close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

uploaded 05304F2043

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК 811.161.1 – 054.6
МАРТЫНОВА Алена Олимовна
ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ КУЛЬТУРНО МАРКИРОВАННЫХ
ЛЕКСИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ
МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ (НА
МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ «БИБЛИОТЕКА»)
Специальность: 13.00.02 — теория и методика обучения и воспитания (русский язык как
иностранный)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата педагогических наук
Санкт-Петербург
2017
2
Работа выполнена на кафедре межкультурной коммуникации филологического
факультета Федерального государственного бюджетного образовательного
учреждения высшего образования «Российский государственный педагогический
университет имени А. И. Герцена».
Научный руководитель:
Васильева Галина Михайловна
доктор филологических наук, профессор
Официальные оппоненты:
Коньков Владимир Иванович
доктор филологических наук, профессор
кафедры речевой коммуникации ФГБОУ ВО
«Санкт-Петербургский
государственный
университет»
Ведущая организация:
Чекмарева Наталья Николаевна
кандидат педагогических наук, доцент,
заведующий кафедрой кафедры русского
языка и иностранных языков ФГКВОУ ВО
«Военный институт (Железнодорожных
войск и военных сообщений) Военной
академии
материально-технического
обеспечения имени генерала армии А.В.
Хрулева»
ФГАОУ
ВО
«Санкт-Петербургский
политехнический
университет
Петра
Великого»
Защита состоится «20» февраля 2018 г. в 18.00 на заседании диссертационного Совета по
защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой
степени доктора наук Д 212.232.62, созданного на базе Санкт-Петербургского
государственного университета, по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб.,
д. 11, филологический факультет, ауд. 25.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. А. М. Горького СПбГУ по
адресу: 199034, г. Санкт- Петербург, Университетская наб., д. 7/9.
Автореферат и диссертация доступны на официальном сайте СПбГУ по адресу: https://
https://disser.spbu.ru/disser/dissertatsii-dopushchennye-k-zashchite-i-svedeniya-ozashchite/form/12/1542.html
Автореферат разослан «___» декабря 2017 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат педагогических наук, доцент
Татьяна Борисовна Авлова
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертация посвящена созданию методики формирования
межкультурной компетенции иностранных студентов при обучении культурно
маркированной лексике (на материале лексико-семантического поля «библиотека»,
репрезентирующего существенный фрагмент русской языковой картины мира).
Как известно, один их важнейших аспектов человеческого бытия, связанный с
процессами познания, просвещения, образования, а также ролью книги в жизни человека, во
многом базируется на феномене библиотеки, играющем решающую роль в культуре любой
страны. С древних времён к библиотекам относились как к хранилищу величайших
достижений человеческой мысли, а также как к основному условию развития и прогресса
человечества.
Библиотека организует вокруг себя обширное культурное пространство, включающее
многие составляющие: библиотечную историю, уходящую «вглубь веков» и хранящую
тайны древнейших библиотек, многие из которых составили национальную мифологию
(библиотека Ивана Грозного, Александрийская библиотека, библиотека Ярослава Мудрого и
др.); реально существующие в современном социуме известнейшие национальные
библиотеки, ставшие символом духовной культуры народа (например, библиотека им.
Ленина, библиотека Конгресса, библиотека Ватикана и др.) и сосредоточивающие в своём
пространстве важнейшие концепты культуры (такие как «книга», «чтение», «литература»,
«печатное слово», «культура» и др.); динамику социокультурных процессов, политических и
идеологических влияний эпох; современные традиции и трансформации, связанные с
информатизацией и коммерциализацией сферы культуры, а также многочисленные
художественные интерпретации. Яркие образы библиотеки, библиотекаря и библиотечной
атмосферы были созданы в различных художественных жанрах: литературном,
кинематографическом, изобразительном и др. Культурное пространство библиотеки находит
отражение в лексике русского языка, в том числе в виде соответствующих культурных
маркеров, представляющих собой элементы лексической системы языка, которые являются
носителями и трансляторами концентрированных этнокультурных смыслов и создают
барьеры и помехи в процессе межкультурной коммуникации.
Представления о библиотеке реализованы в значительном корпусе лексических средств
русского языка, и прежде всего в лексико-семантическом поле «библиотека». В различных
источниках справочного характера насчитывается более трёхсот лексических единиц,
многоаспектные
системные
связи
которых
зафиксированы
в
толковых,
словообразовательных, энциклопедических, тематических, ассоциативных словарях, а также
в словарях синонимов и словарях сочетаемости, ввиду чего общий корпус культурно
маркированных лексических средств, репрезентирующих библиотечное пространство,
практически неисчерпаем.
Лингвокультурное пространство библиотеки, включаясь в процесс межкультурной
коммуникации, обнаруживает как зоны универсального культурного значения, так и зоны,
отражающие неповторимость национальных языков и культур и содержащие определённые
4
барьеры и помехи в процессе межкультурного общения, и потому требует пристального
внимания методистов.
Теоретические основы исследования составили положения, разработанные в
отечественных и зарубежных трудах в области: компетентностного подхода к обучению
иностранным языкам, и в частности формирования межкультурной компетенции (Г.А.
Баева, Н.В. Баграмова, Д.Б. Гудков, Г.В. Елизарова, В.В. Красных, П.В. Сысоев, С.Г. ТерМинасова, Л.П. Тарнаева, В.П. Фурманова, К. Кнапп, А. Кнапп-Поттхофф, М. Байрам, Б.
Спицберг и др.); лексической семантики (Ю.Д. Апресян, П.Н. Денисов, Ю.Н. Караулов, З.Д.
Попова, И.А. Стернин, А.А. Уфимцева, и др.); лингвокультурологии (Е.М. Верещагин, В.В.
Воробьёв, Д.Б. Гудков, Г.В. Елизарова, Е.И. Зиновьева, В.И. Карасик, О.А. Леонтович, И.П.
Лысакова, О.Д. Митрофанова, И.В. Привалова, А.В. Сергеева, С.Г. Тер-Минасова, В.М.
Шаклеин и др.); коммуникативного поведения (И.А. Стернин, Т.В. Ларина, Ю.Е. Прохоров);
методике обучения лексике (А.А. Акишина, В.Н. Вагнер, Г.М. Васильева, Е.И. Зиновьева,
О.Е. Каган, И.П. Слесарева и др.); библиотечного дела (С.А. Басов, Е.Ю. Гениева, Р.С.
Гиляревский, А.И. Земсков, М.Ю. Матвеев, Д.К. Равинский, З.В. Руссак, А.В. Соколов, Ю.Н.
Столяров, Э.Р. Сукиасян, О.Ю. Устинов, Л.Б. Хавкина, Я.Л. Шрайберг, Дж. Ричардсон, М.
Даулинг, Р. Гордон и др.); лексикографии, в том числе учебной (А.Ю. Апресян, П.Н. Денисов,
В.А. Козырев, В.Д. Черняк и др.).
Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена, прежде всего,
объективной необходимостью включения в содержание обучения иностранных студентов
системных культурно маркированных лексических объединений, вербализующих важнейшие
фрагменты культуры страны изучаемого языка, к которым относится и лексико-семантическое
поле «библиотека», не попадавшее до сих пор в поле зрения методистов и не получившее
направленного осмысления, соответствующего задачам обучения русскому языку как
иностранному. Анализ специальной литературы (лингвистической, методической,
культуроведческой, в том числе литературы, посвященной библиотечному делу и
библиотечной культуре), а также разведывательный, констатирующий и свободный
ассоциативный эксперименты продемонстрировали актуальность данной темы для
формирования межкультурной компетенции американских студентов III сертификационного
уровня, о чём свидетельствует ряд факторов: 1) феномен библиотеки и культурное
пространство библиотеки
(чрезвычайно актуальные для студентов) в русской и
американской культурах имеют не только сходства, но и существенные различия,
обусловленные особенностями как истории, политики, художественной культуры, так и
традиций каждого из этих народов; 2)
лексические средства, вербализирующие
представления о библиотеке и сконцентрированные в соответствующем объёмном и
сложном по структуре лексико-семантическом поле, в русском языке и американском
варианте английского языка характеризуются значительной национальной спецификой и
создают зону лексической интерференции для американских студентов; 3) несовпадения в
ассоциативном и лингвокультурологическом потенциале основных вербализаторов
представлений о библиотеке свидетельствуют о различиях в языковых и ценностных
картинах мира и определённой асимметрии соответствующих концептов, составляющих
«концептосферу российской библиотечной культуры» (книга, книгоцентризм, литература,
5
литературоцентризм, чтение, начитанность, интеллигентность и др.), что приводит к их
неполному «прочтению» американскими студентами, и, соответственно, к недостаточному
уровню проникновения в мир культуры изучаемого языка; 4) культурное пространство
библиотеки в России и США характеризуется определенными различиями в традициях,
правилах поведения, речевых формулах, что создает определенные помехи в
коммуникативном поведении в рамках российского библиотечного пространства, т. е. в
реальном межкультурном общении. Несмотря на значительный интерес к российскому
библиотечному пространству в американской академической среде (о чём, например,
свидетельствует выход в 2013 г. Специального Англо-русского словаря по библиотечной и
информационной деятельности (The English - Russian Dictionary of Library and Information
Terminology), то обстоятельство, что корпус лексических средств, вербализирующих
представления о библиотеке, включает значительное количество барьеров и помех
социокультурного,
собственно
лингвистического,
лингвокультурологического
и
коммуникативного характера, обусловливает актуальность создания методики представления
лексико-семантического поля «библиотека» в американской аудитории продвинутого этапа
обучения с целью формирования у них межкультурной компетенции.
Таким образом, лексико-семантическое поле «библиотека», отражающее национальную
специфику языков и культур, обусловливающее возникновение различного рода помех в
межкультурной коммуникации, является актуальным предметом обучения американских
студентов III сертификационного уровня. Существенно, что лексико-семантическое поле
«библиотека», не получившее до сих пор полного методического, лингвистического и
лингвокультурологического описания ни в теоретическом, ни в прикладном аспекте, требует
лингвометодического осмысления и обусловливает актуальность темы диссертационной
работы.
Объектом исследования является лингвометодический потенциал лексикосемантического поля «библиотека», актуальный для формирования лексического аспекта
межкультурной компетенции американских студентов III сертификационного уровня.
Предметом исследования является методика формирования межкультурной
компетенции на материале культурно маркированной лексики, составляющей лексикосемантическое поле «библиотека».
Цель настоящего исследования — создание научно обоснованной и экспериментально
проверенной методики формирования межкультурной компетенции американских
студентов, изучающих русский язык (на материале лексико-семантического поля
«библиотека»).
Поставленной цели соответствуют следующие задачи:
- систематизировать различные подходы к определению понятия межкультурной
коммуникации; определить понятийный аппарат дисциплины, релевантный задачам
обучения культурно маркированной лексике;
- уточнить содержание и структуру межкультурной компетенции применительно к задачам
обучения лексике;
- выделить важнейшие социокультурные и национальные особенности формирования и
динамики современного «библиотечного культурного пространства»;
6
- сопоставить культурологический потенциал пространства библиотеки в русской и
американской культурах;
- определить содержание и структуру учебного лексико-семантического поля «библиотека» в
современном русском языке; на основе лексикографических источников выявить
характерные для его единиц семантические, парадигматические, синтагматические,
ассоциативные связи;
- сопоставить основные лингвокультурные особенности лексико-семантического поля
«библиотека» в русском языке и американском варианте английского языка; выявить в его
составе основные маркеры культуры, приобретающие характер барьеров и помех в процессе
межкультурной коммуникации;
- создать материалы для учебного лингвокультурологического словаря лексикосемантического поля «библиотека»;
- разработать комплекс заданий и упражнений, направленных на формирование
межкультурной компетенции американских студентов III сертификационного уровня,
включающей знания, умения и навыки системного, лингвокультурологического,
социокультурного и коммуникативного характера;
- проверить разработанную методику экспериментальным путём.
Гипотеза исследования: формирование межкультурной компетенции иностранных
студентов предполагает включение в содержание обучения культурно маркированных
лексических объединений (к числу которых принадлежит лексико-семантическое поле
«библиотека») и требует учёта её комплексной структуры, включающей собственно
лингвистическую, лингвокультурологическую, социокультурную и коммуникативную
составляющие.
Материалом для исследования послужил корпус лексических единиц (более 300),
формирующих лексико-семантическое поле «библиотека». В качестве источников были
использованы толковые, идеографические, семантические, словообразовательные,
ассоциативные словари; словари синонимов, сочетаемости, англо-русские и русскоанглийские словари; данные Национального корпуса русского языка и Корпуса
современного американского варианта английского языка (СОСА); словари библиотечноинформационных
терминов,
коммуникационных
процессов
и
справочники
энциклопедического характера. В диссертации были использованы результаты свободного
ассоциативного эксперимента, констатирующего, обучающего, а также контрольного
экспериментов, проведённых в 2015 г.
Для реализации поставленных задач в диссертации использовались следующие методы
исследования:
методы
лексикографического,
семантического,
ассоциативного,
лингвокультурологического
анализа
лексики;
сопоставительный
метод,
метод
экспериментальных исследований.
На защиту выносятся следующие положения:
- в процессе формирования межкультурной компетенции иностранных студентов
необходимо учитывать методическую значимость культурно маркированных системных
лексических объединений, репрезентирующих знания и представления о важных фрагментах
культуры страны изучаемого языка;
7
- культурное пространство библиотеки, играющее значительную роль в культуре любой
страны, характеризующееся определённой национальной спецификой и постоянной
динамикой в русской и американской культурах, находящее отражение в лексических
средствах языка, должно быть учтено при формировании межкультурной компетенции
американских студентов, изучающих русский язык;
- представления о национальной библиотечной культуре объективируются главным образом
в многочисленном лексико-семантическом поле «библиотека» (более 300 единиц), которое
имеет сложную тематическую структуру, характеризуется многочисленными регулярными и
нерегулярными семантическими, парадигматическими, синтагматическими связями, а также
значительным ассоциативным и лингвокультурологическим потенциалом, что в
совокупности должно быть учтено в содержании учебной модели представления культурно
маркированной лексики в аудитории американских студентов III сертификационного уровня;
- корпус лексических средств, вербализирующих представления о пространстве библиотеки
в русском языке, содержит многочисленные культурные маркеры библиотечного
пространства, которые на фоне американского варианта английского языка проявляются в
значительном количестве асимметричных явлений на собственно лингвистическом
(системном), лингвокультурологическом, социокультурном и коммуникативном уровнях;
- структура лексической межкультурной компетенции, формируемой на базе лексикосемантического поля «библиотека», отражает характер маркеров библиотечного
пространства и соответственно включает собственно-лингвистическую (системную),
лингвокультурологическую, социокультурную и коммуникативную составляющие, что
должно быть отражено в содержании и структуре учебных материалов: в материалах для
учебного словаря, в комплексе заданий и упражнений, в корпусе учебных текстов
различного характера.
Научная новизна диссертации заключается в следующем:
- уточнена структура межкультурной компетенции в рамках задач обучения лексике
русского языка как иностранного, представляющей собой сложноорганизованную структуру,
состоящую из собственно лингвистического, социокультурного, лингвокультурологического
и коммуникативного компонентов;
- аргументирована актуальность формирования межкультурной компетенции на базе
лексико-семантического поля «библиотека», вербализирующего значимый фрагмент
культуры страны изучаемого языка;
- выявлены важнейшие историко-культурные особенности формирования современного
«библиотечного культурного пространства»;
- сопоставлен культурологический потенциал феномена библиотеки в русской и
американской культурах;
- определены содержание и структура учебного лексико-семантического поля «библиотека»
в современном русском языке; на основе лексикографических источников выявлены
основные семантические, парадигматические, синтагматические, ассоциативные связи,
характерные для единиц лексико-семантического поля «библиотека»;
- сопоставлены основные лингвокультурологические особенности лексико-семантического
поля «библиотека» в русском языке и американском варианте английского языка;
8
- созданы материалы для учебного лингвокультурологического словаря лексикосемантического поля «библиотека», а также комплекс заданий и упражнений, направленный
на формирование лексической межкультурной компетенции американских студентов.
Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в обосновании
актуальности формирования межкультурной компетенции на базе культурно маркированных
лексических объединений; в выявлении культурных маркеров библиотечного пространства в
лексике русского языка; в создании учебной модели лексико-семантического поля
«библиотека», которая учитывает сложную тематическую структуру поля, различную
степень системных отношений (семантических, парадигматических, синтагматических);
асимметричные и лакунарные явления.
Практическая значимость исследования определяется тем, что её материал возможно
использовать в лекционных курсах и на практических занятиях по русскому языку со
студентами-иностранцами III сертификационного уровня, а также в курсах по
межкультурной коммуникации, лингвокультурологии, этнолингвистике, методике русского
языка как иностранного; при создании учебников, учебных пособий и учебных словарей
различного типа.
Апробация результатов исследования осуществлялось в выступлениях на
международных научно-практических конференциях «Актуальные проблемы гуманитарного
знания в техническом вузе» (СПб., 2013), «Изучение и преподавание русского языка и
литературы в контексте современной языковой политики России» (СПб., 2014),
«Гармонизация межнациональных отношений и профилактика экстремистских проявлений в
молодежной среде» (СПб., 2015), «Экономические и управленческие технологии XXI века:
теория и практика, подготовка специалистов» (СПб., 2016). Материалы исследования также
нашли отражение в девяти публикациях, три из которых были изданы в журналах, входящих
в обязательный перечень ВАК РФ. Комплекс заданий и упражнений, созданный на основе
теоретических положений данного исследования, проходил апробацию с американскими
студентами III сертификационного уровня обучения на факультете свободных искусств и
наук Санкт-Петербургского государственного университета.
Объем и структура работы: работа состоит из введения, трёх глав, заключения,
списка использованной литературы и приложения.
Основное содержание диссертации
Во введении обосновывается актуальность темы, определяется цель и проблематика
диссертационного исследования, раскрывается научная новизна и теоретическая значимость
работы, а также формулируются гипотеза исследования и положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Теоретические основы и методические предпосылки
формирования межкультурной компетенции американских студентов на материале
лексико-семантического поля «библиотека»» рассматриваются основные теоретические
положения межкультурной коммуникации, актуальные в рамках задач обучения русскому
языку как иностранному; анализируются типологии барьеров и помех в межкультурной
коммуникации; уточняется структура межкультурной компетенции; осуществляется
9
сопоставление библиотечной культуры в России и США с целью выявления её
социокультурных и коммуникативных маркеров.
Феномен межкультурной коммуникации, по сложившемуся мнению исследователей, в
самом широком обобщении представляющий собой процесс коммуникации между
представителями разных культур (Е.М. Верещагин, В.С. Библер, Н.Д. Гальскова, Е.Л.
Головлева, И.В. Денисова, Г.В. Елизарова, А.П. Еременко, В.Г. Костомаров, И.Л. Плужник,
А.П. Садохин, В.В. Сафонова, О.В. Сыромясов, С.Г. Тер-Минасова, О.В. Тимашева, И.И.
Халеева, В.П. Фурманова, Л.А. Самовар, Р.E. Портер, M. Проссер), получает различные
интерпретации в зависимости от сферы его функционирования.
При наличии различных интерпретаций
можно говорить о двух основных
направлениях исследования проблем межкультурной коммуникации: о собственно
коммуникативном, универсальном для различных сфер общения (А. Вежбицкая, М.
Маклуэн, Р. Портер, А.П. Садохин, Л. Самовар, Б. Спицберг) и лингвистически
ориентированном, востребованным в рамках методики обучения иностранным языкам и
русскому языку как иностранному (В.Г. Апальков, М. Байрам, Д.Б. Гудков, Г.В. Елизарова,
О.А. Леонтович, И.Л. Плужник, С.Г. Тер-Минасова, В.П. Фурманова и др.).
В рамках второго подхода к межкультурной коммуникации особую актуальность
приобретают понятия, обозначающие причины сбоев, неудач, ошибок и т. д., возникающих
при межкультурном взаимодействии. Такими понятиями являются коммуникативные
барьеры и помехи (А.П. Садохин, О.А. Леонтович, Д.Б. Гудков, И.М. Шеина и др.), которые
часто используются как взаимозаменяемые, однако некоторые исследователи
дифференцируют их содержание, ср.: барьерами можно считать те факторы, которые
препятствуют осуществлению коммуникации как таковой, а помехи — это факторы, которые
снижают качество коммуникации (О.А. Леонтович). Разработаны различные подходы к
классификации барьеров и помех. Так, например, выделяются языковые (смысловые),
этнокультурные (учёт культурных особенностей, норм, правил и ценностей партнёра),
коммуникативные (правильность речи и приемлемость высказываний в соответствии с
принятыми в данной культуре правилами взаимодействия и поведения) и психологические
(учёт психологических реакций на те или иные проявления других культур) барьеры (А.П.
Садохин) или помехи физиологического, языкового, поведенческого, психологического и
культурологического характера (О.А. Леонтович).
Исходя из обобщения приведённых и других подходов, в методических целях
возможно выделить два основных вида барьеров и помех: лингводетерминированные и
культуродетерминированные, которые в рамках задач обучения лексике иностранных
студентов должны быть конкретизированы и интерпретированы в зависимости от характера
материала. На наш взгляд, лингводетерминированные барьеры возникают как при
нарушении правил использования языка на разных уровнях (собственно лингвистические
или системные помехи), так и при включении в коммуникацию ценностно-оценочно
маркированных
лексических
единиц
и
лингвокультурных
концептов
(лингвокультурологические помехи). Культуродетерминированные помехи обусловлены как
историческим, социокультурным и ситуационным контекстами (социокультурные барьеры и
помехи), так и правилами поведения и этикетом (коммуникативные помехи).
10
В методике обучения иностранным языкам формирование межкультурной
компетенции, понимаемой как умение эффективно взаимодействовать с представителями
иных культур, исследуется прежде всего на базе культурно маркированных текстов:
фольклорных (Ю.В. Вторушина); художественных (А.Н. Ибрагимова); страноведческих
(Ю.Ю. Коротких, О.В. Сыромясов, Е.В. Малькова); текстов, связанных со специальностью
студентов (И.Г. Герасимова, Н.М. Губина, Е.П. Желтова, М.Г. Корочкина); мемуарных
(Л.В. Московкин, У. Равданжамц); аутентичных (Н.Л. Ушакова). В данном исследовании
формирование межкультурной компетенции осуществляется на основе культурно
маркированных лексических объединений, вербализирующих значимые фрагменты
культуры страны изучаемого языка. Об актуальности опоры именно на культурно
маркированные лексические объединения свидетельствуют их методически актуальные
характеристики, направленные на формирование лексического аспекта межкультурной
компетенции:
- именно системный характер таких лексических объединений аккумулирует
семантический, парадигматический, синтагматический потенциал системно организованной
лексики (собственно лингвистическая составляющая);
- объёмные культурно маркированные лексические объединения, отражающие важные
фрагменты культуры, как правило, содержат имена культурных концептов и обширные
ассоциативные
поля,
аккумулирующие
информацию
ценностно-оценочного
и
лингвокультурологического характера (лингвокультурологическая составляющая);
- опора на системный характер культурно маркированных лексических объединений и
их культурологический потенциал позволяют «запустить» объективный механизм
сравнения и, таким образом, обнаружить своеобразие языков и соответствующих культур
(лингвокультурологическая составляющая);
- ввиду того, что лексика является наиболее культурно информативным уровнем
языка, значимые лексические объединения транслируют информацию исторического,
социального, идеологического характера и, таким образом, создают целостное
представление о важном фрагменте культуры изучаемого языка (социокультурная
составляющая);
- интеграция системного, лингвокультурологического и социокультурного потенциала
лексических объединений, включённого в механизм сравнения, способствует преодолению
помех различного характера (лингводетерминированных и культурнодетерминированных) и
осуществлению полноценной межкультурной коммуникации (в учебных ситуациях и в
условиях реального общения), что
соответствует оптимизации формирования
коммуникативной составляющей межкультурной компетенции иностранных студентов
(коммуникативная составляющая).
Таким образом, в содержании межкультурной компетенции применительно к обучению
культурно маркированной лексике (т. е. в рамках формирования лексической межкультурной
компетенции)
целесообразно
выделить
следующие
составляющие:
собственно
лингвистическую, лингвокультурологическую, социокультурную и коммуникативную,
каждая из которых предполагает усвоение на уровне лексики культурных маркеров
библиотечного пространства, создающих помехи в межкультурной коммуникации.
11
Выявление социокультурных и коммуникативных маркеров предполагает культурносопоставительный аспект описания библиотечного дела и «библиотечного пространства» в
русской и американской культурах. Исследования, посвященные российской библиотечной
культуре (С.А. Басов, Е.Ю. Гениева, М.Ю. Матвеев, Д.К. Равинский, А.В. Соколов, Я.Л.
Шрайберг, Дж. Ричардсон, Э.Р. Сукиасян и др.), позволяют выделить важнейшие этапы
развития, а также понятия и соответствующие им культурные концепты, отражающие
особенности библиотечного дела в России, а также социокультурную роль библиотеки.
Так, традиции библиотечной культуры в России не раз подвергались значительным
историческим изменениям. В самом широком обобщении можно выделить три основных
этапа развития библиотечного дела в России: дореволюционный, советский и современный,
среди которых именно советский этап определяется исследователями как наиболее
существенный, поскольку в это время сложилась единая общегосударственная система
библиотечного обслуживания (ЕБС — единая библиотечная система), способствовавшая
всеобщему просвещению населения. В эту систему входят различные типы библиотек:
детские, юношеские, научные, специальные, публичные, республиканские, краевые,
областные и др. В советский период появились и такие специфические феномены и
концепты, отражающие особенности библиотечного пространства этого периода, как
библиотечная сеть, «самый читающий народ в мире», ликбез (ликвидация безграмотности),
всеобщая грамотность, дефицитные книги, макулатурные издания, книжное
собирательство, а также Главлит (Главное управление по делам литературы и
издательств), политграмота, идеологическая цензура, спецхран, самиздат, «тамиздат» и
др. Большое влияние на формирование национального библиотечного пространства оказала
высочайшая оценка печатного слова, книги, образованности, начитанности, человека
читающего, что привело к возникновению феноменов «литературоцентричности» и
«книгоцентричности» русской культуры. Все эти явления представляют собой
социокультурные и лингвокультурологические маркеры библиотечной культуры России и
должны быть учтены в содержании обучения лексике студентов продвинутого уровня.
С конца XX века российское библиотечное пространство подверглось значительным
преобразованиям. Исследователи говорят о такой важной тенденции, как «стирание границ»
между различными категориями читателей, согласно которой, например, существовавшая
ранее концепция библиотека для учёных, в настоящее время трансформируется в
концепцию библиотека для всех или библиотека для многих. Одним из важнейших
маркеров изменений библиотечного пространства стал феномен информатизации.
Появляется термин информационное общество, вследствие чего в настоящее время
информационно-телекоммуникационные технологии пронизывают многие аспекты
деятельности библиотек, меняют привычные нормы и правила. Ярким маркером изменения
библиотечного пространства становится идеология сервисного подхода, внедрившаяся в
деятельность библиотек, подчинившихся рыночной модели развития; переход библиотек из
сферы просвещения в сферу обслуживания и перевод их в «клиентоориентированный»
режим деятельности (о таком переходе свидетельствует и смена наименований читатель,
посетитель на пользователь, потребитель, клиент). Таким образом, речь идёт об
12
определённом изменении концептуальной модели библиотеки, а именно о переходе от
традиционной «просветительской» модели к «коммуникационной» (Е.Ю. Гениева).
Основные принципы организации библиотечного дела в США не претерпевали
значительных исторических изменений и изложены в документе «Билль о правах
библиотеки», опубликованном в 1939 году. Согласно мнению исследователей библиотечной
культуры в США (А.И. Вислый, Р.С. Гиляревский, Э.Н. Замуруев, В.А. Нохрин, Л.Б.
Хавкина, Я.Л. Шрайберг, Р.Х. Бургер, Р. Гордон, Дж. Дан, М. Даулинг, Ф.Ф. Класквин, Дж.
Ричардсон, Дж. Шира и др.), ключевым концептом американской публичной библиотеки
является мессианская идея объединения людей по месту жительства, соседству (community),
а также содействие в непрерывном образовании (life long learning). Данная идея согласуется с
концептом доступности библиотеки и недифференцированности читателей: публичные
библиотеки открыты для всех категорий граждан США и иностранцев, они бесплатны и
выдают материалы во временное пользование на дом.
Важными концептами американской библиотечной культуры также являются
информационная грамотность, технологичность и удобство. Все американские библиотеки
проектировались или адаптировались под современные условия жизни общества, поэтому
внимание уделялось всему: от архитектуры здания до организации книг на полках таким
образом, чтобы создать читателю максимальный психологический и физический комфорт.
Начиная с 1989 года американская библиотечная ассоциация (ALА) одной из своих целей
ставит обеспечение информационной грамотности населения, т.к., согласно установкам
данной ассоциации, именно информационно грамотный человек способен принимать
эффективные решения, обеспечивает свободу выбора и полноценное участие в жизни
общества.
Библиотечное пространство в России и США маркировано и определенными
этикетными особенностями, которые связаны с различиями в поведении в библиотеках
(русская библиотечная культура отличается более жёсткими правилами и большей
регламентированностью); особенностью коммуникационных процессов (в американской
библиотечной культуре преобладают безличные формы обслуживания, большая
компьютеризация и автоматизация процессов, в то время как в России до сих пор важны
личностный контакт и личностная роль библиотекаря) и др.
Вторая глава «Лексико-семантическое поле «библиотека» в содержании обучения
русскому языку как иностранному» посвящена методической организации лексикосемантического поля «библиотека», которая предполагает определение его объёма,
содержания, структуры, основных семантических, синтагматических и парадигматических
связей; описанию ассоциативно-вербального поля «библиотека», а также лексических
явлений, имеющих лакунарный и асимметричный характер, т. е. выявлению собственно
лингвистических и лингвокультурологических маркеров библиотечного пространства.
По общему мнению лингвистов и методистов, при любом подходе к изучению лексики
в иностранной аудитории необходимо учитывать её системную организацию.
Конструирование лексико-семантического поля «библиотека» в учебных целях составляет
сложную задачу, поскольку в идеографических и семантических словарях русского языка не
зафиксировано каких-либо групп и объединений, отражающих данный фрагмент
13
действительности. С учётом этого для построения поля использовались справочники
энциклопедического характера, толковые, словообразовательные и этимологические словари
русского языка.
По общим данным лексикографических источников, данное поле насчитывает более
трёхсот единиц. Доминанта поля (лексема «библиотека») имеет единственный, менее
употребительный синоним «книгохранилище». Ядерная лексема зафиксирована во всех
толковых, а также этимологических словарях русского языка. Согласно этимологическому
словарю, слово «библиотека» начинает осваиваться русским языком с XVIII века.
Показательно, что в это время в словоформе «библиотекарь» появляется русский суффикс
деятеля — -арь.
В толковых словарях современного русского языка («Словарь русского языка» под ред.
А.П. Евгеньевой, «Словарь современного русского литературного языка», «Толковый
словарь живого великорусского языка» В.И. Даля, «Толковый словарь русского языка» С.И.
Ожегова и Н.Ю. Шведовой, «Толковый словарь русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова,
«Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный» Т.Ф. Ефремовой, «Словарь
современного русского литературного языка» в 17 тт.) лексема «библиотека» является
многозначной (в толковых словарях выделяется от двух до пяти значений). Наиболее
общими являются: «собрание книг», «место для хранения книг», «серия книг», «кабинет».
Развитие новейших технологий привело к изменению семантического объёма этой
лексемы и появлению у неё новых значений, отражающих динамику социокультурного
пространства библиотеки, которые зафиксированы в «Толковом словаре русского языка
начала XXI века» под редакцией Г.Н. Скляревской и «Русском семантическом словаре» под
общей редакцией Н.Ю. Шведовой. Авторы выделяют следующие новые значения: 1. а)
(спец.) упорядоченное объединение машинных программ, процедур, данных» («библиотека
алгоритмов и программ», «библиотека запросов», «библиотечный файл» и др.); б)
электронная библиотека — собрание на сайте файлов с материалами, как правило,
определенной тематики, доступных пользователям интернета. 2. (информ.) cпециальным
образом организованный файл, содержащий информацию, каждый элемент которой может
быть извлечен по имени.
В основном содержании поля можно выделить ряд лексико-семантических групп,
которые отражают его сложное семантическое устройство: наименования типов библиотек
(а. различные именные словосочетания: национальная, муниципальная, личная, библиотека
для слепых, и др., б. сложносоставные имена существительные: библиотека-передвижка,
изба-читальня, вагон-библиотека и др., в. аббревиатуры: КИБО (комплекс информационнобиблиотечного обслуживания или мобильная библиотека), ЦБС (централизованная
библиотечная система) и др.); наименования конкретных библиотек: имени Ленина
(Ленинская библиотека, ленинка), имени Салтыкова-Щедрина (публичка, салтыковка),
имени Маяковского (маяковка) и др.; наименования элементов (внутренней) организации
библиотеки: имена существительные и именные словосочетания (читальный зал, каталог
(алфавитный, библиотечный, систематический, тематический, предметный, электронный) и
др.; наименования предметов хранения: книга (учебник, монография), журнал, газета,
рукопись и др.; наименования работников библиотеки: библиотекарь, библиограф,
14
хранитель фондов и др.; наименования лиц, пользующихся библиотекой: читатель,
пользователь, посетитель, абонент, клиент, завсегдатай и др.; наименования основных
действий, совершаемых читателем: получать, заказывать, получать возвращать (книги),
сдавать (сумки, пакеты), соблюдать (правила, тишину) и др.; наименования основных
действий, совершаемых библиотекарем: выдавать (книги), консультировать, подбирать
(литературу), обслуживать, информировать (читателя) и др.; наименования библиотечных
реалий различных эпох: спецхран, ликбез, «чистка», цензура, Главлит, «моральноустаревшая» литература, а также библионочь, мультбиблиотека
и др. (еще не
зафикстрованные в словарях).
Деривационный
потенциал
лексемы
«библиотека» позволяет
обнаружить
дополнительный слой экстралингвистической информации, стоящей за словом, становясь
тем самым собственно лингвистическим маркером библиотечного пространства. Так, в
«Словообразовательном словаре русского языка» А.Н. Тихонова лексема «библиотека»
включена в словообразовательный ряд с вершиной «библио», насчитывающий 24
лексические единицы. В словообразовательном ряду представлено значительное число
наименований профессий и понятий из сферы библиотечного дела (библиограф,
библиография,
библиотековедение,
библиотековедческий,
библиотекарский,
межбиблиотечный, библиотекарша, библиотекарь); зафиксированы слова, отражающие
особое отношение человека к книге и чтению вообще (библиоман, библиомания, библиотаф,
библиофил, библиофильский, библиофильство). Словообразовательный потенциал отражает
особенности развития библиотек в различные исторические периоды (библиотекапередвижка,
библиотека-читальня
и
др.).
Показательно,
что
в
данном
словообразовательном ряду зафиксирована несимметричность гендерных номинаций. Так,
лексема библиограф не имеет соответствия в женском роде, а лексеме библиотекарь
соответствует лексема библиотекарша, которая является стилистически сниженной.
Несмотря на сниженную окраску, лексема библиотекарша часто употребляется в текстах
различных жанров (согласно «Новому частотному словарю русской лексики» О.Н.
Ляшевской и С.А. Шарова). Данные культурологических исследований свидетельствует о
том, что данная профессия является преимущественно женской и не очень престижной.
Показательно, что и другие гендерно маркированные варианты читательница,
посетительница, пользовательница употребляются только в неофициальном стиле.
Помимо системного потенциала ядерной лексемы при формировании учебного
лексико-семантического поля и выявлении культурных маркеров библиотечного
пространства был использован её ассоциативный потенциал. Так, в «Русском ассоциативном
словаре» Ю.Н. Караулова (РАС) в ассоциативно-вербальном поле библиотека
зафиксированы следующие основные векторы ассоциирования: виды библиотек ( городская,
детская, районная, школьная, центральная и др.); порядок работы библиотек (закрыта, на
обеде, открыта); порядок пользования библиотекой (возмещать, заменить, посещать,
отнести); книги и другие единицы хранения (книга, книжка, манускрипт); субъекты
библиотеки (читатель, библиотекарша); сфера науки (наука, научная, науками).
В ассоциативно-вербальном поле нашли отражение возрастные и социальные
особенности респондентов, представляющих собой студенческую аудиторию (реферат,
15
студент, заочник, институт, учиться, учить). Среди реакций, зафиксированных в РАС,
присутствуют позитивные оценочные реакции (дом родной, богатая, насущна, уютная).
Таким образом, данные свободных ассоциативных экспериментов не только
подтверждают актуальность для сознания носителей языка основных семантических
компонентов лексемы «библиотека», но и позволяют выявить основные направления
развития представлений о библиотеке, выводящие за пределы семантики слова: в сознании
студентов конца ХХ века библиотека — это собрание источников, необходимых для
обучения и развития науки; российские библиотеки имеют большое количество
разновидностей и характеризуются устоявшимися чёткими правилами работы с читателями;
основным работником библиотеки студенты видят именно женщину-библиотекаря
(библиотекарша).
С целью выявления современного образа библиотеки в 2016 году был проведен
свободный ассоциативный эксперимент среди студентов РГПУ им. А.И. Герцена и СанктПетербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна (80
человек). В полученных реакциях редуцировались значения собрание книг, комната для
хранения книг, серия книг, объединенных тематически или по жанру, выделяемых
толковыми словарями и попавших в ассоциативное поле РАС. Редуцировались и знания
студентов о различных типах библиотек, обусловленные упадком книгоцентричности и
литературоцентричности современного сознания.
К актуальным направлениям ассоциирования относятся: связь с процессом обучения
(знания, наука, диплом, университет, экзамены, конспект); связь с прошлым (старая мебель,
старость, СССР); тишиной (тишина), уютом (уют, лампа), пыльным помещением (пыль).
Принципиально новым является направление ассоциирования, связанное с научнотехническим переоснащением современных библиотек и компьютеризацией обслуживания
(ксерокс, копии, компьютер, компьютерный зал, информация). О компьютеризации
библиотечного пространства в сознании студентов свидетельствует и отсутствие у них
реакции «читатель» (зафиксированной в РАС), и появление новой реакции «пользователь».
Показательным является и актуальность для студентов нового типа библиотеки —
электронной (е-library). К новым векторам ассоциирования относится связь библиотеки со
сферой обслуживания, не зафиксированная в РАС. О такой связи свидетельствуют реакции
«клиент» (при отсутствии реакции «читатель»), а также реакции «бесплатные услуги»,
«сервис».
Таким образом, несмотря на устойчивость базовых направлений ассоциирования (связь
с книгой, интеллектуальной жизнью, образованием, наукой), данные эксперимента
свидетельствуют об определенной трансформации концептуального пространства
традиционной библиотеки в сознании современных носителей русского языка, отражающих
новую социокультурную ситуацию в библиотечной сфере. Эта трансформация обусловлена,
прежде всего, компьютеризацией библиотечной системы и свидетельствует, по мнению
специалистов, о смене концептуальных моделей библиотеки. Прежде всего, речь идет о том,
что традиционная «просветительская модель библиотеки», доминировавшая до рубежа ХХ–
ХХI вв., уступает место современной «коммуникационной модели», превратившей
библиотеку в особую информационную систему, направленную на развитие
16
коммуникационных процессов, охватывающих все сферы её деятельности (реальные и
виртуальные). О смене концептуальных моделей библиотеки свидетельствует и причисление
библиотечного дела (традиционно относившегося к системе просвещения) к сфере
обслуживания. Как отмечают специалисты, этому процессу способствует внедрение
идеологии сервисного подхода в деятельность библиотек, ориентированного на клиента.
Исследователи обращают внимание на то, что современные посетители библиотеки нередко
приходят не для того, чтобы взять книги, а для того, чтобы проверить электронную почту
полистать журналы и выпить чашечку кофе (Руссак, Сокольская 2013). Лексема «клиент»
номинирует концепт современной библиотечной действительности. Таким образом,
библиотека пошла вслед за рыночными моделями развития экономики, вписавшись в
контекст «общества потребления» и перейдя в «клиентоориентированный» режим
деятельности.
С целью определения представлений американских студентов III сертификационного
уровня о данном фрагменте национальной культуры в 2015–2016 гг. был проведён
свободный ассоциативный эксперимент, в ходе которого респондентам было предложено
дать свободные ассоциации на стимул «библиотека». В эксперименте принимала участие
группа американских студентов, владеющих русским языком на III сертификационном
уровне, обучающихся на факультете свободных искусств и наук Санкт-Петербургского
государственного университета, а также пользователи социальных сетей Интернет. Общее
количество участников эксперимента составило 50 человек. В результате было получено
более двухсот реакций.
В ассоциациях российских и американских студентов зафиксированы значительные
совпадения, которые касаются библиотеки как места получения знаний, образования
(classroom — учебный класс, academic — научный, seminar — семинар, science — наука,
university — университет, lab — лаборатория, literacy — грамотность, research —
исследование, study — обучение, work — работа, cloister — уединённое место, parlor —
кабинет для индивидуальной работы); библиотеки как культурного достояния (museum —
музей, heritage — наследие, gallery — галерея, exhibition — выставка) и др. Значительно
более выраженными у американских студентов оказались векторы ассоциирования,
связанные с восприятием библиотеки как места отдыха и досуга (cafeteria — кафе, canteen —
столовая, gym — спорт.зал, museum — музей, lounge — зона отдыха, playground — детская
площадка, handicraft — рукоделие); как доступного пространства (free — бесплатный, funded
— финансируемый, available — доступный, unlimited — неограниченный, public —
общественный); как виртуального пространства (digital — цифровой, online — через
Интернет, virtual — виртуальный, access — доступ, unpublished — неопубликованный,
Internet — интернет, scroll — прокрутка содержимого на экране, network — сеть, folder —
папка, database — база данных, multimedia — мультимедиа); как пространства, оснащённого
современными технологиями (Java — название языка программирования, Linux — название
операционной системы). В реакциях американских студентов не оказалось представлений о
библиотеке как о комнате для хранения книг, о серии книг, как о тихом и уютном месте.
Среди реакций американских студентов не было и тех, которые выражают отношение к
книге и чтению.
17
При формировании межкультурной компетенции основное внимание должно быть
направлено на учёт асимметричных явлений различного характера, которые создают
основные коммуникативные барьеры и помехи и являются наиболее яркими маркерами
библиотечного пространства.
В составе лексико-семантического поля «библиотека» можно выделить абсолютные
лакуны, такие как: спецхран, главлит, «чистка», ликбез, вагон-библиотека, макулатурные
издания и др., которые отражают различия в историческом развитии библиотек.
Примером асимметричных явлений может служить лексема библиотекарь, которая в
американском варианте английского языка имеет значительное количество соответствий,
обусловленное широкой стратификацией должностей библиотечных работников в США. Из
более пятидесяти наименований библиотекаря в США можно выделить три ключевых:
Librarian (самое высокое звено), Clerk (специалист с общими навыками секретарской
работы) и Technical Librarian (работник по техническому обслуживанию). Таким образом, в
библиотеках США существует два фланга библиотекарей: высококвалифицированные
специалисты, готовые выполнять самую ответственную работу и находить творческое
решение проблем, а также персонал, поддерживающий функционирование всех
подразделений библиотеки. В русском языке наиболее употребительны лексемы
библиотекарь и библиограф, называющие профессии библиотечных работников,
непосредственно контактирующих с посетителями. Наименования остальных сотрудников
библиотеки соответствуют российской традиции наименования служащих государственных
учреждений, таких как: директор, заведующий, методист, бухгалтер, делопроизводитель и
пр.
В настоящее время в библиотековедении США и ряде других стран стали подниматься
вопросы о целесообразности переименования профессии библиотекарь в киберотекарь
(cybrarian), интернавт (Internaut) или кибернавт (cybernaut) ввиду обширной дистанционноинформационной работы с пользователями посредством различных программ, доступных
через всемирную сеть. В этом вопросе российские библиотеки чаще остаются
традиционными и отдают предпочтение устоявшимся названиям.
В наименованиях лиц, пользующихся библиотекой, прослеживается явный
параллелизм (пользователь — user, посетитель — patron, абонент — borrower,
потребитель — consumer, клиент — client, читатель — reader), однако лексема reader в
американском варианте английского языка практически не используется и считается
устаревшей, в то время как в русском языке, несмотря на существенные изменения в
библиотечном пространстве (появление лексем клиент, пользователь, потребитель), лексема
читатель не утратила употребительности. В американском варианте английского языка, в
свою очередь, имеются понятия, которые либо отсутствуют в русском языке, либо только
начинают употребляться в библиотечной сфере. Так, например, в академической библиотеке
США существует понятие reserve collection / reserves (резервная коллекция) — коллекция
материалов, которые выдаются студентам по запросу преподавателя курса на короткий
период (сроком от нескольких часов до нескольких дней) на протяжении всего курса
обучения (обычно в течение семестра).
18
Материалы толковых словарей американского варианта английского языка, а также
специального словаря «The English-Russian Dictionary of Library and Information
Terminology» (2013) позволяют выделить значительное количество асимметричных явлений.
Так, для американских читателей вполне привычно пользоваться так называемыми book
drops (ящики или отверстия приёмника библиотечных материалов, находящиеся снаружи
библиотеки и принимающие материалы круглосуточно в любом районе города). Услуга,
которой гордятся американские библиотеки, это наличие overnight book (книга, выдаваемая
на ночь) или overnight loan (ночной абонемент, предоставляющий возможность
пользователю получать материалы на дом в нерабочий для библиотеки период).
Среди лексических лакун немало таких, когда понятие в одном языке имеет
однословное наименование, а в другом передаётся описательно. Так, в американском
варианте английского языка существуют следующие однословные наименования и
словосочетания, которые в русском языке могут передаваться только описательно:
biblioclast — читатель, портящий книги; bibliokleptomania — неконтролируемое желание
похитить книгу; dog-eared book — книга с загнутыми углами страниц; student assistant —
студент учебного заведения, работающий в библиотеке этого учебного заведения; fluff —
бумажная пыль; floating book — «плавающая книга» — внефондовое издание, не
прикреплённое к какому-либо фонду внутри одной системы библиотек; gray literature —
«серая» литература (неопубликованные документы, отсутствующие в продаже по
коммерческим каналам); regulations — правила пользования библиотекой; kit —
комплектное издание на разных носителях информации; known-item search — поиск заранее
известного документа по элементам библиографического описания; intake — новые
поступления; festschrift — юбилейный сборник (статей); just issued — только что вышедший
из печати; reshelf — возвращать книги на полки; resource sharing — коллективное
использование ресурсов.
Российский словарь «Книга — текст — коммуникация. Словарь-справочник
новейших терминов и понятий» Ю.В. Щербининой содержит значительное количество
наименований асимметричных явлений: библиокешинг (новейший популярный формат
библиоигры, сценарий которой предполагает поиск «книжных сокровищ», хранящихся в
библиотеке, с помощью записок-подсказок), либмоб (массовая акция просветительского,
агитационного и досугового характера, организуемая публичными библиотеками),
буктрейлер (видеокомпозиция, презентующая книгу в произвольной творческой форме),
флипбэк (печатное издание небольшого формата), фастселлер (быстрораскупаемое
издание), фанфик (вторичный текст, написанный поклонниками оригинального
произведения), издание b2b (издания для профессионалов), веблиография (аннотированный
список электронных документов) и др., наименования которых отсутствуют в русском
языке, а при их переводе используется приём транскрипции.
Исследователи указывают на различное содержание понятия академической
библиотеки в России и США. В США под академической библиотекой понимается вся
совокупность библиотек, обслуживающих университеты, колледжи и другие
образовательные учреждения выше школьного. В России термином «академическая
19
библиотека» традиционно выделяют библиотеку Российской академии наук, либо солидную
научную библиотеку.
Словообразовательный потенциал лексико-семантического поля «библиотека» также
свидетельствует об асимметричности полей, например: библиотекарь — библиотекарша,
читатель — читательница, библиотека — библиотечка, книга — книжка — книжечка и
др.
Таким образом, при формировании содержания и объема учебной модели
представления лексико-семантического поля «библиотека» в американской аудитории III
сертификационного уровня учитывались все характеристики поля, составляющие его
собственно
лингвистический,
лингвокультурологический,
социокультурный
и
коммуникативный потенциал. Данной задаче соответствовали следующие принципы
отбора лексики, способствующие редуцированию общего числа лексем до 150 единиц: на
основе методических принципов необходимости/достаточности и принципа доступности
были реализованы собственно лингвистические принципы тематической, семантической,
словообразовательной, сочетаемостной ценности слова, принцип стилистической
неограниченности; принцип учёта фиксации в содержании лексических минимумов I и II
сертификационных
уровней;
принцип
частотности
и
принцип
регулярной
лексикографической фиксации в словарях различного типа; принцип новизны и
актуальности;
принцип
социокультурной
информативности,
принцип
лингвокультурологической ценности слова и учёта его ассоциативной «разработанности»,
принцип учёта асимметричных явлений в языках и культурах.
Таким образом, при формировании учебной модели организации лексическосемантического поля «библиотека» были использованы основные принципы отбора
лексики, учитывающие характер и разнообразие культурных маркеров библиотечного
пространства в лексике русского языка, усвоение которой должно способствовать
оптимизации формирования межкультурной компетенции американских студентов III
сертификационного уровня.
Третья глава «Формирование лексического аспекта межкультурной
компетенции американских студентов продвинутого этапа обучения русскому языку
как иностранному на материале лексико-семантического поля «библиотека»
посвящена созданию лингвометодических материалов, отражающих содержание обучения
культурно маркированной лексике американских студентов на базе лексико-семантического
поля «библиотека», описанию констатирующего, обучающего и контрольного
экспериментов, направленных на формирование межкультурной компетенции американских
студентов III сертификационного уровня и обобщению полученных экспериментальных
данных.
Вследствие того, что межкультурная компетенция, представляющая собой умение
эффективно взаимодействовать с представителями иных культур, на уровне ее лексической
составляющей имеет комплексную, четырехкомпонентную структуру и предполагает
формирование знаний, умений и навыков, позволяющих представителю американской
лингвокультуры эффективно осуществлять межкультурную коммуникацию на русском
языке, гипотезу составило предположение о том, что формирование межкультурной
20
компетенции иностранных студентов на базе лексико-семантического поля «библиотека»
опирается на её комплексную структуру, включающую собственно лингвистическую,
лингвокультурологическую, социокультурную и коммуникативную составляющие.
Для проверки выдвинутой гипотезы, а также выявления уровня исходных знаний и
умений американских студентов был проведён констатирующий эксперимент. В
констатирующем эксперименте принимала участие группа американских студентов,
владеющих русским языком на III сертификационном уровне, обучавшаяся на факультете
свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета в 2015
году, а также группы студентов, подключённых с помощью информационнокоммуникационных средств. Общее количество участников эксперимента составило 28
человек. Констатирующий эксперимент включал четыре блока заданий: собственно
лингвистический, лингвокультурологический, социокультурный и коммуникативный.
Результаты констатирующего эксперимента подтвердили гипотезу о том, что американские
студенты испытывают значительные трудности при восприятии и употреблении культурно
маркированной лексики на разных уровнях формирования межкультурной компетенции.
Они неточно дифференцируют семантику лексических единиц и не полностью реализуют
их сочетаемость, испытывают трудности при выделении тематических групп лексики,
называющей
реалии
библиотечного
пространства,
обладают
недостаточными
культурологическими и энциклопедическими знаниями, необходимыми для адекватного
восприятия концептов российской библиотечной культуры, не знакомы с основными
асимметричными явлениями в составе лексико-семантического поля, не умеют извлекать
информацию из ассоциативно-вербального поля «библиотека», испытывают определенные
трудности в понимании и осуществлении коммуникации в российской библиотеке.
Полученные результаты позволили прийти к заключению о необходимости разработки
методики формирования межкультурной лексической компетенции на данном материале.
Таблица № 1 Результаты констатирующего эксперимента
Число правильных
Число неправильных
Знания и
вариантов ответов,
вариантов ответов,
умения
%
%
Собственно лингвистический блок
Семантические
43
57
характеристики
Тематическая
дифференциация
52
48
лексических единиц
Словообразовательные
38
62
связи
Сочетаемостный
45
55
потенциал
Лингвокультурологический блок
Ассоциативный
25
75
потенциал
Лингвокультурные
18
82
концепты
Социокультурный блок
История библиотечной
24
76
21
культуры России
Современная
российская библиотека
15
85
Коммуникативный блок
Коммуникативное
поведение в
библиотечной сфере
31
69
С целью создания методики формирования межкультурной компетенции
американских студентов на базе лексико-семантического поля «библиотека» был составлен
план обучения, который включал проведение обучающего и контрольного экспериментов.
В обучающем эксперименте принимали участие экспериментальная (ЭГ=12 чел.) и
контрольная (КГ=12 чел.) группы американских студентов, изучавших русский язык на базе
факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного
университета в 2015 году. Разработанный план обучения включал систему и
соответствующие ей комплексы упражнений (трансформационных, подстановочных,
вопросно-ответных, условно-речевых и речевых), содержание которых строилось исходя из
поставленной цели обучения и с учётом уровня подготовки студентов. В рамках системы
были разработаны четыре блока заданий, направленных на формирование всех
составляющих межкультурной компетенции.
Ведущими методическими принципами при создании и организации учебных
материалов явились: принципы коммуникативности, сознательности, речемыслительной
активности, соизучения языка и культуры, межкультурного взаимодействия, ситуативности,
а также принципы учета системности лексики, специфики национальных языков и культур.
Предполагалось, что результатом обучения является формирование межкультурной
компетенции, включающей знания, умения и навыки, соответствующие ее составляющим:
1) Собственно языковой уровень предполагал
формирование
знаний
семантического объёма лексики, ее семантической дифференциации, парадигматических
связей (синонимия, словообразование), синтагматических связей (сочетаемость); умений
использовать словари русского языка и материал учебного словаря-справочника,
систематизировать лексику, выделять в ней тематические группы, дифференцировать
словообразовательные варианты, использовать сочетаемостный потенциал и типичные
сочетаемостные модели; навыков осуществления коммуникации с учётом выбора
лексических единиц и их последующим сочетанием с другими единицами языка в условиях
речевой задачи.
2) Лингвокультурологический уровень предполагал формирование знаний о
культурно маркированных средствах языка (безэквивалентная лексика, оценочная лексика,
лексика с культурной коннотацией, ассоциативные поля, концепты); о ценностных основах
культуры
(книга,
книжное
собирательство,
печатное
слово,
образованность,
интеллигентность); умений адекватно использовать культурно маркированные средства
языка в межкультурном общении; сопоставлять семантику лексических единиц,
репрезентирующих основные концепты библиотечной культуры; воспринимать значения
лексических единиц и имён концептов в различных контекстах; определять переносные
22
значения; воспринимать и использовать ассоциативный потенциал лексики, навыков
осуществления коммуникации с учётом «культурной грамотности» и выбора подходящих
вариантов в соответствии с контекстом и ситуацией общения.
3) Социокультурный уровень предполагал формирование знаний о социокультурной
роли библиотеки; об истории и идеологии библиотечного дела в России, о библиотечных
традициях, об услугах, предоставляемых библиотекой, об особенностях внутренней
организации
библиотечного
пространства;
умений
использовать
справочнобиблиографический аппарат библиотеки; ориентироваться в социокультурных маркерах
библиотечного пространства; сопоставлять библиотечное пространство России и США,
выявлять в культурном пространстве библиотеки объединяющие и отличительные аспекты;
навыков осуществления коммуникации с учётом знаний о социокультурном фоне и реалиях
российского библиотечного пространства.
4)
Коммуникативный
уровень
предполагал
формирование
знаний
о
коммуникативном поведении в библиотечной сфере; о нормах этикета, принятых в
российской библиотеке и правилах обслуживания читателей; умений предугадывать
возможные помехи социокультурного и коммуникативного характера и находить способы
их устранения; адекватно воспринимать, интерпретировать и производить высказывания,
включающие единицы лексико-семантического поля «библиотека» согласно нормам и
правилам русского языка, вступать в коммуникацию с учётом этических норм общения;
определять различия и сопоставлять национально-культурные традиции поведения в
библиотеке; навыков осуществления коммуникации с учётом комплекса полученных знаний
(собственно лингвистического, лингвокультурологического и социокультурного характера)
о библиотечном пространстве в ситуациях, имитирующих условия реального общения в
библиотеке, и в ситуациях реального общения.
Собственно лингвистический этап эксперимента включал в себя работу с различными
типами словарей, в том числе использование материалов для учебного словаря лексикосемантического поля «библиотека». Лингвокультурологический этап эксперимента
базировался на текстах лингвокультурологического характера, содержащих информацию о
ценностных установках и концептах российской культуры, художественных текстах (Д.С.
Лихачёва, Б. Ахмадулиной и др. авторов), материалах ассоциативных словарей.
Социокультурный этап эксперимента включал тексты информативного характера, а также
задания, направленные на знакомство с современной библиотечной реальностью.
Коммуникативный этап эксперимента предполагал выполнение творческих упражнений,
кейсов, имитирующих условия реального общения.
Для проверки результатов обучающего эксперимента был проведён контрольный
эксперимент, в котором были задействованы экспериментальная и контрольная группы (ЭК
и КГ, 24 чел.), включавший в себя задания, в основном повторяющие характер заданий
констатирующего эксперимента. Целью проведения контрольного эксперимента стала
опытная проверка эффективности предложенной методики. Результаты контрольного
эксперимента продемонстрировали следующую динамику в знаниях, умениях и навыках
студентов:
23
Таким образом, можно заключить, что комплекс полученных знаний, умений и
навыков позволяет оптимизировать формирование лексического аспекта межкультурной
компетенции у американских студентов III сертификационного уровня, что способствует
успешному осуществлению ими межкультурного диалога с представителями российской
культуры.
Заключение. В заключении подводятся итоги проведённого исследования и
определяются перспективы развития основных положений работы.
В соответствии с поставленной целью была предпринята попытка формирования
межкультурной компетенции американских студентов, изучающих русский язык, на
материале лексико-семантического поля «библиотека». В исследовании было доказано, что
формирование межкультурной компетенции иностранных студентов на базе культурно
маркированных лексических объединений предполагает учёт её комплексной,
четырёхкомпонентной
структуры,
включающей
собственно
лингвистическую,
лингвокультурологическую, социокультурную и коммуникативную составляющие.
Результаты теоретического и экспериментального исследования, полученные в рамках
диссертации и представляющие собой опытно-экспериментальную работу по
формированию у американских студентов III сертификационного уровня межкультурной
компетенции с использованием учебной модели лексико-семантического поля, дающей
представление о вербализации феномена библиотеки в русской культуре, подтвердило
положение выдвинутой гипотезы.
24
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях (общим
объёмом 5,6 п.л.):
1. Мартынова А.О. Динамика содержания лексемы «библиотека» в содержании
обучения русскому языку как иностранному (по данным различных словарей) / А.О.
Мартынова // Мир науки, культуры, образования. 2014. № 2 (45). C. 88-90. (0,81 п.л.)
2. Мартынова А.О. Содержание и структура лексико-семантического поля
«библиотека» как предмет обучения русскому языку как иностранному / А.О.
Мартынова // Научное мнение. Педагогические, психологические и философские
науки: научный журнал. 2015. № 9. С. 125-128. (0,81 п.л.)
3. Мартынова А.О. Формирование межкультурной компетенции американских
студентов (на материале лексико-семантического поля «библиотека») / А.О.
Мартынова // Мир науки, культуры, образования. 2016. № 3 (58). C. 120-123. (0,81 п.л.)
4. Мартынова А.О. Лексема «библиотека» как предмет обучения РКИ (по данным
лексикографических источников) / А.О. Мартынова // IV Международная научнометодическая конференция, посвященная 240-летию Горного университета: Сб. научных
трудов. — СПб.: Горный университет, 2013. — C. 256–258. (0, 58 п.л.)
5. Мартынова А.О. Словообразовательные связи лексемы «библиотека» как предмет
обучения РКИ (по данным словообразовательных и толковых словарей) / А.О. Мартынова //
Изучение и преподавание русского языка и литературы в контексте современной языковой
политики России: Материалы докладов и сообщений XIX международной научнометодической конференции. — СПб: ФГБОУВПО «СПГУТД», 2014. — C. 55–58. (0,58 п.л.)
6. Мартынова А.О. Библиотека как центр гармонизации межнациональных
отношений / А.О. Мартынова // Гармонизация межнациональных отношений и
профилактика экстремистских проявлений в молодежной среде: Учебно-методическое
пособие. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2015. — C. 120–123. (0,46 п.л.)
7. Мартынова А.О. Ассоциативно-вербальная сеть как отражение концептуальных
изменений в «библиотечном пространстве» русской культуры / А.О. Мартынова //
Русистика и современность : Сборник научных статей XIX Международной научной
конференции. —Астана : Изд-во ЕНУ им. Л.Н. Гумилева. — В 2-х. т. — Т. 1. — 2016. — С.
204-207 (0,58 п.л.)
8. Мартынова А.О. Национальная библиотечная культура России в условиях
рыночной экономики / А.О. Мартынова // Экономические и управленческие технологии
ХХI века: теория и практика, подготовка специалистов: материалы методической и научнопрактической конференции (Санкт-Петербург, 15 ноября 2016 года); ВШТЭ СПбГУПТД. —
СПб., 2016. — С. 114–118. (0,58 п.л.)
9. Мартынова А.О. Бизнес и социальные институты. Возможности соразвития (на
примере социального института библиотека) / А.О. Мартынова // Научно-практический
электронный журнал «Аллея Науки». Томск. 2017. №10 (1) — C. 735–738. (0,35 п.л.)
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
446 Кб
Теги
05304f2043, uploaded
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа