close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2685

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНН^ІЙ МЕДИЦИНСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ
В.Н. Лучанинова, В.Н. Рассказова, Е.Б. Кривелевич
ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
ИЗ РАЗЛИЧН^ІХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП
НАСЕЛЕНИЯ
Владивосток
Дальнаука
2006
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 616-053.2./ 6-058.87
ББК 57.3
Л 87
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
Лучанинова В.Н., Рассказова В.Н., Кривелевич Е.Б. Здоровье детей и подростков
из различных социальных групп населения. Владивосток: Дальнаука, 2006.
250 с. ISBN 5-8044-0723-6.
В книге представлен^! материала: о состоянии здоровья детей и подростков из
домов ребёнка, детских домов и школ-интернатов. Сравнение проведено с детьми и
подростками из семей. Изложена: данные о медико-биологической, психоэмоцио­
нальной и социальной дизадаптации детей и подростков, оставшихся без попечения
родителей. Установлена: повозрастн^іе проявления дизадаптации. Определена:
группы факторов, способствующие развитию соматической патологии и саморазрушающего поведения у детей и подростков из различн^іх социальн^іх групп насе­
ления. Предложена система мероприятий, направленн^іх на сохранение здоровья и
социальную адаптацию детей и подростков, оставшихся без попечения родителей и
воспитывающихся в интернатных учреждениях, что позволит рационально плани­
ровать объем^і медико-социальной помощи детям из различн^іх социальн^іх групп
населения и формировать социальный заказ для целевого финансирования.
Для педиатров, специалистов по гигиене детей и подростков, организации
здравоохранения и общественного здоровья, социальных работников, педагогов,
психологов, работников государственных воспитательных учреждений.
Ил. 9, табл. 55, библ. 221.
Рецензент^:: д-р мед. наук, профессор В.А. Мирошниченко,
д-р мед. наук, профессорМ.Ф. Рзянкина
Утверждено к печати РИСО учёного совета ГОУ ВПО
«Владивостокский государственн^ій медицинский университет Росздрава»
ISBN 5-8044-0723-6
АНО
АПУ
ГКНО
ГУЗ
ДГП
ДЗАПК
- аллергическая настроенность организма
- амбулаторно-поликлиническое учреждение
- городской комитет народного образования
- городское управление здравоохранения
- детская городская поликлиника
- департамент здравоохранения администрации Примор­
ского края
ДПА
- детская профилактическая амбулатория
ДТ
- длина тела
ЗВУР
- задержка внутриутробного развития
КД
- компьютерная диагностика
КФЗ
- клеточно-фагоцитарная защита
ЛПУ
- лечебно-профилактическое учреждение
МСО
- медико-социальное отделение
МСП
- медико-социальная помощь
МТ
- масса тела
НИЛИ
- низкоинтенсивное лазерное излучение
НПР
- нервно-психическое развитие
ОГ
- окружность головы
Огр
- окружность груди
ОЗДиП
- охрана здоровья детей и подростков
ОМД
- охрана материнства и детства
ОРВИ
- острая респираторно-вирусная инфекция
ПККГС - Приморский краевой комитет государственной статисти­
ки
СИЛМП - специфический иммунный лимфоцитарно-моноцитарный потенциал
ХНЗЛ
- хронические неспецифические заболевания легких
© Лучанинова В.Н., Рассказова В.Н.,
Кривелевич Е.Б., 2006
© Дальнаука, 2006
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
оложение детей в обществе является одним из
наиболее чувствительных индикаторов, харак­
теризующих эффективность общественно-политических институтов
страны и социально-экономических преобразований. Сохранение и
укрепление здоровья детей является одной из важнейших задач гос­
ударства (Баранов, Щеплягина, 2000).
В последние годы отмечены увеличение числа случаев отказа
родителей от своих детей, их содержания и воспитания, снижение
численности и ухудшение положения детей, рост армии безработ­
ных, что явилось одним из негативных проявлений распада СССР и
непродуманных социально-экономических преобразований 90-х го­
дов ХХ в.
По данным Государственной думы ФС РФ в последнее десяти­
летие ХХ в. число детей, оставшихся без попечения родителей, уве­
личивалось ежегодно на 100-130 тыс. чел. С 1993 г. по настоящее
время число детских социальных приютов возросло в стране с 4 до
779. Одновременно с ростом числа сирот сократилась численность
детского населения. По прогнозам экспертов (Максимова, 2003) к
2015 г. количество детей моложе 16 лет снизится в России с 30,3 млн
до 21,9 млн. В Приморском крае численность детского населения к
2004 г. по сравнению с 1990 г. уменьшилась на 175,9 тыс. чел., или
на 26,7 %. Указанные процессы происходят на фоне кризисных яв­
лений в системе здравоохранения, недостаточного финансирования
целевых федеральных и региональных социальных программ. Про­
блемы, характерные для России в целом, в том числе неэффектив­
ность системы охраны здоровья матери и ребенка, несовершенство
организационной модели медицинской помощи матерям и детям,
проявились и на приграничной малонаселенной территории ДВФО в Приморском крае (Состояние здоровья^, 2001).
В настоящее время в России более 35 тыс. детей-сирот раннего
возраста, лишенных родительского попечения, получающих уход,
медицинское обслуживание и воспитание в 493 домах ребенка. Со­
гласно данным «Белой книги детства» Российского детского фонда,
в настоящее время по сравнению с 1997 г. число сирот выросло в
П
4
пять раз, 300 тыс. детей ежегодно рождаются вне брака, 700 тыс.
остаются без одного из родителей, за последние 10 лет количество
умственно отсталых детей увеличилось в 20 раз. Три четверти насе­
ления страны имеет «душевой доход в месяц 16-24 долл., т. е. от 50
до 80 центов в день, что значительно ниже общепринятого в миро­
вой практике уровня бедности». А.А. Лиханов в «Белой книге дет­
ства» отмечает, что для любого общества характерна закономер­
ность: с утратой или снижением потенциала общественных и духов­
ных ценностей проявляет себя феномен развития «социального» си­
ротства и как следствие этого - рост числа детей, оставшихся без
попечения родителей.
Обращает на себя внимание низкое состояние здоровья воспи­
танников как домов ребенка, так детских домов и приютов.
По данным Минздрава РФ (2003 г.), 71,3 % воспитанников домов
ребенка и 58,3 % детских домов имеют 3-5-ю группы здоровья.
У преобладающего большинства воспитанников имеет место не­
благополучный медико-биологический анамнез: патологическое
течение беременности и родов у матери, заболевания в периоде
новорожденности.
Кроме этого установлено, что на здоровье детей оказывает вли­
яние среда, где живет и развивается ребенок. Сначала неблагопо­
лучная семья, затем стационар, где дети находятся довольно дли­
тельное время до момента оформления их в дом ребенка, детский
дом, приют, затем закрытое воспитательное учреждение (интернат­
ного типа), где коллективное воспитание не может заменить ребенку
семью.
Это указывает на необходимость разработки новых эффектив­
ных методов формирования всесторонне развитой личности в про­
цессе воспитания и роста. В частности, предлагается создание дет­
ских семейных домов, которые смогут помочь детям в формирова­
нии их нравственных и физических качеств, а также в приобретении
жизненно важных навыков для адаптации в обществе.
Наибольшую значимость в становлении и развитии здоровья
человека имеет семья: наследственность, микро- и макроэкологические условия, уклад, привычки, ценностные представления и др. Се­
мья влияет на жизнь общества, ей принадлежит решающая роль в
процессе воспроизводства самого человека, продолжении человече­
ского рода, на неё ложатся главные обязанности в воспитании детей,
в физическом и духовном их развитии.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятия «семья» и « здоровье» взаимосвязаны, так как состоя­
ние здоровья членов семьи влияет на организацию, функционирова­
ние и отношения внутри семьи, а также на качество жизни семьи. Но
словосочетание « здоровье семьи» на сегодняшний день ещё не
сформировалось окончательно в качестве научного понятия. Следу­
ет подчеркнуть отличие понятия « здоровье семьи» от понятия «бла­
гополучие семьи», в котором в основу дифференциации семей кла­
дутся социально-демографические и психологические критерии.
Важнейшим критерием в оценке семьи должно быть признано здо­
ровье человека, так как даже стабильная, полноценная (по демогра­
фическому составу) семья, но образ жизни которой не способствует
сохранению здоровья детей, пожилых и всех других членов семьи,
не может быть отнесена к категории благополучных (Лищук и др.,
1994). Семья представляет собой динамическое явление, где каждый
индивидуум действует на всех членов семьи. Это сравнимо с зако­
нами гравитации частиц по отношению друг к другу (Dougherty,
1988).
Существует несколько определений семьи: от группы людей,
объединённых историей и будущим с наличием ядра семьи в виде
отца, матери или другого члена семьи, до группы лиц, живущих под
одной крышей и объединённых физическим и экономическим окру­
жением (Галкин и др., 1991). Велика роль семьи в сохранении здоро­
вья её членов. Здоровые отношения в семье служат основанием для её
нормального функционирования и обеспечивают физические и эмо­
циональные основы здоровья. Здоровье и мудрость отдельных членов
семьи являются гарантом здоровья всей семьи (Erickson, 1988).
Семейная система обладает особыми качествами и следует
правилам, которые можно выявить, наблюдая и оценивая семью в
целом. Эта особенность семьи известна как целостность или неза­
висимость семьи. О ней важно помнить при возникновении заболе­
ваний и определить, не является ли болезнь результатом наруше­
ния её целостности. Фактически заболевание любого из членов се­
мьи изменяет её функционирование, может регулировать или
нарушать межличностные семейные процессы, вызывать новые
или изменять прежние правила поведения в семье, устанавливать
или ломать прежние границы. Профилактическая семейная меди­
цина основана на знании этой особенности семьи. Главное направ­
ление семейной медицины - сохранение, развитие и прогнозирова­
ние состояния здоровья членов семьи с учётом факторов риска,
6
решением психологических проблем семьи, формирование здоро­
вой семьи (Полунина и др., 1995).
Как известно, семья является важнейшей ячейкой общества.
Включая « в миниатюре» все те противоречия, которые позднее ши­
роко развиваются в обществе и в его государстве, все свойственные
тому или иному обществу характерные черты и признаки, семья от­
ражает развитие общества, все происходящие в нём изменения.
В свою очередь сама семья выполняет важные социальные функции,
оказывая многообразное и подчас глубокое влияние на многие сто­
роны общественного развития (Петленко, 1996).
Ныне общепризнана и подтверждена ведущая роль семьи в де­
мографических процессах и воспитании детей. Как известно, в демо­
графических процессах реализуется одна из необходимых функций
любого общества - непрерывное возобновление поколений людей,
воспроизводство населения. От того, как оно воспроизводится, зави­
сят рост или снижение его численности, изменение его состава по
полу и возрасту, многие другие количественные характеристики,
образующие «демографическое измерение» человеческого фактора.
И главную роль играет в этом семья.
Семья всегда была и останется основной школой жизни для
человека. Семья выполняет главные функции: демографическую,
экономическую, педагогическую (воспитательную), санитарно-ги­
гиеническую, валеологическую. «Семейный иммунитет» (наряду с
биологическим иммунитетом) - основная социально-педагогиче­
ская сила, защитная функция от всех «социальных вредностей».
Ничто не заменит семьи, никто не заменит мать и отца ребёнку
(Петленко,1996).
Дети - наше самое обязывающее и самое ранимое наследие.
Как для народов, так и для семьи они воплощают связь между про­
шлым и будущим, между реальностью и надеждами. Если дети - это
будущее в настоящем, то все, что их характеризует сегодня, пред­
ставляет собой уже прогноз на будущее, и всё хорошее, что мы мо­
жем сегодня для них сделать, отзовётся тысячекратно в судьбах де­
тей, в судьбе народа и страны в будущем ( Баранов, Игнатьева, 1994;
Воронцов, 1999).
Если остановиться на определении понятия «здоровье» и его
критериях, то для детского возраста они включают характеристику
самого главного и сущностного процесса - роста и развития. Имен­
но эти процессы, их сохранность и качество определяют основу дет­
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского здоровья и здоровья того взрослого человека, которым станет
этот ребёнок через 5-10-15 лет. Соответственно, и охрана здоровья
в педиатрии трансформируется в одно главное направление - охрану
и обеспечение развития ребёнка (Воронцов, 1999).
В общих чертах это выглядит достаточно просто. Ребёнок нуж­
дается в любви, психологической поддержке и уважении. Любви
нужно очень много и прежде всего от матери, родителей и близких
людей. Любовь должна быть очень убедительной, чтобы в душе ре­
бёнка никогда не зародилось сомнение в том, что его любят. Для
этого не нужно скупиться ни на слова любви, ни на ласку даже для
ребёнка старшего возраста. Психологическая поддержка требует
формирования отношений доверия и уважения к личности. Тогда
будет и откровенность, и своевременная просьба о поддержке. Ребё­
нок, отлучённый от матери или лишившийся её внимания и ласки,
сразу теряет потенциал нормального роста. Его нервно-эндокринные
механизмы переключены на страх, тревогу, ожидание, порывы к
бегству или поискам убежища.
Ребёнок нуждается также в комплексе мер защиты. Дети всегда
должны находиться под ненавязчивым наблюдением взрослых. Их
нужно обучать всем возможным формам безопасного поведения,
приёмам доврачебной медицинской помощи и самопомощи. Сюда
же можно отнести и всю систему поддержки и коррекции здоровья
через систему первичной и специализированной медицинской по­
мощи детям. Наличие или отсутствие, доступность или недоступ­
ность, эффективность или неэффективность этой системы в корне
меняют отношение опасности-безопасности жизни детей в регионе
или в стране в целом.
Ребёнок нуждается и в материальном обеспечении процесса ро­
ста и развития. Это прежде всего комплекс адекватного сбалансиро­
ванного питания, начиная с хорошо поставленного питания при под­
готовке женщины к беременности, во время беременности и кончая
длительным грудным вскармливанием.
И наконец, ребёнок нуждается в мерах по стимуляции физиоло­
гического развития. Это и обеспечение необходимой физической
нагрузки, которая способствовала бы формированию скелета, разви­
тию мышечного каркаса, а главное, развитию сосудов, росту их про­
света, развитию экономного энергообеспечения двигательной
нагрузки. Нужно стимулировать слух, зрение, вестибулярный аппа­
рат, рецепторы кожи, проприорецепторы мышц, системы генерации
8
импульсов и их проведения в сердце и др. Главной же стимуляции
развития требует совершенствующийся головной мозг. Ребёнок,
лишённый ласкового общения, не может своевременно и полно
овладеть членораздельной речью и формами невербального обще­
ния с другими детьми и взрослыми. Далее этот механизм стимуля­
ции должен поддерживаться средствами воспитания, обучения,
творчества, уроками социализации.
В последние десятилетия сложились теория и практика профи­
лактической педиатрии, которая в сущности решает вопросы фор­
мирования здоровой семьи. Общие направления или этапы органи­
зации и контроля мер профилактики и ранней диагностики риска
недостаточного оптимального развития и здоровья детей в семье
имеют два основных уровня, которые важно выделять для управле­
ния здоровьем.
Перинатальный комплекс: здоровье предшествующих поколе­
ний (генетическое консультирование); острые и хронические забо­
левания, режим, питание матери и отца, создающие риск для полно­
ценного зачатия и внутриутробного развития. Предконцепционная
профилактика - главное направление в планировании семьи; мони­
торинг течения беременности, питания, режима жизни, физического
и психического состояния беременной женщины - контроль и обес­
печение оптимальности внутриутробной среды развития; монито­
ринг состояния риска во время родов, первичной адаптации и экспо­
зиции новорождённого, индукция грудного вскармливания, скри­
нинг врождённой патологии.
Постнатальный комплекс: диагностика факторов риска, исхо­
дящих от наследственности, патологии беременности и родов, среды
развития; мониторинг питания кормящей матери; регулярный мони­
торинг питания и развития ребёнка, выявление ранних признаков их
нарушений с ранней коррекцией; активная иммунизация; сотрудни­
чество с семьёй, медицинская образованность членов семьи; обуче­
ние семьи ответственному отношению к своему здоровью.
В наших прежних публикациях были представлены несколько
программ обучения здоровью, в которых используется семейный
подход (Лучанинова и др., 1995, 1998). При использовании про­
грамм отмечена их высокая эффективность, выражающаяся в рож­
дении и развитии здоровых детей, формировании у обучаемых
навыков здорового стиля жизни и ценностных ориентаций с приори­
тетом на здоровье всей семьи.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Определение здоровья семьи по отношению к педагогической
функции трудно переоценить. При этом можно говорить о «культуре
педагогической деятельности» родителей (Петленко, 1996). Крите­
риями здоровья в данном случае выступают: во-первых, умение ро­
дителей воспитывать своих детей, активно вместе с воспитателями
дошкольных учреждений и школьными учителями участвуя в про­
цессе воспитания их как всесторонне и гармонически развитых
личностей; во-вторых, умение подготовить своих детей к выполне­
нию основных функций семьи, т. е. сформировать у них способ­
ность к построению будущей семьи как здоровой, счастливой; и,
в-третьих, умение сформировать у детей способность к оптималь­
ному выполнению педагогической функции, т. е. способность быть
отцом (матерью).
Таким образом, линия формирования здоровья семьи проходит
через семейную педагогику. При этом очень важно на уровне се­
мейного воспитания внедрение понятий о долге своей жизни, при­
чинности своего здоровья, сохранении здоровья (Казначеев, 1998).
В семейной педагогике важное место занимает пример. При
проведении семейных праздников и торжеств решается одна из важ­
нейших психологических проблем здоровья - представляется при­
мер ощущения радости праздника. Дети, подростки и другие члены
семьи должны испытывать на празднике чувства дружбы, любви,
добра, нежности. В этом же аспекте серьезен вопрос об отношении
детей к родителям, дедушкам, бабушкам. Иерархия семейных отно­
шений перерастает в иерархию отношений поколений. Всем извест­
но, какое влияние оказывает здоровье бабушек, дедушек, родителей
на состояние здоровья детей. Дело не только в том, что их заболева­
ния передаются по наследству. Важнее, что образ жизни, увеличи­
вающий риск болезни и приводящий в итоге к заболеванию, влияет
на зарождающуюся жизнь ещё задолго до того, как проявятся пер­
вые признаки болезни у самого родителя. Осознанное желание по­
дарить здоровье, а не только саму жизнь должно наполнять роди­
тельскую душу. Дети дают родителям ощущение полноты жизни,
бессмертия в потомстве. Для бабушек и дедушек развитие здорового
внука или внучки - милого друга - продлевает жизнь и наполняет её
смыслом и теплом (Нарциссов, 1990). Ещё одним аспектом мотива­
ции к формированию здоровья в семье является преемственность
этических, моральных и эстетических характеристик. В семьях су­
ществуют определённые домашние нормы: ритм жизни, ритуал се­
10
мьи, привычки питания, профессии, отдыха. Важно определить в
этом свою индивидуальную дорогу к здоровью. Вот эта потребность
передать эмпирически накопленные знания о выращивании, сохра­
нении и формировании активного здоровья в семье и является осно­
вой взаимоотношений между членами семьи. Труд врача и педагога,
направленный на здоровье семьи, - это самый производительный
труд, это созидание будущего.
В свете принятых постановлений Правительства перед органа­
ми здравоохранения, народного образования поставлен ряд задач,
решение которых поможет совершенствованию системы оказания
лечебно-профилактической помощи детям, оставшимся без попече­
ния родителей, созданию и внедрению новых форм реабилитации и
оздоровления этой категории детей, улучшению показателей здоро­
вья воспитанников.
С учетом негативных тенденций по охране и состоянию здоро­
вья детского населения хотелось бы добиться от органов исполни­
тельной и законодательной власти Российской Федерации и субъек­
та Федерации решительных мер по стимуляции рождаемости, улуч­
шению социально-экономического положения семей с детьми в виде
законов и программ федерального уровня с обязательными меха­
низмами их финансирования.
Авторы выражают признательность администрации НУЗ Отде­
ленческой больницы ст. Владивосток Дальневосточной железной
дороги (гл. врач П.Д. Нидзельский) за помощь в издании книги.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г л а в а 1.
ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО
ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ,
ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ
РОДИТЕЛЕЙ
(ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ)
Забота о детях-сиротах существовала с далекой древности, и
ее осуществляли не только отдельные личности, но и государствен­
ные мужи. В 996 г. киевский князь Владимир своим Уставом указал
церквям и монастырям иметь богадельни и лекарни для странству­
ющих неимущих и их детей.
Уже в XI-XVI вв. при отдельных монастырях, кроме богаделен,
были организованы приюты, где содержались подкидыши и сироты,
которые считались их собственностью.
В конце XVII-начале XVIII в. был известен митрополит Иов,
который первым организовал при монастырях дома призрения для
сирот и незаконнорожденных младенцев. Именно благодаря его дея­
тельности появились Указы Петра I (1712, 1715, 1719, 1724 гг.) о
призрении внебрачных детей. Но, как всегда в России, эти Указы
полностью не выполнялись.
Прогрессивным событием было открытие в 1764 г. Московско­
го, а в 1774 г. - Петербургского воспитательных домов. Организато­
ром и вдохновителем идеи организации этих домов стал видный
государственный деятель И.И. Бецкой. В них находились, главным
образом, дети-подкидыши. Впервые в их структуре появились лаза­
реты - прототипы детских больниц. В штат воспитательного дома
входили доктора, лекари, воспитатели, повивальные бабки. Это была
первая попытка соединить на практике в единое целое физическое,
нравственное и умственное воспитание детей.
Наибольшее число благотворительных учреждений для детей
возникло в 80-90-е годы ХІХ столетия. Это было связано с проведе­
нием реформ, подъемом общественной жизни, а также с введением
упрощенного порядка утверждения уставов благотворительных об­
ществ, попечительств, союзов, заведений и других подобных орга­
низаций, а также с отменой некоторых ограничительных законов;
35,5 % благотворительных учреждений находилось в губернских и
областных городах, 64,5 % - в уездных. Были организованы следу
ющие виды помощи детям:
12
1. Призрение - одна из наиболее распространенных форм бла­
готворительности: 54,6 % всех благотворительных заведений Рос­
сийской империи оказывали этот вид помощи.
Под призрением детства понималась система действий по ока­
занию помощи детям-сиротам или детям из бедных семей, в кото­
рых не имелось возможности собственными силами обеспечить ре­
бенку минимум средств существования. Цель призрения в России создание условий для сохранения жизни детей, для их физического
и нравственного оздоровления, получение ими достаточного запаса
знаний для удовлетворения своих нужд в будущем посредством
честного заработка.
К 1900 г. в составе различных ведомств насчитывалось 1313
благотворительных заведений, осуществляющих призрение детей.
Ежегодно они оказывали помощь приблизительно 250 тыс. детям.
Но для России того времени этого было явно недостаточно.
Заведения для призрения и воспитания детей были особенно
распространены в Санкт-Петербургской (224), Московской (170),
Херсонской (40), Курской (32), Пермской (32), Тамбовской (25) и
Владимирской (21) губерниях. Дети или постоянно жили в этих
учреждениях, или приходили для получения пищи и обучения
2. Лечебная помощь в больницах, лечебницах, амбулатори­
ях. В 1900 г. насчитывалось 45 благотворительных заведений,
предоставляющих этот вид помощи детям, причем все они были со­
средоточены в европейской части России. Только два учреждения
находилось в Сибири и по одному в Прибалтийском крае и Средней
Азии.
3. Дешевое и бесплатное обучение детей. К 1900 г. было орга­
низовано 993 заведения этого типа, в них обучались около 35 тыс.
мальчиков и около 90 тыс. девочек.
4. Дешевое и бесплатное проживание. Предоставлялись ком­
наты, квартиры, общежития нуждающимся семьям, чаще всего вдо­
вам с детьми. Например, в 1898 г. воспользовались такой благотво­
рительной помощью 4173 ребенка.
5. Дешевое и бесплатное пропитание. Организовывались бес­
платные столовые, где дети получали обеды или продукты выдава­
лись в семьи. Число столовых увеличивалось при народных бед­
ствиях и эпидемиях. По неполным данным этот вид помощи в 1900
г. получили 1132 ребенка.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. Трудовая помощь. Устраивались дома и приюты трудолю­
бия, школы трудовой помощи, учебно-практические мастерские и
др. Девочки чаще всего обучались шитью и другим видам рукоде­
лия, мальчики - сапожному, переплетному, слесарному, столярному
делу. В некоторых заведениях дети жили и обучались мастерству (в
1898 г. - 553 мальчика и 523 девочки). Детей, приходящих в мастер­
ские на определенное время, было больше: 3142 мальчика и 2087
девочек в том же 1898 г.
7. Денежные пособия родителям и воспитателям после спе­
циальной проверки и определения безусловной бедности. Самой
крупной организацией, оказывающей помощь всем группам населе­
ния, но преимущественно детям, являлось Ведомство учреждений
императрицы Марии, берущее свое начало с 1796 г. До 1828 г. оно
состояло под покровительством императрицы Марии Федоровны,
супруги императора Павла I.
Ведомство содержало воспитательные дома в Москве и СанктПетербурге, которые ежегодно принимали более 20 тыс. «несчаст­
норожденных» младенцев. Ведомство осуществляло воспитание де­
тей разного возраста в специальных институтах, гимназиях, учили­
щах, мастерских. В специальных училищах призревались слепые и
глухонемые дети, которые получали воспитание и образование, как
общее, так и ремесленное. Кроме этого, оказывалась лечебная по­
мощь в лазаретах закрытых учреждений ведомства, а также в дет­
ских больницах.
Прием детей осуществлялся по социальным показаниям: по
бедности или от «порочных родителей». Вначале приюты представ­
ляли собой убежища для дневного пребывания детей в возрасте от 3
до 7 лет. В дальнейшем возрастные рамки расширились; наряду с
дневным пребыванием стали развиваться так называемые сиротские
отделения, в которых питомцы жили постоянно. Совершенствова­
лась программа образования, которая включала в себя грамоту, ре­
лигиозное воспитание и обучение ремеслу. Таким образом шла под­
готовка детей к самостоятельной жизни.
Однако цель, которая преследовалась организацией этих до­
мов, - уменьшение смертности среди незаконнорожденных - оказа­
лась неосуществленной. Наоборот младенческая смертность в них
была исключительно высокой. Так, за первый год существования в
Московский воспитательный дом поступили 522 ребенка, из них 429
умерли. С 1764 по 1795 г. только 11 % из всех принятых детей оста­
14
лись в живых. Воспитательные дома справедливо получили впо­
следствии название «фабрик ангелов». Все это стало результатом
скученности, недостатка средств, нарушений в воспитании, отсут­
ствия планомерной борьбы с инфекциями и неблагополучия сани­
тарно-гигиенических условий. В. Снегирев в 1867 г. обратил внима­
ние на ужасающую смертность в воспитательных домах: «Общество
расходует денежные средства для увеличения смертности», - с горе­
чью констатировал он.
Не оправдал себя и так называемый кормилично-питомнический промысел - раздача детей из воспитательных домов на вскарм­
ливание в крестьянские семьи. В.И. Куркин в 1910 г. показал, что в
тех губерниях, где процветал питомнический промысел, младенче­
ская смертность была выше, чем в среднем по России.
Еще в 1886 г. по инициативе Петербургского общества русских
врачей была создана специальная правительственная комиссия по
уменьшению смертности в России, председателем которой являлся
выдающийся клиницист С.П. Боткин. Комиссия выработала ряд
проектов и предложений по борьбе с высокой смертностью в стране,
однако они не были проведены в жизнь.
В 1913 г. передовая врачебная общественность царской России
добилась от царского правительства учреждения Всероссийского
попечительства по охране материнства и детства, задачи которого
должны были заключаться в объединении всех мер и начинаний по
охране материнства и детства и в организации приютов-яслей, кон­
сультаций для матерей и детей. Однако начавшаяся Первая мировая
война не позволила реализовать и эти планы
Таким образом, значительный уровень младенческой смертно­
сти в России обусловливали социальные условия: низкий матери­
альный и культурный уровень народных масс, бесправное положе­
ние женщин. Немаловажным фактором, определяющим повышен­
ную гибель детей в стране, являлось и то, что государство не прояв­
ляло должной заботы о здоровье матери и ребенка. На всю империю
в 1913 г. насчитывались всего 824 родильные койки, только 5,2 %
родов протекали с медицинской помощью, функционировали лишь
9 детских консультаций и 19 яслей на 550 мест в основном в круп­
ных городах. Женщины-крестьянки были полностью лишены стаци­
онарного родовспоможения, тогда как сельские жители составляли
80 % населения страны.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Коренной перелом в вопросах охраны материнства и детства
произошел после 1917 г. 12 ноября 1917 г. издается закон о социаль­
ном страховании, согласно которому женщине гарантировался от­
пуск по беременности и родам. С 1 января 1918 г. при Народном ко­
миссариате государственного призрения начинает функционировать
отдел охраны материнства и младенчества, переданный в марте
1920 г. в ведение Наркомздрава. К организации этой работы были
привлечены лучшие врачи: Г.Н. Сперанский, В.И. Молчанов,
А.И. Доброхотов, Н.Ф. Альтгаузен и др.
Уже в 1920 г. в России было создано 567 яслей, 108 домов ма­
тери и ребенка, 197 консультаций, 108 молочных кухонь, а к сентяб­
рю 1925 г. в СССР функционировало 778 яслей, 526 детских и 275
женских консультаций (Юрко и др., 1978). Если в 1918 г. в РСФСР
насчитывалось всего 28 учреждений по охране материнства и дет­
ства, то к 1927 г. их было уже 2475 (Пуртов, Горбунов, 1999).
Прослеживая историю становления системы охраны материн­
ства и детства с Древней Руси до настоящего времени, исследовате­
ли отмечают, что дома ребенка всегда играли положительную роль в
деле охраны здоровья и жизни детей, оставшихся без попечения ро­
дителей, с самого раннего возраста (Ваганов, 1998).
В годы гражданской войны, интервенции, разрухи, голода и
эпидемий дома ребенка сохранили многие тысячи детских жизней. К
началу Великой Отечественной войны их насчитывалось 399 на
25 837 мест, во время войны их число увеличилось до 688 на 49 486
мест. В середине 1940-х годов был организован общий контроль за
работой домов ребенка и созданы попечительские советы.
В настоящее время, по данным Государственного доклада ^«По­
ложение детей Российской Федерации» (2004 г.), в стране действуют
493 дома ребенка, из которых 183 предназначены для детей с пора­
жением центральной нервной системы и нарушениями психики. За
последние пять лет отмечается четкая тенденция к ухудшению со­
стояния психического и соматического здоровья этих детей.
Число социальных сирот, когда ребенок остается одиноким при
живых родителях, с каждым годом становится все больше. Социаль­
ные сироты - дети до 18 лет, оказавшиеся без попечения родителей
в силу того, что родители были лишены родительских прав, нахо­
дятся в заключении, страдают тяжелыми, в том числе психическими,
заболеваниями вследствие наркомании, алкоголизма или по другим
причинам. К социальным сиротам относятся и дети, от которых ро­
16
дители отказались. Число истинных детей-сирот в России в 1990 г.
было 12,4 %, в 2003 г. - 6,3 %.
Но в любом случае - умерли родители или бросили своего ре­
бенка - он остается совершенно беззащитным, и особенно трагична
эта ситуация в период детства, когда закладываются фундаменталь­
ные качества личности, обеспечивающие психологическую устой­
чивость, позитивные нравственные ориентации, жизнеспособность и
целеустремленность. Эти духовные качества личности не формиру­
ются спонтанно, они рождаются в условиях родительской любви,
когда семья создает у ребенка потребность быть признанным, спо­
собность сопереживать и радоваться другим людям, нести ответ­
ственность за себя и других. Семья является институтом естествен­
ной биологической и социальной защиты ребенка, выступает источ­
ником и главным звеном передачи ребенку социального опыта. По­
теря семьи оставляет глубокий след в душе маленького человека,
коренным образом меняет его отношение к окружающему миру.
Проблема социального сиротства характерна сегодня для мно­
гих развитых и развивающихся стран. Так, американские исследо­
ватели отмечают, что по всему миру больницы, родильные дома,
специальные заведения заполнены брошенными младенцами. Их
называют по-разному - «отказные дети», «казенные младенцы»,
«рожденные, чтобы быть подкинутыми», «вечные новорожденные»
и др. По данным международных экспертов ООН, отмечается за­
метный рост брошенных детей в странах Западной и Восточной
Европы. Несмотря на то что в настоящий момент кризис сиротства
приходится главным образом на страны Африки, по прогнозам в
странах других регионов (особенно Карибского бассейна и Азии)
ожидается резкое увеличение числа детей, оставшихся без попече­
ния родителей.
Начиная с 1990 г. ориентиром гуманного, нравственного под­
хода к детям во многих странах мира стала Конвенция о правах ре­
бенка. Едва ли не первоочередным среди важнейших прав детей в
ней названо право ребенка на семью и на нормальные условия для
полноценного умственного, физического и духовного развития.
Статья 2 Конвенции провозглашает, что государства-участники
должны обеспечивать все права, предусмотренные Конвенцией за
каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без ка­
кой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола,
языка, религии, политических или иных убеждений, национального,
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
этнического или социального происхождения, имущественного по­
ложения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей,
законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.
Статья 7 Конвенции указывает, что ребенок имеет право знать
своих родителей и имеет право на их заботу.
Статья 9 содержит требования о создании таких условий, чтобы
ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию.
Исключение составляют случаи, когда компетентные органы, со­
гласно судебному решению, определяют в соответствии с примени­
мым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в
наилучших интересах ребенка.
Статья 20 предусматривает, что ребенок, который временно или
постоянно лишен своего окружения или который в его собственных
наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, име­
ет право на особую защиту и помощь, предоставляемую государ­
ством.
Государства-участники Конвенции, в том числе и Россия, в со­
ответствии со своими национальными законами обеспечивают заме­
ну ухода за таким ребенком. В Конвенции определены основные
варианты устройства ребенка, лишенного попечения родителей: пе­
редача на воспитание, усыновление или, в случае необходимости,
помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми. Не­
смотря на существующие принятые формы устройства осиротевше­
го ребенка, более правильным и важным условием для развития ма­
ленького человека является обеспечение его семьей.
Распространение явления сиротства в нашей стране в настоя­
щее время обусловлено особыми социальными условиями и процес­
сами в обществе, характеризующими развитие России на протяже­
нии ХХ в. и связанными с тремя разрушительными войнами (Первая
мировая война, Гражданская война, Великая Отечественная война),
террором 20-30-х годов, а также последствиями перестройки конца
80-начала 90-х годов. Основными причинами сиротства являются:
рост числа детей, рождающихся вне брака, социальная дезорганиза­
ция семей, материальные и жилищные трудности родителей, нездо­
ровые отношения между ними, слабость нравственных устоев и
негативные явления, связанные с деградацией личности взрослого
человека. Ухудшению положения детей и возможностей семей в
значительной степени способствуют нестабильная экономическая
обстановка, наличие значительных слоев населения, находящихся на
18
грани или за чертой бедности, ослабление инфраструктуры здоро­
вья, образования и культуры.
Все дети-сироты (истинные и социальные) относятся к группе
повышенного риска по развитию нарушений здоровья. Так, 37 %
детей в домах ребенка находятся по медицинским показаниям (фи­
зические недостатки, последствия родовых травм). Для них харак­
терны более низкие, по сравнению с другими детьми, показатели
здоровья. Первую группу здоровья имеют от 4,9 до 7,8 % детей, вто­
рую - от 30 до 32 %, третью-пятую группы здоровья - от 60,1 до
65,1 %. Показатель младенческой смертности среди таких детей до­
стигает высокого уровня - 143,3 ^ , что в 5,8 раза превышает анало­
гичный показатель по стране (Ваганов, 1990).
Согласно данным «Белой книги детства в России», 14,7 % детей
определены в дома для детей-инвалидов, каждый третий переведен в
дошкольный детский дом, взяты отчимами (мачехами) - 52,4 %,
усыновлены из числа воспитываемого контингента детей - 6,1 %, из
этого числа 31,0 % - иностранными гражданами, 69,0 % - гражда­
нами Российской Федерации.
Органы здравоохранения в последние годы проводят большую
работу по улучшению качества обслуживания и снижению заболе­
ваемости и младенческой смертности в домах ребенка и в учрежде­
ниях, к ним приравненных. Однако до сих пор в работе этих учре­
ждений имеют место серьезные недостатки, которые оказывают то
или иное влияние на состояние здоровья детей в домах ребенка.
Одним из основных недостатков является проявление госпитализма у воспитанников домов ребенка. Н.Н. Ваганов с соавторами
(1994), ссылаясь на данные ВОЗ, отметили: «Госпитализм - такая же
жестокость, как лишение пищи и побои». Одним из проявлений его
является постоянное пребывание детей в стереотипных условиях
группы, отсутствие контактов с внешним миром, в результате чего у
ребенка появляется жестко закрепленный стереотип поведения.
А определенные педагогические стандарты, разработанные для дет­
ских садов в подходах к детям, воспитывающимся в домах ребенка,
также сковывают индивидуальность ребенка, что в сочетании с не­
правильными методами воспитания приводит к отрицательным про­
явлениям в поведении детей.
Только совместная работа педагогов и медицинских работников
в деле охраны здоровья воспитанников может обеспечить удовле­
творительное состояние их здоровья (физического, нервно-психиче­
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского) и качественное проведение эффективной реабилитации у этой
категории детей.
Это наглядно видно на примере становления службы охраны
материнства и детства в нашей стране, развития системы оказания
медицинской помощи детям.
С первых лет существования молодого советского государства
охрана здоровья детей стала государственной задачей. Исторически
сложились и в первые два десятилетия Советской власти существо­
вали два направления работы с детьми: охрана младенчества (дети в
возрасте до 3 лет) и охрана детства (дети старше 3 лет). Соответ­
ственно этим направлениям существовали два типа поликлиниче­
ских учреждений: для детей в возрасте до 3 лет - детская консульта­
ция, для детей старше 3 лет - детская профилактическая амбулато­
рия (ДПА) - новое учреждение, не имеющее аналогов ни в России,
ни за рубежом (Методы исследования^, 1999).
В 1922-1923 гг. медицинский персонал детских садов, школ и
других учреждений вливался в штат ДПА. Вокруг детских профи­
лактических амбулаторий концентрировались диетические столо­
вые, дневные и ночные стационары, дневные санатории и площадки.
Все это способствовало перестройке работы ДПА по типу диспансе­
ров и превращению их в пункты охраны здоровья детей и подрост­
ков (ОЗДиП) - центральные учреждения в районе, в которых сосре­
доточивались учет заболеваемости детского населения и сведения о
санитарном состоянии детских учреждений.
В этот период еще не полностью было достигнуто единство ле­
чебной и профилактической помощи в пунктах ОЗДиП. Медленный
рост числа ОЗДиП не позволял проводить осмотры всего детского
населения. В связи с этим в 1926-1927 гг. был введен принцип вы­
борочного профилактического наблюдения: обязательными для дис­
пансеризации группами были учащиеся 1, 2, 7 и 9-х классов школ,
которые ежегодно подлежали обследованию. Промежуточные воз­
растные группы детей в школах, а также в детских дошкольных
учреждениях находились под наблюдением врача этого учреждения
с правом консультации всеми специалистами пункта ОЗДиП.
Таким образом, в 1920-е годы в пунктах ОЗДиП под наблюде­
нием находилась лишь треть организованных детей. Профилактиче­
ского наблюдения за неорганизованными детьми практически не
проводилось.
В середине 1930-х годов произошли принципиальные измене­
ния в работе пунктов ОЗДиП: расширилась лечебная помощь, были
20
введены участковый принцип работы, оказание помощи детям на
дому, что привело к пересмотру всех форм работы пунктов ОЗДиП.
В 1935-1936 гг. они становятся детскими поликлиниками, оказыва­
ющими лечебно-профилактическую помощь детям в возрасте от 3
до 17 лет.
Оказание медицинской помощи детям на дому поликлиниче­
скими учреждениями началось с 1933 г. (до этого времени лечебную
помощь детям и подросткам в возрасте от 3 до 17 лет оказывали в
основном амбулатории для взрослых, а также амбулатории при дет­
ских больницах).
В середине 1930-х годов в детских поликлиниках началось си­
стематическое наблюдение за детьми с хроническими заболевания­
ми.
В 1939 г. в ряде поликлиник различных регионов страны была
введена система единого участка, которая предусматривала обслу­
живание ребенка в детском учреждении, поликлинике и на дому од­
ним врачом. Это привело к разукрупнению участков: число детей на
участке в среднем составило 1800 (до этого было 2500). Постоянно
увеличивающееся число детских поликлиник и внедрение новых
прогрессивных методов работы способствовали тому, что в 1940 г.
88 % детей в возрасте от 3 до 17 лет находились под наблюдением
этих поликлинических учреждений.
С 1948 г. начали осуществляться объединение стационаров дет­
ских больниц с поликлиниками и консультациями и введение систе­
мы единого педиатра.
Переход в дальнейшем к обслуживанию детей по ныне дей­
ствующей системе «единого педиатра», когда участковый врач дет­
ского АПУ наблюдает ребенка, как правило, до достижения им воз­
раста 17 лет, позволило заметно улучшить качество медицинской
помощи детям.
К 1941 г. в стране в основном была создана государственная
система охраны материнства и детства (ОМД). За здоровьем жен­
щин следили врачи женских консультаций, за детьми старше 3 лет педиатры в детских поликлиниках. В это время удалось несколько
снизить заболеваемость детей. В 1940 г. показатель детской смерт­
ности равнялся 182,0 на 1000 родившихся.
С 1949 г. детские поликлиники объединились с детскими кон­
сультациями и возникло новое учреждение - консультация-поликли­
ника, обслуживающая всех детей от рождения до 14 лет и получив­
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шая в дальнейшем нынешнее наименование «детская поликлиника».
Подростки в возрасте 15-18 лет получали лечебно-профилактиче­
скую помощь во взрослой терапевтической сети.
В 1998 г. наша страна сделала очень важный шаг, признав в За­
коне о правах детей ребенком лицо до 18-летнего возраста, что
предполагает основательную перестройку амбулаторно-поликлини­
ческого звена на обеспечение потребностей детей разных возраст­
ных периодов с акцентированием внимания в ближайшее время на
детях подросткового периода.
Однако сложившаяся в последние десятилетия система меди­
цинского обеспечения детей подросткового возраста в полной мере
не решала современных задач по снижению заболеваемости, инва­
лидности, смертности, решению медико-социальных проблем ре­
бенка.
Рядом ученых (Баранов, 1996-1999 гг.; Ваганов и др., 1996­
1999 гг.; Пути совершенствования^, 1998; Грачева, Боревич, 1998;
и др.) отмечены низкий уровень массовых углубленных осмотров
школьников (при высоком охвате детей профосмотрами), их органи­
зационное и методическое несовершенство, формальный подход, а
также низкая квалификация медицинского персонала.
В детских поликлиниках игнорировался целый ряд проблем де­
тей старшего и подросткового возраста. В основном вся работа с
этим контингентом сводилась лишь к диспансеризации, лечению
заболеваний по обращаемости и передаче подростков под наблюде­
ние взрослой поликлиники, где также не обеспечивалось должного
медицинского обслуживания из-за разрозненности служб.
Так, школьники старших классов общеобразовательных школ
наблюдались специалистами из разных лечебно-профилактических
учреждений. Диспансерное наблюдение за ними осуществляли вра­
чи подростковых кабинетов поликлиник для взрослого населения;
медицинскую помощь при острых заболеваниях им оказывали
участковые терапевты тех же учреждений; контроль за санитарно гигиеническим режимом, проведение противоэпидемических, про­
филактических мероприятий, плановых медицинских осмотров
были возложены на врачей-педиатров дошкольно-школьных отде­
лений детских амбулаторно-поликлинических учреждений; девочек-подростков наблюдал акушер-гинеколог женской консульта­
ции; юношей призывного возраста обследовали медицинские ко­
миссии военкоматов. При этом нарушалась преемственность меди­
22
цинской помощи, снижались показатели эффективности профилак­
тической работы, не проводились необходимые реабилитационные
мероприятия.
Тревожность ситуации понятна, если учесть, что весь негати­
визм сложившейся ситуации приходится на самый напряженный
период формирования здоровья (гормональный стресс) и психосо­
циальной зрелости.
Таким образом, к середине 90-х годов ХХ столетия стала оче­
видной неадекватность сложившейся формы оказания лечебно­
профилактической помощи подростковому контингенту, его меди­
ко-социальным потребностям. По сути дела и не было как таковой
подростковой службы, существование которой подразумевает не
только наличие подготовленных, имеющих большой опыт работы с
подростками кадров, но и сети специальных ЛПУ.
Впервые попытка реорганизовать амбулаторно-поликлиниче­
скую помощь детям подросткового возраста была предпринята в
конце 1980-х годов, когда Минздравом СССР в ряде регионов были
созданы две экспериментальные модели медицинской помощи де­
тям, по одной из которых дети 10-14 лет наблюдались во взрослых
поликлиниках, а по другой подростки 15-18 лет - в детских.
Однако в силу ряда причин эксперимент не был завершен. Воз­
можно, к этому времени не созрели объективные решения для реор­
ганизации подростковой службы. Появление двух эксперименталь­
ных моделей явилось убедительным подтверждением имевшихся
противоречивых взглядов на место подростка в системе медицин­
ской помощи населению.
Между тем накопились объективные данные о серьезных про­
блемах организации и качестве медицинской помощи подросткам,
имеющим отклонения в состоянии здоровья, о сбоях в обеспечении
преемственной связи при передаче детей в подростковую и взрос­
лую медицинские службы.
Острота проблем, связанных со здоровьем подростков, особен­
но наглядно выявилась при сравнении динамики заболеваемости
среди них и в других возрастных группах (детей и взрослых) в по­
следние годы. Если общая заболеваемость взрослого населения в
1991-1997 гг., по официальным данным Минздрава, выросла на
7,5 %, детей до 14 лет - на 8,4 %, то подростков 15-17 лет - на
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38,0 %. Особенно тревожные изменения связаны с болезнями репро­
дуктивной сферы, а также с ростом инвалидности.
Частично начало реорганизации медицинской помощи под­
росткам в России было положено в 1992 г., когда совместный приказ
МЗ и МО № 186/272 предписал детским поликлиникам осуществ­
лять медицинское обеспечение школьников до окончания образова­
тельной школы.
Однако, как показывает практика, нерационально ставить ме­
дицинское обеспечение подростков одного возраста в зависимость
от места их обучения или работы.
В то же время перечисленные документы заложили основу для
постепенного внедрения медицинского обслуживания подростков в
систему педиатрической помощи. Локомотивом, сдвинувшим сло­
жившуюся ситуацию в положительную сторону, явилась Концепция
совершенствования медицинской помощи детям подросткового воз­
раста.
Вопросы медицинского обслуживания подростков неоднократ­
но являлись предметом специального обсуждения коллегий Мин­
здрава РФ (1997, 1998 гг.), в частности, подчеркнувших, что выде­
ление самостоятельной подростковой поликлинической службы в
системе помощи взрослому населению не обеспечивает достаточно­
го уровня профилактики, диагностики и лечения заболеваний, реа­
билитации подростков, особенно в связи с подготовкой к службе в
Вооруженных силах, к трудовой деятельности.
В последующем, 1998 г., на тактически подготовленной мето­
дической почве было принято решение о передаче медицинского
наблюдения за детьми старшего подросткового возраста в систему
педиатрических учреждений первичного звена (амбулаторно­
поликлинические учреждения) коллегией Минздрава России.
Поэтапный перевод и организация непрерывного медицинского
наблюдения за состоянием здоровья детей от рождения до 18 лет
были окончательно сформулированы в приказе МЗ РФ от
05.05.1999 г. № 154 «О совершенствовании медицинской помощи
детям подросткового возраста». Переходный период был определен
в течение 1999-2001 гг.
Новая модель оказания помощи подросткам на базах детских
поликлиник основывается на территориальном принципе и создании
единой системы медицинской помощи населению 10-18-летнего
24
возраста, комплексности, преемственности, учете региональных
проблем и методов их решения (Чичерин, 2001).
При этом на территориальные поликлиники возлагается ответ­
ственность за качество оказания медицинской помощи. Им отводит­
ся ключевая роль в организации взаимодействия между всеми ле­
чебно-профилактическими и другими учреждениями, оказывающи­
ми медико-социальную помощь подросткам, участвующими в их
оздоровлении, физическом воспитании и санитарном просвещении.
Кроме того, их задачами являются помощь на дому и амбулаторный
прием подростков при острых болезнях и обострениях хронической
патологии, массовые профилактические осмотры, организация про­
фессиональной ориентации, освидетельствование юношей при пер­
вичной постановке на воинский учет.
В зарубежных странах подросткам уже почти полвека уделяют
пристальное внимание не только медики, но и психологи, социоло­
ги, педагоги. Отсутствие характерных для нашего государства ис­
кусственных межотраслевых барьеров, определяемых жесткими
рамками спущенного сверху штатного расписания, позволило им
на непростом пути к сотрудничеству отработать методы и порядок
взаимодействия. И главное, что объединяет специалистов, это од­
нозначное понимание того, что подросток - существо еще незрелое
как на биологическом уровне, так и с точки зрения становления
психики, поведения. А следовательно, общество и его ведущие ин­
ституты несут за подростков такую же ответственность, как и за
других людей.
В настоящее время непрерывное медицинское наблюдение за
здоровьем подростков в полном или частичном объеме организовано
во всех субъектах Российской Федерации. Амбулаторно-поликлини­
ческое обслуживание осуществляется более чем в 10 тыс. поликли­
нических учреждений (в том числе и самостоятельных).
Анализ опыта различных территорий показывает, что медицин­
ское обеспечение подросткового контингента на уровне учреждений
первичного звена здравоохранения в стране осуществляется для дет­
ского населения от 0 до 17 лет включительно:
- в виде общепринятой формы обслуживания амбулаторно­
поликлиническими учреждениями типа детской поликлиники, амбу­
латории и иными в соответствии с утвержденными положениями;
- подростков 15-17 лет (на базе детских поликлиник);
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- в отделениях по организации медицинской помощи детям и
подросткам в образовательных учреждениях;
- в отделениях (кабинетах) медико-социальной помощи;
- в подростковых кабинетах;
- в поликлиниках для подростков, а также специализированных
амбулаторно-поликлинических учреждениях - молодежных поли­
клиниках, различных центрах (подростковых, консультативно-диаг­
ностических, психолого-медико-социальных, психолого-педагогических и др.).
В связи с расширением возрастного диапазона обслуживаемого
контингента до 17 лет деятельность многих детских городских по­
ликлиник видоизменилась, пересматриваются структура и штаты,
отрабатываются модульные варианты, что позволит создавать раз­
ные учреждения, ориентированные на региональные условия и осо­
бенности.
Так, в Нижнем Новгороде, в детской городской поликлинике
(ДГП) № 39 осуществляется раздельное обслуживание по участко­
вому принципу детей в возрасте 0-6 лет (численность на участке
примерно 300-350 чел.) и 7-17 лет (около 1100-1200 чел.).
В ДГП Санкт-Петербурга, Москвы, Хабаровска и др. на фоне
участкового обслуживания детей в возрасте 0-17 лет функциониру­
ют профилактические отделения (с обслуживанием детей от 1 мес до
6 лет).
При этом в практику поликлинической педиатрии в качестве
одного из направлений первичной медико-санитарной помощи
внедрены технологии оценки здоровья детей и подростков в крити­
ческие периоды формирования здоровья на основе трехэтапной си­
стемы профилактических осмотров (доврачебный, медикопсихолого-педагогический и специализированный). К сожалению,
эта система внедряется очень медленно и недостаточно интенсивно.
Рациональное ее зерно - более эффективное использование наибо­
лее ресурсоемкого специализированного этапа - не нашло поддерж­
ки в практическом здравоохранении. Речь идет о дифференцирован­
ном (по медицинским показаниям специализированном) осмотре и
наблюдении. Врачи-специалисты продолжают «поголовные» осмот­
ры с очень низкой выявляемостью отклонений в состоянии здоро­
вья. При профилактических осмотрах, проводимых в организован­
ных коллективах, выявляются только выраженные проявления забо­
26
леваний, составляющие не более 10-15 % от общей заболеваемости
детей (Усанова, 1997).
В различных регионах России получен опыт обслуживания де­
тей пубертатного возраста и выявлены определенные организацион­
ные резервы на уровне неспециализированных учреждений. Так, в
ДГП № 21 ВАО г. Москвы одним из путей совершенствования ока­
зания помощи подросткам признан внедренный бригадный метод
диспансеризации подростков. В большинстве территорий (97 % ре­
гионов России) в детских поликлиниках полулегальные дошкольно­
школьные отделения трансформированы в отделения по организа­
ции медицинской помощи детям и подросткам в образовательных
учреждениях.
В 3000 детских поликлиник отделениями организации меди­
цинской помощи детям в образовательных учреждениях осуществ­
ляется медицинская помощь не только школьникам, но и подрост­
кам, обучающимся в образовательных учреждениях начального и
среднего профессионального образования.
Только за 2002 г. количество физических лиц врачей, обслужи­
вающих образовательные учреждения, выросло на 1000 чел., уком­
плектованность штатами отделений по обслуживанию детей в обра­
зовательных учреждениях составила, по данным регионов, в 2001 г.
70-80 %.
В штаты детских поликлиник введено более 1500 ставок под­
ростковых врачей-терапевтов, которые работают в учреждениях
начального и среднего профессионального образования.
Силами педиатрической службы начата работа по медицинско­
му обеспечению подготовки юношей к военной службе.
В настоящее время совместно с Центральной военно-врачебной
комиссией Министерства обороны Российской Федерации изучается
возможность проведения медицинского освидетельствования юно­
шей при первичной постановке на воинский учет в условиях детских
поликлиник (Ивановская область).
Значительное развитие получают специализированные виды
гинекологической помощи подросткам. Сформировалась служба
детской и подростковой гинекологии. В 80 субъектах Российской
Федерации организованы кабинеты детской и подростковой гинеко­
логии.
С целью развития стационарзамещающих технологий в декабре
1999 г. Минздравом Российской Федерации издан приказ № 438 «Об
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
организации деятельности дневных стационаров в лечебно-профи­
лактических учреждениях), утверждено Положение об организации
деятельности дневного стационара, что позволяет повысить доступ­
ность стационарной помощи, сократить сроки лечения, улучшить
преемственность помощи между стационарами и поликлиникой,
расширяет возможности активного оздоровления и оптимизации ле­
чения диспансерных групп больных, исключает стрессовый фактор
пребывания в больничных условиях, уменьшает затраты на лечение
(Стародубов и др., 2005).
Так, в Самарской, Ульяновской областях функционируют днев­
ные стационары, где для оздоровления детей используются не толь­
ко медицинская, но и педагогическая, психологическая, социальная
коррекция, а также коррекция физического развития. В Москве от­
крылся первый стационар, где детей и подростков лечат от алкого­
лизма.
В настоящее время уже накоплен некоторый опыт лечения и
обследования больных различного профиля в дневных стационарах,
организованных на базе поликлинических отделений городских
больниц и самостоятельных городских поликлиник. Активно растет
число дневных стационаров для терапевтической, стоматологиче­
ской, хирургической, акушерско-гинекологической группы больных
в Одессе, Кишиневе, Киеве, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге,
Москве, Львове, Саратове и др. Вышеизложенное свидетельствует о
том, что в практическом здравоохранении уже имеются разнообраз­
ные формы организации дневных стационаров, однако в основном
они предназначены для оказания лечебно-профилактической помо­
щи взрослым. Что касается категории детей подросткового возраста,
то еще не везде определена структура, не отработаны организацион­
ные формы работы, не изучены объем и характер их деятельности.
Утвержденная приказом Минздрава России от 05.05.1999 г.
№ 154 инструкция об организации амбулаторно-поликлинической
помощи детям подросткового возраста предусматривает структур­
ные и функционально-организационные изменения, в частности
введение отделения (кабинета) медико-социальной помощи. Однако
сегодня лишь на 30 % территорий на базе амбулаторно-поликлини­
ческих учреждений созданы отделения (кабинеты) медико-социаль­
ной помощи, позволяющие решать вопросы образования в области
здоровья, социальной адаптации и правовой защиты подростков.
В штат отделения наряду с врачами-педиатрами и средним меди­
28
цинским персоналом рекомендовано ввести должности клиническо­
го психолога, социального работника, юристконсульта. Решением
коллегии МЗ РФ от 27 марта 2001 г. явилось постановление о разра­
ботке программы по подготовке клинических психологов, специали­
стов по социальной работе для детских амбулаторно-поликлиниче­
ских учреждений.
Необходимость введения в штат медико-социальной помощи
(МСП) в первичном звене вышеуказанных специалистов обоснована
исследованиями ученых. Несмотря на это, на многих территориях
штатный состав кабинета медико-социальной помощи в детских по­
ликлиниках представлен врачом-педиатром, основная задача кото­
рого заключается в работе с детьми-инвалидами. Отсутствие психо­
лога, юриста, социального работника не позволяет выполнять ком­
плексные мероприятия по медико-социальной, психологической и
правовой поддержке детей и подростков.
Кроме традиционных форм работы, в настоящее время внедре­
ны модели специализированных подростковых медицинских учре­
ждений в г. Москве (опыт работы подросткового центра ЮЗАО ДГП № 42), в г. Ярославле (Центр психолого-медико-социального
сопровождения, диагностики и консультирования школьников), на
ряде территорий созданы учреждения современного типа для работы
с подростками - молодежные консультативно-диагностические цен­
тры, центры по охране здоровья детей и подростков, центры репро­
дуктивного здоровья подростков, психологические и профориента­
ционные центры и др.
В настоящее время в стране создано более пятнадцати моло­
дежных центров, оказывающих медико-социальную помощь под­
росткам; в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Барнауле, Москве, Ту­
ле и других городах.
Большую работу по охране репродуктивного здоровья подрост­
ков осуществляют около 500 центров планирования семьи и репро­
дукции, действующих в стране.
В то же время практика показала, что организованные учре­
ждения не обеспечивают реализации всего комплекса мер по охране
и укреплению здоровья детей. Они решают достаточно узкий спектр
задач по диагностике и лечению нарушений здоровья и развития,
решению отдельных экспертных вопросов в отношении здоровья
детей, охране репродуктивного здоровья и др. При этом недооцени­
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ваются другие средства и методы медицинского и медико-психоло­
гического воздействия, социальной и правовой поддержки.
В современных условиях реформирования здравоохранения у
медицинских работников страны, под чьим наблюдением более чем
в 10 тыс. амбулаторно-поликлинических учреждений (АПУ) в го­
родской и сельской местности находятся свыше 36,1 млн детей до 18
лет и их семей, есть целый комплекс трудностей и нерешенных про­
блем, как профессиональных, так и организационных, применитель­
но к задачам перестройки отрасли и ее службы охраны материнства
и детства.
Неотъемлемым разделом как повседневной деятельности си­
стемы охраны материнства и детства на территориях, так и меди­
цинского обеспечения подросткового контингента является инте­
грация усилий заинтересованных органов, а также служб педиатри­
ческой, взрослой, консультативно-диагностической, специалистов
военно-врачебной комиссии и др. При этом наиболее оптимальным
в решении проблем охраны здоровья и удовлетворении медико­
социальных потребностей подрастающего поколения является меж­
ведомственный подход с участием сотрудников Управления по де­
лам образования, науки и молодежной политики, УВД и других ве­
домств (Андрюшина, 1996).
К сожалению, разрозненная и нескоординированная работа ве­
домств (образования, здравоохранения, культуры, социального
обеспечения) ощутимых результатов не дает. Все больше и больше
растет убеждение в том, что в рамках отдельной отрасли невозмож­
но добиться устойчивого и существенного улучшения здоровья де­
тей. Сегодня проблемы здоровья детей встали на повестку дня мно­
гих организаций и ведомств: планируются и осуществляются многие
программы и мероприятия, цель которых - сохранить и укрепить
здоровье, снизить уровень заболеваемости у детей и подростков.
На основании итогов оценки качества состояния здоровья детей
и подростков (в том числе и по итогам Всероссийской диспансери­
зации детей 2002 г.) Министерство здравоохранения Российской
Федерации и Российская академия медицинских наук совместным
приказом от 24.10.2003 г. № 506/92 утвердили Программу «О мерах
по улучшению состояния здоровья детей Российской Федерации на
2004-2010 гг.». При этом задачами программы предусмотрены отра­
ботка новых организационных форм медицинского обслуживания
детей и подростков, создание организационно-методических усло­
30
вий для совершенствования системы кадрового обеспечения педиат­
рической службы, совершенствование нормативной базы охраны
здоровья детей, в т. ч. подросткового возраста, что предполагает
снижение распространенности заболеваемости детей в подростко­
вом возрасте по основным классам болезней на 20 %. В программе
из направлений деятельности и мероприятий предусмотрена разра­
ботка предложений по организации медицинской помощи населе­
нию в районах Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.
Таким образом, многочисленными исследованиями установле­
но, что система здравоохранения в настоящее время мало способ­
ствует подготовке подростков к преодолению проблем, касающихся
их здоровья, социального благополучия и связанного с ним образа
жизни.
Вышеуказанное обусловливает необходимость научного изуче­
ния современных медико-социальных потребностей молодых людей,
отработки на практике эффективных технологий их реализации,
внедрения организационно-нормативной модели медицинского об­
служивания подростков с интеграцией различных ведомств, обосно­
вания оптимальных механизмов осуществления комплексных меро­
приятий, направленных на сохранение и укрепление здоровья детей
и подростков с учетом региональных особенностей.
Несмотря на то что первые исследования, посвященные изуче­
нию состояния здоровья детей и подростков, относятся еще к XIX в.
(Эрисман, Мальков, 1885-1889 гг.) и продолжались в последующие
годы, многие аспекты этой проблемы, несомненно, требуют даль­
нейшего развития.
В медико-социальных исследованиях группового здоровья,
здоровья населения и общественного здоровья традиционно принято
использовать следующие индикаторы:
• демографические показатели;
• заболеваемость;
• физическое развитие.
Последовательное рассмотрение вышеуказанных индикаторов
позволяет комплексно оценить состояние здоровья как отдельного
ребенка, так и целого коллектива и определить влияние различных
факторов на формирование здоровья и развития (Пути совершенствования^, 1998).
В течение последних лет, т. е. в период глубоких социально­
экономических перемен, в Российской Федерации сложилась крайне
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неблагоприятная ситуация в отношении здоровья подрастающего по­
коления, которая характеризуется значительным ухудшением основ­
ных показателей здоровья и оценивается как «катастрофическая».
Так, заболеваемость детей в возрасте до 14 лет за прошедшие
10 лет выросла в 1,4 раза, или на 42,5 % (1992 г. - 105 130 на
100 тыс. детей, 2004 г. - 157 597,5). Рост заболеваемости отмечается
практически по всем классам болезней, но самые высокие темпы
наблюдаются при болезнях костно-мышечной системы (в 2,6 раза),
системы кровообращения (в 2,5 раза), крови и кроветворных органов
(в 2,3 раза), эндокринной системы (в 2,2 раза), мочеполовой системы
(в 2,2 раза) (Государственный доклад о состоянии здоровья населе­
ния Российской Федерации в 2004 г.).
В структуре заболеваемости детей в возрасте до 14 лет ведущие
места принадлежат болезням органов дыхания, инфекционным и
паразитарным заболеваниям. Однако в причинной структуре заболе­
ваемости за 10 лет произошли изменения: если в 1992 г. третье ме­
сто принадлежало болезням нервной системы и органов чувств, то в
2002 г. эта группа заболеваний сократилась более чем в 2 раза. С
2001 г. ведущие места в структуре заболеваемости занимают травмы
и отравления, болезни органов пищеварения, кожи и подкожной
клетчатки, костно-мышечной системы.
Заболеваемость детей в возрасте 15-17 лет ниже, чем в возрасте
от 0 до 14 лет, и в 2002 г. составила 100 469,1 на 100 тыс. детей со­
ответствующего возраста (Доклад о состоянии здоровья детей в Рос­
сийской Федерации по итогам Всероссийской диспансеризации
2002 года) (2003 г.). Однако при более низких показателях заболева­
емости детей 15-17 лет по сравнению с детьми от 0 до 14 лет среди
подростков отмечается та же тенденция к росту заболеваемости, что
и у детей младших возрастов.
Выше среднероссийского показателя общая заболеваемость
подростков в возрасте 15-17 лет в Северо-Западном (на 15,2 %) и в
Приволжском (на 14,3 %) федеральных округах, ниже - общая забо­
леваемость подростков в Южном (на 36,7 %), Дальневосточном (на
10,3 %), Центральном (на 0,6 %), Сибирском (на 0,2 %) федеральных
округах.
В структуре заболеваемости детей в возрасте 15-17 лет за
10 лет произошли изменения: отмечен рост болезней эндокринной
системы, новообразований, инфекционных и паразитарных заболе­
ваний, заболеваний мочеполовой системы.
32
На Х съезде педиатров России (2005 г.) подчеркивалось, что
наряду с ростом заболеваемости у подростков имеет место сочетан­
ная патология - у каждого подростка в возрасте 10-14 лет в среднем
диагностируется 2-3 хронических заболевания, в возрасте 15-18 лет 4-5 заболеваний.
Результаты Всероссийской диспансеризации детей 2002 г. под­
твердили тенденции в состоянии здоровья детей, сформировавшиеся
за прошедший десятилетний период: снижение доли здоровых детей
(с 45,5 до 33,89 %) с одновременным увеличением вдвое удельного
веса детей, имеющих хроническую патологию и инвалидность.
При этом отмечено, что в Дальневосточном федеральном окру­
ге имеют место наиболее высокие показатели заболеваемости детей
и подростков болезнями органов пищеварения (4774,6), новообразо­
ваниями (в 2 раза выше, чем в России), болезнями щитовидной же­
лезы (1502,0, Россия - 111,5), болезнями глаза и его придатков
(2414,5, Россия - 1804).
Ухудшение состояния здоровья детей и подростков повлекло за
собой нарастание негативных медико-социальных последствий.
Особой проблемой педиатрии стало возрастание числа соци­
ально обусловленных и социально значимых заболеваний в детскоподростковом периоде, что, безусловно, отражается на уровне здо­
ровья и инвалидизации населения в последующих возрастных пери­
одах, сказывается на качестве воспроизводства последующих поко­
лений.
Дети и в целом детство в России конца 1990-х годов стали важ­
нейшим объектом социальной безопасности, обеспечивать которую
в современных условиях крайне сложно (Ваганов, 1998; Вельтищев,
2000). Понятие безопасности применительно к детству как элемент
общей концепции государственной безопасности является лучшим
индикатором, отражающим уровень развития экономики, образ
жизни народа и уровень его обеспеченности, состояние образования,
здравоохранения, культуры, духовного настроя нации и общества.
По данным Главного управления федерального казначейства
России по уровню финансирования здравоохранения, - 2,2 % вало­
вого внутреннего продукта (ВВП) при рекомендуемом ВОЗ мини­
муме 5 % - РФ занимает одно из последних мест в мире. Таким об­
разом, население России вынуждено за счет личных средств ком­
пенсировать сокращение расходов государства на здравоохранение.
В материалах доклада академика О.П. Щепина на 10-й сессии обще­
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го собрания РАМН (2002 г.) подчеркнуто, что недоступность меди­
цинского обеспечения вследствие бедности населения является
крупнейшей детерминантой плохого состояния здоровья отдельного
индивида. По данным некоторых исследователей, контингент лиц с
низким уровнем жизни на 4/5 состоит из тех, кто имеет какое-либо
заболевание (Максимова, Гаенко, 2001). Авторами сообщается, что
имущественный ценз пациента стал определять его возможности в
реализации прав на получение необходимого объема и уровня меди­
цинской помощи. Вместе с тем сравнение показателей заболеваемо­
сти и смертности населения РФ и других стран показывает, что при
близких уровнях распространения патологии смертность населения
от основных причин в нашей стране существенно выше и очевидны
проблемы в диагностике и лечении заболеваний (Максимова, Гаенко, 2001). Эти кризисные факторы имеют самые прямые послед­
ствия для состояния здоровья детей и подростков из большинства
социальных групп населения.
Кроме того, за последние 10 лет количество детей подростково­
го возраста в России сократилось, а количество пенсионеров, напро­
тив, увеличилось. В 1999 г. впервые за последние 80 лет произошло
«выравнивание» в процентном отношении двух полярных возраст­
ных групп: детей до 16 лет (20 % от населения) и пенсионеров
(20,6 %) (Вельтищев, 2000). Прямым следствием кризиса явилось
снижение числа браков и рост разводов, что привело к снижению
показателей рождаемости. Если в 1990 г. заключалось 8,6 брака на
1 тыс. чел., то в 2003 г. - всего 6,2. За последние десять лет количе­
ство разводов увеличилось на 25 %: 70 разводов на 100 заключен­
ных браков. Россия - мировой рекордсмен целого ряда негативных
показателей: 2-3 аборта на 1 родившегося ребенка (для сравнения: в
Европе всего лишь 1 аборт на 50-100 родившихся детей). Увеличи­
лось число детей (73,8 %), находящихся в социально опасном поло­
жении (Волков и др., 2001). По данным Госкомстата РФ, в 2003 г.
численность детей в возрасте до 17 лет составляла 32 млн против
40 млн в 1990 г.
В 2001 г. за чертой бедности в России находилось 58 % населе­
ния (42 % - в 1999 г.). Если же исходить из рекомендаций ООН, со­
гласно которым бедным человеком считается тот, кто зарабатывает
в сутки меньше 2 долл., то до 70 % российского населения живет в
бедности, иначе говоря, около 100 млн чел. И хотя, как утверждают
эксперты, абсолютный пик бедности в России пришелся на 3-й квар­
34
тал 1999 г., а потом стал снижаться, широкомасштабная бедность в
стране сохраняется. Чтобы россиянам вернуться к уровню зарплат
даже 1997 г., потребуется по меньшей мере 10 лет (Силласте, 2001).
Первыми жертвами резкого ухудшения материального положе­
ния подавляющего большинства семей в России ХХ столетия стали
дети. В условиях нестабильности социально-экономической, поли­
тической жизни, проведения реформ, усиления центробежных тен­
денций в обществе, обострения социальных конфликтов, болезненно
ударивших по основной части населения, возросло число детей, ока­
завшихся на улице (Журавлева, 2002).
При комплексной характеристике факторов, формирующих ин­
дивидуальное здоровье ребенка в семье, необходимо учитывать объ­
ективную специфику Дальневосточного федерального округа и При­
морского края в том числе. На заседании комитета Совета Федера­
ций по социальной политике в октябре 2002 г. сообщалось, что в
ДВФО безработица выше, чем в других регионах России, а социаль­
ные вопросы по округу решаются фактически в чрезвычайном ре­
жиме. Тогда же впервые было решено поставить вопрос о государ­
ственной социальной политике в отношении ДВФО, так как прави­
тельственная программа по развитию Дальнего Востока реально не
выполняется даже на 3 %. На заседании главный государственный
санитарный врач Г.Г. Онищенко указывал, что число абортов в ре­
гионе выше, чем в среднем по России, по уровню хронического
алкоголизма ДВФО уступает только Сибирскому федеральному
округу.
По данным Приморского краевого комитета государственной
статистки (ПККГС), особенностью брачной структуры населения
Приморского края является значительное число вдов и разведенных
женщин по сравнению с мужчинами. Это связано с более высокой
смертностью мужчин и меньшей, чем у мужчин, распространенно­
стью повторных браков среди овдовевших и разведенных женщин.
К тому же продолжается рост диспропорции полов. В 2003 г. в При­
морье число женщин превышало число мужчин на 31,4 тыс. На 1000
мужчин приходилось 1029 женщин, причем среди горожан больше
женщин, а среди сельских жителей - мужчин (на 1000 мужчин в го­
родском населении приходилось 1048 женщин, в сельском - 963).
За последние 10 лет произошло снижение числа браков почти в
2 раза, особенно среди городского населения. При снижении коэф­
фициентов брачности соответственно снизились показатели разво35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
димости, однако в Приморском крае разводов больше на 2,6 %, чем
в среднем по России.
Анализ материалов клинических исследований состояния здо­
ровья детей различных возрастных групп, условий их проживания и
воспитания, проведенный в отдельных регионах России, показал,
что несоответствие в определенный возрастной период условий
окружающей среды потребностям детского организма нарушает его
полноценное развитие и функционирование. Проведенная Е.М. Ива­
новым с соавторами (2001) оценка распространения основных заболе­
ваний среди населения Приморского края показала, что в крае показа­
тели заболеваемости органов пищеварения и кожи у взрослых и под­
ростков, органов дыхания и пищеварения у детей превышает данные
по России на 40 %. Количественные и качественные показатели, ха­
рактеризующие состояние питания населения Приморского края и его
структуру, не отвечают медицинским нормам (Березина, 2002).
Низкой резистентностью объясняется гетерогенность здоровья
населения, но, по свидетельствам ученых, даже у практически здо­
ровых людей в условиях климата Дальнего Востока изменяются
показатели индивидуального здоровья (Дьякович, 2002). Уровень
резистентности организма определяет особенности регионального
здоровья популяции юга Приморского края, отражающиеся в пока­
зателях заболеваемости населения (Лучанинова, 1992; Иванов и
др., 2001).
При возрастающей потребности формирования системы укреп­
ления здоровья детей и подростков важно изучение роли социаль­
ных и биологических факторов, а также структуры состояния здоро­
вья, которую характеризуют резервы адаптации, показатели физиче­
ской и умственной работоспособности и др. (Митин, 1997; Щепин,
1997). Определение роли социальных и биологических факторов в
формировании структуры состояния здоровья позволяет установить
закономерности развития биологического начала человека под вли­
янием социальных моментов (Пискунов, 1997).
Исследования по оценке влияния социально-гигиенических
факторов на здоровье детей в первую очередь должны быть ориен­
тированы не столько на изучение заболеваемости, сколько на выяв­
ление начальных неблагоприятных преморбидных изменений, что в
полной мере будет отвечать принципам профилактики и позволит
проводить мероприятия по сохранению и укреплению здоровья
(Журавлева, 2002). При изучении индивидуального здоровья ребен­
36
ка в качестве отправной точки многие авторы рекомендуют выби­
рать показатели, отражающие силу и диапазон адаптационных мор­
фофизиологических и социально-психологических механизмов
обеспечения жизнедеятельности и способности ребенка к выполне­
нию различных социальных ролей и функций.
Характеризуя масштаб проблем, необходимо определиться в
понятиях «беспризорные» и «безнадзорные» дети. Беспризорные это те, кто не имеет постоянного места жительства и действительно
живет на улице. Такие дети составляют не более одной десятой ча­
сти безнадзорных детей -- имеющих и дом, и родителей, но предо­
ставленных самим себе. Они могут еще жить под одной крышей с
родителями, но их связь с семьей порвана (Vostanis et al., 1998). От­
сутствие должного ухода и содержания, пренебрежение интересами
и потребностями развивающейся личности, жестокое обращение в
родительской семье создают реальную перспективу девиантного
развития безнадзорного ребенка (Бланков, 1996). В Федеральном
законе от 24.06.99 № 120 «Об основах системы профилактики без­
надзорности и правонарушений несовершеннолетних» дано следу­
ющее определение - «несовершеннолетний, находящийся в соци­
ально опасном положении, - лицо в возрасте до восемнадцати лет,
которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в
обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья
либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержа­
нию, либо совершает правонарушение или антиобщественные дей­
ствия».
Согласно классификации В. Эверт (1997 г.), основные функции
семьи заключаются в следующем: воспроизводство, совместное
проживание, снятие стрессов и взаимопомощь, образование, социа­
лизация, социальное интегрирование. По данным специальных ис­
следований установлено, что успешное выполнение медицинской
функции семьи зависит от хороших жилищных и материальных
условий, высокого образовательного уровня, благоприятного психо­
логического климата и высокого уровня санитарно-гигиенической
грамотности. Вместе с тем важна роль семьи как своего рода центра
первичной медико-санитарной помощи с функциями гигиенического
воспитания, лечения, реабилитации.
Дети, воспитывающиеся вне семьи, развиваются в так называе­
мых депривационных условиях (Калачева, Карнаухова, 1998). Де­
привация - в переводе с латинского - лишение или ограничение
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей.
Наиболее полные описания ситуаций лишения ребенка появились в
работах конца ХІХ и особенно ХХ вв. Причем подобные ситуации
авторы описывали по-разному. Одни как лишение материнской за­
боты (maternal deprivation) (Лангмейер, Матейчек, 1984; Krisberg,
1979), другие как госпитализм (Spitz, 1946). Вместе с тем в зависи­
мости от конкретного содержания лишения выделены различные
виды депривации (двигательная, сенсорная, психическая, эмоцио­
нальная, материальная, социальная) (Шипицина и др., 2000). Чехо­
словацкие исследователи J. Langmeier, Z. Matejcek в 1984 г. опреде­
лили явление депривации следующим образом: «Депривация - со­
стояние, возникающее в результате определенных жизненных ситу­
аций, когда субъект лишен возможности удовлетворять свои чело­
веческие психические потребности в достаточной мере достаточно
долгое время». Депривационный синдром характеризуется такими
чертами, как тревожность, депрессия, страх, интеллектуальные рас­
стройства. Понятие «госпитализм», в отличие от общемедицинского
смысла, в педиатрии означает задержку психического развития или
усиление психического регресса под влиянием обстановки госпи­
тальных учреждений (Большая медицинская энциклопедия, 1977).
При наблюдении дети, лишенные общения с родителями, станови­
лись апатичными, мало ели и спали, почти не улыбались. Однако
при возвращении домой они «выздоравливали». Исследователями в
развитии госпитализма описаны последовательные стадии: депрес­
сия, агрессивный протест и отрешенность от окружающих, выход из
этого состояния (Mather, 1999).
В условиях государственного воспитательного учреждения ре­
бенок находится в особом состоянии лишения или ограничения воз­
можностей удовлетворения жизненно важных потребностей (воспи­
тательных, образовательных, эмоциональных, обеспечения меди­
цинскими услугами). В научном и практическом плане назрела
необходимость выделить эти потребности, формирующие здоровье
современного ребенка, и дать им понятийную определенность.
Среди причин, способствующих развитию дезадаптационных
расстройств, первостепенное значение придается неблагоприятному
влиянию микросоциума: социальных отделений детских больниц,
домов ребенка, детских домов, школы-интерната (Волков и др.,
2001). В 1980-1990-х гг. был проведен целый ряд исследований,
убедительно показавших негативные последствия институциональ­
38
ного воспитания. В них красной нитью проходит идея о том, что
воспитание детей в условиях традиционной модели опеки и попечи­
тельства, которой является дом ребенка и детский дом, строится без
учета адекватных психологических условий, обеспечивающих пол­
ноценное развитие детей, и неизбежно включает факторы, тормозя­
щие психическое развитие (Холмогорова, 1999). Большинство об­
следованных (78 %) бездомных детей школьного возраста в государ­
ственных воспитательных учреждениях страдали от депрессии, по­
веденческих расстройств, серьезных проблем в учебе (Иванов,
2000).
Значительный рост показателей стрессорной этиологии стал
следствием необходимости в предельно сжатые сроки, превышаю­
щие адаптивные возможности детского организма, приспособиться к
существованию и деятельности в депривационных условиях. Наряду
с этим у воспитанников интернатных учреждений наблюдаются
ухудшение резистентности организма, изменения в показателях фи­
зического развития как следствие негативных тенденций в состоя­
нии качественных и количественных параметров питания (Тармаева,
2001). Среди детей, имевших данные проблемы, лишь немногие ко­
гда-либо получали необходимую медицинскую помощь при нару­
шениях умственного развития или специальное образование.
Негативным явлением становится развитие эмоциональных
нарушений в условиях сиротства. Имеются многочисленные данные,
касающиеся отдельных психических нарушений: аффективных,
преимущественно депрессивных, развившихся у детей-сирот (Бардышевская, 1995). Многие исследователи указывают на особенности
психомоторного развития (Горюнов и др., 1997). В клинико-эпиде­
миологическом и социально-психологическом исследовании 1150
детей-сирот Э.А. Михайлова и Т.Н. Матковская (1998 г.) установили
преобладание у 94,3 % детей, оставшихся без попечения родителей
(социальных сирот), психических нарушений преимущественно
невротического уровня. Авторами сделан вывод о том, что социаль­
ное сиротство является и причиной, и результатом психической
аномальности, девиаций личности и поведения.
Таким образом, в результате психической депривации у детей,
лишенных родительского попечения, кроме стрессовых расстройств,
развиваются нарушения психического развития и социальная деза­
даптация. Все эти расстройства наглядно иллюстрируют взаимовли­
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
яние негативных социальных (депривация) и биологических факто­
ров.
В научной литературе имеются данные о связи социально­
психической депривации с показателями физического развития и
эндокринного статуса детей и подростков (Утенина, 1991). Послед­
ствия депривационного опыта, поражения интегральных социаль­
ных связей у детей, лишенных родительского попечения, остаются
актуальной научной проблемой.
М.П. Дьякович (2002) выявлены критерии, характеризующие
социальное здоровье ребенка: социальный анамнез, степень рези­
стентности, наличие хронической патологии, степень социальной
депривации. Установлена связь здоровья школьника с характером
взаимоотношений между воспитателями и учителями, и подчеркну­
та необходимость выявления региональных особенностей психоло­
гических характеристик школьников. В Приморском крае числен­
ность детей и подростков в 2004 г. составила 332,8 тыс. чел., или
19,6 % от численности всех жителей края. За период с 1999 по
2004 г. число детей и подростков уменьшилось на 85 543 чел., или
на 20,1 %.
Структура детского населения края отражает демографические
процессы, происходящие в стране с середины 1980-х годов. В 2004 г.
численность детей в возрастных группах до 10 лет составляла 163,6
тыс. (49,1 %), 11-17 лет - 169,2 тыс. чел. (50,9 %). Первая группа поколение появившихся на свет в 1990-е годы, характеризующееся
самым значительным падением рождаемости, вторая - это поколе­
ние детей, родившихся в период относительно высокой рождаемо­
сти, когда на государственном уровне принимались меры по стиму­
лированию рождаемости.
За годы экономических реформ (1991-2002 гг.) сформировалась
существенная дифференциация населения края по размеру доходов.
В 2002 г., по данным Приморского краевого комитета государствен­
ной статистики, разрыв среднедушевых денежных доходов 10 %
наиболее и наименее обеспеченных семей составил 7,5 раза (в 1998 г.
- 8,4 раза). Численность населения края за чертой бедности, имею­
щих среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума, в 2002
г. составила 46,6 % (в 1998 г. - 33,9 %). В данном аспекте представ­
ляют интерес данные ГУЗ ПК МИАЦ по совокупной характеристике
макроэкономической ситуации в Приморском крае с помощью спе­
циального индекса качества жизни. Индекс качества жизни учиты­
40
вает параметры, характеризующие показатель ожидаемой продолжи­
тельности жизни, коэффициент платежеспособности, отношение
среднедушевого дохода к прожиточному минимуму, долю населения
с доходами ниже прожиточного минимума, младенческую смерт­
ность, общий уровень заболеваемости населения на 1000 чел. С 1995
по 2002 г. отмечено уменьшение индекса качества жизни населения
Приморского края на 42,6 %. На этом фоне снижался фактический
размер подушевого норматива финансирования территориальной
программы государственных гарантий оказания населению бесплат­
ной медицинской помощи с 68,0 % в 1999 г. до 56,2 % в 2002 г.
В 2002 г. в Приморском крае насчитывалось около 15,5 тыс. де­
тей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (в 1991 г. 7872), из них 76 % находятся под опекой (попечительством) или
усыновлены, остальные воспитываются в детских домах, интерна­
тах, домах ребенка.
Численность населения Приморского края, согласно данным
ПККГС, ежегодно сокращается на 19 тыс. чел. Одновременно от­
мечается снижение числа женщин фертильного возраста, детей и
подростков в возрасте до 18 лет. Общий коэффициент рождаемости
за последние годы значительно изменился и остается в пределах 9,8 ^ в 2002 г., 10,6 ^ в 2004 г. В 2005 г. детей родилось на 1,7 %
меньше, чем в 2004. Все меньше семей решаются на повторные
роды.
Согласно данным Приморского краевого комитета государ­
ственной статистики (ПККГС, 2004 г.), в общем числе родившихся
(табл. 1) удельный вес первенцев составил почти две трети от всех
рожденных детей, в то время как в 1994 г. первенцев рождалась по­
ловина от всех детей.
Таблица 1
Показатели рождения детей в семье по порядку рождения Р + m (%)
Год
Дети, рожденн^іе
первыми в семье
Дети, рожденн^іе
вторыми в семье
Дети, рожденн^іе тре­
тьими и более
1994
2004
49,7 + 0,26
69,2 + 0,34***
33,8 + 0,24***
19,7 + 0,29
16,5 + 0,19***
11,1 + 0,23
' Р<0,001 по сравнению с нред^ідущим годом.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из-за недостаточного внимания государства, направленного на
охрану здоровья матери и ребенка, тяжелого гнета социально­
экономических проблем в семьях, воздействия на здоровье женщин
неблагоприятных экологических факторов с каждым годом увели­
чивается число детей, рожденных недоношенными (1992 г. - 70,4 ^ ,
2002 г. - 74,4 ^ ) , что в 1,2 раза превышает среднероссийский пока­
затель. Одновременно идет рост внебрачной рождаемости, что свя­
зано с изменением занятости населения, репродуктивного поведе­
ния, социально-психологическими факторами и другими причина­
ми. Их удельный вес за последние 10 лет увеличился на 7,6 % и пре­
вышает значение по РФ.
Внебрачные дети, как правило, находятся в более сложных мо­
рально-психологических и материальных условиях из-за роста чис­
ленности асоциальных и неполных семей. Именно от них чаще отка­
зываются родители, среди оставленных в роддомах новорожденных
более 90 % рождены вне брака. Причем эта негативная тенденция с
каждым годом усиливается (табл. 2).
Т аблица 2
Внебрачная рождаемость по Приморскому краю в 1995-2004 гг.
Показатель
1995 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004
Родилось у матерей, не
состоявшихв зареги­
6339 6648 6860 6683 6852 7536 8086 8085 8094
стрированном браке
В % к общему числу
родившихся
29,9 36,0 37,5 38,1 37,3 38,3 38,8 37,6 37,5
Показатель РФ
21,1 25,3 27,0 27,9 28,0 28,8
Вот почему так остро стоит вопрос об охране здоровья детей,
оказавшихся без попечения родителей, в том числе об организации
специализированной медицинской помощи.
42
Г л а в а 2.
ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИИ
ДИЗАДАПТАЦИИ ДЕТЕИ
В КРИТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ
ИХ РОСТА И РАЗВИТИЯ
овременные условия жизни (расслоение обще­
ства на богатых и бедных, постоянные стрессорные воздействия, рост природных катаклизмов и антропогенных
негативных влияний, недостаточное и неправильное питание, вы­
нужденное пренебрежение к своему здоровью, широкое распростра­
нение нездорового образа жизни и вредных привычек) отрицательно
воздействуют на организм, особенно в период его роста и развития.
Порожденные этим отрицательным влиянием дизадаптационные по
своей сути соматические, психические, нейроэндокринные и психо­
соматические расстройства проявляются задержками развития, по­
вышенной заболеваемостью, снижением способности к обучению и
социальным контактам, актуализацией девиантного поведения,
склонностью к наркотизму.
Проявления этих расстройств имеют свою специфику на раз­
ных этапах роста и развития ребенка как в отношении характера
проявлений, так и в отношении влияния на здоровье в последующие
периоды жизни. Это объясняется тем, что в детском возрасте в про­
цессе онтогенеза индивидуум переживает в определенной последо­
вательности ряд эволюционно обусловленных периодов развития.
Каждый из них характеризуется своим набором морфологических,
функциональных, регуляторных изменений в различных органах и
системах и организме в целом как сложной системе с обратной свя­
зью. При этом происходят изменения в скорости развития то одних,
то других систем, системы меняются в отношении своей роли в раз­
витии других органов и организма в целом. Особенно кардинально
происходят стадийные изменения в нейрогормональных, метаболи­
ческих и иммунной системах (Вельтищев, 1998).
При переходе из одного возрастного периода в другой детский
организм находится в особо неустойчивом состоянии, когда любое
С
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внутреннее неблагополучие или внешний неблагоприятный фактор
может с большей вероятностью, чем в другие периоды детства, при­
вести к срыву, дизадаптации, болезни. Поэтому эти переходные пе­
риоды оцениваются как критические периоды жизни. Наиболее яр­
кими примерами такого критического переходного периода являют­
ся период новорожденности (переход от внутри- к внеутробной
жизни) и подростковый возраст (с его мощной гормональной и пси­
хологической перестройкой).
Медицинский персонал, педагоги, психологи, социальные ра­
ботники получат возможность по набору определенных признаков,
характеризующих появление в организме начальных дизадаптационных нарушений, распознавать их и применять опережающие, пре­
дупреждающие меры воздействия для предотвращения дальнейшего
развития этих нарушений, возникновения хронизирующих и инвалидизирующих заболеваний, которые, как правило, влекут за собой
изменение личности ребенка и его социализации, снижение способ­
ности к обучению и различные нарушения репродуктивной функции
(Кабанова, 2003).
Дети с выявленными проявлениями дизадаптации должны
находиться на диспансерном учете в амбулаторно-поликлинических
учреждениях территории, и чем раньше они войдут в когорту
наблюдаемых (популяционные регистры) и получающих необходи­
мую коррекционную помощь, тем больше вероятности предотвра­
щения дальнейшего развития соматических и психологических рас­
стройств и социальной дизадаптации.
Закономерности роста и развития человека
Рост и развитие человека генетически обусловлены и, с одной
стороны, отражают эволюцию морфологических признаков, с дру­
гой - характеризуют индивидуальные особенности созревания орга­
низма и его взаимодействия с окружающей средой, в частности
энергетические (обменные) возможности, фенотипические свойства,
обусловленные наследуемыми и приобретенными в процессе внут­
риутробного и постнатального роста и развития нейрогормональными, иммунологическими и другими свойствами. Все это необходимо
знать и учитывать при обследовании индивидуумов, контингентов,
анализе статистики здоровья и экспертной оценке системы здраво­
44
охранения на территориях и в исследуемых коллективах. Рост и раз­
витие ребенка - главные индикаторы их здоровья.
Дефиниции и основные положения роста
и развития ребенка
Ауксология - отрасль биологии, объединяющая данные антро­
пологии, физиологии, генетики, педиатрия.
Длительность детства (международно принятая) - 17 полных
лет. Этот период жизни человека вмещает сложные процессы разви­
тия физических и психических сил, изучение мира внешнего и мира
внутреннего, субъективной жизни, усвоение социальных традиций.
Грани детства:
- созревание (10-13 лет у девочек и 12-15 лет у мальчиков);
- физическая зрелость (20-23 года у девушек и 22-25 лет у
юношей).
Периоды развития ребенка:
- внутриутробный - антенатальный (280 дней):
- зародышевый (от образования зиготы до начала органогенеза
- до 18-го дня гестации);
- эмбриональный (от начала до конца органогенеза - первые
три месяца гестации);
- фетальный - плодовый (на протяжении 2-го и 3-го триместра
беременности);
- новорожденности - неонатальный (первые 4 недели жизни);
- младенчество (грудной возраст) - 29 дней - 12 месяцев;
- раннее детство - 1-3 года;
- первое детство - 4-7 лет;
- второе детство (доподростковый - препубертатный возраст):
8-12 лет мальчики и 8-11 лет девочки;
- подростковый (пубертатный) возраст - отрочество: 13-16 лет мальчики и 12-15 лет - девочки;
- юношеский (послеподростковый - послепубертатный) воз­
раст: 17-21 год - юноши и 16-20 лет - девушки.
Характеристика периодов развития ребенка
Внутриутробный период - гисто-, органо- и морфогенез, кото­
рые зависят от генетического потенциала самого плода, материнско­
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го организма и плаценты, внешнесредовых влияний через материн­
ский организм.
Период новорожденности - наиболее ответственный в жизни
человека и в то же время особо уязвимый - представляет собой фа­
зовый процесс перехода от внутриутробной к самостоятельной
внеутробной жизни.
Грудной возраст - характеризуется высокой энергией роста,
напряженным энергетическим обменом, продолжающимися фазо­
выми процессами адаптации к жизни в новой среде обитания.
Раннее и первое детство - характерно интенсивным ростом и
восприятием мира, интересом к субъективному, первичной социали­
зацией.
Второе детство - характерно изменением пропорций тела и
лица, интересом к внешнему миру, «узнаванием» его.
Отрочество - неспокойная, неустойчивая пора жизни, когда
происходит бурное проявление новых чувств, просыпающихся с
наступлением полового созревания. Внимание подростка поворачи­
вается к внутреннему миру, порождая субъективизм, фантазии и
критическое отношение ко всему, стремление избавиться от роди­
тельской опеки. Он приобретает независимость в поведении, аб­
страктность мышления и становится личностью. Осуществляется
процесс социализации подростка.
Юность - заключительный период детства, пора внутреннего
равновесия и полного расцвета всех сил. Основная установка жизни
носит эстетический характер. Она характеризуется духовным беспо­
койством.
Биологическая зрелость: соответствие биологического и кален­
дарного возраста. Одним из наиболее надежных показателей биоло­
гической зрелости является степень полового созревания. Конечная
программа роста человека состоит в достижении репродуктивного,
интеллектуального и социального совершенства.
Аллометрический рост —неравномерный рост частей тела.
Физиологическая (биологическая) зрелость
(степень развития)
Хронологический (календарный) возраст и физиологическая
(биологическая) зрелость - понятия взаимосвязанные, но не иден­
тичные. Они могут расходиться как в ту, так и в другую сторону (от­
46
ставание или опережение физиологической зрелости для данного
календарного возраста). Оценка физиологической зрелости - важная
составляющая определения здоровья начиная с внутриутробного
периода и в течение всего времени роста и развития ребенка.
Задержка внутриутробного развития плода (замедление роста и
недостаточность питания новорожденного) - определяется у детей,
имеющих массу тела при рождении ниже третьего перцентиля по
отношению к сроку гестации, независимо от того, является ли ребе­
нок недоношенным, доношенным или переношенным.
Типы задержки внутриутробного развития:
- гипотрофический (асимметричная форма) - низкая масса при
нормальной длине;
- гипопластический (симметричная форма) - уменьшена масса
и длина тела;
- диспластический - сочетание задержки внутриутробного раз­
вития с пороками развития и/или множественными стигмами дисэмбриогенеза.
Пороки развития - выраженные нарушения развития, обуслов­
ливающие изменения функций органов и систем организма.
Стигмы дисэмбриогенеза - признаки умеренного нарушения
развития эмбриона, не причиняющие ущерба функциям организма.
Учитываются у ребенка по видам и числу. Значимым считается чис­
ло стигм эмбриогенеза 5 и более. Наиболее значимы стигмы дисэмбриогенеза в области головы (3 и более).
Оценка физиологической зрелости ребенка определяется до по­
лового созревания скелетной зрелостью и зубной зрелостью, а в пе­
риоде полового созревания и старше - по степени развития органов
размножения (последний метод помогает определить, в каком пери­
оде развития находится ребенок - доподростковом, подростковом
или послеподростковом, что очень важно с точки зрения характери­
стики его морфологии, физиологии и социологии).
Скелетная зрелость (костный возраст) определяется рентгено­
логически по числу центров оссификации в метафизах и эпифизах
костей и по стадии развития каждого из них (путем сравнения с из­
вестными нормативами). Обычно для этого используют кисть и за­
пястье левой руки - область с большим количеством развивающихся
костей и эпифизов. Затем сопоставляют полученные данные с нор­
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мативами (наиболее активно процессы оссификации протекают от 1
до 7 лет и затем в 9-14 лет у девочек и в 11-17 лет у мальчиков).
Зубная зрелость определяется путем подсчета числа прорезав­
шихся молочных зубов (с 6 мес до 2 лет) и смены зубов (с 6 до
13 лет) и сопоставления их с известными стандартными цифрами.
Зрелость органов размножения определяется по степени разви­
тия вторичных половых признаков и времени появления менархе.
Связь физической зрелости, интеллектуального и эмоциональ­
ного развития ребенка: показатели всех трех видов оценки зрелости
коррелируют между собой. По-видимому, существует общий фак­
тор, регулирующий созревание организма и определяющий тип раз­
вития ребенка - опережающий, нормальный или отстающий.
Половые различия в возрасте физиологической зрелости
Половые различия в скелетном возрасте сводятся к некоторому
запаздыванию развития мальчиков по сравнению с девочками, при­
чем проявляется это уже во время внутриутробного развития и свя­
зано с действием генов Y -хромосомы (дифференцировкой яичек или
яичников и выделением специфических половых гормонов гонадами
и надпочечниками плода).
Новорожденные мальчики отстают по скелетной зрелости от
девочек приблизительно на 4 недели, и в течение всего периода ро­
ста их скелетный возраст составляет 80 % скелетного возраста дево­
чек того же календарного возраста. Именно поэтому у девочек на 2
года раньше начинается подростковый период и завершается созре­
вание. Процентные различия в зубном возрасте меньше: у мальчи­
ков - 95 % зубного возраста девочек.
Физическое и умственное развитие: физическая зрелость, ум­
ственные способности и развитие эмоциональной сферы в опреде­
ленной степени связаны с прогрессивным развитием скелета. Знание
закономерностей этой взаимосвязи особенно важно для работников
медицины, педагогики, психологии.
Мозг: развивается раньше, чем любой другой орган человече­
ского тела, и на всех стадиях своего развития (начиная с внутри­
утробного периода) он по весу ближе к своему конечному значению.
Акселерация —процесс ускорения возрастного развития. Термин
происходит от лат. acceleration (ускорение), предложен в 1935 г.
48
немецким врачом Кохом. Акселерация наблюдается на протяжении
последнего столетия во всем мире. Основные ее проявления: боль­
шие длина и масса тела при рождении ребенка и большие темпы их
роста по годам жизни; более раннее прорезывание молочных и по­
стоянных зубов; более раннее появление ядра и окончательное око­
стенение скелета; более раннее половое развитие.
Типов акселерации два.
Гармоничная акселерация - тип акселерации, при котором ан­
тропометрическая и биологическая зрелость протекают синхронно.
Она сопровождается увеличением продолжительности жизни и ре­
продуктивного периода взрослого человека.
Дисгармоничная акселерация - тип акселерации, при котором
при усиленном росте тела в длину не происходит раннее биологиче­
ское (половое) созревание или ускоренное половое созревание опе­
режает темпы физического развития.
У детей с проявлениями акселерации часто встречаются сосу­
дистые дистонии, неврозы, аллергические заболевания, кариес зу­
бов, болезни системы пищеварения.
Децелерация физического развития: замедление физического
развития фиксируется с конца 1980-х годов.
Критические периоды в процессе роста и развития ребенка
Главными составляющими по значимости возможных негатив­
ных последствий течения критических периодов в развитии ребенка
(когда изменяется генетическая программа развития) являются:
первые три месяца гестации (органогенез). Негативный исход
- генные мутации, хромосомные дефекты, врожденные аномалии
развития;
период перехода ребенка от внутриутробного существования к
самостоятельной жизни и приспособления к условиям новой среды
обитания. Этот период наиболее сложный и ответственный на про­
тяжении всей жизни человека. Имеет решающее значение для здо­
ровья во все последующие периоды онтогенеза. Негативные послед­
ствия - различные дизадаптационные, декомпенсаторные и патоло­
гические проявления вплоть до гибели на этапах анте-, интра- и
постнатальном;
период полового созревания ребенка (гормональная перестрой­
ка, завершение процессов миелинизации проводящих путей, станов­
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ление личности). Негативные последствия - конституциональные и
половые нарушения, рост психосоматических, психотических и эн­
докринных расстройств, а также заболеваемости туберкулезом,
аутоиммунными и другими болезнями.
Несомненно, критическими являются также возрастные перио­
ды первого года жизни (время высокой энергии роста и напряженно­
го энергетического обмена, полной зависимости от условий вскарм­
ливания и выхаживания); 2,5-3 лет (когда активизируются контакты
ребенка с внешней средой и происходит его первичная социализа­
ция) и 6-7 лет (когда меняются стиль и образ его жизни и резко уве­
личиваются физические и эмоциональные нагрузки в связи с подго­
товкой и началом школьного обучения). И хотя изменения генетиче­
ской программы развития в эти периоды не происходят, срывы
адаптации, задержка развития и негативные последствия в виде не­
психотических и психосоматических расстройств, снижения защит­
ных сил организма, повышенной восприимчивости к заболеваниям
возможны.
Ранний неонатальный период - переход ребенка
от внутриутробного существования к самостоятельной
жизни и приспособление к условиям новой среды обитания
Этот период включает:
1) антенатальную подготовку к рождению;
2) запуск активных форм защиты организма в процессе рожде­
ния;
3) реакцию на воздействие факторов окружающей среды после
рождения;
4) установление новых гомеокинетических параметров жизне­
деятельности, присущих внеутробной жизни человека.
В антенатальном периоде (особенно в последние 8 недель пе­
ред рождением) в организме плода формируются функциональные
системы, необходимые для запуска внешнего дыхания и оптималь­
ного перехода к внеутробной жизни, активизируется нейроэндо­
кринный аппарат, совершенствуется транспортная функция крови,
усиленно откладываются запасы гликогена и жира - источников
энергии, перестраивается метаболизм.
Запуск активных форм защиты происходит в процессе само­
произвольных родов, когда на плод воздействуют комплекс факто­
50
ров, сопровождающих родовую деятельность матери, и биологиче­
ски активные вещества плодового и материнского происхождения,
участвующие в регуляции родового акта.
Реакция на воздействие факторов окружающей среды после
рождения (первичный ответ детского организма) подобна стрессу и
базируется на тех подготовительных приспособительных реакциях,
которые происходят в организме плода непосредственно перед рож­
дением и в процессе рождения. Основные проявления реакций за­
щиты в первые минуты жизни типичны для реакций экстренной
адаптации (Шарипов, 1995)). Это - активизация кардиореспираторной и гемической систем, выброс из депо на периферию форменных
элементов крови и усиленный распад гликогена - основного источ­
ника энергии в фазу экстренной адаптации, что сопровождается
максимальной потерей температуры тела в возрасте 20-30-40 мин, в
связи с чем происходит активизация тиреоидной системы и наибо­
лее энергоемкого жирового обмена, и уже с конца первого-на вто­
ром часу жизни начинает восстанавливаться энергетика организма и
повышается температура тела.
Постнатальная адаптация протекает по принципу апериодиче­
ского затухающего процесса и включает ряд последовательных фаз:
- острая адаптация (первичные реакции противодействия фак­
торам новой среды обитания и изменения внутренней среды орга­
низма обычно длится первые 2-6 ч жизни);
- максимальное усиление метаболизма и системных реакций по
типу «суперкомпенсации» (6-24 ч);
- «последействие» (временный спад функциональной активно­
сти вслед за максимальными проявлениями реакций защиты - 3-и и
особенно 4-5-е сутки);
- восстановление морфофункциональных нарушений, произо­
шедших в процессе стресс-реакций, и последующих фазовых явле­
ний - 6-е сутки-вторая неделя жизни;
- повышенный «анаболизм» (начиная со второй недели и на
протяжении второго месяца жизни).
Эти данные специальных исследований клиницистов о характе­
ре приспособительных реакций ребенка в виде апериодического ко­
лебательного процесса аналогичны наблюдениям других специали­
стов при различных воздействиях на любые биологические объекты
и даже на объекты неживой природы. Имеется аналогия также в
отношении временных параметров процессов, происходящих в ор­
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ганизме новорожденных в первые минуты и часы жизни, и измене­
ний ферментного статуса при патологических воздействиях на ор­
ганизм вирусов, лазера, электромагнитного поля и прочих факто­
ров, при которых наблюдается первоначальная активация фер­
ментного статуса клеток крови, а затем на протяжении 20-30 мин
происходят последовательно его депрессия и к концу часа - вос­
становление активности.
Таким образом, при действии на организм новорожденного
факторов новой окружающей среды реакции защиты стереотипны,
запрограммированы и эволюционно обусловлены.
Установление новых гомеокинетических параметров жизнеде­
ятельности осуществляется одновременно с реализацией реакций
защиты и приспособления. При этом по усредненным данным свой­
ственный человеку уровень напряжения кислорода в крови РаО 2
устанавливается на 5-й минуте жизни; уровень РаСО 2 (газовый го­
меостаз) - на 30-й минуте; становление температурного гомеостаза
происходит в течение 4-6 первых часов жизни и энергетического
гомеостаза (когда метаболизм приобретает стойко позитивный ха­
рактер и увеличивается масса тела ) - 7-е сутки жизни.
Оптимальный уровень взаимодействия функциональных систем
в организме новорожденного имеет место при завершении этапов
переходного периода от внутри- к внеутробному существованию
(становление газового и энергетического гомеостаза) и завершении
переходного периода (возраст 3 мес). Наименьшая степень взаимо­
действия функциональных систем - в возрасте 4-5 сут.
На протяжении раннего неонатального периода имеются интер­
валы времени, когда процессы естественного становления функций
и приспособления детского организма к новым условиям существо­
вания находятся на грани между нормой и патологией. Естествен­
ными физиологическими процессами, на базе которых развиваются
пограничные, являются: включение и последующее становление ле­
гочного дыхания, перестройка гемодинамики и фазовые процессы
стресс-реакции и адаптации. К пограничным процессам относятся:
задержка первого вдоха, неполноценная пневматизация легких,
внутрилегочное шунтирование, умеренно выраженные нарушения
микроциркуляции, гемостатических свойств крови и водно-электро­
литного баланса; потеря тепловой энергии и снижение энергетиче­
ских ресурсов (углеводов, жиров); гиперфункция гипоталамо-гипо52
физарной и вегетативной нервной системы и спад гормональной ак­
тивности; относительное ухудшение метаболизма миокарда. Эти
пограничные процессы сопровождают реакции напряжения при
включении новых функций или развиваются при переходе от высо­
кой функциональной активности к ее спаду, а также сопутствуют
изменению характера жизнедеятельности отдельных функциональ­
ных систем, путей метаболизма и регуляторных механизмов.
У детей здоровых женщин, испытавших воздействие неослож­
ненных родов нормальной длительности, фазовые процессы адапта­
ционно-компенсаторных реакций протекают оптимально и погра­
ничные состояния переходного периода срывами адаптации не со­
провождаются. Однако при изменении воздействующих факторов и/
или свойств детского организма (при осложненном течении бере­
менности и родов и др.) указанные выше пограничные состояния
усугубляются, перерастая в болезненный процесс. При этом в раз­
личные периоды фазовых проявлений адаптации возникают харак­
терные для данного времени осложнения.
Патологические процессы: задержку первого вдоха следует
расценивать как асфиксию новорожденных (первый критический
период). В возрасте 30-120 мин (при относительном спаде кардиореспираторной функции и обмена углеводов после их первоначаль­
ной активации на 5-30-й минуте жизни) могут возникнуть: наруше­
ние мозгового кровообращения, гипогликемия, отечный и геморра­
гический синдромы, сердечно-сосудистые расстройства (второй
критический период). При суперкомпенсации (на 2-е и особенно на
3-и сутки) могут появиться диэнцефальные нарушения, сопровож­
дающиеся расстройствами вегетативных функций и аллергизацией.
В это же время возможно развитие (или усиление) дыхательной и
сердечно-сосудистой недостаточности, а также симптомокомплекса
повышения внутричерепного давления, обусловленного отеком и
набуханием мозга и нарушением мозгового и ликворообращения
(третий критический период).
Период спада функциональной активности может осложняться
истощением резервных возможностей, энергетической недостаточ­
ностью, ухудшением метаболизма миокарда, гипокалиемией, транзиторной гипофункцией надпочечников, снижением регенеративных
процессов кроветворения и пр. При этом переход от катаболизма к
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
анаболизму пролонгирован, процесс ранней неонатальной адапта­
ции к концу первой недели жизни не завершается.
Соответственно времени максимальных проявлений отрица­
тельной динамики функциональной активности ведущих систем ор­
ганизма наиболее частые и грозные срывы адаптации (вплоть до
развития терминальных состояний) возникают в возрасте одного
часа и третьих суток жизни.
Следует отметить, что нет четкой грани между нормой и погра­
ничным состоянием, пограничным состоянием и патологией и что
цифровые величины тех или иных параметров жизнедеятельности
организма являются абсолютными показателями здоровья, предболезни, болезни. Одни и те же показатели у разных детей и в разные
фазы адаптационного процесса могут выражать разные состояния.
Наиболее информативны данные клиники.
Возможности адаптации и компенсации определяются индиви­
дуальными особенностями детского организма: его зрелостью, ха­
рактером регуляторных и исполнительных механизмов защиты, осо­
бенностями энергетики. Эти свойства организма, в свою очередь,
зависят от комплекса перинатальных факторов: здоровья матери,
течения беременности и родового процесса. Сочетание этих факто­
ров воздействия формирует различные типы адаптационно-компен­
саторных реакций в раннем неонатальном периоде:
- опережающий тип - у детей, перенесших интранатальную ги­
поксию, когда регистрируется усиление активности гипофизарно­
надпочечниковой системы - с последующими возможными негатив­
ными проявлениями;
- усиленный тип - у детей, матерям которых свойственны
быстрые роды;
- запаздывающий тип с последующей высокой функциональ­
ной активностью - при кесаревом сечении до начала родовой дея­
тельности, когда исходная активность гипофизарно-надпочечнико­
вой системы низка, а постнатальное включение систем защиты про­
исходит с запозданием (как правило, затруднено становление легоч­
ного дыхания, максимальна потеря тепловой энергии и снижение
температуры тела);
- лабильно-истощаемый - у детей больных матерей и/или при
осложненном течении беременности, у недоношенных и маловесных
детей.
54
Срывы адаптации и развитие патологических процессов встре­
чаются наиболее часто у детей с «лабильно-истощаемым» и «запаз­
дывающим» типами компенсаторно-приспособительных реакций.
Следует особо подчеркнуть, что различные отклонения от норма­
тивных (оптимальных) реакций сопровождаются усилением катаболических процессов и энерготрат. Эти единые процессы спустя ко­
роткое время после рождения нивелируют различия, обусловленные
воздействующими факторами, и сообщают общность клиническим и
параклиническим проявлениям, варьируют степень и время макси­
мального напряжения компенсаторно-приспособительных реакций,
частоту и скорость возникновения отрицательных последствий этого
напряжения. Последнее в значительной мере определяется зрело­
стью детского организма, уровнем развития регуляторных механиз­
мов, типологическими особенностями, состоянием энергетики.
В связи с тем что исход раннего неонатального периода в ос­
новном определяется характером сопряженных процессов: особен­
ностями становления температурного гомеостаза, внешнего дыхания
при переходе в новую среду обитания, а также энергетического об­
мена,- в клинике именно эти процессы подлежат особому контролю
и требуют своевременной коррекции при их нарушении.
Критический период первого года жизни - время высокой энер­
гии роста, развития основных умений и навыков движения, форми­
рования познавательной речи, напряженного энергетического обме­
на и в то же время полной зависимости от условий вскармливания и
выхаживания.
На первом году жизни происходит интенсивное физическое,
нервно-психическое и интеллектуальное развитие ребенка. Он об­
щается с окружающим миром посредством зрения, слуха, активного
контакта и эмоционального ответа на человеческое окружение. Ре­
бенок учится сидеть, стоять, ходить. От индивидуального кормления
(грудью матери или из бутылочки) он переходит за семейный стол,
приобретает навыки речи. К концу первого года жизни проявляется
влияние и социальных факторов - сказываются результаты воспита­
ния, формируются привычки и некоторые черты.
При этом сохраняются незрелость анатомических структур,
функциональная ограниченность дыхательного аппарата и желудоч­
но-кишечного тракта на фоне высокой интенсивности обменного
процесса.
Особенности развития детей раннего возраста:
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- быстрый темп развития, требующий смены условий воспита­
ния и своевременного воздействия;
- скачкообразность в развитии основных функций (чередование
критических периодов и периодов ретардации);
- быстрое установление связей с окружающим миром, сопро­
вождающееся медленным закреплением реакций;
- неравномерность (гетерохронность) созревания структур и
функций мозга, способностей, умений, навыков;
- высокая лабильность и ранимость нервной системы;
- взаимосвязь между физическим здоровьем, психическим раз­
витием и поведением ребенка;
- легкая обучаемость, пластичность мозга и высокие сенсомоторные потребности ребенка.
Критические периоды развития детей на первом году жизни,
когда наиболее вероятно возникновение дизадаптационных и пато­
логических проявлений:
Возраст 1,5-2 мес жизни - в связи с окончанием жизненного
цикла эритроцитов, выработанных в организме ребенка перед его
рождением и в процессе стресс-реакции при переходе в новую среду
обитания (у этих эритроцитов жизненный цикл укорочен), когда
происходит относительное уменьшение числа эритроцитов и соот­
ветственно гемоглобина, что нередко приводит к временной анемизации младенца.
Возраст 3-4 мес жизни, когда у детей постепенно утрачивается
пассивный иммунитет ко многим детским инфекциям (корь, красну­
ха, дифтерия и др.), полученный от матери (внутриутробно через
плаценту и с молоком во время кормления грудью), а созревание
собственного иммунитета происходит медленно. Подобное делает
детей этого возраста очень чувствительными к гноеродным, капель­
ным и кишечным инфекциям и обусловливает также относительно
высокую заболеваемость вирусными инфекциями.
Примерно в то же время (в возрасте 3-6 мес) у ребенка ограни­
чены реабсорбционная и секреторная функция почек и снижена их
концентрационная функция (она достигает уровня взрослых лишь к
9-12 мес), что предрасполагает детей этого возраста к отекам и об­
менным нарушениям.
Возраст 6-7 мес, когда исчерпываются запасы микроэлементов
и витаминов, отложенные в печени плода перед рождением. Указан­
ный факт вкупе с прекращением или значительным ограничением в
56
то же время грудного вскармливания обусловливает предрасполо­
женность ребенка этого возраста к рахиту и судорогам функцио­
нального характера, а также к возникновению расстройств питания и
пищеварения.
Возраст 9-10 мес, когда при переходе ребенка к прямостоянию
и ходьбе появляется высокая потребность в координации движений
и в согласованности действий всех органов и систем. Эти процессы
требуют значительного энергетического обеспечения, а усиление
обменных процессов при высоких энергозатратах является дополни­
тельным фактором риска развития дизадаптационных процессов в
организме.
Критический период 2,5-3 лет - когда активизируются контак­
ты ребенка с внешней средой и происходит его первичная социали­
зация.
Этот период известен как кризис трех лет - этап онтогенеза, где
наряду с интенсивным общим ростом и развитием организма, ана­
томическим формированием и функциональным развитием тканей и
органов, окостенением скелета происходит резкая кардинальная пе­
рестройка личностных новообразований у детей и переход к новому
типу отношений с окружающими.
Стержневым процессом этого периода является становление
личности, осознание ребенком своего «Я». Требование самостоя­
тельности, бунт против сложившейся формы опеки - результат
определенных достижений в личностном развитии ребенка.
Наиболее очевидные симптомы этого явления:
- возникновение негативизма - поведение ребенка идет вразрез
с тем, что ему предлагают взрослые;
- упрямство в поведении, требование исполнения его воли;
- строптивость против норм воспитания, сложившегося образа
жизни;
- бунт-протест;
- своеволие - это рождение воли, знаменитое «Я сам»;
- обесценивание известных ценностей;
- стремление к деспотизму - жажда власти над окружающими
либо ревность по отношению к младшим детям.
Результатом этого периода должен стать выход ребенка за пре­
делы своего семейного мира и установление отношений с миром
взрослых людей. Круг отношений расширяется, впервые начинается
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общение со сверстниками. Ребенок испытывает потребность во вни­
мании и уважении к нему.
Критический период 6-7 лет
В это время меняется стиль и образ жизни ребенка и резко уве­
личиваются физические и эмоциональные нагрузки в связи с подго­
товкой и началом школьного обучения (Кучма, 2002).
В возрасте 6-7 лет в определенной мере стабилизируются про­
цессы обмена веществ и происходит нарастание силы и подвижно­
сти нервных процессов на фоне их быстрой истощаемости, что обу­
словливает особенно частые у детей в этот период заболевания
нервной системы, невротические и эмоциональные расстройства.
Этот период отличается также максимальной частотой детских ин­
фекций, гельминтозов, аллергических реакций и формированием
многих хронических заболеваний.
Достижения возраста характеризуются распределением ролей и
игровой деятельностью; возникновением при этом конфликтов;
структурированием игрового пространства; дальнейшим развитием
изобразительной деятельности, конструирования. Восприятие ха­
рактеризуется анализом сложных форм объектов; развитие мышле­
ния сопровождается освоением мыслительных средств (схематизи­
рованные, комплексные представления, понимание цикличности
изменений), развитием способности обобщения, причинного мыш­
ления, воображения, произвольного внимания, речи.
Ребенок 6-7 лет обладает хорошо развитыми двигательными
навыками. У него хорошо развита мелкая моторика рук, он хорошо
координирует движения тела. Речь его связная и выразительная; он
может составить рассказ по картинке, правильно воспроизводит ши­
пящие, свистящие и сонорные звуки. У него продолжает совершен­
ствоваться восприятие цвета, формы и величины. Однако дети могут
испытывать трудности при анализе пространственного положения
объектов, если они сталкиваются с несоответствием формы и их
пространственного расположения.
Критический период младшего школьного возраста - 8-12 лет
Возраст 8-12 лет - это период относительно стабильного роста,
заканчивающийся препубертатным ускорением около 10 лет у дево­
чек и 12 - у мальчиков.
Можно сказать, что младший дошкольный возраст - новая эпо­
ха в жизни ребенка. В это время происходит адаптация к школьному
обучению, расставание с детской непосредственностью и переход в
58
новую систему отношений с окружающими людьми «ребенокобщество». Новая социальная ситуация ужесточает условия жизни
ребенка, требуя от него ответственности и самоорганизации, и вы­
ступает для него как стрессогенная. У каждого ребенка, поступив­
шего в школу, повышается психическая напряженность, что отража­
ется на физическом здоровье и на поведении ребенка.
Это также возраст значительной двигательной активности, ко­
торая становится все более целенаправленной, требующей опреде­
ленных двигательных и мышечных навыков, а значит - определен­
ных волевых усилий, так как в этом возрасте наблюдается некоторая
декоординированность движений, вызванная неравномерностью ро­
ста мелких и крупных мышц тела.
К тому же позвоночник у детей 8-12 лет еще очень податлив и
гибок, что нередко обусловливает у них нарушение осанки. Имеется
также склонность к искривлению ног и плоскостопию (Молодцов,
Камаев, 1997; Крукович, 2005).
Совершенствование опорно-двигательного аппарата тесно свя­
зано с развитием дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Ча­
стота сердечных сокращений у детей этого возраста уменьшается,
но объем крови, выбрасываемый в кровяное русло при каждом ударе
сердца, увеличивается. Объем сердца и легких возрастает с 7 до
14 лет более чем в 2 раза.
Анатомически структуры головного мозга сформированы у де­
тей в основном к 8-10 годам, однако развитие их функций продол­
жается на протяжении всего школьного периода.
Уровень развития лимфатической ткани в эти годы максимален
и в количественном отношении значительно превосходит уровень
взрослого человека, поэтому респираторные заболевания у детей
этого возраста - обычное явление с частотой до 6 раз в год. Реакция
на инфекцию становится близкой ко взрослой.
Происходит смена молочных зубов на постоянные с интенсив­
ностью 4 зуба в год в течение 5 лет (вторые постоянные моляры
обычно прорезываются в возрасте 14 лет).
В препубертатном возрасте повышается чувствительность кле­
ток гипоталамуса к действию циркулирующих в крови половых
гормонов.
Критический период 13-17 лет
Возраст 13-17 лет - это время гормональной перестройки и по­
лового созревания ребенка, завершения процессов миелинизации
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проводящих путей нервной системы, становления личности. Это период перехода от детства к взрослости, когда все стороны разви­
тия подвергаются качественной перестройке, возникают и форми­
руются новые психологические новообразования, закладываются
основы социальных установок.
В пубертатном возрасте начинается новая фаза роста, которую
контролируют стероидные гормоны, выделяемые надпочечниками и
гонадами. Происходит активизация и сложное взаимодействие гор­
монов роста и половых гормонов, что вызывает физическое и фи­
зиологическое развитие подростков. Так называемый пубертатный
скачок происходит у мальчиков в среднем между 13 и 15,5 годами
(иногда продолжается до 17 лет), а у девочек - на 2 года раньше. Че­
рез три месяца после скачка роста длины тела наблюдается скачок в
увеличении мышечной массы тела, а спустя 6 мес от скачка роста
длины тела происходит скачок массы тела.
Пубертатный скачок распространяется на все органы: увеличи­
вается сердечная мышца, происходит выраженный миопический
сдвиг (в результате того, что ускорение роста глазного яблока в
направлении зрительной оси выражено сильнее, чем в вертикаль­
ном направлении), удлиняется, утолщается и выступает вперед че­
люсть и нос (в основном у мальчиков). Резцы обеих челюстей ста­
новятся более вертикальными. Под влиянием воздействия на клет­
ки хряща эстрогенов у девочек и андрогенов у мальчиков возника­
ют половые различия строения тела: широкие плечи у мужчин и
бедра у женщин.
У ребенка изменяются пропорции тела. Сначала до взрослых
размеров дорастают голова, кисти рук, ступни, затем конечности удлиняются руки и ноги и в последнюю очередь туловище. Интен­
сивный рост скелета опережает развитие мускулатуры. Все это при­
водит к визуальной непропорциональности тела, подростковой уг­
ловатости (Ямпольская, 1996).
В связи с быстрым развитием возникают трудности в функцио­
нировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. По­
этому для подростка характерны изменения АД, повышенная утом­
ляемость, перепады настроения, неуравновешенность.
Наряду с физиологическими перестройками в пубертатном воз­
расте, как в никаком другом, происходит острая психологическая
60
перестройка, которая перекрывает все другие стороны и составляет
основную суть и опасность кризисных явлений. При этом на физио­
логической основе гормональных перестроек возникают принципи­
ально новые самоощущения и внутренние переживания, определя­
ющие отношение ребенка к среде, изменение потребностей и по­
буждений, движущих его поведением (Романова и др., 1990).
Появление новых интересов приводит к преобразованию старой
и возникновению новой системы мотивов, что меняет социальную
ситуацию развития ребенка и ведет к смене ведущей деятельности.
Сосредоточение в этом возрасте резких и капитальных сдвигов и
смещений, изменений и переломов в личности ребенка составляет
суть кризиса развития подростка.
Противоречия, составляющие суть кризиса, могут протекать в
острой форме, порождая сильные эмоциональные переживания,
нарушения в поведении детей и в их взаимоотношениях со взрос­
лыми.
Раскрывая психологическое содержание и значение кризиса для
последующего развития ребенка, следует указать на две его сторо­
ны - негативную разрушительную (отмирание старого) и позитив­
ную, конструктивную, сущностью которой является возникновение
в процессе развития качественно новых психологических и социаль­
ных изменений, которые могут вызывать неожиданную и неадекват­
ную реакцию как самих подростков, так и родителей, педагогов или
врачей.
Заключая настоящую главу, ещё раз хочется обратить внимание
на роль семьи в становлении здоровья ребёнка, подростка, будущего
человека.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г л а в а 3.
СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕИ
РАННЕГО ВОЗРАСТА, ОСТАВШИХСЯ
БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕИ
3.1. Общие закономерности формирования
здоровья детей раннего возраста
остояние здоровья детей является на сегодняш­
ний день одной из наиболее изучаемых проблем
медицины. С одной стороны, это обусловлено высокой уязвимостью
этой категории лиц, а с другой, состояние здоровья взрослого насе­
ления определяется тем уровнем здоровья и теми условиями жизни,
которые были у него в детстве (Ананьева и др., 1988; Альбицкий,
Волгина, 1997).
Здоровье детей как социальная, медико-биологическая и эко­
номическая категория все чаще рассматривается только с точки зре­
ния наличия или отсутствия заболевания, а не как комплекс физиче­
ских, нервно-психических, биологических характеристик, обуслов­
ливающих творческую работоспособность в настоящем и будущем.
«Главная задача изучения состояния здоровья детского населения в
гигиене детей и подростков заключается в характеристике здоровья,
активно действующего, так называемого практически здорового
детского населения, степени его социальной дееспособности и про­
исходящих в нем под влиянием воздействующих факторов среды
сдвигов» (Громбах, 1981).
Начиная с 70-х годов ХХ столетия в России научные исследо­
вания по изучению состояния здоровья детей рассматривались с
точки зрения двух основных направлений:
- адаптационных возможностей организма детей при действии
на них комплекса факторов образа жизни и среды обитания;
- обоснованного назначения медицинских, социальных и педа­
гогических мероприятий для обеспечения гармоничного развития и
оптимального здоровья.
С
62
При оценке состояния здоровья ребенка часто бывает трудно
выделить влияние какого-то одного фактора, поэтому чаще всего
учитывается их суммарное влияние.
Критериями, характеризующими состояние здоровья, являются
физическое и психическое развитие, резистентность, функциональ­
ное состояние органов и систем, а также наличие или отсутствие
острых и хронических заболеваний (Громбах, 1981). Последователь­
ное рассмотрение вышеуказанных критериев позволяет комплексно
оценить состояние здоровья как отдельного ребенка, так и целого
коллектива и определить влияние различных факторов на формиро­
вание здоровья и развития (Пути совершенствования^, 1998).
За последние годы в России выполнено достаточное количество
исследований, посвященных изучению состояния здоровья детей
разных возрастных групп и факторов, его определяющих (Баранов,
1998; Вельтищев, 2000).
Известно, что здоровье детей имеет не только медицинские, но,
в большей степени, социальные корни (Веселов и др., 1994; Волкова,
1998). С возрастом влияние различных факторов на состояние здо­
ровья меняется (Охрана здоровья^, 1998).
В настоящее время накоплено значительное количество досто­
верных данных о влиянии на здоровье детей различных наслед­
ственных и средовых факторов (Ашанина, 1997; Альбицкий и др.,
1994). Однако мнения исследователей о влиянии социальных, био­
логических и медицинских факторов на состояние здоровья детей,
особенно раннего возраста, нередко отличаются друг от друга.
Общеизвестно, что период детства характеризуется постепен­
ным и плавным совершенствованием всего детского организма в
процессе онтогенеза (Балыкина, 1990; Игнатьева, 1994).
С учетом быстрого темпа морфологического и функционально­
го развития всех органов и систем, а также незавершенности имму­
нитета у детей раннего возраста было доказано, что дети первых
двух-трех лет жизни легко заболевают от самых незначительных
нарушений как в питании, так и в гигиеническом уходе (Гребешева
и др., 1989; Воронцов, 1997).
Достоверно доказано, что любое острое заболевание, перене­
сенное ребенком в период раннего детства, может привести в даль­
нейшем к отставанию в физическом здоровье и задержке нервно­
психического развития (Афонина, 1974; Психосоматические аспект ы _ , 1998).
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На современном этапе знаний выявлено, что существенную
роль среди многих причин, влияющих на состояние здоровья детей
раннего возраста, играют повреждающие факторы в период внутри­
утробного развития (Макарова, 1991; Коновалов, 1996). Это не толь­
ко здоровье матери, но и эндогенные факторы, медикаменты, за­
грязнение окружающей среды и др.
Доказано значительное влияние социально-гигиенических фак­
торов в формировании здоровья ребенка, которые во внутриутроб­
ный период детства воздействуют опосредованно через организм
матери, а с рождением ребенка - непосредственно, в дальнейшем
преобладая над биологическими факторами (Шарипов, 1995; Шара­
пова, Дмитриев, 1998).
Установлено, что самым универсальным патогенетическим ме­
ханизмом, повреждающим плод при действии почти любого небла­
гоприятного фактора непосредственно или опосредованно через ор­
ганизм матери, является гипоксия (Философова и др., 1988; Самошкина, 1997). Результатом гипоксии являются перинатальная энцефа­
лопатия, нарушения иммуногенеза, метаболические нарушения на
клеточном и субклеточных уровнях и даже на уровне повреждения
биологических клеточных мембран (Пинелис, 1998). Нарушения
иммуногенеза являются одной из причин высокой заболеваемости у
детей раннего возраста.
Л.Я. Оберг (1981), проведя изучение состояния здоровья детей
с момента рождения и до 7 лет, подчеркнул, что уровень здоровья
детей на первом году жизни можно рассматривать как исходное со­
стояние для здоровья в первые 7 лет жизни и как фактор, оказываю­
щий влияние на заболеваемость детей во всех последующих возрас­
тах.
Многочисленные отечественные и зарубежные публикации по
заболеваемости отмечают разнообразные подходы в распределении
детей на возрастные группы. Одни авторы изучали заболеваемость
только у детей грудного возраста (Казьмин, Дайхина, 1990; Меще­
рякова, 1991), другие - у детей первого и второго года жизни (Гра­
чева, Боревич, 1998), третьи - у детей первых трех лет жизни (Пантюхина и др., 1983). Большая часть этих работ посвящена изучению
заболеваемости детей раннего возраста из семей. И только единич­
ные работы представляют изучение заболеваемости детей раннего
возраста, воспитывающихся в домах ребенка (Дружинина, 1985;
Ефименко, 1991).
64
Заболеваемость детей раннего возраста является наиболее вы­
сокой по сравнению с другими периодами жизни ребенка. В среднем
у детей первого года жизни она составляет от 1515,3 до 4523,0 ^ ,
второго года - от 2000 до 4541,0 ^ , третьего года - от 1828,5 до
3797,0 ^ . Н.В. Полунина, изучавшая заболеваемость детей раннего
возраста в г. Москве, приводит следующие данные: заболеваемость
на первом году жизни - 4523,0 ^ , на втором году - 4541,0 ^ , на
третьем - 3797,0 ^ .
Различия показателей заболеваемости по материалам исследо­
ваний авторов объясняются разной оснащенностью лечебных учре­
ждений, квалификацией врачей и среднего медицинского персонала,
разной укомплектованностью, используемыми методиками обследо­
вания, разным уровнем развития медицинской науки в отдельных
регионах страны.
Несмотря на разные уровни заболеваемости у детей различных
возрастных групп, ее структура практически одинакова. Она пред­
ставлена следующими классами болезней: болезни органов дыхания,
нервной системы, кожи и подкожной клетчатки, инфекционные и
паразитарные заболевания, которые вместе составляют 89,6 % (Тонкова-Ямпольская и др., 1985). Приблизительно та же структура за­
болеваемости была выявлена О.В. Ефименко (1991) у воспитанников
раннего возраста дома ребенка г. Москвы.
Заслуживают внимание характеристики данных о заболеваемо­
сти детей раннего возраста в зависимости от пола. Однако одни ав­
торы не выявили большой разницы заболеваемости в зависимости от
пола (Макарова, 1991). Другие, наоборот, отмечают наличие значи­
тельных колебаний. В доступной нам литературе не встретилось
данных об уровне заболеваемости в зависимости от пола среди де­
тей из домов ребенка раннего возраста.
Установлена зависимость между уровнем заболеваемости детей
первого года жизни и массой тела при рождении. Заболеваемость
выше у детей, родившихся с массой ниже 2500 г, самая низкая - у
детей с массой при рождении от 2500 до 4000 г. У детей с массой
выше 4000 г заболеваемость вновь повышается (Пуртов, Горбунов,
1999). Дети, родившиеся недоношенными, в условиях первичной
медико-санитарной помощи требуют особого внимания со стороны
медицинского персонала, а в условиях специализированных учре­
ждений - со стороны психологов, психотерапевтов и психоневро­
логов.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Среди факторов, отрицательно влияющих на развитие и заболе­
ваемость детей раннего возраста, особое значение имеет рациональ­
ное вскармливание (Воронцов, 1997). Дети, находящиеся на есте­
ственном вскармливании болеют реже, чем дети, получающие ис­
кусственное вскармливание (Тур, 1973; Глушко, 2003).
Доказано, что в учреждениях, где дефекты вскармливания бо­
лее выражены, к 6-9 мес 71,5 % детей отстают в массе, к году доля
отстающих в массе составляет 66,8 %.
Изучено влияние таких факторов риска, как возраст женщины в
момент родов и порядковый номер родов (Игнатьева, Каграманова,
1997). Ю.Ю. Беронтас (1971) указывает на связь между заболевае­
мостью детей и уровнем образования родителей, но в литературе эти
данные противоречивы.
В некоторых работах подчеркивается большое значение мате­
ринского ухода за ребенком (Казьмин, Дайхина, 1990). Чем дольше
мать непосредственно ухаживает за ребенком, тем лучше его здо­
ровье.
Отмечается увеличение заболеваемости детей раннего возраста
при наличии фоновых заболеваний: рахит, гипотрофия, анемия, экс­
судативно-катаральный диатез (Горюнова и др., 1997).
В изучении заболеваемости детей раннего возраста особое ме­
сто принадлежит проблеме частых заболеваний у детей и факторов,
их определяющих. Удельный вес заболеваемости часто болеющих
детей очень вариабелен. По результатам исследований В.О. Готлиб
(1966 г.), на первом году он составляет 6,4 %, на втором - 25,1 %, на
третьем - 19,1 %, а В.Ю. Альбицкий с соавторами (1994) называет
цифру 25,4 % среди детей раннего и дошкольного возраста.
Данные о количестве часто болеющих детей в домах ребенка
немногочисленны. Представляет интерес работа О.В. Ефименко
(1991), в которой автор приводит данные анализа заболеваемости
среди часто болеющих детей в доме ребенка в сравнении с детьми,
воспитывающимися в семье в г. Москве. Ею установлено, что в доме
ребенка дети болеют чаще, особенно на первом и втором годах жиз­
ни. Причем этот показатель выше у детей первого года жизни, что
является особенностью формирования контингента часто болеющих
детей в домах ребенка.
Среди факторов, способствующих возникновению частых забо­
леваний у детей дошкольного возраста, наибольшую значимость
имеют медико-биологические факторы: характер родов, патология
беременности, частота заболеваний ребенка на первом году жизни
66
(своеобразие пребывания детей раннего возраста в доме ребенка,
перекрестное инфицирование детей в группах), заболеваемость чле­
нов семьи (Ананьева и др., 1988).
Немалую роль в качестве критериев здоровья детей раннего
возраста играют данные о физическом развитии ребенка. Причем
одни авторы предлагают включать в схему оценки физического раз­
вития детей показатели, характеризующие физиологическую зре­
лость организма, такие как частота пульса и дыхания, другие - жиз­
ненную емкость легких и мышечную силу рук, а третьи - время за­
крытия родничка, прорезывания зубов (Дорожнова, 1977; Воронцов,
1986).
Физическое развитие является одним из основных критериев
здоровья детей. Сравнительная простота и доступность методов ис­
следования физического развития детей, значительная информатив­
ность получаемых материалов придают показателям физического
развития значение объективного критерия индивидуального разви­
тия организма.
Учитывая большую информативную значимость показателей
физического развития, в странах Европейского союза впервые опуб­
ликованы данные, параллельно рассматривающие увеличение про­
должительности жизни и длины тела детей как равноценные обоб­
щающие параметры здоровья населения (The State of Health in the
European Community, 1996 - цит. по: Капитонов, 2005).
В настоящее время оценка физического развития вводится как
один из критериев отклонений в здоровье в протоколе индикаторов
состояний, используемых для расчета патологического груза болез­
ней населения мира (Murray, 1994, Lipez, 1994 - цит. по: Капитонов,
2005), а некоторые авторы (Vischedijk, Simeant, 1998 - цит. по: Ка­
питонов, 2005) отмечают, что к 2005 г. право на здоровье будет
определяться на основе измерения роста ребенка.
Весьма важными для формирования системного подхода к
оценке физического развития следует рассматривать разработку и
совершенствование стандартизации методик антропометрических
исследований. Начиная с 20-х годов ХХ столетия в качестве стан­
дартов физического развития использовалось несколько методов,
которые, несмотря на имеющийся у каждого ряд недостатков, оста­
ются перспективными в нынешнее время в тех или иных ситуациях.
Это метод индексов (Брока, Кетле, Рорера, Ливи, Пинье), метод сигмальных отклонений, процентильный метод, метод шкал регрессии,
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
метод распределения численности и сочетаний признаков, метод
главных компонент и др. Внедрение любого из них в практику тре­
бует соблюдения трех обязательных условий: доступность исполь­
зования, надежность и информативность для решения конкретной
задачи.
На сегодняшний день наиболее приемлемыми показателями
оценки физического развития детей раннего возраста являются по­
казатели, предложенные В.Г. Властовским в 1965 г.: длина тела,
масса тела, окружность грудной клетки, окружность головы. Эта
схема используется как для индивидуальной оценки физического
развития, так и для групповой.
Недостатком существующих методик оценки физического раз­
вития детей считается отсутствие комплексной оценки этого разви­
тия в связи с болезнями, в то время как комплексная более точная
оценка физического развития позволяет шире использовать физиче­
ское развитие как один из важнейших показателей здоровья и пато­
логии.
Отмечена четкая связь между физическим развитием ребенка и
материальным положением семьи, социальной принадлежностью
родителей (Веселов, 1993; Волкова, 1998), характером производ­
ственных условий, где трудится женщина (Гаврилова, 1997), образо­
вательным уровнем родителей (Горюнова и др., 1997), бюджетом
семьи (Дербенев, 1998).
В литературе имеются указания на негативное влияние вредных
привычек: курения и злоупотребления алкоголем одним или обоими
родителями. Так, установлено, что ребенок курящей матери имеет
при рождении массу на 150-200 г меньше, чем некурящей (Макаро­
ва, 1991). Имеются данные, что курение влияет не только на массу
при рождении, но и на физическое развитие ребенка в последующие
возрастные периоды жизни (Овчарова, 1996).
Отдельные авторы подчеркивают отрицательное влияние на
здоровье детей алкоголизма родителей: рост показателей повозраст­
ной заболеваемости, увеличение вероятности развития врожденных
пороков, отставание в физическом развитии (Савельева, Вагапова,
1998). Роды у женщин с алкогольной отягощенностью чаще проте­
кают с осложнениями, у них более высокий удельный вес самопро­
извольных прерываний беременности и преждевременных родов
(Fedruick, Adelstein,1998).
Возраст матери к моменту рождения ребенка оказывает суще­
ственное влияние на его физическое развитие в последующие пери­
68
оды его жизни (Орел, 1991). Так, по данным Б. Маматкулова (1982),
имело место отставание в физическом развитии детей раннего воз­
раста у матерей, родивших после 35 лет.
Доказано влияние патологии беременности, родов и заболевае­
мости матери во время беременности на физическое развитие детей
раннего возраста (Гуркин, 1997).
Рациональное питание - основной фактор, обеспечивающий
полноценное развитие детей, так как он служит огромным резервом
улучшения показателей гармоничного физического развития детей
раннего возраста (Ладодо и др., 1996; Ипполитова и др., 1998).
Немаловажное значение уделяют ряд авторов вопросам питания
беременной и его влиянию на формирование и развитие органов и
систем жизнеобеспечения плода и ребенка, а также на жизнедея­
тельность всего организма (Солнцев и др., 1997). Установлено, что
нерациональное питание беременной женщины приводит к дефици­
ту белка, витаминов, нарушению минерального обмена, дефициту
железа, что, в свою очередь, нарушает формирование соединитель­
ной и нервной ткани у плода (Васин, 1998).
Доказано наличие взаимосвязи между физическим развитием и
заболеваемостью ребенка. Острые заболевания задерживают физи­
ческое развитие детей раннего возраста (Пуртов, Горбунов, 1999).
Большинство авторов (Степанова, 1983; Перфильева, Кагирова,
1997) указывают, что чем выше физическое развитие детей, тем вы­
ше устойчивость организма к заболеваниям.
В последние годы в публикациях педиатров и невропатологов
особое внимание уделено проблеме нервно-психического развития
(НПР) детей (Солнцев и др., 1997; Рябчикова и др., 1998). Но при
этом нередко уровень нервно-психического развития детей рассмат­
ривается без анализа факторов риска, вызывающих нарушения НПР.
Известно, что задержка нервно-психического развития ребенка
обусловлена сочетанием биологических и психосоциальных факто­
ров риска, среди которых немаловажную роль играют: недоношен­
ность, рождение ребенка с низкой массой тела, алкоголизм матери
во время беременности, осложнения в течение беременности и ро­
дов, рождение ребенка в состоянии асфиксии, родовой травмы, ис­
ходный уровень здоровья. В отношении детей, оставшихся без по­
печения родителей, имеют значение также: частые заболевания в
доме ребенка, возраст при поступлении, продолжительность пребы­
вания в учреждении, наличие депривационного опыта, а также
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уровня воспитательного воздействия персонала, обусловливающие
неадекватные условия жизни детей в закрытых детских учреждени­
ях (Игнатьева, 1994; Пуртов, Горбунов, 1999).
Причиной временной НПР может быть патология внутриутроб­
ного периода, которая ведет к поражению мозга, связанному с гипо­
ксией (Психосоматические^ аспекты ^, 1998).
Своевременное развитие ряда психических процессов (речь,
мышление, сенсорное развитие), формирование доступных для ран­
него возраста умений и культурно-гигиенических навыков обеспе­
чивается правильным воспитанием (Казьмин, Дайхина, 1990). Де­
фекты воспитания задерживают развитие ребенка, вызывая трудно­
сти его социальной адаптации. Без участия взрослого достижение
возрастных этапов нервно-психического развития невозможно (Са­
вельева, Вагапова, 1998).
Перинатальные факторы оказывают большое влияние на разви­
тие ребенка (Громбах, 1981). Так, перенесенная гипоксия плода: ас­
фиксия, угроза выкидыша, токсикозы беременности - приводит к
замедлению созревания головного мозга, что впоследствии является
одной из причин задержки психического развития.
Большое значение в научной литературе уделяется изучению
социальных факторов, оказывающих значительное воздействие на
нервно-психическое развитие ребенка. Установлено, что на характер
поведения и уровень НПР негативно действуют аморальное поведе­
ние родителей и алкоголизм в семье (Егорова, 1995). У этих детей
повышена раздражительность, задерживается речевое и интеллекту­
альное развитие. Наоборот, высокий образовательный уровень роди­
телей, уделяющих достаточное внимание своим детям, является бла­
гоприятным условием для их успешного нервно-психического раз­
вития (Солнцев и др., 1997). Задержки психомоторного развития,
энцефалопатии и церебральные ишемии, как следствие гипоксически-ишемических состояний плода и новорожденного, сказываются
на эмоциональном статусе ребенка, энергетических и адаптивных
возможностях его организма, темпах роста и развития.
Итак, воспитание ребенка вне семьи - всегда нежелательное и
противоестественное явление. Безотрадным фактом является и то,
что в мирное время в условиях социально-экономического кризиса
обострились некоторые социальные проблемы. Одной из них явля­
ется увеличение числа детей, оставшихся без попечения родителей,
поступающих в закрытые коллективные учреждения, переходящих
на попечение государства по воле их родителей, что является отра­
70
жением социального неблагополучия общества и свидетельствует о
низком нравственном уровне многих тысяч отцов и матерей, факти­
чески отказывающих своим детям в заботе, внимании и тепле.
3.2. Сравнительная характеристика социально­
гигиенических и медико-биологических факторов,
формирующих здоровье детей раннего возраста
из дома ребенка и воспитывающихся в семье
Материалом исследования явились данные анкет, первичной
медицинской документации 300 воспитанников дома ребенка и ме­
дико-социального отделения детской больницы и 311 детей, воспи­
тывающихся в семьях.
Основной контингент детей, воспитывающихся в доме ребенка
и медико-социальном отделении (МСО), - это дети, лишенные се­
мьи, чаще нежеланные, имеющие в социальном анамнезе факторы
неблагополучия, о чем свидетельствует и факт поступления их в
воспитательное учреждение.
При изучении возраста детей в момент их поступления в дом
ребенка выявлено, что основная масса детей (85,9 %) начали воспи­
тываться в доме ребенка в возрасте до 1 года, причем 69,4 % из них
в первые три месяца жизни.
Анализ состава воспитанников воспитательных учреждений
позволил установить, что 74,9 % составляют отказные дети; 15,4 % дети, родители которых имеют тяжелые хронические и психические
заболевания, 7,7 % - дети, родители которых лишены родительских
прав, 1,1 % детей находятся в доме ребенка в связи со смертью ма­
тери и 0,9 % - это дети - истинные сироты.
В условиях социально-экономического кризиса обострились
процессы социальной адаптации среди различных слоев населения,
что приводит к развитию различных асоциальных проявлений. Осо­
бенностью социальной характеристики детей из неполных семей
является то, что это в основном дети одиноких матерей - 67,2 %.
При этом многодетные одинокие матери составляют 10,9 %, одино­
кие матери, страдающие тяжелыми хроническими и психическими
заболеваниями, - 12,5 %, а одинокие матери, больные венерически­
ми заболеваниями, - 9,4 %.
В последние годы в научной литературе широко освещается
вопрос о негативном влиянии вредных привычек матери на состоя71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние здоровья детей раннего возраста (Таболин, Урывчиков, 1986;
Лавров, 1995; Backet et al., 1994). В большинстве литературных ис­
точников обращается внимание на тот факт, что вредные привычки
матери относятся к факторам, усугубляющим действие перинаталь­
ных факторов риска (Горюнов и др., 1997).
В нашем исследовании 57,2 % матерей в группе детей, поме­
щенных в дом ребенка и МСО (основная группа), и 12,0 % в группе
детей из семей (контрольная группа) - курили; соответственно 52,3
и 8,5 % курили и употребляли алкоголь; в 14 случаях (4,6 %) матери
основной группы принимали наркотические средства (табл. 3).
Таблица 3
Распределение матерей воспитанников дома ребенка и МСО и детей, воспиты­
вающихся в семье, в зависимости от наличия вредных привычек ^ + m (%)
Группа детей обследуем^іх матерей
Вредн^іе нрив^Iчки
Злоупотребление алкоголем
Злоупотребление курением
Злоупотребление алкоголем
и курением одновременно
Употребление наркотиков
Основная (дом ребенка)/контрольная (семья)
n=300
n=311
36,1±,7***
57,2±2,8***
5,1±1,2
12,0±1,8
52,3±2,8***
4,6±1,2
8,5±1,5
***Р< 0,001 по сравнению с контрольной группой.
Приведенные данные свидетельствуют о низком моральном и
нравственном уровне многих родителей об их безответственном от­
ношении к беззащитному маленькому человеку.
Разлука в ранний период жизни ребенка с близкими и родными
фатальным образом предопределяет дальнейшую судьбу детей. Со­
гласно нашим исследованиям только 9,7 % воспитанников дома ре­
бенка навещались родителями или родственниками.
Для полноты социальной характеристики воспитанников дома
ребенка представлены сведения об уровне образования, социальном
и семейном положении матери. Для сравнения приводим аналогич­
ные данные о женщинах, воспитывающих детей в семье.
Из приведенных данных видно, что основная масса женщин,
поместивших на воспитание детей в дом ребенка, со средним и не72
законченны м средним
Таблица
4
образованием,
что Данные об образовании матерей детей
убедительно
свиде- из основной и контрольной групп Р±т (%)
тельствует о влиянии
Группа матерей
фактора образования
обследуем^іх детей
на поведение женщин
Образование
Основная Контрольная
(табл. 4).
(дом ребенка) (семья)
Сведения о влия­
n=300
n=311
нии социального по­
ложения матери на
Высшее
9,6±1,70
32,3±2,65
здоровье детей в ли­
Среднее специальное
13,4±1,96
29,7±2,59
тературе противоре­
Среднее
39,4±2,82
35,7±2,71
чивы (Ашанина, 1997;
Незаконченное среднее 37,6±2,79*** 2,3±0,72
Дзуцев, 1998). При
Всего
100
100
анализе полученных
нами данных выявле­
***Р<0,001 по сравнению с контрольной группой.
но, что каждая третья
женщина в основной
(27,2 %) и контрольной (27,5 %) группах - рабочая; женщин уча­
щихся как в основной, так и в контрольной группах почти одинако­
вое количество (11,2 и 13,9 % соответственно) (табл. 5). Достовер­
ные различия обнаружены среди служащих и неработающих
женщин (р< <0,001).
Таблица 5
Число
женщинслужащих в основной
Социальное положение матерей основной
группе (10,3 %) в 4,5
и контрольной групп Р±т (%)
раза меньше, чем в
Группа матерей
контрольной (46,7 %),
обследуем^іх детей
а неработающих жен­
Социальное
Основная Контрольная
щин в основной группе
положение
(дом
ребенка) (семья)
(51,3 %)
в
4,3 раза
n=300
n=311
больше по сравнению с
контрольной (11,9 %).
Рабочая
27,2±2,57
27,5±2,53
Из данных анамнеза
Служащая
10,3±1,75
46,7±2,82
выявлено, что 26,3 %
Учащаяся
11,2±1,82
13,9±1,96
из них занимаются
Не работает
проституцией,
ведут
(в т.ч. домохозяйка) 51,3±2,88*** 11,9±1,83
аморальный
образ
жизни.
*Р<0,001 по сравнению с контрольной группой.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 6
Семейное положение матерей основной
и контрольной групп Р±т (%)
И зучение семейного со-
стояния матерей детей, воспитывающихся в доме ре­
бенка и в семье, показало,
Группа матерей
что
большая часть матерей
обследуем^іх детей
основной группы не состоит
Семейное
Основная Контрольная
положение (дом
в браке (84,0 % против
ребенка) (семья)
10,3 % в контрольной груп­
n=300
n=311
пе) (табл. 6).
Состоит
Замужние женщины со­
в браке
7,4±1,51
86,7±1,92
ставляли лишь 7,4 % в ос­
Не состоит
новной группе (в контроль­
в браке
84,0±2,11*
10,3±1,72
ной 86,7 %), 8,6 % женщин
Разведена
8,6±1,61*
3,0±0,97
основной группы разведены
(в контрольной - 3,0 %)
*Р<0,05; ***P<0,001 по сравнению с контроль­
(Р<0,05). Это определяет
ной группой.
больший удельный вес вне­
брачных рождений у матерей
основной группы - 92,6 %, в то время как в контрольной группе все­
го лишь 13,3 %. В дом ребенка дети поступали в основном из горо­
дов - 76,4 %, сельских жителей было 23,6 %.
Средний возраст матерей, дети которых воспитываются в ин­
тернатных учреждениях, составил 23,6 года, а в контрольной группе
- 24,3 года. Чаще рожали в
Т аб л иц а 7
основной и контрольной
группах женщины 20-30 лет
Сравнительная характеристика возраста
(58,0 и 78,4 % соответствен­
матерей основной и контрольной групп
Р±т (%)
но) (табл. 7). В то же время в
основной группе выявлено
Группа матерей
26,0 % женщин, рожающих в
обследуем^іх детей
возрасте до 19 лет, в кон­
Возраст
Основная Контрольная
трольной группе на этот воз­
(дом ребенка) (семья)
раст
приходится
только
n=300
n=311
2,9 %.
При анализе состояния
До 19 лет
26,0±2,5**
2,9±0,9
здоровья
женщин основной и
20-30 лет
58,0±2,8
78,4±2,3
контрольной групп выявле­
Старше 30 лет 16,0±2,1
18,7±2,2
но, что гинекологическими
**Р<0,01 по сравнению с контрольной группой.
заболеваниями в два раза
74
чащ е страдали ж енщ ины
Т абли ц а 8
основной группы, у них Структура заболеваний у матерей основной
же в 1,8 раза чаще диагно- и контрольной групп Р±т (%)
стируются
экстрагениГруппа матерей
тальные
заболевания
обследуем^гх детей
(табл. 8).
Состояние
Основная Контрольная
здоровья
Это позволяет судить
(дом ребенка) (семья)
о более высоком уровне
n=300
n=311
здоровья матерей кон­
трольной группы (р<0,05).
Гинекологиче­
ские заболевания 16,9±2,16*
8,3±1,56
При распределении
Экстрагенитальженщин в зависимости от
н^іе заболевания 27,3±2,57*
15,6±2,05
порядкового номера родов
Психические
выявлено, что в контроль­
заболевания
8,6±1,61
ной группе удельный вес
Здорова
46,9±2,88
76,3±2,41
детей от первых родов
составлял 52,3 %, в ос­
*Р<0,05 по сравнению с контрольной группой.
новной группе их только
38,6 %. От третьих и по­
следующих родов дети основной группы составляли 32,6 %, кон­
трольной - 10,9 % (табл. 9).
Многие авторы отмечают, что женщины, рожающие после од­
ного или нескольких абор­
тов, составляют 20-25 %
Т аб л иц а 9
среди первородящих (Игна­ Распределение матерей основной
тьева и др., 1990; Гуркин,
и контрольной групп в зависимости
от порядкового номера родов Р±т (%)
1997). В нашем исследовании
число первородящих жен­
Группа матерей
щин, родивших после одного
обследуем^іх детей
или нескольких абортов, со­
Порядков^ій
Основная Контрольная
ставляет 26,5 % в основной
номер родов (дом ребенка) (семья)
группе и 8,9 % в контроль­
n=300
n=311
ной (табл. 10).
Известно, что на состо­
1-е род^і
38,6±2,8
52,3±2,8
яние здоровья ребенка влияет
2-е род^і
28,8±2,6
36,8±2,7
заболеваемость матери. Из
3-е род^і и
числа женщин основной
последующие 32,6±2,7**
10,9±1,7
группы 51,0 % перенесли во
*Р<0,01 по сравнению с контрольной группой.
время беременности острые
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т а б л и ц а 10
или обострения хронических
заболеваний, что в 1,9 раза
выше, чем среди женщин
контрольной группы (27,0 %)
(табл. 11).
Несмотря на то что по­
Группа матерей
обследуемых детей
давляющее
большинство
Предшеству­
женщин
обследуемых
групп
ющий
Основная Контрольная
родам аборт (дом ребенка) (семья)
находились в наиболее бла­
гоприятном возрасте для
n=300
n=311
рождения ребенка, нормаль­
16,3±2,1*
5,1±1,2
1 аборт
ное течение беременности
3,5±1,0
2 аборта
5,6±1,3
отмечено лишь у 51,2 % ос­
3 аборта и
новной и 52,3 % женщин
0,3±0,3
последующие 4,6±1,2***
контрольной групп. Удель­
ный вес женщин, страдавших
*Р<0,05; ***Р<0,001 по сравнению с контроль­
гестозом беременности (1 -й и
ной группой.
2-й половины) составлял
38,8 % в основной и 28,8 % в
контрольной группах; угроза выкидыша отмечена соответственно в
4,6 и 2,6 %; многоводие в 1,6 и 3,2 % соответственно.
Таким образом, осложТаблица 1 1
ненное течение беременно­
сти у женщин основной
Распределение женщин основной
и контрольной групп в зависимости
группы наблюдалось чаще,
от перенесенных ими заболеваний
чем у женщин контрольной,
во время настоящей беременности
в 1,3 раза (табл. 12).
Р±т (%)
Анализ данных о месте
Группа матерей
родоразрешения показал, что
обследуем^іх детей
Перенесенные
у 100 % женщин контроль­
заболевания
ной группы и у 94,6 % ос­
во время бе­ Основная Контрольная
(дом
ребенка)
(семья)
новной группы роды прохо­
ременности
дят
в родовспомогательных
n=300
n=311
учреждениях.
Характер тече­
Отсутствие
ния
и
осложнения
родов не
заболеваний
49,0±2,8
73,0±2,5
являются безразличными для
Наличие
здоровья детей в период нозаболеваний
51,0±2,8*
27,0±2,5
ворожденности и в первые
Распределение первородящих женщин
основной и контрольной групп
в зависимости от предшествующих
родам абортов Р±т (%)
годы жизни (Вишневский, 1998). В нашем исследовании роды нор­
мальной продолжительности отмечены у 29,7 % женщин основной и
43,9 % женщин контрольной группы; стремительное течение родов
встречалось соответственно у 56,8 и 39,7 %, а затяжные роды у 11,1
и 8,5 % женщин соответственно (табл. 13). Оперативное вмешатель­
ство в родах перенесли 2,4 % женщин основной и 7,9 % контрольной
групп. Сравнительная характеристика данных показала, что у 27,7 %
женщин основной и 20,2 % женщин контрольной группы роды про­
текали с осложнениями, ведущими из которых явились слабость ро­
довой деятельности (8,3 и 10 %) и преждевременное излитие около­
плодных вод (15,3 и 4,5 % соответственно).
Таблица 12
Частота развития осложнений беременности у женщин основной
и контрольной групп Р±т (%)
Группа матерей обследуем^іх детей
Течение беременности
Основная (дом ребенка) Контрольная (семья)
Неосложненная беременность
Осложнения беременности:
Гестоз 1-й половины
Гестоз 2-й половины
Угроза в^ікид^іша
Многоводие
Многоплодие
Анемия
n=300
N=311
51,3±2,8
48,8±2,8*
14,6±2,0
14,9±2,5
4,6±1,2
1,6±0,7
1,1±0,6
3,7 ±1,0
62,3±2,7
37,7±2,75
14,3±1,9
6,7±1,9
2,6 ±0,9
3,2±0,9
2,2±0,8
0,9±0,5
*Р<0,05 по сравнению с контрольной группой.
*Р<0,05 по сравнению с контрольной группой.
76
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 1 3
Распределение женщин основной и контрольной групп в зависимости
от продолжительности течения родов Р±т (%)
Группа матерей
обследуем^іх детей
Продолжительность течения, осложне­
ния родов
Нормальной продолжительности
Стремительн^іе
Затяжн^іе
Оперативное вмешательство
Род^і неосложненн^іе
Род^і осложненн^іе, из них:
- слабость родовой деятельности
- преждевременное излитие околоплодн^іх вод
- отслойка плацент^і
- тазовое предлежание
Основная
(дом ребенка)
Контрольная
(семья)
n=300
n=311
29,7±2,6
56,8±2,8
11,1±1,8
2,4±0,8
69,3±2,6
30,7±2,6
8,3±1,5
15,3±2,0
2,2±0,8
1,9±0,7
43,9±2,81
39,7±2,77
8,5±1,58
7,9±1,52
79,8±2,2
20,2±2,2
10,0±1,7
4,5±1,1
3,1±0,9
2,6±0,9
*Р<0,05 по сравпепию с контрольной группой.
Из числа поступающих в дом ребенка родились доношенны­
ми - 58,0 %, недоношенными - 42,0 %, причем наибольший удель­
ный вес недоношенных детей отмечался в группе детей, от которых
родители отказались (70,6 %); в группе детей, родители которых
лишены родительских прав, недоношенными родились 17,4 % детей
(табл. 14). Среди детей, временно помещенных на воспитание в дом
ребенка, удельный вес недоношенных детей составлял 12,0 %.
Т аб л и ца 14
Частота недоношенности и задержки внутриутробного развития (ЗВУР)
среди детей раннего возраста, оставшихся без попечения родителей Р±т (%)
Показатель
Доношенность
Недоношенность, из них:
- отказн^іх детей
- от родителей, лишенн^гх прав
- временно помещепп^Iх в дом ребенка
ЗВУР, из них:
- отказн^іх детей
- от родителей, лишенн^гх прав
- временно помещепп^Iх в дом ребенка
Дети из дома ребенка и МСО
(n=300)
58,0 ±2,8
42,0±2,8
70,6±4,0
17,4±3,3
12,0±2,8
41,3±2,8
54,0±4,4
25,8±3,9
20,2±3,6
Также высок удельный вес детей, родившихся с задержкой
внутриутробного развития (ЗВУР), - 41,3 %. Анализ показал, что
наибольший удельный вес детей с ЗВУР отмечался в группе так
называемых отказных детей (54,0 %), среди детей, родители кото­
рых лишены родительских прав, соответственно 25,8 %, среди де­
тей, временно помещенных на воспитание, - 20,2 %.
Таким образом, результаты проведенных нами исследований
показали, что по совокупности социальных и медико-биологических
факторов создаются неблагоприятные условия, приводящие к нару­
шениям развития плода и в последующем ребенка. Эти факторы
накладывают отпечаток на поведение матерей, которые не только
отдают детей в государственные воспитательные учреждения, ли­
шая их заботы и внимания в семье, но и формируют у них проявле­
ние социальной и медицинской дезадаптации.
3.3. Показатели физического, нервно-психического
развития и заболеваемости детей раннего возраста,
оставшихся без попечения родителей
Поступление ребенка в интернатное учреждение говорит о со­
циальном неблагополучии в здоровье ребенка, которое выражается в
неадекватных условиях проживания. Если рассматривать здоровье
как качество индивидуума не только на настоящий момент времени,
но и в последующие периоды жизни, то, по нашему мнению, значи­
тельными компонентами здоровья детей, требующими специального
78
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исследования, являются адекватность психологической поддержки и
мер стимуляции развития; элиминация и коррекция факторов риска
для последующих периодов жизни. При проведении комплексного
социально-гигиенического исследования здоровья воспитанников
дома ребенка и детей, воспитывающихся в семьях, обращалось вни­
мание на выявление основных причинно-следственных связей,
оценку напряжения и степени воздействия отдельных факторов и их
компонентов на формирование показателей здоровья детей, а в по­
следующем на возможность выработки предложений по устранению
неблагоприятно действующих факторов.
Распределение детей по длине тела и полу обследуемых стати­
стически достоверно (р<0,001) указывает на увеличение числа детей
основной группы, родившихся с длиной тела до 45 см, - 34,6 % по
сравнению с контрольной - 9,3 %, соответственно с длиной тела 45­
55 см - 62,3 и 82,4 % (табл. 16). Мальчиков с длиной тела более
55 см в основной группе меньше в 3,3 раза, а девочек в 2 раза, чем в
контрольной.
Таблица 1 6
Распределение детей основной и контрольной групп по длине тела
при рождении Р±тр (%)
Оценка физического развития детей раннего возраста
Г р у п п а о б сл ед у ем ы х детей
Физическое развитие является одним из основных критериев
здоровья детей. Сравнительная простота и доступность методов ис­
следования физического развития детей, значительная информатив­
ность получаемых материалов придают показателям физического
развития значение объективного критерия индивидуального здоро­
вья организма.
Оценка физического развития изучаемых групп основывалась на
антропометрических данных, которые получены путем самостоятель­
ных измерений и выкопировки данных из историй развития ребенка.
Полученные данные оценивались по таблицам центильного типа.
При сравнении гестационного возраста при рождении детей ос­
новной и контрольной групп выявлено, что если в основной группе
42,1 % детей родилось в сроки от 32 до 37 недель беременности, то в
контрольной только 9,4 % (р< 0,001) (табл. 15).
Таблица 1 5
Распределение детей основной и контрольной групп по гестационному возрас­
ту при рождении Р±тр (%)
О сн о в н ая (дом р ебенка)
К о н тр о л ьн ая (сем ья)
Д л и н а тел а
Д о 45 см
М альч и ки
Д ево чки
О ба пола
n= 155
n= 145
n=300
36 ,7 ± 3 ,8 7 * * * 32 ,7 ± 3 ,8 9 * * * 34 ,6 ± 2 ,7 4 * * *
М альч и к и
Д ево чки
О ба пола
n = 160
n= 151
n=311
9,1± 2,14
9,6± 2,39
9,3± 1,64
4 5 -5 5 см
60,5 ± 3 ,9 2
63,8 ± 3 ,9 9
62,3 ± 2 ,7 9
8 1,2± 3,08
8 3,5± 3,02
8 2,4± 2,16
> 55 см
2,8 ± 1 ,3 2
3,5± 1,53
3,1± 1,00
9,7± 2,33
6,9± 2,06
8,3± 1,56
***Р>0,001 по сравнению с контрольной группой.
Удельный вес детей основной группы, родившихся с массой до
3000 г., составлял 47,7 %, а контрольной - 17,1 %, с массой тела
3000-4000 г соответственно 48,4 и 69,6 %; с массой 4000 г и выше 3,9 и 13,3 % (табл. 17).
Таблица 1 7
Распределение детей основной и контрольной групп по массе тела
при рождении Р±тр (%)
Г р у п п а о б сл ед у ем ы х детей
Г р у п п а обсл ед у ем ы х д етей
Г естац и о н н ы й
во зр аст
О т 32 до
37 н едель
3 8 - 4 0 н едель
И то го
О сн о вн ая (дом р ебенка)
К о н тр о л ь н ая (сем ья)
М альч и ки
Д евочки
О б а п ол а
М альч и ки
Д евочки
О б а п ол а
n = 155
n=145
n= 300
n= 160
n= 151
n=311
9,6± 2,33
9,3± 2,36
9,4± 1,65
4 2 ,3 ± 3,96*** 41,8± 4,09*** 4 2 ,0± 2,84***
М а сса тела,
г
Д о 3000
3 0 0 0 -4 0 0 0
57,6± 3,96
58,2± 4,09
58,0± 2,84
90,4± 2,33
100
100
100
100
90,7± 2,36 90,6± 1,65
100
4000 и >
О сн о в н ая (дом р ебенка)
К о н тр о л ьн ая (сем ья)
М альч и ки
Д ево чки
О ба пола
М альч и к и
Д ево чки
О ба пола
n= 150
n= 145
n=300
n = 160
n= 151
n=311
4 7 ,3 ± 4 ,0 1 * * * 4 8 ,1 ± 4 ,1 4 * * * 4 7 ,7 ± 2 ,8 8 * * *
16,9±2,96
17,2±3,07
17,1±2,13
4 8,8± 4,01
4 8 ,1 ± 4 ,1 4
4 8 ,4 ± 2 ,8 9
6 9,9± 3,63
6 9,4± 3,75
69,6± 2,61
3,9± 1,55
3,8± 1,59
3,9± 1,12
13,2±2,67
13,4±2,77
13,3±1,92
100
***Р<0,001 по сравнению с контрольной группой.
* * * Р < 0 ,0 0 1 п о с р а в н е н и ю с к о н т р о л ь н о й гр у п п о й .
80
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 1 8
Оценка физического развития детей раннего
возраста, воспитывающихся в доме ребенка
и в семьях по соматотипу Р±тр (%)
Группа обследуем^іх детей
Осповпая (дом ребепка)/коптрольпая
(семья)
Соматотип
1год
М
Д
Оба пола
n=33
n=30
63/65
n=34
n=31
Микросо- 80,1±**6,95 78,6±**7,48 79,4±**5,09
матический 11,6±5,49 7,8±4,81
9,7±3,67
Мезосома- 19,9±6,95 21,4±7,48 20,6±5,09
тический
84,5±6,20 87,4±5,96 85,9±4,31
Макросоматический 3,9±3,32
4,8±3,83
4,4±2,54
2 года
М
Д
Оба пола
n=49
n=47
96/99
n=51
n=48
Микросо- 66,2±**6,75 72,3±**6,52 69,2±**4,71
матический 13,7±4,81
9,9±4,31
11,8±3,24
Мезосома- 33,8±6,75 27,7±6,52 30,8±4,71
тический
83,1±5,24 85,8±5,03 84,4±3,64
Макросоматический 3,2±2,46
4,3±2,92
3,8±1,92
3 года
М
Д
Оба пола
n=73
n=68
141/147
n=75
n=72
Микросо- 62,1±**5,67 63,3±**5,84 62,7±**4,07
матический 11,6±3,69 8,4±3,26
10,0±2,47
Мезосома- 37,3±5,66 36,3±5,83 36,8±4,06
тический
82,0±4,43 83,9±4,33 82,9±3,10
Макросо0,6±0,90
0,4±0,76
0,5±0,59
матический 6,4±2,82
7,7±3,14
7,1±2,11
**
82
Р<0,01 по сравпепию с контрольной группой.
Проводя исследо­
вание, мы рассматри­
вали физическое раз­
витие в связи с влияни­
ем ряда биологических
и
социально­
гигиенических факто­
ров.
Распределение
детей по группам фи­
зического
развития
осуществлялось
по
классификации
А.А.
Яйленко с соавторами
(1998). Оно оценива­
лось по трем направле­
ниям: определение соматотипа,
гармонич­
ность развития и оцен­
ка питания.
При оценке физи­
ческого развития детей
в один год жизни ос­
новной группы 20,6 %
составляли дети с мезосоматическим типом
развития, 79,4 % - с
микросоматическим
(табл. 18). Достоверной
разницы между показа­
телями у мальчиков и
девочек не отмечено.
При
сравнении
физического развития
основной и контроль­
ной групп детей сохра­
нялось различие в рас­
пределении детей по
соматотипу: в кон­
трольной группе в 3,9
раза выше удельный вес детей с мезосоматическим типом физиче­
ского развития, чем в основной. В основной группе не отмечено ни
одного случая детей с макросоматическим типом развития, в то вре­
мя как в контрольной число таких детей достигало 4,4 %.
При оценке физического развития по соматотипу среди обсле­
дуемых в возрасте 2 и 3 лет выявлено возрастание удельного веса
детей с мезосоматическим типом развития в основной группе, при­
чем в возрасте 2 лет их удельный вес составил 30,8 %, а в возрасте
3 лет - 36,8 %. В большей степени это присуще мальчикам: в 3 года
37.3 % из них имеют мезосоматический, 62,1 % - микросоматический и 0,6 % - макросоматический типы развития. Таким образом,
если на первом году жизни соотношение между числом детей с мезосоматическим типом развития и с микросоматическим типом в
доме ребенка составляло 1:3,9, то в 2 года оно уменьшилось и соста­
вило 1:2,2, а в 3 года - 1:1,7 соответственно. Это указывает на улуч­
шение показателей физического развития у детей 2 и 3 лет жизни.
Достоверно отмечено (Р<0,01) преобладание микросоматического
типа физического развития во всех возрастных периодах у детей
раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка.
По данным О.В. Ефименко (1991), среди детей дома ребенка
выше удельный вес с нормосомией к 2 и 3 годам (52,5 и 61,8 %);
наши данные отличны от указанных - 30,8 % в 2 года и 36,8 % в 3
года, что связано с неблагоприятным воздействием социально­
медицинских и биологических факторов на внутриутробное разви­
тие плода и в дальнейшем ребенка.
Удельный вес детей с нормальным физическим развитием сре­
ди воспитанников дома ребенка на первом году жизни составлял
10.4 %, а в контрольной группе - 54,3 % (р<0,001). С отклонениями
в физическом развитии воспитанников дома ребенка 59,9 %, их ро­
весников из семей - 16,8 % (р<0,05).
В таблице 19 представлены данные о распределении детей из
основной и контрольной групп по группам физического развития в
зависимости от возраста.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 19
Оценка физического развития детей в зависимости от возраста Р ±mp (%)
Группа обследуемых детей
Физическое развитие
Нормальное
Группа риска
Группа отклонений
Основная (дом ребенка)/контрольная (семья)
1 год
n=63/n=65
10,4±3,84
54,3±6,17
29,7±5,75
28,9±5,62
59,9±6,17**
16,8±4,63
2 года
n=96/n=99
15,9±3,73
59,8±4,92
30,2±4,68
27,4±4,48
53,9±5,08**
12,8±3,35
3 года
n=141/n=147
28,7±3,81
64,7±3,94
32,8±3,95
26,3±3,63
39,5±4,11**
9,0±2,36
**Р<0,01 по сравнению с контрольной группой.
Детей с нормальным физическим развитием среди воспитанни­
ков на первом году жизни было меньше, чем на втором и третьем
годах жизни (1 год - 10,4 %, 2 года - 15,9 %, три года - 28,7 %).
Число детей, отнесенных к группе риска, нарастает с 29,7 до 32,8 %
на третьем году.
Удельный вес воспитанников, имеющих отклонения в физиче­
ском развитии, самый высокий на первом году жизни из-за воздей­
ствия неблагоприятных социально-биологических и медико-биоло­
гических факторов. С возрастом это воздействие уменьшается, и на
первый план выступают социально-гигиенические факторы, такие
как пребывание в больнице, а затем в различных интернатных
учреждениях (госпитализм).
Для полной оценки физического развития детей раннего воз­
раста проведен анализ гармоничности развития в сравнении основ­
ной и контрольной групп детей (табл. 20).
На первом году жизни гармоничное развитие отмечено у 21,8
% детей основной группы и у 63,0 % детей контрольной группы.
Дети с дисгармоничным развитием составляли соответственно 59,0
и 25,7 %; с резко дисгармоничным соответственно 19,2 и 11,3 %.
Отмечена достоверная разница в показателях гармоничности физи­
ческого развития как среди мальчиков 1-го года жизни (р<0,05),
так и среди девочек - воспитанников дома ребенка по сравнению с
контрольной группой (р<0,05).
84
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выше удельный вес резко дисгармоничного развития у воспи­
танников по сравнению с контрольной группой во всех возрастных
периодах, но в большей степени у девочек 1-го года - соответствен­
но 24,0 и 10,7 % (р<0,05).
У детей 2-го года жизни гармоничное развитие выявлено у
35,2 % обследованных основной группы и у 71,8 % контрольной;
дисгармоничное - соответственно у 43,5 и 18,2 %; резко дисгармо­
ничное у 21,3 и 10,0 %. Показатели гармоничности среди мальчиков
несколько хуже, чем среди девочек. Нами выявлена достоверная
разница в распределении показателей гармоничности физического
развития среди детей основной и контрольной групп в возрасте 2
лет. Так удельный вес девочек с гармоничным развитием в основной
группе составил 38,5 и 74,7 % в контрольной группе (р<0,001); дис­
гармоничным соответственно 39,8 и 14,9 % (p<0,05); резко дисгар­
моничным - 21,7 и 10,4 % (p<0,05).
Среди детей 3-го года жизни гармоничное развитие отмечено у
36,9 % основной группы и у 77,2 % контрольной (p<0,05), дисгармо­
ничное - соответственно у 39,2 и 14,1 % (р< 0,05), резко дисгармо­
ничное - у 23,9 и 9,7 % (p<0,05).
В контрольной группе при сравнении показателей гармонично­
сти развития в течение первых трех лет жизни к 3 годам увеличился
удельный вес детей с гармоничным развитием в 1,2 раза, снизился
удельный вес с дисгармоничным в 1,8 раза и резко дисгармоничным
развитием - в 1,2 раза. В основной группе при увеличении удельно­
го веса детей с гармоничным развитием к 3 годам жизни в 1,7 раза
по сравнению с показателем на 1-м году, уменьшился удельный вес
детей с дисгармоничным развитием в 1,5 раза, но увеличился удель­
ный вес воспитанников с резко дисгармоничным развитием в 1,3
раза. Таким образом, на 3-м году жизни увеличивается разрыв в по­
казателях гармоничности развития среди детей основной и кон­
трольной групп. Это касается прежде всего детей с резко дисгармо­
ничным развитием: в 2,4 раза выше удельный вес таких детей 3-го
года жизни в основной группе по сравнению с контрольной; маль­
чики основной группы имеют в 3,3 раза выше удельный вес дисгар­
моничного развития по сравнению с мальчиками контрольной груп­
пы (р<0,05). У воспитанников домов ребенка г. Москвы выявлена
подобная закономерность. Причем в основной группе дети с гармо­
ничным развитием составляли 41,0 %, в контрольной - 66,0 %; с
86
дисгармоничным развитием соответственно 25,0 и 16,0 %, с резко
дисгармоничным развитием - 34,0 и 18,0 %.
При оценке степени гармоничности физического развития в ос­
новной группе выделена группа детей, имеющих гармоничное физи­
ческое развитие: 21,8 % на 1-м году жизни; 35,2 % - на 2-м году
жизни и 36,9 % - на 3-м году жизни. Рассчитан удельный вес детей с
мезо- и микросоматическим типами развития. Анализ показывает,
что если на 1-м году жизни в группе детей с гармоничным развити­
ем 18,7 % имеют мезосоматический тип развития, то на 2-м и 3-м
годах жизни этот тип развития имеют соответственно 31,2 и 32,4 %
детей с гармоничным развитием.
Следующим направлением общей оценки физического развития
детей основной и контрольной групп является показатель оценки
питания на 1, 2 и 3-м годах жизни. Определение соотношения массы
тела и длины тела позволяет судить о состоянии питания без клини­
ческой оценки питания (табл. 21).
В основной группе на 1-м году жизни 42,9 % детей имеют
среднее питание, а в контрольной группе их удельный вес составля­
ет 59,2 %; питание ниже среднего имеют 30,2 % основной и 16,6 %
контрольной групп. Отмечен резкий недостаток питания у 7,9 % де­
тей основной и 3,0 % контрольной групп.
На 2-м году жизни среднее питание отмечается у 47,8 % воспи­
танников основной группы и у 57,6 % детей контрольной группы;
ниже среднего соответственно у 26,0 и 10,0 % обследованных. Вы­
явлены существенные различия между удельным весом детей второ­
го года жизни с оценкой питания выше среднего в основной и кон­
трольной группах - соответственно 11,3 и 21,1 % (P<0,05).
На 3-м году жизни среднее питание отмечено у 43,3 % детей
основной группы и у 61,2 % контрольной; питание ниже среднего соответственно у 29,8 и 13,6 %; выше среднего - у 12,0 и 12,3 % об­
следованных. Среди мальчиков 3-го года жизни основной группы
выше удельный вес с оценкой питания выше среднего, чем в кон­
трольной, - 13,6 и 12,0 % соответственно.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, общая оценка физического развития детей, вос­
питывающихся в доме ребенка и в семьях, по соматотипу, гармо­
ничности развития показывает, что имеются статистически досто­
верные различия в показателях физического развития основной и
контрольной групп детей: в основной группе воспитанников до
1 года достоверно выше удельный вес с микросоматическим типом
развития. На 1-м и 2-м годах жизни среди девочек основной группы
высок удельный вес резко дисгармоничного развития за счет низко­
го роста. В основной группе на 3-м году жизни выше удельный вес
детей с дисгармоничным и резко дисгармоничным развитием.
В контрольной группе детей на 1, 2 и 3-м годах жизни выше удель­
ный вес детей со средним питанием.
В таблице 22 представлены показатели массы и длины тела,
окружности головы и груди детей в возрасте 3, 6 и 9 мес, воспиты­
вающихся в доме ребенка и в семье.
Таблица 22
Физическое развитие детей до 1 года, воспитывающихся в доме ребенка
и в семье, в зависимости от возраста и пола X + щ.
Группа обследуем^іх детей
Основная
(дом ребенка)/ контрольная (семья)
Показа­
тель
3 мес
6 мес
9 мес
Мальчики Девочки Мальчики Девочки Мальчики Девочки
57,7±0,29 55,6±0,52 62,7±0,40 62,2±0,55 67,5±0,22 67,7±0,16
ДТ, см
59,6±*0,26± 58,4±*0,54 65,4±*0,37 64,9±*0,59 70,7±**0,12 69,3±**0,14
4,7±0,06
4,3±0,10
6,5±0,07
6,2±0,15
7,7±0,10
7,5±0,12
МТ, кг
5,4±**0,07 5,3±**0,08 7,5±**0,10 7,2±**0,06 8,9±**0,14 8,8±**0,13
38,2±0,11 37,4±0,12 41,8±0,07 41,2±0,10 43,2±0,09 42,8±0,11
ОГ, см
39,3±**0,09 38,5±**0,11 42,5±*0,14 42,3±**0,11 44,4±**0,14 43,9±**0,08
37,6±0,11 37,2±0,08 42,5±0,09 41,8±0,12 44,5±0,28 45,3±0,11
ОГр, см
38,7±**0,09 38,3±**0,12 43,4±**0,07 42,9±**0,08 46,9±*0,21 46,6±*0,19
*Р<0,05; **P<0,01 по сравнению с основной группой.
Приведенные данные свидетельствуют о низких показателях
физического развития контингента детей, воспитывающихся в доме
ребенка. Достоверных различий в показателях массы тела и длины
тела в группах мальчиков и девочек не отмечено.
88
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Резкое отставание в показателях физического развития отмеча­
ется в возрасте 9 мес, когда у мальчиков масса тела составляет
7,7 кг, что соответствует оценке «очень низкая масса тела», длина
тела составляет 67,5 см - «очень низкая»; у девочек - соответствен­
но 7,5 кг и 67,7 см. Такие же особенности при оценке показателей
окружности груди и окружности головы.
В таблице 23 представлены показатели физического развития
детей раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка и в семье.
Получена достоверная разница (р< 0,01) в основной и контрольной
группах детей всех возрастных групп.
Т аб л иц а 2 3
Физическое развитие детей раннего возраста, воспитывающихся
в доме ребенка и в семье, в зависимости от возраста и пола X + шГруппа обследуем^іх детей
Основная (дом ребенка) / контрольная (семья)
Показа­
тель
Мальчики
Девочки
1 год
2 года
3 года
1 год
2 года
3 года
n=33
n=49
n=73
n=30
N=47
n=fc
n=51
n=75
49,3±0,19
51,8±0,20*
52,2±0,15
54,1±0,19**
13,5±0,22
15,7±0,32**
87,9±0,57
96,7±0,49**
n=31
N=48
46,8±0,18
48,3±0,11**
49,5±0,24
51,4±0,26**
10,5±0,29
12,7±0,23**
80,7±0,31
86,1±0,25**
n=72
48,9±0,36
51,7±0,32*
51,3±0,16
53,3±0,21**
12,9±0,24
14,9±0,17**
86,4±0,72
95,1±0,53*
n=34
44,8±0,11
ОГ, см
46,1±0,12*
46,5±0,17
Огр, см
47,9±0,15**
8,7±0,23
МТ, кг
10,6±0,19**
71,6±0,23
ДТ, см
75,5±0,25*
47,6±0,10
48,6±0,07**
50,4±0,19
51,8±0,17**
11,4±0,21
13,2±0,22**
82,1±0,23
87,6±0,25**
44,6±0,16
45,8±0,13**
46,2±0,19
47,3±0,14**
8,5±0,35
10,3±0,31*
70,9±0,65
74,8±0,58**
*Р<0,05; **P<0,01.
Выявлено, что мальчики первого года жизни, воспитывающие­
ся в доме ребенка, имели массу 8,7 кг и длину тела 71,6 см, а в кон­
трольной группе эти показатели составляли 10,6 кг и 75,5 см. При
сравнении данных массы и длины тела у мальчиков и девочек ос­
новной и контрольной групп отмечена достоверная разница в этих
показателях (р< 0,01). В возрасте 2 лет масса тела мальчиков была
90
больше массы тела девочек на 0,9 кг, а в возрасте 3 лет - на 0,6 кг.
Увеличение массы тела у мальчиков составляет на втором году жиз­
ни 2,7 кг, а у девочек - 2,0 кг. Длина тела за второй год у мальчиков
увеличивается на 10,5 см, а у девочек - на 9,8 см.
Окружность головы у мальчиков основной группы на втором
году жизни увеличивается на 2,8 см, а у девочек на 2,2 см. Увеличе­
ние окружности груди у мальчиков на втором году жизни составляет
3,9 см, у девочек - 3,3 см. Масса тела у мальчиков основной группы
в возрасте 3 лет составляет 13,5 кг при длине тела 87,9 см, у мальчи­
ков контрольной группы соответственно 15,7 кг и 96,7 см. Масса
тела девочек основной группы в возрасте 3-х лет составляет 12,9 кг
при длине тела в 86,4 см, у девочек контрольной группы соответ­
ственно 14,9 кг и 95,1 см, что статистически достоверно выше пока­
зателей основной группы (р <0,01).
Установлено, что с увеличением возраста ребенка прибавка в
массе снижается. Так, у мальчиков основной группы прибавка в
массе в возрасте 3 лет составляет 2,1 кг, у девочек этого же возраста
- 2,4 кг. Эта же закономерность повторяется и у детей контрольной
группы.
Проведено сравнительное исследование физического развития
66 детей раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка, и
68 детей такого же возраста, помещенных в семьи усыновителей, от
3 до 11 мес жизни (табл. 24).
Установлено, что дети всех возрастных групп, помещенные в
семью в возрасте до 1 года, догнали по физическому развитию своих
сверстников, воспитывающихся в семьях с рождения. Причем до­
стоверно показано (р<0,05), если дети первого года жизни основной
группы имели при длине тела 71,5 см массу тела 8,7 кг, окружность
груди 46,4 см, окружность головы 44,6 см, то дети, помещенные из
дома ребенка в семью, имели к году жизни соответственно длину
тела 74,6 см, массу - 9, 9 кг, окружность груди 47,6 см и окружность
головы - 46,0 см. Аналогичные показатели физического развития
отмечены у детей второго и третьего годов жизни, причем физиче­
ское развитие мальчиков несколько превосходило физическое раз­
витие девочек.
Указанные изменения связаны с тем, что дети, помещенные в
семью, становятся желанными, получают больше любви, ласки, за­
боты, ухода, чем дети, остающиеся в государственных воспитатель­
ных учреждениях.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т а б л и ц а 24
Сравнительная оценка физического развития детей раннего возраста,
воспитывающихся в доме ребенка и в семьях усыновителей, X + щ
Группа обследуемых детей
Показа­
тель
Дети из дома ребенка/дети из семей усыновителей
1 год
44,6±0,13
ОГ, см
46,0±0,11*
46,4±0,16
ОГр, см
47,6±0,15*
8,7±0,23
МТ, кг
9,9±0,20*
71,5±0,22
ДТ, см
74,7±0,26*
2 года
47,7±0,0
48,3±0,08*
49,9±0,18
51,2±0,19**
11,4±0,21
12,6±0,23*
81,9±0,24
86,9±0,26*
Мальчики
Девочки
3 года
49,5±0,21
51,4±0,21*
52,3±0,15
53,9±0,18**
13,5±0,22
14,9±0,29*
87,7±0,55
96,3±0,50*
1 год
44,5±0,15
45,8±0,14*
46,3±0,18
47,4±0,13*
8,5±0,35
10,1±0,29*
70,6±0,63
74,2±0,56**
2 года
46,9±0,17
48,1±0,09*
49,6±0,23
51,1±0,25*
10,4±0,29
12,4±0,22*
80,5±0,32
85,7±0,27**
3 года
48,8±0,34
51,3±0,33*
51,5±0,17
53,4±0,22**
12,7±0,24
14,7±0,18*
86,2±0,71
94,6±0,56**
*Р<0,05; **P<0,01 по сравнению с детьми из дома ребенка.
Таким образом, данные нашего исследования показали, что фи­
зическое развитие детей, воспитывающихся в доме ребенка, в значи­
тельной степени отстает от физического развития детей, воспиты­
вающихся в семье с рождения, и от детей, помещенных в семью по­
сле усыновления. На всех этапах развития воспитанников выявляет­
ся неблагоприятное воздействие социальных и медико-биологиче­
ских факторов. Ведущими факторами, определяющими уровень фи­
зического развития детей, являются нарушения анте- и постнатального периодов онтогенеза.
Нервно-психическое развитие детей раннего возраста
Отрицательное влияние отсутствия родительского попечения
на общее развитие младенцев известно давно. Уже к 40-50-м годам
прошлого столетия в ряде исследований было убедительно показа­
но, что воздействие фактора материнской депривации на нервно­
психическое развитие детей особенно губительно на ранних этапах
онтогенеза (Арон, 2000). Отрыв ребенка от матери в первые годы
жизни приводит к тяжелым эмоциональным нарушениям, отклоне­
ниям в формировании личности (Целыковская, 2002).
92
Нервно-психическое развитие является важным показателем
здоровья детей, но в социально-гигиенических исследованиях по
изучению здоровья детей из домов ребенка оно изучается не часто.
В единичных работах (Ефименко, 1991; Солнцев и др., 1997) пред­
ставлена оценка показателей психомоторного развития воспитанни­
ков домов ребенка в зависимости от возраста.
В нашем исследовании оценка нервно-психического развития
детей была проведена у 300 воспитанников дома ребенка и МСО и у
311 детей, воспитывающихся в семье, на первом году жизни шести­
кратно, на втором году - четырехкратно, на третьем году - двух­
кратно.
Оценка нервно-психического развития детей основной и кон­
трольной групп проводилась по следующим показателям: развитие
движения, овладение навыками, социальное поведение, эмоции, иг­
ра, развитие речи, сенсорное развитие. Оценка проводилась по соот­
ветствию психомоторного развития возрасту ребенка с последую­
щей количественной оценкой уровня развития и отнесением к одной
из пяти групп развития.
Сравнительная оценка нервно-психического развития детей,
воспитывающихся в доме ребенка и в семье, приведена в табл. 25 и
26. Выявлено, что большинство детей до 1 года в контрольной груп­
пе соответствуют возрастной норме психомоторного развития, в то
время как в основной группе только 54,3 % детей в возрасте до 2 мес
соответствуют нервно-психическому развитию своей возрастной
группы. Причем это дети, поступившие из родильных домов и отде­
лений новорожденных в возрасте 1 мес и находившиеся в воспитаТаблица 25
Оценка нервно-психического развития детей на 1-м году жизни,
воспитывающихся в доме ребенка и в семье, P±mp (%)
Группа детей
Возраст
Оценка нервно-нсихического развития:
соответствует
отстает
опережает
Итого
Основная (дом ребенка)
Контрольная (семья)
0-2 мес 3-5 мес 6-12 мес 0-2 мес 3-5 мес 6-12 мес
54,3
45,7
32,6
67,4
26,9
73,1
100
100
100
85,2
13,9
0,9
100
89,8
9,6
0,6
100
94,3
5,2
0,5
100
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т а б л и ц а 26
Оценка нервно-психического развития детей раннего возраста,
воспитывающихся в доме ребенка и в семье, P±mp (%)
Группа детей
Основная (дом ребенка)
Возраст детей
1 год
2 года
3 года
Контрольная (семья)
1 год
2 года
3 года
Оценка нервно-пси­
хического развития:
соответствует
21,5±5,17 18,3±3,95 14,6±2,97 94,9±2,72 96,7±1,79 97,6±1,26
78,5±5,17 81,7±3,95 85,4±2,97 4,6±2,59 2,8±1,66 2,0±1,15
опережает
0,5±0,87 0,5±0,50 0,4±0,52
100
100
100
100
100
100
Итого
тельном учреждении тот же срок. Дети в возрасте 3-5 мес уже от­
стают в своем развитии в 67,4 %, а в возрасте 6 мес-1 года - в 73,1 %
случаев, что указывает на недостаточно благоприятные условия
воспитания в домах ребенка. В последних используются учебно-вос­
питательные программы для обычных детских яслей и садов, эффек­
тивные для формирования нормального нервно-психического разви­
тия детей из семей.
Также существенные различия в показателях нервно-психиче­
ского развития детей основной и контрольной групп получены в
возрасте 1, 2 и 3-го годов жизни.
Отмечено, что если на 1-м году жизни в контрольной группе
нервно-психическое развитие соответствовало возрасту у 94,9 % де­
тей, на 2-м году - у 96,7 %, на 3- м году - у 97,6 %, то у детей основТаблица 27
Распределение детей по полу, возрасту и навыку «умение сидеть» P±mp (%)
Группа детей
Пол детей
Начали сидеть:
в 4 мес
в 5 мес
в 6 мес
после 6 мес
Итого:
94
Основная (дом ребенка)
Контрольная (семья)
Мальчики Девочки Оба пола Мальчики Девочки Оба пола
2,7±7,72
5,7±4,03 7,9±4,92 6,8±3,17 34,2±8,13
26,8±7,71 27,3±8,13 27,1±5,55 40,1±8,41
67,5±8,15 64,8±8,71 66,1±5,96 23,0±7,22
100
100
100
100
3,2±3,16 2,9±2,08
35,3±8,58 34,8±5,91
38,7±8,74 39,4±6,06
22,8±7,53 22,9±5,21
100
100
ной группы оно наоборот снижено - от 21,5 % на 1-м году жизни до
14,6 % на 3-м.
У обследованных детей до 1 года жизни спустя 6 мес нахожде­
ния в доме ребенка оказалась сниженной реакция на окружение и
обслуживающих лиц. Во время бодрствования большинство детей,
предоставленные сами себе, почти не издают звуков, подолгу лежат
безучастно, ни на чем не фиксируют взгляда, почти не обращают
внимания на яркие игрушки, особенно не реагируют на приход по­
сетителей. К 8-9 мес у многих детей этого возраста еще не форми­
руются реакции, определяемые словами: «На!», «Дай», «Возьми».
Дети позже начинают ползать, вставать, стоять у барьера кроватки
или манежа, самостоятельно садиться, позже овладевают навыками
самостоятельной ходьбы.
В таблицах 27 и 28 представлены данные, указывающие на раз­
витие движений у детей 1-го года жизни основной и контрольной
групп. Определено, что в контрольной группе дети в основном сиде­
ли в 5-6 мес (как мальчики, так и девочки), только 22,9 % мальчиков
и девочек сидели после 6 мес, в то время как в основной группе и
мальчики, и девочки сидели после 6 мес - 67,5 и 64,8 % соответ­
ственно; 59,1 % мальчиков и 49,5 % девочек основной группы нача­
ли ходить после года; 40,9 % воспитанников дома ребенка овладели
навыком самостоятельной ходьбы к году. Причем, 34,9 % детей
начали ходить в 11 мес и только 10,2 % в 9-10 мес. Большинство
мальчиков и девочек контрольной группы начали ходить к 11­
12 мес и только 11,9 % детей освоили этот навык после года.
Другим показателем нервно-психического развития детей явля­
ется возраст, в котором ребенок начинает говорить. Выявлено что у
детей - воспитанников дома ребенка - значительно выражено отста­
вание речевого развития. Причем при удовлетворительном развитии
сенсорной речи большинство детей не произносят осмысленных
слов или выражено отставание в объеме произносимых слов; 41,5 %
детей основной группы говорили к 1 году 4 мес и позже, причем
развитие речи у мальчиков несколько отставало от девочек. У дево­
чек основной группы развитие речи и ее показатели лучше, чем у
мальчиков. Так к 1 году говорили 11,8 % девочек и только 9,9 %
мальчиков.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 2 8
Т аб л и ца 2 9
Распределение детей по полу и возрасту и навыку «умение ходить» Р±тр (%)
Распределение детей первого года жизни, воспитывающихся в доме ребенка
и в семьях, по группам развития (%)
Группа детей
Пол детей
Начали ходить в
возрасте:
6-8 мес
9-10 мес
11-12 мес
после 1 года
Итого:
Основная (дом ребенка)
Контрольная (семья)
Мальчики Девочки Оба пола Мальчики Девочки Оба пола
Основная (дом ребепка)/коптрольпая (семья)
Возраст
1,6±2,15
7,7±4,64 12,8±6,09 10,2±3,81 37,7±8,31
33,2±8,19 36,7±8,79 34,9±6,00 В,0±8,56
59,1±7,02 49,5±7,14 54,9±5,07 12,7±4,66
100
100
100
100
1,8±2,38 1,7±1,60
39,6±8,78 38,6±6,04
47,7±5,56 47,8±6,19
10,9±4,49 11,9±3,25
100
100
Значительные различия в показателях речевого развития отме­
чены у детей основной и контрольной групп. Так 62,4 % детей кон­
трольной группы к году уже говорили, причем, как и в основной
группе, удельный вес девочек выше, чем начавших говорить к году
мальчиков, соответственно 65,3 и 59,6 %.
Оценка нервно-психического развития включала также распре­
деление детей, воспитывающихся в доме ребенка, по группам разви­
тия (табл. 29, 30).
Количественная оценка нервно-психического развития позво­
ляет подходить индивидуально к ведению детей и своевременно
осуществлять коррекцию выявленной патологии. Среди детей пер­
вого года жизни лучшие показатели нервно-психического развития
отмечены у детей первых двух месяцев жизни. Среди них первую
группу развития имели 45,7 % воспитанников, глубокого отставания
в нервно-психическом развитии детей этой возрастной группы не
отмечено.
Анализируя полученные данные, отметим, что 15,9 % воспи­
танников 1-го года жизни имели 1-ю группу развития, т. е. их нерв­
но-психическое развитие соответствовало возрасту. Ко 2-й группе
развития отнесены 16,0 % детей, к 3-й - 25,9 %, к 4-й 25,4 %, к 5-й 11,3 %. Глубоких инвалидов, не подлежащих оценке, было 5,5 %.
Дети контрольной группы этого же возраста имели достоверную
разницу по группам развития с основной группой детей: 1-я груп­
па - 52,8 % (p<0,001), 2-я - 30,7 % (р<0,001), 3-я - 11,5 % (р<0,001),
4-я - 1,1 % (р< 0,001).
96
Группа
Пол
0-2 мес
3-5 мес
6-9 мес
Маль­ Девоч­ Оба Маль­ Девоч­ Оба Маль­ Девоч­ Оба
чики ки
пола чики
ки
пола чики
ки
пола
Группа
развития
1-я
2-я
3-я
4-я
45,9
67,8
42,3
28,3
11,8
3,9
-
45,5
66,9
43,5
28,7
11,0
4,4
-
45,7
67,3
42,9
28,5
11,4
4,2
-
31,2
63,1
34,9
29,9
20,7
7,0
8,8
4,4
-
32,7
62,9
33,6
29,3
20,4
7,8
9,3
4,0
-
31,9
63,0
34,2
29,6
20,6
7,4
9,1
4,2
-
100
100
100
100
100
100
5-я
Не подле­
жат оценке
Итого
20,2
57,6
22,7
30,7
27,3
11,7
18,9
6,2
4,7
100
19,5
58,1
21,5
30,5
27,9
11,4
18,1
8,6
4,4
100
19.8
57.8
22,1
30,6
27,6
11,6
18,5
7,4
4,6
100
Оценивая детей второго года жизни из дома ребенка, установи­
ли, что 1-ю группу развития имели только 11,1 %, 2-ю группу 15,2 %, 3-ю - 23,1 %, 4-ю - 28,6 %, 5-ю - 14,8 %. Не подлежали
оценке из-за тяжелой органической патологии центральной нервной
системы 6,0 % воспитанников. Среди детей, воспитывающихся в
семье, с 1-й группой развития было 43 % (р<0,001) 2-й - 45,7 %
(р<0,001), 3-й - 9,9 % (р< 0,001), 4-й - 1,3 % (р<0,001). На третьем
году жизни дети из дома ребенка также имели показатели нервно­
психического развития гораздо ниже, чем дети, воспитывающиеся в
семье.
Таким образом, с возрастом среди воспитанников дома ребенка
возрастает удельный вес детей, имеющих 3-5-ю группы развития, то
есть отстающих в нервно-психическом развитии на 2-3 и более
эпикризных срока. Если на первом году жизни 3-5-ю группы разви97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 30
Распределение детей раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка
и в семьях, по группам развития (%)
Группа
Возраст
Пол
Основная (дом ребенка)/контрольная (семья)
1-й год жизни
2-й год жизни
3-й год жизни
Маль­ Девоч­ Оба Маль­ Девоч­ Оба Маль­ Девоч­ Оба
чики
ки пола чики
ки
пола чики
ки
Пола
Группа
развития
1-я
2-я
3-я
4-я
5-я
Не подле­
жат оценке
Итого
14,4
52,6
16,3
30,3
26,4
11,4
26,3
1,1
11,3
17,3
52,9
15,7
31,1
25,3
11,7
24,6
1,2
11,4
15,9
52,8
16,0
30,7
25,9
11,5
25,4
1,1
11,3
11,2
42,3
15,6
46,1
22,9
10,1
28,9
1,3
14,9
10,9
43,7
14,9
45,3
23,4
9,7
28,4
1,3
14,7
11,1
43,0
15,2
45,7
23,1
9,9
28,6
1,3
14,8
8,3
37,4
15,9
55,3
28,1
7,3
29,1
8,5
36,7
15,1
54,5
26,1
8,8
28,9
8,4
37,1
15,5
54,9
27,1
8,0
29,0
11,9
15,1
13,5
5,3
5,7
5,5
5,9
6,1
6,0
6,7
6,3
6,5
100
100
100
100
100
100
100
100
100
тия имели 62,7 % детей, то на втором году их число достигло 66,5 %,
на 3-м - 70,1 %. На первом году жизни в 36,7 % случаев установлено
глубокое отставание нервно-психического развития у детей основ­
ной группы, на втором году жизни удельный вес воспитанников с
глубоким отставанием нервно-психического развития - 43,1 %, сре­
ди детей третьего года жизни - 42,5 %. Причем отмечено, что в
большей степени отставание нервно-психического развития выявля­
лось у мальчиков всех возрастных групп.
Итак, анализ оценки нервно-психического развития воспитан­
ников дома ребенка показал, что большой процент этих детей имеет
задержку более трех эпикризных сроков, обусловленную прежде
всего распространенностью заболеваний нервной системы среди
изучаемого контингента детей. Немаловажную роль играет такой
фактор, как недоношенность, задержка внутриутробного развития,
98
особенно большое значение имеют масса тела ребенка при рожде­
нии, а также гипоксия и асфиксия плода в родах.
При сравнении детей, воспитывающихся в семье и в доме ре­
бенка, отмечена существенная разница. Дети из домов ребенка от­
личаются от ровесников, живущих в семье, по эмоциональному то­
нусу, познавательной активности, которые выражаются в вялости,
апатичности, отсутствии жизнерадостности, упрощении эмоцио­
нальных проявлений, снижении познавательной активности. В ре­
зультате этого предличностные образования или внутренние струк­
туры, которые возникают у детей на первом году жизни и ложатся в
основу формирования личности ребенка, у воспитанников дома ре­
бенка деформированы. У них не возникает привязанности к взрос­
лому, они недоверчивы и пассивны.
У детей второго и третьего годов жизни из дома ребенка к пе­
речисленным особенностям добавляются проявления дизонтогенеза:
пониженная любознательность, отставание в развитии речи, задерж­
ки в овладении предметными действиями, отсутствие самостоятель­
ности. Без внешнего побуждения дети обычно не включаются в иг­
ру, у них наблюдаются как малая подвижность, так и пустая суетли­
вость. Они подолгу сидят и ждут начала игры или обеда, не выражая
ни протеста, ни нетерпения. У большинства воспитанников отмеча­
ются стереотипные движения в виде раскачиваний телом, потирания
рук, верчения головой, сосания пальцев рук, воротничков, одежды.
Игровая активность этих детей соответствует более раннему возрас­
ту и чаще манипулятивна. В основном они перекладывают игрушки
с места на место. Играют недолго и отодвигают игрушки в сторону.
Ролевой игры у этих детей нет. Дети мало реагируют на слезы и
крики других детей. Во время игры они не ищут участия и сочув­
ствия персонала. Тонкая моторная деятельность у воспитанников
дома ребенка снижена (плохо собирают пирамидки, мозаику, ба­
шенки). Зато дети дома ребенка значительно раньше сверстников,
воспитывающихся в семьях, овладевают навыками пользования
ложкой, горшком со стягиванием с себя штанишек. Становление
речи явно задерживается, запас слов мал, превалирует однословная
речь без построения фраз. Дети не реагируют активно на обращен­
ную к ним речь бытового тембра и громкости, но зато адекватно ре­
агируют на императивную речь (приказ).
Из таблицы 31 видно, что большая часть воспитанников дома
ребенка к 2-3 годам еще не владеет активной речью, в семье таких
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
детей в 3,4 раза меньше. Воспитанники дома ребенка на начальных
этапах овладения речью характеризуются тем, что на длительное
время задерживаются на стадии только понимания речи взрослого,
не переходя к активному пользованию ею.
Кроме того, характерны низкая активность (малое количество
обращений, невысокая их интенсивность), преобладание личност­
ных контактов примитивного содержания.
Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что за­
держки в развитии речи у воспитанников дома ребенка связаны не
только и не столько с дефицитом их общения со взрослыми в целом
и с недостаточностью эмоциональных контактов в особенности, а
прежде всего с общей организацией их коммуникативной деятель­
ности. Деловые контакты со взрослыми возникают поздно и осу­
ществляются в примитивной форме. В соотношении деловых и аф­
фективных аспектов общения доминируют последние. Не стимули­
руется также познавательное общение со взрослым. Постоянная
опека, недостаточный контакт с внешним миром, система ограниче­
ний и приказов порождают у детей из дома ребенка апатию, пассив­
ность, безынициативность, замкнутость, обеднение речи, а в некото­
рых случаях озлобление и агрессию, а все это вместе является про­
явлением госпитализма. Для детей, воспитывающихся в доме ребен­
ка, характерны искажения в общении со взрослыми. Так, у них
обострена потребность во внимании и доброжелательности взросло­
го, в человеческом тепле, ласке и положительных эмоциях, но воз­
никает полная неудовлетворенность этой потребностью в связи с
малым количеством обращений взрослых к детям (в 5-10 раз реже,
чем к их сверстникам, растущим в семьях), снижением в этих кон­
тактах личностных, интимных обращений, их эмоциональная бед­
ность и однообразие содержания, в основном направленного на ре­
гламентацию поведения; частой сменяемостью взрослых; переводом
детей из одной группы в другую, из одного воспитательного учре­
ждения в другое. Вышеназванные особенности общения со взрос­
лыми лишают детей важного для них психологического благополу­
чия, переживания своей нужности и ценности для других, стойкой
уверенности в себе, лежащих в основе формирования полноценной
личности.
Таким образом, внешне благополучные, приемлемые для общих
детских учреждений воспитательные и бытовые условия жизни при
всей их важности недостаточны для ребенка-сироты в плане форми100
рования
нормального
Т абли ц а 3 1
нервно-психического раз- Распределение воспитанников дома ребенка
вития. Проявления за- и детей, воспитывающихся в семье,
держки
нервно- по уровню развития речи (%)
психического развития у
Группа детей
Основная Контрольная
детей из дома ребенка яв­
(дом ребенка)
(семья)
ляются результатом фак­
Возраст
2-3 года
2-3 года
тора сиротства, который в
Уровень развития речи
свою очередь тем более
значим, чем в более ран­
Активная речь
41,3
77,4
нем возрасте начинает
Понимание речи
46,2
18,7
(только)
действовать. Такими фак­
Нет ни понима12,5
3,9
торами являются:
пия, пи активной
• формирование
речи
групп по возрастному
Итого
100
100
принципу;
• негибкий
регла­
мент распорядка дня и других режимных моментов;
• авторитарный принцип общения взрослых с детьми;
• непостоянство (частая сменяемость) обслуживающего персо­
нала;
• недостаточная психолого-педагогическая подготовленность
воспитателей дома ребенка, их недостаточно внимательное отноше­
ние к детям;.
• узость общеобразовательных, игровых и других моментов, не
компенсирующих дефектов развития, вызванных отсутствием семьи.
Депривационные проявления задержки нервно-психического
развития воспитанников дома ребенка должны привлечь внимание
специалистов (педиатров, психологов, психиатров, педагогов и др.)
к разработке, лечению, коррекции и профилактике описываемых
расстройств с направленностью лечебно-профилактических мер на
смягчение последствий материнской депривации.
Заболеваемость детей, воспитываемых
в доме ребенка и в семье
Установлено, что у детей раннего возраста, оставшихся без по­
печения родителей, имеет место повышенная заболеваемость на
фоне снижения иммунных сил организма. Изучение заболеваемости
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
детей различных возрастных групп является важным компонентом
комплексной оценки состояния здоровья. Нами анализ проводился
по данным первичной медицинской документации (ф. 026/у,
ф. 112/у, ф. 54) с расчетом показателей первичной и общей заболе­
ваемости.
Для изучения влияния различных факторов на заболеваемость
детей раннего возраста использован такой критерий, как частота
встречаемости заболеваний в различных возрастных группах детей
(табл. 32).
Т аб л иц а 3 2
Частота встречаемости острых заболеваний среди детей, воспитывающихся
в доме ребенка и в семье, в зависимости от возраста и доношенности Р±тр (%)
Группа обследуем^іх детей
Основная (дом ребенка) / контрольная (семья)
1 год
Характеристика
встречаемости остр^іх Доно- Недонозаболеваний у детей
3 года
Доно-
Недоно-
Доно-
Недоно-
n=40
n=23
n=60
n=36
n=91
n=50
n=59
n=6
n=
n=11
n=134
n=13
5,5±3,8
27,3±14,0
41,6±8,2
54,5±15,7
52,9±8,3*
18,2±12,1
6,6±2,6
39,6±4,2
62,6±5,0
45,5±4,3
30,8±4,8*
14,9±3,0
4,0±2,8
30,7±13,3
60,0±6,9
53,8±14,3
36,0±6,7
15,5±10,4
7,5±4,1
25,4±5,6
57,5±7,8
Эпизодически болели
54,2±6,5
35,0±7,5
Часто болели
20,4±5,2
Не болели
2 года
4,3±4,3 8,3±3,5
16,6±16,6 34,1±5,0
43,5±10,5 53,3±6,4
50,0±22,3 50,0±5,3
52,2±10,6 48,4±6,4*
34,4±21,2 15,9±3,8
* Р<0,05 при сравпепии с коптрольпой группой.
На частоту заболеваний оказывают влияние многие социально­
биологические факторы, причем с изменением возраста ребенка роль
отдельных факторов меняется. Из социально-биологических факторов
недоношенность оказывает существенное влияние на частоту заболе­
ваний. Среди детей, воспитывающихся в доме ребенка и МСО, это
влияние выражено отчетливо у детей первого и второго годов жизни.
На третьем году жизни заметных различий встречаемости заболева­
ний у доношенных и недоношенных детей не отмечено.
102
На первом году жизни среди недоношенных при малом числе
неболеющих преобладают часто болеющие дети. Эта закономер­
ность сохраняется и на втором году жизни. Статистически досто­
верно (р<0,05), что встречаемость заболеваний у детей, воспитыва­
ющихся в семье, значительно ниже, чем у детей в доме ребенка, во
все возрастные периоды.
Следует отметить, что среди детей первого года жизни от 71,9
до 78,3 % составляют «отказные» дети, оставленные матерью уже в
родильном доме. Учитывая перечисленные в предыдущих главах
особенности этой возрастной группы, мы выделили факторы, влия­
ющие на встречаемость заболеваний у детей первого года жизни.
Это, в первую очередь, течение беременности, состояние здоровья
при рождении, длительность пребывания в лечебных учреждениях
до поступления в дом ребенка. Выявлен высокий процент детей, по­
ступающих в дом ребенка в первые три месяца жизни, с болезнями
нервной системы и расстройствами питания, который находится в
прямой корреляционной зависимости от течения беременности и от
состояния ребенка при рождении. В группе детей, родившихся в со­
стоянии асфиксии, с родовой травмой или задержкой внутриутроб­
ного развития, уровень заболеваемости в 1,9 раза выше, чем среди
детей, родившихся здоровыми.
Отмечена также зависимость встречаемости заболеваний у де­
тей во втором полугодии жизни от перечисленных социально­
биологических факторов. Наиболее благоприятные показатели
встречаемости заболеваний детей первого года жизни в той группе,
где беременность у матери протекала без осложнений и ребенок ро­
дился здоровым. В случае рождения ребенка в состоянии асфиксии,
задержки внутриутробного развития или при имеющихся осложне­
ниях беременности и родов у матери часто болеют 56,6 % детей пер­
вого года жизни, воспитывающихся в доме ребенка (табл. 33).
Среди заболеваний детей первого года жизни ведущее место
занимают болезни органов дыхания, уха, кожи и подкожной клет­
чатки.
При анализе зависимости заболеваемости от социально-гигие­
нических факторов у детей второго и третьего годов жизни, воспи­
тывающихся в доме ребенка, следует отметить наличие целого ком­
плекса неблагоприятных факторов социально-гигиенической харак­
теристики семьи ребенка, отрицательно влияющих на его здоровье
до поступления в дом ребенка. Ни в одной группе детей невозможно
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 33
Таблица 34
Распределение встречаемости заболеваний у воспитанников первого года
жизни в зависимости от течения беременности и родов у их матери Р±тр (%)
Сравнительная характеристика первичной заболеваемости
детей раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка и в семье, Р±тр (%)
Не болели Болели эпи­
зодически
Часто
болели
Осложнения беременности и родов
n
Беременность без осложнений
Беременность с осложнениями (хрони­
ческая внутриутробная гипоксия плода,
асфиксия новорожденного, ЗВУР и др.)
153
9,8±2,4*
58,2±3,9*
32,0±3,8
147
2,0±1,1
41,4±4,0
56,6±4,1
*Р<0,05 при сравнении с осложненным течением беременности.
выделить присутствие какого-либо одного социально-гигиеническо­
го фактора. Как правило, имело место сочетание 2-3 факторов (не­
работающая мать - неудовлетворительные жилищные условия; мно­
годетная семья - злоупотребление алкоголем одного или обоих ро­
дителей - неудовлетворительные жилищные условия и др.).
Влияние на заболеваемость такого важного социально-гигиени­
ческого фактора, как жилищные условия, изучено на группах часто
болеющих детей второго и третьего годов жизни, поступивших в
дом ребенка для временного пребывания из неполных семей (мате­
ри-морячки, студентки). В группе детей, которые поступают из се­
мей с неудовлетворительными жилищными условиями, выше
удельный вес часто болеющих детей (59,3 %), чем среди детей с хо­
рошими или удовлетворительными жилищными условиями (36,8 %).
Как следует из табл. 34, первичная заболеваемость детей пер­
вых двух лет жизни была достоверно выше в доме ребенка по срав­
нению с ровесниками, воспитывающимися в семье. Так, у детей
первого года жизни она составила 5960,3 ^ против 2093,9 ^
(р< 0,01), у детей второго года жизни она соответствовала 5733,8 ^
против 2711,0 ^ (р < 0,05), в то же время у детей третьего года жиз­
ни достоверной разницы в показателях не выявлено (р > 0,05)
Видно, что пик острых заболеваний приходится на детей, вос­
питывающихся в доме ребенка, первого года жизни. Это связано со
многими факторами:
1) поступление детей в дом ребенка в различные возрастные
периоды (от 1 мес до 3 лет);
2) трудность адаптации к воспитательному учреждению;
3) увеличение числа контактов;
104
Первичная заболеваемость
Возраст обследуем^гх детей
Перв^ій год жизни
Второй год жизни
Третий год жизни
Дети из дома ребенка
Дети из семей
n=300
n=311
5960,3±618,2**
5733,8±504,7*
2836,8±379,6
2093,9±504,6
2711,0±446,7
3537,7±394,3
*Р<0,05; **P<0,01 по сравнению с контрольной группой.
4) наличие большого числа детей с отягощенным медико-био­
логическим анамнезом.
Одновременно нужно отметить тот факт, что частота острых
заболеваний у детей, воспитывающихся в доме ребенка, на третьем
году жизни значительно ниже по сравнению с частотой заболеваний
воспитанников первого и второго годов жизни и, что важно, ниже,
чем у детей, растущих в семье. Это объясняется тем, что у детей из
дома ребенка в этой возрастной группе происходит наименьшее ко­
личество новых контактов со сверстниками, так как число вновь по­
ступающих воспитанников в дома ребенка резко снижается, в отли­
чие от детей, воспитывающихся в семье, потому что как раз в этом
возрасте дети из семей начинают посещать детские дошкольные
учреждения (рис. 1).
Анализ частоты острых заболеваний детей по половой принад­
лежности показал, что уровень ее на втором и третьем годах жизни
среди мальчиков выше, чем среди девочек, и составляет соответ­
ственно 6314,6 ^ против 5178,0 ^ и 3576,4 ^ против 2157,2 ^
(р < 0,05). Такие же тенденции и у детей из семей.
Распространенность острых заболеваний среди воспитанников
дома ребенка и детей, воспитывающихся в семье, представлена на
рис. 2. Отмечено, что острая заболеваемость детей из дома ребенка
на первом году жизни выше у девочек, чем у мальчиков, и составля­
ет 6502,5 против 5492,8 на 1000. На втором и третьем годах жизни
выявлена обратная тенденция: острая заболеваемость девочек до­
стоверно ниже, чем у мальчиков, и составляет 5178,0 против 6314,6
на 1000 (р < 0,05) и 2157,2 против 3576, 4 на 1000 (р< 0,05) у воспи105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 1. Сравнительная характеристика первичной заболеваемости детей ран­
него возраста, воспит^івающихся в доме ребенка и в семье (на 1000 детей)
танников дома ребенка; 2197,4 против 3260,9 на 1000 у детей, вос­
питывающихся в семье, на втором году жизни и 3041,9 против
4039.8 на 1000 (р< 0,05) на третьем году жизни.
По распространенности острой заболеваемости среди воспи­
танников дома ребенка 1-е место среди всех возрастных групп зани­
мает Х класс - болезни органов дыхания, которые на 1-м году со­
ставляют 5037,6 ^ , на втором году - 4769,2 ^ и на третьем году 2481.9 ^ . Причем отмечено, что острая заболеваемость болезнями
органов дыхания на первом году жизни у мальчиков достоверно ни-
Рис. 2. Раснространенность остр^гх заболеваний среди воспитанников дома
ребенка и детей из семей в зависимости от возраста и пола (на 1000 детей)
106
же, чем у девочек (р< 0,05), - 4515,1 ^ против 5620,1 ^ . На втором
и третьем годах жизни картина меняется: у девочек второго года
жизни 4254,7 ^ против 5320,5 ^ у мальчиков и на третьем году
жизни 1878,7 ^ против 3122,6 ^ (р < 0,001).
На втором месте среди воспитанников дома ребёнка, как и сре­
ди детей, воспитывающихся в семье, по распространенности острых
заболеваний I класс - инфекционные и паразитарные заболевания:
509,6 ^ у воспитанников и 122,9 ^ у детей из семей на первом го­
ду; 435,9 и 134,2 ^ соответственно на втором году; 103,1 и 209,8 ^
соответственно на третьем году жизни (р< 0,05).
Частота острых заболеваний, отнесенных к XII классу, - болез­
ни кожи и подкожной клетчатки у детей из дома ребенка - 131,4,
137,6, и 62,1 ^ (пиодермия, дерматиты) соответственно возрастным
периодам (р< 0,05), у детей из семей 210,4 ^ - на первом, 106,3 ^ на втором годах жизни и 62,6 ^ на третьем, а также XI класс - бо­
лезни органов пищеварения у детей из дома ребенка - 55,7 ^ на
первом году жизни, 160,8 ^ - на втором, 78,1 ^ - на третьем
(р< 0,05). У детей, воспитывающихся в семьях, уровень заболевае­
мости на втором году жизни в 3,8 раза, а на третьем году в 1,8 раза
ниже. Отмечено, что с возрастом у воспитанников прослеживается
четкая тенденция к снижению числа заболеваний этих классов. Не­
маловажную роль в снижении частоты острых заболеваний вышепе­
речисленных классов у воспитанников играют активно проводимые
медицинские мероприятия, направленные на профилактику, раннюю
диагностику и лечение заболеваний.
Структура острой заболеваемости детей, воспитывающихся в
доме ребенка и в семье, в зависимости от пола и возраста представ­
лена в табл. 35. Ее анализ у воспитанников дома ребенка выявил, что
самый высокий процент имеют болезни органов дыхания. Он со­
ставляет на первом году жизни 84,5 %, на втором - 83,1 %, на треть­
ем - 87,3 %. У детей, воспитывающихся в семье, удельный вес дан­
ного класса заболеваний составляет на первом году 74,1 %, на вто­
ром - 79,7 % и на третьем - 80,7 %. Ведущее место среди болезней
органов дыхания принадлежит острым респираторно-вирусным ин­
фекциям и гриппу.
Класс инфекционных и паразитарных заболеваний занимает
второе место в структуре острых заболеваний и составляет на пер­
вом году жизни 8,7 %, 7,6 % - на втором и 3,6 % - на третьем годах.
Прослеживается четкая тенденция к снижению данного класса забо107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 3 5
Структура острой заболеваемости воспитанников дома ребенка и детей,
воспитывающихся в семье, в зависимости от возраста и пола (%)
Класс болезней
I класс
Некоторые ипфекциопп^іе и паразитарп^іе
болезни
VI класс
Болезни нервной си­
стемы
VII класс
Болезни глаза и его
придаточного аппарата
VIII класс
Болезни уха и сосце­
видного отростка
Х класс
Болезни органов дыха­
ния
XI класс
Болезни органов пи­
щеварения_______
XII класс
Болезни кожи и под­
кожной клетчатки
XIV класс
Болезни мочеполовой
системы
Группа обследуем^іх детей
Основная / контрольная
Перв^ій год
Третий год
Второй год
М
М
Общ.
М
Общ.
Д Общ.
Д
Д
n=33 n=30 n=63 n=49 n=47 n=96 n=73 n=68 n=141
n=34 n=31 n=65 n=51 n=48 n=99 n=75 n=72 n=147
11,3
6,2
8,7
7,2
7,9
7,6
4,9
2,3
3,6
5,6
6,3
5,9
4,3
5,9
5,2
5,3
6,8
6,0
0,6
0,6
0,5
0,8
0,5
0,7
0,4
0,7
1,1
1,3
0,8
1,0
0,5
0,7
1,4
0,8
0,9
0,7
0,8
0,9
0,7
0,7
0,7
0,8
0,6
1,2
0,9
1,8
0,8
1,5
0,4
1,2
0,8
1,5
0,6
1,3
0,6
4,2
0,4
4,4
0,5
4,3
0,5
3,1
0,5
5,4
0,5
4,2
0,6
4,9
0,9
6,0
0,7
5,4
82,2 86,4 84,5 84,2 82,1 83,1 87,3 87,1
74,5 73,6 74,1 82,8 76,6 79,7 82,1 78,6
87,3
80,7
0,8
2,7
1,0
2,7
1,0
2,7
2,9
1,6
2,7
1,6
2,8
1,6
2,4
1,2
3,3
1,2
2,9
1,2
2,1
10,1
2,4
9,9
2,2
10,8
2,7
3,5
2,1
4,5
2,4
3,9
2,5
1,8
1,7
1,9
2,1
1,8
0,5
0,9
1,5
1,0
0,4
1,3
0,8
2,3
0,6
2,3
1,6
2,8
1,1
2,5
0,9
1,0
1,0
1,3
1,1
0,8
0,9
0,8
XVII класс
Врожденные анома­
1,1
лии, деформации и
хромосомные наруше­
ния
0,5
Всего по всем классам 100
болезней
100,0
108
0,3 0,4 0,8 0,4 0,6 0,5 0,4 0,4
100 100 100 100 100 100 100 100
100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
леваний у воспитанников дома ребенка с возрастом, одновременно
достоверно отмечается увеличение (р< 0,05) удельного веса инфек­
ционных и паразитарных заболеваний у мальчиков первого и треть­
его годов жизни по сравнению с девочками того же возраста (11,3
против 6,2 % на первом году и 4,9 против 2,3 % на третьем году
жизни). Картина, обратная вышеописанной, отмечается по данному
классу у детей, воспитывающихся в семье, при этом в отличие от
воспитанников удельный вес данного класса заболеваний держится
на одинаковом уровне во всех возрастных группах - 5,9, 5,2, 6,0 %
соответственно. Достоверной разницы по данному классу заболева­
ний среди мальчиков и девочек второго года жизни, воспитанников
дома ребенка и воспитывающихся в семье, не выявлено.
Доля заболеваний XII класса - болезней кожи и подкожной
клетчатки - имеет явную тенденцию к повышению на первом году
жизни как у воспитанников, так и у детей из семей, что связано с
анатомо-физиологическими особенностями строения кожи и под­
кожной клетчатки в этом возрасте. Она составила 2,2 и 10,0 % соот­
ветственно (р<0,001). Однако достоверной разницы по структуре
заболеваний этого класса среди мальчиков и девочек обеих групп не
выявлено. В то же время заболеваемость на первом году жизни у
детей из семей по данному классу заболеваний в 4 раза превышает
таковую у воспитанников.
Удельный вес XI класса - болезни органов пищеварения - за­
нимает в структуре острой заболеваемости пятое место. Отмечено,
что с возрастом удельный вес воспитанников с такой патологией
увеличивается с 1,0 % на первом году жизни до 2,8 % на втором и
2,9 % на третьем годах жизни. Достоверно отмечено увеличение до­
ли заболеваний органов пищеварения у девочек третьего года жизни
по сравнению с мальчиками (p<0,05) - 3,3 % у девочек и 2,4 % у
мальчиков. Достоверно отличие удельного веса заболеваний данно­
го класса (р < 0,05) у детей, воспитывающихся в семье, во всех воз­
растных группах от детей, воспитывающихся в доме ребенка: 2,7 %
на первом году, 1,6 % - на втором и 1,2 % - на третьем годах жизни
у детей из семей и 1,0 % на первом году, 2,8 % - на втором, 2,9 % на третьем у воспитанников дома ребенка соответственно.
Таким образом, анализируя полученные в результате обследо­
вания воспитанников показатели острой заболеваемости из ф. 112/у,
ф. 026/у и историй болезни по данным обращаемости, следует отме­
тить, что уровень ее очень высок и значительно превышает таковой
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
у детей, воспитывающихся в семье. Наиболее высокая заболевае­
мость отмечается у воспитанников на первом году жизни, в то время
как у детей, воспитывающихся в семье, наиболее высокие показате­
ли заболеваемости на втором и третьем годах жизни. Причем доми­
нирующее положение в структуре заболеваемости и у тех и у других
принадлежит болезням органов дыхания. Высок удельный вес ин­
фекционных, паразитарных заболеваний, болезней кожи и подкож­
ной клетчатки, заболеваний нервной системы, уха и сосцевидного
отростка, органов пищеварения и мочеполовой системы.
Именно эти классы определяли всю заболеваемость воспитан­
ников дома ребенка, поэтому основа профилактики у этих детей
должна быть направлена на предупреждение возникновения данных
болезней. Это возможно только при правильном распределении де­
тей по группам здоровья и эффективной организации медицинской
помощи угрожаемому контингенту детей.
По данным углубленного осмотра основной и контрольной
групп детей в составе педиатра, отоларинголога, невропатолога,
окулиста, хирурга-ортопеда, логопеда, ревматолога, эндокринолога
выявлен высокий уровень хронической патологии у детей раннего
возраста, воспитывающихся в доме ребенка (табл. 36).
Заболеваемость по данным углубленного осмотра составляет по
возрастам: на первом году жизни - 343,7 на 100 осмотренных, на
втором году - 336,0 и на третьем - 314,4 соответственно, в то время
как у детей, воспитывающихся в семьях, она составила на первом
году - 128,5 на 100 осмотренных, на втором - 125,1 на 100 осмот­
ренных и на третьем - 110,8 случая на 100 осмотренных (р< 0,05).
Таким образом, заболеваемость на первом году жизни у воспитан­
ников при углубленном осмотре оказалась выше, чем на втором и
третьем годах, такая же тенденция отмечалась и у детей, воспиты­
вающихся в семье.
Анализ данных углубленного осмотра показал, что заболевания
VI класса (болезни нервной системы) наиболее часто встречаются у
детей основной группы и на первом году жизни составляют 124,8 на
100 осмотренных, на втором году - 113,3 и на третьем - 90,5. Ос­
новная группа заболеваний этого класса - энцефалопатии - 76,4 на
100 осмотренн^іх. Необходимо отметить, что удельный вес детей,
имеющих заболевания нервной системы, с возрастом уменьшается с
36,8 % на первом году до 33,8 % - на втором году и 28,9 % - на тре­
тьем году.
110
Таблица 36
Структура заболеваемости воспитанников дома ребенка и детей,
воспитывающихся в семьях, по данным углубленного осмотра
в зависимости от пола и возраста (%)
Группа обследуем^гх детей
Основная/контрольная
Класс болезней
Перв^ій год
Второй год
Третий год
М
Д Общ. М
Д Общ. М
Д Общ.
n=33 n=30 n=63 n=49 n=47 n=96 n=73 n=68 n=141
n=34 n=31 n=65 n=51 n=48 n=99 n=75 n=72 n=147
IV класс
Болезни эндокринной
систем^!, расстройства
питания и нарушения
обмена веществ
V класс
Психические рас­
стройства и расстрой­
ства поведения
VI класс
Болезни нервной си­
стема:
VII класс
Болезни глаза и его
придаточного аппарата
VIII класс
Болезни уха и сосце­
видного отростка
IX класс
Болезни систем^! кро­
вообращения
X класс
Болезни органов д^гхания
XI класс
Болезни органов пи­
щеварения
XII класс
Болезни кожи и под­
кожной клетчатки
12,2 11,9 12,2
8,6
7,3
7,1
5,0 5,4 5,2 3,5 3,3 3,3 2,3 1,7
10,5 12,2 11,4 14,6 16,0 15,4 23,8 25,8
1,9
24,8
9,3
8,9
6,9
3,4 2,8 3,1 3,4 2,7 3,0 3,2 2,6 2,9
40,3 34,2 36,8 37,4 30,6 33,8 29,4 28,7 28,9
21,7 18,9 20,4 15,0 12,4 13,7 10,0
1,3 1,1 1,2 1,3 1,2 1,3 1,4
8,6
1,6
9,2
1,5
1,3
1,1
1,4
0,9
1,3
1,0
2,1
0,9
2,0
0,8
2,0
0,8
3,5
1,3
3,7
1,2
3,6
1,2
1,5
1,2
1,2
1,5
1,4
1,4
1,9
1,8
1,8
2,3
1,8
2,0
1,9
0,4
1,6
1,1
1,7
0,7
9,0
1,3
7,5
1,4
8,3
1,3
5,6
1,6
4,3
1,9
4,9
1,8
3,8
6,9
3,4
4,6
3,5
5,8
9,6
10,2
9,9
8,9
9,7
9,6
19,9 23,3 21,9 17,5 21,8
11,8 10,9 11,4 13,7 12,8
19,7
13,2
23,8 25,1 24,9 26,4 28,6 27,3 36,8 37,5
1,5 1,9 1,7 4,2 6,6 5,5 1,3 3,8
37,4
2,6
3,1
3,3
3,1
1,5
1,7
1,6
3,3
3,0
3,1
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О к о н ч а н и е т а б л . 36
Группа обследуемых детей
Основная/контрольная
Класс болезней
Первый год
Второй год
Третий год
М
Д Общ. М
Д Общ. М
Д Общ.
n=33 n=30 n=63 n=49 n=47 n=96 n=73 n=68 n=141
n=34 n=31 n=65 n=51 n=48 n=99 n=75 n=72 n=147
XIII класс
Болезни костно­
мышечной системы и
соединительной ткани
XIV класс
Болезни мочеполовой
системы
XVII класс
Врожденные анома­
лии, деформации и
хромосомн^іе наруше­
ния
XVIII класс
Симптомы, признаки и
отклонения от нормы,
не классифицированн^іе в других рубриках
Итого по всем классам
болезней
8,0
9,6
8,9
7,2
9,8
8,6
9,1
6,4
7,7
16,0 17,7 17,1 13,2 12,2 12,7 13,0 11,6
0,3 0,1 0,2 0,3 0,2 0,2 0,3 0,2
12,5
0,2
0,5
6,5
0,2
8,7
0,3
7,6
0,6
5,2
0,4
6,4
0,5
5,8
0,6
3,6
0,5
3,7
0,5
3,6
3,5
5,7
3,7
7,6
3,6
6,8
3,0
5,1
3,3
4,0
3,1
4,5
2,5
1,9
2,2
2,8
2,3
2,4
1,6 1,6 1,5 1,9 2,1 2,0 2,0 1,7 1,7
100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
Второе место в структуре хронической заболеваемости занима­
ет класс болезней эндокринной системы, расстройств питания и
нарушения обмена веществ. Причем наибольшее число заболеваний
этого класса приходится на первый год жизни - 41,8 на 100 осмот­
ренных. Частота их у девочек в 1,3 раза больше, чем у мальчиков,
затем идет снижение заболеваемости данного класса по возрастам,
причем достоверной разницы между мальчиками и девочками не
отмечено. Выявлено, что указанная патология имеет тенденцию к
росту за счет воспитанников с гипотрофией, задержкой роста и тимомегалией. Удельный вес данного класса составляет на первом го­
ду 12,2 %, на втором - 8,9 %, на третьем - 7,1 %. Отмечена досто­
верная разница по этому классу заболеваний между воспитанниками
112
и их ровесниками, воспитывающимися в семье, на первом году 12,2
против 5,2 %, на втором - 8,9 против 3,3 % и на третьем - 7,1 против
1,9 %.
Психические расстройства и расстройства поведения встреча­
ются на первом году жизни в 39,1 случая на 100 осмотренных, 51,7
случая - на втором году и 76,9 случая - на третьем году жизни, что
по удельному весу составляет соответственно 11,4, 15,4 и 24,8 %.
Самый распространенный диагноз среди воспитанников - задержка
психического развития. На него приходится 74,8 %, что указывает
на увеличение с возрастом у данного контингента детей психиче­
ских расстройств.
Следующим классом по распространенности являются болезни
органов пищеварения с 32,6 на 100 осмотренных на первом году
жизни до 37,7 - на втором и 41,3 - на третьем годах у воспитанников
дома ребенка, а у детей, воспитывающихся в семье, с 31,9 на 100
осмотренных на первом году до 34,2 - на втором и 41,3 - на третьем
годах жизни. Отмечено, что заболеваемость болезнями этого класса
увеличивается с возрастом как у воспитанников, так и у их ровесни­
ков из семей в 1,2 раза. Основные патологии, которые выявляются у
детей, - патология прикуса - 17,4 на 100 осмотренных, кариозная
болезнь - 14,6 на 100 осмотренных. Это еще раз доказывает необхо­
димость приближения стоматологической помощи к данным воспи­
тательным учреждениям с целью профилактики и своевременного
лечения выявленной патологии.
В доступной нам литературе нет данных о распространенности
заболеваний костно-мышечной системы и соединительной ткани у
детей раннего возраста. Результаты углубленного осмотра показы­
вают, что патология указанного класса присутствует и у детей ран­
него возраста, а не только у школьников. Так, плоскостопие, нару­
шение осанки, сколиозы, рахитическое искривление конечностей
достоверно чаще встречаются на первом году - у 30,5 на 100 осмот­
ренных, на втором году - у 28,8, на третьем году - у 27,8 на 100
осмотренных. При этом у детей первого года жизни в основном ре­
гистрировали проявления рахита различной степени тяжести, а у
детей третьего года жизни - рахитическое искривление конечностей,
нарушение осанки, сколиоз, плоскостопие.
В структуре общей заболеваемости воспитанников дома ребен­
ка удельный вес болезней костно-мышечной системы и соедини­
тельной ткани составляет от 8,9 % на первом году жизни до 7,7 % на
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
третьем году, а у детей, воспитывающихся в семье, соответственно
17,1 % на первом году и 12,5 % - на третьем году. Это свидетель­
ствует о необходимости своевременного осмотра данного контин­
гента детей ортопедом и проведения своевременных лечебно­
профилактических мероприятий.
При анализе острой заболеваемости у воспитанников дома ре­
бенка установлено, что в ее структуре наибольший удельный вес
приходится на острые респираторно-вирусные инфекции, а потому
большое внимание врачей-специалистов при проведении углублен­
ного осмотра уделяется выявлению больных с хроническими забо­
леваниями органов дыхания. Установлено, что у воспитанников до­
ма ребенка на первом году жизни не зафиксировано формирования
хронических бронхитов и пневмоний, но имеет место врожденная
патология органов дыхания (ателектазы легких, внутриутробно пе­
ренесенные пневмонии). Зато с возрастом у детей увеличивается ко­
личество таких заболеваний, как аденоидные вегетации и гипертро­
фия небных миндалин. У детей первого года жизни они не опреде­
лялись, у детей второго года жизни они регистрируются в 6,0 случа­
ях на 100 осмотренных, а третьего года - уже у 17,8 на 100 осмот­
ренных. У ровесников, воспитывающихся в семье, была установлена
достоверная разница в заболеваемости (р<0,05) болезнями органов
дыхания: здесь регистрируются хронические бронхиты, хронические
обструктивные бронхиты, бронхиальная астма. Заболеваемость со­
ставляет на первом году 9,7 на 100 осмотренных, 21,9 случаев на
100 - на втором году жизни и 19,7 случаев на 100 - на третьем году,
что чаще всего связано с экологическим фактором воздействия, пи­
танием, наследственностью, своевременной обращаемостью за ме­
дицинской помощью в поликлинику, к специалистам, в том числе к
врачу аллергологу-иммунологу.
Следующий класс хронических заболеваний, который выявлен
при углубленном осмотре: врожденные аномалии развития, дефор­
мации и хромосомные нарушения, которые составляют на первом
году жизни 25,8, на втором году - 19,1 и 13,7 на 100 осмотренных на третьем году. Причем выявлены достоверные различия этих за­
болеваний по половому признаку (р< 0,05) - у девочек 34,1 на 100
осмотренных против 19,6 у мальчиков на первом году жизни. В
предыдущих главах нами достоверно показано, что основной кон­
тингент детей, от которых отказываются родители, - дети с врож­
114
денной аномалией развития нервной системы и врожденными поро­
ками развития различных органов.
Болезни глаз диагностируются у 4,2 на 100 осмотренных на
первом году жизни, 4,2 - на втором и 4,6 - на третьем и представле­
ны в основном патологией со стороны органов зрения в виде близо­
рукости, астигматизма, косоглазия, гиперметропии и атрофии зри­
тельного нерва. У детей, воспитывающихся в семье, данная патоло­
гия встречается в 1,2 - 2,5 раза реже по возрастным периодам.
Таким образом, выявлено, что уровень хронических заболева­
ний воспитанников дома ребенка значительно выше, чем их ровес­
ников из семей, и составляет 343,7 на 100 осмотренных против 134,2
на 100 осмотренных на первом году жизни, 336,0 против 125,1 - на
втором и 314,4 против 110,8 на третьем году соответственно
(р<0,001). Необходимо отметить, что по некоторым классам болез­
ней заболеваемость воспитанников дома ребенка ниже, чем детей,
воспитывающихся в семье. Так, болезни системы кровообращения
на 1-м году жизни у воспитанников составляют 4,8 на 100 осмотрен­
ных, в то время как у их ровесников из семей - 10,5 на 100 осмот­
ренных, на втором году - 6,8 против 6,1 на 100 осмотренных и на
третьем году - 2,1 против 3,9 на 100 осмотренных.
Итак, полученные данные свидетельствуют о том, что уровень
хронической патологии, выявляемой у воспитанников дома ребенка,
значителен. Большое число детей имеют отклонения со стороны
нервной системы, пищеварительного тракта, костно-мышечной, ды­
хательной систем, врожденных аномалий развития и болезней эндо­
кринной системы, расстройств питания и обмена веществ. Все это
снижает функциональные возможности и сопротивляемость орга­
низма детей, что, в свою очередь, поддерживает высокий уровень
острой заболеваемости.
Высокая же распространенность среди воспитанников дома ре­
бенка хронической патологии настоятельно требует включения в
комплекс оздоровления детей данного контингента мер по профи­
лактике, предупреждению обострений, лечению выявленной патоло­
гии и более качественному диспансерному наблюдению за детьми.
Необходимо учесть вопросы усиления санитарно-гигиенического и
особенно противоэпидемического режимов в доме ребенка, так как
их роль в снижении заболеваемости воспитанников весьма значи­
тельна.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.4. Комплексная оценка состояния здоровья
детей раннего возраста, оставшихся
без попечения родителей
Рядом авторов предложены схемы комплексной оценки состоя­
ния здоровья детей (Альбицкий, Волгина, 1997; Волкова, 1998). Но
наибольшее признание получила схема С.М. Громбаха (1981). Эта
методика позволяет получить информацию большого практического
значения. С ее помощью определяется контингент детей группы
риска - 2-я группа здоровья. Это дети, не имеющие хронической па­
тологии, но у которых обнаруживается какое-либо морфологическое
или функциональное отклонение, обусловливающее потенциальную
возможность ухудшения состояния здоровья. Целенаправленное
воздействие на эту группу детей является важным звеном в системе
мероприятий по первичной профилактике заболеваний. Больные де­
ти распределяются по группам в зависимости от тяжести заболева­
ний и функциональных возможностей организма. Это определяет
дифференциацию мер по вторичной профилактике и реабилитации.
Анализ распределения детей по группам здоровья в динамике поз­
воляет оценить эффективность социальных и медицинских мер по
укреплению здоровья подрастающего поколения. Работ по ком­
плексной оценке состояния здоровья детей раннего возраста, воспи­
тывающихся в домах ребенка, практически нет (Закс, 1976; Дорожнова, 1977; Маматкулов, 1982).
Распределение детей по группам здоровья в нашем исследова­
нии выполнено в соответствии с «Инструкцией по проведению про­
филактических осмотров детей дошкольного и школьного возраста
на основании медико-экономических нормативов» (1995 г.).
Оценка здоровья проводилась за каждый год жизни, при этом
оценивались группа здоровья и её возрастная динамика. Учитыва­
лись данные о факторах анте- и постнатального периодов, данные о
здоровье новорожденного и ребенка в момент исследования (физи­
ческое и нервно-психическое здоровье, заболеваемость, кратность
заболеваний по годам жизни, хронические заболевания, врожденные
пороки развития), заключения специалистов у детей как основной,
так и контрольной групп.
Все дети были разделены на пять групп здоровья. К I группе
отнесены дети, не имеющие отклонений в состоянии здоровья, не
болеющие или болеющие редко за период наблюдения. Во II группу
116
вошли здоровые дети с отягощенным анамнезом, часто или дли­
тельно болеющие острыми заболеваниями, входящие в группу риска
по хронической патологии, с некоторыми функциональными откло­
нениями; III группу здоровья составили дети с хроническими забо­
леваниями или врожденной патологией в состоянии компенсации;
IV группу здоровья - дети с хроническими заболеваниями в состоя­
нии субкомпенсации и V группу - дети с хроническими заболевани­
ями в состоянии декомпенсации патологического процесса.
Распределение детей по группам здоровья показало, что струк­
тура его в зависимости от возраста имеет свои особенности. Отме­
чено, что детей с I группой здоровья в основной группе во все воз­
растные периоды меньше, чем в контрольной группе (табл. 37). Так,
на первом году жизни число детей основной группы с I группой
здоровья составляет 4,8 %, в то время как контрольной - 29,2 %. Об­
ращает на себя внимание то, что число воспитанников и их ровесни­
ков в семье, имеющих вторую группу здоровья, с возрастом умень­
шалось. Так, у воспитанников на первом году жизни вторую группу
здоровья имеют 8,1 % детей, на втором - 7,4 %, на третьем - 6,9 %, в
то время как у детей из семей эти показатели были выше в 7-8 раз.
Т аб л и ца 3 7
Распределение воспитанников дома ребенка и детей из семей
по группам здоровья Р ±тр (%)
Группа здо­
ровья
I
II
III
IV
V
Группа обследуем^іх детей
Осповпая (дом ребепка)
Контрольная (семья)
2 года
3 года
2 года
3 года
1 год
1 год
n=63
n=96
n=141
n=65
n=99
n=147
4,8±2,7
4,1±2,0
3,5±1,5
7,9±3,4
7,3±2,6
7,0±2,1
57,1±6,2* 57,3±5,0* 52,4±4,2*
11,1±3,9 10,4±3,1* 11,3±2,6*
19,0±4,9 19,9±4,0 25,8±3,7
29,2±5,6
58,4±6,1
12,3±4,0
-
31,3± 4,7 33,3± 3,9
51,5± 5,0 46,9± 4,1
16,2±3,7 18,5±3,2
1,0±1,0
1,3±0,9
-
*Р<0,05 при сравпепии с коптрольпой группой.
Удельный вес детей с третьей группой здоровья, имеющих хро­
ническую или врожденную патологию в стадии компенсации, на
первом и втором годах жизни одинаковый, а на третьем снижается с
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 3. Раснределение
по группам здоровья
воспитанников дома ребенка и детей из семей
57,3 до 52,4 %. Число воспитанников с четвертой группой здоровья
постепенно увеличивается с 11,1 % на первом году до 11,3 % на тре­
тьем году жизни. Аналогичную динамику имеет распределение де­
тей в пятой группе здоровья: на первом году - 19,0 %, на втором 19,9 %, на третьем - 25,8 %.
Сравнительный анализ распределения детей по группам здоро­
вья воспитанников и их ровесников из семей выявляет достоверное
различие между ними (р< 0,05) во всех возрастных периодах. На
первом году лишь 12,3 % детей контрольной группы имеют III груп­
118
пу здоровья, в то время как в основной - 57,1 % имеют хронические
заболевания или врожденную патологию. В 2 года III, IV группы
здоровья имеют 67,7 % основной и 17,2 % контрольной групп и в
3 года - 63,7 и 19,8 % детей соответственно.
В результате сравнительного анализа групп здоровья по поло­
вому признаку отмечено, что во всех возрастных группах суще­
ственных различий между мальчиками и девочками не наблюдается.
По результатам исследования у детей раннего возраста, воспитыва­
ющихся в семьях, можно сделать вывод, что показатели здоровья
воспитанников по годам жизни были значительно ниже их ровесни­
ков (рис. 3).
Из рисунка видно, что практически здоровые дети в доме ре­
бенка составляют всего лишь 4,0 %. Большая часть воспитанников
имеют хроническую патологию в стадии компенсации - 55,0 % в
целом. В то же время среди детей, воспитывающихся в семье, прак­
тически здоровых было 31,8 %, а страдающих хроническими заболе­
ваниям в стадии компенсации - 16,4 %.
Таким образом, комплексная оценка состояния здоровья воспи­
танников дома ребенка в отличие от их ровесников из семей харак­
теризуется низкими показателями здоровья. Учитывая вышеизло­
женное, можно с уверенностью говорить о том, что эти особенности
состояния здоровья воспитанников возникают за счет медико­
биологических и социально-гигиенических факторов, что, в свою
очередь, свидетельствует о необходимости укрепления здоровья
этих детей за счет повышения эффективности комплекса реабилита­
ционных мероприятий, направленных на снижение острой заболева­
емости. Эффективным методом, на наш взгляд, является метод по­
вышения защитных сил организма на основе традиционной терапии
с использованием иммунокорректоров из морских гидробионтов.
Также важно широкое использование в воспитании детей раннего
возраста, оставшихся без попечения родителей, новых организаци­
онных форм воспитания, приближенных к домашним условиям, семейных домов, опекунских семей с целью исключения неадекват­
ных условий жизни и воспитания детей, тормозящих полноценное
развитие ребенка и его социальную адаптацию в обществе.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г л а в а 4.
СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕИ
ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА
ИЗ РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП
_____________НАСЕЛЕНИЯ________________________________
^Іодростковый возраст - это переходный период от детства к
взрослой жизни, когда все стороны развития подвергаются каче­
ственной перестройке, возникают новые психологические образова­
ния, формируется личность, закладываются основы социальной
установки, от которых будет зависеть дальнейшая жизнь подростка
(приобретение образования, трудоустройство, семейная жизнь и об­
щественные связи) (Крукович, 2005).
Неизбежные противоречия этого кризисного периода, состав­
ляющие его суть, порождают сильные эмоциональные переживания,
нарушения в поведении, неадекватность реакций во взаимоотноше­
ниях со сверстниками и взрослыми. Физическое возмужание и ощу­
щение взрослости на фоне неизмененного социального статуса в
микро- или макросоциуме (школе, семье, обществе) предполагает
борьбу за признание самостоятельности и своих прав, что и приво­
дит к различного рода конфликтам, которые могут, кроме того, про­
воцироваться неправильным воспитанием, непониманием взрослых
и несоответствием возможностей потребностям подростка.
Одной из существенных проблем подросткового возраста явля­
ется недостаточная социальная адаптация, проявляющаяся прежде
всего в разноплановых поведенческих отклонениях, именуемых как
социальная девиация - поведение, нарушающее общепринятые об­
щественные и правовые нормы на уровне микросоциальных отно­
шений (агрессия, демонстрация, отклонение от учебы, систематиче­
ские уходы из дома, бродяжничество и т.д.).
Негативные формы девиации: пьянство, ранняя наркотизация и
алкоголизм и связанные с ними последствия, антиобщественные
действия сексуального характера, суицид, детский и подростковый
криминал, являясь крайними степенями социальной девиации, дез­
организуют общественную систему, угрожают биологическому со­
стоянию популяции, наносят значительный ущерб самим подрост кам, существенно ухудшая качество их жизни и социальные воз­
можности в настоящем и угрожая развитием у них в будущем более
тяжелой психологической и психосоматической патологии, а также
120
более нарушенной социальной адаптации.
Частота социально значимых отклонений в поведении подрост­
ков свидетельствует о глубине проблемы социальной девиации у
этой группы населения нашей страны (Хамаганова и др.,1993). Чис­
ло официально зарегистрированных наркологических расстройств
среди подростков в России за последние 10 лет составляет 1314 на
100 000 чел. населения, в том числе 57,9 % наркоманий; 12,1 % хро­
нического алкоголизма. Средний возраст приобщения к наркотиче­
ским веществам 12-13 лет. Число подростков, которые хотя бы од­
нажды пробовали подобные вещества, составляет около 20 %, а ис­
пользовавших их не менее 10 раз - около 18 %.
Спиртные напитки с большей или меньшей частотой употреб­
ляют от 15 до 95 % лиц подросткового возраста. Для современных
российских подростков характерны такие общие тенденции, как
снижение возраста первой алкоголизации, повышение процента алкоголизирующихся лиц, особенно среди младших подростков и де­
вушек. Значительная часть алкоголизирующихся подростков (от 10
до 27,8 %) употребляют спиртное в опьяняющем количестве не­
сколько раз в неделю, а многие ежедневно. Такое злоупотребление
спиртными напитками даже без формирования выраженной алко­
гольной зависимости представляет собой серьезное психологическое
отклонение.
Происходит постоянное увеличение численности правонаруши­
телей, состоящих на учете в инспекциях по делам несовершеннолет­
них. По данным официальной статистики число зарегистрированных
правонарушителей за период 1995-2002 гг. в среднем, в расчете на
100 000 подростков, достигнувших возраста привлечения к уголов­
ной ответственности, составляет 189,2 (10,1 % от общего числа пра­
вонарушений за этот период).
Характерной чертой преступности несовершеннолетнего насе­
ления является снижение возраста совершения первого преступле­
ния и повышение удельного веса правонарушений, совершенных
лицами, не достигшими возраста привлечения к уголовной ответ­
ственности. У несовершеннолетних подростков замечен особенно
активный рост самых социально опасных преступлений (покушений
на убийство, убийств, разбойных нападений, тяжких телесных по­
вреждений), имеющих преимущественно корыстно-насильственную
направленность.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Широкая распространенность девиаций в поведении подрост­
ков, высокий уровень особо негативных форм предполагает органи­
зацию системы выявления подростков с высоким риском их разви­
тия с целью проведения разноплановых (медико-социальных, пси­
холого-педагогических, правовых) мероприятий по снижению числа
подростков с отклонениями в поведении или нивелированию уже
имеющих место девиаций.
4.1. Современное состояние здоровья
детей школьного возраста
Развитие медицинской науки на протяжении последней четвер­
ти ХХ в. привело к тому, что неопределенные представления о гра­
ницах подросткового возраста, основанные преимущественно на
социальных критериях, становятся более ясными за счет вклада в
эту проблему знаний медицинских работников и биологов.
До этого на протяжении веков по традиции многих народов
официальное окончание подросткового периода связывали с появ­
лением формальных признаков взросления, характерных для соот­
ветствующей социальной среды, например с наличием брачных от­
ношений, окончанием периодов обучения и др.
Первые шаги в области медико-биологической оценки специ­
фики данного периода жизни приводят к концентрации внимания на
пубертатных изменениях. Стало возможным отождествлять под­
ростковый и пубертатный периоды взросления.
Однако дальнейшее более глубокое изучение проблемы пока­
зывает, что многие органы и системы, а также психика молодых лю­
дей формируются и после достижения половой зрелости. Следова­
тельно, половое созревание является не единственным и не самым
продолжительным процессом, характеризующим медико-биологиче­
ский статус подростков, поэтому на сегодняшний день понятие
«подростковый» этап жизни с физиологической точки зрения пред­
ставляется более широким, чем «пубертатный».
Биологический подход к определению возрастных границ под­
держивал Дж. Стенли Холл в 1938 г. Согласно его теории, каждый
индивид в процессе своего развития проходит 4 этапа, соответству­
ющих основным периодам эволюционного развития человечества:
младенчество (1-4 года), детство (от 5 до 7 лет), отрочество (8-12
122
лет) и юность, или пубертатный период (от 13 до 24 лет). Офици­
ально в России подростками принято считать лиц в возрасте 15-17
лет. Однако с биологических, медицинских да и социальных пози­
ций это неверно. Привычное для нас отнесение к подросткам лишь
15-17-летних оставляет без должного педагогического и медицин­
ского внимания тех из них, кто находится в весьма ответственном
пубертатном периоде.
Признанный авторитет в области физиологии А.И. Аршавский
в 1982 г. называет такой подход социально-административным. На
симпозиуме по возрастной периодизации, проведенном Академией
педагогических наук СССР еще в 1965 г., им было предложено от­
носить к подросткам девушек в возрасте 12-15 лет и юношей - в 13­
16 лет, а последующие три года были названы юношескими.
Международными экспертами на совещании ВОЗ (Здоровье дет е й _ , 1999) подростковый возраст определен как период, в течение
которого:
- завершается половое развитие от появления вторичных поло­
вых признаков до наступления половой зрелости;
- психологические детские процессы сменяются поведением,
характерным для взрослых;
- происходит переход от полной социально-экономической за­
висимости от взрослых к относительной независимости.
На основе изложенных принципов комитетом экспертов Все­
мирной организации здравоохранения еще в 1965 г. в г. Женеве
предложено считать подростками лиц в возрасте 10-24 лет, что и
принято сейчас во всем мире. При таком подходе подростковый воз­
раст включает в себя три важных подростковых подпериода - препубертатный (10-14 лет) - от начала появления вторичных половых
признаков, собственно пубертатный (15-19 лет) - до обретения спо­
собности к эффективному выполнению репродуктивной функции и
постпубертатный (20-24 года) - период социального созревания,
когда человек избирает профессию и овладевает ею (Проблемы
охраны здоровья подростков // Доклад экспертов ВОЗ. Серия техн.
докл. Женева, 1979. № 609)
Что же касается возможности достижения такой степени соци­
альной, нравственной зрелости, когда человек сам несет ответствен­
ность за себя, за свое поведение, может решать вопросы, касающие­
ся его собственной судьбы и судьбы его близких, может принять на
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
себя решение проблем своих сограждан и своей страны, то этот воз­
раст намного больше 21 года.
При проведении Международного года молодежи Организация
объединенных наций включила в понятие юности возрастной пери­
од с 15 до 24 лет. При необходимости детализации возраста реко­
мендовалось выделять три периода продолжительностью в пять лет:
10-14; 15-19; 20-24 года (Здоровье молодежи - забота общества.
Доклад исследовательской группы ВОЗ по проблемам молодежи в
свете Стратегии достижения здоровья для всех к 2000 г. (ВОЗ. Серия
техн. докл. Женева, 1987. № 731). Возможно применение терминов
«молодые люди», «подростки», «молодежь» как взаимозаменяемых.
Таким образом, согласно современным представлениям в основе
возрастных рамок подросткового периода присутствует биологиче­
ское и социальное содержание, которое не всегда совпадает.
С биологических позиций к подростковому возрасту относят
девочек 12-15 лет и мальчиков 13-16 лет. С социальных и юридиче­
ских позиций подростковый возраст в России исчисляется от начала
предусмотренной законодательством трудовой деятельности, полу­
чения паспорта, права на трудовые льготы, то есть от 14 до 18 лет.
На основании вышеизложенного дети имеют статус таковых только
от 0 до 14 лет.
В 1-й статье Конвенции ООН о правах ребенка (1993 г.) записа­
но: «Ребенком является каждое человеческое существо до достиже­
ния им 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному
ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее».
В 1-й статье Федерального Закона РФ «Об основных гарантиях
прав ребенка в РФ» от 24 июня 1998 г. № 124 записано: «Ребенок это лицо до достижения им возраста 18 лет, совершеннолетия». При
этом минимальный подростковый возраст определен в 10 лет, что
связано со специфическими физиологическими особенностями в
этот пубертатный период.
Кроме того, в соответствии с приказом МЗ РФ от 1998 г. № 151
«О временных отраслевых стандартах объема медицинской помощи
детям» в 5-х классах школ (в 10 лет) проводится диспансеризация
мальчиков и девочек в рамках базовой программы обязательного
медицинского страхования. Верхняя граница детей подросткового
возраста в России определена как 17 лет включительно, то есть
17 лет 11 месяцев 29 дней, которая регламентирована приказом МЗ
РФ от 05.05.1999 г. № 154 «О совершенствовании медицинской по­
124
мощи детям подросткового возраста» и обусловливается необходи­
мостью оптимизации медико-социальной помощи подросткам 15-17
лет в связи с передачей их в педиатрическую сеть первичного звена
здравоохранения.
Современные условия развития общества в России, характери­
зующиеся кризисом в экономике и социальной напряженностью,
резко обозначили проблему сохранения здоровья подрастающего
поколения. В современных условиях, когда окружающая ребенка
среда изменилась в значительной мере, важное значение для педиат­
рической науки приобретает реализация общих задач профилакти­
ческой медицины, а именно: определение состояния здоровья раз­
личных контингентов детей и подростков, сведения, которые явля­
ются основными критериями для оценки эффективности мероприя­
тий по охране их здоровья, выявление материальных и социальных
факторов, влияющих на рост и развитие (Баранов, 2003).
Х
съезд педиатров России, прошедший в феврале 2005 г. под
девизом «Пути повышения эффективности медицинской помощи
детям», призвал практических работников здравоохранения и уче­
ных направить свои усилия на такие стратегические направления
службы охраны материнства и детства, как увеличение объема ме­
роприятий по медицинской профилактике, снижение заболеваемо­
сти детей всех возрастных групп, придание деятельности ЛПУ соци­
альной направленности.
Особую тревогу вызывает состояние здоровья детей школьного
возраста, имеющее за последние годы непрерывную тенденцию к
ухудшению (Шарапова, 2003). Как отмечено в резолюции IX съезда
педиатров России, в современных условиях формируется особая
группа риска - школьники . Отмечается рост общей заболеваемости
детей практически по всем классам заболеваний в среднем на 4-5 %
ежегодно, у подростков - на 5-6 %. В основном она растет за счет
хронических болезней. В НИИгигиены и профилактики заболеваний
детей, подростков и молодежи были изучены сравнительные данные
об изменениях в состоянии здоровья детей за последние 30 лет и за
время обучения в школе. Отмечено ухудшение здоровья школьни­
ков: увеличение детей с хронической патологией, которое в
наибольшей степени выявлено со стороны нервной (с 10,4 до
24,0 %), пищеварительной (с 8,0 до 10,0 %) и иммунной систем (ал­
лергической патологии с 2,5 до 7,5 %). В процессе обучения в шко­
ле, с переходом из класса в класс, здоровье школьников ухудшается,
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
число здоровых детей снижается в 4-5 раз; к окончанию школы
45 % учащихся имеют те или иные хронические заболевания; абсо­
лютно здоровыми могут быть признаны только 20-25 % школьников
(Веселов, 1996; Бруй и др., 1999).
За последнее десятилетие острой медико-социальной пробле­
мой является проблема состояния психического здоровья детей и
прежде всего детей подросткового возраста.
Заболеваемость детей психическими расстройствами возросла с
637,5 на 100 000 чел. детского населения в 1992 г. до 840,0 в 2002 г.
(рост на 31,8 %). Среди подростков 15-17 лет темпы роста заболева­
емости за 10 лет в 2 раза выше, чем среди детей 0-14 лет. Заболева­
емость подростков от 15 до 17 лет возросла с 786,0 в 1992 г. до
1356,4 в 2002 г. (в 1,7 раза), распространенность - с 4778,5 до 5858,8
(в 1,2 раза) на 100 000 детей соответствующего возраста.
Рост показателей в этой группе следует считать неблагоприят­
ным в контексте психосоциального развития, так как они косвенно
указывают на утяжеление «патологической почвы», на фоне которой
реализуется психическое и личностное развитие детей и подростков
(Ильин, 2005).
Потребление несовершеннолетними наркотических средств
продолжает оставаться острой проблемой, стоящей перед россий­
ским здравоохранением.
Органы исполнительной власти Российской Федерации начиная
с 2000 г. существенным образом активизировали свою деятельность
по противодействию незаконному обороту наркотиков и их немеди­
цинскому потреблению, что благоприятно сказывается на показате­
лях официальной медицинской статистики. Уровень болезненности
подростков наркоманиями снизился в 1,3 раза и составляет 100,7 на
100 тыс. подросткового населения. Показатель заболеваемости
наркоманиями уменьшился в 1,5 раза и составляет 54,9 на 100 тыс.
подростков. Данная тенденция усиливается ежегодно.
С другой стороны, отмечается рост употребления наркотиче­
ских психоактивных веществ и алкоголя (Шарапова, 2003). Наблю­
дается значительное увеличение показателей заболеваемости токси­
команиями по сравнению с 2001 г. с 8,3 до 12,8 на 100 тыс. чел. под­
росткового населения, что составляет увеличение в 1,5 раза, или на
54,2 %. С потреблением подростками психоактивных веществ связа­
ны значительные социальные проблемы.
126
По оценкам экспертов в стране активно идет процесс «омоло­
жения» наркоманов, прежде всего за счет подростков. По данным
Минобразования России (2003 г.), за период с 1991 по 2002 г. воз­
раст «первой» пробы наркотиков снизился на 6 лет (с 17,6 до
11,3 лет).
Однако наиболее важным представляется тот факт, что уровень
заболеваемости наркоманиями, по данным наркологического учета,
среди подростков почти в 2,5 раза выше, чем среди всего взрослого
населения, а токсикоманиями - в 8 раз. При этом подростки злоупо­
требляют наркотиками в 6,3, а ненаркотическими средствами - в
11,2 раза чаще, чем население всех возрастов. Можно понять тре­
вожность сложившейся ситуации, если учесть, что латентная нарко­
мания и токсикомания, по данным экспертных оценок, значительно
превышают официальные показатели (приказ МЗ РФ и Минобразо­
вания РФ от 30.05.2002 г. № 176/2017 «О мерах по улучшению
охраны здоровья детей в РФ»).
Продолжается рост раннего алкоголизма и злоупотребления ал­
коголем. По сравнению с 2001 г. заболеваемость алкоголизмом сре­
ди подростков выросла с 20,7 до 26,2 на 100 тыс. чел. подросткового
населения, увеличившись, таким образом, в 1,3 раза.
С принятием в 1999 г. Федерального закона «Об основах систе­
мы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершен­
нолетних» и изменений функций центров временной изоляции для
несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел
наметились некоторые позитивные изменения, характеризующие
состояние преступности и правонарушений несовершеннолетних.
Количество зарегистрированных преступлений, совершенных
несовершеннолетними или при их участии, уменьшилось с 208,3 тыс.
в 1999 г. до 185,4 тыс. в 2001 г., то есть на 11,0 % (по сравнению с
2000 г. снижение составило 5,1 %). Удельный вес подростковой пре­
ступности в 2001 г. составил 6,2 % (2000 г. - 6,6 %).
Вместе с тем отмечается усиление жестокости и общественной
опасности подростковых преступлений. Растет число тяжких и осо­
бо тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними
(2001 г. - 147,1 тыс. преступлений, или 79,4 % от общего количества
преступлений, совершенных несовершеннолетними). В 2001 г. от­
мечен рост числа совершенных подростками особо тяжких преступ­
лений (на 10,5 % по сравнению с 2000 г.), убийств и покушений на
убийство (на 25,5 %), изнасилований и покушений на изнасилование
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(13,4 %), разбоев (13,0 %). Почти две трети всех грабежей, краж и
разбоев, совершенных группой лиц, происходят при участии под­
ростков.
Отрицательно сказывается на здоровье детей и подростков воз­
действие личностных факторов риска, которые значительно усили­
вают вероятность возникновения патологии и перехода ее в хрони­
ческую стадию. Результаты выборочных исследований, выполнен­
ных в различных регионах РФ учеными ГУ Национального НИИ
общественного здоровья РАМН и других учреждений, указывают на
широкий спектр медико-социальных проблем подросткового возрас­
та (речь идет о «рисковых» или «саморазрушающих» формах пове­
дения современной молодежи, как то: употребление алкоголя, таба­
кокурение, токсикомания, ранняя сексуальная активность, безнад­
зорность, бродяжничество, правонарушения несовершеннолетних и
др.) в условиях физической, психической и нравственной незрело­
сти, отрицательно влияющих на здоровье и нравственное состояние
подростков (Чичерин, 2001; Максимова, Гаенко, 2001).
ВОЗ (1996 г.) отмечает, что привычки, связанные с риском для
здоровья, являются неотъемлемой характерной чертой процесса
взросления. В связи с этим программы, направленные на снижение
распространенности такого стереотипа поведения подростков, по
мнению экспертов ВОЗ, включают: изучение степени осознания
подростками такой опасности, определение степени риска, разра­
ботку мер профилактики.
Показатели здоровья подростков, отражая реальную картину
уровня жизни популяции в целом, существенным образом зависят от
социально-гигиенической характеристики семьи, образа жизни дан­
ной группы населения, поведения окружающих граждан (Березина,
2002).
Н.Г. Веселовым (1992), Л.П. Чичериным, Н.В. Полуниной
(1996) показано влияние числа детей, микросоциальных взаимоот­
ношений в семье, степени материально-бытовой обеспеченности
семьи, социального положения, уровня образования, здоровья, обра­
за жизни и медицинской активности родителей, а также особенно­
стей медицинского наблюдения на показатели состояния здоровья
детей и подростков.
Значительное влияние на здоровье подростков оказывают также
качество и эффективность деятельности медицинского персонала
школ, их взаимодействие в работе с педагогами (Журавлева, 2002).
128
Эпидемиологическими исследованиями установлено, что ис­
тинная распространенность нервно-психических нарушений в орга­
низованных коллективах детей и подростков примерно в 10 раз пре­
восходит показатели диспансерного учета (Дербенев, 1998). Эти ас­
пекты актуализируют поиск новых возможностей при оценке дезадаптационных расстройств у детей и подростков.
Об ухудшении статуса большинства детей свидетельствует рост
числа социально обездоленных детей. По данным парламентских
слушаний Госдумы ФС РФ в России 80 % беспризорных детей - это
сироты при живых родителях, 10 млн детей живут в бедных семьях,
12 млн детей живут в семьях с доходом ниже прожиточного мини­
мума, 1 млн - безнадзорные, 700 тыс. детей не имеют родителей,
500 тыс. ежегодно «теряют» одного из родителей, 300 тыс. детей
ежегодно рождаются вне брака. По данным Аналитического управ­
ления аппарата Совета Федерации ФС РФ, в 2003 г. в стране насчи­
тывалось 2 млн совершенно безграмотных детей школьного возрас­
та. За последнее десятилетие смертность от потребления наркотиков
в целом по России выросла в 12 раз среди взрослых, а среди детей в 42 раза. При таком положении дел в стране социальный фон может
являться серьезной предпосылкой к формированию болезней и их
прогрессированию (Дроздов, 1993; Какорина, 2000). Исследования­
ми Т.М. Максимовой (2003) показана зависимость особенностей
формирования здоровья граждан на разных этапах их жизни от
условий социальной среды, причем для организма подростка она
весьма высока.
При изучении индивидуального здоровья подростка в качестве
отправной точки более целесообразно выбирать показатели, отра­
жающие силу и диапазон адаптационных морфофизиологических и
социально-психологических механизмов обеспечения жизнедея­
тельности и способности ребенка к выполнению различных соци­
альных ролей и функций. В этом аспекте представляется перспек­
тивным изучение параметров социальной дезадаптации в формиро­
вании индивидуального здоровья детей подросткового возраста.
Начиная с 90-х годов ХХ столетия проблема социальной адап­
тации и выявление комплекса информативных критериев ранней
диагностики пограничных нарушений, относящихся к разным уров­
ням психического развития, приобрели особую актуальность. Такой
подход способствует оптимизации донозологической диагностики
пограничных нарушений у школьников и совершенствованию си­
стемы профилактических мероприятий (Куинджи, 2000).
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В настоящее время понятие «социальная дезадаптация» рас­
сматривается как группа различных взаимосвязанных расстройств.
По мнению В.М. Блейхера (Блейхер, Крук, 1995), под «дезадаптаци­
ей» понимается нарушение приспособления организма к условиям
существования, в то время как Н.М. Иовчук (1998) считает, что, по­
скольку речь идет о нарушенной, искаженной адаптации, а не ее от­
сутствии, следует пользоваться термином «дизадаптация». Между
тем для точного определения процесса нарушения приспособления
следует понимать: идет ли речь о явных расстройствах адаптации,
либо имеется в виду «предболезнь» - процесс, выходящий за преде­
лы психической нормы (Казначеев, 1986). Если исходить из таких
представлений, то в первом случае состояние, возможно, более точ­
но определить как дизадаптацию, а во втором примере - как деза­
даптацию. Однако для случаев нарушений адаптации в рамках соци­
ального функционирования у детей-сирот следует говорить о пора­
жении интегральных социальных связей ребенка и возникновении
нарушений приспособления на биологическом и социальном уров­
нях (ICD-10). Следовательно, в этих случаях развивается именно
дезадаптация.
Прогрессирующее в последнее десятилетие ухудшение здоро­
вья детей и подростков актуализирует эту научную проблему. Ак­
тивного внимания требует разработка современных подходов к диа­
гностике параметров социальной дезадаптации у детей и подрост­
ков. Оценить в этом случае адаптационные возможности можно свя­
зывая напряженность социальной адаптации с величиной потери
здоровья (Потапова, 1994).
Таким образом, комплексная оценка уровня здоровья подростка
включает как оценку адаптационных возможностей по отношению к
эмоциональным стрессам, так и оценку адаптационных возможно­
стей по отношению к длительным социальным нагрузкам.
Известно, что в структуре факторов, влияющих на здоровье де­
тей, с возрастом усиливается роль социальных факторов (Садыкова,
1998). Не случайно, одной из распространенных современных кон­
цепций медицины стала теория социальной дезадаптации и болезней
цивилизации. Академики Ю.П. Лисицын и В.П. Петленко в 2002 г.
считают правильным рассматривать именно адаптивное реагирова­
ние основой детерминационной теории медицины.
В какой мере дети и подростки реагируют на макросоциальную
общегрупповую дезадаптацию - это предмет научного исследова­
130
ния, не нашедший должного отражения в литературе. Ее платфор­
мой при оценке условий существования различных социальных
групп населения с точки зрения исследователей служат финансовые
кризисы 1992 и 1998 гг. (Щепин, 1997, 2001).
Социальный статус детей и подростков в значительной степени
определяет интегральный показатель качества здоровья и составляет
фундаментальную основу для формирования потенциала здоровья
взрослых людей, являющегося главным условием успешного разви­
тия общества.
Социальная дезорганизация подразумевает упадок существо­
вавших до этого условий социальной организации. Сложившиеся в
предыдущий исторический период групповые условия ее организа­
ции пришли в упадок и привели к социальной дезадаптации, фруст­
рации и стрессу у большинства членов общества (Тихонова, 2000).
Собственно, ведущие причины кризиса общественного здоровья
определены нездоровым, неблагоприятным расслоением населения
по социально-экономическому, имущественному признаку и массо­
вой психоэмоциональной дезадаптацией к возникшим в короткое
время неблагоприятным, непривычным социоэкономическим и по­
литическим изменениям. Указанные аспекты характеризуются не
только снижением мотивации к ведению здорового образа жизни, но
и обращаемости в лечебно-профилактические учреждения по поводу
острых и хронических заболеваний. Это привело к росту числа за­
пущенных форм заболеваний, их осложнений, охватившего все без
исключения классы патологии как у взрослого, так и у детского
населения (Миронов, 2000).
Многие авторы высказываются о значительной дифференциа­
ции некоторых показателей здоровья детей и особенностях их пове­
дения в разной социальной среде (Максимова, Гаенко, 2001). Обна­
ружены достоверные различия в уровне физического развития
школьников из семей рабочих и служащих (Камилова, 2001). Для
представителей социального слоя, к которому относятся рабочие со
средним и ниже среднего уровнем образования, низким доходом, по
сравнению с другой социальной группой - служащими со средним
специальным и высшим образованием, средним доходом, характер­
ны следующие особенности: более низкая самооценка здоровья,
большая частота вредных привычек, доля лиц, не удовлетворенных
содержанием работы (Сычева, 1995). Исследователи сделали вывод
о реальности особенностей состояния здоровья и поведения в раз­
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных социальных группах населения. Доля ускоренно развивающих­
ся была значительно выше среди детей служащих, что указывало на
особенности социальной среды. Среди них также было больше де­
тей, раньше начинающих подключаться к выполнению социальной
роли этого возраста - обучению в школе, существенно больше и до­
ля тех, кто успешно справлялся с этой ролью.
Биологические возрастные процессы в детском возрасте более
ускоренно протекают в лучшей социальной среде. Дети, воспитыва­
ющиеся в худших условиях, достоверно отличаются темпами воз­
растных процессов от сверстников, воспитывающихся в хороших
условиях: в худших условиях меньшая доля детей с опережением
роста и большая - с его отставанием, дефицитом веса и хронической
патологией. В то же время, по данным зарубежных ученых, в семьях
с высоким доходом, имеющих собственный дом, отмечается более
высокий рост мальчиков и девочек (Doyle, Casalaz, 2001).
С целью оценки влияния факторов риска на здоровье изучены
малоимущие группы населения: бездомные и имеющие жилье с до­
ходами ниже официального уровня бедности. При их сравнении бы­
ло показано, что последние менее образованны и более мобильны.
Среди них больше курящих (р<0,05) и больных, страдающих алко­
голизмом и эмоциональными расстройствами. Кроме того, в этой
группе значительно меньшее число лиц имеют полисы на страхова­
ние здоровья и доступ к медико-санитарной помощи (Березовский,
1998).
Актуальной проблемой является изучение медико-социальных
аспектов здоровья детей, проживающих в городских условиях. Ис­
следования зарубежных специалистов по проблеме социальной дез­
организации определяют социальные паттерны городской среды как
благоприятные для социальной дезорганизации, которая затем ведет
к девиантному поведению. Отмечено, что ситуация социальной дез­
организации имеет место почти во всех городских районах, что было
названо «дезорганизованными локальными областями» (Дьякович,
2002). Обычно это трущобы с высоким уровнем преступности, про­
ституции, психических расстройств, суицидов и других форм девиа­
нтного поведения (Татидинова, 2000).
В современных городских индустриальных обществах делается
акцент на достижение материального благополучия (богатство и об­
разование) как на социально приемлемую цель при одновременном
ограничении легитимных средств ее достижения для определенных
132
членов общества. Индивидуальная адаптация зависит от индивиду­
ального принятия или непринятия культурных целей и норм.
Следовательно, некоторые люди вынуждены достигать их по­
средством таких нелигитимных средств, как преступность, прости­
туция, наркомания, алкоголизм (Клейберг, 1998; Giesbrecht, 1999).
Официальный уровень девиации гораздо выше среди бедных и нуж­
дающихся классов, где имеет место самое сильное принуждение к
девиации и где возможности достижения как материального благо­
получия, так и более высокого образования ограничены. Представи­
тели малоимущих слоев имеют больше возможностей для принятия
девиантных ролей, какие только могут быть достигнуты в трущобах,
- делинквентности, преступности, алкоголизма, наркомании, психи­
ческих расстройств и суицида. Делинквентность - от лат.
delinquentia - проступок, нарушение законов (Блейхер, Крук, 1995;
Волкова, 1998). Делинквентность происходит из дисгармонии между
тем, что хочет молодежь из малоимущих слоев, и тем, что на самом
деле ей доступно. Желая достичь таких традиционных целей, как
экономический и образовательный успех, они сталкиваются с огра­
ничениями на легитимных дорогах к нему. Не будучи способными
изменить эти цели, они попадают в состояние фрустрации и повора­
чиваются в сторону делинквентности, если возможности для нее
оказываются доступными (Бабанов, 2002). Так проявляется «син­
дром бедности», когда преступления являются средством освобож­
дения от материальной депривации.
Различают три категории социальной девиации. Они отличают­
ся характером отклонений в поведении, их выраженностью и осо­
бенностями взаимодействия с микросоциумом (с семьей и вне се­
мьи) с позиции общепринятых общественных прав и норм (рис. 4).
Девиантное поведение характеризуется различными негатив­
ными и не одобряемыми обществом поступками и действиями, ко­
торые не нарушают правовых норм (Рудакова и др., 2005). Делин­
квентное поведение - это асоциальные стойкие часто повторяющие­
ся действия, нарушающие общественные и правовые нормы, однако
не ведущие к уголовной ответственности.
Криминальное поведение представляет собой различные пра­
вонарушения, совершаемые подростками, которые влекут за собой
возбуждение уголовной ответственности.
Уровень социальной нормативности и приемлемости поведения
среди подростков является реакцией на трудности достижения необ133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 4. Тип^і социальной девиации
ходимой социальной адаптации. Исходя из этого положения пред­
ложена классификация социальной адаптации подростков, в основу
которой положен признак реального поведения, наиболее объектив­
но отражающий конечный результат приспособления подростка к
требованиям социума и, прежде всего, микросоциума.
Она отражает три степени социальной адаптации:
1) группа удовлетворительно социально адаптированных под­
ростков (УСАп) с относительно благоприятным для успешной соци­
альной адаптации сочетанием значений социальной адаптивности
реального поведения и удовлетворенности микросоциальными усло­
виями;
2) группа слабо социально адаптированных подростков (ССАп)
с относительно неблагоприятным для успешной социальной адапта­
ции сочетанием социальной адаптивности реального поведения и
удовлетворенности микросоциальными условиями (девиантные антидисциплинарные, не нарушающие правовых норм подростки);
3) группа дезадаптированных подростков (Дп), включившая
лиц с делинквентным поведением, характеризующимся асоциаль­
ными стойкими стереотипными действиями, нарушающими право­
вые нормы.
Определение степени адаптивности реального поведения и
наличия (отсутствия) удовлетворенности микросоциальными усло­
виями может быть достигнуто путем комплексной оценки результа­
тов психодиагностического тестирования, анализа социальных и
биологических факторов, изучения медицинской, педагогической и
другой документации.
134
Итак, к числу наиболее значимых определяющих факторов
микросоциальной среды подростка относятся: асоциальная, крими­
нальная, неполная, дисгармоничная семья; низкий материальный
достаток и плохие условия жизни семьи; негативный стиль воспита­
ния и эмоциональная депривация в семье, отвержение и насилие со
стороны членов семьи; низкий образовательный, социальный и про­
фессиональный статус родителей; статус приемного и внебрачного
ребенка, социальное сиротство, воспитание в интернатном учрежде­
нии, криминализирующее влияние семьи, лишение родительских
прав одного или обоих родителей; нарушенные отношения со
сверстниками (отвержение, насилие, конфликты); дезадаптация в
сфере обучения (неудовлетворительная успеваемость, недисципли­
нированность, конфликтные отношения с педагогами); обучение в
средних учебных заведениях, ориентированных на профессиональ­
ную подготовку; невозможность получения желаемого образования
и профессии; наличие друзей - правонарушителей и сверстников,
имеющих криминальную направленность, предпочтение форм от­
дыха, малопродуктивных для личного развития.
В группе психологических факторов, обусловливающих откло­
нения в поведении, наиболее распространенным и значимым являет­
ся наличие психической патологии, в первую очередь пограничных
расстройств (чаще психопатий, патохарактерологических формиро­
ваний личности, психопатоподобных нарушений резидуально­
органического генеза, реже патохарактерологических реакций,
неврозоподобных резидуально-органических нарушений и невро­
зов), алкоголизма, наркомании, задержек психического развития и
олигофрении. При этом вид и степень дезадаптивности зависят пре­
имущественно от тяжести нозологической специфики психологиче­
ских расстройств. В формировании поведенческих проявлений обя­
зательно имеют место в качестве факторов такие комплексы, как
эмоциональная неустойчивость, повышенная импульсивность, силь­
но выраженная реакция эмансипации, неадекватная самооценка, ак­
центуация характера по неустойчивому, эпилептоидному, гипертимному, шизоидному, демонстративному типам.
Специфика обусловленности агрессивно-насильственного по­
ведения сопряжена в первую очередь с такими факторами, как по­
вышенные эгоцентризм, себялюбие, склонность к активному внешне
обвинительному реагированию, отношение к физической агрессии
как способу разрешения противоречий в одновозрастном микросо135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циальном окружении, а также с личностно-психологическими ано­
малиями - такими как общая криминализация сознания, отсутствие
способностей к предвидению результатов своих действий, к эффек­
тивному самоконтролю, повышенная склонность к алкоголизму,
крайне высокие уровни психотизма, психической неуравновешенно­
сти и асоциальности.
Достаточно значимой и информативной характеристикой соци­
альной адаптации подростков является уровень их удовлетворенно­
сти различными условиями своей жизни. Современным российским
подросткам и молодежи свойственна крайне низкая удовлетворен­
ность материальной обеспеченностью, качеством проведения сво­
бодного времени, учебной деятельностью и социально-психологи­
ческим микроклиматом по месту учебы, правовыми и нравственны­
ми реалиями жизни общества, жизнью в целом, что и отражает многоаспектность и интенсивность социодезадаптивности в данной воз­
растной группе граждан нашей страны.
Слабую социальную адаптацию статистически значимо форми­
руют 35 факторов. Из них 21 фактор характеризует микросоциальную среду, 7 факторов - личностно-психологические особенности
индивидуума и еще 7 факторов - прочие параметры (психологиче­
ские и социальные). Характеристики микросоцильных факторов
определяются путем анкетирования или интервью, характеристики
личностно-психологических поведенческих факторов - при помощи
социального патодиагностического опросника (ПДО), психологиче­
ского теста диагностики межличностных отношений (ДМО) и теста
на личностную тревожность.
Ранговое распределение микросоциальных факторов:
1) выраженность асоциальных и антисоциальных проявлений в
поведении друзей подростка;
2) наличие тяжелого конфликтного характера у одного или
обоих родителей;
3) полнота справедливости наказаний в детстве;
4) отношение к пребыванию в среднем учебном заведении в
настоящее время;
5) частота и тяжесть конфликтов с родителями;
6) степень гармоничности семьи в детстве;
7) степень гармоничности семьи в настоящее время;
8) медицинская активность;
9) наличие и объем алкоголизации;
136
10) наличие одного или обоих родителей, злоупотребляющих
алкоголем;
11) отношение к пребыванию в младших классах школы;
12) ведущая причина конфликта с родителями;
13) успеваемость в школе (лицее, колледже);
14) индивидуальная материальная обеспеченность подростка;
15) активность воспитания в детстве;
16) спортивная активность;
17) предпочитаемая направленность повседневной действи­
тельности;
18) обобщенная оценка взаимоотношений со знакомыми,
сверстниками;
19) обеспеченность семьи имуществом технико-бытового и ин­
формационно-рекреационного назначения;
20) посещение детских дошкольных учреждений.
Ранговое распределение личностно-психологических поведенче­
ских факторов:
1) уровень эмансипации (по ПДО);
2) наличие высокого психологического риска социальной деза­
даптации (по ПДО);
3) наличие психологической склонности к делинквентности (по
ПДО);
4) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью агрессивности прямолинейности в поведении (по ДМО);
5) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью зависимости и послушания в поведении (по ДМО);
6) наличие психологической склонности к алкоголизму ( по
ПДО);
7) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью недоверчивости и скептицизма в поведении (по ДМО).
Ранговый порядок прочих факторов:
1) преобладающая локализация источника психотравматизации;
2) самооценка психологического здоровья;
3) наличие астенической симптоматики;
4) уровень личностной тревожности;
5) наличие серьезных психотравмирующих ситуаций за по­
следний год;
6) состояние здоровья родителей;
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7) соблюдение оптимального режима питания;
8) наличие невротической симптоматики в детстве.
Наиболее часто высокими рейтингами, отражающими их важ­
ную роль в формировании слабой социальной адаптации подрост­
ков, обладают личностно-психологические параметры, как поведен­
ческие, так и прочие, связанные с особенностями психотравматизации, состоянием психического здоровья и общей личностной само­
оценки. Высокие рейтинги присущи также и характеристикам взаи­
модействия с внесемейным и семейным окружением. Сравнитель­
ные данные ряда социально-психологических и личностно-психоло­
гических характеристик подростков со слабой социальной адаптаци­
ей и подростков с удовлетворительной социальной адаптацией сви­
детельствуют о значимых различиях.
Обладают тяжелым конфликтным характером один или оба ро­
дителя почти у 3/5 слабо адаптированных подростков - ССАп (у 1/3
в группе удовлетворительно адаптированных подростков - УСАп).
Нормальный вес подростков, у которых один или оба родителя зло­
употребляют спиртным, в первой группе в 2,4 раза больше, чем во
второй. Специфика взаимоотношений с родителями подростков со
слабой социальной адаптацией имеет также менее благоприятный
характер. Частые и ухудшающие взаимоотношения конфликты
свойственны почти 25 % (в 2,7 раза выше, чем у удовлетворительно
адаптированных). Доля подростков, у которых ведущая причина
конфликтов с родителями связана с дисгармоничностью и деструк­
цией семьи, более чем вдвое выше по сравнению с удовлетвори­
тельно адаптированными подростками, а тех, чье воспитание харак­
теризовалось недостаточной активностью, - в 3,8 раза. Для слабо
адаптированных подростков свойственно интенсивное взаимодей­
ствие со сверстниками и в первую очередь с дружеским окружени­
ем. У удовлетворительно адаптированных подростков доля лиц с
положительной оценкой взаимоотношений значительно меньше, чем
с нейтральной.
Между подростками со слабой и удовлетворительной социаль­
ной адаптацией также имеют место существенные различия, связан­
ные с процессом их внесемейного воспитания и обучения. Удельный
вес первых, положительно относящихся к требованиям в учебном
заведении, значительно ниже, а относящихся отрицательно - выше.
Наиболее явные причины негативного отношения связаны с
нарушением взаимоотношений с педагогами и учащимися. Среди
138
этой категории подростков значительно меньше лиц со средней
успеваемостью и больше - со слабой. Слабо адаптированные под­
ростки отдают предпочтение формам повседневной деятельности
мало полезным и в определенной степени опасным для социализа­
ции и здоровья, но не требующим психологических и физических
усилий и улучшающим их эмоциональное состояние. Количество
лиц, предпочитающих занятия саморазвивающего содержания, ниже
в 1,5 раза, а выбирающих развлечения - выше в 1,8 раза по сравне­
нию с удовлетворительно адаптированными подростками. Группе
слабо адаптированных подростков с высоким числом употребления
алкогольных напитков свойственна низкая спортивная и медицин­
ская активность.
Подростки со слабой социальной адаптацией имеют высокий
риск социальной дезадаптации (3/4 от общего числа). Для них ха­
рактерны значительные внутриличностные противоречия в связи с
выраженной агрессивностью и избыточной выраженностью недо­
верчивости и скептицизма в поведении. Им присуща более высокая
тяга к независимости (эмансипации). Большая их часть обладает
психологической склонностью к алкоголизации.
Слабая социальная адаптация в значительной степени связана с
индивидуальной спецификой психотравматизации и ее производных
в виде отдельных пограничных психопатологических проявлений и
ухудшения психического здоровья в целом, а также с состоянием
общей личностной самооценки. Подростки со слабой социальной
адаптацией чаще, чем удовлетворительно адаптированные, наиболее
значимым источником своей психотравматизации считают действия
окружающих и гораздо реже - собственное поведение и объектив­
ные обстоятельства.
Среди слабо адаптированных подростков удельный вес лиц с
астенической симптоматикой и повышенным уровнем тревожности
в 2 раза выше, чем среди удовлетворительно адаптированных. Сле­
дует отметить, что и в детстве невротическая симптоматика была в
большей мере характерна для слабо адаптированных подростков.
Обращает на себя внимание то, что среди слабо адаптирован­
ных подростков доля лиц, у которых оба родителя имеют неудовле­
творительное здоровье, в 3,7 раза выше, чем у лиц с удовлетвори­
тельной социальной адаптацией.
На развитие делинквентного поведения статистически влияют
25 факторов: микросоциальных, связанных с содержанием повсе­
дневного поведения, и личностно-психологических.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ранговое распределение микросоциальных факторов:
1) один или оба родителя злоупотребляют спиртным;
2) серьезные нарушения во взаимоотношениях между родите­
лями;
3) общий уровень жилищных условий;
4) уровень образования родителей;
5) характер отношения к пребыванию в среднем учебном за­
ведении в настоящее время (для неучащихся - на момент последнего
прекращения обучения);
6) обобщенная оценка взаимоотношения со знакомыми
сверстниками;
7) ситуация, когда один или оба родителя лишены родитель­
ских прав или находятся в местах лишения свободы;
8) неполная семья;
9) уровень материального благополучия;
10) наличие близких друзей;
11) тяжелый конфликтный характер у одного или обоих роди­
телей.
Ранговый порядок факторов, связанных с повседневным пове­
дением:
1) наличие курения и его частота;
2) наличие и уровень алкоголизации;
3) частота алкоголизации;
4) предпочитаемая направленность повседневной деятельно­
сти (саморазвивающегося или развлекательного содержания).
Ранговый порядок поведенческих личностно-психологических
факторов:
1) психологическая склонность к делинквентности (по ПДО);
2) высокий психологический риск социальной дезадаптации
(по ПДО);
3) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью компромиссности и дружелюбия в поведении (по ДМО);
4) уровень конформности (по ПДО);
5) уровень личностной тревожности (по шкале тревожности
Спилберга);
6) психологическая склонность к алкоголизации (по ПДО);
7) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью покорности и застенчивости в поведении (по ДМО);
8) уровень эмансипации (независимости) (по ПДО);
140
9) наличие внутриличностных противоречий в связи с выра­
женностью зависимости и послушности в поведении (по ДМО);
10) уровень индекса В (на выявление в анамнезе нервно­
психической патологии) (по ПДО).
Низкий общий уровень жилищных условий характерен для 2/3
дезадаптированных подростков, низкий общий уровень материаль­
ного благополучия - для четверти из них, что в 3 и 8 раз ниже
уровня соответствующих показателей социально адаптированных
подростков.
Микросоциальная семейная среда этой группы социализации
подростков отличается от таковой среди удовлетворительно адапти­
рованных большей выраженностью личностных и межличностных
деформаций, которые проявляются в первую очередь в психосоци­
альных отклонениях родителей, дисгармонизации и деструкции от­
ношений между ними. У 3/4 дезадаптированных подростков один
или оба родителя злоупотребляют спиртным, более чем у 2/3 взаи­
моотношения между родителями серьезно нарушены, свыше поло­
вины имеют одного или обоих родителей с тяжелым конфликтным
характером, чуть меньше половины проживают в неполных семьях.
У подростков с удовлетворительной социальной адаптацией эти по­
казатели не превышают пределов 2-9 %. У каждого шестого дезадаптивного подростка один или оба родителя лишены родительских
прав или находятся в местах лишения свободы.
Родители подростков-дезадаптантов имеют более низкий уро­
вень образования. Среди них доля тех, кто имеет высшее или неза­
конченное высшее образование, в 8 раз меньше, а лиц с невысоким
образовательным уровнем - в 12,9 раз больше, чем среди родителей
удовлетворительно адаптированных подростков.
Социальная дезадаптация подростков является в определенной
мере результатом нарушенных отношений с микросоциальным
окружением по месту учебы. Более 1/5 дезадаптированных под­
ростков отрицательно относятся к требованиям в учебном заведе­
нии из-за конфликтов с учащимися и педагогами, что в 10 раз
больше аналогичного показателя у удовлетворительно адаптиро­
ванных подростков.
Только 10 % подростков-дезадаптантов оценивают свои отно­
шения со сверстниками и знакомыми положительно (удовлетвори­
тельно адаптированных подростков больше 30 %). В то же время
среди дезадаптированных подростков доля имеющих близких дру­
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зей в 1,5 раза превышает таковую среди удовлетворительно адапти­
рованных. Такое распределение свидетельствует не столько о глу­
бине отношений, сколько об утилитарной псевдосплоченности, ха­
рактерной для антисоциальных подростковых групп, и потере связи
с семьей.
Дезадаптация тесно связана с наличием интенсивных пристра­
стий к алкоголю. Только около 1/10 части дезадаптированных под­
ростков не курят и не употребляют спиртного. Значительная частота
курения свойственна 3/5 из них; употребление значительного коли­
чества алкоголя за одну алкоголизацию - 3/4; систематически упо­
требляют алкоголь более половины подростков, что в 4-5 раз выше,
чем среди подростков с удовлетворительной адаптацией.
У подростков с социальной дезадаптацией число лиц, предпо­
читающих деятельность саморазвивающего характера, в 2,5 раза
ниже, а развлекательного содержания, - в 2 раза выше, чем у удо­
влетворительно адаптированных подростков.
Дезадаптированные подростки имеют резко выраженные психолого-поведенческие отличия от удовлетворительно адаптирован­
ных сверстников. У них значительно больше встречается комплек­
сов личностных черт, активно предрасполагающих к социальной
дезадаптации. Примерно у 3/4 из них отмечена психологическая
склонность к делинквентности, у 9/10 - психологический риск соци­
альной дезадаптации, у 8/10 - психологическая склонность к алко­
голизации. Развитие подростковой социальной дезадаптации обу­
словлено выраженностью и содержанием такой ключевой личност­
но-психологической характеристики, как конфликтность. Тем не
менее ее влияние неоднозначно. Подростки-дезадаптанты сочетают
жесткое неприятие в отношении общесоциальных норм и требова­
ний с гиперкомпромиссностью во взаимоотношениях с референт­
ным микросоциальным окружением, в основном с группами ровес­
ников асоциальной и антисоциальной направленности. У них низкая
способность к самоанализу и продуктивной самокритике.
Для социально дезадаптивных подростков характерны более
высокие уровни тревожности (51 %), по сравнению с удовлетвори­
тельно адаптированными (22,5 %), и индекса В (21,7 %), отражаю­
щего вероятность экзогенно-органического поражения головного
мозга в анамнезе. Этот показатель в 2 раза выше такового у под­
ростков с удовлетворительной адаптацией.
142
Рейтинговое распределение факторов свидетельствует о том,
что наибольшее значение в развитии социальной дезадаптации у
подростков имеют характеристики их микросоциально-семейного
окружения и меньшее - рейтинги, свойственные составляющим по­
вседневного поведения.
Ранговые места, соответствующие личностно-психологиче­
ским параметрам поведения, хотя и уступают таковым ведущим
факторам двух предыдущих групп, являются тем не менее доволь­
но высокими.
Факторы наиболее интенсивного влияния на развитие слабой
социальной адаптации и дезадаптации в социуме (в связи с реаль­
ным поведением подростков) легли в основу разработки прогности­
ческих таблиц определения групп риска девиантного и делинквент­
ного поведения. Эти таблицы разработаны в соответствии с совре­
менными научными психологическими, социологическими и соци­
ально-медицинскими подходами и призваны сделать более простым
и точным формирование групп высокого риска слабой социальной
адаптации и дезадаптации подростков. Они предназначены для ис­
пользования врачами, педагогами, психологами, социальными ра­
ботниками, сотрудниками инспекций по делам несовершеннолетних
при проведении мероприятий по предупреждению правонарушений.
Каждая из таблиц состоит из 10 факторов наиболее сильного
влияния на развитие слабой социальной адаптации и социальной
дезадаптации. Важным преимуществом, существенно повышающим
объективность оценки, является применение высококачественных
тестовых методик, которые широко используются в психолого­
медицинской практике.
При выявлении педиатром, педагогом, социальным работником
особенностей личности подростка, которые могут привести к девиа­
нтности и делинквентности, необходимо направить подростка к
психологу (психиатру) для углублённого обследования с примене­
нием этих методик. В работе по выявлению подростков с риском
девиантного и делинквентного поведения и формированию групп
риска должны принимать участие учреждения различных служб и
ведомств: детские поликлиники, психоневрологические диспансеры,
средние общеобразовательные учреждения и учреждения професси­
онального обучения, службы МВД по делам несовершеннолетних с
привлечением детских врачей, психиатров, психоневрологов, психо­
логов, педагогов, социальных работников.
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В настоящее время при изучении здоровья детей особое внима­
ние авторов привлекает взаимодействие факторов окружающей сре­
ды и поведенческих реакций, которые являются в большинстве сво­
ем и в значительной мере управляемыми и имеют пути и способы их
устранения (Иванова, Герасимова, 1998). В подростковом периоде
каждый индивид испытывает действие двух естественных, но неод­
нозначных процессов: интенсивной социализации личности и ак­
тивной физиологической перестройки организма. Эти процессы ча­
сто по силе и остроте бывают близки к социопсихобиологическому
кризису, порождающему серьезные проблемы в состоянии здоровья
подростков. Необходим поиск решения проблем интеграции в обще­
стве детей, находящихся в особо трудных жизненных обстоятель­
ствах. Изучение причин нарушений поведения у детей и подростков
имеет большое значение для разработки мер профилактики (Бондин,
1997). Девиантное (отклоняющееся) поведение - действия, не соот­
ветствующие официально установленным или фактически сложив­
шимся в данной социальной группе нормам и ожиданиям и приво­
дящие нарушителя к изоляции, лечению, исправлению или наказа­
нию (Нагаев и др., 2001). Исходя из социально-психологических
критериев выделяют 4 основных типа девиантного поведения у де­
тей и подростков:
1) антидисциплинарное (нарушение режима и дисциплины
учебно-воспитательных учреждений);
2) антиобщественное (невыполнение нравственных норм пове­
дения в обществе, бродяжничество, курение, употребление алкого­
ля, психоактивных веществ);
3) противоправное;
4) аутоагрессивное (самоубийство).
Установлено, что на формирование негативных форм поведе­
ния сильное влияние оказывают условия семейного воспитания (Бу­
торина, Буторин, 1993). По данным современных исследований
большинство осужденных женщин имели детей (67,7 %), каждая
четвертая - двоих и более (Брутман, 2000). Важным аспектом про­
блемы является усвоение детьми и подростками антиобщественного
поведения их родителей. По мнению большинства авторов прямой,
однозначной связи между девиацией матери и девиацией детей не
существует, но чем чаще женщины нарушают морально-правовые
нормы, тем больше вероятность подобных действий со стороны де­
тей и подростков (Антонян и др., 1988). Алкоголизм матери повы­
шает риск развития алкоголизма у детей в 3,1 раза, алкоголизм обо­
144
их родителей - в 4 раза (Бланков, 1996). Вместе с тем исследования
Б.М. Гузикова и Л.А. Мейроян (1988) показали, что при отцовском
алкоголизме чаще встречается девиация поведения, а при материн­
ском - эмоциональные расстройства. Ряд авторов придерживаются
мнения, что отягощенная наследственность и средовое воздействие
в результате ранней семейной социализации являются мощным фак­
тором развития девиации детей и подростков (Горьковая, 1991; Гребельников, 1998).
Еще одна проблема, которую стоит выделить, - жестокое об­
ращение с детьми. Отношение родителей к своим родительским обя­
занностям (отцовству и материнству) играет важную роль в значи­
тельных нарушениях состояния здоровья ребенка, ограничивающих
жизненные и социальные функции (Гасиловская, 2002). В исследо­
вании Е.П. Какориной (2000) отмечено, что оценки состояния здоро­
вья родителей и детей в 68 % случаев эквивалентны. Эксперты об­
ращают внимание на то, что увеличиваются группы населения, ко­
торые жестоко обращаются с детьми или плохо заботятся о них (Чи­
черин, Сафонова, 2000).
Статистические данные о распространенности жестокого обра­
щения с детьми в РФ отсутствуют. В иностранной литературе для
обозначения жестокого обращения используются понятия: прене­
брежение нуждами ребенка (neglect), плохое обращение (maltreat­
ment), физическое насилие (physical abuse), сексуальное насилие
(sexual abuse), побеги (runaways), которые необходимо разграничи­
вать с целью осуществления адекватных лечебных и коррекционных
мероприятий (DeLay, 2000). За рубежом отмечена необходимость
междисциплинарного решения такой проблемы, как побеги детей
(Ducharme et al., 2000).
Исследование индивидуального здоровья ребенка в контексте
семьи исключительно значимо. По определению Немецкого объеди­
нения общей медицины (DEGAM) семейная медицина является ча­
стью общей медицины и включает в себя врачебное и оздоровитель­
ное обслуживание семей и подобных им групп в соматическом, пси­
хическом и социальном аспектах (Рингли, 1997). Важным условием
этого является знание о взаимоотношениях членов семьи и их отно­
шении к окружающему миру. Главное же, по нашему мнению, за­
ключается в том, что социальная дезадаптация, несомненно, служит
одной из причин преступности. Высокая степень проявления эмоци­
ональной незащищенности, ощущение неадекватности, способности
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проявлять любовь и агрессию характеризуют девианта (Масагутов,
1998). Эти черты есть продукт раннего детского опыта в семье. Счи­
тается, что так как первый опыт взаимодействия с другими людьми
происходит у ребенка в рамках семьи, то черты, происходящие от­
сюда, формируют базу для всей структуры личности (Selvin, Yanerich,
1991). В то же время важную роль в этиологии девиантного поведе­
ния часто играют группа сверстников, общество, школа, брак и про­
фессия. Так, остроту приобретает вопрос о контроле девиации в дет­
ском возрасте. Особо стоит отметить важность определения того фак­
та, что криминальное действие - это симптом «реальной» проблемы,
которая лежит глубоко в структуре личности индивида. По данным
исследований Г. Силласте (2001), в хронически враждебных отноше­
ниях с родителями постоянно находятся до 4 % опрошенных детей и
подростков. Причем, как правило, по мере взросления ребенка враж­
дебность обостряется. Экспериментальные исследования взаимосвязи
социальной дезадаптации и детской агрессивности приобрели несо­
мненную актуальность. Отсутствие должного уровня воспитания, об­
разования, невозможность найти хорошо оплачиваемую работу, от­
сутствие уверенности в завтрашнем дне, отсутствие внутренних мо­
ральных принципов, агрессивность дают плодородную почву для
формирования девиантных установок (Личко, 1985).
Установлено, что в ряде случаев агрессивное поведение повы­
шает дальнейшие агрессивные проявления, что диктует необходи­
мость поиска приемлемых форм социализации агрессии (Карнаухова
и др., 1999). В частности, было доказано, что поведение родителей
может выступать в качестве модели агрессии и что у агрессивных
родителей обычно бывают агрессивные дети. Кроме того, если в
процессе развития ребенок не научился контролировать свои агрес­
сивные импульсы, то в дальнейшем это грозит преимущественной
ориентацией на сверстников - в подростковом возрасте и склонно­
стью к девиантному поведению - в юношеском. R. Brooks с соавто­
рами (1998) обнаружили, что человек научается и более эффектив­
ным агрессивным действиям: чем чаще он их использует, тем со­
вершенней становятся эти действия. Л.Н. Толстой считал, что зло,
совершенное человеком, не только лишает его истинного блага, но и
умаляет его душу: «Зло в этом мире не тотчас дает плоды, но, как
земля, понемногу и в свое время. И плоды эти ужасны».
Действительные причины социальной дезадаптированности де­
тей и подростков имеют сложный, многозвеньевой характер. Если
146
дать самую общую их классификацию, то можно выделить четыре
группы причин, лежащих как бы в разных плоскостях, но в реальной
жизни часто переплетающихся:
1) индивидуальные психические (искажения мотивационной
сферы личности, аномалии психического развития в детском воз­
расте, несформированность способов социально приемлемого пове­
дения, педагогическая запущенность);
2) индивидуальные соматические (хронические заболевания,
органические поражения ЦНС, отставание в физическом развитии,
инвалидность);
3) социальные внеучебные (нарушения прав ребенка, отсут­
ствие опеки со стороны взрослых, вовлечение в противоправные
действия, бедность семьи, ограниченная возможность познания ми­
ра);
4) социальные школьные (плохой психологический климат в
классе).
Знание узловых психосоциальных аспектов находит свое отра­
жение в управлении хронической патологией детей, оставшихся без
попечения родителей. Согласно Б. Хорн (1997), характерными чер­
тами хронических болезней являются: продолжительное течение,
проблема сотрудничества, значимость психосоциального окруже­
ния, множественность заболеваний, ненадежный прогноз, проблема
психофизиологической адаптации к заболеванию, большие расходы.
Более того, при поиске новых подходов в первичном медицинском
обслуживании детей и подростков из различных социальных групп
населения необходимо систематическое изучение пациента в его
окружении. В современных условиях общая медицина характеризу­
ется как функцией базового обслуживания, так и интегрирующими,
социальными и этиологическими задачами медицинского обеспече­
ния (Рингли, 1997).
Известно, что не менее 40 % заболеваний взрослых своими ис­
токами уходят в школьный возраст. Среди наиболее важных по­
требностей детей и подростков при формировании их здоровья яв­
ляется потребность в медико-социальной помощи. Однако характе­
ристики медико-социальных проблем детей школьного возраста из
различных социальных групп населения, находящихся в особо труд­
ных жизненных обстоятельствах, до настоящего времени нет.
Некоторые авторы подчеркивают неблагоприятные послед­
ствия разлуки для формирования основ будущего материнства у
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
воспитанниц (Виноградова, 1994). Клиническими наблюдениями
показано, что природа девиантного материнства коренится в драме
взаимоотношений отказницы со своей матерью. По данным анализа
семейных историй женщин, отказавшихся от новорожденных, сле­
дует, что девиантная мать отвергалась своей матерью с детства
(Брутман и др., 1993). Эта материнская депривация сделала невоз­
можным процесс идентификации с матерью как на уровне психоло­
гического пола, так и на уровне формирования материнской роли.
Этот недостаточно обсуждаемый в научной литературе феномен ис­
каженного восприятия будущей матерью в последующем своего ре­
бенка заслуживает внимания.
Результаты изучения взаимосвязи социального статуса матери и
состояния здоровья детей показали, что наиболее значимыми явля­
лись социально-биологические признаки (образование родителей,
социальное положение матери и ее возраст) и материально-бытовые
условия жизни (Ашанина, 1997).
О.В. Шарапова в 2001 г. отмечает, что негативные тенденции в
состоянии здоровья детей и подростков требуют новых данных о
функциональном состоянии основных систем детей и подростков,
их адаптивных возможностях в изменившихся условиях жизнедея­
тельности. Вместе с тем важно научное обоснование этапов рефор­
мирования медицинского обслуживания подростков, включающего
развитие современных управленческих и медицинских технологий.
Приоритетным направлением реформирования действующей
системы охраны материнства и детства является совершенствование
социально-правовой работы детских амбулаторно-поликлинических
учреждений (Чичерин, 2001). Профилактическая медицина издавна
изыскивает методы и способы оптимизации состояния здоровья с
целью предупреждения перехода донозологических состояний в
стадию болезни. На состоявшейся в 2001 г. в Хабаровске краевой
научно-практической конференции «Подросток на рубеже веков»
поставлена стратегическая цель - разработка новых организацион­
ных подходов, направленных на коррекцию состояния здоровья де­
тей и подростков. В условиях выделения проблемы доступности
превентивных мер в качестве нового подхода, который бы учитывал,
прежде всего, потребности детско-подростковых групп, подвергаю­
щихся воздействию факторов риска, становится особенно важным
раннее выявление начальных доклинических форм болезненных со­
стояний (Чичерин, 2001). Исходя из этого опыта и современного
148
статуса детей, оставшихся без попечения родителей, появляется
настоятельная необходимость в изучении показателей здоровья и
организации медико-социальной помощи в современных условиях.
Одной из фундаментальных проблем является модернизация систе­
мы медико-социальной помощи детям, находящимся в особо труд­
ных жизненных обстоятельствах, и внедрение модели медико­
социального мониторинга. В настоящее время медико-социальная
помощь рассматривается как один из основных механизмов реали­
зации на практике государственной политики в области социальной
защиты и поддержки населения (Ломовцев, 2000).
Современные подходы к интегральной оценке изменений со­
стояния здоровья населения особенно востребованы в оказании ме­
дико-социальной помощи детям, оказавшимся в особо трудных жиз­
ненных обстоятельствах. Общественное здоровье включает в поня­
тие здоровье группы. Группой может быть любой коллектив, в том
числе семья. Таким образом, здоровье каждой группы населения:
социальной, возрастно-половой, профессиональной, территориаль­
ной - может быть определено как составная часть общественного
здоровья. Исходя из представления И.П. Павлова, что человек «сплав» социальных, генетических и благоприобретенных факторов,
зависящих как от внутренней, так и внешней среды, в современных
условиях бесспорна актуальность изучения социально-медицинских
аспектов здоровья детей из различных групп населения.
Таким образом, состояние здоровья детей подросткового воз­
раста в последнее десятилетие характеризуется:
- неуклонным ростом хронических болезней, полисистемно­
стью заболеваний;
- увеличением уровня психических расстройств;
- учащением девиантных форм поведения, подростковой пре­
ступностью;
- увеличением алкоголизации, наркотизации, токсической за­
висимости;
- деформацией медико-социального портрета подростков;
- значительной степенью ограничения возможностей социаль­
ной интеграции.
Неудовлетворительное состояние здоровья подростков является
не только важной медицинской проблемой, но и создает препятствия
для социально-экономического и интеллектуального прогресса об­
щества. Ухудшение здоровья подростков сопровождается снижени149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ем возможности получения широкого спектра знаний (23,0 %), огра­
ничением в выборе профессии (20,0-50,0 %), снижением годности к
воинской службе (28,0-30,0 %), ограничением репродуктивных воз­
можностей (15,0-36,0 %) (Чичерин, 2001).
Многие проблемы со здоровьем в подростковом возрасте, осо­
бенно ведущие к трагическому исходу, можно предупредить, потому
что в их основе лежат социальные факторы, неправильное поведе­
ние, а не соматические заболевания.
Решение этих проблем требует оптимизации и ускорения про­
цессов реформирования медицинского обслуживания подростков,
особенно отработки медико-социальных аспектов; создания устой­
чивой системы управления здоровьем подростков, основанной на
управлении факторами риска и использовании принципов гигиени­
ческого обучения и воспитания.
4.2. Факторы, формирующие и определяющие здоровье
подростков из различных социальных групп населения
В 2004 г. в детских домах Приморского края воспитывалось
2198 детей (1992 г. - 678), в общеобразовательных школах-интер­
натах - 2303 (в 1992 г. - 2198). В 2004 г. выявлено 2798 сирот и де­
тей, оставшихся без попечения родителей, что на 44,8 % выше, чем в
1991 г.
В Приморском крае, как и в целом по России, кризисные явле­
ния в экономике и социальной сфере оказали негативное влияние на
положение детей и подростков школьного возраста. Наглядными
фактами могут служить изменения в количестве интернатных учре­
ждений (табл. 38).
Наблюдается тенденция увеличения числа детских домов в 3,8
раза, что свидетельствует об ухудшении положения детей в При­
морском крае.
Эти процессы идут на фоне сокращения числа образовательных
учреждений в крае в основном за счет закрытия начальных и основ­
ных школ (табл. 39). Так, за последние пять лет количество началь­
ных школ сократилось на 31,6 %, основных школ - на 12,6 %. В гос­
ударственных общеобразовательных учреждениях на начало
2004/2005 учебного года числилось 207,3 тыс. учащихся, что на
14,2 % меньше, чем в 2003/2004 учебном году и на 37,1 % меньше по
сравнению с 1996/1997 учебным годом. Основная масса школьников
обучается в 5-9-х классах средней школы - 109,2 тыс. чел. (52,6 %).
150
Т а б л и ц а 38
Динамика числеииости иитериатиых учреждений в Приморском крае (абс)
Год^і
1992
1996
2000
2002
2003
2004
Кол-во школ-интернатов для Кол-во общеобразоваКол-во детских детей-сирот
и детей, оставших­
тельн^іх школдомов
ся без нонечения родителей
интернатов
8
2
7
24
2
7
31
2
6
31
2
8
31
3
7
32
5
6
Распределение учащихся в дневных общеобразовательных
учреждениях представлено в табл. 40. Из таблицы видно, что за по­
следние 5 лет во всех классах отмечается снижение численности
учащихся. При этом по сообщениям Приморского краевого комите­
та государственной статистики число необучающихся детей соста­
вило в 2004 г. 987 человек. Основными причинами непосещения
детьми школы являются отсутствие контроля со стороны родителей
(36,9 %) и бродяжничество (17,4 %).
Таблица 39
Динамика числеииости общеобразовательных учреждений
в Приморском крае (абс)
В том числе
Учебн^іе
год^і
Общеобразовательн^іе
учреждения
Начальн^іе
Основн^іе
Средние
(полн^іе)
1996/1997
1997/1998
1998/1999
1999/2000
2000/2001
2001/2002
2002/2003
2003/2004
2004/2005
742
736
730
730
730
724
658
654
644
91
90
84
76
76
73
60
58
52
137
130
130
127
125
117
113
113
111
483
485
484
491
493
498
485
483
481
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т а б л и ц а 40
Т аб л и ца 4 1
Динамика численности детей и подростков, обучающихся в общеобразова­
тельных школах Приморского края (на начало учебного года, тыс. чел.)
Сравнительная характеристика факторов риска Р±mp (%)
1996/ 1997/ 1998/ 1999/ 2000/
Всего учащихся 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.
329,3 323,0 315,3 303,0 288,0
В том числе
обучающихся
в 1-4-х классах 118,8 110,2 102,9 93,4 84,5
в 5-9-х классах 175,0 173,1 170,3 167,1 161,8
в 10-11-х классах 35,5 39,7 42,1 42,5 41,7
2001/ 2002/ 2003/ 2004/
2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г.
274,2 257,1 241,4 207,3
80,1 77,0 77,7 56,9
151,8 137,8 121,3 109,2
42,3 42,3 42,4 41,2
Снижение морально-нравственных критериев, ослабление вос­
питательной функции школы, семейное неблагополучие способ­
ствуют криминализации несовершеннолетних. В 2002 г. в органах
внутренних дел края состояло на учете 6560 подростков; на каждые
10 тыс. подростков, достигших возраста уголовной ответственности,
приходится 263 преступления. Значительно обостряет криминоген­
ную обстановку среди подростков употребление алкоголя и нарко­
тиков. По данным краевого наркологического диспансера за послед­
ние 6 лет показатели заболеваемости наркоманией увеличились в
1,2 раза, алкоголизмом в 1,3 раза. В целом ситуация с распростране­
нием в крае социально значимых болезней оценивается ДЗАПК как
неудовлетворительная.
Анализ состава воспитанников государственных воспитатель­
ных учреждений позволяет установить, что в детском доме и школеинтернате большинство составляют дети, родители которых укло­
няются от исполнения родительских обязанностей или лишены ро­
дительских прав, соответственно - 56,9±3,5 % и 77,8±2,8 %;
13,8±2,4 % детей в детском доме и 7,7±1,8 % в школе-интернате
находятся после смерти одного из родителей (табл. 41).
Дети родителей бомжей составляют 11,8±2,3 % в детском доме
и 2,7±1,1 % в школе-интернате. В 9,8±2,1 % и 8,2±1,8 % случаев со­
ответственно причиной поступления детей в указанные учреждения
стали тяжелые хронические заболевания родителей. Дети осужден­
ных родителей составляют 7,7±1,9 % в детском доме и 3,6±1,3 % в
школе-интернате. Об ухудшении социального статуса большинства
детей свидетельствуют результаты их социальной характеристики.
152
Социальн^іе группы
Факторы риска
Детский дом, Школа-ин­ Семья, III гр.
I гр.
тернат, II гр.
n=195
1. Обусловленные поведением родите­
лей:
1.1. Причин^! поступления в гос. воспит. учреждения:
родители бомжи
12±2,3
уклоняются от родительских обязан­
56±3,5
ностей или лишена: родительских
прав
родители осуждена:
8±1,9
тяжелые хронические заболевания
10±2,1
родителей, в т.ч. психические
смерть одного из родителей
14±2,4
1.2. Причин^! отказа родителей в до­
машнем воспитании:
опекаем^іе
18,9±2,8
неполн^іе семьи, имеющие 3 и более
38,8±3,4
детей
2. Обусловленные поведением, образом
жизни детей
2.1. «Курите ли Вы»:
«да»
27,4±3,1*
«нет»
72,6±3,2***
2.2. «Укажите Ваш об^ічн^ій режим
курения»:
до 10 сигарет/день
89,5±2,2
от 10 до 20 сигарет/день
10,5±2,1
2.3. «Где впервые Вы употребили
спиртное»:
в семье родителей/ опекунов
13,1±2,4
вне семьи (в компании, с друзьями)
35,5±3,4*
не употребляли
51,4±3,5
2.4. «Пробовали ли Вы употреблять
наркотические вещества»:
«да»
5,9±1,6
«нет»
94,1±1,7
n=219
n=263
3±1,1
77±2,8
4±1,3
8±1,8
-
8±1,8
47,9±3,3
12,5±2,2
-
22,3±2,8*
77,7±2,8***
8,0±1,6
92±1,6
90,7±1,9
9,3±1,9
91±1,7
9,2±1,8
28,5±3,0*
25,4±2,9*
46,1±3,3
10,7±1,9
5,7±1,4
83,6±2,2
3,5±1,2
96,5±1,2
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О к о н ч а н и е т а б л . 41
Социальн^іе группа:
Факторы риска
2.5. «Отмечали ли Вы факт употребле­
ния наркосодержащих веществ сверст­
никами (несколько раз в жизни)»:____
«да»
2.6. «Совершали ли Вы побеги? Уходи­
ли ли из дома»:
«да»
2.7. Причин^і последующих побегов:
жестокое обращение, заброшенность
нежелание быть под опекой и кон­
тролем____________________
Детский дом, Школа-ин­ Семья, III гр.
I гр.
тернат, II гр.
n=195
n=219
19±2,8
81±2,8
17,1±2,5
82,9±2,5
13,9±2,4
86,1±2,4
6,4±1,6
93,6±1,6
48±3,5
52±3,5
44±3,3
56±3,3
n=263
Распределение воспитанников в детском доме по причинам отказа
родителей от домашнего воспитания характеризуется следующим
образом: в детском доме большинство составляют дети из неполных
семей, в которых имеются 3 детей и более, - 38,8±3,4 %, а в школеинтернате большинство детей составляют опекаемые - 47,9±3,3 %.
Социальная характеристика воспитанников детского дома и интер­
ната включает установление вида сиротства. Различия семейно­
правового положения детей-сирот и социальных сирот обусловли­
вают две группы сиротства: в тех случаях, когда у ребенка умерли
один или оба родителя, - реальный сирота (I группа) - в детском
доме 14,4±2,5 %, в школе-интернате - 8,2±1,8 %); если ребенок по­
мещен родителем (родителями) на какое-то время (в связи с лише­
нием родительских прав, болезнью, отбыванием наказания), т.е. ре­
бенок лишен родительского попечения, - социальный сирота
(II группа) - в детском доме 85,6±2,5 %, в школе-интернате 91,8±1,8 %.
Социальные сироты происходят главным образом из неполных
семей. Большинство из них не имеют достаточных материальных
средств и удовлетворительных жилищных условий. Криминальная
отягощенность одного или обоих родителей (судимость в прошлом,
отбывание наказания на момент обследования детей) регистрируется
154
у детей I и II групп, хотя у родителей первой группы это имеет ме­
сто чаще, чем во второй. По-видимому, дезадаптация у сирот
II группы, в отличие от I, формируется задолго до их помещения в
интернатное учреждение. Иными словами, имеет место «замаскиро­
ванное сиротство» (Козловская, Проселкова, 1994). Для оценки со­
циального статуса ребенка использовались данные анонимного ан­
кетирования воспитанников и детей из семей по специально разра­
ботанным анкетам. Одним из значимых аспектов исследования было
изучение структуры социальных факторов риска, в частности таба­
кокурения, в обследуемых группах детей. Полученные достоверные
отличия в факте табакокурения у воспитанников детского дома
(27,4±3,1 %) и школы-интерната (22,3±2,8 %) от их сверстников,
воспитывающихся в семьях (7,7±1,6 %), определяют прогностически
значимые проблемы здорового образа жизни и серьезные пробелы в
профилактике вредных привычек.
Особое внимание уделено распространенности фактора алкого­
лизации в обследуемых группах детей (табл. 41). У детей обследуе­
мых основных групп установлен факт алкоголизации соответствен­
но в 48,6 и 53,9 % случаев, а у подростков из семей в 16,4 % случаев.
У воспитанников детского дома в основном факт употребления
спиртных напитков отмечался вне семьи, а у воспитанников школыинтерната и детей из семей, напротив, - в кругу семьи родителей
или опекунов. Одним из манифестных проявлений вследствие
нарушений процессов социальной адаптации может быть раннее
употребление алкоголя как форма девиантного поведения у воспи­
танников детского дома (Дмитриева, 1990).
Изучаемым компонентом в социальной характеристике факто­
ров риска в обследуемых группах детей является факт употребления
наркосодержащих веществ. Обнаружены предпосылки проблем пробы употребления наркосодержащих веществ у детей основных
групп соответственно в 5,9±1,6 % и 3,5±1,2 % случаев. Вместе с тем
обращает на себя внимание факт употребления сверстниками нарко­
содержащих веществ, отмеченный среди детей и подростков соот­
ветственно в первой основной группе - 19±2,8 % и во второй основ­
ной группе - 17,1±2,5 %.
Дополнительно к характеристике ребенка в условиях сиротства
изучен такой показатель структуры социальных факторов риска, как
наличие побегов из дома (детского дома, интерната). Полученные
данные свидетельствуют о значимости включенного критерия в ха155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рактеристике статуса ребенка из первой и второй основных групп
соответственно в 13,9±2,4 % и 6,4±1, 6 % случаев. Первый побег не
был обусловлен неблагополучной семейной ситуацией у 76±3,1 и
63±3,2 % респондентов. Из причин последующих побегов 48±3,5 и
44±3,3 % респондентов указывают на тяжелые условия жизни (же­
стокое обращение, заброшенность), в 52±3,5 и 56±3,3 % случаев нежелание быть под опекой и контролем.
Большинство матерей воспитанников детского дома и школыинтерната курят (соответственно 88,3±2,3 и 76,4±2,8 % против
18,7±2,4 % в контрольной группе), злоупотребляют алкоголем
(84,1±2,6 и 68,7±3,1 % против 16,5±2,3 % в контрольной группе).
Третье место в структуре вредных привычек занимают злоупотреб­
ление алкоголем и курение одновременно (соответственно 79,5±2,9
и 62,8±3,2 % против 17,2±2,3 % в контрольной группе). Употребле­
ние наркотических средств отмечается только у матерей воспитан­
ников детского дома - 14,2±2,5 % и матерей школы-интерната 9,3±2,0 %. Вместе с тем хорошо известны необратимые нарушения в
физическом и нервно-психическом развитии детей, вызванные вред­
ными привычками родителей (Шведунова, Бабина, 2002). Из приве­
денных данных достаточно определенно представляются домашние
условия воспитания и гигиенического поведения у детей, где нет
места родительской опеке и сформированы достаточно серьезные
предпосылки к реализации факторной нагрузки в будущей взрослой
жизни. Данный тезис усугубляется разрывом родительских отноше­
ний с детьми, что значительно осложняет процессы социализации
детей (Vostanis, 1998).
Известно, что образовательный статус родителей определяет
многие аспекты: социокультурный уровень, образцы поведения,
формирование адаптационных психологических механизмов, воспи­
тательный потенциал, санитарную грамотность семьи и понимание
важности профилактических и оздоровительных мероприятий, про­
водимых среди детей. В ходе многочисленных исследований были
найдены обратные соотношения родительского образования с анти­
общественным поведением детей (Ашанина, 1997; Ибрагимов,
1998). Авторы объясняют этот факт менее выраженным родитель­
ским контролем при более низком уровне образовательного статуса
семей.
Как дополнение к социальной характеристике воспитанников
детского дома и школы-интерната показательна характеристика
156
уровня образования, социального и семейного положения матерей
изучаемых групп детей. Из приведенных в табл. 42 данных видно,
что женщины, поместившие детей в государственные воспитатель­
ные учреждения, в основном имеют среднее и незаконченное сред­
нее образование, причем незаконченное среднее образование имеют
только матери детей из основных групп. Полученные данные об
уровне образования обращают на себя серьезное внимание в аспекте
успешного выполнения медицинской функции семьи, обеспечения
необходимого уровня санитарно-гигиенической грамотности.
Адаптация рынка труда к кризисным условиям сопровождается
увеличением новой категории населения - безработных. Безработ­
ные не образуют гомогенного слоя, который находится в устойчи­
вом определенном материальном положении (Максимова, Гаенко,
2001). Однако различные социальные группы населения подверже­
ны этому явлению в разной степени. Считается, что наиболее уязви­
мой частью рабочей силы являются женщины, которые в силу цело­
го ряда объективных и субъективных причин семейного, психологи­
ческого, возрастного плана обладают меньшей конкурентоспособно­
стью на рынке.
Изучено социальное положение матерей воспитанников госу­
дарственных воспитательных учреждений и детей, воспитывающих­
ся в семье (табл. 42). Анализируя полученные данные, установили,
что в основном в воспитательных учреждениях находятся дети, ма­
тери которых не работают: в детском доме 54,8±3,5 % и школеинтернате - 49±3,4 %. Их удельный вес в 3-4,2 раза больше, чем в
контрольной группе (12,9±2,1 %). Среди женщин, поместивших де­
тей на воспитание в государственные учреждения, представитель­
ницы рабочих профессий составляют соответственно 26,2±3,1 и
24,3±2,9 % против 18,3±2,4 % в контрольной группе. У детей кон­
трольной группы матери в основном относятся к категории служа­
щих (58,2±3,1 %). Их удельный вес в 2-2,5 раза больше, чем в дет­
ском доме (17,9±2,7 %) и школе-интернате (22,7±2,8 %). Причем
женщин, обучающихся в учебных заведениях, в основных группах
было существенно меньше (соответственно 1,1±0,7 и 3,2±1,2 %), чем
в контрольной группе (10,6±1,9 %).
Наши данные подтвердили сведения других исследователей
(Максимова, 2003) о том, что по уровню образования среди нерабо­
тающих меньше всего лиц с высшим образованием. Доминирование
безработицы в социальном положении матерей воспитанников под157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т а б л и ц а 42
О к о н ч а н и е т а б л . 42
Сравнительная характеристика факторов социального и биологического
анамнеза матерей воспитанников государственных воспитательных учрежде­
ний и детей из семей Р±тр (%)
Группа матерей обследуемых детей
Факторы социального
и биологического анамнеза
Детский дом Школа-интернат
n=195
Возраст:
23,59±3,1***
до 19 лет
20-30 лет
62,56±3,5
старше 30 лет
13,85±2,5*
Уровень образования:
4±1,4***
высшее
среднее снециальное
33±3,4
среднее
11,7±2,3*
незаконченное среднее
51,3±3,6***
Социальное положение:
рабочая__________
26,2±3,1*
служащая
17,9±2,7***
учащаяся
1,1±0,7**
54,8±3,5***
не работает (в т.ч. домохо­
зяйка)_______________
Семейное положение:
в регистрированном браке
10,3±2,2*
3,2±2,8***
вне брака
9,5±2,1
разведена
Порядковый номер родов:
1-е род^і___________
9,5±21*
37,5±-3,5
2-е роды
3-е род^і и последующие
53±3,6***
Перенесенные заболевания во
время беременности:
50,3±3,6*
отсутствие заболеваний
наличие заболеваний
49,7±3,5*
Вредные привычки:
злоупотребление алкоголем 84,1±2,6***
S,3±2,3*
курение
158
Семья
n=219
N=263
14,1±2,3***
76,2±2,8
9,7±2,0
3,2±1,1
68,8±2,8
27,98±2,7
12,9±2,3**
34,2±3,2
37,1±3,39
15,8±2,5*
21,3±2,5
37,2±2,9
41,5±3,1
24,3±2,9
22,7±2,8*
3,2±1,2*
49,8±3,4***
18,3±2,4
58,2±3,1
10,6±1,9
12,9±2,1
33,4±3,2*
51,4±3,4***
15,2±2,4***
79,9±2,5
15,4±2,2
4,7±1,7
15,7±2,4*
34,2±3,2
50,1±3,4***
54±3,1
31±2,8
15±2,2
67,7±3,1
71,3±7,8
32,3±3,2
28,7±7,7
68,7±3,1***
76,4±2,8***
16,5±2,3
18,7±2,4
Группа матерей обследуем^гх детей
Факторы социального
и биологического анамнеза
злоупотребление алкоголем
и курение одновременно
употребление наркотиков
Детский дом
Школа-интернат
Семья
n=195
79,5±2,9***
n=219
62,8±3,2***
N=263
17,2±2,3
14,2±2,5***
9,3±2,0***
-
*Р<0,05, **P<0,01, ***P<0,001 по сравнению с контрольной группой.
тверждает низкую адаптацию женщин к кризисным явлениям в эко­
номике Приморского края, что выражается в таком явлении, как
бедность.
Выход из создавшейся ситуации, неблагоприятных материаль­
ных и жилищных условий многие нашли в уходе в «теневую» эко­
номику, что делает положение женщины еще более уязвимым. Из
данных анамнеза определено, что из числа неработающих женщин,
поместивших детей на воспитание в государственные учреждения детский дом и школу-интернат, соответственно 32,3±3,3 и 34,1±3,2 %
занимаются проституцией и ведут аморальный образ жизни. Извест­
но, что этот фактор маргинальности очень сильно влияет на преоб­
ладающие у матерей социальные установки и ценности и в целом
накладывает отпечаток на уклад и образ жизни их детей.
Прослеживая диалектику отношений к своим родительским
обязанностям, изучили семейное положение матерей воспитанников
государственных воспитательных учреждений. Установлено, что
большинство матерей воспитанников детского дома (80,2±2,8 %) и
школы-интерната (51,4±3,3 %) не состоят в браке против 15,4±2,2 %
в контрольной группе. Наоборот, в контрольной группе у родителей
брачные отношения в 79,9±2,4 % были оформлены в соответствии с
действующим законодательством. Разведенных женщин среди мате­
рей воспитанников государственных воспитательных учреждений
было в 2-3 раза больше, чем среди матерей школьников контроль­
ной группы. В результате удельный вес внебрачных рождений среди
детей в детском доме составляет 89,7±2,1 %, а в школе-интернате
66,6±3,2 %, что в 4,4 и 3,3 раза больше, чем в контрольной группе
(20,1±2,4 %).
В ходе анализа возрастного состава матерей воспитанников
государственных воспитательных учреждений выявлено преоблада159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние в детском доме 23,6±3,1 % женщин, рожавших в возрасте до 19
лет, в школе-интернате - 14,1±2,3 %, а в контрольной группе жен­
щины этой возрастной группы составляют 3,2±1,1 %. При проведе­
нии сравнительной характеристики возраста, в котором рожают
женщины, установлено, что в основном родоразрешение происходит
в возрастной группе 20-30 лет. В то же время среди матерей основ­
ных групп роды в возрасте до 19 лет встречаются в 7,4 и 4,4 раза
чаще. Напротив, поздние роды с большей частотой регистрируются
у матерей контрольной группы в 2,1 и 2,9 раза.
Представляют интерес данные о числе родов у женщин. У де­
тей из детского дома, школы-интерната и контрольной группы их
матери чаще рожали в возрасте 20-30 лет (62,5±3,5, 76,2±2,8 и
68,8±2,8 % соответственно). Большинство детей в детском доме из
г. Владивостока - 89,7±2,1 %, из сельской местности - 10,3±2,0 %.
В ходе изучения состава воспитанников государственных вос­
питательных учреждений проведено распределение женщин в зави­
симости от порядкового номера родов. В основных группах дети,
находящиеся в государственных воспитательных учреждениях,
рождались в основном от третьих родов, а в контрольной группе от
первых. Наши данные подтвердили наличие общей закономерности
в том, что в социально дезадаптированных группах населения кон­
троль за планированием беременности осуществляется слабо, что
приводит к увеличению числа родоразрешений.
Анализ перенесенных заболеваний в период настоящей бере­
менности (табл. 42) показал, что 49,7±3,5 % матерей воспитанников
детского дома и 32,3±3,2 % матерей воспитанников школыинтерната перенесли во время беременности острые или обострения
хронических заболеваний, что в 1,7 раза выше, чем среди женщин
контрольной группы, - 28,7±7,7 % (р<0,05).
Результаты сравнительной характеристики социально-гигиени­
ческих и медико-биологических факторов детей из детского дома,
интерната и семей позволяют вскрыть и понять глубинные предпо­
сылки социально-медицинских проблем здоровья детей, оставшихся
без попечения родителей из различных социоэкономических групп
населения. Выявленный в ходе исследования представительный
комплекс негативных компонентов социального и медико-биологи­
ческого анамнеза дает возможность получить адекватное представ­
ление о дальнейшем развитии, показателях здоровья и социальной
адаптации детей, находящихся в государственных воспитательных
учреждениях. Данные материалы позволяют аргументировать аспек­
160
ты кризиса воспитательных ценностей, культуры межличностных
отношений, существовавших в семьях и непосредственно влияющих
на процесс формирования жизненных установок в сознании детей
обследованных групп. Кроме того, характеристика социально­
гигиенических факторов образа жизни данной группы детей раскры­
вает причины макросоциальной общегрупповой дезадаптации. Со­
вершенно очевидно, что формирование здоровья детей в современ­
ных условиях неразрывно связано с организацией стабильно дей­
ствующей системы менеджмента факторов риска.
Согласно полученным данным основные группы детей и под­
ростков по классификации групп населения с приоритетным риском
различных заболеваний следует охарактеризовать так: демографиче­
ская группа риска - 100 %, группа риска низкого материального
уровня жизни, бедности, нищеты (бедные, необеспеченные) - 100 %,
группа риска лиц с девиантным поведением - 100 %. Попадание в
данные социальные группы означает для индивида высокую вероят­
ность неблагоприятных изменений в состоянии здоровья.
4.3. Характеристика физического, нервно-психического
развития и заболеваемости подростков
Развитие в подростковом возрасте определяет основные черты
здоровья данного поколения в старших возрастах, включая потенци­
альное долголетие и передачу соответствующих качеств будущим
поколениям (Кучма, 1996; Журавлева, 2002).
Физическое развитие подростков
Физическое развитие - уникальный показатель здоровья насе­
ления, с помощью которого удается проследить эпохальные измене­
ния биологической природы человека и сравнительно кратковре­
менные эффекты, возникающие в популяции под влиянием совокуп­
ности факторов природной и социальной среды. Проблема физиче­
ского развития подрастающего поколения тесно связана с пробле­
мами здоровья. Ее решение зависит как от особенностей образа
жизни подростков (постоянное нервно-эмоциональное напряжение
на фоне сниженной двигательной активности), так и от закономер­
ностей этапа индивидуального развития, когда заканчивается биоло­
гическое созревание организма и происходит социальное становле­
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние личности (Северный, Иовчук, 1996). Известна взаимосвязь ин­
дивидуального развития и особенностей образа жизни детей и под­
ростков. При неблагоприятных условиях уровень физического раз­
вития снижается, а улучшение условий способствует его повыше­
нию (Баранов, Щеплягина, 2000). Выявлена взаимосвязь социально­
экономических факторов и экологической ситуации с характером
изменений в физическом развитии. Подчеркнуто, что физическое
развитие может служить критерием оценки экологической ситуации,
а стандарты физического развития - важнейший элемент популяци­
онного мониторинга здоровья детей и подростков.
До настоящего времени комплексных исследований соматиче­
ской патологии и дезадаптационных нарушений у детей-сирот и де­
тей, лишенных родительского попечения, проведено недостаточно.
Имеются лишь упоминания о распространенности соматической па­
тологии у детей из социально незащищенных групп населения (Мо­
стовая, 1997). В научной литературе имеются описания так называ­
емой депривационной карликовости в сочетании со вспышками раз­
дражения и отставанием в речевом развитии (McCarthy, 1981). От­
мечено, что в происхождении нарушений физического и психиче­
ского развития детей-сирот и детей, оставшихся без родительского
попечения, существенную роль играют такие факторы, как наслед­
ственная отягощенность, нежеланная беременность, а также сомати­
ческая и неврологическая патологии (Голик, 2000).
Изменения в физическом развитии современных детей и под­
ростков как важнейшем показателе здоровья и индикаторе состоя­
тельности социально-экономического развития общества и экологи­
ческого благополучия обращают на себя серьезное внимание (Мак­
симова, 2000). В России повсеместно увеличивается частота дисгар­
моничного физического развития детей, возрастает дефицит массы
тела, появляется низкорослость, снижаются физиометрические и
функциональные показатели, ухудшается физическая подготовлен­
ность, сдвигается на старшие возрасты половое созревание (Сухано­
ва, 1996). С высокой степенью вероятности установлено, что ухуд­
шение физического развития согласуется с неблагоприятными изме­
нениями психического здоровья детей. Отставание по длине тела
сочетается с торможением в умственном развитии (Кучма, 1996).
Низкая масса тела при нормальных значениях длины тела в 5 раз
повышает риск развития хронических болезней, высокая же масса
тела в 2 раза увеличивает риск развития любой патологии (Баранов,
1998). Ухудшение физического развития влечет за собой нарушение
162
функций опорно-двигательного аппарата вследствие недостаточно­
сти мышечного каркаса (Федорова и др., 1995).
Для многих хронических заболеваний подросткового возраста
не существует определенной и специфической симптоматики, отно­
сящейся к начальному периоду, но нарушения физического разви­
тия, в частности соотношения массы и длины тела, торможение ро­
ста, уже могут быть неспецифическим, но важным критерием необ­
ходимости углубленного обследования подростка.
Оценка физического развития изучаемых групп детей подрост­
кового возраста основывалась на антропометрических данных, ко­
торые получены путем самостоятельных измерений и выкопировки
данных из индивидуальных карт развития ребенка. Представляются
данные трех групп подростков: находящихся в детском доме (ос­
новная группа - ОГ-1), в школе-интернате (основная группа - ОГ-2)
и детей из семей, посещающих общеобразовательные школы (кон­
трольная группа - КГ).
В ходе сравнительной оценки параметров физического разви­
тия детей из обследованных групп выявлены значительные отклоне­
ния в сторону низких показателей по длине и массе тела, окружно­
сти грудной клетки у мальчиков из детского дома (табл. 43).
Так, возрастная группа 9-11-летних детей из детского дома от­
стает от детей контрольной группы по показателям длины тела на
12,6 %, массы - на 14,9 %, окружности грудной клетки - на 3,9 %.
Между тем в группе девочек детского дома отставание длины и мас­
сы тела от контроля составляет 1,5 и 7,3 %, окружности грудной
клетки - 1,2 %.
В возрастной группе 9-11-летних мальчиков в школе-интернате
показатели длины тела отстают на 1,2 %, массы - на 8,5 %, окружно­
сти грудной клетки - на 1,7 % от показателей контроля. В то же время
отмечено опережение показателей длины тела у девочек из школыинтерната - на 3,4 %, массы - на 8,3 % и окружности грудной клетки
- на 3,4 % в отличие от сверстниц из контрольной группы.
При изучении параметров физического развития в возрастной
группе детей 12-14 лет установлено, что по длине тела мальчики из
детского дома отстают от контроля на 3,4 %, по массе - на 3,6 %, по
окружности грудной клетки - на 3,4 %.
У девочек из детского дома, наоборот, отмечено опережение
показателей длины тела против контрольной группы на 2,3 %, мас­
сы - на 3,7 %, окружности грудной клетки - на 0,6 %. Примечателен
также факт более выраженных показателей длины тела, обнаружен163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 4 3
Состояние физического развития воспитанников детского дома, интерната и
детей из семьи (9-17 лет) по данным углубленного медосмотра (М±т)
Группа
Возраст
Пол
Длина тела,
см
М±т
Семья (КГ)
9-11 лет
Детский дом (ОГ-1) 9-11 лет
Школа-интернат
(ОГ-2)
9-11 лет
Семья (КГ)
12-14 лет
Детский дом (ОГ-1) 12-14 лет
Школа-интернат
(ОГ-2)
12-14 лет
Семья (КГ)
15-17 лет
Детский дом (ОГ-1) 15-17 лет
Школа-интернат
(ОГ-2)
15-17 лет
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
135,88±1,3
130,36±1,4
118,77±3,0 *
129,71±1,9
134,33±0,9
134,84±1,1*
144,65±1,8
145,29±1,5
139,68±2,0
148,62±1,5
154,21±1,5***
151,57±1,2*
171,5±3,3
169,32±1,3
161,92±3,5*
162,0±1,4*
169,25±2,7
162,7±2,3*
Масса тела, Окружность
гр. клетки, см
кг
М±т
М±т
29,65±0,8
63,68±0,7
26,45±1,1
60,38±0,8
25,23±1,2*
61,2±0,9*
24,53±0,7
60,26±0,8
27,12±0,6*
62,59±0,5
28,64±0,8
62,44±0,6*
35,35±1,3
68,65±0,9
35,78±1,3
68,58±1,3
34,08±1,6
66,31±0,6
37,12±1,5
69,0±0,9
44,03±1,7*** 72,72±1,2***
39,3±1,2*
70,36±0,9
54,3±2,0
82,92±1,7
52,15±2,1
8,36±1,4
41,92±2,5*** 74,83±1,9***
51,2±2,5
76,8±2,4***
54,91±3,4
80,91±1,7
54,46±2,8
81,9±1,6*
Показатели длины тела сверстников школы-интерната отстают
от контроля на 1,3 %, массы опережают контроль на 1,1 %, окруж­
ности грудной клетки равны. Более динамичны показатели у дево­
чек школы-интерната - по длине тела они опережают контроль на
0,8 %, по массе - на 4,4 %, по окружности грудной клетки - на
3,2 %. Выявлены достоверные различия по длине, массе тела и
окружности грудной клетки (р<0,05) у воспитанников детского до­
ма, школы-интерната от детей, проживающих в семьях. Полученные
результаты в обследованных группах подтверждают сведения дру­
гих авторов (Солнцев и др., 1997) об особенностях физического раз­
вития детей при неблагоприятных условиях.
При изучении физического развития наблюдаемых детей и под­
ростков нами определены индексы Брока для каждой возрастно­
половой группы. Определение этого показателя позволяет судить о
состоянии питания без клинической оценки питания (табл. 44).
Т аб л и ца 4 4
Характеристика индексов Брока у воспитанников детского дома,
интерната и детей из семей 9-17 лет P±mp (%)
Группа
Возраст
Контроль (КГ)
9-11 лет
Детский дом (ОГ-1)
9-11 лет
Школа-интернат (ОГ-2)
9-11 лет
Контроль (КГ)
12-14 лет
Детский дом (ОГ-1)
12-14 лет
Школа-интернат (ОГ-2)
12-14 лет
Контроль (КГ)
15-17 лет
Детский дом (ОГ-1)
15-17 лет
Школа-интернат (ОГ-2)
15-17 лет
*Р<0,05, *P<0,001 по сравпепию с контрольной группой.
ных у сверстников школы-интерната, - опережение контроля на
6.6 %, массы - на 24,5 %, окружности грудной клетки - на 7,4 %.
У девочек в школе-интернате антропометрические показатели также
выше, чем в контрольной группе, - длина тела на 4,3 %, масса - на
9.7 %, окружность грудной клетки - на 2,6 %. В группе 15-17 лет
мальчики из детского дома отстают от своих сверстников из кон­
трольной группы по длине тела на 5,6 %, по массе - на 22,8 %, по
окружности грудной клетки - на 7,5 %; однако по длине тела девоч­
ки из детского дома опережают контроль на 0,4 %, по массе отстают
от контроля на 1,8 %, по окружности грудной клетки - на 3,2 %.
164
Пол
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
М
Д
Индекс Брока
94,67±5,1
95,61±5,8
73,73±7,9*
77,61±6,1
76,30±7,1
75,63±7,6*
95,84±5,4
96,26±5,6
80,39±5,7
77,73±7,6*
77,22±5,8*
75,79±6,4*
96,23±2,9
93,92±3,5
77,60±8,2*
78,33±6,9*
79,34±7,1
75,47±6,2*
*Р<0,05 по сравнению с контрольной группой.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В результате были выявлены отличия в состоянии питания
(упитанности) у мальчиков в возрастных группах 9-11 лет и 15-17
лет, находящихся в детском доме, от сверстников, находящихся в
семьях. У 12-14-летних и 15-17-летних девочек из детского дома
также имеются различия в индексах. Отличия в упитанности у детей
в школе-интернате были найдены у 12-14-летних мальчиков и дево­
чек в возрасте 9-11, 12-14 и 15-17 лет по сравнению со сверстника­
ми из контрольной группы.
Определено, что физическое развитие во всех возрастно­
половых группах контроля «среднее», гармоничное, тип телосложе­
ния мезосоматический. В возрастных группах у 9-11- и 12-14-лет­
них мальчиков и девочек из детского дома физическое развитие
«ниже среднего», гармоничное, тип телосложения микросоматический. В то же время в возрастной группе 9-11-летних мальчиков из
школы-интерната оно характеризуется как «ниже среднего», дис­
гармоничное, тип телосложения микросоматический. У девочек это­
го возраста в школе-интернате физическое развитие «ниже средне­
го», гармоничное, тип телосложения микросоматический. Морфо­
функциональное состояние 12-14-летних мальчиков школы-интер­
ната: физическое развитие «среднее», гармоничное, тип телосложе­
ния мезосоматический. У сверстниц в школе-интернате физическое
развитие «ниже среднего», гармоничное, тип телосложения микросоматический. Далее в возрастной группе 15-17-летних мальчиков
из детского дома физическое развитие «ниже среднего», дисгармо­
ничное, тип телосложения микросоматический.
У 15-17-летних сверстниц в детском доме физическое развитие
«ниже среднего», гармоничное, тип телосложения микросоматический. В школе-интернате у 15-17-летних мальчиков физическое раз­
витие «ниже среднего», дисгармоничное, тип телосложения микросоматический. Вместе с тем у сверстниц в школе-интернате физиче­
ское развитие «ниже среднего», гармоничное, тип телосложения
микросоматический.
Итак, у детей и подростков из детского дома и школы интерната физическое развитие «ниже среднего», гармоничное, тип
телосложения - микросоматический. Физическое развитие «ниже
среднего», дисгармоничное, тип телосложения - микросоматический отмечены у 16,4 % детей в детском доме и 30,1 % - в школеинтернате. У 21 % детей в школе-интернате выявлены физическое
развитие «среднее», гармоничное, тип сложения - мезосоматический, встречающиеся у 100 % детей, воспитывающихся в семьях.
166
Таким образом, индекс Брока может использоваться в ком­
плексной оценке состояния здоровья детей и подростков как наибо­
лее информативный и интегральный показатель.
Появление дисгармоничных детей можно объяснить возмож­
ными недостатками в организации физического воспитания в госу­
дарственных воспитательных учреждениях, а также неудовлетвори­
тельной организацией питания воспитанников (Тармаева, 2001) .
Выявленные нарушения в физическом развитии детей, остав­
шихся без родительского попечения, свидетельствуют о существен­
ной роли медико-биологических факторов и микросоциальных воз­
действий (нежеланная беременность, проживание в государственном
воспитательном учреждении). Обнаруженный у детей и подростков
из депривационных социальных групп населения уровень физиче­
ского развития не может обеспечить оптимальную физическую и
умственную работоспособность и деятельность функциональных
систем.
Нервно-психическое развитие подростков
Известно, что в отличие от ребенка, с рождения оказавшегося
без материнской заботы, нервно-психическое развитие ребенка,
имевшего мать, но в какой-то момент лишившегося ее присутствия,
идет по так называемому невротическому типу. Последствиями депривационного синдрома являются различные психические анома­
лии, основные из которых - задержки психического развития раз­
личной степени выраженности. Нарушения психического развития универсальная форма реакции детей на любое внешнее негативное
воздействие, в широком смысле отражающие изменения в психике
соотношения между социальным и биологическим. Очевидно, эти
проявления у социальных сирот выражены значительно сильнее
(Трошихина, 1997). Это связано с тем, что до поступления сирот в
государственное воспитательное учреждение, как правило, имеют
место неблагоприятные социально-бытовые условия (недоедание,
запущенные формы соматоневрологических заболеваний и др.). Все
перечисленные социальные, биологические и другие факторы лежат
в основе формирования у сирот, особенно у социальных, педагоги­
ческой запущенности разной степени выраженности (Хамаганова,
1993). Такая запущенность, в частности, существенно затрудняет
освоение детьми-сиротами программы общеобразовательного цикла.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Имеются исследования, касающиеся нарушений нервно-психическо­
го развития, развившихся у детей-сирот (Бардышевская, 1995).
В ходе комплексной оценки состояния здоровья в обследован­
ных группах детей и подростков проведено изучение уровня нервно­
психического развития. Обнаружено, что у большинства воспитан­
ников государственных интернатных учреждений уровень нервно­
психического развития отстает от сверстников, находящихся в семь­
ях, и с возрастом различия усиливаются (табл. 45).
Т аб л иц а 4 5
Оценка нервно-психического развития обследованных детей и подростков
P±mp (%)
Оценка НПР
Группа
Контроль
(КГ)
Детский
дом (ОГ-1)
Школаинтернат
(ОГ-2)
Контроль
(КГ)
Детский
дом (ОГ-1)
Школаинтернат
(ОГ-2)
Контроль
(КГ)
Детский
дом (ОГ-1)
Школаинтернат
(ОГ-2)
Возраст Абс.
Соответствует
возрасту
Отстает
от сверстников
Абс.
%
Абс.
%
77,6±5,7
2
3,0±12,1
9-11 лет
67
52
9-11 лет
64
27 42,2±9,5*
9-11 лет
63
30 47,6±9,1*** 33 52,4±8,7***
79
73,9±4,9
12-14 лет 66
26
39,4±9,6*
40 60,6±7,7***
12-14 лет 90
44
48,8±7,5**
46 51,1±7,3***
15-17 лет 67
49
73,2±6,3
15-17 лет 64
20 31,3±10,4*** 44 68,7±6,9***
15-17 лет 66
29
4
2
3,7±9,4
2,9±11,8
37 56,1±8,2***
**Р<0,01, ***P<0,001 по сравпепию с контрольной группой.
168
Абс.
%
13 19,4±10,9
37 57,8±8,1***
12-14 лет 107
43,9±9,2**
Опережает
сверстников
24 22,4±8,5
16 23,9±10,6
Так, в возрастной группе 9-11-летних воспитанников детского
дома и школы-интерната нервно-психическое развитие соответство­
вало возрасту в 42,2 и 47,6 % случаев, а у детей, воспитывающихся в
семьях, в 77,6 % случаев. Задержка нервно-психического развития
отмечена соответственно в 57,8 и 52,4 % случаев против 3,0 %.
В контрольной группе 19,4 % детей опережают сверстников по
уровню нервно-психического развития.
У 12-14-летних подростков, находящихся в детском доме и
школе-интернате, в 39,4 и 48,8 % случаев соответственно против
73.9 % случаев в контрольной группе нервно-психическое развитие
отвечает возрастной норме. С задержкой нервно-психического раз­
вития в возрасте 12-14 лет обнаружены 60,6 % воспитанников дет­
ского дома и 51,1 % школы-интерната и только 3,7 % ровесников,
воспитывающихся в семьях. Вместе с тем 22,4 % подростков из кон­
трольной группы опережают сверстников по уровню интеллекту­
ального развития.
В возрасте 15-17 лет у 31,3 % воспитанников детского дома и
43.9 % воспитанников школы-интерната нервно-психическое разви­
тие соответствует возрасту, а в контрольной группе их удельный вес
составляет 73,9 %. Отставание уровня нервно-психического разви­
тия установлено в 68,7 и 56,1 % соответственно против 2,9 % в кон­
трольной группе. Опережение нервно-психического развития
сверстников отмечено у 23,9 % подростков контрольной группы в
возрасте 15-17 лет.
Таким образом, с увеличением возраста в основных группах
наблюдается увеличение отставания уровня нервно-психического
развития (соответственно в детском доме от 57,8 % до 68,7 %, в
школе-интернате - от 52,4 до 56,1 %), а в контрольной группе,
напротив, отмечено увеличение доли детей с опережением уровня
нервно-психического развития (от 19,4 до 23,9 %), а отставание
уровня нервно-психического развития остается прежним (2,9-3,0 %).
Известно, что донозологические формы нервно-психических откло­
нений сопровождаются стойкими деформациями личностных
свойств детей и подростков, что значительно нарушает их адапта­
цию к требованиям жизни на этапах онтогенеза. Обнаруженные зна­
чимые тенденции в нервно-психическом развитии у воспитанников
детского дома и школы-интерната препятствуют процессам соци­
альной адаптации и создают благоприятные условия для формиро­
вания девиантной личности.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социальная адаптация детей из различных социальных групп
населения к новым социокультурным условиям российского обще­
ства является весьма сложной и многоаспектной проблемой. Одним
из ее аспектов является рост девиантных форм поведения. В науч­
ном и практическом плане важно раскрыть причины, условия и фак­
торы, способствующие возникновению различных форм девиации
среди молодежи. Одной из них является хронический стресс, возни­
кающий вследствие лишения родительского внимания и любви к
ребенку и пребывания в условиях государственного воспитательно­
го учреждения. Он вызывает в организме обменные нарушения, и
организм, защищаясь от внешних причин, расплачивается ценой бо­
лезней адаптации. В частности, известна роль эмоционального
напряжения в развитии гипертонической болезни (Пешкова, Литвинчева, 2002), хронического гастрита и язвенной болезни (Попова,
2002).
В.В. Коновалова (1996) в результате сравнительного исследо­
вания детей с задержкой психического развития в раннем и млад­
шем школьном возрасте, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях, установила, что дети-сироты, в отличие от «до­
машних» детей, имеют однотипные структуры интеллектуального
недоразвития и отрицательную динамику показателей психического
развития. По мнению автора, у детей-сирот эти закономерности свя­
заны с отрицательными микросоциальными воздействиями (прожи­
вание в государственном воспитательном учреждении).
При описании явлений социальной дезадаптации нами изучены
вопросы формирования школьной дезадаптации, которые характе­
ризуют нарушения социального функционирования детей. По све­
дениям Т.П. Калашниковой (2003), для детей со школьной дезадап­
тацией типична иммунологическая недостаточность с преобладани­
ем депрессии гуморального звена иммунитета и угнетения механиз­
мов неспецифической защиты. При изучении явлений школьной
дезадаптации использовались педагогические характеристики детей
воспитателями, учителями. Сравнительные данные дезадаптационных нарушений у детей обследуемых групп приведены в табл. 46.
Установлено достоверное отличие встречаемости проявлений
школьной дезадаптации у воспитанников государственных воспита­
тельных учреждений и детей, воспитывающихся в семьях, таких как
неуравновешенность поведения (соответственно в 6,3 и в 5,6 раза),
отклонения в контактах (в 7,2 и 8,4 раза), снижение социальной ак170
Т а б л и ц а 46
Сравнительная характеристика дезадаптационных нарушений у детей,
воспитывающихся в детском доме, интернате и в семьях, М±т
Неуравнове­ Снижение
шенность социальной
поведения активности
Отклонения
Плохая
в контактах успеваемость
Детский дом (ОГ-1)
n=195
71,3±3,2***
47,2±3,6***
58,1±3,5***
48,9±3,7***
Школа-интернат (ОГ-2)
n=219
62,8±3,3***
54,9±3,4***
73,3±2,9***
49,7±3,3***
11,2±1,9
6,5±1,5
10,7±1,9
16,4±2,3
Группа обследованн^іх
Семья (КГ) n=263
***Р<0,001 - достоверность различий показателей по сравнению с контрольной группой.
тивности (в 5,4 и 6,8 раза) и плохая успеваемость (в 2,9 и 3 раза).
Дезадаптационные нарушения существенно затрудняют занятия в
школе, ухудшают усвоение учебного материала, формируют нега­
тивное отношение к процессу обучения, и на той же основе склады­
ваются проявления девиантного поведения. Исследования послед­
них лет показывают, в частности, что нейропсихологические, нейровегетативные, нейроиммунные и нейросоматические дисфункции
выявляются у 95 % социально дезадаптированных детей и подрост­
ков (Северный, Иовчук, 1996; Калашникова, 2003). Социум высту­
пает в роли пускового фактора реализации конституциональных и
патологических предрасположенностей к отклоняющемуся поведе­
нию детей и подростков. Эти отклонения подтверждены результата­
ми нашего исследования.
Для изучения процессов социальной дезадаптации и эмоцио­
нальной депривации детей, находящихся в особо трудных жизнен­
ных обстоятельствах, использован опрос воспитанников и детей из
семей по специально разработанным анкетам. В качестве основного
критерия при изучении девиантного поведения детей использован
факт побега или ухода ребенка из дома. Полученные данные свиде­
тельствуют о значимости исследования включенного критерия в
первой и второй основных группах соответственно в 13,9 и 6,4 %
случаев. Определены негативные тенденции в состоянии социально­
психологических проблем детей, находящихся на воспитании в гос171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ударственных воспитательных учреждениях. Среди выявленных
тенденций представляется важным выделить социальную дезадап­
тацию, подтвержденную маркерами: девиантное поведение и право­
нарушения. При характеристике межличностных отношений выяв­
лена сниженная устойчивость к конфликтам как с одноклассниками
(ровесниками), так и с воспитателями (учителями) у воспитанников
государственных воспитательных учреждений по сравнению с деть­
ми, воспитывающимися в семьях (табл. 47).
Т аб л иц а 4 7
Характеристика межличностных отношений воспитанников детского дома,
интерната и детей из семьей по уровню случаев конфликтов P±mp (%)
Группа
обследованных
Детский дом (ОГ-1)
n=195
Школа-интернат
(ОГ-2) n=219
Семья (КГ) N=263
Конфликты
Конфликты
с одноклассниками с воспитателями Наличие конфликтов
в своем коллективе
(ровесниками)
(учителями)
60,3±3,5*
57,8±3,5*
57,9±3,5*
43,1±3,3***
9,9±1,8
33,3±3,2***
6,9±1,5
42,3±3,3***
8,1±1,6
***Р<0,001 - достоверпость различий показателей по сравнению с контрольной группой.
Так, конфликты у воспитанников детского дома с одноклассни­
ками (ровесниками) встречаются в 6 раз, а в школе-интернате в 4,3
раза чаще, чем в контрольной группе. Частота конфликтов у детей,
находящихся в государственных воспитательных учреждениях, с
воспитателями (учителями) была соответственно выше в 8,4 и 4,8
раза по сравнению с контрольной группой. Также обнаружено пре­
обладание конфликтов в своем коллективе у воспитанников интер­
натных учреждений в отличие от контрольной группы соответ­
ственно в 7,1 и 5,2 раза.
Выявленный уровень коммуникационных взаимодействий слу­
жит качественным индикатором устойчивости изучаемых социаль­
ных групп и определяет их интеграционные возможности в соци­
альную структуру общества. В ходе проведения исследования уста­
новлено, что основой персональной уязвимости является социальная
дезадаптированность, вскрытая у большинства детей-сирот. С уче­
том современных взглядов о высоком риске нарушений адаптацион­
ных возможностей у детей, родители которых страдают алкоголиз172
мом, следует полагать, что наследственная отягощенность углубляет
склонность детей-сирот к различным стрессам. Распространенность
расстройств адаптации у всех детей, воспитывающихся в детском
доме и школе-интернате, связана с обнаруженными факторами рис­
ка образа жизни.
Для объективизации параметров сложного многопланового
процесса социальной дезадаптации детей и подростков в возрастных
группах 12-14 и 15-17 лет нами использована методика диагностики
показателей и форм агрессии А. Басса и А. Дарки. Полученные све­
дения определяют достоверные отличия в проявлениях различных
форм агрессивности и враждебных реакций у воспитанников интер­
натных учреждений по сравнению с детьми из семей (табл. 48). Об­
наружены достоверные отличия в проявлениях форм агрессии в изу­
чаемых группах детей и подростков.
У мальчиков 12-14 лет из детского дома и школы-интерната
установлены наибольшие значения таких показателей, как «раздра­
жение», «обида», «косвенная агрессия», «подозрительность», и
наименьшие - «физическая агрессия», «вербальная агрессия», «чув­
ство вины», «негативизм». У сверстниц-воспитанниц детского дома
с большей частотой регистрируются следующие показатели: «подо­
зрительность», «косвенная агрессия», «обида», «чувство вины» и с
меньшей частотой - «негативизм», «раздражение», «физическая
агрессия», «вербальная агрессия». У ровесниц-воспитанниц школыинтерната обнаружено преобладание следующих показателей: «по­
дозрительность», «косвенная агрессия», «чувство вины», «раздра­
жение», меньшее значение имеют показатели - «негативизм», «оби­
да», «физическая агрессия», «вербальная агрессия».
У мальчиков 12-14 лет из контрольной группы превалируют
значения показателей: «подозрительность», «косвенная агрессия»,
«обида», «негативизм», меньшей значимостью обладают показатели «физическая агрессия», «раздражение», «чувство вины», «вербаль­
ная агрессия». У сверстниц из семей доминируют значения таких
показателей, как «подозрительность», «обида», «чувство вины»,
«негативизм», меньшей значимостью обладают показатели - «раз­
дражение», «косвенная агрессия», «физическая агрессия», «вербаль­
ная агрессия».
У мальчиков 15-17 лет из детского дома и школы-интерната
выявлены наибольшие значения показателей: «раздражение», «подо­
зрительность», «обида», «негативизм», наименьшие значения име173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ют показатели - «косвенная агрессия», «физическая агрессия»,
«чувство вины», «вербальная агрессия». У сверстниц-воспитанниц
из детского дома больший удельный вес имеют показатели: «подо­
зрительность», «косвенная агрессия», «чувство вины», «обида»,
меньшим удельным весом обладают показатели - «негативизм»,
«физическая агрессия», «чувство вины», «вербальная агрессия». У
сверстниц-воспитанниц из школы-интерната максимально выраже­
ны: «косвенная агрессия», «обида», «подозрительность», «негати­
визм», минимально - «раздражение», «чувство вины», «физическая
агрессия».
У мальчиков 15-17 лет из контрольной группы имеют место
наибольшие значения по показателям: «чувство вины», «подозри­
тельность», «негативизм», «косвенная агрессия», наименьшие «обида», «физическая агрессия», «раздражение», «вербальная агрес­
сия». У ровесниц из контрольной группы наиболее представлены
такие показатели, как «подозрительность», «обида», «раздражение»,
«негативизм», менее - «косвенная агрессия», «чувство вины», «фи­
зическая агрессия», «вербальная агрессия».
Таким образом, в обследованных возрастно-половых группах
выделены следующие совокупные показатели, превышающие дру­
гие формы агрессивности и враждебных реакций. В детском доме и
школе-интернате у воспитанников общими показателями являются
«раздражение», «обида», «подозрительность», у воспитанниц дет­
ского дома - «подозрительность», «косвенная агрессия», чувство
вины», «обида», а у воспитанниц школы-интерната - «косвенная
агрессия», «подозрительность. У детей из семей общими показате­
лями у мальчиков являются «подозрительность», «косвенная агрес­
сия», «негативизм», а у девочек - «подозрительность», «обида»,
«негативизм». Полученные данные о частоте проявлений агрессив­
ности определяют наличие серьезных проблем, связанных с воспи­
танием детей в семье. Они совпадают с результатами исследований
И.А. Горьковой (1991), в которых показано, что агрессивность под­
ростков напрямую связана как с позитивным отношением матери к
подростку, так и с непоследовательностью воспитательного воздей­
ствия.
Показатели социальной дезадаптации, эмоциональной деприва­
ции и девиантного поведения воспитанников детского дома, школыинтерната характеризуются следующими факторами:
174
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Фактор материального неблагополучия. По результатам по­
лученных данных от респондентов из детского дома и интерната к
беднейшим слоям населения с доходами ниже прожиточного мини­
мума относятся 11,1 и 9,0 % семей родителей (опекунов). В детском
доме и интернате к группе с доходами ниже прожиточного миниму­
ма относятся 71,9 и 66,9 % семей родителей (опекунов). В слои с
доходами, соответствующими прожиточному минимуму, респон­
денты включали 17,0 и 24,1 % семей. Очевидно, что часть молодых
людей является группой риска, так как не имеет возможности удо­
влетворить свои материальные потребности социально приемлемым
путем. Респонденты из детского дома и интерната указывают такие
обстоятельства конфликтных ситуаций в семье родителей (опеку­
нов), как причины финансового характера, составляющие 18,5 и
20,3 %. Другими причинами конфликтов респондентов являются
жилищно-бытовые обстоятельства, составляющие соответственно
58,1 и 55,2 %. Некоторые авторы обращают внимание на тот факт,
что принадлежность к семье с низким социально-экономическим
статусом ассоциируется с целым рядом социально-психологических
проблем, в том числе и с употреблением наркотиков. Наши данные
подтверждают эти сведения. В структуре обстоятельств конфликт­
ных ситуаций в семье родителей (опекунов) респондентами из дет­
ского дома и интерната указываются такие причины, как вредные
привычки (курение, алкоголь, наркотики), соответственно в 8,6 и
8,9 % случаев.
2. Фактор школьной неуспеваемости. Освобождение от прин­
ципа обязательности обучения приводит к снижению воспитатель­
ной функции семьи и школы. Как следствие подростки начинают
негативно смотреть на себя и свое будущее, их пребывание в школе
становится невыносимым, особенно для детей, оставшихся без по­
печения родителей. Так у детей формируется негативное отношение
к учебе, определяющее проявления школьной дезадаптации. По ма­
териалам нашего исследования у 93,2 % мальчиков и 60,8 % девочек
из детского дома, 51,4 % мальчиков и 29,5 % девочек из школыинтерната обнаружены многочисленные проблемы, связанные с
обучением и воспитанием, что подтверждает сведения В.И. Брутмана (1998) о том, что до 85,0-92,0 % воспитанников детских домов не
способны к обучению по программе общеобразовательной школы.
Ключевой причиной неуспеваемости у школьников с риском девиа­
нтного поведения, по мнению И.А. Горьковой (1991), является от­
сутствие позитивного воспитательного воздействия матери.
176
3. Фактор «уличного» воздействия лиц, способных к крими­
нальным действиям, и снижение многих нравственных установок.
При изучении особенностей девиантного поведения у подростков
обследованных социальных групп установлено, что 16,7 % подрост­
ков из детского дома в возрасте 15-17 лет состоят на учете в детской
комнате милиции за различные правонарушения. Развившиеся у де­
тей основных групп расстройства адаптации представлены наруше­
ниями поведения.
4. Фактор неблагополучия социокультурной среды воспитания.
Так, при ответе на вопрос: «Укажите, к какому из перечисленных
типов относится Ваш коллектив?» - получена следующая информа­
ция. Как тип с «теплыми, дружественными отношениями, спокой­
ной обстановкой, сплоченностью и согласием, проявлением заботы
и внимания друг к другу» оценивают свой коллектив 51,6 % воспи­
танников детского дома и 62,9 % интерната. На другой тип коллек­
тива, в котором имеют место «холодные, отчужденные взаимоотно­
шения между отдельными воспитанниками на протяжении длитель­
ного периода», указывают 48,4 и 37,1 % респондентов. В итоге ре­
ально испытываемый дискомфорт способен сдвигать точку социаль­
ного встраивания индивида в общественные институты.
5. Фактор употребления спиртных напитков, токсикомания, та­
бакокурение и наркотизация. Е.Д. Дмитриевой (1990) и А.И. Ибра­
гимовым (1998) замечена более выраженная алкоголизация подрост­
ков при отрыве от семьи и влияние неблагоприятной микросоциальной среды. Наши данные подтверждают это мнение. Исследование
показывает, что уже с 10-12 лет среди школьников довольно значи­
тельная часть употребляет алкоголь, несмотря на все запреты. Толь­
ко 27,8 % учащихся детского дома в группе 15-17-летних никогда не
употребляли спиртных напитков. Юноши значительно чаще упо­
требляют наркотики, чем девушки. Наиболее употребляемым из
психоактивных веществ является алкоголь. Как правило, употребле­
нию наркотиков предшествует употребление доступных психоак­
тивных веществ - табака, алкоголя, ингалятов. Следует также отме­
тить, что за последние годы участилось знакомство воспитанников
детского дома и интерната с наркотиками, где возрастная планка
опустилась до 9-11 лет - это дети, у которых идет процесс форми­
рования личности. Ведущими предикторами употребления наркоти­
ков подростками служат следующие факторы: нарушения поведения
(35,5 %), низкий уровень образования (28,7 %), алкоголизм одного
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
из родителей (25,3 %) и неполная структура семьи (23,2 %) (Тальникова, 2001). Полученные нами данные подтверждают эти сведения.
Возраст начала употребления алкоголя у воспитанников детского
дома составляет 10 лет, наркотиков - 9-11 лет. Дети России начи­
нают употреблять психоактивные вещества раньше сверстников из
США и Израиля. Наблюдения показывают, что обращение к нарко­
тикам, алкоголю, высокая агрессивность и конфликтность - эти и
многие другие проявления имеют в своей основе психологическую
причину - подсознательное ощущение собственной несостоятельно­
сти, неспособности адаптироваться в окружающей социальной сре­
де. Как показывает проведенное нами анкетирование, употребление
спиртных напитков, токсикомания, табакокурение и наркотизация это лишь следствие развития имеющихся у ребенка внутренних пси­
хологических проблем. Все чаще потребление доступных психоак­
тивных веществ выступает способом адаптации к сложной микросоциальной обстановке, решения личностных проблем, служит порой
средством самоутверждения.
Полученную характеристику выявленных дезадаптационных
нарушений следует рассматривать как прогностически неблагопри­
ятную, консолидирующую основу для развития соматических и
психических нарушений глубинного содержательного плана у детей-сирот и детей, оставшихся без родительского попечения.
Заболеваемость детей подросткового возраста
В настоящее время показатель общей заболеваемости населе­
ния базируется на 3 основных составляющих: обращаемость в ЛПУ;
ранние профилактические осмотры; оценка собственного состояния
своего здоровья самим пациентом - потребителем медицинских
услуг.
Проведение исследований, позволяющих оценить динамику за­
болеваемости за отдельные периоды жизни, выявить ее основные
тенденции, имеет важное значение при разработке системы ком­
плексных мероприятий первичной и вторичной профилактики у
подростков.
Установлено, что в изучаемых возрастных группах детей и
подростков на основе полицевого учета данных о всех случаях забо­
леваний выделены группы редко болеющих детей (из семей в 7,6­
12,1 раза больше, чем в детском доме и школе-интернате), эпизоди­
178
чески болеющих детей (в основных группах в 1,7-2,2 раза больше,
чем в контрольной) и часто болеющих детей (в основных группах в
2,7-3,7 раза больше по сравнению с контрольной группой) (табл.
49).
Таблица 49
Распределение детей по характеру встречаемости острых заболеваний
в зависимости от возраста и пола P±mp (%)
Характери­
стика
встречае­
мости остр^іх забо­
леваний
у детей
Редко бо­
леющие
ОГ-1
ОГ-2
КГ
Эпизоди­
чески бо­
леющие
ОГ-1
ОГ-2
КГ
Часто бо­
леющие
ОГ-1
ОГ-2
КГ
Группа обследуем^іх детей
9-11 лет
Мальчики
Девочки
12 - 14 лет
Мальчики
15-17 лет
Девочки Мальчики Девочки
7,2±4,5*** 4,5±3,6*** 10,1±5,1*** 6,4±4,2*** 8,44,8*** 6,34,2***
11,7±5,6*** 8,7±5,0*** 10,4±4,8*** 11,3±4,7*** 12,15,5*** 11,25,5***
55,4±8,6
54,1±8,5
57,6±6,6
60,4±6,8
64,58,3 64,98,1
53,1±8,9*** 50,2±8,7*** 55,5±8,4* 54,6±8,9* 48,2±8,9* 46,4±8,6*
52,9±8,8* 55,2±8,9*** 57,1±7,2*** 53,4±7,5* 55,6±8,5* 51,3±8,8*
30,4±8,1
32,2±8,0
27,3±5,9
25,7±6,9 24,7±7,5 22,5±7,1
39,7±8,8*
35,4±8,4*
14,2±6,1
45,3±8,6*
36,1±8,5*
13,7±5,8
34,4±8,0*
32,5±6,8
15,1±4,7
39,0±8,7* 43,4±8,9* 47,3±8,6*
35,3±7,2* 32,2±8,1* 37,5±8,5*
13,9±4,8 10,8±5,4 12,6±5,6
*Р <0,05, **P<0,01, ***P<0,001 - достоверность различий показателей при сравнении с кон­
трольной группой.
П р и м е ч а н и е . ОГ-1/ОГ-2/КГ - первая основная группа (детский дом)/вторая основная
группа (школа-интернат)/контрольная группа (школа).
Выявлено, что в возрастной группе 9-11-летних детей из дет­
ского дома и школы-интерната удельный вес редко болеющих детей
больше у мальчиков, чем у девочек, - 7,2 и 4,5 % и соответственно
1,7 и 8,7 % против 55,4 и 54,1 % в контрольной группе.
В возрастной группе 12-14-летних детей из детского дома
удельный вес редко болеющих детей был больше у мальчиков, чем у
девочек, - 10,1 и 6,4 % против 57,6 и 60,4 % в контрольной группе.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
У 12-14-летних детей из школы-интерната удельный вес редко бо­
леющих детей был больше у девочек, чем у мальчиков, - 11,3 и
10,4 % против 57,6 и 60,4 % в контрольной группе.
В возрастной группе 15-17-летних детей из детского дома и
школы-интерната удельный вес редко болеющих детей был больше
у мальчиков, чем у девочек, - 8,4 и 6,3 % и соответственно 12,1 и
11.2 % против 64,5 и 64,9 % в контрольной группе.
Доля эпизодически болеющих детей 9-11 лет в детском доме
больше у мальчиков, чем у девочек, - 53,1 и 50,2 %, а у сверстников
в школе-интернате, наоборот, доля эпизодически болеющих больше
у девочек, чем у мальчиков, - 55,2 и 52,9 % против 30,4 и 32,2 % в
контрольной группе.
У 12-14-летних детей из детского дома и школы-интерната
удельный вес эпизодически болеющих детей больше у мальчиков,
чем у девочек, - 55,5 и 54,6 % и соответственно 57,1 и 53,4 % против
27.3 и 25,7 % в контрольной группе.
В возрастной группе 15-17-летних детей из детского дома и
школы-интерната доля эпизодически болеющих больше у мальчи­
ков, чем у девочек, - 48,2 и 46,4 % и соответственно 55,6 и 51,3 %
против 24,7 и 22,5 % в контрольной группе.
Удельный вес часто болеющих детей в возрастной группе 9­
11-летних детей из детского дома и школы-интерната был больше у
девочек, чем у мальчиков, - 45,3 и 39,7 % и соответственно 36,1 и
35.4 % против 14,2 и 13,7 % в контрольной группе.
У 12-14-летних детей из детского дома и школы-интерната
удельный вес часто болеющих детей больше у девочек, чем у маль­
чиков, - 39,0 и 34,4 % и соответственно, 35,3 и 32,5 % против 15,1 и
13,9 % в контрольной группе.
В возрастной группе 15-17-летних детей из детского дома и
школы-интерната удельный вес часто болеющих детей больше у де­
вочек, чем у мальчиков, - 47,3 и 43,4 % и соответственно 37,5 и
32,3 % против 10,8 и 12,6 % в контрольной группе.
Показатели первичной заболеваемости статистически досто­
верно выше в основных группах (ОГ-1, ОГ-2) по сравнению с деть­
ми контрольной группы (табл. 50). При ее анализе установлен ряд
закономерностей. Наиболее уязвимым возрастом является возраст
12-14 лет, при котором частота развития острых заболеваний во
всех возрастных группах была максимальной, что во многом связано
с процессом полового созревания и усилением процессов социальной
180
Т аб л и ца 5 0
Сравнительная характеристика первичной заболеваемости воспитанников
детского дома, интерната и детей из семей в зависимости от возраста и пола
P±mp ( на 1000 детей)
Группа: обследуем^іх детей
9-11 лет
М
Общ.
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
I класс
532,3±89,6*
474,5±86,9*
503,4±62,4*
Некоторые инфекционн^іе и
465,7±88,1
415,2±88,5
440,5±62,5
паразитрые болезни
292,1±79,1
279,1±76,9
285,5±55,2
152,9±64,6
226,6±72,8
189,7±49,1
VI класс
Болезни нервной система:
133,8±60,2
198,3±71,6
166,1±46,8
87,9±49,3
86,8±48,3
87,4±34,5
VII класс
30,9±31,12
123,6±57,3
77,3±33,4
Болезни глаза и его придаточ­
7,1±28,7
108,2±55,8
67,6±31,6
ного аппарата
67,9±43,8
66,7±42,7
67,3±30,6
91,9±51,8
72,2±45,1
82,1±34,3
VII класс
Болезни уха и сосцевидного
80,4±48,1
63,2±43,7
71,8±32,5
отростка
29,4±29,4
27,5±28,1
28,4±20,3
Х класс
448,7±89,3
988,3±18,7*** 718,5±56,2***
Болезни органов д^іхания
392,6±86,4
864,7±61,4*** 628,6±60,8****
337,7±82,3
334,7±97,5
336,2±57,7
XI класс
234,5±76,1
927,3±45,2*** 580,9±61,6***
Болезни органов пищеварения
205,1±71,4
811,3±70,3*** 508,2±62,9***
226,7±72,8
218,7±70,9
222,6±50,8
XII класс
101,9±54,3
154,5±62,9
128,2±41,7
Болезни кожи и подкожной
89,2±50,4
135,1±61,3
112,1±39,7
клетчатки
87,5±49,2
86,3±48,1
86,9±34,4
XIV класс
71,3±46,2
103,1±52,9
87,2±35,3
Болезни мочеполовой система:
69,4±44,9
90,2±51,4
79,8±34,1
68,7±44,1
56,1±39,5
62,3±29,5
XVII класс
203,8±72,3*** 381,2±84,5*** 293,5±56,9***
28,3±29,2
23,5±27,1
25,9±20,2
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомные
20,1±24,4
19,8±23,8
19,9±17,1
нарушения
Итого по всем классам болез­ 1868,2±326,4 3451,3±592,1*** 2660,8±326,3***
ней
1491,6±254,7 2709,7±477,6** 2100,6±258,3***
1218,2±203,2 1175,7±192,8
1196,5±139,9
Класс болезней
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прод олже ние табл. 50
Класс болезней
М
ОГ-1
ОГ-2
КГ
Группа: обследуем^іх детей
12-14 лет
Общ.
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
I класс
Некоторые инфекционн^іе и
паразитрые болезни
531,4±84,4*
464,9±73,5
286,8±60,4
476,7±89,7*
417,1±74,3
273,9±62,4
504,1±61,5*
441,0±52,3**
280,4±43,4
VI класс
Болезни нервной система:
153,4±60,9
134,2±50,2
88,3±37,9
227,1±75,3
198,7±60,1
86,2±39,3
190,3±48,3
166,4±39,3
87,3±27,3
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
ного аппарата
30,6±29,1
26,7±23,7
68,3±33,7
123,8±59,1
108,3±46,8
66,1±34,7
77,2±32,8
67,5±26,4
67,2±24,2
VII класс
Болезни уха и сосцевидного
отростка
92,1±48,8
80,5±40,1
26,8±21,6
72,3±46,5
63,3±36,7
26,6±22,5
82,2±33,8
71,92±7,2
26,7±15,6
Х класс
Болезни органов д^гхания
450,0±84,1
393,7±72,2
336,7±63,3
989,7±18,1****
865,9±51,3***
334,8±66,2
719,8±55,3***
629,9±50,8***
335,7±45,6
XI класс
Болезни органов пищеварения
235,2±71,7
205,8±59,6
228,1±56,1
929,1±46,1***
812,9±59,7
226,8±58,6
582,6±60,7***
509,3±52,6***
227,4±40,5
XII класс
Болезни кожи и подкожной
клетчатки
102,3±51,2
92,5±42,7
89,6±38,1
154,8±64,9
135,4±51,5
85,1±39,1
128,6±41,2
113,9±33,5
87,4±27,3
XIV класс
Болезни мочеполовой система:
71,7±43,6
68,5±37,2
69,3±33,9
103,3±54,6
90,4±43,2
68,9±35,4
87,5±34,7
79,4±28,4
69,1±24,5
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомн^іе
нарушения
204,6±68,1***
19,3±20,3
18,7±18,1
381,9±87,2***
18,5±20,2
16,6±17,8
287,8±55,7***
18,9±14,3
17,7±12,7
Итого по всем классам болез­
ней
1871,3±307,7* 3458,7±612,2*** 2659,7±321,2***
1486,1±211,6 2710,5±301,1*** 2098,2±215,8***
1212,6±155,2
1185,2±158,8
1198,9±110,9
182
Окончание табл. 50
Группа: обследуем^іх детей
15-17 лет
М
Общ.
Д
Класс болезней
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
I класс
528,2±89,6* 774,5±72,7*** 651,4±59,5***
Некоторые инфекционн^іе и
462,2±85,5
677,6±82,6*** 569,9±60,9***
паразитрые болезни
288,5±78,8
272,3±76,3
280,1±54,8
152,8±64,6
226,6±72,8
189,7±49,1
VI класс
Болезни нервной система:
133,7±58,3
198,3±70,5
166,0±45,8
134,7±59,4
112,8±54,2
123,4±40,2
VII класс
30,3±30,7
123,6±57,3
76,9±33,3
Болезни глаза и его придаточ­
26,5±27,5
108,1±54,8
67,3±30,8
ного аппарата
69,1±44,1
67,1±42,9
68,1±30,7
91,6±51,8
72,2±45,2
81,9±34,3
VII класс
Болезни уха и сосцевидного
80,15±46,5
63,2±43,1
71,7±31,7
отростка
28,8±29,1
27,2±27,8
28,0±20,1
X класс
448,2±89,3
97,3±81,6*
722,7±55,9***
Болезни органов д^іхания
392,1±83,7
85,1±49,3*
238,6±52,3*
408,8±85,6
376,3±83,1
392,5±56,4
XI класс
234,4±76,1
927,3±45,1*** 580,8±61,7***
Болезни органов пищеварения
205,1±69,2
811,4±69,2*** 508,3±62,5***
254,3±75,8
239,4±73,2
246,7±52,6
XII класс
101,8±54,3
54,5±62,9
28,2±41,7
Болезни кожи и подкожной
89,3±48,9
50,8±38,7
70,1±31,4
клетчатки
57,3±39,8
67,4±30,6
77,5±46,5
71,3±46,2
103,1±52,9
87,3±35,3
XIV класс
Болезни мочеполовой система:
65,8±42,5
90,3±50,6
78,1±33,1
69,1±44,1
68,3±30,8
67,5±43,1
XVII класс
203,7±72,3*** 381,2±84,5*** 293,8±56,9***
Врожденн^іе аномалии, де­
16,7±21,9
15,2±21,6
15,9±15,3
15,4±21,4
14,7±20,6
15,1±14,8
формации и хромосомные
нарушения
Итого по всем классам болез­
1862,3±320,3 2760,3±471,7*** 2712,7±330,2***
ней
1471,5±243,6 3100,1±362,3* 1785,9±213,6*
1346,2±197,5
1234,6±174,5
1289,7±131,3
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дезадаптации. Уровни первичной заболеваемости среди девочек как
в основных группах, так и в контрольной оказались более высокими,
чем у мальчиков (рис. 5). Разница в сторону превышения показате­
лей заболеваемости колеблется в пределах от 700 до 900 ^ .
Наибольшие уровни первичной заболеваемости отмечены у детей
из детского дома, которые превышают аналогичные показатели у
детей из школы-интерната в возрастных группах 9-11 лет - в 1,3
раза, 12-14 лет - в 1,4 раза, 15-17 лет - в 1,3 раза и соответственно
у детей из контрольных групп - в 2,6, 2,8 и 2,4 раза. В ходе изуче­
ния первичной заболеваемости установлено, что во всех возрастно половых группах детей из детского дома и школы -интерната
наиболее часто отмечены болезни органов дыхания (X класс): 9-11
лет - 463,2 и 419,1 ^ , 12-14 лет - 622,8 и 421,7 ^ , 15-17 лет 339.9 и 308,3 ^ . На втором месте по распространенности острых
заболеваний - болезни органов пищеварения (XI класс): 9-11 лет 394.9 и 338,7 ^ , 12-14 лет - 400,2 и 340,5 ^ , 15-17 лет - 415,0 и
338,8 ^ . Распространенность острых заболеваний инфекционными
и паразитарными болезнями (I класс) у воспитанников детского
дома и интерната составляет соответственно в возрастных группах:
9-11 лет - 359,5 и 293,6 ^ , 12-14 лет - 365,1 и 301,5 ^ , 15-17 лет 470,3 и 384,9 ^ .
184
Обращает на себя внимание более высокая частота регистрации
острых кишечных заболеваний у детей в детском доме и интернате
по сравнению с контрольной группой, что свидетельствует о необ­
ходимости усиления контроля за уровнем санитарно-эпидемиологи­
ческого благополучия в государственных воспитательных учрежде­
ниях.
Полученные данные свидетельствуют о статистически досто­
верном увеличении уровней общей заболеваемости в основных
группах детей по сравнению с контрольной группой (р<0,05,
p<0,001) (табл. 51). У детей первой основной группы во всех воз­
растных группах показатели общей заболеваемости примерно в
2,1 раза, а во второй основной группе в 1,5 раза выше, чем в кон­
трольной группе. Установлены значительные половые различия в
уровне заболеваемости у детей основных групп: у девочек он выше
в 1,4-1,8 раза по сравнению с мальчиками (рис. 6).
Xарактеристика общей заболеваемости по классам ICD-10 по­
казала, что чаще у воспитанников детского дома и интерната во всех
возрастно-половых группах (р<0,001) встречаются заболевания ор­
ганов дыхания (X класс), в том числе: 9-11 лет - 718,6 и 628,6 ^ ,
12-14 лет - 719 и 629,9 ^ , 15-17 лет - 722,7 и 238,6 ^ . Это превы­
шение формируется за счет нарушений режима школьного обучения
и сбалансированности питания, курения, стрессовых факторов.
Второе место по распространенности заболеваний принадлежит
XI классу - болезням органов пищеварения: в возрастной группе 9­
11 лет характеризуется как 580,9 и 508,2 ^ против 222,6 ^ , 12-14
лет - 582,2 и 509,3 ^ против 227,4 ^ , 15-17 лет - 580,8 и 508,3 ^
против 246,7 ^ (р<0,05).
Распространенность инфекционных и паразитарных болезней
(I класс) у воспитанников детского дома и интерната составляет со­
ответственно в возрастных группах: 9-11 лет - 503,4 и 440,5 ^ , 12­
14 лет -504,1 и 441,0 ^ , 15-17 лет - 651,4 и 569,9 ^ . У детей, вос­
питывающихся в семьях, уровень заболеваемости в возрасте 9-11
лет - в 2,6 раза, а в группах 12-14 лет и 15-17 лет - в 2,3 раза ниже.
Установлены следующие различия при изучении структуры
общей заболеваемости детей и подростков из интернатных учрежде­
ний: заболеваемость органов дыхания, глаз и придаточного аппарата
глаза, органов пищеварения, врожденные аномалии и пороки разви-
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аблица 5 1
П р о д о л ж е н и е т а б л . 51
Сравнительная характеристика общей заболеваемости воспитанников детско­
го дома, интерната и детей из семей в зависимости от возраста и пола P±mp
(на 1000 детей)
Группа обследуем^гх детей
9-11 лет
М
Общ.
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
532,3±89,6*
474,5±86,9*
503,4±62,4*
I класс
Некоторые инфекционн^іе и
465,7±88,1
415,2±88,5
440,5±62,5
паразитарные болезни
292,1±79,1
279,1±76,9
285,5±55,2
152,9±64,6
226,6±72,8
189,7±49,1
VI класс
Болезни нервной система:
133,8±60,2
198,3±71,6
166,1±46,8
87,9±49,3
86,8±48,3
87,4±34,5
VII класс
30,9±31,1
123,6±57,3
77,3±33,4
Болезни глаза и его придаточ­
27,1±27,7
108,2±55,8
67,6±31,6
ного аппарата
67,9±43,8
66,7±42,7
67,3±30,6
91,9±51,8
72,2±45,1
82,1±34,3
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
80,4±48,1
63,2±43,7
71,8±32,5
отростка
29,4±29,4
27,5±28,1
28,4±20,3
X класс
448,7±89,3
988,3±18,7*** 718,5±56,2***
Болезни органов д^іхания
392,6±86,4
864,7±61,4*** 628,6±60,8***
337,7±82,3
334,7±97,5
336,2±57,7
234,5±76,1
927,3±45,2*** 580,9±61,6***
XI класс
Болезни органов пищеварения
205,1±71,4
811,3±70,3*** 508,2±62,9***
226,7±72,8
218,7±70,9
222,6±50,8
XII класс
101,9±54,3
154,5±62,9
128,2±41,7
Болезни кожи и подкожной
89,2±50,4
135,1±61,3
112,1±39,7
клетчатки
87,5±49,2
86,3±48,1
86,9±34,4
XIV класс
71,3±46,2
103,1±52,9
87,2±35,3
Болезни мочеполовой система:
69,4±44,9
90,2±51,4
79,8±34,1
68,7±44,1
56,1±39,5
62,3±29,5
381,2±84,5***
293,5±56,9***
203,8±72,3***
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
28,3±29,2
23,5±27,1
25,9±20,2
формации и хромосомные
20,1±24,4
19,8±23,8
19,9±17,1
нарушения
Итого по всем классам болез­ 1868,2±326,4 3451,3±592,1*** 2660,8±326,3***
ней
1491,6±254,7 2709,7±477,6** 2100,6±258,3***
1218,2±203,2
1175,7±192,8
1196,5±139,9
Группа обследуем^іх детей
12-14 лет
М
ОГ-1
ОГ-2
КГ
531,4±84,4*
464,9±73,5
286,8±60,4
Д
ОГ-1
ОГ-2
КГ
476,7±89,7*
417,1±74,3
273,9±62,4
Общ.
ОГ-1
ОГ-2
КГ
504,1±61,5*
441,0±52,3*
280,4±43,4
VI класс
Болезни нервной система:
153,4±60,9
134,2±50,2
88,3±37,9
227,1±75,3
198,7±60,1
86,2±39,3
190,3±48,3
166,4±39,3
87,3±27,3
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
ного аппарата
30,6±29,1
26,7±23,7
68,3±33,7
123,8±59,1
108,3±46,8
66,1±34,7
77,2±32,8
67,5±26,4
67,2±24,2
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
отростка
92,1±48,8
80,5±40,1
26,8±21,6
72,3±46,5
63,3±36,7
26,6±22,5
82,2±33,8
71,92±7,2
26,7±125,6
X класс
Болезни органов д^гхания
450,0±84,1
393,7±72,2
336,7±63,3
989,7±18,1***
865,9±51,3***
334,8±66,2
719,8±55,3***
629,9±50,8***
335,7±45,6
XI класс
Болезни органов пищеварения
235,2±71,7
205,8±59,6
228,1±56,1
929,1±46,1***
812,9±59,7***
226,8±58,6
582,2±60,7***
509,3±52,6***
227,4±40,5
102,3±51,292,5
±42,7
89,6±38,1
154,8±64,9
135,4±51,5
85,1±39,1
128,6±41,2
113,9±33,5
87,4±27,3
71,7±43,6
68,5±37,2
69,3±33,9
103,3±54,6
90,4±43,2
68,9±35,4
87,5±34,7
79,4±28,4
69,1±24,5
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомн^іе
нарушения
204,6±68,1***
19,3±20,3
18,7±18,1
381,9±87,2***
18,5±20,2
16,6±17,8
287,8±55,7***
18,9±14,3
17,7±12,7
Итого по всем классам болез­
ней
1871,3±307,7* 3458,7±612,2*** 2659,7±321,2***
1486,1±211,6 2710,5±401,1*** 2098,3±215,8***
1212,6±155,2
1185,2±158,8
1198,9±110,9
Класс болезней
Класс болезней
186
I класс
Некоторые инфекционн^іе и
паразитарные болезни
XII класс
Болезни кожи и подкожной
клетчатки
XIV класс
Болезни мочеполовой система:
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О к о н ч а н и е т а б л . 51
Группа обследуем^іх детей
15-17 лет
Класс болезней
М
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
ОГ-1
I класс
Некоторые инфекционн^іе и
паразитарные болезни
VI класс
Болезни нервной система:
528,2±89,6* 774,5±72,7*** 651,4±59,5***
462,2±85,5
677,6±82,6*** 569,9±60,9***
288,5±78,8
272,3±76,3
280,1±54,8
152,8±64,6
226,6±72,8
189,7±49,1
133,7±58,3
198,3±70,5
166,0±45,8
134,7±59,4
112,8±54,2
123,4±40,2
VII класс
30,3±30,7
123,6±57,3
76,9±33,3
Болезни глаза и его придаточ­
26,5±27,5
108,1±54,8
67,3±30,8
ного аппарата
69,1±44,1
67,1±42,9
68,1±30,7
91,6±51,8
72,2±45,2
81,9±34,3
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
80,2±46,5
63,2±43,1
71,7±31,7
отростка
28,8±29,1
27,2±27,8
28,0±20,1
X класс
448,2±89,3
97,3±81,6*
722,7±55,9***
Болезни органов д^іхания
392,1±83,7
85,1±49,3*
238,6±52,3*
408,8±85,6
376,3±83,1
392,5±56,4
XI класс
234,4±76,1
927,3±45,1*** 580,8±61,7***
Болезни органов пищеварения
205,1±69,2
811,4±69,2*** 508,3±62,5***
254,3±75,8
239,4±73,2
246,7±52,6
101,8±54,3
54,5±62,9
28,2±41,7
XII класс
Болезни кожи и подкожной
89,3±48,9
50,8±38,7
70,1±31,4
клетчатки
77,5±46,5
57,3±39,8
67,4±30,6
XIV класс
71,3±46,2
103,1±52,9
87,3±35,3
Болезни мочеполовой система:
65,8±42,5
90,3±50,6
78,1±33,1
69,1±44,1
67,5±43,1
68,3±30,8
203,7±72,3*** 381,2±84,5*** 293,8±56,9***
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
16,7±21,9
15,2±21,6
15,9±15,3
15,4±21,4
14,7±20,6
15,1±14,8
формации и хромосомные
нарушения
Итого по всем классам болез­ 1862,3±320,3 2760,3±471,7*** 2712,7±330,2***
ней
1471,5±243,6 2100,1±362,3* 1785,9±213,6*
1346,2±197,5
1234,6±174,5
1289,7±131,3
*Р<**, Р<0,01, ***Р<0,001 - достоверпость различий показателей по сравпепию с коптрольной группой.
188
Рис. 6. Распространенность заболеваний среди воспитанников детского дома,
школ^і-интерната и детей из семей по данн^ім углубленного медосмотра (на 1000
детей)
тия у девочек-воспитанниц во всех возрастных группах достоверно
выше, чем у мальчиков (р<0,05).
В ходе исследования структуры общей заболеваемости под­
тверждены сведения исследователей о ведущем положении болезней
органов дыхания (ОРВИ, грипп) в структуре заболеваемости воспи­
танников детских домов и интернатов (Брутман и др., 1993).
Xарактеристика заболеваемости детей из социально неблагопо­
лучных семей требует оценки характера хронической патологии
(Выхристюк, Самсыгина, 2000) путем проведения углубленного
профилактического медицинского осмотра воспитанников детского
дома, интерната и детей из семьи в зависимости от пола и возраста
(табл. 52).
Наиболее высокий уровень заболеваемости воспитанников дет­
ского дома и интерната выявлен в возрастных группах 12-14 лет
(1126,9 и 832,9 в отличие от детей из семей - 161,1 на 1000). При
этом в основном у воспитанников из детского дома и интерната
имели место множественность и сочетанность хронической патоло­
гии. Обращает на себя внимание разница в уровнях заболеваемости
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л и ц а 52
П р о д о л ж е н и е т а б л . 52
Распространенность заболеваний по данным углубленного медосмотра
воспитанников детского дома, интерната и детей из семей в зависимости
от возраста и пола P±mp ( на 1000 детей)
Группа обследуем^іх детей
Группа обследуем^іх детей
9-11 лет
Класс болезней
9-11 лет
Класс болезней
IV класс
Болезни эндокринной систем^:,
расстройства питания и нару­
шения обмена веществ
V класс
Психические расстройства и
расстройства поведения
VI класс
Болезни нервной система:
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
ного аппарата
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
отростка
IX класс
Болезни систем^! кровообра­
щения
X класс
Болезни органов д^гхания
XI класс
Болезни органов пищеварения
XII класс
Болезни кожи и подкожной
клетчатки
190
М
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
Общ.
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
КГ
КГ
КГ
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
164,5±18,5***
87,6±5,8***
15,2±6,2
166,7±18,3***
91,3±5,1***
20,6±6,9
165,6±13,1***
89,5±3,8***
17,9±4,6
101,3±2,1***
79,8±7,1***
21,2±7,1
96,9±3,1***
76,3±7,6***
23,5±7,2
99,1±1,2***
78,0±5,2***
22,3±5,1
XIV класс
Болезни мочеполовой системы
22,6±7,5
17,8±6,7
11,7±5,6
36,3±8,3*
23,5±7,6
9,1±4,9
29,7±5,7*
20,6±5,1
10,4±3,7
109,6±5,8***
86,3±6,2***
3,1±3,1
110,7±6,2***
87,2±5,9***
12,1±5,6
80,6±7,1***
63,5±8,5***
20,5±6,9
12,9±6,1
10,1±5,3
3,1±3,2
61,3±8,7***
48,3±8,8***
5,8±4,1
35,5±8,5
27,9±7,9
24,2±7,4
112,9±6,8***
88,9±5,3***
14,7±6,1
32,8±8,3
25,3±7,6
15,1±6,2
118,2±8,1***
93,1±20,7***
2,9±8,3
124,2±9,5***
97,8±2,6***
11,6±5,4
96,9±3,1***
76,3±7,6***
18,1±6,7
12,2±5,6
9,6±5,2
2,9±2,8
60,6±8,5***
47,8±8,9***
3,1±3,2
39,4±8,4
31,1±8,3
20,6±6,9
118,2±8,1***
93,2±4,5***
12,1±5,6
36,4±8,3
28,6±8,1
17,6±6, 5
114,1±5,1***
89,7±3,8***
2,9±2,1
117,4±5,6***
92,5±3,3***
14,9±4,3
89,1±3,8***
70,2±5,7***
19,4±4,8
12,5±4,1*
9,8±3,7
2,9±2,1
60,9±6,1***
48,1±6,3***
4,4±2,5
37,5±6,1
29,5±5,7
22,4±5,1
115,6±5,3***
91,1±3,6***
13,4±4,2
34,3±5,9*
26,9±5,6
16,4±4,5
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомные
нарушения
XVIII класс
Симптом^!, признаки и откло­
нения от норм^і, не классифи­
цированные в других рубриках
37,7±8,7***
11,3±5,6
2,1±2,4
53,9±8,6***
12,8±6,1
1,8±2,3
45,8±6,2***
12,1±4,1
1,9±1,6
70,9±8,1***
55,8±8,7***
11,7±5,6
87,8±5,7***
69,2±8,3***
9,1±4,9
79,7±5,1***
62,5±6,2***
10,4±3,7
М
XIII класс
Болезни костно-м^ішечной
систем^! и соединительной
ткани
Итого по всем классам болез­
ней
IV класс
Болезни эндокринной систем^:,
расстройства питания и нару­
шения обмена веществ
V класс
Психические расстройства и
расстройства поведения
VI класс
Болезни нервной системы
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
ного аппарата
952,7±161,8*** 1047,7±173,4*** 1001,3±118,7***
689,8±112,7*** 750,6±125,5*** 720,5±84,2***
160,5±17,2
153,0±15,4
159,6±11,9
12-14 лет
111,4±6,0***
87,7±4,8***
16,1±4,9
132,3±11,7***
104,2±3,1***
19,6±5,5
121,8±6,3***
95,9±2,1***
17,8±3,7
114,3±6,8***
90,0±19,5***
5,3±2,9
117,1±7,5***
92,3±3,9***
13,7±4,6
85,7±5,9***
67,6±6,8***
17,6±5,3
138,7±13,1***
109,2±4,7***
3,9±2,7
158,1±17,2***
124,5±8,311,4±4,
5
112,9±6,8***
87,8±4,9***
14,3±4,7
125,7±6,9***
99,6±0,6***
4,6±4,1
136,4±8,6***
108,4±3,1***
12,5±9,9,,
98,4±1,5***
77,7±4,3***
15,8±3,5
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пр о до л же ни е таб л. 5 2
Прод олже ние табл. 52
Группа обследуем^гх детей
Группа обследуем^іх детей
12-14 лет
15-17 лет
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
КГ
КГ
22,8±7,1*
17,9±5,6*
1,9±1,8
60,1±8,2***
47,4±7,3***
1,9±1,8
42,8±8,3*
33,7±6,9
17,8±5,2
114,3±6,8***
90,1±4,4***
9,8±3,9
40,1±8,2***
31,5±6,8***
7,2±3,4
29,1±8,2***
22,9±6,3***
1,7±1,6
67,7±8,3***
53,3±7,5***
1,7±1,8
51,6±8,9***
40,6±7,4***
17,6±5,3
132,2±11,7***
101,1±1,5***
8,9±3,9
48,3±8,9***
38,1±7,3***
9,8±4,1
25,7±5,3***
20,2±4,2***
1,8±1,2
63,6±5,9***
50,3±5,3***
1,8±1,2
46,9±6,1***
37,2±5,2***
17,7±3,6
122,7±6,4***
95,6±2,1***
9,3±2,8
43,9±6,1***
34,8±5,2***
8,4±2,7
166,6±18,3***
131,2±11,3***
23,9±7,2
163,1±12,6***
128,4±7,4***
23,6±5,1
154,3±15,4***
95,4±3,1***
12,5±4,4
196,7±24,7***
114,9±6,2***
15,6±5,1
174,2±13,9***
105,1±2,4***
14,1±3,3
XIV класс
Болезни мочеполовой системы
25,7±7,3*
20,2±5,9
7,2±3,4
45,2±8,9***
28,6±6,8*
9,8±4,2
34,8±5,8***
24,4±4,5***
8,4±2,7
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомные
нарушения
XVIII класс
Симптом^і, признаки и откло­
нения от нормы, не классифицированн^іе в других рубриках
38,5±8,2**
10,3±4,5
1,7±1,6
45,4±8,9***
11,4±4,7
1,9±1,8
41,9±6,1***
10,8±3,21,8±1,3
65,7±8,1***
51,7±7,4***
9,8±3,9
119,3±8,6***
94,1±3,5***
7,1±3,6
90,9±3,5***
72,9±4,7***
8,4±2,7
136,3±12,2***
107,4±4,9***
4,3±3,5
129,3±12,8***
109,7±5,7***
9,6±5,1
112,1±6,4***
23,7±7,5***
21,7±7,2
33,3±8,2***
26,3±7,7*
4,3±3,4
66,6±8,2***
52,4±8,8***
4,3±3,3
72,7±7,7***
57,3±8,6*
23,9±7,3
130,3±10,9***
102,6±2,8***
13,1±5,7
42,4±8,6***
33,4±8,3*
8,7±4,8
135,3±8,6***
106,6±3,2***
4,4±2,5
130,7±7,9***
102,8±4,3***
10,6±3,7,
110,7±4,3***
87,2±4,1***
21,3±5,2
32,3±5,8***
25,4±5,3***
4,5±2,5
61,5±6,1***
48,4±6,2***
4,4±2,5
63,1±6,1***
49,5±6,2***
24,7±5,2
129,2±7,7***
101,7±1,6***
13,5±4,2
40,1±6,1***
31,4±5,7***
10,1±3,6
218,2±27,9***
100,5±1,3***
19,5±6,8
216,9±19,9***
98,4±1,5***
19,1±4,8
Класс болезней
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
отростка
IX класс
Болезни систем^! кровообра­
щения
X класс
Болезни органов дыхания
XI класс
Болезни органов пищеварения
XII класс
Болезни кожи и подкожной
клетчатки
XIII класс
Болезни костно-м^ішечной
системы и соединительной
ткани
Итого по всем классам болез­
ней
192
М
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
КГ
992,8±159,1*** 1277,5±220,3*** 1126,9±132,4***
735,8±103,5*** 930,7±132,5*** 832,9±82,3***
122,5±7,1
123,3±7,5
122,4±5,1
Класс болезней
М
IV класс
159,4±17,4***
Болезни эндокринной систем^:, 125,6±9,7***
расстройства питания и нару­
23,3±7,3
шения обмена веществ
V класс
134,4±12,2***
Психические расстройства и
105,9±4,3***
расстройства поведения
4,6±3,6
121,8±9,2***
VI класс
95,9±3,4***
Болезни нервной системы
11,6±5,5
109,4±5,7***
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
86,2±5,9***
20,9±7,1
ного аппарата
VIII класс
31,2±8,3*
Болезни уха и сосцевидного
24,5±7,3*
отростка
4,6±3,6
56,2±8,8***
IX класс
Болезни систем^! кровообра­
44,3±8,5***
щения
4,6±3,7
53,1±8,9*
X класс
41,8±8,4
Болезни органов дыхания
25,6±7,5
128,1±10,7***
XI класс
100,9±1,6***
Болезни органов пищеварения
13,9±6,1
37,5±8,7*
XII класс
Болезни кожи и подкожной
29,5±7,8
клетчатки
11,6±5,6
XIII класс
215,6±28,3***
Болезни костно-м^ішечной
96,3±3,2***
системы и соединительной
18,6±6,7
ткани
ОГ-1
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О к о н ч а н и е т а б л . 52
Группа обследуемых детей
15-17 лет
М
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
31,2±8,322,5±7,
XIV класс
1
Болезни мочеполовой системы
11,6±5,6
XVII класс
59,3±8,8***
Врожденные аномалии, де­
12,7±5,7
формации и хромосомные
2,6±2,7
нарушения____________
45,4±8,6***
30,7±8,2*
10,8±5,3
38,5±6,1***
26,6±5,4*
11,2±3,8
90,9±5,1***
12,6±5,8
2,3±2,5
75,3±5,3***
12,6±4,1
2,4±1,8
XVIII класс
Симптомы, признаки и откло­
нения от нормы, не классифицированн^іе в других рубриках
90,2±5,2***
71,1±8,1***
10,8±5,3
78,5±5,1***
61,4±5,9***
11,2±3,8
Класс болезней
Итого по всем классам болез­
ней
65,6±8,5
51,7±8,6***
11,6±5,5
ОГ-1
1344,3
1202,8±203,6***
1275,2±151,8***
±225,2***
837,8±138,8*** 858,8±142,7*** 880,4±102,1***
161,1±10,5
165,1±15,8
157,2±13,9
* Р<0,05, * * Р<0,01 , ***P<0,001 - достоверность различий показателей по сравнению с кон­
трольной группой.
мальчиков и девочек. В целом уровень заболеваемости у мальчиков
всех возрастных групп меньше, чем у девочек (рис. 6).
Анализ полученных данных показывает, что у детей и подрост­
ков как основных, так и контрольной групп чаще встречается пато­
логия костно-мышечной системы и соединительной ткани (XIII
класс) во всех возрастных группах, в том числе: 9-11 лет - 165,6 и
89,5 ^ против 17,9 ^ , 12-14 лет - 174,2 и 105,1 ^ по сравнению с
детьми из семей 14,1 ^ , 15-17 лет - 216,9 и 98,4 ^ против 19,1 ^ .
Второе место в детском доме и интернате занимают болезни
нервной системы (VI класс). Их частота составляет в возрастных
группах: 9-11 лет - 117,4 и 92,5 ^ против 14,9 ^ , далее у 12­
14-летних - 136,4 и 108,4 ^ , в отличие от детей из семей - 12,5 ^ и
у 15-17-летних - 130,7 и 102,8 ^ против 10,6 ^ .
194
На третьем месте по распространенности у воспитанников дет­
ского дома, интерната и детей из семьи стоят психические расстрой­
ства и расстройства поведения (V класс), составляющие в возраст­
ных группах, соответственно: 9-11 лет - 114,1 и 89,7 ^ по сравне­
нию с детьми из семей - 2,9 ^ , подобное положение обнаруживает­
ся у 12-14-летних - 125,7 и 99,6 ^ против 3,9 ^ , а также у 15­
17-летних - 135,3 и 106,6 ^ в отличие от 4,4 ^ в контроле.
Список наиболее распространенных нозологических форм в
структуре хронической патологии воспитанников детского дома и
интерната по убывающей продолжают: болезни эндокринной си­
стемы, расстройства питания и нарушений обмена веществ; болез­
ни глаза и его придаточного аппарата; болезни системы кровооб­
ращения (в основном кардиопатии); врожденные аномалии, де­
формации и хромосомные нарушения; болезни кожи и подкожной
клетчатки; болезни мочеполовой системы; болезни уха и сосцевид­
ного отростка.
Таким образом, в контрольной группе дети более здоровые. Об
этом свидетельствуют как общие уровни заболеваемости, так и зна­
чительно меньшее, чем в других группах, число эпизодически и ча­
сто болеющих детей.
Обращает на себя внимание максимальная частота встречаемо­
сти у воспитанников детского дома и интерната таких патологиче­
ских изменений, как сколиоз и кифоз позвоночника, деформация
грудной клетки, деформация черепа, искривление носовой перего­
родки, плоскостопие. Это согласуется с данными исследований
Л.Н. Шведуновой и Л.М. Бабиной (2002), установившими, что у де­
тей из детского дома, родившихся от родителей, страдавших алкого­
лизмом, в 100 % случаев выявлены нарушения осанки, сколиозы и
кифозы позвоночника. Наши данные подтверждают также сообще­
ния ряда исследователей (Сухова, Жуковский, 2002) о росте патоло­
гии опорно-двигательного аппарата у современных школьников. В
контексте широко представленных патологических изменений раз­
личных отделов позвоночника и их связочного аппарата представ­
ляют интерес данные об их роли в развитии минимальной дисфунк­
ции мозга, невротических реакций, нарушений созревания высших
мозговых функций (концентрация внимания, память, эмоционально­
волевые функции), дезадаптационных нарушений (поведенческие
нарушения, трудности школьного обучения) и вегетативных дис­
функций.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме того, у 18 % воспитанников детского дома и интерната
отмечены миопия, опущение почек, пролапсы сердечных клапанов,
патология желудочно-кишечного тракта (дисфункции желчевыво­
дящих путей), дефекты мочевыделительной системы (нефроптоз,
поликистоз почек). Все эти проявления относятся к синдрому соединительно-тканной дисплазии (СТД). В его основе лежит наруше­
ние в созревании соединительной ткани, которая составляет 50 %
всех структур организма. Обусловленные синдромом СТД измене­
ния в нарушении функции внешнего дыхания (искривление носовой
перегородки), а также изменения грудной клетки в связи с кифосколиозом позвоночника способствуют частым простудным заболева­
ниям примерно у 1/3 воспитанников детского дома и интерната.
Анализ полученных данных позволяет проследить влияние процесса
воспитания и образования на состояние здоровья детей и подрост­
ков. Так, нарушение аккомодации и рефракции, деформирующие
дорсопатии - искривление позвоночника (сколиоз, лордоз) прогрес­
сивно нарастают по мере продвижения ребенка по образовательной
лестнице и достигают пика к окончанию школы. Прогрессирующее
увеличение распространенности патологии костно-мышечной си­
стемы у детей и подростков в возрасте 10-17 лет имеет большое ме­
дико-социальное значение, поскольку в структуре причин инвалид­
ности до 16 лет болезни опорно-двигательного аппарата составляют
7,7 %. За последние годы в РФ в 2 раза увеличилась доля данной па­
тологии, и она становится причиной, ограничивающей возможность
трудоустройства, профессионального обучения, призыва на военную
службу. Сравнительная характеристика данных общей заболеваемо­
сти и профилактического медосмотра детей показывает наличие
различий в распределении нозологических форм у воспитанников
детского дома и школы-интерната. При изучении заболеваемости по
обращаемости в ее структуре наибольший удельный вес занимают
заболевания органов дыхания (X класс), а по данным углубленного
медосмотра с наибольшей частотой встречается патология костно­
мышечной системы и соединительной ткани (XIII класс). В структу­
ре общей заболеваемости второе место занимают болезни органов
пищеварения (XII класс), тогда как по данным медосмотра - болезни
нервной системы (VI класс). Следующее место в структуре общей
заболеваемости занимают инфекционные и паразитарные болезни
(I класс), а по данным медосмотра - психические расстройства и
расстройства поведения (V класс). Разная направленность распреде­
196
ления патологии по данным общей заболеваемости и медосмотра
указывает на то, что воспитанникам лечебно-диагностические меро­
приятия необходимого объема и качества своевременно не прово­
дятся.
Рассчитанные нами показатели исчерпывающей заболеваемо­
сти позволяют получить дополнительные данные о значимых разли­
чиях уровней пораженности детей и подростков как основных, так и
контрольной групп (табл. 53). Первое место у детей, воспитываю­
щихся в детском доме и школе-интернате, занимают болезни орга­
нов пищеварения (XI класс): 9-11 лет - 1091,4 и 938,0 ^ , 12-14 лет 1105,6 и 945,4 ^ , 15-17 лет - 1125,1 и 948,8 ^ . На втором месте,
соответственно, болезни органов дыхания (X класс): 9-11 лет 1219,2 и 1077,3 ^ , 12-14 лет - 1389,8 и 1088,6 ^ , 15-17 лет - 675,5
и 596,4 ^ . Третье место занимают инфекционные и паразитарные
болезни (I класс): 9-11 лет - 862,9 и 734,1 ^ , 12-14 лет - 869,1 и
742,5 ^ , 15-17 лет - 1121,6 и 954,8 ^ .
Привлекают внимание данные федеральной электронной базы
Всероссийской диспансеризации детей и подростков по Примор­
скому краю (проведенной 01.05-15.12. 2002 г.), поскольку создают
возможность сопоставления с собственными показателями ком­
плексной оценки состояния здоровья. Общая численность осмот­
ренных детей в Приморском крае в возрасте от 0 до 18 лет соста­
вила 379 820 чел., в возрасте от 7 до 18 лет - 275 712 чел. Доля де­
тей с выявленными отклонениями в состоянии здоровья в возрасте
от 0 до 18 лет составляет 43,16 %, в возрасте от 7 до 18 лет 47,16 %. Доля детей с выявленными отклонениями в состоянии здо­
ровья в детских домах и школах-интернатах - 64,4 и 79,7 %. При
сравнении уровней заболеваемости детей из детских домов и школинтернатов до и после диспансеризации, установлено превышение
на 33,6 и 12,7 % соответственно.
В ходе проведенной всеобщей диспансеризации выявлены сле­
дующие причины высокой заболеваемости школьников в Примор­
ском крае:
• слабая материально-техническая база школ;
• несбалансированность режимов умственного труда и отдыха
учащихся;
• низкая физическая активность за счет отсутствия спортивной
работы в школе;
• отсутствие организации горячего качественного питания;
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т аб л иц а 5 3
П р о д о л ж е н и е т а б л . 53
Сравнительная характеристика исчерпывающей заболеваемости
воспитанников детского дома, интерната и детей из семьей в зависимости
от возраста и пола P±mp (на 1000 детей)
Группа обследуем^гх детей
Группа обследуем^іх детей
9-1 1 лет
Класс болезней
9-1 1 лет
Класс болезней
I класс
Некоторые инфекционн^іе и
паразитарные болезни
IV класс
Болезни эндокринной систем^:,
расстройства питания и нару­
шения обмена веществ
V класс
Психические расстройства и
расстройства поведения
VI класс
Болезни нервной система:
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
Общ.
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
КГ
КГ
КГ
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
813,4±132,6**
692,0±114,9*
426,0±63,9
96,9±3,1***
76,3±7,6***
23,5±7,3
862,9±101,4**
734,1±85,9**
435,9±46,7
99,1±1,2***
78,1±5,2***
22,4±5,1
301,3±42,8***
253,8±35,5***
149,3±14,7
166,7±18,4***
91,3±5,1***
20,6±6,9
254,1±24,7***
213,9±19,6***
149,2±10,5
165,6±13,1***
89,4±3,8***
17,9±4,7
М
912,5±154,6**
776,2±128,1**
445,8±68,3
101,3±2,1***
79,8±7,1***
21,2±7,1
109,6±5,8***
86,3±6,1***
3,1±3,1
265,2±37,6**
333,7±49,4***
146,3±14,3
VII класс
133,6±12,1
Болезни глаза и его придаточ­
108,8±5,5
ного аппарата
124,0±9,5
170,4±19,6***
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
143,7±14,1***
отростка
48,0±8,7
IX класс
61,3±8,7***
Болезни систем^! кровообра­
48,3±8,8***
щения
5,8±4,1
804,7±135,3***
X класс
Болезни органов д^іхания
682,2±111,4
603,1±95,8
XI класс
514,9±83,1***
Болезни органов пищеварения 430,7±66,7
360,7±53,4
198
М
118,2±8,1***
93,1±4,5***
2,9±2,8
345,1±50,6***
454,8±72,1***
144,1±13,6
308,8±44,2***
256,6±36,1119,9
±8,4
135,8±12,1***
114,9±7,4***
44,7±8,5
60,6±8,5***
47,8±8,9***
3,1±2,9
1633,6±275,5***
1472,3±255,3***
594,4±92,9
113,9±4,9***
89,7±3,8***
3,0±2,1
305,2±31,3***
394,3±42,9***
145,2±9,8
221,2±20,5***
182,8±15,5***
121,9±6,3
153,1±11,3***
129,3±7,7***
46,4±6,1
60,9±6,1***
48,1±6,3***
4,5±2,5
1219,2±146,1***
10077,3±129,3**
*
598,7±66,7
1667,9±281,5*** 1091,4±130,1***
1455,3±250,4*** 938,0±111,7***
345,9±50,1
353,3±36,5
XII класс
Болезни кожи и подкожной
клетчатки
XIII класс
Болезни костно-м^ішечной
систем^! и соединительной
ткани
XIV класс
Болезни мочеполовой система:
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
формации и хромосомные
нарушения
XVIII класс
Симптом^і, признаки и откло­
нения от нормы, не классифицировапп^іе в других рубриках
Итого по всем классам болез­
ней
206,9±26,7
174,0±20,1
149,1±14,8
164,5±18,5***
87,6±5,8***
15,2±6,2
144,8±14,3
135,5±12,3
116,6±7,6
387,1±59,8***
11,3±5,6
32,8±8,2
70,9±8,2***
55,8±8,7***
11,7±5,6
213,0±27,1*** 178,9±14,8***
173,9±20,4*** 154,7±11,6***
94,7±3,8
105,6±2,9
707,4±114,1**** 547,3±61,8***
51,9±8,9
31,6±5,8
33,4±8,1
33,1±5,7
87,8±5,7***
69,2±8,3***
9,1±4,9
79,4±5,1***
62,5±6,1***
10,4±3,7
4047,7±63,6*** 6656,5±81,6*** 5352,2±73,2***
3153,9±56,2*** 5293,2±72,7*** 4223,7±64,9***
2083,4±45,6
2011,6±44,8
2047,5±45,2
12-14 лет
921,0±146,9*** 817,2±137,5** 869,1±100,6***
I класс
Некоторые инфекционн^іе и 779,8±107,4**
705,2±98,5**
742,5±72,8**
паразитарные болезни
437,3±51,3
418,1±51,1
427,7±36,2
IV класс
111,4±6,1***
132,3±11,7***
121,8±6,3***
Болезни эндокринной систем^:, 87,7±4,8***
104,2±3,2***
95,9±2,1***
расстройства питания и нару­ 16,1±4,9
19,6±5,5
17,8±3,7
шения обмена веществ
V класс
114,3±6,8***
138,7±13,2***
126,5±7,1***
Психические расстройства и 90,0±4,4***
109,2±4,7***
99,6±0,6***
расстройства поведения
5,3±2,9
3,9±2,7
4,6±2,1
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прод олже ние табл. 53
Класс болезней
Группа обследуем^гх детей
Группа обследуем^гх детей
12-14 лет
12-14 лет
М
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
КГ
381,1±55,3***
317,0±38,7***
149,5±11,5
VII класс
140,1±12,6
Болезни глаза и его придаточ­
114,0±5,8
ного аппарата
121,8±6,8
182,1±20,6***
VIII класс
Болезни уха и сосцевидного
156,9±13,9***
отростка
43,5±6,6
60,1±8,3***
IX класс
47,4±7,4***
Болезни систем^! кровообра­
щения
1,9±1,8
X класс
1120,2±180,6**
*
Болезни органов д^гхания
689,9±94,1
595,0±72,5
XI класс
518,0±78,6***
Болезни органов пищеварения 434,1±56,2
358,1±40,6
215,5±26,6**
XII класс
Болезни кожи и подкожной
185,6±18,6*
клетчатки
144,0±10,6
XIII класс
154,3±15,5***
Болезни костно-м^ішечной
95,4±3,1***
системы и соединительной
12,5±4,4
ткани
XIV класс
148,6±14,4*
Болезни мочеполовой система: 134,3±10,1
113,8±5,3
389,2±56,7***
XVII класс
Врожденн^іе аномалии, де­
42,4±7,3
30,2±6,1
формации и хромосомные
нарушения
VI класс
Болезни нервной система:
200
Прод олже ние табл. 53
Общ.
ОГ-1
Д
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
КГ
КГ
КГ
547,4±88,8***
457,7±60,9***
143,0±10,9
328,1±49,1***
270,4±32,4****
117,1±6,3
160,3±17,6***
128,5±9,1***
16,2±5,2
67,7±8,4***
53,3±7,5***
1,7±1,8
1659,5±288,9***
1487,4±215,5***
*
619,6±79,4
1693,2±294,9***
1456,7±211,9***
354,1±42,1
318,6±47,4***
256,8±30,3***
139,7±10,4
196,7±24,7***
114,9±6,2***
15,6±5,1
464,3±50,6***
387,4±35,2***
146,3±7,9
234,1±21,8***
192,2±14,1***
119,4±4,6
171,2±13,6***
142,7±8,2***
29,8±4,4
63,9±5,9***
50,4±5,3***
1,8±1,3
1389,8±164,8***
1088,6±109,4**
607,3±53,6
119,3±8,6***
94,1±3,5***
7,1±3,6
92,5±3,2***
72,9±4,7***
8,4±2,7
1105,6±129,8***
945,4±94,3***
356,1±29,2
267,1±26,1***
221,2±17,3***
141,8±7,4
175,5±14,2****
105,2±2,5***
14,1±3,4
223,3±29,8***
181,4±18,3***
114,9±5,8
45,4±8,9
42,2±7,4
27,2±6,2
185,9±15,5***
157,8±10,1***
114,0±3,9
217,3±19,6***
42,3±5,2
28,7±4,4
Класс болезней
XVIII класс
Симптом^!, признаки и откло­
нения от нормы, не классифицированн^іе в других рубриках
Итого по всем классам болез­
ней
М
65,7±8,1***
51,7±7,4***
9,8±3,9
ОГ-1
4521,6±67,2*** 6447,7±80,3*** 5484,6±74,1***
3226,2±56,8*** 5462,0±73,9*** 4344,2±65,9***
2038,8±45,2
1997,8±44,7
2018,2±44,9
15-17 лет
I класс
915,5±152,7*** 1327,7±222,2*** 1121,6±132,7***
Некоторые инфекционн^іе и 780,4±124,9** 1129,3±190,6*** 954,8±111,2***
паразитарн^ге болезни
441,2±59,2
419,6±53,9
430,5±39,9
159,4±17,2***
166,6±18,4*** 163,0±12,6***
IV класс
Болезни эндокринной систем^:, 125,6±9,7***
131,2±11,3***
128,4±7,4***
расстройства питания и нару­ 23,3±6,4
23,9±6,3
23,6±4,5
шения обмена веществ
V класс
134,4±12,1***
136,3±12,2***
135,4±8,6***
Психические расстройства и 105,9±4,3***
107,4±4,9***
106,6±3,3***
расстройства поведения
4,6±3,2
4,3±2,9
4,5±2,2
VI класс
387,1±58,9***
532,7±83,6*** 459,9±50,5***
Болезни нервной система:
323,3±46,1**
447,3±69,7*** 385,3±40,8***
217,1±24,3
181,8±14,9
199,5±14,9
165,3±18,4*
324,0±46,9***
244,6±23,3***
VII класс
Болезни глаза и его придаточ­
131,2±10,9
204,0±25,7**
167,6±13,1***
ного аппарата
126,4±8,8
124,5±8,1
125,5±5,9
VIII класс
192,2±23,5*** 165,0±18,1*** 178,6±14,7***
Болезни уха и сосцевидного
161,9±17,2*** 131,9±11,5***
146,±10,2***
отростка
48,6±7,6
46,3±7,3
47,5±5,3
IX класс
56,2±8,7***
66,6±8,2***
61,4±6,1***
44,3±8,5***
52,4±8,8***
48,4±6,2***
Болезни систем^! кровообра­
4,6±3,2
4,3±2,9
4,5±2,2
щения
826,4±136,9
524,7±82,2
675,5±77,3
X класс
Болезни органов д^іхания
695,3±110,3
497,4±78,6
596,4±66,9
727,1±102,9
598,3±80,5
662,7±64,7
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О к о н ч а н и е т а б л . 53
Группа обследуемых детей
Класс болезней
XI класс
Болезни органов пищеварения
М
ОГ-1
ОГ-2
КГ
529,8±84,4***
442,7±66,8***
402,0±53,1
135,8±12,1***
117,9±8,1
113,2±5,7
188,5±16,1**
163,0±12,5
139,9±7,9
215,6±27,9***
XIII класс
Болезни костно-мышечной системы 96,3±3,2***
и соединительной ткани
18,6±5,9
218,2±27,9***
100,5±1,3***
19,5±5,8
216,9±19,7***
98,4±1,5***
19,1±4,2
XIV класс
Болезни мочеполовой системы
173,8±20,1
154,1±15,6
149,8±13,2
222,1±28,6***
181,2±21,4***
113,8±5,8
197,9±17,3***
167,6±13,1**
131,8±6,8
XVII класс
Врожденные аномалии, деформа­
ции и хромосомные нарушения
408,5±62,7***
40,7±8,4
26,1±6,7
744,4±120,6*** 576,5±65,1****
38,0±8,6
39,4±6,1
24,6±6,3
25,4±4,6
XII класс
Болезни кожи и подкожной клет­
чатки
241,1±32,6*
208,1±25,7
166,6±16,1
15-17 лет
Общ.
Д
ОГ-1
ОГ-1
ОГ-2
ОГ-2
КГ
КГ
1720,3±290,6*** 1125,1±133,2***
1454,9±248,2*** 948,8±110,5***
378,8±47,9
390,4±35,7
65,6±8,4***
XVIII класс
Симптомы, признаки и отклонения 51,7±8,5***
от нормы, не классифицированные 11,6±4,8
в других рубриках
Итого по всем классам болезней
90,2±5,2***
71,1±8,1***
10,8±4,6
77,9±5,1***
61,4±5,9***
11,2±2,3
4470,9±66,8*** 6374,6±79,8*** 5422,8±73,6***
3361,5±57,9*** 4664,5±68,3*** 4013,0±63,3***
2216,1±47,1
2367,7±48,6
2063,7±45,4
* Р<0,05, ** Р< 0,01, ***Р< 0,001 - достоверпость различий показателей по сравпепию с коптрольной группой.
• низкий уровень культуры быта в семьях;
• отсутствие детской санаторно-курортной базы в крае;
• недостаточная реабилитационная база;
• недостаточная материально-техническая база детских амбу­
латорно-поликлинических учреждений (90 % из них находятся в
приспособленных помещениях);
• низкая укомплектованность детских лечебно-профилакти­
ческих учреждений врачами- педиатрами и средним медперсоналом.
202
4.4. Сравнительная комплексная оценка состояния здоро­
вья подростков из различных социальных групп
Распределение детей и подростков по группам здоровья пока­
зывает, что его структура в зависимости от возраста имеет свои осо­
бенности (табл. 54).
Установлено, что детей с I группой здоровья, воспитывающих­
ся в государственных воспитательных учреждениях, статистически
достоверно меньше, чем в контрольной группе. Так, их удельный
вес в возрастной группе 9-11-летних воспитанников - 22,7 %. В дет­
ском доме и школе-интернате вторую группу здоровья в возрастной
группе 9-11 лет имеют 35,1 и 39,5 %, 12-14 лет - 25,2 и 38,4 %, 15­
17 лет - 22,1 и 33,5 % обследованных, в то время как у детей из се­
мей эти показатели были выше в 1,5-2,1 раза.
Соответственно, дети с третьей группой здоровья, имеющие
хроническую или врожденную патологию в стадии компенсации,
составляют от 43,3 и 37,6 % в возрастной группе 9-11 лет до 51,3 и
40,7 % в возрастной группе 15-17 лет. В то же время увеличилась
доля детей с четвертой группой здоровья с 14,9 и 15,0 % в возраст­
ной группе 9-11 лет до 17,5 и 15,6 % в возрастной группе 15-17 лет.
При сравнении данных о распределении детей по группам здо­
ровья в детском доме и школе-интернате со сверстниками из семей
обнаружено достоверное отличие показателей (р<0,01) во всех воз­
растных группах (рис. 7). Дети из семей в возрастной группе 9­
11 лет имеют третью и четвертую группы здоровья в 23,0 % случаев,
тогда как воспитанники с хроническими заболеваниями или врож­
денной патологией в 58,2 и 52,6 % случаев. В возрастной группе 12­
14-летних, дети из семей с III—IV группами здоровья составляют
26,4 %, а сверстники из детского дома - 64,3 %, из школы-интерна­
та - 50,3 % от общего числа обследованных. Дети из семей в воз­
растной группе 15-17 лет - 26,8 % - имеют только третью группу
здоровья. В то же время воспитанники детского дома в возрастной
группе 15-17 лет отнесены к III—IV группам здоровья в 68,8 %, а
воспитанники школы-интерната - в 56,3 % случаев.
Итак, наибольшее влияние на комплексную оценку состояния
здоровья детей, находящихся в особо трудных жизненных обстоя­
тельствах, оказывает социальная стратификация, меньшую значи
мость имеют медико-биологические факторы. Уменьшение возмож -
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ностей организма на психологическом и биологическом уровнях
снижает возможности социальной адаптации детей из государствен­
ных воспитательных учреждений, а отклонения в состоянии здоро­
вья рассматриваются как проявления субкомпенсации и декомпен­
сации организма в этих условиях.
На основании представленных показателей комплексной оцен­
ки определен низкий уровень состояния здоровья детей, находящих­
ся в детском доме и школе-интернате, в отличие от их сверстников
из семей.
Изучен вклад факторов риска патологической пораженности
детей из различных социальных групп населения. В обследованных
группах детей при проведении факторного анализа выделено три
Таблица 54
фактора (место воспита­
ния,
возраст,
пол)
(табл. 55). Условия воспи­
тания входят в фактор,
условно
обозначенный
как «место воспитания».
Количество выделяемых
факторов определялось с
тем расчетом, чтобы обу­
словленная ими изменчи­
вость покрывала не менее
70-75 % дисперсии.
Проведенная фактор­
ная оценка позволила
установить
структуру
факторов образа жизни,
оказывающих влияние на
патологическую пораженность детей изучаемых
социальных
групп.
Наибольший вклад в за­
болеваемость изучаемых
социальных групп насе­
ления имеют значимые
факторы - «место воспи­
тания и возраст», описы­
вающие 74,35 % общей
дисперсии.
Распределение детей и подростков
по группам здоровья в зависимости
от возраста P±mp (%)
Группа обследуем^іх детей
Группа
здоровья
9-11 лет
I
II
III
IV
ОГ-1=64
ОГ-2=63 КГ=67
6,7±3,1** 7,9±3,4** 22,7±5,1
35,1±5,9** 39,5±6,2 53,4±6,1
43,3±6,2** 37,6±6,1** 20,8±4,9
14,9±4,4** 15,0±4,5** 2,2±1,7
12-14 лет
I
II
III
IV
I
II
III
IV
ОГ-1=66
10,5±3,7**
25,2±5,3**
46,5±6,1***
17,8±4,7***
ОГ-2=90
11,3±3,3**
38,4±5,1
36,5±5,1*
13,8±3,6**
15-17 лет
ОГ-1=64
ОГ-2=66
9,1±3,5** 10,2±3,7**
22,1±5,2*** 33,5±5,8
51,3±6,2** 40,7±6,1
17,5±4,7
15,6±4,5
КГ=107
25,4±4,2
48,2±4,8
23,7±4,1
2,7±1,5
КГ=67
26,5±6,1
46,7±6,1
26,8±5,4
-
*Р<0,05, **Р<0,01, ***Р<0,001 - достоверность раз­
личий показателей при сравнении с контрольной
группой.
Таблица 5 5
Факторная структура, полученная методом главных факторов
49,70%
Рис. 7. Раснределение обследованн^іх детей и подростков
по группам здоровья
204
Вклад фактора
Вклад фактора
Вклад фактора
«возраст» в фактор­ «пол» в факторной «место воспитания»
ной нагрузке
нагрузке
в факторной
нагрузке
Выборка из обсле0,827641*
0,46363
0,990355*
дованн^іх групп
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
*Р<0,05.
Использование метода многомерной статистики позволяет
уточнить факторы, формирующие индивидуальное здоровье детей в
различных социальных группах населения. Результаты факторного
анализа доказывают выявленную ранее методами традиционного
статистического анализа взаимосвязь особенностей здоровья с при­
надлежностью к различным социальным группам населения.
Таким образом, процессы социального расслоения общества в
современных условиях являются объективным фактором, формиру­
ющим здоровье современного ребенка и пренебрежение его жизнен­
но важными потребностями (воспитательными, образовательными,
эмоциональными, обеспечением медицинскими услугами). Кроме
того, дети и подростки в интернатных учреждениях обладают угро­
жаемым риском развития различных заболеваний вследствие небла­
гоприятных социально-гигиенических, медико-биологических фак­
торов и принадлежности к демографическим группам риска, в том
числе группам низкого материального уровня жизни, бедности, па­
тологического функционального состояния и формирования девиа­
нтного поведения. Оценка качества медицинского обслуживания
свидетельствует о стабилизации недостатков в организации медико­
социальной помощи и несостоятельности мероприятий по охране
здоровья детей, находящихся в интернатных учреждениях, что тре­
бует учитывать результаты исследования в разработке территори­
альных медико-социальных программ по охране и укреплению здо­
ровья детей и подростков из интернатных учреждений.
206
Г л а в а 5.
НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ
СИСТЕМЫ МЕДИЦИНСКОГО
ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ И
ПОДРОСТКОВ ИЗ РАЗЛИЧНЫХ
СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ
В СОВРЕМЕНН^ІХ СОЦИАЛЬНО­
ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ
спешное развитие современного российского
общества неосуществимо без его всесторонней
гуманизации, глубокого поворота к нуждам и потребностям ребенка,
без развития его способностей и творческого потенциала. Наступил
период максимального сочетания социальных приоритетов в эконо­
мических преобразованиях с удовлетворением потребностей детей в
обеспечении качественной медицинской помощи, воспитании и об­
разовании. Отношение к детям, гуманизация процесса воспитания,
создание условий для формирования здорового и гармонично разви­
того подрастающего поколения - важнейший критерий эффективно­
сти социальной политики государства. В рамках реализации нацио­
нальных проектов в сфере здравоохранения и образования, выдви­
нутых Президентом РФ, решение поставленной задачи должно со­
здать условия для улучшения положения всех детей, но особое вни­
мание будет уделено тем, кто проживает в неполных семьях, семьях
с низким уровнем доходов, остался без попечения родителей. Это
безусловный императив современного социально-экономического
развития современного российского общества. Особое внимание
должно быть уделено восстановлению единой государственной по­
литики в области охраны материнства и детства, обеспечивающей
межсекторальное взаимодействие между органами представитель­
ной и исполнительной власти, ведомственными структурами и об­
щественными формированиями.
В сфере здравоохранения основные усилия будут сконцентри­
рованы на первичном звене и связаны с реформированием учрежде­
ний амбулаторно-поликлинического звена, в том числе более 8 тыс.
медицинских учреждений педиатрического профиля (Чичерин,
2001). В условиях Приморского края ими будут охвачены 94 ЛПУ, в
У:
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которых работают 416 участковых педиатров и 25 врачей общей
(семейной) практики.
Для обоснования системы мероприятий по охране здоровья де­
тей из различных социальных групп населения важно охарактеризо­
вать исходное состояние системы охраны материнства и детства на
территории ДВФО. Г.Г. Онищенко с соавторами (Состояние здоров ь я _ , 2001) была подчеркнута неэффективность функционирования
системы охраны здоровья матери и ребенка в ДВФО.
Во-первых, отрицательное воздействие оказывают недостатки
управления, так как в значительной степени утрачен комплексный
подход к охране здоровья матери и ребенка, нарушена координация
между федеральным, территориальным, муниципальным уровнями
управления. Во-вторых, имеются организационные дефекты - со­
храняется приоритет дорогостоящей стационарной помощи в
ущерб более экономичной амбулаторной помощи, ранней донозологической диагностике, раннему лечению и профилактике. Втретьих, наблюдается отток кадров врачей и среднего медицинско­
го персонала из учреждений первичной медико-санитарной помо­
щи, что приводит к увеличению нагрузки на персонал и не позво­
ляет обеспечить качественное динамическое наблюдение за состо­
янием здоровья детей.
5.1. Оценка организации медицинского обслуживания детей
из дома ребенка, детского дома, школы-интерната
Для обоснования системы мероприятий в области охраны здо­
ровья детей, находящихся в государственных воспитательных учре­
ждениях, и оптимизации деятельности медицинских учреждений
была проведена экспертная оценка качества медицинской помощи,
оказываемой в доме ребенка, детском доме и школе-интернате.
Экспертиза первичной медицинской документации показала,
что преемственность между родильными домами, стационарами,
куда ребенок помещается до окончательного оформления докумен­
тов, и домами ребенка находится на низком уровне. Информация,
поступающая в дом ребенка, содержит недостаточные сведения о
матери и ребенке, перинатальных факторах риска, таких как ослож­
нения течения беременности, перенесенных заболеваниях, вредных
привычках родителей. Несвоевременно (10,5 %) проводятся осмот­
208
ры педиатром. Консультации врачей-специалистов в 21,3 % случаев
осуществляются не в полном объеме и с нарушением установленных
сроков. У 12,8 % детей не было проведено полное лабораторное об­
следование, а у 15,9 % воспитанников отсутствовала системность в
проведении комплексной оценки состояния здоровья. Не в полном
объеме проводятся мероприятия по восстановительному лечению, за
исключением детей с патологией нервной системы. Недостаточно
своевременно назначается комплекс реабилитационных мероприя­
тий, позволяющих снизить степень проявления дезадаптации. Так,
за время пребывания детей в доме ребенка симптомы дизадаптационной болезни могут возникать неоднократно: при поступлении, при
переходе из одной группы в другую, при помещении в изолятор и
переводе ребенка в дошкольный детский дом. Адаптационные воз­
можности этих детей снижены, результатом чего является повы­
шенная заболеваемость, замедление физического и нервно­
психического развития.
Медицинский контроль за вновь поступившими в дом ребенка
детьми в 63,6 % случаев сводится только к осмотрам, у 8,4 % отсут­
ствуют рекомендации по снижению негативных проявлений адапта­
ции. Несвоевременно (5,7 % случаев) проводится контроль за их фи­
зическим и нервно-психическим развитием, что приводит к несвое­
временному выявлению детей из групп риска и отклонений в их раз­
витии. В результате этого большинство воспитанников получают
процедуры ЛФК и массажа только с лечебной целью.
Вышеперечисленные дефекты в диспансерном наблюдении за
детьми из дома ребенка затрудняют проведение качественной про­
филактической работы, хотя они относятся к разряду «управляемых
факторов».
Но есть и положительные результаты профилактической рабо­
ты с детьми из дома ребенка. Записи узких специалистов полные,
содержат рекомендации по лечению и профилактике выявленной
патологии. Довольно хорошо поставлена работа по профилактике
расстройств питания и оздоровительная работа с часто болеющими
детьми.
Таким образом, изучение социально-гигиенических и медико­
биологических причин формирования контингента воспитанников
домов ребенка позволяют охарактеризовать факторы, влияющие на
неудовлетворительное состояние здоровья этих детей, и тем самым
разработать мероприятия по их оздоровлению. На основании полу­
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ченных данных определен ряд направлений (представленных в мо­
нографии) в совершенствовании медицинского обеспечения подоб­
ных воспитательных учреждений.
Базовым учреждением, оказывающим медицинскую помощь
подросткам, находящимся в государственных воспитательных
учреждениях, является детская поликлиника. Объектом экспертизы
явилась организация медицинской помощи, представляющая собой
комплекс профилактических лечебно-диагностических и реабилита­
ционных мероприятий.
Оценка качества медицинской помощи детям и подросткам,
находящимся в детском доме и школе-интернате, позволила выявить
перечень дефектов в организации медицинского обслуживания. Ме­
дицинские пункты детского дома и школы-интерната имеют не со­
ответствующий нормативам набор помещений. Их оснащение не
соответствует лицензионным требованиям. Из-за недостаточного
финансирования отсутствуют медицинские весы и ростомер, одно­
разовые шприцы, необходимые медикаменты и перевязочный мате­
риал, в том числе медикаменты для проведения курса лечения вос­
питанников с бронхиальной астмой, диабетом, патологией нервной
системы. Имеет место неполная комплектация врачебных бригад
для проведения углубленных медосмотров воспитанников.
В государственных воспитательных учреждениях, взятых для
проведения исследований, имеются недостатки в организации заня­
тий физкультурой с воспитанниками, отнесенными к специальной
медицинской группе, и профилактике стоматологических заболева­
ний (не проводится санация полости рта). Не привлекаются врачинаркологи для проведения индивидуальной работы с воспитанника­
ми по профилактике табакокурения и наркоманий.
В 65 % случаев имеют место дефекты заполнения медицинской
документации, что не позволяет получить полную информацию о
состоянии здоровья родителей и наличии перинатальных факторов
риска. Отмечены дефекты заполнения индивидуальных карт разви­
тия ребенка: написание диагнозов не соответствует общепринятым
классификациям, краткие врачебные записи и т. д. Особое беспокой­
ство вызывает крайне низкий процент охвата диспансерным наблю­
дением социальных сирот, так как участковые педиатры и медицин­
ские сестры очень часто просто не имеют возможности контактиро­
вать с детьми из-за пренебрежительного отношения их родителей к
здоровью детей. Материалы наших исследований свидетельствуют о
210
том, что профилактические осмотры педиатром проводятся в 21,3 %
случаев несвоевременно, сроки осмотров врачами-специалистами
нарушены в 43,1 % случаев, а сами профилактические медосмотры
осуществляются не в полном объеме. Бригада врачей-специалистов
преимущественно включает двух-трех специалистов, что не соот­
ветствует требованиям федерального стандарта качества медицин­
ской помощи. В проведении комплексной оценки здоровья отсут­
ствует системность. У 24,7 % воспитанников лабораторное обследо­
вание в полном объеме не проведено. Контроль за физическим и
нервно-психическим развитием детей в 47,5 % случаев проведен не­
своевременно. Данное обстоятельство приводит к несвоевременно­
му выявлению детей из групп риска и отклонений в их развитии.
Оказание качественной и своевременной помощи детям и под­
росткам осложняется недостаточным вниманием со стороны врачей
дошкольно-школьного отделения территориальной детской поли­
клиники, курирующей работу медицинского персонала детского до­
ма и школы-интерната. Допускается формализм при проведении ме­
дицинских осмотров, не всегда своевременно осуществляется лече­
ние детей. Перечисленные дефекты не только снижают качество
диспансерного наблюдения за детьми, но и не позволяют определить
реальную потребность в профилактических мероприятиях.
Таким образом, сложившаяся система организации профилак­
тических осмотров воспитанников воспитательных учреждений ин­
тернатного типа оказывается неэффективной, так как не носит ком­
плексного характера и не позволяет выявить факторы риска разви­
тия заболеваний и их клинические проявления на ранних стадиях.
Анализ материалов указывает на необходимость большего
внимания к оценке состояния здоровья детей, оставшихся без попе­
чения родителей, и реализации системы мер, направленных на реа­
билитацию воспитанников.
Органы здравоохранения располагают данными о детях, стра­
дающих алкоголизмом, наркоманией, фактах жестокого обращения
с детьми, находящимися в интернатных учреждениях, но эти сведе­
ния используются мало и последующая передача материалов не ор­
ганизована.
В соответствии с федеральным законодательством деятельность
субъектов, осуществляющих профилактику безнадзорности и ее
правонарушений, четко определена, а их полномочия четко разгра­
ничены. Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выполняют координирующую роль; органы и учреждения здраво­
охранения обеспечивают оказание доступной и качественной меди­
цинской помощи несовершеннолетним; органы и учреждения си­
стемы образования организуют педагогическую работу с детьми;
органы службы занятости и комитеты по делам молодежи - досуго­
вую деятельность детей, привлечение подростков к труду в период
летних каникул; органы внутренних дел выявляют несовершенно­
летних из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, и
проводят профилактические мероприятия по предупреждению дет­
ской преступности, а при необходимости направляют в центры вре­
менной изоляции несовершеннолетних для определения их даль­
нейшей судьбы.
Несмотря на принятие позитивных решений в области государ­
ственного регулирования беспризорности до настоящего времени не
наблюдается тенденции снижения числа детей, оставшихся без по­
печения родителей. Так, по данным Приморского краевого комитета
государственной статистики число детей и подростков, оставшихся
без попечения родителей, за период с 2000 г. выросло на 5,6 %, из
них воспитывающихся в государственных воспитательных учре­
ждениях - на 7,3 %. Анализ исполнения действующих нормативно­
правовых актов, регламентирующих задачи и функции субъектов,
осуществляющих профилактику безнадзорности и правонарушений,
позволяет сделать ряд неутешительных выводов. Прежде всего, об­
ращает на себя внимание недостаточная координация их деятельно­
сти, что приводит к фрагментарности, рассогласованности действий,
отсутствию комплексного подхода при проведении профилактиче­
ских и реабилитационных мероприятий. Остро ощущается недоста­
ток квалифицированных кадров педагогов, психологов, врачей вос­
становительной медицины в учреждениях общего и начального
профессионального образования, детских поликлиниках, владеющих
навыками проведения реабилитации детей с проявлениями социаль­
ной дезадаптации и депривационного поведения. Недостаточное
финансирование и слабая материально-техническая база органов и
учреждений, осуществляющих профилактику безнадзорности и пра­
вонарушений несовершеннолетних и оказывающих им медико­
социальную помощь, не позволяют внедрять современные организа­
ционные формы работы с неблагополучными семьями и индивиду­
альный подход. Крайне слабым звеном остается информационное
обеспечение программ профилактики детской беспризорности и ди­
212
намического наблюдения за условиями жизни, поведением и состо­
янием здоровья данной категории детей и подростков. Это не позво­
ляет внедрять программы профилактики, сохранения и укрепления
здоровья, учета жизненных потребностей детей и подростков на ос­
нове индивидуального или группового подхода с учетом особенно­
стей жизнедеятельности индивидуума, а не общих требований, фор­
мируемых системой. Указанное определяет, в свою очередь, либо
отсутствие, либо неэффективность реализации программ реабилита­
ции дезадаптированных несовершеннолетних, так как они слабо
ориентированы на развитие тех черт личности, которые позволяют
проявлять положительные поведенческие реакции и формируют в
последующем общегуманистические и человеческие ценности: доб­
ро, справедливость, уважение человеческих достоинств, ориентация
на ведение здорового образа жизни и т. д.
Острота проблемы подтверждается данными о том, что анализ
нормативно-правовой базы, регламентирующей задачи и функции
органов и учреждений системы профилактики детской беспризор­
ности, позволяет сделать заключение о недостаточной координа­
ции деятельности различных ведомств, проявляющейся в ее рассо­
гласованности; непроработанности правовой базы, не охватываю­
щей всех аспектов реабилитационных мероприятий. Вместе с тем
имеет место недостаток квалифицированных кадров в различных
органах системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних, в частности в комиссиях по делам несовер­
шеннолетних, социально-реабилитационных центрах, учреждениях
системы образования. Отсутствуют программы реабилитации деза­
даптированных несовершеннолетних, недостаточно внедряются
новые формы работы с семьями, не развита инфраструктура м е­
дико-социальной поддержки, неэффективно действует институт
социальных педагогов в школах, сохраняется формальный кон­
троль над детьми, не посещающими занятия. Острейшей пробле­
мой является недостаточное финансовое, материально-техниче­
ское и кадровое обеспечение органов и учреждений, осуществля­
ющих профилактику безнадзорности и правонарушений несовер­
шеннолетних.
Кроме того, воспитанники, страдающие соматическими заболе­
ваниями, наряду со специфическим лечением нуждаются в получе­
нии расширенных объемов психотерапевтической помощи. К сожа­
лению, это положение не находит в современных условиях реально­
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го воплощения, что определяется в том числе и малой разработанно­
стью технологий комплексной медико-психологической помощи
данной категории пациентов. Анализ результатов исследования
представляет основания для определения направлений психологиче­
ской коррекции, методов и форм работы с детьми, находящимися в
особо трудных жизненных обстоятельствах. В частности, у детей с
обнаруженными фактами риска по алкоголизации, табакокурению и
пробами употребления наркосодержащих веществ актуально фор­
мирование навыков выбора альтернатив при планировании соб­
ственного поведения.
Представляется обоснованным подчеркнуть принципиальные
системообразующие подходы в управлении профилактикой прене­
брежения к жизненно важным потребностям, формирующим струк­
туру здоровья детей и подростков из различных социальных групп
населения:
- борьба с бедностью как с одной из основных причин нерав­
ноправия детей, социальной дезадаптации, ухудшения состояния
здоровья и развития большинства заболеваний, ограничения их прав
на достойную жизнь, получение образования и профессиональную
деятельность;
- строгое следование законодательству в области соблюдения
прав детей на полноценную жизнь и воспитание в семье, охрану
здоровья, недопустимости насилия по отношению к ним со стороны
взрослых, учет гендерных различий;
- улучшение условий проживания детей и подростков в госу­
дарственных воспитательных учреждениях, максимально прибли­
женных к домашним условиям;
- система медико-социальных и лечебно-профилактических
мероприятий по социальной адаптации и сохранению здоровья де­
тей и подростков из различных социальных групп населения, в том
числе находящихся в интернатных учреждениях, должна строиться
на межведомственной основе;
- основным содержанием системы должны быть комплексная
оценка и учет проблем ребенка, оказавшегося в трудных жизненных
обстоятельствах;
- информационное обеспечение системы, позволяющей форми­
ровать базы данных, регистры детей из групп риска по пренебреже­
нию их к жизненным потребностям, проявлениям социальной деза­
даптации, наличию у них заболеваний, прежде всего, социального
214
характера, с последующим мониторингом за ними до достижения
18-летнего возраста;
- формирование в обществе солидарной ответственности за
судьбу детей и подростков с проявлениями ограничений жизненно
важных потребностей, прежде всего, из асоциальных семей и воспи­
тывающихся в государственных воспитательных учреждениях;
- укрепление ресурсного обеспечения амбулаторно-поликлини­
ческих учреждений педиатрического профиля, позволяющего обес­
печить детям доступную медицинскую помощь с учетом установ­
ленных медицинских стандартов;
- особый упор должен быть сделан на школу как общественный
институт, открывающий дополнительные возможности для сохране­
ния и укрепления здоровья обучающихся, посредством реализации
концепции «школы, содействующей укреплению здоровья», что
должно создать условия для формирования у детей и подростков
определенного отношения к своему здоровью и связанных с ним
системы ценностей и стереотипов поведения;
- разработка стратегии и программ профилактики заболеваний
и формирования навыков ведения здорового образа жизни в данной
группе детей и подростков с учетом условий их проживания и обу­
чения, применения методик интерактивного обучения, их обяза­
тельного включения в обязательную и дополнительные (элективные)
программы обучения;
- в системе необходимо широкое распространение медико­
социальной оценки состояния здоровья ребенка с использованием
как психологических тестов, так и скрининговых экспертных систем
с последующей медицинской и социально-психологической реаби­
литацией;
- проведение диспансеризации детей и подростков, находящих­
ся в интернатных учреждениях по развернутой программе.
Известно, что в условиях государственного воспитательного
учреждения ребенок находится в особом состоянии лишения или
ограничения возможностей удовлетворения жизненно важных по­
требностей (воспитательных, образовательных, эмоциональных,
обеспечения медицинскими услугами). В научном и практическом
плане назрела необходимость выделить эти потребности, формиру­
ющие здоровье ребенка, и дать им понятийную определенность. Их
определение необходимо как при проведении комплексной оценки
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
состояния здоровья детей из воспитательных учреждений, так и при
определении параметров депривации. Кроме того, существует дефи­
цит новых форм организации образовательно-воспитательного про­
цесса в учреждениях для детей-сирот. Важно сделать систему вос­
питания более открытой, расширить «среду обитания» воспитанни­
ков, установить постоянные и глубокие контакты с социумом. Для
улучшения положения необходимо предпринять меры по предот­
вращению маргинализации семей, особенно женщин, детей, под­
ростков, молодежи.
В настоящее время органы и учреждения по профилактике без­
надзорности и правонарушений несовершеннолетних начинают за­
ниматься беспризорными детьми уже после того, как они оказыва­
ются на улице. В такой ситуации первыми официальными структу­
рами, с которыми ребенку реально приходится иметь дело, стано­
вятся учреждения Министерства внутренних дел (центры временной
изоляции несовершеннолетних). Это мощнейший фактор психоэмо­
циональной дезадаптации. Запускается механизм реализации опре­
деленных законом функций режимного учреждения по канве строго
формального подхода. Более того, субъекты первого звена дают за­
ключение - характеристику личности несовершеннолетнего, тогда
как должна быть проведена комплексная оценка медико-социально­
го и социально-психологического статуса ребенка. В данном аспекте
нет четких, налаженных связей между учреждениями Министерства
внутренних дел и другими субъектами системы профилактики без­
надзорности и правонарушений несовершеннолетних. С точки зре­
ния того, что большинство современных беспризорников - социаль­
ные сироты, разрешение ряда вопросов представляется перспектив­
ным в русле профилактической работы с семьями. Бесспорно, что в
настоящее время система мероприятий, направленных на сохране­
ние здоровья и социальную адаптацию детей и подростков из раз­
личных социальных групп населения, должна строиться на ком­
плексном подходе, а не на формальной основе. Тем не менее оста­
ются нерешенными вопросы комплексной медико-социальной под­
держки семей. Для семей из различных социальных групп населения
очевидна потребность в проведении социально-психологических
тренингов «эффективного родителя» и других форм гендерного об­
разования.
216
5.2. Оптимизация системы мероприятий по организации
медицинского обслуживания детей и подростков
из различных социальных групп населения
Литературных данных по организации лечебно-профилактиче­
ской работы в домах ребенка немного. Значительное число работ
посвящено разработке комплексов эффективных средств профилак­
тики респираторно-вирусных инфекций. Одни авторы доказали эф­
фективность благоприятного воздействия щадящего режима и ле­
чебно-оздоровительных мероприятий, включающих использование
малых доз ультрафиолетового облучения с назначением производ­
ных пиримидинового ряда и поливитаминов. Другие отмечают эф­
фективность воздействия на организм детей во время заболеваний
тималина, левомизола и продигиозана. Эффективный результат ока­
зал нуклеинат натрия, включенный в комплекс лечебно-профилакти­
ческих мероприятий у детей раннего возраста, по данным В.В. Саф­
ронова с соавторами (1998).
Анализ литературных данных, посвященных изучению состоя­
ния здоровья детей раннего возраста и факторов, его определяющих,
свидетельствует о том, что основное внимание врачей-педиатров до
сего времени было обращено на детей раннего возраста, воспитыва­
ющихся в семьях. Небольшое количество работ содержит данные о
факторах риска, заболеваемости и организации системы оздоровле­
ния воспитанников в домах ребенка, которые являются наименее
защищенными в нашем обществе. Проведенные единичные иссле­
дования касаются в основном организационных и статистических
данных, позволяющих констатировать более высокую заболевае­
мость воспитанников в условиях закрытого учреждения, где велика
роль проявлений дезадаптации и перекрестной инфекции.
С учетом высокой распространенности острой и хронической
заболеваемости у воспитанников, оставшихся без попечения роди­
телей, на базе медико-социального отделения Детской городской
клинической больницы № 3 организован реабилитационный центр,
где разработан и внедрен комплекс организационных, педагогиче­
ских, реабилитационных и лечебных мероприятий. Комплекс со­
ставлен на основании обобщенных литературных данных опыта
применения различных средств и методов профилактики и лечения
заболеваний у детей раннего возраста.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
I. ОРГАНИЗАЦИОНН^ІЕ МЕРОПРИЯТИЯ
Преобразование МСО в реабилитационный центр
Создание медико­
Составление индивиду­
Оценка эффективности
педагогической комиссии альных планов оздоровле­ системы оздоровления
ния воспитанников
II. МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ
Медицинская реабилитация
Коррекция режима дня и
питания. Строгое в^іполнение санитарно­
гигиенического режима
Применение адаптирован­ Санация хронических оча­
ных молочных смесей
гов инфекции
типа «Нестожен», обога­
щенных витаминным ком­
плексом и микроэлемен­
тами
Мероприятия по неспеци­ Противорецидивное лече­ Закаливание в сочетании с
фической профилактике ние детей с хроническими массажем и лечебной гим­
ОРВИ: природн^іе адапто- заболеваниями
настикой
гены, пищевые добавки из
морских гидробионтов
Коррекция и компенсация Физиотерапевтические
Коррекция психических
нервно-физических нару- методы профилактики и нарушений
лечения (+лазеротерапия)
Психолого-педагогическая реабилитация
Коррекция речевых на­
рушений___________
Коррекция поведенчесКоррекция педагогических
ских нарушений_____
нарушений___________
Социальная реабилитация
Коррекция социально-бытовых навыков
Рис. 8. Организационная структура медико-социальной и психолого-педагогической помощи детям раннего возраста, оставшимся без попечения родителей
В структуру центра входят отделения: медицинской реабилита­
ции, психолого-педагогической реабилитации и социальной реаби­
литации (рис. 8). В штат центра включены медицинские работники:
педиатры, физиотерапевт, хирург-ортопед, отоларинголог, невролог,
средний медицинский персонал; педагогический персонал: педаго­
ги-воспитатели по дошкольному обучению, логопед, музыкальный
работник, психолог; специалисты по социальной реабилитации: со­
циальный педагог и социальные работники.
Совместно с отделами опеки и попечительства ГКНО и отделом
охраны материнства и детства ГУЗО проведена организационно218
методическая работа по налаживанию преемственности между ро­
дильными домами, детскими стационарами, домом ребенка, детски­
ми приютами города и медико-социальным отделением как реаби­
литационным центром по восстановительному лечению детей. Со­
здана медико-педагогическая комиссия и составлены индивидуаль­
ные планы лечебно-оздоровительной работы с воспитанниками с
последующей оценкой эффективности ее работы.
Оздоровление детей в МСО проводится на основе принципов
индивидуальности, комплексности, дифференцированности. При
этом непременным условием является преемственность между педа­
гогическим и медицинским персоналом, а также непрерывность его
проведения при переходе их из одной группы в другую.
Оздоровление в МСО проводится с момента поступления детей
из отделения новорожденных, из инспекции по делам несовершен­
нолетних или отдела опеки и попечительства, то есть сразу же после
постановки диагноза и начала периода адаптации. Группы детей
формируются с учетом возраста и состояния здоровья. Основной
задачей медицинского и педагогического персонала является
уменьшение проявлений дезадаптации, степень тяжести которой
значительно варьирует от функциональных нарушений до развития
органических нарушений на фоне отставания детей по показателям
физического и нервно-психического развития и наличию иммуноло­
гических сдвигов (Рассказова, 2000).
Основная работа педагогического и медицинского персонала
МСО направлена на уменьшение явлений дезадаптации, которая
проявляется от легкой степени (функциональные нарушения) до тя­
желой из-за повышенной заболеваемости на фоне снижения защит­
ных сил организма и подтверждена иммунологическими сдвигами,
отставанием в физическом и нервно-психическом развитии.
Таким образом, реализация факторов риска, как медико-биоло­
гических, так и социально-гигиенических, происходит в основном
на фоне снижения защитных сил организма. Формирование и ста­
новление иммунной системы - это процесс, который, как и физиче­
ское развитие, зависит от наследственной предрасположенности и
влияния факторов внешней среды. По мере же воздействия на детей
факторов, определяющих тенденции дисгармоничного развития
(снижение социально-экономического уровня семьи, качество пита­
ния, снижение двигательной активности, повышение воздействия
стрессорных факторов), возникают изменения в иммунной системе
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ребенка, ведущие к повышению заболеваемости растущего организ­
ма и изменениям физического и нервно-психического развития де­
тей.
Состояние здоровья и защитных сил организма является осно­
ванием для назначения индивидуальных профилактических меро­
приятий.
Выявленные явления угнетения иммунной системы и наруше­
ния продукции антител у детей раннего возраста, обусловленные их
преморбидным состоянием, которые приводят к замедлению иммунокомплексообразования, а также интегральная оценка гемограммы
позволяют нам рекомендовать в качестве иммунокорректора,
направленного на повышение защитных сил организма, пищевой
добавки, полученной из морских гидробионтов, - тинростим-С (соб­
ственная методика) и использование низкоинтенсивного лазерного
излучения (НИЛИ), которое обладает антиоксидантным, противоал­
лергическим, иммунокорригирующим эффектом.
В нашем исследовании использован новый класс физиологиче­
ски активных добавок к пище, обеспечивающих оптимальное функ­
ционирование клеток тех органов, из которых они выделены, - класс
цитаминов. Не являясь собственно лекарственными веществами пептидными регуляторами, они обладают мощным оздоровитель­
ным потенциалом, что позволяет использовать их в качестве при­
родных адаптогенов (Xавинсон и др., 1996). Они не обладают сти­
мулирующим или угнетающим действием на клеточный метабо­
лизм, не содержат повышенного количества белков, жиров и углево­
дов, являются низкокалорийными продуктами, что позволяет ис­
пользовать их в качестве пищевых добавок.
Основной эффект от воздействия цитаминов на организм чело­
века состоит в нормализации восприятия его клетками и тканями
питательных веществ. Эти вещества обладают способностью под­
держивать гомеостаз органов-мишеней.
Нами выявлена и изучена зависимость терапевтического эф­
фекта низкоинтенсивного лазерного излучения от режимов воздей­
ствия: мощности и частоты излучения импульсов, экспозиции и ко­
личества отпускаемых процедур. Лазеротерапию назначают на 1-2-е
сутки от момента поступления воспитанника в МСО одновременно с
традиционным лечением. Для оценки эффективности лазеротерапии
используют метод временного контроля. Санацию проводят в тече­
ние 7-10 дней 1 раз в сутки в одно и то же время. В течение года
220
проводят 2 курса: в осенне-весенний период и по мере поступления
детей в отделение с целью исключения перекрестной воздушно­
капельной инфекции.
Исходя из данных распространенности острой заболеваемости
у воспитанников и того, что в основном она представлена острыми
респираторными заболеваниями, профилактические мероприятия
направляются на повышение неспецифической защиты организма.
Учитывая, что у детей дома ребенка и МСО высокие уровни пер­
вичной заболеваемости регистрируются во все сезоны года, оздо­
ровление проводится круглогодично.
Одним из средств эффективного повышения неспецифической
защиты организма детей является закаливание, которое проводится с
учетом индивидуальных особенностей здоровья и развития детей
МСО, а также условий проживания в отделении. Применяются об­
щие воздушные ванны (круглогодично), солнечные (летом) ванны,
контрастное обливание ног с последующим растиранием махровым
полотенцем щадящим методом. У детей с тяжелыми поражениями
центральной нервной системы закаливание ограничивается гигиени­
ческими процедурами (умывание, обработка полости рта и горла
кипяченой водой комнатной температуры).
Для оптимизации процесса закаливания проводится строгий
контроль за микроклиматом помещений. Жестко соблюдается гра­
фик проветривания, кварцевания и уборки помещений. Для стиму­
лирования функции органов дыхания у воспитанников закаливаю­
щие процедуры сочетаются с проведением дыхательной гимнастики
у старших и массажем у младших детей.
В комплексе круглогодичного оздоровления в отделении осо­
бое место отводится физиотерапевтическим методам. Применяются
общее ультрафиолетовое облучение (УФО), ингаляции с травами,
тубусное кварцевание носоглотки, лазеротерапия. Общее УФО про­
водится в зимнее время курсом 15-20 сеансов для детей старше двух
лет, младшим детям проводится индивидуальное облучение.
При проведении ингаляций широко используются настои трав,
обладающих антисептическим и противовоспалительным действием
на слизистую оболочку дыхательных путей, - ромашки, эвкалипта,
календулы, шалфея и др.
Большое внимание уделяется прививочной работе. У воспитан­
ников МСО и дома ребенка в связи с измененной реактивностью
организма иммунизация связана с опасностью возникновения раз­
221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личных постпрививочных осложнений. В связи с этим на каждого
воспитанника составлен индивидуальный план вакцинации. По ин­
дивидуальным показаниям и в соответствии с рекомендациями спе­
циалистов прививки осуществляются под прикрытием гипосенсиби­
лизирующей терапии до и после введения вакцин.
Учитывая факт низкого физического развития воспитанников и
то, что в основном отставание идет за счет низкой массы тела, в пи­
тание воспитанников вводятся адаптированные молочные смеси с
полноценными витаминными и минеральными добавками, а также
используются мясо, рыба, печень, фрукты, соки.
Для профилактики ОРВИ применяются препараты в виде ком­
плекса витаминов групп А, В, С, а также природные адаптогены
(аралия маньчжурская, элеутерококк, сироп шиповника, настойка
заманихи).
Строго соблюдается санитарно-гигиенический режим в отделе­
нии, осуществляется тщательный контроль за физическим, нервно­
психическим развитием, рациональным питанием, физической куль­
турой, массажем, закаливанием.
Среди лечебных мероприятий больше внимания уделяется противорецидивному лечению детей с болезнями нервной системы,
психическими расстройствами поведения, болезнями органов дыха­
ния и пищеварения с постоянным наблюдением воспитанников вра­
чами: невропатологом, педиатром, ЛОР-врачом, гастроэнтерологом
и исследованием иммунологических показателей при различных
способах оздоровления воспитанников.
Снижение острой заболеваемости, улучшение физического раз­
вития, а также включение в процесс оздоровления иммунокорректо­
ров, тропных к нервной ткани, и коррекция педагогическим воздей­
ствием дали положительную динамику результатов оценки нервно­
психического развития воспитанников.
Для суждения об общем реактивном потенциале организма
воспитанников дома ребенка нами используется традиционная лейкограмма с введением интегральных коэффициентов. При подсчете
коэффициентов учитывается, что показатели крови изменяются в
зависимости от возраста Обычно используются три коэффициента:
1) клеточно-фагоцитарная защита (КФЗ), 2) специфический иммун­
ный лимфоцитарно-моноцитарный потенциал (СИЛМП), 3) аллер­
гическая настроенность организма (АНО).
При рассмотрении данных в клиническом анализе крови у вос­
питанников в 64,7 % случаев отмечен различной степени выражен222
пости лейкоцитоз, у остальных 35,3 % детей - лейкопения. Средняя
величина КФЗ у детей до проведения эксперимента 0,452±0,04 усл.
ед., после назначения иммунокорректора величина КФЗ увеличилась
до 0,515±0,03 усл. ед. Столь низкие цифры КФЗ у детей раннего
возраста связаны с преобладанием лимфоцитарного ростка крови
над нейтрофильными гранулоцитами и подтверждают наличие риска
прорыва защитного барьера на пути инфекции, о чем свидетельству­
ет повышенная острая заболеваемость, особенно у детей первого
года жизни.
СИЛМП, то есть способность организма отвечать на раздраже­
ние чужеродного антигена выработкой антител, определяется после­
довательной реакцией моноцитов (макрофагов), распознающих и
перерабатывающих антигенную информацию, и лимфоцитов - глав­
ных исполнителей антителогенеза. Средняя величина СИЛМП у
воспитанников до проведения эксперимента была равна 0,876±0,02
усл. ед. и зависела от возраста ребенка. У детей до 1 года этот пока­
затель равнялся 0,957±0,03 усл. ед., при лейкопении - 1,081±0,02
усл. ед., что обусловлено также преобладанием в этом возрасте
лимфоцитов над нейтрофильными гранулоцитами, и дальнейшее
увеличение показателя указывает на чуткое реагирование системы
кроветворения к проникновению чужеродного тела в организм ре­
бенка.
При исследовании коэффициента АНО у испытуемых детей
раннего возраста отмечено, что средняя его величина равняется
0,395±0,04 усл. ед. Повышение его отмечено у детей первого года
жизни до 0,512±0,03 усл. ед., особенно в летний период года, что
вероятнее всего связано с климатическими особенностями региона:
повышенной влажностью, большим количеством осадков, снижени­
ем солнечного света и количества ультрафиолетовых лучей (из-за
туманов), что в свою очередь повышает возможность возникновения
аллергических заболеваний у детей.
Изучая общий реактивный потенциал испытуемых детей ранне­
го возраста, воспитывающихся в доме ребенка, с помощью инте­
гральных коэффициентов, выявили, что эти дети более подвержены
воздействию инфекционного агента (что подтверждается данными
заболеваемости воспитанников) из-за снижения КФЗ, но компенса­
торные возможности детей выше (высокие показатели СИЛМП).
Увеличение АНО говорит о меньшей сопротивляемости детского
организма, высокой аллергической настроенности и создании усло­
вий для развития болезни.
223
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указанные интегральные коэффициенты использованы нами
как прогностические. Падение КФЗ ниже 0,515±0,03 усл. ед.,
СИЛМП ниже 0,876±0,02 усл. ед., но рост АНО выше 0,395±0,04
усл. ед. являются прогностически неблагоприятными для воспитан­
ников раннего возраста дома ребенка.
Дети, находящиеся в интернатных учреждениях, имеют много­
численные проблемы со здоровьем, что определяет необходимость
разработки и реализации программ профилактической деятельности
на межведомственной основе с учетом жизненно важных потребно­
стей ребенка, формирующих его здоровье. В этой связи, на наш
взгляд, актуально создание Центра медико-психологической реаби­
литации и профилактики пренебрежения жизненно важными по­
требностями ребенка.
Необходимо признать, что существующая система профилакти­
ки безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в При­
морском крае направлена не на профилактику детской безнадзорно­
сти, а на ликвидацию ее последствий. Также следует констатировать
высокий уровень негативных явлений в состоянии здоровья детей из
детского дома и школы-интерната как при рассмотрении итогов
диспансеризации детей и подростков, так и результатов собственных
медицинских осмотров. Последнее обстоятельство определяет необ­
ходимость защиты приоритетов в процессе формирования специфи­
ческих программ охраны и укрепления здоровья населения.
Необходимо выделить приоритетные направления деятельности
органов и учреждений здравоохранения, направленные на улучше­
ние здоровья детей из различных социальных групп населения:
1. Формирование системы межведомственного управления про­
филактикой пренебрежения жизненно важными потребностями де­
тей и подростков из различных социальных групп населения и опре­
деляющих их адаптацию в современном обществе;
2. Участие в решении вопросов предупреждения социального си­
ротства и повышения уровня жизни детей и подростков на регио­
нальном и местном уровнях;
3. Разработка и реализация территориальных (местных) программ
социальной адаптации, сохранения здоровья, профилактики заболе­
ваний и реабилитации детей и подростков, воспитывающихся в гос­
ударственных воспитательных учреждениях;
4. Разработка (пересмотр) и реализация социальных и медицин­
ских стандартов, регламентирующих условия жизни и оказание ме­
224
дицинской помощи детям и подросткам, воспитывающимся в госу­
дарственных образовательных учреждениях;
5. Выбор и реализация программ популяционной стратегии и
стратегии высокого риска при формировании навыков ведения здо­
рового образа жизни и социально-медицинской профилактики забо­
леваний у детей и подростков из различных социальных групп насе­
ления;
6. Развитие научных медицинских исследований как единственно
возможной основы для осуществления комплексных мероприятий,
направленных на сохранение и улучшение здоровья населения;
7. Разработка и реализация программ социальной, производ­
ственной, психологической и медицинской реабилитации детей и
подростков, имеющих ограничения жизненно важных потребностей
и воспитывающихся в государственных воспитательных учреждени­
ях;
8. Совершенствование организационной структуры и направле­
ний деятельности отделений медико-социальной помощи детям;
9. Создание в городах центров медико-психологической реабили­
тации детей и подростков с явлениями ограничений жизненно важ­
ных потребностей и социальной дезадаптации;
10. Пересмотр требований к организации медицинской помощи
детям, находящимся в местах временного содержания;
11. Развитие индивидуальной и общественной первичной, вто­
ричной и третичной социально-медицинской профилактики, созда­
ние оптимальной системы жизнеобеспечения и формирование навы­
ков ведения здорового образа жизни;
12. Внедрение системы мониторинга здоровья детей, оставшихся
без попечения родителей и воспитывающихся в государственных
воспитательно-образовательных учреждениях, как групп высокого
риска социальной дезадаптации и развития заболеваний.
Сложность и многообразие социально-экономических, меди­
цинских и психологических проблем, определяющих положение де­
тей с явлениями ограничений жизненно важных потребностей и
воспитывающихся в государственных воспитательных учреждениях,
приводят к необходимости обоснования социально-медицинской
помощи на основе применения современных организационных и
медицинских технологий, индивидуального или группового меди­
цинских технологий, индивидуального или группового подхода,
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
комплексности и межведомственного взаимодействия.
Особого подхода требуют дети и подростки с девиантным по­
ведением, 80 % которых из тех, кто остался без попечения родите­
лей (в начале этой главы мы уже касались этой проблемы).
В рамках научного обоснования системы мероприятий, направ­
ленных на сохранение здоровья и социальную адаптацию детей и
подростков, оставшихся без попечения родителей, представляется
важным выделить три направления:
I - предупреждение социального сиротства на основе определения
и предоставления конкретных видов и форм социально-экономи­
ческих, медико-социальных, психолого-педагогических, юридиче­
ских и иных социальных услуг семьям и детям;
II - соблюдение государственных минимальных социальных стан­
дартов качества жизни по отношению к детям из различных соци­
альных групп населения;
III - обеспечение детей, воспитывающихся в государственных вос­
питательных учреждениях, качественной медицинской помощью.
В условиях реализации приоритетных национальных проектов
в сферах здравоохранения и образования актуальным является
улучшение координации действий региональных и местных органов
власти, а также отдельных ведомств в области профилактики прене­
брежения жизненно важными потребностями детей. Для этого при
администрации субъекта Федерации целесообразно создание Меж­
ведомственного экспертного совета (рис. 9), деятельность которого
направлена на решение следующих задач:
- координация деятельности субъектов системы профилактики
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и контроля
за обеспечением защиты прав и интересов детей в области охраны
здоровья;
- формирование многоуровневой системы контроля качества
медико-социальной помощи детям из различных групп населения;
- разработка и внедрение системы лицензирования специали­
стов, занятых в обеспечении потребностей (социальных, медицин­
ских, образовательных, а также иных услуг) детей, находящихся в
интернатных учреждениях;
- формирование системы объективного контроля уровня деза­
даптации с помощью КД-технологии диагностики дезадаптационных процессов в комплексе с методами социально-психологического
тестирования;
226
р­
о
ятс
он
с еа
н
бе еарк
тре к
с
и
м ро
ва П
ж
е ург
б х
е ыьн
ер ла
н
оо
ли
уо п
оо
од
теи
с
С
Р
ис
р
и
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- экспертная оценка предложений и обоснование рекомендаций
для органов исполнительной власти по улучшению условий воспи­
тания, обучения и медицинского обслуживания детей и подростков,
находящихся в государственных воспитательных учреждениях.
Деятельность Межведомственного экспертного совета позволит
скоординировать совместные управленческие решения субъектов
системы управления профилактикой пренебрежения жизненно важ­
ными потребностями ребенка. Кроме того, формирование информа­
ционного поля посредством обмена данными между субъектами си­
стемы, Межведомственным экспертным советом, окружными орга­
нами исполнительной власти обеспечит ориентацию администрации
субъекта Федерации на выполнение необходимых программ охраны
и укрепления здоровья детей, оставшихся без попечения родителей в
приоритетном порядке
Значимым компонентом в рамках научного обоснования систе­
мы организации медицинского обслуживания детей является откры­
тие Центра медико-психологической реабилитации и профилактики
пренебрежения жизненно важными потребностями ребенка (далее
Центр). Его главная задача состоит в оказании комплекса медико­
социальных, лечебно-диагностических и психолого-педагогических
мероприятий по социальной адаптации и сохранению здоровья де­
тей, оставшихся без попечения родителей.
Основными задачами Центра являются:
- предоставление возможности получения консультативно­
диагностической, лечебной и реабилитационной помощи детям и их
семьям;
- предоставление возможности оказания экстренной психолого­
психиатрической помощи детям и подросткам, находящимся в со­
стоянии психологического кризиса;
- создание возможности проведения широкого комплекса реа­
билитационных, медико-психолого-педагогических мероприятий
дезадаптированным детям, способствующих умственному, эмоцио­
нальному и физическому развитию личности;
- организация методической работы со специалистами амбула­
торной и стационарной служб детских учреждений;
- организация профилактической работы по предупреждению
социальной дезадаптации детей и подростков.
Организационная структура включает:
1)
Консультативно-диагностическое подразделение, которое
осуществляет:
228
- проведение консультативно-диагностической, клинико-экс­
пертной и методической работы со специалистами амбулаторных,
поликлинических и стационарных детских медицинских учрежде­
ний. Консультативная и клинико-экспертная деятельность направ­
лена на проведение дифференциальной диагностики для уточнения
диагнозов и решения экспертных вопросов в особо сложных случа­
ях. На обследование в отделение больные дети направляются врача­
ми детских учреждений, осуществляется прием самостоятельно об­
ратившихся;
- оказание лечебно-профилактической и реабилитационной по­
мощи;
- проведение полного комплексного психологического, психи­
атрического, дефектологического обследования;
- оказание социальной помощи детям и их семьям в контакте с
детскими участковыми учреждениями, а также с общественными
организациями.
2) Подразделение кризисной социально-психологической по­
мощи детям и подросткам. Направлениями деятельности подразде­
ления являются:
- оказание экстренной психолого-психиатрической помощи де­
тям и подросткам, находящимся в состоянии психологического кри­
зиса (состояния острого горя, суицидальной настроенности, семей­
ной и школьной дезадаптации), жертвам плохого обращения, всех
видов насилия и саморазрушающего поведения, пренебрежения
нуждами ребенка;
- оказание психологической помощи дезадаптированным детям
и подросткам, проведение индивидуальной и семейной психотера­
пии и психокоррекции с учётом остроты и тяжести проблемы.
3) Подразделение медико-психологической реабилитации, дея­
тельность которого предусматривает проведение широкого ком­
плекса реабилитационных медико-психолого-педагогических меро­
приятий детям со школьной дезадаптацией, обусловленной лич­
ностными особенностями, затрудняющими пребывание в обычном
школьном коллективе.
Учитывая тот факт, что существующая система профилактики
безнадзорности правонарушений несовершеннолетних в Примор­
ском крае направлена не на профилактику детской безнадзорности, а
на ликвидацию ее последствий, представляется обоснованным рас­
ширение объема профилактических мероприятий социальным сиро­
229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
там в рамках Центра медико-психологической реабилитации и про­
филактики пренебрежения жизненно важными потребностями ре­
бенка. Организационная работа этого компонента должна быть
направлена на прогнозирование и раннее предупреждение дезадаптационных расстройств у детей, находящихся в особо трудных жиз­
ненных обстоятельствах, которые еще не были включены в сферу
внимания учреждений Министерства внутренних дел (центры вре­
менной изоляции несовершеннолетних). Получение расширенных
объемов психотерапевтической помощи, комплексная оценка и учет
проблем ребенка, оказавшегося в трудных жизненных обстоятель­
ствах в области деятельности Центра медико-психологической реа­
билитации и профилактики пренебрежения жизненно важными по­
требностями, улучшит положение ребенка и позволит интегрировать
его в общество. Комплексное решение медико-социальных проблем
детей и подростков из различных социальных групп населения во
многом зависит от усиления активности педиатрической службы.
Представляется оптимальным вариантом, если основной поток детей
в Центр будут направлять специалисты первичного звена медико­
социальной помощи: участковые врачи-педиатры (Яценко, 2003).
Проведенная нами оценка результатов медицинских осмотров
детей школьного возраста свидетельствует о том, что в результате
специального медицинского осмотра детей бригадой врачейспециалистов в значительной части случаев не дается окончательное
заключение о состоянии здоровья ребенка. В последующем требует­
ся дополнительное обследование ребёнка для постановки или уточ­
нения диагноза в рамках детской поликлиники. Необходимо отме­
тить, что это финансово емкое обстоятельство является весьма акту­
альным для детей из большинства социальных групп и особенно для
детей, оставшихся без попечения родителей. Современные исследо­
ватели подчеркивают, что по результатам медицинских осмотров
практически не проводится разделения общего числа осмотренных
по состоянию здоровья и активности патологических процессов на
группы, что не позволяет выработать единый групповой план меро­
приятий лечебного, профилактического и оздоровительного харак­
тера и определить дифференцированную частоту контрольных об­
следований (Максимова, 2003).
Поиск современных эффективных с точки зрения управления
здравоохранением профилактических технологий ведется во многих
регионах России. По данным ряда исследователей в составе спектра
230
патологии, которой страдают различные группы населения России,
присутствует значительная доля неуточненных форм патологии, что
связано с квалификацией врачей, ограниченным доступом к совре­
менным диагностическим методам - все это практически не ориен­
тирует на проведение активного лечения. Вместе с тем причиной
неправильных медицинских действий являются достаточно распро­
страненное отсутствие навыков в диагностике, отсутствие этиологи­
ческой верификации диагнозов. Эти современные проблемы актуа­
лизируют поиск новых медицинских технологий в диагностической
практике.
В сфере социальной педиатрии актуально применение автома­
тизированных методов оценки социально-психологического здоро­
вья и психофизиологических расстройств у детей и подростков.
Важность развития информационных систем, обеспечивающих и
совершенствующих деятельность врача, изложена в «Основных
направлениях государственного регулирования развития здраво­
охранения Российской Федерации на 2000-2010 гг.» Применение
новых технологий в медицине стало привычным явлением. Некото­
рые из них существенно меняют наше представление о патологии.
Другие революционизируют повседневную диагностическую прак­
тику. Постоянно меняется и терапия, чему способствует, в первую
очередь, появление новых медицинских технологий с детально
установленным механизмом действия.
231
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Iпоследнее десятилетие появились исследования,
п
посвященные
социально-гигиенической характе­
ристике здоровья детей с отражением факторов, его определяющих,
проблемам семьи, медико-социальной помощи детям в различных
регионах. В то же время имеется дефицит научных разработок по
вопросам формирования научных подходов к организации и управ­
лению системой охраны здоровья детей, оставшихся без попечения
родителей. До сих пор отсутствуют научно разработанные рекомен­
дации для практического здравоохранения и модели деятельности
службы охраны детства этой категории населения в новых социаль­
но-экономических условиях. Настоящая работа является одной из
первых.
Данные наших исследований показали, что в течение послед­
них десятилетий продолжаются процессы снижения удельного веса
детей в общей структуре населения, наблюдаются ухудшение пока­
зателей здоровья детей и подростков, рост уровня социально обу­
словленных заболеваний. Одновременно с этим отмечаются падение
рождаемости, рост детской смертности и сохраняется высокий уро­
вень младенческой смертности. Тенденция к уменьшению населения
продолжается - в 2005 г. в России родились 1 млн 341,4 тыс. чел.,
что на 38,3 тыс. меньше, чем в 2004 г.. На вопрос: «Ожидаете ли Вы
появления ребёнка в семье в 2006 г.?» - 75 % россиян уверенно от­
ветили «нет». Положительно на этот вопрос ответили только 7 %
опрошенных, причём из 7 только 2 % заявили «да», а 5 % только до­
пустили такую возможность.
На фоне прогрессирующего демографического кризиса дина­
мика денежных доходов, прожиточного минимума и численности
населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума
указывает на увеличение удельной части бедных слоев населения,
где как раз и концентрируются семьи, имеющие детей. Государ­
ственные дотации семьям, имеющим детей, не покрывают расходов
на их воспитание и обучение. Это чаще всего становится причиной
роста числа разводов, формирования неполных семей, безнадзорно­
В
232
сти, отказа от детей, детской и подростковой преступности, значи­
тельного роста социально обусловленных заболеваний - туберкуле­
за, сифилиса, наркомании и алкоголизма.
Изменения физического здоровья детей в виде уменьшения
числа детей и подростков с гармоничным физическим развитием
сочетаются с ростом психосоматических заболеваний и последствий
пренатальных поражений головного мозга.
Отмечаются неблагоприятные тенденции в виде роста заболе­
ваемости как детей, воспитывающихся в семьях, так и детей, остав­
шихся без попечения родителей. За последнее десятилетие выросли
уровни заболеваний эндокринной системы, обмена веществ и имму­
нитета, нарушений питания, болезней нервной системы и органов
чувств, болезней костно-мышечной системы, соединительной ткани,
органов дыхания и кровообращения. И частота этих заболеваний во
много раз выше среди детей, оставшихся без попечения родителей
Основными дефектами организационных и медицинских тех­
нологий, оказавших отрицательное влияние на формирование здо­
ровья у подрастающего поколения, являются отклонения от стан­
дартов организации наблюдения и лечения детей, оставшихся без
попечения родителей, в амбулаторно-поликлинической службе и
отсутствие оптимальной структурно-функциональной модели управ­
ления этим процессом.
На основании данных, полученных при анализе демографиче­
ских показателей, социально-экономического положения семей,
имеющих детей, состояния здоровья матерей, детей и подростков,
оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах, качества оказа­
ния медицинской помощи в интернатных учреждениях (доме ребён­
ка, детском доме, школе-интернате), нами предложена система ме­
роприятий, направленная на сохранение здоровья и социальную
адаптацию детей и подростков. Использование этой системы позво­
лит рационально спланировать объемы медико-социальной помощи
детям из различных социальных групп населения и сформировать
социальный заказ для целевого финансирования органами местного
самоуправления.
233
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЛИТЕРАТУРА
Альбицкий В.Ю., Сигал Т.М., Ананьин С.А. Состояние здоровья детей
из социопатических семей // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. 1994.
№ 1. С. 8-11.
Альбицкий В.Ю., Волгина С.Я. Результаты изучения состояния здоро­
вья девочек-подростков, родившихся недоношенными // Рос. вестн. пери­
натологии и педиатрии. 1997. № 5. С. 59-61.
Ананьева Н.А., Коваль В.И., Родионова Т.А. Влияние эндогенных и эк­
зогенных факторов на развитие и состояние здоровья детей и подростков //
Педиатрия. 1988. № 10. С. 8.
Андрюшина Е.В. Социально-гигиеническая характеристика формиро­
вания потребностей подростков в медико-социальной помощи: автореф.
дис. ^ канд. мед. наук. М., 1996. 24 с.
Антонян Ю.М., Орехов В.В., Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной
семьи: записки детского психиатра. М., 1988. С. 18-19.
Арон И.С. Психологические аспекты формирования личности детей,
страдающих хроническим соматическим заболеванием // Казанский мед.
журн. 2000. Т. 81, № 2. С. 133-135.
Афонина Л.Г. Патогенетические механизмы отрицательного влияния
на плод при различных формах патологии беременных // Клинические ас­
пекты процессов адаптации у новорожденных. М.: Медицина, 1974. С. 159­
164.
Ашанина Н.М. Социально-гигиенические аспекты развития и их влия­
ние на состояние здоровья матери и ребенка. М., 1997. 23 с.
Бабанов С.А. Табакокурение среди молодежи и пути профилактики //
Пробл. соц. гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2002. № 1.
С. 13-14.
Балыкина Г.А. Пути укрепления здоровья детей раннего возраста,
рожденных от матерей различной степени риска перинатальной патологии:
автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Горький, 1990. 176 с.
Баранов А.А., Игнатьева Р.К. Научно-теоретическое обоснование вы­
бора приоритетов при формировании современной политики в области за­
щиты жизни здоровья матери, ребёнка и семьи // Педиатрия. 1994. № 1.
С. 6-8.
Баранов А.А. Состояние здоровья детей и подростков в современных
условиях. Проблемы и пути решения // Рос. педиатр. журн. 1998. № 1. С. 5-8.
Баранов А.А., Щеплягина Л.А. Фундаментальные и прикладные иссле­
дования по проблемам роста и развития детей и подростков // Рос. педиатр.
журн. 2000. № 5. С. 5-12.
234
Баранов А.А. Задачи медицинской науки по охране здоровья детей //
Вестн. Российской АМН. 2003. № 8. С. 3-5.
Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Социальные и организационные про­
блемы педиатрии. Избранные очерки. М.: Династия, 2003. 512 с.
Бардышевская М.К. Компенсаторные формы поведения у детей 3-6
лет, воспитывающихся в условиях детского дома: автореф. дис. ^ канд.
мед. наук. М., 1995. 25 с.
Березина И.Г. Медико-социальные аспекты формирования здорового
образа жизни семьи в современных условиях: автореф. дис. ^ канд. мед.
наук. М., 2002. 18 с.
Березовский И.В. Социально-экономическая характеристика детей,
воспитывающихся в детских домах // Здравоохранение Рос. Федерации.
1998. № 2. С.98.
Беронтас Ю.Ю. Заболеваемость детей г. Каунаса и влияние на нее
некоторых социальных факторов: автореф. дис......канд. мед. наук. Каунас,
1971. 19 с.
Бланков А. С. Актуальные проблемы предупреждения безнадзорности
и правонарушений несовершеннолетних // Материалах Рос. науч.-практ.
конф. «Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подрост­
ков». М., 1996. С. 3-10.
Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психических терминов.
Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. 640 с.
Большая мед. энциклопедия. 3-е изд. М., 1977. Т. 6. С. 378-379.
Бондин В.И. Концептуальные основы валеологического образования //
Валеология. 1997. № 1. С. 7-8.
Бруй Б.П., Дмитриев В.И., Балыгин М.М. О некоторых медико­
демографических и социальных аспектах развития подростков // Здраво­
охранение Рос. Федерации. 1999. № 2. С. 41-47.
Брутман В.И., Северный А.А., Ениколопов С.Н. Профилактика раннего
социального сиротства // Материалах Рос. науч.-практ. конф. «Особый ре­
бенок и его окружение (медицинские, социальные и психологические ас­
пекты)». М., 1993. С. 47-48.
Брутман В.И. Проблема социального сиротства и пути ее решения //
Дети-сироты: консультирование и диагностика развития / под ред.
Е.А. Стеблова. М., 1998. С. 12-21.
Брутман В.И. Влияние семейных факторов на формирование девиа­
нтного поведения матери // Психолог. журнал. 2000. Т. 21, № 2. С. 79-87.
Буторина Н.Е., Буторин Г.Т. Семья и девиантное поведение подрост­
ков. Актуальные вопросы психиатрии и наркологии: сб. науч.-практ. работ.
Челябинск, 1993. С. 24-26.
Ваганов Н.Н. Об основных стратегических направлениях охраны ма­
теринства и детства в РСФСР // Здравоохранение Рос. Федерации. 1990.
№ 6. С. 3-7.
235
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ваганов Н.Н., Зелинская З.И., Гаврилова Л.Г. О федеральной целевой
программе ^«Безопасное материнство» (1994-1996 гг.) // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. 1994. Т. 39, № 4. С. 2-7.
Ваганов Н.Н. Служба охраны здоровья матери и ребенка в России в
90-е годы // Рос. педиатр. журнал. 1998. № 1. С. 61-67.
Васин В.А. Медико-социальные проблемы охраны здоровья детей
женщин, пути их решения в современных социально-экономических усло­
виях: автореф. дис. ^ д-ра мед. наук. Иваново, 1998. 23 с.
Вельтищев Ю.Е. Состояние здоровья детей, негативные тенденции и
общая стратегия профилактики // Приложение к журналу «Российский
вестник перинатологии педиатрии. М., 1994. 65 с.
Вельтищев Ю.Е. Рост ребёнка: закономерности, нормальные вариа­
ции, соматотипы, нарушения и их коррекции: лекция для врачей. М., 1998.
80 с.
Вельтищев Ю.Е. Проблемы охраны здоровья детей России // Рос.
вестн. перинатологии и педиатрии. 2000. Т. 45, № 1. С. 5-9.
Веселов Н.Г., Чичерин Л.П. Медико-социальный патронаж семей со­
циального риска: учебные программы по медико-социальным дисципли­
нам. М., 1992. С. 136-145.
Веселов Н.Г. Социальная педиатрия, современные проблемы и пер­
спективы развития (доклад). СПб., 1993. 26 с.
Веселов Н.Г., Градилевская О.Л., Попова Т.В. Медико-социальный па­
тронаж в системе охраны здоровья матери и ребенка // Мед. помощь. 1994.
№ 3. С. 45-47.
Веселов Н.Г. Социальная педиатрия: курс лекций. СПб.: Ривьера,
1996. 394 с.
Виноградова Е.В. Межличностные отношения подростков в детских
домах и школах-интернатах. Актуальные проблемы современного детства:
сб. науч. тр. М., 1994. Вып. 3. С. 100-103.
Вишневский А.Г. (ред.) Население России - 1997. Пятый ежегодный
демографический доклад. М.: Центр демографии и экологии человека,
1998. С. 93-100.
Волков А.И., Кулакова Е.В., Бейер Л.Н.Нерешенная проблема в педи­
атрии - состояние здоровья детей-сирот // Материалы IX съезда педиатров
России «Детское здравоохранение России: стратегия развития». М., 2001.
С. 124.
Волгина С.Я. Динамика физического развития детей, родившихся не­
доношенными // Пробл. соц. гигиены, здравоохранения и истории медици­
ны. 2001. № 3. С. 26-29.
Волкова Г.М. Образ жизни и состояние здоровья детей из многодет­
ных семей (комплексное клинико-социальное исследование по материалам
Республики Татарстан): автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Казань, 1998. 20 с.
236
Воронцов И.М. Закономерности физического развития детей и методы
его оценки: учебно-методическое пособие. Л.: Ленинградский педиатриче­
ский институт, 1986. 56 с.
Воронцов И.М. Диетология развития - важнейший компонент профи­
лактической педиатрии и валеологии детства // Педиатрия. 1997. № 3.
С. 57-61.
Воронцов И.М. Здоровье и нездоровье ребёнка как основа профессио­
нального мировоззрения и повседневной практики детского врача // Рос.
педиатрический журнал.-1999. № 2. С. 6-13.
Выхристюк О.Ф., Самсыгина Г.А. Охрана здоровья детей из неблаго­
получных семей // Рос. мед. журн. 2000. № 3. С. 8-12.
Гаврилова Л.В. Репродуктивное поведение населения Российской Фе­
дерации в современных условиях, факторы, его определяющие: автореф.
дис......канд. мед. наук. М., 1997. 40 с.
Галкин В.А., Кривошеев Г.Г., Намаканов Б.А. Семейная медицина.
Теория и практика: обзорная информация. Медицина и здравоохранение.
М.: НПО «Союзмединформ», 1991. 65 с.
Гасиловская Т.А. Медико-социальная характеристика раннего сирот­
ства // Казанский мед. журн. 2002. Т. 83, № 3. С. 222.
Глушко И.В. Грудное вскармливание. Медико-экономический аспект:
автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Владивосток, 2003. 22 с.
Голик А.Н. Социальная психиатрия сиротства. М.: Лаборатория базо­
вых знаний, 2000. 192 с.
Горьковая И.А. Роль семьи в формировании делинквентного поведе­
ния у подростков // Обозрение психиатрии и мед. психологии имени
B.М. Бехтерева. 1991. № 2. С. 81-82.
Горюнов А.В., ^япина Н.Н., Камаев И.А. Дети из семей заключенных:
особенности образа жизни и поведения, методы коррекции // Материалы
междунар. науч.-практ. конф. «Семья в новых социально-экономических
условиях». Н. Новгород, 1997. С. 235-239.
Грачева Г.С., Боревич К.П. Материалах о заболеваемости детей на
первом году жизни и о потребности их в госпитализации // Здравоохране­
ние Рос. Федерации. 1998. № 8. С. 36-38.
Гребельников Ю.Г. Опыт использования глобальной информационной
сети (Интернет) с целью психопрофилактики курения у детей и подрост­
ков // Материал^! Всерос. науч.-практ. конф. «Социальное и душевное здо­
ровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь». М., 1998.
C. 113.
Гребешева И.И., Камсюк Л.Г., Кузнецова В.В. Принципы и организа­
ционные особенности работы с детьми группы риска и их семьями // Педи­
атрия. 1989. № 3. С. 62-66.
Громбах С.М. О критериях оценки состояния здоровья детей и под­
ростков // Вестн. АМН СССР. 1981. № 1. С. 25-35.
237
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Гузиков Б.М., Мейроян Л.А. Женщина и алкоголизм. Л., 1988. С. 19-20.
Гуркин Ю.А. Здоровье девочек-подростков в России. Охрана репро­
дуктивного здоровья населения // Материалах II Национальной Ассамблеи.
Москва, 18-20 февраля 1997 г. М., 1997. С. 28-30.
Дербенев Д.П. Психическое здоровье и социальная адаптация в под­
ростковом возрасте и управление ими в условиях социально экономических перемен. Тверь, 1998. 87 с.
Дзуцев Г.М. Социально-гигиеническое исследование медико-демогра­
фических процессов и динамики состояния здоровья населения для обосно­
вания реформирования здравоохранения в Республике Коми: автореф. дис.
^ канд. мед. наук. М., 1998. 25 с.
Дифференцированная оценка возрастных профилей медико-биологи­
ческих, психологических и социальных проявлений дизадаптации детей в
критические периоды их роста и развития в современных условиях: учеб­
ное пособие / И.С. Цыбульская, Е.В. Бахадова, А.С. Буркова, О.В. Дмитри­
ева, М.В. Монахов, К.Г. Пучков, Т.А. Соколовская и др. М.: РИО
ЦНИИОИЗ, 2005. 64 с.
Дмитриева Е.Д. Раннее употребление алкоголя как форма девиантно­
го поведения у воспитанников детского дома // Сб. науч. трудов ВНИИ
общ. и судеб. психиатрии им. Сербского «Актуальные вопросы общей и
судебной психиатрии». М., 1990. С. 25-29.
Доклад о состоянии здоровья детей в Российской Федерации (по ито­
гам Всероссийской диспансеризации 2002 г.). М.: Минздрав РФ, 2003. 96 с.
Дорожнова К.П. Оценка физического развития как важнейший раздел
контроля за процессами роста и состояния здоровья отдельного коллекти­
ва // Гигиена и санитария. 1977. № 10. С. 77-82.
Дроздов В.Н. Медико-биологические, социальные и экологические
проблемы здоровья человека. Киров, 1993. 37с.
Дружинина Л.В. Усилить заботу о детях-сиротах и детях, оставшихся
без попечения родителей // Педиатрия. 1985. № 8. С. 3-8.
Дьякович М.П. Стресс и здоровье различных социальных групп //
Пробл. соц.гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2002. № 6.
С. 15-60
Дьяченко В.Г., Щепин В.О., Капитоненко Н.А. Охрана здоровья мате­
ри и ребёнка в условиях социально-экономических реформ. Владивосток:
Дальпресс, 2000. 309 с.
Егорова А.Г. Состояние здоровья, условия жизни и образ жизни детей
Республики Саха (по материалам г. Якутска): автореф. дис...... канд. мед.
наук. СПб., 1995. 19 с.
Ефименко О.В. Состояние здоровья детей раннего возраста, воспиты­
вающихся в домах ребенка // Педиатрия. 1991. № 5. С. 23-24.
Журавлева И.В. Здоровье подростков: социологический анализ. М.:
Изд-во института социологии РАН, 2002. 240 с.
238
Закс Л. Статистическое оценивание. М.: Статистика, 1976. 386 с.
Здоровье детей России / А.А. Баранов, И.С. Цыбульская, В.Ю. Альбицкий и др. М.: Медицина, 1999. 273 с.
Здоровье детей России в ХХІ веке / под ред. А.А. Баранова, В.Р. Куч­
мы. М.: Федеральн^ій центр Госсанэпиднадзора Минздрава России, 2000.
159 с.
Ибрагимов А.И. Медико-социальная оценка здоровья детей и образа
жизни в семьях с отцом-алкоголиком: автореф. дис. ^ канд. мед. наук.
СПб., 1998. 165с.
Иванов Е.С. Особенности агрессивного поведения у подростков, вос­
питывающихся в интернатных учреждениях // Российский психиатр. журн.
2000. № 1. С. 45-48.
Иванов Е.М., Эндакова Э.А., Кику П.Ф. К вопросу формирования
здоровья населения Приморского края // Вестн. ДВО РАН. 2001. № 4.
С. 77-83.
Иванова И.Ф., Герасимова И.С. Некоторые методические подходы к
комплексной оценке состояния здоровья населения на примере г. Тулы //
Сб. материалов IV Междунар. конгр. «Эколого-социальные вопросы защи­
ты и охраны здоровья молодого поколения на пути в ХХІ век». СПб., 1998.
С. 154-157.
Игнатьева Р.К., Кадыркаева Н.И., Жарковская С.В., Бурякова А.К.
Современные тенденции в состоянии здоровья новорожденных и их мате­
рей в период беременности и родов в условиях промышленного города //
Педиатрия. 1990. № 4. С. 14-20.
Игнатьева Р.К. Состояние здоровья матерей и детей в Российской
Федерации // Пробл. соц. гигиены и истории медицины. 1994. № 2. С. 6-15.
Игнатьева Р.К., Каграманова В.И. Динамика процессов воспроизвод­
ства населения Российской Федерации в современных условиях // Медико­
демографический анализ / под ред. А.А. Баранова. М, 1997. С. 49-69.
Ильин А.Г. Состояние здоровья детей подросткового возраста и со­
вершенствование системы их медицинского обеспечения: автореф. дис. ^
д-ра мед.наук. М., 2005. 54 с.
Иовчук Н.М. Механизмы школьной дезадаптации при эндогенных за­
болеваниях у детей и подростков // Дефектология. 1998. № 4. С. 15-23.
Ипполитова Л.И., Усачева Е.А., Логвинова И.И., Алябьева Н.И., Луканкина Л.Н., Галкина Н.И. Параметры физического развития новорожден­
ных с экстремально низкой массой // Материалы VIII съезда педиатров
России «Современные проблемы педиатрии». Москва, 24-26 февраля
1998 г. М., 1998. С. 74-75.
Кабанова М.Н. Готовимся к школе. Практические занятия, тесты, со­
веты психолога. СПб.: Издательский дом «Нева»: ОЛМА -ПРЕСС, 2003.
224 с.
239
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Казначеев В.П., Казначеев С.В. Лдаптация и конституция человека.
Новосибирск: Наука, 1986. 118 с.
Казначеев В.П. Введение в проблемы общей валеологии // Валеология. 1998. № 3, 4.- С. 82-87
Казьмин А.М., Дайхина Л.В. Методика психомоторного развития де­
тей до 12 месяцев жизни // Вопр. охраны материнства и детства. 1990. № 4.
С. 50.
Какорина Е.П. Социально-гигиенические особенности здоровья насе­
ления в современных условиях // Пробл. соц. гигиены, здравоохранения и
истории медицины. 2000. № 2. С. 12-15.
Калачева И.О., Карнаухова Е.Н. Влияние ранней депривации на пси­
хическое развитие детей // Материалах Всерос. науч.-практ. конф. «Соци­
альное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвраще­
ние в жизнь». М., 1998. С. 147-148.
Калашникова Т.П. Неврология школьной дезадаптации (проспектив­
ное исследование): автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Пермь, 2003. 41 с.
Камилова Р.Т. Влияние социально-гигиенических факторов условий
жизни детей школьного возраста на уровень физического развития // Гиги­
ена и санитария. 2001. № 6. С. 52-53.
Капитонов В. Ф. Генетический подход в оценке характеристики роста
и развития ребенка // Педиатрия. 2005. № 3. С. 58-60.
Карнаухова Е.Н., Калпчева И.О., Мазур А.Г. Дифференцированные
формы медико-социальной реабилитации несовершеннолетних с агрессив­
ным поведением // Рос. психиатр. журнал. 1999. № 2. С. 33-37.
Клейберг Ю.А. Социальные нормы и девиантное поведение: генезис,
сущность, типология // Учен. зап. Моск. соц. ун-та. 1998. № 2. С. 113-116.
Козловская Г.В., Проселкова М.Е. Эмоциональные нарушения в усло­
виях сиротства у детей раннего возраста // Материалы Всерос. науч.-практ.
конф. «Сироты России: проблемы, надежды, будущее». М., 1994. С. 55-57.
Конвенция о правах ребенка и ее реализации в современной России:
материалы науч.-практ. конф., посвященной 10-летию ООН Конвенции о
правах ребенка. М.: Гос. НИИсемьи и воспитания, 2001. 100 с.
Коновалов О.Е. Семья и воспроизводство здоров^іх поколений (ком­
плексное социально-гигиеническое исследование и медико-демографиче­
ское исследование): автореф. дис. ^ докт. мед. наук. Рязань, 1996. 46 с.
Коновалова В.В. Сравнительное изучение детей с задержкой психиче­
ского развития в раннем и младшем школьном возрасте из разных микросоциальных условий: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. М., 1996. 197 с.
Крукович Е.В. Комплексная оценка, прогнозирование и профилактика
отклонений в состоянии здоровья подростков Приморского края: автореф.
дис. ^ д-ра мед. наук. Иваново, 2005. 38 с.
Куинджи И.Н. Валеология. Пути реформирования здоровья школьни­
ков. М.: Аспект-Пресс, 2000. 139 с.
240
Кучма В.Р. Формирование здоровья детей и подростков в современ­
ных социальных и эколого-гигиенических условиях. М.: Медицина, 1996.
156 с.
Кучма В.Р. Дети в мегаполисе: Некоторые гигиенические проблемы.
М.: Издатель НЦЗД РАМН, 2002. 180 с.
Лавров А.Н. Социально-гигиенические аспекты и принципы оздоров­
ления женщин с угрозой невынашивания беременности: автореф. дис......
канд. мед. наук. М., 1995. 20 с.
Ладодо К.С., Дружинина Л.В., Ланцбург Е.М. Охрана, поощрение и
поддержка практики грудного вскармливания младенцев в Российской Фе­
дерации // Проблемы здоровья женщин и детей Сибири. 1996. № 3. С. 35-36.
Лангмейер И., Матейчек З. Психическая депривация в детском воз­
расте: пер. с чеш. Прага: Авиценум, 1984. 334 с.
Лисицын Ю.П. «Модус» здоровья россиян // Экономика здравоохра­
нения. 2001. № 2. С. 31-37.
ЛичкоА.Е. Подростковая психиатрия. Л.: Медицина, 1985. 77 с.
Лищук В.А., Мосткова Е.В. Основы здоровья: актуальные задачи, ре­
шение, рекомендации. М.: Медицина, 1994. 133 с.
Ломовцев А.Э. Проблемы формирования информационно-аналитиче­
ской системы социально-гигиенического мониторинга // Проблемы профи­
лактической медицины. 2000. Вып. 2. С. 89-92.
Лучанинова В.Н. Адаптация и здоровье детей в условиях дальнево­
сточного муссонного климата: автореф. дис. ^д-ра мед. наук. М., 1992.
35 с.
Лучанинова В.Н. Роль семьи в социальной адаптации ребёнка // Про­
блемы России, образа жизни и здоровья: сб. тр. ВГМУ. Владивосток, 1998.
С. 26-27.
Лучанинова В.Н., Бахарева З.М., Наумова И.Д. Обучение здоровью,
семейный подход // Впервые в медицине. 1995. № 2, 3. С. 104.
Лучанинова В.Н., Бахарева З.М., Тарасова О.Е. Семейные валеопрактические программы и их эффективность // Проблемы России, образа жиз­
ни и здоровья: сб. тр. ВГМУ. Владивосток, 1998. С. 27-28.
Макарова З.С. Значение степени отягощенности наследственности в
оценке здоровья детей раннего возраста // Здравоохранение Рос. Федера­
ции. 1991. № 1. С. 8-9.
Максимова Т.М. Физическое развитие детей в условиях формирования
новой социальной структуры населения // Пробл. соц. гигиены, здраво­
охранения и истории медицины. 2000. № 5. С. 9-14.
Максимова Т.М., Гаенко О.Н. Медицинское обеспечение населения в
условиях социальной дифференциации в обществе // Пробл. соц. гигиены,
здравоохранения и истории медицины. 2001. № 3. С. 10-14.
Максимова Т.М. Дети России 2000-2001 гг. М.: НИИ им. Н.А. Семаш­
ко РАМН, 2003. 89 с.
241
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Маматкулов Б. Состояние здоровья детей раннего возраста и пути
дальнейшего улучшения (комплексное социально-гигиеническое исследо­
вание): автореф. дис......канд. мед. наук. Ташкент, 1982. 24 с.
Масагутов Р.М. Особенности агрессии у девочек-подростков с де­
линквентным поведением: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Челябинск,
1998. 20 с.
Методы исследования физического развития детей и подростков в по­
пуляционном мониторинге: руководство для врачей / под ред. А.А. Барано­
ва, В.Р. Кучмы. М.: Медицина, 1999. 225 с.
Мещерякова С.Ю. Особенности аффективно-личностных связей с
взрослыми у младенцев, воспитывающихся вне семьи // Тез. докл. науч. практ. конф. М., 1991. С. 48-53.
Миронов С.Е. Современные особенности охраны психического здоро­
вья детей и подростков в системе первичной медико-санитарной помощи //
Гигиена и санитария. 2000. № 4. С. 28-33.
Митин Ю. С. Медико-социальные аспекты здоровья населения (по ма­
териалам г. Сочи): автореф. дис. ^ канд. мед. наук. СПб., 1997. 145 с.
Модель популяционного регистра детей с риском развития девиант­
ного поведения: учебное пособие / И.С. Цыбульская, Е.В. Бахадова,
А.С. Буркова, Д.П. Дербенёв, О.В. Дмитриева, М.В. Монахов, Т.А. Соко­
ловская, В.А. Фурс. М.: РИО ЦНИИОИЗ, 2005. 64 с.
Молодцов С.А, Камаев И.Х. Особенности здоровья подростков и пути
его укрепления: учебно-методическое пособие. Н. Новгород, 1997. 23 с.
Мостовая И.В. Социальное расслоение. М.: Наука, 1997. 208 с.
Нагаев В.В., Толстов В.Г., Толстов В.В. Основн^іе направления соци­
ально-психологической, психотерапевтической и правовой реабилитации
подростков-девиантов // Вестн. психосоциальной и коррекционно-реабили­
тационной работы. 2001. № 3. С. 40-46.
Нарциссов Р.П. Предки наш жизненный дар, наша способность к жиз­
ни. Педагогика здоровья. М.: Педагогика, 1990. С. 38-43
Оберг Л.Я. О соотношении физического развития и заболеваемости
детей // Сов. здравоохранение. 1981. № 2. С. 31-34.
Овчарова Р.В. Метод комплексной экспресс-диагностики социально­
педагогической запущенности детей // Журн. практического психолога.
1996. № 5. С. 19-28.
Опыт использования системы профилактики нарушений нервно­
психических функций будущего ребенка на антенатальном этапе /
Т.В. Рябчикова, И.Е. Бобошко, Е.В. Батанова, Н.Б. Фокина // Материалах
ѴШ съезда педиатров России «Современные проблемы педиатрии».
Москва, 24-26 февраля 1998 г. М., 1998. С. 146.
Орел В.И. Юные матери и их дети. Уфа.: Медгиз, 1991. 104 с.
Основные принципы формирования здоровья школьников /
М.В. Антропова, Г.В. Бородкина, Л.М. Кузнецова и др. // Здравоохранение
Рос. Федерации. 1999. № 5. С. 17-21.
242
О совершенствовании амбулаторно-поликлинической помощи насе­
лению Российской Федерации: приказ Минздрава РФ от 20.11.02 г. № 350 //
Здравоохранение. 2003. № 2. С. 93-101.
О совершенствовании медицинской помощи детям подросткового воз­
раста: Приказ Минздрава РФ от 05.05.99 г. № 154. М.: Минздрав, 1999. 15 с.
Охрана здоровья детей из социально неблагополучных семей /
О.Ф. Выхристюк, Г.А. Самсыгина, М.А. Корнюшин, Н.Л. Фомина,
Т.А. Бимбасова, М.А. Маслова // Материалы VIII съезда педиатров России
«Современные проблемы педиатрии». М., 1998. С. 31-32.
О совершенствовании системы медицинского обслуживания детей в
образовательных учреждениях: приказ Минздрава России и Минобразова­
ния России от 30.06.92 г. № 186/272. М.: Минздрав, 1992. 65 с.
Пантюхина Г.В., Печора К.Л., Фрухт Э.Л.Диагностика нервно­
психического развития детей первых трех лет жизни: учеб. пособие (2-е
изд., переработ. и доп.). М.: Центральный институт усовершенствования
врачей, 1983. 184 с.
Петленко В.П. Валеология человека: здоровье-любовь-красота. В 4 т.
СПб.: РЕТRОС, 1996. Т.4. 364 с.
Перфильева Г.Н., Кагирова Г.В. Концепция развития службы охраны
матери и ребенка в регионе: проблемы, поиски, решения // Перинатальная
охрана плода и новорожденного. Барнаул; Белокуриха, 1997. 37 с.
Пешкова Е.В., Литвинчева З.Ю. Психосоматические факторы, спо­
собствующие возникновению и развитию гипертонической болезни // Ма­
териалы 2-й межвузовской конф. молодых ученых «Актуальные медико­
биологические проблемы». Ижевск: Экспертиза, 2002. С. 125-126.
Пинелис В.Г. Патология нейрона (от гипотезы к диагностике заболе­
ваний центральной нервной системы у детей). Актовая речь. М.: Научный
центр здоровья детей РАМН, 1998. 38 с.
Пискунов М.М. Обоснование нов^іх организационных форм и марке­
тинг медико-социального обеспечения населения с учетом образа жизни
городской семьи: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. СПб., 1997. 278 с.
Полунина Н.В., Нестеренко Е.И., Ашанина Н.М. Характеристика не­
которых микросоциальных факторов, формирующих неэпидемическую
патологию у детей // Актуальные проблемы профилактики неинфекцион­
ных заболеваний: тез. докл. междунар. науч.-практ. конф. М, 1995. С. 128.
Полунина Н.В. Состояние здоровья и образ жизни семей, воспитыва­
ющих детей в возрасте от 0 до 7 лет (комплексное социально­
гигиеническое исследование): автореф. дис. ^ канд. мед. наук. М., 1996.
19 с.
Попова Е.И. Оценка качества жизни больных хроническим гастритом
и язвенной болезнью // Материалы 2-й межвузовской конф. молодых уче­
ных «Актуальные медико-биологические проблемы». Ижевск: Экспертиза,
2002. С. 127-128.
243
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Потапова Г.Н. Социальная адаптация и состояние здоровья детей,
воспитывающихся в детских домах, профилактика их нарушений: автореф.
дис. ^ канд. мед. наук. Иваново, 1994. 24 с.
Психосоматические, соматические и социальные аспекты дошкольно­
го периода недоношенных детей / Е.П. Бомбардирова, О.И. Маслова,
Т.Ю. Моисеева, Н.А. Морозова, Е.Э. Передерий // Материалы ѴШ съезда
педиатров России «Современные проблемы педиатрии». Москва, 24-26
февраля 1998 г. М., 1998. С. 93-94.
Пуртов И.И., Горбунов В.С. Заболеваемость детей раннего возраста в
зависимости от условий их воспитания // Проблемы социальной гигиены,
здравоохранения и истории медицины. 1999. № 6. С. 12-13.
Пути совершенствования медицинской помощи подросткам /
Л.А. Щеплягина, Л.М. Сухарева, А.Г. Ильин и др. // Рос. педиатр. журнал.
1998. № 1. С. 18-20.
Рассказова В.Н. Клинические и социально-гигиенические аспекты со­
стояния здоровья детей раннего возраста, оставшихся без попечения роди­
телей: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Владивосток, 2000. 25 с.
Рзянкина М.Ф. Совершенствование медико-социальной помощи детям
подросткового возраста крупного индустриального центра: автореф. дис. ^
д-ра мед. наук. Xабаровск, 2005. 43 с.
Рингли В. Новые подходы к обучению по специальности «общая ме­
дицина» // Кохен М.М. Общепрактическая и семейная медицина: пер. с
нем. Минск: Беларусь, 1997. С. 324-334.
Романова Е.С., Усанова О.Н., Потёмкина О.Ф. Психологическая диа­
гностика развития школьников в норме и патологии. М.: Наука, 1990. 228 с.
Рудакова И.А., Ситникова О.С., Фальчевская Н.Ю. Девиантное пове­
дение. Ростов-на-Дону, 2005. 50 с.
Рябчикова Т.В., Бобошко И.Е., Батанова Е.В., Фокина Н.Б. Опыт ис­
пользования системы профилактики нарушений нервно-психических
функций будущего ребенка на антенатальном этапе // Материалы VIII съез­
да педиатров России «Современные проблемы педиатрии». М., 1998.
С. 146.
Савельева Л.В., Вагапова Л.Б. Психофизиологическое развитие детей
при неблагоприятном перинатальном периоде // Материалы VIII съезда
педиатров России «Современные проблемы педиатрии». Москва, 24­
26 февраля 1998 г. М., 1998. С. 125-126.
Садков Е.В. Маргинальность и преступность // Социологические ис­
следования. 2000. № 4. С. 43-47.
Садыкова Р.Г. Комплексное социально-гигиеническое исследование
молодой семьи и состояние здоровья воспитывающихся в ней детей: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. Казань, 1998. 24 с.
244
Самошкина Л.К. Медико-социальные факторы риска недонашивания
беременности и состояние здоровья детей, родившихся недоношенными:
автореф. дис. ^ канд. мед. наук. М., 1997. 23 с.
Сафронов В.В., Петрова Т.Д., Вахрушева Е.А. Состояние здоровье де­
тей, воспитывающихся в детских домах // Материалы VIII съезда педиатров
России «Современные проблемы педиатрии». М., 1998. С. 39.
Северный А.А., Иовчук Н.М. Социум как пусковой фактор реализации
конституциональных и патологических предрасположений к отклоняюще­
муся поведению детей и подростков // Материалы Рос. науч. -практ. конф.
«Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков».
М., 1996. С. 15-21.
Силласте Г. Безопасность детства в России под угрозой // Воспитание
и образование. 2001. № 5. С. 3-14.
Солнцев А.А., Никитина Н.П., Петрова Л.В. Физическое и нервно­
психическое развитие детей, воспитывающихся вне семьи // Сб. науч. тру­
дов, посвящ. 65-летию со дня рождения основателя института
В.Н. Городкова «Новые технологии охраны здоровья семьи». Иваново,
1997. С. 292-297.
Состояние здоровья детей как фактор национальной безопасности /
А.А. Баранов, Л.А. Щеплягина, А.Г. Ильин и др. // Рос. педиатр. журнал.
2005. № 2. С. 4-8.
Состояние здоровья населения и ресурсы здравоохранения Дальнево­
сточного федерального округа // Доклад отдела координации организаци­
онно-методического взаимодействия в Дальневосточном федеральном
округе по вопросам здравоохранения // Онищенко Г.Г., Когут Б.М., Пригорнев В.Б., Дьяченко В.Г., Капитоненко Н.А., Тищенко И.В., Родин А.Е.,
Новикова Н.А. Xабаровск: Изд-во ДВГМУ, 2001. 211 с.
Состояние здоровья населения и ресурсы здравоохранения Дальнево­
сточного федерального округа: доклад. Xабаровск, 2001. 211 с.
Стародубов В.И., Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Концепция феде­
рального атласа «Региональные факторы и особенности состояния здоровья
детского населения Российской Федерации // Педиатрия. 2005. № 1. С. 10-13.
Степанова С.М. Социально-гигиеническое исследование детей, ро­
дившихся с малой массой и их семей: автореф. дис. ^ канд. мед. наук. М.,
1983. 179 с.
Суханова Н.Н. Физическое развитие детей и подростков к концу XX
века: связь с биологическими и социально-гигиеническими факторами:
автореф. дис. ^ д-ра мед. наук. М., 1996. 47 с.
Сухова Д.В., Жуковский К.Э. Распространенность нарушений осанки
по данным медосмотров // Материалы 2-й межвузовской конф. молодых
ученых «Актуальные медико-биологические проблемы». Ижевск: Экспер­
тиза, 2002. С. 310.
245
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сычева В.С. Проблемы имущественного неравенства в России // Со­
циологические исследования. 1995. № 5. С. 17-19.
Таболин В.А., Урывчиков Г.А. Алкогольный синдром плода // Вопр.
охраны материнства и детства. 1986. № 5. С. 48-52.
Тальникова Е.С. Формирование и динамика аддиктивного поведения
детей и подростков в городской и сельской местности: автореф. дис. ^
канд. мед. наук. Новосибирск, 2001. 19 с.
Тармаева И.Ю. Гигиеническая оценка качества питания и заболевае­
мости детей-сирот в специализированных учреждениях: автореф. дис. ^
канд. мед. наук. Иркутск, 2001. 26 с.
Татидинова Т.Г. Организованная преступность и молодежь // Социс.
2000. № 1. С. 55-61.
Тихонова Н.Е. Социальная структура российского общества: итоги
восьми лет реформ // Общественные науки и современность. 2000. № 3.
С. 5-15.
Тонкова-Ямпольская Р.В., Черток Т.Я., Зелевская Т.С. Особенности
здоровья и нервно-психическое развитие детей раннего возраста // Тез.
докл. XII съезда педиатров в Эстонской ССР. Таллин, 1985. Т. 1. С. 74-75.
Тонкова-Ямпольская Р.В., Макарова З.С. Диагностические и прогно­
стические критерии адаптационных возможностей организма детей раннего
возраста при изменении микросоциальных условий // Материалы VIII съез­
да педиатров России «Современные проблемы педиатрии». М., 1998. С. 67.
Трошихина Е.Г. Влияние ранней социальной депривации на развитие
личности: автореф. дис. ^ канд. психол. наук. СПб., 1997. 54 с.
Тур А.Ф. О некоторых вопросах питания здоровых детей первого года
жизни // Педиатрия. 1973. № 11. С. 3-9.
Усанова Е.П. Состояние здоровья школьиков, новые формы организа­
ции медицинской помощи, профилактической и оздоровительной работы в
школе: автореф. дис. ^ д-ра мед. наук. Н. Новгород, 1997. 43 с.
Утенина В.В. Влияние социально-психической депривации на физи­
ческое развитие и эндокринный статус подростков: автореф. дис. ^ канд.
мед. наук. Оренбург, 1991. 23 с.
Федорова О.В., Шашкова М.А., Шашков М.В. Об оценке физического
развития детей // Диагностика и лечение. 1995. № 2. С. 33-38.
Философова М.С., Жбанова Л.Н., Шниткова Е.В. Количественные ал­
горитмы диагностики, прогноза и коррекции нарушений развития детей с
перинатальной гипоксией // Тез. докл. 1-го съезда педиатров и акушеровгинекологов ТАССР. Казань, 1988. С. 203-205.
Хавинсон В.Х., Морозов В.Г., Серый С.В. и др. Разработка пищевых
добавок (парафармацевтиков) на основе пептидных биорегуляторов // Ге­
ронтологические аспекты пепетидной регуляции функций организма. СПб:
Наука, 1996. С. 86-87.
246
Хамаганова Т.Г., Краснушкина Н.А., Кантонистова Н.С. Комплекс­
ный подход к разработке критериев ранней диагностики отклонений в со­
стоянии нервно-психического здоровья школьников (с позиции адаптаци­
онной теории) // Проблемы социальной адаптации детей и подростков и
принципы ее профилактики: сб. науч. тр. М., 1993. С. 11-26.
Холмогорова А.Б. Здоровье и семья: модель анализа семьи как систе­
мы // Развитие и образование особенных детей. М., 1999. С. 49-53.
Целыковская Н.Ю. Социально-гигиенические факторы и здоровье де­
тей // Гигиена и санитария. 2002. № 2. С. 53-55.
Цыбульская И.С, Филимонов В.Г., Сучкова В.Н. Профилактика и кор­
рекция нарушения адаптации новорождённых детей: методические реко­
мендации. М., 1986. 50 с.
Чичерин Л.П., Сафонова Т.Я. Жестокое обращение с детьми и под­
ростками: проблемы, меры профилактики // Педиатрия. 2000. № 5. С. 51­
57.
Чичерин Л.П. Актуальные проблемы педиатрической службы по ор­
ганизации медицинского обеспечения подростков // Тез. докл. Хабаровской
краевой НПК «Подросток на рубеже веков». Хабаровск: ДВГМУ, 2001.
№ 2. С. 6-8.
Шарапова О.В., Дмитриев Д.А. Экологические аспекты репродуктив­
ного здоровья женщины. Чебоксары, 1998. 169 с.
Шарапова О.В. О мерах по улучшению здоровья детей // Педиатрия.
2003. № 3. С. 18-20.
Шарипов Р.Х. Влияние экологической обстановки крупного промыш­
ленного города на течение беременности и родов у женщин и адаптацион­
ный период новорождённых // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии.
1995. № 6. С.46.
Шведунова Л.Н., Бабина Л.М. Оздоровление детей с фактором риска
по алкоголизму // Вопр. курортологии, физиотерапии и лечеб. физкульту­
ры. 2002. № 1. С. 39-41.
Щепин В.О. Этапы структурно-функциональн^іх преобразований в
России // Бюл. НИИ СГЭУОЗ им. Н.А. Семашко. 1997. № 1. С. 37.
Щепин О.П. Проблемы здоровья населения в Российской Федерации и
его прогноз на период до 2005 года // Пробл. соц. гигиены, здравоохране­
ния и истории медицины. 2001. № 3. С. 3-10.
Юрко Г.П., Спирина В.П., Сорочек Р.Г., Уварова З.С. Физическое вос­
питание детей раннего и дошкольного возраста. М.: Медицина, 1978. 247 с.
Яйленко А.А., Зернова Н.И., Легонькова Т.И. Уровень физического
развития и конституциональные особенности как диагностические крите­
рии его здоровья // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. 1998. Т. 43, № 5.
С. 11.
247
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ямпольская Ю.А. Популяционный мониторинг физического развития
детского населения // Гигиена и санитария. 1996. №1. С. 24-26.
Яценко А.Ф. Социально-медицинские аспекты здоровья детей и под­
ростков из различн^іх групп населения: автореф. дис. ^ канд. мед. наук.
Владивосток, 2003. 25 с.
Backet E.M., Davies A.M., Petros-Barvasian. The risk approach in
healthcare: with special reference to maternal and child health, including family
planning. Geneva: WHO, 1994 (Public Health Paper H 76). 114 p.
Brooks R., Ferguson T., Webb E. Health services to children resident in
domestic violence shelters //Ambulatory Child Health. 1998. Vol. 4. P. 369-374.
DeLay T. Fighting for children // Am. Psychol. 2000. Ѵоі. 55, N 9.
P. 1054-1055.
Dougherty C. American health care. N.Y., 1988. P. 78-89.
Doyle L. W., Casalaz D. Outcome at 14 years of extremely low birthweight
infants: a regional study // Arch. Dis. Child. Fetal Neonatal Ed. 2001. Vol. 85.
P. 159-164.
Ducharme J., Atkinson L., Poulton L. Succers-based, noncoercive treatment
of oppositional behavior in children from violet homes // J. Am. Acad. Child.
Adolesc. Psychiatry. 2000. Vol. 39. P. 995-1004.
Erickson S. Family mediation casebook. N.Y., 1988. P. 12-15.
Fedruick G., Adelstein P. Factors associated with low weight of infants devivered at tern // Brit. J. Obstet. Gynecol. 1998. Vol. 85, N 1. Р. 1-7.
Giesbrecht N. Reducing risks associated with drinking amond young
adults: promoting knowledge-based perspectives and harm reduction strategies //
Addiction. 1999. Ѵоі. 94. P. 353-355.
Krisberg B. Crime and Privilege: Toward a New Criminology. New Jercy:
Prentice Hall, 1979. P. 56.
Mather M. Adoption: a forgotten paediatrics speciality // Arch. Dis. Child.
1999. Vol. 81. P. 492-495.
McCarthy D., Davis J.A, Dobbing J. The effects of emotional disturbance
and deprivation and somatic growth // Scientific foundations pediatrics. London:
Heimann, 1981. P. 54-73.
Selvin S., Janerich D.T. Four factors influencing birth weight // Brit. J.
prev. Soc. Med. 1991. Vol. 25, N 1. Р. 12-16.
Spitz R. Hospitalism. A follow-up report // Psychoanal. Stud. Child. 1946.
Vol. 2. P. 113-117.
Vostanis P., Grattan E., Cumella S. Mental health problems of homeless
children and their families; a longitudinal study // Br. Med. J. 1998. Vol. 316.
P. 899-902.
248
Сведения об авторах
Лучанинова
Валентина Николаевна
Рассказова
Валентина Николаевна
Кривелевич
Евсей Бенцианович
- доктор медицинских наук, профессор, за­
служенный врач России, заведующая ка­
федрой педиатрии ГОУ ВПО «Владиво­
стокский государственный медицинский
университет Росздрава».
- кандидат медицинских наук, заслуженный
врач России, главный врач МУЗ «Город­
ская детская клиническая больница № 3
г. Владивостока».
- кандидат медицинских наук, доцент, за­
служенный врач России, заведующий ка­
федрой общественного здоровья и здраво­
охранения ГОУ ВПО «Владивостокский
государственный медицинский универси­
тет Росздрава», директор ГУЗ «Примор­
ский краевой медицинский информацион­
но-аналитический центр».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОГЛАВЛЕНИЕ
Список сокращений.....................................................................................
Введение (В.Н. Лучанинова).........................................................................
Глава 1. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ,
ОСТАВШИXСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ (ПРОШЛОЕ И НА­
СТОЯЩЕЕ) (В.Н. Лучанинова, В.Н. Рассказова, А. Ф. Яценко)..................
Глава 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ ДИЗАДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ В КРИ­
ТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДА! HX РОСТА И РАЗВИТИЯ (В.Н. Лучанинова).....
Глава 3. СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА, ОСТАВШИXСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ (В.Н. Рассказова, В.Н. Лучани­
нова) ......................................................................................................
3.1. Общие закономерности формирования здоровья детей раннего возраста ...
3.2. Сравнительная характеристика социально-гигиенических и медико­
биологических факторов, формирующих здоровье детей раннего воз­
раста из дома ребёнка и воспит^івающихся в семье..........................
3.3. Показатели физического, нервно-психического развития и заболевае­
мости детей раннего возраста, оставшихся без попечения родителей ..
3.4. Комплексная оценка состояния здоровья детей раннего возраста,
оставшихся без нонечения родителей...............................................
Глава 4. СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА
ИЗ РАЗЛИЧН^IX СОЦИАЛЬН^IX ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ (В.Н. Лучанино­
ва, Е.Б. Кривелевич, А. Ф. Яценко, В.Н. Рассказова)..................................
4.1. Современное состояние здоровья детей школьного возраста...............
4.2. Факторы, формирующие и определяющие здоровье подростков из
различн^гх социальн^іх грунн населения..........................................
4.3. Xарактеристика физического, нервно-нсихического развития и забо­
леваемости подростков...................................................................
4.4. Сравнительная комплексная оценка состояния здоровья подростков из
различн^гх социальн^іх грунн..........................................................
Глава 5. НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ СИСТЕМ^І МЕДИЦИНСКОГО
ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ ИЗ РАЗЛИЧН^IX СОЦИАЛЬН^IX ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ В СОВРЕМЕНН^IX СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКИX УСЛОВИЯX (В.Н. Лучанинова, Е.Б. Кривелевич,
В.Н. Рассказова)....................................................................................
5.1. Оценка организации медицинского обслуживания детей из дома ре­
бёнка, детского дома, школ^і-интерната...........................................
5.2. Оптимизация системы мероприятий по организации медицинского
обслуживания детей и подростков из различных социальных групп
населения.......................................................................................
Заключение (В.Н. Лучанинова).....................................................................
Литература..................................................................................................
Сведения об авторах....................................................................................
250
3
4
12
43
62
62
71
79
115
119
122
150
161
203
207
208
217
232
233
249
251
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
184
Размер файла
2 715 Кб
Теги
2685
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа