close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Отражение социальной психологии купечества в романах Д. И. Стахеева второй половины XIX века.pdf

код для вставкиСкачать
Вестник Чувашского университета. 2011. № 4
312
ры, 2000), «Çuvaş sözlüğü» (Чувашский словарь) Х. Паасонена (Стамбул, 1950),
«De lingua tschuwaschorum» (Чувашский язык) В. Шотта (Чебоксары, 2005).
Иноязычные чувашские книги априори двустатусны – они являют переходные состояния между инокультурной и чувашской реалиями: с одной стороны, по происхождению – это единицы русской, финской, венгерской, немецкой или французской книги, с другой, по тематике – чувашской. Их наличие
формирует завершенную структуру чувашской книги, служит интернационализации книжного пространства.
Данная полевая структура чувашской книги исторична. Она призвана организовать знания о чувашской книге в стройную систему. Обращения к полевым структурам, созданным на других основаниях, носят вспомогательный
характер, вместе с тем могут явиться существенным средством выявления
тех или иных закономерностей функционирования книги в чувашском социуме
на рубеже XIX-ХХ вв.
Литература
1. Исследователи Чувашского края: биобиблиогр. указатель / сост. Э.Г. Николаева, Н.Д. Никитина. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2002. 256 с.
2. Чувашская книга до 1917 года = 1917 çулчченхи чăваш кĕнеки: Ретроспект. библиогр.
указатель лит. 2-е изд., испр., доп. / Гос. ком. Чуваш. Респ. по делам архивов; Гос. архив печати
Чуваш. Респ. Чебоксары, 2001. 199 с.
ИВАНОВА АЛЕНА МИХАЙЛОВНА – кандидат филологических наук, доцент кафедры
чувашского языкознания и востоковедения имени М.Р. Федотова, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары ([email protected]).
IVANOVA ALENA MIKHAYLOVNA – candidate of philological sciences, assistant professor,
Chuvash State University, Russia, Cheboksary.
ФОМИН ЭДУАРД ВАЛЕНТИНОВИЧ − кандидат филологических наук, доцент кафедры
гуманитарных и социально-экономических дисциплин, Чувашский государственный институт культуры и искусств, Россия, Чебоксары ([email protected]).
FOMIN EDUARD VALENTINOVICH – candidate of philological sciences, assistant professor, Chuvash State Institute of Culture and Arts, Russia, Cheboksary.
УДК 82-31
О.В. МАКУШЕВА
ОТРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ КУПЕЧЕСТВА
В РОМАНАХ Д.И. СТАХЕЕВА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
Ключевые слова: роман, социальная психология купечества, классификация типов купцов, благотворительность, нравственные ценности.
Объектом научной статьи является социальная психология купечества в романах
Д.И. Стахеева, писателя второй половины XIX в.
O.V. MAKUSHEVA
THE REFLECTION OF THE SOCIAL PSYCHOLOGY OF MERCHANTS
IN D.I. STAHEEV`S NOVELS OF THE SECOND HALF OF THE 19 CENTURY
Key words: novel, social psychology of merchants, classification of the types of
merchants, charity, moral values.
The object of the scientific article is the social psychology of merchants in the novels of D.I. Staheev, the writer of the second half of the 19 century.
Период второй половины XIX – начала XX вв. в истории культурной жизни
России ознаменован подъемом купеческой благотворительной деятельности.
«Третье сословие» стремилось служить делу милосердия и просвещения. Для
многих предпринимателей благотворительность стала нормой жизни и способствовала возможности заслужить общественное признание. Народные нужды были
«несравненно ближе и понятней» купцам, «чем давно оторвавшемуся от народ..
Литературоведение
313
ных корней русскому дворянству. Эта генетическая связь объясняет то, что дело
благотворительной помощи народу было для многих предпринимателей более
естественным, чем для других привилегированных групп населения» [2. С. 90].
Кроме того, повышается культурный уровень купечества, на что указывает
появление в числе его представителей людей, выходящих за рамки сословной
принадлежности. Это деятели русской словесности И.А. Гончаров (1812-1891),
Д.В. Аверкиев (1836-1905), Л.П. Радин (1860-1900), А.А. Луговой (1853-1914),
Д.Т. Ленский (1805-1860), Н.А.Лейкин (1841-1906), И.И. Лажечников (1792-1869),
Ф.А. Кони (1809-1879), художники А.К. Саврасов (1830-1897), И.И. Шишкин (18321898) и многие другие. К их числу принадлежит и Дмитрий Иванович Стахеев
(1840-1918). Д.И. Стахеев – талантливый писатель, беллетрист, журналист,
редактор журнала «Нива» с 1875 г. по 1877 г., получивший известность во второй
половине XIX в. Его произведения печатались в популярных журналах «Вестник Европы», «Русский вестник» и др., в 1902-1903 гг. издается двенадцатитомное собрание его сочинений.
В романном творчестве Д.И. Стахеев отразил перемены во всех сферах
жизни страны, обратил внимание на противоречия общества, представляя реалистичные картины быта, которые приближались иногда по силе своих художественных обобщений к лучшим образцам художественной интерпретации действительности, созданным классиками литературы конца XIX в.: И.А. Гончаровым, И.С. Тургеневым, Н.С. Лесковым, А.Н. Островским. Для его романов характерно наличие типизирующих обобщений социальной действительности.
Биограф И. Гурвич пишет: «Быт и нравы нашей средней интеллигенции, чиновничества, купечества, духовенства, – вот та область, которой Стахеев служил
своим пером. Знаток этих общественных слоев, их внешнего строя и внутреннего содержания или бессодержательности, он никогда не нуждался в сыром материале: такой он находил везде и всюду в близком ему мире. В творческой обработке Стахеева этот сырой материал превращался в действительную жизнь,
на фоне которой появлялись живые люди, говорящие и действующие не только
за себя, но и за десятки, сотни себе подобных» [1. С. 157]. На страницах романов широко и реалистично представлена купеческая среда. Автор подробно останавливается на описании совершающихся торговых сделок, внешнего и внутреннего убранства жилища и привычек его обитателей.
Д.И. Стахеев, не пытаясь идеализировать купечество, стремится показать,
что человек не полностью исчерпывается своей социальной принадлежностью.
Писатель создает несколько типов представителей купеческого сословия. К первому типу принадлежат люди, ясно и безоговорочно сознающие смысл существования в том, чтобы привести свою жизнь в возможно более полное соответствие с
христианскими заповедями. Такой тип представлен в поздних романах: «Обновленный храм» (1891) и «Духа не угашайте» (1896). В этих произведениях купцы
исполняют обязанности церковно-приходских старост. Чувствуется, что авторская
симпатия на стороне представителей старого времени.
Второй тип – купцы-предприниматели новой формации, которые отличаются
от своих отцов и дедов не только размахом торговых дел, но и европеизированным
бытом. В романах Д.И. Стахеев помещает такой тип купца на второй план, исключением является «Домашний очаг» (1879). Своеобразный взгляд представителей
этого типа купечества выражается в том, что деньгам они придают всевластное
значение, цинично называя «входным билетом». Писатель сравнивает купцов с
представителями других сословий, например, в основе сюжета романа «Горы золота» (1892) лежит история приобретения земельного участка. Предприимчивый
чиновник опережает купцов, перехватывая намеченную ими сделку, чтобы впоследствии им же и продать землю втридорога. Д.И. Стахеев справедливо показывает, что всё общество, а не только купцы, проникнуто идеей лёгкой наживы.
.
Вестник Чувашского университета. 2011. № 4
314
Третий тип купца типологически приближается к купцам-самодурам А.Н. Островского и Н.С. Лескова, традиционно представлен с сатирическим оттенком.
В романе «Неугасающий свет» (1889) автор создает образ купца Поликарпа
Подберезина. История его семьи строится на контрастном изображении двух поколений, где старшие представители династии относятся к первому типу купцов.
Предшественники Поликарпа по торговле, отец и дядя, жили в провинциальном городе лет сорок назад (т.е. в начале второй половины XIX в.). Писатель использует прием ретроспекции, что выражается в неспешных рассуждениях об
ушедшем поколении; таким образом, выстраивается повествовательный сегмент
о начале и развитии торгового дела, во главе которого стояли отец и дядя Поликарпа Подберезина. Эти купцы первых поколений, несмотря на нажитые капиталы,
продолжали сохранять традиционный уклад жизни, покидая родной город только
по торговым делам. Подберезины, приезжая в Москву, ночевали среди постоялого
двора в тарантасе и в трактир ходили со своим чаем, платя только за кипяток.
Д.И. Стахеев подчеркивает их непритязательность, аккуратность в делах, твердость
в данном слове и беспримерную честность. Братья Подберезины – люди прочные,
«самородки, твердые в своих правилах жизни, верные отеческим преданиям»
[6. С. 104]. Эти ценные качества быстро растерял их наследник, перебравшись
впоследствии жить в белокаменную. Автор отмечает: «Москва – город купцов, там
на все другая мерка, капитал, торговля, завод, фабрика и т.п. В Москве первый
вопрос: какими товарами торгуете и на какую сумму в год обороты» [4. С. 15].
Провинциальные купцы в размахе и основательности торгового дела не уступали московским. Тем не менее жизнь вели скромную и даже извозчика нанимали
редко, лисьего меха шубы и бобровые шапки надевали только по праздникам: идя
в церковь или за архиерейским благословлением. Простоте, благочестию и монашеской жизни архипастырей они придавали первостепенное значение, сознавая сердцем, в чем заключаются истинные задачи христианства. Постепенно дела братьев Подберезиных достигли миллионных оборотов, однако привычке жить
скромно они не изменяли. Купцы из новых осуждали такое поведение и советовали идти «наравне с веком», «идти вперед». Те, в свою очередь, пытливо глядя,
вопрошали: «…с каким веком и куда идти? Дорога здесь, на земле, одна – в вечность, в лоно Отца Небесного» [6. С. 102]. Старики упрямо не хотели заботиться о
земном, ссылаясь на слова из святого писания: «…ищите прежде царствия Божия
и правды его, и все временное приложится» [6. С. 103]. Писатель подчёркивает,
что купцы – люди религиозные, поэтому наиболее верующие из них исправно платили десятину церкви – норму налогообложения, установленную ещё в Библии.
Пытаясь искупить свои прегрешения, они вносили большие средства в строительство церквей и монастырей, школ и больниц, делали разнообразные пожертвования. Историк И.В. Маслова справедливо отмечает: «Низкий уровень образования
большинства первых представителей купеческих династий в сочетании с их повышенной религиозностью породил своеобразный комплекс вины перед обществом. Стремление избежать душевного несоответствия между «неправдой денег»,
т.е. наличием их у одних людей за счет эксплуатации других, и понятием о справедливости, умение жить в согласии со своей совестью, было одной из главных
причин, вызвавшей мощный взрыв благотворительности и меценатства в России
во второй половине XIX – начале XX веков» [2. С. 89]. Старики Подберезины начали делать крупные благотворительные пожертвования, участвовать в общественной жизни. «…они строили церкви во всех тех городах, где имели торговые
дела, поправляя те из них, которые нуждались в ремонте, поддерживали бедные
монастыри, и слава о них, как о щедрых благотворителях (о которой они никогда,
однако же, не заботились) тоже росла с каждым годом» [6. С. 104]. Писатель в
нескольких романах подчеркивает благотворительную деятельность, присущую
старшему поколению купечества XIX в. и почти утерянную их наследниками.
..
Литературоведение
315
Свой взгляд имели братья Подберезины и на образование: «Ученье ученью
рознь: от одного свет, а от другого – тьма» [6. С. 103]. В этом различии умудренные жизнью купцы видели одну из проблем общества: «Страх Божий забывают,
любовь к труду презирают, высматривают, где бы полегче, на готовые бы хлеба,
на казенное местечко. Не для просвещения ума учатся, нет, а только для того,
чтобы в бары выскочить. По-нашему только то ученье хорошо, из которого работник выходит, труженик, полезный для своего отечества и твердый боец за
Христову правду. Вот эта наука вечная и никакая ваша современность ее не
обгонит» [6. С. 103]. Старые представители торгового дома сошли в могилу с
сознанием, «…что во многом богатстве много забот, а счастья так же мало, как
и в бедности» [6. С. 104]. Автору духовно близки купцы первых поколений, для
которых характерны подчеркнутая умеренность, сдержанность и то, что деньги
не имели для них абсолютной власти.
Близким по своему внутреннему миропониманию Подберезиным является
герой другого романа «Духа не угашайте» (1896) – старик Дровяников, державший себя, семью и служащих в строгости. Его морально-этические установки
перейдут по наследству сыну и внуку. Так же торгует и живет по-старому, как
когда-то его отец и герой романа «Обновленный храм» (1891) – провинциальный купец Зайчиков.
Автор пытливо всматривается в своих современников – купцов-предпринимателей. Это братья Хохлаковы («На закате» 1881 г.), ведущие богатую торговую деятельность в крае и становящиеся законными владельцами дворянской
усадьбы благодаря дальновидности и терпению; это братья Шерстобитовы
(«Горы золота» 1892 г.), имеющие фабрику и расширяющие свое производство;
это купец Иванов («Домашний очаг» 1879 г.), всю жизнь находящийся на грани
разорения. У каждого из них своя манера поведения, сфера интересов, масштаб деятельности, и все же наука стариков-отцов наложила на них общий отпечаток. Сочетание деловой хватки и религиозности становится характеристикой купеческого мира наряду с такими устойчивыми чертами, как преданность
обычаям, экономность, обособленность. Все эти свойства создают самобытный
мир, отличный от дворянского. Условный переход в чуждую среду осуществляется благодаря приобретению купцами особняков и поместий в результате экономического разорения господ. Таким образом, купцы желали приобщиться к
дворянской культуре, войти в мир, не доступный им ранее.
Одним из символов дворянской культуры является господский дом: «По
фасаду дома и в особенности его парадному подъезду, можно было безошибочно заключить, что дом этот, когда-то, во времена вечно достойной памяти
Фамусовых, был барский и кто-нибудь из них давал в нем пиры…» [6. С. 98].
Младший представитель династии Поликарп Подберезин приобретает этот дом
с аукциона и перестраивает по своему разумению. Особняк, сжатый с обеих
сторон флигелями, приобретает вид тюремного замка. Построенный позже
подъезд во флигеле, где располагалась контора, не имел поддерживающих навес кариатид, так как хозяин тратить деньги «на пустяки» не хотел. Старались
экономить на уличном освещении, поэтому два фонаря зажигали только в торжественные дни, но обычно перед домом горел один фонарь «и по возможности
светил настолько, что в темную осеннюю ночь до дверей подъезда все-таки
можно было добраться без особых затруднений» [6. С. 98]. Дворянские усадьбы
были очагом культуры, местом, где человек и природа гармонично сосуществуют. В романе «На закате» дворянская усадьба «Красные горки» вместе с мебелью и картинами была куплена купцом Филаретом Хохлаковым, который вблизи
расположил уродливые здания, а ценный лес вырубил на продажу. Выходец из
купеческой среды может занимать большой дом, но он там живет не подворянски, а согласно сложившимся привычкам. Марфа, купеческая дочь, вый.
Вестник Чувашского университета. 2011. № 4
316
дя замуж за помещика и попав в барский дом, первым делом «с середины комнаты передвинула стол к стене и кресла туда же убрала» [5. С. 160]. Муж недоволен перестановкой, а у жены свое представление о порядке в бытовой среде:
«Я думала, стол на середине-то нехорошо и стульчики-то кружком тоже. Думала, как лучше» [5. С. 160]. Дворянство и купечество рассматриваются Д.И. Стахеевым как чуждые друг другу сословия. Поэтому заведенные порядки понятны
лишь людям, принадлежащим к той или иной среде. Характерной приметой
дворянского интерьера является библиотека с множеством книг, в купеческих
же домах таковая отсутствует. Сильное собственническое чувство заставляет
Поликарпа скупать все подряд, и хотя он имеет возможность приобщиться к мировой культуре, автор отмечает ограниченность мышления этого «хозяина жизни». «Даже книги, – уж что, казалось бы, для него в них интересного, – и те увлекли его!» [6. С. 107]. Купив сразу томов двести, заказывает роскошные переплеты и ставит на каждом томе свой штемпель, не упуская лишний раз заявить
право на свою собственность. Перехода в «дворянскую культуру» не происходит, книги не читаются, а складываются, как всякий товар, в один шкаф и запираются на ключ. Пользоваться ими никому не разрешается – переплеты дорогие. Так же он поступил с мраморной статуей работы знаменитого мастера:
«…образцовое произведение попало в такое захолустье… поставлено при том
в темный угол; именно только для того, чтобы занять в комнате пустое место»
[6. С. 194]. Представитель купечества живет в барском доме, меняя его внешний
и внутренний вид согласно своим представлениям.
Большие материальные средства позволяют купцам осуществлять все свои
желания. Поликарп «воистину не знал покоя в погоне за новинками» [6. С. 106].
Д.И. Стахеев с иронией повествует о жизни героя, но за этой иронией скрываются серьезные мысли: «…за все он хватался жадными руками, воображая в
этом найти что-то насыщающее душу и не замечая, при своей младенческой
простоте, что хватается только за пустое место» [6. С. 106]. Поездки за границу
для развлечения и отдыха стали доступны и купцам, так Поликарп бывал во
Франции, в Германии, Италии, Австрии. В путешествиях он испытывал непреодолимое желание что-то купить: от ненужной корзинки с едой на станции до бесценных шедевров искусства. Проницательный автор видит тайные механизмы, приводящие в движение человеческую натуру: «Главное – только бы купить, в этом
была для него вся прелесть – прелесть новизны» [6. С. 106]. Купцы стали бывать
в опере и театре, иногда это увлечение принимало комические черты. Так Поликарп, вернувшись из буфета в ложу, заваливался на диван: «Под музыку очень
хорошо спится. <…> Без дивана в опере пропасть человеку надо!..» [6. С. 137].
В два-три года самостоятельной деятельности Поликарп растерял доброе мнение о себе, нарушая купеческое слово и запятнав свою честь обманом. Автор акцентирует внимание на внешнем богатстве купца – бриллиантовое кольцо, статуя, фарфор, бронза, а вот в отношениях с людьми Поликарп
оказался «…дешевым и легковесным». Он не смог устоять в вере своих отцов, не вынес испытания богатством, променяв вечные ценности на временные земные блага. Д.И. Стахеев упоминает о мастеровых, которых хозяин из
самодурства обижал и обсчитывал при расчете из-за отсутствия «…чувства
справедливости и душевной чистоты» [6. С. 120]. Потомок щедрых благотворителей только иногда мог безвозмездно оказать денежную помощь, проникнувшись минутной слабостью к нуждающемуся.
Д.И. Стахеев в романе «Неугасающий свет» изображает два поколения
купцов Подберезиных. Старое поколение безраздельно предано патриархальному укладу, им неведомы колебания и сомнения. Писатель убежден, что главное содержание и оправдание человеческого существования заключается в
стремлении к духовному совершенству. В его романном творчестве большин..
Литературоведение
317
ство персонажей-купцов ближе к системе моральных ценностей стариков Подберезиных. Для купечества XIX в. была характерна повышенная религиозность,
которая выражалась в желании обрести благодать в жизни вечной через добродетели жизни земной. В психологии, быте и привычках их наследников устоявшиеся традиции, вступая в противоречие с бурно развивающимся обществом,
постепенно ослабевают. В романах Д.И. Стахеева второй половины XIX в. на
первый план выходит нравственный конфликт, выходящий за пределы частной
жизни, становящийся конфликтом общественным.
Литература
1. Валеев Н.М. Гармония культур. Избранные труды. Казань: Фэн, 2001. 328 с.
2. Маслова И.В. Купеческая династия Стахеевых. Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2007. 144 с.
3. Никольский М. Биография Д.И. Стахеева // Собр. соч.: в 12 т. СПб.; М.: Изд. тов-ва
М.О. Вольфа, 1902. Т. 1. С. 1-14.
4. Стахеев Д.И. Горы золота // Собр. соч.: в 12. т. СПб.; М.: Изд. тов-ва М.О. Вольфа, 1903.
Т. 7. 295 с.
5. Стахеев Д.И. На закате // Собр. соч.: в 12. т. СПб.; М.: Изд. тов-ва М.О. Вольфа, 1902.
Т. 6. 258 с.
6. Стахеев Д.И. Неугасающий свет // Собр. соч.: в 12. т. СПб.; М.: Изд. тов-ва М.О. Вольфа,
1903. Т. 8. 305 с.
МАКУШЕВА ОКСАНА ВЛАДИМИРОВНА – аспирантка кафедры литературы, Елабужский
государственный педагогический университет, Россия, Елабуга ([email protected]).
MAKUSHEVA OKSANA VLADIMIROVNA – post-graduate student of Literature Chair, Elabuga Teacher’s Training University, Russia, Elabuga.
УДК 82.512.145-1:82.512.1459 (092) Миннуллин
Н.Ш. НАСИБУЛЛИНА
МОТИВЫ ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ
В ПОЭЗИИ РОБЕРТА МИННУЛЛИНА
Ключевые слова: мотивы гражданственности, поэт-гражданин, чувство долга перед
Отечеством, борьба за независимость, дух гражданственности, гражданская лирика.
Рассмотрены основные особенности мотивов гражданственности поэзии Р. Миннуллина. Исторические эпохи, смена поколений, волнения и смута, моменты воодушевлений, рост сознания народа, душевные поиски отдельных личностей – все
это выражается в творчестве поэта, превращясь в вечное наследие.
N.Sh. NASIBULLINA
MOTIVES OF CITIZENSHIP IN THE POETRY OF ROBERT MINNULLIN
Key words: motives of citizenship, poet-citizen, sense of duty before mother country,
struggle for independence, spirit of citizenship, civil lyric poetry.
In article considered main peculiarities motives citizenship of poetry R. Minnullina. History
epochs, change generations, unrest and disturbance, moments of enthusiasms, increase of
people consciousness, soul searches of separate persons – all this expressed in the work
of poet trans formed in eternal legacy.
Роберт Миннуллин – народный поэт, видный общественный и государственный деятель. Его знают по многочисленным поэтическим книгам для детей и
взрослых: «Будьте счастливы» (1976), «Вечная дорога» (1983), «Колыбель»
(1995) и многим другим. За свои стихи он удостоен высших литературных наград
республики – Государственной премии имени Габдуллая Тукая и молодежной
премии имени Муссы Джалиля. В числе немногих татарских поэтов он обладатель и престижных международных наград. За книгу «Самое большое яблоко»
(1992) Роберт Миннуллин удостоен почетного диплома имени Г.-Х. Андерсена, а
его книги внесены в список лучших произведений для детей писателей всего
мира, рекомендованных для перевода на другие языки.
.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
402 Кб
Теги
романа, века, социальная, xix, отражение, стахеева, купечества, pdf, психология, второй, половине
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа