close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

«Шум моды» некоторые закономерности использования звука в костюме звука в костюме.

код для вставкиСкачать
Ю.И. Арутюнян
«Шум моды».
Некоторые закономерности использования
звука в костюме
Пляшет мир драгоценностей, звоном дразня,
Ударяет по золоту и самоцветам.
В этих чистых вещах восхищает меня
Сочетанье внезапное звука со светом.
Ш. Бодлер. Украшения.1
Загадочные амулеты древних культур и потешные бубенцы шутовского
колпака, позвякивающее монисто уличной плясуньи и «со страшным скрипом сапоги» комического щеголя, чопорный хруст накрахмаленного воротничка и треск нервно застегнутой молнии, таинственный шорох шелкового
платья и тревожный перестук каблучков. То, что одежда издает определенные звуки замечено издавна. Это явление выступает как часть традиционного
магического ритуала, очевидно практическое освоение подобного феномена
в художественной литературе, рекламе и кинематографе, но сам принцип использования, «шумовой эффект», производимый тем или иным предметом
гардероба, не подвергался еще комплексному анализу с точки зрения закономерностей создания образа.
Данная работа – попытка осмыслить и систематизировать обширный и
разнородный материал, гетерогенный характер которого позволяет лишь
предложить общий принцип классификации. Мы постараемся выявить и
проследить наиболее типичные приемы сознательного использования звука
в костюме при его создании, восприятии и описании, как на примере традиционного национального костюма, так и в контексте тенденций современной
культуры. Следует подчеркнуть, отказываясь от хронологических и территориальных рамок исследования, мы сознательно намечаем лишь возможные пути интерпретации, эта статья – постановка проблемы исследования,
детальная и кропотливая разработка которой – дело будущего. Подчеркнем,
представленные в работе артефакты имеют различную художественную ценность, поэтому, осознавая неплодотворность аксиологического подхода к подобному материалу, мы предпочли остановиться на феноменологической методологии системного анализа, считая своей целью обзор и классификацию
явлений.
4
Мода не безголоса. Идиому «последний крик моды» (ироничноуничижительное – писк или визг) традиционно считают калькой французского выражения «dernier cri», а его в свою очередь связывают с площадным
жанром устной рекламы уличных зазывал.2 «Les cris de Paris» – «это громкая
реклама парижских торговцев. Этим крикам придавалась ритмическая стихотворная форма; каждый определенный «крик» – четверостишие, посвященное предложению и восхвалению одного определенного товара. Первый
сборник «криков Парижа», составленный Гийомом де Вильнев, относится к
XIII веку, последнее же собрание «криков» Клемана Жаннекена относится
уже к середине XVI века».3 Таким образом, этимологически понятие восходит к позднесредневековой традиции и связано с приемом рекламы товара
– с одной стороны, и с театральной репрезентацией явления – с другой.
В традиционных культурах использование звука в костюме выполняет
прежде всего функцию защиты, оберега. При перенесении этого элемента в
современную одежду «шумовой эффект» обретает не только статус маркера
национальной идентичности, гендерной и социальной принадлежности, но и
очевидный театральный или историко-реконструкционный характер. Не претендуя на всесторонний анализ проблемы, хотелось бы в качестве примера
упомянуть чувашские девичьи (тухья) и женские (хушпу) головные уборы с
нашитыми в определенном порядке монетами и нагрудные украшения (шулкеме), марокканские ожерелья с бубенцами и туркменские серебряные изделия. К последним относятся разнообразные детские обереги: серебряные и
медные браслеты с бубенчиками, шелестящие подвески шельпе, нагрудный
амулет тумар, наспинный апотропей для мальчика окяй («лук-стрела»), девичья шапочка купба.4
Превращаясь в атрибут сценического действа, не всякий аксессуар сохраняет этническую определенность, стоит только сравнить традиционный
костюм для танца бхарата-на-тиям провинции Тамил-Наду, ставшего обычной частью театрального представления, с вариациями на индийскую тему в
классических (П.И. Чайковский, «Щелкунчик», 1892) и современных балетах (Морис Бежар «Бхакти», 1968) или сценические одеяния для belly dance с
их прототипами. Восточный костюм сохраняет приверженность к активному
использованию звуковых эффектов (звенящие браслеты и пояса), но их значение, а иногда и функция переосмысляются.
На Руси в X–XIV вв. в качестве женского оберега могли использоваться
монеты, лунницы с зернью, изображения определенных животных и птиц,
грушевидные бубенцы и шумящие треугольные подвески. Длинные нити,
унизанные жемчугом, бусинами и перламутром (поднизи), спускавшиеся
5
с очелья головных уборов, олицетворяли дождь. Медленное, плавное движение оживляло тяжелые «струи», касаясь друг друга, они издавали тихий
мелодичный шелест, напоминающий шум падающих капель. Характер апотропея нередко носили и самые, на первый взгляд, обыденные вещи, например – пуговицы. Активное использование этого аксессуара в Европе начинается не ранее XIII века. Предполагают, что сама этимология слова связана
с назначением предмета – «пугать злых духов»,5 с этой целью внутрь полой
пуговицы с ажурным орнаментом помещали камень или дробинку. Социальный и статусный смысл данного атрибута костюма, будь то военная форма
или джинсы «на болтах», не вызывает сомнений.
«–... Боже мой, какая красивая пуговица, мистер Бамбл! Я до сей поры не
обращал на нее внимания.
– Да, мне кажется, что она недурна, – промолвил бидл, горделиво бросив
взгляд на большие бронзовые пуговицы, украшавшие его шинель.– Штамп
тот же, что и на приходской печати: добрый самаритянин, врачующий больного и немощного. Приходский совет преподнес мне эту шинель на Новый
год, мистер Сауербери».6 Иными словами: «За маленькую пуговку ему большой почет!».7
Пóзднее Средневековье вводит моду на звучащий костюм. Не
считая рыцарских лат, чей звон функционален (хотя и он, очевидно, мог
восприниматься отстраненно-эстетически или практически, как атрибут
доспеха со всей его образной нагрузкой), в светской одежде начинают
использовать бубенцы, колокольчики, погремушки. Их количество в XIII–
XV вв. возрастает (указывают цифру до пятисот штук и массу – более пяти
килограмм), решение и композиция становятся все более виртуозными,
а формы, размеры и расположение (пояс, подол, головной убор, плащ) –
разнообразными. «С этим восхищением всем тем, что блестит и сверкает,
связано и украшение одежды, которое в XV в. все еще состоит преимущественно в уснащении ее несметным количеством драгоценных камней. И
только позднее камни уступают место бантам и шлейфам. Блеск стремятся
выделить звоном, прибегая для этого к колокольцам или монетам. Ла Гир
носит красный плащ, сплошь усеянный большими серебряными бубенцами, такими, какие подвешивают коровам. Капитан Салазар появляется во
время одного торжественного выезда в 1465 г. во главе двух десятков воинов, закованных в латы и восседающих на конях, украшенных множеством серебряных колокольцев; его собственная лошадь покрыта попоной с
вышитыми фигурами, к каждой из которых прикреплен большой серебряный и позолоченный колоколец. При вступлении Людовика XI в Париж в
6
1461 г. попоны лошадей, на которых едут Шароле, Круа, Сен-Поль и другие, украшены многочисленными крупными колокольцами; на спине лошади
Шароле колокольчик подвешен на четырех колонках. Герцог Клевский, который привез домой эту моду, заимствованную при Бургундском дворе,
обязан ей своим прозвищем Johenneken mit den Bellen (Йоханнекен с бубенцами). Карл Смелый появляется на турнире в парадной одежде, покрытой позвякивающими рейнсгульденами; английская знать носит одежду,
усыпанную золотыми ноблями. На торжественном бракосочетании графа
Женевского в Шамбери в 1434 г. танцует группа кавалеров и дам в белых
одеждах, обильно украшенных «or clinquant» («золотой канителью»); на
мужчинах, кроме того, широкие пояса с колокольчиками».8
Звук в моде литературен, театрален, кинематографичен. С тех пор как
светский костюм обнаружил свою способность шуметь, этот мотив активно
привлекается в качестве выразительного средства, приема создания образа:
«И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептали тревожно шелка».9
В этом звуке может быть страсть и мучительный надлом: «- “А о чем
же ты теперь думаешь?” - “А вот встанешь с места, пройдешь мимо, а я на
тебя гляжу и за тобою слежу; прошумит твое платье, а у меня сердце падает,
а выйдешь из комнаты, я о каждом твоем словечке вспоминаю, и каким
голосом и что сказала... “».10 Может возникать что-то напевно-колдовское:
«Сапоги мои - скрип да скрип
Под березою,
Сапоги мои - скрип да скрип
Под осиною,
И под каждой березой - гриб,
Подберезовик,
И под каждой осиной - гриб,
Подосиновик!».11
Все чаще мотив «звучащей одежды» приобретает форму несколько
наивного литературного топоса, находя применение, прежде всего, в триллере
(в равной степени детективно-приключенческого характера и хорроре), и в
женском романе. Классический пример из «готической прозы» Вальтера
Скотта: «Это было похоже на шуршанье шелкового платья и стук высоких
каблуков – казалось, что по комнате ходит женщина. Не успел я отдернуть
полог, чтобы посмотреть, что же происходит, как невысокая женская фигура
промелькнула между кроватью и камином… Она неслышно обернулась, и
— милосердный Боже! Милорд, какой это был ужас! Теперь не приходилось
7
сомневаться в том, что это такое, – признать ее живым существом не было
ни малейшей возможности».12 Дамский роман, незаметно превращающийся
в психологический детектив, еще с первых строк настраивает читателя на
таинственно-пугающий лад следующей фразой: «А поворот подъездной
аллеи, где деревья теснят гравий, – там тоже не стоит задерживаться, особенно после захода солнца. Шелест листьев так напоминает шелест женского
вечернего платья, словно кто-то пробирается там украдкой, а когда, внезапно
задрожав, они падают на землю и несутся по дорожке, кажется, будто
слышишь легкий перестук торопливых женских шагов, и вмятина на гравии
похожа на след атласной туфельки на высоком каблуке».13
Театральный характер звуковых эффектов в костюме, идея
«музыкальности» одежд находит сценическое воплощение, например, в
придворных английских «спектаклях-масках» XVII века, оформленных Иниго
Джонсом: «Рисуя эскизы, скажем, мавра или фурии, он рассчитывал на игру
исполнителя с костюмом. У мавра во время танца должны были по разному –
в зависимости от характера его движений – звенеть бубенцы, прикрепленные
к облегавшему фигуру актера одеянию на плечах, у пояса, на ногах и т.д.»14.
Гармония музыки, звуков, издаваемых нарядом или аксессуарами (монисто,
браслеты и др.), и пластики исполнителя царит как в классических балетах,
так и в национальных плясках.
Кинематограф эксплуатирует, прежде всего, шум как характеристику
качества действия, его эмоциональной составляющей, пугающий эффект
угрожающего гула и кокетливый мотив завлекающего шороха. При
безусловной широте возможностей интерпретации, набор расхожих приемов
весьма ограничен: шелест платья, перестук каблучков, бряцание лат, треск
рвущейся материи, хруст накрахмаленной ткани, скрип сапог, позвякивание
украшений, тиканье часов, неожиданный ринг-тон. Необычным аспектом
трактовки звука в костюме заинтересовались авторы проекта «Без эха» (2006),
представившие сначала в прямом эфире, а потом на конкурсе фэшн-фильмов
«You Wear It Well» своеобразный перформанс, где предметы из коллекции
осень/зима 2006-07 обретают голос. В специальной студии звукозаписи
модель Зора Стар демонстрирует вещи Prada, Alexander McQueen, Hermes,
Dior, Giles Deacon, Luella, выявляя их «шумовой эффект» – упругий
скрежет прорезиненного топа, нежный шелест вышитого металлической
нитью платья, перезвон цепей, – создают особое впечатление от показа.
«Осуществление подобного проекта, планировалось давно, – утверждает
Пенни Мартин, главный редактор студии, – Мы уверены, что звуки моды –
это принципиально новая область, своего рода путешествие в неизведанное,
8
попытка уйти от стандартной издательской работы и найти инновационные
пути отражения моды в прессе».15
Шум одежды может оцениваться как положительное качество и как
недостаток. Если традиционные культуры повсеместно используют звуковой
эффект амулета в качестве апотропея, оберега, то европейский светский
этикет XIX века весьма настороженно относился к подобному способу
привлекать внимание и акцентировать костюм. В пособии конца столетия,
повествующем о правильном и пристойном принципе носить платье, сказано,
что одежда должна:
«препятствовать утечке тепла;
быть легкой, прилегающей к телу, приспособленной к движениям;
при движении не издавать шороха;
покрывать тело, способствовать рельефному выделению красивых
форм;
способствовать дыханию тела».16
В определенные исторические эпохи «громкое» и «тихое» в костюме
сопоставляется по гендерному принципу – мужское – женское. Нередко
звуковой эффект не только становится характеристикой персонажа, но и
используется как прием выявления контраста между героями, особенно часто
возникает оппозиция «серьезный – комический». Истинным гимном «шуму
одежд» становится текст «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл. Одежды
здесь описываются с тщательностью модной рецензии, действующие лица
шуршат и поскрипывают, шелестят и грохочут, стучат сапогами и кокетливо
звенят сережками. Один из наиболее выразительных пассажей демонстрирует
осознание костюма на уровне сакрального:
«–Мамушке нужно привезти подарок. Ты разобьешь ей сердце, если
этого не сделаешь, а такое сердце, как у нее, слишком ценно, чтобы взять
его и разбить.
–Ничего я ей не повезу. Она этого не заслуживает.
–Тогда я сам куплю ей подарок. Я помню, моя нянюшка всегда говорила –
хорошо бы, если бы на ней, когда она отправится на небо, была нижняя юбка
из тафты, такой жесткой, чтоб она торчком стояла и шуршала при малейшем
движении, а Господь Бог подумал бы, что она сшита из крыльев ангелов.
Я куплю Мамушке красной тафты и велю сшить ей элегантную нижнюю
юбку.
–В жизни Мамушка от тебя ее не примет. Да она скорее умрет, чем наденет
такую.
–Не сомневаюсь. И все-таки я это сделаю».17
9
Особое место среди звучащих деталей гардероба занимают разнообразные
механизмы: часы, плееры, телефоны. В онегинский распорядок дня все время
вмешивается бой «Breguet»: «Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар
И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед»
«Еще бокалов жажда просит
Залить горячий жир котлет,
Но звон брегета им доносит,
Что новый начался балет!»18.
Технические новинки привносят звук в недавно молчаливые части одежды: обычные футболки с нехитрыми принтами начинают звенеть подобно
ударным инструментам, светиться и музицировать. Некоторые изделия снабжены электролюминесцентной панелью с эквалайзером, чувствительным к
звуку и пульсирующим в такт музыке. Существует и футуристический проект костюма «Pacer», система сенсоров, усилителей и пультов которого, позволяет превратить движение в звук, а танец становится мелодией. Дизайнер
Тереза Альмедия (Teresa Almeida) разработала концепцию «Yuga»: пояс и
сумочка с вмонтированными миниатюрными колонками, внешнее решение
которых вызывает в памяти технические новинки прошлых десятилетий. К
подобного рода вещам вполне применим модный ныне термин «носимая
электроника» (wearable electronics). Предлагается и костюм от «Marks &
Spencer», «умная ткань»19 которого позволяет переключать треки на плеере
простым прикосновением к лацкану пиджака. Другой пример использования
e-textile – куртка с вшитыми проводами для создания соединений между наушниками в капюшоне и мультимедийным устройством, плеером, сотовым
телефоном, находящимся во внутренних карманах.20
Преображаются МР3-плееры, обретая вид украшений или антикварных
вещиц,21 наушники конкурируют с сережками,22 но безусловным лидером среди звучащих атрибутов остается мобильный телефон. Его корпус изготовляют из драгоценных металлов (Vertu), инкрустируют кристаллами Swarovsky
и бриллиантами (Nokia 8800 Arte австрийского дизайнера Peter Aloisson и
версия Nokia 8800 Sirocco Diamond Edition). Понятие фэшн-телефон возникло в 2005 году, когда Роберто Кавалли выполнил модель LG-U880 в традиционном для Дома «зебровом» окрасе, Диана фон Фурстенберг (Diane von
Furstenberg) поместила на DVF Mobile собственный портрет, работы Энди
Уорхола, а Анна Суи украсила Samsung E315 орнаментом с виньетками и
10
бабочками (приложив к нему сумочку, помаду и брелок в едином с трубкой стиле). Строгий минимализм, подчеркнутая геометрия форм и черный
цвет отличает аппараты от Prada (LG KЕ850) и Джорджио Армани (Samsung
Luxury Mobile), принадлежность которых отмечена лишь логотипом. Мобильный телефон от Christian Dior, отделанный имитацией под фирменный
рисунок модного дома «cannage», выпущен совместно с фирмой Modelab и
представлен одновременно с выходом коллекции осень/зима 2008-09. Модель существует в двух вариантах – с бриллиантами (Dior Diamond Sapphire
Chrystal) и без.23 Вне мира высокой моды звучащие аксессуары нередко отмечены определенным изображением, указывающим на пристрастия их хозяйки (Hello Kitty), или продаются в комплекте с косметикой (Samsung SGHG600 Belle и Nails) и футляром.
Музыкальные мотивы нередко вдохновляют дизайнеров на создание
коллекции (платье «Оффенбах» от Dior, 1950; или образ Марии Калласс в
коллекции линии – D&G осень/зима 2009-10, представленной на Миланской
неделе моды 2 марта 2009 года24). Скрипичный ключ, ноты, инструменты –
типичные орнаменты для раппорта ткани и ювелирных изделий (Jason Nicholls, BICO ID, La Chaise Longue, etalon-jenavi). В качестве традиционного
брелока или кулона нередко используется вполне функциональный медиатор.
Молодежные субкультуры, связанные с определенными музыкальными
предпочтениями (будь то рок или рэп), активно используют подобную
символику в одежде, указывающей на принадлежность ее хозяина к той
или иной группе. Наконец, показ немыслим без звукового сопровождения.
Дефиле считают синтетическим действом, и музыка играет здесь свою
немаловажную роль.
«Шум моды» вовлекает в свою мелодию и традиционные культуры и
ультра-современные технические достижения, становясь оберегом и забавой,
социальным маркером и источником вдохновения, значимым поступком
и курьезом. В литературе и кинематографе, на подиуме и сцене звучащие
одежды помогают создать образ, характер, они порождают атмосферу игры
и легкого флирта, выявляют контрасты и совпадения. Одного привлекает
сложность электронных устройств, другого театральность эффекта, третьего
– медитативная практика приобщения к чудесному, четвертого – желание
выделиться или воспользоваться своеобразным «месседжем» в поисках себе
подобных, – и все эти возможности заложены в «шуме моды».
1
Бодлер Ш. Цветы зла. - СПб.: ДИВ, 1993.— С.221.
11
2
Бахтин М.М. Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М.: Художественная литература, 1990. – С. 199–206.
3
Там же – С. 199–200.
4
Мир вещей. Современная энциклопедия. – М.: Аванта+, 2003. – С 163.
5
Там же. С. 355.
6
Диккенс Ч. Приключения Оливера Твиста.— Л.: Художественная литература, 1976. – С. 21.
7
Пионерская песня «Коричневая пуговка» на слова Евгения Долматовского, в оригинале - «Пуговка»: Долматовский Е. А. Пуговка. (Стихи для мл.
возраста) / рис. А. Брея. - М.- Л.: Детгиз, 1939. – 16 с. Авторами музыки,
очевидно, были братья Покрасс.
8
Хейзинга Й. Осень Средневековья. – М.: Прогресс, 1995. – С. 270 – 271.
9
Блок А. Стихотворения. В 3-х т. – СПб.: Северо-Запад, 1994. – С. 26.
10
Достоевский Ф.М. Идиот. Белые ночи. Село Степанчиково и его обитатели. – М.: АСТ, 2006.— С. 464.
11
Рубцов Н. В горнице моей светло… Стихотворения. – М.: ПрогрессПлеяда, 2007. – С. 65. Кстати, сапоги со скрипом – это классический маркер
социального положения, скрипучие, значит новые, подобного эффекта добивались, заложив между стелькой и подметкой сухую бересту, липовый луб
или, в Одессе, песок (?). Балязин В.Н. Неофициальная история России. – М.:
Олма-Пресс, 2007. – С. 574.
12
Скотт В. Комната с гобеленами. // Комната с гобеленами. Английская
готическая проза. – М.: Правда, 1991. –С. 415–430. – С. 425.
13
Дюморье Д. Ребекка: Роман. – Л.: Художественная литература, 1990.
– С. 9–10.
14
Березкин. В.И. Искусство сценографии мирового театра: От истоков
до начала XX века. - М.: Эдиториал УРСС, 1997. С.168.
15
По материалам репортажа Эммы Холмквист для журнала «Sportswear International» http://www.sportswearnet.com/
16
«Как мы должны одеваться». Цит. по: Килошенко М.И. Психология
моды. – М.: Оникс, 2006. — С. 56.
17
Митчелл М. Унесенные ветром. – М.: АСТ, 2007. – С. 783.
18
Пушкин А.С. Евгений Онегин. // Собр. соч. в 3-х тт. – М.: Художественная литература, 1986. Т. 2. – С. 185— 353, с. 191-192.
19
Smart fabric или Electronic textiles (e-textile) – тип тканого материала
с вшитыми нитями для создания соединений между электронными устройствами. Фирма «Eleksen»: http://www.eleksen.com разработала технологию
ElekTex, чувствительную к нажатию ткани. Этот материал имеет все
12
свойства обычной ткани и вместе с тем позволяет формировать управляющий интерфейс для встроенной в одежду электроники. Технология ElekTex
позволяет различать типы прикосновения — от легкого нажатия до щелчка
или сильного удара.
20
В подобных изделиях используются не только проводящие материалы
и технология соединений, но и вшитые устройства компьютерного ввода
информации, антенны, датчики. Среди наиболее известных производителей следует отметить американские компании Konarka и Textronics, фирмы Motorola, Philips Research (подразделение Photonic Textiles), Textronics,
разработкой одежды и модных приложений занимаются: Interactive Wear,
Sensatex, Solicore, Vivometrics и др.
На рынке «умной одежды» активно действуют: производители готовых
устройств: Motorola, VivoMetrics, System Planning, Sensatex, в текстильной
индустрии: Textronics, SauQuoit, ElecrisolaFeindraht, проблема источников
энергии: Philips, Konarka Technologies, Solicore, медицина и здравоохранение:
Smartex, Bodymedia, Interactive Wear. По материалам сайта: http://science.
compulenta.ru/6267/
21
Sony Walkman Abiste E 010 со стразами Swarovski - продукт фантазии
японского ювелирного бренда Abiste. MD-плеер Sony QUALIA Q017-MD1, с
корпусом, изготовленным с применением драгоценных металлов (серебра
или золота). МР3-плеер Gresso Symphonia в корпусе из дерева, отделанный
белым или розовым золотом.
22
Наушники iDiamond, разработанные норвежской ювелирной компанией Heyerdahl (дизайнер Thomas Heyerdahl).
23
http://www.technoweek.ru/articles/style/1520/
24
http://www.dolcegabbana.it; http:// elle.ru.
13
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
98 Кб
Теги
шум, костюм, использование, закономерности, звуки, моды, некоторые
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа