close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Актуальные проблемы экспортного контроля над вооружениями в Кыргызской Республике вызовы угрозы решения

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
КАКЧЕКЕЕВ Бакыт Токтогулович
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКСПОРТНОГО
КОНТРОЛЯ НАД ВООРУЖЕНИЯМИ В
КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ:
ВЫЗОВЫ, УГРОЗЫ, РЕШЕНИЯ
Специальность 23.00.04 – политические проблемы
международных отношений, глобального
и регионального развития
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук
Бишкек – 2016
2
Работа выполнена на кафедре политологии
Государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Кыргызско-Российский Славянский университет»
Научный
руководитель:
Официальные
оппоненты:
Ведущая
организация:
Курманов Зайнидин Карпекович,
доктор исторических наук, профессор ГОУ
ВПО КРСУ, кафедра международных отношений, заведующий
Рыхктик Михаил Иванович,
доктор политических наук, профессор ФГАОУ
ВО ННГУ им. Лобачевского, Институт международных отношений и мировой истории, директор
Кутнаева Нурия Асылбековна,
кандидат политических наук, Совет обороны
Кыргызской Республики, эксперт
ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России
Б.Н. Ельцина», Департамент международных
отношений Института социальных и политических наук
Защита состоится «_26_» _января__ 2016 г. в _14.00__ час.
на заседании диссертационного совета Д 730.001.07 по историческим и политическим наукам, созданного на базе КыргызскоРоссийского Славянского университета по адресу: 720065, г.
Бишкек, пр. Чуй, 44, каб. 432.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Кыргызско-Российского Славянского университета: г. Бишкек,
ул. Киевская,
44
–
и
на
сайте:
http://krsu.edu.kg/media/com_krsu/synopsis/324-kakchekeev_dis.pdf
Автореферат разослан «_____» ______________ 2016 г.
Ученый секретарь
Кравченко Тамара Фёдоровна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Распространенная практика нелегальной передачи обычных видов вооружений и военной техники, существование «черного» рынка стали печальной реальностью на планете. Объем нелегальных
продаж оружия и вооружений, по экспертным оценкам, достигает 5 млрд
долларов США в год. Оружие просачивается через национальные границы
государств и попадает к «конечным пользователям», как правило, формальным или неформальным участникам локальных войн, пиратства, террористическим и экстремистским организациям и другим преступным сообществам. Зоны конфликтов становятся вторичными источниками и питают
черный рынок оружием и техникой. Особый риск составляет так называемый «ренессанс» деятельности международных террористических организаций (МТО), начатой «Аль-Каедой» и позднее развитой и сформированной
МТО «ИГИЛ» – «ИГ».
Для КР серьезной угрозой являются риски, связанные с наличием незаконных поставок вооружений, несанкционированных передач технологий
двойного назначения через информационно-коммуникационную инфраструктуру, вопросы физического доступа к потенциально опасным материалам – отходам добычи и переработки ядерных материалов и химического
сырья, фармакологии, медицины, геологической добычи и переработки
полезных ископаемых, агрономии и других сфер жизнедеятельности.
Создание в КР национальной системы экспортного контроля вызвано
также и необходимостью соблюдения международных обязательств в рамках ООН, ВТО, ОБСЕ, конверсией оборонной промышленности и планом
перехода к открытой экономике. Таким образом, экспортный контроль над
вооружениями является важным элементом национальной и региональной
безопасности.
Жизненная потребность КР в сохранении мира в регионе, условием
которого, безусловно, является развитие системы экспортного контроля и
недопущение бесконтрольного оборота вооружений и военной техники
(ВВТ), технологий военного назначения (ТВН), технологий двойного
назначения (ТДН), материалов и оружия массового уничтожения (ОМУ), а
также отсутствие исследований по данной проблематике в современной
кыргызской политической науке обусловили актуальность и новизну диссертационной работы.
Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время
политическая наука не достаточно уделяет внимания вопросам становления
системы экспортного контроля над вооружениями в КР. Данная тематика
нуждается в отдельном исследовании. Сфера вопросов экспортного контроля складывается из концепций глобальной и кооперационной безопасности, в частности контроля над ВВТ, ОМУ, в части де-эскалации конфлик-
4
тов путем предотвращения незаконного распространения и контроля ТВН,
ТДН и материалов прямого использования1. Экспортный контроль, как таковой, является важным элементом национальной и региональной безопасности.
Из трудов ученых, занимающихся вопросами контроля над вооружениями в КР, необходимо отметить исследование Н. МакФарлейна и С. Торресена, посвященное вопросам стрелкового оружия2, публикации Дж. Куцеры по вопросам контроля над вооружениями в Кыргызской Республике в
рамках исследования пограничной безопасности в Центральной Азии, а
также по поставкам ВВТ и военной помощи КР со стороны США3, монографию Н. Кутнаевой, посвященную тематике Центральноазиатской зоны,
свободной от ядерного оружия, и рассматривающую аспекты нераспространения ядерного оружия с точки зрения режимов зон, свободных от
ядерного оружия и геостратегического позиционирования4. Практический
интерес представляют статья “Кыргызстан продвигается в направлении
развития национальной системы экспортного контроля” Монтерейского
института международных исследований5, аналитические публикации М.
Усупова, посвященные отдельным аспектам экспортного контроля6, а также
выступления и статьи руководителей МИД КР по вопросам разоружения,
по отдельным вопросам деятельности в рамках Конвенции о запрещении
химического оружия (КХО), Договоры о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также правовым аспектам оборота гражданского и специ-
1
Материалы, которые могут быть использованы в создании оружия, в
том числе ОМУ. – Авт.
2
MacFarlane N., Torjesen S. Small Arms in Kyrgyzstan // Postrevolutionary Proliferation / Graduate Institute of International Studies. Geneva,
2004-2007.
3
Joshua Kucera. US military aid to Central Asia: Who benefits?: – NY.:
Open Society Foundations. Central Asia project, vol. 7. September 2012.
4
Кутнаева Н. Проблемы и перспективы развития центральноазиатской зоны, свободной от ядерного оружия: Бишкек: Салам, 2013.
5
NIS Export control Observer // MIIS. Monterey. September edition. 2003.
P
2-3.
//
Official
URL:
http://www.nonproliferation.org/wpcontent/themes/pitch_premium/pdfs/ob_0309r.pdf
(дата обращения
01.02.2015).
6
Выступления, доклады и статьи в качестве представителя МИД КР,
ООН//
Official
URL:
http://www.un.org/en/conf/npt/2007/statements/Kyrgyz_Rep_01_05_pm.pdf
(дата обращения 02.02.2015).
5
ального оружия, изданные в разное время в КР1.
Ко второй группе можно отнести работы известных исследователей
военной науки, таких как Ф.Ф. Мартенс, Е.А. Коровин, Ф.И. Кожевников,
А.И. Полторак, Л.И. Савинский, И. П. Блищенко, М.А. Пядушкин, О.А.
Архипов, А.И. Антонов, В.В. Кудашкин, В.В. Алешин и других, в разной
степени рассматривающих вопросы гуманитарного права, военнотехнического сотрудничества и разоружения2.
К третьей группе относим труды исследователей: Н.Р Баратянца,
М.М. Богуславского по вопросам международной торговли и международного частного права, патентного права, экспортного контроля, нетарифной
политики и таможенных процедур; Г.П. Калининой, С.М. Пунжина в области биологических и химических технологий; Э.В. Кириченко, А.П. Джабиева, Д.Г. Евстафьева, К.К. Покровского, И.В. Суслиной и других по различным аспектам развития системы экспортного контроля3.
1
Интервью Директора Департамента международных организаций
МИД КР У. Джусупова. //Официальный сайт МИД КР//Official URL:
http://mfa.gov.kg/stati/view/idnews/16 (дата обращения 02.02.2015).
2
Мартенс Ф. Ф. Собрание Трактатов и Конвенций, заключенных Россией с иностранными державами:– М.: Нобель Пресс, 2011; Коровин Е.А.
История международного права: от древности до конца XVIII века. М.:
ВЮА МИД СССР, 1946; Кожевников Ф.И. Русское государство и международное право (до ХХ века): Юриздат МЮ СССР, 1947; Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. Основные
проблемы: М.: Наука, 1976; Блищенко И.П. Обычное оружие и международное право: М.: Международные отношения, 1984; Пядушкин М.А. Участие России в международных режимах контроля за экспортом вооружений
// Экспорт вооружений. М., 2000. № 2 (март-апрель). С. 35-41; Архипов О.А.
Международное военное сотрудничество государств в обеспечении международного мира и безопасности // Актуальные проблемы правоведения.
Ярославль: ЯрГУ, 1999. С. 16-17; Антонов А.И. Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы: – М.: Росспэн, 2012; Кудашкин В.В.
Правовое регулирование военно-технического сотрудничества Российской
Федерации с иностранными государствами: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «О военно-техническом сотрудничестве РФ с
иностранными государствами». 2-е изд., перераб. и доп. Т. 1. М.: Статут,
2008; Алешин В.В. Международное гуманитарное право: Понятие, содержание и основные институты / В. В. Алешин. «Черные дыры» в Российском
законодательстве // Юридический журнал. М., 2002. № 2. С. 234-266.
3
Баратянц Н.Р. Дискриминация в международной торговле и договорные обязательства: дис. … канд. юрид. наук: М., 1987; Богуславский М.М.
Вопросы авторского права в международных отношениях. М.: Наука, 1973;
Калинина Н.И. Международные и национальные проблемы биологической
6
В четвертую группу мы объединили исследования О.В. Солнышковой, Е.Д. Шелковниковой, Е.Е. Феоктистовой, С.А. Невского, А.О. Минаковой, Р.И. Зименкова, в которых рассматривались вопросы нарушения
международного и уголовно-процессуального законодательства в сфере
оборота оружия и вооружений1.
Самая большая группа представлена учеными из РФ и США, исследующими вопросы нераспространения ОМУ и средств доставки. В этой
связи следует отметить работы P.M. Тимербаева, А.Г. Арбатова, А.В. Хлопкова, В.А. Орлова, А.А. Кокошина и ряда других, как правило, руководствующихся строгим системно-функциональным подходом в области российско-американских отношений2.
Как выявило исследование, комплексных научных публикаций, посвященных вопросам экспортного контроля над вооружениями, в КР нет.
Исключение составляет узкий круг работ и публикаций, отражающих отдельные аспекты тематики контроля над вооружениями, но не определяющих общей картины нынешнего состояния системы экспортного контроля
над вооружениями в КР, что и послужило причиной выбора данной проблемы для диссертационного исследования.
Хронологические рамки исследования определены с 2003 по 2016
безопасности и перспективы их решения». М.: ИМЭМО РАН, 2012; С.М.
Пунжин. Химическое оружие и международное право. М.: Волтер Клювер,
2009; Кириченко Э.В. Экспортный контроль как инструмент внешней политики США // США и Канада: экономика, политика, культура. М., 2015. № 10
(550), октябрь. С.40-52.; Джабиев А.П. Запреты и ограничения внешнеторговой деятельности. М.: Экономика, 2014.
1
Солнышкова О.В., Шелковникова Е.Д. Россия в системе международного сотрудничества в области контроля за оборотом оружия // Право и
политика. М.: NoteBene, 2001. № 4. С. 53-62; Феоктистова Е.Е. Международное сотрудничество органов предварительного расследования по уголовным делам: процессуально-правовые и криминалистические аспекты:
автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: 2007; Невский С.А Противодействие
незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. М.: Юрлитинформ, 2008; Минакова А.О. Зарубежный опыт борьбы с преступностью, связанной с незаконным оборотом оружия // Следователь. М.: Юрист.
1998. № 1. С. 58-62.
2
Тимербаев Р.М. Контроль за ограничением вооружений и разоружением – М.: Междун. отношения, 1983; Арбатов А.Г., Дворкин В.З. Ядерная
перезагрузка: сокращение и нераспространение вооружений: – М.: РОССПЭН, 2011; Кокошкин А.А. Политико-военные и военно-стратегические
проблемы национальной безопасности России и международной безопасности.– М.: ВШЭ. 2013.
7
гг. и обусловлены принятием Закона КР «Об экспортном контроле» от 23
января 2003 г. № 30 и начале становления национальной системы экспортного контроля в КР. Тем не менее, в исследовании будут иметь место отсылки и к более ранним источникам, таким как, например, постановление
Правительства КР 1996 г., утвердившее первый нормативно-правовой акт в
сфере экспортного контроля в республике, а также – к основополагающим
международным договорам по контролю над вооружениями, начиная с
1968 г., а в отдельных случаях – и к более ранним документам.
Объектом данного исследования являются общие проблемы безопасности, относящиеся к контролю над нераспространением вооружения и
военной техники (ВВТ), технологий военного назначения (ТВН), технологий двойного назначения (ТДН) и материалов прямого применения с участием КР.
Предмет исследования: особенности развития национальной системы экспортного контроля над вооружениями, как политики контроля над
вооружениями в КР.
Цель исследования: проанализировать и раскрыть современное состояние национальной системы экспортного контроля над вооружениями,
выявить возможности ее дальнейшего развития и совершенствования в
контексте политики обеспечения национальных интересов и безопасности,
недопущения эскалации в регионе и в глобальном масштабе.
Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:
1) изучить теоретические аспекты и особенности современной системы экспортного контроля над вооружениями;
2) раскрыть существующие режимы экспортного контроля над вооружениями;
3) определить глобальные угрозы, стоящие перед КР в сфере экспортного контроля над вооружением;
4) исследовать региональные угрозы для КР в сфере экспортного контроля над вооружением;
5) вычленить проблемные элементы национальной системы экспортного контроля над вооружениями в КР;
6) предложить возможные варианты укрепления и развития национальной системы экспортного контроля над вооружениями.
Методология данного исследования Работа выполнена на основе
универсальных общенаучных принципов объективности, комплексности,
системности, единства теории и практики. Специфика и сложность проблемы потребовала и специально-научных комбинированных методик, используемых в политической науке, международном праве и отношениях: политико-правового, компаративистского, институционального подходов, а
8
также таких общелогических методов познавательного процесса, как восхождение от абстрактного к конкретному, индукция и дедукция, обобщение
и аналогия, анализ и синтез, моделирование и др.
Эмпирическую базу исследования составили научные и специализированные источники на русском и английском языках, состоящие из
официальных документов КР, США, РФ, ЕС, других стран, международных
организаций, включая международные соглашения и договоры, официальные заявления, материалы научно-исследовательских центров, научные
издания, статистические данные, материалы конференций, СМИ, а также
оценки официальных лиц по конкретным вопросам нашего исследования.
Научная новизна диссертационной работы заключается в комплексном научном исследовании теоретических и практических аспектов развития системы экспортного контроля над вооружениями в КР как одного из
основополагающих элементов системы национальной и международной
безопасности; в уточнении и введении в научный оборот понятий «экспортный контроль», «экспортный контроль в научной сфере и вузе»,
«неосязаемые передачи», «анализ передовых технологий», «пороговость» и другие; в разработке и внесении предложений по развитию системы экспортного контроля и ее неотъемлемых компонентов с учетом
интересов КР.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Экспортный контроль над вооружениями по своему содержанию
относится к вопросам безопасности и является производной философских
взглядов реалистической школы. Но его междисциплинарный теоретический характер и межотраслевая практика диктует необходимость соблюдения баланса между либеральным подходом в экономике и неореалистическим подходом в области государственной безопасности с учетом современных тенденций и действий негосударственных акторов.
2. Существующие международные режимы экспортного контроля над
вооружениями отличаются ярко европоцентристским характером, основаны
на устаревших принципах двуполярного мира и, хотя условно делятся на
четыре
группы
международных
договоров,
фактически
все
сконцентрированы вокруг ОМУ и по этой причине являются в своей
основе
архаичными
и
дискриминационными.
Существует
необходимость ревизии участия КР во всех международных договорах,
равно как и соблюдения таковых и разработки альтернативных режимов,
учитывающих национальные интересы и специфику.
3. В результате глобализации кратно выросла доступность
значительной части оборудования и технических данных для создания,
производства и доставки оружия массового поражения, а также
современных систем обычных вооружений. Международные угрозы и
9
риски исходят от стран, активно разрабатывающих и активно покупающих
оружейные технологии с целью приобретения военного паритета,
обеспечения безопасности, или руководствуясь другими движущими
причинами; от действий негосударственных акторов (криминальные
структуры МТО, РЭО, частные компании и отдельные лица).
4. Угрозы регионального уровня в сфере экспортного контроля над
вооружением (рост религиозного, национального и других видов экстремизма, наличие потенциала межгосударственных конфликтов в силу
нерешенности водно-энергетических и территориальных споров, растущая диспропорция развития стран региона, транзитный статус КР и других республик и отсутствие контроля воздушного транзита, а значит, и
устойчивых каналов переброски контрабанды и др.) усиливаются внутренними проблемами государств региона: слабостью государственного
управления системой экспортного контроля, низкой исполнительной
культурой, коррупцией; отсутствием знаний современных технологий;
преемственности и политической воли.
5. Главными проблемами национальной системы экспортного контроля над вооружениями являются: сложившийся дуализм в области нетарифного регулирования и лицензирования; отсутствие опыта и современных методик технического сопровождения и экспертизы, патентного контроля и оценки технологий, таможенного и пограничного контроля, контроля над вооружениями в киберпространстве; оценки банковских рисков и
др. Вопросы кадровых назначений, постоянные реформы структур ведомств и министерств, наличие низкой морали и коррупции также отрицательно влияют на работоспособность всей системы и ее отдельных компонентов.
6. Пути укрепления национальной системы экспортного контроля КР
возможны как оптимизационные, так и крайне реформаторские. Но, прежде
всего, должны отражать политические и экономические интересы КР и
ближайших союзников и в меньшей степени зависеть от многосторонних
международных режимов в виду их слабости, внутренней
противоречивости и определенной виртуальности.
Теоретическая и практическая значимость диссертационной
работы заключается в том, что основные положения и выводы могут стать
основой дальнейших изысканий в области исследований закономерностей и
особенностей развития системы экспортного контроля над вооружениями
как одного из главных условий обеспечения национальной и
международной безопасности. Работа восполняет пробел в учебно-научной
литературе по проблеме контроля над вооружениями в КР. Ее содержание и
выводы могут быть использованы в учебном процессе профильных
учебных заведений, а также найдут практическое применение в работе
10
государственных органов КР.
Апробация результатов диссертационного исследования автором
осуществлена в монографии «Актуальные проблемы экспортного контроля
над вооружениями в Кыргызской Республике». Бишкек: КРСУ, 2016. 12,0
п.л.; в семи научных статьях (общим объемом 3,1 п.л.), три из которых
опубликованы в рецензируемых научных журналах, определенных ВАК РФ
(Вестник СПбГУ, 2016. Серия 6, вып. 1; Вестник КРСУ, 2016, № 4). Концептуальные положения и результаты работы апробированы автором в его
служебной деятельности, докладывались на международных, региональных
и вузовских научно-практических конференциях, «круглых столах», семинарах.
Структура работы обусловлена логикой проведенного исследования.
Диссертация состоит из введения, трех глав (по два параграфа в каждой),
заключения, списка источников и литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении нами обосновывается актуальность избранной темы,
раскрывается степень ее научной разработанности, определяются
объект, предмет, цель, задачи, теоретико-методологические основы
исследования, предлагаются его основные положения, доказывается
научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приведены
итоги апробации.
В первой главе «Современный экспортный контроль как
важный фактор сохранения мира и безопасности», состоящей их
двух параграфов, нами раскрываются основные парадигмы,
доминирующие в современной теории международных отношений,
содержание и сущность понятий «экспортный контроль» и «режимы
экспортного контроля», особенности современных концептуальных
взглядов на формирование системы экспортного контроля, особенности
международных режимов контроля над экспортом вооружений.
Природа экспортного контроля над вооружениями обусловлена
основными философскими взглядами на проблему нераспространения и
контроля над вооружениями, появившуюся с момента возникновения
классических государств. С развитием военных технологий и взглядов
на войну как инструмент европейской политики контроль над экспортом
вооружений принимает первичные признаки современного экспортного
контроля.
Вопросы
экспортного
контроля
над
вооружениями
разрабатывались
в
рамках
ведущих
философских
школ.
Основоположниками философских взглядов по этому вопросу можно
11
назвать западную философскую мысль Н. Макиавелли, Г. Гроция, Т.
Гобса и других представителей школы классического реализма
(философия врага и отказа торговли с врагом; выживание государства –
основная цель мировой политики). Постулаты этой школы после Второй
мировой войны нашли свое отражение в теории сдерживания СССР и
всего социалистического лагеря.
Разработкой вопросов по контролю над экспортом вооружений
занимались также школы неомарксизма, неореализма, идеализма,
неолиберализма и конструктивизма. Среди упомянутых следует
отметить работы приверженцев теории унитарного баланса в рамках
школы неореализма, а также разработки социального когнитивизма в
рамках традиции конструктивизма.
Самой влиятельной теоретической альтернативой реализму
является неолиберализизм (проповедующий возможность устойчивого
сотрудничества через международные институты и режимы с целью
получения экономических выгод). Интересны теория снижения
транзакционной стоимости неолибералов, а в неомарксистской
концепции – теория о мир-системах И. Валлерстайна и схожая с мирсистемным подходом теории зависимости Р. Пребиша и Т. Дус-Сантуса,
подчеркивающие исторический характер мирового неравенства и
зависимости периферийных стран от стран ядра.
Как видим, современная научная рефлексия происходящих
процессов перехода от однополярного устройства мира к
многополярному рассматривает смешанные подходы к вопросам
международных отношений, в том числе и вопросам контроля над
экспортом вооружений, в основе которых лежат взгляды классического
реализма, т. е. недопущения обладания большей или равной силой
(военной, технологической и др.) соперников, а в отдельных случаях –
союзников, либо допуска новых акторов к передовым технологиям.
Данные постулаты также подтверждаются теорией зависимости
неомарксизма,
теорией
снижения
транзакционной
стоимости
неолиберализма и другими теориями.
Однако в философии экспортного контроля в части вопросов
контроля над вооружениями выражается ее дискриминационная
природа, теоретическая ограниченность. К тому же вопросы передачи
вооружений и технологий двойного использования не являются
вопросами обычной коммерции, либо просто глобализации, как ее
трактует неолиберализм.
При рассмотрении политики КР последних лет в принятии норм и
правил контроля над экспортом вооружений (скорость и методика
принятия модельных законов, одновременное не доведение до
12
логического конца принятых решений), можно с высокой долей
уверенности
сказать,
что
государственные
структуры
КР
руководствовались и продолжают руководствоваться философией
крайнего неолиберализма, а именно, факторами теории снижения
транзакционной стоимости, а не причинами обеспечения будущей
безопасности и устойчивости государства. Присоединение к тем или
иным режимам и договорам делается в надежде на получение более
высоких экономических, либо политических дивидендов, вписывается и
обосновывается в концепции многовекторности, дипломатии Шелкового
пути и другие концепции, оправдывающие такой подход.
В этой связи можно констатировать, что при существовании более
выгодного предложения Кыргызстан может и, скорее всего, легко
выйдет из многих режимов и соглашений, если увидит в этом большую
транзакционную выгоду для себя в сфере экономики, либо в получении
других более значимых дивидендов. В отдельных случаях политика КР,
следуя логике транзакционной выгоды в области экспортного контроля,
может дойти до уровня банального шантажа, основанного на
противопоставлении интересов по примеру политики некоторых
африканских стран в 1960–1970-е гг. Действия же правительства в
общем описаны в рамках теории периферийного капитализма,
разработанной Р. Пребишем.
Как показало исследование, экспортный контроль – это система
применения политики, не руководствующейся правилами экономики
«спрос-предложение», и является методом нетарифного регулирования.
Напротив, система экспортного контроля призвана ограничивать
сомнительные сделки, а также вести контроль над легальными сделками
и на всех стадиях исполнения сделки. В этой связи следует
рассматривать политику и практику экспортного контроля в
неразрывной связи с вопросами национальной и международной
безопасности, а также отдельными секторами экономики страны, что
само по себе ставит вопросы философской обоснованности и
разработанности политики безопасности. Существующие в КР в
свободном доступе научные труды по национальной безопасности
поднимают в основном вопросы терроризма, сепаратизма, экстремизма,
деятельности ОДКБ и СНГ, НАТО и Атлантизма. На наш взгляд,
системные элементы экспортного контроля над вооружениями требуют
осмысления и дальнейшей детальной разработки.
Главное ограничение философии экспортного контроля, по нашему
мнению, заключается в ее европоцентризме, диффузионизме и
вестернизации, базирующихся на философии неореализма и
реализующихся в рамках неолиберальной традиции, описанных в
13
теории «мир-система» И. Валлерстайна. При таком подходе реформы,
перенесенные из США и ЕС, имеют определѐнную цель и ценность в
рамках национальных политик этих стран. Не всегда эти цели могут
отвечать интересам КР. Так, идеи западных стран сдерживания РФ, КНР
и региональных стран, таких как ИРИ, не отвечают интересам КР в свете
существующих отношений с этими странами. Как показывает опыт,
имплантации
модельных
законов
не
приносят
ожидаемых
положительных результатов. В этой связи подход к решению вопроса с
учетом национальной специфики может иметь более положительные
результаты, ввиду его целостности и исторической обоснованности.
Проведенный нами анализ существующих международных
режимов в области контроля над вооружениями показал, что
практически все режимы сконцентрированы вокруг ОМУ, что, на наш
взгляд, является продуктом победы идей «Анаконды» А. Мэхена и
«Атлантизма» в холодной войне. И по этой же причине в своей основе
они являются архаичными и, как было сказано выше,
дискриминационными,
отражают
однополярную
систему
мироустройства. Режимы экспортного контролю над обычными
вооружениями являются результатом идеалистического подхода и
гуманитарного права, с одной стороны, а с другой – не имеют
механизмов действенного сдерживания ввиду неоднозначности этого
раздела права.
Современная международная основа для экспортного контроля –
это договоры по контролю над вооружениями. Условно эти документы
можно разделить на четыре группы: 1) ряд женевских и гаагских
соглашений в рамках гуманитарного права, в частности, по
ограничению и контролю над вооружениями и материалами,
недопущению поставок воюющим сторонам. Классические договоры по
ограничению вооружения; 2) группа международных соглашений по
контролю за ОМУ, материалами прямого использования и ракетноавиационными средствами доставки; 3) международные соглашения по
контролю над обычными вооружениями, в частности, Вассенаарское
соглашение и Международный договор о торговле оружием ООН; 4)
группа различного рода региональных соглашений и инициатив,
направленных на совершенствование контроля как практики, либо
вводящих уточняющие нормы, либо говорящих об отдельных типах или
подтипах вооружений, техники или технологии (например, переносные
зенитно-ракетные комплексы), противопехотные мины, дроны,
низкокинетическое оружие и др.). Это такие договоренности в рамках
ОБСЕ, как решения во исполнение резолюции ООН 1540, Венский
документ, Режим открытого неба и Договор по мерам доверия в Азии.
14
Таким образом, мы видим, что существующие международные
режимы по своей сути несут ярко европоцентристскую окраску,
основаны на устаревших принципах двуполярного мироустройства. На
наш взгляд, возникает необходимость ревизии на предмет
необходимости участия КР во всех международных договорах, равно
как и соблюдения таковых. Вопрос отражения подписанных
обязательств в национальном законодательстве и механизма постоянной
реализации, соответствия также является важным аспектом в этом
направлении.
Во второй главе «Современные вызовы, угрозы и риски, стоящие
перед Кыргызской Республикой в сфере экспортного контроля» нами
рассматриваются риски и опасности, имеющие глобальную и
региональную окраску. Тематика распространения вооружений в
Центральной Азии охватывает целый комплекс проблем «советского
наследства» в области производства ядерного оружия и других видов
ОМУ, средств его доставки, отдельных звеньев цикла его производства,
испытания и развертывания на территории центральноазиатских
государств СНГ, «наследства», связанного с разработкой химического и
биологического оружий, военно-промышленного комплекса, а также
арсеналов обычных вооружений.
Незаконченность диалога по Договору о всеобъемлющем
запрещении ядерных испытаний и тупиковая ситуация с введением в
действие данной конвенции делает вопросы распространения
оружейных ядерных технологий и материалов клубом доброй воли
стран-участниц. Неподписание этого договора на Ближнем Востоке, а
также демонстративный выход из договора «О нераспространении
ядерного оружия» КНДР (март 1993 г.) показывает слабость самой
структуры договора и связанного с этим международного режима,
недостаточность усилий и доброй воли стран-участниц в данном
направлении, чрезмерную бюрократию институтов ООН, а также
нежелание отдельных стран лишаться возможности ядерного оружия в
будущем.
Наличие в рамках договоров о зонах, свободных от ядерного
оружия, оговорок о национальной безопасности, закрепление статуса и
возможности применения как ЯО, так и других видов ВВТ, сводит
практическую значимость этих зон к определенной виртуальности. Так,
дополнительный протокол «О ненанесении вреда» в рамках
Центральноазиатской зоны не может в полной мере гарантировать
неприменение тактического ядерного оружия и стратегического
ядерного оружия на территории ЦА в будущем странами ядерного
клуба, так же, как и не может в силу своей природы гарантировать
15
неприменение таковых со стороны неформальных акторов.
Наличие других видов и подвидов оружия массового поражения
также является основой для потенциальных рисков нарушений режима
Центральноазиатской зоны, свободной от ядерного оружия (ЦАЗСЯО).
Применение ядерных зарядов с регулируемой мощностью, равно как и
широкое применение боеприпасов с обедненным ураном, стало обычной
стандартной процедурой для армий США в Афганистане, Ираке, Сирии.
Следует отметить, что именно США не ратифицировали Протокол о
негативных гарантиях ЦАЗСЯО. Полагаем, что вопросы регулирования
применения ОМУ и передовых военных технологий после падения
международных режимов, возможно, не будут основываться на
современных правилах международных отношений, а также принципах
достаточности, взаимности и пропорциональности, применяемых в
современных вооруженных конфликтах и военной науке.
Отметим также отсутствие регулируемого воздушного и
космического пространств над Центральной Азией со стороны стран
Центральноазиатского региона и для транзита или пролета подобных
вооружений, или компонентов над территорией ЦА, что делает данный
вопрос еще более острым. К примеру, договоры по транзиту военных
воздушных судов стран НАТО через территорию Кыргызской
Республики не предусматривают процедур таможенного или других
видов контроля. Режим открытого неба, который так сильно продвигают
США в КР через ОБСЕ, программы ЮСАИД, а также через
финансируемые ими НПО, может быть использован в целях
национальной безопасности США, однако в ущерб интересам КР в
отношениях с КНР, ИРИ и другими странами региона.
Полагаем, что в современных условиях вопрос выхода государства
из какого-либо конкретного договора не представляется вопросом
фантастическим. Это справедливо по отношению ко всем режимам
ОМУ, МДТО, ракетных технологий, Вассенаарского соглашения и так
далее, и может всегда быть мотивирован особыми вопросами
национальных интересов или безопасности, несмотря, в том числе, и на
негативные гарантии.
Развитие глобализации и либеральных правил международной
торговли дали толчок незаконным сделкам с оружием. Согласимся с
мнением ведущих аналитиков, что побуждающими факторами являются
философия крайнего либерализма, а также неприятие обычных
правоотношений в государствах, криминальная психология и идеология.
Немалую побуждающую роль для участия в незаконных транзакциях
имеет неравномерность развития стран и регионов, несправедливая
конкуренция, несправедливый доступ к жизненно важным ресурсам,
16
проблема «Север-Юг» и другие.
Распад СССР и стран Варшавского блока привел к волнообразному
скачку в глобальной торговле вооружением, военной техникой и
технологиями. Очаги региональных конфликтов выступали в роли
покупателей и, в свою очередь, являлись второстепенными
поставщиками ВВТ. Весьма важным источником распространения ВВТ
и технологий являются сами государства-производители, их
уполномоченные коммерческие агенты используют политическую
риторику, а по сути – политическое лоббирование для коммерческих
поставок ВВТ в определенные страны.
Помимо политически обоснованных или санкционированных
поставок существуют «серые» и откровенно незаконные поставки.
Граждане СНГ, в том числе и КР, не раз попадали в поле зрения
правоохранительных органов иностранных государств за попытки и
организацию незаконных сделок по ВВТ, а также с ядерными или
радиологическим материалами. В организации незаконных поставок с
участием КР были замечены и граждане иностранных государств
(Бельгии, США, ИРИ и др).
По мнению экспертов, глобальный рынок незаконных поставок
ВВТ составляет 5 млрд долларов США в год. Торговлю оружием либо
поставку оружия, в которой замешано напрямую либо косвенно
государство, можно рассматривать как продолжение геополитического
противостояния или его отдельного элемента политики. Данное
утверждение находит подтверждение в фактах поставки ВВТ на
Украину, Сирию, Йемен, Афганистан и другие места локальных
конфликтов. Запрет поставки ВВТ враждующим сторонам конфликта не
является фактором, останавливающим подобные поставки, что
указывает на слабость действия международных режимов по контролю
над вооружениями.
К негосударственным акторам, несущим потенциальную угрозу
системе экспортного контроля и контроля над вооружениями, нужно
также отнести частные компании, и не только производящие
непосредственно ВВТ. В данном случае имеются в виду компании,
которые разрабатывают передовые технологии и продают их, как
правило, до включения в международные и национальные контрольные
списки.
Стремление стран, граничащих с ЦАР, к обладанию передовыми
технологиями и вооружениями, попытки решения политических
вопросов силовыми методами, а также развитие оборонных потенциалов
и национальных ядерных программ Ирана, Турции, Объединѐнных
Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии, КНР, КНДР, Пакистана и
17
Индии и ряда стран ставят вопросы контроля над вооружениями в особо
важную категорию.
Нерешенные проблемы межэтнического противостояния на
территории Афганистана, провал контртеррористической операции
США,
пролиферация
экстремистско-террористических
групп,
усугубляющаяся проблема «зоны племен» Пакистана на фоне обладания
ядерным, химическим оружиями и ракетными технологиями усиливают
риски распространения и применения ОМУ наряду с существующей
проблемой относительно свободного оборота ВВТ. Нарастающий
раскол между шиитами и суннитами в регионе Ближнего Востока уже
оказывает влияние на Центральную Азию. Особую озабоченность
вызывает растущая статистика участия граждан ЦА и КР в различных
религиозно-экстремистских организациях (РЭО).
Другим опасным фактором является транзитный статус КР для
МТО и РЭО из соседних стран, что обусловливается относительной
лѐгкостью
получения
национальных
документов,
крайней
либеральностью в отношении религиозных свобод, наличием
безвизовых отношений с основными странами, граничащими с регионом
Ближнего Востока (Азербайджан, Грузия, Турция, Таджикистан).
Наличие ВВТ, а при лучшем раскладе ОМУ, будет являться
основным фактором в организации высокоэффективных публичных
акций по давлению на власть с целью последующей ее смены.
Практически в условиях КР это может выразиться, помимо попыток
незаконной торговли вооружениями и военной техникой, ОМУ и их
компонентами, в незаконной либо скрытой под вид законной передаче
материалов и технологий как через территорию КР, так и в вовлечении
представителей – граждан, частных компаний, госслужащих, отдельных
ведомств, инфраструктуры страны в такие сделки.
Немало примеров, когда передовые исследования проводятся без
включения ведомств, ответственных за экспортный контроль над
вооружениями и без оценки «критичности» разработок (исследования
атипичных форм легочных заболеваний и патогенов, исследования по
линии биотехнологий и ветеринарии и др.).
Следует отметить, что в условиях отсутствия экспортного
контроля над технологиями он был фактически передан
Международному
научно-техническому
центру,
ведущему
превентивную политику по контролю за передовыми технологиями.
Вопросы же оценки технологий с точки зрения экспортного контроля не
велись и не ведутся в данное время. Фактическое же делегирование
государственной функции экспортного контроля в области научных
разработок неправительственной организации ставит вопросы об
18
эффективности существующего контроля в стране и даже, возможно, о
необходимости экспортного контроля как такового. Национальная
академия наук КР в этой области не ведет никаких работ, не участвует в
процессе оценки критичности и «пороговости» научных разработок.
Современная история поставок ВВТ Кыргызской Республикой
носит закрытый характер. Однако правительство в прошлом было
замечено в попытках организации «серых» сделок с ВВТ. Усиливаются
риски регионального уровня: рост насильственного экстремизма;
наличие потенциала межгосударственных конфликтов в силу
нерешенности водно-энергетических и территориальных споров;
диспропорция развития стран региона в силу слабостью
государственных систем экспортного контроля, низкой исполнительной
культуры, коррупции, отсутствия знаний современных технологий,
преемственности и политической воли.
По мнению многих исследователей, вопрос переброски ОМУ и
ВВТ – это вопрос времени и цены. Развитие альтернативных средств
оплаты, таких как системы современных электронных карманов,
обезличенных платежных карт и криптовалют, методы финансовых
зачетов, подобные «Хауаля», усложняют выявление незаконных
финансовых потоков.
В третьей главе «Решение вопросов контроля над экспортом
вооружения и участие Кыргызской Республики в международной
системе экспортного контроля» нами раскрываются принципы и
методы государственной политики в области контроля над передачей
товаров и технологий военного и двойного назначения, проблемы и
перспективы ее совершенствования.
В ходе исследования мы пришли к выводу, что система
экспортного контроля над вооружениями в КР разделена на контроль
над материалами и технологиями ОМУ и контроль над ВВТ.
Координирующим органом по экспортному контролю является
Государственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству и
экспортному контролю при правительстве КР (Комиссия ВТС и ЭК).
Отдельные решения по экспорту (импорту) ВВТ, а иногда и
контролируемых товаров, осуществляются без лицензии в соответствии
с решениями Комиссии ВТС и ЭК.
Заметим, что экспортный контроль в КР основывается на
разрешительном
порядке
осуществления
внешнеэкономических
операций
с
контролируемыми
товарами
и
технологиями,
предусматривающем лицензирование или разрешительную систему
осуществления внешнеэкономических сделок с ними. Механизм
экспортного контроля, закрепленный в действующем законодательстве,
19
предусматривает следующие основные методы: а) идентификацию
контролируемых товаров и технологий; б) разрешительный порядок
осуществления
внешнеэкономических операций; в) таможенный
контроль и таможенное оформление вывоза контролируемых товаров и
технологий;
г)
валютный
контроль
над
осуществлением
внешнеэкономических операций; д) применение мер государственного
принуждения (санкций) в отношении лиц, нарушивших или пытавшихся
нарушить законодательство об экспортном контроле.
По нашему мнению, система экспортного контроля над
вооружениями в КР находится в начальной стадии развития. В 2003 г.
был принят Закон КР «Об экспортном контроле», разработанный на
основе модельного закона по заказу Агентства по снижению угроз
Министерства обороны США 1994 г. в рамках программы «НаннаЛугара» для продвижения в РФ, чему способствовала доктрина А.В.
Козырева. В 1999 г. этот закон с доработками был принят в РФ, а в 2001
г. Межпарламентской ассамблей СНГ был рекомендован странам СНГ в
качестве модельного законопроекта по экспортному контролю.
Несмотря на наличие опыта государства в вопросах нетарифного
регулирования торговли, системные работы в этом направлении
остаются вопросами будущего и требуют дальнейшего развития.
Подчеркнем, что развитие сектора оборонной промышленности
является вопросом частного производства или государственно-частного
партнерства, что, в свою очередь, усложняет подобные исследования и
получение количественных данных по сделкам ВВТ из-за
государственного режима секретности и коммерческой тайны. Однако
существует устойчивый поток сообщений о нарушении в КР правил
торговли ВВТ. Но, к сожалению, методика анализа и реагирования на
нарушения правил экспортного контроля над вооружениями также не
разработана. Так, нарушения, имевшие место при реализации ВВТ,
специзделий, а также попыток использования кыргызских компаний для
нелегальных поставок, не отразились на контрольных списках или
списках лиц и компаний, подпадающих под санкции в КР. Однако, эти
списки ограничены информацией о лицах и организациях,
занимающихся террористической деятельностью в республике. Как
правило, лица и организации вносятся в список Финансовой разведки по
приговору или решению суда или в рамках уголовного дела и
связанного с ним оперативного задания. Тем не менее, не учитываются
множественные факторы для оценки рисков, принятые в рамках Группы
разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ).
Надо сказать, что сами контрольные списки имеют определенный
дуализм и конфликт, так как списки, за которые ответственно
20
Министерство экономики, имеют частичную номенклатуру ВВТ и
компоненты, за которые ответственны Государственный Комитет по
делам обороны и Генеральный штаб КР. Контрольные списки не имеют
перечня, который был бы создан в результате деятельности
правительственных органов КР, либо представлял интересы страны. Это
в определенной степени указывает на искусственность и
поверхностность системы экспортного контроля над вооружениями и на
неразвитость этого вида контроля.
Осложняет работу по контрольным спискам конституционное
устройство современного Кыргызстана. В условиях сложившегося
дуализма можно говорить о неопределѐнности функций Премьерминистра и Президента по введению санкций и особых режимов
экспортного контроля, а значит, отсутствии ведомственной
ответственности за принятие решения и его исполнение. Для подобной
деятельности не разработана правовая основа.
Исследование возможностей, имеющихся у руководства ГТС КР и
ГПС КР в пресечении нарушений правил экспортного контроля,
позволяет нам утверждать, что они, скорее всего, не будут
задействованы, как не были адекватно задействованы в прошлом. Как
отмечено выше, службами зарубежных стран были выявлены случаи
нарушения правил экспортного контроля с участием граждан, фирм и
инфраструктуры КР.
Самыми слабыми местами в системе лицензирования
регулируемого экспорта в КР, а именно в области выдачи лицензий, на
наш взгляд, является процедура определения конечного пользователя и
идентификации товара. Не решены вопросы выявления всех цепей
сделки, благонадежности покупателей и брокеров в материальных
передачах. Вопросы нематериальных передач не рассматриваются как
приоритетные. Доказательством служат существующие нарушения и
уголовные дела в отношении граждан и частных лиц, работающих в КР,
частных организаций и инфраструктуры, задействованных в попытках
нарушения незаконных передач. Не решены и вопросы финансового
надзора за сделками.
Отметим, что структурной проблемой национальной системы
экспортного контроля является то, что фактически в КР экспортный
контроль разделен условно, как минимум, на четыре группы товаров.
Первая группа  товары, регламентируемые Законом «Об экспортном
контроле», вторая  все товары и товарные группы, регламентируемые
нормативными актами о военно-техническом сотрудничестве, третья –
товары, регламентируемые Законом КР «Об оружии». Четвертая группа
– товары, которые не входят в вышеперечисленные группы (товары
21
сферы компьютерных технологий и ИКТ-коммуникаций) – сфера
ответственности Национального агентства связи и частично
Государственного комитета безопасности, Государственного комитета
по делам обороны. Или бурильные установки – сфера Агентства по
геологии.
Для контроля над товарами, регулируемыми законами об оружии
или авиации, фармакологии и другими, нужны сертифицированные
эксперты по этим технологиям. Именно эта группа является зоной риска
ввиду того, что эти товары не подпадают под существующие
классификаторы в силу своей технологичной новизны, компоновки или
нелицензионного воспроизводства передовых технологий. Система
оценки критичности технологий отсутствует. Работа системы
экспортного контроля сужена в гражданской отрасли к выдаче лицензий
для поставок цианидов для нужд горнодобывающих компаний, а в
военной отрасли – до реализации использованного ВВТ через
госпосредника ГП «Кыргыз Курал», а также сопровождения поставок
продукции некоторых оборонных предприятий. Операции по экспорту,
импорту и транзиту вооружений непрозрачны и недоступны
общественности и курируются Государственным комитетом по делам
обороны КР, что оставляет, как и в прошлом, поле для злоупотреблений
при выдаче лицензий, а также реализации как излишков, так и других
категорий вооружений, боеприпасов.
Существующие проблемы в области экспортного контроля
правительство КР предпочитает отдавать на решение другим странам,
организациям. К примеру, вопросы законодательства решались с
помощью МПА СНГ; вопросы составления «Национальных
контрольных списков»  с помощью США, РФ; вопросы
внутрифирменной сертификации, идентификации товаров, обучения и
поставок оборудования  с помощью США, усиления пограничного и
таможенного контроля  за счет программ США, ЕС, РФ, поставок
оборудования  США, РФ, Турции, КНР и Казахстана, контроль за
обычными вооружениями (ПЗРК и боеприпасы)  с помощью НАТО
(США, ФРГ и кандидата в НАТО – Финляндии) при реализации через
сервис-подрядчика ОБСЕ. Часть проблем приходится решать в рамках
ОДКБ, так как эти вопросы правительство не может передавать третьим
сторонам. Так, договор РФ и КР о защите информации включает
элементы контроля над нематериальными передачами.
Следует отметить и то, что КР охотно присоединяется к
международным инструментам в области контроля над ВВТ и ОМУ.
Однако Кыргызстан официально не поддерживает Международный
договор о торговле оружием ООН, придерживаясь аргументов о
22
размытых формулировках в договоре, равно как и не участвует в
признанных международных режимах по экспортному контролю
(Вассенаарские договоренности в области контроля конвенциональных
вооружений, Австралийская группа в области контроля над химическим
и бактериологическим (биологическим) оружиями, РКРТ, ГЯП, КЦ).
Именно в рамках этих режимов происходит обмен информации и опыта
о существующих и новых практиках обхода национальных систем
экспортного контроля различными акторами и вырабатываются меры по
предупреждению, а также согласованному противодействию подобным
преступлениям.
В целом, наше исследование показало, что национальная система
экспортного контроля над вооружениями имеет логическую структуру и
законодательную базу, тем не менее, существует ряд причин, которые
сводят к минимуму ее эффективность. Это отсутствие ответственности
министерств и понятной политики и системы оценки рисков,
определения благонадежности конечного пользователя контролируемой
продукции при выдаче лицензий на ее экспорт; отсутствие
самостоятельной и независимой экспертно-аналитической лаборатории
и. т. д.
Решение вопросов экспортного контроля над вооружениями
требует, помимо политической воли и транзакционного интереса,
определенной системности, программности и, что крайне важно,
конечного видения изменений. Возможно имеет смысл разработать
программу по решению задач, стоящих перед системой экспортного
контроля КР. Данная программа должна перекликаться и дополнять
государственные инициативы, направленные на ре-индустриализацию
страны. Правительству и парламенту в принимаемых планах в качестве
внутренней и внешней политики нужно определить отношение страны к
военному производству, военно-экономическому сотрудничеству,
степени приоритетности оборонного сектора, приобретению передовых
технологий
в
химической,
биологической,
информационной
промышленности, а также политические инструменты, применяемые
при организации или прекращении военных поставок, технических
передач, а также транзита товаров, услуг и технологий. Необходима
разработка и политических инструментов, и заключенных в них
критериев по применению односторонних санкций в отношении лиц и
стран на основе системы экспортного контроля.
Заключение содержит итоги проведенного диссертантом
исследования и основанные на них рекомендации по дальнейшему
развитию национальной системы экспортного контроля над
вооружениями.
23
Как показал анализ официальных документов и материалов, для
доведения системы экспортного контроля до эффективного состояния
необходима программа усиления государственного потенциала. Данная
программа должна как минимум: улучшить систему выдачи лицензий;
разработать и ввести в действие пилотную версию внутрифирменной
системы экспортного контроля (в компаниях «Дастан», «БМЗ», «Нур»,
ГП «Кыргыз Курал», МВД КР); развить потенциал для определения
критических
технологий
(создание
независимой
экспертной
лаборатории с международной аккредитацией, введение экспортного
контроля в вузы и НИИ различного вида собственности при
возглавляющей роли НАН КР, Совета по науке при Правительстве КР,
подготовка
и мотивация кадров); содействовать системе
правоохранительной и правоприменительной практики (уточнить
понятия «всеобщий контроль», «общественный домен», «критичная
технология», «оценка критичности» «экспортный контроль ИКТ»,
разработка и обучение новым методикам расследования нарушений
экспортного контроля над вооружениями); усилить стандартизацию
системы контроля над нематериальными передачами, принять
стандарты по безопасности, в первую очередь за электронными
средствами передачи информации, а также защиты критической
инфраструктуры от киберпреступлений, возможно на основе ГОСТ.
В системе финансового мониторинга необходимо введение
контроля за криптовалютами, электронными кошельками и другими
обезличенными электронными средствами оплаты; ввести паспорта
сделок экспортно-импортных операций. Не реже чем раз в год
необходимо обновление в «Национальных контрольных списках» и
списков стран, разрешѐнных к поставке ВВТ.
Предстоит провести работу по уточнению функциональной
ответственности ведомств ГКО КР и ГШ КР в области экспортного
контроля и ВВТ. Требует особого внимания деятельность госпосредника
«Кыргыз Курал», так как это единственное ведомство-посредник в
республике, которое не производит продукцию или научные разработки,
однако является «узаконенным» монополизированным посредником во
всех сделках с ВВТ, ТВН, ТДН.
Для приведения в соответствие политической части, а именно
введение экспортного контроля над вооружениями в арсенал
политического инструментария страны, необходимо принятие Закона об
исключительных экономических правах главы государства. Подобный
закон должен устранить дуализм в управлении системой экспортного
контроля,
легитимировать
принятие
политических
решений
Президентом страны, наделить Премьер-министра правом утверждать и
24
изменять «Национальные контрольные списки». Однако данная
инициатива может оказаться в зоне риска из-за надвигающейся
очередной конституционной реформы.
В качестве общей рекомендации считаем необходимым отказ от
изменений структуры правительства каждые полтора-два года, отказ от
практики непотизма и политических назначений вплоть до низшего
уровня государственных служащих. Подобная практика является
деморализующим и разрушающим фактором, вредит преемственности,
размывает и без того малый слой профессионально подготовленных
специалистов, способствует социальным болезням, таким как непотизм,
политическое кумовство, регионализм и коррупция.
Основные положения диссертации опубликованы
автором в следующих работах:
1. Монография «Актуальные проблемы экспортного контроля над
вооружениями в Кыргызской Республике». Бишкек: КРСУ, 2016. (12.0 п.
л.).
Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:
2. Программа Государственного Департамента США в Кыргызской
Республике в области экспортного контроля: опыт 15 лет //«Вестник
СПбГУ». СПб., 2016. Серия 6. Выпуск № 1. С. 121-132 (0,7 п. л.).
3. Национальная система экспортного контроля за ВВТ в Кыргызской
Республике (Обзор) (в соавторстве с Курмановым З.К.) //«Вестник КРСУ».
Бишкек, 2016. Выпуск № 4. С. 166-170 (авторский текст – 0,3 п. л.).
4. Программы Министерства энергетики США в Кыргызской республике // «Вестник КРСУ». Бишкек, 2016. Выпуск № 4. С. 162-165 (0,4
п. л.).
Статьи в научных сборниках и материалах научных конференций:
5. Деятельность государственного предприятия «Кыргыз Курал» //
«Вестник Академии МВД КР». Бишкек, 2015. Выпуск № 3. С. 88-90 (0,3
п. л.).
6. Технологии применения санкций по отношению к РФ // «Формирование нового мирового порядка в контексте противостояния России
и США»: Материалы ежегодной межвузовской конференции. Бишкек:
КРСУ, 2015. С. 87-95 (0,4 п. л.).
7. Сотрудничество Российской Федерации с Кыргызской Республики в становлении системы экспортного контроля в Кыргызской Рес-
25
публике // «Кыргызско-Российские отношения: позитивные реалии и
перспективы сотрудничества»: Материалы «Круглого стола» /сост.
Шамбеталиева Х.М. и др. Бишкек: КРСУ, 2013. С.49-58 (0,5 п. л.).
8. Stopping the spread of WMD: The U.S. Department of Energy works
with the Kyrgyz Republic to fight proliferation Kyrgyz Republic//«Per Concodiam”. 2016. Vol 7, issue 3. P.57-59 (0,2 п. л.).
26
Какчекеев Бакыт Токтогулович
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКСПОРТНОГО КОНТРОЛЯ
НАД ВООРУЖЕНИЯМИ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ:
ВЫЗОВЫ, УГРОЗЫ, РЕШЕНИЯ
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук
Подписано к печати 21.11.2016
Бумага офсетная. Формат 60х84 1/16
Тираж 120 экз. Заказ № ____
Отпечатано в типографии КРСУ
720040, г. Бишкек, ул. Горького 2
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
643 Кб
Теги
актуальные, решение, над, контроля, угрозы, вооружениями, экспортного, республики, вызов, кыргызской, проблемы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа