close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1048.23845.Символика пространства в романе Ф. М. Достоевского Идиот

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Карева Надежда Валерьевна
СИМВОЛИКА ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ
Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ИДИОТ»
Специальность 10.01.01 – Русская литература
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Саратов – 2016
2
Работа выполнена на кафедре русской, зарубежной литературы и методики
преподавания литературы
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Кривонос Владислав Шаевич
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, доцент,
заведующий кафедрой начального языкового
и литературного образования
ФГБОУ ВО «Саратовский национальный
исследовательский государственный
университет имени Н. Г. Чернышевского»
Черемисинова Лариса Ивановна
кандидат филологических наук, преподаватель
дисциплины «Русский язык и литература»
Профессионально-педагогического колледжа
ФГБОУ ВО «Саратовский государственный
технический университет
имени Гагарина Ю. А.»
Горбатов Михаил Александрович
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный
университет»
Защита состоится «_____» июня 2016 г. в _________ час. на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 на базе ФГБОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского» по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, корпус XI, ауд. 301.
С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке
СГУ имени Н. Г. Чернышевского.
Электронная версия размещена на официальном сайте СГУ имени
Н. Г. Чернышевского по адресу:
http://www.sgu.ru/sites/default/files/dissertation/2016/03/23/dissertaciya_karevoy.pdf
Автореферат разослан «____» ______________ 2016 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Ю. Н. Борисов
3
Общая характеристика работы
Романы Ф. М. Достоевского отличает четкая, тщательно продуманная многоплановая структура, в которой все уровни текста связаны между собой, а любая деталь имеет явную направленность к общему замыслу и указывает на
скрытые оттенки главной мысли. Пространство в нем играет важную и даже
исключительную роль, являясь не только частью общей структуры, но и главным организующим звеном, без которого невозможно существование всех остальных уровней текста. Герои и их характеры оказываются вписанными в ту
или иную пространственную обстановку, потому как сюжетные события могут
разворачиваться лишь в определенном месте, в определенных пространственных условиях. Отсюда важность изучения пространственной структуры любого
художественного произведения и, в частности, романов Ф. М. Достоевского.
Категория пространства была предметом изучения для многих видных
отечественных и зарубежных ученых (таких, как М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев,
В. Н. Топоров, Ю. М. Лотман, В. А. Подорога, Д. Фрэнк, Е. М. Мелетинский,
М. Элиаде, Н. П. Анциферов и др.), которые выработали основные теоретические положения, являющиеся базовыми для последующих исследований. Мы в
диссертационной работе основное внимание также сосредоточим именно на
пространственных образах, лишь попутно обращаясь, если этого требует логика
анализа, к деталям времени.
Произведения Достоевского отличают высокая концентрация охватываемых философских вопросов и особое художественное своеобразие, проявляющееся, в том числе, в построении пространственных образов, изучение которых
необходимо для прояснения онтологического смысла произведений великого
писателя и мыслителя, а потому тему диссертационного сочинения мы формулируем как «Символика пространства в романе Ф. М. Достоевского
"Идиот"».
Выбор для анализа романа «Идиот» обоснован тем, что в литературоведении существует множество научных работ о специфике и роли пространства
в «Преступлении и наказании», где Ф. М. Достоевский впервые наиболее полно
и ярко воссоздал художественный образ Петербурга, представив на страницах
романа собственное видение города, оказавшее впоследствии сильное влияние
на русскую литературу. Второй роман писателя – «Идиот» – на наш взгляд, обладает не менее сложной пространственной структурой, во многом продолжающей начатую в «Преступлении и наказании» тему города, но и иной, качественно отличающейся от него, а потому требующей подробного и тщательного
рассмотрения. В этом заключается актуальность нашей диссертационной ра-
4
боты. В романе «Идиот», будто намеренно отодвинутое автором на задний
план повествования, пространство в меньшей степени обращает на себя внимание, но оно также имеет важное значение и скрыто выраженную символику,
интересную для интерпретации.
Научная новизна работы состоит в попытке целостного описания пространственной структуры романа Ф. М. Достоевского «Идиот», прояснении её
отдельных форм и деталей, взаимосвязанных между собой общей художественной задачей и отражающих единство и своеобразие художественной системы
автора.
Материалом диссертации является роман Ф. М. Достоевского «Идиот», к
которому в последнее время особенно возрастает интерес исследователей.
Объектом исследования в диссертационной работе выступает поэтика художественного пространства в названном произведении писателя, предметом
исследования – особенности организации пространственной структуры романа
и реализации внутри нее символического содержания.
Теоретическая значимость исследования заключается в последовательном изучении пространственной структуры романа «Идиот», выявлении составляющих ее образов и деталей, а также раскрытии некоторых ключевых
особенностей пространственной организации.
Практическая значимость заключается в возможном использовании
представленных в диссертационной работе материалов для последующего изучения пространственной поэтики произведений Ф. М. Достоевского, а также
при разработке программ учебных курсов, дисциплин или семинаров для высших учебных заведений или уроков литературы в средней школе.
Целью диссертационной работы является изучение особенностей организации художественного пространства в романе Ф. М. Достоевского «Идиот».
Цель обусловила постановку следующих задач:
- выделить и охарактеризовать различные образы, формы и детали, составляющие пространственный уровень организации художественного текста;
- проанализировать способы реализации символико-мифологических элементов в пространственных образах и универсалиях;
- выявить формы и принципы взаимодействия пространственной структуры с главными героями романа;
- определить художественное своеобразие пространственной структуры
романа.
Теоретико-методологической основой диссертационного исследования
являются работы В. Н. Топорова, охватывающие широкий круг тем от мифопо-
5
этики места до отдельных символических образов, Ю. М. Лотмана, Н. П. Анциферова, Е. М. Мелетинского, Т. В. Цивьян, В. Г. Щукина, а также научные
работы В. Ш. Кривоноса, посвященные исследованию мифологии пространства
в творчестве Н. В. Гоголя и других русских писателей.
Творчество Ф. М. Достоевского всегда привлекало к себе внимание литературоведов и критиков, интерес к его произведениям не ослабевает и в наше
время. Мы обращаемся к исследованиям М. М. Бахтина, В. Н. Топорова,
Д. С. Лихачева, Г. Д. Гачева, Р. Г. Назирова, Р. Я. Клейман, С. М. Соловьева,
Ж. Катто, Д. Арбан, Г. Г. Ермиловой, А. Н. Хоца и других, в которых приведены ценные наблюдения и выводы о роли пространственных образов и структур,
являющихся важной частью художественного мира Ф. М. Достоевского.
Центральное место в географии романов писателя занимает Петербург,
смысл и символическое значение которого изучаются во множестве научных
работ, имеющих для нас основополагающее значение. Так, по мысли В. Н. Топорова1, образ города составляют особые климатически-метеорологические и
ландшафтные особенности, умышленность и метафизичность, проявляющиеся
даже в характере расположения улиц и домов, скученность населения, отсылки
к цитатам и аллюзиям, эсхатологизм. Непрочность существования города и человека отмечает и Ю. М. Лотман2, подчеркивая неорганичность и призрачность
петербургского пространства. Обращаясь к теме Петербурга в романах Достоевского, Д. С. Лихачев3 и Н. П. Анциферов4 отмечают топографическую точность описаний места действия и маршрутов героев. Об обязательной вписанности города и героев во вселенский контекст пишут Г. Д. Гачев5, Ю. М. Лотман6, Р. Я. Клейман7.
1
См.: Топоров В. Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы» (Введение в тему) // Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. М.: Издательская группа «Прогресс»–«Культура», 1995. С. 259–319.
2
См.: Лотман Ю. М. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Лотман
Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. Т. 2. Таллин: Александра, 1992. С. 9–21.
3
См.: Лихачев Д. С. Достоевский в поисках реального и достоверного // Лихачев Д. С.
Литература – реальность – литература. Л.: Советский писатель, 1981. С. 53–73.
4
См.: Анциферов Н. П. Петербург Достоевского // Анциферов Н. П. «Непостижимый
город…» Душа Петербурга. Петербург Достоевского. Петербург Пушкина. СПб.: Лениздат,
1991. С. 176–257.
5
См.: Гачев Г. Космос Достоевского // Гачев Г. Национальные образы мира. Общие вопросы. М.: Советский писатель, 1988. С. 379–396.
6
См.: Лотман Ю. М. Образы природных стихий в русской литературе (Пушкин – Достоевский – Блок) // Лотман Ю. М. Пушкин. СПб.: Искусство, 1995. С. 814–820.
7
См.: Клейман Р. Я. Вселенная и человек в художественном мире Достоевского // Достоевский: материалы и исследования. Т. 3. Л.: Наука, 1978. С. 21–41; Клейман Р. Я. Сквозные
6
Говоря о значении пространственных деталей в произведениях писателя,
необходимо отметить работы Ж. Катто, С. М. Соловьева, В. Н. АношкинойКасаткиной, А. Ковача, А. П. Чудакова, А. Н. Хоца, в которых с разных позиций исследуются особенности создания писателем природной и бытовой среды,
составляющей пространство действия героев. Выделяя ряд важных художественных установок писателя, Р. Г. Назиров8 подчеркивает, что через характеристику деталей физического мира писатель выражает эмоциональнопсихологическую атмосферу происходящего. Кроме того, важным для предпринятого в диссертационном исследовании анализа является ориентация на
мифопоэтическую традицию и работы В. Н. Топорова9 и Е. М. Мелетинского10,
обращающихся к выявлению архетипической основы пространственной структуры романов писателя.
Анализ даже некоторого ряда научных работ исследователей творчества
Ф. М. Достоевского позволяет сделать вывод о сложности и многоаспектности
проблемы пространственной организации художественного мира в произведениях великого писателя, а потому, вслед за А. Ковачем, мы считаем, что «разработка топологии Достоевского требует дальнейших исследований с учетом
всего разнообразия рисуемых им локусов, каждый из которых наделен иными
коннотациями, иными, оригинальными значениями, иной семантикой»11.
Положения, выносимые на защиту:
1. Внутри художественного пространства в романе Ф. М. Достоевского
«Идиот» можно выделить единое пространство действия героев, к которому относятся Петербург и Павловск, и скрытое, находящееся за границей основных
событий, пространство Швейцарии.
2. Петербург занимает центральные позиции в пространственной структуре «Идиота» и предстает в романе как место искусственное, лишенное природной простоты и естественности. Жилое пространство героев является важной
мотивы творчества Достоевского в историко-культурной перспективе. Кишинев: Штиинца,
1985. 201 с.
8
См.: Назиров Р. Г. Проблема художественности Ф. М. Достоевского // Творчество
Достоевского: искусство синтеза. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1991. С. 125–156.
9
См.: Топоров В. Н. О структуре романа Достоевского в связи с архаическими схемами
мифологического мышления («Преступление и наказание») // Топоров В. Н. Миф. Ритуал.
Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. С. 193–259.
10
См.: Мелетинский Е. М. Трансформации архетипов в русской классической литературе (Космос и Хаос, герой и антигерой) // Литературные архетипы и универсалии / Под ред.
Е. М. Мелетинского. М.: РГГУ, 2001. С. 150–224.
11
Ковач А. Поэтика Достоевского / Пер. с румынского Е. Логиновской. М.: Водолей
Publishers, 2008. С. 253.
7
частью петербургского пространства и характеризует его как неблагополучное
и равнодушное к человеку.
3. Павловск в романе «Идиот» обладает большими пространственными
возможностями и семантически противоречивыми признаками в силу своего
особого территориального местоположения. Космически уравновешенное, наполненное красотой и жизненной силой, пространство Павловска с движением
сюжетного действия дисгармонизируется героями, а потому совмещает в себе
признаки идеального природного мира и лихорадочного Петербурга.
4. Швейцария, находясь за границами реального пространства действия героев, связана с князем Мышкиным и является первоначальным знаком его чужеродности, а также присутствующим в его размышлениях образом, характеризующим внутренний мир героя. Пространство Швейцарии открыто, разомкнуто
в мироздание и противопоставлено дисгармоничному пространству обитания
героев.
5. Пространственные универсалии романа Ф. М. Достоевского «Идиот»
составляют основу художественного пространства и включают в себя топографические, бытовые и природные детали и признаки, в разной степени свойственные тем или иным локусам Петербурга, Павловска и Швейцарии, внутри которых живут, мыслят и действуют герои романа.
6. Пространство романа «Идиот» представляет собой систему подпространств, которые отделены друг от друга границами разного характера, а преодоление границы подразумевает под собой преодоление какого-либо препятствия, изменение статуса и связано с семантикой переходных обрядов. Герои,
поставленные в романе в условия испытаний, часто попадают в ситуации выбора, а потому топографически и сюжетно выделенными оказываются переходные пространства порога, перекрестка, лестницы, вокзала и подобные, обладающие значением повышенного риска и опасности.
7. Обладая мифологическим потенциалом, пространство романа вступает с
героями в особые отношения, характеризуя и обусловливая детали их внутреннего мира, а потому значимым для героя оказывается не только свой локус, наделенный близкими чертами, но и чужие, с которыми он соприкасается. Мифологизированные локусы героев принадлежат Петербургу и взаимодействуют
между собой внутри его пограничного пространства, составляя пространство
города и романной вселенной, потому все события разворачиваются не только в
горизонтальной плоскости, но и имеют вертикальное направление, связанные с
вечными вопросами бытия и мироздания.
8
8. Способом описания художественного пространства является характеристика реализуемой в романе «Идиот» мифологемы пути, которая связывает между собой все объекты изображенного пространства. Пути героев пересекаются
в пространстве сюжетного повествования и объединяются фигурой князя
Мышкина, движение и путь которого в пространстве романа являются центральными, олицетворяя собой судьбу героя.
Апробация результатов исследования проходила на итоговых конференциях преподавателей и аспирантов, проводимых на кафедре русской, зарубежной литературы и методики преподавания литературы Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (День науки – 2012, 2013, 2014,
2015), на IV международной научно-практической конференции «Коды русской
классики: «детство», «детское» как смысл, ценность и код» (Самарский государственный университет, 24-25 ноября 2011 г.), на Всероссийской конференции молодых ученых «Филология и журналистика в XXI веке», посвященной
95-летию гуманитарного образования в Саратовском университете (Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, 25-27 апреля
2012 г.); Межвузовской научно-практической конференции молодых исследователей «Литература в системе культуры» (Тверской государственный университет, 15-16 июня 2012 г.); Всероссийской конференции молодых ученых «Филология и журналистика в XXI веке», посвященной 115-летию профессора
Т. М. Акимовой (Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, 23-25 апреля 2014 г.); Всероссийской конференции молодых ученых
«Филология и журналистика в XXI веке», посвященной 110-летию профессора
Л. И. Баранниковой (Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, 22-24 апреля 2015 г.); Международной научной конференции молодых ученых «Язык и репрезентация культурных кодов» (Самарский государственный университет, 15-16 мая 2015 г.).
Структура диссертационной работы определяется спецификой поставленной цели и состоит из введения, двух аналитических глав, заключения и
списка литературы, включающего 245 наименований.
Основное содержание работы
Во Введении обосновываются выбор темы, актуальность, научная новизна
диссертации, определяются объект и предмет, цели и задачи работы, кратко излагаются основные необходимые теоретические положения и обзор литературы, составляющей теоретико-методологическую базу диссертационного исследования.
9
В первой главе «Пространственные универсалии в романе Ф. М. Достоевского "Идиот"» внимание сосредоточено на характеристике значимых
пространственных образов – Петербурга, Павловска и Швейцарии, образующих
пространственную модель изображенного романного мира, для описания которых важным признается выявление свойственных им пространственных универсалий, включающих в себя топографические, природные и бытовые формы
и детали.
В параграфе 1.1. «Образ Петербурга в романе "Идиот"» подробно рассматриваются семантически выделенные локусы, составляющие пространство
Петербурга в романе и характеризующие его на различных социальных уровнях. Описывая происходящие события, писатель наполняет текст романа определенными петербургскими реалиями, которые, мифологизируясь, несут в себе
смысл и становятся неотъемлемой характеристикой города и персонажей.
В результате проведенного анализа нами выявлено, что в романе Петербург предстает как место искусственное и рациональное, в котором природа,
находясь в органической связи с городом, являет собой особую климатическую
зону с дождем, ветром, грязью осенью и зноем, пылью, духотой летом, усиливая вымороченность и зыбкость пространства. В пространстве города баланс
между природой и человеком нарушен, а стихии представлены в их искусственных или искаженных вариантах и направлены на подавление человека и его
стремлений: вместо свежего воздуха здесь порывистый ветер или духота, вместо чистой воды – туман и сырость, дожди и слякоть или серая Нева.
В системе пространственных характеристик наблюдается неоднозначность: локус может соответствовать действительности (дом Епанчиных и квартира Иволгиных отражают их социальное благополучие/неблагополучие), но
может и противоречить происходящим в его пределах событиям, подчеркивая
их двусмысленный характер, как в случае с великолепной, со вкусом обставленной квартирой Настасьи Филипповны, обостряющей ее внутренний и внешний конфликты. Кроме того, локус либо адекватен его обитателям (дом Рогожина) и является их прямой характеристикой, либо указывает на скрытые акценты и более сложное содержание вещей (дом Лебедева, квартира Настасьи
Филипповны). Топографические детали и особенности не только объясняют
социальный статус героев, но и углубляют проблематику романа.
Жилое пространство героев состоит из улиц и домов, а потому именно
бытовые универсалии в большей степени отражают безысходную сущность,
узость и тесноту петербургского пространства, характеризуя его как неблагополучное и антикосмичное. Характерными для петербургского пространства
10
представляются и упоминаемые в романе строки из Апокалипсиса, с помощью
которого герои объясняют хаос, который всех окружает и к которому каждый
вынужден приспосабливаться по мере своих возможностей. Таким образом, в
романе Петербург обладает мифологическими чертами гибельного пространства, в котором «хаотическая смесь обрывков разорванного быта с пронизывающей их стихией»12 действует на человека разрушающим образом.
В параграфе 1.2. «Место Павловска и Швейцарии в пространственной
структуре романа "Идиот"» описываются характерные детали и признаки
Павловска и Швейцарии с целью выяснения того значения, которым они обладают в пространственной картине мира.
Утверждается, что Павловск в романе совмещает признаки из разных пространственных рядов: являясь неразрывной частью петербургского пространства, он в то же время, благодаря удаленному территориальному местоположению, напоминает провинцию, в которой естественный мир природы, наполненный светом и воздухом, сменяет суетное и серое пространство столицы. Кроме
того, в Павловске ослабляются социальные условности, а течение жизни приобретает более легкомысленный характер, присущий дачному времяпрепровождению. Сюда устремляются после петербургских событий все герои романа в
надежде обрести душевное равновесие и покой, но изначально предназначенное для отдыха пространство Павловска является еще более непредсказуемым,
чем привычное городское пространство.
Обратившись к изучению ряда значимых для Павловска локусов, нами были выявлены некоторые свойственные этому пространству особенности: открытость обстановки, располагающей к взаимодействию и развитию любовных отношений, уединенность, умиротворение и сосредоточенная красота, олицетворением которых является Павловский парк, особая энергетика пространства, но
в то же время насыщенность событиями и скандалами, напряженность и непредсказуемость пространства, обилие слухов и, как следствие, чрезмерная обнаженность героев в его пределах.
На основании предпринятого анализа мы приходим к выводу, что пространство Павловска представляется намного более гармоничным и совершенным, чем столичное пространство, так как сосредотачивает в себе прелесть и
полноту жизни, в которой природа является органичной и важной частью, обращающей героев к простым, земным ценностям вечного обновления. Уравновешенный, естественный мир Павловска обладает явными чертами Космоса, но
12
Лотман Ю. М. Образы природных стихий в русской литературе (Пушкин – Достоевский – Блок). С. 817.
11
герои, сконцентрированные на его малой территории, дисгармонизируют пространство, разрушая его и привнося с собой Хаос. Павловск заключает в себе
широкие пространственные возможности и представляет собой переходное
пространство в сложной структуре романного действия, совмещая в себе признаки идеального природного мира и лихорадочного Петербурга.
Пространство Швейцарии, представляющее собой предмет отдельного исследовательского интереса, присутствует в романе косвенно и связано с Мышкиным, являясь не только знаком его чужеродности, но и образом, проясняющим мысли и внутренний мир героя. Лишенное определенной топографической
конкретики описание величественной природы позволяет соотнести местоположение швейцарской деревеньки с мифологическим локусом некоего удаленного от невзгод прекрасного идиллического места, где вселенная и человек органично сосуществуют друг с другом. Отметим, что в тексте о Швейцарии нет
описания дома Мышкина, только описания открытого природного пространства, в котором герой размышляет, при этом горы, олицетворяя вечность, силу и
величие, актуализируют вертикальную заданность этого пространства и образа
героя. Швейцария представляет собой место, наполненное светом, горным воздухом и бесконечным простором, в гармонии которого бытуют проявления
всех четырех стихий. Выявленные особенности позволяют заключить, что пространство Швейцарии открыто, разомкнуто в мироздание и обладает архетипическими чертами Космоса.
Исходя из последовательного рассмотрения основных пространственных
образов романа «Идиот», нами установлено, что пространство в романном мире
представляет собой многофункциональную структуру, в которой Петербург и
Павловск занимают центральное место, имея схожие характерные признаки, но
и противопоставляясь друг другу как пространство городское и природное. В
романе перед нами пространство испытания: герои не просто действуют в особом двуполюсном мире, но и проверяются им, полярностью его оппозиций.
Швейцария, находясь за пределами романного действия, обнажает пропасть
между идеальным существованием и дисгармоничным реальным пространством обитания героев.
Содержание второй главы «Пространство и герои в романе Ф. М. Достоевского "Идиот"» составляет изучение сложных, взаимосвязанных отношений между главными героями и романным пространством, насыщенным символами, фольклорно-мифологическими мотивами и образами. Логика исследования определила возможное деление главы на три параграфа, каждый из которых включает в себя один из аспектов описания темы.
12
В параграфе 2.1. «Пограничное пространство в романе "Идиот"» наше
внимание сфокусировано на ситуациях перехода границы внутри насыщенного
препятствиями пространства, изображенного в романе, причем некоторые герои не способны к преодолению внутренних и внешних рамок и принадлежат
только одному пространству, являясь его характерной частью, другие, обладающие необходимыми качествами, напротив, по разным причинам стремятся
к взаимодействию. Князь Мышкин в силу своего амбивалентного положения
свободно перемещается в пространстве романа между всеми героями, независимо от их социальных и возрастных особенностей.
Отмечено, что ситуации перехода границы, подразумевающие под собой
преодоление препятствия и связанные с семантикой переходных обрядов, характеризуются сменой статуса и входом в иное, отличное от предыдущего, пространство. Мышкин вступает в закрытое пространство Петербурга, осознавая
свой приезд как важнейший в своей жизни этап идентификации собственной
личности и знакомства с новым, неведомым ему миром, – все это, а также возраст героя и свойственные ему детские черты внешнего и внутреннего облика
указывают на близость сюжетных испытаний обряду инициации.
Далее мы последовательно прослеживаем движение Мышкина внутри
романного пространства, который, пересекая границы разного характера, качественно усложняет свой статус от малознакомого чудака до миллионера и жениха и расширяет свои пространственные возможности. Неожиданное обретение героем наследства не только повышает социальный статус князя, но и наделяет его фигуру привлекательными качествами, связями и вниманием.
Внутри переходного пространства топографически и сюжетно значимым
для нас оказывается пространство порога, который «является формой границы,
обладающей специфической определенно-неопределенной семантикой»13, важным моментом выбора и самоопределения, потому так выделены ситуации порога перед домами Настасьи Филипповны и Рогожина. При этом порог мы отличаем от собственно переходов, считающихся «делом обстоятельств, судьбы
или результатом ранее принятых решений»14, чем являются, например, приезды
Мышкина в Петербург, обусловленные каждый раз вескими причинами.
Отдельному рассмотрению в параграфе подвергаются пограничные ситуации эпилепсии и сна, которые могут быть соотнесены с временной смертью.
Эпилепсия, настигающая героя в пороговом пространстве лестницы во время
13
Рымарь Н. Т. Порог и язык порога // Поэтика рамы и порога: функциональные формы
границы в художественных языках. Самара: «Самарский университет», 2006. С. 108.
14
Рымарь Н. Т. Порог и язык порога. С. 111.
13
нападения Рогожина и усложняющая его постижение мира, подобна границе,
отделяющей нормальный мир от искаженного болезнью. Сон, отрывая героя от
реальности, обнажает в его сознании тайные страхи и предчувствия.
В новом пространстве Павловска роли героев меняются, пережитый князем припадок эпилепсии временно освобождает его от бремени петербургских
событий, а сближение с Аглаей ощущается им как начало новой жизни. Излишняя затянутость переходного этапа сватовства к Аглае влечет за собой повышенную в своем значении ситуацию риска, которая развивается на уровне
сюжета в два последующих этапа – светский вечер на даче Епанчиных и встреча героев в доме Дарьи Алексеевны – и символизирует собой пограничное значение момента в жизни героев, после которого все движутся к гибели.
Мышкин только находится на этапе постижения мира, а потому, взяв на
себя ответственность за Настасью Филипповну, а затем за Аглаю, герой не оправдывает их ожиданий – брак становится ложным способом решения сложившихся в романном мире противоречий. Мышкину не удается исправить мир, в
котором он оказывается, и убедить окружающих в ценности взаимной любви и
сострадания.
Благодаря проведенному в параграфе исследованию мы обнаруживаем,
что в романе много переходных, пограничных моментов, которые, как правило,
закреплены за определенными, топографически обозначенными точками пространства, такими как порог, лестница, вокзал, перекресток, крыльцо и т.д. В
этих промежуточных, а значит, опасных пространствах происходят события,
отмеченные повышенным сюжетным напряжением и направленные на преодоление определенного риска. Таким образом, пространство и события в романе
взаимообусловлены и подчинены друг другу, так как описанные испытания героев возможны лишь в опасном пограничном пространстве, насыщенном препятствиями и порогами.
Параграф 2.2. «Мифологический локус» посвящен описанию личного
пространства четырех главных героев – Мышкина, Рогожина, Настасьи Филипповны, Аглаи, каждому из которых в мифологизированном пространстве романа соответствует свой локус, обусловливающий детали их внутреннего мира.
При этом взаимодействие героя с чужим пространством проясняет особенности
его пространственного самоопределения и логику пространственных перемещений в романном мире.
Последовательный анализ мифологических локусов героев, предпринятый
в параграфе, предполагает обращение к характеристике занимаемого ими пространства, а также выявление стихийного начала их образов, проявляющегося
14
как во внешней пространственной обстановке, так и в поведении. Подобный
угол зрения позволяет увидеть причастность Мышкина одухотворенному природному пространству Швейцарии, образы которого возникают в его сознании
и среди петербургской суеты и в Павловске, а также сопутствующие ему знаки
воздуха, которые придают герою дополнительные черты незакрепленности в
пространстве, отрешенности, оторванности от быта. Обращенность героя к небу задает вертикальное направление движению Мышкина в романе и расширяет его личное пространство до вселенских размеров. Ощущая временность своего пребывания в Швейцарии, Мышкин стремится в Петербурге к освоению
пространства и активно диалогизирует со всеми персонажами.
Олицетворяя собой купеческий мир, Рогожин более других принадлежит
земному миру с его земными страстями, в нем телесное преобладает над духовным. Лишенный воли, он занимает двусмысленное положение в романе и добровольно оказывается в промежуточно-пороговом пространстве между жизнью
и смертью, добром и злом. Дом Рогожина в этом случае становится опасным
местом, подчеркивая пороговую сущность своего обитателя.
Облик и поведение Настасьи Филипповны обнажают свойственное ей
инфернальное начало, а значимым пространством для нее является сельцо Отрадное, жизнь в котором навсегда лишает её внутренней цельности. В романе
она занимает двойственное положение, не имея определенного статуса ни в Отрадном, ни в Петербурге. Настасья Филипповна чаще других переезжает с места на место, повинуясь чувству внутренней тревоги, причем присутствие водной семантики в местах проживания героини, осложненных значениями неудобства, грязи и бедности, обладает отрицательными коннотациями разрушения и опасности выбранного ею пути.
Аглая обладает наиболее устойчивым положением в пространстве романа, но не найдя еще себя, она стремится к преодолению ограниченности своего
комфортного и узкого существования. Олицетворяя собой молодость, полноту
жизни и красоту, Аглая заключает в себе много детского и воздушного, что сочетается в ней с женским, огненным началом, проявляющимся в лихорадочных
поступках, гневных или злых выходках. Гордость и ненависть к сопернице обнаруживают темноту и эгоистичность ее души.
Изучение особенностей индивидуального пространственного потенциала
героев позволяет увидеть имеющуюся в романном мире взаимосвязь, при которой герои определяют содержание занимаемого ими пространства, но и пространство организует жизнь героев в соответствии со своими принципами и условиями. Мифологизированные локусы героев принадлежат Петербургу и
15
взаимодействуют между собой внутри его пограничного пространства, составляя пространство города и романной вселенной.
Данный этап изучения позволяет приблизиться к пониманию структуры
художественного пространства в романе «Идиот», которая предполагает не
только горизонтальную плоскость обитания героев и развития событий, но и их
вертикальную заданность, подразумевающую связь с вечными вопросами бытия и мироздания. Горизонтальные и вертикальные оси, кроме того, есть и
внутри человека, а потому в романе главный герой действует не только в сложном внешнем пространстве, крайними точками которого являются Швейцария
и Петербург, но и сталкивается с не менее противоречивыми пространствами
других героев, внутренний мир которых характеризуется такой же разнонаправленностью.
В параграфе 2.3. «Мифологема пути в романе Ф. М. Достоевского
"Идиот"» отдельному рассмотрению подвергается изображенный в романе
путь главного героя – князя Мышкина, который соединяет значимые для романного художественного мира пространственные оппозиции. Делая акцент на
совершаемом в пространстве романа маршруте, мы предпринимаем попытку
выяснить и обобщить судьбу и смысл героя. Этим объясняется и наше попутное
обращение к теме судьбы и случая и их влияния на логику развития событий.
Проследив за движением героя, мы увидели, что в запланированных точках пути князь Мышкин будто бы случайным образом сталкивается с Настасьей
Филипповной, а потому многие поступки Мышкина (приход на вечер, сватовство, следование за героиней и т.д.) кажутся во многом неизбежными. При этом
нам представляется, что приезд князя в Павловск – значимый в сюжетной организации момент, когда линия пути меняется и важным для героя становится
стремление к личному счастью с Аглаей.
Мы предполагаем, что в романе путь князя Мышкина условно распадается на два периода. Первый – когда действие определяется либо субъективными
поступками самого князя, либо случайными происшествиями, и второй – когда
происходящие события выходят из-под контроля и все меньше поддаются объяснению, а герои все больше страшатся действительности и самих себя. С одной стороны, они совершенно свободны в своих действиях, в их жизнях много
случайного и неопределенного, требующего решений и самостоятельных поступков, но только до определенного момента, «после которого выбор больше
невозможен, и будущее человека абсолютно предопределено его предыдущими
16
действиями»15. Столкнувшись со страданием, в частности с исступленным
страданием Настасьи Филипповны, князь совершает выбор, переступив порог
ее дома, и тем самым определяет свою судьбу. Все последующие события так
или иначе приводят к неизбежной встрече двух роковых для него женщин, к
страшной развязке, к безумию князя.
В обобщенном виде в пространстве романа можно условно выделить два
противопоставленных друг другу типа пространства, которые характеризуются
определенным набором знаковых признаков. Швейцария как удаленное, ирреальное, космически сбалансированное пространство является безопасным местом для героя, хранящим в себе определенный комплекс знаний о мире и обладающим для него непреложной ценностью. Эксцентрическое расположение
Петербурга и его окрестностей, в свою очередь, позволяет говорить о занимаемом им периферийном положении в пространстве страны и в пространстве романа, выступающим как реальное пространство действия с характерными для
него значениями хаоса, дисгармонии и катастрофы.
В результате текстового анализа мы выяснили, что в романе «Идиот»
главный герой движется из надежного, укрытого центра к чужой и страшной
периферии, в которой он с риском для жизни вынужден преодолевать испытания. Мышкин чувствует свою отмеченность, ощущая страх и желание вырваться из пут чуждого ему петербургского пространства, но сознает свое бессилие
перед неизбежностью выпавшего ему на долю пути. Он искренне сопереживает
страдающим героям и старается помочь им всеми силами своей души, но спасительное движение князя Мышкина в романе осложнено движением других
героев, которые, в свою очередь, реализуют собственные взгляды и жизненные
принципы, и это несовпадение движения, неприятие и непонимание ими истинной сути назначения человека приводит к общему краху.
Пространство романа – это полотно, на котором разворачивается мыслимая автором реальность, где каждая пространственная деталь наполнена топографически значимым смыслом, приоткрывающим логику судьбы, которая обнаруживает героя лишь в определенных местах. Для князя Мышкина в романе
именно Петербург является тем судьбоносным и одновременно гибельным пространством, в котором герой терпит поражение. Путь из Швейцарии в Петербург, таким образом, можно обозначить как движение героя от света к тьме, которая окончательно поглощает его в пространстве романа.
15
Бузина Т. В. Достоевский: Динамика судьбы и свободы. М.: РГГУ, 2011. С. 28.
17
Таким образом, мы приходим к выводу, что с одной стороны, путь князя
Мышкина – это путь трагической неизбежности, который ведет к катастрофической развязке, но с другой стороны, смысл пути Мышкина в том, что герой
до самого конца сохраняет веру в ценность сострадания и любви.
В Заключении диссертации подводятся итоги и определяются перспективы дальнейшего исследования. Проблема художественного пространства и его
символики в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» представляет собой обширную и многоаспектную тему, требующую дальнейшего, внимательного рассмотрения, в том числе с точки зрения взаимодействия пространственной
структуры с временной, а так же имеющейся взаимосвязи романа с другими
произведениями писателя.
Работы, опубликованные по теме диссертации
Статьи в журналах, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации:
1. Сабаева, Н. В. Пространство в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» //
Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2015. –
Т. 17, № 1. – С. 162–164. (0,3 п.л.)
2. Сабаева, Н. В. Мифологемы «Судьба» и «Путь» в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» // Известия Саратовского университета. Серия Филология.
Журналистика. – 2015. – Т. 15, вып. 1. – С. 39–42. (0,34 п.л.)
3. Сабаева, Н. В. Павловск в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2015. – Т. 17,
№ 1 (2). – С. 453–456. (0,4 п.л.)
Публикации в других научных изданиях:
4. Сабаева, Н. В. Онтология пути в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» //
Актуальные проблемы современного социально-экономического развития : тезисы докладов VI Междунар. научно-практич. конф. – Вып. 6. – Самара : Международный институт рынка, 2011. – С. 410–411. (0,2 п.л.)
5. Сабаева, Н. В. «Детское» и путь в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» //
Коды русской классики: «детство», «детское» как смысл, ценность и код : материалы IV междунар. научно-практич. конференции / отв. ред. Г. Ю. Карпенко. –
Самара : СНЦ РАН, 2012. – С. 84–89. (0,34 п.л.)
6. Сабаева, Н. В. Мышкин и Настасья Филипповна: семантика пути в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» // Литература в системе культуры : сб. мате-
18
риалов научно-практич. конф. молодых исследователей / науч. ред. Е. Н. Строганова. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2012. – С. 121–127. (0,4 п.л.)
7. Сабаева, Н. В. Сюжет испытания в романе Ф. М. Достоевского «Идиот»
// Язык и репрезентация культурных кодов : V междунар. науч. конф. молодых
ученых / под общ. ред. О. А. Усачевой [и др.] – Самара : Изд-во «Инсомапресс», 2015. – С. 174–176. (0,2 п.л.)
8. Карева, Н. В. Пограничное пространство в романе Ф. М. Достоевского
«Идиот» // Наука сегодня: проблемы и перспективы развития : сб. науч. тр. по
материалам междунар. научно-практич. конф. : в 3 ч. – Ч. 3. – Вологда : ООО
«Маркер», 2015. – С. 74–76. (0,2 п.л.)
9. Сабаева, Н. В. Место Павловска в пространственной структуре романа
Ф. М. Достоевского «Идиот» // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых
ученых : в 3 ч. – Вып. 19, ч. 1–3. – Саратов, 2016. – С. 33–38. (0,3 п.л.)
19
Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Подписано в печать 19.04.2016.
Гарнитура Times. Печать Riso.
Усл. печ. л. 1,04. Тираж 100 экз. Заказ 0074.
Отпечатано с готового оригинал-макета
в типографии ИП «Экспресс тиражирование»
410005, Саратов; Пугачёвская, 161, офис 320  27-26-93
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
45
Размер файла
291 Кб
Теги
роман, идиот, достоевского, пространство, символика, 1048, 23845
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа