close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

uploaded 073060303F

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Малов Алексей Александрович
Аффективные рейтинги номинаций базовых эмоций
в русском и английском языках
10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и
сопоставительное языкознание
АВТОР ЕФ ЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Екатеринбург – 2017
Работа выполнена на кафедре иностранных языков, лингвистики и перевода
ФГБОУ ВО «Пермский национальный исследовательский
политехнический университет»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Нестерова Наталья Михайловна
Официальные оппоненты:
Нагорная Александра Викторовна, доктор филологических наук,
доцент, ГАОУ ВО города Москвы «Московский городской
педагогический университет», профессор кафедры зарубежной
филологии
Алексеева Мария Леонардовна, доктор филологических наук,
доцент, ФГБОУ ВО «Уральский государственный педагогический
университет», доцент кафедры профессионально-ориентированного
языкового образования
Ведущая организация:
ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет»
Защита состоится 22 декабря 2017 г. в 14:00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.283.02 на базе ФГБОУ ВО «Уральский
государственный педагогический университет» по адресу: 620017,
г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26, актовый зал информационноинтеллектуального центра – научной библиотеки.
С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале
информационно-интеллектуального центра – научной библиотеки
ФГБОУ
ВО
«Уральский
государственный
педагогический
университет» и на сайте Уральского государственного педагогического
университета http://science.uspu.ru.
Автореферат разослан «10» ноября 2017 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Кусова Маргарита Львовна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертационная работа посвящена номинациям
базовых эмоций в русском и английском языках, в частности, проблеме
соотношения их семантики. Она выполнена на пересечении активно
развивающихся дисциплин – психолингвистики и когнитивной лингвистики. В силу междисциплинарного характера исследования в нем
используются не только лингвистические методы, но и методы таких
наук, как психология и нейропсихология.
Человек, его личность, сознание и психика и сегодня остаются одними из самых больших загадок для науки. Сфера эмоций, в частности, является объектом исследования многих наук, в том числе лингвистики. Особенно активно эта тема разрабатывается в последние десятилетия благодаря усилению антропоцентрического подхода к изучению языка. Эта тенденция, в свою очередь, привела к выделению и
активному развитию эмотиологии как специализированного направления лингвистики, в рамках которого изучается вербализация эмоций.
Благодаря работам таких ученых, как Ю. Д. Апресян, Л. Г. Бабенко,
В. И. Болотов, Г. Н. Ленько, Е. В. Пак, Ю. А. Соснина, В. Н. Телия,
В. И. Шаховский и других, отечественная эмотиология переживает
период активного развития, формируя и апробируя разнообразные подходы к изучению эмоций. Как и любая другая молодая наука, эмотиология сталкивается с целым рядом проблем. Теоретические и методологические основы лингвистического подхода к изучению эмоций требуют уточнения, коррекции и доработки. Необходимо усовершенствовать и конкретизировать способы анализа вербальных средств выражения эмоций. В настоящее время отсутствуют единые системы классификации и систематизации языковых средств выражения эмоций. Аналогичная ситуация наблюдается на данный момент и в сфере психологии, на которую так или иначе приходится опираться лингвистам.
В международном научном сообществе феномен эмоций довольно
давно рассматривается в рамках когнитивистики, которая, в том числе,
включает в себя когнитивную лингвистику. Новые открытия и исследования в области медицины, психологии и нейронаук способствуют
развитию новых подходов к изучению эмоциональной сферы человека.
Все вышеперечисленное в сочетании с общей тенденцией к междисциплинарным исследованиям во всех областях науки обусловливает актуальность данной работы, в задачи которой входит апробация и верификация нового для отечественной науки подхода к изучению эмотивной семантики, основанного на сопоставлении аффективных рейтингов эмоциональных стимулов, в том числе вербальных.
3
Объектом исследования являются номинации базовых эмоций английского и русского языков, а предметом исследования – их аффективные рейтинги.
В основу проведенного исследования положена следующая гипотеза. Любой эмоциональный опыт человека строится на нейрофизиологическом субстрате – взаимодействии определенных зон головного
мозга. Именно эта активность и вызывает «субъективное эмоциональное чувство», которое затем выражается вербально с помощью
различных языковых средств, в том числе лексики. Протекание нейрофизиологических процессов не имеет принципиальных отличий у разных индивидов (за исключением патологий), данные процессы поддаются измерению, что делает их надежной базой для последующей разработки теорий эмоций и создания различных классификаций.
Одним из направлений исследований в рамках эмотиологии является поиск критериев оценки эмотивного значения в семантике слова. П. Ланг и М. Бредли предложили способ характеристики эмотивной семантики с использованием так называемых «аффективных рейтингов». Они позволяют оценить лексическую единицу по трем аффективным шкалам: «Знак», «Интенсивность» и «Ощущение контроля»
(«Valence», «Arousal», «Dominance»), которые согласуются с нейрофизиологическими процессами, составляющими фактическую основу
эмоциональных переживаний [Bradley et al. 1999]. Аффективные рейтинги любых лексических единиц формируются путем статистического анализа результатов опроса носителей языка, которые самостоятельно оценивают каждую из предложенных лексических единиц по
названным выше трем параметрам. Одним из важных факторов при
проведении опроса является количество и репрезентативность выборки участников. Полученные результаты дают представление о том, как
та или иная лексическая единица воспринимается носителями языка на
эмоциональном уровне. Таким же образом можно дать оценку и номинациям эмоций, так как в их основе лежит некое эмоциональное переживание. Использование аффективных рейтингов делает возможным
максимально объективно проанализировать сформировавшуюся в
наивном сознании носителей языка эмотивную семантику лексических
единиц. Это позволит по-новому взглянуть на актуальную для переводоведения проблему эквивалентности перевода. Сопоставляя аффективные рейтинги лексических единиц, мы можем оценить точность
передачи эмотивного смысла при переводе. Такой способ особенно
актуален для тех случаев, когда контекст не уточняет нюансов значения
слова, например, в научной литературе по психологии или при перечислении близких эмоций в тексте.
4
В ходе исследования мы выдвинули предположение, что результаты сопоставления аффективных рейтингов лексических единиц с близким значением будут отражать основные особенности их словарных
описаний: чем ближе словарные толкования двух слов, связанных с
эмоциями, тем более близкими окажутся значения их аффективных
рейтингов. При сравнении словарных описаний и аффективных рейтингов русских и английских лексических единиц мы предполагали
увидеть аналогичную картину: близость словарных описаний будет
соответствовать соотношению аффективных рейтингов лексических
единиц. Также частота использования слов в качестве переводческих
соответствий друг другу будет прямо пропорциональна близости их
аффективных рейтингов.
Цель работы – на основе сопоставительного анализа аффективных рейтингов русских и английских номинаций базовых эмоций
уточнить существующие представления о соотношении их семантики.
Для достижения указанной цели было необходимо решить следующие задачи:
1. Изучить существующие в современной эмотиологии способы
семантического анализа эмотивной семантики слов. Выделить ключевые проблемы и нерешенные вопросы современной эмотиологии, а
также причины их возникновения.
2. Проанализировать существующие подходы к изучению эмоций
в рамках различных научных дисциплин (лингвистики, психологии,
нейропсихологии, когнитивистики) и определить оптимальный подход
для достижения поставленной цели.
3. Описать и обосновать целесообразность применения скалярного подхода с использованием аффективных рейтингов.
4. Провести опрос для определения аффективных рейтингов русскоязычных номинаций базовых эмоций, используя методику оригинального исследования М. Бредли и П. Ланга.
5. Сопоставить полученные рейтинги с рейтингами англоязычных номинантов.
6. Проанализировать полученные результаты и сопоставить их с
результатами анализа эмотивной семантики лексических единиц конвенциональными методами (сопоставление лексикографических описаний, сравнение оригинальных текстов и их переводов на основе русско-английского параллельного корпуса).
Материал исследования:
1. Используемые в отечественной литературе номинации базовых эмоций, выделенных П. Экманом: счастье (радость), печаль
(грусть), страх (ужас), гнев (злость), отвращение (омерзение) [Ekman
5
1993; Плотникова 2010; Семенова 2013; Белобородов 2013; Литвина
2010; Андерсон 2010; Лютова 2011; Семенова 2013].
2. Аффективные рейтинги англоязычных лексических единиц,
отобранные из базы данных аффективных норм английского языка
ANEW, составленной П. Лангом и М. Бредли.
3. Аффективные рейтинги для слов: «счастье», «радость», «удовольствие», «удивление», «страх», «ужас», «гнев», «злость», «грусть»,
«печаль», «отвращение», «омерзение», «любопытство».
4. Лексикографические описания лексических единиц, выбранные
из нескольких толковых словарей английского и русского языков [Кэмбриджский онлайн-словарь английского языка; онлайн-словарь английского языка издательства Longman; Оксфордский онлайн-словарь английского языка; Большой толковый онлайн-словарь русского языка; Толковый
онлайн-словарь Ожегова; Толковый онлайн-словарь Даля].
5. Англо-русский параллельный корпус в составе Национального
корпуса русского языка [Национальный корпус русского языка].
Теоретическую и методологическую базу исследования составляют работы отечественных и зарубежных лингвистов, посвященные различным аспектам исследуемой проблемы: фундаментальные вопросы
взаимоотношений языка и эмоций (В. И. Болотов, А. Вежбицкая,
Ю. Н. Караулов, А. А. Потебня, Ю. А. Соснина, В. Н. Телия, В. И. Шаховский, Р. Якобсон, F. Danes и др.), лексические средства выражения эмоций
(З. Ю. Балакина, Л. Г. Бабенко, Е. В. Пак, Н. А. Трофимова и др.), сопоставительный анализ этих средств на материале различных языков
(Н. А. Красавский, Г. Н. Ленько, В. В. Леоньтев и др.) В теоретическую
базу вошли также когнитивные исследования (Н. Н. Болдырев, О. А. Кочетова, Е. С. Кубрякова, А. В. Левкович, В. А. Маслова и др.), исследования
в области нейропсихологии и психологии (Н. Я. Батова, В. Вундт,
Е. Д. Хомская, M. Bradley, W. B. Cannon, P. Ekman, C. Izard, A. M. Jakods,
S. Koelsch, P. Lang, A. Megrabian, B. Mesquita, P. M. Niedenthal,
C. E. Osgood, A. Ortony, J. Russell, W. A. Sibel, T. Turner, R. Walker и др.).
В качестве основного в работе используется общенаучный сопоставительный метод. В сочетании с методом аффективных рейтингов он позволяет сравнить эмотивную семантику различных языковых
единиц и оценить степень адекватности и искажения при ее передаче в
процессе перевода. В свою очередь для получения необходимых данных нами был использован метод психолингвистического эксперимента, в основе которого лежит принцип семантического дифференциала и более общий метод шкалирования. Для анализа полученных в ходе эксперимента данных был использован метод квантитативного (статистического) анализа. При сборе данных мы следо-
6
вали алгоритму, использованному авторами метода П. Лангом и
М. Брэдли в ходе их работы. Полученные результаты были верифицированы путем их сопоставления с данными словарей и англо-русских
параллельных корпусов.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что
работа вносит определенный вклад в развитие отечественной эмотиологии, психолингвистики и психологии, поскольку в ней представлены
новые концепция и метод проведения исследований. В работе обозначены проблемы, стоящие сегодня перед эмотиологией, и предложен
способ их решения. Также вводятся новые для отечественной науки
понятия (аффективный рейтинг, скалярный подход) и принципиально
новый способ анализа эмотивной семантики слов с помощью аффективных рейтингов. На наш взгляд, данный метод может послужить
эффективным инструментом для новых исследований в рамках различных научных направлений, который позволит проводить более точный сопоставительный анализ эмотивной лексики.
Научная новизна работы состоит в том, что впервые были получены и проанализированы аффективные рейтинги для лексических
единиц русского языка, а также проведен сопоставительный анализ
номинаций так называемых «базовых эмоций» в русском и английском
языках, с использованием метода аффективных рейтингов. Проведена
верификация метода путем сопоставления его результатов с конвенциональными методами исследования. Выявлены места пересечений, а
также некоторые несовпадения в семантике номинаций базовых эмоций в русском и английском языках.
Практическая значимость работы состоит в адаптации новой
для отечественной науки методики работы с семантикой лексики, связанной с эмоциональной сферой человека. Метод аффективных рейтингов может быть использован не только в эмотиологии, но и в любых
других научных сферах при необходимости определить, какое эмоциональное воздействие оказывает на человека тот или иной стимул.
В частности, данный подход изначально использовался психологами
для оценки эмотивной семантики визуальных и аудиальных невербальных стимулов. Внедрение данного метода в методологический
аппарат отечественной психологии, психиатрии, когнитивистики и даже медицины позволит расширить спектр подходов, которые используются сегодня для изучения эмоциональной сферы человека. Непосредственно результаты проведенного эксперимента, то есть полученные нами аффективные рейтинги и результаты их сопоставительного
анализа, могут послужить основой для проведения целого ряда исследовательских работ по эмотиологии и когнитивистике, посвященных
7
более детальному анализу эмотивной семантики отдельных слов и пар
переводческих соответствий.
Обоснованность и достоверность результатов диссертационного исследования обеспечивается многократным использованием метода аффективных рейтингов для анализа эмотивной семантики лексических единиц и составления баз данных аффективных норм для более
чем 10 языков на протяжении последних 15 лет. В проведенном нами
эксперименте, направленном на получение аффективных рейтингов
лексических единиц русского языка, участвовало 657 человек различного возраста и социального статуса. Это соответствует и даже иногда
превосходит по количеству и репрезентативности состав групп, которые принимали участие в исследованиях, проведенных зарубежными
учеными. Для дополнительной верификации метода полученные результаты были сопоставлены со словарными дефинициями лексических единиц, а также с материалами параллельного корпуса.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Эмотивная семантика лексических единиц, а также значение
слов-номинантов эмоций могут быть представлены с помощью аффективных рейтингов, полученных с использованием скалярного подхода.
Данные рейтинги показывают, какое именно ощущение пытается выразить или передать человек.
2. Скалярный подход является эффективным способом оценки семантики номинаций эмоций, позволяющим проводить межъязыковые
сопоставительные анализы языковых единиц.
3. Использование аффективных рейтингов может стать решением
проблемы отсутствия единой классификации и критериев оценки эмотивной семантики лексических единиц, позволит более точно выявить
точки пересечения и семантические лакуны различных языков, позволит создать базу данных аффективных норм русского языка и двуязычный словарь аффективной лексики.
Апробация. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены на: конференции «Межкультурная – интракультурная коммуникация: теория и практика обучения перевода» (Уфа,
декабрь 2014 г.), VII международной научной конференции «Индустрия
перевода» (Пермь, июнь 2015 г.), конференции «Межкультурная – интракультурная коммуникация: теория и практика обучения перевода»
(Уфа, декабрь 2015 г.), XVIII международном симпозиуме по психолингвистике и теории коммуникации «Теория речевой деятельности: практики и эксперимент» (Москва, май 2016 г.), VIII международной научной
конференции «Индустрия перевода» (Пермь, июнь 2016 г.).
8
По материалам диссертации опубликовано 9 работ, из них 3 статьи
в изданиях, рекомендованных ВАК МОиН РФ.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения и библиографического списка, содержащего 103 наименования русскоязычных источников, 90 – иностранных.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Во введении обосновываются выбор темы исследования и ее актуальность; обозначаются объект и предмет исследования, перечисляются
цель и поставленные задачи; описываются теоретическая и методологическая база исследования, используемые методы, а также научная новизна работы; формулируются положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы; приводятся сведения об
апробации работы, ее структура и краткое описание библиографии.
Первая глава «Теоретические основы сопоставительного исследования русских и английских эмотивов» состоит из двух параграфов,
в которых приводится краткая информация о становлении эмотиологии
и ее основных положениях. Первый раздел посвящен эмотиологии как
одному из современных направлений лингвистики. В нем рассматриваются основные положения науки, сформулированные на сегодняшний день. Второй раздел посвящен основным открытым вопросам эмотиологии и возможным путям их решения, а также направлениям развития лингвистики эмоций.
Как известно, эмотиология изучает вербализацию, выражение и
передачу эмоций, языковые способы экспликации эмоциональных состояний и отношений [Шаховский 1995]. В компетенцию эмотиологии
входит изучение вопросов эмоционального «картирования мира человека», а также исследование различных способов отражения психических переживаний в языке [Балакина 2006: 4]. По мнению таких ученых, как З. Ю. Балакина, В. И. Болотов, Е. Н. Мусурова, Е. В. Пак,
Е. В. Тарасенко, В. И. Шаховский и других, эмоции пронизывают
жизнь человека полностью, сопутствуя любой деятельности, организуя
и направляя ее, позволяя оценить ход процесса и его результаты. Они
отражают в сознании человека его «эмоциональное отношение» к
неким феноменам (как внешним, так и внутренним), которое зависит
от того, как их объективные свойства соотносятся с потребностями
субъекта [Балакина 2006; Бирюкова 2008; Болотов 1986; Коваль 2010;
Муссурова 2013; Пак 2004; Тарасенко 2012; Шаховский 2008]. Эмотиология оперирует понятием эмотивности, которое означает «имманентно присущее языку семантическое свойство выражать системой
своих средств эмоциональность как факт психики; отраженные в се-
9
мантике языковых единиц социальные и индивидуальные эмоции»
[Шаховский 2008: 24].
Способы актуализации категории эмотивности в языках являются
основным объектом изучения в работах по эмотиологии. Однако остается открытым фундаментальный вопрос о том, какие лексические
единицы считать эмотивами и как вообще можно определить «эмотивность». Например, ученые, занимающиеся проблемами эмотиологии,
не могут прийти к единому мнению относительно того, обладает ли
номинативная лексика эмотивностью [Пак 2011: 9; Карпова 2011; Красавский 1995; Сафина 2011]. С одной стороны, номинации эмоций
практически не используются для выражения или трансляции эмоционального состояния, с другой стороны, в самой их семантике заложено
некое эмоциональное переживание. То, как именно взаимодействуют
психологические процессы, в том числе эмоции, и наша речь, изучает,
в частности, когнитивная лингвистика. С точки зрения этой науки вербальная идентификация эмоций субъективна, а выбор языковых
средств всегда связан с ситуацией. То же самое справедливо и для номинаций эмоций, поэтому целью работы было найти эффективный
способ сопоставления различных вариантов номинаций эмоций на
русском и английском языках для подбора переводческих соответствий
с наименьшей степенью искажения.
Вторая глава «Способы классификации аффективной лексики»
посвящена обзору существующих способов классификации эмоций, а
также эмоциональных стимулов, в том числе вербальных. Глава состоит из двух параграфов. В первом параграфе мы обращаемся к нейрофизиологии эмоций, а также анализируем существующие в мировой
научной практике подходы к оценке эмотивности языковых единиц.
Второй параграф представляет обзор исследований, успешно использующих рассмотренные в первом параграфе методы для анализа лексических единиц.
В психологии и лингвистике эмоций широко используется понятие «базовые эмоции». Эта концепция была представлена в том числе в
работах П. Экмана и К. Изарда в 20-х гг. XX века. «Базовые эмоции»
выделяются на основании сочетания сразу нескольких аспектов: особенности нейрофизиологических реакций, уникальный паттерн психологической реакции и уникальная поведенческая реакция. П. Экман
приводит также результаты различных исследований с использованием
функциональной МРТ и вызванного потенциала (изменение кожной
проводимости под действием внешних стимулов), которые указывали
на то, что при демонстрации фотографий людей, выражающих различные эмоции (fear, sadness, disgust, anger, happiness), активизируются
10
различные зоны головного мозга. Однако в различных исследованиях
количество базовых эмоций варьируется. Эта концепция лежит в основе «дискретного подхода», при котором каждая эмоция рассматривается как комбинация пяти базовых эмоций в различных пропорциях. На
наш взгляд, этот подход плохо применим в лингвистических исследованиях, так как требует точного определения семантики словноминантов базовых эмоций. Особенно актуальна эта проблема при
работе с лексическим материалом разных языков. Например, в русскоязычной научной литературе используется несколько вариантов наименования каждой из базовых эмоций.
Более эффективным для решения поставленных задач нам представляется использование «скалярного подхода» (dimensional
approach), согласно которому каждая эмоция обладает набором характеристик, каждая из которых может быть представлена некой шкалой.
Сам подход основан на работах Ч. Осгуда о «первичных измерениях
значения». В случае с эмоциями использовались три характеристики:
оценка (evaluation), деятельность (activity) и потенция (potency), также
иногда называемые «удовольствием» или «позитивностью», «возбуждением» или «активацией», «контролем» или «преобладанием» соответственно. Каждая характеристика была представлена несколькими
шкалами, построенными по принципу семантического дифференциала.
Их конечные точки были обозначены прилагательными с противоположными значениями. Тот или иной стимул получал оценку по каждой
шкале, затем из полученных результатов формировались конечные значения по каждой из характеристик. Они составляли «аффективный
рейтинг» стимула.
В большинстве исследований, посвященных выявлению соотношения эмоций и когнитивных процессов, применяется метод, разработанный А. Мехрабианом и Дж. Расселом в 1974 году на основе работ Осгуда. В нем используются параметры «pleasure», «arousal» и «dominance»,
которые можно перевести на русский язык как «удовольствие», «возбужденность» и «доминантность». Исследователи использовали 18 биполярных пар прилагательных, каждая из которых обозначала крайние
точки девятибалльной шкалы. Своеобразной эволюцией метода Мехрабиана и Рассела стала система невербальной оценки для измерения
«удовольствия», «возбуждения» и «доминантности» SAM (SelfAssessment Manikin), разработанная П. Лангом и его коллегами в 80-х
годах прошлого века. Ученые отмечали, что метод Мехрабиана и Рассела
практически невозможно применить в иноязычных культурах или при
работе с людьми с малым словарным запасом, детьми, лицами с некоторыми психическими нарушениями, например, афазией. Именно для ре-
11
шения этих проблем и была разработана невербальная система самооценки SAM, представленная на рисунке 1. Данная система позволила
сократить количество оценочных шкал до трех, а также упростила процедуру для участников эксперимента, практически полностью исключив
вербальную составляющую на этапе сбора аффективных рейтингов.
Важным преимуществом такого подхода является то, что предлагаемые
измерения соответствуют нейрофизиологическому механизму протекания эмоциональных переживаний. Согласно «Квартетной теории эмоций» (The quartet theory of human emotions) [Koelsch и др. 2015], в создании эмоционального опыта участвуют четыре зоны головного мозга,
каждая из которых отвечает за свой аспект: ствол, диэнцефалон, гиппокамп и орбито-фронтальная кора. Показатель «valence» соответствует
активности диэнцефолана и гиппокампа, которые отвечают за положительность и отрицательность эмоций. «Activation» показывает степень
активности одной из зон ствола головного мозга, которая контролирует
общую возбужденность и тонус организма. Орбито-фронтальная кора,
помимо того, что является биологическим центром «морали», играет
важную роль в контроле эмоций и поведения, таким образом, соответствуя третьей шкале SAM – «control». На рисунке 1 представлен один из
вариантов SAM, используемый в исследованиях.
Рис. 1. Шкала SAM
12
Верхняя шкала, названная «valence», представляет собой континуум от негативного, печального, неудовлетворенного состояния, представленного изображением грустного лица, до состояния крайней радости и счастья, обозначенного изображением счастливого, улыбающегося лица.
Вторая шкала в этой версии рисунка называется «activation», несмотря на то, что обычно используется понятие «valence». Крайними
значениями являются состояния спокойствия, сонливости и сильного
возбуждения, что отраженно на рисунках графически.
Шкала «dominance» репрезентирует изменения ощущения контроля и контролируемости через изменение размера фигур. Маленькое
изображение связано с чувством контролируемости, подчинения и бессилия, в то время как фигура максимального размера означает максимальный контроль над ситуацией.
При проведении опроса участникам предлагалось выбрать одно из
девяти числовых значений на каждой шкале – под изображением или
между ними. Многие исследователи успешно применяли SAM для измерения эмоциональных реакций на различные стимулы: изображения,
образы, звуки, боль, рекламу и многое другое.
В 1999 году М. Брэдли и П. Ланг составили первую базу данных
аффективных норм английского языка – ANEW (Affective Norms for
English Words). Необходимо отметить, что в работах Брэдли и Ланга
понятие «affective» используется для обозначения любой лексики,
имеющей эмотивное значение.
В качестве материала для исследования были использованы 1034
слова английского языка (существительные, глаголы и прилагательные),
150 из которых были взяты из списка, составленного Мехрабианом и
Расселом, и 450 из работы А. Гринвальда и его коллег. В исследовании
принимали участие студенты-психологи начальных курсов, выборка
была сбалансирована по полу, эксперименты проводились в группах от 8
до 25 человек. Каждый участник оценивал от 100 до 150 слов, по трем
измерениям: «valence», «arousal» и «dominance», используя SAM.
Долгое время ANEW оставалась единственной базой данных подобного типа, однако в период с 2006 по 2015 гг. стали появляться все
новые базы данных аффективных норм для английского, немецкого,
испанского, французского, португальского, голландского, финского,
итальянского и польского языков – всего более 20 работ. К сожалению,
в этом списке отсутствует русский язык. На наш взгляд, это серьезно
ограничивает потенциал возможных исследований в сфере эмотиологии. Основными преимуществами адаптации данного подхода и составления базы данных для русского языка мы считаем:
13
– возможность его использования для проведения межъязыковых
исследований;
– объективность способа систематизации эмотивной лексики;
– возможность сопоставления аффективных рейтингов, полученных на разном языковом материале;
– широкие перспективы использования скалярного и дискретного
подходов, а также базы данных аффективных норм русского языка в
отечественной лингвистике и психологии.
На наш взгляд, базы данных аффективных норм русского языка,
составленные на основе скалярного подхода, а также использование
аффективных рейтингов могут значительно облегчить решение стоящих перед эмотиологией задач. Более общие понятия, позаимствованные из области психологии, позволят решить проблему унификации
терминологического аппарата и определят положение эмотиологии
относительно других наук. Предложенные методы исследования и систематизации аффективной лексики могут быть использованы для выявления знаков и маркеров эмотивности как на уровне отдельных слов,
так и целых текстов. Также они могут быть использованы для анализа
и сопоставления лингвистических и паралингвистических способов
выражения эмоций. Наиболее важным для переводческой практики
является то, что на основе сопоставления аффективных рейтингов лексических единиц разных языков представляется возможным создать
принципиально новый словарь аффективной лексики, который станет
незаменимым инструментом для переводчика.
В третьей главе «Сопоставительный анализ способов номинации
‘базовых эмоций’» представляются аффективные рейтинги 13 русскоязычных единиц аффективной лексики. Приводятся результаты сопоставительного анализа аффективных рейтингов англоязычных номинаций базовых эмоций и их наиболее популярных русскоязычных соответствий. Выявляется корреляция между результатами этого анализа и
соотношением словарных толкований русских и английских слов. Анализируются материалы параллельного англо-русского корпуса на
предмет выявления корреляции между близостью аффективных рейтингов русских и английских номинаций базовых эмоций и частотностью использования этих слов в качестве переводческих соответствий.
Для получения аффективных рейтингов русскоязычных номинаций базовых эмоций мы провели опрос, взяв за основу метод, использованный М. Брэдли и П. Лангом. В первую очередь перед нами стояла
задача подобрать русскоязычные эквиваленты понятиям «valence»,
«arousal» и «dominance».
14
После изучения различных словарей и пользуясь описанием каждого измерения, предоставленным в ANEW, шкала «valence» была
названа нами «знак», «arousal» – «интенсивность», а «dominance» –
«ощущение контроля». Мы учитывали необходимость сохранения оригинального смысла при максимальной эмоциональной нейтральности.
По данной причине мы не могли назвать вторую шкалу «возбуждение»,
несмотря на то, что это является точным переводом «arousal», так как
оба понятия являются медицинскими терминами, однако русскоязычный эквивалент имеет устоявшуюся сексуальную коннотацию, что
могло привести к искажению результатов эксперимента. Для показателя «dominance» был использован описательный перевод, так как, по
словам самих авторов, этот показатель вызывал наибольшие затруднения среди участников эксперимента, и нашей задачей было сделать его
максимально понятным. На рисунках 2-4 представлены шкалы SAM в
том виде, в котором они были использованы в нашем исследовании.
Рис. 2
Рис. 3
15
Рис. 4
При подборе участников эксперимента для нас было важно охватить как можно большее количество людей из различных социальных
групп. Для этого мы использовали сеть Интернет и конкретно социальную сеть «Вконтакте». Ссылка на опрос с кратким описанием задания была размещена на личной странице автора исследования и в
группе перевода и озвучивания научно-популярных видео «Vert
Dider», в которой на момент размещения (06.01.16) состояло чуть
более 82 тысяч человек различного возраста (от 18 и младше до 45 и
старше) согласно возрастным категориям.
Опрос был составлен с помощью сервиса GoogleForms, позволяющего проводить различные опросы онлайн.
На первой странице было представлено описание теста, системы
SAM и сформулирована основная задача, стоящая перед участниками
опроса. После ознакомления с описанием эксперимента испытуемый
переходил к заполнению информации о поле и возрасте, а затем к
выполнению задания.
Материалом исследования послужили возможные варианты перевода с английского так называемых «базовых эмоций». В результате эксперимента нами были получены рейтинги для 13 эмотивовноминантов по показателям «знак», «интенсивность» и «ощущение
контроля» от 657 участников эксперимента. Средние значения и
стандартное отклонение были подсчитаны для каждого слова. Ниже
приведена сводная таблица (Табл. 1) полученных аффективных рейтингов и стандартных отклонений (в скобках).
16
Радость
Страх
Удовольствие
Гнев
Грусть
Ужас
Удивление
Отвращение
Печаль
Счастье
Омерзение
Любопытство
Злость
Знак
7,61 (1,42)
2,96 (1,53)
7,57 (1,42)
2,94 (1,80)
3,57 (1,58)
2,21 (1,74)
6,11 (1,37)
2,38 (1,43)
3,33 (1,49)
8,23 (1,31)
2,23 (1,46)
6,85 (1,52)
2,91 (1,71)
Интенсивность
6,15 (1,80)
6,90 (1,88)
5,60 (2,21)
7,44 (1,89)
3,72 (2,01)
7,43 (2,02)
5,99 (1,71)
5,45 (2,05)
3,87 (2,04)
6,51 (2,22)
5,80 (2,14)
6,34 (1,86)
6,91 (2,20)
Таблица 1
Контроль
6,10 (2,05)
4,00 (2,14)
6,04 (2,20)
4,23 (2,41)
5,21 (2,34)
3,20 (2,33)
5,36 (2,13)
5,43 (2,27)
5,29 (2,23)
6,03 (2,38)
5,05 (2,22)
5,72 (2,34)
4,44 (1,76)
Одной из наших основных практических задач было выявление
наиболее адекватного соответствия для каждой из пяти базовых эмоций по классификации П. Экмана путем сопоставления аффективных
рейтингов. Некоторые эмоции в ANEW были представлены лишь формой прилагательного, например, «happy» и «sad», что накладывает
свои ограничения на результаты сопоставления. Сравнив аффективные
рейтинги однокоренных прилагательных и существительных («joy» –
«joyful», «anger» – «angry»), мы пришли к выводу, что разница оценок
не является критичной. Как правило, аффективные рейтинги существительных сильнее отклонялись от среднего значения по сравнению
с рейтингами однокоренных прилагательных.
В качестве контрольного измерения мы сопоставили особенности
лексикографического описания номинаций базовых эмоций, представленные в нескольких словарях, с их аффективными рейтингами по тому или иному показателю. Также мы обратились к параллельному
англо-русскому корпусу для верификации полученных результатов.
Перед началом анализа нами была выдвинута гипотеза, что соотношения аффективных рейтингов номинаций базовых эмоций на русском и
английском языках найдут свое отражение в их лексикографическом
описании, а также слова с близкими рейтингами будут чаще использоваться в качестве переводческих соответствий при переводе текстов.
Базовая эмоция «happiness», представленная в ANEW прилагательным «happy», имеет наиболее близкие рейтинги с русскоязычным
17
номинантом «счастье», что совпадает со словарным вариантом перевода и лексикографическими описаниями слов. Согласно англо-русскому
корпусу из 508 случаев использования слова «happiness» в 423 оно было переведено словом «счастье», что составляет 84% и отражает соотношение аффективных рейтингов этих слов. На втором месте находится вариант перевода «радость» – 57 случаев, или 11% (Табл. 2).
Happy
Счастье
Знак
8.21 (1.82)
8,23 (1,31)
Таблица 2
Интенсивность
Контроль
6.49 (2.77)
6.63 (2.43)
6,51 (2,22)
6,03 (2,38)
Базовая эмоция «fear» по показателю «знак» и «интенсивность»
находится ближе к «страху», однако по ощущению контроля – к «ужасу». Эта особенность может быть объяснена тем, что в значении «fear»
заложен элемент неспособности к противодействию, более характерного для русскоязычной номинации «ужас». Из 1000 случаев употребления «fear» 609 (61%) приходится на перевод «страх» и лишь 59 (6%)
на «ужас», что также соответствует соотношению между аффективными рейтингами (Табл. 3).
Страх
Fear
Ужас
Знак
2,96 (1,53)
2.76 (2,12)
2,21 (1,74)
Интенсивность
6,90 (1,88)
6.96 (2,17)
7,43 (2,02)
Таблица 3
Контроль
4.00 (2,14)
3.22 (2,20)
3,20 (2,33)
Базовая эмоция «anger» оценивается носителями английского
языка как более отрицательная эмоция, по сравнению с такими эмоциями, как «гнев» и «злость». По интенсивности она практически совпадает с номинантом «гнев», но по шкале контроля находится значительно выше, чем русскоязычные аналоги. Эти несовпадения можно объяснить общей тенденцией носителей англоязычной культуры к сдерживанию негативных эмоций, из-за чего интенсивная эмоция «anger» считается крайне негативной, при этом контролируемой. В материалах
корпуса слово «anger» встречается 479 раз, из которых в 257 случаях
оно было переведено словом «гнев», а в 95 – номинацией «злость» или
однокоренными словами. Это соответствует 54% и 20%, что значительно ближе, чем в предыдущих случаях и отражает близость аффективных рейтингов всех трех номинаций (Табл. 4).
18
Гнев
Anger
Злость
Знак
2,94 (1,80)
2,34 (1,32)
2,91 (1,71)
Интенсивность
7,44 (1,89)
7,63 (1,91)
6,91 (2,20)
Таблица 4
Контроль
4,23 (2,41)
5,50 (2,82)
4,44 (1,76)
Базовая эмоция «disgust», представленная в ANEW формой причастия, по двум основным параметрам «знак» и «интенсивность» практически полностью совпадает с русскоязычным номинантом «отвращение». Заметно различаются рейтинги по шкале контроля, однако нам
не удалось связать это с лексикографическим описанием слова. Номинация «disgust» встречается в материалах корпуса 154 раза. В 69 случаях (45%) она была переведена как «отвращение», в 23 (15%) – с помощью слова «презрение», которое не вошло в наш эксперимент, так как
не используется для обозначения базовых эмоций (Табл. 5). Более детальное изучение данного вопроса, на наш взгляд, может стать темой
отдельного исследования.
Disgusted
Отвращение
Знак
2,45 (1,41)
2,38 (1,43)
Интенсивность
5,42 (2,59)
5,45 (2,05)
Таблица 5
Контроль
4,34 (1,94)
5,43 (2,27)
Последняя базовая эмоция согласно классификации П. Экмана –
«sadness». В ANEW она представлена формой прилагательного «sad».
В данном случае это не представляется нам принципиальным, учитывая масштаб несовпадения рейтингов англоязычной номинации и ее
русскоязычных аналогов. Согласно оценкам, «sad» воспринимается
более чем в два раза негативнее, чем «грусть» или «печаль». По шкале
интенсивности «sad» соизмеримо с русскоязычным номинантом «печаль», но по шкале «ощущение контроля» находится примерно на одинаковом удалении как от «грусти», так и от «печали». Стоит отметить,
что полученные результаты нельзя назвать непредсказуемыми, поскольку в трудах А. Вежбицкой подробно обсуждается феномен несовпадения эмотивной семантики номинаций эмоций русского и английского языков со значением, близким к «грусть», «печаль» и «тоска». Из
125 случаев использования номинации «sadness» в 47 она была переведена как «печаль» и в 32 случаях – как «грусть», что соответствует 37%
и 26% (Табл. 6). Такое распределение частотности согласуется с результатами, полученными нами при анализе аффективных рейтингов, и
19
лишний раз иллюстрирует актуальность вопроса о эмотивной лакунарности языков.
Sad
Грусть
Печаль
Знак
1,61 (0,95)
3,57 (1,58)
3,33 (1,49)
Интенсивность
4,13 (2,38)
3,72 (2,01)
3,87 (2,04)
Таблица 6
Контроль
3,45 (2,18)
5,21 (2,34)
5,29 (2,23)
Из приведенных результатов анализа видно, что русскоязычные номинации базовых эмоций «счастье» и «страх» можно считать наиболее
точными переводческими соответствиями англоязычных номинаций
«happiness» и «fear». Пары «гнев» – «anger» и «отвращение» – «disgust»
имеют близкие словарные описания и аффективные рейтинги, тем не менее, совпадают недостаточно точно, чтобы говорить о максимально точном соответствии. Мы считаем, что необходимо полностью проанализировать синонимические ряды обеих пар, прежде чем делать окончательные выводы. Наибольший интерес для последующих исследований представляет номинация базовой эмоции «sadness» («sad» в форме прилагательного), для которой, на наш взгляд, слова «грусть» и «печаль» являются
в одинаковой мере недостаточно точными соответствиями.
В заключении подводятся итоги проведенного исследования,
намечаются дальнейшие перспективы применения результатов работы.
В настоящее время в отечественной эмотиологии отсутствует единое мнение по некоторым фундаментальным вопросам, в частности,
нет четких критериев выявления эмотивной семантики языковых единиц, а также способа оценки и сопоставления эмотивности слов. На
наш взгляд, не решив эти проблемы, невозможно создать классификацию, следовательно, разработать способ проведения сопоставительных
анализов эмотивной лексики.
В нашей работе мы подробно описали и применили на практике
новый для отечественной науки подход к изучению эмотивности лексических единиц. Главным показателем эффективности этого подхода
является, на наш взгляд, значительное количество работ, выполненных
на его основе представителями различных университетов и профильных институтов по всему миру. Регулярное появление новых баз данных аффективных норм для различных языков говорит об актуальности применения скалярного подхода для решения задач, стоящих перед
эмотиологией. Наш эксперимент, являясь лишь первым и пробным
шагом на пути к созданию базы данных аффективных норм русского
языка, показал эффективность и согласуемость метода с методами
20
«традиционной» лингвистики. Также он указал на ряд вопросов, требующих более детального изучения, в частности: влияние контекста на
аффективный рейтинг слова, причины несовпадения аффективных
рейтингов некоторых номинаций в разных языках, способы компенсации этих расхождений при переводе. Создание полной базы данных
аффективных норм открывает новые возможности и пути развития для
всех сфер научных изысканий, затрагивающих эмоции и язык. Перспективы данного метода мы видим в его применении в различных
сферах научных исследований человеческих эмоций: контролируемые
эксперименты в психологии, ранняя диагностика психических расстройств в психиатрии, улучшение качества машинного перевода и
даже искусственного интеллекта в кибернетике.
Основные положения диссертационного исследования отражены
в следующих публикациях автора:
Статьи в рецензируемых научных журналах,
включенных в реестр ВАК МОиН РФ:
1. Малов, А. А. «Слов нет, одни эмоции»: о нейропсихологической
природе эмоций и их вербализация [Текст] / А. А. Малов // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Гуманитарные науки. – 2016. – № 3. – С. 156-161 (0,3 п.л.).
2. Малов, А. А. О скалярном подходе и аффективных рейтингах
русскоязычных номинаций базовых эмоций [Текст] / А. А. Малов //
Вестник Череповецкого государственного университета. – 2017. – № 4
(79). – С. 64-69 (0,3 п.л.).
3. Малов, А. А. Сопоставительный анализ аффективных рейтингов русскоязычных номинаций базовых эмоций [Текст] / А. А. Малов //
Культура и цивилизация. – 2017. – Т. 7. – № 3А. – С. 8-18 (0,6 п.л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях:
4. Малов, А. А. Базы данных аффективных норм языка как способ
систематизации аффективной лексики [Текст] / А. А. Малов // Успехи
современной науки. – 2016. – Т. 1. – № 3. – С. 141-147 (0,3 п.л.).
5. Малов, А. А. Применение нейропсихологического и психологического подхода для определения адекватности перевода эмотивов [Текст] /
А. А. Малов // Индустрия перевода. – 2015. – Т. 1. – С. 120-125 (0,3 п.л.).
6. Малов, А. А. Аффективные рейтинги эмотивов-номинантов
русского языка [Текст] / А. А. Малов // Успехи современной науки. –
2016. – Т. 3. – № 10. – С. 61-70 (0,5 п.л.).
21
7. Малов, А. А. Скалярный подход к решению проблемы характеристики аффективной лексики [Текст] / А. А. Малов // Индустрия перевода. – 2016. – Т. 1. – С.65-68 (0,2 п.л.).
8. Малов, А. А. О неопределенности понятия «эмоция» в свете
проблемы межъязыковой трансляции эмотивных смыслов [Текст] /
А. А. Малов // Межкультурная ↔ интракультурная коммуникация: теория и практика обучения и перевода : материалы III Международной
научно-методической конференции. – Уфа : РИЦ БашГУ, 2014. –
С. 312-319 (0,4 п.л.).
9. Малов, А. А. Базы данных аффективных норм языка как средство оценки эквивалентности перевода эмотивной лексики [Текст] /
А. А. Малов // Межкультурная ↔ интракультурная коммуникация: теория и практика обучения и перевода : материалы III Международной
научно-методической конференции. – Уфа : РИЦ БашГУ, 2015. –
С. 268-270 (0,1 п.л.).
Подписано в печать 24.10.2017. Формат 60х841/16.
Бумага для множ. аппаратов. Печать на ризографе.
Гарнитура «Times New Roman».
Усл. печ. л. 1,3. Уч.-изд. л. 1.
Тираж 100. Заказ 4882.
Оригинал-макет отпечатан в отделе множительной техники
Уральского государственного педагогического университета.
620017 Екатеринбург, пр-т Космонавтов, 26.
22
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
1 341 Кб
Теги
073060303f, uploaded
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа