close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

98.Иконичность современного стихотворного текста как лингвосемиотический феномен (на материале немецких свободных ритмов). Диссертация опубликована на сайте httpdiser.kbsu

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МИЛЬДЗИХОВА АЭЛИТА КЕРИМБЕКОВНА
ИКОНИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО СТИХОТВОРНОГО ТЕКСТА
КАК ЛИНГВОСЕМИОТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН
(НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКИХ СВОБОДНЫХ РИТМОВ)
10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Подписано в печать 06.04.2015
Формат 60х84 1/16 Усл. печ.лист. 1,1. ГарнитураTimes New Roman
Бумага офсетная. Печать офсетная.
заказ № 604.Тираж100 экз.
Отпечатано в типографии «МАЭСТРО»
РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Фрунзе,24
тел.(8672) 44-29-94
e-mail: [email protected]
Владикавказ – 2015
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский
имени К.Л. Хетагурова»
государственный университет
Научный руководитель:
доктор филологических наук, доцент
Джанетта Мурзабековна Дреева,
доцент кафедры немецкого языка
ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский
государственный университет имени
К.Л. Хетагурова»
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Елена Борисовна Борисова,
профессор кафедры английской филологии и
межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО
«Поволжская государственная
социально-гуманитарная академия»
доктор филологических наук, профессор
Галина Григорьевна Матвеева,
профессор кафедры немецкой филологии
ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Российский государственный
педагогический университет им. А.И. Герцена»
Защита диссертации состоится 22 июня 2015 года в 10.00 на заседании диссертационного
совета Д.212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени при ФГБОУ ВПО
«Кабардино-Балкарский государственный университет имени Х.М. Бербекова» по адресу:
КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский
государственный университет имени Х.М. Бербекова», г. Нальчик, ул. Чернышевского,
173, на сайте www.kbsu.ru
Автореферат разослан
Ученый секретарь
диссертационного совета
«_____ » ____________ 2015 года.
Чепракова Т.А.
лишь обозначены в рамках данной диссертации и могут быть использованы в качестве
отправных точек для дальнейших изысканий в намеченном направлении. Каждая из
проанализированных разновидностей иконичности заслуживает более глубокого изучения в
рамках отдельного диссертационного исследования. В частности, звуковая иконичность,
представленная фонемными созвучиями, т.е. довольно редко встречающимися, судя по
результатам настоящего исследования, в современном поэтическом дискурсе звуковыми
повторами, а также ономатопеями, может стать предметом самостоятельного изучения,
позволяющего увеличить спектр анализируемых стихотворных текстов с целью
подтверждения или опровержения установленных закономерностей.
Перспективой исследования могло бы стать изучение иконичности синтаксиса в рамках
отдельной поэтической системы или в сопоставительном ключе на основе анализа более
обширного корпуса примеров. Целесообразным представляется также изучение того или иного
вида иконичности в контексте художественного перевода. Однако основной перспективой
будущих исследований, как представляется, могло бы стать комплексное изучение феномена
иконичности в свободном стихе с использованием предложенного в диссертации подхода на
материале других зарубежных или национальных литератур и дальнейшее соотнесение
полученных результатов с основными выводами настоящего исследования.
Публикации, отражающие основные положения диссертации.
Статьи, опубликованные в ведущих научных рецензируемых журналах,
рекомендованных ВАК:
1. Мильдзихова А.К. Иконическая функция стиховых переносов в немецком
поэтическом тексте (на материале современных свободных ритмов) // Вестник
Кемеровского государственного университета. – № 4 (60). Том 1. – 2014. – С. 178-182.
2. Мильдзихова А.К. Синтаксический повтор как проявление репетиционной
иконичности в стихе // «Современные проблемы науки и образования». – 2015. – № 1;
URL: http://www.science-education.ru/121-17581.
3. Мильдзихова А.К. Лаконичность поэтической речи как характерная черта
идиостиля Х.М. Энценсбергера // Вестник Северо-Осетинского государственного
университета имени К.Л. Хетагурова. Общественные науки. № 4. 2013. – С. 260-263 (в
соавторстве).
4.
Мильдзихова А.К. Свободные ритмы ХХ – начала XXI века как адекватная форма
отражения изменившегося образа мира в сознании художника слова (на примере анализа
стихотворений Х.М. Энценсбергера «Wortbildungslehre» и «Sommergedicht») // Вестник
Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. – № 1. Том 20. 2014. – С.
134-137 (в соавторстве).
Статьи по теме диссертации, опубликованные в других научных изданиях:
5. Мильдзихова А.К. Звуковая организация немецких свободных ритмов (на
материале стихотворных произведений Х.М. Энценсбергегра) // Иностранные языки:
лингвистические и методические аспекты: Сб. науч. тр. Вып. 23. Тверь, 2013. – С. 133-137.
6. Мильдзихова А.К. Иконичность синтаксиса в поэтическом тексте (к вопросу о
семиотической специфике современного стихотворения) //Актуальные проблемы филологии и
педагогической лингвистики: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 16. – Владикавказ, 2014. – С. 301-307.
Работы, опубликованные в материалах научных конференций:
7. Мильдзихова А.К. Диаграмматическая иконичность в поэтическом тексте //
Центр гуманитарных исследований «Социум»: Материалы Международной научнопрактической конференции «ХХІ международная конференция, посвященная проблемам
общественных наук». – М., 2014. – С. 96-98.
27
bis zu tausend km/h Windgeschwindigkeit
und verdammt viel Methan
in der Armosphäre)41.
Приведенные фрагменты иллюстрируют использование автором номинативных
конструкций, которые способствуют созданию некоторой отвлеченности изображения. С
другой стороны, благодаря бессоюзному перечислению существительных (“Hunger“,
“Mord“, “Totschlag“), субстантивному словосочетанию („der reinste Rosenhag“), а также
оформленному в виде парентезы второму перечислительному ряду (“Grad Celsius“,
“Windgeschwindigkeit“, “Methan“) возникает вполне конкретная картина, воспроизводящая
условия жизни на Земле и на планете Нептун. Употребление Х.М. Энценсбергером
номинативных предложений с характерной для них эллиптичностью служит структурным
эквивалентом мотивов «бедствия, гибели, отсутствия жизни». Эллипсис глаголов
поддерживается рядом других манифестаций “пустоты” на других уровнях в этих частях
стихотворения, в частности, на графическом уровне – отсутствием знаков препинания
внутри перечислительных рядов. Следовательно, иконичность отсутствия как один
подвидов образной иконичности репрезентриуется на синтаксическом уровне организации
поэтического текста с помощью эллиптических конструкций.
Итак, иконичность синтаксиса в современном стихотворном тексте создается за
счет особых форм синтаксической экспрессии (перечислительных рядов, обособлений,
парентетических внесений, эллиптических, бессказуемных,
парцеллированных
конструкций), иконически кодирующих описываемую реальность, а также за счет
различных видов синтаксических повторов (полных и вариативных), представляющих
репетиционную иконичность в рамках современного поэтического дискурса.
В Заключении подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейшего изучения
линнгвосемиотической специфики поэтического дискурса.
В рамках предпринятого исследования был рассмотрен феномен иконичности в
современном стихотворном тексте на материале немецких свободных ритмов.
Комплексный анализ свободных ритмов, проведенный с позиций лингвопоэтики и
семиотики, подтвердил выдвинутое в качестве исходной гипотезы предположение о
компенсирующей роли иконических знаков в рамках современного поэтического дискурса.
Процесс иконизации, наблюдаемый на разных уровнях организации стихотворного текста,
иллюстрирует тенденцию к семиотизации современного стихотворения, подтверждая тем
самым действие «закона компенсации» в стихе.
На основании проанализированного языкового материала представляется возможным
утверждать, что поэтический текст, лишенный вторичных стихообразующих признаков,
является в достаточной степени иконичным. Современные свободные ритмы с характерным
для них стремлением к семиотизации являются способом выражения соответствующего духу
времени особого мироощущения художников слова. Иконичность, представленная в
современном стихотворном тексте двумя основными видами: образной и диаграмматической,
манифестируется на всех уровнях организации поэтического текста, но особенно наглядно –
на графическом уровне. Об этом свидетельствуют результаты анализа частотности
употребления стиховых переносов в свободных ритмах новейшего времени.
Проведенное исследование не может претендовать, разумеется, на исчерпывающую
полноту. Отдельные проблемы, обусловленные многоаспектностью феномена иконичности,
Общая характеристика работы
Степень научной разработанности проблемы, научная новизна и актуальность
исследования. Реферируемая диссертация посвящена феномену иконичности
современного стихотворного текста.
В последнее время интерес исследователей к языку современной поэзии неуклонно
возрастает. Согласно емкому и в то же время точному определению, данному Ю. Кристевой,
поэтический язык является бесконечным кодом, функционирующим «в динамическом
процессе, в ходе которого знаки обогащаются значением или меняют его. Литературная
практика – это освоение и выявление возможностей, заложенных в языке, это динамическое
начало, нарушающее инерцию языковых привычек и дающее лингвисту возможность изучить
значения знаков в их становлении. Поэтический язык – это диада, неразрывно связанная как с
законом, так и с его нарушением»1. Таким образом, Ю. Кристева акцентирует творческий
потенциал, a priori заложенный в языке поэзии.
Проблема творческого начала в языке интересует ученых со времен Гумбольдта. Лингвисты
усматривают его во внутренней форме языка и обращаются в этой связи к анализу поэзии,
поэтического текста, поэтического дискурса. При этом понятие дискурса становится одним из
ключевых в современной лингвистике. По мысли Н.Д. Арутюновой, дискурс – это речь,
«погруженная в жизнь»2. Что касается поэтического дискурса, то он понимается в современной
науке как совокупность создаваемых по определенным правилам стихосложения художественных
текстов, особенности которых обусловлены одновременно объективной действительностью и
картиной мира художника слова. Речь идет при этом об эстетически преобразованном внутреннем
мире автора, образно воспроизведенном в тексте и субъективно отражающем мир реальный3.
Поэтический дискурс сегодня осознаётся как самостоятельный тип дискурса. «С
позиций дискурсивного осмысления поэзия представляет собой общение особого рода,
насыщенное глубинными эмоциональными переживаниями и выражаемое в эстетически
маркированных языковых знаках»4. Следует подчеркнуть, что современный поэтический
дискурс вырабатывает собственные правила и закономерности, по которым строится
«возможный (альтернативный) мир» (термин Ю.С. Степанова).
Исследователи отмечают в этой связи усилившуюся в современной поэзии, в том
числе немецкоязычной, тенденцию к семиотизации стиховых явлений5, в рамках которой
разноуровневые элементы стиховой системы (фоника, графика, орфография, синтаксис)
приобретают иконическую функцию.
Особенно явно эта тенденция прослеживается в свободных ритмах,
представляющих собой свободный стих немецкого типа. Исходя из общепризнанного
положения, что всякий дискурс есть код, можно утверждать, что свободные ритмы, будучи
стихами, свободными от метрических, рифменных и строфических ограничений, и
характеризующиеся затемненным смыслом и усложненной формой, представляют собой
код усложненного типа. При этом в стихе, игнорирующем строгие правила стиховой
конвенции, происходит снижение семиотической конвенциональности за счет увеличения
степени иконичности подобного типа поэтического текста6.
1
Когда речь заходит о наших бедах - / голод гибель убийства и тому подобное - / согласен! Сумасшедший дом! ... чистый
розарий / по сравнению с Нептуном, (минус двести двенадцать градусов по Цельсию, / скорость ветра до тысячи км/час / и
чертовски много метана / в его атмосфере). (Перевод В. Куприянова)
Кристева Ю. К семиологии параграмм //Избранные труды: Разрушение поэтики. М., 2004. С.195 – 198.
Арутюнова Н.Д. Дискурс //Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С.136–137.
3
См.: Сборошенко К.В. Индуктивная и дедуктивная метафорические модели в итальянском поэтическом дискурсе.
Челябинск, 2008. С.148.
4
Карасик В..И. Языковые ключи. М., 2009. С.326.
5
Фатеева Н.А. Основные тенденции развития поэтического языка в конце ХХ века. М., 2001. С.419.
6
Дреева Дж. .М. Поэтическая картина мира и феномен свободных ритмов в немецкоязычной поэзии XVIII – XXI вв.: генезис,
становление, языковые особенности: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2012. С.36.
26
3
41
2
Особая художественная информация, носителем которой является всякий
поэтический текст, в свободных ритмах выражается с помощью целого ряда языковых
инноваций, в том числе и элементов паралингвистической семиотики. Поэтический текст,
свободный от метрических, рифменных и строфических ограничений, функционирует как
сложный семиотический объект; он строится с помощью «кодовых систем, полемически
заостренных против кодов, на основе которых создавались произведения прошлого»7.
Вышесказанное может служить достаточным обоснованием актуальности выбора
темы, которая предполагает комплексное рассмотрение феномена иконичности в
свободных ритмах современных немецкоязычных авторов с использованием
категориального аппарата лингвистики, в частности, с применением лингвопоэтического,
а также элементов лингвосемиотического анализа. Актуальность темы исследования
обусловлена также необходимостью осмысления сущности мотивированности языковых
знаков разноуровневой отнесенности, их функционального потенциала в зависимости от
типа текста, в котором они употребляются.
Следует подчеркнуть, что понимание языка как знаковой системы, сформированной по
законам семиозиса, в последнее время все чаще привлекает внимание исследователей. Любая
знаковая система является, как известно, информационной системой, обладающей
определенным эвристическим потенциалом.
Что касается семиотической интерпретации художественного текста, то эта проблема
активно разрабатывалась в трудах отечественных ученых - Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана,
В.Н. Топорова, Б.А. Успенского, Т.В. Цивьян и др. Согласно точке зрения этих исследователей,
художественный текст представляет собой обобщенную модель мира, отражающую
особенности мироощущения художника слова, его философские, эстетические, религиозные и
морально-этические взгляды, и манифестируемую в художественном произведении с
помощью системы знаков, символов, кодов и т.д. Поэтому интерпретация произведения есть
проникновение в картину мира поэта, состоящую из разных структурных уровней - от понятий
и образов до мотивов, сюжетов, тем. Эти положения являются в настоящее время
общепризнанными в лингвосемиотике и лингвопоэтике и рассматриваются в качестве
основополагающих для проведения дальнейших изысканий в намеченном направлении.
С учетом всего вышесказанного можно утверждать, что лингвосемиотический подход к
описанию иконических принципов языкового означивания в поэтическом тексте,
составляющий фокус настоящего диссертационного исследования, с привлечением элементов
лингвопоэтического анализа организации дискурса, в данном случае - поэтического дискурса,
является весьма актуальным и достойным внимания исследователей.
Итак, в работе предпринимается попытка по возможности всесторонне исследовать
явление иконичности на разных уровнях организации стихотворного текста на материале
современной немецкоязычной поэзии. Системное описание явления иконичности будет
способствовать, как представляется, более глубокому пониманию организации современного
поэтического дискурса и его влияния на реципиента, а также внесет значительный вклад в
решение вопроса о семиотической специфике современного стихотворного текста.
Объектом предпринятого исследования является современный поэтический дискурс,
представленный немецкими свободными ритмами. Предметом анализа выступают языковые
единицы и элементы стиховой системы, участвующие в организации иконического
кодирования в современном стихотворном тексте.
Цит. по: Гречушникова Т.В. Структурно-семиотические характеристики экспериментального поэтического текста:
Дис. … канд. филол. наук. Тверь, 2006. С.6.
неизменной и поэтому незыблемой. Это тематическое постоянство манифестируется с
помощью рассматриваемого вида иконичности, иными словами, мотив «неизменности»
акцентируется на синтаксическом уровне организации поэтического текста многократным
повтором синтаксической структуры, что становится еще более очевидным, если
синтаксические отношения членов предложения внутри каждой из повторяющихся
параллельных конструкций в приведенных строфах выразить с помощью формул:
(1) Adv/Zeit+P+ S+ Adv/Ort +Adv/АW+ O
(2) Adv/Ort+ P+ S+ Adv/Ort +Adv/АW+ O
(3) Adv/Ort+ P+ S+ Adv/Zeit+Adv/АW+ O
(4) Adv/АW+ P+ S+ O
(5) Adv/Ort+ P+ S+ O,
где S – подлежащее, Р – сказуемое, Adv/Ort – обстоятельство места, Adv/AW –
обстоятельство образа действия, Adv/Zeit – обстоятельство времени, О – дополнение.
Члены вариативного дистантного синтаксического параллелизма присутствуют в
разных вариациях в каждой из пяти строф стихотворного произведения, связывая его
композиционно воедино и иконически выражая основной мотив стихотворения. Таким
образом, с помощью синтаксических повторов (полных и вариативных),
репрезентирующих репетиционную иконичность в поэтическом тексте, тематизируется
идея стихотворения, и, благодаря повтору, эта тема или идея приобретает зримые
очертания. Различные виды синтаксического параллелизма, участвуя в структурносмысловой организации поэтического высказывания и, привлекая внимание реципиента к
важным в смысловом отношении элементам, способствуют обогащению смыслового
содержания текста, созданию у рецепиента более глубокого понимания смысла
поэтического произведения и восприятия авторской интенции.
Подпараграф 3.4.5. «Эллипсис как иконический знак. Иконичность отсутствия»
посвящен анализу еще одного подвида образной иконичности, выделяемого в рамках
реферируемой диссертации наряду со звуковой иконичностью и обозначаемого как
иконичность отсутствия. Иконичность отсутствия предполагает, что отсутствие какоголибо явления или объекта действительности выражается отсутствием языкового знака,
потенциально его выражающего.
Как свидетельствует анализ фактического материала, в свободных ритмах
новейшего времени данный подвид образной иконичности проявляется в широко
распространенных эллиптических конструкциях, отражающих тенденцию к лаконичности
лирического стиля в современной немецкоязычной поэзии. В таких случаях речь идет о
знаках, форму которых воспринимать нельзя. А поскольку отсутствие формы и есть знак, а
именно - знак того, что отсутствует значимый элемент системы, называемый в семиотике
нулевым знаком, эллипсис следует рассматривать в качестве нулевого иконического знака.
Так, в стихотворении Х.М. Энценсбергера «Astronomische Sonntagspredigt»
(«Воскресная проповедь астронома») иконический эффект наблюдается прежде всего в
соответствии многочисленных синтаксических остановок, достигаемых с помощью
номинативных предложений, теме «беда, голод, гибель, смерть»:
Wenn von unserm Elend die Rede geht Hunger Mord Totschlag etcetera –
Einverstanden! Ein Irrenhaus!
<…>
der reinste Rosenhag,
im Vergleich zum Neptun
(minus zweihundertzwölf Grad Celsius,
4
25
7
воссоздается эффект «замедленного кадра» и выделяются наиболее существенные детали
изображаемой картины, как в следующем фрагменте из стихотворения Михаэля Крюгера
«гороскоп» (“horoskop”):
<…>
Oder er hat sich für immer verloren.
Das bin ich, hier, mitten unter den Sternen40.
Таким образом, обособления и парцеллированные конструкции – выступают в
современных свободных ритмах в роли иконических знаков, функция которых направлена
на
конкретизацию изображаемых картин внешнего мира, т.е. внеязыковой
действительности. Парцелляции могут имитировать эффект последовательности, а также
неожиданности наступления паузы описываемого в стихотворении действия.
Предметом анализа в подпараграфе 3.4.3. «Парентеза как иконический знак.
Иконичность выделенности» являются парентетические внесения, рассматриваемые в качестве
иконических знаков, манифестирующих иконичность выделенности как один из подвидов
синтаксического иконизма в рамках поэтического дискурса. Парентетические внесения
(«вставочные конструкции», согласно терминологии О.Г. Ревзиной) основаны на нарушении
целостности синтаксической единицы – предложения – путем внесения в его состав
инородных компонентов – слова, словосочетания или другого предложения. Считается, что
появление и распределение парентетических конструкций в тексте определяется
прагматическими факторами коммуникации, следовательно, парентеза может рассматриваться,
с точки зрения автора реферируемой диссертации, как один из способов иконической
манифестации смещения прагматического акцента в пределах стихового высказывания.
Поскольку нарушение линейного порядка следования речевых форм связано с
авторской интенцией выделения степени важности информации, то парентезу следует
отнести к иконичности выделенности, одной из разновидностей диаграмматического
иконизма на уровне синтаксиса. Парентеза иконически подчеркивает значимость тех
или иных частей высказывания, наиболее важных с точки зрения автора поэтического
сообщения, эксплицируя отношение адресанта к сообщаемому. Таким образом,
парентетические внесения могут выступать в современных свободных ритмах в качестве
иконического указателя степени важности информации, вызывая у реципиента
соответствующую ассоциативную реакцию.
В подпараграфе 3.4.4. «Синтаксический повтор как проявление репетиционной
иконичности», в соответствии с поставленными в работе задачами, анализируется синтаксический
повтор с точки зрения выполнения им иконической функции, а именно - как один из способов
проявления репетиционной иконичности. Репетиционная иконичность основана на том, что
повторение форм отражает повторение опыта либо его множество и, как правило, получает
выражение в различных видах повторов (редупликации) и синтаксического параллелизма.
В качестве одного из анализируемых стихотворных произведений приводится
стихотворение Х.М. Энценсбергера «küchenzettel» («меню»), ровная тональность которого
создается многократными повторами лексем и синтаксических конструкций на лексическом и,
соответственно, на синтаксическом уровнях организации стихотворного текста. В каждой из
первых трех строф стихотворения изображается конкретная и одинаковая «мирная» картина,
воспроизводящая обычную домашнюю обстановку. Благодаря простому бессоюзному
перечислению «ключевых слов», выраженных сложными именами существительными
(“milchkanne“, “zwiebelbrett“, “katzenteller“, “brotkorb“), а также повтору субстантивого
словосочетания („die offene Küchentür“) изображаемая идиллическая картинка представляется
Исходной для исследования принципов иконического функционирования языковых
знаков в пространстве поэтического дискурса явилась научная гипотеза о том, что в основе
иконического означивания в языке лежит механизм подобия как основополагающий
принцип когнитивных процедур.
Следует также указать, что одним из базовых теоретичесих положений для предпринятого
исследования явилось суждение Ю.М. Лотмана о том, что «движение стиха подчиняется закону
введения максимальных ограничений и последующего их “расшатывания”»8. Причем
«максимальное “расшатывание” запретов на одном уровне сопровождается максимальным
соблюдением их на другом», – считает Ю.М. Лотман9. Таким образом, ученый постулирует
наличие в самой природе стихотворного текста некоего «принципа равновесия». Согласно
данному принципу, в свободном стихе, т.е. стихе, в котором отсутствуют вторичные
стихообразующие признаки – рифма и твердо фиксированная метрическая схема,
обнаруживаются средства разноуровневой принадлежности, компенсирующие отсуствие
названных признаков и поддерживащие версификационный статус подобного типа стиха10.
В соответствии с приведенными суждениями, а также с учетом специфики материала
настоящего исследования общая гипотеза реферируемой диссертации была сформулирована
следующим образом: отсутствие вторичных стихообразующих признаков (рифмы и твердо
фиксированной метрической схемы) в свободных ритмах компенсируется иконическими
средствами разноуровневой принадлежности, поддерживающими версификационный статус
подобного типа стиха и отражающими процесс семиотизации современного стихотворного текста.
Согласно исходной рабочей гипотезе предпринятого исследования, к подобным
средствам следует отнести иконичность поэтического текста в целом и некоторые ее
виды, в частности, например, наряду с графическими и ритмико-синтаксическими
средствами, звуковые повторы, придающие стихотворному тексту благозвучие и гармонию
и выполняющие таким образом в подобных стихах не только функции создания эвфонии и
текстовой связности, но и компенсирующую функцию.
Таким образом, целью реферируемой диссертации, посвященной рассмотрению
иконического потенциала средств разноуровневой принадлежности в стихотворном тексте,
является, прежде всего, изучение иконической функции фонемных созвучий, графики, техники
монтажа, синтаксических явлений в поэтическом тексте. Поэтический текст понимается при
этом как произведение искусства, создаваемое в результате творческой деятельности и
представляющее собой фрагмент действительности, преобразованный поэтом в соответствии с
особенностями его картины мира (поэтической картины мира художника слова).
Следовательно, поскольку материалом исследования послужили поэтические
произведения немецкоязычных поэтов современности, написанные свободными ритмами, то
иконические средства рассматриваются также в качестве компенсирующего фактора,
поддерживающего в условиях отсутствия рифмы и метра версификационный статус свободного
стиха. Таким образом, исходной для настоящего исследования явилась установка, что
иконичность в анализируемом типе дискурса демонстрирует, предположительно, не только
индивидуально-авторские пристрастия в использовании перечисленных средств, но и отражает
особенности их употребления в качестве компенсирующего средства в свободном стихе.
Итак, цель предпринятого исследования состоит в описании специфики иконического
кодирования в структуре стихотворного текста (на материале немецкоязычной поэзии).
8
Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Л., 1972. С.95.
Там же. С.95.
10
Дреева Дж.М. Поэтическая картина мира и феномен свободных ритмов в немецкоязычной поэзии XVIII – XXI вв.: генезис,
становление, языковые особенности: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2012. С.8.
9
40
Или себя навеки потерял. / И это я, под звездами, здесь и сейчас. (Перевод В. Куприянова)
24
5
Исходя из цели, в работе решаются следующие задачи:
1) обзор теоретических источников и различных точек зрения на знаковую
природу языка;
2) описание принципов иконизма на разных уровнях организации современного
стихотворного текста;
3) выявление наиболее частотных форм организации иконического означивания в
анализируемом типе дискурса;
4) анализ иконичности языковых средств поэтического синтаксиса (на материале
современных свободных ритмов).
Язык современных свободных ритмов был выбран в качестве объекта исследования
механизмов иконического означивания, исходя из того, что, во-первых, свободные ритмы
– явление малоисследованное с лингвопоэтической и – тем более – с лингвосемиотической
точек зрения, и, во-вторых, в них обнаруживается закономерность максимально отражать
объективную реальность.
Теоретическая база исследования представлена следующими работами: 1) в области
теории стиха: фундаментальными трудами отечественных ученых-стиховедов М.Л. Гаспарова,
В.М. Жирмунского, Л.И. Тимофеева, Б.В. Томашевского, Ю.Н. Тынянова; работами немецких
ученых-теоретиков стихосложения (E. Arndt 1968, A. Heusler 1951, Ch. Hönig 2008, F.G. Jünger
1966, W. Kayser 1960, 1965, B. Nagel 1989), 2) в области семиотического подхода к языку:
исследованиями Ч.С. Пирса (1983, 1999, 2000), Ф. де Соссюра (1977, 1990), Ч.У. Морриса (1983,
2005), Р. Якобсона (1983, 2005), Р. Барта (2000), У. Эко (1998); Ю.М. Лотмана (2001), Т. Гивона
(1985), Ю.С. Степанова (1983), Е.С. Кубряковой (1994), К.Я. Сигала (1997) и др.; 3) в области
лингвопоэтики и языка поэзии: работами О.В. Александровой (1984), Е.Б. Борисовой (2010),
В.П. Григорьева (1977), Л.В. Зубовой (1999), Н.А. Кузьминой (2007), Д.М. Магомедовой (2004),
Л.А. Ноздриной (2004), О.Г. Ревзиной (1990, 1998), Н.А. Фатеевой (2001); 4) в области теории
дискурса: исследованиями Т. Ван Дейка (1989, 1998), Н.Д. Арутюновой (1990), Е.А Гончаровой
(2012), В.И. Карасика (2009), К.В. Сборошенко (2008) и др.
Материалом исследования послужили поэтические произведения современных
немецкоязычных поэтов, написанные свободными ритмами. Под современностью в данном
исследовании понимается период с середины XX века до наших дней. В общей сложности
проанализировано около 120 стихотворений (примерно 1800 стихотворных строк) 9
авторов: Ханса Магнуса Энценсбергера (род. в 1929 г.), Герхарда Фалкнера (род. в 1951
г.), Вальтера Тюмлера (род. в 1955 г.), Михаэля Крюгера (род. в 1943 г.), Михаэля Лентца
(род. в 1964 г.), Томаса Клинга (род. в 1957 г.), Ульфа Штольтерфота (род. в 1963 г.),
Хендрика Джексона (род. в 1971 г.), Штеффена Поппа (род. в 1978 г.).
В работе в русле когнитивного и структурного подходов используются следующие
методы исследования: гипотетико-дедуктивный метод, метод лингвистического
описания, сравнительно-сопоставительный метод, структурный анализ и элементы
статистического анализа.
Научная новизна исследования состоит в системном анализе выявленных
иконических средств языкового означивания в рамках современного поэтического
дискурса, представленного немецкими свободными ритмами. К новым результатам,
полученным автором работы, можно отнести следующие:
1) выявление действия принципов близости, количества и последовательного
порядка в синтаксической организации стихотворного текста;
2) разработка классификации видов иконичности в стихотворном тексте по типу
иконического знака и описание средств их репрезентации в свободных ритмах;
ритмах с достаточной степенью очевидности. При этом каждый из выделенных подвидов
имеет свой способ языковой манифестации в поэтическом тексте.
В подпараграфе 3.4.1. «Перечисления как манифестация иконичности смежности»
рассматривается первая из четырех разновидностей иконичности синтаксиса –
иконичность смежности, которая заключается в том, что формы, находящиеся в тесной
семантической, функциональной и когнитивной связи, располагаются близко друг к другу
в пределах перечислительного ряда и, наоборот, чем больше концептуальная,
семантическая и функциональная дистанция между языковыми формами, тем дальше они
располагаются друг от друга в языковой цепи:
<…>
außerdem besitze ich
Kommentar, Kritik und Hermeneutik
zu Gelächter, Tränen und Exzessen
en masse
<…>39
Фрагмент из стихотворения Герхарда Фалкнера «Библиотека» („Bibliothek“)
демонстрирует анализируемый принцип иконичности, когда близкие по семантике
однородные члены предложения (Kommentar, Kritik и Gelächter, Tränen), образуя
перечислительные ряды, располагаются в непосредственной близости друг к другу, будучи
связаны бессоюзной связью, в то время как каждая из более отдаленных в семантическом
плане лексем замыкает соответствующую перечислительную цепочку (Hermeneutik и
Exzessen) и отделяется союзом „und“.
На основании анализа собранного фактического материала делается вывод, что
однородные члены предложения в современном стихотворении иконически манифестируют
специфику логики человеческого мышления, заключающуюся в стремлении передавать и
воспринимать информацию в порядке, основанном на признаке семантической близости и
значимости информации. Теория иконичности позволяет проследить, каким образом
синтаксические структуры (в данном случае – образуемые однородными членами предложения и
выраженные, как правило, субстантивными словоформами перечисления) имитируют
вымышленную реальность в поэтическом дискурсе и участвуют в создании поэтических образов.
В подпарагафе 3.4.2. «Обособления и парцелляция как иконическая репрезентация
физической реальности. Иконичность последовательности» внимание сконцентрировано
на способах иконической репрезентации физической реальности, в частности, выявляются
примеры иконической манифестации движения и взаимодействия объектов в стихотворном
тексте. Таким образом, предпринимается попытка анализа синтаксических средств
иконического кодирования дискретности или непрерывности движения, т.е. наличия или
отсутствия пауз в ритмическом рисунке стихотворения.
Наиболее часто в современных свободных ритмах встречается имитация пауз в
действиях, нарушения плавности движения. Структурно это выражается при помощи таких
выразительных синтаксических приемов, как обособления и парцелляции, которые
вызывают смену ритма в стихотворном произведении посредством внесения
прерывистости в интонационный рисунок стиха. Запятые, обозначающие паузы, нарушают
единый ритмический контур предложения, стих «рвется», дробится на части, и действия,
выраженные предложением, воспринимаются не как единое событие, а как
последовательность отдельных событий. Так, благодаря обособлениям иконически
6
23
39
кроме того, у меня / комментарий, критика и герменевтика / к смеху, слезам и эксцессам / масса всего<…>
(Перевод С.Бирюкова)
посредством нарушения тесных связей между компонентами сложных слов и их последующей
рекомбинации появляются самые неожиданные варианты сочетаний прилагательных: «tot», «blind»,
«krank», «wund», «wais», «irr(e)», «fremd» и существительных: «hemd», «hund», «kasse», «wäscher»,
«haus», «wärter», «heim», «lied». При этом совершенно не учитывается семантический потенциал
вовлеченных в виртуозную языковую игру словесных единиц и их лексическая сочетаемость. Так,
вследствие нарушения привычных сочетаний слов и их последующей транспозиции возникают
абсолютно новые, непривычные, смысловые связи и ассоциации, увеличивающие содержательный
потенциал поэтического текста и отражающие непостижимость внешнего мира.
В подразделе 3.3.2.3. «Цитатный («документальный») монтаж в творчестве Х.М.
Энценсбергера» речь идет об измененном характере монтажной техники Х.М.
Энценсбергера, применяемом им в более поздних стихотворениях, когда монтажное
стихотворение возникает не из культа слова и не благодаря виртуозной игре со словом, а
на основании анализа и оценки документального материала. При этом исследователи
указывают на принципиальное отличие цитатного монтажа, например, в «Летнем
стихотворении» (“Sommergedicht”) (1971), от монтажа, характеризующего ранние
стихотворения Х.М. Энценсбергера. Цитатный монтаж сочетает документальные и
исторические реминисценции с гротеском и эпатажем.
Анализ эмпирического материала - стихотворения “Sommergedicht”, написанного по
типу пастиша (<фр. pastiche: пародия, подражание, стилизация, от итал. pasticco - опера,
составленная из отрывков других опер; попурри, стилизация) и представляющего собой
коллаж цитат из произведений известных поэтов, философов, политических деятелей, а также
баллад, входящих в сборник «Mausoleum» («Мавзолей») (1975), а также отрывков из поэмы
„Untergang der Titanik“ («Гибель “Титаника”») (1978) - свидетельствует о высоком уровне
владения Х.М. Энценсбергером техникой монтажа, позволяющем ему сохранять в
свободных ритмах, несмотря на отсутствие в них рифмы, регулярного метра и строфики,
такие ключевые качества поэтического текста, как цельность и связанность и, тем самым,
поддерживать их стиховой статус. Благодаря технике документального монтажа,
используемого в качестве иконического знака, манифестирующего нелинейность и
неоднозначность объективной реальности, рождаются новые смыслы, способствующие
увеличению смыслового потенциала поэтического произведения.
Таким образом, монтажная лирика, иконически манифестируя соответствие хаосу
реальной действительности, отражает поэтическое видение дисгармоничности мира.
Вследствие игнорирования лексической сочетаемости слов, разрыва привычных
контекстуальных связей и последующей перестановки лексических единиц возникают
непредсказуемые смысловые связи, представления и ассоциации, расширяющие смысловые
границы поэтического текста и отражающие парадоксальность объективной реальности.
В параграфе 3.4. «Иконичность синтаксиса» резюмируются наблюдения, сделанные в
ходе анализа иконической специфики поэтического синтаксиса. Иконичность синтаксиса
является ярким проявлением диаграмматического иконизма в исследуемом типе дискурса.
Считается, что на уровне синтаксиса иконичность, кодируя дискурсивно-прагматическую
функцию, присутствует наименее очевидным и наиболее абстрактным образом38. Однако, как
свидетельствуют результаты анализа, представленного в данном параграфе, иконичность
синтаксиса стихотворной речи, подразделяемая в реферируемой диссертации на четыре
подвида: иконичность смежности, иконичность последовательности, иконичность
выделенности и репетиционная иконичность, репрезентируется в современных свободных
38
Вильчикова Е.В. Когнитивные основы иконического кодирования в медиадискурсе (на материале английского и
нидерландского языков): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Кемерово, 2013. С.11.
22
3) рассмотрение композиционного принципа монтажа в качестве иконического
знака, репрезентирующего структурную иконичность как один из видов
диаграмматического иконизма в стихотворном тексте;
4) выявление и анализ компенсирующей функции иконических средств
разноуровневой принадлежности (стиховых переносов на графическом уровне, звуковых и
синтаксических повторов на фонологическом и, соответственно, синтаксическом уровнях
организации текста) в свободном стихе, подтверждающих версификационный статус
подобного типа стиха.
Характеризуя значимость предпринятого исследования, следует отметить
разноплановый характер новизны поставленных в нем проблем.
Во-первых, новизна обусловлена выбором объекта исследования - немецкого
свободного стиха.
Во-вторых, новизной отличается и комплексный подход к анализу и описанию
феномена иконичности в стихотворном тексте, сочетающему в себе изучение стихотворного
текста с точки зрения поэтики, лингвистики (фонетических, семантических, синтаксических,
прагматических аспектов) и семиотики.
В-третьих, новизна данного исследования определяется тем фактом, что в ходе
изучения способов иконического означивания в поэтическом дискурсе на материале немецких
свободных ритмов были получены дополнительные доказательства, подтверждающие наличие
выявленной лингвистами ранее иконичности как принципа означивания, находящего свое
отражение также в поэтическом дискурсе.
Результаты диссертации отражены в основных положениях, выносимых на
защиту:
1. Поэтический текст, иконически кодирующий объективную действительность,
представляет собой сложный знак, репрезентирующий средствами языка особенности
индивидуально-авторской, поэтической картины мира. Современные свободные ритмы с
характерным для них стремлением к семиотизации являются способом выражения
соответствующего духу времени особого мироощущения художников слова.
2. Иконичность в поэтическом дискурсе целесообразно дифференцировать по типу
иконического знака, в котором она получает реализацию; в соответствии с этим в
свободных ритмах различаются два основных вида иконичности: образная и
диаграмматическая.
3. Образная иконичность представлена в современном стихотворном тексте, лишенном
рифмы и метра, двумя подвидами: звуковая (включает все виды проявления иконичности на
фонематическом уровне организации поэтического текста) и иконичность отсутствия
(отсутствие какого-либо явления или объекта действительности маркируется отсутствием
языкового знака, потенциально его выражающего), которая манифестируется с помощью
эллиптических конструкций.
4. Диаграмматическая иконичность репрезентируется в современных свободных
ритмах сравнительно большим количеством разновидностей: структурная иконичность,
графическая иконичность и иконичность синтаксиса.
5. В рамках современного поэтического дискурса наблюдается расширение
фукционального потенциала такой традиционной ритмико-синтаксической фигуры, как
стиховой перенос. Enjambements в современных свободных ритмах становятся
иконическим знаком, подчеркивающим на графическом уровне вертикальное измерение
текста и указывающим на его стиховую природу. Таким образом, они приобретают в
условиях отсутствия рифмы и метра ярко выраженную иконичность.
7
6. Структурная иконичность представлена в современном стихотворном тексте
техникой монтажа. Монтажная лирика, характеризующаяся разрушением смысловой
связности и не подчиняющаяся законам линейной когезии и согласования, иконически
манифестирует соответствие хаосу действительности, отражая таким образом поэтическое
видение дисгармоничности мира.
7. Синтаксический иконизм поэтического текста репрезентируется в свободных
ритмах четырьмя подвидами: иконичность смежности, иконичность последовательности,
иконичность выделенности и репетиционная иконичность. Основанный на принципах
близости, количества и последовательного порядка, иконизм синтаксиса создается за счет
особых форм синтаксической экспрессии (перечислительных рядов, обособлений,
парентетических внесений, парцеллированных, эллиптических конструкций), иконически
кодирующих описываемую реальность, а также за счет различных видов синтаксических
повторов (полных и вариативных), поддерживающих ритмичность поэтического текста и
акцентирующих версификационный статус свободных ритмов.
Теоретическая значимость работы состоит в следующем:
1)
диссертация вносит вклад в выявление специфики иконического кодирования
в современном стихотворном тексте, описывая наиболее распространенные иконические
средства языка в структуре немецкоязычного поэтического дискурса;
2)
средства иконизации с опорой на материал современного поэтического
дискурса, выявленные и описанные в работе, могут быть использованы также при
изучении особенностей семиотического означивания в других типах дискурсов.
Результаты
работы
могут
способствовать
дальнейшему
развитию
лингвосемиотической
и
лингвопоэтической
проблематики,
практически
не
разрабатывавшейся в отечественной филологии на материале немецкой лингвокультуры.
Практическая значимость диссертации заключается в возможности
использования результатов работы при подготовке учебно-методических пособий.
Материалы диссертации могут быть включены в курсы по лингвистической поэтике,
лингвосемиотике, интерпретации художественного (поэтического) текста, зарубежной
литературе педагогических вузов и университетов.
Апробация работы. Данное исследование прошло апробацию на заседаниях
кафедры немецкого языка факультета иностранных языков
Северо-Осетинского
государственного университета имени К.Л. Хетагурова, на конференции по итогам НИР
СОГУ за 2013 г., посвященной Дню науки (г. Владикавказ, май 2014 г.), доклад на тему
«Семиотический подход к анализу синтаксиса поэтического текста: иконическое
кодирование реальности (на примере современных свободных ритмов)»; на XХI
Международной конференции, посвященной проблемам общественных наук (г. Москва,
28.06.2014 г.), доклад на тему «Диаграмматическая иконичность в поэтическом тексте».
Основные положения диссертационной работы отражены в 7 публикациях, в том
числе в 4 статьях в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ: «Свободные
ритмы ХХ – начала XXI вв. как адекватная форма отражения изменившегося образа мира
в сознании художника слова» («Вестник СОГУ», № 4, 2013); «Лаконичность поэтической
речи как характерная черта идиостиля Х.М. Энценсбергера» («Вестник КГУ», № 1, 2014);
«Иконическая функция стиховых переносов в поэтическом тексте (на материале
современных свободных ритмов)» («Вестник КемГУ», № 4, 2014); «Синтаксический
повтор как проявление репетиционной иконичности в стихе» («Современные проблемы
науки и образования», РАЕ, № 1, 2015).
Структура и объем диссертации. Композиция работы предопределена ее целями и
задачами. Диссертация объемом 205 страниц (основной текст – 179 страниц), имеет
заключающегося в стремлении с помощью креативного языка отразить контрасты и
несовместимые крайности объективной реальности; во-вторых, как способ кодирования
поэтической информации языковыми средствами разноуровневой принадлежности.
В подразделе 3.3.1.2. «Монтаж как принцип построения поэтического текста»
внимание фокусируется на текстовых потенциях принципа монтажа. Подчеркивается, что монтаж
как принцип построения стихового высказывания заключается в соположении в предельно узком
контексте двух и более словоформ, называющих или описывающих различные, отличающиеся
друг от друга фрагменты действительности. Он является хорошо известным в немецкоязычной
поэзии приемом, активно используемым современными авторами.
Монтаж – это композиционный принцип, с помощью которого создается определенная
форма расположения слов или предложений. Слова или предложения, различные по форме,
значению и происхождению, связываются друг с другом не в соответствии с общепринятыми
языковыми законами, а располагаются в свободном порядке. Таким образом происходит отказ
от реальных связей, существующих в действительности. Действительность разбивается на части
и фрагментарно предстает в стихотворении. Это свидетельствует о том, что принцип монтажа
отказывается от семантической, синтагматической природы текста и является производным
парадигматического эксперимента.
Таким образом, монтажный текст – это текст, характеризующийся разрушением
смысловой связности. Разрушение смысловой связности восходит к эстетическим
интенциям. Содержательная, семантическая деструкция, обусловленная формальным
соположением гетерогенных элементов, порождает у реципиента монтажного текста
чувство удивления, озадаченности и «остраннения» (по В. Шкловскому).
Связность монтажного текста следует реконструировать через сознание
реципиента, она не гарантируется традиционными герменевтическими методами.
Возможность реконструкции открывает многообразие интерпретаций, и именно поэтому
монтажный текст с трудом поддается пониманию. Кроме того, необходимо иметь в виду
переход возможностей интерпретации монтажного текста от эстетики изображения к
эстетике восприятия.
Подпараграф 3.3.2. «Техника монтажа и политическая лирика Х.М. Энценсбергера»
посвящен анализу иконического потенциала техники монтажа в поэзии Х.М.
Энценсбергера, который применяет в своем творчестве словесный и цитатный
(«документальный») виды монтажной техники.
В рамках подраздела 3.3.2.1. «Прием монтажа как манифестация особенностей
поэтической картины мира» на примере лингвопоэтического анализа стихотворений Х.М.
Энценсбергера, написанных свободными ритмами и построенных по принципу монтажа,
демонстрируется наличие корреляционной связи между картиной мира поэта и нетрадиционными
способами и формами художественного изображения действительности. Монтаж, понимаемый в
реферируемой диссертации как композиционный прием, с помощью которого создаются
определенные сочетания, конфигурации из словесного материала, не подчиняющиеся законам
линейной когезии и согласования, рассматривается как иконический знак, отражающий
противоречивость и многообразие объективного мира.
Подраздел 3.3.2.2. «Монтаж как иконический знак. Техника словесного монтажа в лирике
Х.М. Энценсбергера» посвящен подробному анализу техники словесного монтажа в поэтическом
идиолекте Х.М. Энценсбергера. Словесный монтаж представляет собой коллаж разнородных,
вырванных из привычных линейных связей и вновь, как кажется, произвольно соединенных
языковых элементов.
В качестве одного из примеров использования словесного монтажа приводится
стихотворение Х.М. Энценсбергера «теория словообразования» («wortbildungslehre»), в котором
8
21
Enjambement нарушает в приведенном примере теснейшую морфологическую связь
между компонентами слова, графически, т.е. самим своим наличием и необычной формой
эксплицируя семантику глагольной лексемы “verweilen“. Внутрисловный стиховой перенос
«растягивает» глагольную лексему на два стиховых ряда, актуализируя один из
компонентов лексического значения глагола “verweilen“ ииконически изображая сему
«побудить остаться», в данном случае – в пределах одной стихотворной строки.
Таким образом, стиховые переносы обладают в условиях отсутствия рифмы и метра
ярко выраженной иконичностью. Исходя из этого, можно заключить, что наблюдаемая в
новейшей немецкоязычной поэзии тенденция к семиотизации стиховых явлений
подтверждает мысль о важности графического облика современного стихотворного текста.
Без акцентирования графической формы изображения, в частности, посредством стиховых
переносов, стихотворный текст, лишенный вторичных признаков стихотворной формы
речи, перестает быть таковым.
В параграфе 3.3. «Структурная иконичность в поэтическом тексте»
рассматривается выделяемая немецкими исследователями структурная иконичность,
которая относится,
согласно принятой в реферируемой работе классификации, к
диаграмматическому иконизму и манифестируется с помощью широко используемой в
современной поэзии техники монтажа.
Подпараграф 3.3.1. «Техника монтажа в поэзии» посвящен раскрытию сущности
понятия и содержанию композиционного принципа монтажа в поэзии.
В подразделе 3.3.1.1. «К истории возникновения термина и содержанию понятия»
предпринимается экскурс в историю происхождения термина «монтаж», дается его
этимология, раскрывается сущность понятия и содержание метода монтажа, используемого
при построении поэтических текстов.
Метод монтажа, подобный монтированию текста из отдельных смысловых
«кирпичиков», заключается в соединении в рамках единого текстового пространства
несовместимых гетерогенных элементов и характеризуется такими признаками, как
композиция фрагментов, стык неоднородного материала, сдвиг семантических планов. В
соответствии с основной концепцией настоящего исследования, монтаж рассматривается в
работе как закономерное проявление изменившейся в ХХ веке картины мира.
Отсутствие в литературоведении терминологического разделения между понятиями
„монтаж“ и „коллаж“ допускает синонимическое использование в рамках настоящего
исследования обоих терминов, происходящих из предметной сферы объективно существующей
ручной деятельности, ремесла, и в равной степени выражающих таким образом поблекшую
образность. При этом в качестве базисного используется следующее рабочее определение:
монтаж – это составление, в соответствии с авторской интенцией, «единого целого из
отдельных частей, подбираемых по определенной теме или плану»37.
Итак, распространение монтажного принципа в текстах современной литературы,
как и всей культуры в целом, обусловлено формированием новой художественной картины
мира, характеризующейся утверждением нелинейного принципа выражения идеи, смысла,
мысли в художественном дискурсе
и
ощущением необходимости изменения
художественных методов создания и восприятия произведений.
В рамках реферируемой диссертации применяется комплексный лингвосемиотический
подход к изучению монтажа. Он рассматривается, во-первых, как средство отражения в поэзии
новой картины мира, как показатель качественно нового мироощущения художников слова,
следующую структуру: введение, три главы, выводы по главам, заключение. Две первые
главы являются чисто теоретическими, первая из которых содержит краткий анализ причин
возникновения свободных ритмов в немецкоязычной поэзии, вторая посвящена теоретическим
основам исследования. В ней освещается проблема иконичности в свете теории семиозиса и
излагаются основы изучения поэтического текста с точки зрения лингвистической семиотики.
Третья глава, превышающая по объему первые две, является исследовательской, однако
включает в себя также теоретические разделы, представляющие собой обзор работ и
существующих точек зрения по рассматриваемой в ней проблематике. Анализируемые
языковые явления, репрезентирующие иконичность на разных уровнях организации
современного стихотворного текста, освещаются под углом зрения самостоятельных
наблюдений и выводов, однако при этом учитываются результаты научных поисков
отечественных и зарубежных лингвистов и стиховедов. К тексту работы прилагается
библиографический список, список источников анализируемых в работе произведений, а также
список самих анализируемых стихотворных произведений.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается выбор направления, объекта и материала
исследования; раскрываются актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая
значимость работы, определяются основная цель и задачи исследования, формулируются
положения, выносимые на защиту.
Первая глава «Немецкие свободные ритмы» посвящена феномену немецких
свободных ритмов, выступающих в качестве объекта настоящего диссертационного исследования.
В ней дается определение свободных ритмов, содержится экскурс в их предысторию,
анализируются языковые, мировоззренческие и эстетические причины их появления в
немецкоязычной поэзии, устанавливается связь между свободными ритмами новейшего времени
как новой художественной формой и мироощущением современных художников слова.
В параграфе 1.1. «К определению и содержанию понятия» раскрывается сущность
рассматриваемой художественной формы, приводятся дефиниции свободных ритмов,
существующие в немецкой науке о стихе, устанавливается различие между терминами: свободный
стих (верлибр) – вольные стихи – свободные ритмы в немецком и русском стиховедении.
В немецком стихосложении под свободным стихом (верлибром) следует понимать
свободный от равностопности, от метрической предопределенности стих, в котором,
однако, присутствуют такие признаки стихотворной формы речи, как рифма и
чередование ударных и безударных слогов и рифма. Стихи же, имеющие совершенно иное
происхождение, построенные не столь регулярно и лишенные выше указанных признаков,
то есть имеющие не только разное число стоп в ритмическом ряду, но и разное число
слогов в стопе, получили название «Freie Rhythmen» - «свободные ритмы».
В русском стиховедении отсутствуют работы, где данная форма явилась бы
предметом детального и обстоятельного изучения. В немецкой науке о стихе, напротив,
существует ряд специальных исследований, посвященных подробному изучению данной
художественной формы. Это работы А. Гольдбека-Леве (A. Goldbeck-Loewe, 1891), А.
Клосса (A. Closs, 1947), В.Х. Рая (W.H. Rey, 1978), Х.-Дж. Фрая и О. Лоренца (H.-J.Frey,
O. Lorenz, 1980), Б. Нагеля (B. Nagel, 1989). К. Хениг, представитель молодого поколения
немецких ученых-стиховедов, считает, что
немецкие свободные ритмы являются
единственным новшеством в области «уходящего корнями в глубокую древность
искусства стихосложения», изменившее и обогатившее мировую поэзию с середины XVIII
36
Птиц не перебивай… / если бы мог / ты побыть У / ворот Руки / <…> (Перевод Г. Айги-Куборской)
Ефремова Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка: в 3 томах. М., 2006. С.168.
37
20
9
века,11 и характеризует их как стихи, в которых отсутствует рифма и которые не следуют
твердо фиксированным метру и строфике.
В реферируемой диссертации под свободными ритмами понимаются нерифмованные
стихи, лишенные твердо фиксированной, определенной правилами стиховой конвенции
метрической константы, т.е. стихи, в которых отсутствуют вторичные системообразующие
признаки стихотворной формы речи — метр и рифма. Таким образом, свободные ритмы — «это
нерифмованные стихи, разделенные, согласно авторской интенции, на стихотворные строки,
корреспондирующие между собой, но не обладающие, однако, постоянными признаками
соизмеримости»12.
В параграфе 1.2. «К вопросу о стиховом статусе свободных ритмов» затрагивается
дискуссионный вопрос о статусе данной художественной формы, приводятся точки зрения
немецких и русских стиховедов. В немецком стиховедении существует точка зрения, согласно
которой свободные ритмы оцениваются как форма, не соответствующая критериям стихотворной
формы речи. Так, А. Хойслер ставит под сомнение принадлежность свободных ритомов к
стихотворной форме речи13.
По мнению русских ученых-стиховедов, в частности, Ю.Н. Тынянова, свободный
стих является стихом, существенная особенность которого заключается в наличии в нем
метра не в виде правильной системы, а в виде знака метра, эквивалента метра. Сигналом
ритма, т.е. стиха, в свободном, «несистемном» стихе, согласно терминологии Ю.М.
Тынянова, выступает графика, маркирующая границы метрических единств и
способствующая реализации принципа «единства стихового ряда» в рамках
сформулированного им закона «единства и тесноты стихового ряда»14.
Определяющей для настоящего исследования явилась точка зрения, в соответствии
с которой отсутствие важнейших признаков стихотворной речи – рифмы и метра –
приближает, разумеется, такие стихи к прозе, однако в таких случаях, в силу действия
«закона компенсации» в стихе («принципа равновесия», по Ю.М. Лотману), в поэтическом
тексте обнаруживаются средства на других уровнях организации поэтического текста –
графическом,
фонологическом,
ритмико-синтаксическом,
благодаря
которым
стихотворение сохраняет свой статус. К подобным средствам следует отнести, согласно
гипотезе предпринятого исследования, иконические средства, анализу которых посвящена
практическая глава реферируемой диссертации.
В параграфе 1.3. «Возникновение свободных ритмов в немецкоязычной поэзии»
предпринимается краткий экскурс в историю немецкого стиха. Рассматриваются факторы,
повлиявшие на появление свободных ритмов. Анализируется предыстория возникновения
свободных ритмов в немецкоязычной поэзии, начиная с реформы Отфрида. Приводятся точки
зрения немецких и отечественных стиховедов на процесс перехода германского стиха к
альтернирующему ритму и конечной рифме, в частности, М.Л. Гаспарова, считающего, что
переход к силлаботонике был универсальным «для всех трех ареалов германской словесности»
и указывающего на объективные причины этого процесса15.
Свойственное немецкому языку «корневое» ударение вступало в противоречие с
обязательной конечной рифмой, вследствие чего обнаруживалась нехватка рифмующихся
слов, поэтому одной из предпосылок, постепенно подготавливающих платформу для
11
Hönig Ch. Neue Versschule. Paderborn, 2008. S.113
Дреева Дж.М. Феномен свободных ритмов в немецкоязычной поэзии XVIII – XXI вв.: генезис, становление,
языковые особенности. Владикавказ, 2012. С.215.
13
Heusler A. DeutscheVerskunst. Berlin, 1951. S.27.
14
Тынянов Ю.Н. Проблема стихотворного языка. Статьи. М., 1965. С.57.
15
Гаспаров М.Л. Очерк истории европейского стиха. М., 2003. С.36.
12
10
является такая хорошо известная в стиховедении и лингвопоэтике ритмико-синтаксическая
фигура, как стиховой перенос (фр. – enjambement, от enjamber – перешагнуть, перескочить),
поэтому именно он рассматривается в реферируемой диссертации в качестве знака,
репрезентирующего графическую иконичность в современном поэтическом дискурсе.
Подпараграф 3.2.2. «Иконическая функция стиховых переносов в современном
стихотворном тексте» посвящен анализу иконического потенциала стиховых переносов,
влияющих на графический облик стихотворений, написанных свободными ритмами.
В соответствии с разработанной в ходе предпринятого исследования
классификацией видов иконичности по типу иконического знака, стиховые переносы
рассматриваются в качестве иконических знаков, репрезентирующих один из подвидов
диаграмматической иконичности в поэтическом тексте, а именно - графическую
иконичность. Использование лингвосемиотического подхода в ходе анализа фактического
материала позволил выявить изменение функционального потенциала данной, релевантной
для поэтической речи, ритмико-синтаксической фигуры в рамках современного
поэтического дискурса. Выяснилось, что enjambements в современных свободных ритмах
приобретают функции иконического знака, подчеркивающего вертикальное измерение
текста и указывающего на его принадлежность к стихотворной форме речи.
Результаты исследования свидетельствуют также, что еnjambements в свободных ритмах
новейшего времени наделяются способностью графически маркировать пространственную
семантику локативных глаголов и становятся таким образом иконическим знаком, не только
акцентирующим вертикальное измерение текста и указывающим на его стиховую природу, но и
иллюстрирующим связь между формой и содержанием поэтического высказывания:
1) feldweit, unter Schneezäunen
sinkt sie zurück, in enen Schlaf aus Granit
auch sinkt das Meer, auch sinken
<..>
2) in einem Schneeglas, vor mir
stürzt alles ein, schütteln die Sterne sich
<…>35
Как явствует из приведенного отрывка из стихотворения Штеффена Поппа «Зима,
Иерусалим» (“Winter, Jerusalem“), семантика локативных глаголов zurücksinken, sinken,
einstürzen, (в тексте sinkt zurück, sinkt, stürzt ein) становится ощутимой, «прозрачной»,
благодаря переносам, нарушающим комплетивную синтаксическую связь (между
обстоятельствами места и сказуемыми) в первой и во второй строфах. Так вербальная
иконичность дополняется иконичностью графической.
В современной немецкоязычной лирике наблюдается тенденция ко все более
частому употреблению межслоговых стиховых переносов. При этом еnjambements,
разрывающие связь на уровне морфологических формантов, привносят, согласно точке
зрения автора реферируемой диссертации, в поэтический текст новые дополнительные
коннотации, актуализируя оттенки значений, находящиеся на периферии семантического
потенциала цельной лексемы, как, например, в стихотворении Вальтера Тюмлера:
unterbrich die Vögel nicht…
wenn du verweilen könntest An einer
Toreinfahrt Die Hände<…>36
35
Пройдя по полям, вдоль снежных плетней, / она тонет, во сне камней / тонут моря, тонут также <..>в стакане моем
метет пурга, / мир ложится на дно, сотрясаются звезды<..>(Перевод В. Месяца, Н. Вяткиной)
19
стихе реализуется в первую очередь за счет звуковых повторов, т.е. благодаря системной
повторяемости различных фонем (аллитерации, ассонанса, паронимической аттракции).
Привлечение лингвосемиотического подхода к описанию иконических принципов
языкового означивания в рамках поэтического дискурса позволяет заключить, что
рассмотренные виды звуковых перекличек иконически демонстрируют связь с
тематическим содержанием стихотворения и выступают своеобразными конденсаторами
поэтического смысла стихового высказывания. Иконическая функция фонемных созвучий
рассматривается в реферируемой диссертации в связи с их компенсирующей ролью,
направленной на поддержание ритмичности поэтического текста и акцентирование
стихового статуса свободных ритмов.
Подпараграф 3.1.2. «Звукосимволизм. Ономатопея» посвящен анализу другого яркого
способа проявления иконичности, связанного со звуковой организацией высказывания, в том
числе поэтического, а именно – феномена звукосимволизма. Традиционно различают
первичный звукосимволизм (ономатопея, или звукоподражание) и вторичный звукосимволизм
(звукопись). Насколько позволяет судить анализ, в современном стихотворном тексте в
качестве иконического знака выступает первичный звукосимволизм. В исследуемом
фактическом материале обнаружены примеры как прямого, так и косвенного звукоподражания.
Звукоподражательные слова, выполняющие в поэтическом тексте выразительноизобразительную функцию, представляют собой мотивированные, иконические, языковые
знаки, поскольку их звучание частично предопределено значением слова и они, таким образом,
обладают «внешним» сходством с обозначаемыми объектами.
Однако важное назначение ономатопеи заключается также в создании
определенной ритмики в рамках стихового высказывания. Наличие ономатопей в
поэтическом тексте, лишенном рифмы и не подчиняющемся метрической схеме, создает
определенную ритмичность текста, поддерживая таким образом его стиховой статус.
В параграфе 3.2. «Иконичность графики» анализируется иконический потенциал
графического облика свободных ритмов. Согласно развиваемой в работе концепции, в
современном стихотворном тексте, т.е. в условиях, когда поэты пытаются различными
способами преодолеть однообразие и традиционную неподвижность стиховой формы,
графика становится стиховой доминантой, приобретая иконическую значимость, и сама
нетрадиционная форма стиха наделяется способностью отображать структурные связи и
отношения между явлениями реального мира
В подпараграфе 3.2.1. «Роль графики в пограничных видах стиха» акцентируется
мысль об особой значимости графики в свободных ритмах, считающихся пограничным
явлением между строгим метрическим стихом и прозой. Подчеркивается, что в свободном
стихе возрастает роль особой, стиховой паузировки речи, «однозначно задаваемой автором
с помощью деления текста на строки»32 и фиксируемой с помощью графической записи.
По признанию Ю.М. Лотмана, графическая структура стиха «еще почти не
изучена»33, однако ученый определяет предварительные ориентиры исследования этого
важного аспекта стиховой организации, выделяя графику ритмико-синтаксической
интонации (пробелы, расположение стихов) и графику лексической интонации (шрифты)34.
Одним из средств, с помощью которых акцентируется стиховая паузировка речи и, как
следствие, выделяется характерное для стихотворного текста расположение стиховых рядов,
Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе. М., 2002. С. 323.
Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Л., 1972. С. 272. Вряд ли можно говорить о том, что исследования,
выполненные в годы, прошедшие после выхода в свет работы Ю.М. Лотмана, восполнили отмеченный им пробел.
34
Лотман Ю.М. Указ.соч. С.72.
перехода к свободному стиху и появления свободных ритмов в немецкоязычной поэзии,
была языковая. Реформа Опитца (1624 г.), означавшая наступление нового этапа в
развитии немецкого стихосложения, явилась первым шагом на пути к устранению этого
противоречия между языковой и стиховой системами.
Что же касается полного «освобождения» немецкого стиха и появления свободных
ритмов, то это произошло лишь спустя более чем столетие - в 50-е годы XVIII века
благодаря Фридриху Готтлибу Клопштоку (1724-1803), которого принято считать
основоположником свободных ритмов в Германии. Создание Ф.Г. Клопштоком в 1754 году
нового типа стиха, обогатившее мировую поэзию новой художественной формой, означало
установление
закона соответствия между поэтической формой и внутренними
потребностями языка и обеспечивало гармонию между новым возвышенным поэтическим
содержанием и старыми, «застывшими», традиционными стиховыми формами выражения.
В параграфе 1.4. «Свободные ритмы новейшего времени как художественная форма
отражения изменившейся поэтической картины мира» внимание акцентируется на
мировоззренческой подоплеке появления новейшей разновидости свободных ритмов в
немецкоязычной поэзии. Выявляется связь между мироощущением современных художников
слова и новыми формами выражения поэтического содержания. Таким образом, явление
иконичности исследуется в представленной диссертации в рамках проблемы манифестации
мира человека в языке (Н.Д. Арутюнова), т.е. с точки зрения соотнесенности особенностей
идиостиля художника слова с особенностями его картины мира, в силу чего изменения в
способах и формах художественного изображения действительности рассматриваются как
отражение изменившегося мироощущения художников слова.
На основании результатов анализа теоретической литературы, посвященной генезису и
особенностям развития свободных ритмов в немецкоязычной поэзии, делается вывод, что отказ
от подчиненной определенным правилам поэтической формы стал результатом осознания
поэтами необходимости пересмотра возможностей традиционного рифмованного стиха,
обнаружившуюся в связи c изменившимися реалиями, повлекшими за собой изменение
поэтической картины мира. Свободные ритмы являются поэтической формой, созданной с
целью максимально правдивого художественного изображения действительности. Ее следует
рассматривать как форму, соответствующую современному духу поэтического творчества,
требующему от поэта правдивого и адекватного изображения реалий внешнего мира.
Глава вторая «Иконичность как лингвосемиотический феномен» посвящена
теоретическим основам исследования. В ней освещается феномен иконичности в
контексте теории семиозиса и обосновывается правомерность применения семиотического
подхода, в рамках которого все феномены культуры (в том числе поэзия) рассматриваются
как знаковые системы, а сама культура интерпретируется как сложная система
семиотических кодов различных видов, к изучению поэтического текста.
Предметом рассмотрения в параграфе 2.1. «Семиотические основы изучения поэтического
текста» является поэтический текст как объект изучения лингвистической семиотики.
Констатируется, что метрическая организация стихотворного текста, подчиненная законам
версификации, обладает значимой семиотической функцией, что проявляется в моделировании
содержания посредством специфическим образом оформленной структуры выражения.
Приводятся основные положения лингвистической теории А.А. Потебни, содержащей
семиотические основы изучения поэтического слова и получившей новое, актуальное
звучание в контексте современного языкознании на рубеже XX-XXI веков в связи с
переходом к новой, когнитивно-дискурсивной, научной парадигме и расширением круга
изучаемых лингвистикой явлений. Подчеркивается, что наиболее важные идеи А.А.
Потебни в области поэтики и психологии художественного творчества (в частности,
18
11
32
33
относительно изоморфизма отдельного слова и художественного произведения, внутренней
формы слова и образа в художественном произведении и др.)16 оказались востребованными в
свете современных проблем семиотики, когда текст рассматривается как целостное
образование с единым текстовым значением и воспринимается как сигнал или как
пространственно зафиксированное, закодированное сообщение, служащее средством
сознательной передачи этого сообщения. В рамках подобного подхода любое поэтическое
произведение интерпретируется как единый сложный знак – «представитель единого
интегрированного значения»17и оценивается как цельный, нерасчленимый сигнал18.
В поэтическом тексте с присущей ему сложной организацией обнаруживается
принципиальная многоплановость знака как единицы определенной семиотической системы и
становится особенно очевидным наличие у него «внутренней формы». При этом в поэтическом
тексте наблюдается семантическая и прагматическая перекодировка первичных знаков
естественного языка, имеющая своим следствием семиотическое расслоение поэтического текста.
Связанное с семантической и прагматической перекодировкой первичных знаков
естественного языка семиотическое расслоение поэтического текста обнаруживается в процессе
его функционирования в качестве феномена культуры, несущего эстетическую информацию,
иными словами – в процессе эстетической коммуникации. В поэзии, наряду с горизонтальной
последовательностью развертывания текста, исследователи отмечают также наличие
вертикального измерения, которое обусловливает временную и пространственную
соотнесенность соизмеримых отрезков речи в рамках поэтического высказывания.
Считается, что в свободных ритмах понятие «спациальности», т.е. вертикальной
организации текста, имеет особенно важное значение. В условиях отсутствия «вторичных
стихообразующих признаков»19– рифмы, традиционного метра и регулярной строфики –
может произойти нарушение такими стихами границы, отделяющей их от прозы. Поэтому
в свободных ритмах наблюдается тенденция к акцентированию вертикальной организации
текста, выражающаяся в семиотизации стиховых явлений, в соответствии с чем
разноуровневые элементы стиховой системы (фоника, графика, орфография, синтаксис)
приобретают иконическую функцию.
В параграфе 2.2. «Иконичность в контексте семиотической концепции Ч.С. Пирса»
раскрывается сущность понятия иконичность с учетом основных положений
семиотической концепции Ч.С. Пирса, а также с точки зрения современной
антропоцентрической парадигмы. Приводится мнение представителя американского
функционализма Т. Гивона, обосновавшего феномен иконичности с точки зрения
биологии и когнитивной лингвистики и являющегося автором трактовки принципа
иконизма, нашедшей поддержку и разработку в трудах российских ученых: «при прочих
равных условиях кодируемый опыт легче хранить, обрабатывать и передавать, если код
максимально изоморфен этому опыту»20. Анализируются имеющиеся в научной и
справочной литературе дефиниции иконичности и иконического языкового знака.
Проблема иконичности является одним из главных семиотических вопросов и
относится к числу самых дискуссионных и сложных в лингвосемиотике. Под
иконичностью понимается сходство или аналогия, существующая между знаком и образом
16
Потебня А.А. Мысль и язык. М., 2007. С.163-164.
Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Л., 1972. С.114.
18
См.: Пятигорский А.М. Некоторые общие замечания относительно рассмотрения текста как разновидности сигнала
// Структурно-типологические исследования. М., 1962. С.9.
19
Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе. М., 2002. С.32.
20
Givon T. Iconicity, isomorphism and Non-Arbitrary Coding in Syntax // Iconicity in Syntax: Proceedings of a Symposium
on Iconicity in Syntax. Stanford, 1983. P.189.
17
12
В качестве одного из анализируемых примеров приводится стихотворение Х.М.
Энцесбергера: «Защита волков от ягнят» («verteidigung der wölfe gegen die lämmer»),
которое содержит многократную аллитерацию, создаваемую повтором звонкого щелевого
согласного [v]. В ходе анализа звуковой структуры текста стихотворения выясняется, что
звук [v], выраженный графемой “w”, повторяется в ткани первого восьмистишия 5 раз,
заметно учащаясь во втором (10 повторов), акцентируя таким образом внимание на
тематически важных элементах текста.
В заключительной строфе стихотворения согласный звук [v] повторяется еще 6 раз.
Выявленная частотность употребления звука [v] позволяет предположить, что эта фонема не
только связывает строки воедино, играя роль стержневого компонента, но и выполняет
изобразительную функцию, выступая в качестве средства образной иконичности. Акцентируя
внимание на трижды повторяющемся в первой из приведенных выше строф вопросительном
слове «was», а также на шестикратном повторе вопросительного слова «wer» во второй строфе,
аллитерация усиливает таким образом прагматический акцент, заложенный в вопросительных
предложениях. Исходя из суждения Ю.М. Лотмана о том, что фонологическая организация
стихотворного текста может иметь непосредственно смысловое значение30, можно также
предположить, что аллитерация звука [v] в анализируемом стихотворном произведении
вызывает дополнительные смысловые ассоциации, связанные с семантикой существительного
«Fragen» (ср. выражение: «W-Fragen im Deutschen»).
Таким образом, фонетическая структура элементов текста может явиться у Х.М.
Энценсбергера выразителем определенной темы в произведении, в данном случае, как
представляется, – темы неприятия капитализма, позиционирующего себя, по мнению
автора, как «общество всеобщего благоденствия». Данное обстоятельство кажется Х.М.
Энценсбергеру весьма сомнительным и проблематичным, отсюда – «знак вопроса»,
иконически манифестируемый повтором звука [v] на фонологическом уровне и
подкрепленный многократными анафорическими повторами вопросительных слов “was” и
“wer” на лексическом уровне организации поэтического текста.
Следующий подраздел, 3.1.1.2. «Паронимическая аттракция», посвящен анализу
иконической функции редкого вида фонемных созвучий – паронимической аттракции,
когда слова, демонстрирующие звуковое сходство, объединяются в синтаксически
связанные сочетания. В качестве примера рассматриваются имена существительные
“Politruk“ и “Papst“ из проанализированного в подразделе 3.1.1.1 стихотворения Х.М.
Энценсбергера, связанные в тексте сочинительным союзом und и употребляемые в
дательном падеже множественного числа: politruks und päpsten.
Паронимы либо сближаются по значению, становясь контекстуальными синонимами,
либо «противопоставляются друг другу как контекстуальные антонимы»31. В данном случае
наблюдается второй из двух выделяемых В.П. Григорьевым типов семантических отношений
между паронимами politruks и päpste: фонетическим сближениям на уровне звукового
оформления соответствуют семантические оппозиции на уровне лексемы.
В подразделе 3.1.1.3. «Ассонанс» в качестве иконических знаков, отражающих
постепенное усиление напряженности, нарастание драматизма в стихе, рассматриваются
ассонансы, т.е. звуковые переклички на уровне гласных фонем. На основании результатов
лнгвопоэтического анализа фактического материала
(свободных ритмов Х.М.
Энценсбергера и Х. Джексона) утверждается, что образная иконичность в свободном
30
См.: Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Л., 1972. С. 64.
Григорьев В.П. Паронимия// Языковые процессы современной русской художественной литературы: Поэзия. М.,
1977. С.202-203.
31
17
Диаграмматическая иконичность репрезентируется в современных свободных
ритмах относительно большим количеством разновидностей: это структурная иконичность,
графическая иконичность и иконичность синтаксиса. При этом последняя разновидность
подразделяется, в свою очередь, еще на четыре подвида, каждый из которых имеет свой
способ языковой манифестации в поэтическом тексте. Это: иконичность смежности
(однородные члены предложения), иконичность последовательности (обособления,
парцеллированные конструкции), иконичность выделенности (парентетические внесения)
и репетиционная иконичность (синтаксический параллелизм).
В главе третьей «Иконичность в современных свободных ритмах»
анализируются, в соответствии с основным направлением исследования, иконические
принципы языкового означивания в немецких свободных ритмах, рассмотренные сквозь
призму «закона компенсации» в стихе. Таким образом, осуществляется попытка доказать
исходную гипотезу предпринятого исследования о компенсирующей роли иконических
знаков разноуровневой принадлежности в рамках современного поэтического дискурса.
Процесс иконизации, иллюстрирующий тенденцию к семотизации современного
стихотворения,
анализируется на разных уровнях организации стихотворного текста
посредством изучения графического оформления, структурных особенностей, а также
фонологической и синтаксической организации поэтического текста. С этой целью к анализу
привлекаются вербальные и авербальные средства манифестации двух основных выделяемых в
работе видов иконичности: 1) образной и 2) диаграмматической. Образная иконичность
представлена в поэтическом дискурсе фонемными созвучиями и ономатопеями (звуковая
иконичность), а также эллиптическими конструкциями (иконичность отсутствия);
диаграмматический иконизм репрезентируется посредством стихового переноса (графическая
иконичность), техники монтажа (структурная иконичность), а также с помощью средств
экспрессивного синтаксиса: перечислений, обособлений, парцелляций, парентетических
внесений, синтаксического повтора (иконичность синтаксиса).
Параграф 3.1. «Звуковая иконичность в поэтическом тексте» посвящен одному из
подвидов образной иконичности, которая манифестируется в современном стихотворном тексте
посредством звуковых повторов и звукового символизма.
В подпараграфе 3.1.1. «Иконическая функция звуковых повторов» анализируются
звуковые повторы (аллитерация, паронимическая аттракция, ассонансы). Фонемные созвучия как
на уровне гласных, так и согласных фонем изучаются, в соответствии с основным направлением
исследования, с точки зрения выполнения ими иконической функции в поэтическом тескте.
Однако, поскольку материалом для практического анализа послужили поэтические произведения,
написанные свободными ритмами (в основном, стихотворения Х.М. Энценсбергера), то звуковые
повторы рассматриваются также в качестве компенсирующего фактора, поддерживающего в
условиях отсутствия рифмы и метра ритмичность поэтического текста. Таким образом, исходной
для проведенного исследования явилась установка, что звуковые повторы демонстрируют,
предположительно, не только индивидуально-авторские пристрастия в использовании созвучий,
но и отражают особенности употребления звуковых повторов в качестве иконического знака на
фоне выполнения ими компенсирующей фукнции в свободном стихе.
В подразделе 3.1.1.1. «Аллитерация» рассматривается наиболее характерный
пример звуковой иконичности - аллитерация, наглядно демонстрирующая естественную
связь формы и значения языкового знака. Аллитерация как художественный и
стилистический прием сопряжена с глубинной концептуализацией окружающего мира: на
имплицитном уровне именно звуковой – иконический элемент или комплекс элементов,
выявляемый в пределах текста, представляет собой глубинную семантическую структуру,
связанную с основным мотивом повествования.
объекта, сформировавшимся в сознании человека в результате его контактов с внешним
миром и представленная в поэтическом тексте образным и диаграмматическим
вариантами. В соответствии с этим иконический знак интерпретируется как знак,
имеющий определенное сходство с возникающим в сознании реципиента образом
репрезентируемого данным знаком объекта действительности.
Приводятся основные положения концепции Ч.С. Пирса, который ввел в научный
обиход термин «иконичность» (от греч. eikon - изображение, образ, подобие), разработав в
границах логико-математического направления общую семиотическую классификацию знаков,
основанную на способе связи между формой и содержанием знака, иными словами, - на типах
соотношения между планом выражения и планом содержания любого знака. В соответствии с
тремя основными типами возможной связи между означающим и означаемым Ч.С. Пирс
постулировал в рамках своей теории наличие трех типов знаков (репрезентаментов, согласно
его терминологии), каждый из которых отличается от другого особым отношением
означающего и означаемого: знаки-индексы (знаки-симптомы), знаки-иконы (знаки-копии) и
знаки-символы21. С точки зрения Ч.С. Пирса, индексальные знаки формируются на основе
реальной смежности означающего и означаемого, знаки-иконы – на основе сходства, подобия
между двумя сторонами знака, знаки-символы не имеют выраженной связи между планом
выражения и планом содержания, их действие основывается на конвенции, на «установленной
по соглашению, усвоенной смежности означающего и означаемого»22.
Согласно Пирсу, три ступени образуют иерархию в направлении увеличения
конвенциональности знака, т.е. увеличения его знаковости и, соответственно, уменьшения
степени зависимости знака от своего аналога в реальной действительности и в сознании
носителя языка. Наименьшая степень условности (конвенциональности) характерна для
знаков-индексов, наибольшая для знаков-символов23. Ч.С. Пирс отдает
при этом
иконическим знакам приоритетное значение по сравнению с другими знаками, поскольку
они обладают всеми характеристиками знака.
По мнению Р. Якобсона, обобщившего в своих работах проявления иконизма в
естественном языке24, одно и то же языковое явление, в зависимости от ситуации общения,
иными словами – от прагматического акцента, способно динамично изменять свой статус в
градации «индексальность – символичность», т.е. одна и та же словесная единица может
выступать в разных условиях и как индекс, и как иконический знак, и как символ.
Итак, Ч.С. Пирс характеризовал иконический знак как знак, который имеет
определенное натуральное сходство с обозначаемым объектом. Ч.У. Моррис дополняет эту
характеристику тем, что, по его мнению, знаки-иконы несут в себе определенные свойства
репрезентируемых объектов, поскольку наделены чертами собственных денотатов25. У. Эко
уточняет дополнение Ч.У. Морриса, подчеркивая, что иконические знаки не имеют свойств
обозначаемых объектов, а, скорее, воспроизводят структуру их восприятия: «<…> иконический
знак представляет собой модель отношений между графическими феноменами, изоморфную
той модели перцептивных отношений, которую мы выстраиваем, когда узнаем или
припоминаем какой-то объект. Если иконический знак и обладает общими с чем-то свойствами,
то не с объектом, а со структурой его восприятия, <...>»26.
16
13
21
Пирс Ч.С. Избранные философские произведения. М., 2000. С.59.
См.:Якобсон P. В поисках сущности языка // Семиотика. М., 1983. С.116.
23
Мечковская Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура: Курс лекций. М., 2004. С.130-132.
24
Якобсон P. О. В поисках сущности языка // Семиотика. М., 1983. С.102 – 117; Якобсон Р.О. Избранные работы. М., 1985. С.155.
25
Моррис Ч.У. Основания теории знаков //Семиотика: Антология / Сост. Ю.С. Степанов. Изд. 2-е, испр. и доп. М.;
Екатеринбург, 2001. С.49.
26
Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. СПб., 2006. С.168.
22
Тем самым У. Эко постулирует наличие связи семиотической природы иконических
знаков с соответствующими механизмами функционирования ментальной сферы
субъекта и подчеркивает, таким образом, важную роль иконических знаков в процессе
познания реального мира. Особенно ярко подобная двойственная природа иконических
знаков проявляется в сфере поэтического творчества: с одной стороны, знаки-иконы
наделены способностью представлять особенности индивидуальной картины мира
художника слова, с другой, – именно эти знаки формируют вымышленную реальность в
художественном тексте, рисуя образы «интенциональных объектов» (Р. Ингарден) и
изображая их отношения в особой поэтической действительности.
Таким образом, отношения между иконическим знаком и представляемым им
объектом - это отношения подобия. В рамках реферируемой диссертации иконичность
понимается как сходство или аналогия, существующая между знаком и образом объекта,
сформировавшимся в сознании человека в результате его контактов с внешним миром и
представленная образным и диаграмматическим вариантами. В соответствии с этим в
качестве рабочего принимается следующее определение иконического знака: иконическим
является знак, имеющий некоторое сходство с возникающим в сознании получателя
информации образом репрезентируемого данным знаком объекта действительности.
В параграфе 2.3. «Иконичность в поэтическом тексте» рассматривается проблема
манифестации иконичности в рамках поэтическом контекста. Подчеркивается, что
структура дискурса, в том числе поэтического, является наиболее благоприятной сферой
для проявления иконического статуса единиц и категорий языка, поскольку становление и
функционирование иконических знаков происходит в структуре дискурса. Дискурс
ориентирован на иконичность уже самой своей природой, синтагматическими
отношениями, дающими возможность отражать мысли в присущей им логической
последовательности. Схема предложения при этом выступает иконическим образом
ситуации, а связи между высказываниями ориентированы на диаграмматическое
отражение структурной динамики реального мира.
Иконичность – понятие относительное. Восприятие и, следовательно, понимание,
т.е. декодирование, иконических знаков зависит от силы воображения реципиента, от его
способности уловить связь между значением знака или текста и формальными средствами,
использованными для их выражения, поскольку иконичность в художественном тексте, в
том числе поэтическом, как правило, присутствует имплицитно. Восприятие иконических
черт зависит от готовности читателя распознать аналоговую структуру за поверхностной
формой, репрезентирующей тот или иной тип иконичности.
Функция иконических знаков в художественном тексте заключается, таким образом, в
передаче схемы построения мысленного образа читателю с целью вызвать у него
соответствующую ассоциативную реакцию, благодаря которой в его сознании возникает такой
же образ на основе уже содержащейся в его памяти информации, без прямого воздействия
описываемой реальности на органы чувств читателя.
В поэтическом тексте, представляющем собой пространственно-временную (обратимую)
знаковую систему и предназначенном не столько для сукцессивного (горизонтального), сколько
для плоскостного (вертикального) восприятия27, понятие иконичности приобретает особенно
важное значение. Как отмечают ученые, в поэтических текстах, на основании действия принципа
эквивалентности, происходит семантизация изначально «несемантизированных уровней»28, к
которым относятся фонетика, графика, пунктуация, ритмомелодические элементы. В отношения
эквивалентности может вступить любой элемент поэтического текста, именно поэтому он может
приобретать признаки семантического элемента, даже если в рамках системы естественного языка
он таковым не является.
Считается, что саму форму стиха, т.е членение «ритмизуемого» материала на
стихотворные строки, следует рассматривать как символ, или, шире, как код,
базирующийся на условном соглашении и сигнализирующий о стиховой природе текста.
Что же касается иконичности, то, как подчеркивают исследователи языка поэзии,
акцентированное вертикальное измерение поэтического текста, характерное для
современной поэзии, можно расценивать как яркий пример диаграмматического иконизма,
отображающий структурные связи и отношения между явлениями реального мира29.
Исходя из этого высказывается предположение, что в современной поэзии должны
быть широко представлены те виды иконичности, которые придают современному свободному
стиху, лишенному твердо фиксированной метрической схемы и рифмы, пространственную
наглядность, подчеркивая тем самым его принадлежность к стихотворной форме речи, т.е.
выступают в качестве факторов, компенсирующих отсутствие равносложности и
равноударности. Именно подобные виды иконичости являются, согласно исходной гипотезе
настоящего исследования, своего рода иконической доминантой в стихах подобного типа.
Речь идет, в первую очередь, о графической иконичности, к которой относятся,
помимо знаков препинания и некоторых авербальных графических средств, таких, как цвет или
тип шрифта, кегль и пр., стиховые переносы (enjambements), стиховые уступы, в отдельных
случаях – принцип «серединного стержня». К подобным факторам относится также
иконичность на фонологическом уровне организации поэтического текста, представленная
различными видами звуковых повторов. Сюда следует отнести и другие виды повторов, прежде
всего – повторы на синтаксическом уровне организации стихотворного текста.
В параграфе 2.4. «Виды иконичности по типу иконического знака» приводится
классификация видов иконичности по типу иконического знака, разработанная в рамках
реферируемой диссертации с учетом специфики материала предпринятого исследования,
содержащая перечень средств, репрезентирующих тот или иной вид иконичности в немецких
свободных ритмах новейшего времени.
Анализ теоретической литературы, посвященной проблеме языкового знака,
свидетельствует о волнообразном характере интереса к явлению иконичности на протяжении
времени, а именно - своеобразные периоды его признания и отрицания, служившие очередным
толчком для появления новых подходов к решению указанной проблемы. Вопрос о типах и
видах иконичности остается одним из наиболее обсуждаемых в лингвистике в настоящее время.
Необходимо отметить в этой связи, что современная лингвистика придерживается умеренного
подхода к пониманию феномена иконичности, в рамках которого признается, что иконичность
скорее относительная, чем абсолютная характеристика естественных языков.
При изучении иконичности в поэтическом дискурсе на материале современных
свободных ритмов необходимо принципиально основываться на разграничении двух основных
видов иконичности по типу иконического знака, в котором они получают реализацию: образную и
диаграмматическую. Образная иконичность представлена в поэтическом тексте двумя подвидами:
звуковая (включает все виды проявления иконичности на фонематическом уровне организации
поэтического текста) и иконичность отсутствия (отсутствие какого-либо явления или объекта
действительности маркируется отсутствием языкового знака, потенциально его выражающего),
которая манифестируется с помощью эллиптических конструкций.
27
Балашов Н.И. Структурно-реляционная дифференциация знака языкового и знака поэтического. М., 1982. С.128.
Ревзина О.Г. Системно-функциоанльный подход в лингвистической поэтике // Проблемы структурной лингвистики.
М., 1989. С.145.
28
14
29
См.: Семенец Е.А. Семиотическая специфика поэтического текста // Текст. Речь. Коммуникация. Владикавказ, 2003. С.123.
15
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа