМОГа», с родительски подня­
тым указательным перстом.
Вот в каком тоне она это делает: 'Крайне важно,
чтобы в кругах комитета СМОГа поняли, что таки­
ми методами нельзя добиться улучшения положения
в СССР. Режим, существующий в Москве, конечно
не послушается советов горсточки иностранных сту­
дентов'.
Кто обладает патентом на правильные методы?
Никто и не воображает, что он в состоянии угово­
рить русских (имеется в виду режим КПСС. — При­
мечание « П о с е в а » ) взяться за ум. Во всяком
случае, Йенгсет себе таких иллюзий не строил.
Студенты с «гробом русской свободы» перед ворота­
ми советского посольства, охраняемого блюстителем
порядка — полицейским. Из приоткрытого окна по­
сольские КГБисты пытаются сфотографировать де­
монстрантов
Фото: ПОСЕВ
Такого отношения молодежь не заслуживает. Ни­
кто ничего не выиграет, если мы, в полной безопас­
ности, удобно усевшись в кресло, тоном всеведущего
прорицателя оттолкнем ее от себя. Да еще подра­
зумевая: 'Не раздражайте русских! Пусть лучше
всё останется, как оно есть!'
Признаюсь, я преклоняюсь перед этой моло­
дежью. Но как меня пугает ее воля и смелость.
Просто потому, что сам бы я не посмел. Я нашел
бы тысячу отговорок. Они — есть.
Как это «Афтенпостен» не понимает, что такие
люди д о л ж н ы так поступать? Неужели «Афтен­
постен» и все мы — разжиревшие члены благоден­
ствующего общества — не понимаем, что они не
только знали, на что идут, но и хладнокровно счи­
тались с тем, что произошло, — прекрасно отдавая
себе отчет в том, что это значит, чем может кончить­
ся осуждение на долгий срок.
Как это мы — взрослые и умные — не понимаем,
что они действуют вовсе не импульсивно. Что-то у
них есть в глубине души: воля к совершению дос­
тойного поступка и презрение к мягкотелости нас
— разумных дядюшек из «Афтенпостена».
Март 1970
Будьте спокойны: о русских законах и тюрьмах
они осведомлены гораздо лучше нас с вами. Они
знают, что им могут искалечить жизнь, сгноить их
болезнями и голодом, объявить их пропавшими без
вести. Они знают и то, что они могут поогибнуть.
Это знал и Ян Палах.
Чехословацкий студент, который сжег себя и пре­
вратился в факел свободы. Немыслимо, безумно,
глупо. Да, всё это, но не только это. Факел этот
продолжает гореть в сердцах целой нации.
Слава Богу, что такие люди есть. Слава Богу, что
они действуют, хотя щит у них — только их отвага.
Знаете ли вы, что такое мужество? Это важно.
Надо это понять. Расскажу забавную историю, ко­
торая может нам это пояснить. Как-то один человек
назвал меня смелым. Он был неправ. Я знаю, что
такое смелость, и я знаю, что он ошибался. Писать
то, что думаешь, — в Норвегии никакого мужества
для этого не требуется. Вы защищены, как защи­
щены фехтовальщики на турнире. Смелый человек
не знает, что такое мужество. Потому что, обладая
даром мужества, он не рассуждает о том, смел он
или нет. Он просто поступает так, как он, по своему
мнению, может и должен поступать. Это только мы,
у кого не хватает мужества, рассуждаем о нем и
очень уж любим давать другим советы.
Вам любопытно узнать, о ком это я рассказал?
Это был Макс Манус (герой норвежского сопротив­
ления во время войны. •— Прим. « П о с е в а » ) .
Им мы восхищаемся. Мы преклоняемся перед всем,
что он сделал, перед всем, что он совершил. Он —
часть нашей памяти о нашей не вызывающей ни­
каких сомнений войне. Это был ясный случай. Всё
было или черным, или белым. Нужны были герои.
И они были — Макс и его бесчисленные сподвиж­
ники.
То, о чём мы говорим сегодня, не так легко себе
уяснить. Но ведь дело — то же. Это та же война.
Война за права человека.
Как их провозгласили Объединенные Нации?
На бумаге.
Ведь они — не действуют. Какими были террор и
нарушения прав человека в СССР во время войны,
такими они и остались до сего дня.
Перспектива стала шире, ее труднее охватить взо­
ром, труднее решиться на борьбу за нее. Но мир
един. Есть только один вид существ, именуемых
людьми.
И вот, есть у нас речи, произносимые 17 мая, есть
идея Европы, и министерство иностранных дел Нор­
вегии смело отправляется на фронт бороться за пра­
ва человека в Греции. Это не многого стоит. Страна
маленькая, риск невелик.
То же — в Советском Союзе. Но когда же мы
пошлем Эвенсена туда? Когда же поедет туда де­
легация норвежского парламента и начнет стучать
кулаками по кремлевским столам?
'Не реалистично!' — заявила «Афтенпостен» в ре­
дакционной статье 9 октября, после первой демон­
страции, проведенной Комитетом СМОГа в Москве.
Может быть. Но это опять игра в мудрые изречения.
Попасть в тюрьму в Ленинграде куда реалистичнее,
чем сидеть в «Афтенпостене» и давать мудрые со­
веты.
В тот день, когда наша молодежь станет реалис­
тичной, мы умолкнем. В тот день, когда молодежь
поймет, что то, о чем она помышляла и чего она до­
бивалась, — неосуществимо, молодежь постареет.
Как постарели мы, мудрецы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
У молодежи горение, потому что она молода. Она
сильна и обладает волей, потому что она молода.
Давайте глянем на вещи трезво. Комитет СМОГа
объявил, что он хочет всколыхнуть общественность.
Этого он добился, если не считать газет, ухитряю­
щихся писать о его действиях как о нереалистиче­
ских глупостях недорослей. Он еще заставит мини­
стерство иностранных дел Норвегии пораскачаться.
Он заставит министерство предпринять шаги через
Объединенные Нации. Частичного успеха он уже
добился, и добился этого такими мирными средства­
ми, как листовки и личное мужество. Теперь ми­
нистерство иностранных дел имеет дело с пригово­
ром, политический характер которого очевиден.
Кстати, Комитет СМОГа учитывает и наличие внут­
реннего брожения в Советском Союзе. И в этом от­
ношении он полагает, что демонстрации принесли
пользу и имели значение. Они ободрили людей, под­
держали их в борьбе за достоинство человека и за
освобождение.
Есть у нас пословица о мыши, которая помочилась
в океан. И ей это помогло.
11
Во всяком случае, даже это — более реалистично,
чем не делать ничего, чем положиться на волю волн,
надеясь на других. А кто эти другие?
Мы живем в мире, полном проблем. Больше всего
мы боимся мировой войны, катастрофы, которую
легче всего нарисовать перед собой.
Чудовищный железный занавес разделяет две ци­
вилизации, две культуры. По обе стороны — чело­
веческие существа.
'Борись за всё, что ты любишь!'. Мы часто поем
эту песню, а потом садимся в кресло и смотрим те­
левизионные передачи. Чего-то мы, конечно, ж е ­
лаем, к чему-то стремимся, но мы стали столь «реа­
листичны», что больше не знаем, к чему именно.
Да, честь и слава этой молодежи.
Мое сердце принадлежит ей — в трепете, в наде­
жде, в преклонении.
Но пусть она не приходит ко мне за советом. По­
тому что я наверняка скажу: 'Что вы, вы с ума
сошли! Подрастете — опомнитесь!'
Слава Богу, молодежь никогда не слушается».
«Мы — против насилия»
Письмо председателя
Рим,
«Эуропа чивилъта» А.
февраль
Председатель движения «За европейскую культу­
ру» («Эуропа чивильта») Лорис Ф а к к и н е т т и
28 января направил А. Косыгину письмо следующего
содержания:
Господин премьер-министр!
Наше движение «За европейскую культуру» не­
давно обратилось к Вам с письмом, в котором обра­
щало Ваше внимание на случаи нарушения в СССР
прав человека. Наши друзья Тереза Маринуцци и
Валтенио Такки должны были доставить это письмо
по назначению, а также сообщить его содержание
советской общественности. Отдавая себе отчет в том,
что избранный нами для этого путь не вполне обы­
чен, мы просим Вас принять во внимание следующие
обстоятельства, вынудившие нас действовать подоб­
ным образом:
В июле 1969 года, получив Обращение московской
Инициативной группы по защите гражданских прав,
мы решили поддержать ее почин, составили пети­
цию, собрали подписи и 23 июля 1969 направили ее
Вашему правительству. Мы не получили ни ответа
на наше обращение, ни даже подтверждения о его
получении.
Мы обратились к советским газетам с предложе­
нием напечатать нашу петицию, но и эта попытка
ни к чему не привела и ответа мы не получили.
Тогда мы убедились в том, что необходимо идти
другими путями, если мы хотим, чтобы наше письмо
дошло по назначению. Но, господин премьер-ми­
нистр, в то время, как молодежь разных стран в
наши дни выступает против тех или иных социаль­
ных несправедливостей с бомбами и с оружием в
Косыгину
руках, избранный нами путь не нарушает прав че­
ловека. Мы — против насилия.
Касательно ж е наших целей мы заверяем Вас, что
мы обратились к Вам с письмом и организовали
поездку не для того, чтобы дискредитировать со­
ветское правительство или народ, как это угодно
было усмотреть газете «Правда» в статье от 20 ф е в ­
раля 1970 года. Мы прекрасно понимаем, что многие
дела советского народа заслуживают всеобщего ува­
жения — вспомним хотя бы жертвы, принесенные
во время последней войны, или успехи в области
завоевания космоса.
Мы категорически отвергаем и другие обвинения,
выдвинутые автором статьи в «Правде», например,
обвинение в том, что мы, отправив наших друзей в
Вашу страну по туристским визам, якобы препятст­
вуем развитию туризма. Можно спросить: а по какой
другой визе им следовало ехать, и какое это имеет
значение для дела борьбы за права человека?
Мы полагали, что Вы признаёте за нами право на
участие в защите прав человека. Это признание мы
усмотрели в том, что советские газеты положительно
оценили наше выступление в защиту Теодоракиса
16 января 1970 года в Афинах. Выступление совет­
ского композитора Шостаковича в защиту Теодора­
киса тоже показывает, что Вы признаёте право на
вмешательство, когда имеет место нарушение прав
человека в других государствах.
На основании изложенного мы заявляем:
1. Ответственность за содержание нашего письма
и за его распространение в ЦУМе 17 января 1970
года несет наше движение в целом, а не одни Тереза
Маринуцци и Валтенио Такки.
2. Мы не выступали против советского народа.
Наша цель — защита прав Григоренко, Галанскова,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
12
Горбаневской, Левитина-Краснова. Мы имеем право
выступать в их защиту.
3. Мы допускаем, что распространение нашего
письма в ЦУМе могло вызвать временную заминку
в торговых операциях магазина. Если это подтвер­
дится, мы готовы нести ответственность.
4. Мы просим Вас содействовать освобождению
И н о с т р а н н а я
п е ч а т ь
о
обоих молодых людей. Помимо прочего, Вы таким
жестом приобретете симпатии мировой обществен­
ности для себя и для советского народа.
Председатель нашей организации заявляет о своей
готовности явиться в распоряжение советских вла­
стей на время следствия, чтобы дать любые необхо­
димые разъяснения.
д е м о н с т р а ц и я х
и
п р о ц е с с а х
« С т а м п а », 31 января
« М о н д », 14 февраля
«Когда предъявляют обвинение в клевете, надо
быть точным. Что означает обвинение в «рытье на
задворках»? Журналист, о котором идет речь, не
довольствовался официальными заявлениями, хо­
тел сам говорить с людьми. Разве советские коррес­
понденты в Италии ограничиваются тем, что разго­
варивают с представителями министерств?» (по по­
воду статьи в «Правде», направленной против мос­
ковского корреспондента газеты «Стампа»).
«Итальянское министерство иностранных дел со­
общило корреспонденту «Известий» в Риме Замойскому, что он в недельный срок должен покинуть
территорию страны за нарушение правил пребыва­
ния советских журналистов в Италии. Никаких
уточнений министерство не дало. Судя по всему, это
— ответ на высылку из Москвы корреспондента га­
зеты «Стампа» Эннио Каретто».
« С у а р », 14 февраля
« М е с с а д ж е р о », 11 февраля
«Греческие полковники оказались более снисходи­
тельными, чем советское правительство...»
«Коррьере
делла
с е р а » , 11 февраля
«Странно, что нашему посольству только вчера
вечером сообщили о начале процесса... Можно пред­
положить, что решение о суде было принято в са­
мый последний момент».
«Крист
у н д в е л ь т » , 30 января
«Советская политическая полиция, по-видимому,
опасается последствий возможной солидаризации
между иностранными группами и оппозиционной
интеллигенцией, представители которой, такие, как
Синявский и Даниэль, отбывают сроки в лагерях
или принудительно знакомятся с советскими пси­
хиатрическими больницами».
« Д е й л и т е л е г р а ф » , 12 февраля
Сообщая об оправдании группы молодых демонст­
рантов в Уэльсе, газета пишет:
«Их освобождение после недельного ареста в ы ­
годно отличается от приговора, вынесенного вчера в
Москве, присуждающего трех молодых и абсолютно
мирных демонстрантов за 'злостное хулиганство' к
году пребывания в лагере... На вчерашних процессах
в Москве вновь выплыли наружу некоторые из са­
мых отвратительных сторон советского бюрократиз­
ма. Здание суда на улице Чехова было буквально
битком набито полицией, шпиками и дружинниками
— добровольными подручными полиции с красными
повязками».
«Нью-Йорк тайме»
б ю н », 12 февраля
и
«Геральд
три -
«Бородатого молодого обвиняемого (ван Брантеге­
ма. — Прим. « П о с е в а » ) спросили, пошел ли бы он
на проведение такой демонстрации, если бы знал,
что подвергнется судебному преследованию. Подумав
несколько секунд, он ответил: «Думаю, что да».
«Пит Петере, бывший участник боев на советскогерманском фронте, направил советскому посольству
в Брюсселе письмо с предложением отбыть срок в
трудовом лагере за Виктора ван Брантегема, с тем
чтобы тот мог продолжить свои занятия в Гентском
университете».
«Геральд
т р и б ю н » , 15 февраля
Сообщая о решении советского правительства ос­
вободить обоих итальянских демонстрантов, газета
добавляет: «Это решение было принято на следую­
щий день после того, как из Италии был выслан
советский дипломат и корреспондент газеты 'Изве­
стия'».
« М о н д », 15 февраля
«Пока еще трудно разобраться в причинах, заста­
вивших советское правительство освободить двух
молодых людей. Ведь опыт показывает, что полити­
ческие соображения и торговля в советской государ­
ственной практике мало влияют друг на друга.
Несмотря на то, что фирма «Фиат» из всех итальян­
ских предприятий заключила с Советским Союзом
самые крупные сделки, был выслан корреспондент
газеты, которую поддерживает «Фиат». Можно пред­
положить, что об освобождении этих молодых людей
хлопотала итальянская компартия, считавшая по­
добный жест Москвы необходимым для облегчения
ее собственной деятельности».
«Газетта
д е л ь п о п о л о » , 14 февраля
«Как бы там ни было, но в СССР отдали себе
отчет в том, что вмешательство Румора и Моро не
было обычным дипломатическим шагом, а отражало
душевное состояние всего народа».
« М о н д » , 19 февраля
«Часть норвежского общественного мнения нахо­
дит, что не дело студентов, а дело их правительства
бороться при посредстве ООН за соблюдение прав
человека в Советском Союзе. Эти люди хотели бы,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
13
чтобы их правительство вело себя более последова­
тельно. Мыслимо ли занимать позицию в пользу
соблюдения гражданских прав греков, негров и
граждан Южной Африки и отказываться предпри­
нять что-либо в пользу людей, преследуемых в со­
седней стране? Или позволительно атаковать лишь
те режимы, которые находятся на достаточно боль­
шом отдалении?
Господин Остергейм, председатель аграрной пар­
тии, запросил министра иностранных дел, что пра­
вительство намерено предпринять, чтобы побудить
ООН к действиям, ООН по формальным причинам,
отказалось принять несколько протестов советских
интеллектуалов и верующих...
Пока молодому Йенгсету не посчастливилось быть
освобожденным, как это имело место с двумя италь­
янскими демонстрантами, и один норвежский де­
путат, господин Линг, который хотел отправиться
в Москву, чтобы за него заступиться, получил отказ
в визе в Советский Союз».
Всё это — следствие того, что мы много лет живем
в выдуманном мире, обманываем друг друга и не
решаемся взглянуть правде в глаза, в то время, как
другие государства не парят в небесах, а на земле
строят свое хозяйство, поэтому обгоняют нас всё
больше и больше.
Не бывает сейчас ни одной дружеской встречи,
где не говорили бы об этом. Ведь все знают, что
затянувшийся коллективный самообман неизбежно
ведет к катастрофе. Во всей России говорят об этом.
И вот — Ваше письмо.
Это смелый, правильный шаг с Вашей стороны, и
история поставит Вам его в заслугу. Но она не прос­
тит Вам, если за сигналом не последуют спасатель­
ные меры. А они очень просты. Лечение подсказы­
вается диагнозом. Всеобщее взаимное вранье можно
излечить только гласностью. Сколько инициативы,
ума, энтузиазма выльется наружу, если, наконец,
перестанут затыкать рты! В редакциях журналов
лежат десятки статей, на машинах напечатаны де­
сятки книг, в которых честно анализируется наша
жизнь. Всё это «не пропускают». Гордость русской
литературы — Солженицына — выгнали из Союза
писателей. Парламент, стоящий столько денег, стал
слепой машиной голосования.
МОСКВА
Гласность и только гласность может поставить
вольную Россию на путь выздоровления.
Письмо Б р е ж н е в у
Доклад Брежнева на декабрьском пленуме ЦК
КПСС, содержавший резкую критику экономичес­
кого положения страны, не был опубликован. Но
его основные положения были изложены в письме
Брежнева ко всем членам КПСС, которое читалось
и обсуждалось на закрытых партийных собраниях.
Через некоторое время в партийных кругах ин­
теллигенции появилось и вскоре стало циркулиро­
вать по стране ответное письмо Брежневу, текст
которого приводится ниже (в западной прессе вы­
сказаны предположения, что автором письма явля­
ется академик А. Д. Сахаров или кто-либо из его
друзей, но, по сведениям из страны, это не соответ­
ствует действительности).
На закрытых партийных собраниях прочитывают
вслух Ваше, Леонид Ильич, письмо, обращенное ко
всем членам КПСС.
В письме приводятся некоторые подробности, не­
известные низам, но в общем обрисовывается кар­
тина, давно уже ясная и членам партии, и всему
народу.
Мы давно уже знаем, что проиграли не только
битву за Луну, но и экономическое соревнование в
целом, что производительность труда у нас ничтож­
ная, что наша страна превращается в сырьевой при­
даток Европы, что мы держимся только благодаря
баснословным природным богатствам и традицион­
ному терпению крестьян. Все видят, что никто не
желает у нас заниматься реальной работой, а только
пускают пыль в глаза начальству, что такие ф и к ­
тивные события, как юбилеи и даты, стали для нас
важнее настоящих событий экономической и соци­
альной жизни.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ
ЗАМЕТКИ
Грустный финиш бодрой пятилетни
Открытое обсуждение закрытого обращения
Декабрьский пленум ЦК КПСС обсуждал хозяй­
ственные вопросы: план и бюджет 1970 года. Затем
он выслушал доклад Брежнева «О практической
деятельности Политбюро ЦК КПСС». Нигде доклад
Брежнева не был опубликован, и ничего не известно
о его обсуждении на пленуме. Зато известно, что
все партийные организации страны неделями об­
суждали «итоги декабрьского пленума», а пресса
была заполнена статьями насчет «плановой дисцип­
лины», «трудовой дисциплины» и «партийного конт­
роля над хозяйственной деятельностью».
Теперь из страны сообщают, что засекреченная
речь Брежнева, длившаяся 2 часа и 40 минут, изо­
биловала громовыми нападками на неудовлетвори­
тельную работу партийно-государственного аппара­
та, чем генсек партии объясняет падение производи­
тельности советской экономики. Брежнев приводил
примеры больших потерь в народном хозяйстве, об­
винял «хозяйственников» в расточительстве, назы­
вал имена особо отличившихся горе-руководителей.
Наиболее интересной реакцией на чтение этой
речи, оформленной в виде письма, по партийным
организациям (где для этого устраивались специ­
альные закрытые собрания), было ответное письмо
Брежневу, вышедшее из партийных кругов интел­
лигенции, которое теперь ходит по рукам в стране.
В этом письме предлагается для излечения пороков
существующей системы начать публичную дискус­
сию.
Между тем, Центральное статистическое управле­
ние СССР опубликовало сообщение «Об итогах в ы ­
полнения Государственного плана развития народ­
ного хозяйства СССР в 1969 году» («Правда» 25.1).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
14
Из этого сообщения видно, что в последний год п я ­
тилетки страна вступает по спадающей кривой. В
минувшем году рост национального дохода составил
6% (вместо 7,2% за 1968 год), рост промышленной
продукции выразился в 7% (вместо 8,1%), а сельско­
хозяйственная продукция не только не выросла, но
и сократилась, в среднем, на 3% (в 1968 году был
рост на 3,5%).
Для ЦСУ ничего не оставалось, как сослаться на
прошлое: «За четыре года пятилетки успешно в ы ­
полнялись Директивы X X I I I съезда КПСС по росту
основных показателей»... Касательно реформы ска­
зано: «К концу года по новой системе планирования
и экономического стимулирования работало 36 т ы ­
сяч предприятий, которые произвели 83,6% всей
промышленной продукции»... Это, однако, не оста­
новило падения прироста?
О демографической катастрофе можно судить по
тому, что ЦСУ впервые ничего не сообщает ни о
численности населения на конец года, ни о проценте
прироста за год (прирост за 1968 год был меньше
1%, и население к 1.1.1969 составляло 239 млн. ч.).
Наконец, полной трагикомической нелепицей выг­
лядит новая кампания, которую власть развернула
с начала марта. По всей стране коллективы пред­
приятий, учреждений, учебных заведений в массо­
вом порядке обсуждают Письмо ЦК КПСС, Совета
министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ к партий­
ным, советским, профсоюзным, комсомольским ор­
ганизациям и ко всем трудящимся СССР «Об улуч­
шении использования резервов производства и уси­
лении режима экономии в народном хозяйстве».
Однако, странным образом, это Письмо нигде не
опубликовано; оно тоже «засекречено», подобно речи
Брежнева. Но это ж е — чушь: неужели власть
рассчитывает скрыть от мировой общественности
документ, который слушают и обсуждают десятки
миллионов советских граждан?
Кажется, давно дела партии не обстояли так пло­
хо, как в юбилейный ленинский год. А разговор о
«режиме экономии» вызывает в памяти первое деся­
тилетие коммунистического режима в России: в
середине двадцатых годов лозунг о «режиме эконо­
мии» был брошен Дзержинским, совмещавшим
должности председателя ГПУ и председателя ВСНХ
(у коммунистов всюду управление сводится к тер­
рору). Но тогда положение было спасено нэпом, а
как будет теперь?
Кстати, Дзержинский вскоре умер и был похоро­
нен у Кремля. Это породило анекдот о том, как
встретил его Ленин: «Твоя экономия, мой режим,
закрутили — полежим».
П е р е м е н ы в « Н о в о м мире»
Журнал «Новый мир», во главе которого послед­
ние почти двенадцать лет стоял поэт Александр
Трифонович Твардовский, давно уже был на пло­
хом счету у партийной верхушки. Кроме того, он то
и дело подвергался нападкам из догматических
кругов советских литераторов за публикацию со­
циально-критических произведений. Ведь это в «Но­
вом мире» были напечатаны первые произведения
Солженицына.
В январе и в марте 1967 года Твардовскому приш­
лось пойти на перемены в составе редакции журна­
Март 1970
ла: удалить одних, ввести других. Но в общем ему
удалось, маневрируя именами из разных нацио­
нальностей, составить приемлемый для себя и
прежней линии журнала работоспособный коллек­
тив.
Однако за последующее время журнал снова
подвергся нареканиям, и теперь в «Литературной
газете» (№ 7 от 11 февраля) появилось сообщение о
том, что состоялось заседание бюро секретариата
правления Союза писателей СССР, на котором из
редколлегии журнала были выведены заместитель
главного редактора А. Кондратович и три члена
редколлегии — литературные критики И. Виногра­
дов, В. Лакшин и И. Сац. Вместо них введены пяте­
ро новых: Д. Большов (первым заместителем глав­
ного редактора), О. Смирнов (заместителем главного
редактора), потом В. Косолапов, А. Овчаренко и
А. Рекемчук.
Такая перетряска, даже с формальной точки
зрения, имеет коренное значение. Ведь снят и уда­
лен заместитель главного редактора, выведены бли­
жайшие помощники Твардовского по редактирова­
нию и изданию журнала, значение которых особен­
но возросло в последние годы в связи с состоянием
здоровья Твардовского.
Далее, учрежден пост первого заместителя главно­
го редактора, на который поставлен Большов — до
конца 1967 года редактировавший довольно консер­
вативную газету «Советская культура», а потом ра­
ботавший в системе телевидения, где партийный
надзор особенно силен.
Об остальных нововведенных мало что можно
сказать. Косолапов по декабрь 1962 года был редак­
тором «Литературной газеты», и при нем газета
держалась довольно приличной средней линии, но
тогда и времена были другие (в последнее время он
работал редактором и директором издательства
«Художественная литература»). А такие личности,
как Рекемчук, представляются весьма бледными,
даже на фоне своей среды услужливых сочинителей.
Насколько Твардовский оказался в стесненном
положении свидетельствует еще и его письмо в ре­
дакцию «Литературной газеты», опубликованное в
том ж е номере. Приведем его полностью:
«На днях мне стало известно, — пишет Твардов­
ский, — что моя еще неопубликованная поэма «По
праву памяти», абсолютно неизвестными мне путями
и, разумеется, помимо моей воли, проникла за ру­
беж и напечатана в ряде западноевропейских изда­
ний («Эспрессо», «Зюддойче цайтунг», «Фигаро литерер» и эмигрантском журнальчике «Посев») в
неполном или искаженном виде.
Наглость этой акции, имеющей целью опорочить
мое произведение, равна беспардонной лживости, с
какой поэма снабжена провокационным заглавием
«Над прахом Сталина» и широковещательным уве­
домлением о том, что она будто бы «запрещена в
Советском Союзе».
По этому поводу можем заметить, что действи­
тельно поэма Твардовского «По праву памяти» в
том виде, в каком она распространяется Самиздатом,
была напечатана в октябрьском номере нашего жур­
нала « П о с е в » (его Твардовский именует ласка­
тельно «журнальчиком»). Но там оговорено, что
текст неполный, а «провокационного заглавия» и в
помине нет. Что касается перспектив издания поэмы
в Советском Союзе, то, по сведениям « П о с е в а » ,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
она была набрана для журнала «Новый мир», но
затем набор был рассыпан по распоряжению цен­
зуры. Какова будет ее дальнейшая судьба — пока­
жет время.
*
Западная пресса сообщила, что Твардовский 13
февраля подал в отставку с поста главного редак­
тора журнала «Новый мир». Шаг логичный, хотя и
вызывает чувство горечи: игольное ушко для со­
циально и художественно весомых произведений в
официальной советской печати сужается.
По тем же данным западных корреспондентов,
пока не подтвержденным советской прессой, отстав­
ка Твардовского была немедленно принята и на его
место назначен В. А. Косолапов (в обход Д. Г. Большова, о котором теперь не известно, сохранит ли он
нововведенный пост первого заместителя).
*
В том же номере «Литературной газеты» напеча­
тана статья Ю. Андреева «О романе Всеволода
Кочетова 'Чего ж е ты хочешь?'».
В этой статье автор сначала хвалит замысел ро­
мана, актуальность тематики «о советском патрио­
тизме, о преемственности революционных традиций,
о воспитании молодежи, о передовой роли рабочего
класса в жизни общества, о борьбе с враждебной
социализму идеологией и роли интеллигенции в
этой борьбе».
Но затем он перечисляет многочисленные «серь­
езные просчеты как идейного, так и художествен­
ного характера». При этом, курьезным образом, со­
ветский критик, как по канве, следует за мыслью
сатирической статьи-памфлета Л. Донатова «Считаю
нужным сигнализировать», напечатанной в январ­
ском номере « П о с е в а » !
Критическая статья Ю. Андреева может быть
расценена как известный противовес к мерам, при­
нятым против Твардовского: партийное руководство
как бы хочет показать, что оно держится средней
«генеральной линии», а потому не жалует ни либе­
ралов, ни догматиков. Но все-таки Твардовский
поплатился редакторским постом за вольнодумство,
а Кочетова лишь пожурили за неискусное усердие.
Д е м и ч е в об искусстве
В журнале «Коммунист» № 1 опубликована статья
кандидата Политбюро и секретаря ЦК КПСС Петра
Демичева «Ленин и партийность литературы и ис­
кусства». Автор ведает в ЦК партии вопросами идео­
логической работы, и эта его статья есть не что
иное, как изложение его директивного выступления
на Объединённом пленуме правлений «творческих
союзов», который состоялся в декабре минувшего
года (см. « П о с е в » № 1, стр. 5).
Демичев начал, как полагается, с того, что указал
на обострение идеологической борьбы между «ка­
питализмом» и «социализмом» на международной
арене. При этом «империалисты» приспосабливают
формы и методы борьбы к складывающимся усло­
виям, в своих «идеологических диверсиях» прибегая
к «скрытным методам», дабы вызвать «эрозию со­
циалистического общества».
15
В этом плане Демичев особенно резко атаковал
«расширенное толкование» идеи сосуществования.
Как известно, сосуществование и мирное соревнова­
ние разных социально-политических систем, по за­
мыслу КПСС, не должно распространяться на сферу
идеологии. Партийная пропаганда и советские ад­
министративные органы всегда резко пресекают все
попытки «обмена идеями» и «соревнования идей».
Хотя, как ни странно, Демичев лишний раз тут же
бодро уверяет, что «выводы марксизма-ленинизма
неотвратимы», поскольку они «вытекают из законов
общественного развития».
Демичев решительно отрицает всякие идеи «демо­
кратического социализма», которые он сводит к та­
ким понятиям, как смешанная экономика, многопар­
тийность и плюрализм в области идеологии и про­
паганды.
Но из дальнейшего повествования Демичева в ы ­
ясняется, что проблемы «человека вообще» и «об­
щественной жизни вообще» довольно широко захва­
тили западных интеллектуалов, включая самых пе­
редовых, да и в СССР получили заметное распро­
странение.
Не совсем ясно, почему всего этого не боится «ка­
питализм» и почему дрожит социалистическое госу­
дарство. Демичев и тут уклоняется от диалога, а
просто бранит и покойного Луначарского, и запад­
ных коммунистов Роже Гароди, Эрнста Фишера, и
разных советских деятелей искусства, которые, ока­
зывается, тоже зачастую понимают свободу худо­
жественного творчества как «свободу самовыраже­
ния».
Демичев дает простой рецепт: «Когда стрелка ком­
паса художника совпадает с коммунистической на­
правленностью, он не собьется с дороги». Отсюда и
его директива для аппаратчиков из казенных «твор­
ческих союзов»: быть партийными воспитателями
масс и бороться против всяких отступлений от «со­
циалистического реализма». Тех же, кто пытается
шагать не в ногу, попросту выгонять из «творческих
союзов» (подразумевается: и лишать возможностей
«самовыражения»).
При этом Демичев обрушивается на западную об­
щественность, которая осмеливается критиковать со­
ветское искусство за наличие жестких рамок для
творчества и за отбор произведений с позиций ла­
кировки действительности. Но все его директивы
только и сводятся к охране партийных рамок и ла­
кировочных позиций в искусстве.
В е х и к «Вехам»
В истории российского общественного движения и
русской мысли сборник «Вехи» занял почетную
страницу. Какова его суть, — объясняют и подзаго­
ловок, и состав авторов: это — «сборник статей о
русской интеллигенции», написанных рядом фило­
софов и ученых-нефилософов, а именно Бердяевым,
Булгаковым, Струве, Франком, Изгоевым, Кистяковским, Гершензоном. И характерно для «Вех» то, что
первые четыре в свои молодые годы подверглись
соблазну и примкнули к марксистам. Но позже они
проявили мужество уже тем, что переоценили то,
чему когда-то поклонялись. Они, можно сказать, —
павшие, но восставшие, восставшие против марк­
систского плена.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
16
В свое время «Вехи» заставили о себе говорить,
заговорил об этом сборнике и Ленин в газете «Но­
вый день» шестьдесят лет назад, назвав сборник
«знаменем времени», в котором авторы дали, соглас­
но Ленину, «в сжатом наброске целую энциклопе­
дию по вопросам философии, религии, политики,
публицистики, оценки всего освободительного дви­
жения и истории развития русской демократии».
Но почему заговорили о «Вехах» мы? К этому нас
толкнула статья Бориса Соловьева «'Вехи' или кате­
хизис предательства», опубликованная в последнем
номере «Октября» за 1969 год. Борис Соловьев, в ы ­
полнивший социальный заказ своих хозяев, квали­
фицирует «Вехи» в стиле казенного «социалистичес­
кого реализма», — вульгарно, бойко и не без лов­
кости рук. Советский «Энциклопедический словарь»
и тот спокойнее квалифицирует «Вехи» — как
«сборник реакционных статей кадетских публицис­
тов, в котором они выступили протв марксизма, де­
мократических традиций революционных демокра­
тов, революционного движения...» Но в энциклопе­
дии писалось тогда, когда «Вехи» несколько забы­
лись, когда в стране этот сборник выдавался для
чтения из закрытого фонда лишь избранно-надеж­
ным. Ленин же обращался в своей статье к читате­
лю, знакомому с авторами сборника, с их идейным
профилем, а потому он не мог рискованно квали­
фицировать «Вехи» как реакционную программу. Он
назвал сборник «энциклопедией либерального ре­
негатства».
Однако нас не интересует характеристика «Вех»,
которую дает Борис Соловьев; нас интересует при­
чина, побудившая автора поднять вопрос о «Вехах.
Уж, конечно, не лениниана: она — лишь подставная
декорация; есть причина, что беспокоит не Бориса
Соловьева, а отдел пропаганды ЦК КПСС и самих
большевистских вождей. И причина эта — выпуск
издательством «Посев» сборника «Вехи» фотографи­
ческой, офсетной печатью. Это беспокойство, эта
тревога проскальзывает у самого Бориса Соловьева,
когда он констатирует: «Идеи, отстаивавшиеся и
пропагандировавшиеся в свое время в «Вехах», при­
няты на вооружение и стали достоянием всей импе­
риалистической реакции, всех сил антикоммунизма
и антисоветчины». «Всех сил антикоммунизма» —
стало быть и тех сил, которые пробудились в Рос­
сии.
Борис Соловьев, как прихлебатель у партийного
корыта, нам вовсе не симпатичен, однако мы готовы
ему сказать спасибо лишь за то, что своей статьей
он познакомил ищущих людей с источником, из ко­
торого можно черпать мысли, запрещенные парти­
ей. Будем надеяться, что эти люди энергично при­
мутся искать фотокопию «Вех». А, как говорится,
кто ищет, тот всегда найдет.
З а г р а н и ч н ы е приключения
«Литературной Грузии»
и «Вечерней М о с к в ы »
В прошлом году мы сообщали о забавной поле­
мике между «Литературной газетой» (Москва) и ан­
глийской радиостанцией Бибиси (Лондон). Там, в
частности, «Литературная газета» всеми неправдами
старалась доказать, что журнал «Литературная Гру­
зия» (Тбилиси) свободно выпускается за границу —
по подписке через объединение «Международная
книга».
Март 1970
Однако на деле «Лит. Грузии» в каталогах «Меж.
книги» не было, и мы тогда написали: «советуем ре­
дакции «Лит. газеты» добиться хотя бы «посмерт­
ной» своей реабилитации: пусть хоть в 1970 году
включат «Лит. Грузию» в каталог «Меж. книги»,
чтобы можно было доконать Бибиси» ( « П о с е в »
№ 2, 1969, стр. 15).
Теперь мы рады сообщить, что нашего совета по­
слушались: в каталоге 1970 года журнал «Литера­
турная Грузия» появился, и «Лит. газета», наконецто, оказалась права. Лучше поздно, чем никогда, —
как сказал анекдотический фельдшер, ставя банки
покойнику.
Есть польза и от такой полемики!
Кстати, не менее забавна история о том, как по­
бывала за границей газета «Вечерняя Москва». Эту
столичную газету, изобиловавшую местными сооб­
щениями и всякими бытовыми объявлениями, за­
рубежным жителям не положено было видеть. Но
вот в каталоге «Меж. книги» на 1968 год она вдруг
появилась. И её в самом деле выписывали, полу­
чали, читали в «капиталистическом» мире.
Однако для объявлений в том же году учредили
особое «Еженедельное рекламное приложение», ко­
торое уже за границу не пускали. Журналистский
журнал «Журналист» (Союза журналистов СССР)
писал с большой убедительностью (№ 5, 1968, стр.
43): «сейчас из-за недостатка места «Вечерняя Мо­
сква» лишена возможности печатать частные объ­
явления москвичей... У нее появилось еженедель­
ное рекламное приложение».
С 1969 года «Вечернюю Москву» опять лишили
«загранки». Свидание с «буржуазными» читателями
длилось год. Целый год. И только год.
От диктатуры до карикатуры — только шаг. Не­
даром Чаплин играл Гитлера.
Р а з г р о м партруководства в
Азербайджане и. Туркмении
В минувшем году произошли большие перемены
на верхах компартий двух прикаспийских союзных
республик: Азербайджана и Туркмении.
14 июля состоялся пленум ЦК КП Азербайджа­
на, при участии секретаря ЦК КПСС И. В. Капи­
тонова. Пленум освободил от обязанностей первого
секретаря ЦК КП Азербайджана В. Ю. Ахундова
(«в связи с избранием его вице-президентом Ака­
демии наук Азербайджанской ССР») и заменил его
Г. А. Алиевым («Бакинский рабочий» 15. 7).
Причина для снятия Ахундова была отнюдь не
академической (по крайней мере, не только акаде­
мической). Уже 5 августа состоялся новый пленум
ЦК КПА, где Алиев самыми мрачными красками
обрисовал положение в азербайджанской парторга­
низации. Он обвинил ряд министров в очковтира­
тельстве и халатности, а партийных руководителей
в пренебрежении идеологической работой и в общей
инертности. Наконец, касаясь «должностных лиц»
вообще, он отметил такие «аморальные явления»,
как склочничество, карьеризм, взяточничество, ку­
мовство и некоторые другие качества, не предус­
мотренные «моральным кодексом коммуниста». Али­
ев недвусмысленно пообещал чистку, причем прямо
призвал к усилению «боеспособности» милиции, про­
куратуры, судов и всего аппарата МВД («Бакин­
ский рабочий» 7. 8). Это отчасти вытекает из того,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
что сам Алиев до своего возвышения не был пар­
тийным руководителем, а возглавлял КГБ АзССР.
Что касается устраненного Ахундова, который за­
нимал пост первого секретаря ровно десять лет, с
июля 1959 года, то его протежировал Шелепин, но
всячески поносил Брежнев. На пленумах ЦК КПСС
последний не раз обрушивался на Ахундова с рез­
кой критикой (в мае 1966, в октябре 1968 г.): то за
упущения в сельском хозяйстве, то за транжирение
народных средств. Ахундов отделывался самокри­
тикой и покаянием. Теперь этому пришел конец.
25 декабря состоялся пленум ЦК КП Туркмении,
при участии всё того же секретаря ЦК КПСС К а ­
питонова, ведающего кадрами партии. Пленум ос­
вободил Б. Овезова от обязанностей первого секре­
таря ЦК КП Туркмении «за серьезные недостатки
в работе». На его место был избран М. Гапуров,
работавший председателем совета министров респу­
блики, где он заменен бывшим секретарем ЦК КПТ
О. Н. Оразмухамедовым («Правда» 26.12).
Гапуров имеет высшее педагогическое образова­
ние (заочное), работал учителем, потом директором
средней школы, затем секретарем райкома партии,
первым секретарем Чарджоуского обкома комсо­
мола, секретарем ЦК комсомола республики, пер­
вым секретарем ЦК комсомола республики, первым
секретарем Чарджоуского обкома партии, а с марта
1963 года — председателем совета министров (и ми­
нистром иностранных дел) Туркменской ССР.
Овезов занимал пост первого секретаря ЦК КП
Туркмении с июня 1960 года. На последних двух
съездах КПСС (в 1961 и 1966 гг.) он избирался чле­
ном ЦК КПСС.
Таким образом, за год устранены с партийных по­
стов два выдвиженца времен Хрущева.
Луганск —
опять
Ворошиловград
3 декабря прошлого года умер маршал Климент
Ефремович Ворошилов — военный, партийный и
государственный деятель КПСС. Но лишь в январе
этого года правящая верхушка решила, наконец, как
же увековечить память покойного.
«Ведомости Верховного Совета СССР» от 14 ян­
варя в последнем разделе об изменениях админи­
стративно-территориального деления напечатали два
соответствующих сообщения из двух союзных рес­
публик — РСФСР и Украины.
Президиум Верховного совета РСФСР указом от
5 января переименовал Хорошевский район города
Москвы в Ворошиловский район. И это всё по
РСФСР? А ведь когда-то краевой город Ставрополь
именовался Ворошиловском, на Дальнем Востоке го­
род Уссурийск значился как Ворошилов, что же ка­
сается городских районов, то они были и в Минске,
и в Воронеже, и в Волгограде, и в Одессе, и во Вла­
дивостоке...
Президиум Верховного совета Украинской ССР
указом от того же 5 января переименовал город Лу­
ганск в город Ворошиловград и Луганскую область
— в Ворошиловградскую область. Это серьезнее. Но
Луганск, где покойный в начале века работал на
паровозостроительном заводе и вступил в партию,
уже был Ворошиловградом с 1935 по 1958 год, когда
Хрущёв поснимал с разных населенных пунктов
имя Ворошилова, поскольку Ворошилов не поддер­
жал его в борьбе против так называемой «антипар­
17
тийной группы» Маленкова-Молотова-Кагановича.
В той же несчастной то Луганской, то Ворошиловградской области есть, например, город, большого
промышленного значения, который сначала был
Алчевском, потом стал Ворошиловском, а затем Коммунарском.
Общественность нашей страны не раз протесто­
вала против многочисленных переименований гео­
графических пунктов, названия которых связаны с
историей страны. По этому поводу было множество
выступлений на страницах советской прессы. Но у
коммунистических правителей нет настоящего чув­
ства истории, чувства культурно-исторических свя­
зей. Отчасти это объясняется комплексом истори­
ческой малоценности в душах руководителей ком­
мунистической партии. Отсюда их жадное цепляние
за географию. Дело доходит до смешного, когда гор­
ные пики окрещиваются именами Ленина и Стали­
на, а Пермь становится Молотовым, хотя термин
«Пермь» давно вошел даже в историческую геоло­
гию, и «пермским периодом» названо в мировой на­
уке время, отстоящее от нас на сотни миллионов лет.
Как показала та же история, присваивание пар­
тийных имен населенным пунктам есть дело весьма
непрочное, поскольку непрочны судьбы партийных
деятелей, даже после их посмертного «увековече­
ния». Климент Ворошилов как в области военной,
так и в области партийной или государственной, не
был особенно талантлив. Наркомом обороны стал в
1925 году после смещения Троцкого и смерти заме­
нившего его Фрунзе, в условиях острой внутрипар­
тийной борьбы. На этом посту в годы сталинщины
опускался до фальсификации военной истории и
даже до предательства командного состава. Во вто­
рой мировой войне довольно неудачно возглавил
командование северо-западным направлением, а по­
том посылался уполномоченным Ставки на Ленин­
градский, на Волховский фронты, где больше мешал,
чем помогал.
После смерти Сталина в 1953 году был избран
председателем Президиума Верховного совета СССР,
но в результате склоки на верхах партии, закончив­
шейся победой Хрущева над групой Маленкова-Мо­
лотова-Кагановича, постепенно к 1960 году утратил
высокие посты как в партии, так и в государствен­
ном аппарате. После этого, пока правил Хрущев,
положение Ворошилова на партийном Олимпе было
трагикомическим: его, например, физически оттес­
няли, когда он хотел подняться на ленинский мав­
золей в праздничные дни вслед за членами Прези­
диума ЦК КПСС.
После падения Хрущева со стариком Ворошило­
вым стали обходиться уважительнее, но, похоронив
его и поразмыслив, решили ограничить память о нем
одним городом и одним московским городским рай­
оном.
Новый закон о здравоохранении
19 декабря 1969 года сессия Верховного совета
СССР утвердила «Основы законодательства Союза
ССР и союзных республик о здравоохранении».
Принятый закон должен вступить в силу с 1 июля
1970 года. К указанному времени Верховные советы
всех союзных республик должны привести свои за­
конодательства о здравоохранении в соответствие с
новым общесоюзным законом о здравоохранении.
Проект этого закона был разработан комиссиями
по здравоохранению и социальному обеспечению
совместно с комиссиями законодательных предполо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
ПОСЕВ
жеыий Совета Союза и Совета национальностей
Верховного совета СССР при участии и ц с н с , Ми­
нистерства здравоохранения СССР и юридической
комиссии при Совете министров СССР и опуоликован в «Медицинской газете» (11 нояоря 1969 года).
Этот документ впервые в стране оооощает главные
положения, связанные с здравоохранением населе­
ния, и не только определяет права и обязанности
медицинских работников, но и регламентирует
функции управления здравоохранением, отношение
к охране здоровья народа государственных и оощественных учреждении и организации, ооязанности
различных отраслей и служо здравоохранения, д е й ­
ствующее законодательство о народном здравоохра­
нении было до сих пор не кодифицировано. За срок
советской власти были приняты в разное время мно­
гочисленные разрозненные и противоречивые пра­
вовые акты, что приводило к практическим трудно­
стям при проведении необходимых мероприятии в
развитии здравоохранения. К тому ж е общий рост
бюрократизма в стране парализовал работу меди­
цинских работников, что привело к качественному
снижению медицинского обслуживания населения и
хроническому отставанию Министерства медицин­
ской промышленности в производстве медицинского
оборудования и снабжении населения медикамента­
ми.
Трудно комментировать Основы законодательства
о здравоохранении по причине объемности этого до­
кумента, но следует подчеркнуть, что положения его
статей в передовых странах давно узаконены и про­
ведены в жизнь. Нужно только удивляться отстало­
сти режима КПСС, который только теперь, после
52 лет своего существования, решился узаконить:
1. проведение широких оздоровительных и про­
филактических мероприятий, заботу об охране здо­
ровья подрастающего поколения;
2. создание на производстве и в быту надлежащих
санитарно-гигиенических условий, устранение при­
чин производственного травматизма, профессиональ­
ных болезней, а также других факторов, отрица­
тельно влияющих на здоровье;
3. проведение мероприятий по оздоровлению внеш­
ней среды, обеспечению санитарной охраны водое­
мов, почвы и атмосферного воздуха;
4. плановое развитие сети учреждений здравоохра­
нения и предприятий медицинской промышленно­
сти;
5. бесплатное удовлетворение потребности населе­
ния во всех видах медицинской помощи; повышение
качества и культуры медицинской помощи; посте­
пенное расширение диспансерного наблюдения; раз­
витие специализированной медицинской помощи;
6. бесплатное предоставление лечебных и диагно­
стических средств при стационарном лечении, с по­
степенным расширением бесплатного (или на льгот­
ных условиях) предоставления лечебных средств и
при других видах медицинской помощи;
7. расширение сети санаториев, профилакториев,
домов отдыха, пансионатов, туристских баз и дру­
гих учреждений для лечения и отдыха трудящихся;
8. физическое и гигиеническое воспитание граж­
дан; развитие массовой физической культуры и
спорта;
9. развитие науки, планового осуществления науч­
ных исследований, подготовки научных кадров и
высококвалифицированных специалистов в области
здравоохранения;
10. использование в деятельности учреждений здра­
воохранения достижений науки, техники и медицин­
Март 1970
ской практики, оснащение этих учреждений новей­
шей аппаратурой;
11. развитие научно-гигиенических основ питания
населения;
12. широкое участие общественных организаций
и коллективов трудящихся в охране здоровья насе­
ления.
Принятый закон является не только запоздалым,
но и не отражает многих основных государствен­
ных забот, которые бы действительно могли улуч­
шить наше народное здравоохранение. В пропаганд­
ных целях и чтобы как-то прикрыть свою медицин­
скую беспомощность, разглагольствуют о проведе­
нии широких мероприятий по охране здоровья под­
растающего поколения, но в разделе об охране ма­
теринства и детства нет того главного пункта, кото­
рый бы гарантировал право на эффективную государ­
ственную денежную помощь нашим матерям, име­
ющим более одного ребенка. А ведь в некоторых
странах «загнивающего капитализма» уже сегодня
идут парламентские дебаты об установлении госу­
дарственного денежного пособия матерям, имеющим
даже одного ребенка! И этот закон принят в то
время, когда в стране происходит быстрое падение
деторождаемости, грозящее превратиться в нацио­
нальное вырождение, о чем наши ведущие ученые
уже несколько лет пишут, требуя от правительства
принятия соответствующих мер.
Приведенный нами третий пункт говорит о прове­
дении мероприятий по оздоровлению внешней среды,
но советское правительство проявляет тут заботу,
когда по его вине все важные водоемы страны за­
грязнены промышленно-сточными водами, а тысячи
мелких рек высохли, из-за чего резко сокращен
внутренний лов рыбы и поставлен под угрозу сам
процесс биологического развития в них; когда в
стране преступно уничтожены миллионы квадрат­
ных километров леса и миллионы гектаров полез­
ного покрова почвы подвержены теперь эрозии, что
уже привело к резкому сокращению посевной пло­
щади, пастбищ и сенокоса; когда над нашими горо­
дами постоянно висят огромные ядовитые облака,
выбрасываемые тяжелой промышленностью. Все это
не могло не отразиться на изменении климата и на
здоровье населения.
Проведение в жизнь нового закона во многом бу­
дет еще зависеть от того, по выражению академика
Н. Блохина, «...как организуют исполнение закона
местные Советы».
Скорее всего, бюрократы провалят его в жизни,
как они провалили многие законы и постановления,
а наше население по-прежнему будет плохо обес­
печено медицинской помощью.
Леонид Владимиров
(Леонид Владимирович Финкелыптейн)
Россия б е з прикрас
и умолчаний
Стр. 325
Цена 17.50 нем. марок
В США и Канаде 4.50 ам. дол.
Заказы направлять по адресу:
Possev-Verlag, D-623 Frankfurt/Main 80,
Flurscheldeweg 15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ИЗ ИНОСТРАННОЙ
ПОСЕВ
ПРЕССЫ
ПРОТЕСТ ПРОТИВ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ
В ЧЕХОСЛОВАКИИ
« М о н д », 12.11. 69
«Уже 150 французских общественных деятелей
подписали протест против опросника, адресованного
чехословацким университетам, против арестов и рас­
следований, касающихся лиц, участвовавших в воз­
рождении социализма в Чехословакии, против воз­
врата к методам, которые были осуждены мировой
совестью».
Газета добавляет, что некоторые из подписавших
этот протест, — среди них известный крайне левый
писатель Веркор, профессор Моно, священник Шеню
и Поль Рикер, председатель правления факультета
в парижском пригороде Нантер, где имели место
особенно бурные антиправительственные беспоряд­
ки в мае прошлого года, — сделали особое добавле­
ние, в котором сказано: «Мы никогда не допустим,
чтобы такими методами был бы обезображен со­
циализм».
РАЗГРОМ РЕДАКЦИИ «НОВОГО МИРА»
« Г е р а л ь д т р и б ю н » , 13 фавраля
«Редакция «Нового мира» претерпела большую
встряску и в нее хлынули архиконсерваторы... По
поводу причин, вызвавших эту встряску, «Литера­
турная газета» не даёт никаких объяснений...
Господин Твардовский, уже давно подвергающий­
ся атакам неосталинцев, был оставлен как главный
редактор, очевидно, для того, чтобы смягчить про­
тесты либеральных элементов как здесь (в СССР),
так и за рубежом.
Во время расцвета «Нового мира», при бывшем
премьере Хрущеве, журнал напечатал много про­
изведений, критикующих советскую жизнь и ра­
товал за более гуманный коммунизм. Он стал зна­
чительно менее откровенным за последние годы, но
всё же выглядел отважным в сравнении с другими
советскими публикациями».
« М о н д », 15 февраля
«Александр Твардовский подал в отставку со сво­
его поста главного редактора «Нового мира». Его от­
ставка была немедленно принята...
Он занял место в советской литературе больше в
силу постоянной поддержки, которую он оказывал
либеральным писателям, чем в силу своего личного
творчества...
Его положение пошатнулось после свержения
Хрущева. Он не был переизбран в 1966 году в ЦК
партии, и официальная пресса стала его атаковать
всё более резко. Гранки «Нового мира» долго задер­
живались в цензуре. Твардовский отказался поки­
нуть свой пост и отверг большую часть высказанной
по его адресу критики, говоря, что он более всего
ценит художественные качества публикуемых им
произведений.
Но на днях четыре консервативных писателя были
включены в состав редакции «Нового мира». Изоли­
рованный в своем собственном коллективе, главный
редактор не мог далее продолжать борьбу, которую
он вел во имя возрождения советской литературы.
Быть может, он ушел добровольно со своего поста,
чтобы его имя не было связано с упадком того
19
журнала, который в течение более пятнадцати лет
пользовался несравнимым престижем в его стране».
« Ф и г а р о » , 16 февраля (от московского корреспон­
дента).
«Нанося внезапный удар литературному штабу
Твардовского, партийное руководство принудило
главного редактора «Нового мира» уйти в отставку.
Больной, постаревший, Александр Трифонович вче­
ра уступил. Тот, которому принадлежит заслуга
ознакомления страны с Солженицыным... уходит те­
перь в тень. Он, однако, в течение нескольких лет
сумел отражать атаки людей из лагеря «ультра».
Головы падали, он продолжал стоять...
Он был очень активен в ту счастливую эпоху лета
1962 года, когда имели место шумные поэтические
сборища, появились пылкие статьи молодых писа­
телей, которые проявляли известную смелость, про­
бивая себе дорогу сквозь безбрежную пошлость
официальных «талантов».
С падением Хрущева настали трудные годы для
тех, которые хотели, наконец, говорить о человеке
в том обществе роботов, где единственная роль, доз­
воленная искусству, — это пережевывать задания
политических бюрократов...
Твардовский заменен конформистом, лишенным
блеска, — Косолаповым... Но уже в апреле 1966 года
свержение старого поэта казалось предрешенным.
Тогда было предложено Симонову его заменить.
Этот крупный писатель отказался. Говорят даже,
что в то время вся редакция «Нового мира» пригро­
зила объявить забастовку, чтобы сохранить своего
главного редактора...
Следует отметить, однако, что наступление против
либералов «Нового мира», окрик по адресу журнала
«Юность», исключение Солженицына из Союза пи­
сателей совпадают с резкой атакой «Литературной
газеты» против просталинской книги Кочетова. Со­
здается впечатление, что власть хочет себя убе­
речь справа и слева, громя либералов и призывая
к порядку «сталинцев».
Это поведение соответствует, впрочем, той «сред­
ней линии», которой старается придерживаться кол­
лективное руководство СССР для того, чтобы прод­
лить свое существование».
« Т а г е с ш п и г е л ь » , 17 февраля
«Под его роководством, начиная с 1958 года, «Но­
вый мир» стал духовным бастионом молодой совет­
ской писательской элиты. Десталинизация, предпри­
нятая Хрущевым, служила политической броней,
под защитой которой стало возможным недогмати­
ческое, критическое изображение советских будней...
Теперь преследования самостоятельно-думающих
писателей и интеллектуалов стали удушливым симп­
томом развития неосталинизма. Доносы и клевета,
отнятие прав на работу и на жилье, психиатрические
больницы и насильственно-трудовые лагеря стали
низменным оружием тайной полиции в этой нерав­
ной борьбе».
« В е л ь т », 18 февраля
«Известность Твардовского, как критика и как
культурного деятеля, основана, помимо его собствен­
ного творчества, на поддержке, которую он оказывал
Солженицыну, Виктору Некрасову, Ахматовой и мо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
20
лодым лирикам Евтушенко и Вознееенскому... Теперь
победили консерваторы, в лице Твардовского уда­
лена ключевая фигура из литературной жизни Со­
ветского Союза».
М о н д », 19 февраля
«Вследствие протеста, недавно сделанного гене­
ральным секретарем Европейского сообщества писа­
телей Джанкарло Вигорелли против гонений, кото­
рым подвергается Александр Солженицын, совет­
ский Союз писателей отозвал своих представителей
из правления этого сообщества... Твардовский, ли­
беральный писатель, занимавший пост вице-предсе­
дателя в правлении, уже за несколько дней до того
был принужден покинуть свой пост главного редак­
тора журнала «Новый мир». Однако о его уходе еще
не объявлено официально в Москве».
ПОСЛАНИЕ АКАДЕМИКА САХАРОВА?
« М о н д », 15 февраля
«В письме, адресованном Леониду Брежневу и
приписываемом термоядерному физику Андрею Са­
харову, дается объяснение экономическому отстава­
нию Советского Союза в течение последних лет. В
письме излагается просьба к генеральному секре­
тарю партии продолжить акцию, предпринятую им
на пленуме ЦК 15 декабря прошлого года, в целях
увеличения продукции. Документ был получен в
прошлую пятницу несколькими иностранными ж у р ­
налистами в Москве...»
Газета дает далее краткое изложение письма, в
котором говорится, в частности:
«Меры, которые надлежит принять, весьма просты,
способы излечения проистекают из диагноза, —
уточняет автор, который предлагает «публичную
дискуссию больших масштабов».
Мы знаем уже давно, пишет он, что проиграли не
только в соревновании на высадку на Луне, но и в
экономическом соревновании в его совокупности,
что производительность идет на убыль, что наша
страна превращается понемногу в европейский ре­
зервуар сырья, что мы двигаемся вперед лишь бла­
годаря нашим баснословным естественным богатст­
вам и благодаря традиционному терпению нашего ра­
бочего класса».
Давая далее биографические данные о Сахарове,
газета пишет: «Ходили слухи о том, что он был от­
странен от должности. Однако режим и не подумал
прибегнуть к бьющим на эффект репрессивным ме­
рам против человека, имеющего большой престиж в
ученых кругах Советского Союза и зарубежных
стран».
« Т а г е с ш п и г е л ь » , 17 февраля
Газета сообщает об этом письме на основании аме­
риканских источников, не знающих точно, кто его
автор или авторы.
«Авторы утверждают, — пишет газета, — что Со­
ветский Союз находится в состоянии духовной и
экономической стагнации...
Это письмо является реакцией на речь Брежнева,
произнесенную на декабрьском пленуме ЦК, в ко­
торой он жаловался на увеличивающуюся бесхозяй­
ственность и некомпетентность в СССР».
Март 1970
Газета добавляет, что предположительно автором
письма является Сахаров или 'лица, находящиеся в
его окружении'».
« Д ж о р н о », 14 февраля
«'Сколько разума, сколько энтузиазма может вы­
явиться в Советском Союзе, если, в конце концов,
люди не будут принуждены к молчанию и смогут
дискутировать публично о самых насущных отече­
ственных делах', — эти слова находятся в длинном
письме, которое за последние дни распространяется
в Москве и обращено к генеральному секретарю
КПСС Брежневу. Предполагают, что письмо подпи­
сано именем знаменитого в советской науке Андрея
Димитриевича Сахарова...»
ПРОТЕСТЫ И «АНТИПРОТЕСТЫ»
Собравшееся 1 февраля правление Союза ан­
глийских писателей, в отсутствии его председателя
и ряда членов, вынесло по почину своего генераль­
ного секретаря Алана Гриффита, неожиданное по­
становление прекратить какие-либо протесты про­
тив гонений, чинимых советской властью по отноше­
нию к писателям. Выставленный мотив: протесты
якобы только причиняют вред. Это постановление
вызвало бурю в английской писательской среде и
будет обжаловано на предстоящем общем собрании
членов союза. В английской прессе оно тоже было
встречено не сочувственно.
« С а н д и т е л е г р а ф » , 1 февраля
«Один из членов союза Левис Грейфер сказал, что
постановление «позорно, трусливо и цинично»... Дру­
гой заявил: «Это — коварный удар, нанесенный в
спину писателям нашей страны... Он будет радостно
подхвачен советской пропагандой, когда ей станет
известно, что самая значительная литературная
страна Европы обрекла себя на молчание касатель­
но ужасающего обращения, которому в России под­
вергаются оппозиционные писатели».
« Г а р д и а н », 13 февраля
«Многие из присутствовавших просто не были
знакомы с действительностью и с соответствующими
документами. Они предпочли довериться неопреде­
ленным слухам, распространенным из источников
КГБ, что протесты, идущие из-за рубежа, приносят
вред».
« М о н д », 18 февраля
«Французская лига прав человека опубликовала
текст письма, адресованного Косыгину двадцатью
двумя советскими гражданами еврейского происхо­
ждения, которое было вручено делегации КПСС,
присутствовавшей недавно во Франции на съезде
французской компартии. Подписавшиеся испрашива­
ют разрешения эмигрировать в Израиль и напоми­
нают по этому случаю заявления, сделанные в Па­
риже главой советского правительства в декабре
1968 года, согласно которым «дорога открыта» для
всех тех, которые захотят поехать к своим семьям
или вообще покинуть СССР».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ФРАНЦИЯ
XIX съезд французсной номпартии и «гародизм»
От собств. корреспондента « П о с е в а »
П а р и ж , февраль
Съезд состоялся в начале февраля в наиболее
«бунтарском» пригороде Парижа — Нантере, том
самом, где с июня 1968 г. бурлит студенческая моло­
дежь. Коммунисты этим, очевидно, хотели показать,
что чувствуют себя прекрасно в самой вотчине моло­
дых поклонников Мао Цзэдуна.
Монолитность французской компартии на съезде
выявилась полностью, дисциплина — тоже: делега­
ты голосовали за тезисы своего политбюро, как один.
Б. Пономарев, прибывший из Москвы, и другие ино­
странные гости были окружены почтительным вни­
манием. Особенно обращал на себя внимание севе­
ровьетнамский сановник Ле Дук То, в задачу кото­
рого входило отвлечь внимание съезда от чехосло­
вацкой проблемы и разжечь энтузиазм по отноше­
нию к «борющемуся вьетнамскому народу». Все в ы ­
глядело слаженно и торжественно...
И все же у главных заинтересованных лиц остал­
ся после работ съезда какой-то неприятный привкус.
Французское политбюро нервничало, потому что
работы съезда не пошли по намеченному руслу.
Проблемы стратегии и тактики партии, — столь зна­
чительные, поскольку делаются усилия воссоздать
во Франции «народный фронт», — во всех выступле­
ниях отодвигались на задний план, так же, как и
проблемы мирового коммунистического и рабочего
движения. Выступавшие говорили преимущественно
о деле Роже Гароди. А ведь руководителям компар­
тии хотелось, чтобы исключение Гароди из полит­
бюро и из центрального комитета прошло как мо­
жно более незаметно, тихо-мирно. Разошлись, дес­
кать, во вглядах, расстались, вот и все...
«Ревизионистские» тезисы Гароди (изложенные с
предельной ясностью в его последней книге — «Со­
циализм на крутом повороте»*) были ведь продискутированы и осуждены в партийной печати еще до
съезда. Блудному сыну была дана возможность по­
лемизировать по этому поводу на страницах «Юманите». Дальнейшее обсуждение этого вопроса могло
лишь создать впечатление, что «гародизм» навис над
партией как новая угроза, о которой надо трубить
и от которой надо защищаться. Вожакам этого не
хотелось, но так именно все и произошло.
А московские гости были недовольны как раз тем,
что над «оппозиционной гидрой» не была учинена
публичная крутая расправа. На что это похоже? Га­
роди, правда, был смещен со всех руководящих пос­
тов, но его оставили в рядах партии. Партийная
первичная организация, в которой он состоит, не по­
лучила указаний начать против него дела. Он смо­
жет и далее мутить умы, имея в кармане партийный
билет, а если уйдет из партии, то, очевидно, по сво­
ему почину.
О ужас, вместо ожидавшейся самокритики, он про­
изнес на съезде обвинительную речь, направленную
главным образом против советского руководства. Все
пошло совсем не в новом рязанском вкусе. Речь пе­
рехлестнула далеко за положенные каждому ора­
тору 15 минут. Но Гароди дали высказаться до кон­
ца. Речь была записана и опубликована, как и все
*) См. « П о с е в » №2/1970 г.
21
другие, включая те места, где, говоря о демократи­
ческом централизме и о пролетарском интернацио­
нализме, Гароди обрушился с особой резкостью на
внутреннюю и внешнюю политику СССР.
Возмущение Пономарева понятно, потому что с
разжалованием Гароди «гародизм» не умрет. Полу­
чивший докторскую степень в университете им. Ло­
моносова, в Москве, в 1955 г. (где он представил дис­
сертацию «О свободе», напечатанную затем во Фран­
ции с предисловием Мориса Тореза), Гароди с 1953 г.
имеет кафедру в Сорбонне. Он — автор двадцати
двух книг, из коих десять последних были напеча­
таны не в коммунистических, а в «буржуазных» из­
дательствах. Следовательно, он материально обеспе­
чен и независим от партийных органов и располага­
ет аудиторией и широким кругом читателей, како­
вые не могут быть устранены никакими партийными
громами и молниями. По мнению осведомленных
кругов, откол Гароди повлияет на коммунистические
судьбы не меньше, чем откол Джиласа... Посадить
Гароди в тюрьму нет возможности, а тут еще на
съезде с ним церемонятся!
Свой особый стиль, отличный от советского, ф р а н ­
цузское политбюро еще вдобавок нарочито выявило
к концу съезда. Председательство на одном из по­
следних заседаний было поручено писателю Луи
Арагону, окончательно поссорившемуся с советской
верхушкой из-за дела Солженицына. Советских
представителей пришлось уговаривать не покидать
зал. Наконец они поняли, что французская компар­
тия, пожертвовавшая в угоду Москве Гароди, не
может и не желает пожертвовать писателем с миро­
вой известностью — Арагоном.
Весь спектакль в Нантере выявил особенно ярко
ту трудную дилемму, перед которой стоит француз­
ская компартия. Она стремится выйти из-под на­
зойливой опеки руководителей КПСС, идти своим
особым путем, приемлемым для французов. С дру­
гой стороны, она хочет сохранить тесные, братские
узы с КПСС, без чьей поддержки она вряд ли может
обойтись. Получается какой-то заколдованный круг.
Это сознают многие французские коммунисты.
А. СТОЛЫПИН
ШВЕЦИЯ
«Дикие» забастовки
От собств. корреспондента « П о с е в а »
Стокгольм,
февраль
На севере Швеции уже давно начались «ликие»
забастовки — «дикие», потому что они не санкцио­
нированы профсоюзом. По закону, рабочие, недо­
вольные чем-либо, сперва должны уведомить рабо­
тодателя о причинах своего недовольства и требо­
вать переговоров с ним через свой профсоюз. Если
работодатель отказывается от переговоров и от
удовлетворения требований рабочих, профсоюз дол­
жен объявить работодателю, что, скажем, через две
недели начнется забастовка. Это для того, чтобы
дать работодателю возможность пепел принятием
решения какое-то время еше подумать. Только после
указанного срока, если работодатель все еше отка­
зывается идти рабочим навстречу, может начаться
забастовка, которая длится до того момента, когда
работодатель вынужден все же идти на переговоры.
Последние начинаются, когда рабочие уже верну-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
22
лись на работу, т. е. переговоров во время самой
забастовки вести нельзя.
На рудниках Швеции ни профсоюз, ни работода­
тель ни о чем не были заранее предупреждены, по­
чему забастовка и является «дикой». В один прек­
расный день рабочие, один за другим, стали вдруг
покидать работу. Это якобы произошло «спонтанно».
Но удивительно то, что одновременно появились
листовки и стенгазеты от какого-то неизвестного
забастовочного комитета. Этот комитет был настоль­
ко законспирирован, что журналистам пришлось
целую неделю искать его членов. Комитет быстро
составил список разных требований. Список растет
изо дня в день. Как только работодатель начинает
рассматривать одно требование и искать решение
его, появляются новые. Работодателем в данном
случае является шведское государство. Согласно за­
кону, государство требует, чтобы рабочие немедлен­
но вернулись на работу, после чего могут начаться
переговоры между работодателем и профсоюзом. А
забастовочный комитет требует немедленно начать
переговоры и отказывается действовать через проф­
союз. Большинство комитета состоит из коммунис­
тов крайне левого толка, т. е. членов «Союза марк­
систов-ленинцев», отколовшихся от шведской ком­
партии, которую они считают ревизионистской.
ТРЕБОВАНИЯ БАСТУЮЩИХ
Первоначальная причина забастовки — спор о
лишних 40 эре в час — уже давно оттеснена на зад­
ний план. Да и неестественно было бы бороться
из-за такой мелкой суммы (0,4 кроны), когда сред­
ний заработок рабочего на руднике 30 ООО крон в год
(что составляет 5 ООО рублей по официальному кур­
су). Самая низкая зарплата на руднике 11,20 крон в
час (2 рубля). Ее получают разнорабочие, работаю­
щие в дневную смену. Это дает им около 28 000 крон
в год. Квалифицированный ж е рабочий, работающий
в ночную смену, получает вдвое больше — около
60 000 в год (10 000 рублей).
Очень показательно заявление одного бастующего
рабочего в Кируне репортеру телевидения: «Да ведь
вопрос не в деньгах, а в равенстве! Вот видите:
здесь стоянка для автомашин. Тут стоят наши част­
ные машины. Ставим их здесь утром под открытым
небом, в 10-20-градусный мороз, а через 8 часов,
после работы, возвращаемся на них домой. Холодно!
Ведь простудиться можно! А вот для начальства по­
строен отопляемый гараж!»
И ведь прав он, этот рабочий. Почему же он дол­
жен оставлять собственный «Мерседес» на морозе,
когда инженер ставит свой «Фольксваген» в завод­
ской гараж!
ПЕРСПЕКТИВЫ ПЕРЕГОВОРОВ
90 процентов рудников принадлежит государству.
Частный работодатель, во избежание миллионных
потерь, уже давно постарался бы начать переговоры
с бастующими. Но государственный работодатель
этого не боится. Он свои убытки покроет повыше­
нием налогов. Директора рудников готовы вести пе­
реговоры только с профсоюзом, а не с комитетом
бастующих. «Как ж е в дальнейшем требовать соб­
людения договоров между работодателем и проф­
Март 1970
союзами, если мы сегодня будем признавать 'дикие
забастовки'?!» Но после обработки общественного
мнения при помощи левой прессы и телевидения,
комитет бастующих тоже был приглашен в Сток­
гольм на переговоры. По-видимому, этот комитет не
особенно заинтересован в быстром разрешении воп­
роса, так как он отказался от участия: «Переговари­
ваться хотим не в Стокгольме, где находятся все
канцелярии профсоюзов и работодателей, а именно
здесь, в Кируне».
Левая печать и телевидение до того взбудоражили
общественное мнение, что теперь вряд ли можно
ожидать быстрого разрешения конфликта. Обе сто­
роны своими категорическими высказываниями
загнали себя в тупик. А советская пресса тем вре­
менем злорадствует: «Классовая борьба продолжает­
ся!» Но где же здесь классовая борьба? Ведь рабо­
чие бастуют не против капиталистов, а именно про­
тив государства, — государства, управляемого около
40 лет социалистическими политическими деятелями
и самого передового по социально-трудовому зако­
нодательству и по социальному обеспечению.
ДАЛЬНЕЙШИЙ ХОД СОБЫТИЙ
Государство составило комиссию для переговоров
и ожидает ответа от бастующих. Их комитет пока
еще не смог даже составить своей комиссии для пе­
реговоров. То какой-то член комитета не подходит,
то не годится его заместитель. Создается впечатле­
ние, что комитет бастующих совсем не заинтересован
в переговорах. Он стремится политизировать весь
вопрос.
Когда работодатель пригласил комиссию рабочих
на переговоры в Стокгольм, в Кируне было быстро
созвано собрание всех рабочих (около 3 000). Орато­
ры там заявили: «Мы не поедем в Стокгольм! Пусть
государственная комиссия приедет сюда!»
Когда государственная комиссия согласилась прие­
хать в Кируну, то было созвано снова собрание. «В
государственной комиссии 4 человека, — в нашей
должно быть 27. Тогда будем голосовать». Государ­
ство согласилось и на это, но потребовало, чтобы
комиссия бастующих была составлена из рабочих и
членов профсоюза, причем председателем комиссии
должен быть председатель профсоюза. Опять было
созвано собрание. В таком духе все это и продол­
жается. Пока еще нет никакого решения, и, вероят­
но, его в ближайшем будущем не приходится ожи­
дать.
По примеру Кируны, «дикие забастовки» начались
и на многих заводах. Была забастовка и на заводе
«Вольво», но она длилась всего лишь один час.
«Вольво» изготовляет автомашины и принадлежит
частным акционерам. Директор «Вольво» Энгеллау
долго не думал. Он прибыл сам на завод, поговорил
с рабочими и сказал, что если все немедленно вер­
нутся на работу, он лично начнет переговоры с ко­
миссией бастующих и подпишет новый договор о
зарплате. Так и было. На «Вольво» работа продол­
жается, и зарплата рабочих повышена в среднем на
4 кроны в час.
Комментарии излишни. Но невольно вспоминается
отрывок из передачи «радио Ереван»: Можно ли в
Швеции построить коммунизм? Можно, но жалко!
А. МИЛОВАНОВ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ИТАЛИЯ
Разлад в отношениях между ИКП и КПСС
От собств. корреспондента « П о с е в а »
Р и м , февраль
За последний период времени отношения между
итальянской компартией и КПСС заметно охладели.
Дело еще, конечно, не дошло до того, чтобы ИКП,
наконец, решилась порвать связи с КПСС, выйти
из-под ее опеки. Прекращение этих связей с совет­
ской «великой державой» обернулось бы для ИКП
потерей престижа в глазах наименее просвещенной
части ее членов и сторонников. Ведь среди «темной»
массы коммунистов, читающих только «Улиту», или
вообще ничего не читающих и получающих инфор­
мацию только из уст местных партийных активи­
стов, еще упорно бытует представление о Советском
Союзе как о земле обетованной, где действительно
трудящиеся правят страной, где все живут хорошо и
т. д. Свобода же эту массу меньше всего интересует.
Но руководители ИКП не одобряют тактики КПСС.
Кремлевские заправилы слишком назойливо навя­
зывают коммунистам во всем мире свою опеку и это
настраивает против них, а, следовательно, и против
подопечных главарей ИКП, наиболее просвещенную
и сознательную часть итальянских коммунистов, для
которых понятия свободы и независимости — не
пустые слова. Таким образом, верхушка И К П нахо­
дится как бы между молотом и наковальней: она не
должна явно ссориться с КПСС, чтобы «не огорчить
народ», и в то ж е время не должна раболепствовать
перед ней, чтобы не восстановить против себя ин­
теллигенцию.
Однако Брежнев, Косыгин и Ко этих тонкостей не
понимают. Чтобы их не обидеть, итальянские комму­
нисты в печати и публичных выступлениях избега­
ют резких слов и выражений. Так, например, они не
о с у д и л и оккупацию Чехословакии, а просто о т ­
м е ж е в а л и с ь ; Сталин в свое время совершал не
п р е с т у п л е н и я , а лишь о ш и б к и ; по отно­
шению к репрессированию Синявского, Даниэля,
Григоренко, Галанскова, Литвинова и других они
проявляют не в о з м у щ е н и е , а лишь у д и в л е ­
н и е , и т. д. Но и этого для советского руководства
слишком много. Даже это в Москве считают опас­
ным ослушанием. Отсюда — напряженность в отно­
шениях между этими двумя «братскими» компартия­
ми. Для начала руководители КПСС предпочли
пойти в обход, не атаковать прямо своих итальян­
ских товарищей. Осенью прошлого года они эту за­
дачу возложили на своего верного слугу от литера­
туры Всеволода Кочетова. В трех номерах журнала
«Октябрь» он опубликовал свой роман под названи­
ем «Чего же ты хочешь?». В этом опусе содержатся
очень хлесткие суждения об итальянской компартии
и ее политике. Кочетов, в частности, обвиняет италь­
янских коммунистов в недопустимой потере рево­
люционного накала.
На кочетовские нападки газета «Унита» ответила
статьей под заголовком «Что же он хочет?», напи­
санной видным руководителем ИКП Джанкарло
Пайетта. Она начинается такими словами: «Скажем
сразу, мы не сомневаемся в праве Кочетова писать
то, что он находит нужным, но нас удивляет неод­
нократно выявлявшаяся в его произведениях и на
страницах его журнала претензия, чтобы в том ж е
праве, которым он сам пользуется, было отказано
другим авторам и другим журналам, печатающимся
23
недалеко от типографии журнала 'Октябрь'». Это,
конечно, явный намек на отсутствие в СССР эле­
ментарной свободы и на давление, которому под­
вергается редакция «Нового мира». Слова Пайетты,
однако, имели бы гораздо более убедительную силу,
если бы он настоял на их опубликовании на страни­
цах «Октября» и если бы он ознакомил со своей
точкой зрения не только итальянских читателей, но
и своих советских товарищей. Однако итальянские
коммунистические лидеры, как только пересекают
советскую границу, сразу теряют всякую смелость.
В связи с делом Солженицына, между ИКП и
КПСС возникли новые трения. Газета «Унита», хотя
и не особенно громогласно, но все ж е выступила в
защиту преследуемого русского писателя. Вот, в ч а ­
стности, что она писала: «Мы убеждены, что Сол­
женицын — подлинный писатель. Правление Союза
писателей не в состоянии лишить Солженицына его
дарований, его таланта, оно может лишь осущест­
вить свое формальное право — исключить его из
своих рядов. Мы считаем, в частности, абсолютно
недопустимым, чтобы это свое право оно сочетало с
запретом Солженицыну публиковать свои произве­
дения, что для писателя гораздо существеннее».
Более сильным и убедительным было выступление
крупнейшей демократической газеты Италии «Корьере делла сера». Вот каково ее мнение по этому воп­
росу: «Солженицын как юридически, так и практи­
чески исключен из числа писателей; он становится
таким образом безработным. Однако советское госу­
дарство, хвастающееся своей системой социального
обеспечения, не будет выплачивать ему никакого
пособия. Кроме того, поскольку в этой стране труд
считается «обязанностью», его могут обвинить в
«тунеядстве» и сослать в дальние края... В обстанов­
ке все более ощутимого в СССР возврата к сталин­
щине, Солженицын является как бы подлежащей
ликвидации занозой. Нет никаких сомнений, что его
злоключения еще не окончились».
Остается только надеяться, что это мрачное про­
рочество никогда не сбудется.
ЯН ВЛОХ
НОРВЕГИЯ
Поддерживают
Осло,
Солженицына
январь
Как и во многих других странах, исключение
Солженицына из Союза писателей СССР и после­
дующие нападки на него вызвали возмущение в
Норвегии. В частности, не прошел незамеченным
грубый наскок Шолохова, сравнившего, в своем в ы ­
ступлении перед колхозными делегатами в кремлев­
ском Дворце съездов, Солженицына с колорадским
жуком.
В ответ на это выступление норвежский Союз пи­
сателей 28 ноября направил резкое письмо Шолохо­
ву следующего содержаний:
«Правление норвежского Союза писателей с при­
скорбием отметило Ваши нападки на русского лите­
ратора Александра Солженицына, который был
исключен из Союза писателей СССР. У Вас есть
читатели и друзья в Норвегии, Михаил Шолохов. К
тому же, Вы имели честь получить Нобелевскую
премию, что заставляет нас обращать особое вни­
мание на Ваши слова. Поэтому мы вынуждены Вам
сказать, что мы считаем низким с Вашей стороны
топтать лежачего человека. Мы привыкли к соли-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
Март 1970
ПОСЕВ
дарности между писателями; мы также привыкли к
тому, что Союз писателей, — профессиональное объ­
единение литераторов, — проявляет солидарность в
отношении своих членов, а не подавляет и не исклю­
чает тех, чьи мнения ему не нравятся. Вы снова
приняли участие в подавлении свободного слова, и
Вы глубоко нас этим разочаровали».
В то ж е время, желая поддержать Солженицына
«не только словами, но и делом», известные писате­
ли Осмунд Б р ю н х и л ь д с е н и Финн А л ь н е с,
вместе с художниками Виктором С м и т о м и Яко­
вом В е й д е м а н н о м , обратились к норвежскому
правительству с просьбой предоставить дом поэта
Вергеланда в распоряжение Солженицына. Генрик
Вергеланд — самый крупный поэт Норвегии. Он
любим и почитаем не только за свое творчество, но
и за свою неустанную борьбу за свободу Норвегии.
Его дом в Осло по сей день предоставляется, в ка­
честве почетной резиденции, выдающимся писате­
лям.
В своем обращении писатели и художники сравни­
вают Солженицына с Вергеландом и призывают
рассматривать его дело в духе Вергеланда, не счи­
таясь с препятствиями, вытекающими из узкого
понимания уставов:
«Каждая эпоха порождает бесстрашные, свобод­
ные души, сияющие гением и честностью.
Норвегия имела Генрика Вергеланда. Россия имела
Достоевского, Пастернака, — а сегодня имеет Сол­
женицына...
Солженицын сказал: «Я готов умереть за правду».
Пусть Норвегия предоставит ему возможность про­
должать жить для нее...
Как и все великие художники, Александр Солже­
ницын принадлежит не только русскому народу, но
и всему миру. Неужели такой поэт будет удушен?
Если в Норвегии ему будет предоставлен дом Вер­
геланда, это может означать новую жизнь для его
творчества. Во всяком случае, это предложение, сре­
ди его испытаний, будет протянутой рукой и реаль­
ным проявлением симпатии со стороны малого наро­
да, который сам взрастил великих поэтов...»
Это предложение вызвало большую дискуссию на
страницах норвежской прессы. Вопрос будет рас­
смотрен правительством в течение этого года.
Следствием широкого интереса к Солженицыну и
к его творчеству было решение экранизировать
«Один день Ивана Денисовича». В Рёросе, в средней
Норвегии, построен «концлагерь», где в январе дол­
ж н ы начаться съемки кинофильма. Фильм ставится
совместно норвежской компанией «Норск фильм»,
английской «Леонтис фильм» и американской
«Групп-В продакшонс», но будет заснят целиком в
Норвегии. Стоимость его по предварительным под­
счетам будет равна примерно 400.000 долларов.
Главную роль, Ивана Денисовича, будет исполнять
артист мировой известности — Том Кортней (он ис­
полнял роль Стрельникова в фильме «Доктор Ж и ­
ваго»). Кортней выразил большое желание играть
Ивана Денисовича, сказав, что книга произвела на
него очень сильное впечатление. Руководит съемка­
ми Каспер Вреде (финн), которому пришла идея
поставить кинофильм по книге Солженицына. Сце­
нарий создан писателем Рональдом Харвудом на
основе перевода Г. Айткина. Оператор — уже соста­
вивший себе имя Свен Нюквист (швед). Фильм бу­
дет широкоэкранный и в красках. Премьера ожи­
дается осенью 1970 года.
Н. Н. (соб. корр.)
ХРОНИКА
ВАЖНЕЙШИХ
СОБЫТИЙ
I. 2 — Встреча ливанского премьер-министра Караме с президентом ОАР Насером в Каире.
2.2 — Умер Бертран Рассел, английский философ
и общественный деятель.
4.2 — X I X съезд Французской коммунистической
партии (по 8. 2).
5.2 — Йозеф Ленарт избран первым секретарем
ЦК КП Словакии вместо Штефана Садовского.
6.2 — Арабские подводники затопили израильское
военное судно в порту Эйлат.
8.2 — Французский теоретик марксизма Роже
Гароди исключен из ЦК ФКП.
9.2 — Норвежский демонстрант Гуннар Йенгсет
присужден в Ленинграде к году концлагеря.
10.2 — Нападение арабских террористов на пас­
сажиров израильского самолета в Мюнхене. — Ви­
зит в СССР делегации исполкома «Организации ос­
вобождения Палестины» во главе с Ясиром Арафа­
том (по 20. 2).
I I . 2 — Запущен первый японский спутник. —
Иностранные демонстранты Валтенио Такки, Тереза
Маринуцци (из Италии) и Виктор ван Брантегем (из
Бельгии) осуждены в Москве на год концлагеря
каждый.
12.2 — Израильская авиация бомбардировала,'по
ошибке, металлургический комбинат близ Каира;
убито 70 человек, ранено 98.
13.2 — А. Т. Твардовский ушел с поста главного
редактора журнала «Новый мир», на его место наз­
начен В. А. Косолапов.
14.2 — Чрезвычайный, объединительный съезд
Коммунистической партии Финляндии. — Итальян­
ские демонстранты Валтенио Такки и Тереза Мари­
нуцци высланы из СССР.
16.2 — Собрание представителей Советов колхо­
зов автономных республик, краев и областей РСФСР
в Москве: избран Всероссийский Совет колхозов.
17.2 — В Женеве возобновил работу Комитет по
разоружению.
18.2 — Послание президента Никсона конгрессу
США по вопросам внешней политики («Новая стра­
тегия мира»).
19.2 — Заявление лаосского
премьер-министра
Суванна Фумы о генеральном наступлении северновьетнамских интервентов в Лаосе.
21.2 — Упал и разбился близ Цюриха швейцар­
ский пассажирский самолет, отправившийся в Из­
раиль; погибло 47 человек. — Взорвалась бомба в
австрийском самолете, направлявшемся из Франк­
фурта в Вену. — Иностранные демонстранты бель­
гиец Виктор ван Брантегем и норвежец Гуннар
Йенгсет высланы из СССР.
23.2 — Поездка французского президента Помпиду в США (по 3. 3).
25.2 — Коммунистические войска в Лаосе пол­
ностью овладели Долиной Кувшинов и вышли к
дороге между Луанг-Прабангом и Вьентьяном.
26.2 — Лаосский премьер-министр Суванна Фума
потребовал созыва международной конференции по
охране нейтралитета Лаоса.
27.2 — Югославский президент Тито закончил
турне по африканским странам (с 26.1).
28.2 — Президент ОАР Насер обратился ко всем
мусульманам мира с воззванием о поддержке борь­
бы арабов против Израиля.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПРОБЛЕМЫ
ПОСЕВ
ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ
25
БОРЬБЫ
«Ленинцы»
А. НИКОЛИН
14 ноября 1968 года в Москве хоронили пи­
сателя Алексея Евграфовича Костерина.
Странными были эти похороны! Хоронили
старого большевика, члена партии с 1916 го­
да, а партийная власть сделала все возмож­
ное, чтобы сорвать похороны.
Разгадка проста: Алексей Евграфович был
— по словам его друзей — «истинным марк­
систом-ленинцем», в отличие от тех, кто сей­
час находится у власти, и кого люди костеринского склада именуют «сталинистами».
«Я работал с ним (т. е. с А. Е. Костериным) с пер­
вых лет революции и горжусь тем, что был его дру­
гом, — сказал, выступая на импровизированном
траурном митинге научный работник С. П. Писарев,
член партии с 1920 года. — Он всегда был предан
партии, делу Ленина, всегда был принципиален. Ко­
гда, после смерти Владимира Ильича, начался отход
от ленинской политики, Алексей Евграфович за
борьбу против этого отхода подвергся нескончаемым
жестоким преследованиям. Он боролся со всеми ви­
дами отхода от Ленина, но больше всего — с отхо­
дом от ленинской национальной политики».
За свою борьбу против отхода от «политики
Ленина» А. Е. Костерин заплатил дорогой це­
ной.
«Семнадцать лет вырваны из жизни Алексея
тюрьмой, с применением зверских пыток, сталинскобериевских лагерей истребления на Колыме и ссыл­
кой» (из некролога, прочитанного в морге больницы
им. Боткина Анатолием Якобсоном).
Кто же, по мнению Костерина, был винов­
ником его несчастий? Партия? Учение Марк­
са — Ленина? Отнюдь нет.
Выступавший на траурном митинге генерал
Петр Григоренко засвидетельствовал, что Ко­
стерин «не уставал повторять слова Ленина:
«Нет ничего более жестокого и бездушного, чем
чиновничье-бюрократическая машина». «Поэтому, —
продолжал Григоренко — он считал, что у комму­
нистов нет более важной задачи, чем разрушение
этой машины... Разрушение чиновничье-бюрократической машины это прежде всего — революция в
умах, в сознании людей, что немыслимо в условиях
тоталитаризма. Поэтому важнейшая задача сегодня­
шнего дня — развитие подлинной ленинской демо­
кратии, бескомпромиссная борьба против тоталита­
ризма».
О том, что не коммунизм, не КПСС виновны
в страданиях и гибели миллионов, а бюрокра­
ты-сталинисты, говорил и выступавший на
траурном митинге сын расстрелянного коман­
дарма историк Петр Ионович Якир.
Среди выступавших на траурном митинге
14 ноября была крымская татарка, врач Зампира Асанова из Ферганы. Она призналась:
советская действительность воспитала в ней
вражду и к марксизму-ленинизму и к лич­
ности самого Ленина.
Обращаясь к ней и возражая ей, историк
Леонид Покровский (внук одного из основа­
телей РСДРП, впоследствии председателя
фракции большевиков в I V Государственной
думе, позже — наркома внутренних дел в
первом советском правительстве, председа­
теля ЦИК Украины и ВЦИК Григория Ивано­
вича Петровского) сказал:
«Дорогая Зампира! Преступления, которые твори­
лись в нашей стране и неправые дела, которые со­
вершаются подчас и сегодня под прикрытием имени
Ленина, не имеют ничего общего с марксизмом-ле­
нинизмом... Фальсификаторы ленинизма, какие бы
высокие посты они ни занимали сегодня, будут не­
избежно разоблачены и их имена народ предаст
позору в веках».
Похороны Алексея Евграфовича
Костерина
превратились
в первый открытый митинг
«ленинцев». Митинг сравнительно многолюд­
ный: у зала крематория собралось 300-400
друзей и почитателей писателя.
Кто ж е эти современные «ленинцы»?
Собственно говоря, миф о «хорошем Лени­
не» всегда был жив в определенных кругах
партийной интеллигенции. Этот «хороший
Ленин» противопоставлялся «плохому Ста­
лину», а после него — «плохому Хрущеву»
или «плохому Брежневу».
Известно, что из Ленина при желании мо­
жно надергать всё, что угодно. Троцкисты
считали себя «ленинцами» (выходивший в
двадцатых и тридцатых годах за рубежом
бюллетень троцкистов прямо называл себя
органом «большевиков-ленинцев») и были
правы: не Ленин ли призывал к осуществле­
нию всемирной революции в кратчайший
срок? И не только призывал, но и предсказы­
вал ее (что предсказание не сбылось, — дру­
гое дело). Ленинцами считали себя и правые
оппозиционеры: они ссылались на введенный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
ПОСЕВ
Лениным нэп, задуманный по его ж е словам,
«всерьез и надолго».
Во все годы сталинщины в концлагерях
встречались исключенные из партии комму­
нисты. Их было немного •— основную массу
составляли беспартийные, — но они были. С
«врагами народа» они непосредственно свя­
заны не были: Сталин физически истребил
оппозиционеров почти поголовно. Некоторые
из этих исключенных партийцев продолжали,
однако, считать себя убежденными коммуни­
стами. Они молились на Ленина, а Сталина
обвиняли в отходе от ленинской линии (для
понимания психологии этих людей много дает
книга Аксеновой-Гинзбург «Крутой марш­
рут»).
Есть ли линия идеологической и политиче­
ской преемственности, связующая современ­
ных ленинцев с Бухариным или с теми ле­
нинцами-фрондерами, которых Сталин запря­
тал за колючую проволоку? Этот вопрос еще
ждет своего исследования.
Миф о «хорошем Ленине» соединяется с
другим мифом о благодетельности и оправ­
данности октябрьского переворота 1917 года,
переворота, творцом которого и был Ильич.
«Этот перелом в жизни народа, — пишет аноним­
ный советский журналист («П о с е в » № 9 за 1969 г.),
имея в виду октябрьский переворот, — вернул рус­
скому народу утраченное чувство гордости за себя,
веру в свое будущее, в свою жизнь, не копируемую
по чужому образцу, а в свою новую, несомненно
прекрасную жизнь... В нечеловеческих условиях соз­
давалось новое государство; в рамках разрухи, эко­
номической отсталости народы России создавали
«будущее» голыми руками, разутые, голодные, ж и ­
вущие идеей и энтузиазмом».
Но ради чего — нечеловеческие условия?
Ради чего «новое государство?» Вопрос для
ленинцев поистине страшный, ибо если приз­
нать, что октябрьский переворот 1917 года
был трагической ошибкой, то придется приз­
нать и то, что принесенные жертвы оказались
впустую и взглянуть на Ленина совсем дру­
гими глазами. Такой шаг — сверх сил ленин­
цев, он был бы равнозначен для них духов­
ному самоубийству. Однако мысль не успо­
каивается, она ставит вопрос и требует на
него ответа.
Петр Якир, выступая на поминках в па­
мять А. Е. Костерина, приводил его рассуж­
дения:
«Да, конечно, передовые, так называемые капита­
листические страны ушли от нас на пути общест­
венного развития на целую эпоху. Они лучше нас
во много раз удовлетворяют и материальные и ду­
Март 1970
ховные запросы своих граждан, лучше обеспечива­
ют свободное развитие личности. Но разве у них
достигнут идеал? Разве у человека, который ока­
зался там в неблагоприятных условиях жизни от
рождения или в силу неблагоприятно сложившихся
обстоятельств, имеется надежная возможность выр­
ваться из порочного круга? Разве там созданы рав­
ные условия для развития каждого? Разве там пол­
ностью ликвидированы нищета и пороки? Разве там
уничтожено социальное, национальное и расовое не­
равенство? Так что же вы предлагаете в качестве
альтернативы тому, как видим, далеко не совершен­
ному строю?»
«Помолчав немного, — продолжил Якир, — Костерин сам же и ответил: «Единственная альтернати­
ва тому строю и сталинскому «социализму» — очи­
щенный от скверны, возрожденный и в свободных
условиях развивающийся марксистско-ленинский
социализм».
Убедителен ли такой ответ? Для покойного
Костерина и его единомышленников, по-ви­
димому, убедителен. Их общественный идеал
ограничивается, очевидно, широкой внутри­
партийной демократией и каким-то вариан­
том нэпа.
«Ленинцы», разумеется, не могут знать о
том, какая кропотливая, но огромная работа
проводится на Западе для преодоления «язв
капитализма»: в США, например, в порядке
дня борьба с бедностью и расовой дискрими­
нацией (причем, бедность в США — понятие,
несравнимое с понятием бедности в СССР). А
главное — вся эта работа, сопровождающаяся
беспрерывным ростом благосостояния широ­
ких масс, проходит в условиях демократиче­
ских свобод, без подавления и закрепощения
личности, без террора и без назойливого еже­
минутного официального вранья. И это про­
исходит в условиях многопартийной системы,
которую «ленинцы» принять так и не реша­
ются; по крайней мере, у нас нет ни одного
документа, где бы ясно и недвусмысленно со­
держалось требование перехода от однопар­
тийной диктатуры к многопартийной демо­
кратической системе.
«В СССР потерпели поражение не идеи комму­
низма, а определенная практика, именовавшая себя
социалистической, но не бывшая такой в действи­
тельности.
Коммунистический идеал общественного устрой­
ства живет в мечтах человечества куда дольше, чем
существует марксистское учение. И, естественно, что
последнее, как научное выражение мечты челове­
чества, не может исчезнуть от того, что имелась неу­
дачная попытка осуществления этой мечты. Опыт,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
даже неудачный, лишь обогатит науку, поможет ей
значительно окрепнуть».
Так писал (13. 2. 1968 г.) П. Григоренко Бу­
дапештскому совещанию руководителей ком­
партий. Миф о «хорошем» коммунизме (кото­
рый якобы веками жил в мечтах человече­
ства!) перекликается с мифом о «хорошем»
Ленине, под руководством которого и начал
строиться «хороший» коммунизм. Но потом
случилось нечто логически необъяснимое.
«Коммунистическая партия, совершив революцию
и получив поддержку и доверие народа, — пишет
«ленинец» Геннадий Алексеев («Открытое письмо
гражданам Советского Союза от Геннадия Алексе­
ева». «П о с е в» № 1 за 1969 г.), — приступила со
знанием дела к осуществлению своей программы
строительства социализма в нашей стране. Следова­
ло ожидать, что, пользуясь передовой теорией марк­
сизма в начале пути и марксистско-ленинской тео­
рии после смерти первого вождя революции Ленина
в деле преобразования общественно-экономических
отношений в России, возникающие противоречия
между личным и общественным во всех сферах ж и ­
зни социалистического общества должны были бы
разрешать своевременно, научно и гуманно. Однако
коммунистическая партия, покончив с действитель­
ными внутренними и внешними врагами революции,
приступила к репрессиям против народа, которому
она обещала свободу от рабства и насилия... При­
менение методов классовой борьбы против народа
привело к тому, что было физически истреблено 14
миллионов человек... За передовой марксистско-ле­
нинской идеологией скрывается преступная деятель­
ность против народа, против всего социалистического
лагеря, против всеобщего мира. Ради какой цели?»
Интересно, что, выступающий с позиций за­
щиты чистоты «передовой макрсистско-ленинской идеологии», Геннадий Алексеев пы­
тается дать «диалектическое» объяснение вы­
рождения компартии в орудие деспотии. Это
«диалектическое» объяснение дополняется
потом чистейшим волюнтаризмом, что, между
прочим, лишний раз показывает беспомощ­
ность марксистской мысли, когда ей прихо­
дится объяснять явления не надуманного,
иллюзорного, а реального мира.
«Получив полную и безраздельную власть, — пи­
шет Геннадий Алексеев, •— руководители коммуни­
стической партии России, вероятно, и не предпола­
гали, да и не могли предполагать в то время, что
прогрессивное начало единовластия, может быть
действительно необходимое вначале пути, в самом
себе уже содержало свое противоречие, свое отри­
цание, начало регресса. По самой сути социалисти­
ческого общества, в котором каждому предоставля­
ются одинаковые права, в партийно-правительствен­
27
ный аппарат начали проникать эгоисты, стремящи­
еся к власти, честолюбцы и подхалимы, люди с по­
рочными стремлениями и грязной совестью. Этому
в большой степени способствовала искусственно со­
зданная в стране атмосфера подозрительности и стра­
ха перед необоснованными репрессиями. Этому так­
ж е способствовала диктатура коммунистической
партии, именуемая диктатурой рабочего класса, а,
следовательно, и всего народа. Таким образом, по­
степенно создались условия для закономерного пре­
образования коммунистической партии из органа,
преданного народу и революции, из органа передо­
вой мысли и прогресса в организацию власти, осу­
ществляющую свою деятельность от имени народа,
но без народа, в организацию власти, в которой низ­
копоклонство и формализм предшествуют делу, в
которой личная польза считается выше пользы го­
сударственной, в которой, наконец, процветает дема­
гогия, эгоизм, взяточничество и неприкрытая под­
купность и семейственность на всех этажах власти».
Как мы видим, мысль Геннадия Алексеева
скована марксистскими шаблонами: он не за­
мечает, что марксистско-ленинская идеология
никогда не была передовой, что начало еди­
новластия компартии никогда не было про­
грессивным, что коммунистическая партия
никогда не была органом, преданным народу,
что марксистско-ленинская идеология, — это
и научно и философски середина X I X века
(а мы живем во второй половине X X века!),
что начало единовластия ввел в компартию
не кто иной, как Ленин, для того, чтобы под­
чинить ее себе (что ему и удалось), что благо
народа не было целью компартии, а что ее
целью всегда было тотальное властвование,
прикрываемое вывеской «диктатуры проле­
тариата».
Но ход мышления Геннадия Алексеева ти­
пичен для хода мышления всех «ленинцев»
вообще (мы не причисляем к этой категории,
разумеется, тех, по существу антикоммуни­
стически-настроенных людей, которые ссы­
лаются на Ленина лишь в целях маскировки,
чтобы по возможности отвести от себя удар;
мы имеем в виду лишь искренних «ленин­
цев»). Объяснить гибельность системы по­
рочностью коммунизма, как замысла, и.несо­
стоятельностью идеологии марксизма-лени­
низма они не в состоянии, а, между тем, это
единственное возможное объяснение.
«Открытое письмо гражданам Советского
Союза» Геннадия Алексеева интересно тем,
что автор письма предлагает и положитель­
ную программу, соответствующую, по его
мнению, идеалам ленинизма: равенство всех
перед законом, право «открытого обсуждения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
ПОСЕВ
всех вопросов — экономических, социальных,
политических, внутренних и внешних» (это
«право открытого обсуждения» должно, повидимому, быть каким-то эрзацем свободы
слова), подотчетность правительства перед
народом (каким путем — автор письма не
уточняет), право Верховного совета СССР
выражать правительству недоверие и форми­
ровать новое правительство.
«Для осуществления этих принципов, — пишет
Геннадий Алексеев, — на основании того, что в на­
шей стране реставрация капитализма извне исклю­
чается мощью вооруженных сил Советского Союза
и стран социалистического лагеря, а также в силу
отсутствия антагонистических классов в социалисти­
ческом обществе и образования общенародного госу­
дарства, представляется необходимым произвести
реорганизацию существующей структуры партийноправительственного аппарата и судов».
Автор «Открытого письма» предлагает рас­
ширить функции Верховного совета, создать
при нем «Институт социологии и информации
СССР», который бы проводил постоянное ис­
следование общественного мнения. Число
кандидатов в депутаты, по Алексееву, «дол­
жно превышать количество заменяемых мест
в Советах не менее, чем в два раза». Геннадий
Алексеев против того, чтобы члены прави­
тельства СССР могли быть одновременно и
членами президиума Верховного совета. Ав­
тор «Открытого письма» предлагает создать
Верховный конституционный суд СССР (со­
ответственно конституционные суды респуб­
лик, областей и т. д.), «ведающий делами,
связанными с нарушением Конституции все­
ми без исключения законодательными, над­
зорными, исполнительными и партийными
организациями, в том числе и членами пра­
вительства СССР, Верховного суда СССР и
прокуратуры СССР».
Геннадий Алексеев предлагает по-новому
осмылить и определить роль коммунистиче­
ской партии, которая должна, «учить, а не
властвовать, направлять, а не подавлять».
Геннадий Алексеев за «самое широкое и ак­
тивное участие всех коммунистов, а не толь­
ко Центрального Комитета или, что еще х у ­
же, Политбюро ЦК в выработке идеологии и
политики в стране». Все эти реформы, по мне­
нию автора письма, позволили бы «в большей
степени использовать ленинский принцип о
привлечении народных масс к управлению
государством».
Нетрудно заметить, что Геннадий Алексе­
ев перекликается с теоретиками югославского
коммунистического режима. Официально в
Март 1970
Югославии Союз комунистов не властвует, а
лишь вдохновляет и направляет. На выборах
в органы местного самоуправления нередко
выдвигаются две и больше кадидатур на одно
депутатское место. Теоретически это возмо­
жно и на выборах в Федеральную Скупщину,
и такие случаи бывали, но скорее, как исклю­
чение, а не как общее правило. Созданы кон­
ституционные суды Федерации и отдельных
республик. В партии сравнительно часто про­
водятся широкие дискуссии по отдельным во­
просам.
Но значит ли все это, что в Югославии
нет диктатуры компартии и налицо такая ж е
степень демократических свобод, как, ска­
жем, в Англии, Дании или Швейцарии? Ко­
нечно, не значит.
Геннадий Алексеев — за продолжение мо­
нопольного властвования коммунистической
партии; он даже за то, чтобы компартия и
правительство вели борьбу «с враждебной
буржуазной идеологией» (правда, «перед ли­
цом всего народа путем открытой идейной
борьбы, а не путем насилия и произвола»),
он лишь хочет смягчить диктатуру, он,—вы­
ражаясь терминологией чехословацких ком­
мунистов, •— за «социализм с человеческим
лицом». Экономическая программа в письме
Алексеева не разработана, и это вряд ли слу­
чайно. Что может существенного выдвинуть
Алексеев в области экономики? Роспуск кол­
хозов? Но это подорвало бы экономическую
базу однопартийной диктатуры. И не Ленин
ли первым начал насаждать коммуны? Рабо­
чее самоуправление согласно югославскому
опыту? Но, во-первых, и в Югославии рабо­
чие советы на практике мало значат, если
только они не подобраны местным партий­
ным начальством, а, во-вторых, •— не Ленин
ли вел борьбу с «рабочей оппозицией» Шляпникова-Осинского?
Геннадий Алексеев лишь предлагает вся­
ческую поддержку
«...прогрессивного крыла в высшем партийно-пра­
вительственном аппарате и на местах, активное вы­
движение преданных делу народа людей в Советы,
в партийное руководство своих организаций, чтобы
тем самым способствовать перевесу сил, стремящих­
ся к изменениям и прогрессивным преобразованиям
нашего общества».
Геннадий Алексеев — за борьбу словом, за
распространение «информации на фабриках,
заводах, в учебных заведениях при помощи
прокламаций, листовок, брошюр, воззваний,
протестов».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
При всей своей преданности идеям Ленина
(как он их понимает) и при всей своей лояль­
ности к партии, Геннадий Алексеев не исклю­
чает возможности и иных, антипартийных
путей общественного развития.
«Если все методы борьбы не дадут положитель­
ного результата, — пишет он, — время выдвинет
задачу создания новой партии, которая в результате
упорной идеологической борьбы приведет социали­
стическое общество к победе Разума, Справедливо­
сти и Гуманизма, приведет к расцвету Интеллекту­
альной Свободы в нашей стране».
Мы задержались так долго на «Открытом
письме» Геннадия Алексеева не только пото­
му, что оно представляет собой, по сути, раз­
вернутую программу «ленинизма», но также
и потому, что оно отражает всю драму «ле­
нинцев». В самом деле: Геннадий Алексеев,
возмущающийся бесчеловечностью системы,
оправдывает и творца этой системы — Лени­
на, и идеологическую ее основу — марксизмленинизм. Он не требует свободы политиче­
ских партий, он хочет лишь, чтобы правящая
партия пересмотрела свою практику и стала
лучше.
«Настало время для партии открыто взглянуть в
глаза своему народу и пересмотреть свою деятель­
ность».
Сколько ленинцев? З а пределами партии
их, практически, нет. Нет или почти нет их и
среди молодежи. Как правило, ленинцы —
выходцы из партийной интеллигенции. Среди
них, возможно, есть дети и внуки тех старых
большевиков, в семьях которых память о Ле­
нине стала как бы семейной традицией.
Насколько мы можем судить, «ленинцы»
свою программу ограничивают партийными
кругами, что, впрочем, вполне логично для
людей, поставивших себе целью не ломку, а
улучшение (пусть и коренное улучшение)
существующего строя. Но в своей ограничен­
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПОСЕВ»
Александр Галич
ПЕСНИ
Твердый переплет, тисненный золотом
В книге 132 страницы
Цена 14.80 н. м. В США и Канаде 3.80 ам. дол.
Заказы направлять по адресу:
Possev-Verlag, D-623 Frankfurt/Main 80,
Flurecheideweg 15
29
ной сфере деятельности «ленинцы» разви­
вают большую активность. Имена их предста­
вителей часто встречаются в Самиздате.
Суждено ли «ленинцам» выйти на широ­
кую дорогу, стать массовым общенародным
движением? В этом позволительно усомнить­
ся. Ленинцы не идут под знаменем истинного
народовластия, восстановления личных и
гражданских свобод. Их кумир •— человек,
покончивший в России и с народовластием
и со свободами. Программа «ленинцев», —
это программа для партийцев, а не для на­
рода.
Мы пойдем еще дальше. Мы скажем, что
имя Ленина вырывает между современными
ленинцами и широкими народными массами
непереходимый ров. Как культ Сталина со­
здавался для того, чтобы подавить сознание
людей, обреченных на тяжелую, беспросвет­
ную жизнь и сделать из них нерассуждающих автоматов, так этой ж е цели служит сей­
час и культ Ленина, переросший (подобно
культу Сталина) в связи с «ленинианой» в
какой-то чудовищный гротеск. Культ Ста­
лина достиг обратной цели: народ за все беды
стал винить именно Сталина и его сподруч­
ных (насчет ненависти к нему народа Сталин
не строил себе никаких иллюзий: он прятался
от людей, как прячется каждый трусливый
деспот). Что ж е сказать о результатах куль­
та Ленина, когда каждый знает, что Ленин <—
создатель существующей системы? Современ­
ным ленинцам некому предложить свою про­
грамму, кроме партии.
Но на данном этапе освободительной борь­
бы «ленинцы» делают, в какой-то мере, по­
лезное дело хотя бы у ж е тем, что будоражат
мысль, что наносят удары по сталинщине и
сталинцам. «Ленинцы» •— смелые, мужествен­
ные люди, готовые пострадать за свои убе­
ждения.
Революционные силы могут вступать с «ле­
нинцами» в тактический союз. Это мы видим
и на практике: на похоронах Костерина с
краткой речью выступил случайно попавший
на траурное собрание неизвестный молодой
христианин. Закончив свою речь, он обнял и
поцеловал стоявшего с ним рядом ленинца
Леонида Петровского. На демонстрации на
Красную площадь приходят и ленинцы и не­
ленинцы и совместно ставят себя под удар
органов власти. Но в свободной России совре­
менные «ленинцы», если они не пересмотрят
свои взгляды, окажутся вчерашним днем ис­
тории, независимо от своих, зачастую, высо­
ких личных качеств.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
ПОСЕВ
ИЗДАТЕЛЬСТВО « П О С Е В »
Possev-Verlag, D-623 Frankfurt/Main 80,
Flurscheideweg 15
АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН
Март 1970
ИЗДАТЕЛЬСТВО „ П О С Е В "
Подготавливаются к выпуску
следующие книги:
СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
В шести томах
С приложением критических статей о творче­
стве автора, а также документов По так назы­
ваемому «делу Солженицына»
Цветная художественная суперобложка,
твердый переплет, тисненный золотом,
работы художника А. Р у с а к а .
Фотография автора и его портрет
работы московского художника
В. С и д у р а
НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ
ПОЛДЕНЬ
Белая книга, посвященная процессу над де­
монстрантами, выступившими 25 августа 1968 г.
на Лобном месте с протестом против оккупации
Чехословакии.
МИЛОВАН ДЖИЛАС
РАЗГОВОРЫ СО СТАЛИНЫМ
Вышел из печати
ТОМ П Я Т Ы Й
ПЬЕСЫ, РАССКАЗЫ, СТАТЬИ
Олень и шалашовка • Свеча на ветру • Правая
кисть • Крохотки • Пасхальный крестный ход •
Как читают Ивана Денисовича • Не обычай
дегтем щи белить, на то сметана • Ответ трем
студентам • В томе 270 страниц
Цена в твердом переплете 15.— нем. мар.
В США и Канаде 5 ам. дол.
Цена в мягком переплете 12.— нем. мар.
В США и Канаде 4 ам. дол.
Выйдет в конце марта
ТОМ П Е Р В Ы Й
ОДИН ДЕНЬ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА •
РАССКАЗЫ
Матренин двор • Случай на станции Кречетовка • Для пользы дела • Захар Калита.
В томе 308 страниц и фотография
А. И. Солженицына на меловой бумаге
Цена в твердом переплете 18.— нем. марок
В США и Канаде — 6 ам. дол.
Цена в мягком переплете 15.— нем. марок
В США и Канаде — 5 ам. дол.
Находится в печати и выйдет в апреле
ТОМ В Т О Р О Й
РАКОВЫЙ КОРПУС
600 страниц
Цена в твердом переплете 24.— нем. марки
В США и Канаде — 8 ам. дол.
Цена в мягком переплете 21.— нем. марка
В США и Канаде — 7 ам. дол.
Подготовлен к печати
ТОМ Ш Е С Т О Й
«ДЕЛО СОЛЖЕНИЦЫНА» • КРИТИЧЕСКИЕ
СТАТЬИ
Письма, записки заседаний и др. материалы,
показывающие отношение А. Солженицына к
СП, к вопросам цензуры, к судьбам отечест­
венной литературы. Наиболее полный сборник
документов, начиная с письма IV съезду СП
и до ответа на исключение из СП. • Статьи о
творчестве А. Солженицына: Тарасовой, Б л а ­
гова, Лакшина • Библиография.
Подробные объявления о каждой книге будут
публиковаться перед выходом книги из печати
ТОМА Т Р Е Т И Й И Ч Е Т В Е Р Т Ы Й
подготавливаются к печати
Possev-Verlag D-623 Frankfort/Main 80,
Flurscheideweg 15.
Перевод с сербскохорватского. Книга включает
также статью автора, написанную по поводу
девяностолетия со дня рождения Сталина.
Свящ. СЕРГИЙ ЖЕЛУДКОВ
ПОЧЕМУ И Я — ХРИСТИАНИН
Работа псковского священника, касающаяся
важнейших вопросов христианской религии
в современной России.
Б. П. ВЫШЕСЛАВЦЕВ
ФИЛОСОФСКАЯ НИЩЕТА МАРКСИЗМА
Классический труд по критике марксизма.
Ч е т в е р т о е издание.
ВОСПОМИНАНИЯ П. Н. ВРАНГЕЛЯ
Переиздание одной из интереснейших работ по
истории гражданской войны.
БУЛАТ ОКУДЖАВА
ДВА РОМАНА
Бедный Авросимов. Фотограф Жора.
ЕВГЕНИЯ ГИНЗБУРГ
КРУТОЙ МАРШРУТ
МИХАИЛ ГОЛЬДШТЕЙН
ЗАПИСКИ МУЗЫКАНТА
МИХАИЛ ЗОЩЕНКО
РАССКАЗЫ
А. АНАТОЛИЙ (КУЗНЕЦОВ)
БАБИЙ ЯР
Первое нецензурированное издание.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
31
ИДЕОЛОГИЯ
Контуры нового мировоззрения
А. ПОРЕМСКИЙ
Десять лет назад, 18 марта 1960 года, трагически погиб (в результате дорожной катастрофы) Алексей
Владимирович Поремский, работавший тогда ответственным секретарем редакции «П о с е в а». Ему не бы­
ло еще 29-ти лет. Родился он 1 апреля 1931 года в Риге, учился в Париже во французской начальной
школе, затем там же в русской гимназии; среднее образование закончил уже после войны в Германии.
Потом прошел курс историке-социологических наук в университетах Парижа (Сорбонна), Гейдельберга, Франкфурта. Сотрудничал в «Посеве», «Гранях», «Наших днях», «Воле», «За Россию». С 1959 года
стал ответственным секретарем редакции « П о с е в а »
Углубляясь в самого себя, анализируя свои
познавательные способности, человек прихо­
дит к убеждению, что ни чувственное позна­
ние (сенсуализм), ни познание рассудочное
(рационализм) не обладают полноценностью.
Это видно, в частности, из того, что чувст­
венное познание нас нередко обманывает
А. В. Поремский
(так, например, далекое расстояние приводит
к зрительному искажению величины наблю­
даемого предмета), что оно не способно про­
никнуть в такие реальности нашего опыта,
как математические законы, нравственные
ценности и т. д.
Чисто рассудочное познание несостоятельИз книги: А. Поремский. Силой идеи. Издатель­
ство «Посев», 1961. — Р е д .
но, в частности, в силу того, что оно механи­
стично и аналитично, что оно неспособно
узреть ощущаемую нашим духовным опытом
целостность события, несводимую к сумме
улавливаемых нашим рассудком явлений.
Рассудочное познание с неизбежностью при­
водит нас к рациональным тупикам, к тому,
что в философии называется антиномиями,
т. е. к противоречиям, вытекающим с логи­
ческой неизбежностью.
Всё это заставляет нас обратиться к инту­
итивному познанию, к глубинному вживанию
в сущность познаваемого предмета. Интуи­
тивное познание носит целостный характер,
включая в себя не только физические, психи­
ческие и духовные стороны познающего че­
ловека, но и самый предмет познания, кото­
рый оно рассматривает как целостное явле­
ние. Интуитивное познание — это не авто­
матический (в духе, например, «теории от­
ражения» марксизма-ленинизма), а творче­
ский акт, это не только данная нам способ­
ность, но и бесконечное задание, понимаемое
как бесконечное вживание в Истину. Одной
из основных движущих сил интуитивного
познания является любовь, без которой не­
мыслимо возрастание и углубление познания.
Этот вид познания стирает грань между вне­
шним миром и познающим человеком, ибо
интуиция — не что иное, как творческая
встреча познающего и познаваемого.
Интуитивный метод искони оплодотворял
философию. В X X веке интуитивизм был
наиболее полно и ярко изложен французским
мыслителем Анри Бергсоном (1859—1941) и
ныне здравствующим*) русским философом
Николаем Онуфриевичем Лосским.
Какова ж е картина мира, которая рисуется
нам на основании интуитивного познания?
*) Скончался 24.1.1965 г. — Р е д .
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
ПОСЕВ
Мир раскрывается нам как единство во
многообразии. Мы видим различные ступени
бытия •— мир материальный, биоорганиче­
ский, психический, социальный, идеальный и
духовный. Каждая из этих ступеней облада­
ет своим своеобразием, своими внутренними
закономерностями. Вместе с тем, они тесно
между собой связаны, воздействуют друг на
друга, друг в друга проникают и друг друга
дополняют. Такой взгляд на мир можно наз­
вать органическим, ибо он подчеркивает первоцелостность мира.
Отмеченную нами связь различных ступе­
ней бытия можно также отразить термином
идеал-реализм,
подчеркивая этим самым
связь двух сфер бытия — реальной и идеаль­
ной, т. е. сферы временно и пространственно
обусловленного с надвременным и надпространственным бытием.
Говоря не только о многообразии, но и о
ступенчатости бытия, мы как бы предпосыла­
ем идею нижестояния и вышестояния, зало­
женную в структуре бытия. Иными словами,
указанные нами выше пласты бытия пред­
ставляют собою как бы ступени некой лест­
ницы бытия. Таким образом, мы усматриваем
иерархическое
начало в структуре бытия,
возрастание от низшей материальной ступе­
ни к высшей — духовной. Если духовное
бытие нуждается в своем основании — в бо­
лее низких ступенях бытия (как, например,
человек для полноценности своего бытия
нуждается в теле), то более низкие ступени
фундированы (термин немецкого философа
Макса Шелера), т. е. укоренены в более вы­
соких. Вместе с тем, в этой взаимосвязи мож­
но установить некие первичность и главенст­
во за духовным бытием в смысле его времен­
ного предстояния и ценностного вышестоя­
ния. В этом смысле органический идеал-реа­
лизм прямо противоположен натурализму и
материализму, которые все выводят из низ­
шего, дух рассматривают как нечто вторич­
ное по отношению к материи, и за материаль­
ными ценностями признают большее значе­
ние, чем за духовными.
Элементы органического и иерархического
идеал-реализма мы в разные эпохи находим
у столь различных мыслителей, как Платон,
Гегель, Владимир Соловьев. Среди современ­
ных российских философов эту концепцию в
наиболее близкой нам форме выразил С. А.
Левицкий в своей книге «Основы органиче­
ского мировоззрения».
У ж е упомянутый нами мыслитель — Н. О.
Лосский добавляет к понятию «идеал-реа­
Март 1970
лизм» эпитет «конкретный». Этим он отделя­
ет отвлеченно-идеальное бытие от конкретноидеального, т. е. вневременную идею от надвременного субстанционального деятеля (ска­
жем, идею числа от живой человеческой
личности).
Идея личности представляет собой ту
отправную точку, которая может служить
критерием возрастания ценности. Это лично­
стное начало можно разложить на ряд состав­
ных элементов, например, на степень целост­
ности, степень освобождения от закономерно­
стей, степень способности действовать по
целям, степень творческой энергии, степень
преодоления времени и пространства, степень
восприятия мира ценностей и т. д.
В этом смысле бытие может рисоваться в
качестве постепенного возрастания личност­
ного начала, идущее от бездушного матери­
ального мира, через концентрацию личност­
ного начала в человеческом «я» к Абсолютной
личности, которая на языке религии назы­
вается Богом.
Говоря о познании мира, мы исходили из
человеческой личности. Говоря о космосе, о
вселенной, мы ставили в центр нашего вни­
мания ту ж е личность. Такое мировосприя­
тие можно назвать антропоцентричным, со­
средоточенным на человеке.
Антропоцентрическое мышление издавна
свойственно философии. Мы можем, отчасти,
найти его в диалогах Сократа в их платонов­
ской интерпретации. Оно очень сильно в ран­
ней христианской философии. В более позд­
нее время мы встречаем его у Паскаля и
Ницше. Разумеется, существовали и иные
философские течения. Так, в X I X веке доми­
нировал безличностный панлогизм Гегеля и
столь ж е безличностный позитивизм, скажем,
Огюста Конта. Однако в том же X I X веке
можно отметить реакцию на эти системы не
только в лице у ж е упомянутого Фридриха
Ницше, но и христианского экзистенциализ­
ма Серена Кьеркегора. В X X веке мы видим
бурный расцвет экзистенциализма (правда,
отнюдь не только в его христианской интер­
претации), вышедшего далеко за пределы
философии и оказавшего глубочайшее влия­
ние на искусство, в частности, на литературу,
живопись и музыку. Эта популярность экзи­
стенциализма заставляет сказать о нем ниже
несколько слов.
В центре экзистенциального философство­
вания стоит не отвлеченная субстанция, а
живой человек; не отвлеченная идея вечно­
сти, а то пересечение времени и вечности, в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
котором протекает свободный акт человече­
ской воли; не абстрактное бытие, а конкрет­
ное существование; не рационалистическая
схема, а духовное переживание. Человек пе­
ред лицом Бога и Ничто, между бесконечно­
стью и конечностью, переживая страх и
«брошенность в мир», в дыхании беспредель­
ной свободы и под тяжестью огромной ответ­
ственности; человек, выброшенный из колеи
рутины и брошенный в мир решений — тако­
ва тональность экзистенциональной филосо­
фии, знающей множество близких и чуждых
нам оттенков.
В порядке информации мы здесь укажем
лишь на имена современных философов-эк­
зистенциалистов — Карла Ясперса, Мартина
Гейдеггера в Германии и Жана Поля Сартра
во Франции. В России экзистенциализм но­
сил особый характер, несводимый к западно­
европейскому. В частности, среди русских
мыслителей можно указать на Льва Шестова
и Николая Бердяева.
Подводя итоги вышесказанному, мы можем
указать на то, что вопросами познания, его
достоверности и отношения к бытию зани­
мается гносеология, включающая в себя
теорию познания и логику. Вопросами бытия
во всей его полноте занимается онтология
или метафизика, а детальными проблемами
— различные философские дисциплины, както: философия общества, философия истории,
философия религии, философия искусства,
философская антропология и т. д., а также
различные естественные науки, как-то: ф и ­
зика, химия, биология, зоология и т. д. Ин­
туитивизм и конкретный органический идеалреализм являются плодотворной установкой
для исследования всех областей познания —
сущего и должного. Однако последнее знание
лежит в области непостижимого, к которому
можно лишь бесконечно стремиться, как бы
асимптотически приближаться, не достигая
его, однако, в пределах нашей земной жизни.
Но тут нас, в основном, интересует не поз­
нание, не сущее во всей его полноте, и даже
не Абсолют, который является как бы зени­
том, кульминационным пунктом всякого ми­
ровоззрения, а живая человеческая личность,
с ее изнутри и извне заданным путем — та­
ким, каким он является нашему интуитивно­
му духовному опыту.
Тут мы склонны остановиться на персона­
лизме, т. е. на учении, противополагающем
себя любому другому учению, которое рас­
сматривает человеческую личность как нечто
вторичное, подчиненное, производное, лишен­
33
ное самоценности. Таковы, например, мате­
риализм и, отчасти, спиритуализм, кладущие
в основу бытия безличную материю или без­
личный ж е дух, не знающие тайны и ценно­
сти личности, подчиняющие ее отвлеченному
закону, который на самом деле является не
внешним, а внутренним, свободно признавае­
мым началом. Таков в плане социальном, на­
пример, коллективизм, который насильствен­
но подчиняет личность интересам общества.
Персоналистические моменты мы находим
в ряде философских школ. В новейшее время
эта линия была, быть может, яснее всего
сформулирована в учении немецкого психо­
лога и философа Вильяма Штерна, в частно­
сти, в его работе «Личность и вещь». Впослед­
ствии в Германии персоналистическую кон­
цепцию защищал скончавшийся несколько
лет назад Николай Гартман, а во Франции —
Эмануэль Мунье. Среди русских философов,
почти всегда близких к персонализму, можно
указать, в частности, на Николая Александ­
ровича Бердяева.
Однако человеческая личность, обладая
неповторимостью и самоценностью, не яв­
ляется чем-то замкнутым и законченным.
Личность — не только реальная данность, но
и идеальное задание. В этом смысле можно,
например, говорить о «личноиде», как о ста­
новящейся личности. Личность не только не
растет, если она пребывает в неподвижности,
но саморазрушается и гибнет. В этом понима­
нии личности персонализм, например, резко
отличается от индивидуализма, который, про­
возглашая неповторимую ценность личности,
не ставит ей творческих задач, не дает ей
ориентировочных маяков, не указывает цели,
в достижении которой личность только и ста­
новится таковой. Персонализм же, напротив,
усматривает основную ценность личности в
том, что она способна свободно узреть свой
вне ее лежащий долг и творчески ему служа,
способна «придти к самой себе», совершать,
актуализировать и совершенствовать свою
сущность, приобретая и приумножая при этом
свою ценность. Таким образом, персонализм
выдвигает идею служения в качестве основ­
ной формы самостановления личности.
Идея служения в той или иной форме име­
ет немалое значение во многих этических
построениях. Здесь мы лишь укажем на ин­
тересную работу Семена Людвиговича Фран­
ка — «Духовные основы общества».
Это служение, осуществляющееся через
становление и самораскрытие личности, на-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
ПОСЕВ
правленное на сверхличные верховные цен­
ности, способно осуществляться лишь в сво­
боде. Таким образом, понятие свободы —
центральное понятие персоналистического
мировоззрения.
Вместе с тем, свобода — нейтральная цен­
ность. Она может быть направлена как на
добро, так и на зло. Свобода знает свои отри­
цательные аспекты — анархию, произвол,
которые способствуют не самораскрытию
личности и ее творческому становлению, а ее
постепенному обеднению и разрушению. Зна­
чение свободы для личности можно сравнить
со значением воздуха для биологического
организма •— он необходим для жизни, но он
не является, вместе с тем, ее содержанием и
целью. Так и свобода становится ценностью
положительной или отрицательной в зависи­
мости от того, каким содержанием ее напол­
няют. Свобода, как чистая возможность, те­
ряет свой смысл. Она рождена не для сохра­
нения, а для осуществления. Она ценна в
решении, а не в воздержании от решения.
Воздержание — это консервация, оскопление
свободы, лишение ее смысла.
Идея свободы — несомненно одна из цент­
ральных проблем философии. Эту идею
нельзя свести исключительно к проблеме
индетерминизма и детерминизма, т. е. к проб­
леме свободы или несвободы человеческой
воли. В этой области можно сослаться на
очень интересный труд у ж е упомянутого
Н. О. Лосского '— «Свобода воли».
С понятием свободы теснейшим образом
связана вся христианская мысль и, в частно­
сти, столь сложная проблема, как теодицея,
т. е. оправдание Добра и объяснение зла в
мире. В классической немецкой философии
мы встречаемся с очень интересным трудом
Шеллинга, посвященным этой теме. Быть мо­
жет, наиболее яркое обоснование детерми­
низма дал Барух Спиноза в своей «Этике».
Среди более или менее современных детер­
министических авторов можно указать на
«Азбуку коммунизма» Бухарина. Страстным
апологетом свободы был Н. А. Бердяев, ут­
верждавший даже примат свободы над бы­
тием. Очень интересные мысли на эту тему
можно найти в труде русского философа Бо­
риса Петровича Вышеславцева — «Философ­
ская нищета марксизма». Последней работой
на русском языке, посвященной проблеме
свободы, является, пожалуй, книга С. А. Ле­
вицкого «Трагедия свободы».
Быть может, самое красивое, что есть в че­
Март 1970
ловеческой жизни, это •— жертва. Самая
царственная жертва — это жертва свободы.
Свобода рождена для жертвы. В этом ее тра­
гизм и радость, ибо в свободной жертве сво­
бода являет себя самое. В ней она не теорети­
чески пребывает, а конкретно живет. Как
жертва немыслима без свободы, так и свобо­
да создана для жертвы, которая реализуется
в служении. Причем жертва понимается на­
ми здесь не как единичный акт, а как беско­
нечно творимый процесс, как самая жизнь
личности, которая, жертвуя свободой, осу­
ществляет ее в каждом своем неповторимом
акте.
В этом смысле идея жертвенности касается
не только свободы, но и самой личности. Вся­
кое служение есть трансцензус, •— выхождение за свои пределы, а это не что иное, как
жертва. Тут действует таинственный закон,
согласно которому ценность личности возра­
стает сообразно ее выходу за свои пределы.
В этом, может быть, основная тайна и глав­
ный смысл персонализма. Так, сократовское:
«я знаю, что я ничего не знаю» открывает
двери в подлинное познание, закрытое для
всякого самодовольства. В этом смысл хри­
стианского: «потерявший душу, обретет ее»,
«первые да будут последними, а последние —
первыми». Недаром в святоотеческой литера­
туре можно найти определение святости, со­
гласно которому она, в частности, является
повышенным сознанием собственной грехов­
ности. Самоограничение есть условие роста.
Уверенный в своем совершенстве неспособен
к нему приблизиться.
Понятие жертвы сравнительно редко встре­
чается в философии, хотя и очень тесно с ней
связано. Так, еще на заре философии, почти
ничего не говоря о жертве, умер за свои убеж­
дения один из величайших философов древ­
ности —Сократ. В мистике же, в мистической
философии, жертва всегда имела огромное
значение. Так, в частности, одной из самых
ярких идей христианства, одним из наиболее
одухотворяющих фактов истории человече­
ства и того, что лежит за ее пределами, явля­
лась жертва Спасителя — Иисуса Христа,
умершего и воскресшего ради спасения всех
людей и завещавшего: «несть больше той
любви, аще кто положит душу свою за други
своя».
Как свобода, отрекаясь от своей потенци­
альности, от своей нейтральности, приходит
к богатству своего осуществления, так и лич­
ность подлинно живет и обогащается в слу­
жении ценностям, лежащим вне ее. Служе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ние самому себе •— эгоизм — такое ж е обедне­
ние личности, как и служение свободы самой
себе. И то и другое — застой, отлучение от
жизни и ее богатства.
Понятие служения неразрывно связано с
творчеством. Так, служение может быть
только творческим, а творчество всегда чемуто служит. Творчество — понятие противопо­
ложное работе. Работа выражается физиче­
ской формулой произведения силы на рас­
стояние. Работу может осуществлять и маши­
на и ветер. Работа не знает свободы и
целенаправленности, она всецело причинно
обусловлена. В самом ж е механическом че­
ловеческом труде, например, в системе кон­
вейера, есть у ж е искры творчества, отрыв от
чистой работы. С другой стороны, в столь
творческой задаче, которая стоит, скажем,
перед поэтом, есть элементы работы, связан­
ности с пером и бумагой. Под абсолютным
творчеством следует понимать деятельность
абсолютной ж е личности, т. е. Бога, обладаю­
щего полной свободой, не нуждающегося ни
в чем, лежащем вне Его, творящим из ничего.
Таковым, согласно христианскому учению,
было, например, сотворение мира. Таким об­
разом, творчество рисуется нам в качестве
бесконечного задания, в качестве возрастаю­
щего отрыва от механичности, от причинной
обусловленности, в качестве преумножения
свободы и внутренней полноты.
Удел человека — труд, понимаемый как
отрыв от работы и преумножение творчества.
Всякое служение — прежде всего творческий
труд и в нем проявляет себя человеческая
личность. Именно с таким пониманием труда
связан замысел народно-трудового строя, по­
строение которого вытекает из обрисовывае­
мого нами мировоззрения.
Говоря о служении и творчестве, мы есте­
ственно подходим к понятию ценности. В
этом смысле развиваемую нами мировоззрен­
ческую установку можно назвать аксиологи­
ческой, ценностноустремленной. Служение
мыслимо только по отношению к ценностям.
Служение и есть воплощение, осуществление
ценностей.
Сфера ценностей столь ж е иерархична, как
и бытие: ниже- и вышестояние внутриположно миру ценностей. Но, вместе с тем, ценности
относятся не столько к миру сущего, сколько
к миру должного. Немецкий философ Макс
Шелер построил целую систему иерархиче­
ского взаимоотношения ценностей. Так, в
частности, он установил ступенчатую после­
довательность таких ценностей, как «полез­
35
ность», «приятность», «витальность», «духов­
ность», «святость». Он попытался установить
в своей работе «Формализм в этике и мате­
риальная этика ценностей» объективное вза­
имоотношение ценностей. Но мы не будем
входить во все эти тонкости. Мы укажем
здесь лишь на то, что ценность — это качест­
венное и, притом, обратимое понятие. Так,
например, если качество «красный» не имеет
своей логической противоположности и, сле­
довательно, не является ценностью, то «доб­
рый», допускающий наличие своей противо­
положности — «злой», является ценностным
суждением.
Отвлекаясь от всех сложностей построения
аксиологической системы, мы позволим себе
остановиться лишь на понятии верховных
ценностей, т. е. тех ценностей, в служении
которым, как мы говорили выше, раскрывает
себя человеческая личность.
Исходя из вековой традиции человеческой
мысли, мы можем сказать, что такими ценно­
стями являются Истина, Добро и Красота.
Что касается первой ценности, в ее сущност­
ном аспекте, то на нее направлена онтология
(как мы у ж е указали — учение о сущем), со
всеми ее вспомогательными, как философс­
кими, так гуманитарными и естественными
науками. Второй верховной ценности посвя­
щена этика — наука о нравственно должном,
а третьей верховной ценности посвящена эс­
тетика — наука о должном в области Красо­
ты. Этим областям соответствуют •— позна­
ние, добротворчество и художественное твор­
чество. Этими задачами всегда мучилось
человечество: они всегда рассматривались в
качестве высоких и бесконечных заданий.
Эти задачи по-разному и в разные времена
ставились человечеству, скажем, Платоном и
Гёте. Их разрешали — философия, наука,
законодательство, личный подвиг, художест­
венное творчество. Указанные нами ценности,
за редким исключением, •— например, цинич­
ного писаревского «сапоги выше Шекспира!»
— рассматривались в качестве высочайших
целей, которые может себе поставить человек.
Но за этими ценностями, которые знают разъ­
единение (например, «истинное зло», «истин­
ное безобразие», «благая ложь», «благая урод­
ливость», «уродливая истина», «красивое
зло»), человеческий дух невольно ищет их
носителя (термин тоже принадлежащий Мак­
су Шелеру, который различал между ценно­
стями и их носителями), их всеобъединяющего источника. Таким Абсолютным источником
ценностей может быть лишь то, что на языке
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
ПОСЕВ
философов называется Абсолютом, а на язы­
ке религии — Богом. В этом смысле Истина,
Добро и Красота — не абстрактные идеи, ко­
торым «вынужден подчиняться» Бог, а то, что
подчиняется Богу, Им нормируется, что яв­
ляется Его волением.
1
Как мы у ж е говорили, мы не намерены
излагать здесь философию Абсолютного. В
нашу задачу входило лишь указать на то, что
философия тендирует к идее Абсолютного,
что она не может от нее отмахнуться, что в
каком-то смысле это — центральная пробле­
ма вершин философии. Далее, мы хотели
указать на то, что мировоззрение, о котором
мы здесь говорим, имеет свои
религиозные
корни, что центральное для него — идея че­
ловеческой личности — носит в каком-то
смысле религиозный характер (в духе учения
о богоподобии человека) и от человека и че­
рез человека ведет к миру религиозных цен­
ностей. Однако чисто религиозная тематика
увела бы нас за рамки задач, поставленных
настоящей краткой статьей.
Философия Абсолюта издревле интересова­
ла человеческую мысль. Тут можно, с одной
стороны, указать на так называемое апофатическое богословие (или философию), д е ­
лающее ударение на непостижимость Абсо­
люта. Так, этим духом проникнуто учение
Лао-Цзы, китайского мыслителя, основопо­
ложника даосизма; такова традиция индий­
ской философии с ее пафосом Ничто; таковы
построения греческого христианского мысли­
теля Дионисия Ареопагита. Из российских
философов можно указать на книгу недавно
скончавшегося С. Л. Франка «Непостижи­
мое», показывающую, что на дне всякого
бытия есть некая непостижимая сфера. Вме­
сте с тем, если никто из философов не гово­
рил о возможности полного постижения Аб­
солюта, то многие шли путем, выраженным
в словах средневекового философа Николая
Кузанского: «Непостижимое постигается пу­
тем своей непостижимости», путем некоего
асимптотического приближения к Абсолюту;
бесконечно в Него вживаясь, с каждым шагом
приближения чувствуя и отдаление •— в силу
опыта неисчерпаемости, рождающегося на
путях богопознания. Путь религиозной фило­
софии — путь, которым шли очень многие
мыслители, но, быть может, нигде религиоз­
ная философия не имела такого распростра­
нения, как в России. Почти все сколь-либо
крупные русские мыслители уделяли внима­
ние религиозной проблематике, начиная с
Григория Саввича Сковороды (1722—1794) и
Март 1970
кончая русским
религиозно-философским
Ренессансом начала этого века.
Одной из самых больших опасностей на
путях человечества является искажение
иерархии ценностей, замещение Абсолюта
некой иной ценностью. В этом смысле следу­
ет понимать библейскую заповедь «не сотвори
себе кумира». Таким «кумиром» в личной
жизни часто является материальное благопо­
лучие, поиски славы и т. д. Однако еще опас­
ней, когда подобная подстановка происходит
в идеологии целого коллектива. Так, история
показала, к чему приводит абсолютизация
«материи», «класса» — в коммунизме, или
«крови», «силы», «нации» — в национал-со­
циализме.
Одним из чрезвычайно сложных вопросов
этики является вопрос о взаимоотношении
целей и средств. В этом отношении надо ска­
зать, что лозунг — «цель оправдывает сред­
ства» — является неприемлемым для персоналистического мировоззрения. Самым общим
образом эта проблема разрешается в духе
поиска гармонии между целью и средствами,
что вытекает из замысла органического ми­
ровоззрения. В качестве частного аспекта
этого вопроса можно указать на проблему
сопротивления злу. Так, в истории русской
мысли мы встречаемся с теорией непротивле­
ния злу у Льва Николаевича Толстого. С кри­
тикой этого несостоятельного, с нашей точки
зрения, взгляда выступил, в частности, рус­
ский философ Иван Александрович Ильин.
Размеры настоящей статьи не позволяют
нам, к сожалению, сколь-либо подробно оста­
новиться на этических проблемах. Мы позво­
лим себе лишь указать на несостоятельность
релятивистской морали марксизма-лениниз­
ма (отсутствие абсолютных этических норм,
«морально то, что служит интересам рабочего
класса») и на то, что российская философская
мысль, всегда очень чуткая к проблемам эти­
ки (одной из наиболее крупных работ в этой
области является, пожалуй, «Оправдание
Добра» Владимира Соловьева; из более позд­
них работ можно указать на «Этику преобра­
женного эроса» Бориса Петровича Вышеслав­
цева), всегда искала отнюдь не «классовую»,
а объективную этику.
Проблемы эстетики, пожалуй, менее разра­
ботанная область философии, чем этика.
Меньше внимания уделялось ей и в россий­
ской философии. С точки зрения органиче­
ского мировоззрения эстетические ценности
неотрывны от других, они сращиваются с ни-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ми в своих глубинных истоках. В этом смысле
чистое эстетство чуждо персонализму. Одна­
ко эстетика — это автономная область, кото­
рая не терпит над собой диктата, тем более,
скажем, политического, в духе, например,
«социалистического реализма».
Идее красоты многие российские мыслите­
ли придавали большое значение. Так, напри­
мер, писателю и мыслителю Федору Михай­
ловичу Достоевскому принадлежит известная
фраза о том, что «красота спасет мир». У ж е
упомянутый нами Вл. Соловьев, переклика­
ясь с Достоевским, писал: «Истина есть Добро,
мыслимое человеческим умом; Красота есть
то ж е добро и та ж е истина, телесно вопло­
щенная в живой конкретной форме. И полное
ее воплощение у ж е во всем есть конец, и
цель, и совершенство».
То служение и то творчество, о котором
мы говорили выше, то самораскрытие лично­
сти, о котором говорит персонализм, то вопло­
щение и осуществление ценностей, в котором
состоит верховная задача человека, — всё это
происходит не в пустоте, а в человеческом
обществе. Человек неразрывно связан с об­
ществом, с другими людьми.
Взаимоотношения личности и общества •—
извечная проблема социальной философии.
Существует два крайних ее разрешения •—
индивидуализм и коллективизм, утверждаю­
щие, в первом случае, примат личности над
обществом, а во втором — примат общества
над личностью. При индивидуализме мы име­
ем обеднение личности в силу ее самозамы­
кания, ее отрыва от общественного целого, ее
погрязания в эгоизме. В коллективизме мы
видим явление обратное — обеднение обще­
ства, подавляющего и ущемляющего лич­
ность, отказывающего ей в свободе и своеоб­
разии, которые только и могут обогатить
общество. Это положение толкает нас к ут­
верждению сотрудничества личности и обще­
ства, их взаимодополнения и совместного
служения ценностям, носящим надличный и
надобщественный характер. Такое учение,
стремящееся к социальной гармонии на осно­
вании сотрудничества, называется солидариз1
37
святых отцов и учителей церкви, у русского
мыслителя Алексея Степановича Хомякова, а
также в у ж е упомянутой нами работе С. Л.
Франка «Духовные основы общества». Одна­
ко сам термин «солидаризм» не российского,
а западного происхождения. На Западе это
учение разрабатывалось французскими мы­
слителями Леоном Буржуа и Шарлем Жидом,
австрийцем Пешем, немцем Бёрнером и дру­
гими. С тридцатых годов этого века возникло
самобытное солидаристическое
движение,
часть которого объединилась в революцион­
ную политическую организацию — НародноТрудовой Союз.
Исходя из органического мировоззрения,
солидаризм подчеркивает значение нации как
автономного и органического социального
сообщества. Однако нация рассматривается
солидаризмом не в качестве самодовлеющей
единицы, не как изолированный и шовини­
стически настроенный коллектив, а как часть
вселенского целого, обогащающая это целое
своим своеобразием.
Такое взаимоотношение нации и вселенскости лежит в традиции русской мысли, ее мы
можем найти у ранних славянофилов и в
статьях Вл. Соловьева, посвященных «рус­
скому вопросу».
Общество живет и развивается во времени,
в движении исторического процесса. Историо­
софия — осмысление этого процесса •— не­
отъемлемая часть завершенной философской
системы. С точки зрения излагаемого нами
мировоззрения исторический процесс носит
плюралистический характер, т. е. определяет­
ся множеством факторов (в противовес, на­
пример, марксизму, который склонен сводить
всё многообразие факторов, определяющих
исторический процесс, к экономике, к произ­
водственным
отношениям,
определяемым
средствами производства). Среди этих фак­
торов можно указать на мир идей, на который
свободно отзывается человеческая личность,
«ПОСЕВ» и «ГРАНИ»
Солидаризм можно рассматривать как про­
изводное от христианского учения о соборно­
сти, о таком единстве людей в справедливо­
сти, в правде, в Боге, при котором единство
целого не нарушает свободы и своеобразия
частей. Развитие этой идеи мы находим у
Парижское
представительство
125 bis, rne Blomet
Paris 15
Tel.: 250-62-06
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
ПОСЕВ
на общественные коллективы, на Провиде­
ние и, наконец, на материальные факторы
(как-то география, биология и т. д.). Этот ис­
торический процесс имеет свое задание, свою
цель, которую мы склонны усматривать, в
частности, в возрастании свободы, солидарно­
сти, справедливости, любви, в нравственном
совершенствовании и духовном росте как от­
дельных личностей, так и человечества в
целом. Однако этот исторический путь пони­
мается нами не в духе механического прог­
ресса, не в виде неизбежного развития по не­
коей прямой линии, а как бы в качестве
поступательной кривой, каждый отрезок ко­
торой имеет отношение к вечности. Понятие
вечности имеет вообще центральное значение
для понимания времени, служащего канвой
для исторического процесса. В этом смысле
солидаристическое мировоззрение носит ан­
тиутопический характер. Оно вдохновляется
не порочной идеей «земного рая», стоившей
человеку стольких разочарований и крови, а
идеей бесконечного во времени, но в каждом
своем отрезке самоценного совершенствова­
ния, устремленного к концу истории.
Историософии уделялось немало места в
западной философии (особенно силен, напри­
мер, историософский момент у Гегеля, откуда,
между прочим, вышел историзм Маркса),
однако интерес к этой проблематике был осо­
бенно заострен в российской философии, ибо
эта тема очень тесно связана с этикой и ре­
лигиозной философией, внимание к которым
со стороны российской философии мы у ж е
отмечали. Особенно близки нам в этой обла­
сти элементы исторических построений В. С.
Соловьева, П. И. Новгородцева (очень инте­
ресна его книга — «Об общественном идеале»)
и Б. П. Вышеславцева.
Таковы общие черты того мировоззрения,
которое, по нашему убеждению, призвано
сменить отжившую и человеконенавистниче­
скую доктрину марксизма-ленинизма. Разу­
меется, наша краткая статья не претендует
на научность (обоснование отдельных наших
положений потребовало бы обширного иссле­
дования) и на полноту (здесь мы остановились
лишь на некоторых моментах этого мировоз­
зрения, да и то в очень общей форме). В нашу
задачу входило лишь написание популярного
очерка, посвященного тому мировоззрению,
которое мы в разных планах называли орга­
ническим, идеал-реалистическим, персоналистическим и солидаристическим.
Март 1970
ЖЕРТВУЙТЕ В ФОНД СВОБОДНОЙ РОССИИ!
Весь мир следил за судьбой молодых западноевро­
пейцев, жертвовавших своей спокойной жизнью,
своей карьерой, своей свободой ради пробуждения
свободы в России. Их имена должны быть записаны
на памятнике возрождения России. Вот они: Харальд
Бристоль, Елизавет Ли, Гуннар Йенгсет, Валтенио
Такки, Тереза Маринуцци, Виктор ван Брантегем и
Аксель Лангберг. Эти молодые люди, для нас ино­
странцы, своим благородным поступком как бы го­
ворят нам: «А теперь вы, русские, сами!»
Так жертвуйте ж е !
Подтверждая получение следующих поступлений,
Комитет Фонда Свободной России благодарит жерт­
вователей.
Пожертвования в Фонд Свободной России
A. Э. Б. (США)
дол.
20.00
Через К. Болдырева (США) . . . .
»
204.00
B. Павлов (Франция)
фр. фр. 100.00
B. Репкин (Франция)
»
26.00
К. Насонов (Франция)
»
8.00
Mr. Robert (Paris)
»
100.00
Dr. N. Fasolt (BRD)
Sfr. 116.40
Elisabeth Kriiger (Hamburg) . . . .
н. м. 10.00
Т. Горачек (Германия)
»
10.00
М. Залевский (Германия)
»
10.00
На радиостанцию «Свободная Россия»
C. Бодягин (Бельгия)
н. м.
35.35
М. Радцук
»
8.60
A. Маркелов (Франция)
фр. фр. 150.00
B. Павлов (Франция)
»
33.80
От организованной А. Э. Б. в Чикаго
лотереи
дол. 142.00
А. Э. Б. (США)
»
10.00
За проданные А. Э. Б. радиомарки
»
9.00
Через А. Э. Б. (США):
А. Д. X
»
1-00
К. С
»
1-00
П. Д. Р
»
2.00
А. П-о
»
2.00
М. Крестинская (США)
»
20.00
Самообложение
На 25. 2. 70 всего подписалось 70 человек, из них
в феврале: Л. И. X., М., И. Вечеслов, В. Самарин,
В. Зезюлин.
Выданы значки-эмблемы
В. С , А. Маркелову.
От второй в Европе «домашней лотереи» поступил
общий доход в переводе на шв. фр. — 1610.54.
Адрес Комитета Фонда Свободной России:
О. Perekrestov, Free Russia Fund, Postfach 180 408,
D-6000 Frankfurt/Main
Банковский счёт:
А/С 461 971, Rubr. Free Russia,
Swiss Bank Corporation, CH-4002, Basel
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
39
ПАРТИЯ
Ленин
МИЛОВАН ДЖИЛАС
Советская историография у ж е во время
жизни Ленина начала утверждать, что его
исторические достижения были предопреде­
лены его личностью. Такие взгляды со вре­
менем превратили Ленина в непогрешимого
мудреца и святого. Истина, между тем, вы­
глядит иначе: именно потому, что он был за­
конченным и реалистическим революционе­
ром, Ленин был одновременно непримиримым
и фанатичным догматиком. В другие времена
и в ином обществе он стал бы прекрасным
адвокатом, очень хорошим профессором со­
циологии или посредственным проповедни­
ком. Но история — вернее, потребность рус­
ского народа в новых формах, а международ­
ного революционного движения в новых иде­
ях •— нашла в нем несравненного исполните­
ля.
Владимир Ильич Ульянов, известный под
партийным псевдонимом как Ленин, родился
22 апреля 1870 года в Симбирске (теперь
Ульяновск), третьим из шести детей Ильи и
Марии. В его происхождении нет ничего не­
обычного, кроме скрещения разных народов
и рас: его бабка по отцу — калмычка, а бабка
по матери •— немка. В глухой русской про­
винции умный и язвительный рыжеволосый
мальчик с монгольскими чертами лица рос
без больших переживаний до семнадцати
лет, когда на его еще несформировавшуюся
личность упала роковая тень виселицы. Стар­
ший брат Александр — любимец Саша — был
повешен в 1887 году за подготовку покуше­
ния на царя Александра I I I .
Младший брат пошел дорогой старшего —
но его вера и его методы были иными. В про­
изведениях и переписке Ленина нет ни одно­
го намека на трагическую судьбу Саши, хотя
многие источники подтверждают, что она по­
трясла его до неизмеримых глубин.
Личность Ленина как бы не существует
вне теории и практики революционного марк­
сизма. Его связь с Надеждой Крупской, с ко­
торой он сблизился в 1894 году и которая ос­
талась ему преданной до смерти и после
смерти, в одинаковой мере как политическая
Статья опубликована в «Таймсе» 6. 12. 1969 г.
© 1970 for Russian by Possev-Verlag, Frankfurt/M.
1
— даже партийная, — так и сентименталь­
ная. Более того, его увлечение красивой и
чувственной Инессой Арманд, с которой он
познакомился в 1910 году в Париже и под­
держивал близкие отношения до ее смерти
в 1920 году — ограничилось, очевидно, рам­
ками партийного товарищества и не оставило
в нем заметных следов. Не было человека,
который мог бы похвалиться сердечными от­
ношениями с Лениным, но не было и челове­
ка, которого бы Ленин ненавидел по личным
причинам.
Таков Ленин и во всем остальном. В пяти­
десяти томах его произведений нет ни одного
слова, которое не несло бы функции •— не
оттачивало бы революционную теорию и не
направляло бы ее на революционную практи­
ку. Хотя он хорошо знал немецкий, англий­
ский и французский языки, его интересы не
выходили за политические и социальные
рамки. Он обладал неисчерпаемой энергией,
проницательным и острым интеллектом, не­
поколебимой уверенностью — конечно, всег­
да только в области революции.
Только такая личность •— личность-идея —
и могла осмыслить и закончить русскую ре­
волюцию.
Закончив изучение права, Ленин переез­
жает в 1893 году в Петербург и начинает не­
легальную публицистическую и организаци­
онную работу в марксистских кружках. Его
арестовывают в 1895 году и ссылают в Сибирь
на три года. После этого, в 1900 году он нап­
равляется в эмиграцию, где — за исключе­
нием коротких наездов в Россию в 1905-1907
годах •— остается до 16 апреля 1917 года, ког­
да — через находящуюся в состоянии войны
с Россией Германию — возвращается на ро­
дину. Через неполных восемь месяцев после
этого, 7 ноября 1917 года, под его руководст­
вом свергнуто либеральное, так называемое
Временное правительство Керенского и соз­
дано советское правительство. 30 августа 1918
года Дора Каплан, немарксистская револю­
ционерка, ранит его двумя выстрелами из ре­
вольвера, но он переносит это ранение без
серьезных последствий. Именно в это время
многонациональные и бесконечные просторы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
40
Март 1970
русского государства охватывает опустоши­
тельная и жестокая, продолжавшаяся три го­
да, гражданская война, во время которой Ле­
нин обнаруживает многогранность и силу, не
виданную ни у одного из вождей предыду­
щих революций. Но это и начало конца Ле­
нина, хотя его гений блеснул и после окон­
чания гражданской войны. Он заболевает
склерозом мозговых сосудов и — после двух­
летних мучений, в особенности начиная с
1923 года — умирает 21 января 1924 года в
Горках возле Москвы.
Европейские социалисты у ж е тогда не
очень жаловали Ленина, впоследствии же
они говорили, что у него в каждом кармане
по расколу партии. Но из конфликта на II
съезде выросла большевистская или комму­
нистическая партия России, а по ее образцу
и другие коммунистические партии. Здесь бе­
рут начало профессиональные революционе­
ры, а от них — после революции — профес­
сиональная партийная бюрократия. Здесь и
корни крупнейшего конфликта современно­
го человечества.
В истории вряд ли найдется человек, кото­
рый с самого начала был бы настолько убеж­
ден в своей вере и одновременно изобрел бы
столько средств, чтобы воплотить эту веру в
жизнь. Ленин весь — монолит и, несмотря
на громадные препятствия, он шел всегда по
одному и тому ж е революционному пути.
В революции 1905 года Ленин и больше­
вистская фракция играли активную, хотя и
второстепенную роль. Но из этой революции
Ленин сделал судьбоносные выводы о пере­
растании демократической революции в про­
летарскую революцию. Дело в том, что пред­
ставители всех социалистических течений
были убеждены, что после свержения цар­
ского самодержавия необходим более или ме­
нее длительный период экономического и де­
мократического преобразования, во время ко­
торого Россия созрела бы для социализма, а,
возможно, и для социалистической револю­
ции. Ленин ж е обе революции понимал как
фазы одного и того ж е процесса. Можно не
соглашаться с тем, что Октябрьская револю­
ция была пролетарской, а послеоктябрьский
революционный порядок — социалистичес­
ким. Но бесспорно, что только один Ленин
понял направление общественных течений и
возможностей, которые эти течения предо­
ставляют для осуществления его идеи.
У ж е во время своей ссылки в Сибирь (1897¬
1900 гг.) он публикует революционную крити­
ку русского общества («Развитие капитализ­
ма в России»), а после ухода в эмиграцию в
«Искре» развивает учение о революционной
партии нового типа.
Созттание этой партии произошло после
долгой и ожесточенной Аракпионной борьбы,
которая началась на I I съезде русских соци­
ал-демократов в Лондоне. Ленин получил
большинство, от чего и гтпизоптло название
большевистской партии, а бывший ло тех пор
его другом Мартов — меньшинство («мень­
шевики» V Главный СПОР шел ВОКРУГ воттоса
о том. кто может быть членом партии. Ленин
требовал «личного участия в одной из пар­
тийных организаций», в то время как Марто­
ва удовлетворяла «регуляпняя личная по­
мощь поя ПУКОВОЯСТВОМ одной из ее (партий­
ных. — М. Дж.) организаций»*).
В этом, на первый в п п т я д . небольшом пазличии таилась суяьба России, а в большой
мепе и всего земного шара. Ленин настаивал
на личной ппеттяннпгти партии, вернее ее ф о ­
румам и ее идеологии.
ттонял. «то нель. то есть революция,
будет гп->т/гчпа"ной и не имеющей ценности,
если не будет созяяно оружие. — в данном
с.д'уи'ар стячянняя идеологией и военной дист тип .диной паптия. — пли помощи которого
возможно эту цель осуществить.
ДРНИН
*) В. И. Ленин. Избр. сочинения, т. I , Београд
«Култура», стр. 358. (См. также Ленин. Сочинения,
том 6, Госиздат 1951, стр. 432 и 456. — Примечание
переводчика).
У ж е в самом начале первой мировой войны
Ленин — в отличие от большинства социали­
стических партий — стоит за поражение пра­
вительства своей собственной страны и за
превращение «империалистической войны» в
гражданскую. Одинокий эмигрант положил
этим начало раскола мирового социалисти­
ческого движения, чтобы завершить его, по­
сле победы революции, созданием Коммуни­
стического интернационала (Коминтерна).
Февральская революция 1917 года застала
Ленина в Швейцарии. Он сразу понял, что
это — начало революционного процесса, ко­
торый он предвидел в своих трактатах и к
которому готовил большевистскую партию.
Но руководство большевистской партии в
России, в котором был и Сталин, стало в по­
ложение легальной оппозиции по отношению
к Временному правительству. Ленин сразу
после своего переезда в знаменитых «Апрель­
ских тезисах» совершает переворот, подчер-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
кивая, что непосредственная задача — это
продолжение революции и превращение бур­
жуазной демократии в так называемую дик­
татуру пролетариата. Война и военные неус­
пехи добили и без того сгнившую систему са­
модержавия и Ленин — наперекор граждан­
ским партиям и социал-демократам •— под­
черкивает необходимость немедленного за­
ключения мира. Тут к Ленину примыкает и
Троцкий, который до этого был вне больше­
вистской партии и в конфликте с Лениным.
Ленинский реализм и способность предви­
деть события особенно выявляются впослед­
ствии, когда он выбрасывает лозунг: «Вся
власть советам!» — хотя у большевиков и не
было большинства в этих революционных ор­
ганах.
Ленин с поразительной точностью выбрал
7 ноября (по православному календарю 25
октября, почему революция и называется Ок­
тябрьской) для революционного переворота, в
совершении которого наиболее значительную
роль играл Троцкий, как председатель Ре­
волюционного военного совета Петрограда.
Увлеченный догмой и революцией, Ленин
был неспособен понять критику немецкой ком­
мунистки Розы Люксембург — что без лич­
ных свобод не может существовать никакое
демократическое, а тем самым и социалисти­
ческое общество. Но после победы в граж­
данской войне он понимает, насколько глу­
боко укоренился в России восточный деспо­
тизм и как сильно и во всех областях отста­
ли народы русской империи. Со всей энер­
гией он целеустремленно бросается в работу
по оживлению экономики. Он провозглашает
новую экономическую политику (нэп), стре­
мясь привлечь иностранный капитал и ожи­
вить частную инициативу. Это его начинание,
продолжавшееся в течение некоторого време­
ни и после его смерти, вернуло к жизни раз­
рушенную и опустошенную страну.
1
Но его наследники не пошли этим путем.
Чудовище партийной бюрократии, выросшее
еще при Ленине в период революции и терро­
ра, уже превратилось в силу, стоящую над
обществом. Ленин тоже не был способен отор­
ваться от своих видений и выйти за рамки
своего времени: он не понял, что партийная
бюрократия, это новое социальное явление •—
новый паразитарный слой. Ленин критиковал
бюрократию, но он требовал от нее только
большей партийности и лучшего администри­
рования.
Отсталая Россия после Ленина преврати­
лась в ведущую мировую силу. Что ж е каса­
41
ется свобод, то здесь она даже шагнула на­
зад: царское самодержавие заменено тотали­
таризмом партийной олигархии. Советское
общество по сей день стонет под бременем не­
справедливостей, раздирается неразрешимы­
ми противоречиями.
Еще печальнее выглядит сегодня система
догм, выработанная наследниками Ленина и
по политическим причинам названная ими
ленинизмом •— чаще всего это — борьба за
власть и великодержавные побуждения.
1
Марксизм в России ввел не Ленин — до
него это сделал Г. В. Плеханов. Не Ленин ос­
новал марксистскую (социал-демократичес­
кую) партию в России. Но он первым, безоговорчно принимая революционную сторону
учения Маркса, осмыслил и отстроил партию,
способную совершить революцию.
И, тем не менее, Ленин — крупный теоре­
тик марксизма и оригинальный политичес­
кий писатель. Можно, не преувеличивая, ска­
зать, что он развил революционную сторону
марксизма, особенно в вопросах партии, вла­
сти и революционной стратегии и тактики, в
особенности в своих произведениях «Что де­
лать?» (1902 г.) и «Государство и революция»
(1917 г.). В своем произведении «Материализм
и эмпириокритицизм» (1908) ему удалось
только защитить чистый марксизм от реви­
зионистов. Но в своих записках «Философ­
ские тетради» он выступает как самостоя­
тельный марксистский мыслитель. В своем
«Империализме, как наивысшей стадии ка­
питализма» (написано в 1916 году в Цюрихе)
и «Детской болезни «левизны» в коммуниз­
ме» (1920 г.) он не вник в суть и возможности
западных обществ, но оживил марксистскую
революционную критику этих обществ и за­
ложил идеологические основы международ­
ного коммунизма. Ленин гений революции —
он создал синтез утопической догмы и рево­
люционной организации.
Но нет ничего более ошибочного, чем ут­
верждение, что Ленин •— творец «ленинизма»
или что существует какая бы то ни было сис­
тема, которую можно было бы окрестить та­
ким именем.
Ленин считал себя учеником Маркса. Он
им был на самом деле, и его можно с правом
считать даже наиболее последовательным и
глубоким
продолжателем
революционной
стороны учения Маркса. Пока был жив Ле­
нин, никто не говорил о ленинизма. Миф о
ленинизме как «новой», «высшей» фазе марк­
сизма или как о «марксизме эпохи импери-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
42
ализма» родился из грызни ленинских на­
следников — И. Сталина, Л. Троцкого, Н. Бу­
харина и других — за ленинское наследство
и из потребностей мирового коммунизма в
нормированной, законченной догме.
Совсем не случайно первым и наиболее
значительным истолкователем «ленинизма»
был Сталин — через три месяца после смерти
Ленина (в докладах «Об основах ленинизма»,
прочитанных в начале апреля 1924 года).
Больше того, Сталин подключил к «лени­
низму» многие свои позднейшие статьи и ре­
чи (под общим названием «Вопросы лениниз­
ма»). Но несмотря на это, те, кто видят здесь
фальсификацию ленинских идей, неправы:
так же, как ленинская революционная дикта­
тура нашла свое продолжение в личном и
олигархическом деспотизме Сталина, так и
ленинские идеи могли стать понятными и
приемлемыми в революционных движениях
вне России и... в самой России только в виде
догмы, именуемой «ленинизм».
«Теоретики» «ленинизма» расходятся при
определении сущности ленинских взглядов,
зачастую, из-за различия их собственных
взглядов на послеленинскую действитель­
ность и на тактику коммунистов. Но главные
причины этих расхождений — в самом Ле­
нине. Ленин не стремился к созданию какойто новой доктрины, да и не был способен ее
создать: образ его мыслей был не философ­
ским, а его методы не были научными. Дан­
ные, в особенности статистические, которые
он тщательно собирал, он использовал не для
открытия какой-то еще неизвестной истины,
а для того, чтобы доказать или «применить»
принятую у ж е заранее марксову «науку»...
Использовать такой метод в науке и в фило­
софских размышлениях было бы непоправи­
мой ошибкой. Но для революции в этом за­
ключались, так сказать, незаменимые пре­
имущества...
Поэтому марксизм Ленина отличается от
марксизма Маркса только тем, что теорети­
ческие установки Ленин непременно связы­
вает с практикой. Научное, теоретическое
мышление у Ленина почти совсем отброше­
но, если оно не связано с непосредственным
действием. А поскольку для него единствен­
ная научная теория это макрсизм, а единст­
венное средство ее осуществления — партия,
то «ленинизм» это — теория ради партийной
практики. От этого до сталинской отмены лю­
бых рассуждений в рядах партии ведет не­
прерывный, хотя и извилистый путь.
1
Март 1970
Поэтому Ленин был способен развить ре­
волюционную сторону марксизма только в
той мере, в какой она была применима к Рос­
сии и к революционным марксистским тече­
ниям в социализме. С переменой обстановки
его взгляды должны были терять свою э ф ­
фективность: «ленинизм» раскрывался как
прагматическая конструкция ленинских на­
следников, а в наше время и как идейная раз­
новидность советско-русской экспансии.
Ущербность
иллюзорность
ленинских
взглядов наиболее наглядно раскрывается в
его учении о диктатуре пролетариата и тео­
рии империализма, как наивысшей стадии
капитализма, •— которое чаще всего и с наи­
большим правом называют основной и наи­
более оригинальной частью «ленинизма».
Учение о диктатуре пролетариата, развив­
шееся главным образом из опыта Парижской
коммуны (восстание пролетариата и армии в
1871 году, после крушения Франции в войне
с Пруссией) и русской революции в 1905 го­
ду, Ленин перенял от Маркса. Но диктатуру
пролетариата Маркс замышлял как непос­
редственную власть масс, а Парижская ком­
муна была многопартийным государством.
Ленинская ж е диктатура пролетариата заду­
мана как власть рабочих и сельской бедноты
под водительством «авангарда пролетариата»,
то есть ленинской партии, «осознавшей» свои
«конечные» цели и централистски организо­
ванной. На практике во время Октябрьской
революции диктатуру пролетариата осущест­
вляли советы из рабочих, солдат и крестьян
под руководством партии. И по Марксу, и по
Ленину это государство должно было начать
отмирать, так сказать, на следующий день
после своего создания. Но и тут развитие по­
шло по пути, противоположному их теориям
— установлением партийной монополии вла­
сти. Иллюзорная и неосуществимая диктату­
ра пролетариата постепенно дегенерировала
в диктатуру партийной бюрократии.
Ленинская теория о капиталистическом им­
периализме тоже не оригинальна. Ее впервые
развил британский реформист Дж. А. Гобсон,
но Ленин вывел из нее свои схематические
революционные выводы. Ленин пришел к
заключению, что общества развитых стран
(капитализм) подпадают под господство все
уменьшающегося числа капиталистических
монополий (трестов), которые делят между
собой колониальный мир. Тем самым эти об-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
щества входят в свою наивысшую, то есть
последнюю стадию развития, которая неми­
нуемо окончится слиянием национальных
восстаний в колониях с пролетарскими рево­
люциями в метрополиях •— «диктатурой про­
летариата» и обобществлением средств про­
изводства.
Ленинский анализ был скудным и схема­
тическим. Общества развитых стран сегодня
несомненно находятся в стадии перемен, —
не имеющих, однако, даже отдаленного сход­
ства с тем, что замышлял Ленин. Правда, ко­
лонии сегодня освободились, но в большинст­
ве своем с согласия метрополий — и нигде не
произошло революционного слияния народа
в колониях с пролетариатом. Метрополии от
этого не погибли, а наоборот, расцвели. К тому
же завоевание колоний не наивысшая, а низ­
шая, первоначальная степень капитализма.
Монополистические тенденции не исчезли, но
монополия на власть и промышленность су­
ществует сегодня только на родине Ленина и
в зависимых от нее странах. Иными словами,
оказалось, что империализм не исключитель­
ное свойство только определенной социаль­
ной системы, но •— как это и было всегда —
свойство великих держав как таковых.
Идеи Ленина разъело время и измены его
наследников — Сталина, Хрущева и Брежне­
ва. Борясь за утверждение самих себя и за
партийную бюрократию, наследники даже
мавзолей Ленина превратили в святилище
власти и силы, а тело Ленина в мощи орто­
доксального святителя. Ленинский интерна­
ционал распущен, а коммунистическая соли­
дарность преобразилась в гегемонию сильных
над слабыми и в грызню по непринципиаль­
ным вопросам.
Сегодня — после неслыханных, неизмери­
мых страданий народов СССР, после недав­
ней оккупации Чехословакии — трагически и
по-современному звучат слова, которые на­
писал Ленин в 1895 году в начале своих меч­
таний и борьбы:
«Только свободная Россия, не нуждающаяся ни в
угнетении поляков, финляндцев, немцев, армян и
прочих мелких народов, ни в постоянном стравли­
вании Франции с Германией, даст современной Е в ­
ропе свободно вздохнуть от военных тягостей, ос­
лабит все реакционные элементы в Европе и увели­
чит силу европейского рабочего класса».*)
*) В. И. Ленин, Соч. т. 2, изд. М., 1946 ОГИЗ т. П,
стр. 13.
43
Мало людей, которые умирали бы в таком
одиночестве и мучениях как Ленин. Но это не
превратило его в трагическую фигуру. Пото­
му что он •— одна из редких исторических
личностей, увидевших собственными глаза­
ми победу своих идей. Его трагедия — исто­
рическая. Его дело превратилось в свою про­
тивоположность, а его вера — в обман и само­
обман.
1
Перевод с сербскохорватского.
В О З Р О Ж Д Е Н И Е
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ
ЛИТЕРАТУРНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Орган независимой национальной мысли
(45-й год издания)
«Величие и свобода России
Достоинство и права человека
Преемственность и рост культуры»
Подписная цена
Во Франции: на 1 год 80 фр., на 6 мес. 45 фр.,
на 3 мес. 22.50 фр.
В Англии и зоне стерл.: на 1 год 8 ф. ст., на
6 мес. 4 ф . 10 ш., на 3 мес. 2 ф. 5 ш.
Прочие европ. страны и Ближний Восток: на
1 год 110 фр. фр., на 6 мес. 80 фр. фр., на 3 мес.
40 ф р . фр.
В США, Канаде и Лат. Америке: на 1 год
21 дол., на 6 мес. 12 дол., на 3 мес. 6 дол.
Цена отдельного номера соответственно:
8 фр., 18 шил., 11 ф р . фр., 2.50 дол.
Ежемесячно 160 стр.
Всю переписку по делам редакции и конторы
и подписку на журнал просят временно
направлять по адресу:
Mr. Serge Obolensky
Chemin de la Cote-du-Moulin,
L'Etang-la-Ville, 78 France
(CCP. 21148.15 Paris) и чеки просят
выписывать на имя С. С. Оболенского
Подписка принимается с 1-го числа любого
месяца
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
44
ЛИТЕРАТУРА
И
Март 1970
ЖИЗНЬ
Нонец «Нового
мира»?
Л. ДОНАТОВ
«В этом безумии есть система» — говорил
Гамлет. Есть система и в безумии «идеологи­
ческой борьбы», этого жалкого и трагическо­
го фарса, вот у ж е два года разыгрываемого
на глазах всего мира труппой кремлевских
шутов. Они заверещали, заулюлюкали, зашаманили в конце марта 1968 года на своем
сборище, чтобы отогнать чехословацкий приз­
рак*). Они шумели все сильнее и били в свои
дурацкие бубны, подбадривая себя грохотом
оружия в бесконечных маневрах — пока не
вцепились, наконец, с истерическим хрипом
в горло Чехословакии.
Но страх от этого не исчез — напротив,
усилился. Они, верно, не читали Достоевско­
го, иначе знали бы, что с каждым злодейст­
вом растет страх преступника и толкает
несчастного на новые злодейства. Они вошли
в порочный этот круг и выйти из него у ж е не
в силах. Сегодня их пугает то, что каких-ни­
будь четыре-пять лет назад считалось невин­
ным и даже вроде лояльным — не Самиздат,
не демонстрации протеста, а официальный,
проверяемый цензурой литературный ж у р ­
нал «Новый мир».
В очередном пароксизме страха они уст­
роили погром в «Новом мире». В их безумии
есть система, есть: Сталин тоже начал в 1934
году, еще до убийства Кирова, с «усмирения»
литературы. Но страх ослепляет: где им по­
нять, как изменилась с тех пор Россия!
Впрочем, заглядывать в их позорное буду­
щее не входит в мои намерения. Я буду гово­
рить лишь о том, что происходило и происхо­
дит с журналом, название которого звучит
сегодня в России двусмысленно и символиче­
ски, •— «Новый мир».
I.
Отличие «Нового мира» от всех прочих
советских литературных ежемесячников со­
стояло в одном: этот журнал более или менее
последовательно отклонял бездарные сочи­
нения •— вне зависимости от авторского сана
*) Имеется в виду Московская городская парт­
конференция 28-29.3.68 (выступления Брежнева,
Андропова). — Р е д .
и актуальности темы. Говорю «более или ме­
нее», потому что отступления от этой пох­
вальной линии все-таки делались •— см.,
например, публикацию с многочисленными
продолжениями романа К. Федина «Костер».
Такая позиция, — а ее после смерти Стали­
на стал вести еще тогдашний редактор «Ново­
го мира» К. Симонов, и активно продолжил
с 1958 года А. Твардовский, •— сама по себе
обеспечивала журналу ненависть мощных
врагов. Ведь вскормленные, вспоенные и воз­
веденные Сталиным во всевозможные ранги
литераторы были сплошь литературными
импотентами. Их-то произведения и приш­
лось отклонять «Новому миру», все более и
более раскаляя атмосферу во взаимоотноше­
ниях с «ведущими советскими писателями» —
Шолоховыми, грибачевыми, софроновыми,
кочетовыми, Соболевыми, Прокофьевыми, Ва­
сильевыми да алексеевыми.
Совершенно естественно их «законные»
места на журнальных страницах стали зани­
мать литераторы другого рода — без громких
имен и просторных дач, но с определенным
талантом. А так как талант и ложь абсолютно
несовместимы, то, опять-таки естественно, в
«Новом мире» публиковалось больше правды
о прошлом и настоящем страны, чем в любом
другом органе печати. Специфически литера­
турные вопросы мало волнуют невежд из
Агитпропа ЦК, но малейшее просачивание
правды к народу приводят их в ярость не­
медленно. В результате власти предержащие
•— независимо даже от постоянного наушни­
чества «доверенных» писателей — основа­
тельно возненавидели «Новый мир» еще в
1956 году, когда на его страницах появился
стопроцентно советский, типично «соцреалистический», но излишне правдивый роман
В. Дудинцева «Не хлебом единым».
На Западе необычайно любят именовать
«Новый мир», каким он был с 1954 по 1970
год, «либеральным», «свободомыслящим» и
даже «независимым». Все это,, конечно, ти­
пичная склонность либеральных, свободомы­
слящих и независимых западных журнали­
стов к звонким словечкам. Просто в послесталинский период тяга человеческая к прав­
де, к таланту, ко всему настоящему, не
поддельному, не сфабрикованному в канце-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ляриях была так велика, что захватывала и
многих противников всякого свободомыслия
и либерализма. Ведь, скажем, первый ж е но­
мер основанного в 1956 году журнала «Моск­
ва» во главе с ортодоксальнейшим Н. Атаровым содержал больше «взрывчатого материа­
ла», чем любая книжка «Нового мира», за
исключением № 11 за 1962 год, с «Одним
днем Ивана Денисовича». Напомню для при­
мера, что именно в первом номере «Москвы»,
а не в «Новом мире», увидела свет повесть
Анны Вальцевой «Квартира № 13», где ясно
— и талантливо! — говорилось о тяжелых
пороках системы, в том числе об официаль­
ном антисемитизме.
1
Нет, не в «либерализме» Симонова, автора
«Русского вопроса», или Твардовского, автора
«Василия Теркина», было дело. Не по поли­
тическим убеждениям — абсурдно даже гово­
рить! — а просто по уровню таланта отбира­
лись произведения в «Новом мире». И если
молодой журнал «Москва» не выдержал на­
тиска «правоверных» графоманов, то опыт­
ный «Новый мир» сумел выстоять.
Конечно, один главный редактор не в со­
стоянии «сделать литературу» в толстом
ежемесячнике. Нужны были люди с хорошим
вкусом, способные отличить настоящее золото
от шолоховско-соболевского помета и даже
от леоновских велеречивых подделок под
талант. Потому что отличить литературу от
Грибачева, Прокофьева или Кочетова — это
всяк сумеет, «Новому миру» требовались ре­
дакторы более тонкие. Они, вполне законо­
мерно, нашлись — в России ведь до сих пор
хорошего больше, чем плохого, и беда только
в том, что в последние полстолетия все пло­
хое на виду, а все хорошее прячется подаль­
ше.
Постепенно в тесных редакционных ком­
натках «Нового мира» собралась группа лю­
дей, чьим жизненным делом и единственной
любовью всегда была Литература •— отнюдь
не политика. «Политикой» ж е в собственном
смысле слова занимались в редакции заме­
ститель Твардовского А. Кондратович, ответ­
ственный секретарь Г. Закс, «дозировавший»
материал, и неистово правоверная во всех
извивах «генеральной линии» заведующая
отделом публицистики Е. Лерер.
Остальные люди в редакции занимались
художественной литературой разных жанров.
Пожалуй, наиболее заметны достижения
отдела прозы «Нового мира», где, заваленные
по макушку грудами рукописей, много лет
45
подряд сидели две усталые женщины — не­
заурядная писательница Инна Борисова и
великолепный критик Анна Берзер.
Несравненно х у ж е обстояло дело с поэзией.
И понятно: три поэта в редколлегии. За иск­
лючением Расула Гамзатова, не принимав­
шего в работе регулярного участия, поэты
истово традиционные — Александр Твардов­
ский и Аркадий Кулешов. В результате, не
публикуя Прокофьева или Фирсова, «Новый
мир», бывало, печатал Исаковского и даже
Суркова, но никогда •— Бродского, Мориц,
Чухонцева. Хотя в определенный период,
вероятно, мог бы.
Обилие сильных критиков и литературове­
дов в редакции объясняет мощность критиче­
ских отделов «Нового мира». Да, именно
отделов, потому что их целых три: «Литера­
турная критика», где обычно печаталась одна
большая и обстоятельная статья, «Книжное
обозрение» из дюжины квалифицированных
рецензий и, наконец, «Коротко о книгах» •—
опять рецензии, только более лаконичные,
более информационные. Критику в «Новом
мире» «опекали» А. Дементьев, И. Виногра­
дов, А. Марьямов, В. Лакшин. В последние
три года все «красносотенцы» непременно
тыкали в нос «Новому миру» то обстоятельст­
во, что именно в этом журнале опубликовал
свои главные критические работы Андрей
Синявский. Но даже это, если смотреть здра­
во, не свидетельствует ни о какой «крамоле»:
никто в «Новом мире» тогда еще не знал, что
Андрей Синявский и Абрам Терц •— одно
лицо. А большой талант Синявского-критика
— это факт, не отрицаемый даже наемными
убийцами типа Зои Кедриной. Опять, в кото­
рый раз, виден тот ж е принцип отбора — по
таланту и ни по чему иному. Есть от чего
прийти в бешенство титулованным бездарно­
стям — я так и вижу их пьяную радость в
эти дни, когда они, наконец, понюхали крови
«Нового мира»...
1
Я не намерен перечислять всех сотрудников
«Нового мира», но обязан упомянуть заве­
дующую редакцией Н. Майкапар. Эта не­
обыкновенно доброжелательная, любезная и
деловитая женщина не принимала, вообще
говоря, участия в литературной работе. Но
она очень подходила к человечному, мягкому
облику журнала, создавая знаменитую ат­
мосферу «новомирской семьи» — отнюдь не
касты. На ней лежала тяжкая обязанность
встречи всех входящих, выслушивания всех
претензий, смягчения всех обид. И эту обя­
занность, по всем отзывам, выполняла она
образцово. Останется ли Н. Майкапар рабо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
46
тать в «Новом мире» после погрома или уй­
дет, '— не знаю.
С годами, когда сложился облик «Нового
мира», как журнала добротной литературы,
сложился в редакции и своеобразный «новомирский патриотизм». Островок журнала по­
стоянно лизали волны сильной любви и жгу­
чей ненависти, на него часто налетали штор­
мы цензурных, партийных и административ­
ных репрессий. Под влиянием всего этого
люди в редакции сбились плотнее, они не
вздорили друг с другом, у них было чувство
общего дела. Ну, а ведь «сплоченный коллек­
тив» — это в СССР хорошо только теорети­
чески, только на бумаге. Истинно сплоченная
группа людей всегда вызывает у властей
подозрение и страх. Не сосчитать, сколько
было попыток посеять в «Новом мире» скло­
ку, раздуть взаимную вражду, подсадить
стукачей. Когда оказалось, что никакие за­
кулисные маневры против «Нового мира» не
проходят, были приняты административные
меры.
Но об этом '— чуть позже.
П.
Если не говорить о поэзии, то литератур­
ные результаты работы «Нового мира» за
последние пятнадцать лет чрезвычайно вну­
шительны. Можно быть уверенным: эта по­
лоса в жизни «Нового мира» вошла в историю
русской литературы прочно и навсегда. Она,
эта полоса, примечательна не только опубли­
кованными произведениями, но и нечелове­
ческими, дикими условиями, в которых про­
текала: страшный цензурный пресс, постоян­
ное вмешательство злобных и подозритель­
ных невежд «сверху», травля со стороны бес­
таланных ненавистников в газетах, журна­
лах и даже книгах (один клеветнический
«роман» о деятельности журнала, в котором
легко угадывался «Новый мир», вышел в
1966 году, в другой раз В. Кочетов назвал
«Новым миром» выдуманный им лондонский
центр идеологических диверсий).
Вот в таких-то условиях «Новый мир» су­
мел опубликовать не меньше ста хороших ро­
манов, повестей и рассказов. Назовем только
главные.
При всех слабостях романа В. Дудинцева
«Не хлебом единым» его появление было зна­
менательным событием. Сюжет романа Дудинцев не выдумал, он лишь «беллетризировал» подлинную историю конструктора уголь­
ного комбайна Сердюка; существовал в Мос­
Март 1970
кве и прототип самого интересного героя дудинцевского романа — профессора Бусько.
Но главной заслугой писателя были все-таки
не Лопаткин, Бусько или Надя. Самым важ­
ным в романе была правда о людях типа Шутикова, Дроздова и особенно Вади Невраева.
За этих троих писатель и претерпел все по­
следующие гонения.
Гораздо выше в литературном отношении
стоят произведения Виктора Некрасова, на­
печатанные в «Новом мире» с большими ин­
тервалами. Разнообразные по жанру (роман
«В родном городе», повесть «Кира Георгиев­
на», путевые заметки «Первое знакомство» и
«По обе стороны океана», несколько расска­
зов), они все интересны. Примечательно, что
свою редакторскую деятельность в «Новом
мире» А. Твардовский начал с публикации
именно «Первого знакомства» Некрасова. Но
мне лично, если дозволены критикам личные
пристрастия, особенно дорог небольшой рас­
сказ В. Некрасова «Вторая ночь», появив­
шийся в майском номере 1960 года. Рассказ
этот, из военной жизни, идет вразрез со всей
советской псевдогероической интерпретацией
войны и своей смятенной человечностью на­
поминает разве только повесть Б. Окуджавы
«Будь здоров, школяр» (она вышла единст­
венный раз в сборнике «Тарусские страни­
цы»). Во всяком случае, «Вторая ночь» — не­
малый шаг вперед даже по сравнению с по­
вестью «В окопах Сталинграда» того же ав­
тора.
Примечательно, что, руководствуясь своим
хорошим вкусом, журнал не публиковал ро­
манов раннего В. Аксенова. Но сразу опуб­
ликовал два первоклассных рассказа этого
писателя — «Полдороги до Луны» и «Папа,
сложи».
Еще один интереснейший писатель, «от­
крытый» «Новым миром», •— Владимир Войнович. Мало кто знает, что В. Войнович на­
чал не с прозы, а с поэзии. Ему принадлежит,
в частности, текст песни космонавтов («За­
правлены в планшеты космические карты»),
которую исполнил однажды... Хрущев. После
этого цензоры у ж е просто не могли запретить
к печати замечательный рассказ Войновича
«Хочу быть честным», хоть и очень на него
косились. В дальнейшем «Новый мир» опуб­
ликовал крепкую повесть Войновича «Два
товарища» — правда, у ж е с цензурными «ус­
тупками» '— и его саркастическую миниатю­
ру «В купе вагона».
Большим литературным событием стала
публикация повести «Семеро в одном доме»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
Виталия Семина.*) Пожалуй, ни одно произ­
ведение, напечатанное в «Новом мире», не
вызвало сразу ж е такого звериного рычания
верноподданной критики (читатель помнит,
что произведения А. Солженицына были по­
началу встречены хором искренних и фаль­
шивых похвал). Семин, по-моему, очень та­
лантливый фотограф — это нисколько не
оскорбление, ведь лучшие современные ф о ­
тографы работают на высоком художествен­
ном уровне. Он писал, что видел, и эта ясно
ощущаемая документальность его почти бес­
сюжетной повести действует сильнее всего.
Перед читателем развертывается тяжелая
трагедия, именуемая повседневной советской
жизнью. Никаких вздохов, выводов, обобще­
ний — запечатленная мастером действитель­
ность, и только. Все это было столь неотра­
зимо, что ни один из тех, кто всячески по­
носил Семина, не посмел произнести тради­
ционного обвинения в «клевете». Ругали за
«односторонность», за «погружение в быто­
писательство», за «преувеличенное внимание
к теневым сторонам жизни», но о «клевете»
не заикнулись.
Безусловно достойной литературой были
напечатанные «Новым миром» произведения
Федора Абрамова и Василя Быкова, Бориса
Можаева и Василия Белова, Фазиля Искан­
дера и Валентина Катаева, Анатолия Рыба­
кова и И. Грековой (Елены Вентцель). Список
можно продолжать, можно долго и обстоя­
тельно разбирать каждую вещь, но тогда при­
дется писать книгу, а не статью (не сомнева­
юсь, кстати, что такая книга будет написана).
Я отчасти утешаюсь тем, что в последние два
года, сотрудничая в « П о с е в е » , обсуждал
некоторые из произведений названных авто­
ров.
Здесь добавлю лишь два имени. Анатолий
Кузнецов был представлен в «Новом мире»
романом «У себя дома» и, пожалуй, самой
своей сильной вещью •— рассказом «Артист
миманса». Этот рассказ, опубликованный в
апрельском номере 1968 года, был немедлен­
но, задолго до перехода Анатолия Кузнецова
на Запад, весьма сочувственно отмечен на
страницах « П о с е в а » .
Но, опять-таки обвинять сейчас «Новый
мир» в том, что он публиковал Кузнецова, по
меньшей мере смешно. А кто не публиковалто? За честь считали! Ведь за какой-нибудь
месяц до ухода Анатолия Кузнецова из Рос­
сии его «кооптировали» в редколлегию ж у р *) Перепечатана, с продолжениями, в « П о с е в е»
№№34-48 за 1965 г. — Р е д .
47
нала «Юность». В том-то и горе советских
заправил, что у них еще нет аппарата для
химического исследования души. Закрыть,
не пустить, посадить, расстрелять — это они
умеют на все сто. Лить грязь в самые души
— тоже. Но вот определять, чья душа надеж­
но изгажена, а в чьей еще осталось чистое
место, •— это не получается. Ах, бедные-бед­
ные: ни на кого им нельзя положиться!
Ну, и еще имя: Солженицын.
Если бы, скажем, за весь период редактор­
ства Твардовского «Новый мир» не опубли­
ковал ничего примечательного вообще, а
только «Один день Ивана Денисовича», — то
и тогда можно было бы говорить об истори­
ческом достижении журнала. А «Новый мир»,
напомню, сумел еще напечатать «Матренин
двор» (в оригинале, у Солженицына, называв­
шийся «Не стоит село без праведника»), «Слу­
чай на станции Кречетовка», «Для пользы
дела» и «Захар-Калита». И очень хотел дать
«Раковый корпус» — не его вина, что свора
верных псов загрызла роман.
В ноябрьском номере 1969 года — предпо­
следняя книжка журнала, вышедшая под ре­
дакцией Твардовского, и вышла она в фев­
рале 1970 года •— тоже есть интересные про­
изведения. Это стихи Ивана Драча (дал-таки
Твардовский «под занавес» любопытную поэ­
зию!) и особенно повесть молодой Натальи
Баранской «Неделя как неделя». Эта вещь —
пожалуй, на уровне Семина, чуть более нерв­
ная, и, в общем, она о том же, о чем Семин:
как дается повседневная жизнь загнанному,
затравленному, замученному существу — со­
ветскому человеку. Повесть Баранской за­
служивает отдельного разговора, и надо ду­
мать, что разговор такой состоится.
А пока — очередной этап деятельности
журнала «Новый мир» окончен. Твардовский
«по собственному желанию» от работы глав­
ным редактором освобожден.
III.
Те, кто думает, что начальники России все
еще могут «вертеть как хотят», пусть пос­
мотрят, как эти начальники освобождались
от Твардовского. Будь они всемогущи, не ис­
пытывай тошнотворного страха, — давнымдавно сняли бы и забыли. Но нет, они втор­
гались в «Новый мир» как в Чехословакию:
после всяческих колебаний, с оглядкой и на
свою интеллигенцию, и на «прогрессивных
левых» в западных странах, и на «братские»
компартии. Дали закончиться съезду КП
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
ПОСЕВ
Франции. Нанесли отвлекающий удар по Кочетову (побранили за роман «Чего ж е ты хо­
чешь?»). Выпросили у самого Твардовского
совершенно ни к чему не обязывающее и ни­
кому не адресованное письмо с «протестом»
против опубликования на Западе его поэмы
«По праву памяти», которую кто-то (кто?)
якобы позволил себе переименовать в «Над
прахом Сталина». И после всего этого вовсе
даже не сняли Твардовского с работы. Упаси
Боже! Просто «укрепили редколлегию» ж у р ­
нала. Вывели четверых — Лакшина, Вино­
градова, Кондратовича и Саца, ввели пятерых
— Косолапова, Болыпова, Олега Смирнова,
Овчаренко и Рекемчука. А Твардовского не
тронули. Это он сам, сам — взял почему-то и
подал заявление. Ну, тут у ж пришлось удо­
влетворить...
Не было бы все это так отвратительно, —
посмеяться можно было бы над «уверенно­
стью» кремлевских обитателей в своих силах.
Ведь однажды, в 1967 году, они у ж е проде­
лали с Твардовским точно такой ж е маневр.
Выгнали двух его ближайших помощников
— Дементьева и Закса, «посадили» унылоортодоксального Хитрова из литературного
отдела «Известий». Твардовский тогда решил
не уходить — и не ушел. И держался еще
почти три года под зубовный скрежет этих
«смельчаков».
Март 1970
Но забудем у ж о них, наконец. Подумаем,
что может ждать «Новый мир» в близком бу­
дущем.
Есть сообщения, что, хотя главным редак­
тором сделан относительно порядочный Ва­
лерий Косолапов, фактически заправлять
всеми делами в «Новом мире» будет некая
комиссия в составе Константина Воронкова,
Сергея Михалкова и Александра Чаковского.
Если это так, если «комиссия» будет, дейст­
вительно, вмешиваться, то на журнале «Но­
вый мир» можно временно ставить крест. Бу­
дет в нем тогда то же, что в «Москве» или
«Знамени» или «Октябре» — с неуловимыми
оттенками, которые у ж е никого не волнуют.
Если такого вмешательства не будет, то по
инерции журнал может еще некоторое время
оставаться качественно выше остальных —
в предположении, что не разойдется (и не бу­
дет разогнана) вся редакция. Потом... трудно
гадать, когда и как отстроят дом, от которого
пока пепелище.
Но я думаю — отстроят. Когда это наваж­
дение кончится, многие в России захотят,
чтобы был литературный журнал по имени
«Новый мир». Надо ли переименовывать ж у р ­
нал, открывший миру Солженицына?
Да и вообще >— хорошее название!
КНИГИ
Автобиография предателя
Труд крупнейшего советского шпиона в Велико­
британии, изданный по-английски и переведенный
на немецкий язык (из текста не ясно — появилась
ли эта работа на русском языке, которым Ким Филби не владеет), представляет большой интерес, рисуя
миросозерцания автора на фоне его биографии.
Сын британского колониального чиновника в Ин­
дии (впоследствии известного арабиста, принявшего
по убеждению мусульманство), родившийся в 1912 г.,
кончает аристократическую школу в Вестминстере
и 17-ти лет поступает в Кембриджский университет,
где год спустя начинается его дружба со студентом
Ги Бёрджесом; оба увлекаются социализмом, и два
года спустя Филби избирается казначеем социали­
стической организации студентов. В 1933 г. он ста­
новится убежденным до фанатизма коммунистом и
уезжает в Вену, где принимает участие в беспоряд­
ках и делается агентом советской разведки. Филби
подробно рассказывает, как изучение советской ли­
тературы (в английских и немецких переводах) при­
вело его к восторженному преклонению перед комKim Philby. Mein Doppelspiel. Autobiographic eines
Meisterspions. Bertelsmann Sachbuchverlag, Giitersloh,
BRD, 1969.
мунистической диктатурой в России и к убеждению,
что лучшим способом ей помочь является работа
разведчика.
Поражает, что Филби ни разу не проявил желания
посетить СССР и посмотреть, как там живется ра­
бочим и крестьянам, или изучить язык того народа,
который эту диктатуру переживает. Он на протя­
жении всей книги подчеркивает, что ни искусствен­
ный голод 1933 г., ни ежовщина, ужасы которой ему
хорошо известны, не пошатнули его восхищения
Лениным, Сталиным и их последышами. Они ведь
создали первое в мире настоящее коммунистическое
государство, что естественно потребовало огромного
количества жертв, пусть в большинстве неповинных.
Такова судьба всех великих революций, начиная с
Французской: много крови проливается, много гиб­
нет простого народа и самих творцов революции и
ее лучших полководцев в застенках, но это, по-ви­
димому, неизбежно. И лучшая помощь коммунисти­
ческому государству, которую Филби и его друзья
Бёрджес и Маклин могут принести, — это не про­
паганда, не писание всяких прокоммунистических
книг, а шпионаж: информация об антисоветских ма­
неврах Великобритании и других некоммунистиче­
ских государств, об их военном потенциале, расшиф-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
ровка кодов переписки, опорочивание британских
дипломатов и военных, враждебных коммунизму —
вот чему себя посвятят на всю жизнь эти три друга.
Донесения их пишутся по-английски и передаются
«советским друзьям», с которыми они конспиративно
встречаются, никогда не попадаясь. Филби рисует
яркими насмешливыми красками бездарность и
карьеризм британских контрразведчиков, которые,
по его словам, заняты интригами друг против друга,
наживой и развратом; многие из них — алкоголики
и наркоманы.
В 1934 г. он женится на австрийской еврейке Лизе
Фридман и возвращается в Лондон. Работает ж у р ­
налистом, и в 1937 г. едет в Испанию корреспонден­
том консервативной печати. За три года работы в
Лондоне (1934-1937) по заданиям «советских друзей»
ездит неоднократно в Германию, где втирается в
доверие легковерных сотрудников Геббельса и Риб­
бентропа, что очень помогло ему в Испании при­
обрести доверие фалангистов. В 1938 г. Франко лич­
но награждает его военным орденом первой степе­
ни. В 1939 г. он корреспондент «Таймса» при штабе
британского командования в Аррасе, а после раз­
грома англо-французов возвращается в Лондон, где
Бёрджес его устраивает преподавателем школы по
обучению посылаемых в германские тылы диверсан­
тов. Затем он принят в Интеллидженс сервис и по­
ставлен во главе Иберийского отдела, ведущего шпи­
онаж в хорошо ему известной Испании и соседней
Португалии. В 1944 году он назначен начальником
отдела, оперирующего против коммунизма и веду­
щего шпионаж против советского союзника.
*
В 1945 г. происходит событие, поставившее его в
опасное положение. Дипломатический курьер из
Стамбула привез доклад британского вице-консула
и разведчика о том, что его советский коллега вицеконсул Волков (на деле крупный советский развед­
чик) просит обеспечить ему политическое убежище.
Волков знает, что все британские коды расшифро­
вываются его начальством, а потому просит ему от­
ветить через британского дипломатического курьера,
который объезжает раз в месяц все столицы и з а ­
бирает корреспонденцию. Это пойдет медленно, но
гарантирует от провала. В благодарность за спасе­
ние его с женой он выдаст британским властям по
прибытии в надежное убежище фамилии трех глав­
ных советских шпионов: двух дипломатов и крупно­
го работника Интеллидженс сервис. Получив это со­
общение, Филби понял, что дело идет о Бёрджесе,
Маклине и о нем самом. Он сразу обоих предупре­
дил, а сам... получил приказ лично поехать в Стам­
бул и повидаться с Волковым.
Филби прибыл туда с умышленным опозданием,
просил британского вице-консула вызвать Волкова,
как обычно для переговоров о выдаче виз каким-то
путешественникам. Вице-консул в присутствии Фил­
би вызвал по телефону Волкова. Подошел неизвест­
ный, который назвал себя Волковым, но собеседник
услышал, что это совершенно другой голос с иным
британским произношением. Он повесил трубку, Фил­
би велел снова позвонить. Подошла знакомая по го­
лосу сотрудница и сказала, что Волков сейчас вышел
и сегодня не придет. На другой день Филби велел
опять позвонить. Вице-консул позвонил и сразу по­
весил трубку: «Эти советские совсем сумасшедшие,
уверяют, что никогда никакого Волкова в консуль­
стве не было».
49
Филби пишет, что вернулся домой успокоенный:
видимо, прошло достаточно много времени, советская
разведка догадалась о планах побега Волкова и за­
ставила его вернуться в СССР с женой. Здесь Фил­
би явно не договаривает: он, несомненно, сообщил
о письме Волкова «советским друзьям» и умышленно
затянул свою поездку, пока чекисты не приехали в
Стамбул арестовать в своем консульстве Волкова
и несчастную сообщницу-жену.
Вся тройка предателей спокойно могла продол­
жать работу. Но когда через год Филби перевели
для связи с американской разведкой в Бюро феде­
ральных расследований (ФБИ) в Нью-Йорк, поло­
жение опять осложнилось. Американцы явно не до­
веряли работавшему там в Комитете по атомной
энергии Маклину. Они сообщили Филби свои подо­
зрения, которые он, однако, легко рассеял.
В 1950 году Бёрджес был назначен вторым секре­
тарем в Вашингтоне с секретным заданием. Теперь
не только вся британская, но и американская раз­
ведка оказались под контролем трех наблюдателей,
которые передавали «советским друзьям» в Америке
весь собранный материал, но одновременно Ф Б И
все чаще получало от перебежчиков донесения о том,
что Москва все тайны обеих держав, — военные, по­
литические и о подпольной работе против СССР, —
знает. Американцы сообщили Киму Филби о подо­
зрениях на его друзей, и он своевременно их пре­
дупредил: они вернулись на родину, а оттуда благо­
получно бежали в СССР.
*
Для нас особый интерес представляет рассказ
Филби о нашей эмиграции, почему подробнее его
приведу. Советские перебежчики типа Кравченко
и еще раньше Кривицкого срывали работу совет­
ского шпионажа: он злобно замечает, что они выби­
рали не свободу, но «жирный кусок мяса». Если ему
верить, то все три предателя Великобритании рабо­
тали бескорыстно, а советские перебежчики гнались
только за деньгами. Никто-де из них не хотел бо­
роться на родине против коммунизма, но все искали
безопасности на Западе. При этом Филби впадает
в противоречие: почему он и его друзья не боролись
в рядах своих компартий, которых чуждались, и
при опасности бежали в СССР?
Он цинично рассказывает, как все посылаемые
им через Турцию атикоммунисты (больше грузины
и армяне) быстро «попадались» и в лучшем для себя
случае гибли при перестрелке, если не сдавались
живыми. Филби считает героями Хисса, супругов
Розенберг, Коплона, Фукса, Гольда, Грингласа, но
поливает грязью всех, кто жертвовал собой в борьбе
против коммунизма. Поэтому клевещет на Гузенко,
на Петровых в Австралии и на политические орга­
низации: «Грустную славу заслужил НТС, из-за ко­
торого бедный Джералд Брук получил пять лет
заключения за распространение в СССР листовок».
Так Филби сам признаёт, что Брук не был шпио­
ном, а пропагандистом и вполне идейным человеком.
Упрекать ж е НТС, что там пополняют свои ряды
«изменниками родины», смеет человек, который при­
знаётся, что сам никогда не боролся в рядах бри­
танской компартии за «свержение капитализма», но
свыше тридцати лет хладнокровно изменял своей
родине, своей присяге и посылал на верную смерть
собственных подчиненных, которым через «совет­
ских друзей» расставлял ловушки при переходе
границы!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
ПОСЕВ
Он уверяет, что британская разведка интересова­
лась НТС, но по финансовым соображениям переда­
ла его американской разведке. Впрочем, случай с
Бруком, мол, показывает, что, передав особым со­
глашением американцам финансирование работни­
ков НТС, англичане не перестали о них заботиться.
Но раньше он сам признал, что Брук не выполнял
шпионских заданий, почему ж е разведка была заин­
тересована в распространении им антисоветских лис­
товок? Тут он впадает снова в противоречие.
Филби уверяет, что «любимцем англичан» был
Степан Бендера, украинский «фашист». Его исполь­
зовали, как раньше грузинскую группу Ноя Джордания, а потом НТС. Но «могущество доллара» за­
ставляло английские органы разведки уступать сво­
их агентов американцам, которых он попутно изо­
бражает безнадежными пьяницами. Не буду оста­
навливаться на длинном рассказе, как американцы
погубили высаженную ими в Албании антикомму­
нистическую группу, как они ж е провалили высадку
в Свиной бухте на Кубе, как англичане против воли
американцев в 1952 году спустили на парашютах
три группы бендеровцев по шесть человек: под Тернополем, под Коломыей и в истоках реки Сан. Он
прозрачно намекает, что сам их погубил. По его сло­
вам, американцы разочаровались в Бендере и при­
казали своим агентам в Германии убить того, кого
англичане не хотели бросить и продолжали поддер­
живать (на самом деле, по заданию КГБ, его убил
Богдан Сташинский, бежавший потом на Запад).
*
Ф Б И неоднократно настаивало перед британскими
властями на удалении подозрительного им Филби.
Он передает ряд сплетен личного характера о тех
американцах, которые против него выступали и
первыми его расшифровали. После устроенного им
побега обоих его сообщников советские «друзья»
предложили ему самому бежать, но он ответил, что
это подтвердило бы обвинения американцев. Под­
робно перечисляет он свои «алиби», которым верило
его британское начальство. Все ж е Филби был отоз­
ван из Америки и не избежал расследования, на ко­
тором сумел снова провести свое британское на­
Март 1970
чальство. 25 октября 1955 года на запрос депутата
Липтона премьер-министр Гарольд Макмиллан от­
ветил, что нет доказательств измены Филби, и тем
его реабилитировал.
Боясь надзора в Великобритании, Филби в сентяб­
ре 1956 года переехал в Бейрут, где продолжал ра­
ботать в британской разведке, снабжая тамошних
«советских друзей» обильным материалом. Там че­
рез год похоронил вторую жену и сразу женился на
третьей. Филби с юмором отмечает, что благодаря
Макмиллану он еще семь лет (1955-1962) мог быть
полезен советской разведке.
В самом конце 1962 г. провал советского шпиона
Блейка сделал, по его показаниям, совершенно оче­
видной измену Филби, который 23 января 1963 г.
исчез из Бейрута и оказался в Москве. Последние
семь лет работы в Бейруте он не разбирает, закон­
чив изложение переездом в Бейрут.
3 марта 1963 г. третья жена Кима Филби в Бейру­
те получила телеграмму, что муж в Каире, а 1 июня
ТАСС сообщил, что он в Москве и ему предоставле­
но политическое убежище. Лишь 1 июля британское
правительство официально признало, что Филби с
1946 г. был советским агентом и тем третьим лицом,
о котором, наряду с Маклином и Бёрджесом, сооб­
щали многие перебежчики и агентурные донесения.
Книга Филби снабжена восемью прекрасными
снимками. Британские издатели постарались ему
отомстить, представив на одном его «аристократи­
ческий вид» в Лондоне в 1956 г., а на другом, как он
на московской улице «по-советски» зажигает папи­
росу, прикрывая спичку руками от ветра. На двух
других находим Маклина на крымском пляже и
Бёрджеса в Москве вблизи от плохо одетых про­
хожих, затем пресс-конференция торжествующего
Филби после его реабилитации Макмилланом, Фил­
би среди повстанцев в Йемене, перед бегством в
Москву и, наконец, среди прохожих в Москве. По­
следняя строчка текста сообщает о награждении Ки­
ма Филби в 1965 году орденом Красного Знамени.
В настоящем отзыве приведены только наиболее
интересные нашим читателям части этой богатой ма­
териалом и поразительной по цинизму автора книги.
Ф. ДАНИЛОВ
От Ленина до Б р е ж н е в а
В 1969 году французская литература, несомненно,
внесла свой вклад в область болыпевизмоведения.
В частности, вышла книга под названием «Путь к
власти в СССР». Автор книги, Пьер Файан де Вильмаре, французский 47-летний журналист и писа­
тель, бывший участник движения Сопротивления,
несколько раз у ж е привлекал внимание критики
историко-публицистическими трудами, из коих один,
вышедший в 1962 году на тему о Советском Союзе,
был озаглавлен «Внутреннее развитие СССР с 1945
года до наших дней».
Свое нынешнее исследование Файан де Вильмаре
посвятил жестокой борьбе и постоянным интригам
P. F . de Villemarest. „La marche au pouvoir en
U.R.S.S." De Lenine a Brejnev, 1917—1969. Les Grandes
Editions Contemporaines — FAYARD, 1969.
внутри КПСС за 52 года ее пребывания у власти.
Цель его труда — осветить все внутрипартийные
личные и групповые распри со времен Ленина и по
сей день. Хотя обзор претендует быть общим, автор
довольно мало останавливается на ленинском и
сталинском периодах и более детально рассказывает
о временах Н. Хрущева.
Если принять во внимание, что западный читатель
имеет очень неверное, почти романтическое, пред­
ставление как о личности бывшего советского лиде­
ра, так и о всем периоде его пребывания у власти,
то можно понять, насколько объективное и серьез­
ное изложение этих вопросов является задачей су­
щественной и необходимой. С этой задачей Файан
де Вильмаре прекрасно справился. Главной заслугой
автора в его разоблачительной работе является бо­
гатая, детальная, порой немного запутанная, биогра-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
фическая документация о Хрущеве, его предшест­
венниках, товарищах по партийной работе и, нако­
нец, наследниках.
Описывая деятельность Хрущева с момента его
вступления в партию, автор говорит, что, с целью
пробиться на верхи партийного аппарата, Хрущев в
начале тридцатых годов, бесстыдно подхалимски
«ухаживает» за Л. Кагановичем, заместителем Ста­
лина во главе Оргбюро. Благодаря милости, в кото­
рой его держит Каганович, Хрущев в 1932 - 1934 го­
дах выбивается на положение второго, а затем пер­
вого секретаря партийной организации города
Москвы. Одновременно с этим, он делается активным
сотрудником спецсектора и поставляет, сперва Ягоде,
а потом Ежову, списки с сотнями имен неблагона­
дежных лиц, подлежащих физической «чистке».
Такое служение верой и правдой не остается без
награды. В 1936 году Хрущев оказывается в числе
30 советских вельмож, удостоившихся чести подпи­
саться под проектом новой конституции. В 1938 году
Хрущев становится генеральным секретарем укра­
инской компартии на место расстрелянного Косиора.
В 1939 году ему поручают провести, вместе с не­
безызвестным комиссаром Серовым, «интеграцию»
отнятых у Польши областей. Для истории эта «ин­
теграция» именуется Катынью...
Многими подобными деяниями усеян путь Хруще­
ва к желанной власти. И вот, в марте 1953 года,
смерть «отца народов» Сталина открывает ему доро­
гу к трону самодержца советской империи и главы
мирового коммунизма. Файан де Вильмаре подробно
описывает борьбу против Маленкова, — официаль­
ного наследника Сталина.
Не менее интересна глава «XX съезд и фальшивая
десталинизация». Вопрос десталинизации крайне
важен для западного читателя, так как многие ее
приписывают искреннему желанию Хрущева пор­
вать с прошлыми ошибками и преступлениями и
установить более гуманный и терпимый режим. Ав­
тор показывает ложность этой версии, объясняя, что
51
секретный доклад 25 февраля 1956 года был наспех
составлен Хрущевым лишь для того, чтобы не поз­
волить себя опередить Сусловым и Микояном.
Изучение материалов X X I и X X I I съездов партии
показывает, что, вопреки мнению многих западных
наблюдателей, Хрущев никогда не являлся абсо­
лютным вершителем судеб и всегда находился под
давлением своего окружения. Чтобы создать иллю­
зию о своем всемогуществе, Хрущеву приходилось
прибегать к дешевым скандалам (например, стучать
ботинком по столу в зале ООН).
Последние главы книги дают (может быть, черес­
чур беглый) обзор четырех послехрущевских годов,
с момента его падения и до вторжения войск Вар­
шавского договора в Чехословакию. Для Файана де
Вильмаре эти годы протекли под знаком тех, кто
норовит «вернуть былую благодать», как пишет
Твардовский. Приводя довольно подробные биогра­
фии новых хозяев СССР, автор подчеркивает олигархичность и одновременно декадентность нового
послехрущевского строя. «Оставьте нас в покое, и
мы вас в покое оставим» — такова, по его мнению,
суть новой политики КПСС.
Как пособие для людей, занимающихся вопросами
истории КПСС, эта книга представляет, несомненно,
большой интерес. К тому же, многочисленные схе­
мы, характеризующие правительственные круги
СССР в разные годы, богатая документация биогра­
фического порядка и, наконец, удобная аналитиче­
ская таблица позволяют быстро и легко извлекать
из текста нужные справки.
Конечно, можно сожалеть о некоторой запутанно­
сти в подаче колоссального материала, а также о
диспропорции: главы, посвященные Хрущеву, состав­
ляют две трети всей книги. С другой стороны, автор,
вероятно, недооценивает роль Запада в дипломати­
ческих поражениях СССР. Тем не менее, книга ос­
тается трудом серьезным и посильно объективным,
заслуживающим внимания любого читателя.
В. ВОЛИН
Компромисс - это самоубийство
О новом романе Маргариты
Под названием «Черное пламя» вышел недавно в
переводе на немецкий язык исторический роман
французской писательницы Маргариты Юрсенар
«Дело вчерне». Роман был издан во Франции пол­
тора года назад и в конце 1968 года удостоен лите­
ратурной премии «Фемина». Премия эта была при­
суждена ему в первом туре и единогласно, — явле­
ние почти небывалое, свидетельствующее о редких
качествах этого высокохудожественного литератур­
ного произведения.
Можно по-разному подходить к жанру историчес­
кого романа. Для многих писателей обращение к
прошлому есть не что иное, как попытка лучше
понять, осмыслить и осветить настоящее. Маргарита
Юрсенар исходит из диаметрально противополож­
ной точки зрения: вооруженная знаниями человека
Marguerite Tourcenar. „L'oenvre au noir". Edition
Gallimard, Paris 1968 („Die schwarze Flamme", Verlag
Kiepenheuer & Witsch, Koln 1969).
Юрсенар
«Дело
вчерне»
нашей эпохи, она пытается вникнуть, понять и ос­
ветить как бы изнутри эпоху, на фоне которой раз­
вертывается действие ее романа: эпоху раннего Воз­
рождения в Западной Европе и, в частности, во
Фландрии.
Уроженка севера Франции, Маргарита Юрсенар
привлекла всеобщее внимание в 1951 году своим на­
шумевшим тогда во всем мире историческим рома­
ном «Воспоминания Адриана», в котором она с ог­
ромной исторической эрудицией и с большим зна­
нием человеческого сердца воссоздавала заманчи­
вый образ одного из наиболее прославленных рим­
ских императоров. Но Маргарита Юрсенар — автор
также нескольких современных романов, двух те­
атральных пьес, нескольких сборников поэм, ряда
критических очерков и переводов, в частности пе­
реводов негритянской поэзии и поэм выдающегося
греческого поэта Константина Кавафи.
Жизнь Маргариты Юрсенар, которой недавно
исполнилось шестьдесят шесть лет, сложилась так,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
52
что она с молодости не знала никаких материальных
трудностей и могла всецело отдать себя литератур­
ному творчеству. Очутившись случайно в Соединен­
ных Штатах Америки к моменту начала второй ми­
ровой войны, она преподавала в течение десяти лет
французскую литературу в одном из американских
университетов, однако всемирный успех ее «Вос­
поминаний Адриана» позволил ей вновь всецело
посвятить себя литературе.
*
Замысел романа «Дело вчерне» возник у Юрсенар
еще в молодости, когда при изучении семейных а р ­
хивов ей пришла в голову мысль описать историю
ряда поколений одной семьи на протяжении веков,
от шестнадцатого столетия и до наших дней. Нес­
колько лет спустя, в 1934 году, появился сборник из
трех рассказов, которые были как бы первым на­
броском задуманного цикла. Первый из этих рас­
сказов, «По Дюреру», являлся как бы черновым
наброском романа, который тридцать с лишним лет
спустя появился под несколько необычным и зага­
дочным названием «Дело вчерне». Маргарита Юрсе­
нар не без основания утверждает, что роман этот она
вынашивала всю свою жизнь.
Недаром черновой набросок этого романа назы­
вался «По Дюреру». Отдельные главы романа напи­
саны в духе полотен великих мастеров той эпохи:
Дюрера, Кранаха, Иеронима Босха, Питера Брей­
геля. Это — полные жизни и красок картины из
быта сильных мира сего и простых людей той ж е ­
стокой эпохи, картины порою страшные, порою гро­
тескные, с ярко выраженными, незабываемо выри­
сованными типами банкиров, военных, священно­
служителей, монахов, алхимиков, авантюристов.
В центре внимания романа — образ молодого уче­
ного и философа Зенона. Зенон — вымышленная
личность, но отдельные черты его напоминают и
Эразма Роттердамского, и Амбруаза Паре, и Леонар­
до да Винчи, и Джордано Бруно, и Рабле, и даже
Нострадамуса. Зенон — яркий представитель новой
породы людей Возрождения: породы гуманистов.
Это своего рода авантюрист знания во всех обла­
стях жизни. Его пытливый ум отбрасывает как со­
циальные условности, так и церковные догмы и
схоластический образ мышления позднего средневе­
ковья. Нельзя забывать (и роман Маргариты Юрсе­
нар убедительно напоминает об этом), что смелые
поиски и эксперименты предвозвестников Возрож­
дения, одним из которых является Зенон, проходи­
ли на фоне нравов жестокого и мрачного средневе­
ковья, с его религиозными ересями, его охотой за
ведьмами, его гонениями на инакомыслящих. Сог­
ласно эзотерическому языку алхимиков, откуда за­
имствовано, в частности, и название самого романа,
«дело вчерне» — это лишь первоначальная, очисти­
тельная стадия того великого мистического и позна­
вательного процесса, в результате которого челове­
ческому разуму суждено вникнуть во все тайны бы­
тия, в тайны как материи, так и духа. Этот великий
замысел оказался утопией, химерой (алхимики так
никогда и не добились выделки золота), но именно
эта химера, эта утопия воодушевляли ученых и мы­
слителей той эпохи, толкали их на разрыв с прош­
лым, на самоотверженное служение науке вплоть до
самопожертвования.
Март 1970
*
Действие романа Маргариты Юрсенар начинается
в 1530 году странствиями двадцатилетнего монаха
Зенона по странам Европы и заканчивается в 1568
году его смертью в возрасте пятидесяти восьми лет.
Зенон поочередно •— изобретатель индустриальных
машин, хирург, богослов-скептик, алхимик, звез­
дочет, автор научных и философских трактатов, ко­
торые в конечном итоге вызывают его арест, про­
цесс над ним и смертный приговор ему. Подобно
Эразму Роттердамскому, Зенон изображен как не­
законнорожденный сын девушки из богатой буржу­
азной семьи, отдавшей его на воспитание в мона­
стырь. По собственному признанию, он отправился
в странствия по белу свету в целях установить, ца­
рят ли невежество, страх, глупость и суеверие в
других странах так же, как они царят в его родной
Фландрии. При встрече в Инсбруке, уже в зрелом
возрасте, со своим двоюродным братом, отправив­
шимся в поисках военной славы в странствия по
Европе, Зенон излагает ему свое философское
«кредо» следующими словами:
«Наука и созерцание, — этого еще не доста­
точно, если они не превращаются в могущест­
во; народ прав, когда видит в нас последова­
телей будь то белой, будь то черной магии.
Завладеть тайнами смерти, чтобы бороться
против нее, использовать природные рецеп­
ты, чтобы содействовать или противостоять
природе, установить власть над миром и над
человеком, переделать их заново, а если нуж­
но, •— быть может, воссоздать их...»
Хотя поиски Зенона — это характерные поиски
типичного гуманиста середины шестнадцатого сто­
летия, они, тем не менее, чрезвычайно актуальны,
потому что на каждом шагу перекликаются с тем,
что мы можем наблюдать сегодня. Зенон системати­
чески разоблачает все принятые на веру истины,
разрушает предрассудки, борется за торжество сво­
боды критического разума. Когда суд в Брюгге, по­
сле долгого разбирательства его «дела», приговари­
вает его наконец к смерти за его еретические выс­
казывания, покровительствующие ему представите­
ли католической церкви предоставляют ему возмож­
ность избежать этой участи, отказавшись публично
от своих заблуждений. Зенон не фанатик, он скеп­
тик, и казалось бы ему ничего не стоит произнести
требуемые от него пустые формулы, чтобы избе­
жать ту участь, которая его ожидает. Но высшая
ценность для него — это его внутренняя свобода,
свобода не завоеванная разом и навсегда, а приоб­
ретенная с трудом, в сомнениях и лишениях, ку­
сочек за кусочком, на протяжении тяжелой, полной
опасностей и потерь, неуютной жизни. Ради сохра­
нения столь дорогой ценой приобретенной свободы
мысли, Зенон отказывается пойти на уступки, и, во
избежание позорной казни, он, подобно Сократу и
другим стоическим мудрецам, примером которых
его воспитывали в молодости, кончает с собой. Од­
ному из критиков, который ставил ей в вину пес­
симизм такого рода развязки, Маргарита Юрсенар
ответила дословно:
«Для меня лично это, наоборот, самая оп­
тимистическая из развязок. Зенон умирает
как свободный человек, и это уже кое-что. Он
до конца своей жизни занимался тем, чем хо­
тел, и никогда не шел на компромиссы. Есть
люди, считающие такую крайнюю индивиду­
алистическую точку зрения асоциальной. Я
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
не согласна с этим. Я считаю, что опасно идти
на компромиссы; я думаю, что только отвер­
гая их можно надеяться содействовать улуч­
шению человеческого общества. Признание ж е
компромиссов неизбежно ведет к коллектив­
ному самоубийству... (интервью Маргариты
Юрсенар в парижском еженедельнике «Экс­
пресс» № 918, 10. 2. 1969).
*
Повестование о жизни и смерти философа-скеп­
тика Зенона превращается в романе Маргариты Ю р ­
сенар, благодаря ее исключительному художествен­
ному дару, в глубокое, и, порою, очень тонкое, раз­
мышление о судьбах человека и человечества. И
это размышление имеет чрезвычайно актуальное
звучание, когда Маргарита Юрсенар убедительно
показывает, как только интеллектуальная честность
и моральное мужество могут быть залогом подлин­
ной свободы, свободы внутренней. Ее Зенон — это
своего рода мученик той концепции честности перед
самим собой, которая с такой страстной силой вновь
возникла в середине нашего двадцатого века. Ведь
честность ученого или писателя перед самим собой,
честность вплоть до самопожертвования — это то
самое, что вдохновляет и делает великим такого пи­
сателя, как Солженицын... И уже одна возможность
подобного рода сопоставления свидетельствует о
крайней актуальности исторического романа «Дело
вчерне».
Но роман Маргариты Юрсенар — это не только
портрет одного человека, каким бы разносторонним
этот человек ни был и какой бы поучительной ни
была его жизнь. Ее роман — это также огромная,
полная красок, фреска социальных, экономических,
религиозных, идейных и нравственных противоре­
чий и эксцессов эпохи, которая, подобно нашей соб­
ственной, вновь ставила под вопрос унаследованные
понятия и верования во всех решительно областях
жизни. Совершенно естественно, брожение и поис­
ки передовых умов той эпохи вызывали со стороны
властей, со стороны церкви, со стороны зараженных
схоластическим духом университетов не только воз­
ражения, но и гонения, и, как всегда, новое в ы н у ж ­
дено было утверждать себя в непрерывной борьбе
против косности, суеверий и предрассудков. В к а ­
кой-то степени, заметим, предрассудков этих было
тогда меньше, чем в наш век: отсутствовали, в
частности, полностью предрассудки национальные.
Зенон мог свободно путешествовать по всем странам
Европы и даже за ее пределами, чувствуя себя оди­
наково повсюду дома и находя общий язык со все­
ми искателями и учеными своей эпохи, к какой бы
национальности они ни принадлежали. Всеобщее
знание латинского языка способствовало торжеству
духа космополитизма, а дух космополитизма способ­
ствовал в свою очередь объединению всех передо­
вых умов эпохи, невзирая на государственные гра­
ницы, невзирая даже на религиозные розни.
Среди наиболее запоминающихся страниц романа
останется, вероятно, описание Маргаритой Юрсенар
безумной попытки анабаптистов установить царство
Божие и рай на земле в городе Мюнстере. К а к и з ­
вестно, исторически попытка эта закончилась в кро­
ви и коммуна анабаптистов была разгромлена сов­
местными усилиями католиков и лютеран. Чисто­
сердечное и наивное стремление крестьян и многих
честных верующих к установлению идеальных
братства, свободы и равенства во Христе вылилось
53
тогда на практике в жуткое религиозное изуверство,
в возникновение нового класса «избранных» и в
распространение неописуемых безнравственности и
разврата. Лишний раз подтверждается, что чем в ы ­
ше стремится человек вознестись и оторваться от
своей человеческой природы, тем глубже он падает
и тем преступнее последствия его безумного заблуж­
дения. Яркое описание установления и заложения
коммуны анабаптистов невольно толкает на сравне­
ние этого исторического эксперимента с другим, бо­
лее грандиозным, но также неизмеримо более пре­
ступным и кровавым, чем первый: экспериментом
коммунизма и его «царства свободы», вылившегося
на практике в царство тюрем и концлагерей, терро­
ра и страха, л ж и и обмана.
По глубине, по размаху, по красочности роман
Маргариты Юрсенар можно было бы сравнить с
другим замечательным историческим романом, так­
же вдохновленным эпохой Возрождения: «Воскрес­
шие боги» («Леонардо да Винчи») Дмитрия Мереж­
ковского, написанным еще в начале нашего века. Но
роман Мережковского был как бы освещен изнутри
светлым пламенем возрожденной античной радости
жизни. Недаром действие его происходило в Италии,
в благословенных условиях средиземноморского
климата. Действие романа Маргариты Юрсенар про­
исходит тогда же, но севернее, преимущественно во
Фландрии. Отсюда — резкая перемена в освещении
разворачивающейся перед нашими глазами истори­
ческой фрески. Отсюда — «черное пламя» алхими­
ков, освещающее мрачным светом одну из наиболее
богатых, но вместе с тем и одну из наиболее безра­
достных глав западноевропейской истории.
Б. ЛИТВИНОВ
« Д в и ж у щ и е и тормозящие
с и л ы социализма»
Вакханалия преследования инакомыслящих в
Польше продолжается во все новых формах и в раз­
личных масштабах. Сначала преследование сионис­
тов-евреев, за ними сионистов-поляков. Еще не за­
кончив «крестовый поход» против сионистов, поль­
ский Урбан Второй — Гомулка — провозгласил но­
вый поход, на сей раз против ревизионистов.
Число жертв с каждым днем продолжает расти.
«Чистка» на всех ступенях общественной жизни
Польши стала таким ж е закономерным явлением,
как систематическое повышение цен на товары пер­
вой необходимости.
Совсем недавно был исключен из ПОРП один из
ее старейших членов — Владислав Б е н ь к о в с к и й. Явление нормальное и обыденное для сегод­
няшней Польши, если бы не личность самого «вы­
чищенного».
В течение многих лет он был одним из ведущих
теоретиков ПОРП, неоднократно «подводил теоре­
тическую базу» под выступления и начинания пер­
вого секретаря ЦК ПОРП Гомулки. Одно время возWladyslaw Bienkowski. Motory i Hamulce Socjalizmn.
Данная работа была первоначально предложена ее
автором — В. Беньковским — партийному издатель­
ству «Книга и знание» в Варшаве, но запрещена
цензурой и распространялась польским Самиздатом.
Опубликована польским эмигрантским издательст­
вом «Культура» в Париже. — Р е д .
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
ПОСЕВ
главлял министерство просвещения ПНР. Падение
с этих партийных высот было для В. Беньковского
тяжелым, особенно его последняя стадия: он был
лишен партийного билета.
Чем ж е прогневал пострадавший своего бывшего
патрона?
В 1968-1969 гг. Беньковский написал социологиче­
ский трактат: «Движущие и тормозящие силы со­
циализма». Этот трактат, к сожалению, не предна­
значался для широких народных масс, «строящих
социализм», а для «передовой» их части, для партий­
ной олигархии. И, тем не менее, партийное руковод­
ство не только не одобрило этот социологический
трактат, но, наоборот, обвинив автора в ереси, ис­
ключило его из партии.
Главной мыслью этого трактата является тезис об
одной закономерности в эволюции коммунистиче­
ской системы. Эта закономерность — постоянное пе­
рерождение полицейского аппарата из органа вспо­
могательного в главенствующую движущую силу,
подчиняющую себе партию.
Эта работа написана Беньковским в два приема.
Первая часть была создана в мае-июне 1968 года, а
вторая — зимой 1968-69 г.
Первая часть посвящена проблеме противоречий
в социализме. Автор дает глубокий анализ тех со­
бытий, которые сотрясали и продолжают сотрясать
национал-коммунистическую Польшу Мочара — Го­
мулки. Автор подробно рассматривает причины: по­
стоянный зажим свободы мысли, свирепство цензу­
ры, несоблюдение конституции ПНР, запрещение
«Дзядов» А. Мицкевича и, как кульминация всего,
антиеврейская кампания.
Вторая часть работы содержит ряд социологиче­
ски-технических советов, предназначенных для
партийного Олимпа. Их ценность в том, что они под­
крепляют мысль автора о невозможности полной ре­
гулировки жизни при социализме.
Партийное руководство, стремясь к тотальной р е ­
гулировке всех общественно-политических процес­
сов, попадает в зависимость от полицейского аппа­
рата, становится его вассалом.
В этом ж е разделе автор подвергает разносной
критике политику ПОРП по отношению к средст­
вам массовой информации. Беньковский доказывает,
что прогресс современных средств связи ведет к
тому, что государство в X X веке уже не в состоянии
полностью господствовать над источниками поступ­
ления информации, ПОРП ж е в своей деятельности
совершенно игнорирует эту аксиому.
Результат более чем плачевен.
Во-первых, информация, поступающая из неле­
гальных источников, считается обществом самой до­
стоверной и вытесняет информацию официального
характера.
Во-вторых, официальной информации никто не
верит, она себя дискредитировала. Это произошло
потому, что тон этой информации и манера ее пре­
подношения явно тенденциозны.
Автор трактата указывает правящей верхушке,
что она подрубает сук, на котором сидит, поскольку
там, где нет информации для управляемых, нет ее
и для правителей. Проводя постоянную регулиров­
ку общественных явлений, полиция распространяет
свой контроль также на поступление информации
к высшей власти. Все, что попадает на письменный
стол к вершителям судеб в социалистическом мире,
Март 1970
проходит через густое сито социалистических охра­
нок. Вся эта информация, в большинстве случаев,
обрабатывается специальными редакторами в серых
мундирах.
Труд В. Беньковского, к сожалению, известен
очень ограниченному кругу лиц.
В. СЛАДКОВСКИЙ
*
В. Беньковский родился в бедной семье в 1906
году. Его отец — лодзинский рабочий-текстильщик.
Студентом, в конце двадцатых годов, Беньковский
вступил в коммунистическое движение, действовав­
шее тогда в подполье. В годы второй мировой вой­
ны Беньковский занимал пост партийного идеолога,
редактировал важнейшие партийные органы печати
и теоретические материалы.
Гомулке, Клишко и другим «практикам» на верхах
партаппарата Беньковский импонировал своими глу­
бокими знаниями, умением владеть марксистской
теорией и острым умом. После войны Беньковский
возглавил отдел пропаганды ЦК ПОРП, но в 1948
году, одновременно с Гомулкой, был обвинен в свя­
зях с так называемыми «национал-уклонистами».
Его сняли со всех партийных должностей и послали
работать библиотекарем в варшавскую Националь­
ную библиотеку.
К активной политической деятельности Беньков­
ский вернулся в 1955 году, после «октябрьского пе­
реворота». Он был назначен министром просвещения
и проявил на этом посту реформистские стремления.
В те годы Польше удалось поднять на значительный
уровень отстававшие социальные науки, особенно со­
циологию, национальную экономику и психологию.
В начале шестидесятых годов возник новый кон­
фликт между высшим партруководством и рефор­
мистами. Беньковский потерял поддержку Гомулки
и был «съеден» аппаратчиками. Но он продолжал
работать как публицист, писал на социально-крити­
ческие темы. После запрещения рецензируемой ра­
боты, его вообще перестали печатать и сослали в
провинцию на должность директора заповедника в
Верхних Татрах.
ПОПРАВКА
По вине Президиума Верховного совета СССР в
тексте «Ведомостей» (см. «Посев» № 2, стр. 19) до­
пущена ошибка: Аллилуева Светлана Иосифовна
родилась не в 1924 году, а 28 февраля 1926 года (о
чем она пишет в обеих своих книгах). Поскольку в
последующих номерах «Ведомостей» не дано по­
правки, надо полагать, что та же ошибка содержит­
ся и в тексте Указа о лишении С. И. Аллилуевой со­
ветского гражданства, а тогда встает вопрос о фор­
мальной действительности самого Указа.
Аппарат верховного учреждения СССР вообще не
отличается положенной ему точностью. Так, на­
пример, в «Ведомостях» № 26 (1969) было опублико­
вано Соглашение о культурном и научном обмене
между СССР и Мексикой и указано, что «обмен ра­
тификационными грамотами произведен в Москве»,
а в следующем номере оказалось, что это произошло
в Мехико. Спутали Москву с Мехико!
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
СОВЕЩАНИЕ «ПОСЕВ
А» И «ГРАНЕ
55
Й»
Общественные процессы в России
и задачи нашей работы
МАТЕРИАЛЫ СОВЕЩАНИЯ 15 И 16 НОЯБРЯ 1969 ГОДА
ДИСКУССИЯ ПО ДОКЛАДУ Е. РОМАНОВА
• Редактор «Граней» Н. Б. Т а р а с о в а . « П о ­
с е в » и « Г р а н и » переживают большой кризис.
Какой-то период заканчивается, и нам предстоит
большая и настоящая ломка, чтобы соответствовать
сегодняшнему времени. Получается разрыв между
работающими по старинке « Г р а н я м и » и време­
нем, которое уже пришло.
« Г р а н и » с самого начала обслуживают Россию
и прошли несколько периодов. Первым был период
«новоэмигрантского журнала». У людей, только что
вырвавшихся из СССР, было громадное желание
рассказать правду о советской власти. Первые номе­
ра « Г р а н е й » наполнены материалами, осмысляв­
шими 20 с лишним лет коммунистической власти.
Второй период, с 17-18 номера был иным: это была
встреча с культурными ценностями «старой» русской
эмиграции. Мы печатали произведения Бунина, Зай­
цева, Ремизова, Сургучева, Степуна, Вышеславцева
и других. Отдел публицистики был в это время тоже
очень богат.
Но в « Г р а н я х » отсутствовали материалы из
России, и в этом смысле мы около 1953 года зашли
в тупик.
В 1953 - 1956 годах, после смерти Сталина, в « Г р а ­
н я х » началось наибольшее оживление. Мы даже
перепечатывали произведения молодых советских
писателей, поэтов. Много было критических статей о
современной советской литературе. « Г р а н и » от­
кликнулись и на «амнистию» Достоевского в СССР.
Идея, что « Г р а н и » станут свободным российс­
ким журналом, существовала давно. В 31 номере мы
впервые обратились к писателям России с предло­
жением печатать у нас свои произведения. А уже
в 32-м номере — конечно, это не был ответ на наше
воззвание — « Г р а н и » напечатали подлинные ма­
териалы из России.
Сделаны были переводы произведений западных
писателей, интересных российскому читателю, на­
пример Оруэлла и Бернаноса, отрывки из Хемин­
гуэя.
« Г р а н и » первые напечатали стихи Пастернака
из «Доктора Живаго», которые ходили в России
анонимно.
После этого начался период, продолжающийся и
сегодня. В « Г р а н и » — сначала медленно, а потом
быстро нарастающим темпом — потекли произведе­
ния из России.
Сейчас у нас как бы расцвет этого периода, и вме­
сте с тем журнал переживает большой кризис. Осо­
бенно в отделе публицистики у нас случайный ма­
териал. Печатая произведения из России, мы расте­
ряли своих эмигрантских сотрудников. Многие
Некоторые выступления не вошли в репортаж и
будут даны позже, в том или ином виде. — Р е д .
скончались, многие начали сотрудничать в других
журналах. Но мы увлечены потоком и не всегда
управляем нашей работой в « Г р а н я х » , подчи­
няемся неожиданным событиям, часто печатаем ма­
териалы вне очереди и не можем вести планомер­
ную работу.
У нас большая конкуренция. Приходится спешить,
чтобы опередить других. Эти нелитературные сооб­
ражения подрывают работу журнала, срывают пла­
ны. Журнал планируется примитивно, нет возмож­
ности продумать каждый номер.
Многие материалы, относящиеся по профилю к
« Г р а н я м » , берет « П о с е в » , тоже не по литера­
турным соображениям, а потому, что он выходит
раз в месяц, т. е. чаще чем « Г р а н и » .
Из-за наплыва материала мы его не можем осмы­
слить и анализировать. Наша задача сводится к то­
му, чтобы выбросить его скорее на рынок. Многие
произведения ждут своего литературного критика с
точки зрения анализа.
Те авторы, которые могли бы создать лицо « Г р а ­
н е й » — которого сейчас нет — перестали писать.
Русской смены у нас — за редкими исключениями
— нет.
У нас образуется слой случайных авторов — из
западных университетов, например, люди, изучаю­
щие славистику.
Сейчас наступает новый период. « Г р а н и » долж­
ны строиться по-новому и по-новому реагировать на
все. Старые схемы не годятся.
Глубинная причина в том, что у нас сократилась
идеологическая работа и — это одинаковый недо­
статок во всех отраслях нашей работы — мы не
развиваемся.
Сейчас очень трудно ответить на вопрос — в чем
наша цель? Это надо всем продумать.
Иногда приходится слышать упреки, что « Г р а ­
н и » не касаются той или иной темы. Но стоит про­
смотреть старые номера, чтобы найти большие и
хорошие статьи именно на эти темы. Люди или не
читали или забывают старый материал. Раньше у
нас пробелов было меньше.
Заканчивая, Н. Тарасова говорит, что « Г р а н и »
не должны быть провинциально-русским журналом.
Россия сейчас интересуется событиями в мире, ми­
ровой мыслью, мировой культурой.
• А. А р т е м о в . « П о с е в » зачастую восприни­
мали как явление новое и неприемлемое ни для на­
шего окружения за границей, ни, вероятно, в России.
Например, когда мы опубликовали обращение к со­
ветским гражданам с призывом включаться в нашу
работу, редактор известного и серьезного эмигрант­
ского журнала заявил, что будет бороться против
этой «провокационной» линии.
Если бы мы в те годы сказали, что советские
граждане будут посылать сюда материалы и нас-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
ПОСЕВ
таивать, чтобы мы их публиковали под их настоя­
щими именами, нас сочли бы за ненормальных или
провокаторов. Когда здесь появился Тарсис, с кото­
рым мы были связаны еще в Москве, то мы испы­
тывали трудности такого же рода. Его высказыва­
ниями возмущались и им не верили. В особенности,
когда он сказал, что в оппозиционной группе есть
даже генералы. Сегодня генерал Григоренко откры­
то выступает и все считают это нормальным явле­
нием.
Наше счастье и несчастье, как каждого, кто идет
впереди, принимать на себя удары и в грудь, и в
спину — и так будет всегда. Сила « П о с е в а » в
том, что мы выбрали путь и идем по нему твердо,
хотя и знаем, что нам не преодолеть многих соци­
альных законов, в особенности того, который Тур­
генев сформулировал так: «Нет такого доброго дела,
за которое ты не был бы наказан».
Главная задача « П о с е в а » — сеяние новых мыс­
лей, идей, предложений нашему народу, но именно
здесь мы сегодня в упадке.
А. Артемов говорит далее о развитии обществен­
ной мысли в России. Он считает, что мы более всего
близки к народникам.
Самое ж е важное — быть верными самим себе и
продолжать свою линию, не обращая внимания на
то, что кому-то она не нравится и кто-то ее отвер­
гает. В России мы должны отыскивать созвучных
нам людей, главным образом молодежь. Вскоре нам
придется сосредоточиваться только на тех материа­
лах, поступающих из России, которые нам созвучны.
Материалов так много, что нам придется брать толь­
ко часть из них.
Сталинщина была ужасным периодом, но в смысле
борьбы простым — власть сосредоточивалась в од­
ном лице, Сталине. Борьба со Сталиным означала
борьбу с властью. Борьбу вели единицы, море «мо­
лекул», противостоявших одному лицу. Когда власть
стала разлагаться, определение врага стало более
сложным — иногда трудно определить, в каком ла­
гере та или иная личность.
Общественное движение в России будет принимать
все более политические формы, и они будут кри­
сталлизироваться в разных направлениях. У нас три
цели: устранение диктатуры, создание обшеправового порядка и третья — когда мы, как течение, воп­
лощаем в жизнь свои идеи. Когда мы боремся с
диктатурой — диапазон наших соратников шире,
потом этот диапазон сузится. Нам надо будет более
четко определить свои позиции.
Перед « П о с е в о м » сейчас большая проблема.
Нам необходимо вклиниться в общественную жизнь
России и давать теоретические и идеологические ма­
териалы мировой мысли, а также свои собственные
наметки для будущего России. Но сегодня наши
силы уходят на повседневную работу с Россией. На
творческую работу просто не остается времени.
А. Артемов призывает присутствующих понять
трудное положение редакции и усилить свою помошь ей. Сейчас мы сильно отстаем и, к сожалению,
оставляем незатронутыми многие темы, на которые
надо было бы писать.
Около трети наших зарубежных читателей — ино­
странцы, говорит А. Артемов. Мы должны и это
учитывать, обслуживать и этих читателей, помочь
им правильно понять российские проблемы.
• Л. Д о н а т о в говорит о том, что из России
поступают сегодня все более яркие документы. С
некоторыми из них можно не соглашаться, но они
Март 1970
чрезвычайно важны как исследования, как анализ
вариантов будущего России и тем самым очень цен­
ны. Для России это явления актуальные. Приводит
примеры.
В истории России начался этап, новый даже для
Л. Донатова, который только три с половиной года
как находится на Западе. Этот этап замечателен не­
обычайной смелостью людей, которая недавно еще
не проявлялась в таких масштабах. Идет бурный
рост свободолюбия.
Свободная мысль России неоднородна, — напри­
мер, «истинные марксисты», социально-христиан­
ское движение, либералы и другие. Власть сегодня
пытается убедить общественность, что все эти дви­
жения — одно, чтобы, по рецепту Гитлера, сделать
из многих врагов одного врага, приклеив ко всем
один ярлык, например, организации НТС.
Л. Донатов соглашается с мыслью о необходимо­
сти размежевывания. Нам нет необходимости гово­
рить о своей «монолитности», как это делает КПСС,
— говорит он, — различные мнения полезны. Закан­
чивая, говорит о необходимости привлекать к нашей
работе любящих Россию иностранцев, среди кото­
рых есть такие, кто знает Россию даже лучше нас.
• Г. О к о л о в и ч говорит об издательстве « П о ­
с е в » . Издательства прежде не было, а была типо­
графия «Посева», которая печатала книги не для
заработка, а сообразуясь с потребностями российско­
го читателя. Издательство началось с того момента,
как мы начали издавать книги не только для поли­
тических нужд, а и для продажи, — с 1966 года
примерно.
Г. Околович говорит, что увеличение количества
рецензий на посевские книги в наших журналах
способствовало бы распространению книг. Нам не­
обходимо получать, кроме прочего, редкие уникаль­
ные книги для переиздания, как, например, «Вехи».
Г. Околович подтверждает, что на русском книж­
ном рынке на Западе существует демпинг, но, тем
не менее, доход издательства от продажи книг за
три года увеличился более чем в два раза.
• С. К и р с а н о в . В смысле ориентировки на
Россию « П о с е в » и « Г р а н и » — подсобные из­
дания. Главное для России издание — малый «По­
сев», печатаемый фотографическим способом. Гово­
рит о трудностях малого «Посева», — например, о
том, что информационный материал в нем всегда
устаревает. Для малого «Посева» не хватает статей,
дающих нашу точку зрения. Малый «Посев» ходит
по стране из рук в руки иногда очень долго. Есть
отклики, поступившие через два года после выхода
номера.
При комплектовании материала для ежемесячни­
ка, говорит С. Кирсанов, необходимо учитывать и
потребности малого «Посева».
• Л. С е р г е е в а говорит о выходе в России на
поверхность как политической мысли, так и поли­
тических групп и организаций. Мы существуем уже
не одиноко, а окружены потенциальными партнера­
ми. Приходит время разобраться, с кем нам по пути,
а с кем мы не хотим сотрудничать.
Неприемлемые нам течения отбросить легко. С
одного фланга это зарождающиеся фашистские
группы типа группы Фетисова. Эти тупые, псевдо­
патриотические течения могут воздействовать на
примитивные элементы. С другого фланга — «псев­
дооппозиция». При высказывании как будто оппо­
зиционных мыслей, это течение остается привязан­
ным к системе. Это тип доморощенных дубчеков,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
черников, которые не могут перерезать коммунисти­
ческую пуповину. Если говорить об «истинных ле­
нинцах», — их надо искать именно в этой среде.
Л. Сергеева к таким «ленинцам» не относит людей
типа генерала Григоренко, И. Яхимовича, Геннадия
Алексеева. Эти люди могут называть себя коммуни­
стами, но, утверждая принцип свободы и права на
свободные убеждения, они становятся по эту сторону
барьера.
Л. Сергеева говорит о спектре течений, в которых
мы можем находить друзей. К центральной катего­
рии она относит организации типа ленинградской
группы Огурцова, группу эстонских технических
интеллигентов (ответ ак. Сахарову), течение неогу­
манизма, группу молодежи во Владимире, людей типа
Русланова (автор статьи «Молодежь в русской ис­
тории»), а также типа Талантова или Желудкова.
Всех их объединяет отрицание материализма, и у
них много общего в видении будущего.
Л. Сергеева останавливается на группах левой
политической направленности. Она отмечает, что,
поскольку можно судить, в их среде почти нет ор­
ганизаций, кроме, может быть, Союза коммунаров,
издававшего «Колокол». Эти люди находятся в
трудном положении. У многих — лично или через
родителей — коммунистическое прошлое, которое
они должны психологически преодолеть. У какой-то
части этой группы была надежда на западных ком­
мунистов. Этот миф рухнул полностью. Сегодня эти
люди ищут своего политического пути и новой по­
литической платформы, а также партнеров и близ­
ких им в борьбе.
С одними из этих течений у нас возможна широ­
кая база сотрудничества, с другими узкая, но все
они потенциальные соратники.
Л. Сергеева отмечает, что изучать надо и течения
национальные: украинцев, крымских татар и дру­
гих. Также нельзя забывать и крайне радикальные,
из которых вышел Ильин, стрелявший у Боровиц­
ких ворот. Все они входят в современный спектр
политических течений.
Необходимо работать над такими вопросами, как
включение в движение сопротивления рабочих, ко­
торые пока пассивны. Наново надо продумать и в ы я ­
вить вопросы революции, так как тут многое стоит
перед своим практическим разрешением. Следует
также думать о проблемах широкого политического
фронта, о создании, может быть, коалиции полити­
ческих сил в России. Во всяком случае надо поддер­
живать политическую мысль в стране, публиковать
нужные для этого материалы.
В заключение Л. Сергеева указывает, что наши
материалы почти не распространяются Самиздатом.
Удерживает часто момент риска, опасности. Но риск
станет оправданным, когда материалы будут доста­
точно квалифицированными.
• Д. К о в а л е в .
Многие обращают слишком
серьезное внимание на нехарактерные явления в
СССР, так же как мы без пользы в свое время рас­
суждали о реформистах и «истинных ленинцах». Все
эти течения выступали не против ложной идеологии
и террора власти, а хотели исправлять неисправи­
мое. Не стоит обращать внимания на русских ф а ­
шистов — у них нет никаких шансов в России.
Главное — распространять наши идеи. Необходимо
также развенчивать культ Ленина, однако к этому
мы недостаточно подготовились. КПСС, говорит
Д. Ковалев, цепляется сегодня за эрзацы религии,
но сама уже давно ничего не творит. Выступающий
57
считает, что мы должны обратить большее внимание
на опасный и для России конфликт СССР - КНР.
• И. А г р у з о в . Проблемы построения россий­
ского общества возникли раньше, чем появилась
коммунистическая власть. Пренебрежение законно­
стью существовало и до советской власти, а сегодня
это качество в некоторых случаях мешает борьбе
против диктатуры. Упоминает, как дисциплиниро­
ванно вел себя народ Чехословакии во время праж­
ских событий — например, там не было пьяных.
Нашему народу мешает в его борьбе отчасти и алко­
голизм, а не только органы террора.
В « П о с е в е » следовало бы подымать вопросы
воспитания и нравственности народа. Надо не сва­
ливать абсолютно всю вину на советскую власть, а
думать и о собственных недостатках, с которыми
придется бороться и тогда, когда коммунистической
власти в стране больше не будет.
И. Агрузов не соглашается с Е. Романовым, что
радикальные круги многочисленнее, чем оппозици­
онная общественность. Радикально мыслящих людей
в России сегодня, вероятно, меньше, чем оппозици­
онно настроенных. Радикальные борцы — это те, кто
выступает открыто, невзирая на последствия, а не
те, кто угрожает на словах радикальными мерами.
Радикализм на словах — это лицемерие, от которого
следует удерживать. Радикализм на деле — это
когда твердо и открыто отстаивают свои убеждения,
невзирая ни на что.
• Л. Д о н а т о в соглашается, что неуважение к
закону и многие пороки есть в нашем народе и не
по вине советской власти, однако при ней все отри­
цательные задатки людей развиваются сильнее, чем
при любой другой власти. И алкоголизм развивается
не из-за врожденного стремления к нему народа, —
о чем так много говорят и пишут, — а из-за образа
жизни, созданного властью.
• А. Д а н и л о в подчеркивает значение появле­
ния на страницах « Г р а н е й » произведений В. Тарсиса: это человек, открывший текущий этап борьбы
«с открытым забралом».
В 1949 году мы решили все силы бросить на борь­
бу в самой России. Борьба базировалась на «трех
китах»: за что, против кого и как бороться. Сегодня
вопрос «против кого» надо уточнить: власть в рас­
паде, и членство в КПСС часто ничего не значит.
Сегодня непосредственные враги — КГБ и партий­
ный аппарат. В России, как и прежде, лучше знают
против чего, чем за что бороться; мы должны по­
влиять на определение «за что». Как вести борьбу
— у каждого тут различные взгляды. Почему сегод­
ня у героически выступающих отдельных людей
мало открытых последователей? Российская общест­
венность еще в самообороне. Крымские татары, на­
пример, не обороняются, а имеют положительную
цель, и они более объединены.
Власть держится, как и прежде, на дезинформа­
ции и страхе. Сейчас вопрос страха важнее всего,
так как страна информирована уже лучше. Главная
цель — поставить такую задачу, которая убивала бы
страх в людях.
• А. Н и к о л и н классифицирует демократичес­
кую оппозицию. В истории России уже были «орга­
низации», состоявшие из одного человека — Пушкин
с его одой вольности, Л. Толстой. Сегодня это А. Сол­
женицын. У него есть и своя «ода вольности» — по­
следнее письмо Союзу писателей.
А. Николин также останавливается на ленинцах.
Только полагаясь на интуицию можно определить,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
ПОСЕВ
где искренние ленинцы, а где нет. Очевидно, под­
линные ленинцы — это дети и внуки тех, кто был
связан лично с Лениным, и такие люди, как покой­
ный писатель Костерин. Они верят в тот вообра­
жаемый образ Ленина, которого на самом деле не
существовало. Они выступают с позиций историче­
ского мифа и ограничены собственной догмой, —
они не против однопартийной системы и положи­
тельно относятся к Октябрьскому перевороту. Но,
тем не менее, они делают на данном этапе большое
дело, они будоражат мысль людей.
Следующая группа — социальные христиане. Еще
не все из них определили свои политические пози­
ции, но духовные позиции они определили. С ними
легче вступать в контакт. Хотя они будут критико­
вать нас именно с позиций христианства.
Третья группа — либералы. Это наиболее слабое
течение, — очевидно, обусловленное слабостью идеи
чистого либерализма.
• Я н В л о х говорит об «истинных ленинцах».
Для одних это прикрытие, другие в это верят. Лени­
низм может глубоко запасть в души людей. В то
время как итальянская компартия выступает против
романа Кочетова, в ней есть и люди, выступающие в
его защиту. Некто Паоло Роботти после войны в ы ­
пустил книгу «Так живут в Советском Союзе», из
которой можно понять, что там рай. После X X съез­
да он выпустил другую книгу — «Испытания», в ко­
торой рассказывает о своей жизни в СССР в эмигра­
ции. В 1938 году он был арестован как «фашист» и
на Лубянке его пытали (выбили зубы и повредили
позвоночник). Он пишет, что самая счастливая ми­
нута в его жизни была, когда следователь его снова
назвал «товарищ», — его выпустили по ходатайству
Тольятти. Этот человек всегда выступает в защиту
любого решения руководства Советского Союза. Та­
кие люди есть повсюду, — есть они и в СССР.
Есть также и русские фашисты, о которых гово­
рили в последнее время. Некоторые из них называ­
ют себя фашистами, отталкиваясь от советской
пропаганды: «советская печать утверждает, что ф а ­
шизм это злейший враг коммунизма, — следователь­
но, мы фашисты». С любым, кто против власти, — в
этом есть и определенная опасность. Есть два полю­
са: ленинцы, которые считают, что коммунизм хо­
рош, но извращен, и люди, готовые идти с любым,
кто против коммунизма.
• Е. Г а р а н и н . Обстановка в стране сложна, и
следует подыматься над отдельными фактами и со­
бытиями. Власть ведет контратаки и собирается
исключать не только Солженицына, запугивает всех
писателей. Власть ведет контратаки и против своих
врагов за рубежом и оппозиции внутри СССР. Не­
смотря на это за последние годы оппозиция множит­
ся и меняется качественно. Мы можем даже анали­
зировать оппозиционные течения, называя их пред­
ставителей по именам. Мы можем предвидеть резкий
рост этих течений — несмотря на временные за­
жимы.
У политической оппозиции в стране есть общий
недостаток — отсутствие ясных политических пер­
спектив, программы. Она довольствуется лозунгами.
У нас много документов из СССР, но понаслышке
нам известен только один проект конституции. Энер­
гично выступают против настоящего, мало думают
о будущем.
Среди оппозиционных групп, говорит Е. Гаранин,
следует обратить особое внимание на оппозицион­
ную техническую интеллигенцию. Нам известно, что
Март 1970
ученые сейчас участвуют в протестах так же ак­
тивно, как и другие слои общества (например, ака­
демик Сахаров, эстонские интеллигенты). Из подпи­
савших протесты — деятелей науки и техники
подавляющее большинство. И недовольство постоян­
но усиливается. От нас — из Советского Союза —
требуют разбор экономического устройства передо­
вых стран мира. Эту тематику необходимо поднять.
• С. К и р с а н о в . «Советская власть» — термин
камуфляжный. Следует говорить об однопартийной
диктатуре КПСС. Термин «советские законы» — то­
же камуфляжное понятие. Советские законы состоят
из узаконенного беззакония, закрепляющего дикта­
туру, некоторых изуродованных частей обыч­
ного права и разных правил «уличного движения».
Всякое нарушение беззаконных законов должно
приветствоваться. Другие же законы следует соблю­
дать, подчеркивая, что это не советские законы, а
общепринятые.
Говоря о пьянстве в СССР, С. Кирсанов напоми­
нает, что водка — источник громадного дохода для
государства и что пьянство поощрялось государст­
вом (один фининспектор сорвал борьбу против
пьянства, чтобы выполнить план поступления
средств от продажи спиртоводочных изделий, и его
решение не смогла отменить даже Москва). У всех
людей есть пороки, но коммунистическая диктатура
их сознательно культивирует.
Касаясь вопроса, против кого конкретно бороться,
С. Кирсанов отвечает: против носителей диктатуры
— ЦК, партаппарата и наиболее активной его части
— КГБ. Остальное же — это партийная масса, в ко­
торой надо различать определенную черту, выше
которой служение власти становится преступлением.
С. Кирсанов напоминает, что открытые высказы­
вания против диктатуры — их сегодня многие счи­
тают новым явлением — были и раньше. Приводит
пример инженера Алексеева-Попова (процесс Промпартии), который в 1931 году открыто говорил пред­
ставителям власти, что он их враг и считает их
врагами народа, — и погиб за это в концлагере. И
тогда многие по принципиальным соображениям от­
крыто отказывались от сотрудничества с властью.
• А. А р т е м о в а рассказывает о том, как совет­
ские библиотеки для закрытых фондов заказывают
запрещенные для простого советского читателя кни­
ги — брошюру Сахарова, книги Зеньковского и т. д.
• Я. Б у д а н о в . В наших изданиях материалы
из Советского Союза не подвергаются критической
оценке, даже когда эта оценка нужна. Нам необхо­
димо четче выявить свое лицо, чаще говорить о на­
шем солидаризме. Надо определеннее разъяснять,
что мы подразумеваем под теми или иными выра­
жениями: ведь и советская печать говорит о морали,
добре и т. п., но содержание этих слов у нее иное,
чем у нас.
• А. Ч е м е с о в а . Чего ждут от наших изданий
в России и насколько наши издания соответствуют
этим ожиданиям? Чего мы хотим добиться с по­
мощью наших изданий в России? Некоторые в Рос­
сии воспринимают « П о с е в » и « Г р а н и » как
свою организацию за границей, представляющую
там интересы российской оппозиции, и ждут от них
соответствующих действий. Одно из них — обслу­
живание революционного и оппозиционного движе­
ния.
Говорит о необходимости критических разборов
некоторых произведений Самиздата. О необходимо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
59
ПОСЕВ
сти поднять вопрос, почему в оппозиции сегодня еще
не участвуют более широкие круги населения. Ве­
роятно то, за что борется наша оппозиционная ин­
теллигенция, мало затрагивает массы. Следовало бы
шире поставить вопрос об экономических требова­
ниях.
Что касается публикации материалов, с содержа­
нием которых мы не согласны, — это надо продол­
жать делать, это соответствует нашему демократи­
ческому духу. Однако одновременно необходимо да­
вать свои оценки, чтобы не создалось впечатление,
что это и есть наше мнение.
• Э. Р а й с. Положение в западных университетах
и среди студенческой молодежи говорит о наличии
серьезных непорядков в глубине западного общест­
ва. Это нас должно интересовать уже потому, что
в мире нет границ и во всем человечестве происхо­
дят общие кризисы. Болезнь здесь и там общая, и
лекарство тоже, вероятно, общее.
Одна из основных идей современных западных
студентов: учителям, родителям, профессорам, пра­
вительственным чиновникам они не верят. Они видят,
что в мире в котором им приходится жить, царит
кривда. «Вы нам оставили плохой мир!» — говорят
они. Но при поисках того, как сделать мир лучше,
молодежь — в особенности западная — поддается
на соблазн своего подлинного противника: экстре­
мистов-революционеров, нигилистов. Она не созна­
ет, что призыв все разрушать — это тоже темное
наследие прошлого.
В отношениях с молодежью надо понять оправ­
данность их нигилизма, а с другой стороны — дать
им понять, что главное зло именно в разрушитель­
ной революции, к которой их подстрекают.
Нам надо было бы издавать труды русских ф и ­
лософов на иностранных языках.
• В. Г е о р г и е в напоминает о том, что, помимо
печати, имеется радиовещание, которое надо про­
должать использовать для передачи идей и инфор­
мации, поскольку интерес в России и во всех ком­
мунистических странах к зарубежному радио очень
велик.
• Л. Р а р говорит о той большой политической
роли, которую сыграл В. Я. Тарсис в процессе раз­
вития оппозиции в России и в наших печатных ор­
ганах.
Очень трудно определить, для кого Ленин служит
маскировкой, а кто в него действительно верит.
А. Николин в своем выступлении слишком многих
считает подлинными ленинцами. В частности, мно­
гие из детей репрессированных Сталиным советских
руководителей, которых А. Николин зачислил в
«ленинцы», ни слова о Ленине не говорили. Не сле­
дует на целые группы ставить без разбора клеймо
«ленинцев», не следует судить и тех, кто маскирует­
ся под «ленинцев».
Л. Рар считает, что в России есть группировка,
с которой, может быть, затруднительно найти об­
щий язык, — это разновидность «западников», кото­
рые возлагают неоправданно большие надежды на
иностранную помощь, в то же время не веря в свой
народ и его силы.
• А. Р у с а к . Выступление Н. Тарасовой было
слишком пессимистическим. « Г р а н и » и « П о с е в »
пользуются в России успехом — как свободное слово.
Выступает против изданий на иностранных языках,
перевода книг с русского: у нас на это нет сил, и
свою деятельность мы должны сконцентрировать на
главном направлении.
Подчеркивает необходимость уточнить, что мы
считаем подлинной нравственностью, так как в на­
стоящее время все говорят о нравственности и тол­
куют ее по-своему — ленинская нравственность, на­
пример, ради торжества мирового коммунизма до­
пускает любую безнравственность.
• А. К а н д а у р о в . В адрес « П о с е в а » были
правильные, но не всегда точные замечания. Может
быть, мы даем мало рецензий на книги издатель­
ства « П о с е в » , но мы их даем. Говорит о необхо­
димости писать в « П о с е в » . Некоторые говорили о
недостатке статей на определенные темы. Пока
статьи не будут написаны и переданы в редакцию,
они и не будут напечатаны. « П о с е в » — это то, что
присутствующие авторы написали.
Говоря о Ленине, А. Кандауров отмечает, что есть
до сих пор люди (в СССР и на Западе), верящие в
Ленина, и надо сделать еще многое, чтобы правда
о Ленине стала известна всем, чтобы миф о хорошем
Ленине был серьезно опровергнут. Для этого нужны
статьи на высоком уровне.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Е. РОМАНОВА
Кто-то из выступавших утверждал, что здесь
было слишком много общих выступлений и мало
конкретного, говорит Е. Романов. Но мы, созывая
совещание, на конкретное мало рассчитывали. По­
лучить статью от автора можно только в результате
работы с автором. По вопросам издательства кон­
кретно может высказаться небольшой круг людей,
хорошо знакомых с обстановкой. На таком собрании
нормально говорить «обо всем». Главная цель сове­
щания — в самой встрече и в разговоре, который
происходил.
Относительно поднятых здесь проблем. Главное,
что затрудняло взаимопонимание, — это смешение
разных планов. Кто-то говорил, что мы не смеем
осуждать за использование маскировки. Речь идет
вовсе не об осуждении или оправдании, речь идет
о политических выводах, которые можно сделать
из тех или иных документов, а не об оценке поступ­
ка. Не играет никакой роли, «ленинец» ли такой-то
или нет. Нам важно то политическое направление,
которое представлено им и его группой, — об этом
мы должны спокойно говорить.
Если человек выступил в защиту арестованных
или против оккупации Чехословакии — это нравст­
венный поступок, акт гражданского мужества, но
это не отнимает у нас права критиковать политиче­
ские взгляды и концепции этого человека. Мы дол­
ж н ы мыслить. Рассуждать о нравственности того и
иного поступка тоже нужно, но необходимо делать
и политический анализ, спокойный и хладнокров­
ный.
В истории мы это делаем. Признаем, героизм и
мужество декабристов и спокойно оцениваем их
утопические взгляды, шансы на их успех и неуспех.
Говорим, что им надо было действовать иначе, но
говорим и об их высоких нравственных качествах.
Говорят, что нельзя критиковать Дубчека — он
светлая личность и пожертвовал собой. Но нас дол­
жна интересовать проблема политических ошибок,
поражения, которое потерпели реформисты в Ч е ­
хословакии. Потому что это важно для нашей стра­
ны, где может быть аналогичное положение, — роль
советской оккупационной армии, введенной в Чехо­
словакию, смогла бы играть китайская армия, кото-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
ПОСЕВ
рую могут призвать определенные круги, чтобы по­
давить восставших реформистов. Может быть, этот
вариант нереален. Но там есть свои индры, которые
при первой возможности будут душить наших дубчеков — а наши дубчеки будут давать себя душить.
Заинтересованы ли мы в этом? Нет! Следовательно,
надо обдумывать заранее, как действовать в такой
ситуации.
Есть в России еще одна сила, которая не задума­
ется в случае прихода в России к власти дубчеков
взять в руки соответствующие тяжелые предметы,
— это русские фашисты. О них здесь говорилось:
неизвестно, есть они или нет. Есть! Фашисты или
не фашисты, — но есть достаточно большая кате­
гория людей, которая, в случае ослабления режима,
в случае, если группа реформистов будет занимать
позицию со слабой политической волей, в этой об­
становке не пожалеет никакой крови. Мы, как по­
литическое движение, должны спокойно это анали­
зировать, искать решение и нашу точку зрения —
как надо действовать в России при таком положе­
нии, чтобы эти реформисты не загубили собственное
же дело либерализации режима. Потому что они его
загубят, как они его загубили в Чехословакии. Хотя,
может, наши будут иными и не пойдут договари­
ваться — как Малетер пошел к Серову.
Разделение между политическим анализом и нрав­
ственными оценками надо производить очень строго,
чтобы можно было спокойно обсуждать и анализи­
ровать то или иное политическое явление и этот
анализ давать в Россию — силам, которые там дей­
ствуют.
Говоря о радикальных кругах, я не имел в виду
тех, кто немедленно хочет переходить к вооружен­
ным действиям. Речь идет о целепостановке. Люди,
которые желают кардинальных изменений режима
или действуют для осуществления этих изменений,
— эти люди и есть радикальные силы, потенциаль­
ные и действующие.
Мне кажется, что развивающееся сегодня в Рос­
сии оппозиционное движение не может добиться ус­
пеха, если оно не станет массовым. Массовым же
оно стать может только в том случае, если сумеет
повести за собой радикальные элементы. Но для
того, чтобы повести их за собой, нельзя предлагать
полумеры, которые не дают конечной картины. В
сборнике писем, адресованных П. Литвинову, кото­
рый вышел на Западе, есть одно письмо — самое
сильное в этом сборнике. Автор его подписывается
своим именем и сообщает, кто он. Он говорит П. Ли­
твинову: Мы готовы пойти за вами, мы вас поддер­
жим, — но куда вы хотите нас вести? И каким ме­
тодом в ы хотите нас привести к цели? Нас слишком
много звали, мы слишком много уже ходили тяже­
лыми путями, чтобы еще раз идти, не зная, за что,
и не зная, куда, и не зная, каким способом доби­
ваться достижения цели.
Для того, чтобы сделать это движение массовым,
нужно, с одной стороны, то, что уже есть, — колос­
сальный нравственный потенциал, мужество: выход
на площадь, поведение на скамье подсудимых, борь­
ба за освобождение человека, — это сегодня являет­
ся решающим для России. Но необходимо и поли­
тическое мышление, необходима организующая сила,
необходимо накопление потенциала. Солженицын
своим творчеством и поведением, благодаря своему
таланту и своему внутреннему ощущению, дает
пример всей России. Это — его призвание. Наша
политическая задача — не допустить, чтобы Сол­
женицына кагебисты когда-либо избивали на до­
Март 1970
просах. И здесь недостаточно только следовать за
его нравственным примером. Это необходимо, и это
единственный залог возрождения для нашего на­
рода и нашей страны, — но это надо совмещать с
трезвым политическим расчетом, отдавая себе отчет
в том, что без употребления силы, нельзя добиться
освобождения страны.
Это относится и к вопросу о коммунистической
партии. Речь не об отдельном члене коммунистиче­
ской партии. Когда мы говорим об отношении к
КПСС, мы не говорим об отношении к тому или ино­
му члену партии, — это вопрос другого плана. Мы
говорим об организации, руководство которой, опи­
раясь на определенный аппарат — карательный и
бюрократический — и на определенные силы, власт­
вует в нашей стране, злоупотребляет этой властью.
Это есть политическая реальность, и пока не устра­
ним от власти эту силу, не произойдет тех измене­
ний в стране, которые могли бы закрепить и обеспе­
чить идущий процесс нравственного возрождения.
Иначе он будет удушаться, будут все новые и новые
жертвы.
Относительно проблемы Ленина. Единственное,
чего мы не должны допустить в этом вопросе, —
для себя и для других действующих в России сил,
— чтобы нас затянули в этот мертвый мир, в этот
склеп, потому что там, кроме трупа, ничего другого
нет. Это не реальная жизнь. Есть какие-то мифы
и фикции, за которые кто-то пытается цепляться,
но незачем спорить о том, что когда сказал Ленин,
разбирать десятки томов, которые он написал. Это
все ничего не значит в сегодняшней реальной жизни
России. Мы не должны позволить увлечь себя на
эту так называемую «борьбу с Лениным». От Ле­
нина в наследство осталось одно положение — о
тотальном властовании однопартийной системы, в
пределе доведенной до абсолютного властвования.
Вот это есть политическая реальность, против этой
реальности надо бороться как в политической, так
и в духовной и идейной области, и в этом — наша
задача.
Конечно, обидно, что в следующем году ООН или
ЮНЕСКО будет отмечать какой-то ленинский юби­
лей. Но какая организация, такие и юбилеи. Что от
этого прибавится или убавится в той реальной об­
становке, в которой живет наш народ и мы боремся?
Вы думаете, что в России от этого подымется авто­
ритет Ленина? Не подымется. Это будет только еще
один полезный удар по тем надеждам, которые воз­
лагаются на Запад.
Здесь кто-то в самом начале выступал и говорил,
что мы 10 лет назад потратили много усилий, обсуж­
дая какие-то отвлеченные и нереальные вещи на­
счет реформистов и что у нас есть тенденция и се­
годня заниматься воображаемыми категориями. Это
неверно. Мы занимались политическими прогноза­
ми, мы старались предугадать, как будут развивать­
ся события в России. В отдельных случаях мы ошиб­
лись, но в очень многих случаях мы не ошиблись,
говорили слишком рано то, что потом последовало.
Если вы возьмете идею Гаагского конгресса 1957
года и платформу этого конгресса и прочтете доку­
менты Инициативной группы, их идею и их плат­
форму, — вы увидите, что это одна и та же идея.
А что она была поднята здесь нами в 1957 году,
раньше времени, верно. Но это было видение того,
что должно быть в России, что так должны будут
идти процессы.
В середине 1950-х годов были опубликованы ма­
териалы Совета НТС о реформистских движениях,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
Март 1970
и сказанное в них в той или иной мере тоже в ы ­
яснилось потом в реальной жизни. Тут дело не в
том, что мы занимаемся, неизвестно зачем, полити­
ческими предсказываниями. Этим можно было бы
и не заниматься. Наша задача: передавать России
это видение, оформив его в политические документы,
потому что это и есть одна из важнейших сто­
рон нашего участия в процессах, происходящих в
России, это влияет на развитие процессов и форми­
рует их.
Мы часто выходим с нашими идеями чересчур
рано — это лучше, чем отставать. Но, занимаясь по­
литическим предвидением, увлекаясь им и заслу­
живая упреки в нереальности, — в своей практиче­
ской, организационной политической работе мы все­
гда стояли прочно на земле. Мы всегда направляли
свои усилия на то, что было реально достижимо и
допустимо. Это сочетание творческих усилий, поли­
тического видения с направлением наших неболь­
ших сил на реальные объекты и есть отражение на­
шей идеал-реалистической сущности. И если надо
в чем-то себя упрекать, то прежде всего в том, что
у нас, может быть, ослабела способность к этому
видению. Нельзя ни в коем случае бояться этого
единственно возможного способа жизни такой орга­
низации, как наша, в таких условиях, в которых
мы существуем.
ИЗ ПИСЕМ К СОВЕЩАНИЮ
В. Минин, А в с т р а л и я
Общественно-политическая жизнь в Советском
Союзе конца шестидесятых и к началу семидесятых
годов, то есть за период, совпавший с послехрушевским пятилетием правления группы, возглавляемой
Брежневым и Косыгиным, проходила и проходит в
условиях дальнейшего ухудшения политических
отношений между властью и российской интелли­
генцией.
Проходит она в данный момент также и в услови­
ях осложняющихся квазисоциалистических про­
изводственных отношений как в промышленности,
так и в сельском хозяйстве.
Монополист всех средств производства, коммуни­
стический режим, как сверкапиталист всесоюзного
масштаба, присвоил себе неконституционное право
арбитра понятий допустимого уровня материальной
жизни рабочих, колхозников и государственных
служащих.
Отсутствует подлинный, свободный коллектив­
ный договор. Государственный к а п и т а л диктует
т р у д у свои условия.
Труд, непрерывные лишения и материальные
страдания народа, создавшего индустриальную
мощь нашей страны в надежде на общенародное
благоденствие и мирную жизнь, использованы и
продолжают использоваться компартией СССР в
узкоклассовых интересах правящего слоя догмати­
ческих начетчиков, технократов и партийных ап­
паратчиков. А СССР под властью КПСС, вопреки
национально-государственным
интересам России,
поставлен в положение
беснующейся
сверх­
державы, вожаки которой мечутся из стороны в
сторону: секретные переговоры в Пекине и обеща­
ние делового подхода к переговорам с американца­
ми; лицемерное поощрение нового мостостроительства со стороны Запада, как признания «реально­
стей» в Европе и в Юго-Восточной Азии, но раз­
жигание военного напряжения на Ближнем Восто­
ке...
61
В стране растут недоумения и сомнения по адресу
власти в среде всех категорий трудящихся и, осо­
бенно, среди теперешнего поколения молодежи. За­
метно снизилась производительность труда рабочих,
и это уже не скрывается (скрыть невозможно!) во
встревоженных выступлениях центральной комму­
нистической печати.
Система партийной цензуры, замалчивание вла­
стью порочащих режим фактов и жизненных явле­
ний; недопущение к печатанию современных оте­
чественных литературных произведений эпохально­
го значения, полицейская наглость власти в пре­
следовании инакомыслия и национальной граж­
данственности привели к небывалому росту и зна­
чению С а м и з д а т а
в деле борьбы за свободу.
Лучшие из представителей российской научной
общественности, с сознанием долга перед Россией
на данном этапе ее исторического развития, высту­
пили и продолжают выступать с конструктивными
соображениями, указывающими на догматизм, од­
нобокость, непрогрессивность и отсутствие обыкно­
венного здравого смысла как во внутренней, так и
во внешней политике коммунистических правите­
лей СССР.
В стране появились люди, смело глядящие в глаза
действительному положению вещей и задумываю­
щиеся над неизбежной судьбой такого колосса, как
Советский Союз. Не случайно и не поверхностно в
пытливых и аналитических умах российской об­
щественности бурлит актуальный вопрос: в состоя­
нии ли Советский Союз, как государственное фор­
мирование и как политический режим, выжить в
предстоящем десятилетии? Вопрос этот представля­
ет огромное для нас стратегическое значение и ак­
туальную тактическую важность.
Наша российская независимая печать, в форме
журнала «Посев», журнала «Грани», а также «По­
сев» в издании карманного формата, представляет
собой силу исключительно большого политического
значения и общественных организующих возмож­
ностей.
Журнал «Посев», на данном новом и сложном этапе
освободительной борьбы, .своей рабочей програм­
мой и содержанием передовиц и других редакцион­
ных статей не только должен быть, но и обязан
стать ведущей силой, способной немедленно, квали­
фицированно и эффективно не только откликаться
осмыслением нарастающих явлений в стране и
быстро меняющейся обстановки в мировой политике,
но также обязан со знанием дела и способностью
прогноза глядеть вперед.
Чем стал наш «Посев» после перехода на ежеме­
сячное издание? Мне лично представляется, что
«Посев» стал больше «Гранями», чем «Посевом».
Уходить от своего профиля «Посеву» не следует.
Кроме того, «Посев» как бы пытается ограничить
себя ролью регистратора документов борьбы, а в
результате, будем говорить откровенно, содержа­
ние «Посева» располагается в хвосте быстро возни­
кающих и быстро меняющихся событий политичес­
кой и общественной жизни.
Знаю, что последует, с давних пор в таких слу­
чаях известная, жалоба на недостаток кадров. В от­
вет на это должен сказать, что меньшее количество
в состоянии дать большее качество. Да, к тому же,
и количество у нас не столь у ж узкое.
Время и обстановка борьбы властно требуют от
нас повышения качества «Посева», в развитие со­
зревших в стране возможностей для радикального
изменения представления о нашей российской поли-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
ПОСЕВ
тической партии НТС, существующего в определен­
ных кругах на Западе и так усердно пропагандиру­
емого аппаратом КПСС. На Западе, когда вынужде­
ны говорить о нас и нашей деятельности, то посто­
янно, чтобы не раздражать советско-партийных
властителей, добавляют «эмигрантская организа­
ция». А ЦК КПСС упорно навязывает выработан­
ный им штамп «франкфуртская группа эмигрантов»,
или «группа белогвардейцев»; последнее, конечно,
для наведения пущего страха на правоверного око­
лопартийного советского обывателя.
В организационном отношении использовать к а ­
н а л ы продвижения «Посева» и малого «Посева»
в благодарное и полноводное русло Самиздата пред­
ставляется задачей первостепенной важности.
Принимая во внимание то обстоятельство, что «в
одну телегу впречь не можно коня и трепетную
лань», надо, думается мне, каждой ветви нашей ра­
боты предоставить возможность неограниченного и
полного плодоносного роста. Скажем при этом, что
деятели, ведающие каналами организационно-поли­
тического проникновения в страну и отстройкой
организации НТС в России, могут быть приветству­
емы как авторы тех или иных статей в «Посеве»
на животрепещущие темы, но они должны быть
свободными от участия в редакционной коллегии
«Посева».
Говоря о злободневных вопросах современности
и о необходимости ощущения и понимания чувства
нового, появляющегося в мировом развитии за по­
следние годы, требуется не только преломлять все
это в нашей независимой российской печати и, до­
стойно имени России и задачам теперешнего поко­
ления, находить ответственные формулировки, но
надобно также (будем постоянно помнить об этом!)
оборотиться и на самих себя.
«Посев» должен быть в России примером в деле
открытой, всесторонней аналитической постановки
перед российским читателем и перед мировым об­
щественным мнением всех главных и существенных
проблем России. Указанные проблемы, как было
сказано выше, с необычайной силой возросли и за­
острились в течение послехрущевского пятилетия,
в условиях безнадежных метаний бесталанного со­
ветско-партийного руководства в его внутренней и
внешней политике.
В заключение скажу, что мы поставлены перед
задачей основательного изучения: к а к и е измене­
ния возможны и к а к и е перемены назревают. Это
почти в равной степени относится как к России, так
и к Китаю, к США, к Германии, а также и к стра­
нам советского блока.
Д-р Ф. Богатырчук, К а н а д а
Не мешает время от времени напоминать о нашем
присутствии и нашем желании участвовать в борь­
бе за свободу личности, подавляемой сапогами дик­
таторов. Хотя о борьбе подсоветских людей тут и
знают, но это знание лишь поверхностно, она мало
кого трогает. Убедить Запад, что эта борьба я в л я ­
ется частью и их борьбы, является, по-моему, одной
из главных задач эмиграции. Нужно, чтобы поняли,
что борьба большевиков против расистских теорий
— только дымовая завеса, за которой скрывается
презрение и ненависть ко всякому человеку, если
он не исповедует их взглядов. Все эти, тривиальные
для нас, истины познаны не более, чем 50% запад­
ной интеллигенции. Но если бы «наивняков» было
и меньше, они все же очень сильны, ибо их явно
и скрыто поддерживают кремлевские Пришибеевы.
Март 1970
Надо обратить серьезное внимание на печатание ма­
териалов о процессах в виде «сторонних сообщений»
или даже объявлений в иностранной прессе.
Б. Литвинов, Г е р м а н и я
Совершенно правильно, что «Посев» уделяет столь­
ко внимания процессам, происходящим в России,
и перепечатывает целиком документы, приходящие
оттуда. Можно было бы, пожалуй, уделять еще
больше внимания тому отклику (в большинстве слу­
чаев положительному, иногда отрицательному), ко­
торый находят эти процессы на Западе. Конкретно,
предлагаю, чтобы кто-то (работающий в системе
международной информации) следил бы системати­
чески для «Посева» за всеми этими откликами и
регулярно сообщал бы их вам.
О. Можайская, Ф р а н ц и я
Очень трудно давать какие-то советы нам — эми­
грантам. Здешние наши органы печати давно про­
тестуют против беззаконий, происходящих в Рос­
сии. Мы стараемся привлечь внимание иностран­
ной печати — общественного мнения западных
стран. Что мы можем сделать больше?
...Некоторые эмигранты погрузились в спячку, их
засосала среда, но есть оправдание: жизнь наша не
легкая!
Я считаю, что наша роль должна была бы быть
чисто культурной. Не согласна с редакцией «Гра­
ней»: они недостаточно внимания уделяют эмигрант­
ской литературе. Печатают, правда, наши рецензии
о вышедших книгах. Но этого — мало! Хотелось бы,
чтобы русские люди в России знали, что пишут наши
писатели здесь.
Я. Эвланд, Н о р в е г и я
Время сейчас чудное наступает для нашего об­
щего дела в России. Я даже лично ощущаю великий
перелом в общественных процессах континента т.
наз. социалистического массива и закат тирании
большевизма. Но что такое большевизм на сегодня?
Это — не что иное, как заведенная пластинка со
ржавой пружиной, которая в любую минуту может
лопнуть!
Многим коммунистам в рядах КПСС вся эта во­
локита с «построением коммунизма» изрядно надо­
ела. Многие члены КПСС задыхаются «членством»
и ищут поводов кончать и уходить в христианство,
Церковь. Один из них сказал мне так: «Я сейчас
сильно интересуюсь христианской верой, хожу в
церковь нарочно, чтобы меня исключили из пар­
тии. Как хорошо поют певчие, это просто прелесть!
В кино неохота ходить, телевизор смотрю кое-ко­
гда, все это так опротивело и надоело. А церковь
для всех: и для стариков, пенсионеров, и молодежи
много ходит».
Это так говорит бывший «энтузиаст» советской
власти. А новое поколение уже давно сказало —
НЕТ! И если Суслов, Косыгин, Брежнев все же
держат как-то 230 млн. рабов в цепях Сталина, то
это все-таки не значит, что новое, молодое, всту­
пающее в жизнь, согласно и дальше тащить цепи
отцов. Приезжающие «оттуда» говорят: «Дайте нам
с чего начать! КОНКРЕТНО и сжато, деловито! Не­
нависти у нас достаточно к тирании, но вот руки
наши пусты. А ведь «они» сильны своею организа­
цией и беспощадны...
Вот этот-то кардинальный вопрос о КОНКРЕТНОСТЯХ и надо бы включить в обсуждение общест­
венных процессов в России.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Март 1970
ПОСЕВ
С. Рождественский, С Ш А
Мое пожелание к конференции «Посева»: здесь
пришлось встретиться с советскими студентами, ко­
торые ничего не знают о немецких деньгах Ленина
и его поездке через Германию в «запломбированном
вагоне». Кое-что об этом они узнали из статьи в
«Энциклопедия британника». Нельзя ли эту тему о
немецких деньгах Ленина развить в 1970 году на
страницах «Посева» и малого «Посева», идущего ту­
да. Это, по-моему, очень важно.
В. Самарин, С Ш А
«Посев» стал тем, чем давно должен был стать.
Есть лишние мелочи (ненужные совершенно рубри­
ки и надзаголовки, например), но в целом, как го­
ворят, — то, что нужно. Читается с интересом, мно­
гое дает. И нет былых победных реляций, нет шу­
мящих знамен, нет всего того, что так отталкивало.
Наконец-то услышал то самое, что говорил давно,
о чем писал в «Посев» и в «Грани»: в стране велик
интерес к эмиграции.
«Посев» этот интерес удовлетворяет полностью.
Указывайте только яснее, какой именно материал
приходит из страны. Чтобы ясно было, где наши
материалы.
«Грани» не удовлетворяют интерес у эмиграции
полностью. «Грани» вообще превратились в прида­
ток «Самиздата», в некий печатный станок, кото­
рый печатает все подряд, что приходит. Было и та­
кое, что печатать не следовало по причине худо­
жественного уровня. Эмигрантского нет давно. Осо­
бенно нет того, что литературному журналу нужно:
литературы, прозы и поэзии. А ведь в эмиграции
есть поэты, которые могут стать рядом с лучшими
поэтами страны...
63
3. Поощрение и содействие созданным в недавнем
прошлом на Западе группам, — таким, как «Группа
борьбы за права человека», группа «Никогда не за­
будем» и т. д.
К последнему пункту еще одно замечание: как
известно, не все газеты берут материал, который
передается от «Посева». Но те же информационные
материалы публиковались в этих газетах, если они
исходили от какой-либо из вышеназванных групп.
На это следовало бы обратить внимание. Через эти
группы можно было бы установить связь с такими
лицами, как университетские профессора, полити­
ческие деятели и др.
РАЗНОЕ
КНИЖНАЯ ВЫСТАВКА В АВСТРАЛИИ
В минувшем декабре в Русском доме Мельбурна
(Австралия) была устроена «Выставка зарубежной
русской книги». Были представлены книги (свыше
трехсот) ведущих зарубежных издательств, вклю­
чая и антикварные, и поступившие, в своей основе,
из России по линии Самиздата, а также графики,
иллюстрировавшие состояние русского издательско­
го дела за рубежом.
Организовал выставку русский художник и лю­
битель литературы С. А. Зезин, который на откры­
тии сделал обзор истории русского книжного дела
за рубежом и рассказал о трудностях выпуска и
распространения книг в нынешних условиях.
Выставка была оформлена очень удачно и с боль­
шим вкусом. Особое внимание привлекли стенды
Самиздата —• системы российских подпольных из­
Передовая «Посева» (№ 10, 1969), в которой гово­
рилось о ПЕН-клубе и Миллере, была несколько
тенденциозной. Не та картина, что нарисована в
ней. В «Литературной газете» похвалили Миллера
так шумливо по той причине, что он уже для совет­
ской стороны почти потерян. Пытаются удержать.
Так зачем же нам еще его туда толкать? Не стоит.
Наоборот нужно сделать.
Зента Маурина, Ф Р Г
Одной из важнейших проблем является, несомнен­
но, раскрытие перед западноевропейскими народа­
ми правды о коммунизме, т. е. о полицейском госу­
дарстве. На Западе лучше осведомлены о борьбе
негров в Африке против угнетения, голода и наси­
лия, чем о рабских лагерях в Сибири. Через прессу,
телевидение и радио открывать глаза западным ев­
ропейцам, послать делегацию в рабские лагеря с
тем, чтобы по возвращении она сделала бы офи­
циальное сообщение, — вот что должно было бы
быть нашей целью. Я призывала к этому в моих
книгах «Портреты русских писателей», «Письма на
березовой коре» и др.
Э. Мориц, Ш в е й ц а р и я
Я вижу следующие возможности воздействий За­
пада на происходящие в России процессы:
1. Предание их широкой гласности.
2. Опубликование книг на эту тему.
даний. На них можно было видеть, с какой изобре­
тательностью и с каким героизмом российские сво­
бодолюбивые писатели осуществляют публикацию
и распространение произведений, запрещаемых ка­
зенной цензурой. Зал оживляли размещенные на
этих стендах большие портреты литераторов-борцов
российской современности: Солженицына, Синяв­
ского, Даниэля, Галанскова, Гинзбурга и других.
Среди многочисленных посетителей выставки бы­
ли как русские, так и иностранные знатоки книг,
сотрудники университетов, работники местных из­
дательств и книжной торговли. Поступил ряд зака­
зов на выставленные издания.
Запланировано показать выставку в различных
местных учебных заведениях.
С. К.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПОСЕВ
64
Март 1970
КНИЖНЫЙ СКЛАД
ИЗДАТЕЛЬСТВА «ПОСЕВ»
ИЗДАТЕЛЬСТВО
К. С. Яукш-Орловский. Парнас дыбом
Пародии на Блока, Гофмана, И. Северянина, Юлия
Цезаря, Есенина, Гомера и мн. др.
Изд. в Канаде, 96 стр. Цена в США и Канаде —
1.25 ам. дол., в Германии и др. странах — 5 н. м.
Издает общественно-политический ежемесячник «ПОСЕВ»
литературно-публицистический ж у р н а л «ГРАНИ», а также
книги на р у с с к о й , немецком и других языках.
При издательстве — к н и ж н ы й магазин.
Possev-Verlag, D 623 Frankfurt/Main 80, Flurscheideweg 15
Telefon: 31 42 65. Postscheckkonto 33461 Frankfurt/Main
Bankkonto: Nassaulsche Sparkasse 148 000 530 Frankfurt/Main
В. Д. Самарин. Цвет времени
Рассказы, написанные красочным языком, ярко ри­
сующие обычаи и нравы в послевоенной Европе и в
Америке.
Изд. 1969 г., стр. 88. Цена — 8.— н. м.
Заказы направлять:
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПОСЕВ»
Possev-Verlag, 623 Frankfurt/M. 80,
Flurscheideweg 15
ПРЕДСТАВИТЕЛИ ИЗДАТЕЛЬСТВА:
АВСТРАЛИЯ:
.Possev" с/о .Unification", 497, Collins St., Melbourne С. 1.
АНГЛИЯ:
D. Bilenko, 58 Leamington St., Oak Lane, Heaton, Bradford 9.
АРГЕНТИНА:
Sra. I . Grechishkln, Casilla de correo 2585, Buenes Aires.
БЕЛЬГИЯ:
Bolte postale 1094, Bruxelles 1.
БРАЗИЛИЯ:
I . Alexandrow, Av. Lavandisca 648, Indianopolis, Sao
Ч|1 СЛУШАЙ НТС ф
ЕЖЕДНЕВНЫЕ РАДИОПЕРЕДАЧИ
В ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ
по московскому времени:
от 12 до 17 и от 18 до 23 часов на коротких
волнах в диапазонах 26 и 46,9 метра или 11,55
и 6,40 мгц., а также с 01.30 и 16.30 в течение
15 минут на короткой волне в 31,12 метра или
9,64 мгц.
В АЗИАТСКОЙ РОССИИ
по хабаровскому времени:
с 02.10 часов в течение 20 минут на коротких
волнах в диапазонах 19,58; 19,60; 25,06; 31,16 и
40 метров (в Москве в это время 19.10, а в Но­
восибирске 23.10 час), а также с 8.30 и 23.30
в течение 15 минут на короткой волне в 31,12
метра или 9,64 мгц.
Уходя от глушения, радиостанция несколько
меняет длину волны.
Наш адрес: Postbus 902, Rotterdam, Nederland
«Посев»
в
ИЗРАИЛЬ:
Yalr's Bookshop, Hahashmal Street 1, Tel Aviv, Tel.: 62 40 57.
ИТАЛИЯ:
A. Konovets, Cassella Postale 429, Roma - Centro.
КАНАДА:
A. Romar, 1420 Bernard ave., Montreal 8.
МАРОККО:
M. Koltovskoy, 6, rue Courteline, Casablanca.
НОРВЕГИЯ:
Jan Evland, Klemetsrud, Oslo. Tel.: 28 48 26.
США:
V . Molchanov, 110-18 Jamaica ave.,
25th ave,
San
Richmond
Francisco,
Calif.
Hill,
94116.
ФРАНЦИЯ:
.Possev*, 125 bis, rue Blomet, Paris 15. Tel.: 380 — 62-06.
N . Altoff, 10 rue des Bleuets, 69 Bron.
A. Lavroff, 2 rue de la Moselle, NUvange (Moselle).
ШВЕЙЦАРИЯ:
Leo Grossen, Postfach, Locarno.
ШВЕЦИЯ:
Tidskrlften .Possev", Box 4054, sadertaije 4.
ЯПОНИЯ:
A. Bakulevsky, 437 Ivai-cho, Hodogaya-ku, Yokohama.
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
А. Артемов, А. Кандауров, В. Курдюков, Е. Романов,
А. Столыпин, Я. Трушнович, Ю. Чикарлеев
Ответственный издатель
В. Горачек
АДРЕС РЕДАКЦИИ
Прием подписки, заказов на книги и другие
издания
Генеральное представительство
Possev с'о .Unification"
497, Collins St., Melbourne С. 1.
D
Подписка на журнал « П о с е в » принимается
т о л ь к о с доставкой авиапочтой.
POSSEV-REDAKTION
623 F R A N K F U R T / M A I N 81, F L U R S C H E I D E W E G 15
Статьи, подписанные фамилией или инициалами автора,
необязательно выражают мнение редакции. Перепечаты­
вать, переводить на иностранные языки, использовать в
в ы д е р ж к а х или иным способом материалы, снабженные
..copyright", м о ж н о только с разрешения издательства.
Остальные материалы могут быть перепечатываемы, но с
обязательной ссылкой на источник.
Стоимость годовой подписки — 18.30 ав. дол.
Цена отдельного номера — 1.60 австрал. дол.
Possev-Verlag,
Rm. 2,
N . Y . 11418.
A. Tzvlkevich, 2314,
Tel.: S E 1-0339.
Австралии
Druck:
Paulo.
ВЕНЕСУЭЛА:
D Y T A , Apartado de Correo 51.241 zona Postale 5, Caracas
ГОЛЛАНДИЯ:
Postbus 325. Rotterdam.
ДАНИЯ:
D . Schewltsch, HerthaveJ 2 B , Koebenhavn-Charl.
V.
Gorachek
KG,
Frankfurt/Main
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ИЗДАТЕЛЬСТВО
«ПОСЕВ»
Possev-Verlag, D 623 Frankfurt/Main
80, Flurscheideweg IS
РУССКИЕ КНИГИ
Алданов М. — Истребитель. Рассказ.
Стр.56
ДМ 4.20
Алданов М. А. — Повесть о смерти. Стр. 410 ДМ 18.80
Ахмадулина Б. — Озноб. Стр. 272
ДМ 18.80
Билимович А. — Кооперация до, во время
и после большевиков. Стр. 130
ДМ 6.50
Булгаков С. От марксизма к идеа­
лизму. Стр. 368
ДМ 26.—
Булгаков М. Мастер и Маргарита (Пол­
ное издание без сокращений и вставок).
Стр. 500
ДМ 22.50
«Вехи» — Сборник статей о русской ин­
теллигенции Н. А. Бердяева, Б. А. Кистяковского, П. Б. Струве, С. Л. Франка
Стр. 210+12
ДМ 12.—
Владимиров Л. В. — Россия без прикрас и
умолчаний. Стр. 325
ДМ 17.50
Вышеславцев Б. П. — Философская ни­
щета марксизма. Стр. 252
ДМ б.—
Галич А. Песни. Стр. 132
ДМ 14.80
Гордеев А. А. История казаков. (В двух
частях). Обе части 345 стр.
ДМ 18.50
Горбаневская Н. Стихи. Стр. 180
ДМ 18.—
Зандер Л. — Тайна добра. Стр. 156
ДМ 7.50
Караваев А. — Ленин. Биография. Стр. 200 ДМ 4.—
Картье Р. — Тайны войны. Стр. 148
ДМ 3.—
Кирюшин Б. — Пути российской рево­
люционности. Стр. 246
ДМ 8.—
Корин А. — Советская Россия в 40-60 гг.
Стр. 248
ДМ 15.80
Крестинские М. М. и Б. П. — Краткий
словарь современного русского жаргона Стр. 32
ДМ 4.—
Крылов И. Басни. Полное собрание.
Стр. 256
ДМ 6.—
Кузнецова А. Забытые сказки. Стр. 155
ДМ 5.—
Курганов И. А. — Нации СССР и русский
вопрос. Стр. 264
ДМ 6.50
Курганов И. А. — Семья в СССР
(1917-1967). Стр. 332
ДМ 18.—
Курганов И. А. — Женщины и коммунизм.
Стр. 264
ДМ 14.—
Левицкий С. А. — Очерки по истории
русской философской и общественной
мысли. Стр. 216
ДМ 12.—
Левицкий С. А. — Трагедия свободы.
С предисловием Н. О. Лосского.
Стр. 350
ДМ 10.—
Ленский С. — На чужбине. Стихи. Стр. 104 ДМ 8.—
Литературная Москва. — Лит.-худ. сбор­
ник. Стр. 795
ДМ 4.—
Лосский Н. — Общедоступное введение
в философию. Стр. 152
ДМ 10.—
Лосский Н. О. — Характер русского народа.
Стр. 152
ДМ 12.—
Мейер Г. — Свет в ночи. О романе Досто­
евского «Преступление и наказание»
Стр. 515
ДМ 22.—
Мейер Г. — Сборник литературных статей.
Стр. 314
ДМ 16.80
Михайлов М. — Лето московское и Мерт­
вый дом Достоевского и Солженицына
Стр. 184
ДМ 12.—
Михайлов М. — Абрам Терц или бегство из
реторты. Стр. 88
ДМ 8.40
Муза Диаспоры — Избр. стихи зарубеж­
ных поэтов 1920-1960. Под редакцией
Ю. Терапиано. Стр. 360
ДМ 6.—
Нарица М. — Неспетая песня. Роман
Стр. 127
ДМ 7.25
Новиков М. — Великаны российского
естествознания (Одиннадцать биогра­
фий). Стр. 200
ДМ 9.—
Окуджава Б. — Проза и поэзия.
3-е издание. Стр. 320
ДМ 18.50
Орвелл Д. — Скотский хутор. Сатириче­
ская повесть. 2-е изд. Стр. 112
ДМ 7.50
Орвелл Д. — 1984. Фантастический роман
Стр. 196
ДМ 5.—
Очерки болыпевизмоведения. Под
редакцией Р. Редлиха при участии
С. Левицкого, Н. Осипова, С. Утехина,
Н. Андреева и Л. Ржевского.
Стр. 304
ДМ 5.—
Пастернак Б. — Доктор Живаго. Роман
(Карманное издание). Стр. 638
ДМ 8.80
Пронин А. — История древней русской
литературы. (Лекции на двух языках —
русск./англ.). Стр. 472
в твердом перепл.
ДМ 38.—
в картон, перепл.
ДМ 28.—
Рар Глеб — Плененная Церковь. Очер­
ки развития взаимоотношений меж­
ду Церковью и властью в СССР.
Стр. 116
ДМ 4.50
Ржевский Л. — «...показавшему нам свет».
Повесть. Стр. 150
ДМ 7.—
Рутыч Н. — КПСС у власти. Очерки по
истории коммунистической партии
1917-1957 гг. Стр. 464
ДМ 8.20
Сахаров А. Д. — Размышления о прогрессе,
мирном сосуществовании и
интеллектуальной свободе. Стр. 64
ДМ 4.50
Сказка об Иване-Царевиче, Жарптице и сером волке. С художест­
венными иллюстрациями Н. Нико.
Стр. 20
ДМ 2,—
Солженицын А. — Раковый корпус. В 2-х тт.,
небольшого формата. Стр. 317+225
ДМ 15.—
Солженицын А. — В круге первом. Карма>
ного формата. Стр. 640
ДМ 16.—
Солженицын А. — Сочинения в одном
томе. Стр. 320
ДМ 18.—
Солоухин В. Письма из русского музея.
Стр. 90
ДМ 4.80
Странник — Упразднение месяца.
Лирическая поэма. Стр. 144
ДМ 8.—
Тарсис В. — Палата № 7 (С предисловием
автора «Три года спустя»). Стр. 152
ДМ 17.—
Тарсис В. — Сказание о синей мухе. Кра­
сное и черное. Стр. 172
ДМ 14J—
Тарсис В. — Седая юность. Рассказы, напи­
санные иголками в уголках глаз. Стр. 289 ДМ 22.—
Тарсис В. — Комбинат наслаждений. Три­
логия: Веселенькая жизнь, Комбинат
наслаждений, Тысяча иллюзий. Стр. 562 ДМ 29.80
Ульянов Замолчанный Маркс.
Стр. 44
ДМ 4.—
Франк С. Л. — Религия и наука. Стр. 36
ДМ 2.—
Хохлов Н. — Право на совесть. Стр. 612 ДМ 10.—
Чугунов Т. К. — Деревня на Голгофе.
Стр. 512
ДМ 22 —
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Prels / Price / Цена
DM 4. — немецких марки) $ 1.75 (ам. доллара) Robel 1.50 (рубля)
Belgie/Belgique Ft. 55.— (бельгийских франков)
Danmark Кг. 8.— (датских крон)
France Ft. 6.— (французских франков)
Great Britain в. 9.0 (английских шиллингов)
Holland fl. 4.— (голландских гульдена)
Italia L . 700 (итальянских лир)
Norge Кг. 8.— (норвежских крон)
Osterreloh S. 30.— (австрийских шиллингов)
Schwelz Ft. 4.70 (швейцарских франка)
Sverige Кг. 6.— (шведских крон)
Australia $ 1.60 (австралийских долларов)
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
21
Размер файла
8 232 Кб
Теги
8723
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа