close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1999-01

код для вставкиСкачать
ЕкатеDина Гилева. Весна на Урале.
1964.
Акварель.
Редакция:
УЧРЕДИТЕЛИ
Герман ИВАНОВ
-
СОЮЗ
(главный редактор),
ПИСАТЕЛЕЙ
Юний ГОРБУНОВ,
Сергей КАЗАНЦЕВ,
Анна КОСТРИКОВА
РОССИИ,
ТРУДОВОЙ
КОЛЛЕКТИВ
(художественный редактор),
ЖУРНАЛА
Леонид ШУНЯЕВ
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
Виктор АСТАФЬЕВ,
Кир Булычl:в
Владислав КРАПИВИН,
Станислав МЕШАВКИН,
Николай НИКОНОВ,
Олег ПОСКРI:БЫШЕВ,
Геннадий ПРАШКЕВИЧ,
Ир6итская ярмарка гравюры
Юний ГОРБУНОВ ------------------------------- 2
Борис СТРУГАЦКИЙ
«Счастлив, кта посетил сей мир ... »
Татьяна БЫСТРЫХ ------------------------------ 4
Компыотерная вёрстка:
Двойное лезвие горизонта
Анна КОСТРИКОВА, .
Эдуард КИСЕлl:в
Серrей МАРТЬЯНОВ
---------------------------- 9
Краеведческая копилка -----------------------------------
17
Возвращение невьянской иконы
Виталий ПАВЛОВ -----------------------------
20
Адрес редакции:
620142,
Екатеринбург,
ул. Декабристов, 67
Телефон редакции:
(3432) 224·501
Рукописи принимаются
перепечатанными
на машинке через 2 интервала,
60 знаков в строке,
28-30 строк на странице.
Материалы на дискетак
рассматриваются
в первую очередь.
Рукописи не рецензируются
Баллада о последнем стихотворении
Михаил НАЙДИЧ ----------------------------- 22
Шпион короля, агент императрицы
Юрий КЛЮШНИКОВ ------------------------
23
ЖУРНАЛ В ЖУРНАЛЕ «АЭЛИТА»
и не возвращаются.
Котел колдуна
По вопросам подписки и доставки
Владимир КЛИМЕНКО -----------------------
27
Заочный КЛФ -------------------------------------------------
55
обращаться в районные отделения
,Россвязьинформа •.
Бракованные экземпляры
отправлять в ФГУИПП
.Уральский рабочий •.
Новичок из тайги
Владимир АНУФРИЕВ
----------------------- 57
Автор «Нового Г ольфстрима»
Рег. N!! 441 от 13.12.90
Подписано. пeчmи 28.12.98
формат _ко
Иrорь ХАЛЫМБАДЖА
----------------------- 78
84.108/16.
Бyмara raэeтнaя.
Печать oфcenIII!I.
Мир на ладони -----------------------------------------------
80
УСЛ.печ.n. 8,4.
Уч.·~.18,6.
Усл.кр.-отт.8,4.
ТИраж2100.
ЗаказN!!492.
все npeтeнэии ПО ошибкам в тексте
пpeдыlвllll1'b редакции журнала
.Ypam.cкиii CneДOn.IТ»
Omeчaтано с готовых opмnIНIIII·мaкeтoв
на ФГУИПП .Уральский рабочий.
620219, Eкaтepинбypr, уn. Тypr_, 13
Фото на 14 стр. обложки
Сергея СМОЛЕНЦЕВА.
Г.Ф.Ф.дзвид. Из истории
велосипедного спорта.
ЖУРНАЛ
Адрес вИнтернете:
httр://uгаlstаlkег.еkаtегiпЬuгg.соm/
ОСНОВАН
В
1935 ГОДУ.
Цветная автолитография.
© «УРАЛЬСКИЙ СЛЕДОПЫТ», 1999 г.
ВОЗОБНОВЛЕН
В
1958 ГОДУ.
МУЗЕИ
Юний ГОРБУНОВ
ИРБИТСКАЯ ~ЯРМАРКА» грАвюрыI
Ирбиту, городку ураль­
скому,
не
художественный
должен
быть музей, но не обыч­
занимать-стать
всероссийской известности.
ный, как везде,
Время от времени он гром­
жины
ко заявляет о себе этаким
тому
животворящим
щих,
вулканом­
гейзером. Вспомним оптовую
вое,
европейского ра змаха Ир­
битскую ярмарку, что обес­
печивала России три четвер­
ти финансового оборота.
Вспомним один из старей­
бы
-
из дю­
второсортных
же
еще
полотен,
да
к
дорогостоя­
а
нечто
но­
неожиданное (почему
не
графика ,
напри­
мер?),
этакая ретроспек­
тивная
« ярмарка»
искусства
от
мирового
самого
что
ни
ших в стране Ирбитский
на есть Возрожд ения до на ­
ших дней; когда оформи­
драмат и ческий
лась
театр,
от­
в
нем эта
мысль
-
и за ­
крывший с вой за навес « Ре­
села прочно
визором » Гоголя. Не забудем
мирной графики стал созда­
BaTьcя всем миром. Ибо те­
и ирбитские мотоциклы ...
И вот в ХХ веке, уже
в
наше
с
вами
время,
перь
уже
музей все­
всякое
док на речке Нице заявил
мощь и поддержка
о
Tи .
себе
музеем
беспрецедентным
мировой и
лыко
было в строку, люба я по­
горо­
-
кста­
отече ­
Настырного собирателя
ственной графики. В от уж
из далекой уральской про­
поистине :
нам
не
дано
ник
творческого
Валерий Карпов.
винции узнали в Эрмитаже
Портрет работы А. Казанцева
и Русском музее , в столич-
пре­
дугадать, где и как про -"
бьется неиссякаемый источ­
ных
Почему графика
-
антикварных
лавках и
в Музее изобразительных искусств им. Пуш­
кина. Сначала встречали с улыбкой снисхожде­
духа.
и вдруг в Ирбите? По­
чему именно сюда , в маленький провинциаль­
ния,
ный выставочный зал, стали «с ъезжаться » ма­
вать
стера гравюры со всего мира? Ответим на этот
как на глазах растут и наполняются содержа­
вопрос
нием оба и музей, и его собиратель.
Вот уж действительно всякое лыко в
строку. Разузнал Валерий Андреевич, что в
годы Великой Отечественной, когда в Сверд­
ловск были эвакуированы фонды Эрмитажа ,
просто
и
непритязательно:
потому
что
девятиклассник Валера Карпов в сочинении на
заданную тему написал , что хотел бы стать
искусствоведом
и
затеять
в
городе
художе­
ственный музей. Так как именно с Валеры все
и началось с теперешнего директора И р­
битского государственного музея изобрази­
тельных искусств Валерия Андреевича Карпо­
ва. С его «чокнутости» , С его неутомимости , с
его «некомпетентности» И дилетантства . Музей
начинался с нуля, и искусствовед Карпов, его
собиратель , пестователь и хранитель, тоже
а
потом
стали
зауважали,
упрямству,
а
может
и
завидо­
неутомимости ,
видя,
- имен­
но ящики с .ломоносовским фарфором (первые
в России изделия из фарфора). Эти сведения « от­
крыли» Карпову дверь кабинета директора Эр­
малая толика их нашла приют вИрбите
митажа Б.Б. Пиотровского и дорогу вИрбит пер­
вому дарению
-
92
листам гравюр
XVII-XIX
веков .
Были тогда на дворе семидесятые. Россия
с нуля.
Когда созрела в нем эта мысль: что именно
знала и ценила живопись, имея собственную в
2
МУЗЕИ
Вот что значит
-
на ловца и зверь.
ней гордость. А вот графика не была еще в че­
сти, ее ценили и собирали только знатоки, и
в числе таковых оказался ирбитчанин Вале­
рий Карпов. Графичесие листы неопознан­
ные, неатрибутированные можно было
листов
счастливо обнаружить и за бесценок купить и
ник
в антикварной лавке, и у всеядных собирате­
разных достоинств. Три с половиной из пяти
лей старины, и даже в запасниках музеев. Он
тысяч экспонатов, коими ныне располагает ир­
очень
битский музей гравюры! Эта часть коллекции
как раз и определила всеобъемлющий ретрос­
пективный характер ирбитской коллекции, по
во-время
напал
на
эту
«жилу»,
Одним словом, в те «застойные» семидеся­
тые годы неустанными трудами В.А. Карпова в
Ир бите были собраны три с половиной тысячи
когда
графика еще совсем не представляла собой
Клондайка.
и
разных
авторов,
приемов
времен,
гравирования
и,
школ,
конечно
тех­
же,
Так из магазина «Антиквар», что под гости­
ницей «Метрополь», он вывез в Ирбит (по 4
руб. за лист) почти всю сегодняшнюю коллекцию
французского графика Поля Гаварни преж­
де всего листы его бессмертной серии «Маски
которой можно знакомиться с историей миро­
и
отечественная,
лица»,
которые
удивительно
вого
-
актуально
дитерская Вольфа и Беранже, где Пушкин
встретился с Данзасом перед роковой дуэлью)
подарил Ирбиту офорт другого великого, но
более раннего француза Жака Калло. И кто поверит? за пять тогдашних рублей!
Дороже (в сто рублей) обошелся Ирбиту
найденный и выцыганенный Карповым у кол­
лекционера Рембрандт его «Взвешиватель
золота», нынешнее украшение ирбитской «яр­
марки». Чтобы оценить приобретение, доста­
точно сказать, что второго Рембрандта «Христос В Эммаусе» музею удалось купить
посредством Министерства культуры в 1995 году
но
зато
целенаправленным.
и
в
том
числе,
уральская
-
гра­
Неизвестного, Брусиловского и Галантера ... Ва­
лерий Андреевич уверен, что серия Б. Жу­
товского сопоставима только с иконографией
Ван Дейка.
В современном разделе коллекции мы най­
дем многих наших земляков: Воловича и Ка­
занцева, Кошелева и Гилеву, Метелева и Мо­
сина, Реутова и Сыскова ... Этот ряд можно про­
должать,
и
он
пополняется.
А совсем недавно ирбитскому музею, конеч­
но же благодаря инициативе директора, уда­
лось приобрести полный комплект мирового ше­
уже за четыре тысячи долларов!
девра Ф. Гойи «Капричос».
В 1996 году ирбитская коллекция обрела ста­
тус Государственного музея изобразительных
искусств. Признана национальным достоянием
России.
Планы у музея и его хранителя грандиоз­
ные сделать ирбитское собрание туристс­
ким объектом мирового значения. И к этому есть
все предпосылки. А пока шедеврами могут бес­
шraтно насладиться ирбитчане и гости города.
С частью коллекции познакомились москвичи.
БО,]Jьшая часть собрания несколько месяцев вос­
хищала и удивляла екатеринбуржцев. Ее экс­
понаты заняли все залы музея изобразитель­
ных искусств, что на ул. Вайнера.
Как знать, может именно Ирбиту выпадет
в России честь и заслуга сделать многообраз­
ное искусство графики достоянием массового
интереса и востребованности.
Четыре рубля выложил за «Автопортрет»
Дюрера. Двадцать рублей за два офорта Ван
Дейка ...
Однажды в Музее изобразительных ис­
кусств Валерию Андреевичу разрешили по­
рыться в шкафу, где были свалены «отбрако­
ванные» листы графики всех времен и народов,
предназначенные для архива в Загорске. Там
бы, скорее всего, они и кончили свой век Кар­
пов наотбирал для своего музея более 500 ли­
стов. Что это были за листы! Полурваные, в
плесени и прочих временных наслоениях. Не
всякий реставратор возьмет в работу. Но за
этой патиной времени и небрежения, оказа­
лось, скрывались шедевры. Например,
«Тай­
ная вечеря» по П. Дево и Рубенсу. Или «По­
ругание Христа» Франсуа Ланго по исчез­
нувшему оригиналу Ван Дейка. Как потом об­
-
искусства.
фика. Одним из самых значительных приобре­
тений последнего времени В.А. Карпов считает
серию графических портретов москвича Бори­
са Жутовского, которую писатель Фазиль Ис­
кандер назвал «Последние люди империи». Это
изображения Хрущова и Райкина, Сахарова и
XIX-ro!
магазинчик - в Ленин­
граде, под аркой на ул. Герцена (та самая кон­
наружилось,
вида
Неотъемлемая часть ирбитской коллекции
это Париж середины
Другой антикварный
этого
дорогостоящим,
смотрятся в наши дни. Поистине Россия конца
ХХ века
развития
Затем собирание стало более медленным,
единственный в мире экземп­
ляр, определенный учеными как открытие
века!
ФотореnродУ'ICции па 06'/ЮЖ'ICе и страnицах
журnа.лд Сергея СМОЛЕНЦЕВА
3
Татьяна БЫСТРЫХ
С'lАСТАКВ, КТО nОСЕТКЛ СЕН МКР...
(RЕРМСКНЕ CTPAHHl/hI4BY,X RНСАТЕАЕЙ)
Две юБU.ILеЙные даты в ,//,итературной жизни страны om.мeтит в это.м году обще­
ственностъ Пер.ми : дни рождения болъших РУСС1сих писателей М.А. Осоргина и ВС.Н.
Иванова. Оба события nриходятся на осенъ . 7(19) октября 1878 года родU.ILСЯ MuxaU.IL
Андреевич Осоргин, спустя десятU.ILетие,
7
ноября
1888
года
- Вс еволод Никанорович
Иванов . Эти люди nРОЖU.ILи жизнъ, настолъко ПОЛНУЮ са.мых невероятных и удивителъ­
ных с обытий, что их .момо бы хватитъ на несколъко жизней. Они видели войны и
революции, исnытми на себе горъкую участъ э.миг рации. Но не толъко это сближает
писателей: естъ узелок, навсегда связавший двух за.мечателъных людей, и УЗеАОК этот Пер.мъ.
На Урале уже мн ого л ет МЕЧТАЛИ О ВУ3Е.
ду шевного ра злада, Иванов р е шает поступить на
Имело ме сто даже н е гласное сор е внование: П е р ­
ми или Екатеринбургу повезет раньш е ? Пароход­
сл ужбу в армию. Провести пару лет в строю , вы­
чик и м е ценат н.в. М ешков подарил для вуза боль ­
пр а­
мо же т быть лучше для молодого человека, голо­
ва котор ого пер е гружена философией! Были и су­
губо личные причины: запутался между двумя
вительство просто не могло не пой ти навстреч у
же нщинами .. . К тому времени, когда арме йская
полняя к ома нды, когда все решено за тебя
шой соб с тв е нный дом, нашлись ден ь ги, по дсчи­
тано количество потенциальных с туд е нтов
-
-
что
служба начала тяготить и уже
такому энтузиазму!
Большие надежды связывал с
...,...---,.....".-----=------.
мечталось
о
про фесси ональных
появлением университе та началь­
занятиях наукой, началась вой­
ник ме стной учебной команды ун­
на.
тер-офицерской школы подпору­
В послужном списке пр апор­
чик Вс еволод Никанорович Иванов.
Выс окий (почти два метра росту),
щика арм ейско й пехоты Иванова
есть запись: « Пер е в еден для
ся, создан был для военной служ­
бы. И мало кто дог адывался, с
пользы службы в город П ермь в
107 - й пехотный запасный баталь­
он». 6 сентября 1914 года о н при­
каким
был к месту службы. Прапорщи­
стройный, красивый
нетерпением
-
он, кажет­
он
ждал
воз ­
ку, зате м подпо ручику Иванову
можности снять погоны .
В
1912
году Всеволод Ив анов
н е ра з приходилось доставлять к
блестяще закончил историко-фи­
лологический факультет П етер­
бургского униве рситета по кафед ­
ре философии и русской исто р ии.
Стажировку проходил в Герма­
н ии, в Гейдельбергском и Фрай­
бургском университетах. 191 О-е
годы были трудным временем для
российской интеллигенции. Внеш ­
линии фронта вновь обученное
пополнение. Случал ось выполнять
не
-
за тишье
после
апатия,
усталость ,
-
м е нее
приятные
например,
по­
охранять
в
Лысьве выездную с ессию Казан­
ского
окружно го
суда ... И
вот
судьба улыбнулась ему.
« С тало известно, что в Пер­
ми
должно
открыться
отд ел ение
Петроградск о го университета,
вспоминал позже Всеволод
Никанорович. - Для меня новость
сулила какие-то надежды. В пер­
--
всеоб­
разочаро­
вание . Чтобы привести в порядок
мысли и уйти от мучившего его
другие,
ручения:
революцион­
ного вспл е ска , на деле
щая
и
Ве. Н. Иванов.
4
1918 г.
мском
театре
состоял ось
первое
ПОРТРЕТЫ
собрание преподавателей университета и пред­
ставителей местной общественности. Пошел туда
и я... Вошел в фойе и вижу - сидит на диване
шему на благое дело свой дом и свои деньги, как
мой гимназический однокашник и друг Шурка
теперь он был сед, но очень бодр. Он не верил ни
раньше он охотно жертвов~л на организацию ре­
волюционного
Полканов, даже еще не снявший студенческой
тужурки. Мы обнялись, подошли другие петер­
буржцы
-
я
знавал
его
молодым
-
в . сон, ни В чох, ни в птичий грай, но ему нрави­
лась сибирская вольность: через хребет Урала ее
избытки перекатывались сюда.
Университет был открыт - тому доказатель­
ство кучка безу сых студентов, еще не вкусив­
завязалась беседа, вспыли видения
академического
террора ;
прошлого.
Находясь среди молодых ученых, съезжав­
шихся в Пермь из Петрограда и Москвы, я ожи­
вал, приободрялся, обнадеживался. Ах, как ну­
жен был мир, который бы покончил С этой нуд­
ной, никому не нужной войной! Как могли бы
развернуть свою работу местные культурные
ших храма науки. И тогда я отправился бродить
по
городу,
мечал
ные
в
улиц
памяти
дома
которого
низенькие,
не
узнавал,
еще
не
но
от­
пер естроен­
... »
Осоргин не был в Перми ровно четырнадцать
силы на Урале,
Алтае, в Сибири. Какие воз­
можности! Сколько творческой работы впереди!
И я радовался: университет будет вПерми ...
Будет работа ... Уже появилась интересная IvIоло­
дежь - тот же Н.В. Устрялов, один из кадетс­
лет. В
ких лидеров ,
Он начал сотрудничать в газете « Пермские гу­
бернские ведомости » еще гимназистом, а во вре­
по-московски
широкий
и
пая
1897
году он закончил гимназию и, усту­
желанию
матери,
стал
студентом
юридичес­
кого факультета Московского университета. На­
стоящая, «МЕЧТАЕМАЯ» ДОРОГА в это время
уже
нацио­
нальный, В .Н. Дурденевский - юрист, осторож ­
ный и трезвый , Л . В. Успенский - философ,
наметилась
-
журналистика
и
литература.
мя учебы в университете стал, по существу,
убежденный марксист на московский лад. Самым
пылким прозелитом великих идей был молодой
спецкором га зеты в столице. В течение несколь­
ких лет зде сь печатались его « Московские пись­
профессор Д.В. Болдырев, изумительный стилист
ма » , и пермяки могли следить за событиями куль­
и широко мыслящий философ .
Повезло мне тогда , налетели из Москвы в
Пермь новые люди. Были мы, были троянцы! »
турной жизни в Москве, не выходя из дома.
« Га з ета была большая, вспоминает Осор­
октября 1916 года состоялось торже ственное
открытие университета. Явилось много почетных
гостей из столиц и соседних губерний. Присутство­
де нты
гин ,
1
-
вал
к
сожалению,
всего
один
-
-
сотрудников мало; летом съезжались сту­
-
я тоже носил тогда синий околыш
-
и
строчили фельетоны, хронику , передовицы; в
редакцию приходили актеры (чтобы « упомянуть­
ся » В заметке ), думские гласные (анонимно коль­
представи­
тель столичной прессы : коррес­
нуть самих же себя,
пондент газеты « Русские ведомо­
рода » ), чиновники особых пору­
чений (губернаторша благотвори­
тельный бал готовит), земцы (хо­
сти » Михаил Андреевич Осоргин.
ОСОРГИН вернулся в Россию
из эмиграции. В 1906 году он был
арестован,
зяйственные передовицы нам пи­
сали), маленькие литераторы со
и друзьям чудом уда­
лось устроить тайный
«отцов го­
выезд в
стихами,
Италию.
с е льские
учителя
«<сейте р азум ное , доброе, веч­
«После десяти лет блужданий
ное») и много всякого народа ... »
по пятнадцати странам Европы,
Среди постоянных сотрудни­
ков было много талантливых
людей. « Чернорабочим» газеты
служил в эти годы старший брат
Осоргина - Сергей Андреевич
Ильин. Его фельетоны в стихах
касались буквально всех сторон
жизни города. Еще более извес­
-
писал
жал
на
он
по зже,
пароходе
к
-
я
подъез­
городу,
в
ко­
тором родился. У самого города
через Каму был переброшен мост.
Там, где была рощица, а после
- фабрика, из казарменных зда­
ний вырос университет, на от­
важничали ревматизмом. Говорив­
тным фельетонистом был веду­
щий рубрики «Злоб ы дня » ВЯ .
Кричевский (Кри-Кри). « Как он
ший приветственную речь столич­
писал!
ный профессор повернулся на
каблуках к всемилостивейшему
Сколько яду вкладывал в свои
короткие строчки! Начальства,
портрету,
правда ,
крытие которого я приехал. Мо­
лодые люди подбелили виски и
волею
которого
вспых­
ну ло на крутом берегу высокое
просвещение;
впрочем,
он
воз­
дал честь и местному богачу, дав-
Ве. Н. Иванов
5
-
вспоминал Осоргин.
не
трогал ,
но
отцы
-
го­
рода только зубами бессильно
скрипели. Ни одна лужа на глав­
ной улице, ни одна у забора
~~-=======::::::==============~П~О~Р~ТР:Е~Т~Ь~I==============::::::=======---~
скончавшаяся
кошка
не
ускользали
от
его
вому:
вни­
мания и обличения ... » О Кричевском писал заме­
чательный краевед, журналист, издатель Я.В.
Шестаков (Яков Камасинский): «Правда - пуб­
«Вестником Пермского края». Эта статья
была последней, опубликованной им в родной
газете,
в
родном
городе.
не признать за г. Кричевским изумительной опыт­
В серии «Свободный народ»увышла его брошю­
ра «ПРО НЫНЕШНЮЮ ВОИНУ и про вечный
мир». {(Пусть война зло и несчастие, пишет
Осоргин, -- но раз Германия вынудила нас под­
ности
няться
лика
негодовала,
-
правда
его
нещадно
пре­
следовали, но, несомненно, его читали. Нельзя
газетного
техника
при
довольно
умерен­
ра тур нам
зоиле
газету
стали
выписывать
те, кто не был обязан этого делать;
и
оружием
отражать
ее
нападение,
-
было бы худшим несчастием, тяжким позором
подставлять спину под ее удары! И народ при­
ных способностях литератора. При таком лите­
даже
при нем
знал эту войну за правое дело.
Теперь осталась у Германии одна, последняя
же газета получила право на широкую програм­
му и столичный формат».
надежда:
Священник Яков Шестаков (отец Яков) и сам
был частым гостем в редакции губернских ведо­
мостей. Здесь он познакомился с Осоргиным, и
сия. Россия еще не привыкла к свободе и к са­
на
наши
внутренние
ссоры
и
несогла­
моуправлению и не может сразу завести у себя
времена
новых строгих порядков. Понятно, что всего сра­
зу не устроишь. Если рабочие у нас пойдут враз­
адвокатской практики Михаила Андреевича, бы­
вал у него в Москве, иногда жил подолгу. Отец
брод с солдатами, если крестьяне, не дожида­
ясь Учредительного собрания и общего закона,
Яков стал прототипом одного из главных героев
двух произведений Осоргина: «Свидетель истории»
начнут
И «Книга О концах».
руку нашим врагам. Фабрики остановятся, сна­
рядов делать не станут, хлебные амбары разо­
бьют и сожгут, солдаты побегут с позиций домой
так
понравился
ему,
что
и
позднее,
во
тогда
Вероятно, интересным собеседником для Осор­
гина был и А.Н. Скугарев, исполнявший обязан­
ности секретаря, а также Н.Е.Ончуков, С.Н. Пав­
линов, И.Г. Остроумов, Д.М. Бобылев и многие,
-
многие другие
истории
нашего
по-своему
снова
принимать
делить
начнутся
участие
в
помещичьи
волнения,
дележе
а
это
земли,
земли,
-
всегда
на
-
и
немец
без труда прорвет наш беззащитный фронт и бу­
дет хозяйничать на русской земле ... »
все они оставили яркий след в
Теми же проблема ми мучится в Перми Всево­
края.
лод Иванов. На улицы города выплескивается не­
Иванов начинал свою журналистскую деятель­
ность в Перми как раз в эту пору, и о редакции
виданное
«Пермских ведомостей» вспоминал так
«Обстановка в этом почтенном губернском
органе была очень любопытна. Там царила клас­
солдаты бросают оружие, едут с фронта дезер­
тиры ... Перемены не столько радуют, сколько
пугают. Он терпеливо выслушивает иронические
сическая, ВЕКОВАЯ ТИШИНА, зеркально на­
высказывания своих интеллигентных друзей по
тертые полы отражали вверх ногами
ские чиновники в сюртуках и вицмундирах с дву­
поводу своей формы и привычке к субординации.
Но в ноябре 1917-го в Перми вспыхивает пья­
ный бунт, и одна только учебная команда Ива­
мя фалдами сзади, с золотыми пуговицами. Из­
нова
редка
локольчика в кабинете редактора, и тогда раз­
нему бросаются за помощью. Военный опыт что­
нибудь да значит, и он стал-таки за эти годы
да вались
героя
настоящим кадровым офицером. А офицеру и пат­
Шипки и Плевны, с басонами, с галунами, с
риоту трудно смириться с поражением в войне
лья,
диваны,
а
тишину
за
нарушало
мягкие
шевронами на
столами
шаги
рукавах,
сидели
лишь
столы,
еще
гоголев­
подрагивание
старого
сту­
курьера,
ко­
с крестами и медалями
...
раньше,
подчиняется
приказу
своего государства,
Никогда уж больше в своей жизни не встречал
торжествующее
хамство,
командира,
когда
к
пусть и занятого благими
революционными преобразованиями.
Еше в 1916 году, вернувшись из Италии,
я такой тишины, такого покоя, такого чая, на­
стоянного до одуряющей черноты!»
В Перми в это время выходили уже не одни
Осоргин вступил в Московский клуб писателей
только губернские ведомости. Всеволод Никано­
торого были И: Бунин, М. Гершензон, Б. Зай­
рович активно сотрудничал в кадетскuй «Народ­
цев, А. Толстой, А. Белый, Н. Бердяев, Вяч.
Иванов и другие. После октября семнадцатого
года ядро Клуба основало «Всероссийский союз
писателей». Одним из главных создателей его и
первым председателем стал М.О. Гершензон, из­
вестный историк литературы и пушкинист. Зада­
чи Союза были уже несколько другими: объеди­
нившись, легче было выживать, а в Москве
начинался голод. С этой же целью Осоргин при­
ной свободе».
В 1917 году Осоргин уходит из «Русских ведо­
мостей» в новую демократическую газету «Власть
народау,. Он много пишет, издает несколько книг.
Впервые выходят отдельным изданием три его
повести: «Эмигранты»" «Моя дочь» И «Призраки».
В «Пермских губернских ведомостях» в апреле
этого года была опубликована его статья «Чуде­
са охранки». Губернские ведомости, впрочем,
тоже
стали
к
этому
времени
называться
-
замкнутое, элитарное сообщество, членами ко­
думал и организовал знаменитую «писательскую
лавку». Поддерживая друг друга материально,
по-но-
6
ПОРТРЕТЫ
писатели старались в то же время сохранить
книжные богатства .
Может быть, 13 составе отобранных Ивановым
книг попали в Пермь три брошюры Осоргина, вы-
« Горсточка писателей и ученых основала
шедшие в
1917
году в Москве, в издательстве
книжную торговлю в дни , когда все издательства прекратились, были национализированы и
« Задруга » ? Во всяком случае ,ЭТО вполне веро­
ятно. Книжки были изданы мизерным тиражом ,
закрыты все магазины,
Мы
тоненькие, на плохой бумаге. Позже они оказа­
не просто скупали и перепродавали старую книгу, мы священнодействовали, спасали книгу от
гибели и разрушения, подбирали в целое разбитые томики, создавали библиотеки для университетов и учреждений, помогали любителям составлять коллекции».
Летом 1918 года Всеволод Никанорович становится, наконец , преподавателем университета он назначен младшим ассистентом профессора Л.В.
Усп е нского по кафедре энциклоп е дии права .
Перuмь в восемнадцатом году - ПРИФРОНТОВОИ ГОРОД. Здесь тревожно, голодно. Вместе с
другими преподавателями университета Иванов
ходил по близлежащим деревням, м еняя вещи
на продукты. Ос енью - новая беда: как бывший
офицер он подлежал мобилизации в красную
армию. Руководство университета настойчиво ходатайствует об оставлении его в штате .
В ноябре Всеволода Никаноровича отправили
в Москву. В командировочном удостоверении указана цель : « Приобрести для нужд юридического
факультета одну пишущую машинку. Доставить в
Пермь приобретенную кабинетом государств енных
наук библиотеку профессора Алексеева и дублеты изданий, отпущенных библиотекою Московского университета ». Это - в документе, Иванов
же вспоминает: « Мое офицерское прошлое было
взято на заметку ученым начальством, и было
лись в городской общественной библиотеке (те­
перь - областная библиотека им. А.М. Горького),
что-то поступило во время повальных реквизи­
ций библиотечных фондов в 1918 году , что-то в дар в 1919-м. Теперь это - настоящая библиографическая редкость.
Сам Н.В. Мешков в это время тоже жил в
Москве и , по пор учению университетского со­
вета, Всеволод Никанорович встречался с ним не
раз.
Николай Васильевич помог погрузить книги дЛЯ
университета и доставить их в Пермь. Он отпра­
вил с Ивановым сопровождающего, своего дове­
ренного, которому поручено было следить за де­
лами на Урале и в Сибири. Мешков ожидал ско­
рого падения Перми , и тогда - « пароходы во
всех затонах красить, ремонтировать и, как лед
сойдет, спу скать. Дело надо делать, работать!»
В Пермь Иванов вернулся незадолго до сда­
чи города белым. Почти сразу после прихода КОЛ­
чако вцев он был ПРИЗВАН В АРМИЮ . Снова
пришлось надеть форму.
« Из нашего брата был немедле нно сформи­
рован офицерский полк, куда мы вс е явились в
дом Мариинской женской гимназии и о пять « сн ова здорово » - большое понижение, койки ,
покр ыты е серыми одеялами, дежурства , карау­
-
писал Осоргин.
-
р ешено командировать меня в .------------~---....;;-, лы на « ключевых позициях » И Т.д.
Москву
-
подальше. Появилась и
А главное
-
пьянство .. .
у нас ЧК с товарищем Малковым
С освобождением Перми забу-
во главе. По Перми п оползли слу-
шевало, разлилось широкой вол-
хи , шепоты, разговоры, что « бе-
ной пьянство, тон которому за-
рут по ночам ». И поэтому многие
горожане не ночевали дома ».
Отбирая литературу для университета, Иванов колесил по
Москве , восстанавливал знаком ства , встр е чался с новыми для
него людьми . Он остановился в
давали победители. Полковник
Урбанковский, ге рой освобождения , со своими о фицерами часто скакал на « б еше ной тройке » по
хмельной Перми , провожаемый,
обстреливаемый с тротуара женскими и девичьими взглядами, -
доме
чр езвычайно
с воего
руководителя
по
краснор е чивыми,
университету профессора Л.В. Успенского, на Арбате. Здесь же , в
не требующи ми разъясн е ния.
Пришедшие в Пермь офицеры-
Ник ольском переулке , жил М . О .
Гершензон. Всеволод Никанорович
был у него в гостях и оставил вос-
сибиряки поль з овали с ь об щим
благоволением и любовью - победители! Мы ж е жили по ка что
поминания об этом визите. Здесь
в женской гимназии и ждали ,
ж е неподалеку находилась и писате льская лавка. Зашел ли он
туда, вид елс я ли с Осоргиным?
Д окуме нтальных свидетельств
что будем делать ... Было скучно , обидно, нескладно чуть не
до слез . Вот тебе и научная моя
работа ... »
пока нет. Скажем так : им трудно
было не встретиться!
.
Нашлась
М.д. Осоргин
7
вс е
же
деятель-
ность , более подходящая его об-
ПОРТРЕТЫ
разованию и знаниям: редактирование армейской
ты (если бы минуты
газеты «Сибирские стрелки». Всеволод Никаноро­
гословенны дни, ничем в истории не отмеченные!»
вич старался сделать ее не только интересной,
Михаил Андреевич Осоргин не вернулся на
родину. Он скончался 27 ноября 1942 года во фран­
цузском местечке Шабри, недалеко от Парижа.
Всеволод Никанорович Иванов приехал в Советс­
кий Союз в феврале 1945 года, ехал В ОДНОМ
ПОЕЗДЕ С ВЕРТИНСКИМ. Поселился в Хаба­
но и окупаемой, и упрямо скандалил с генералом
Пепеляевым по поводу помещаемых в военной га­
зете «несерьезных» бытовых объявлений.
В июне 1919 года «пермский» период жизни
Иванова закончился. Его вызвал к себе в ОМск
уехавший туда раньше профессор пермского
университета Н.В. Устрялов. А вскоре в Омск при­
был и практически весь профессорско-препода­
ва тельский состав университета. 1 июля Пермь за­
Hяли красные, и волна беженцев покатилась в
Сибирь. Омск, Томск, Иркутск и дальше, даль­
ше ... Кто-то оставался в сибирских городах и за­
тем,
уже
в
начале
двадцатых,
возвращался
года!) мира! Да будут бла­
-
ровске, очень трудно вживался в новую для него
среду. В 1960-е годы он уже хорошо известен в
стране как автор романов «На нижней Дебре»,
«Черные люди», «Императрица Фике» и многих
других. Ему удалось найти свою нишу в советской
литературе и с удовольствием заняться любимым
делом. По рассказам современников, Всеволод
Никанорович был живой легендой, достоянием
Хабаровска. К нему тянулась молодежь, и мно­
в
родные места. У Иванова выбора не было: он от­
ступал в составе белой армии с тяжелыми боя­
ми, до самой границы. Начались его ЭМИГРАН­
ТСКИЕ СКИТАНИЯ.
Осоргин был выслан из страны в 1922 году в
составе знаменитого «философского парохода».
До этого он успел пора бота ть в общественном
«Комитете помощи голодающим», был аресто­
ван, отбывал ссылку в Казани.
В эмиграции - Осоргин во Франции, а Ива­
нов в Китае - оба писателя обратились к мему­
гим он дал путевку в литературу. Скончался Все­
волод Никанорович 9 декабря 1971 года.
Только в «перестроечные годы» творчество
Михаила Осоргина заняло свое законное место
в нашей литературе. В это же время журнал
«Дальний Восток» начал понемногу печатать вос­
поминания Всеволода Никаноровича Иванова, всю
жизнь писавшиеся им «в стол». Они вернулись к
нам одновременно
--
два писателя одной эпохи,
тесно связанные с Пермью своим творчеством и
своей жизнью.
арной прозе, и подарили нас воспоминаниями о
Перми. Никто не писал о нашем городе при­
Память об Осоргине уже увековечена в Пер­
страстнее, чем Осоргин, и никто не писал теп­
ми. На здании бывшей гимназии, где он учился,
лее: «Может быть, я родился в жалком городиш­
открыта мемориальная доска. В областном крае­
ке, о котором нечего рассказать, но я беру не
палитру и кисти, а набор цветных детских ка­
рандашей и приступаю к работе ... » Очень много
написано о нашей Каме, но ни у кого нет строк
ведческом музее Осоргину выделен зал, где
представлены книги, документы, фотографии и
даже личные вещи,
подаренные музею вдовой
ное
писателя Т.А. БакуниноЙ-ОсоргиноЙ. Пермский
университет провел первые «Осоргинские чте­
ния». В серии «Литературные памятники Прика­
мья» вышел его сборник «Мемуарная проза».
Иванову повезло меньше. Прочитавших его
дах. Прочитавшим его воспоминания открылся
часть их все еще не опубликована. Да и те от­
заново целый пласт истории нашего края. Мы
совершен­
рывки, что напечатаны в хабаровском журнале
«Дальний Восток» мало кому доступны: полного
но новыми глазами. И не удивительно: о собы­
тиях переломной для страны эпохи, происходив­
комплекта журнала нет ни в одной библиотеке
Перми.
ших
Между тем есть реальная возможность издать
все «пермские». произведения ВС.Н. Иванова, по­
лучится прекрасная книжка! Дело, как всегда,
за малым - нет денег!
нежнее
и
пронзительнее.
Иванов - костромич, волжанин. Красоте на­
шей природы у него уделено меньше места. Г лав­
- не это. Нет другого, столь яркого и под­
робного описания жизни Перми в 1914-1919 го­
точно
В
взглянули
нашем
на
те
родном
далекие
городе,
годы
рассказал
не
воспоминания, к сожалению, немного. Большая
про­
сто очевидец, а человек прекрасно образован­
ный, думающий, умеющий наблюдать и делать
выводы,
и
-
что
немаловажно
-
человек,
мно­
Трудные времена пройдут, решатся и эти про­
блемы. Главное, не растерять снова того, что
го переживший, перестрадавший.
Пермские главы своих воспоминаний Иванов
объединил общим названием - «Минуты роко­
вые». Знаменитые тютчевские строки - «Счаст­
мы с таким трудом вернули: целостность нашей
культуры, достоянием которой в равной мере
лив, кто посетил сей мир в его минуты роко­
является
вые» - вспоминал не однажды и Осоргин. «Какой
вздор! - восклицает он. - Такой человек глубо­
ко несчастен! Да будут прокляты роковые мину-
жизнь вместе со своей страной и тех, что ока­
8
творчество
писателей,
зались
за
ее
пределами,
ством,
но
не
предав
не
проживших
поладив
родины.
с
государ­
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
•
Сергей МАРТЬЯНОВ
....,
ДВОИНОЕ ЛЕЗВИЕ ГОРИЗОНТА
«Обратuте вHu.мaHиe, в сумра'Ч-ные дни блu'Кu на nоверхности воды серые, сталъные, твердые,
у'Ч-ил людей ис'Кусству нау'Ч-ного созерцанuя Ростuслав Евгенъевu'Ч- Але'Ксеев. В детстве я ме'Ч-­
тал, 'Ч-то еслu силъно разогнатъся, то по воде можно бежатъ, с'Колъзuтъ, лететъ, цеnляясъ ру'Ка­
ми за шершавую, бугор'Ч-атую nоверхностъ ре'Ки». Он осуществил ме'Ч-ту, пробежался по воде, да
та'К, 'Ч-то 'Ч-елове'Ч-ество будет с благодарностъю nомнитъ его u.мя всю оставшуюся жuзнъ.
В течение мно­
гих
лет
-
ра
плотности.
800
Вода в
судовла­
раз тя­
дельцы беспомощно
)Келее воздуха . Ко­
наблюдали за тем,
рабли упорно не
как все более без­
становились
наде)Кно
отставала
крылья. Они либо
скорость
дви)Кения
выпрыгивали
судов по
сравнению
с
на
из
воды и переворачи­
вались,
конкурирующими
либо
ряли
средствами :
разбивались . При­
)Келез­
и
авто­
чина этого явления
в проблеме верти­
Оказа-
кальной устойчиво­
мобильным,
лось,
воду
авиа­
нодоро)Кным,
ционным .
под
ны­
транспортными
проще
сти .
одо­
Самолеты от
леть звуковой барь­
незначительного
ер,
перепада
покорить
ядер­
ную энергию и да)Ке
ти
осуществить
токов
посад­
ку космического ко­
неру
-
ного
поддер)Кивать
более
чем создать конструкцию судна, способ-
100
скорость
дви)Кения
км. jчас . И если в течение
никому не
удалось
сконструировать
5
на
лета
выну)Кден
по­
провалива­
ются в « воздушные
Ростислав Евгеньевич Алексеев
рабля на Луну и Ве­
плотнос­
воздушных
ямы » . Пилот само­
постоянно
« штурвалить »
маши­
воде
ну вверх или вниз, руководствуясь показаниями
тысяч лет
высотомера. Для судна на подводных крыльях
судно,
проблема вертикальной устойчивости является
спо­
собное прийти на смену обычному, воДоизмеща­
цен:ральноЙ. На скорости более
ющему кораблю, то стоит ли надеяться, что оно
становиться твердой и упругой как взлетная по­
будет создано в наши дни?
лоса
Идею подъема корпуса судна над поверхнос­
тью воды
с
тентовал в
помощью подводных крыльев
1891
50
км.jчас . вода
<<отштурвалить»
подъем
или
нырок судна на такой скорости человек, пилот
запа­
не
году российский подданный
Шарль де Ламбер. Более
аэродрома,
80
мо)Кет.
Проблему вертикальной устойчивости судна
лет билось челове­
на подводных крыльях
-
СПК
решил сту­
-
чество над реализацией этой идеи. Динамичес­
дент Ростислав Алексеев. В октябре
кие свойства воды и воздуха очень СХО)КИ, за
рассмотрел в дипломном проекте несколько схем
исключением одного наиболее ва)Кного парамет-
ка теров на
2 УралЬСКИЙ
следопыт
N2 1, 1999
9
подводных крыльях,
в
1941
года он
которых сме-
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
ло отбросил традиционное направление в кон­
одна фамилия, один человек, которому эта гар­
струировании
мония,
судов
этого
типа,
связанное
со
стремлением глубоко погружать крылья и высо­
крыло,
много
сложнее
авиацион­
ного. Оно рассчитано на работу на гра~ице двух
произведение
искусства
удалось­
Сохранился интересный документ, характер­
ко поднимать корпус судна. Алексеевское мало­
погруженное
это
Алексеев.
ный для своего времени
-
графологическая эк­
спертиза почерка двадцатилетнего Ростислава:
сред, на волне, динамическая отдача которой
«Независимость. Склонность делать все, как ду­
резко меняется от заглубления.
мает сам. Препятствия не служат причиной ос­
Зимой
1943
года на заводе «Красное Сормо­
тановки. Уравновешенность. Размеренность в де­
во» В маленькой будке на понтонах в свободное
лах. Честность. Сочетание моральной и физичес­
от работы на производстве. время Алексеев по­
кой силы. Склонность к технике». Характеристи­
строил первый устойчивый катер на малопогру­
ка оказалась во многом верной. Ростислав Евге­
женном подводном крыле. В
ньевич родился в декабре
на крылья торпедный
ского агронома и учительницы
1\)49 году он поднял
катер. В 1951 году за эту
1916
в г. Новозыбкове
работу молодой конструктор получил Сталинс­
Брянской области. С
кую премию. Была ли в мире альтернатива алек­
ФЗУ г. Нижний Тагил, Свердловской области,
сеевскому проекту малопогруженного крыла? В
затем на рабфаке и в Горьковском индустриаль­
1944
году в Германии известный авиаконструк­
ном инс~итуте на кораблестроительном факуль­
тор Шертель построил торпедный катер на под­
тете. Одновременно работал художником-офор­
водных крыльях иной, отличной от алексеевс­
мителем,
кой, конструкции: Крылья Шертеля внешне были
му спорту. В
похожи на латинскую букву
имели глубину до
4
«V».
Такие крылья
метров, что затрудняло
судовождение в мелководных бассейнах рек и
1930
чертежником,
1939-41
по
года в семье сель­
1933
тренером
год учился в
по
парусно­
годах был председателем
Горьковской городской парусной секции. Тогда
уже
волгари
Алексеева
и
в
шутку,
и
всерьез
называли
«адмиралом» за то, что на яхте он
озер. Другим значительным недостатком конст­
«ходил головой», С математической точностью
рукции была сильная боковая качка во время
рассчитывая силу и направление ветра. Если бы
скоростного хода. ~одель Шертеля не получила
они тогда могли знать: адмиралом, какой фло­
промышленного серийного развития. Появление
тилии будет Ростислав?
В 50-е годы Р.Е. Алексеев начал проектиро­
в 50-е годы системы автоматизированного элек­
тронного
управления
американцам
закрылками
создание
ряда
позволила
военных
судов
на
вать и в 60-е годы поднял на крылья классичес­
кую серию скоростных судов:
«Буревестник»,
«Ракету», «~e­
глубоко погруженных крыльях, вертикальную
теор»,
«Спутник»,
устойчивость которых обеспечивал блок дубли­
Самой совершенной работой специалистами при­
«Комету».
рующих автоматических систем. Недостатками
знан «~eTeop». Самым скоростным судном был
американской конструкции крыльев являются
«Буревестник», оснащенный двумя авиационны­
легкая уязвимость системы управления и техно­
ми турбинами АИ-20. Этот водолет развивал ско­
логическая усложненность крыльев закрылками.
рость до
Простота, надежность, естественная устой­
чивость, высокая гармония и красота
-
отличи­
тельные черты алексеевского стиля. Совершен­
ный классический корабль
сятков,
сотен
элементов,
-
это гармония де­
которые
входят
в
со­
корпус,
силовая
установка,
система
уп­
км.jчас. Предельную для судов на
100
км.jчас. начинается явление кавитации, вода
закипает кромках крыльев. На «Комете» Р.Е. Алек­
сеев
совершил
кругосветное
плавание,
одолел
Тихий и Атлантический океаны.
Толпы иностранцев собирались в портах, что­
став этой системы, среди которых главными яв­
ляются
100
подводных крыльях скорость. На скорости более
бы своими глазами взглянуть на русское чудо
равления. Фокус конструирования в том, что не­
-
возможно достигнуть совершенства корабля, .до­
«Кометы», особенно на фоне «плавающих утю­
стигнув совершенства отдельных элементов. Гар­
гов», поражало воображение. Специалисты по­
мония
нимали и недоумевали: аэродинамический кон­
го
возникает
компромисса,
в
результате
сложного
многовариантно­
соглашения
тысячи
скоростной крылатый корабль. Своеобразие
тур алексеевских кораблей был рассчитан на
300-400
противоречащих факторов. Если гармония эле­
движение со скоростью
ментов в системе корабля получилась,
время, как реальная скорость движения была
то это
км.jчас. в то
означает, что появился генеральный конструк­
около
тор направления. В скоростном судостроении есть
Алексееву товарищи по конструкторскому бюро.
10
80
км.jчас. Тот же вопрос часто задавали
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
В ответ Ростислав Евгеньевич хитро улыбался и
в
свою
неров
очередь
-
спрашивал
озадаченных
инже­
с какой скоростью могут двигаться кры­
латые суда? О явлении кавитации знали все ко­
рабелы, даже студенты младших курсов, по­
этому,
тяжело
вздохнув,
товарищи
называли
цифру «триста», самые отчаянные «пятьсот». На
что Алексеев неизменно отвечал:
«Готовьтесь,
звуковой барьер на море будем брать,
и, что­
-
бы рассеять последние сомнения, добавлял,
-
\
и в Космос полетим».
Уже в
1947
задумываться
году Ростислав Евгеньевич начал.
. I
о
скоростях
намного
,1
превышаю­
щих кавитационный предел. Алексеев придер­
живался
правила,
по
которому
никогда
не
де­
лился планами на будущее с окружающими, не
прожектерствовал на собраниях, а работал,
убеждая каждый раз делом и практическим ре­
зультатом. Еще он понимал, что открытие в об­
ласти новых транспортных технологий будет
иметь весомое значение в укреплении оборонос­
пособности страны, что только через министер­
ство обороны возможно финансирование про­
ектных,
исследовательских
и
строительных
ра­
бот, поэтому всегда был сдержан, как человек
обладавший государственной тайной.
Однажды он собрал ведущих специалистов
ЦКБ на берегу Волги. Бросил в воду обрезок дос­
ки и сказал: «Видите, мне нужен такой «под­
дув», чтобы доску от воды отрывал! Через не­
сколько дней на берегу был установлен турбо­
винтовой двигатель и регулятор направления
воздушного потока. Струя воздуха отрывала пла­
вающий на воде щит, мощность была такова,
что щит поднимал сидящего на нем человека. В
воздухе побывали все, посвященные в новую
идею специалисты. Ярких впечатлений и острых
ощущений в процесс е работы с Алексеевым было
много. Он понимал, что путь к открытиям лежит
не через книги и учебники. Идею нельзя только
думать,
ее
надо
чувствовать
сердцем,
страстно
любить, потому что мысль, воплощенная мысль
всегда материальна, имеет ткань, фактуру, имя.
Кроме парусного спорта, которым Ростислав
Евгеньевич занимался всю жизнь, он был масте­
ром
спорта
по
скоростному
спуску
на
лыжах.
Прыгал с трамплина. Гонял по заснеженному
волжскому льду на парусном буере. Самостоя­
тельно летал на самолете. Прыгал с парашютом.
Особенно любил ка та ться на водных лыжах,
планировать на парашюте-планере, привязанном
к движущейся машине, и водить машину, зна­
Рисунки Р.Е. Алексеева
менитую, единственную в городе «Чайку».
2*
11
1_1'
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
В стремлении к познанию Алексеев был не­
ление. На эти пределы скоростное судостроение
истов, не жалел ни себя, ни сотрудников. Од­
могли вывести только корабли-экранопланы,
нажды в горком партии поступила информация
суда
нового
неведомого
типа.
от жителей пригородной деревни о том, что в
Все работы по этому направлению были стро­
пойме реки, на покосе происходит регулярное
го засекречены. В недрах судостроительного за­
истязание граждан зверским, фашистским спо­
вода «Красное Сормово» был построен другой
собом. Людей веревкой привязывают к автома­
завод, «Волга», который
шине и волоком таскают по земле. В указанном
рабли по заказу ЦКБ по СПКа. Более
месте прибывшая комиссия обнаружила Алек:­
алексеевцы хранили тайну, даже близкие люди
СТРОИ.J"I летающие ко­
30
лет
сеева, который катал на веревке своих сотруд­
и
ников. Ученый-испытатель пытался объяснить,
кие корабли. Официальная версия
что таким способом они изучают свойства отра­
-
жaющeгo экрана и особенности динамики поле­
ектирование судов на подводных крыльях. Дей­
та в зоне скольжения. Партийные работники
ствительно,
велели бесчеловечные опыты прекратить, насе­
появлялись ежегодно. «Дельфин», «Ласточка»,
ление более не будоражить и строго пригрози­
«Альбатрос», «Зенит», «Полесье», «Белорусь»,
родственники
не
знали,
что
они
строят,
ка­
«легенда»
-
звучала так: ЦКБ по СПКа продолжает про­
новые
суда
на
подводных
крыльях
«Колхида», «Вихрь», «Циклон», «Восход» И та­
ли по линии дисциплинарной ответственности.
Что искал, какую идею вынашивал Алексе­
инственный «Сормович» были построены в 70-е
ев, соскальзывая с горной кручи или наблюдая
годы. Особенно будоражил воображение населе­
разбег по воде поднимающегося с озера журав­
ния «Сормович»
ля? В скоростном судостроении в ту пору суще­
кого судна на воздушной подушке. Судно пери­
ствовало
-
опытный образец пассажирс­
на
одически появлялось в центре Нижнего Новго­
подводных крыльях, глиссеры и суда на воздуш­
рода под Окским мостом, принимало участие в
ной подушке. СПК имеют ограничение по скоро­
праздничных речных парадах. Но годы шли,
сти в результате кипения воды на крыльях. Глис­
ажиотаж вокруг судна на воздушной подушке
серы
и
утих. Проект «Сормовича» так и не получил даль­
неустойчивы на волне. Суда на воздушной по­
нейшего развития, потому что изначально со­
три
имеют
основных
нулевую
направления:
мореходность,
суда
опасны
180
душке имеют скоростной предел около
км.!
здавался для отвода глаз и маскировки.
час., очень опасны и ненадежны в эксплуатации.
Алексеев полагал, что чем больше будет эк­
В судах на воздушной подушке вентиляторы
раноплан, тем выше будут его летные качества.
нагнетают воздух под днище судна. Избыточное
В
давление удерживают прорезиненные «юбки»,
латого корабля-макета «КМ»: громадных разме­
которые
ров: длинна
часто
в
критические
моменты
рвутся,
1966
году он осуществил строительство кры­
96
м., размах крыльев
37
м., высота
корабль теряет управление, падает на воду, раз­
по стабилизатору
рушается. Все три направления Алексеев счи­
ях экраноплан был поднят со взлетным весом
тал тупиковыми, не соответствующими требо­
544
ваниям эры авиации и космонавтики. Иногда, в
лютным
шутку подчеркивая свою мысль, он говорил: про­
летательных
ектирование глиссеров
-
это задача для троеч­
ников, суда на воздушной подушке
-
это жен­
22
м. В
тонны! В течение
мировым
практически
1973
лет этот вес был абсо­
25
рекордом
аппаратов,
никому,
году на испытани­
грузоподъемности
правда,
кроме
неизвестным
узкого
круга
лиц,
которые занимались испытаниями. Судно раз­
ская забава. Конструктивный потенциал СПК он
быстро исчерпал созданием серии судов, на­
вивало скорость до
столько совершенной, что по большому счету
руктор использовал самолетную компоновку, то
все попытки последователей Алексеева усовер­
есть цельнометаллический сигарообразный фю­
600
км.jчас.
Для экраноцланов первого поколения конст­
шенствовать эти суда окончились ничем. В со­
зеляж (корпус), широкие короткие крылья, во­
вершенное творение невозможно что-нибудь
семь двигателей, по четыре над каждым кры­
добавить, так чтобы оно не выглядело уродством.
лом, и высокий хвостовой стабилизатор с двумя
В результате, отрицая традиционные подходы,
маршевыми двигателями. Эта компоновка до сих
Р.Е. Алексеев совершил вторую революцию в
пор вводит в заблуждение непрофессионалов,
области скоростного судостроения, наметил пер­
которые
глядя
на
экраноплан,
видят
самолет.
спективный рубеж: водоизмещение
Ростислав Евгеньевич был первым пилотом-ис­
скорость
1000 тонн,
мореходность 5-6 бал­
пытателем всех летающих кораблей. Принципы
и открыл четвертое генеральное направ-
управления экранопланом коренным образом от-
лов
-
500-600
км.jчас.,
12
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
личаются от правил управления самолетом. Су­
ществует специфическая проблема переучива­
ния летчиков и обучения новичков. Экраноплан
не надо «штурвалить», более того «раскачка»
аппарата
по
высоте
очень
опасна.
В качестве пассажира я летал на экранопла­
не, был очевидцем многочисленных испытатель­
ных полетов. На палубу можно подняться и прой­
тись по крыльям, фюзеляжу, :при желании в
хорошую погоду искупаться. В носовой части ко­
рабля высоко над крыльями расположены на
выносных турелях турбовинтовые двигатели,
оснащенные регулирующими поток воздуха щит­
ками. Благодаря широким габаритам и плоской
конфигурации судно очень устойчиво. Корпус
герметичен, поэтому корабль обладает плавуче­
стью пустотелого поплавка. Каждый испытатель­
ный полет для коллектива ЦКБ является напря­
женным заданием, трудным и в известной мере
опасным.
В момент старта я приник к иллюминатору
возле крыла. Сначала в море опустились широ­
кие щитки-закрылки. Волны набегали на плос­
кость крыльев. Мне казалось, что сквозь рев
прогреваемых двигателей я слышу безмятежный
плеск Но внезапно пришли в движение регули­
рующие щитки на двигателях. Воздух ударил в
поверхность
волн,
и
картина
резко
перемени­
лась. На поверхности моря под крыльями обра­
зовалась гладкая яма. Громадный корабль, ок­
руженный облаком искрящихся на солнце брызг,
приподнялся над поверхностью. Над кораблем
вспыхнула радуга. Щитки-закрылки начали мед­
ленно подниматься. Включились маршевые дви­
гатели. Корабль тронулся и начал быстро наби­
...
------
рать скорость. Скоро он вошел в глиссирующий
Рисунки Р.Е. Алексеева
режим движения. Начались характерные для
глиссера толчки и удары в днище. Скорость бо­
100
лее
км./час. Частота толчков стремительно
стиральная доска поверхности. Тогда я не знал,
нарастает и вдруг корабль проваливается в ти­
с чем сравнить эту набегающую из-за горизонта
шину. Днище отрывается и экраноплан начина­
тонкую, как лезвие бритвы поверхность. Сегод­
ет скользить, парить на высоте
2-3
метров над
ня
такое
можно
видеть
в
нереальном
компью­
водой. Я встал, прошелся по кораблю из конца в
терном пространстве игрушек
конец, будто по твердой незыблемой земле,
раноплан совершил разворот и приводнился где­
никакой болтанки, тряски или качки. Ощуще­
то в северной части Каспийского моря.
-
«леталок». Эк­
Алексеев расположил испытательную базу
ние такое, что мы летим в салоне «Чайки» по
В рубке пилотов напряженная тишина, та­
далеко от посторонних глаз на безлюдном ост­
рове Чечень в Каспийском море. Любознатель­
кая, что слышен каждый шум работающего сер­
ные американцы из года в год по системе спут­
дца
никового наблюдения следили за развитием эк­
идеальной зеркальной дороге.
-
-
двигательной системы корабля. Скорость
более
400
км./час. Вокруг
-
удивительный,
ранопланостроения в СССР. Фотографии летя­
фантастический пейзаж, сотканный из сверка­
щего «КМ» появились в зарубежной печати. Очень
ющих бликов морской стальной, волнистой, как
скоро на острове появились другие корабли-эк-
13
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
ранопланы, младшие «братья » гиганта , назван­
женном варианте и в менее плотной воздушной
ного зарубежными специалис там и « Каспийским
среде. Экранопланы , как и СПК на мало погру­
монстром». Американцы видели, но не знали
женных крыльях, обладают естественной при­
--
главного
скоростных
гигантской грузоподъемности этих
машин
и
не
знали
самого
главного ,
родной данной устойчивостью по высоте и кре­
ну .
того , что Р.Е. Алексеев решил проблему верти­
На деле теоретический расчет сложной аэро­
кальной устой­
динамичес кой
чив ос ти
лета­
конструкции
тельных
аппа­
в озможе н.
ратов
над
по­
шающее
не
Ре­
зна че­
в ерхно стью
ние
воды ,
этапное испыта­
земли,
имеет
заболоченной
Hиe
тундры ,
макетов
ных
ледя­
озер
и
моделей
щ его
ко­
по­
и
буду­
корабля
выльных степей.
или самолета . В
Заграницей,
исследо ват ельс ­
мире
в
ких
аналогич­
институтах
ных разработок
и конструкторс­
не было. Миро­
ких
вая научная об­
поэтапная
щественность
работка отнима­
что
ние
аэродина-
Транспортный экраноплан
созда­
мических аппаратов, способных использовать от­
дачу
твердого
эта
про­
ет годы . В новой
сошлась во мне­
нии,
бюро
экрана-поверхности
невозможно.
тема тике
скоро-
стного
судо­
строения конструкторское бюро под руковод­
ств ом Р. Е. Алексеева работало очень быстро и
О том, что подъемная сила крыла увеличи­
производительно. Ускорителем работы был твор­
вается в момент приближения к поверхности на
ческий дар Алексеева. Он приносил такие ре­
расстояние в несколько метров, знали давно. В
шения,
годы Второй мировой войны в морской авиации
десятку » и начинали сразу работать . По свиде­
летчики
тельству дочери конструктора Ростислав Евге­
пытались
самолеты
с
целью
пилотировать
экономии
в
компоновки,
которые
попадали
«в
режиме
ньевич шел к решению технических задач через
Иногда им уда­
поиск гармонии и красоты в окружающей при­
до берега, чаще нет.
роде . Внимательно наблюдая природу, созерцая
полета « на экране », над морем.
валось дотянуть машину
поврежденные
топлива
такие
На такой полет мог решиться только обречен­
ее
ный на гибель летчик или смертельно рискую­
монию отношений человека с окружающим ми­
щий трюкач. Известно, что Валерий Чкалов про­
ром. На его картинах технические образы по­
летел на самолете под аркой моста. Мастерство
стоянно соседствуют, переплетаются с образа­
асса было в том, что Чкалов инстинктивно чув­
ми женской красоты, дополняя друг друга . Ко­
ствовал « экран » И мог удержать самолет над Мос­
рабли конструкции Р.Е. Алексеева,
ква-рекой достаточное для пролета под мостом
титаническую мощь, отличает женственная гра­
время.
циозность,
глазом
художника,
легкая
он
искал
идеальную
гар­
несмотря на
стремительность.
Суть открытия Алексеева в том, что он от­
Следом за экранопланом « КМ » был построен
крыл, обнаружил природный эффект, который
для морского флота десантный корабль водоиз­
мог естественным образом регулировать высоту
мещением
полета в зоне экрана. Низко над водой подъем­
реходностью
ная сила крыла вырастает в два раза. Набирая
танка и батальон морских пехотинцев, преодо­
скорость,
левал
экраноплан
поднимается
над
поверх­
140 тонн, скоростью 350 км. /час. И
5 ·баллов. Корабль брал на борт
отмели
и
плесы,
высаживал
десант
мо­
два
на
ностью, подъемная сила падает и он опускается
любой отлогий берег, через устья рек мог про­
снова к экрану. Работает то же « алексеевский »
никать в глубь территории и даже преодолевать
эффект, что и на мало погруженных подводных
протяженные возвышенности. Конструкция судна
крыльях, только в обратном, зеркально отра-
позволяла
14
осуществление моментального десан-
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
тирования. Нос корабля отстегивался, танки с за­
гократно безопаснее, им не требуется строитель­
BeдeHHыMи моторами сходу вступали в бой. Да­
ство аэродромов и портов. \9кранопланы облада­
лее, уже после смерти Р. Е. Алексеева в ЦКБ по
ют амфибийными качествами и такими пока за -
СПКа был построен морской ракетоносец, кото­
телями проходимости , что могли бы не только
рый имел водоизмещение более
тонн, ско­
осуществлять круглогодичную пассажирскую на­
км./час. и вооружение из шести стра­
вигацию на сибирских реках, разгружать корабли
рость
450
300
тегических ракет, способ­
в любой точке побере­
ных нести ядерные бое­
жья, но и могли бы вдох­
головки. Появление таких
нуть жизнь в самые уда­
судов могло бы коренным
ленные
образом изменить страте­
европейских и сибирских
гический баланс сил в ми­
равнин.
ровом пространстве. Кро­
уголки
Однажды
северных
ЦКБ
по
ме скорости к бо евым до­
СПКа посетил команду­
стоинствам
ющий
экраноплано в
В ооруженными
спо­
силами. Ему показали мо­
собность к незаметному в
дель экранопла на. Гене­
поле
рал попросил, чтобы его
следует
отнести
р адаров
их
перемеще­
прокатили на новой тех­
нию.
Среди
проектов
космических
экранопланов
делить
нике. Ростислав Евгенье ­
использования
два
можно
вич сел
вы­
сокого
направления .
м есто
за
штурвал,
гостя
вы­
посадил
на
и нжен ера -и с пыта­
Первое, проектирование
теля. В несколько секунд
летающего
они
экраноплан а
для запуска и приема
пересекли
нилище ,
из
водохра­
вышли
з а­
ливные
паратов , типа
ли болото и носом утк­
для
старта
«Буран »,
которых
луга,
на
космоса многоразовых ап­
перескочи­
нулись В лес. « Вс е, при­
тре­
--
буется высокая начальная
ехали,
скорость. Второе направ­
рал ,
ление ,
раз вернемся, у нее даже
проектирование
--
сказал
как же мы
гене ­
здесь
спуска е мых , вездеходных
колесиков нет? »
апп ара тов для исследова­
ев
ния планет Солнечной си-
шину, дифференцируя
стемы. Космические про-
Модели из архива Р.Е . Алексеева
молча
Алексе-
приподнял
тягу двигателей, развер­
екты не были реали зованы , но в принципе име-
нул ее на месте и полетел через буераки
ют реальную п ерспективу в будущем.
гар испытательной базы.
Разглядывая фотографии экранопланов, люди
ма­
в ан­
Когда полет закончил-
ся, генерал вылез из машины, оглядел днище и
часто задают вопрос: могут ли эти « самолеты »
С укоризной В голосе проговорил:
высоко летать? Экранопланы, действительно ле-
сики все -та ки приделайте. Б ез колесиков ваша
« Вы ей коле­
тать умеют , как все летательные аппараты. Ко-
машина не смотрится».
рабли Алексеева обладали потенциальной воз-
Эту историю О « колесиках » Алексеев любил
можностью пер елета из Каспийского моря на
рас<;:казывать, размышляя о будущих перспек­
Черное или в Персидский залив. Кон структор
тивах экранопланостроения. Ему мно):'ое удалось
планировал, готовил , добивался разрешения на
реализовать благодаря настойчивости и поддер­
перелет : из Каспия
на Балтику. В опрос надо
жке со стороны руководства страны на самом
ставить иначе, так, как его ставил Алексеев :
высоком уровне. Первые самоходные модели про­
нам нужна новая отрасль транспортного маши-
и з вели сильное впечатление на Н.С . Хрущева.
ностроения
Никита Сергеевич вызвал к себе талантливого
--
--
ЭКРАНОПЛАНОСТРОЕНИЕ? И
сам отвечал, что нужна, доказывал и аргумен-
сормовича и оказал:
тировал свою позицию. Экранопланы в два раза
ожидая, что последуют в таких случаях просьбы
экономичнее самолетов по расходу топлива, мно-
о переводе в Москву, предоставлении кварти-
15
« Проси что хочешь? »
--
НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ
ры, звания... Ростислав Евгеньевич сказал, что
топи экспериментальных исследований», не ос­
ему лично ничего не требуется, просьба про­
тавляя какого-либо следа или колеи, по кото­
стая, он хотел бы два раза в год лично инфор­
рой за ним могли бы идти ученики и другие ис­
мировать Никиту Сергеевича о развитии тема­
следователи. В этом мнении я следую исключи­
тики скоростного судостроения в ЦКБ по СПКа.
тельно фактам.
Генеральный секретарь согласился. Р.Е. Алексе­
ев
использовал
ВОЗМО1Кность
прямого доступа
первому лицу в государстве на все
К
Два
500%.
До сих пор в мире, включая Россию, не со­
здано ни одного экраноплана. Прошло
того мгновения, когда
16
октября
1966
32
года с
года гро­
-
раза в год он готовил список проблем, докумен­
мадный экраноплан «Корабль-модель»
тацию и ехал в Кремль. После отставки Н.С. Хру­
оторвался от поверхности Каспия и полетел. Се­
щева главный конструктор экранопланов поте­
годня ведущие авиационные компании мира рас­
рял высокое покровительство. Началась полоса
полагают видеоматериалами, фотографиями, в
трудностей. Главными из них были противоре­
том или ином объеме документацией, касающей­
чивые требования министерства судостроения и
ся
авиапрома. Алексеевские экранопланы не впи­
Конечно, развитие новой транспортной отрасли
сывались
дос­
требует транснациональных усилий ряда компа­
«трубы на палу­
Hий и стран, вливания колоссальных финансо­
в
министерские
схемы,
тавало «колесиков», другим
-
одним
не
строительства
алексеевских
«КМ»
экранопланов.
вых средств. Если бы проблема состояла только
бе».
В 70-е годы гениальный русский конструк­
в этом, упиралась бы в «деньги», то крылатые
тор совершает третий шаг за горизонт, на чина­
ракетоносцы давно бы бороздили пространства
ет
второго
четырех океанов под флагом США или НАТО.
поколения. Эту серию аппаратов Алексеев ком­
Главное, в мире нет человека, способного за­
поновал по схеме летающего крыла. Они отли­
нять вакантное место Алексеева
чаются
го конструктора крылатых кораблей.
проектирование
высоким
серии
экранопланов
аэродинамическим
качеством.
-
генерально­
Ростислав Евгеньевич своими руками создал бо­
Рано или поздно, в Европе или Азии такой
лее двухсот моделей, ка1КДУЮ продул в аэроди­
человек явится, постучит в дверь ЦКБ по СПКа,
намической трубе, рассчитал характеристики. На
откроет шкаф, разло1КИТ на столе алексеевские
экранопланах
модели, прибавит свои, посчитает, умно1КИТ,
второго
поколения
он
готовился
штурмовать звуковой барьер, бить свои 1Ке ре­
возведет
корды грузоподъемности и выводить на орбиту
по морям и океанам на все четыре стороны све­
в
степень,
да
так,
что
разлетятся
они
та. В качестве нового вида транспорта экраноп­
Земли космические корабли.
Эти модели, как стая пыльных чучел, осели
в шкафах ЦКБ по СПКа им. Р.Е. Алексеева.
ланы могут потеснить авиацию с морских линий,
ускорить грузооборот на водных магистралях,
Особенностью алексеевского дара была спо­
заменить вертолеты в глухих бездоро1КНЫХ рай­
собность идти к открытиям логическим путем,
онах; заменить СПКа и глиссирующие суда по­
тайной тропой гения-одиночки. Общие компонов­
всеместно. Возмо1КНО, для экранопланов люди
ки реальных судов он рисовал эскизно
с «чисто­
будут строить новые дешевые дороги. Экраноп­
го листа», без проведения предварительных спе­
ланам не требуются бетонные и асфальтные
циальных исследований, что свидетельствова­
покрытия,
ло
чалы. Они будут востребованы везде, где для
о
громадном
руктора
и
творческом
потенциале
вызывало раздра1Кение
в
конст­
среде
уче­
1Келезные
рельсы, аэродромы и при­
ДОСТИ1Кения цели необходима скорость.
ных специалистов. Дальнейшие испытания обыч­
Экономическая философия Р.Е. Алексеева про­
но подтвеР1Кдали правильность намеченной в
ста:
эскизах концепции и не требовали каких-либо
1КИЗНИ. ОН 1КИЗНЬ понимал, как время, запол­
серьезных доработок общей компоновки. В твор­
ненное созидательным трудом. Алексеев оставил
честве Ростислав Евгеньевич был подобен своим
после себя на Земле корабли и заводы, друзей
кораблям. Мысль его была столь стремительна,
и великую тайну, которая ле1КИТ как сказочный
что он умел преодолевать на пути к результату
меч-кладенец в 01Кидании героя, способного ото­
равно и «белые пятна теории», и «бескрайний
рвать сталь лезвия от земли.
16
скорость экономит время, основной ресурс
КРАЕВЕДЧЕСКАЯ КОПИЛКА
Михаил ПЕТРОВ
КОЛОКОЛЬНЯ ФА.I\АЕЯ МААЬКОВА
Когда меня маленького впер­
енная
еще
в
начале
прошлого
что
деревянная
церковь
в
кон­
вые привезли в Михайловский
столетия и со временем обвет­
це концов сгорела. Во всяком
завод, и мы долго ехали на ло­
шавшая. Вот какую информацию
случае,
шади вдоль высокого забора, я
я
на
была воздвигнута новая, камен­
был захвачен мелодичной музы­
страницах «Екатеринбургской
ная. Есть документ, хранящий­
кой, долетавшей неизвестно от­
недели» за
прочел
куда. Очаровательные звуки
по
этому
поводу
1885 год:
«В нашем
на
ее
месте
все
же
ся в михайловском музее, где
заводе имеется
сказано: «Церковь В Михайлов­
словно бы лились с голубого ут­
одна-единственная
реннего неба. И потом, однаж­
ная церковь, освященная в
ды, уже у бабушки, когда,
чем-то обиженный, я запла­
кал, бабушка, чтоб успокоить
меня, поднесла к окошку и ука­
жать в ней богослужение ста­
На строительство израсходова­
зала
откуда
ло крайне опасно. Ввиду этого
но
заворажи­
прихожане Михайловской во­
куда-то
опять
плыла
вдаль,
та
же
православ­
ске строил Мальков Фаддей
1836
Николаевич, красноуфимский
году. Будучи деревянною, цер­
мещанин, опытный строитель.
ковь
Строительство началось в
эта
такую
пришла
от
ветхость,
1883
времени
что
в
продол­
59 000
... Через
21
июня
1892
1896 года.
руб.».
сорок лет существо­
вания, а именно в
1936
году,
вающая мелодия. Так я впервые,
лости еще в
еще
вили: вместо ветхой деревян­
для
ной церкви построить на том же
дни. С нее сняли колокола, а
месте
потом разобрали колокольню.
не
увидев,
услышал
нашу
михайловскую церковь.
Когда подрос, бабушка, от­
новую
году постано­
году. Открыта
каменную».
церкви
наступили
черные
Как снимали колокола, я не
правляясь к обедне, стала брать
меня с собой. В церкви нрави­
архитектор составил план и сме­
видел,
лось все: и высокий потолок над
ту,
локольню, был этому варвар­
головой, и ажурная со множе­
на утверждение. Далее следует
ством свечей люстра, спускав­
подробный рассказ о том, как
Дело происходило в сере­
шаяся
проект бродил по официальным
дине лета. За несколько дней
стены, с которых на меня стро­
инстанциям:
типичная,
до сноса рабочие частично ра­
го
видимо, для всех времен. И да­
зобрали кладку. Вначале с од­
сверху,
смотрели
но же,
и
крашеные
святые,
и,
конеч­
стройное пенье
хора.
Приглашенный прихожанами
и все
лее
Было красиво и торжественно.
строению,
пота ть,
всеми,
тех
но когда
разрушали
ко­
ству свидетель.
ной стороны долго долбили кир­
«Прошло больше двух лет
с
со
история,
...
И я, поддавшись общему на­
вместе
отправили начальству
пор,
мы
хло­
никакого
пичи,
прочно
связанные
друг
с другом. Когда получилась вме­
не
стительная ниша, подперли ко­
добились, кроме того, что из­
локольню толстыми бревнами.
стным
носили свой план, стоящий
300
Потом с другой стороны разоб­
Иногда после службы насту­
толку
начали
еще неумело осенял себя кре­
знамением.
а
как
самом
рали кладку. Колокольня оказа­
пал не менее прекрасный мо­
деле, дождемся мы разрешения
лась стоящей на деревянных
мент причастия. Бабушка брала
на постройку новой церкви?
столбах.
меня на руки, подносила к свя­
Неужели только тогда, когда
щеннику,
словами:
старая церковь рухнет и похо­
к церкви
«Причащается раб божий Ми­
ронит под своими развалинами
Пришли старухи с иконами и
хаил»
подавал на ложке что-то
всех в ней МОЛЯЩИХСЯ».
очень
сладкое
и
тот
со
...
рублей.
:Когда
же.
в
О мытарствах прихожан в
Первая церковь в Михайлов­
дальнейшем у меня документов
ске была деревянная, постро-
нет. Есть сведения старожилов,
3 Уральский
следопыт
N.! 1, 1999
17
Наступил день сноса. С утра
стал
стекаться народ.
поставили их на землю ликами
к паперти. Среди толпы ходил
поп с серебряным крестом.
-
Православные, не позво-
КРАЕВЕДЧЕСКАЯ КОПИЛКА
лим осквернения церкви. Не до­
растворе, и отделить кирпич от
святых. Пришлось все забелить
взывал
кирпича никто не сумел. Так и
известью. Теперь о древности и
увезли на свалку бесформен­
ные каменные глыбы.
о
Мужики молчали, некото­
пустим святотатства,
--
он к верующим.
прежнем
говорили
назначении
только
здания
высокие
по­
затыл­
Помещение наскоро подла­
ки. Женщины крестились, но
тали. В бывшей молельне поста­
ница в круглую башенку со
никто
помешать
вили дереI!ЯННУЮ стенку, поде­
стрельчатыми окнами. Здесь
разрушению, все боялись но­
лив ее на две части. Одна часть
разместилась библиотека.
вых крутых властей.
стала
рые
смущенно
не
чесали
отважился
Рабочие разложили большой
,толки
да узкая
винтовая
лест­
другую отве­
Запоздало и я жалею тот
ли под игры и танцы. Там, где
прекрасный храм, вблизи тяже­
кинозалом,
основанием
коло­
была комната с купелью, ре­
лый и монолитный, а издали
дождавшись,
когда
шили продавать билеты, а где
легкий и изящный. Сейчас он до
начали гореть опорные столбы,
находились Царские врата, по­
такой степени изменен различ­
весили занавес и стали крутить
ными пристройками, что вос­
.
становить былую красоту вряд
костер
под
кольни
и,
отошли
подальше
...
]Jспользовать с толком кир­
пич,
как
хотели
первые
ленты
... Долго
организаторы
звукового
кино
в клубе со сводча­
сноса, не удалось. Колокольня,
тыми
как и вся церковь, была пост­
стойкий запах ладана. С высо­
роена
ких
на
хорошем
известковом
потолками
стен
на
нас
удерживался
глядели
ли
возможно,
хотя
такие
--
уси­
лия и предпринимаются.
г. Екатерuнбург
лики
fllЛександр МОИСЕЕВ
ТАЙНА горыI ВАСЕК
Километрах в четырех ниже
хин, исходивший Урал вдоль и
руг» находился где-то в южных
деревни Зотино одну из бесчис­
поперек. А интересовался на
пределах Свердловской облас­
ленных излучин речки Багаряк
предмет обитания здесь древне­
ти с выходом на челябинский
венчает гора с запанибра тским
го человека. Вообще Зотинские
]Jткуль
пещеры (их несколько) изуче­
озеро в то
рень здесь ни при чем. Полное
ны
иткульские
наименование горы Веськовка
краю. Оказалось, они были оби­
металлурги
или Васьковка, отсюда и Весек­
таемы
охотились
Васек. Кстати, речка-тезка впа­
дает в Юрюзань за Уральским
Позднее в них останавливались
главным их занятием Былa вып­
охотники и рыбаки из окрест­
лавка металла
хребтом. Знатоки
ных селений.
леза, выделка из него орудий
названием
--
Васек. Рубаха-па­
языковых
древностей считают,
что
на­
звание финно-угорское. Вас
утка, вис
--
болото, ковка
ранее
прочих
еще
в
местном
каменном
веке.
Раскопано два культурных
--
слоя. В нижнем
---
в
орудия,
звериные
каменные
кости
--
это
и
--
оружия,
весьма заселенное
«крепостное»
и
прочие
время.
здешние
разводили
и
скот,
рыбачили,
--
но
бронзы и же­
которые
шли
«на
экспорт» И кормили народ. Ме­
талл привлекал
степных
сосе­
каменный век. В верхнем тоже
дей, ленивых на тяжкие тру­
река. Так что название озна­
кости,
ды, но скорых на набеги и жад­
чает: Утиная или Болотистая
черепки и костяные наконечни­
речка. Отыскали лингвисты и
ки стрел. Это уже века брон­
переиначенное слово
древнее
слово
вас
«ПОКИ»
--
золото.
Кстати, добывали его здесь
но
уже
человеческие,
зовый и медный.
Селений по
ных на добычу.
]Jмя степняков нам извест­
но
Багаряку во
--
савроматы и их «дети»
сарматы;
имени
же
ловких
-на
все времена было густо, в
древние же куда больше,ч ем
выделку металла «лесников» мы
Будучи в экспедиции, реч­
ки мы не нашли, зато обна­
ныне. На то были причины: Ба­
самые
ружили пещеру. Она' именуется
гаряк был тогда пограничным
пы,
Лепехинской,
в
рубежом. Крепостная цепь ого­
доны, или гипербореи, кото­
интере­
раживала лесную державу ме­
рых Геродот «поселил» В горах
таллургов, чей «столичный ок-
Рифейских по соседству с сав-
еще
пору
в
прошлом
веке.
потому
пугачевщины
совался академик
ею
]JBaH
как
Лепе-
18
не знаем. Может, то были те
таинственные
или
аргиппеи,
аримас­
или
иссе­
~
КРАЕВЕДЧЕСКАЯ КОПИЛКА
~
роматами. Это конец бронзово-
на Городов. По продуманности
ся шедевром фортификации
го-начало
расположения крепостей,
своего времени.
железного
века,
в
их
--
оборонительных укреплений
межовская, иткульская, бере­
Синарский укрепрайон являет-
археологическом
лексиконе
г. ЧеляБU1iС1С
зовская и иные «лесные» (читай­
те
--
угорские) культуры.
В
« лесном» пограничье, как за ты­
сячу
лет
до
того
в
ИРБИТСКАЯ ЯРМАРКА ГРАВЮРЫ
степном,
тогда процветала своя Страна
Городов.
На
горе Васьковка,
близ
скалы Васек, обнаружено ук­
репленное
лургов,
городище
метал­
выплавлявших
железо.
Найдены шлаки, кусочек крич­
ного железа , какое вырабаты­
вали уральские заводы и в про­
шлом веке. Для городища, как
и з аведено было у « лесников » ,
выбрали ограниченный с двух
сторон обрывами мыс длиной
почти в 100 метров. С открытой
стороны наполья оно было за­
щищено валом шириной
3
мет­
ра и рвами с обеих сторон. По
соседству
крупное
находилось
не
менее
городище-крепость.
Столь же хорошо защищен­
ные
городища
стояли
тогда
по
всему низовому Багаряку, как
и низовьям Караболки, Сина­
ры и Исети, куда впадает Си­
нара. Конечно, не случайно ог­
радили
« лесники » -металлурги
трехречье
столь
мощными
по
тем временам крепостями. Си­
нарское трехречье было тог­
да порубежным с опасными со­
седями
--
савроматами,
сарма­
тами. Грабительских набегов
жди каждый час. Какой труд без
защиты!
Настоящим укрепрайоном
(десятки крепостей!) было Си­
нарское трехречье. Западнее
его защищали от набегов леса,
озера да болота. Здесь же их не
было. Языком вклинивались в
леса
лесостепи,
доступные
конным воинам. Вот здесь-то и
был поставлен на их пути ук­
репрайон, для своих времен и
широт
явление
не
менее
Франсуа Ланго.
«Поругание Христа (увенчание тернием)>>.
Ок.
1660-1670.
экземпляр гравюры.
зна­
чительное, чем арийская Стра-
З'
Единственный в мире известный
19
КНИЖНАЯ ПОЛКА «УС»
Виталий ПАВЛОВ
-
ВОЗВРАЩЕНИЕ НЕВЬЯНСКОИ иконыI
Эту книгу ждали давно
по меньшей
цы истории», также сопровождаемая по­
мере два десятилетия. И наконец сверши-
чти вековыми фотоснимками, групповыми
лось.
портретами
А
4 апреля 1998 года
-
иконописцев,
которых
давно
появился указ о при-
уже нет среди живых. А ведь эти фОТОСI;IИМ­
суждении премий губернатора Свердловской
ки надо было найти! о.п. Губкина предста­
области за выдающиеся достижения в обла-
вила статью «Династии невьянских иконо­
сти литературы и искусства. Кроме прочих,
писце в Богатыревых и Чернобровиных». Ди­
премии удостоены десять человек Голынец
настии, оказавшие благотворное и длитель­
Г.В., БаЙдинВ.П., Бызов О.И., Губкин О.П.,
ное влияние на школу иконописи. Чуть ли
Гончарова Н.А., 3иганшин И.Ц., Пантелее-
не вся жизнь представителей династии про­
ва Г.И., Рязанов Ю.М., Рязанова Л.Д. ЭТО и
шла под сапогом Секретной совещательной
есть основной коллектив, сотворивший чудокнигу
что
альбом «Невьянская икона». Жаль,
-
среди
человеку
-
не
десятому
раскольникам» писать иконы, украшать ико­
с моей точки зре­
ностасы. В.И. Байдин дал интереснейшие
нашлось
издателю,
места
книги
«Повествовательные И документальные ис­
Е.В. Ройзману, без инициативы, органи­
точники по истории старообрядческого ико­
ния,
-
них
комиссии господствующей православной цер­
.кви, строго запрещавшей «закоренелым
основному
виновнику
рождения
зации, настойчивости, наконец, без спон­
нописания на горных заводах Урала в
сорства которого не было бы и книги.
-
XVIII
начале ХХ веков». Жаль, что в боль­
Поражает многолетний кропотливый тща­
шой книге не оказалось места для рассказа
тельный труд всех названных выше людей.
коллекционеров и специалистов-реставра то­
Поражают
ров древнерусской живописи Ю.М. и Л.Д.
149
великолепно исполненных,
блещущих красотой оригинальных творений
Рязановых, об их многолетних поисках и со­
икон «невьянской школы», прекрасная бу­
хранении уникальных произведений.
мага, печать, суперобложка с изображени­
Эта книга
-
уникум. Уже при выходе
ем св. Льва Катанского, иконы, выполнен­
ее в свет она становится раритетом:
ной в
экземпляров
1818
году невьянской мастерской Бо­
на
такую
страну,
как
4000
наша,
гатыревых; тщательность подборки текстов
-
как
лиотеки будут способны иметь ее. Английс­
в
подписях
к
иллюстрациям,
так
и
в
капелька-невидимка. Далеко не все биб­
кий текст, конечно, позволит расширить
каталоге.
Особого внимания заслуживают статьи,
читательскую аудиторию. Книга напечатана
вынесенные за пределы собственно альбо­
в Финляндии, но подготовило ее издатель­
ма
в конец книги: статья Г.В. Голынец
ство Уральского госуниверситета им. А.М.
«Невьянская икона: традиции Древней Руси
Горького, за что великая благодарность его
и контекст нового времени» с фотографиями
руководству,
Невьянска и, как полагается в научной ра­
му директору Ф.А. Еремееву.
-
боте,
-
Гончаровой
-
«Невьянское иконописное
частности,
исполнительно­
Говорят, на одной из презентаций аль­
с дотошными примечаниями; Н.А.
наследие в музеях Екатеринбурга. Страни-
в
бома серьезный и глубокий знаток древне­
русской культуры,
20
член-корреспондент
КНИЖНАЯ ПОЛКА «УС »
Российской АН Г.И. Вздорнов, был крайне
ственный в мире собственный колорит, но­
удивлен
визна одновременно и широкая и гармонич­
увиденным
и
только
руками
раз­
вел. Он воочию убедился в существовании
ная.
« невьянской школы » . В самом деле, уви­
Абсолютно уверен, что подлинные со­
деть своими глазами высокий пафос рели­
кровища, собранные в альбоме вопреки
гиозного чувства и столь же высокий класс
всему,
техники художественного воплощения про­
русской культуры
изведений, доселе обретавшихся в запас­
неверующим. Потому что, глядя на них, не­
никах
возможно
остаться
можно
восхититься
музеев,
которых
архивохранилищах,
коллекционеров,
и
вдруг
у
не­
явлен­
ных миру во всем блеске и красоте, уди­
вит
кого
возвращаются,
не
достижениями
-
наконец-то
-
равнодушным,
наших предков.
ИРБИТСКАЯ ЯРМАРКА ГРАВЮРЫ
изучать с разных точек зрения. Но
сегодня
сделанное
-
можно
сказать,
подвиг
многих
что
лю­
дей, названных и не названных
здесь. Он напомнил мне о другом
подвиге , в другой стране. На пол­
ке моей библиотеки стоит пример­
но такая же книга-альбом-моно­
графия Юлианы Данко и Думат­
ру Данко, изданная в
1979
году в
Бухаресте на французском языке
« Румынская крестьянская живо­
пись на стекле » . Техника выполне­
иконописи
тьянами
в
румынскими
далекие
времена
-
шими простыми людьми
обрядцами в
XVIII -
крес­
и
на­
старо­
ХХ веках
разная. Но их объединяет многое:
религиозная
си
и,
невоз­
художественными
лишь сообщение
об альбоме. Книгу предстоит еще
ния
лоно
угодно.
Эта заметка
уже
в
как верующим, так и
как
истовость
пишут
в
иконопи­
авторы,
един-
Жак Калло.
«Вознесение Марии»
1634.
21
Офорт, резец.
ПОЭЗИЯ
1.
К Поэту постучалась Смерть
Движенье. Дрогнула листва,
как будто опадая,
-
тихонько, мимоходом;
возникла женщина пред ним
ошиблась дверью? Или ей поговорить с народом?
Он ужаснулся: что?. конец? ..
такая молодая.
«Не узнаете? А ведь мы
Михаил НАЙДИЧ
но сделано так мало,
CfidlДДdlVdl
а сколько замыслов еще
теснилось, трепетало!
«Что ж, может статься, ты и прав,
сказала Смерть, робея, ну, хорошо, твори, дерзай,
отсрочку дам тебе я.
Но ты запомни, милый мой,
-
СCJIIUХОCJII130РБUUU
Растет, растет гора бумаг,
не просчитаться только б.
остатнее решенье:
напишешь сотый опус свой
приду без промедленья».
.. Лоэт
-
всмотрелся: ни-ко-го,
в оконце посветлело,
а возле солнца облака
пульсируют несмело.
«Ушла! .. » Поэт возликовал,
притопнул, и
-
О g[ОСЛБq)UБМ
девчонкой я тогда была
с большущими глазами».
Он сразу вспомнил старый дом,
где жил весну и осень.
Все вдалеке. Как те стихи,
что он давно забросил.
Глядел он, словно отыскал
давнейшую пропажу...
«А я когда-то по ночам
читала книгу вашу!»
Тянулись дни: то ясный день,
то облаков короста,
Они стояли под дождем,
он оглянуться не успел,
усиливался ветер,
стихов-то ... девяносто!
Они - как детища его,
они судьбу разделят.
Он как-то быстро написал
сверкнула молния ... Но он
и это не заметил.
А позже, в пасмурную ночь,
такое вдруг приснилось,
что сердце билось неспроста,
как в молодости билось.
и остальные девять.
вприсядку;
в соседстве жили с вами,
в столе стихов-то у него
не более десятка.
Машинку другу передал
Знать, впереди немалый путь:
тогда протянешь до ста.
Блокноты и карандаши
подальше в стол, И точка.
И вот настал особый миг,
и полночью той хмурой
А тут и пенсия ему
он распрощался, наконец,
к нему в окно попала,
со всей литературой.
другим
-
к чему тут проволочка?
живи предельно просто,
пиши чуть-чуть, в день по строке
за все труды и годы,
-
и, значит, менее страшны
Прощался с очень дорогим,
конечно, поневоле,
Он впрягся в воз, он записал,
увлекся, бедолага.
Вот новый стих ... Что перед ним
рубли, иное благо!
Упала капля на тетрадь,
слегка перо застыло.
Но это вовсе был не дождь -
но как-то буднично - почти
спокойно и без боли.
И сам себя он утешал:
я никакой не гений,
глядишь, спокойно доживу
без всяких сочинений.
другое это было.
за годом год ... И - ни строки!
Да, времена такие,
Когда душа обнажена
и прорвана блокада,
об этом говорили все Твардовский и другие -
-
весь мир,
то большего не надо.
«А то, что близится конец,
подумал, шмыгнув
мол, как же это понимать:
молчанье затянулось
-
иссяк талант? здоровья нет?
удача отвернулась?.
носом, -
я Смерть сумею обмануть,
на то есть верный способ!»
2.
Да, чтобы Смерть перехитрить,
не требуется много,
ведь здесь одно: веди учет,
написанному - строго!
Баллада, песня ли, верлибр,
а в целом ... это сколько?
подумал
-
-
З.
Наполнить чем-то каждый день­
одна теперь забота ...
Однажды в парке, средь аллей,
его окликнул кто-то.
В конце дороги поворот,
скамейка на отлете.
«Иван Никитич, вы меня,
поди, не узнаете?»-
22
в жизниу него
так мало нынче смысла.
А радуга одним концом
-
он рядом
житейские невзгоды.
когда в союзники
Встал на заре ... Что за окном?
Там радуга повисла,
в тот самый, старый дом:
-
«Любовь?»
два квартала.
- подумал. - Поздно. Нет».
На лбу синеют вены ...
Но вот о радуге сказать
хотелось непременно.
Сказать, что так прекрасна жизнь
и что нужна отвага.
И он хватает карандаш,
ну, где она, бумага?
-
Слова, что были взаперти,
шли горлом. Высшей пробы.
Видать, и правда он по ним
соскучился. Еще бы!
Он место мыслям, чувствам дал,
всем лучшим эпизодам
-
и кто, скажите, виноват,
что этот стих ... был сотым.
Ведь что поделать
-
поступить
не мог он по-иному.
Закончил. Бросил карандаш.
И выбежал из дома.
Купался месяц в облаках,
как паренек бедовый.
И шел Поэт. И твердо шел.
Шел, ко всему готовый!
ТРОПОЙ ПОИСКА
Юрий клюшников
ШПИОН КОРОflЯ, АГЕНТ
импЕрАтрицы
Этот фаRТ не упомянут в летописи ТУРИНСRа.
«Отвечай, тать!
сурово вопрошал само­
-
Сохранился лишь в архиве здешнего воеводы
званца туринский воевода Суздальцев.
второй половины
да у тебя чужеземные медали и бумага? За чем
XVIII BeRa.
Вероятно, из-за
своей Rурьезности.
В
Отку­
-
чужое имя присвоил? Говори правду. Если не
году на ГОРОДСRОЙ ярмаРRе страЖНИRИ
хочешь с моими кнутобойцами спознаться!» При­
задержали подозрительного человеRа. Называя
шлось выложить все как есть. Но тоболяк взял
себя тоБОЛЬСRИМ RУПЦОМ, он предлагал RУПИТЬ у
С воеводы слово сохранить услышанное в тайне.
него
Ибо тайна эта государственная.
1775
две
золотые
ПРУССRие
медали
с
портре­
тами RОрОЛЯ Фридриха Второго и Rурфюрста
Итак, вернемся
R
началу. Родился Иван Зу­
БранденБУРГСRОГО Фридриха Вильгельма. По по­
барев в семье тобольского купца. Учился грамо­
дозрению,
торговца
те в церковно-приходской школе. Ездил с отцом
оБЫСRали. Нашли у него патент ПОЛRОВНИRa прус­
по торговым делам на Ирбитскую, Туринскую
СRОЙ армии, подписанный самим Rоролем Прус­
и прочие ярмарки. Торговали отец и сын зипу­
сии Фридрихом Вторым. При задержанном были
нами,
таRже патент ПОРУЧИRа РУССRОЙ армии и вид на
ми,
жительство в ТоБОЛЬСRОЙ губернии на имя Зу­
ми. Показалось купеческому сыну
что
медали
Rраденые,
шапками,
куделями,
овчинами,
льняными
сермяжными
холста­
домашними
-
сукна­
прибыли
барева Ивана Васильевича. Оный Зубарев, зна­
мало. Жажда большой и скорой наживы толкну­
чилось в ДОRументах,
есть отставной ПОРУЧИR,
ла его на авантюру. Однажды какой-то мужи­
надлежит «проживать В Сибири безвыез­
чонка, якобы «рудознатец», подсунул молодо­
RoeMY
му купчишке образцы «богатых сибирских руд,
дно».
Тут что-то нечисто, решили страЖНИRИ. Уез­
дной власти ведомо: агент RОрОЛЯ ПРУССRОГО Зу­
содержащих золото и серебро». Обещал место
показать.
барев Иван сын Васильев двадцать лет назад как
пойман
Рванул Зубарев в декабре
1751
года в столи­
и сознался в преступных замыслах про­
цу с этими образцами. Когда императрица Ели­
тив матушки императрицы. По приказу канце­
завета Петровна, собираясь ехать в Царское
лярии тайных розыскных дел посажен в тюрем­
Село, вышла на крыльцо Зимнего дворца, Зу­
ный каземат, где и был тайно умерщвлен смер­
бареВ'бросился ей в ноги и подал доношение. Дес­
тельным ядом. Не мог же покойник воскреснуть!
кать, добыл для Отечества и матушки госуда­
Не иначе, это самозванец. А, может, еще и
рыни серебряные и золотоносные руды. Рассчи­
лазутчик чужеземный. Еще не хватало шпио­
тывал
на в Туринске в эту «смутную пору», когда,
«открытие». Но самодержица приказала сперва
несмотря
удостовериться, правда ли это. Зубаревские об­
на
казнь
«новоявленного
императора
сразу
получить
кругленькую
сумму
за
Петра Третьего», вожака крестьянской войны,
разцы
не утихала Пугачевщина на Урале. Заключена в
числе в лаборатории ученого Михайлы Ломо­
проверяли
в
трех
учреждениях,
в
том
Петропавловскую крепость лженаследница пре­
носова. Ответ экспертов был единодушен
стола княжна ТараRаИОва. Сколько их еще объя­
разцы фальшивые. ТОЛЬRО Ломоносов нашел в
вится, соискателей трона!
образцах «признаки серебра», но он потом из-
23
-
об­
ТРОПОЙ ПОИСКА
винялся за ошибку, допущенную из-за несовер­
ному делу. Помог Христофор Манштейн, уро­
шенства лабораторных инструментов.
женец Петербурга, бывший прежде на русской
«Рудознатца» обвинили в умысле обмануть
службе, затем перебежчик к пруссакам. Реко­
государыню. Забрали в сыскной приказ. Зубарев
мендовал лжегренадера принцу Брауншвейгско­
попытался выкрутиться. Объявил «слово и дело
му, дяде Иоанна Антоновича, а тот предста­
государево». Дескать, уральские заводчики Де­
вил «перебежчика» королю. И вот густобородый
мидовы послали его с фальшивыми образцами в
ражий детина сообщает королю (чтобы подстег­
Санкт-Петербург, чтобы ложным «открытием»
нуть его к действию), будто императрица Ели­
скрыть
завета Петровна решила убить принца Иоанна,
от
государыни
истинное
местонахожде­
ние найденной Демидовыми «серебряной жилы».
заточенного в Холмогорах, из боязни быть низ­
Уловка не удалась. Лжеца высекли кнутом, вер­
ложенной. Наживка, придуманная Шуваловым,
нули в крепость. Прохиндея ожидали пожизнен­
сработала. Принц Брауншвейгский, присутство­
ный каземат, либо виселица.
вавший при разговоре, взмолился:
И тут начинается самое любопытное. В архи­
ве «Канцелярии тайных розыскных дел» я обна­
ролевское величество,
«Ваше ко­
сделайте что-нибудь,
чтобы спасти наследного российского принца!»
ружил секретную записку начальника тайной
Да и лжегренадер предложил свои услуги коро­
канцелярии графа А. Шувалова императрице
лю.
годом.
Фридрих решился. Зубарев вернется в Рос­
Будущий генерал-фельдмаршал предлагал ца­
сию. Доберется до Холмогор. передаст тамошним
рице послать Зубарева, как безусловно талан­
узникам
тливого авантюриста, способного на
гскому,
Елизавете Петровне, датируемую
1755
«щекот­
ливые дела», к прусскому королю Фридриху
Второму с тайным поручением
-
выведа ть на­
-
Антону Ульриху герцогу Брауншвей­
его
супруге
-
императрице
Анне
Леопольдовне и их сыну Иоанну, что в Архан­
гельске будет снаряжен корабль.
цар­
На нем заключенные смогут бежать в Бер­
ственного узника Иоанна Антоновича. Ибо есть
лин. Причем Зубарев, чтобы обеспечить побег,
сведения, что Фридрих, потерпев поражение
взбунтует раскольников в пользу Иоанна, под­
в войне с Россией, хочет избежать капитуля­
купит солдат и вывезет узников из Холмогор.
MepeHия
прусского
короля
в
отношении
Посадского представили капитану будущего
ции и для этого не прочь освободить из заточе­
ния Иоанна Шестого Антоновича.
«купеческого»
судна,
на
котором
холмогорские
Информация о заговоре короля Фридри­
узники должны бежать из плена. Выдали тысячу
ха, добытая агентом царского двора, по мне­
червонцев для подкупа стражи пленников. Снаб­
нию Шувалова, могла бы стать хорошим пред­
дили паролем
логом для более крутых мер против Иоанна
бы те поверили, что тоболяк действует от имени
Антоновича
-
возможного претендента на
Императрица приняла предложение Шува­
лова. А Зубареву деваться некуда: или погибать,
или «голову впекло»
-
холмогорским
арестантам,
что­
их родственников. Король поощрил своего шпи­
она
царство.
к
двумя
золотыми прусскими медалями,
про­
извел в полковники своего регмента. Перебеж­
чика обрядили в пышный мундир.
«Вот влип!»
все едино. И он согласил­
-
с горечью подумал Зубарев. За­
ся стать лазутчиком императрицы. Зубареву орга­
явишь на Фридриха
низуют побег из тюрьмы. Отпускают в город без
их сколько при дворе матушки государыни. По­
караула, якобы купить рубаху. Арестант не вер­
можешь Фридриху
нулся, хотя ранее в подобных случаях возвра­
служить ни королю, ни царице. Но отвертеться
щался.
Все шло, как было оговорено. «Беглец» через
-
-
пруссаки прибьют. Вон
свои укокошат. Лучше не
не удалось. К тому же дорога домой оказалась
не сладкой. С пышным мундиром пришлось рас­
-
Стародуб вышел на Лаврентьев монастырь. От­
статься
туда через Кролевец х:тробрался в Берлин. Выдал
было небезопасно. Вдобавок разбойники отняли
себя за беглого гренадера леЙб-компании. Дес­
все деньги. Подкупить стражу узников теперь
кать, проигрался в карты. Долг платить нечем.
нечем. Спасся бегством. скитался. Прятался. Но у
Вот и дал тягу за границу. Кому охота в «долго­
тайного сыска руки длинные. Его поймали в рас­
вой яме» сидеть? Желает видеть короля по важ-
кольничьих слободах. Привезли, как шпиона
24
щеголять в нем на русской земле
ТРОПОЙ ПОИСКА
XVIII
прусского короля, сначала в Киев с беглыми
тидесятых-восьмидесятых годах
конокрадами, затем в Петербург.
себя на родине, в Тобольской губернии, мни­
века у
перед Алек­
мый покойник не смог наладить прибыльную тор­
сандром Ивановичем Шуваловым, начальником
говлю, впал в нужду и, дабы наскрести хоть
И вот
22 января 1755 года он снова
канцелярии тайных розыскных дел. Выкладыва­
сколько-нибудь в уплату долгов, решил продать
ет как на духу прусский план похищения Иоан­
прусские
на Антоновича. Вынужден. Куда денешься? А
рятал в каблуки сапог.
23
медали,
которые
в
свое
время
зап­
января сержант лейб-кампа;нии Савин уже ска­
Продать прусские медали решил незаметно
чет В Холмогоры с указом начальнику холмогор­
и приехал в Туринск, городок малый, захолус­
ского караула. Указ составлен Шуваловым, под­
тный (до революции входил в Тобольскую гу­
писан императрицей и гласит:
бернию).
тайно отдать
Иоанна Антоновича специальной команде для пе­
Выслушав исповедь задержанного, туринс­
рев ода в Шлиссельбургскую крепость, а в Хол­
кий воевода Суздальцев повелел отпустить «тор­
могорах соблюдать видимость содержания узни­
ка
-
отправлять
ко
двору мнимые
реляции
о
говца», препятствий в продаже медалей ему не
чинить и обещал никому об услышанном не ска­
состоянии принца. Что и было исполнено (за­
зыBaTь. Медали на Туринской ярмарке Зубарев
бегая вперед, отметим, что Иоанн Шестой по­
так и не продал. Уж больно хлопотным пока­
гиб в
1764
году в Шлиссельбургской крепости
при попытке его освобождения).
зался «товар» покупателям. Купишь
-
потом не­
приятностей не оберешься. Спросят, где взял
Теперь требовалось исключить утечку инфор­
вражеские медали? Не шпион ли ты?
мации о том, что Зуба рев был агентом русско­
Впрочем, отставной поручик не оставил по­
го двора и действовал по его плану. Тщатель­
пыток поправить свои финансовые дела. В Ту­
но разработанную операцию прикрытия раскры­
ринской писчебумажной мануфактуре купца
вают секретные материалы архива Тюменской
Походяшина выходит книга «Приключения по­
воеводской канцелярии и Тобольской духовной
садского Ивана Зубарева». Оба
консистории. Смерть «прусского шпиона» была ин­
автор
-
-
издатель и
шли на немалый риск, рассказывая
сценирована. Под его фамилией представили
о двойном шпионе. Но уповали на то, что мно­
труп другого колодника. А чтобы никто не дога­
гих лиц, причастных к тайне зубаревского
дался о подмене, пребывание «колодника Ива­
шпионства, уже нет в живых. Однако печата­
на Васильева» (фамилия не упоминалась) в кре­
ние
пости держали в строгой тайне.
ховных властей. Ознакомившись с мемуарами
Указ запрещал любое общение с арестантом:
книги
не
осталось
незамеченным
для
вер­
Зубарева, императрица Екатерина Вторая по­
«Не выспрашивать и разговоров никаких ни о
велела
чем с ним не иметь». Больше того, в Пруссию
и уничтожить, ибо «содержащиеся в книге ра­
все
отпечатанные
экземпляры
изъять
было отправлено письмо от имени Зубарева.
зоблачения составляют тайну государственную
Последний докладывал о благополучном ходе
навечно и преданы гласности быть не могут».
своей секретной миссии и предлагал «не жалеть
Приказ сей надлежало ВЫПОЛЩ1ТЬ в строгой сек­
усилий» для освобождения царственного принца.
ретности. Всем, причастным к этому изданию"
Тайная канцелярия рассчитывала выловить в
было велено хранить все касаемое до книги
Архангельске тех, кто в ответ на письмо-при­
мемуаров Зубарева «в глубочайшей тайне». За
манку приедет из Берлина освобождать холмо­
разглашение тайны предусматривалось стро­
горских узников. Как и следовало ожидать, ко­
жайшее наказание. Вероятно, по этой причи­
роль Фридрих послал свой военный корабль под
не о книге Зубарева нет нигде официальных
видом купеческого, и корабль этот был аресто­
упоминаний. Как явствует из особо секретных
ван в Архангельске.
бумаг туринского градоправителя, весь тираж
Сам же тайный агент Елизаветы Петровны
за
«важные
услуги,
оказанные
царскому
дво­
ру и государыне», был награжден чином пору­
книги Зубарева был конфискован и сожжен.
Авантюристу пришлось расстаться с надеждой
получить авторский гонорар.
чика, выпущен тайно из тюрьмы и отправлен
О сибирской жизни шпиона двух монархов
на жительство в Сибирь. Обосновавшись в шес-
мы знаем, к сожалению, довольно мало. Хотя
4 Уральский
следопыт
Ng 1, 1999
25
ТРОПОЙ ПОИСКА
этим периодом биографии тобольского посадс­
переплавленные
кого
исследователи:
поминки и организацию похорон. Об историчес­
русский писатель девятнадцатого столетия Г.
ком значении зубаревекого шпионства литера­
Данилевский, известный литературовед Р. Бе­
туровед
лоусов, сибирский историк М . Громыко и дру­
барев ... был причиной одного из важнейших со­
гие. Отставной поручик скончался в Тобольске .
бытий в жизни герцога Брауншвейгского » , что
Тихо и незаметно. Похоронен на тобольском го­
впоследствии сказалось на судьбе русского
родском кладбище . Золотые прусские медали ,
престола.
интересовались
многие
XIX
в
золото,
пошли
в
уплату
века Пекарский сказал так « Зу­
ИРБИТСКАЯ ЯРМАРКА ГРАВЮРЫ
Поль Гаварни.
Из сюиты
«Состарившиеся
лореткю>.
ЛистJY!!8
Старуха гадает моло­
дым лореткам на кар­
тах, исходя из опыта
собственной жизни:
«- Король пик,
король
червей. .. оба разбога­
тевшие и зазнавшиеся
типы! Уж как они бу­
дут суетиться из-за
пр екрасных гла з nико­
вой дамы! Но увивать­
ся вокруг вас, мои пташ­
ки, они будут всего лет
десять ... а потом, да­
же что б ы чи с тить
сапоги этих негодяев,
nиковой даме с боль­
шим трудом удастся
пристроиться на та­
кую работу».
26
за
АЭЛИТА-99
Владимир КЛИМЕНКО
КОТЕII
KOIli1YHA
Рисунки Юлии МЕНЬШИКОВОЙ
4*
27
Из газетных сообщений:
-Часовой. В его глазах отчетливо читалось: «Пропа-~
«В районе озера Тургай в Горном Алтае упаЛ N ите вы все пропадом».
t
c:r
крупный метеорит ... »
«Вполне возможно, что военные провели испытание нового оружия в труднодоступной части
Горного Алтая ... »
«Русские не выполняют договор о полном прекрещении ядерных испытаний ... »
«Мощный всплеск аномальных явлений в окрестностях озера Тургай позволяет предположить,
что здесь имело место посещение Земли НПО ... »
I
(с .. обнаружено тело эколога из новОСИбирска!
П.Балашова. Молодой ученый погиб при невыясненных обстоятельствах... »
«Высказано мнение, что п.Балашов подвергся «болезни Жарова» ... »
«Следует рассказать о необычной болезни, КОторая время от времени случалась с рабочими
Семипалатинского полигона. Между собой ее называли там «рассьmание, или болезнь Жарова» . .
Этот доктор натолкнулся на загадочный эффе/(т ... '(рассьmавшийся» человек словно бы 6Ыпадал из жизни на несколько суток - не дышал,
не двигался, а потом вдруг вскакивал как ни в чем
не бывало»
Дорога, ведущая к воротам турбазы, была пуста, но за колючей проволокой и отступающим за
ней метров на пять забором слыалисьb отрыис-Tble слова команд и тарахтенье мотора.
- Сейчас вызову наряд, арестуют!
Солдат снова поправил автомат, как бы показывая этим жестом, что он при исполнении и празд­
HblX разговоров не потерпит.
Павел со вкусом, не торопясь, выпил воду, а
оставшиеся капли стряхнул под ноги. Вода тут же
скаталась в мелкие пыльные шарики.
И дорога, и турбаза были знакомы до мелочей.
Четыре года назад Павел прожил здесь целый месяц. Забор и тогда стоял на том же месте, но лишь
чисто символически указывал границы базы: ворота
всегда распахнуты настежь, и на огражденную тер­
риторию не забредал только ленивый. Местные
жители из соседней деревни ходили в туристичес­
кий магазинчик, как в свой, а вечером молодежь со
всей округи тянулась на танцы.
Дощатый помост танцплощадки на невысоком
обрывистом берегу озера Тургай, казалось, нави­
сал над самой водой, и ночью в спокойной темной
следованию загадочной аномалии ... »
деловито поправил ремень тяжелого «калашнико-
ничныx гирлянд, глухо ухала бас-гитара, и далеко­
далеко разносился тоскующий вопль солиста: «Бе­
саме, бесаме мучо ... ».
За поворотом дороги пронзительно взвыла ми­
лицейская сирена, мгновенно вернув к реапьности. (;)
Павел торопливо спрятал термос и затянул шну- ~
ровку. Выпрямляясь, он стукнулся О дюралевые -1
ва».
лопасти весел, торчащие из чехла, как чутко на-
Павел растерянно остановился. Упакованная в
брезентовый чехол байдарка больно оттягивала
плечо. Его нерешительность придала увереннос­
стороженные уши, и, потирая ушибленное место,
увидел, как прямо на него, сверкая проблесковым
«Создана правительственная комиссия по ис-
i глубине отражались разноцветные огоньки празд-
Часовой с красными погонами внутренних войск
на выгоревшей гимнастерке даже не потребовал
пропуск.
Не подходить!
-
крикнул он еще издали и
-
ти часовому.
- Иди отсюда! - совсем по-мальчишески до­
бавил он и мотнул головой в сторону автобусной
остановки. - Стрелять буду!
- Да у тебя и патронов, наверное, нет, - про­
бормотал Павел, но дальше все же не пошел.
Солнце на западе уже цеплялось за верхушку
дальней горы. Длинная тень Павла, неестествен­
от часового, на том самом месте,
где только что
стоял Павел. Следовало ожидать, что часовой от­
даст честь и откроет проход в «колючке», но этого
не произошло.
лючей проволоки, на которой висела хорошо за­
метная табличка: «Проход воспрещен. Опасная
зона».
нервно поправил пилотку,
Hble
-
сапоги часового,
но не дотягивалась до ко­
Чего остановился?
-
снова крикнул солдат
и повертел тощей шеей, даже не задевавшей за
края воротничка. Иди, иди, турист!
Часовому было смертельно скучно и жарко.
Павел посмотрел на его п ростодуш ное деревенское
лицо с капельками пота над верхней губой и осла­
бил шнуровку байдарочного чехла. Прямо под шну­
ровкой должен лежать литровый термос с водой.
Воду он предусмотрительно набрал еще в посел­
ке, пока дожидался поriyтки.
- Пить хочешь? - примирительно спросил он
и набулькал в крышку термоса с полстакана не ус­
певшей за два часа нагреться колодезной воды.
- Иди отсюда, - уже не приказал, а попросил
28
р:
маячком, несется милицейская «Волга», а следом
за ней едут еще две машины. Не дожидаясь лиш­
них неприятностей, Павел поволок байдарку к обо­
чине. «Волги» милицейская белая с синей по­
лосой и две черные - затормозили метрах в семи
Машины постояли, словно совещаясь, и нако­
нец дверка второй черной «Волги» отворилась, из
нее вышел генерал-майор вместе с двумя полков­
никами. Павел заметил, как подтянулся часовой и
но вытянутая и худая, упиралась прямо в пыль­
I
но остался стоять на
посту.
«Неужели не пропустит? - отчаянно-весело по­
думал Павел и покосился на самую дальнюю ма­
шину, из нее на дорогу как раз стали выходить муж­
чины в штатском самого начальственного вида. «Из
краевого совета, что ли? Вон какое солидное со­
провождение. Хотя еще неизвестно, кто кого со­
провождает»
.
Лицо начальника, вышедшего последним, по­
казалось Павлу неожиданно знакомым.
«Господи, да это же Николай Ильич Бойко из
«Центрохранприроды! - вдруг вспомнил он, глядя на то, как высокий осанистый мужчина в тем­
но-синем костюме с ярким заграничным галсту-~
.;
ком раскуривает «Мальборо».
ча!».
Вот так встре--катный, интеллигентный, безо всех этих барских
-
С") замашек, что так часто встречаются у большей ча-
Уже не обращая больше внимания на военных,
не спеша направившихся к часовому, Павел шагнул с обочины обратно на дорогу и, преодолевая
смущение, крикнул:
- Николай Ильич!
сти столичной номенклатуры.
От растерянности Павел промолчал и лишь за­
метил, как из распахнувшихся за колючей проволокой ворот к машинам Врlшел офицер.
Захлопали закрывающиеся дверцы «Волг», И
Мужчина обернулся и недоумевающе посмотрел на Павла.
- Николай Ильич! Это я, Балашов. Из Новоси-
маленький кортеж устремился в образовавшийся
проезд, где сразу за дощатым забором глухо урчал
армейский БТр, а чуть дальше виднелся боевой
бирского управления Госкомприроды. Помните,
вертолет цвета хаки с неподвижно поникшими ло­
доклад делал по строительству электродного за-
пастями.
вода на объединенном совещании. Потом тезисы
вам присылал в Москву. ПОМНf1те?
Ожидая ответа, Павел придал своему подвиж­
вую плаху стола сомкнутые кисти рук с узловаты­
ному лицу выражение наивного удивления и вос­
ми суставами пальцев, и только изредка взгляды­
торга по поводу случайной встречи. В общем-то,
он валял дурака, поскольку ничего подобного не
испытывал, но желание соблюсти субординацию и
тем самым достичь определенной выгоды заста­
вило его глядеть на начальника бесхитростно и с
вал на окно. Вместе с движением сонных век рыв­
ком отлетала от узкой рамы цветастая ситцевая
занавеска, на миг приоткрывая пустую поляну и
вниманием.
лось хриплое рычание пса, а следом за этим уве­
А, Балашов, - не то действительно вспом­
нил, не то умело притворился Николай Ильич, гля­
дя на Павла безо всякого интереса. - А ты что
здесь делаешь, в командировку приехал?
- Да нет, в отпуск. Хотел по Тургаю пройти на
байдарке. До нас слухи дошли о здешних анома­
лиях, но точно никто ничего не знает. ВОТ я и ре­
шил отдохнуть и заодно посмотреть, что и как. С
пропуском не поможете? Я ведь не знал, что здесь
ренный стук копыт по земле, обернулся не к окну, а
-
;::s
g
....
Колдун сидел неподвижно, положив на кедро­
такие строгости.
Обычно верно взятый тон и кажущаяся откровенность приносили свои плоды.
В своем отделе Павел считался мастером по
установлению дипломатических контактов. Помо­
гала ему в этом и подходящая внешность: высо­
кий блондин спортивного телосложения с откры­
тым взглядом серо-голубых глаз, явно не рубаха­
парень, но и не занудливый интеллектуал. По оп­
ределению непристроенных девиц - завидный и
никем пока не прибранный жених, по мнению на­
чальства - дельный специалист. Но сейчас ника­
кой из этих плюсов не произвел на Николая Ильи­
ча ни малейшего впечатления.
Бойко, казалось, только теперь заметил поле­
вой геологический костюм Павла и разобранную
байдарку.
Раздраженно щурясь, дым от сигареты попал в
глаза, он неспешно отошел от своих спутников и,
немного приблизившись к Павлу, вполголоса ска­
зал:
- Вот что, Балашов. Тебя сюда не вызывали.
Вообще не понимаю, как ты добрался ДО озера,
всех туристов тормозят еще в БиЙске. Мой тебе
совет, немедленно уезжай, если не хочешь непри­
ятностей. На обратном пути заеду в Новосибирск,
там, возможно, поговорим. И все! Чтоб духу твое­
го на Тургае не было!
Павел немного опешил от такого нарочито ха­
моватого тона.
Близко Бойко он никогда не 3.'"'1, но и дэух
встреч на крупных совещаниях_L,МЮ достаточно,
тобы уяснить, Николай Ильич
----
человек дели~
начинающийся сразу за ней густой хвойный лес.
Казалось, Колдун кого-то ждет, но, когда послыша­
к двери, и занавеска, не шелохнувшись, осталась
висеть на месте.
Через минуту копыта застучали около самого
крыльца, как будто всадник пытался верхом въе­
хать в дом, и рычание сидящего на цепи пса пере­
шло в рев.
Лицо Колдуна недовольно сморщилось. Он тя--шалось тихое поскуливание пса.
-
Надо бы теб
жело встал из-за стола, ухватив одной рукой при- -q-c собой Гарма взять, да вы с ним не ладите.
слоненный к лавке посох. Лишь только посох грох-
Услышав, что говорят про него, пес, натянув
нул о некрашеные половицы, рычание пса смолкло, и тут же распахнулась дверь избы, пропуская в
комнату гостя.
невидимую цепь, подошел как можно ближе к
крыльцу и подсунул чудовищную, почти медвежью
голову Колдуну под ладонь.
Для того, чтобы не удариться о косяк, Китоврасу пришлось низко наклонить свою большую голову, но его плечи все равно задели притолоку, а колени подогнулись.
В избе сразу стало мало места, остро запахло
лошадиным потом.
- Ждешь? - не то одобрительно, не то осуждающе громко спросил Китоврас вместо приветствия и протопал прямо к столу, выбивая копытами мелкую дробь.
Мощный круп полуконя-получеловека покрывала короткая золотистая шерсть. Широкая грудь
животного странно переходила в совершенно безволосый атлетический торс, который венчала крупная голова с огненно-рыжей шевелюрой. Голубые
глаза Китовраса смотрели спокойно и дружелюб-
- Да я бы прошел к Алабелле, будь у меня оружие. У дакинь и чары, и магия, а у меня только вот...
- Китоврас с деланным сожалением посмотрел на
свои мощные руки. - Мне бы хоть лучемет, что ли.
- А еще лучше гравитационную пушку: один
удар, и прощай последний инкубатор.
- Это точно. Но встречать Ученика все же придется. Такой суеты в Инкубаторе я что-то не при­
помню. Все один к одному. Хранитель старый, Китоврас посмотрел на Колдуна. - Дракон - молодой. Все коридоры - настежь. Кого сюда не по­
налезло.
- Вуйвр молодой, да, - Колдун согласно кив­
нул. - Это будет его первое Путешествие. Но мы­
то здесь тогда зачем? Ничего, справимся.
Китоврас хотел что-то ответить, но в этот мо­
но, подолгу останавливаясь на предметах, которые,
мент с дальнего края поляны послышался пьянень­
очевидно, были ему хорошо знакомы, так как он,
не колеблясь, отставил на столе крынку с молоком
и взялся за большой жбан с квасом.
- Ну и чего ждать? - снова спросил Китоврас,
наливая в берестяную кружку квас. Все равно
кий тенорок.
Таракан дрова рубил,
Комар по воду ходил,
а грязи ноги увязил.
Он не вblтащил,
Глаза вblтаращил.
-
раньше завтрашнего дня не придет.
Он сделал долгий глоток и тут же негодующе
фыркнул.
- Квас прокис!- возмущенно загремел Кито­
врас и с отвращением брякнул кружку на стол. Где домовой? Это что же он себе позволяет!
- Загулял домовой, будто не знаешь, - заго­
ворил наконец Колдун. Его низкий сильный голос
совсем не подходил облику белобородого старца с
изрезанными морщинами лицом. Третий день
домовые гуляют да песни поют. Вот, слышишь,
опять
...
Колдун вновь взглянул на окно, и занавеска с
коротким хлопком взвил ась вверх.
- Домой не дозовешься. Можно подумать, у
него работы здесь нет. Понаехали отовсюду, у них
там вроде съезда. Богорты, брауни, кобольды. А
тон задают Клуракан да Линчетто. Все спорят, что
лучше - эль или вино. Остальных пробовать зас­
тавляют. И наш туда же. Совсем от рук отбился.
Порыв ветра из чащи донес нестройный хор
голосов. Домовые орали вразброд, но с чувством.
- Не вовремя они праздник затеяли, - Кито-'
врас повернулся к Колдуну и тут же задел печь. На
шерсти осталось белое пятно, и Китоврас привыч­
но стряхнул известку, похлопав себя рукой по кру­
пу.
- Тесно, - словно оправдываясь, произнес он.
Не вовремя, совсем не вовремя. Коридоры открыты, кого сейчас на озере только нет, а домовые
встречу отмечают. Не нравится мне все это. Сей­
час хотел пройти к Алабелле, спросить, когда нач­
нется Путешествие. Но дошел только до ближнего
-
мыса, там сейчас дакини.
- Дакини не тебя, Ученика стерегут. - Колдун
подошел к двери и распахнул ее настежь. Послы-
30
Домовой не вышел, а как-то странно боком вы-
G>
::::J
валился из чащи и, притопывая лапотком о траву,
~
засеменил к избе, широко расставив руки.
Колдун грозно стукнул посохом по крыльцу, но
на домового это не произвело никакого впечатле­
ния.
- Вот я и говорю, - как будто продолжая нача­
тый разговор, обратился он к Китоврасу и нетвер­
до оперся о вздыбленную холку пса, для чего ему
не пришлось даже нагибаться. - Что лучше: эль
или вино? Что то, что другое - кислятина. Потому
и получается, что лучше нашей медовухи ничего
нет.
-
Спать!
-
страшно взревел Колдун и попы­
тался ухватить домового за ворот рубашки.
тебе покажу медовуху!
-
Я
Домовой ловко увернулся от руки Колдуна и
прошелся по поляне вприсядку.
Трай-рай, рюм-рюм, трай-рай, рюм-рюм,
Раз-таки, раз-таки, раз!
-
Китов рас с сожалением посмотрел на домово­
го и уже хотел вмешаться, чтобы прекратить это
безобразие, но тут над лесом раздался стрекот
вертолета, и все разом замолчали, вглядываясь в
круг безоблачного неба над поляной.
Прожектор на вышке включился позднее, уже
когда Павел миновал турбазу, держась противопо­
ложного берега.
Случись это на двадцать минут раньше, и тог­
а, возможно, путешествие закончилось бы тут же,
у самого истока Кии
кающей из озера.
-
единственной реки, выте--сколько до него грести
L.()
На мосту, соединяющем берега Кии, тоже расположились воинские посты, и пока Павел собирал байдарку, стараясь не звякать дюралевыми
трубками, а потом боролся с бурным течением,
норовящим утащить его из озера, он больше всего
боялся, как бы часовые чего не заметили и не подняли тревогу.
Но обошлось.
Байдарка бесшумно рассекала темную воду:
Павел как можно аккуратнее действовал веслом
- не хватало обнаружить себя именно сейчас, после того, как самое трудное, по его мнению, осталось позади.
'
Он вспомнил, как, словно диверсант с грузом
взрывчатки, полз с упакованной байдаркой за спи-
ной по ложбинке с ручьем, и удовлетворенно хмыкнул.
Ну что, взяли? Эх вы, доблестные внутренние
войска!
И, слава богу, что не ВДВ или спецназ, тогда
было бы намного сложнее.
И хорошо, что он неплохо в свое время запомнил все пути и подходы к этой турбазе, а то бы пришлось сейчас трястись обратно в попутке, в лучшем случае, а в худшем - сидеть в комендатуре и
доказывать, что ты не лазутчик, а вполне мирный
эколог в отпуске, не имеющий никаких порочащих
страну связей с «Гринписом».
Павел оглянулся как раз вовремя, чтобы уви­
~ деть, как прожекторный луч скользнул по берегу и
с; уперся в опоры моста, где совсем недавно он со­
~ бирал байдарку.
В ярком электрическим свете полыхнули зеле­
нью ивовые кусты.
Потом луч поднялся чуть повыше и прошелся
по пустому мосту, поочередно выхватив из темно­
ты фигурки часовых на левом и правом берегу.
«д ведь, пожалуй, достанет, - подумал Павел,
прикинув расстояние от прожектора до байдарки.
- Вот только повернет сюда и достанет».
Неожиданно на память пришел небольшой и
узкий островок из базальта наискосок от туристи­
ческой базы, и он мысленно поздравил себя. Ук­
рыться можно лишь в протоке между островком и
берегом, туда прожекторному лучу не заглянуть.
Но до островка надо еще добраться.
Уже не боясь быть услышанным, Павел удво­
ил усилия. Лопасти весла заработали, как пропел­
лер.
Гребок левой, поворот; гребок правой, поворот.
Он оглянулся снова.
Световая дорожка бежала по берегу, захваты­
вая край воды, и стремительно, намного быстрее,
чем он движется сам, приближалась к байдарке.
Несмотря на ночную прохладу и липкую озер­
ную сырость, спина быстро покрылась горячим
потом.
- Гонок мне еще не хватало, - прохрипел вслух
Павел. - Прямо детектив с погоней. Интересный
складывается отпуск, содержательный.
Прямо впереди по хоДу байдарки смутно выри­
овывались очертания скалистого островка,
но
лометр -
-
метров пятьсот или ки­
определить трудно: скрадывающая рас-
стояние темнота мешала правильно рассчитать
силы.
Убегая от прожекторного луча, Павел решил,
что жалеть себя нечего, и выложился, как на соревновании.
.
В этот момент он не задумывался над тем, что
след от байдарки, широко расходящийся по спо'койной воде, может выдать его с головой, поэтому
не увидел, что, достигнув бегущей по озеру косой
волны, луч прожектора как бы даже подпрыгнул от
удивления, а потом снова опустился и уже уверен­
но, словно указка по карте, побежал за лодкой, угрожая настигнуть через три-четыре секунды.
И в тот же миг над водой разнесся громкий
вздох.
Вода забурлила где-то на самой середине озера, и вслед за этим раздался короткий резкий шлепок, прозвучавший в ночи, как орудийный выстрел.
От неожиданности Павел бросил грести.
В ярком свете переметнувшегося на звук прожектора сусальным золотом блеснула чешуя исполинского тела, вновь уходящего в глубину.
Больше Павел ничего разглядеть не успел, так
как байдарка по инерции, уже не подгоняемая его
усилиями, влетела в протоку, и базальтовый гребень
острова закрыл гладь озера, словно ширма.
Приткнув острый нос байдарки между камнями
и бросив на остров весло, Павел соскочил прямо в
воду. Цепляясь за валуны, он за минуту одолел
короткий, но крутой подъем.
На противоположном берегу поднялась сума­
тоха. И до того ярко освещенная территория базы
озарилась новыми огнями, прожекторный луч ме­
тался по озеру, словно рука слепого.
Еще Павел увидел, что ожила стрекоза верто­
лета. Лопасти винта сначала медленно, а потом все
стремительнее набирали обороты, и в такт этому
движению далеко над водой разнесся рев скорост­
ных турбин.
На самом же озере ничего интересного не про­
исходило, и если бы сам Павел совсем недавно не
стал свидетелем странного явления, то поверить в
случившееся его бы не заставил никто.
Не бывает таких животных. Как-никак у Бала­
шова биологическое образование, так что оставь­
те эти сказки. д, может быть, Тургай - это новый
Лох-Несс? Тогда многое объясняется. И то, что сол­
дат нагнали со всего округа, и секретность. Тогда и
приезд сюда Бойко можно еще как-то понять.
Наконец вертолет оторвался от неестественно
яркой в электрическом освещении травы и с нара­
стающим грохотом понесся над озером.
Он пролетел так близко от островка, заклады­
вая вираж, что Павел отчетливо различил двух пи­
лотов в белых шлемах и сгорбленную фигурку
стрелка у распахнутой дверцы, вцепившегося дву­
мя руками в тяжелый пулемет.
Сделав два сужающихся круга над озером, вер­
толет повис метрах в двадцати от воды. Казалось,
что он держится в воздухе, опираясь на голубова­
тый конус света от нижней фары.
31
Вода под вертолетом кипела, но это была всегО-
Склонившись к огню, он прикрыл глаза и даж
лишь рябь от винта, и вскоре ночная тревога, шум со немного вздремнул, убаюканный сухим теплом,
и свет, рев моторов на берегу и в воздухе стали
ощущаться нелепыми и ненужными.
Словно устав висеть на одном месте, вертолет
неожиданно накренился и резким нырком ушел в
сторону базы.
Павел сполз со скалы и вернулся к байдарке.
Покинуть протоку он пока не рискнул: любое
движение на озере может вызвать новую тревогу,
так что следовало соблюдать осторожность.
Еще примерно час он сидел, чутко прислуши~
ваясь к слабому плеску волн и затихающей суматохе на берегу, а затем медленно вывел байдарку
на открытую воду.
Теперь он старался держаться как можно ближе
к краю озера, в тени высоких деревьев, готовый в
любую минуту причалить и скрыться в лесу. Павел
хорошо помнил, что озеро имеет форму бумеранга.
Сейчас он плыл по короткой его стороне, но кило­
метров через шесть-семь должен начаться изгиб, и
там его уже не настигнет никакой прожектор.
Грести теперь было жутковато. Перед глазами
так и стояло мощное тело, закованное в золотис­
тую чешуйчатую броню. Несколько раз Павел даже
оглядывался, желая убедиться, что чудовище не
следует за ним, оставаясь невидимым и только
ожидая удобного момента, чтобы раскрыть зубас­
тую пасть.
Появилась трусливая мысль: потихоньку вер­
нуться тем же путем, что привел его сюда, но, об­
ругав себя за малодушие, Павел в конце концов
ожесточенно погнал байдарку вперед, сосредото­
чившись лишь на гребле.
Огни некогда туристической, а теперь военной
базы становились все мельче, некоторые исчезли
совсем, а иногда Павел, оглядываясь, и вовсе те­
рял их из виду. Вскоре он заметил, что лес отсту­
пил от воды и начался широкий песчаный плес.
Плавно изгибаясь, берег уходил вправо.
За излучиной озеро расширялось, противопо­
ложный берег терялся во мраке, и Павел ощутил
такое бесконечное пространство, что вновь появи­
лось желание повернуть обратно. Но теперь воз­
вращаться было уже поздно. Фосфоресцирующие
поэтому резкий треск сломанной ветки за спиной
заставил его буквально подпрыгнуть на месте и
схватиться за охотничий нож.
- Эй! - послышался из темноты ломающийся
мальчишеский басок. - Можно к огоньку?
Не отвечая, Павел повернулся на голос и прищурился, пытаясь разглядеть говорящего.
Вновь захрустели ветки, и наконец внеярком
свете стала различимой худая мальчишеская фигура. Руки парнишка держал в карманах, за его
спиной болтался тощий рюкзачок.
- Ты откуда? - сурово спросил Павел, убедившись, что гость, пожалуй, не доставит ему непри­
ятностеЙ.
Мальчишка, похоже, только что закончил шко­
лу, и с высоты своего двадцати шестилетнего воз­
раста Павел мог себе позволить говорить снисхо­
дительно и сердито.
-
Из Листвянки,
-
коротко пояснил гость и нео-
пределенно махнул рукой куда-то в сторону.
- Местный, что ли?
- Ага. Местный.
- Слава богу! Я уж думал - патруль, или лесничий, или еще не знаю кто. Что тут делается, не­
понятно. Чаю хочешь?
- Хочу, - обрадовался парнишка. - У меня
картошка сырая есть. Давай запечем.
Павел милостиво кивнул и вновь прилег у кост­
ра. Он почувствовал, как ослабло напряжение пос-
(;)
ледних часов, стало легко, спокойно и ... нестрашно.
::J
S
- А ты откуда? - осмелился на вопрос парнишка, орудуя у костра. - Издалека?
- Из Новосибирска.
Ого! Как же ты сюда добрался?
По воде. Вон моя байдарка на берегу.
И не задержали? Для туристов ведь даже
Бийск закрыт, а на турбазе теперь военные.
- Виделись, - усмехнулся Павел.
Теперь он разглядывал нежданного ночного го­
-
чае следовало переждать и отдохнуть, привести в
стя уже с удовольствием. Что ни говори, а с попут­
чиком веселее. Только вот с попутчиком ли?
Короткий светлый ежик волос незнакомца при­
давал его лицу какой-то сиротский, вернее детдо­
мовский вид. Острый, как клюв, носик, тонкие губы,
голубые насмешливые глаза.
Павел заметил, что синяя капроновая куртка
порядок мысли.
прожжена у парня на локте, а на ногах
стрелки наручных часов показывали половину чет­
вертого утра, вот-вот станет светать. В любом слу­
-
совсем
Павел почувствовал, что проголодался. Прики­
не подходящие к красному спортивному костюму,
нув, что теперь, пожалуй, можно даже развести
костер и вскипятить чай, он направил байдарку к
разбитые кирзовые сапоги.
- Если местный, так, может, объяснишь, что
здесь происходит? Зачем военные, пропуска? Кто
тут у вас в озере поселился?
- А что, видел? - по-птичьи вжав голову в пле­
чи, прошептал парень. - Видел, да?
- Видел! Чертовщина какая-то! Теперь на бай­
отмели.
Сухой плавник на берегу за много лет спрессо­
вался в сплошную хрустящую массу. Павел с удо­
вольствием услышал, как ломаются под ногами>
тонкие сухие ветки: проблем с дровами не будет,
ведь идти собирать хворост в лесу в полной тем­
ноте
-
занятие не из приятных.
Когда затеплился маленький костерок, бросая
вокруг оранжевые отблики, и в котелке зашумела
готовая закипеть вода, Павел позволил себе немно­
го расслабиться.
32
дарке-то и плыть страшно.
- Это еще что! - парнишка придвинулся по­
ближе к Павлу. - А то еще бывает - моторы глох­
нут, вчера у Зимней заимки вертолет упал, оружие
не стреляет.
-
Как не стреляет?
~
Обыкновенно. Нажимаешь на спуск
-
-
и ни--
Он хмуро осмотрел Павла, перевел взгляд на
чего. Как будто заклинивает. У бэтээра пушка не 1'- парнишку и, видимо, остался доволен, так как одоб­
работает, на вертолете - пулемет. Военные-то, слышал, на «Пионере Алтая» гарпунную пушку приспосабливают, только она тоже стрелять не будет,
- убежденно закончил парнишка.
- Подожди, а ты откуда знаешь? - насторожился Павел. - Тебе об этом что, докладывали?
- Так местный же, - уклончиво отвел взгляд
парнишка. - Слухи всякие...
Но Павла было уже не остановить. Неясное
рительно хмыкнул.
Небо на востоке начало светлеть; призрачный
сумрак без теней сменил чернильную темноту ночи
и казался плотным, как ВQда.
Мужчина опять посмотрел на Павла.
- Это твоя лодка? - коротко спросил он.
- Моя, - Павлу стало не по себе.
Откуда мог взяться незнакомец, если не было
слышно ни плеска весел со стороны озера, ни шума
подозрение превратилось в уверенность.
мотора.
Слушай, давай начистоту. Из части сбежал?
Парнишка бросился от костра так стремитель-
-
-
А вы кто, рыбак?
Рыбак? - задумчиво повторил мужчина сип-
но, что мелкие угольки красной пылью взметнулись
в воздух.
лым голосом и надолго замолчал. Над костром
повисла тягостная пауза. - Можно сказать и так.
А ты что, прокурор? - крикнул он уже издаПопробуй, поймай!
В догонялки я с тобой еще не играл, - зло
пробормотал в темноту Павел. - Дезертир несча-
- А мы - туристы, - храбро продолжил Павел, хотя и сам толком не понимал, зачем ему, собственно, следует объясняться с незнакомым чело­
веком.
- Туристы? - тем же безразличным тоном повторил мужчина. - Почему?
Этот простой, но глупый вопрос поставил Пав-
ли.
-
стный! Иди обратно, не буду я тебя ловить, других
забот хватает. Иди, иди сюда, поговорим.
Парнишка осторожно приблизился к костру и сел
на корточки напротив Павла, на всякий случай подтянув к себе поближе брошенный вначале рюкзачок.
....,.. Значит так, -
начал Павел и налил в кружку
кирпичного цвета чай. - Арестовывать я тебя не
буду, сам обратно вернешься.
- Не вернусь!
- Ну что мы с тобой будем спорить, сам пони-
~ маешь, что придется. Ты мне лучше толком рас-
t::: скажи обо всем. Мне ведь еще плыть и плыть. Да-
~ вай, рассказывай.
ла в тупик.
Как почему? Красивое озеро, отдыхаем мы тут.
Отдыхаете? Хорошо, - согласился странный
рыбак и протянул руки к огню. - Тепло.
- Картошки хотите? - осмелел парнишка и потыкал прутиком кучку золы. Наверное, испеклась.
Мужчина не ответил. Низко надвинутая на лоб
-
шляпа не давала разглядеть глаза. Он вновь отки­
нул мокрую прядь со щеки.
Павел выбрал подходящую ветку и выкатил из
Павел придал лицу самое миролюбивое выражение и даже заставил себя улыбнуться. Что он, в
костра пару черных испекшихся картофелин.
Рыбак наклонился, взял одну из них и тут же
самом деле, набросился на парнишку? Неприятно, конечно, что тот сбежал из части, но мало ли
какие бывают причины. К тому же, вокруг ни души
выронил.
- Горячая, - удивился он.
- Конечно, горячая. Угощайтесь,
и расспросить об озере не у кого. А солдаты здесь,
знал, как угодить гостю. Отчего-то ему казалось,
-
Павел не
похоже, давно и кое-что успели уже узнать.
что, если тот отведает картошки, напряжение ос-
Он вновь улыбнулся своему собеседнику, но
постепенно улыбка стала сползать с его лица.
Глаза парнишки, не мигая, смотрели в сторону
озера, вся его щуплая фигура подобралась, как у
бегуна на старте, а руки судорожно вцепились в
лямки рюкзака.
Через секунду Павел и сам услышал тяжелые
лабнет и, может быть, кое-что прояснится.
Подавая пример, он взял картошку себе, разломил и, сдувая белый па рок, поискал взглядом
соль.
Мужчина, сумрачно наблюдавший за ним, тоже
разломил свою картофелину.
- Вкусно, - сказал он наконец и вытер руки о
шлепающие шаги прямо от воды, от того самого
плащ.
места, где он вытащил на песок байдарку.
- А я к огоньку, к огоньку, - послышался сзади сиплый голос, и, перекатившись на другой бок,
Павел встретился взглядом с новым незнакомцем.
На этот раз им оказался мужчина неопределенного возраста с каким-то серым стертым лицом.
Длинные пепельные волосы из-под шляпы спадали на впалые щеки, казались мокрыми и липли к
- Вы берите еще, - Павел пошнырял веткой в
угольках. Жалко, рыбы нет, уху бы сварили.
Здесь ведь рыбалка замечательная, правда?
- Рыба есть, - почему-то звонким, а не прежним
б.есцветным голосом отозвался мужчина. - Вот!
Он сунул руку в карман необъятного черного
балахона и, пошарив там, извлек на свет громад­
ного черного окуня. В окуне было килограмма пол­
тора. Горбатый, почти треугольный, он топорщил
коже; время от времени мужчина отбрасывал их
колючие красные плавники и судорожно разевал
небрежным жестом в сторону. Просторный, свободного покроя черный плащ-балахон доходил до земли, скрывая ноги.
Мужчина подошел совсем близко и, не спрашиая разрешения, присел у костра.
рот.
5 Уральский
следопыт
NQ 1, 1999
Рыбак разжал пальцы, и окунь упал на землю,
неистово колотя хвостом, как будто его только что
вытащили из воды, а не из кармана.
зз
Ого!
-
уважительно воскликнул Павел.
-
Как
же вы его в карман-то?
-Осторожно положил на лавку, где аккуратным ряд
- Эх! - развеселился мужчина и вытащил вто- 00 ком расположились еще пять стрел.
рого окуня.
- Это фокус, - счастливо захохотал парнишка. Глаза его горели в ожидании нового чуда. - А
судака можете?
- Могу, - рыбак достал из кармана судака.
Павел был готов биться об заклад на что угодно - такой судак ни в каком кармане не поместится. Рыбак вытащил его, как полено.
Судак брякнулся о землю и тут же выгнулся дугой. В следующий момент он взвился в воздух и
опять тяжело упал - в глаза Павлу полетели песок и пепел.
Парнишка бросился на рыбину, как на футбольный мяч. Он прижал ее животом к земле и, отрывисто хохоча, закричал:
- А тайменя можете?
- Нет! - очнулся от наваждения Павел. - Не
надо тайменя!
Он с опаской поглядел на мужчину и умоляюще
попросип.
- Не надо. Он нам тут все разнесет. Хватит и
этого. Сейчас сварим уху, а потом поплывем дальше.
Эти слова он произнес вопросительным тоном,
как бы спрашивая разрешения.
Голос мужчины опять стал тусклым и сиплым.
-
Плывите,
-
Нахмурив светлые брови и сосредоточенно
шевеля губами, Китоврас, словно первоклассник
счетные палочки, перекладывал стрелы, внимательно осматривая одну за другой.
Вместо зазубренного острия каждая из стрел
заканчивалась небольшим металлическим цилин­
дром, и Китов рас поочередно свинчивал наконеч­
ник за наконечником, а затем, убедившись, что все
в порядке, закручивал обратно.
- Ты все же не больно-то шуми, - наставлял
его Колдун. - Встретишь Ученика, и тут же назад.
Сейчас не время воевать.
- Совсем воевать не собираюсь, - Китоврас,
не прерывая своего занятия, полуобернулся к Колдуну. - Пусть сами не задираются.
Между печкой и столом с пустой посудой суетился домовой.
Наткнувшись несколько раз на Китовраса, который почти полностью загораживал ему путь, домовой наконец возмутился.
- Может, мне все же позволят подать завтрак,
- язвительно пробормотал он в сторону, словно
актер на сцене, обращаясь не к партнерам, а к зри­
телям. - Те, которые завтракать не хотят, могут,
конечно, и подождать. Погулять, например.
Китоврас, не торопясь, сложил стрелы обратно
равнодушно отозвался он и по-
в колчан и с сожалением посмотрел на домового.
вернулся к костру спиной.
Только сейчас Павел заметил, что левая пола
Несмотря на болезненный вид и перевязанную
мокрым полотенцем голову, домовой воинственно
»
носком лапотка по полу.
s:
его балахона намокла, с нее капала вода. Там он
рыбу держит, что ли?
топорщил редкую бородку и нетерпеливо стучал ~
Плывите, повторил мужчина. Можно,
- и пошел к озеру.
Небо над водой стало совсем светлым. Павел
глядел в широкую спину уходящего рыбака,
Вот он подошел к байдарке, зачем-то наклонился и потрогал борт, обернулся.
Павел снова не различил глаз незнакомца, но
не завтракать - похмеляться надо, Китов рас привычно попятился к порогу, пропуская
домового к столу.
- Товарищи-то твои где? Все гуляют?
Словно в подтверждении этих слов с поляны
послышался тонкий плаксивый голосок, увещевающий глухо рычащего пса.
был уверен, что тот смотрит на него.
- Спасибо за рыбу! Как хоть вас зовут?
- Вот, это за тобой! - Китоврас звонко хлопнул себя руками по обнаженному торсу. - Собутыльник твой пришел. Ну как, сегодня опять про­
должите?
Домовой засеменил из избы, на ходу окликая
-
Мужчина пожал плечами, помолчал и после
того, как Павел решил, что он уже не ответит, хрипло выговорил:
.- Тебе
-
Виткан.
Как? - переспросил Павел.
Но незнакомец уже удалялся от байдарки в сторону зарослей тальника. Через минуту он скрылся
из вида.
пса, но дверь распахнулась сама, и все увидели
Парнишка встал, держа на вытянутой руке судака.
- Хорош, правда? Если бы не ты, он бы нам
еще и тайменя дал. Как он сказал его зовут? Виктор?
- Балда, он сказал - Виткан.
Павел направился к байдарке, и в тот же миг 01
середины озера к берегу понеслась серебристая
маленького лохматого человечка в зеленом камзоле, одной рукой прижимавшего к груди большую
оловянную кружку, а другой удерживающего за
ошейник ощерившегося пса. Человечек бесстраш­
но уклонялся от брызжущей слюной зубастой пасти и бережно охранял грозящую разлиться из кружки жидкость.
- Гарм! - гаркнул сидящий в углу комнаты Колдун, и пес тут же виновато подался в сторону, не
переставая рычать.
- И как он тебя не разорвал, - неодобрительно заметил Колдун, взглянув на нового гостя. - Вот
торпеда.
уж точно, пьяному
Он едва успел отпр~нуть от воды, когда прямо к
его ногам на песок выскочил полутораметровый
таймень.
Я не пьян, - гордо сообщил человечек, слеДЯ, чтобы кружка не наклонилась и из нее не про­
лилось ни капли. - Я - полу... полномочный пред­
ставитель. Никишка, я за тобой, - он нетвердо по­
качнулся, но тут же выпрямился и со всхлипом от-
...
Китоврас вынул из колчана длинную стрелу и
34
-
~
~лебнул из кружки.
-
У нас эль кончается,
-
пе--него не больше, чем от рюкзака.
чально поведал человечек Колдуну и Китоврасу, -
о)
«Таймень-2» -
на ДBY~ гребцов, путешествовать в ней одно удовольствие, но только в том случае, если есть вто­
но подошел к гостю и, взяв за плечи, развернул к
рое весло.
выходу. - Запомни сам и другим передай: съезд
закрывается. И чтоб сегодня же вас здесь не было,
а то будут неприятности. Никишка, проводи!
Все это время искоса следивший за Колдуном
Про себя Павел решил держаться поближе к
берегу. Пусть при этом придется плыть, повторяя
извилистый абрис залива, зато спокойнее. Из головы не выходил загадочный ночной визит.
и Клураканом домовой подбежал к «полномочно- -
вспоминал странное поведение Виткана, тем силь­
за порог.
нее крепла уверенность: ночной гость
Ничего,
-
послышался с поляны его успока-
не чело-
Тиму о своих сомнениях он не стал говорить
пока ничего. Зачем? Хватит и того, что без лишних
разговоров он не может отделаться от смутных догадок.
После ухода Виткана желание Павла немедленно избавиться от Тима пропало само собой. Какая
разница - вернется он в часть сейчас или через
неделю. Не обсуждая ничего вслух, ребята разде­
лали тайменя, как будто вопрос о дальнейшем пу­
тешествии вдвоем был решен давным-давно.
вай, Китоврасу идти пора.
- Я - что, я - ничего, - домовой с удвоенной энергией заметался по избе, бренча посудой.
- Давно уже все готово, сами тянете.
Завтрак прошел в молчании.
Колдун и домовой уместились на одной лавке
напротив оставшегося стоять Китовраса. Тот налегал в основном на зелень, ломая руками свежеис-
Павел, правда, еще колебался: не отправиться
ли обратно к истоку Кии подобру-поздорову, но же­
лание разгадать тайну озера взяло верх.
Тимофей, как он представился вначале, ничего
нового к тому, что он сказал при встрече, добавить
не мог.
В драку старайся не ввязываться, - напутствовал кентавра Колдун. С дакинями шутки
плохи. В глаза им не смотри - парализуют. Но если
уж придется драться, Колдун вздохнул, не
отступай. Ученика ты должен привести. Я его долго искал, нельзя упустить случая. И еще есть коекакие сложности. Ученик идет не один.
- Как не один? - Китов рас даже перестал жевать и недоуменно уставился на Колдуна.
- Сам не пойму. Но с ним еще кто-то. Ночью
они встретились с Витканом.
- Этого нам только не хватало! - Китоврас в
сердцах ударил кулаком по столешнице. И так
шуму много. Раньше спокойнее было, люди не лезли в наши дела. И техники у них не было. Пора
закрывать Инкубатор или вступать в контакт.
- И то, и другое делать рано. Ничего, как-ни-
Вначале выдали боевые патроны, но после того,
как на третью ночь из вертолета пытались обстрелять неизвестное животное, появившееся из озе­
ра - пулемет заклинило; провели учебные стрель­
бы, и выяснилось, что оружие в окрестностях Тур­
гая бесполезно.
Мало того, вчера при Д~BHOM патрулировании
в лесу упал вертолет километрах в пятнадцати от
базы. Летчики спаслись и даже добрались своим
ходом обратно, но с ними творится что-то странное. Обоих поместили в карантин, из области понаехало начальство, среди солдат пошли разгово­
ры об НЛО и других феноменах, а Тим почувство­
вал необъяснимое желание сбежать из части, что
он и сделал вчерашним вечером.
- Понимаешь, мне будто кто-то сказал: уйди в
лес.
-
Их часть пришла на турбазу неделю назад,
объяснять им многого не стали, а просто постави-
ли охранять «колючку» И мост.
будь справимся и с этим. Главное, Ученика приве-
Тим попытался обернуться к Павлу, отчего бай-
ди.
дарка начала рыскать.
- Да ладно, не беспокойся, - Китоврас громко переступил копытами и потянулся к висящему
на стене колчану. - Ждите к обеду. Черемши нарвать не забудь, - обратился он к домовому, вышедшему на крыльцо, чтобы придержать рвущегося с цепи пса.
- Бросай все и уходи. Но не голосом говорил,
а не понять как. Хотел рассказать об этом лейте­
J-Iанту, но испугался, вдруг упекут в санчасть, как
психа. Потом температура поднялась, голова за­
бол~ла. Внутри как будто долбит что-то: уходи, ухо­
ди. Почему уходи, неясно. Подлез под «колючку»,
лучше стало. Вернулся назад, опять больной. Ну,
я больше не выдержал. Собрал кое-что из продук­
Взошло солнце, и сразу же с востока подул ус­
тойчивый ветер.
Ветер гнал вдоль озера невысокую, но крутую
волну, нос байдарки то и дело зарывался в воду, и
Павел пожалел, что поторопился покинуть стоянку.
Тим сидел впереди, мешая обзору, - толку от
S'
-
век.
ивающий голос, - на БУДУЩIl1Й год у вас в Ирландии соберемся. Подумаешь, разворчался, - очевидно, имея в виду Колдуна, уже тише добавил он.
- Дай отхлебнуть-то.
- Никишка! - Колдун опять повысил голос. Вот я тебя!
- Все, все уже, - в комнате появился домовой, на ходу отирая рукавом губы. - Сегодня же и
отбудут. Эх, жаль не доспорили.
- Вот так-то лучше. На стол быстрее накры-
~ печенный хлеб.
«
Чем больше Павел думал о фокусах с рыбой и
му представителю» и, обняв его за талию, повлек
-
~
лодка надежная и рассчитана
а съезд желает продолжить работу.
- Все, Клуракан! Хватит! - Колдун решитель-
тов, переоделся в гражданку, и в лес. А в лесу меня
как будто кто-то повел. И так хорошо, спокойно ста­
ло. Потом тебя встретил.
Павел угрюмо махал веслом, внимательно по­
глядывая по сторонам, но не пропускал ни слова
35
из сказанного Тимам. Мистика с фантастикой. CHa~
Незнакомка стояла у ручья и призывно махала
чала запретка, потом чудовище в озере, потом ры-"- рукой.
бак с фокусами. Теперь еще психованный дезертир впридачу. Кажется, отпуск удался. А всего-то и
было желание: отдохнуть на воле да собрать по
возможности материал для статьи.
По большому полукругу байдарка обогнула залив. Миновав скалистый мысок, Павел взглянул
вперед и вздохнул. Опять залив.
Если следовать всем изгибам берега, полдня
уйдет. Напрямую намного короче. Но вспомнил золатистае гигантское тело, исчезающее в глубине,·
и покорно по греб вдоль скал.
Черт с ним, со временем. Торопливость обойдется дороже. К тому же, ветер встречный, волна...
Байдарка подпрыгивала на неспокойной воде,
как санки на ухабистой горке. Тима на носу то и
дело обдавали крупные брызги, но говорить он не
переставал ни на минуту.
- Летчики в карантине все время повторяют:
слабый воздух. Будто им по рации кто-то передал
- слабый воздух. А потом вертолет упал. Мне ребята, что на посту. у санчасти стояли, сами говорили. Ты не знаешь, что такое слабый воздух?
- Не знаю.
- А еще, когда их на втором вертолете хотели
искать, у него мотор заглох. И бэтээр не завелся. В
«уаЗИКе» цилиндры заклинило. Ты об этом что думаешь?
Убедившись, что ее заметили, она подбежала к
самой кромке воды и звонко крикнула:
- Сюда, сюда! Дальше плыть нельзя! Опасно!
- Девчонка! - обрадовался Тим. - А я думал
- лиса. Давай греби скорее.
- Успеем, - Павлу сильно не понравились сказочные превращения. Как можно перепутать девушку с лисой? Или у Тима действительно с головой
не в порядке? Напридумывал про хвосты какие­
то, а сейчас сидит, вертится, руками машет.
- Ну, чего ты!
Тим сам наклонился к воде и даже стал подгребать одной рукой, острые лопатки двумя горбиками выперли наружу.
- Правь к берегу. Смотри, какая девчонка симпатичная.
Байдарка медленно дрейфовала к отмели, где,
подпрыгивая и смеясь, их поджидала девушка.
На вид ей было не больше двадцати лет, две
черные косы перекинуты вперед, на грудь, синее
платье из плотной материи оторочено по подолу,
рукавам и глухому, под горло, воротнику рыжим
лисьим мехом.
Когда нос байдарки заскреб по мелким камням,
Павел разглядел, что глаза у девушки пронзитель­
но зелены, но от них веяло таким холодом, что не
спасала даже приветливая улыбка, обнажавшая
- Думаю, пристать к берегу не мешает. Не плывем ведь, а скачем, да и устал я уже.
крепкие белые зубы.
- Почему опасно?
попытался как-то выиг-
»
ку ручья на почти вертикальной черной скале.
Ручей падал не в озеро, как это случалось несколько раз перед этим, а на узкую площадку, по-
Тим уже суетливо выбрался из байдарки и потащил ее по мелководью к берегу.
- Там - плохая вода, - указала девушка на
s
);!
росшую зеленым кустарником. Значит, можно сделать привал, развести костер и перекусить.
После полудня воздух, возможно, Г1рогреется и
уляжется ветер.
Павел указал Тиму на ближайшую цель маршрута.
- Там кто-то есть, - тут же доложил Тим, приставив по-матросски ладонь козырьком ко лбу. Похоже, лиса. Рыжая.
Оранжевое пятно показалось среди валунов и
сразу же скрыл ось, чтобы через мгновение про-
дальний конец залива. - Лодка не плывет, тонет.
- Что за чушь! - Павел нехотя выбрался на
сушу. - Водовороты, коряги?
- Нет, просто слабая вода. Ничего не держит.
- Слабая вода? - насторожился Павел.
Только что он слышал от Тима о слабом воздухе, и вот теперь - слабая вода.
Он вопросительно посмотрел на своего спутника, но тот как будто ничего не слышал. Само созерцание девушки полностью поглотило его вни­
мание, и сейчас он ходил вокруг нее, горделиво
мелькнуть уже возле ручья.
выпятив тощую грудь.
Точно, лиса. Только странная.
Чего же в ней странного? - поинтересовался Павел, полностью поглощенный тем, чтобы байдарку не развернуло боком к волне. - Сам же говоришь, рыжая.
- Да у нее хвостов штук десять, или не знаю,
что там может быть вместо хвоста.
- Придумывай больше, - Павлу наконец удалось найти требуемое равновесие, и он вытянул
шею, пытаясь из-за Тима разглядеть невиданное
чудо.
Лиса как сквозь землю провалилась.
- Ох, и компот у тебя в голове! - рассердился
Павел и тут же перестал грести, так как среди кустов снова мелькнул рыжий мех. Но на этот раз он
совершенно отчетливо увидел, что это оторочка
платья стройной девушки.
- Как вас зовут? - с интонацией записного ловеласа вопрошал Тим. - Вы здесь живете?
- Кумихо, - просто ответила девушка и вновь
рассмеялась.
Павел отметил про себя, что у новой знакомой
типично восточный тип лица. И платье - как будто она выступала в самодеятельности. В таких платьях по лесу не ходят. И вообще таких девушек
Павлу не приходилось видеть никогда в жизни.
Чем больше он думал об этом, тем сильнее ему
хотелось столкнуть байдарку обратно в воду и
плыть отсюда куда глаза глядят. Но не бросать же
здесь Тима одного.
- А меня зовут Тим. Здорово, правда? ВасКумихо, меня - Тим.
- Я знаю - Тимофей.
- Точно, - опешил Тим. - Откуда вы знаете?
Еще издали Павел заметил серебристую нит-
-
36
-
рать время Павел, задавая встречный вопрос, но ~
- Знаю, - уклончиво ответила Кумихо. - Я-::-от озера, он укрепился в мысли, что следует по
тебя жду.
..- возможности быстрее избавиться от случайной
- Меня? - еще сильнее изумился Тим.
проводницы. Только вот как остановить Тима?
у Павла исчезли последние сомнения, что тут
Поднявшийся утром от озера туман еще не полдело нечисто.
Все внимание Кумихо было поглощено Тимом.
ностью рассеялся на высоком берегу, и верхушки
деревьев едва просвечивали через белесую пеле­
лась его задерживать. Поплыви он сейчас хоть в
пучину морскую, к черту или дьяволу, можно быть
уверенным - Кумихо и пальцем не пошевелит, что-'
скоро Павел почувствовал, что промок до колен.
- И не надо вам никуда плыть, - услышал Па­
вел, как девушка увещевает Тима. - У нас костер,
бы его остановить. А вот Тима она не отпустит.
Да тот и сам не стремится сбежать.
Попробуй, уговори его плыть дальше, ничего не
обогреетесь, попьете чаю.
- Мы никуда не торопимся, у нас отпуск, - Тим
почти вплотную шел за Кумихо, шаркая тяжелыми
получится.
сапогами.
На Павла она едва взглянула и явно не собира-
.
ну. Отяжелевшая от росы трава била по ногам, и
Павел обреченно подумал, что незадачливого
-
Отдыхаем.
И только Павел захотел возмутиться и вмешать-
дезертира придется выручать, и начал выкидывать
ся в разговор: это Тим-то отдыхает, это ему-то неку­
вещи из байдарки на траву между камнями.
да торопиться! -
как за близким поворотом раз­
дался треск ломающегося дерева, и толстый кед­
Пока карабкались один за другим на высокий
берег, - отороченное рыжим мехом платье Куми­
хо все время мелькало впереди,
-
Павел несколь­
ко раз с сожалением оглядывался назад.
хищно изогнулась спина девушки,
Вместе с оставшейся в кустах неразобранной
байдаркой он как будто терял что-то очень важное,
GКРЮЧИЛИСЬ пальцы. Кумихо отпрянула назад на
исчезала самостоятельность, теперь полностью
на одной высокой ноте.
В ответ ее пронзительному крику, почти перехо­
приходилось полагаться только на Кумихо, а де­
s~
лать этого Павлу как раз не хотелось.
Девушка тараторила без умолку, и по ее сло­
вам выходило, что плыть дальше никак нельзя. В
конце концов Павел и сам поверил, что вода в даль­
ней стороне залива не держит на поверхности даже
птичье перо - тонет любой предмет, оказавшийся
1::;
в опасном месте,
:t
ровый ствол рухнул к ногам путешественников,
обдав их брызгами росы, разлетевшейся с ветвей.
Еще ничего не успев понять, Павел заметил, как
-
но понять этого никак не мог.
Вода - она и есть вода, существуют опреде-
ленные законы физики, но, с другой стороны, де­
вушка говорила так убедительно, что Павел решил
словно когти,
пружиняще-согнутых ногах и тоненько закричала
дящему в ультразвук, послышалось низкое отры­
вистое бормотанье. Слов было не различить, но в
том, что это речь, а не бессвязный шум, Павел не
усомнился ни на секунду.
- А-ах! - разнеслось над лесом, .. И сразу же
вслед за этим Павел увидел, как мощная, почти
слоновья, стопа опустилась на верхушку упавше­
го дерева.
Ствол треснул по всей длине, но не переломил­
ся, а лишь вжался в землю, а следующее движе­
не рисковать.
ние другой гигантской ноги вынесло из-за поворо­
Не совсем ясным оставалось одно - куда они
направляются?
Вроде бы, речь шла о том, что девушка приве­
та не менее гигантское туловище.
дет их к своим, но деревня это или просто группа
Зато Тима эти проблемы ничуть не волновали.
Поспевать за девушкой ему не мешали ни крутая
также не устоял на тропе и отлетел в кусты. Одна
Кумихо продолжала удерживаться на ногах, но и
ей это удавалось с трудом.
Упираясь ладонями в невидимую стену, девуш­
ка стояла в облепившем ее фигуру длинном пла­
узкая тропинка, ни заметно пополневший рюкзак
тье, а две черные косы вытянулись за ее спиной,
людей, остановившихся в лесу лагерем, Павел так
и не понял.
-
в него, перед тем как затащить байдарку в кус­
ты, сложили часть продуктов.
У Павла рюкзака не было, путешествовать по
суше он не собирался, и поэтому оставшиеся кон­
сервные банки и вещи просто запихнул в байда­
рочный чехол, благо у того имелись две широкие
лямки.
Шквальным порывом ветра Павла отбросило в
сторону, и он упал, ударившись спинои о сосну. Тим
как струны.
Вид появившегося перед путешественниками
существа был ужасен, и Павел даже заслонил гла­
за рукавом, чтобы не встретиться с ним взглядом,
но все равно успел отметить Ilоразительно непро­
порциональное сложение массивного четырехмет­
рового тела.
Вскоре тропинка вывела маленький отряд на
ровное плато, поросшее соснами и редкими кед­
рами.
Кумихо, не останавливаясь, вела ребят за со­
бой и только изредка оборачивал ась, подбадривая
Короткие по сравнению с корпусом ноги и руки
монстра как будто были лишены суставов и закан­
.
чивались острыми ярко-красными когтями. Кажу­
щаяся громадной даже на грузном торсе голова
покоилась прямо на плечах. Толстые губы, словно
их взглядом.
нарисованные кармином, жутко оттеняли кривые
Павел отметил, что выражение глаз девушки
отличается необыкновенной ясностью, какая встре­
белые клыки, перекрещивающиеся в уголках рта.
Но самым непереносимым в этой пародии не
то на двуногого ящера, не то на человека был
чается лишь у животных и сумасшедших, и это на­
...,tJ сторожило
~
его еще больше.
взгляд.
Убедившись, что ТРОllинка уводит их в сторону
Глаза, а вернее темные провалы в верхней ча-
37
сти черепа, зияли, как две бездонные дыры, и даж~
- Ваджраварахи! - снова крикнул кентавр, и
Кумихо отвернула лицо, чтобы не смотреть на да- т- в ответ раздал ось глухое бормотание. - Не пре­
киню.
следуй нас! Если двинешься с места, я загоню тебя
Снова над лесом послышалось громкое прерыв Коридор, будешь жить там вечно. Ты меня зна­
вистое бормотание, и Кумихо звонко закричала в
ешь, Ваджраварахи!
ответ, продолжая отгораживаться от дакини ладо- Забирайтесь ко мне на спину, - обращаясь
нями:
уже к Павлу и Тиму, еле слышно прошептал Китоя не хочу тебе зла! Я только встретила Учеврас. - Быстрее!
ника и увожу его от Колдуна. Не трогай нас! Мы -Да какже ... -заныл было Тим, положив одну
заодно!
руку на рыжий круп.
Но дакиню примиряющие слова не остановили
Но, словно избавившись от наваждения, Павел
ни на мгновение.
обхватил Тима за ноги, как мешок, перекинул поНовый шаг метра на три приблизил ее к Кумиперек хребта кентавра и тут же следом высоко под­
хо, и Павел увидел, как задрожало тело девушки,
прыгнул сам.
теряя человеческие очертания, как полыхнул оранПо глазам хлестнули гибкие ветки, и, заслоня­
жево-рыжий мех, и тут же на тропе вместо недавясь рукой, Павел почувствовал, как мощно заходи­
ней симпатичной проводницы появилась большая
ли под ним упругие мышцы, а в уши ударил разме­
лисица, но не с одним, а по крайней мере с десятренный топот.
, -
ком хвостов, падающих искрящимся веером на зем­
- Все-таки я ничего не понимаю, - в который
раз повторил Павел.
Притихший и растерянный Тим шагал рядом и
в ответ только неопределенно пожал плечами. Пос­
ле того, как Китоврас, проламываясь сквозь чащу,
вынес ребят на какое-то подобие дороги и уверен­
но повел за собой, возбуждение от того, что счаст­
ливо избежали опасности, пропало. Настал черед
лю.
Лисица злобно тявкнула и рыскнула в сторону,
пробежав так близко от Павла, что он ощутил, как
его руку щекотнул мех.
Избегая дальше смотреть на тропу, Павел по­
чувствовал вдруг такую беспомощность и отчая­
нье, что не нашел в себе сил хотя бы отползти по­
дальше в кусты.
Два раза сильно вздрогнула земля - значит да­
киня сделала еще два шага. «Где же Тим? Почему
молчит?» - успел подумать Павел перед тем, как
вновь задуматься над тем, что происходит: корот­
страшной силы вспышка ослепила его даже сквозь
успокоиться.
кие и явно неохотные объяснения кентавра по по­
воду недавних событий не давали возможности
Сразу вслед за вспышкой последовал взрыв, и
когда Павел через какое-то время открыл глаза, не
веря, что еще жив, совсем близко от него подни­
мался большой белый столб скрученного жгутом
мальски поверить в то, что страшная встреча на
тропе всего лишь дурной сон, стоило лишь посмот­
реть на их нового проводника.
Время от времени Павел осторожно взгляды­
воздуха.
В наступившей тишине послышался дробный
топот копыт, но не успел Павел обрадоваться зна­
вал на идущего впереди кентавра и даже пару раз
потряс головой, чтобы избавиться от наваждения.
«Наваждение» же шло как ни в чем ни бывало,
комому земндму звуку, как из леса рысью выбежал
конь и всадник одновременно вполне мифоло­
помахивало гнедым, явно подстриженным хвостом,
иногда оборачиваясь к своим спутникам, чтобы
подбодрить их улыбкой.
- Здоровый мужик, верно, - нарушил нако­
нец молчание Тим. - Как он там этих ...
- Э-хе-хе, - Павел выразительно посмотрел
на Тима и повертел у виска пальцем. - Еще скажи
гический кентавр.
ОстановИ"Вшись у истончающегося на глазах
смерча, он высоко поднял отливающий металлом
арбалет и крикнул, устремив взгляд на поворот тро­
пинки, где, как только сейчас заметил Павел, по­
явилась вторая дакиня
-
точное повторение ис­
-
чезнувшего в воздушном вихре чудовища.
-
Ваджраварахи!
-
конь.
Две широкие цветные перевязи, поддерживаю­
щие арбалет и колчан с неизрасходованными стре­
лами, перекрещивали торс Китовраса, как пулемет­
ные ленты. Поймав .себя на этом сравнении, Па­
арбалет в мускулистых
руках кентавра чуть дрогнул, ловя колеблющуюся
тень. - Стой там, где стоишь! Если двинешься,
уйдешь вслед за сестрой!
Кентавр, не переставая целиться, полуобернул­
ся к Павлу и ободряюще улыбнулся. Голубая лен­
вел усмехнулся.
Десять минут назад их спаситель попытался
объяснить, что они направляются в безопасное
та, стягивающая кудри кентавра, повторяла цвет
его глаз, а от всей его гармонично напряженной
фигуры веяло таким спокойствием и уверенностью,
что Павел, не задумываясь, улыбнулся в ответ.
- Вставай! - не забывая краем глаза следить
за дакиней, приказал кентавр. - Подойди ко мне.
Тимофей! - Из густых кустов, до этого скрывавших
его с головой, поднялся Тим. - Тоже иди сюда. Бу­
дем потихоньку отступать. - И кентавр медленно
попятился, прикрывая собой ребят.
~
Любые попытки хоть как-то осмыслить случив- =:J
шееся казались глупостью. Да и трудно было мало- s
закрытые веки.
место, но ведь то же самое говорила и Кумихо пе­
'ред тем, как появились дакини, а потом она сама
38
превратилась в лисицу. К тому же бунтовал рассу­
док, отказываясь воспринимать действительность
как реальность.
- Все, дальше не пойдем! - Павел резко ос­
тановился и попридержал за рукав Тима. - Де­
лайте, что хотите, а мы возвращаемся обратно к
озеру.
:;!
- Обратно вы не пройдете, - Китоврас чере:t;:;'
- Сумасшедший ДОМ, - простонал Павел и
плечо насмешливо взглянул на Павла, но тут же"- бросил тяжелый сук на землю. - Сумасшедший
пригасил улыбку. - Неужели до сих пор не понядом на отдыхе, вот что здесь такое.
ли, что это не парк культуры с безобидными атт- На посошок! - загомонили домовые и враз­
ракционами? Не бойтесь, силой не поведу, - доброд потянулись В лесную чащу по другую сторону
бавил кентавр, видя, что Павел нагнулся за сухой
просеки.
толстой палкой. -
Но вас же просто не пропустят
Перед кентавром остался стоять один Никиш-
К озеру.
- Здесь что, облава на людей? - отважно пискнул Тим, стараясь держаться поближе к Павлу. -
ка, держа перед собой, как букет, пучок черемши.
- Стараешься для тебя, стараешься, - обиженно заметил он Китоврасу, - а благодарности
Учтите, меня второй день ищут. Сейчас вертолет
не дождешься. Чуть что, так все «Никишка да Ни-
прилетит.
кишка». С друзьями попрощаться не дал.
- Не прилетит сюда никакой вертоле':; а вот кое
с кем похуже дакинь вы еще встретитесь. И давай-
-
те подробно обо всем поговорим у Колдуна, пока
не начались новые неприятности.
За нами гонятся? -
-
мгновенно обеспокоил-
Ничего, и без тебя справятся. Там, наверное,
Колдун заждался, так что давай поторапливаЙся.
Домовой совсем по-детски шмыгнул носом и,
сунув пучок черемши под мышку уже не как букет,
а как веник, повел странную группу за собой.
ся Тим и завертел головой, пытаясь разглядеть оче­
редную опасность.
Китоврас терпеливо ждал, пока его спутники
придут к какому-нибудь решению, когда сбоку от
заросшей травой просеки послышались нестрой­
ные голоса.
- Ну вот, кажется, дождались, - мрачно про­
бормотал Павел и покрепче сжал увесистый сук.
- Начинается продолжение предыдущей серии.
Он покосился на Китов раса , ожидая, что и тот
готовится к боевым действиям, но кентавр оста­
Гарм задыхался от бешенства. Сдавивший гор­
ло ошейник не давал ему лаять, и пес только хри­
пел, рискуя опрокинуться на спину из-за натянув­
шейся до предела цепи.
Павел не успел даже толком разглядеть дом на
внезапно открывшейся поляне, как пес кинулся им
навстречу. Китоврас и тот остановился на опушке
леса; один Никишка бесстрашно продолжал идти
как ни в чем не бывало, на ходу успокаивая бесну­
ющегося стража.
Гарм походил на собаку не больше, чем тигр на
вался спокоен, а вместо ожидаемых чудовищ на
просеке показалась странная процессия.
Нестройная толпа маленьких человечков, воз­
~ бужденно гомоня, вывалилась из чащи метрах в
r.:; тридцати от стоящего впереди Китовраса. Их вни­
~ мание было настолько поглощено бравыми восклицаниями, похлопыванием друг друга по плечам, а
главное, большой темно-зеленой бутылью, которую
крепко держал идущий в центре этой кучи-малы
коротышка, что ни кентавра, ни ребят они даже не
заметили.
Из-за разноцветной одежды и высоких, почти дет­
ских голосов человечки очень напоминали компанию
цирковых лилипутов, выбравшихся на пикник.
- Ну вот, по последней-, - остановился посре­
ДИ просеки владелец бутылки и выдернул пробку.
В воздухе звонко чмокнуло.
...
-
- Лучший ирландский
эль
В Англии эль не хуже,
-
сварливо заметил
человечек в черном костюме с серебряными пуго­
вицами. - Его потому и выпили раньше. Остался
один ирландский.
- А медовуху вообще выпили сразу, еще до де­
густации, - ревниво напомнил крохотный бородач
в лапотках. - Весь годовой запас, - гордо доба­
суслика.
Павел видел яростные, налитые кровью глаза
пса почти на уровне своего лица. Металлический
ошейник вдавился в горло так, что у Гарма пере­
хватывало дыхание, но он все равно стремился
вперед, как будто для него в жизни не было ника~
кой иной цели, кроме одной - разорвать.
- До чего злопамятный пес, - вздохнул Кито­
врас, глядя, как Гарм, беснуясь, несколько раз щел­
кнул громадной пастью. - И ведь лягнул-то всего
один раз сто лет назад, когда еще тот был щенком.
А надо же, помнит.
- А цепь где? - удивился ставший после встре­
чи с дакинями очень осторожным Тим. - Цепи не
вижу.
- И не увидишь, - Китоврас терпеливо дожи­
дался, пока домовой успокоит пса или на крыльцо
выйдет Колдун. - Его цепь - всего лишь закля­
тие. Древние скандинавы говорили, что Гарм си­
дит на цепи, сделанной из кошачьих шагов, рыбь­
его дыхания и птичьей слюны. Очень образно, но
не совсем верно.
Павел еще хотел спросить кентавра, добрались
ли они наконец до цели, но не успел, так как во
вил он.
~незапно наступившей тишине послышался скрип
Никишка! Китоврас подбоченился и гроз­
но уставился на любителя медовухи. Толпа домо­
вых охнула. - Тебя ведь предупреждал Колдун, что
пора заканчивать. Тебе что, обычных слов мало!
-' Китоврасушка! - домовой восторженно
взмахнул руками, как будто встретил нежданного,
но дорогого гостя. - Ты уже здесь. И Ученика при­
стальных петель, дверь дома распахнулась, и на
-
вел,
-
но, видя, что его слова не произвели на кен­
тавра должного впечатления, совсем льстиво до-
авил:
-
Смотрите, молодец какой.
крыльцо вышел Колдун.
То, что это именно Колдун, а не кто другой, не
вызвало у Павла ни малейшего сомнения.
Высокий белобородый старик в длинной, похо­
жей на кафтан одежде картинно застыл в дверном
проеме, опираясь одной рукой на посох, а другой
держась за косяк. Суровое с крупными правиль­
ными чертами лицо было спокойно и не выдавало
никаких чувств.
39
Вполне обычное лицо, может быть, даже слиш-":;осталась висеть на месте, и сел на лавку, постави
ком обычное, если бы не глаза, глядящие из-п
..- между колен посох. Он задумчиво покивал голо­
тяжелых век пронзительно и страшно.
вой, словно отвечая про себя каким-то своим мыс­
Следуя за Китоврасом, Павел и Тим прошли
лям, И пронзительно взглянул на Павла.
мимо пятящегося пса и поднялись на крыльцо.
Павел дернулся, как от удара, и в следующее
Из темных лиственничных бревен избы при
мгновение отчетливое понимание происходящего
желании можно было бы построить и крепость,
заставило его вслепую нашарить стул и опустить­
непроизвольно отметил Павел, прежде чем войти
ся на жесткое сиденье.
в горницу. Он так устал от непрерывно следующих
друг за другом непонятных событий, что воспринял встречу с Колдуном почти равнодушно. То, что
казалось совершенно невероятным два часа Ha~
зад, стало вполне обыденным, и, окажись изба
каким-нибудь, например, центром управления космическими полетами или наоборот средневековой
хижиной, это вряд ли поразило бы его воображе­
- Не может быть, - растерянно прошептал он.
Неужели это правда?
- Что правда, что? - дергал его за рукав Тим.
- Я тоже хочу знать.
- Сейчас узнаешь, - прошептал Павел и повернул побледневшее лицо к своему спутнику.
-
Ночь выдалась ясной и холодной.
Павел и Тим сидели на крыльце, прижавшись
друг к другу плечами, - так было теплее, и впол­
ние. Но внутреннее убранство комнаты было впол­
не привычным и земным.
Обычный дом с грубой рациональной мебе­
голоса неторопливо переговаривались, иногда на­
лью.
долго замолкая.
Стулья, лавка, стол, высокий шкаф с плотно
прижатыми корешками книг, большая русская печь.
Кругом чистота, и в довершении всего совершенно
Китоврас и Колдун тактично остались в доме,
не мешая гостям обмениваться впечатлениями.
Домовой копошился в невидимом отсюда дровя­
ном сарае, а проникшийся неожиданной симпати­
ей к Тиму Гарм терпеливо стоял сбоку от крыльца,
позволяя выдирать колючки репейника из густой
домашние ситцевые занавески на окнах.
Павел оглянулся как раз вовремя, чтобы заме­
тить, как неловко протискивается в комнату кен­
тавр. Следом за Китоврасом вошел и тщательно
прикрыл за собой дверь Колдун.
Несмотря на то, что внутри дом оказался дос­
шерсти.
копыта кентавра, мелко переступавшие около са­
- Ну и зверюга, - Павел опасливо покосился
на пса. - Неужели ты его совсем не боишься?
- Конечно, нет, - беспечно ответил Тим и не­
сильно дернул Гарма за ухо, отчего пес глухо за- (J
ворчал. - Чует хозяина. Не трусь, пока я рядом, =з
мыхего ног.
он никого не тронет.
таточно просторным, в комнате стало тесновато.
Павел несколько раз обеспокоенно взглянул на
закТиму.
Больше пока делать было нечего.
- Здесь вы в безопасности, - Китоврас также
Хозяина ... Павел тоскливо взглянул на
звезды. - Чертовщина какая-то. Ты - и Ученик
Колдуна. В голове не умещается. Тим, робко
спросил он, - ты точно решил остаться?
- Почему бы и нет. - Тим оттолкнул пса и
повернулся к Павлу. В темноте восторженно блес­
нули его глаза. - Это ведь один шанс на милли­
он. Представляешь! Хотя дома, наверное, не пой­
мут, - тут же загрустил он. - Но я им все объяс­
снял, стянув перевязь через голову, колчан со стре­
ню.
Домовой сразу же подался поближе к печи и,
-
открыв заслонку, загремел какими-то горшками и
кастрюлями. Никто не решался первым прервать
неловкое молчание. Не знал, что сказать приличе­
ствующее случаю, и Павел, поэтому он просто ски­
нул на пол брезентовый мешок и помог снять рюк­
-
лами и положил на стол сверкающий хромирован­
ными деталями арбалет. - Так что располагайтесь,
отдыхайте, спрашивайте. Теперь можно.
- А раньше было нельзя? - не удержался от
язвительного замечания Павел.
-- Какой разговор на ходу, - кентавр остался
невозмутимым. В общих чертах я все вам уже
рассказал. Остались детали.
- Хороши детали. Я как не понимал ничего, так
и не понимаю. Что здесь вообще происходит? Вы
кто, пришельцы?
- А что, сильно похожи? - усмехнулся, отве­
тив вопросом на вопрос, Колдун.
- Вы, может, и нет, - Павел смерил Колдуна
взглядом.
-
Объяснишь?
Да это не проблема. Теперь не проблема. Я
ведь и сам еще толком не знаю, что могу, но прямо
чувствую, какая во мне сила. Что бы сейчас сде­
лать? Ну, например, вот.
Тим несколько раз прихлопнул ладонями, как
будто лепил снежок, и тут же в его руках засветил­
ся молочно-белый упругий шарик.
Несильно подбросив его в воздух, Тим подул на
него, и шарик взлетел над поляной, залив траву и
дом холодным ярким светом.
Потом странный колобок, тихо треща, медлен­
но поплыл в сторону леса и там вдруг громко взор­
>
А вот кентавров мне видеть еще не
доводил ось. А на тропе что произошло? С кем мы
там встретились? А в озере кто живет? Зачем мы
вам понадобились? - Павел оглянулся на Тима,
как бы ища у того поддержки.
Колдун неторопливо прошелся от двери к окну,
при этом занавеска едва заметно дернулась, но
40
вался, ослепив на миг зачарованно следящего за
ним Павла.
- Что это было? Шаровая молния?
- Не знаю. Я просто захотел сделать такой шарик и сделал. А молния это или нет, у Колдуна спра­
шивай. Я еще вот что могу...
Тим внимательно посмотрел на угол дома, где
около самых бревен стоял поникший под ледяной
~
осой куст жарков.
-:;;-нились, освобождая ступени, и Китов рас неловко
Цветы сомкнули лепестки в горсть и, казалось ..- спустился по ним на поляну, стараясь не повора­
зябко вздрагивали от ветерка, налетавшего с озечиваться к Гарму спиной.
ра.
Павел заметил, как напряглось лицо Тима, и
сразу же вслед за этим встрепенулись ломкие
стебли, освобождаясь от скатывающейся по ним
- Хороша ночка! - кентавр протопал к опушке
и встал под деревом с густой лиственной кроной.
- Душ принять не хотите? - спросил он и, не до­
жидаясь ответа, встряхнул гибкий ствол.
росы, разом распахнулись сжатые до этого чашечРоса с банным плеском обрушилась на об на­
ки, полыхнув в темноте пронзительно оранжевым
женный торс, и Китоврас добродушно ухнул, как
цветом.
. 'будто от леденящей свежести у него перехватило
- Вот, - удовлетворенно откинулся на верхнюю дыхание, а от дровяного сарая послышался недо­
ступеньку Тим. - Убедился? - И, не дожидаясь
вольный голосок домового:
ответа, нелогично продолжил: А ты все понял
насчет Коридоров, криттенов этих?
-
Не криттенов, а криттеров, -
машинально
поправил Павел. - Криттер - по-английски тварь.
Я об этом читал кое-что, но не думал, что это мо­
жет быть правдой настолько, что я сам с ними
встречусь.
Понимаешь, при всевозможных планетных ка­
таклизмах: землетрясениях, извержениях вулканов
или, скажем, при падении крупных метеоритов, а
следовательно, мощных взрывах -
возможен боль­
Павел разгладил лежащую на столе туристичес­
кую карту озера и вопросительно взглянул на кен­
тавра. Китоврас стоял, в задумчивости теребя кур­
чавую бородку, голова Павла едва достигала его
плеча.
- Ну и карты у вас, - Китоврас хотел еще что­
то добавить, но сдержался. - Как вы умудряетесь
по таким схемам ориентироваться, ума не прило­
шой выброс энергии, который сопровождается рез­
жу.
ким электромагнитным всплеском. При этом иног­
- У меня еще кроки есть, - Павел торопливо
начал листать блокнот. - От устья Чилей через ки­
да искривляется пространство, замыкаясь в гра­
витационный коллапс, или, как еще говорят, «сфе­
ру Шварцшильдю>. Таким образом появляются Ко­
ридоры, ведущие в иные миры. Короче, я и сам
многого не понимаю, это какой-то запредельный
уровень. Лучше еще раз спросить у Китовраса, он
~ ведь как~никак Инспектор. Ходит по этим Коридо­
~ рам, как у себя дома.
«
- Опять купаться вздумал. Полотенец на него
не напасешься!
- Инспектор, Хранитель, - недовольно пробурчал Тим. - Вот дракон - это понятно. Озеро
- Инкубатор, тоже более-менее ясно, а все эти
сферы Шварцшильда, криттеры, электромагнит­
ные излучения пусть физики изучают.
- Да не знают ни черта твои физики! - Павел
даже вскочил от возбуждения, но тут же снова сел,
предупрежденный тихим рычанием Гарма.
-
Если
бы они толком знали о Коридорах, ядерные испы­
тания запретили бы давным-давно. Китоврас ведь
говорил, что Коридоры сейчас почти постоянно от­
крыты именно из-за этого. Пускаем в свой мир не­
известно кого, а потом плачем, разобраться ни в
чем не можем.
И что ты теперь собираешься делать?
Пока не знаю. Может, подожду твоего окончательного решения. Захочешь - уйдем вместе.
Китоврас обещал помочь выбраться к поселку. Хотя,
если честно, хотелось бы пожить здесь, посмотреть,
-
чем закончится эта заварушка. Колдун говорил, что
у них неприятности. Слишком много сейчас вокруг
Инкубатора криттеров, не все они здесь нужны.
Есть такие, что просто мешают. Вот дакини, напри­
мер. Как я понял, Колдун прогнать их пока не мо­
жет. Потом с инопланетянином этим желаю побольше потолковать
...
Это с Китоврасом, что ли?
С ним самым. Галактический инспектор ... С
ума сойти.
Словно услышав, что говорят про него, на
рыльцо выбрался кентавр. Павел и Тим посторо-
-
лометр родник, еще через двести метров судоход­
ный бакен, потом рыбачья избушка.
Китоврас пренебрежительно махнул рукой.
- Здесь тебе кроки не помогут. Я ведь уже го­
ворил, что по воде не пройдешь, так что забудь о
байдарке. Идти придется берегом, а лучше напря­
мик через перевал до водопада Три Ступени, по­
том опять вверх по Сухому хребту прямо на юг. Вот
там и найдешь пещеру, где живет Алабелла.
- Может быть, все-таки пойдете со мной? Вы
ведь собирались идти кАлабелле.
- Так это было два дня назад. Теперь уже не
имеет смысла. Я прямо чувствую, что Путешествие
начнется очень скоро. Возможно, сегодня ночью.
Да и Колдун говорит то же самое. Так что, если хо­
чешь, иди один. Хотя не советую.
- Это из-за того, что после начала Путешествия
Алабелла не станет отвечать на вопросы? Я по­
стараюсь успеть. Тут и пути-то самое большое дня
на два. Ведь точно не знает никто, когда улетит
дракон. Кстати, почему вы дракона называете по­
разному? Колдун зовет его Вуйвр, а вы ...
- Я называю его Нирах. Под этим именем дра­
кон был известен у шумеров. А вообще-то имен у
дракона множество. Китайцы, например, зовут дра­
кона - Лун. Но они прекрасно знают, что драконы
бывают разные. Тот, что сейчас в озере, для них­
«уан-Лун, то есть желтый, и они никогда не пере­
путают его с Чи-Луном или Сюань-Луном. Племе­
на арикана назвали бы этого дракона Мармарину,
шотландцы Кирейн Кройном, египтяне Аке­
ром, иранцы Ажи-Дахаком, а корейцы Ку­
ронъи. Существует еще немало имен, перечислять
их все не имеет смысла.
А У русских это - Змей Горыныч?
Нет, скорее Огненный змей.
Я читал латышские сказки, там тоже есть огненный змей, он появляется в виде летящего пла-
-
41
мени. Кажется, его зовут Пуке.
~нужно помочь.
- Точно. Могу тебе для коллекции добавить Ба-"-- Это Тим-то -
.
колдун? Он недавно школу кон-
лаура, под этим именем дракон известен у восточ-
чил, ему еще учиться и учиться.
нороманских народов, и, возвращаясь к началу
разговора, отмечу сходство этого названия с уже
известным тебе вуйвром. Кстати, это тот же огненный змей, но по-старофранцузски.
- А как же называете его вы? - спросил Павел и прикусил губу.
Щекотливую тему инопланетного происхождения Китов раса он еще не затрагивал. Спросить об
этом впрямую он пока не решался, а сам кентавр.,
по-видимому, был не очень склонен обсуждать этот
вопрос. Возможно, подобная беседа казалась ему
преждевременной, возможно, он просто не рассчиты вал на понимание, так или иначе, кроме самых
сухих и разрозненных сведений о Китоврасе, Па-
- Это не те знания и не та сила, - прервал
Павла Китоврас. - Ты ведь уже убедился, что Ти­
мофей может многое, хотя и знаком с Колдуном
всего один день. Люди только начинают догадываться, что сумма сугубо практических, с их точки
зрения, знаний не дает главного - возможностей
не противоборствовать, а объединиться с приро­
дой, космосом, если угодно. Мы все прошли через
подобное противостояние. Такой путь - тупик.
Павел хотел еще что-то возразить, но с поляны
послышался высокий голос Тима. Он дразнил Гар­
ма, держа перед его носом большую кость.
- Служи, Гарм, служи, - приговаривал Тим,
не давая псу вырвать кость из рук. - Вот так, мо-
вел не знал ничего.
лодец!
Поняв, чем вызван прямой вопрос, Китов рас
помедлил и внимательно посмотрел на Павла, но
потом не менее прямо ответил.
- Я не делаю тайны из своего языка и, если
хочешь, могу даже дать тебе начальные уроки. Но,
согласись, сейчас тебя интересует вовсе не это.
Поэтому скажу, что моя планета находится в со­
звездии Пл~яд. Наша раса значительно древнее
земной, а наша миссия - быть наблюдателями в
Инкубаторах, подобных этому, на Земле. На этой
планете - это последний Инкубатор. Но в космо­
се существует еще несколько таких же. Несмотря
на древнее происхождение и множество знаний,
которые значительно превосходят знания вашей
цивилизации, мы так же не знаем многого. Мы толь­
Павел отодвинул занавеску и выглянул из окна
как раз вовремя, чтобы увидеть, как страшный лох­
матый пес неуклюже садится на задние лапы, словно болонка, выпрашивающая сахар у хозяина.
ко стремимся к этому, но не уверены
-
Ilуховые шарики редких облаков казались под­
синенными - такой пронзительной голубизны неба
Павел не видел давно. Да он уже и забыл, когда
еще доводил ось вот так, лицом вверх, лежать на
свежескошенной траве и слушать журчащую пес­
ню кузнечиков.
Рядом, так же заложив за голову руки, лежал
Тим. Разговаривать было лень, не хотелось шеве- G)
литься, но Павел все же приподнялся на локте, =:J
чтобы еще раз посмотреть на пасеку :S:
достигнем
примерно десяток ульев, между которыми не-
ли абсолютного понимания всемирных законов.
Нам известно, когда дракон прибудет на ту или
иную планету за яйцом, - тибетцы называют его
Дунги Гонгмо, - являющимся катализатором про­
тожизни, но никто еще не сумел объяснить, каким
образом оказывается яйцо в Инкубаторе, откуда по­
является дракон и куда он отправляется. Об этом
мы толькодогадываемся. Каждое такое Путеше­
спешно расхаживал Никишка.
- Образцовое хозяйство, - как бы про себя
проговорил Павел и вновь рухнул на душистое
сено. -- Старательный у тебя домовой. Омшаник
выстроил капитальный, пчел развел, вот даже сена
накосил на зиму, кого только кормить будет :- не­
ствие совершается примерно один раз впятьсот
со спины на живот и прикусил сухую травинку.
земных лет.
Зимой разную живность будет подкармливать. Ко­
- Зачем же тогда здесь живет Колдун? - от
волнения Павел не замечал, как его пальцы мнут
край карты, словно ненужную бумажку. - Он что,
тоже с другой планеты?
- Как раз нет, - Китоврас с сочувствием и од­
новременно с сожалением смотрел на Павла, лицо
суль, зайцев.
известно.
-
Это почему неизвестно?
-
Тим перекатился
-
-
Медведей, - продолжил ему в тон Павел.
Медведи сами не придут.
Что, ты не пустишь?
И я не пущу, - не принял шутки Тим. - И
сами не сунутся. Они Гарма чуют.
- Ты, кажется, окончательно вжился в роль бу­
дущего Хранителя.·Скажи, тебя это все не пугает?
нимании, поэтому вы его и называете колдуном.
Ты во всем разобрался? Ты хоть понимаешь, Тим,
на что идешь? Посмотри на Колдуна, и ты ведь
которого пошло красными лихорадочными пятнами.
Хранитель берется всегда из местных. Он, разу­
меется, не совсем обычное существо в вашем по­
Но так проще, и мы не против. Колдун так колдун.
Первоначально его приходится искать, а потом
Хранитель сам находит себе замену, ученика.
- Так, как сейчас нашли Тима?
- Иногда так, иногда - иначе. Колдун сам знает, кто будет его ученикфм. Главное, чтобы тот об­
ладал маниту, и, заметив недоуменный взгляд
Павла, кентавр добавил: Маниту это маги­
ческая власть, невидимая сила. Часто люди сами
не понимают, что обладают такой силой, тогда им
42
-
будешь таким.
- Таким, наверное, нет, - Тим глядел куда-то
вдаль, не поворачивая лица к Павлу, в его губах
мелко дрожала, прикушенная крепкими зубами,
травинка. - А вот знать и уметь буду, конечно, не
меньше.
- Он тебя как учит, лекции читает или больше
на практике?
- Отстань, - примирительно попросил Тим. Не читает он никаких лекций. Просто для того, что-
~
ы учиться, надо быть с ним рядом. Я тебе этогct;::'ка ему не понравилась, уж слишком беспомощныобъяснить не могу, это надо чувствовать.
..... ми и унизительными казались его попытки вернуть-
- Куда уж нам, - немного обиженно протянул
Павел. - Мы в колдуны рылом не вышли.
- Глупости опять говоришь, да к тому же и сам
это понимаешь. Просто я, ну более способный, что
ся в прежнее положение. - Хватит!
Тим всхлипнул еще раз, подавив последний
смешок, и Павел тяжело рухнул на охапку сена. От
ульев к расшалившимся парням мелко семенил
ли. Ты к Алабелле идти не раздумал?
домовой, в руках он держал деревянную миску с
-
Не раздумал. Жутковато, правда, но пойду.
И о чем спросишь? Сколько лет проживешь?
Вот это ни в коем случае. Об этом я не хотел
бы узнать ни за что.
- Почему? - разговорился Тим. -
Представ-
-
крупно нарезанными ярко-желтыми сотами.
- Никишка! - воскликнул Тим и сел, обхватив
руками колени. - Вот Павел интересуется, как тебе
здесь живется. Его, кстати, сильно смущает твое
инопланетное происхождение.
ляешь, зато точно можно рассчитать, что стоит де-
~
-
Придумаете тоже,
-
почему-то рассердился
лать, что нет. Будешь четко Зl;lать, как построить
свою жизнь. Об этом ведь тоже можно спросить.
Никишка. - Я вам что, Китоврас? Это он туда-сюда
шастает, а мы, домовые, испокон веков тут живем.
Узнаешь, на что способен.
- Вот сам иди и спрашивай, -
Павел рассердился и стал грубить. - Узнаешь, когда помрешь,
когда влюбишься. Не забудь уточнить, когда забо-
- Так ведь не всегда жили, а пришли когда-то
по Коридору.
- Ну пришли, - неохотно согласился домовой.
- Только очень давно. И, значит, поселились. Нам
леешь и чем, в каком году будет проведена денежная реформа и что ты на этом заработаешь.
здесь понравилось. Теперь уже и не помнит никто
когда. Люди и домовые всегда вместе жили. А, мо-
Тим внимательно посмотрел на Павла и неожи-
жет, это не домовые, а люди на Землю ПРИШЛИ,-
данно расхохотался.
- Чудак-человек! Зачем злишься? Мне-то об
этом знать как раз ни к чему. Я о себе и так кое-что
осенило внезапно Никишку. - Очень даже запросто. - Он поставил миску между ребятами. - Вы
лучше мед ешьте, он сильно полезный, тогда и ВОП­
знаю. Мне больше надо о своем бессмертии беспокоиться. Бессмертие - тоже проблема.
- Скажешь тоже, - Павел недоверчиво ПОКОсился на Тима. - Ты что же, будешь жить вечно?
- Если захочу. Колдун вот не хочет.
росов будет меньше.
Павел выбрал квадратный, истекающий медом
кусок и С наслаждением откусил. Мохнатая пчела
истерически взвизгнула над самым ухом, и он добродушно отмахнулся, занятый лишь тем, чтобы мед
-
Ему что, надоело?
Сложно все это, - веселые искорки в глазах
t:; Тима погасли.
-
не капал на землю.
Об этом я и сам хотел бы спро­
По утрам озеро окутывалось туманом.
Белая пелена стояла над водой, заполняя про­
~ сить У Алабеллы, но, наверное, не решусь. Колдун, кстати, так и не осмелился. Но ты так мне и не
ответил, зачем идешь кАлабелле.
Сам бы хотел знать. Когда я разговаривал с
Китоврасом, он сказал, что миссия его народа быть
наблюдателями. Мы же до сих пор бьемся над воп­
росом, зачем живет человечество. Мало того - спо­
-
странство между горами.
Потом налетал ветер.
Он взвихривал туман, и тот, словно пар от кипя­
щей воды, поднимался вверх, надолго застревая в
густых кронах деревьев, покрывающих каменистые
склоны.
необразованны. Не потому ли тысячелетиями пы­
Глядя на клубящееся туманом озеро, Павел
вспомнил старое алтайское название этой мест­
ности - Котел колдуна - и в очередной раз поди­
таемся решить вечный вопрос: в чем смысл жиз­
вился точности сравнения.
ни? Ответов, разумеется, столько же, сколько и
Ждать до полудня, когда солнце окончательно
прогреет воздух и туман рассеется, Павел не захо­
тел. Впереди - трудная дорога, важен каждый час.
Как он ни рассчитывал свой маршрут, все равно
выходило, что хотя бы одной ночевки не миновать.
Временами тропа терялась между деревьями,
и тогда приходилось возвращаться. Павел ругал
себя за непредусмотрительность - ну что ему сто­
рим: одиноки во Вселенной или нет. Хотя, по-мое­
му, и ежу понятно, что не одиноки, а лишь дики и
спрашивающих.
- Ага, понятно. Значит ты приходишь к Ала­
белле и прямо с порога спрашиваешь в чем
смысл жизни? Проблема в один момент разреша­
ется, а дальше ты несешь полученные знания че­
ловечеству, избавляешь его от сомнений невеже­
ства, и
...
Ах, так! - Павел внезапно вскочил и бросил­
ся на Тима. - Издеваешься! - Он шутливо ухва­
тил Тима за плечи и прижал к земле. Колдун
несчастный!
Павел так и не понял, что произошло в следую­
щую минуту. Он вдруг почувствовал, как его тело
мягко подбросило в воздух. Сколько он теперь ни
пытался дотянуться до Тима, ничего не получалось.
Павел висел горизонтально и, как пловец, разво­
дил руками. В полутора метрах f10Д ним лежал Тим
-
и заливался мальчишеским хохотом.
-
Отпусти!
-
взмолился наконец Павел. Шут-
ило захватить из дома компас.
Вчера он попытался объяснить Китов расу, что
компас ему необходим, но тот лишь сожалеюще
развел руками, а потом торжественно вручил Пав­
лу арбалет и пять длинных стрел в легком метал­
лическом колчане.
Арбалет, несмотря на то, что производил впе­
чатление массивного и грозного оружия, весил со­
всем немного, но зато был слишком велик, нести
его в руках неудобно, а закинутый за спину, он по­
стоянно цеплялся за ветки, и Павел даже пару раз
подумал, не оставить ли его где-нибудь под кам-
43
нем, но вспоминал дакинь и тогда, успокаивая себя;-:-Павел опять ее потерял, блуждая по нетронутому
гладил рукой хромированное ложе.
.,... лесу. Туман рассеялся, и прогретый воздух пах хво­
Вчера, обучая Павла пользоваться арбалетом,
ей, успокаивающе пересвистывались птицы, а гдеКитов рас устроил пробные стрельбы.
то далеко-далеко слышался прерывистый рев мо-
Стрела, лишенная грозного наконечника, легко
тора, как будто грузовик забирался в гору, и этот
ложилась в продольную ложбинку, пневматический
затвор до упора оттягивал тетиву, а спуск был так
мягок, что выстрелить смог бы и ребенок.
очень земной звук успокаивал Павла, как колыбель­
ная ребенка.
Впервые за последние три дня вспомнилась
- Но будь все-таки осторожен, - наставлял напоследок кентавр. - Не стреляй, пока не убедишься, что другого выхода нет. Всегда можно договориться. Почти всегда, - добавил Китоврас, заме-
военная база у истока Кии, бесполезные посты ча­
совых, глохнущие броневые машины и нелетаю­
щие вертолеты. Большей глупости, чем военные
действия в этих обстоятельствах, представить труд­
тив, что Павел недоверчиво взглянул на него.
но.
-
Не стреляй в упор. Если окажешься близко от цели
в момент выстрела, то и сам можешь оказаться втя-
«Это надо же придумать
ладить гарпунную
-
нутым в Коридор, тогда еще неизвестно, удастся
ли мне тебя оттуда вытащить.
- А с кем я могу еще встретиться, кроме дакинь?
- Трудно сказать. Одни уходят, приходят другие. В основном криттеры стремятся попасть к Алабелле. Все знают, что перед Путешествием Алабелла начинает отвечать на вопросы. Это такое своеобразное паломничество к оракулу. Но ведь и ты
идешь туда за тем же. Кроме того, есть наши вечные враги. Дракон рассеивает во Вселенной жизнь,
Павел укоризнен­
но помотал головой. - Что за мания: если появит­
ся что-то неизвестное, непременно действовать с
позиции силы? Или правительство все-таки знает
кое-что или о чем-то догадывается и потому так боится?»
В воздухе послышался тонкий вибрирующий
звук.
Увлеченный поиском правильной дороги и сво­
ими размышлениями, Павел не обратил вначале
на этот прерывистый свист никакого внимания, но
потом насторожился и поудобнее перехватил ар-
Кэшот
балет.
-
рассеивает смерть.
пушку на прогулочном судне,
Боже мой! - вздохнул Павел. - Этого еще
только не доставало. Кто такой Кэшот?
- Долго объяснять. Не хочу пугать, но лучше
бы тебе с ним не встречаться.
- Но ведь это ваши враги, не мои. Может, и
Казалось, звук шел отовсюду, и в какое-то МГНОвение Павел даже подумал, что это галлюцинация
и звенит у него в ушах, но тут же раздался отрывистый хлопок, как будто порывом ветра внезапно ~
наполнило парус. Мелкий сланцевый щебень стал =:J
обойдется. Меня вот еще интересует, как я узнаю
осыпаться со склона, и Павел неуклюже замахал
пещеру Алабеллы и какой он из себя.
- Хороший вопрос, но этого не знает никто, неожиданно послышался голос Колдуна.
Он и Тим незаметно подошли сзади; обернувшись, Павел встретился с Колдуном взглядом и,
руками, стараясь сохранить равновесие.
«Неужели землетрясение?» - подумал он первое, что пришло на ум, с удивлением заметив, как
задрожал воздух между соснами, словно горячие
испарения поднимались там, искажая перспекти­
как всегда в таких случаях, отвел глаза, словно от
ву.
-
.
края пропасти.
Мгновенно рассердившись на себя за это, Па­
вел вызывающе уставился в лицо Колдуну, но тот
лишь усмехнулся и отвернулся сам к далекой гла­
ди озера, едва просвечивающей сквозь стволы де­
ревьев.
- Алабеллу никто не видел, а если и видел, не
спешит рассказать об этом. Некоторые считают, что
Алабелла один и в то же время его два.
- Как так два? - не понял Павел.
- Его и называют тогда - Алла и Белла. Он
сам задает себе вопросы и сам на них отвечает. Он
знает все, что происходит во Вселенной и тяготит­
ся своим знанием, потому что абсолютное знание
равно смерти. Ты бы хотел знать ВСЕ?
- Н-не знаю, - растерянно пробормотал Па­
рый скатывался с горы и ощутимо толкал его вниз.
«Никакое это не землетрясение! Павел по­
пытался закрыть лицо рукавом.
что-то другое!».
-
И не дакини. Это
Он еще продолжал лежать скорчившись, под­
тянув колени к подбородку, когда ощутил, что жар
ослабевает, спадает давящая тяжесть.
Вновь стали различимы крики птиц и шум вет­
ра.
Павел встал, покачиваясь, попытался опереть­
ся о ствол сосны и с криком отдернул руку. Обуг­
лившаяся до черноты кора дымилась, и раскален­
Тогда еще раз крепко подумай, прежде чем
идти к пещере.
-
лах противостоять напору горячего воздуха, кото­
ная смола влипла в ладонь, как печать в сургуч.
вел.
-
Его лицо и руки, не защищенные одеждой, по­
чувствовали сухой нестерпимый жар, и он, вскрик­
нув, выронил арбалет, а потом упал и сам, не в си­
Крепко подумай,
Отыскивая взглядом арбалет, Павел увидел
склон горы, по которому словно прошелся гигант­
-
еле слышно шептал Па­
ский каток, оставив после себя дымящуюся просе­
вел, продираясь напрямик по склону через колю­
ку.
чие заросли ежевики.
думать, в распоряжении почти вечность, а я, мо­
Свернулась тонким серпантином трава, кое-где
на концах ветвей еще горела рождественскими
жет, больше и не попаду сюда никогда.
Тропинка давно кончилась, или, скорее всего,
ясь опереться на обугленные лапки, большой чер-
-
У вас-то для того, чтобы
44
свечками хвоя, а у самых его ног корчился, пыта­
s
~
ый жук.
- Дунуло, как из ада. -
-нел.
Павел провел рукой по ~
От водопада тянуло свежестью. Здесь, на пло-
лицу и почувствовал, как стираются в пыль сгорев-
щадке, его рев усилился, и, хотя падающая вниз
шие брови и ресницы. Кожа на щеках вздулась,
прикосновение к ней вызывало сильную боль.
Свой арбалет Павел отыскал метрах в двадцати выше по склону.
Оружие совсем не пострадало и на удивление
мощная струя была еще не видна, воздух над рас­
щелиной с ручьем искрился мелкой водяной пылью, образуя короткую радугу.
Павел постоял у священной березы, глядя на
пеструю бахрому колышущихся вместе с листвой
осталось холодным даже среди превратившейся в
пепел травы.
Шипя от боли, Павел обработал лицо и руки
марлей, смоченной в спирте, оглядел свой хэбэшный геологический костюм и обнаружил всего три
лоскутков, потом решительно вытащил из рюкза­
- ка
аптечку и, разорвав длинную ленту бинта, привязал и свой дар на нижнюю ветку рядом с коло­
кольчиком.
зались не самыми страшными': руки-ноги на мес­
Место для ночевки Павел выбрал около тихого
родничка в низине, защищенной со всех сторон от
те, арбалет исправен. Настораживало одно
не­
ветра большими базальтовыми валунами. Родник
понятность происходящеro, но и к этому Павел уже
выбивался из-под серого булыжника вялыми пуль­
сирующими толчками, образуя вначале неглубокий
прозрачный бочажок, из которого потом спокойно
вытекал узкий ручей.
Миновав в полдень водопад Три Ступени, и
вправду напоминавший короткую крутую лестни­
цу, Павел не задержался у ревущего каскада ни на
минуту, стремясь как можно ближе подойти к Сухо­
му хребту. Это ему почти удалось, но выбирать
прожженные дырки на локтях и колене. Потери ока­
-
немного привык, поэтому не стал дальше ломать
голову над неразрешимыми
вопросами и вновь
осторожно пошел вперед, к плавной седловине,
обозначавшей перевал.
Уклоняясь от гибких ветвей, - каждое прикос­
новение теперь к обожженной и натянувшейся коже
стало болезненным, Павел вспомнил, как ему
на работе постоянно пеняли за его настырность.
Там, где другой, повоевав безрезультатно, в конце
место для стоянки пришлось все же раньше, чем
концов отступал, смирившись с неизбежным, Па­
он рассчитывал, -
вел не успокаивался и в результате нарывался-таки
лицо, под прогоревшей тканью на локтях и колене
на неприятность. Так и теперь, получив уже доста­
точно щелчков по носу, и весьма болезненных, он
тоже вздулись волдыри, идти стало трудно.
<{
продолжал делать то, что решил раньше, хотя сд­
\;;;
мым благоразумным было все-таки повернуть на­
~ зад.
....
На седловине обнаружилась малеНl;>кая каменистая площадка, от которой вниз тянулась узкая,
хорошо обозначенная тропинка. Похоже, что с этой
стороны склон был более обжитым и чаще посе­
щаемым.
Павел приободрился. Больше ничего опасного
вокруг не замечалось, и если бы не саднящие от
ожогов лицо и руки, он, пожалуй, даже стал бы на­
свистывать, так как впереди отчетливо слышался
шум водопада. Выбранное направление оказалось
верным.
Перед тем, как резко повернуть налево, тропа
снова упиралась в небольшую площадку, на кото­
рой росла одинокая старая береза. Дойдя до де­
рева, Павел в удивлении остановился.
- Ал лук мас, - прошептал он, глядя на раз­
ноцветные тряпочки, привязанные к ветвям.
-
Жер­
твенная береза.
Название неожиданно всплыло из памяти, хотя
Павел и не был уверен, что произнес его правиль­
но. Когда-то он читал о жертвенных деревьях у
народов востока, исповедующих буддизм, и, каза­
лось, прочно забыл об этом, но сейчас непроиз­
вольно вспомнил, как будто утерянные знания толь­
ко и ждали того, чтобы вернуться к нему в нужную
сильно болело обожженное
- Что же все-таки это была за пакость? - бор­
мотал вслух Павел, стараясь бинтами осторожно
обмотать саднящие участки кожи. Так ведь и
вовсе сгореть можно.
Но, бормоча все это вслух, про себя он тихо'
радовался, что не пришлось встретиться с испы­
таниями похуже. Что ни говори, а кроме птиц да
пары бурундуков никто ему на пути не попался, не
пришлось пускать в ход арбалет, в надежности ко­
торого он сильно сомневался, и значит, несмотря
на боль, дела обстояли не так уж плохо.
Бросив в кипящую воду пачку гречневого кон­
центрата, Павел взялся за нож, чтобы открыть бан­
ку тушенки. Есть хотелось смертельно.
После долгого дня ходьбы следует основатель­
но подкрепиться, потом попить крепкого чаю, а пос­
ле этого сразу завалиться на боковую, - завтра
надо выйти пораньше, чтобы найти пещеру Ала­
беллы, а то как бы действительно путешествие не
оказалось напрасным.
От мирных приготовлений к ужину Павла отвлек­
ла внезапная, какая-то вакуумная тишина. Еще
секунду назад в сонном вечернем воздухе разда­
вались слабые трески и шорохи, которые всегда
слышны в лесу даже в очень тихую погоду, но сей­
час все убаюкивающие сознание звуки исчезли,
словно все онемело кругом, и это было настолько
странным, что Павел, боясь лишний раз звякнуть,
осторожно протянул руку, чтобы поставить банку
минуту.
на траву.
Многие пестрые лоскутки выцвели, первона­
чальный цвет угадывался с трудом, но были среди
них и совсем новые. Самую нижнюю ветку укра­
шал салатно-зеленый шнурок с колокольчиком.
Он не успел закончить это простое движение.
Уже знакомая сухость разлилась вокруг, ярче
вспыхнул костер, и тут же как будто горящая мар­
ля коснулась и так обожженного лица. Павел
олокольчик чуть раскачивался и мелодично зве-
вскрикнул
45
и выронил ставшую нестерпимо горя-
чей банку. В следующее мгновение раздался мяг--:;-формы, то ты не прав. Всего лишь в одном, но не
кий, но ощутимо толкнувший в грудь взрыв, и Па- N прав.
вел упал навзничь, инстинктивно пытаясь опереться на широко раскинутые руки, чтобы не удариться о землю затылком.
На этот раз жар не был столь силен, как днем.
Не загорелась хвоя на ветках, не обуглилась тра-
Приподнявшись на локтях, он не сразу понял,
что температура воздуха вновь стала нормальной;
и кроме того, он сейчас у костра не один.
Больше всего появившееся существо напоминало классический призрак, каким его принято описывать или показывать в кино.
Бесплотная, словно сотканная из пара, человекоподобная фигура. Широкий плащ и лишь угадывающиеся просторные рукава; остроконечный
капюшон и полное отсутствие лица: то ли магистр
тайного общества, то ли балаганный волшебник,
но ростом не менее пяти метров. Выглядел новый
И в чем же я ошибаюсь?
В моей сверхъестественности.
Но все остальное верно?
Да.
Тогда я не вижу разницы, ведь вы обладаете
и остальными качествами.
- Разница есть и большая. Это разница между
непознанным и непознаваемым, между наукой и
фантазией - это вопрос самой сути, которую люди
пока понять не могут. Четыре полюса компаса это логика, знание, мудрость и непознанное, оно
же неведомое.
- Значит вы ...
- Познаваем. Я и мне подобные - порождение скорее энергии, чем материи. И у нас когда-то
были тела, но в поисках личного бессмертия мы
вступили на другой путь, нежели человек. Нам уда­
лось найти способ увековечить себя в виде ста­
бильных энергетических полей. При этом, правда,
была допущена одна, но существенная ошибка-
незнакомец достаточно угрожающе и непонятно.
- Боишься? - удовлетворенным басом констатировал пришелец и презрительно хмыкнул, когда
Павел попытался ответить, но вместо слов лишь
мы вечно будем тосковать по покинутым телам.
- И что, обратного пути нет?
- Есть временный выход - завладеть любым
другим материальным телом. Я бы мог сейчас это
несколько раз судорожно кивнул.
сделать запросто.
ва, но все же Павел почувствовал, как на лице лоп-
нули волдыри и по щекам потекли горячие струйки.
-
Тебя ведь пре-
дупреждали, что со мной лучше не встречаться.
Пока фигура в балахоне, подобно отражению в
воде, колебалась на противоположном конце поляны, Павел лихорадочно вспоминал, о чем же или,
вернее, о ком предупреждал его Китоврас, а, вспомнив попытался отползти подальше.
я вижу, что ты понял, с кем имеешь дело, голос Кэшота загромыхал на немыслимо низких
-
регистрах. - Почему ты молчишь?
- О чем ГQВОРИТЬ, - с усилием выдавил из себя
Павел.
- Ты -
Кэшот, сеющий смерть. Но ведь ты
пришел не за мной, а за драконом.
- Вот уж глупости! - Кэшот умерил тембр и
стал как будто меньше. Очертания его фигуры приобрели большую отчетливость. - Сейчас настроюсь, - пообещал он.
На том месте, где только что колебался полупрозрачный призрак, вспыхнуло голубоватое пламя, и вместо силуэта в балахоне Павел увидел
вполне обыкновенного смуглолицего молодого человека в шортах и рубашке с короткими рукавами.
- Так лучше? - спросил он.
- Вы - дьявол? - неуверенно поинтересовался Павел, продолжая лежать на земле.
- Дьявол, демон! .. - воскликнул Кэшот И сел
прямо на траву, скрестив ноги.
-
Можно сказать и
так. Правда, эти глупости говорят люди, а они сами
не знают, что говорят.
Ничего особенно страшного пока не происходило, и Павел осмелел настолько, что тоже сел
напротив Кэшота. Собеседников разделял лишь
костер.
- Значит вы - демон, - Павел испытывающе
посмотрел на Кэшота, - пришли сюда затем...
- Если под «демоном» ты понимаешь сверхъестественное существо, обладающее огромной силой и способностью временно принимать любые
46
-
- Моим телом? - Павел почувствовал, как похолодела его спина. В отчаянье он поискал глаза­
ми арбалет.
- Без глупостей, - предупредил Кэшот. - Это G5
тебе все равно не поможет. Да и не собираюсь я ::J
делать ничего плохого. Скажи честно
-
это Кито-
врас так тебя напугал?
В ответ Павел смог лишь утвердительно кивнуть.
- Еще один из распространенных предрассудков, - замешательство Павла немного развлекло
ertJ собеседника. - Дух смерти, да? Ужасный Кэ­
шот, противник всего живого? Глупости. Я бы, конечно, мог уничтожить здесь все. Понимаешь все, а не тебя одного, дурачок. Это такая ерунда,
что не стоит даже тратить усилий. Зачем уничтожать то, что и так обречено.
Увидев, что Павел постоянно дотрагивается до
обожженной кожи, Кэшот пояснил:
- Когда ты днем шел к водопаду, то встретился
со мной. Я спешил кАлабелле.
- Как, и вы? Разве может Алабелла сказать вам
то, что вы не знаете сами?
- Конечно. Но то, что он сказал мне, не может
интересовать тебя. Я узнал, что хотел, и теперь
удаляюсь. Это Путешествие предотвратить не уда­
стся.
- Но что же плохого в том, что где-то во Вселенной зародится новая жизнь. Зачем вам препятствовать этому?
- Ты - человек. Тебе не понятно многое. Даже
этот наш разговор, я уверен, преждевременен. Но
и здесь, на Земле, вы обеспокоены тем, что вас
становится слишком много. В космосе достаточно
различных форм жизни. Зачем множить сущности?
- Сущности? Разве вы только что не говорили,
что формы жизни различны. Значит и задачи у этих
:s:
~
жизней разные. Некоторые еще не догадываютсЯ-:::-смотря на настороженность, почувствовал, как спа­
о своем предназначении, и человечество относит- N
ся к их числу, но это ведь не значит, что они беспо-
ает напряжение.
- Не спеши говорить,
лезны или вредны. Космос многообразен, и неуже-
- продолжила девушка,
пока Павел пристально изучал ее открытое лицо с
ли вы не допускаете, что вновь появившийся ра-
правильными чертами.
зум может быть тем самым недостающим звеном,
способным привести мир к гармонии.
- Знакомая теория. Но знаешь ли ты, человек,
сколько миров пришлось мне уничтожить, чтобы
не допустить исчезновения той самой гармонии, о которой ты так глубокомысленно рассуждаешь?
Разве хирург, избавляющий от болезни посредством
скальпеля, хуже терапевта, лечащего таблетками.
- Вы - хирург? Кэшот, сеющий смерть?
- Повторяя слова Китовраса, ты только доказываешь свою неспособность мыслить самостоятельно. Ты - примитивен. И скучен, - с зевком
добавил Кэшот. - Я зря надеялся развлечься. Но
тебе еще предстоит повеселиться. Я побывал у
Алабеллы не напрасно. Пусть мне не удастся предотвратить Путешествие, но есть еще кое-кто, желающий вмешаться в эту идиллию. Тебе и твоим
друзьям очень скоро скучать не придется - сюда
плывет Нагльфарк. А я пока удаляюсь. Будет забавно понаблюдать, как вы справитесь с ситуацией.
Павел глядел широко раскрытыми глазами, как
силуэт Кэшота начал терять четкие очертания и
Русые волосы девушки были схвачены широким берестяным обручем, а большие серые глаза
смотрели спокойно и бесхитростно.
- Я уже давно следую за тобой, - девушка
остановилась у дымящегося костра. - Я хотела
подойти раньше, но появился Кэшот, - С легкой
гримасой отвращения добавила она. - Он не злой,
поднялся над поляной. Пламя костра в тот же мо-
всего и знаю только одно -
мент свернулось в узкую огненную спираль и устремилось вслед за Кэшотом, почти касаясь его
А я разве не тороплюсь, - Павел крепко за­
тянул шнуровку рюкзака и попытался продеть в
но просто очень равнодушный. Равнодушный, как
смерть. Я не люблю с ним встречаться, потому что
он мне не нравится и потому что он совсем чужой.
Из другого мира.
- А ты из нашего? -
недоверчиво спросил Па-
вел.
- Не будем спорить, -девушка откинула прядь
волос со щеки. - Я - берегиня. Пинна. Я услы­
шала о Нагльфарке и испугалась. Нагльфарк ни­
когда не приплывал сюда. Я пришла помочь тебе
быстрее добраться до Колдуна. Ведь если сюда
приплывет Нагльфарк, будет бой.
. - Да кто это такой, Нагльфарк?
- Это не кто, а что. Нагльфарк - корабль мертвых. Корабль существ совсем не таких, как ты, Колдун
или даже Кэшот. Я не могу сейчас тебе рассказать
следует торопиться.
-
~ ступней. Вновь послышался легкий хлопок, и Пав-
~ ла в очеРеднОЙ раз бросило на землю, мгновенно 1I.iili]~~••":;~З~~~Ы~;:~ilnru
..... ставшую сухой и горячей, как песок в пустыне.
111
Растерянно оглядев потухший костер и разбро­
санные вокруг вещи, Павел медленно встал и от­
ряхнул ладони. Похоже, поход к Алабелле придет­
ся отложить. Что там говорил Кэшот о Нагльфар­
ке? Пока понятно только одно - это новая опас­
ность, спос.обная повредить дракону и его Путе­
шествию. Если так, то надо предупредить Китовра­
са и Колдуна. Обратно следует идти немедленно,
ведь раньше утра назад вернуться не удастся.
- Не бойся, я друг, - послышался звонкий го­
лос с другого конца поляны, и Павел от неожидан­
ности выронил рюкзак, куда начал запихивать раз­
бросанные по траве банки консервов.
Не очень уместное теперь упоминание о друж­
бе заставило его быстро распрямиться. То, что он
увидел, не могло пока сильно напугать, ведь тон­
кая фигура в свободном белом платье, отделив­
шаяся от старой сосны, принадлежала несомнен­
но девушке, но приобретенный за последние два
дня опыт заставил Павла насторожиться. В этом
враждебном для человека мире трудно рассчиты­
вать на внезапную дружбу, здесь слова не всегда
соответствуют своему первоначальному значению,
здесь следует полагаться только на себя, иначе зап­
росто можно попасть в очередную переделку.
-
Я друг, не бойся,
-
повторила девушка и сде­
лала два скользящих шага по направлению к Пав­
лу.
Она не переставала улыбаться, и Павел, He~
47
лямки руки, но сморщился от боли. - Ты же ви-~я, как девушка может идти в гору таким быстрым
дишь, я иду обратно. Если ты не будешь мешать N шагом.
то к утру я доберусь до Китовраса и Колдуна и расОни снова миновали водопад Три Ступени и
скажу им обо всем.
даже остановились там на минуту отдохнуть, под-
- Ты мне не веришь, - огорчилась Пинна. Ты устал и болен. Дай я хотя бы вылечу ожоги. Там,
где появляется Кэшот, всегда огонь.
Павел недоверчиво посмотрел на девушку.
Юная берегиня была не просто успокаивающе приветлива, она была, Павел подыскал определение,
удивительно естественна в этом лесу, среди высокой травы и каменистых валунов, как будто сама
являлась частью природы. Взгляд широко откры-
ставляя лица мелким брызгам, рассеянным в воз­
духе. Но около священной березы, на которой Па­
вел с изумлением заметил свой повязанный в дар
кусочек бинта, теперь явно обгоревший, Пинна рез­
ко свернула в сторону, прямо в лесную чащу.
Павлу ничего не оставалось делать, как послуш­
но следовать за ней. И там, уже в лесу, началась
настоящая гонка.
Плотный подлесок из кустарника и высокой тра­
тых глаз Пинны излучал спокойствие, и Павел на
вы, едва берегиня приближалась к нему, самым
мгновение почувствовал себя ребенком, подчиняющимся взгляду матери.
- Вот так, - Пинна неожиданно оказалась совсем рядом и прикоснулась ладонями к обожженным щекам Павла. - Теперь не больно?
- Теперь нет, - прошептал Павел, невольно
ловя себя на мысли, что не хочет, чтобы девушка
отнимала ладони от щек.
- Так ты позволишь мне пойти с тобой? - рассмеялась берегиня, уловив перемену в его настроении. - Я могу и сама добраться до Колдуна, но
нельзя сейчас оставлять тебя одного. Есть более
безопасный и короткий путь. К тому же, я постоя нно живу в этом мире, а ты здесь пришелец. Не удив-
волшебным образом расступался, пропуская пут­
ников, и тут же смыкался за спиной Павла. Белое
платье и берестяной обруч Пинны мелькали впе­
реди, сливаясь иногда в размытые светлые пятна.
Часа через два зашло солнце, и в сгустившемся
мраке Павел, чувствуя дрожь в уставших ногах,
напрягал последние силы, чтобы не отстать.
Временами по бокам и сзади слышались непонятные шорохи и треск сучьев, как будто кто-то
большой и быстрый неотступно следовал за ними,
а пару раз прямо впереди вспыхивал бледно-фио­
летовый холодный огонь, и земля колебалась под
ногами, как трясина.
«Не отставай!» время от времени подгонял
ляйся: мы соседи на этой земле, но, к сожалению,
очень редко ходим друг к другу в гости.
- Колдун и Китоврас мне о тебе ничего не говорили, - грубовато ответил Павел, пытаясь за напускной суровостью скрыть смущение.
сам себя Павел, стараясь не отвлекаться на шум и
возню в чернеющей по сторонам чаще.
Еще он иногда думал о Пинне, удивляясь лег- G;
кости ее скользящего бега, и тогда его занимал :::J
вопрос - материальна ли она или только сгусток ~
-
Они не говорили еще о многом. Они предуп-
энергии, облеченный в форму человеческого тела.
реждали об опасностях, а я - не опасна. Они позволили тебе идти к Алабелле, надеясь, что узнают через тебя что-нибудь новое о будущем Путешествии, но сейчас такая надобность отпала. Кэшот опередил тебя и узнал о Нагльфарке, а это
достаточно серьезная причина, чтобы немедленно объединить силы.
- Хорошо, мы пойдем вместе.
- Вот и договорились, - по лицу Пинны скользнула улыбка. - Только, пожалуйста, следуй точно за мной, не отставай и не оборачиваЙся.
- Прямо как в сказке, - иронично заметил Павел. - Обернешься - пропадешь.
- Может статься и так. Мы пойдем очень быстро и совсем не той дорогой, что привела тебя сюда.
Мы пронзим этот лес насквозь, и за нами устре­
мятся враждебные криперы. Они не смогут при­
Почему-то хотелось, чтобы берегиня была похожа
на обычную земную девушку, но он тут же отгонял
эту мысль, сосредоточившись лишь на том, чтобы
не запнуться и не остаться одному в темном и враж­
дебном лесу.
Потом, даже еще не видя воды, Павел понял,
что они движутся по высокому берегу, и, вроде бы,
узнал тропу, на которой пришлось повстречаться с
дакинями, а затем неширокую просеку, и в следующую минуту впереди послышалось глухое ворчание
Гарма, и просека озарилась ярким неестественным
светом, выхватив из мрака рослые фигуры Китовраса и Колдуна, а рядом с ними Тима, придерживающего за ошейник гигантского лохматого пса.
чинить нам вреда, но если ты отвлечешься и от­
жать в кустах у потухшего костра.
станешь, то выйдешь из-под моей защиты.
думаешь, что эта игрушка и впрямь может сгодить­
- Вот это уже понятнее, - Павел вздохнул и
поудобнее расправил лямки рюкзака. - Что ж, впе­
ред!
Пинна вышла на тропу и, обернувшись, заме­
ся в битве с мертвыми? Тут даже вот такая штуко­
тила:
другу загадочные металлические детали, которые
- Не дальше, чем в пяти шагах. Постоянно по­
мни об этом.
Пока двое путешественников поднимались по
тропе в гору, поспевать за берегиней было для
Павла не слишком утомительно. Он с самого нача­
ла взял правильный темп и только иногда удивлял-
48
- Да ты не расстраивайся, - утешал Павла
Китоврас. Забытый в спешке арбалет остался ле­
-
Неужели ты
вина мало чем поможет.
Китоврас в свою очередь тяжело вздохнул, но
не перестал заниматься делом
-
подгонять друг к
на глазах превращались в некое подобие огне­
стрельного оружия.
- Излучатель вполне способен пригодиться, заметил Колдун. Но только на него рассчиты­
вать не стоит.
-
Вообще непонятно, на что рассчитывать, а
:Р
а что нет! - Китоврас стукнул могучим кулакоМ-;;;-ду, глядя на то, как, неловко подогнув колени, Ки­
по столешнице. - Нагльфарк - худшее из зол. С N товрас помогает домовому собирать осколки.
Кэшотом можно договориться, можно отбиться от
К Павлу подошел Тим и, обняв за плечи, увлек
криттеров, но против Нагльфарка оружия нет. Тав угол избы, подальше от суматохи.
кой случай, правда, единственный, уже был. Да- Ты на них не очень обижайся, - кивнул он в
леко отсюда. Тогда Инкубатор был уничтожен.
сторону Колдуна и Китовраса. - Они сегодня про- Да что это за враги такие! - не выдержал сто нервные, ведь вся ответственность за ИнкубаПавел. - НеУЯЗВИМ!;>lе, что ли?
тор лежит на них.
Изба Колдуна походила сейчас на штаб перед
вполне мирные берегиня и Никишка, хлопочущие
по хозяйству. Домовой и Пинна сразу нашли общий
- Не будет тебя никто запирать. Ты что, шуток
не понимаешь? А о Нагльфарке мы уже и без тебя
язык, впрочем, кажется, они и до этого были знако-
знали.
мы. Павла занимало другое: почему следует так
опасаться Нагльфарка. Враждебные криттеры в
-
стью разделял и Тим, об этом говорили его потемневший взгляд и суровая складка, пролегшая в углу
крепко сжатых губ.
Самым обидным было то, что никто не спешил
посвятить Павла в известную всем тайну, а такая
доброжелательная при первой встрече Пинна на
прямой вопрос лишь отрицательно помотала головой и указала глазами на Китовраса, мол, он тут
~
Так это же я рассказал вам о корабле! Я! А
меня в чулан.
Инкубаторе не редкость - об этом говорили и Китоврас, и Колдун, - так почему же именно Нагльфарк, пусть он и называется кораблем мертвых,
обеспокоил бесстрашного Инспектора и взволновал бесстрастного Хранителя. Их опасения полно-
t:;
-
сражением, и это ощущение не нарушали даже
главный, с ним и разговаривай.
- А что с гостем делать будем? - вспомнил
наконец о Павле Китоврас, обращаясь к Колдуну.
-
Гостем? - Павел чуть не задохнулся от воз-
То есть как?
Остынь. Ну, не совсем без тебя. Вернее ска-
зать, через тебя. Я постоянно поддерживал с то­
бой ментальную связь. Это было необходимо и для
твоей безопасности, и еще была для этого пара
причин. Так что, как только Кэшот сказал тебе о
Нагльфарке, это стало известно и нам.
- А Пинна об этом знала?
- Знала. Но ведь она - берегиня. Ей надо
было увести тебя оттуда в относительно безопасное место, то есть сюда. К тому же, по-моему, ты
ей нравишься.
- Скажешь тоже, - недоверчиво покосился на
Тима Павел. Но последнее замечание неожиданно
привело его в хорошее настроение. - Ладно, говори, что знаешь о Нагльфарке.
На этом месте в разговор приятелей вмешался
Китоврас.
-
Нагльфарк - слишком серьезная тема, что-
мущения. Он-то считал себя здесь своим среди сво-
бы говорить о ней походя,
кин? Может, еще в чулане запрете, чтобы под ногами не путался?
- Очень дельная мысль, - в глазах Китовра-
ем, корабль ли это в привычном смысле этого сло­
ва. Сведения о нем очень отрывочны. Упоминание
о Нагльфарке есть в мифологиях народов Земли.
са мелькнула шутливая искорка. - Запрем, и еще
Гарма приставим, чтобы охранял.
- Гарм будет нужен на берегу, - без тени улыб-
Древние скандинавы называли его кораблем, сде­
ланным из ногтей мертвецов. Поэтому те, кто уми­
рает с неостриженными ногтями, дают новый ма-
ки ответил Колдун. - Не забывай - он из их мира.
Никто лучше Гарма не знает Хрюма и его воинов.
- Да, об этом я как-то забыл, - Китоврас приподнял полностью собранное оружие, опираясь согнутым локтем о стол, и прицелился. - Сейчас попробуем на самой малой мощности.
Не успел Павел ничего понять, как раздалось
слабое шипение, по комнате мелькнул зеленоватый шарик величиной с горошину и ударил в раму.
териал для его строительства. И пусть это всего
лишь иносказание, но оно не лишено смысла. Ведь
отрицательная биологическая энергия погибших
организмов не исчезает бесследно. Часто она слу­
жит для создания энергетических монстров, так же
точно, как положительная используется в последующих инкарнациях для улучшения энергетическо­
го баланса. В этом смысле мертвые с планеты Хель,
точное ее местоположение до сих пор не установ­
Вслед за этим массивный оконный переплет вмес-
лено, мертвецы дважды. Они даже не зомби, по­
те с косяком с оглушительным треском вылетел
наружу.
- У, варнак! - раздался в наступившей вслед
за этим тишине негодующий голос Никишки. -
этому их невозможно уничтожить никаким физи­
чески м воздействием. Только громадная сила освобожденной энергии может вышвырнуть На­
гльфарк за пределы Земли, но у нас для этого нет
~ их. - А кто вам рассказал об этом корабле? Пуш-
-
заметил он.
-
Его не
зря называют кораблем мертвых. Мы даже не зна-
Окошко выбил. А чинить кому, мне?
достаточно мощного генератора.
Перебор, - огорченно сознался Китов рас и
смущенно втянул голову в широкие плечи, как будто боялся, что домовой отвесит ему подзатыльник.
- И что же, никто не сталкивался до этого с
кораблем мертвых в космосе?
- Почти никогда. Мы лишь постоянно ощущаем присутствие его обитателей, их враждебный ин­
терес. Но несомненно Нагльфарк уже посещал
Землю, иначе не сохранились бы предания о нем.
Еще было, как я уже говорил, нападение корабля
на один из Инкубаторов. Но, в общем-то, пока и
они, и мы избегали контактов. То, что Нагльфарк
-
Из выбитого окна тянуло ночной сыростью, и
не перестававший негодовать Никишка заткнул
проем большой ПУХОВОЙ подушкой. После неудач­
ного выстрела общее напряжение как-то ослабло,
даже Колдун позволил себе усмехнуться в боро-
49
прибывает сюда, свидетельствует о том, что онИ-:;-Хотя, как мы думаем, друзья опоздают, Нагльфарк
почувствовали здесь какую-то слабинку и надеют- N совсем близко.
ся на успех. Но это мы еще посмотрим.
Словно поняв эти слова, зашевелился и заво- Но как же биться с мертвыми, если у нас нет рочался Гарм. Павел почувствовал, как рука Пинэффективного оружия?
ны крепче сжала его пальцы. Девушка откинула
- Кое-что есть. Потом, не надо забывать, что, голову, чтобы лучше видеть его лицо, и Павел вдруг
вполне возможно, они не так сильны, как мы об
заметил, что ее губы совсем рядом.
этом думаем.
- Может быть, ты все-таки останешься здесь?
До рассвета Павлу так и не удалось уснуть, хотя
- голос берегини стал едва слышен. - Ты - че­
он пару раз укладывался на жесткую лавку, а Нилове к, но ты не чужой.
кишка даже приволок ему стеганое одеяло. Кол- Нет, Пинна, - так же тихо прошептал Павел,
дун с Китоврасом и Тимом уединились в дальнем
углу и, похоже, держали военный совет. Об этом,
словно завороженный ее неподвижным взглядом.
Я пойду с вами.
-
правда, можно было лишь догадываться, так как
В безоблачном небе над ними медленно про­
никто из них не говорил вслух: общение скорее
всего шло на ментальном уровне.
Павел мучился от сознания собственной непол-
плыла падающая звезда. Она так плавно пролете­
ла над поляной, что можно было загадать не одно,
а несколько желаний, и скрыл ась за верхушками
ноценности, но вмешаться в разговор не пытался,
деревьев в стороне озера.
понимая, что мало чем сможет помочь. Оставаться в полной бездеятельности тоже было трудно, и
- Ну вот, лась от Павла.
время от времени он выходил на крыльцо, смотрел на медленно смещающиеся на запад звезды и
прислушивался к тихим шорохам ночи.
- Как? - удивился Павел. - Это ... - но не
успел закончить фразу.
Где-то в глубине озера раздался лопающийся
звук, а в следующее мгновение яростный порыв
ветра согнул деревья, и лес застонал, словно от
боли.
Каждый раз вместе с ним на улицу выходила и
Пинна. Она стояла рядом молча, словно боялась
навязывать свое присутствие и помешать, но Павел ощущал, что от нее исходят почти физическое
тепло и спокойствие.
Гарм спал у крыльца, свернувшись большим
взъерошенным клубком, и при слабом свете звезд
казался копешкой сена. Поглядывая изредка в его
сторону, Павел думал о словах Колдуна, упоминав­
ших о том, что Гарм принадлежит тому же миру,
что и Нагльфарк, и не мог найти связи: ведь если
пес каким-то образом попал на Землю и был при­
ручен, то и обитатели корабля должны быть не та­
кими уж непостижимыми существами. Тут было о
чем поразмыслить, и для того, чтобы понять про­
исходящее, не хватало только фактов.
Пинна все же первой прервала молчание и ос­
торожно дотронулась до руки Павла.
- Ты твердо решил пойти с нами? - спросила
она, и Павел посмотрел прямо в ее ставшие со­
всем темными глаза. Берегиня сняла берестяной
обруч, и теперь ее волосы, рассыпавшись по пле­
чам, почти скрывали белое платье.
- Конечно, - Павел пожал плечами, как бы по­
казывая этим, что вопрос неуместен. - Разве мож­
но оставаться здесь, зная, что идет сражение? Ведь
и ты всего лишь женщина,
-
помедлив, сказал он.
Вот это как раз не имеет значения, - Пин­
на позволила себе улыбнуться. Я береги­
-
сказала Пинна и мягко отстраниНагльфарк и пришел.
- Прозевали! - на крыльцо, выбивая по дос­
кам дробь, выскочил Китоврас.
Он застыл посреди поляны, запрокинув голову,
словно пытался разглядеть в небе очередную опас- :J>
ность. В его руке холодно посверкивал излучатель, ~
но цель была не видна, и Китоврас опустил голову :S:
и как будто сгьрбился. Вся его фигура выражала
,;
отчаяние и досаду.
Вслед за ним неспешно и, как показалось Пав­
лу, нарочито медленно из избы вышел Колдун. В
первый раз Павел увидел, что свой посох он несет,
как копье. Сейчас он больше походил на воина­
ветерана, чем на сказочного старца.
Берегиня белым облачком скользнула в сторо­
ну и исчезла в чаще.
Все представления Павла о том, что сейчас они
выступят маленьким, но сплоченным отрядом, раз­
веялось вместе со словами Колдуна, обращенны­
ми к Китоврасу:
- Встретимся, если понадобится, у Мокрого
камня. Тим пойдет с Гармом.
Павел не стал напоминать о себе. Он молча
решил, что ему следует держаться поближе к Тиму.
всего лишь человек.
Если понадобится помощь, Тим скажет, что делать.
Настораживало отсутствие Пинны, но, судя по по­
ведению остальных, берегиня знала, как ей следу­
Земле пока ничего не угрожает, сходятся совсем
ет поступать, и значит о ней можно не беспокоить­
иные силы, о которых вы всего лишь догадывае­
ся.
тесь.
Общее напряжение, как всегда, разрядил Ни­
кишка. Он торжественно вынес из избы здоровен­
ный, в пол его роста, глиняный жбан с медовухой
и, отдуваясь, сообщил, что приберег этот запас на
самый крайний случай, каковой, очевидно, и на­
ступил. Этот тридцатилетний напиток он не дал
попробовать даже собравшимся на свой очеред­
-
ня, и могу многое. Ты же
-
Мне не нравится слово «пока». Значит ког­
да-нибудь настанет и наш черед.
- Возможно. Но тогда и человечество будет дру­
-
гим.
- А разве нельзя позвать на помощь? Где же,
например, друзья Китовраса с Плеяд?
- Наш народ называет это созвездие - Воло­
сыни. Оно очень далеко, но помощь уже в пути.
50
ной съезд домовым, а ведь всего один глоток из
этого жбана способен утроить силы.
Колдун гневно обернулся к домовому и, види-~шум приближающегося нечто.
мо, хотел что-то сказать, но, увидев, как тот береж- N
Они идут! - повторила берегиня.
но прижимает к животу вместительный жбан, проНо об этом можно было уже не говорить. Павел
сто махнул на него рукой. Китоврас же утешительувидел, как по воде, как будто ее не касаясь, пря­
но похлопал Никишку по спине, отчего медовуха
мо на них движется странный предмет.
дважды выплеснулась на ступени.
Больше всего э т о походил о на две половинки
Ворча, домовой заявил, что так с драгоценным
расколотого вдоль кокона: О размерах невиданно­
напитком не поступают и, демонстрируя, что надо
делать в подобных случаях, надолго припал губами к краю, после чего заявил, сверкая сразу же
го катамарана судить было трудно, но, похоже, они
были довольно внушительными. Даже издали Пав­
лу удалось разглядеть, что стенки корабля состоят
замаслившимися глазками, что теперь готов сра-
из множества шестигранных ячеек, на манер пче­
зиться хоть со всеми мертвецами мира, пусть их
линых сот, И кажутся пористыми. В середине каж­
только сюда приведут.
дой из скорлупок копошились фигурки человеко-
Нр Китоврас и Колдун мало обращали внимания на его слова. Кентавр, поудобнее перехватив
подобных существ мертвенно-серого цвета. И это
неясное копошение вызывало почему-то отвраще­
излучатель, трусцой устремился в лес и сразу же
пропал в тени деревьев. Колдун, подождав еще
минуту, чтобы посовещаться с Тимом, вдруг плавно взмыл в воздух, заставив Павла от изумления
ние и ужас.
Туман, насылаемый на Нагльфарк Пинной, ка­
тился по озеру плотным валом. Он двигался все
быстрее, из самой его толщи вытянулись длинные
вскрикнуть, и унесся восточным джинном к озеру
языки, словно пытаясь опередить основную массу
по самому короткому прямому пути.
Павел проводил его взглядом, потом посмотрел
на Тима. Тот стоял совсем рядом, придерживая
ощетинившегося Гарма за ошейник, и вся его напряженная фигура говорила о том, что и он хотел
И достичь корабля как можно раньше. На минуту
Павел даже подумал, что так оно и случится, и
Нагльфарк затеряется в белом непроницаемом
облаке, как соринка в туче, но грозный ровный ро­
кот от медленно движущихся скорлупок вдруг стал
бы сейчас легко воспарить над землей и последо-
оглушительным, как будто некто резко повернул
вать за учителем. Но, пересилив себя, Тим кивнул
Павлу на тропинку и, отпустив ошейник пса, побежал вслед за ним между соснами, навстречу Нагльфарку.
регулятор громкости, и туман сначала остановил­
ся, а потом так же неотвратимо пополз в обратную
сторону.
~
Солнце еще не взошло, но стало заметно свет­
....
хе, но все: и деревья, и скалы, лишенные теней,
~ лее. Мягкий полумрак-полусвет разлился в ВОЗДУ­
казались плоскими и ненастоящими, как театраль­
ная декорация.
Туман держался у самой воды, напоминая
сверху корку неровного льда.
Громадными скачками Гарм спустился к само­
му озеру; с высоты обрыва Павел слышал его вор­
чание, которое становилось все громче и громче.
Пес явно чуял приближающихся врагов и давал
знать об этом.
Мокрый камень не зря получил свое название.
Ноздреватая глыба известняка, зажатая среди ба­
зальтов, как губка, впитывала воду и все время ос­
тавалась влажной. Зеленый, в седых подпалинах
мох плотно покрывал его вершину, выделяясь сре­
ди черных валунов ярким пятном.
Они идут!
Павел обернулся на звонкий голос берегини.
Пинна появилась из чащи позади них и остановилась на самом краю обрыва. Белое платье об­
лепило ее стройную фигуру, ветер с озера посте­
-
пенно усиливался.
Словно желая противостоять его напору, Пин­
на раскинула руки, застыв над озером живым рас­
пятием. И ветер на мгновение стих. От берега к
середине озера поползла белая стена тумана. Но
это был не тот туман, что тонким покрывалом сте­
лился у самой воды. Это была именно стена, дос­
тигавшая высоты Мокрого камня.
Пинна взмахнула руками, подгоняя туман туда,
де уже явственно слышался глухой однотонный.
51
Берегиня еще раз отчаянно взмахнула руками::;-ме облепило леера.
но созданный ею самой туман внезапно стал неуп- N
Катер по сравнению с Нагльфарком выглядел
равляем. Павел видел, как затрепетала на усиливигрушкой, и, как с игрушкой, Нагльфарк обошелся
шемся ветру фигурка Пинны, как пятится она от
с ним. Крутая пятиметровая волна покатилась по
обрыва, пытаясь противостоять направленной пронаправлению к катеру. Она не опрокинула его, не
тив нее силе, а в следующее мгновение шкваль-
закрутила в смертельном водовороте, а просто от­
ный порыв С озера смял ее, как лист, и отшвырнул
в сторону.
Рев Гарма внизу стал страшен. Пес готов был
броситься в воду и достичь Нагльфарка вплавь, и
только успокаивающие команды Тима еще удерживали его на берегу.
Туман сдуло с обрыва, как сдувает парок с ки-
бросила в сторону. Так брезгливо отряхивают руки,
желая избавиться от чего-то ненужного и неприятнога.
«Пионер Алтая» натужно закряхтел, потом звук
дизеля на полутакте оборвался, и катер мощно по­
тащило обратно за излучину, креня на правый борт.
С катера раздался многоголосый вопль и тут же
пящей кастрюли, и теперь Павлу ничего не мешало увидеть Нагльфарк во всем его страшном вели-
смолк за поворотом, словно между ним и Нагльфар­
ком установили звуконепроницаемую стену.
колепии.
Ячеистые стенки корабля под все ярче разгорающимся утренним светом отсверкивали металл ическим блеском. В одной из его половин, над копо-
Никак до этого не обнаруживавший себя Китоврас воспользовался моментом, ушедшим у На­
гльфарка на то, чтобы расправиться с катером.
Почти в ту же секунду, как по озеру прокатилась
волна, заговорил его излучат-ель.
Метрах в двухстах Павел различил на берегу
яркую вспышку. Желто-зеленый шар, вычерчивая
по воздуху абсолютно прямую огненную линию,
устремился к кораблю. Ожидая мощного взрыва,
Павел поспешно зажал ладонями уши, но послан­
ный Китоврасам заряд, ударившись оневидимую
преграду, как мяч, отраженный умелым теннисистом, взмыл свечой и, описав крутую дугу, с сухим
треском взорвался в лесу. Потянуло гарью.
Излучатель выплевывал заряды один за дру-
шащейся массой одетых в грязно-серые доспехи
воинов возвышалась фигура отвратительно-морщинистого старика с клочковатой пепельной бородоЙ. Правая его рука сжимала двулезвенный боевой топор, а левая в чешуйчатой перчатке была
устремлена прямо на обрыв, и ее указательный
палец, как показалось Павлу, целился точно ему в
грудь.
Расстояние между Нагльфарком и берегом еще
оставалось порядочным, но Павел почувствовал
какую-то обреченность и бесцельность всех попыток противостоять надвигающейся силе.
Даже сквозь грохот, исходивший от пугающе-
гим. Стало заметно, что их мощность постоянно G5
возрастает. Но защита корабля была безупречной. :::з
грозного корабля, Павел внезапно различил стук
Ни один из выстрелов не причинил Нагльфарку ни ~
дизельного мотора. Звук приближался от изгиба
озера. Само судно было пока не видно, но, несомненно, так звучать мог лишь мотор вполне земного катера. В этой закрутившейся чертовщине не
было сейчас для Павла звука милее и привычнее,
но Тим думал иначе.
- Это еще что такое! - обеспокоенно крикнул
он и крепко сжал плечо Павла. - Зачем они лезут
сюда? Неужели не понимают, что это смертельно
опасно?
Вспомнив военный лагерь, Павел подумал, что,
пожалуй, нет, не понимают. Очевидно, оставленные
без внимания Колдуна, которому теперь было совсем не до этого, военные оживили заглохшие моторы транспортов и теперь устремились в недоступную до этого зону. Того гляди, покажется и вертолет.
- Сюда нельзя! - крикнул Тим, как будто его
слова могли быть услышанными на грязно-белом
катере, который неспешно выползал из-за крутой
излучины.
Одного взгляда хватило убедиться, что это
многострадальный «Пионер Алтая», много лет
служивший прогулочным судном на озере. На
носу катера Павел различил вращающийся круг
турели и установленную на ней гарпунную пушку. Большую нелепость представить было трудно.
«Пионер» пыхтел и кашлял. Сизые клубы дыма
от сгоревшей солярки тянулись за ним клочковатым шлейфом. Множество фигур в военной фор-
малейшего вреда. Заряды отскакивали от силово­
го поля и по самым немыслимым траекториям уст­
ремлялись в сторону берега. Взрывы в лесу слышались один за другим.
С грохотом откололась часть базальтовой плиты, ее обломки посыпались в воду. Местами озеро
вскипало и всплескивалось гейзерами брызг. Пар
от кипящей воды смешался с удушливым дымом
горящих деревьев, и когда Павел обернулся, то
обнаружил за спиной сплошную стену пожара. Теперь стало невозможным даже отступление - сза­
ди путь к поляне был отрезан огнем, впереди рас­
стилалось озеро с неумолимо надвигающимся ко­
раблем мертвых.
Один из зарядов со страшной силой ударил в
берег совсем рядом с Китоврасам. Волна горячего
воздуха заставила Павла присесть на корточки. Как
он заметил, вокруг фигуры Тима появился бледно­
голубой ореол. Каким-то неведомым образом и он
вступил в сражение, но его усилия оставались
тщетными. Нагльфарк приблизился настолько, что
можно стало различить узор в виде змеи на шле­
ме направляющего корабль к берегу старика.
Павел почувствовал, как давящая сила тупой
злобы расползается от Нагльфарка. И тут же он
услышал слова Колдуна.
Колдун появился рядом с ним, словно не перемещался в пространстве известными Павлу способами, а возник прямо из воздуха. Казалось, он
стал выше ростом, по крайней мере рядом с ним
Павел ощутил себя совсем крошечным, почти гно-
52
~OM. Седая борода Колдуна перекинулась ему зct;::"ВОЙ, и В образовавшемся пространстве ясно стала
'Х\ плечо, как шарф, в руке он сжимал великански -
N
видна уродливая фигура Хрюма.
посох.
Он QТОЯЛ В самой середине суетящихся вокруг
него воинов и сжимал в руке тонкое длинное ко­
щитом заслоняясь.
пье. Неуловимый взмах, и копье устремилось
вверх. Оно мелькнуло неЯС!"lОЙ тенью, - не копь­
Змей бьет о волны,
ем, а привидением копья,
клекочет орел,
как иголка пронзает марлю. Ничуть не замедлив
павших терзает;
своего полета, копье исчезло в вышине, уносясь в
-
Хрюм едет с востока,
Нагльфарк плывет.
-
и пронзило тело орла,
стратосферу, и только ЛИПКИЙ свистящий звук еще
длился и длился.
Солнце померкло,
земля тонет в море,
срываются с неба.
светлые звезды,
пламя бушуеm,
жар нестерпимый
до неба доходuщ
Нагльфарк плывет.
Колдун цитировал «3дду», как актер, коммен­
тирующий происходящее на сцене театральное
действие, и Павел ощутил невольную отстранен­
ность от реалы·юсти. Не может быть ничего такого
на самом деле, все ему только снится. Но новый
громовой удар сотряс камни, берег заколебался,
рискуя обрушиться в озеро, и Павел с благодарно­
стью почувствовал ободряющее прикосновение к
своему плечу - это Пинна белым мотыльком пор­
Павел услышал, как рядом пронзительно и яро­
стно, будто это не Колдуну, а ему причинили боль,
закричал Тим. Крылья орла сложились, и он, пере­
вернувшись на спину, стал падать в озеро комком
белых перьев, не переставая испускать разряды
МОЛНИЙ, безвредно бьющих теперь в пустой небос­
вод.
Все вокруг неожиданно озарилось теплым зо­
лотистым светом. Краешек солнца показался над
ГОРИСТОЙ грядой на северо-востоке. Его лучи зас­
тавили с новой силой вспыхнуть светящийся нако­
нечник посоха, который Тим продолжал сжимать в
занесенной для броска руке.
И хотя, как успел подумать Павел, было уже
поздно, Тим с необыкновенной для его хрупкого
тела силой метнул посох в сторону Нагльфарка.
Посох зазвенел в полете, сияние его наконеч­
ника усилилось во много раз, он словно резал сол­
~ света. «3то тоже какое-то оружие», -.подумал Па­
нечный свет, как тень, и не было от него спасения.
Одновременно с броском на Нагльфарке раз­
дался боевой злобный крик. Борта корабля в долю
t::; вел, но, на его удивление, Колдун передал посох
секунды стали
хнула рядом, желая защитить его от опасности.
Из посоха Колдуна внезапно вырвался узкий лУ-t
~ Тиму, и тот высоко поднял его над головой, изгото-
выше от поднявшихся над ними
щитов. Один лишь Хрюм не пригнул головы, гото­
вившись для броска. Сам же Колдун, словно пе­
вясь встретить удар широким лезвием топора, но
редав свою власть и силу, и тем самым совершив
неожиданно, не преодолев и половины расстояния,
необходимый обряд, свободно взмахнул руками и
посох замер в воздухе.
плавно взмыл в воздух.
Еще мгнqвение, и огромный белый орел устре­
мился 1( кораблю, вытянув вперед когтистые лапы,
между которыми фиолетовой сеткой заискрились
короткие молнии.
Хрюм на корабле устрашающе взревел, но зас­
лонил лицо и грудь щитом и лезвием топора, в ко­
торые с неотвратимой силой ударили змеящиеся
разряды. Сладкий запах озона смешался с едким
запахом гари. Вода вокруг Нагльфарка закипела.
Булькающие пузыри подняли огромное облако
пара, скрывшее прибреЖI-!ЫЙ участок от глаз наблю­
дающих за сражением.
Собравшийся метнуть посох, как копье, Тим
остановил руку на полувзмахе. Нагльфарк полнос­
Не только посох застыл в полете. Оцепенел,
словно усыпленный необъяснимой колдовской си­
лой, весь мир, лишенный движения времени. Так,
прекратив свое мелькание, кадры кино становятся
фотографией.
Ничего не происходило кругом. Но не успел
Павел осмыслить это новое непонятное состояние,
как на фоне неестественно мертвого покоя, на са­
мой середине озера вода поднялась крутой полу­
сферой.
Водяной холм рос и рос вопреки всем законам
физики, не раскатываясь волнами к краям. Вскоре
он достиг высоты в сотню метров. Вершина зелено­
вато мерцающего купола вздыбилась над обрывом.
Павел перевел взгляд к кромке берега, но вме­
тью скрылся за белой пеленой, но с когтей орла
еры вались все новые и новые молнии и били в
облако пара, почти не переставая.
Мощно взмахнув крыльями, орел на потоке го­
рячего воздуха поднялся еще выше. Круг за кругом
чертил он по небу бесконечную спираль, зорко вгля­
дываясь вниз. От Нагльфарка, пробивая непрони­
сто двух распахнутых половинок увидел захлопнув­
цаемую для глаз пелену, рванулись вверх несколь­
Дракон был так велик, что его невозможно было
охватить взглядом. Лимонно-золотистая чешуя бле­
стела расплавленными зеркалами. Почти прозрач­
ные перепончатые крылья ослабили свет взошед­
ко стрел, но ни одна не достигла гигантской птицы.
«Неужели победа!» - Павел приподнялся над
краем обрыва, и в этот момент плотный клубок пара
аспался надвое, словно разрезанный острой брит-
ш.иЙся кокон Нагльфарка. Корпус его, оставаясь
неподвижным, бледнел и терял четкость.
В ту же секунду вершина водяного купола пре­
вратилась в воронку. Закрутилась спираль водово­
рота,
и над озером взметнулось неподдающееся
описанию тело дракона.
шего солнца,
53
но,
как само солнце, сверкал сам
дракон. Соединяя берега озера MHOГOЦBeTHO~KHa. Лицо в контражуре было почти неразличи
скрепкой, повисла над миром ослепительно яркая N мо. Лишь волосы вспыхивали золотистым сиянирадуга.
Этого не может быть! - шептал Павел, но
смотрел и смотрел, как дракон набирает высоту,
-
почти не шевеля распахнутыми крыльями, неся во
рту, между страшно-изогнутыми белыми клыками,
жемчужное яйцо Дунги Гонгмо.
Потом Павел почувствовал, что он вдруг повис
в безопорном пространстве. Что-то подняло его, и
Тим оказался внизу, уменьшившись почти до точ­
ки. Павел перестал ощущать под собой землю, как
будто весь земной шар исчез.
Затем послышался тяжелый-претяжелый вздох
откуда-то снизу, и он очутился на дне глубокой впа­
дины, и увидел Тима на краю обрыва как бы через
огромную линзу, увеличенным в несколько раз.
Через бесконечно долго тянущееся мгновение
послышался резкий удар, будто крепко прихлопну­
ли дверь в иной мир, и земная твердь вновь зас­
тыла, но еще до этого Павел упал ничком на ка­
мень, уткнувшись лицом в седой мох.
ем, окружая голову девушки нимбом.
Девушка подошла совсем близко. Наклонилась.
- Пинна! - закричал Павел, но прохладная
ладонь предостерегающе легла на его губы.
- Видишь, Инна, ты ему понравилась.
Доктор рассмеялся и встал со стула, собира­
ясь уходить.
- Ну, мне здесь теперь делать нечего, проце­
дуры по графику.
Павел попытался сесть, и это неожиданно лег­
ко ему удалось. Тело слушал ось безупречно, он
чувствовал каждую мышцу, словно лежал не на
больничной койке, а просто вставал с постели пос­
ле здорового отдыха.
- Ну уж нет! - Пинна шутливо толкнула Павла
в грудь. - Лежи-лежи. Ты так меня напугал.
- Где Тим? - вскрикнул Павел, но Пинна осуж­
дающе покачала головой, и он продолжил уже ше­
потом. - Что с Тимом?
- С ним все в порядке. Теперь - он Храни­
тель.
Солнечный зайчик, отразившись от никелиро­
ванной спинки кровати, больно ударил в глаза, и
Павел непроизвольно зажмурился. Он еще ничего
не помнил и даже не сознавал себя, а просто жил
спокойно и естественно, как примитивная, не осоз­
нающая, что она живет, белковая клетка.
Извне слышались звуки тихой суеты, и этот не­
внятный шум становился с каждой минутой понят­
нее и понятнее.
Павел вновь открыл глаза.
Белый потолок, окно, свет. Много света. Белые
халаты и наклонившееся совсем близко к его лицу
лицо незнакомого молодого мужчины.
- Вот, - голос мужчины выдавал скрытое тор­
жество. Все так, как и должно быть. Безуслов­
но, болезнь Жарова, - эти слова он произнес, об­
А Колдун?
Ты же знаешь, - по лицу Пинны пробежала
тень. - А вот Китоврас уцелел. Правда, пришлось
лечить. Но главное - жив.
- Ты-то как здесь оказалась?
- А я с тобой. Так будет лучше, правда? И ты
ведь не против? - лукаво улыбнулась Пинна.
- Я ... - растерялся Павел. - Я·- нет. Скажи,
что с озером. Мы вернемся туда?
-
-
Может быть. Как захочешь. Только того озе-
ра больше нет.
Совсем нет озера! Павел снова припод­
нялся на кровати, и Пинна успокаивающе обняла
-
его.
Теперь самое страшное позади. Скоро будешь на
ногах. Вот, Инне не забудь спасибо сказать, она от
тебя неделю ни на миг не отходила.
Павел безучастно посмотрел в сторону, куда
- Нет, .ты не так меня понял. Есть озеро, оно
называется Тургай, и скоро его откроют для турис­
тов. Ты ведь хотел пройти озеро на байдарке?
- А как же Тим, Никишка? Смогу ли я встре­
титься сКитоврасом?
- Я же сказала, может быть. Я пришла за то­
бой в твой мир, когда-нибудь ты станешь способен
прийти в мой. Смотри лучше, что я тебе подарю.
Пинна шире отдернула шторы. Ломкие слабые
стебли больничной герани под ее взглядом стали
ярко-зелеными, а в следующий миг киноварью за­
кивком указал доктор.
горелись цветы.
ращаясь к кому-то невидимому, но, несомненно, на­
ходящемуся рядом. - Это для вас такие случаи в
новинку, а у меня за шесть лет работы на полигоне
их накопилось примерно с десяток. Ты - молодец!
-
он нащупал пульс и удовлетворенно кивнул.
-
Что с ним случилось? Попал в аварию?
Белое пятно халата приблизилось со стороны
54
Цветы из минувшего будущего.
Цветы из ненаступившего прошлого.
l)
=:J
:s:
~
ЗАОЧНЫЙ КЛФ
Ведущий рубрики Игорь ХАЛЫМБАДЖА
новости фlНАОМА
РОЛЕВЫЕ иrРЫ-98
Этот выпуск ЗКЛФ мы посвящаем ролевым играм,
только ХИ словно остались в прошлом. Они давно
завоевавшим необычайную популярность в после­
дние 8 лет, после проведения первых хоббитских игр,
предложенных представителями красноярского КЛФ
на Аэлите-90 участникам фестиваля. Кое-кто обви­
няет «ролевиков» В бегстве от действительности, эс­
капизме. Но скорее всего это жажда познать ощуще­
онарные провинции и грозят мятежом. В рамках ХИ
пересекается масса интересов, которые не могут быть
удовлетворены из-за консерватизма формы, отчасти
ние перевоплощения, частицу чуда
-
перемещение
в мир больших страстей, волшебных превращениЙ.
А умение преобразиться в другого человека способ­
ствует и умению лучше понимать других людей.
ХО&&ИТСКИЕ иrРИЩА-98
Традиционные ежегодные хоббитские игры 1998
года проходили со 2 по 8 августа в районе г.МихаЙ­
ловска на Среднем Урале. Игра проводилась на од­
ном из берегов Михайловского пруда. Участвовало
около 20 команд (1100 человек). Мастерская группа,
наблюдавшая за соблюдением правил игры была из
Красноярска. Время действия конец Второй эпо­
хи. В заключение 12 августа в ДК Михайловска был
дан концерт авторской песни «Страна Средиземья».
Ратмир КАРЕНЕН
Впечатления одного из участников игры - ниже.
уже превратились в империю, которую кусают пасси­
из-за отсутствия диалога между поколениями.
Мастера ХИ-98 сделали все, что могли: создали
демократичные правила, обеспечили транспорт, дали
игрокам творческую свободу. Но ... в старые мехи не
наливают молодого вина. Привычная форма ХИ линейная структура команд - совершенно исчерпа­
ла себя. Все эти профессорские роскошества - эль­
фы, гномы, орки, хоббиты, энты, существа различ­
ной природы, по-разному влияющие на человека и
ХО&&ИТСКИЕ иrры - КАК ЗЕРКАЛО
НАЦИОНАПьноrо КРИЗИСА
Хоббитские игры-98 (ХИ) были заявлены как са­
мые массовые: ожидал ось
1500
участников. Масте­
рами выступили те самые красноярцы, что сделали
первые и лучшие ХИ за все время их существова­
ния. Со всей Сибири игроки были переквалифициро­
ваны в посредников. После игры ожидался двухднев­
ный фестиваль ...
А парадокс заключается в том, что сказать про про­
шедшую игру практически нечего. Люди, одетые в
странные одежды, обсуждают обыденные вопросы,
строят планы на будущее, тусуются со старыми при­
ятелями, и только игра мешает почувствовать полный
оттяг.
Любая игра
-
концентрат обыденной жизни, а
жизнь - это вечное развитие, где дважды нельзя вой­
ти в одну и ту же реку. Ролевое движение развивает­
ся, копит опыт, создает и ломает собственные струк­
Рисунок Константина ДУБКОВА
туры, игровые модели отягощаются инструментари­
СА УРОН ОСАЖДАЕТ КРЕПОСТЬ
ем, внутри которого существует свой сленг и мода. И
55
ГНОМОВ
~--========::::::::==========3~А~О~Ч~Н~Ы~Й~КЛ~Ф~==========::::::========~~:З'~S~
мир вокруг
-
все они неизбежно оказываются про­
сто людьми с разными самоназваниями, и единствен­
ный их удел в борьбе за победу тьмы или света -обычная войнушка.
Те, кто хотят от игры чего-то большего, чем «зарни­
ца», ездят полудикими племенами, какими-то собствен­
ными образованиями типа «клан такой-то», «храм та­
кой-то». Война проносится мимо них, все эти клаfiы
словно не у дел, украшение без права решающего го­
лоса. Зато игрокам их можно лишь позавидовать.
Повод для надежды и грядущих трудов есть: если
ХИ себя исчерпали, то Профессор - нет. Пора при­
ниматься за работу: искать адекватную форму игры,
набраться смелости в отказе от традиций, забыть свой
опыт и оценить все заново. Иначе, нашим фирмен­
ным анекдотом вместо «Толкиен же умер!» - «Нет,
Толкиен бессмертен!» станет неутешительное: «Тол­
киен же умер!» - «Нет, просто он так пахнет!»
л.Мем
бург) за вклад в фэндвижение и многолетнюю работу
по организации фестивалей «Зиланткон». Особый
«детский Зилант» присужден Д.Р.Р. Толкиену и в.п.
Крапивину.
Традиционное для любого фестиваля общение
гостей между собой в гостинице, как всегда рождаю­
щееся стихийно, на этот раз «попало» В программу.
Фестиваль проходил, в основном, в ДК им. Горь­
кого, ряд мероприятий - в школах. Естественно ог­
раниченность сроков и обилие мероприятий не по­
зволили развести их все во времени. И многие гости
сумели побывать только на 2-3 из них.
Как всегда, проходила ярмарка, где гости могли
приобрести сувениры, книги, диски и иные памятные
подарки. Как никогда была обширная культурная про­
грамма
-
несколько концертов, в том числе средне­
вековой медивальной музыки, менестрелей, А. Сви­
ридова, Л. Смеркович и др., был просмотр кино И ви­
део-материалов, уже традиционное «Костюмирован­
ное гуляние».
ЭИЛАНТКОН-98
7-10 ноября в Казани состоялся очередной, уже
шестой, Фестиваль фантастики, толкиенистики и ро­
левых игр «Зиланткон». Свое причудливое название
он получил от имени казанского «родственника» Змея
Горыныча, фигурирующего на гербе города. Впрочем,
самый первый фестиваль назывался «Дни Толкиена
ХРОНИКА
РОЛЕВЫХ ИГР 1998 ГОдА
в рамках V фестиваля «Нордкон»
в Котласе прошла ролевая игра «По XIII веку в Се­
верной Европе», естественно с элементами «магии».
* 26-28 июля в Речице (Беларусь) прошел рыцарс­
кий турнир на ролевых видах оружия.
* 10-12 июля под Симферополем прошла IV Крым­
ская ролевая игра, посвященная древней истории
Крыма с участием ... древнегреческих богов. Органи­
зована клубом «Черный доктор» из Симферополя.
* 13-21 августа под Санкт-Петербургом прошел
фестиваль «Волки Одиню>, В котором участвовало
около 300 человек из Москвы, Петербурга, Пензы,
HEKOTOPblX
* 17-28 июля -
в Казани», но с каждым годом программа его расши­
рялась, пока не приняла нынешний вид. Второй год в
город на Волге приехало около 600 гостей из городов
России и Ближнего Зарубежья. Как всегда состоялись
различные семинары (фантастиковедение, толкиено­
ведение, фэн-пресса, ролевые игры и пр.), конферен­
ция мастерских групп прошедших в 1998 году игр, пре­
зентация игр будущего года, литературный семинар
молодых авторов. В литературной гостиной прошли
пресс-конференции приехавших на фестиваль писа­
телей-фантастов и разговор с ними «по душам». Со­
стоялось вручение призов. «Большой Зилант» полу­
чили супруги Дяченко из Киева за книгу «Ведьмин век»
и С. Лукьяненко из Москвы за роман «Лабиринт от­
ражений». «Малый Зилант» - Т. Борщевская (Петер-
Коломны, Речицы, Архангельска, Котласа, Йошкар­
Олы, Северодвинска.
* В сентябре в Северодвинске прошла игра по про­
изведениям Д.Р.Р.Толкиена. Участвовали клубы роле­
вых игр Северодвинска (<<Форн») И Архангельска. В
октябре клуб «Форн» провел ролевую игру по произ­
ведениям Р. Желязны.
КОНКУРС «НЕНАПИСАННЫЙ РОМАН»I
ПАДАЙТЕ СПОКОЙНО •••
- Меркурий-12! Меркурий-12! Вызываю станцию МеркуриЙ-12! .. Мой звездолет терпит крушение! Я падаю!
_
- Скорее сообщите координаты предполагаемого места падения!
- По расчетам бортового компьютера точка падения находится в квадрате сто тридцать восемь-четырнадцать
-
...
Фу, слава Богу! Падайте спокойно, там сейчас никого нет.
В. Нейвин
56
ПРО3А
Владимир АНУФРИЕВ
и
НОВИЧОК ИЗ ТАИГИ
Повесть в новеллах
Почти всю жиЗ1iЪ я nроработм в тайге. Миогое .мие извест1iО в леС1iЫХ дебрях: где и
1{;а1{;ие растут деревъя, 1{;а1{; те1{;ут болъшие и .ммые реЧ1{;и, что .мОЖ1iО иайти в тайге
съедоб1iого и 1{;a1{;uм, сnособо.м добытъ зверя и птицу. Могу по таеЖ1iО.му 1iебу nредС1{;а­
затъ, 1{;а1{;ая завтра будет погода, а, nрис.мотревшисъ 1{; болоту, оnределитъ, .мОЖ1iО ли по
ие.му пройти.
Киига тайги иаnисаиа иа nО1iят1iО.м .мие ЯЗЫ1{;е. Но .мир состоит ие тОЛЪ1{;О из лесов и
болот. Естъ иа 3е.мле nустъти и дЖУ1izли, туидры и горы. И .миогое, .миогое другое.
НеС1{;ОЛЪ1{;О раз в жиЗ1iи .ме1iЯ за1iОСuл,о из родиых леС1iЫХ 1{;раев то иа юг, то иа север. И
везде я чувствовм себя 1iовиЧ1{;О.м. ПервО1{;Jl,аСС1iи1{;О.м. Я видел иад собой другое 1iебо. По
ие.му 1iосuл,исъ 1{;а1{;ие-то 1iеnО1iят1iые ветры. Даже 1{;остры 1iУЖ1iО было разводитъ со­
вc~ ие та1{;, 1{;а1{; я nривЪL1{;. А уж про зверей и птиц и говоритъ ие приходится. Совсе.м
0ии иа таеЖ1iЫХ ие похожи. Ни видо.м, ии nовад1{;а.ми. А nОС1{;ОЛЪ1{;У я работм в этих
1{;раях 1iедолго и оставмся 1iовиЧ1{;О.м, то и nовестъ nолучuл,асъ в oc1-юв1iО.м о то.м, 1{;а1{; я
nоnадм вnроса1{;.
ТУНДРА
Сережа вместе с нами в институте учился. Тогда
Сначала из знакомых мне лесов я попал в
тундру. Из года в год продвигался дальше на
север
-
у него никакой бороды не было. И очки он но­
сил тоненькие
-
студенческие.
сперва работал в южной тайге, потом
в средней, затем в северной. Ну а за северной
тайгой уже идет лесотундра.
Я подумал и решил
-
Так, вот ... Прилетели мы дядей Сережей в
город Салехард в марте. Нужно было выбирать
чего мне ехать в ле­
сотундру? Там, наверное, все кусочками
-
место для экспедиции. Поговорить с бывалыми
людьми охотниками, рыбаками, метеороло­
то лес, то тундра. Лес я и так видел, а вот
гами,
увидеть
присмотреть избу.
-
тундру хотелось
не
кусочками,
а
всю
заRазать
вертолет
Изба в тундре
целиком!
-
на
лето,
а
главное
-
большая ценность. Это вам
И мы с другом поехали на полуостров Ямал.
не тайга. Здесь всякую дощечку приходится на
Имя моего друга Сергей, но все зовут его «дядя
себе тащить издалека. На месте ее не сдела­
Сережа». Это потому, что у дяди Сережи бо­
ешь
рода лопатой, а на носу сидят огромные квад­
Вот с таким хозяином мы и мечтали встретить­
ратные очки. Всех своих друзей он называет
ся, чl'обы он разрешил нам лето пожить в доме,
«мальцами». Окружающие дядю Сережу ува­
а не мерзнуть в палатке. Когда мы прибыли в
жают. Думают, что он большой начальник. А
аэропорт Салехарда, дядя Сережа сразу по­
шел договариваться, чтобы лететь дальше -
мы лишь посмеиваемся меж собой. Ведь дядя
57
-
леса-то нет. У каждой избы есть хозяин.
ПРО3А
на Ямал. Выбрали мы нашей следующей точ­
кой поселок Мыс Каменный. Полуостров Ямал
плоский, равнинный, а тут
-
Пока его сестры садились в самолет, на кото­
Пока дядя Сережа покупал билеты, я вьШlел
посмотреть на край тундры. Ведь
-
Хозяина оленей звали Алексей ЯвтысыЙ.
каменный мыс.
Интересно все-таки. Необычно.
на крыльцо
Совики в углу прыснули веселым девичьим
смехом.
ром мы прилетели, он успел пожаловаться, что
братьев у него нет. Сестры приезжают только
город Салехард находится на самом Полярном кру­
погостить
ге.
медучилище, другая
Никакого края я не увидел. Горизонт пря­
Рядом с аэропортом росли деревца. Они были
щуплыми, изможденными и жалобно тянули
тоненькие веточки из огромных, как великанс­
кие языки, сугробов.
Я представил себе, как такие же огромные
языки
удивительную
тщательно
землю,
вылизывают
тундру,
и
понял,
эту
что
деревца обязательно должны уступить такому
север,
пусть
даже
совсем
немного,
то никаких деревьев больше не увижу. Эти
-
-
Каменный. Сверху тундра вся одинаковая. И
-
-
очертания
земли,
Свозишь нас?
серовато-синюшный. И у
земли, и у неба, и у поземки. Как сухое моло­
молоке. Лопасти пропеллеров старательно его
размешивали, заваривая густой молочный ки­
сель.
Приземляемся. У крыльца здания аэропорта
два
вездехода
и
две
оленьих
-
клубы пара спереди. Стара­
Дядя Сережа решительно вошел в зал ожи­
дания, набрал в грудь начальственного возду­
и строго спросил:
-
Поехали,
Мои,
робко отделился от группы лю-
-
дей, одетых в неуклюжие оленьи шубы
вики, молодой парень.
-
-
со­
Я охочусь здесь неда­
леко. Ко мне сестры приезжали, теперь их про­
вожаю. Я не знал, что тут оленей нельзя дер­
Ладно,
Сережа,
-
-
МИЛQСТИВО махнул рукой дядя
это мы замнем, если нам в одном
деле поможешь. Меня дядя Сережа зовут,
он решительно протянул парню руку.
как?
-
-
и
А тебя
вздохнул Алексей.
-
спросил я.
откликнул-
-
Олени были запряжены в нарты полукру­
стукивали рогами. Алексей развернул одну уп­
ряжку, вытащил из снега длинную жердь для
управления оленями
-
хорей и бросил его пе­
ред упряжкой на снег. Потом развернул вто­
рые нарты и тоже бросил хорей под ноги жи­
вотным.
Затем обратился ко мне:
-
На оленях никогда не ездил? Научишь­
ся! Главное, не трогай хорей!
Дядя Сережа гордо стоял рядом. По его виду
можно было сказать, будто он каждый день
ездит на оленях. Вот
ему,
МОЛ,. хорей
можно.
Алексей ловко
потом
напялил
мы сразу стали
и
неПОВОРОТЛИ-'~~::~i.i8.
Садись.,
кивнул он мне.
жать.
-
-
Если повезет, то увидим,
трогать
Чьи олени? Что здесь делают?
взял быка за рога мой
гом. В сухом морозном воздухе они глухо по­
упряжки.
лись не мешать друг другу.
ха
в
НЕ ТРОГАЙ ХОРЕЙ!
Вездеходы выбрасывали в воздух клубы дыма
сзади, а олени
-
А хозяина сможем увидеть?
тоже
ко, разведенное в кастрюльке. Мы летели в этом
стоят
одна
ся Алексей и пошел готовить оленьи упряжки.
злая и колючая. Главный цвет
зимой в тундре
-
охотник.
небо над ней все одинаковое. И даже поземка,
зализывает
учиться
в педучилище. Один он
друг.
Мы снова летим, держа ориентир на мыс
одинаковая
-
большой дом.
последние.
котррая
улетают
Ладно, миролюбиво прервал его дядя
Сережа, - ты нам лучше про избы расскажи.
- Есть одна хорошая изба на речке Сёяхе.
теплая, большая, откликнулся Алексей. Три метра на четыре.
По нашим таежным меркам это не изба
даже, а так банька. Но ведь здесь своего
леса нет. Наверное, для тундры это и впрямь
напору. И сразу поверил, что если я полечу
дальше на
семье
снова
-
тался в легкой дымке поземки.
снежные
в
и
Пока я уст­
раивался к Алексею
на нарты, дядя Сережа
подошел ко
ряжке,
58
второй
нагнулся
и
уп­
взял
ПРО3А
-
хорей в руки. Теперь он на своих нартах стано­
то и мы поехали пологим склоном вниз
вился главным.
дальше и дальше. Олени ,шли тяжелее, но мы
Тут же олени щелкнули копытами и поле­
-
упорно
ехали
все
вперед.
ними,
Вдруг впереди из земли показалась щетина.
В последнюю секунду откуда-то сбоку ко
бритого человека. Упряжки с ходу влетели в
тели
вперед
крякнув,
куда
глаза
дернулись и
глядят,
а
за
Тундра стала похожа на щеку огромного не­
мои нарты.
мне на колени упал Алексей. Он высоко под­
щетину и затормозили.
бросил ногой свой хорей, подхватил его на лету
и начал погонять оленей, покрикивая на них
хриплым,
сердитым
-
Привал!
-
встал со своих нарт Алексей.
Чай варить будем!
Я тяжело слез с нарт и только тут разгля­
голосом.
Я обернулся. Изумленный дядя Сережа со
дел,
что щетина
-
это верхушки
занесенного
своим хореем в руках остался стоять у крыль­
снегом ивняка. Ивняк этот доходил нам до ко­
ца.
лен, а летом, наверное, скрыл бы и с головой.
Метров через триста первая упряжка запу­
Мы были в тундровом лесу! Лес, конечно, был
когда мы пытались завер­
маленький, ненастоящий, но он так отличался
нуть ее обратно. Алексей воткнул в снег тор­
от голой тундры, что я сразу почувствовал себя
моз
увереннее.
талась на повороте,
остол, бросил хорей и пошел распуты­
-
вать постромки. Потом он сел в нарты, подбро­
сил хорей ногой, и мы помчались назад к аэро­
Ведь я оставался лесным человеком даже в
тундре.
-
порту.
Алексей молча притормозил. Помог мне
встать и пересесть на вторые нарты. Сказал уко­
ризненно
в
-
бодро вскочил дядя Сережа.
-
Как где?
Алексей.
пространство:
Я же говорил: не трогай хорей!
-
Так!
-
Где дрова брать?
-
-
изумленно уставился на него
Вон сколько дров кругом!
Дядя Сережа окинул щетину глазами. По­
Усадил дядю Сережу к себе за спину, под­
смотрел в одну сторону,
бросил хорей, и олени тут же помчались впе­
ред. Я едва успел подхватить свою жердь. По­
-
И это, кхм, дрова?
Конечно!
-
в другую.
-
крякнул он.
Алексей ловко ломал прути-
держал ее на весу, а потом пристроил на на р­
ки, стараясь выбирать сухие, погибшие. Потом
ты. Пользоваться хореем я все равно не умел.
он построил из сучков крохотный остроконеч­
Да и не было нужды. Моя упряжка мчалась
ный костерок, подвесил над ним чайник и стал
вслед за первой. Я уселся поудобнее и запел
набивать его снегом.
песню. Она была про первый тундровый/ урок:
«Не трогай хорей, если ты не готов тронуть­
Огонь экономно облизывал дно чайника, а
ся в путь. Олени ведь этого не знают!»
Алексей ловко подкармливал то костерок пру­
тиками, то чайник
ЧАЙ
-
снегом.
Спустя полчаса мы пили крепкий душистый
Сначала тундра показалась мне однообраз­
-
Через минуту костерок весело запылал.
чай.
кались в незначительные ложбинки, то двига­
- Здорово! - честно признался, вкусно
прихлебывая напиток, дядя Сережа. -Мне бы
лись горбами длинных пологих холмов.
этих
ной
ровной, бесцветной. Упряжки то спус­
Потом я заметил, что снег везде лежит раз­
ный. Где-то олени утопали по щиколотки, где­
то шуршали сухой крупой. Но чаще всего они
бежали по звонким тугим надувам
-
дете!
щепочек
известной книги.
Потом, когда мне начало казаться, что я
улавливать
ритм
и
только
на
растопку.
согласился я.
Этак вы нам все ивняки за лето перевезасмеялся Алексей.
легко,
Я понял, что Алексей специально выбира­
ет такую дорогу, чтобы животным было легче.
Он читал свою тундру, как страницы хорошо
стал
-
-
ТУНДРОВЫЙ ХАРАКТЕР
как по асфальту.
тоже
хватило
И мне тоже!
расположение
снеговых дорог, Алексей вдруг свернул куда-
После чая ехать было еще приятнее. Нарты
мягко пока чивались на пригорках. Олени
ритмично щелкали копытами. Клонило в сон.
Я все время боялся выпасть из нарт. Алексей
гнал свою упряжку не оборачиваясь. Остаться
одному посреди не знакомой тундры мне не
хотелось.
59
ПРО3А
При каждом толчке я судорожно хватался
-
шить
тем же путем возвраrцаемся назад или
за что-нибудь руками и старательно тараrцил
другим.
глаза в сгуrцаюrциеся сумерки. Они наливали
тундру густым синева то-серым цветом. На небе
крытого пространства. То мне казалось, что я
появились звезды, разбегались во все сторо­
узнаю вчерашний холм или ложбину, то мгно­
ны. Начинало морозить.
вение спустя убеждался, что ошибся. Тундра
Впереди была неизвестность, а сзади ОС'1:ал­
ся теплый уютный аэропорт. Немного хотелось
Я erцe не привык к тундровому морю от­
обманывала меня, кружила голову тайнами без­
брежной заснеженной земли.
Я даже не дремал, как за день до этого, а
назад.
Вдруг упряжки снова влетели в rцетину, но
теперь уже бежали по ней не останавливаясь.
все думал и думал. Пытался понять что-то са­
мое важное об этих просторах.
Ивняки мелькали то справа, то слева, сухо
К обеду мы увидели на горизонте столбики
стучали по полозьям нарт. Вдруг впереди по­
дыма. Погода опять прояснилась. Мы подъез­
казалось что-то темное и неестественно огром­
жали все ближе. Столбики сужались к основа­
ное. Когда мы подъехали ближе, оказалось, что
нию. Наконец показалось здание аэропорта.
это и есть обеrцанная изба
три на четыре.
-
Ну, спасибо тебе, дорогой!
-
-
тряс дядя
Но какой же она казалась нам большой! Наши
Сережа руку Алексею.
таежные
тавим на вертолет и можно лететь домой. Ле­
глаза
привыкли
к
тундровым
про­
-
том увидимся, да?!
странствам и предметам.
-
Пока Алексей занимался оленями, мы с Сер­
Да нет, наверное,
-
-
геем топили железную печку и готовили ужин.
ся Алексей.
В избе почувствовали себя как дома. Да и дро­
чую. Они сейчас на юге
ва в сенях нашлись настояrцие
тяжелые
поленья,
а
не
ивовые
-
нормальные
ушли,
-
-
И молчал?!
-
хитро блеснул гла­
поразился Сергей.
-
Чего
Надо было посмотреть, что вы за люди,
Ну и что мы за люди?
-
Ты
-
хотелось вам помочь. Ну, пока!
валился в нарты. Первая, за ней вторая
ре,
расхохорился
-
при­
становясь
все
меньше
Вот человек!
-
и
меньше,
пока
со­
глаз.
-
восхитился Сергей.
-
В
первый раз людей увидел и так помог во всем.
Вова
-
очень хороший человек,
-
кив-
А я?
-
тер!
ну.Л на меня явтысый.
-
добавил я.
Алексей отвел глаза в сторону.­
всем не исчезли с
Сергей.
-
-
к избе?
вязанная упряжка покатились по белой тунд­
улыбнулся наш новый знакомый.
-
-
-
Явтысый ловко подкинул ногой хорей и по­
-
же сразу не сказал?
-
искренне признался Сергей.
-
Мой участок совсем в другой стороне. Просто
Я и есть хозяин.
-
Нет,
-
Хорошая изба! Нам подходит. Неплохо
Договаривайтесь,
аж за Салехард
-
вернутся.
Спасибо тебе за все!
-
бы с хозяином договориться.
-
летом
сейчас назад
Наконец Сергей перешел к делу:
застенчиво признал­
Я летом с отцовским стадом ко­
Мы пожали Алексею руки.
ялись, болтая о пустяках.
зами Алексей.
а
Жалко!
-
прутики.
Через час мы сидели за столом и весело сме­
-
Сейчас заявочку ос­
-
Наверное, это и есть тундровый харак­
вслух подумал я.
обиделся дядя Сережа.
А ты просто хороший. Потому что хорей брал.
ЯЗЫК ТУНДРЫ
Я не выдержал и прыснул прямо В кружку
я все время гадал, как выглядит тундра ле­
с чаем.
Сергей долго обиженно шуршал на нарах,
том. Мне хотелось познакомиться с ней. Но по­
устраиваясь на ночь. Ему казалось несправед­
лучилось так, что я смог поехать в поле
ливым,
ко
что он оказался
«просто хорошим»
че­
К счастью, обиды Сергея не хватило даже
толь­
августе.
Дядя Сережа уже два месяца работал и жил
ловеком. Ведь он все это устроил. Доroва ривалСя.
Командовал.
в
в избе Алексея Явтысыя. Кормил комаров и ру­
гал меня на чем свет стоит. Когда ты один кор­
до утра. Встал он ни свет, ни заря. Песни пел.
мишь комаров там,
Готовил завтрак.
вдвоем с другом
... Над
Утро было пасмурным. Потеплело. Поземка
-
где договаривался кормить
это нормальное дело.
тундрой стоял птичий гомон.
Каждое озерцо заняли гагары и теперь сто-
замела вчерашний след, и я никак не мог ре-
60
ПРО3А
нали свои заунывные
гагарьи песни.
Гагары были двух видов
-
и дать пробежку метров на сто.
Правда, убежать удается ненадолго.
чернозобые и
Каждый новый шаг по ернику, и сотня ма­
краснозобые. Они старались перепеть друг друга.
Наверняка, свои вопли им ужасно нравились.
Я сел 'на кочку, чтобы послушать тундру.
леньких кровопийц поднимается в воздух. Хо­
рошо еще,
если идти приходится
на
ветер.
Делать этого не стоило. Из кочки тут же, как
Когда я иду по ветру, дядя Сережа должно
из губки, высту;rrила вода. Тундра только при­
быть, без перерыва крутится в своем пологе.
творялась частью суши. На самом деле она была
Так часто я его поминаю.
сплошной водой.
Но однаЖДЬ1 тундра стала наконец золотой
Я вскочил и слушал тундру уже стоя.
и багряной. пожелтели карликовые ивы, заго­
Она разговаривала совсем не похожим на
релись огнем березки. Ночью был мороз. Тунд­
тайгу языком. Не было шевеления мелкой пти­
ра щедрой рукой насыпала мелкую золотую мо­
чьей жизни
-
с ее песнями, криками, позыв­
ками. Воздух заполняли крупные птицы. Огром­
ные серебристые чайки
-
нету листочков, чтобы откупиться от комаров.
Наверное, ей от них тоже достается.
хале и деловито ле­
СТОРОЖ
тали вдоль залива. Тут и там висели в воздухе
крачки. Иногда их гоняли длиннохвостые по­
у тундры есть свой сторож.
морники. И все эти птицы издавали звуки. Рез­
кие. Непривычные.
Язык тундры мне не нравился. Казался гру­
боватым, неутонченным. Мне предстояло его
Его зовут тулес. Это крупный кулик в чер­
ном жилете и сером фраке с нарядным белым
подхвостьем.
Быть сторожем
изучить и привыкнуть К нему.
Я еще не знал, что полюблю эту гортан­
ную,
странную
речь.
ся. Стоит кому­
горизонте,
криком
ется
КОМАРЫ
Дядя Сережа очень обрадовался, что я при­
ехал. потому что комариный сезон еще не кон­
как
-
дух,
воз­
на
и бежит впереди
прохоже-
ет и ноет на всю тунд­
Первое
тундре.
«Человек
хотелось
дражали
его
ратить на себя внимание.
комары.
Потом, привыкнув к тундре, я начал думать
Я ждал заморозков как божьей благодати. За­
по-иному. Ведь тундре повезло: у нее есть свой
морозки должны были покончить С летающими
сторож. Многие животные, предупрежденные
злодеями, но август стоял на удивление теплый.
им, успевают попрятаться. Не всегда ведь че­
Каждый шаг по карликовой березке или ив­
ловек приходит в природу с добрым сердцем.
няку-ернику сбивает с веточек сотню комаров.
И тулес, изо дня в день, завидя человека,
Они радостно поднимаются в воздух.
взмывает в воздух: «Туу-ли! Тюирли!»
К счастью, в тундре всегда дуют ветры.
-
ру:
крики, противное стремление обязательно об­
узнавал маленькие тайны этой земли. Огорча­
Чаще всего северные
землю
сто метров тулес
время
убить тулеса. Раз-
Но мерить тундру ногами мне нравилось. Я
только
по­
том пикирует
идет! Человек!»
притворялся больным, и мне приходилось це­
по
заунывным
пускает. Взлета­
ное двухмесячное сидение. Он изо всех сил
мотаться
нравит­
JIИ...» поднима­
самая большая напасть,
и дяде Сереже хотелось отомстить мне за скуч­
лыми днями
с
«туу­
Ближе чем на
Комары в тундре
ту лесу
нибудь появиться на
го.
чился.
ли
в
щеголю
Потом бежит впереди. Приглядывает за по­
холодные. Ветер та­
рядком.
кой плотный, что если идешь на него, то мож­
Наконец взмывает в воздух и летит назад
но полулежать, почти падая вперед. Тогда ко­
на свой участок Но тут же в воздухе появля­
мары сидят на твоей спине и злобно зудят.
ется другой тулес. Ты пришел на его террито­
Зато когда ветер дует в спину, комары ле­
зут
в
нос,
глаза,
-
рию. Потом он сдаст тебя третьему...
уши.
И это правильно. Нельзя же одной птице
От комаров можно убежать. Вскрикнуть,
стеречь всю тундру.
метнуться несколько раз из стороны в сторону
Миром легче.
61
ДО СВИДАНИЯ, ТУНДРА
ГУСЬ
Мы стояли с дядей Сережей на берегу озе­
у дяди Сережи случился день рождения.
Ему захотелось съесть гуся. Жирного тунд­
ра.
Озеро лежало прямо у крыльца нашего
рового гуся, на каком летал по всей Швеции
дома. Похожее на чайное блюдце, оно нависа­
мальчик-с-пальчик по имени Нильс.
Наверное, дядя Сережа не читал этой кни­
ги. Гуся ему было не жалко.
выливался. Не давала вечная мерзлота.
Сегодня я ничего не делаю!
-
с утра.
-
ло над берегом речки, но чай из блюдца не
-
заявил он
Мерзлота не успевала растаять за лето.
У меня день рождения! Хочу гуся!
И я пошел гуся добывать.
Слишком коротко оно в тундре. Слишком
коротко.
С неба лениво падали снежинки. Первые сен­
Сначала мне попались утки-морянки. Они на­
хально
тая
крутились
меня
за
перед
приличного
носом,
явно
не
счи­
тябрьские снежинки опус кались на тундру, на
озера,
охотника.
Скрипя зубами, я прошел мимо нахалок
Потом попался выводок утки-шилохвости.
Мимо шилохвостей я тоже прошел гордо. В
от ручья к
-
-
от озерка к
у
Знаешь,
задумчиво проговорил дядя
-
я, наверное, останусь здесь.
-
С ума сошел?
-
встрепенулся я.
-
Как
-
Ты не понял! Сейчас мы улетим домой.
Но на будущий год я вернусь сюда. И на следу­
всякий случай все попрятались.
Но возвращаться без добычи было глупо. И
ющий год тоже. Я полюбил тундру. Мне нра­
вится ее плотный ветер!
упорно шел вперед.
Вдруг из ивняка на берегу речки раздалось
Мы помолчали.
Тундра лежала, странно притихшая. Время
хлопанье могучих крыльев, разбег по воде.
-
сложенные
Дядя Сережа рассмеялся:
Тундра вымерла. кто-то предупредил зве­
«Бабах!»
и
выбираться-то будешь?
ручью.
рье и птиц, что дядя Сережа хочет гуся. На
я
дома
Мы ждали вертолет. Наша экспедиция за­
Сережа,
Потом я долго шел по тундре
крышу нашего
кончилась.
стволах у меня были вставлены патроны на гуся.
Дробь два нуля.
озерку,
на
крыльца вещи.
не раздумывая, выстрелил я.
ее разговоров кончилось. Птицы покидали тун­
Красавица, краснозобая гагара, лежала на
дру молча. Совсем не так, как прилетали вес­
берегу. Никогда не стонать ей больше свои га­
ной. И это правильно. Если при встрече нужно
гарьи
радоваться,
песни.
Три капельки крови ос-
та­
ле-
лись
.w
-
.....
~~~~~~~~Hec
сердился на дядю Сережу.
то
расставаясь
-
лучше
помол­
чать.
А я в тайгу,
-
возобновил я разговор.
-
В тундре интересно, но я соскучился по лесу.
Хочется проснуться, а в окно царапают вет­
ки
Потом я щипал гагару за домом, чтобы дядя
Сережа не догадался, что это не гусь.
Потом тушил гагару с картофелем.
...
-
И дождь! подхватил Сергей.
Да, дождь это здорово! согласился я.
И тундра словно услышала наши слова. Воз­
Наконец, когда я приготовил ее, злость на
дух потеплел, и вместо снежинок на землю по­
дядю Сережу у меня кончилась. У человека все­
сыпались КРОХ9тные капельки осеннего затяж­
го раз в году случается день рождения. Так
ного
пусть он будет веселым, ведь вернуть гагару
В дождливой дымке родился знакомый звук
Над притихшей тундрой летел наш вертолет.
уже было нельзя.
Праздник получился замечательным. Мы
даже
пели
Мне подумалось, что теперь долго-долго я
не
песни.
Когда съели все блюда на столе, дядя Сере­
жа
хитро подмигнул
-
мне
и
сказал:
Никогда не думал, что гагары такие вкус­
дождя.
увижу
тундру.
И это случилось именно так Но я не жа­
лею,
потому что точно знаю
тимся вновь
...
До свидания, тундра!
ные. Гораздо лучше гуся. На следующий год на
день рождения опять хочу гагару!
62
-
мы еще встре­
ПРО3А
я никогда не бывал на степных озерах и лег­
ЛЕСОСТЕПЬ
комысленно
Так, чтобы окинуть одним взглядом все ее про­
странство
решительно
нарушили
границу.
·:Камыши широко улыбнулись и проглотили
от горизонта до горизонта? С по­
-
согласился.
Мы развернули болотные сапоги-бродни и
Вы когда-нибудь летали над лесостепью?
нас. Я шел впереди. мои сапоги были выше. Воды
лями, лугами, перелесками и озерами?
А на горизонте дымка.
еще не было, но Гена послушно трещал след
За дымкой прячутся другие страны. Навер­
в след. Осваивал полевую науку. :Камышам не
ное, тоже прекрасные и удивительные. Но раз­
было конца и края. Даже птичьи крики стали
ве сравнишь их с этим чудом
-
сибирской ле­
состепью?
будто тише. Окружавшая нас стена поглощала
звуки. Наконец, под ногами зачавкала вода.
Ты висишь в теплом, прогретом воздухе, и
только восходящие
лья.
потоки
шевелят
твои
-
кры­
..
-
Скоро придем!
-
Ага!
подбодрил меня Гена.
согласился я.
Очень хотелось так думать. Вода медленно
Честно скажу, я так не летал. Над лесосте­
прибывала. Мы брели уже по колено, а камы­
пью я летал только на самолете. А в самолете
ши не кончались. Птичье царство оставалось
иллюминаторы. И железные крылья. Они ме­
таким же далеким. Внезапно солнышко скры­
шают смотреть вниз. И не вдохнуть всей гру­
лось за тучку. Небо порядком затянуло. Погода
дью
портилась.
свежего,
терпкого
ветра.
И все же, даже с самолета, невозможно
-
Гена, не отставай, а то заблудимся,
-
насладиться этим краем. Сотнями озерных глаз
на всякий случай сказал я. Мне никто не ото­
смотрит он на тебя снизу. И ложится-ложится
звался. Гены за спиной не было.
под крылья самолета. Часами. Тысячами кило­
-
Эй, ты где?
-
крикнул я. Потерять Гену
"в камышах мне решительно не хотелось. Все­
метров.
Озера округлой формы сплошь покрывают
таки я был опытным человеком, а он новичком.
землю. Словно детской рукой разбросаны во
Я развернулся и пошел обратно. Время от вре­
все стороны невиданные игрушки. Словно на­
мени я громко кричал:
крыта для
-
чьего-то гигантского чаепития уди­
Где ты?
вительная скатерть-самобранка. Блестят блюд­
Отвечали мне только птицы. Птичьего язы­
ца с чаем. Соленым, пресным, голубым, розо­
ка я не понимал. Солнышко упрямо не пока­
вым. На любой вкус.
зывалось. Внезапно меня взяло сомнение
Так открылась мне лесостепь сверху. Я ле­
тел над ней в самолете из Новосибирска в Тю­
мень. Заходящее на западе
тел мой самолет,
-
-
правильно ли я иду? Воды было чуть выше
колена. Она не прибывала и не убывала. Я взял
туда, куда ле­
правее. По подсчетам я должен был идти те­
солнце красило лесостепь
перь к берегу, но вода становилась глубже.
-
в розово-голубые цвета. Только цвета эти были
Стало окончательно непонятно
не яркие и чистые, а затуманенные, круто зап­
шел?
равленные дыханием и
-
откуда при­
Вдруг слева от меня затрещали камыши.
паром земли.
По лесостепи шла весна. Она уже съела сне­
га, и лишь по березовым колкам прятались
-
Гена, это ты?
-
радостно бросился я на
звук
рыхлые сугробы.
:Кто-то напролом бросился в сторону. Слыш­
Самолет пошел на посадку. Лесостепь сине­
ла своими глазами. Я пытался заглянуть в них.
Правда, еще стеснялся.
но было сопение и мерный плеск воды. Меня
прошиб пот. Я понял, что Гена так сопеть не
м~жет. :Кто же это? Медведь? :Корова? :Кабан?
Еще полчаса я бродил по камышам, уже
Я приехал со студентом-дипломником Геной.
с борта самолета манили нас бесконечные озе­
окончательно
ра-блюдца. А на земле пространство начинаю­
ходить по ним вечно. Вдруг навстречу мне вы­
уверившись,
что
мне
предстоит
щей зеленеть земли казалось плоским. Иногда
шел Гена. Он двигался, но камыши пропуска­
из этого пространства
ли его без треска.
- Где ты ходишь?
торчали сломанные зим­
ними бурями камыши. За камышами прятались
-
-
спросил он.
Я открыл рот, но сделал над собой усилие
озера.
Будем пробираться к воде?
-
поинтере­
и
совался Гена.
ничего
б3
не
сказал.
Пошли,
-
поманил Гена.
ПРО3А
я уныло плелся за ним. Гена по непонят­
ворил голос каких-то кочевых предков.
Я пошел в колхоз и попросил двух лошадей.
К моему удивлению, там сразу согласились. Но
ным для меня приметам вел меня по камышо­
вым джунглям. Вода становилась все мельче.
Наконец выбрались на берег. Я с наслаждением
когда конюх
упал на землю. Ноги от долгой ходьбы по воде
ланных кляч, я сразу понял, что кочевые пред­
гудели.
ки в моей душе могут спать спокойно. Хватать
Видел озеро?
--
--
густой от скорости воздух нам не удастся.
спросил я своего сту­
--
дента.
--
Видел,
--
татарин Тагир вывел двух осед­
--
Ты неправильно на коней смотришь,
усмехнулся Тагир.
ответил тот,
-- правда издале­
ходил -- славок смот­
--
--
Это заслуженные кони.
ка. Глубоко. А ты куда
реть? С этими славками любой заблудится. Чего
Призовые скакуны. Просто они теперь на пен­
не кричал?
дья. Смотрите, не особенно их гоняйте. А то
сии. Этот жеребец
В ответ я промычал что-то невразумитель­
--
Бахмет, а кобыла
--
Ла­
они с непривычки охромеют!
Тоже мне пр изо вые скакуны!
ное. Никаких славок я не видел. Было не до
Сели мы с Геной в седла и давай коняг пону­
кать. А те идут неторопливо, только ушами по­
тряхивают. Да еще все время назад оглядыва­
них. Я понял, что лесостепь приняла Гену. Ведь
это было его первое боевое крещение в жизни.
Я же так и остался на этой земле новичком.
ются
Новичком из тайги.
--
далеко ли от конюшни ушли?
Правда, ругали мы их все же зря. Нешат­
ко, невалко наш Бахмет с Ладьей целый день
УРОК БАХМЕТА И ЛАДЬИ
возили нас по степям и колкам-перелескам. Ки­
Я всегда любил коней. Только мне на них
лометров тридцать мы
редко приходилось ездить. Несколько раз в дет­
стве
--
в деревне у бабушки, да пару раз на
На открытых-то местах снег уже сошел, а в
ипподроме.
колках лежал мокрыми слоистыми пластами.
На ипподроме работал мой друг Виталик. Он
Наконец мы повернули в сторону дома. Наши
был ветеринарным врачом и частенько пригла­
коняги сразу пошли веселее. Откуда только
шал меня покататься. Однажды он вышел из
прыть взялась!
своей ветеринарной лечебницы и увидел меня
Едем, едем, поскрипываем седлами, вдруг
на прекрасном донском жеребце Лиходее
поперек дороги препятствие. Канава
гордости ипподрома. Вечером, пряча глаза, он
нава. Речка
сказал:
--
давай мы с тобой не будем встречаться на
--
ипподроме.
Я постарался понять Виталика и простить
дно, гладкое. Но наши кони пятятся от воды,
--
Когда мы со студентом Геной прилетели в
Ишимскую лесостепь на весеннюю разведку,
мне
сразу пришла
в
голову мысль
о лошадях.
Во-первых, Гена был маленький и худенький.
И хотя он рвался работать побольше, я боял­
ся, что загоняю его на маршрутах. Ведь в от­
крытых местах ходить приходится много. Во­
вторых, я представлял себе, как это здорово
--
храпят. Разобрала меня злость, схватил я плет­
верхом.
специалист некрупныЙ. Что верно, то верно.
мчаться
верхом
на
скакуне
и
ловить
ртом
густой степной воздух. Наверное, во мне заго-
Давай, миленькая! Ну, чего ты?
циально слезал, дно ногами щупал. Хорошее
несправедливыми. По-моему, я довольно непло­
Конечно, насчет лошадиного характера я
не ка­
Я тоже удивляюсь. Поток неглубок. Я спе­
его. Правда, его слова и теперь кажутся мне
езжу
--
не речка. Так, неторопливый ка­
А мой конь ни с места. Гена Ладью по бокам
каблуками лупит:
А лошадей я люблю с детства. Поэтому прошу
хо
--
кой-то поток. Ширина от силы метра четыре.
-- Вперед, -- говорю, -- Бахмет!
Знаешь, я тебя очень люблю, но мы с
тобой познакомились уже в студенческие годы.
--
отмахали. Потопай
столько своими ножками по весенней земле!
ку-камчу и давай Бахмета по боку охаживать.
Напрягся мой пенсионер да как прыгнет впе­
ред! А дно под ним как ухнет! Провалился Бах­
мет по самое седло. Еле успел я ноги задрать.
Всплыли вокруг меня осколки льдин. Ока­
зывается, дно хитрое
--
двойное. Бежала та­
лая вода прямо по льду степной речки. Уж
очень стремительно весна налетела на эти края.
А мой Бахмет как ледокол
--
на льдины на­
валивается, крошит их, но вперед пробивает­
ся. Оглянулся я назад, а за мной Гена на Ладье
плывет. Тоже ноги на седло задрал.
Подплыли кони к берегу, в два скачка вы-
64
метнули на берег и давай ходу к дому! Без ос­
там лежит?
Прижал Гена бинокль к глазам, смотрит
тановок Сначала на рысь перешли, а как де­
туда, откуда мы прискакали. Я взбираюсь в сед­
ревню увидели, то и на легкий галоп.
ло, тоже настраиваю бинокль. Что-то ИJIИ кто­
Вот тебе и пенсионеры!
Прискакали мы к конюшне, сдали лошадей
та в грубой зеленой шкуре прячется в мелкой
Тагиру. Гена размял ноги, поприседал и гово­
ложбинке метрах в восьмистах от нас. Мала еще
рит:
юная
Ничего себе! Я бы после такого купанья
-
сразу седоков посбрасывал!
Я ничего не сказал, но тоже так подумал.
трава,
-
А Бахмет с Ладьей увидели нас и заржали
старые кони,
если
это
не
-
кого
пространстве
Придется ехать!
Да уж!
-
как могли мы
хоть
вздохнул Гена, опус­
соглашаюсь я. Все равно с та­
-
расстояния не понять
-
что же прячется
от нас в траве.
Бахмет на удивление охотно движется те­
молодежь учить надо. Даже
всегда
ничего,
-
ровном
кая бинокль.
видно, решили
степь
пропустить
этом
идти?
-
спрятать
на
что-нибудь.
«Чего на них обижаться,
может
вдаль. Так и остается неясным
На следующий день пришли мы на конюш­
ню. Гадаем, захотят ли кони-пенсионеры с нами
радостно. Старость всегда мудра.
не
укрыть ковылями. Но тщетно вглядываемся мы
перь подо мной. Грива в гриву скачем мы с Ге­
приятно».
ной, гадая на ходу, что лежит в траве на про­
битой нами тропе. Остается триста метров, две­
***
сти. Я быстро оглядываюсь, бью себя по коле­
Широки степные дороги.
Когда-то по ним мчались на низких косма­
тых лошадках тумены Чингисхана.
Сегодня мчимся мы с Геной на своих верных
старичках.
ням и начинаю хохотать. Гена смотрит на меня
удивленными
выдавливаю:
-
А дороги все так же широки. Как и тысячу
лет назад. Как и две тысячи.
Юная трава пробивает скорлупу земли, ле­
зет вверх, манит в дорогу. Прячет унылые осен­
ние разбитые тропы.
Ах, как привольно дышится, какие тугие
оболоки* бегут по ясному, глубокому небу. Хо­
чется
смеяться,
ватские
степные
кричать
во
все
горло
залих­
песни.
Скрипит седло, похлопывают по крупу ло­
шади
притороченные
вьючные
сумы.
Останавливаемся на склонах пологих врос­
глазами.
Наконец я смахиваю набежавшие слезы и
Ге-Гена ... это же моя
Наши кони второй раз учили нас не быть
самоуверенными здесь
Ведь Бахмет сразу почувствовал пропажу.
лянись, таежник! Это ведь не лес. Здесь все
дороги открыты глазу. Оглянись! Не оставил ли
ты что-нибудь, ради чего стоило бы вернуть­
ся?»
ПРО ЛЕТ
Над землей летели перелетные птицы.
Вдруг Бахмет сбивается с мягкой, нетороп­
Они летели над пустынями и оазисами Сред­
ней Азии. Потом над степями. Птицы торопи­
лис!>
трясет головой.
Окликаю Гену. Слезаю с коня, осматриваю
копыта. Ничего не понимаю. Вроде все в по­
рядке. Ни ушибов нет на ногах у Бахмета, ни
ссадин. Чего волнуется конь?
-
Эй!
-
окликает меня Гена.
-
Это что
все дальше на
север.
Теперь они тянули над нами.
надежно. Натягиваю удила построже, шпорю
своего коня, но он все сбивается с ноги, все
в незнакомых для нас
И как он старался показать мне: «Оглянись! Ог­
шруты и снова вперед.
Ладья под Геной бежит вперед. Неторопливо,
-
краях.
глазам. Быстро-быстро размечаем летние мар­
стороны, пытается укусить меня за колено. А
вьючная сума ...
смеяться.
ших в землю курганов, прижимаем бинокли к
ливой рыси, начинает крутить головой во все
...
Гена натягивает поводья и тоже начинает
Мы с Геной стояли на кургане и смотрели
на бесчисленные стаи.
Наши кони щипали травку. Их не интересо­
вала скучная птичья жизнь. Стоит ли куда-то
лететь,
суетиться,
когда из земли лезет моло­
дая сочная трава?
Мы не были согласны с нашими верными
друзьями. Нам были поняты птичьи желания.
65
ПРО3А
Хотелось оттолкнуться от земли, махнуть кры­
похожи на тундру?
лами и рвануть куда-нибудь, чтобы успокоить
тревожное
Гена задумался. Он никогда не был в тунд­
ре.
сердце.
А я уже знал, что прав. Мне говорила об
Иногда птицы уставали, и тогда стаями сы­
этом не только куропатка. Просто я услышал в
пались на землю.
Лесные пернатые набивались в колки, и те
воздухе знакомый гортанный голос. Только лег­
гудели от мелкого многоголосья. Огромными
кий степной акцент мешал мне понять до конца
массами
-
летели
вьюрки,
зеленушки,
лесные
коньки. По опушкам суетилась овсяночная
о чем
это важном так тревожно кричат пти­
цы
жизнь. Здесь можно было увидеть рядом обык­
новенную
овсянку
редкую красавицу
и
овсянку-крошку
и
КРАСАВКИ
даже
белошапочную.
-
в лесу увидеть птиц удается не сразу. Сна­
По открытым участкам встречались тунд­
ровые знакомые. От лужи к луже, полыхая
крыльями, метались стаи турухтанов. Иногда
петушfCИ спохватывались и заводили скоротеч­
ные турниры Устраивать их по-настоящему
было некогда. Их ждала покрыта я еще зимнvi­
ми
снегами тундра.
Здесь же на лужах крутились стайки мел­
ких куликов-песочников. То и дело из-под ло­
шадиных копыт взлетали ближайшие РОДИЧИ
тулеса
-
бурокрылые и золотистые ржанки.
Каждый раз мое сердце вздрагивало. Но сто­
рожа тундры не было. Ржанки хоть и кричали
так же эаунывно, кан: тулес, но старались дер­
жаться от человека
подальше.
С остановками на озерах летели гуси и мно­
гочисленные утиные
стаи. Водоплаваюшие
жадно цедили чай лесостепных озер. Впереди
их ждали узкие голодные эабереги на реЧЕах
тайги :и тундры
Рядом с северными путешественниками по
оэеру гордо плавали пеликаны. С эемли их не
было видно,
но иногда эти тяжелые птицы
взлетали над озерами и делали круг над водой.
Мы ехали с Геной по ровным, гулким под
лошадиными копытами пространствам. На про­
странствах устроилась тундровая мелочь. Ро­
гатые
жаворонки,
лапландские
подорожнин:и,
краснозобые коньки.
Мне нравился пролет в лесостепи. От колка
к
колку,
проезжали
мы
то
птичьи
стаи
сте­
пей, то тундры, то лесов.
Над головой висела песня черного жаворон­
ка. Впереди наших коней бежала смешная степ­
ная птица авдотка. Она то убегала вперед, 'то
поджидала
нас,
мелко
кланяясь.
Вдруг из-под ног ,с противным блеянием со­
ве
Тоже на пролете, что ли?
Нет,
ты не
-
улыбнулся я.
чувствуешь,
-
что
-
места
чем-то
крики
или
песни,
а
уж
потом
На открытых пространствах все не так.
Чаще всего птицу ты сначала увидишь, а уж
потом подuйдешь к ней на такое расстояние,
что она закричит. Да еще как закричит! Стоит
вспомнить мне
голос
тулеса в тундре,
как сра­
зу начинают ныть эубы.
Но еще хуже, если птица крупная и молча­
ливая. Терпит-терпит она,
если ты на нее
идешь, а потом как взлетит из укрытия! От
страха
шапка
на
голове
поднимается.
Идем мы с Геной по маршруту. ОТ перелес­
ка к перелеску. Удивительные это леса-- ле­
состепные J\.ОЛКИ. Одна береза в них пастет. А
под березами --- трава да шиповник~ Настоя­
щий парк.. Правда, птиц в них не так уж много.
Лесные птахи предпочитают лететь дальше на
север
выI
---
'~ настоящим лесам. Сосновым. Ело­
•.
Наконец, ВЫШЛИ на обширное пространство.
Луга и поля сливались с горизонтом, стояло
знойное текучее марево.
Едва тронулись МЫ от перелеска вперед, как
в мареве появился удивительный цветок на
длинном стебле. Стебель качался в плавающем
воздухе, а длинный лепесток цветка топорщил­
ся на ветру. Не успели мы удивиться, как ря­
дом с первым. цветком за качался второй, тре­
тий. И вот уже весь горизонт был усеян удиви­
тельными цветами. Приглядевшись, мы увиде­
ли,
что
из каждого
цветка
кроме
раскачиваю­
щегося лепестка торчал длинный твердый клюв.
Клювы были решительно направлены к земле,
--
из
стороны в
Красавки!
-
сторону.
воскликнул я и махнул Гене
рукой, чтобы он присел.
-
удивился Гена.
Это местные. Разэти
слышишь
доберешься и до самих певцов.
но ходили
рвался комок белой куропатки.
-
чала
Какие красавки?
Журавли такие,
-
-
запыхтел он рядом.
отмахнулся я.
-
Лю-
буйся лучше. Они в Красную книгу вписаны.
66
ПРО3А
Редкий вид.
-
СПЛАВИНА
Ничего себе редкий,
начал
-
считать,
раз,
-
два,
хихикнул Гена и
три
тридцать восемь ... семьдесят два!
кончил он счет.
-
...
-
семнадцать
Если ехать по лесостепи на юг, то лесов
...
наконец за­
становится
все
меньше,
а
открытых
про­
странств все больше. незаметно лесостепь пе­
Они что, со всей страны здесь
собрались?
реходит в степи. А если поехать на север
Журавли поглядывали на нас подозритель­
но. То, что мы притаились, казалось им зло­
леса будут все обширнее. Правда, на тайгу они
еще
стным умыслом. Мы встали и приложили би­
не
похожи
и
поэтому
называются
-
то
подта­
ежные.
нокли к глазам. Журавли были действительно
На юге озера были почти степными, за то
очень красивы. Черный пушистый шарф на шее,
на севере их часто окружали леса. Я любил
черные фалды сюртука, белые элегантные
ездить в гости к северным озерам. С воды было
перья, хохолком свисающие с затылка. Наряд
не видно, что леса подтаежные. Они казались
венчали глаза в ярко-красном ободке. Когда мы
настоящей тайгой.
На одном из таких озер я попал в ловушку.
встали, все журавли направили на нас эти обод­
ки. Вместо того, чтобы улететь, красавки ус­
покоились. Если противник не прячется, зна­
мя
чиT все в порядке. Цветы стали по одному ис­
Вода была начинкой, а тестом служили зеле­
чезать в мареве. Красавки кормились. Осталось
ные, поросшие кустарником и прибрежной ра­
Абсолютно круглое, оно лежало между дву­
сосновыми
лесами,
похожее
на
ватрушку.
только две или три головки. Все же до конца
стительностью берега. Берега были такими ап­
журавли нам не доверяли. Караулили.
петитными,
мы тронемся?
-
с Алексеем
спросил Гена.
что
ватрушку
хотелось
укусить.
После утреннего учета птиц мы встретились
Представляешь, как они взлетят, если
-
-
одним из наших студентов
-
на
Я вообразил вспыхивающее на солнце об­
берегу этого озера. Нужно было еще пойти про­
лако взлетающих птиц и даже зажмурился от
верить несколько гнезд и снять промеры птен­
удовольствия:
цов. Алексею очень хотелось сделать это само­
-
стоятельно, и я остался лежать на краю бора
Пошли!
Мы решительно тронулись вперед. Немед­
любоваться озерной ватрушкой.
ленно в мареве заструились головки всех птиц.
Скоро лежать надоело. К тому же лес этот
Тревога! Красавки прикидывали, насколько мы
для меня слишком южный. от него не пахло
опасны. Потом они повернули и быстрым ша­
прелыми,
гом пошли от нас, грациозно покачивая шеями
духом лишайника и брусники. Бор тревожно
и двигая ходульными ногами.
пах терпкими травами.
и
два
человека,
которые
мечтали
уви­
деть журавлей в полете. Пришлось прибавить
Наконец Гена не выдержал и побежал. Он
махал руками и кричал:
-
Кыш! Кыш!
и
настоявшимся
с крючком и поплавком, вырезал в ивняке уди­
лище и решил попытать рыбацкого счастья.
Идти до воды было метров полтораста. Меня
шагу. Журавли засеменили быстрее. Дистанция
в полтораста метров оставалась постоянной.
иголками
Я достал из полевой сумки смотанную леску
Мы шли друг за другом. Семьдесят две кра­
савки
сырыми
удивило, что на ровной зеленой поверхности
луга не видно тропок: озеро было рыбным. Над
водой летали крачки
-
болотные и речные. Они
то и дело падали в воду, выхватывая мальков.
Я бежал рядом и тоже кричал, чтобы спуг­
Я быстро пробирался между кустами, от­
нуть птиц.
ряхивая с растений капельки росы. Солнце еще
Красавки обернулись на нас, прибавили ходу
и убежали.
не у:спело просушить ее. Пришлось раскатать
сапоги-бродни на всю их длину.
Метров через сто кусты стали мельчать, а
Через пару минут цветы их головок кача­
лись
-
уже где-то
у горизонта.
Тоже мне, птицы, разочарованно про­
- И летать-то не умеют.
потом и вовсе кончились. Передо мной лежал
ровный зеленый лужок Цвет его был ядови­
тянул Гена.
тым. Я догадался, что нахожусь на сплавине.
Я посмотрел на свои ноги и рассмеялся:
- По-моему, это мы с тобой бегать не уме­
ем. Как ты думаешь?
дилось.
Таких больших видеть в тайге мне не прихо­
Сплавина это фальшивый зарастающий
берег, состоящий из растений. Под ним всегда
67
ПРОЗА
лежит вода. Я стоял на такой огромной сплави­
когда вытащили меня в лодку.
не, что озеро, должно быть, растило ее не­
-
сколько тысяч лет. С того места, где мне при­
Н-н-не оч-ч-чень!
простучал я зубами.
-
А я думаю, что тут за ангел по воде, аки
шлось остановиться, могли ловить рыбу воины
посуху ходит?
Чингисхана. Но мне-то хотелось поймать рыбу
сунул
засмеялся один из рыбаков и
-
мне в рот прикуренную сигарету.
Потом я лежал на краю бора и жадно вды­
сегодня. пришлось двигаться дальше.
Сначала лужок был прочным, и я уверенно
хал настой трав. Теперь он не казался мне чу­
шел вперед. Потом сплавина начала колыхать­
жим, а лекарством вливался в легкие. Одежда и
ся. Но ногу она держала, и я осторожно про­
содержимое карманов сохли, разложенные вок­
двигался. Десять метров, еще пять. Через не­
руг.
Когда появился Алексей, он удивленно оки­
сколько шагов можно было забрасывать удоч­
ку.
нул полянку взглядом и спросил:
Сплавина расступилась, громко сказала:
«Чва!»,
-
-
И Я полетел вниз.
Меня не проглотила сразу. Я висел по пояс
я прекратил
это
занятие.
спла­
-
Хотел
-
поинтересовался студент.
Сапог утащило,
-
ответил я,
-
слиш-
ком крупная рыба подвернулась.
Я оделся и решительно направился к спря­
вина была слишком рыхлой, непрочноЙ. Любое
движение только усугубляло погружение. Са­
беззаботно улыбнулся я.
Ну и как?
-'-
ногами не было. рванувшись пару раз из сторо­
сторону,
-
наловить рыбы сапогом.
в воде, но потихоньку проваливался. Опоры под
ны в
Купался, что ли?
Да,
танному в лесу мотоциклу.
Идти по шишкам и иголкам босой ногой было
поги тянули вниз.
Побарахтавшись легонько, я спихнул с себя
колко,
неприятно,
но
я
терпел.
один сапог. Он рыбой ушел куда-то в ужасную
Через сотню шагов обернулся на озеро. Оно
черную глубину. второй сапог решил не рас­
уже спряталось за соснами, но все равно было
ставаться со мной до конца.
похоже
на
ватрушку.
Я поймал себя на желании укусить ее.
Я висел и мысленно подсчитывал в уме ско­
рость погружения и время прихода Алексея. Он
был моей последней надеждой.
БЕЛОЗУБКА
Вода под сплавиной оказалась ледяной. Ее
ведь
не
грело
жаркое
лесостепное
солнышко.
Оно старательно палило мне макушку, но
зубы уже начинали выколачивать легкую дробь.
Я лежал на сплавине, раскинув руки во всю
ширину,
судорожно
цеплялся
пальцами
за
жалкие болотные растения и тонул.
Алексея видно не было.
Вдруг на краю бора я услышал звуки. Осто­
рожно повернувшись, я увидел двух рыбаков
с легкой лодчонкой на плечах. Они спустились
по моим следам и пошли к озеру. Минут через
пять их фигуры исчезли из глаз в кустах, и я
едва сдержался, чтобы не заорать от страха.
Кричать было стыдно.
Наконец, рыбаки вышли из кустов. Теперь
они толкали
лодку по растениям и держались
руками за борта. Ногами они едва касались спла­
Любому таежнику известно, кто такие бу­
розубки. Эти маленькие насекомоядные зверь­
ки с острым носом-хоботком рано или поздно
попадутся на глаза бывалому человеку. Ну, а
мы, зоологи, и подавно знаем, что бурозубок
в тайге
не видел рыбацких, тропинок
Лодка все приближалась, и когда я уже
пруд пруди. И крошечная, и малая,
перечислишь!
А вот кто такие белозубки, мы знали толь­
ко по книжкам. Эти зверьки в тайге не водят­
ся. Только в степях ...
Гене очень хотелось поймать белозубку. Он
мечтал об этом страстно и часто спрашивал
меня:
-
Как ты думаешь, какие они, а?
Да такие же, как бурозубки. Только зубы
белые, нарочито равнодушным голосом от­
вечал я.
вины. Жирная болотная трава под лодкой шур­
шала и сразу распрямлялась. Я понял, почему
-
и обыкновенная, и равнозубая. Да разве всех
-
Эх,
-
махнул рукой Гена,
-
ничего ты
не понимаешь в белозубках! Это же не просто
зверек Это мечта ...
Гена заразил своим энтузиазмом обоих сту­
хотел окликнуть рыбаков, один из них заметил
дентов-практикантов
мою нелепую фигуру.
ленького. Особенно старался Коля-маленький.
-
Давно висишь?
-
спросили мужики,
68
-
Алексея и Колю-ма­
Через минуту мы все хохотали, хлопали
мы прозвали его так не потому, что у нас был
другой Коля
большой, а потому, что наш
-
Коля был очень мал ростом. Наверное, ему очень
ДР?,Т друга по плечам и СКJIOНЯЛИСЬ над бино­
куляром.
Муська притащила белозубку! Представляю,
хотелось поймать белозубку, еще и потому, что
зверек этот тоже
совсем
как' ей надоели постоянные жалобы студентов.
невелик
Наконец наступил сезон ловли мелких мле­
На следующий день мы выкопали канавку
прямо в поселке и через неделю были облада­
копитающих.
Мы нарыли по всей округе длинных кана­
вок и установили в них цилиндры
-
TeляMи прекрасной коллекции белозубок
-
ловушки.
Зверьки начали попадаться сотнями. теперь
каждый день после обеда мы сидели над боль­
шими бинокулярными лупами и определяли
но ответил Гена,
только
ляциях,
численность,
но
и
возраст
в
-
рассеян-
ну, белозубки. Такие же,
-
Я засмеялся.
Я уже знал Гену. Раз он так говорит, значит
попу­
и как идет размножение.
спросил я Гену.
-
как бурозубки, только зубы белые.
животных. Ведь про каждый вид нужно знать
не
Ну как, доволен?
А чему тут быть довольным,
у него появилась новая
мечта.
Соседняя кошка Муська переселилась в наш
дом. Она терпеливо сидела возле рабочих сто­
лов часами,
следя,
как горы
шатся и попадают под оптический прибор.
За терпение Муське доставалось огромное
количество еды. Муська с наслаждением ко­
палась в этих кучах. Ведь она была единствен­
ной кошкой в деревне, которая могла попро­
бовать эти редкостные деликатесы. В дерев­
не жило от силы три-четыре вида звериной
мелочи, а на Муськины обеды попадало ви­
дов
двадцать.
Но белозубок среди этих двух десятков не
было!
Я сидел и разбирал полевок Всех насекомо­
ядных зверьков чуть не в драку разбирали на
определение студенты. Каждому из них хоте­
лось первому найти белозубку.
Я возился СО своими полевками и посмеи­
вался. Муська меня понимала. полевки ей нра­
вились больше, чем бурозубки. Особенно жир­
ные
водяные.
Постепенно разговоры о белозубках забы­
лись. страсти поутихли, осталась работа.
Наконец дней через двадцать Гена стукнул
кулаком по столу и
-
сказал:
Нет здесь никаких белозубок! Слишком
северно
для
них.
В это время в открытую из-за духоты дверь
проскользнула Муська. Она пришла с добычей,
легла
у
печки
и
стала
ОСЕНЬ
животных потро­
играть
придушенным
зверьком.
Гена тусклым взглядом глядел на эту возню.
Вдруг глаза его оживились и оц гаркнул:
- Муська!!
Кошка, взлетевшая от испуга под потолок,
не успела приземлиться, а Гена уже держал в
я ехал на Бахмете. седло мерно поскрипы­
вало. Тянуло в дрему.
Следом на молодом буланом коньке Гулли­
вере скрипел седлом Гена. Ладья уже с неде­
лю припадала
на
заднюю
ногу и потому оста­
лacь в своем деннике. Конюх Тагир тайно был
рад этому. Он любил поболтать со старой ска­
ковой лошадью.
За лето к нам привыкли в деревне и теперь
доверяли любых коней. Но мы всегда старались
взять Бахмета и Ладью.
Алексей и Коля-маленький удивлялись та­
кой привязанности. Они ста рались выбрать себе
лошадок побоЙчее. Чтобы промчаться в легком
галопе
по
лугу,
вскрикнуть
залихватски,
под­
бросить в воздух шапку.
Вот и сейчас они ускакали куда-то вперед,
посмеиваясь над нашей степенной тихоходнос­
тью.
Гена сдерживал своего конька. Ему хотелось
поговорить. На друга напало лирическое на­
строение.
Мы ехали закрывать ловчие канавки на
зверьков. Кончился летний сезон. Через неде­
лю за нами должна была придти машина.
В лесостепи начиналась осень. Она была уди­
вительной и странной. Ни одного желтого лис­
точка не появилось на деревьях. Только травы
на нескошенных лугах пожухли и легли на зем­
лю. Но это не было приметой осени. Травы
здесь выгорают
уже
к середине лета.
Ночи стояли теплые, совсем не осенние.
Но мы лучше других уже знали, что при­
шла осень.
В лесостепи появились молчаливые стаи ПТИЦ.
руках ее добычу.
69
ПРО3А
Они прилетали по ночам и жадно кормились на
лyroвых участках. А ночью улетали дальше. Мол­
и мне нечего теперь стесняться заглянуть в
глаза
ее
озер.
Ведь эти глаза знали обо мне так много.
ча.
Видно, где-то там
-
Если не все.
на севере, уже щедро
сыпались на землю золотые и багряные лис­
тья. Остывал воздух. В тундре по утрам появи­
лись
на
озерах
тонкие
ледяные
корочки, 'и
ГОРЫ
с
О горах я мечтал с детства.
неба летели первые белые мухи.
Мне хотелось увидеть облака под ногами и
Молчаливые странники принесли нам об этом
штурмовать неприступные скалистые вершины.
вести.
Я верил песням, в которых пелось, что друг
Как и весной, в лесостепи сразу появилось
множество птиц. Лесные. Тундровые. Степные
пернатые тоже покидали родные места. Не
сразу, постепенно. Их становилось все меньше
и меньше, а северных птиц
больше.
-
Поэтому нас не мог обмануть теплый воз­
дух. Мы не верили зеленым листьям. Как все­
познается в горах.
В моем воображении рисовались картины зе­
леного буйства склонов и снежные пики.
Поэтому когда мои друзья собрались поехать
зимой на Северный Алтай, я не был готов к
этому.
наряде
Я не знал, как выглядят горы зимой. Боял­
сразу попасть под снег. Для этого достаточно
ся, что они оттолкнут меня излишней сурово­
гда
в
этих
краях,
они
могут
в
летнем
стью. Мне казалось, что сочетание скал и сне­
здесь одного мощного вздоха Арктики.
-
Ну И как тебе в этих местах?
-
спросил
Гена.
-
Нормально,
-
отмахнулся я.
-
Работа
как работа.
-
И никуда больше не хотелось бы?
-
под­
начил друг.
-
Почему же!
-
обиделся я.
-
В джунгли
хотелось бы. В пустыню.
-
Но потом-то ты все равно в свою тайгу
поедешь,
-
полувопросительно заметил Ген­
верить, что где-то внизу тебя ждут теплый
воздух и цветущие
-
сады.
А ты представь, что это так и есть. Про­
сто тебе не хочется спускаться к этим цвету­
щим садам,
-
посоветовал мне дядя Сережа.
Компания на Алтай собиралась замечатель­
ная. Здесь были и дядя Сережа, и Гена, кото­
рый уже работал в нашей лаборатории, и Коля­
маленький, приехавший во время каникул пи­
са ть диплом.
надий.
-
га хорошо только на вершинах. Всегда хочется
Я всегда буду возвращаться в тайгу,
И Я согласился.
-
Гена ехал рядом и раздумывал над моими
Если тебе совсем не понравятся зимние
-
усмехнулся я.
горы,
то
ты
можешь
сидеть
дома,
словами. Ему в жизни еще предстояло чему­
нас кашу и смотреть телевизор,
то отдать свое сердце. Навсегда.
Коля-маленький.
-
варить
для
предложил
Впереди, на кургане, появились два всад­
В его сердце горел огонь мужества. Коля­
ника. Так же, вытянувшись в стременах, появ­
маленький не сомневался, что полюбит суро­
лялись они на этом кургане тысячу лет назад.
вые горы. А если не полюбит, то просто поко­
И две тысячи.
рит их.
маленький.
-
Гена гикнул и пришпорил Гулливера. Время
для
него.
Бахмет, не прибавив шага, все так же не­
тут же разрушил краси­
- Кина не будет!
Почему? удивился Коля.
Понимаешь, малец, уперся дядя Се-
-
вую картинку. дядя Сережа.
тратить жизнь в долгих раздумьях еще не при­
шло
И не думай!
-
Это были поджидавшие нас Алексей и :Коля­
режа
кие
в
студента
складки
пальцем,
местности,
-
горы
которые
-
это
мешают
та­
про­
торопливо попирал свою родную лесостепь ко­
хождения радиоволн. Поэтому в девяти из каж­
пытами.
дых десяти горных селений телевизоры не ка­
Я же покидал ее., Надолго, если не навсегда.
Но одно я знал точно. Когда бы я ни летел
на север, подо мной будет расстилаться эта
жут.
Коля обиженно сглотнул слюну, но не на­
шел,
удивительная земля. Часами. Тысячами кило­
метров.
что
ответить.
Я же рассмеялся и, не сомневаясь более,
на чал собираться в путь.
70
ПРОЗА
Ведь с такими друзьями можно ехать хоть
ствия
В поселке Черга.
-
Сначала таскали в дом ,вещи, потом варили
на край света!
ужин и устраивались на ночлег.
КАКИЕ ВЫ, ГОРЫ?
Мне не спалось, ведь мы приехали на сви­
дание с детской мечтой. Одевшись потеплее, я
Мы ехали на Алтай на маленьком автобусе,
вышел во двор. Над Чергой висело звездное
похожем на «скорую помощь». На нашем язы­
небо. Звезды были колючими, холодными и ог­
ке такая машина называется «буханкой».
ромными. Тучи над горами разогнало. Морози­
Рядом с шофером сидел Коля-маленький.
Кличка у шофера была «капитан Жеглов». У
капитана Жеглова наискосок через лицо про­
ло. Пар изо рта с шорохом оседал в воздухе.
Звезды на небе светили странно
-
широ­
кой полосой. Луны почему-то не было.
ходил суровый белесый шрам. Коле-маленько­
Всмотревшись, я вдруг понял, что нахожусь
му нравилось беседовать с таким мужествен­
в ущелье. Крутые склоны справа и слева от
ным человеком. Он ведь не знал, что еще маль­
меня убегали вверх, разрезая небо на три час­
чишкой наш шофер упал с сенокосилки.
ти. Над ущельем висела звездная дорога. По
Мы ехали по зимней степной Сибири. Она
его
дну тянулась
дорога,
которая привела
нас
вся состояла из заснеженных пространств, ку­
сюда. На нее были нанизаны домики поселка,
стов вдоль ниточки дороги и заячьих следов.
подмигивавшие
звездам
тусклым
светом
око­
Время от времени машина ныряла в сосновые
боры. Мы ехали вдоль великой сибирской реки
шек. Только наш, самый крайний, оштукату­
на юг.
нежилой.
На юге лежала горная страна
ренный и побеленный домишко стоял словно
Алтай. Ал­
Воздух был сух. Он слегка потрескивал и
тай находился на краю нашего света. За ним
странно журчал чем-то невидимым. Звук для
уже прятались чужие края
-
-
Монголия и Ки­
зимы был совершенно непривычным. Я напряг
тай. На Северном Алтае, куда мы ехали, две
могучих стремительных реки
-
-
слух и двинулся к его источнику.
Бия и Катунь
Двадцать шагов, тридцать. Конечно! Это
сливались в Обь.
журчала мелкая горная речка. Через минуту я
На подъезде к Барнаулу земля начала
стоял на ее берегу. Вода стремительными струй­
вздыбливаться могучими холмами. Иногда по­
ками
росшие лесом сопки вдруг обрывались круты­
званивая мелкими камешками на дне.
ми скалами. Проехали поселок Манжерок. Все
знали,
ня,
.но
что про
никто
мог
вспомнить
веселые
жгуты,
легко
по­
Это было удивительно. С неба сияли знако­
ным, как над всей Сибирью, а здесь у моих ног
слов.
Горные песни были пока не для нас.
весело лопотала незамерзающая вода. Я прон­
На краю Манжерока возле дороги высился
зительно остро понял, что попал вневедомый
неприступный скалистый зуб. На вершине зуба
край.
синей краской было написано «КАТЯ».
«Эй!
Все дремали, только капитан Жеглов уве­
-
тихонько окликнул я летящие мимо
меня струи,
ренно крутил баранку. Он пел:
-
о чем говоришь ты?»
«Я звеню о снежинках на южных склонах и
- Что такое Манжерок? Фью-фью-фью­
фью городок! Фью-фью-фью-фью островок!
Капитан Жеглов был упорен и старался
горячем полуденном солнце. Они питают мое
тело водой, и по ночам я пою для них колы­
бельные песни»,
-
ответила мне речка.
«Разве зимнее солнце может быть горячим?»
вспомнить песню.
Дядя Сережа, не открывая глаз, пробормо­
-
удивился я.
Речка звонко рассмеялась:
тал:
-
в
мые созвездия. Воздух был таким же холод­
него есть какая-то старая пес­
не
завивалась
Прекрати свистеть. Буран накличешь!
«Ты совсем ничего не знаешь. про горы! Не
Жеглов тут же смолк. Буран в горах не шут­
торопись задава ть вопросы. На многие из них
ты найдешь ответ сам ... »
ка.
Вдруг мотор смолк. Все просну лись. Дядя
И речка снова вернулась к своему неумолч­
Сережа распахнул двери, впустив морозные
ному журчанию. Колыбельной песне окружаю­
клубы воздуха, скомандовал:
щим
Вылазь, приехали! Черга!
Мы были у конечной цели нашего путеше-
-
71
горам.
ПРО3А
Постепенно склон набирал крутизну. Дере­
КАБАРГА
вья,
казалось,
торчали теперь прямо на отвес­
Все проснулись затемно.
ном склоне. Особенно тяжко было, когда мар­
В ущелье утро сваливается сразу, но с боль­
шрут упирался в скалистый выход. Обходить
их было тяжело. Дважды я падал с лыж и пла­
шой задержкой.
Я побежал к речке умыва1:ЬСЯ. Мороз был
вал в рыхлых, засасывающих сугробах. Ноги
градусов под двадцать пять, и ребята ПОСМQТ­
никак не доставали твердой основы. От бесси­
рели на меня как на сумасшедшего. Я же про­
лия на ресницах закипали жгучие детские сле­
сто торопился на свидание с ночной собесед­
зы.
Я давно уже был мокрым как мышь. Куртка
ницей.
Ледяная вода-зуболомка на утреннем моро­
покоилась
в
рюкзаке,
но
от
меня
все
равно
зе показалась даже теплой. После умывания
валил пар. Семь потов сошло уже на полдоро­
лицо загорелось огнем, взор прояснился. Те­
ге.
четко
Постепенно завершая круг, я решил скос­
видел долину речушки. Склоны ущелья, порос­
тить себе па ру километров и двинул к машине
шие
напрямик. Когда же вышел к ней, то чуть не
перь,
даже в предутренних
то кустарником,
кую,
невесомую
сумерках,
я
то купами деревьев, лег­
сеть
козьих
троп
на
южном
завыл от досады.
Машина была всего в двухстах метрах, но
склоне.
само-
я находился прямо над ней. Крутой обрыв не
любие Коли-маленько­
го, и он тоже по­
давал спуститься вниз. На обход нужно было
бежал умываться к реч­
ке. Остальные,
потратить не меньше часа. Возле машины, без-
Мой пример разбудил
тревожное
заботно посвистывая, гулял капитан Жег­
глядя на нас, только по­
лов. Хотелось запустить в него кам­
лись.
После
выехали
завтрака
на
Солнце
нем.
Как я вышел к машине, запом­
учеты.
наконец
выскочило
из-за
нилось плохо. Тянуло прилечь в мяг­
гребня
кий пушистый снег, отдохнуть. 3ак-
\~~~,....._pЫTЬ глаза, чтобы не видеть эти
i
ненавистные склоны.
ущелья. Мгновенно окрасило
склоны
розовым,
нежным.
Мы ехали, сверяясь на каждом
Вышли все мы почти
перекрестке с картой. Дорога то
с:к.ользила
хотных
вниз
-
в
долинки
стремительных
одновременно.
'2
.7
.
кро­
речу­
шек, то, завиваясь змеей, уП-_--:::t~
рямо ползла вверх. Мосты че­
вы­
сокими, крепкими. Видно, шутливые эти водо­
Друзья
-
с дом
ли,
показывая
что
мне
до ста­
одному.
так, будто перетаска-
-
Нет, ребята, я не горный орел!
-
прохри­
пел я, привалившись плечом к борту машины.
валуны, но, обессилев, бросала их прямо в
русле. В таких местах речки бурлили и кипе­
выглядели
не
ли вагон муки на пятый этаж.
токи весной могли разыграться не на шутку.
-
радовался,
лось
рез речушки были на удивление
Иногда вода притаскивала огромные
Маленький мерз­
кий старичок в душе
не
И я тоже!
думал,
что
-
так
просипел Гена.
-
Никогда
вымотаюсь.
Коля-маленький тоже хотел что-то сказать,
характер.
Наконец мы приехали, надели лыжи и, раз­
но самолюбие ему не позволило. Он просто
делив участки, разошлись на учеты. Мне дос­
тяжело и прерывисто дышал, как выброшен­
тался северный склон, густо заросший пихто­
ная на берег рыба.
вым и еловым лесом. Кое-где на склоне торча­
ли
скалистые
специально
выходы
с
сделанными
римечательностей.
площадками,
для
осмотра
словно
-
-
-
засмеялся
К утру забудете!
Дядя Сережа в студенческие годы· работал
достоп­
,
Да бросьте вы, мальцы,
дядя Сережа.
в
Сначала идти было нетрудно. Как на про­
горах
и
знал,
что
говорил.
Все остальные только скрипнули зубами.
гулке в парке. Широкие лыжи проваливались
Дядя Сережа оказался прав. Через неде­
неглубоко. Птиц в лесу, а, значит, и писанины
лю мы уже сносно лазили по горам. Седь­
было немного.
мой пот сходил с нас теперь только к концу
72
ЦВЕТОК
маршрута.
Мы даже стали замечать красоты окружа­
На десятый день дядя Сережа проснулся и
ющих нас гор. К тому же на южных склонах
оказалось работать гораздо легче. Можно было
заявил:
бегать по лесенкам козьих троп. Нужно толь­
~ Все! Хватит! Выходной!
ко следить, чтобы не сорвалась нога с обледе­
Все завопили от радости.
Каждый молчал о выходном только из чув­
невшей почвы.
Если снег не шел два-три дня, южные скло­
ства мужского самолюбия. Тело просило от­
ны освобождались от него ПОЛНQСТЬЮ и даже
дыха давно и настойчиво; К тому же, просто
пытались нахально зеленеть. На них тут же
хотелось прогуляться по деревне. Мы ведь по­
выбирались крупные животные
кидали
-
бараны,
козы, косули. Иногда здесь же паслись табуны
мустангов
-
синих
ее
затемно,
а
возвращались
в
густых
сумерках.
Истопив к обеду баньку, мы с криками вос­
одичавших коней.
Отделенные ущельем, они не боялись че­
торга до дури парились в ней. Потом прыгали в
тугие струи бегущей рядом речушки. Тела,
ловека. Верили в свои горы.
Мне очень хотелось увидеть кабаргу. Этого
маленького, безрогого, но вооруженного ост­
ошалев от такого блаженства, наполнялись ра­
достью
души.
Склоны ущелья казались нам теперь хоро­
рыми клыками оленя. Увидеть к5абаргу никак
не удавалось. Мне попадались десятки ее сле­
шими знакомыми, а сами горы
дов,
сторонкой. Все тяжести трудов внезапно ото­
я
постоянно
натыкался
на
стада
косуль.
-
почти родной
Кабарги не было.
шли куда-то на второй план. Можно было по­
Однажды я лез на скалистую площадку. Она
была плоской. С нее должен был открываться
верить дяде Сереже, что, покидая горы, мы
будем помнить о них только хорошее.
прекрасный вид. Я мечтал о костерке и круж­
После обеда пошли гулять по деревне. Пеш­
ке горячего, густого. чая. Лезть на площадку
ком. Она тянулась, поднимаясь вверх по уще­
приходилось почти отвесно
-
с одного уступа
лью
к перевалу. Куцые огороды притесняли
-
на другой. На таком крутом склоне умудрялись
склоны,
зацепиться
лись шикарным разноцветьем лугов.
только
отдельные,
искривленные
которые
летом,
наверное,
покрыва­
По огородам бегали какие-то голубова то­
тяжелой жизнью деревья.
Наконец моя голова показалась над краем
желтые птички. Зрение у нас словно отказало.
Мы шли, не обращая внимания на мир живот­
площадки.
Тут же на меня бросилось что-то по-звери­
ных. Нам хотелось общаться с миром людей.
Вдруг Коля-маленький отключился от обще­
ному теплое, шерстистое. Мелькнул огромный
испуганный глаз, острый желтоватый клык, и
го
зверь рядом со мной ухнул в пропасть.
Выудил из кармана бинокль и уставился на ого­
Я, наконец, попал на отстой кабарги. На та­
ких
ют
местах
пищу,
эти
спят,
оленьки
разговора,
от
чему-то
прислушиваться.
Ну-ка, глянь!
-
Я настроил объективы. «Да это же! Да это
врагов.
Чудом не рухнув вслед за кабаргой, я мгно­
к
роды. Затем протянул бинокль мне:
подолгу пережевыва­
спасаются
стал
... »
-
же
венно глянул вниз. Мне представилась карти­
Это же овсянка Голдевского!
-
заорал
на разбитого в жестоком падении беззащитно­
над ухом дядя Сережа и грохнул меня кулаком
го
по
тела.
спине.
Но кабарга уже улепетывала метрах в трех­
Потом мы вырывали друг у друга бинокль и
стах вниз по склону. В три касания она проско­
смотрели на эту любопытную птичку. Овсянки
чила отвесную стенку, по которой я поднимался
опр6вергали данные Красной книги о своей ред­
минут
кости. На каждом огороде сидела добрая сотня.
десять.
К нам подошел местный тракторист Тимо­
Я пил чай, смотрел с площадки на горы и
начинал понимать, что мир нельзя ценить толь­
ко потому
начал
-
фей, живший по соседству.
-
подходит ли он для тебя. Я опять
верить,
что горы
-
это
прекрасно.
Чему вы тут радуетесь?
Да вот,
-
-
спросил он.
начали объяснять ему.
-
Это
птица очень редкая. В Красной книге записана
мы
-
73
ее
тут впервые
увидели.
Это правильно,
-
степенно заметил со-
сед.
-
Летом она очень редкая. А зимой ее в
он
бочках можно солить. В каждой деревне тыся­
не
жаловался.
Ведь именно за такие редкие минуты мы
чи. Так что вам этой птичке надо не зимой
навсегда прикипали сердцем к своей работе.
радоваться,
Даже, если боялись признаться в этом.
а
летом.
И Тимофей пошел по своим делам.
БИРЮЛЬКИ
Мы обескураженно остались стоять на доро­
ге.
Капитан Жеглов сердился и ругал нас на чем
Может, и правда в Красную книгу вкралась
свет стоит.
ошибка?
Особенно попало мне и дяде Сереже.
И еще одна радостная встреча. Я шел с уче­
дело попадались
мне привычные
теперь
глазу
Ладно бы пацаны придумали, а то здо­
-
том по выпасным лугам вокруг поселка. То и
ровые мужики!
-
пилил он нас.
Машину
-
овсянки Годлевского, а также воробьи, серые
человек для чего придумал? Чтобы ездить! А
снегири да щеглы. Иногда в смешанных стай­
они в конце двадцатого века в бирюльки игра­
ках мелькали горные коноплянки.
Вдруг на широкой утоптанной прошедшим
стадом
дороге
что-то
полыхнуло
в
ют!
«Бирюльками» капитан Жеглов прозвал наше
Все это было хорошо известным.
желание пробиться на перевал на низеньких,
косматых алтайских лошадках. Дважды по ут­
снегу.
Цвет был ярко-красным, необычным. На бе­
лом снегу он просто резал по глазам. Осторож­
рам начинали мы свои попытки, и оба раза бу­
ран заворачивал нас с полдороги обратно.
к
Шофер же наш просто до самозабвения
неглубокой рытвине, в которой пряталось не­
любил крутить баранку и считал, что люди во­
но,
стараясь
не
скрипеть
снегом,
пошел
я
известное.
Еще пару раз над снегом вспыхивал удиви­
тельный красный цвет. Словно распускался в
снегах яркий, безумный цветок
'Наконец, мне удалось занять удобную по­
обще не должны ходить пешком. По крайней
мере
до
тех
пор,
пока
техника
не
сломается.
Он уже возил нас по тончайшему льду горных
речек, штурмовал переправы вброд и бодро
елозил машиной по закустаренным горным
склонам.
зицию.
В ямке, куда свалилась с саней кучка ком­
Нам не хотелось испытывать судьбу. Мы
бикорма, полыхало переливами самых разных
предпочитали добраться до дому на колесах, а
красных
тяжелое
не на куче металлолома. Лошадки казались нам
тельце. Моя голова никак не могла уяснить, кто
для взятия перевала более надежным сред­
это. Птица (а это, конечно, была птица) нето­
ством.
оттенков
чье-то
крупное,
Вся работа была сделана. Оставалось про­
ропливо кормилась в ложбинке, не обращая
на
меня внимания.
вести учеты в горных тундрах. Они прятались
И вдруг, откуда-то из глубины памяти, вып­
от нас за высоким перевалом. Дядя Сережа, я
лыло знание: «Да ведь это сибирская чечеви­
и Гена мрачно напяливали на себя теплые
ца!»
вещи. После двух неудачных дней казалось,
Какой же казалась она прекрасной на этом
пробитом копытами снегу. Настоящий зимний
что попасть в тундру нам уже никогда не уда­
стся.
Вечерний буран стих. Снег лежал нетрону­
цветок
Я стоял и любовался чечевицей, а та, не
тыми волнами и искрился в лучах восходяще­
торопясь, занималась своим делом. Спешить
го солнца. Лошадки разбрасывали его в сторо­
мне было некуда. Время учета кончилось.
ны легко, как мыльную пену. Бежать по луго­
Сзади осторожно захрустели шаги. Ко мне
подходил возвращавшийся с учета Коля-ма­
вине к кромке леса было для них видимым удо­
вольствием.
Трудности начинались с леса. Ветром зали­
ленький.
-
Что тут?
Цветок,
-
-
зывало
спросил он шепотом.
за<;меялся я тихонько.
-
Обыч-
ный зимний цветок
Мы стояли рядом и любовались удивитель­
ной красной птицей. Коле-маленькому прихо­
дилось все время
подниматься на цыпочки,
но
даже
самые
жалкие
и дорогу приходилось торить
звериные
тропы,
заново.
Уже перед самым перевалом лошади попа­
ли в снежные завалы. Они тяжело провалива­
лись
в
снег
по
самые
седла,
но,
привьшшие
к
горам, ни на секунду не останавливались. Плы-
74
ПРОЗА
ли по сухой снежной крупе, высоко задирая
Вдруг Гена сел в снег и сказал:
головы. Мы чувствовали себя уже не просто
--
тунеядцами,
Мы молча сели в снег рядом. Это было един-
а
настоящими
подлецами.
Добравшись до огромных валунов, мы ук­
рыли лошадок попонами и задали им овса. Те­
Все, мужики, больше, не могу. Вы идите.
ственное, что мы могли сделать для Гены. Все
молчали.
перь начиналась наша работа. Я забрался на
Вдруг лошади разом начали дергать поводь­
небольшое возвышение и огляделся. Горная
ями. Сквозь снежные стены к нам пробивались
тундра совсем не похожа на свою северную род­
какие-то звуки. Потом появились огромные све­
ственницу, она не походила на З~млю.
тящиеся
Может быть походила на Марс.
--
Было очень холодно.
Птицам не нравилось жить на: Марсе. Зале­
их
крылья
тут
же
уносил
тумане
глаза.
улыбнулся Гена.
--
Это же
Мы вывели своих лошадей на звуки сигна­
Жеглов выскочил навстречу, отобрал у нас
поводья. Потом он долго ругался в салоне, ра­
стирая наши руки и лица спиртом. Все совал
стремительный шквалистый ветер.
Поэтому учет прошел быстро. Времени мы
зачем-то
потратили в общем немного, но когда собра­
лись к своим лошадям,
--
лов прямо под горящие фары машины.
татках жалкой, скудной растительности. Если
взлететь,
снежном
капитан Жеглов!
тая сюда, они жались к камням, ютились в ос­
пытались
в
Мужики!
разговор уже не полу­
в
рот
сигареты.
Потом мы сладко дремали, вяло погляды­
вая,
как
капитан
осторожно,
со
скоростью
че­
чался. От холода сводило скулы. Гена немного
репахи, ведет машину. Сзади, привязанные к
обморозил лицо.
бамперу, плелись наши кони.
--
Прижавшись всем телом к теплым конским
спинам, тронулись мы в обратный путь. Ах,
А все-таки мы взяли эту тундру, да, му­
жики?
--
счастливым голосом спросил Гена.
Мы хотели ответить утвердительно, но не
немного бы раньше! Совсем немного!
За спиной, в брошенном нами безжизнен­
смогли. Нас просто сморил сон.
ном пространстве, зарождалась буря. Злые
языки
поземки
догоняли
нас
и
нахально
ОЛЯПКА
тол­
кали в спину. Небо поглотили тучи. Потом они
проглотили
лес,
по
которому
мы
гнали
лоша­
Наше горное время истекало. Мы добирали
«хвосты». Недостающие учетные километры,
дей. Потеплело. Но тепло это было ужасным.
редкие,
но интересные урочища.Мотались
Мокрый, налипающий снег стал рождаться
п
всему Северному
прямо в воздухе вокруг нас. Он приклеивался
таю.
к
одежде,
к
лошадиным
шкурам,
ветвям
де­
ревьев. Иногда деревья не выдерживали этой
о
А л
-
От перевала
сырой тяжести и падали под сильным поры­
вом
ветра.
Мы бросили поводья. Искать дорогу в этой
снеговерти было бессмысленно. Оставалось по­
ложиться на своих коней. Те, уставшие от не­
привычной тяжести, с трудом перебирали ноги.
На полянках снега скапливалось уже столько,
что лошадям все чаще приходилось в нем пла­
вать.
Наконец лошади остановились.
--
Что делать?
--
глухо и серьезно спро­
--
коротко ответил Гена. Я
сил дядя Сережа.
--
Пробиваемся!
только кивнул головой.
Теперь мы шли впереди, стараясь по на­
клону долины определять свое движение, и та­
щили за собой лошадей в поводу. Не было сил
ни ругаться, ни думать о чем-то. Хотелось лечь
в мягкий теплый снег и полежать хоть немного.
вали теперь тОль-.....,~lI:I:II!r;;:~;;z;;::~
бане. По мелким
УЧ!1ЛИСЬ выбирать пути
ЛИ-Т,аки
горную
науку,
что
двумя точками не всегда является кратчай­
шей дорогой.
--
Ну, теперь вам лето в горах покажется
малиной,
--
шутил дядя Сережа.
Капитан Жеглов дергал нас за штормовки и
напоминал:
--
Мужики, если приедете, то я с вами. Не
забывайте!
75
Его белесый шрам от волнения розовел, и·
капитан становился
похож на
героя американ­
ского фильма про ковбоев.
ними, вырезая самые нежные филейные час­
ти. Сосед Тимофей ради такого события прита­
щил килограммов пять свинины.
у всех настроение было немного грустным.
Не многовато будет?
-
Однажды мы возвращались в Чергу молча.
оглядывая горы
-
мяса, спрашивал Жеглов.
Ты меси, меси. Все съедим, или я не знаю
«Хвосты» были подобраны. Поездки наши по
-
горным долинам подходили к концу. Дорог,а бе­
гор!
жала вдоль светлых, могучих струй Катуни.
лов у нас отвечал за тесто.
торопил его дядя Сережа. Капитан Жег­
-
При главной машине
Гена, сидевший на переднем сидении, по­
мясорубке гордо
-
ложил руку на плечо капитану Жеглову и по­
сидел Гена. Его смазанное гусиным салом по
просил:
обмороженным местам лицо по-восточному са­
-
модовольно блестело. Казалось даже, что у
Остановись!
Жеглов съехал с трассы по боковой щебни­
нашего Генчика появился татарский разрез
стой дорожке почти к самой воде. Вылезли из
глаз. Он восседал на лавке богдыханом и ста­
машины. Даже дядя Сережа не стал ни о чем
рательно крутил ручку, проливая богдыхано­
спрашивать. Все было понятно без слов.
вы слезы.
Слезы лились от :Лука.
Могучие потоки воды, свиваясь жгутами,
-
яростно лупили в берега. Над Катунью висела
Крути, крути!
-
командовал наш при­
дымка из пара. Прибрежные камни были по­
рожденный начальник
крыты щедрым пушистым инеем.
мени без лука.
-
Какие же это пель­
Разговаривать было невозможно: слишком
Впрочем, командовал дядя Сережа не от­
громко ревела вода. Мы просто стояли и смот­
лынивая от дела. Мы с ним как старшие това­
рели на завораживающее зрелище буйства
рищи лепили пельмени. Работа шла быстро, и
природы.
капитан
Вдруг прямо из ревущего потока выскольз­
ные
нула коричневая птаха с белой грудкой. Она усе­
роз.
лась
на
камень
смешно
у
разевать
самого
уреза
воды
и
с
успевал
вытаскивать
разложенными
Неужто съедим?
-
начала
только
доски
-
очеред­
изделиями
на
мо­
никак не верилось
ему.
рот.
Это была оляпка. Она пела. Пела для себя.
Наконец кучи фарша были пристроены в те­
Ведь никто другой не мог слышать ее тонень­
сте. Подготовка прощального ужина оставила
кого,
нас без обеда. Теперь капитан Жеглов крово­
прозрачного
пения
среди
этого
могучего
рева. Оляпка закончила внезапно свою трель и
сразу
жадно
без перехода ухнула в стремительно
-
-
ниже
по
начала щелкать
течению
и
снова
старательно
варили свое единственное блюдо. Ели и ели. На­
Ну что, поехали?
-
прокричал дядя Се­
конец стали наедаться.
-
Мы весело стали рассаживаться в машине.
Маленькая птаха дала нам урок жизни. Стоит
огорчаться
при
говорил:
ли с водой. Первая партия пельменей исчезла в
режа.
ли
уверенно
наших животах без последствий. Мы варили и
своим клювом.
Все заулыбались.
-
и
На плите дымились две огромные кастрю­
летящие воды. Через минуту она выскочила на
камень
рычал
Все съедим! Чует мое сердце.
расставании,
если
веришь,
что впереди обязательно будет радостная
-
Как же это,
-
волновался наш шофер,
там же еще море пельменей осталось!
В это время в дверь постучали. Дядя Сережа победно улыбнулся и басом прорычал:
- Войдите!
встреча!
В дверь робко протиснулся Тимофей.
Так пела нам на прощание маленькая от­
-
важная оляпка на берегу горной реки Катуни.
А жена где?
Здесь,
-
-
строго спросил Сергей.
смущенно мял шапку сосед. От-
крыв дверь, он позвал:
***
Мы готовили прощальное застолье.
А какое же застолье в Сибири без пельме­
-
Люсь, заходи.
-
щелкнул дядя
Сережа пальцами. И Коля-маленький, впервые
пропустив мимо ушей обидное для него обра­
щение, бросился к кастрюлям. Он тоже изме­
ней! Специально для этого события были до­
быты две косули. Коля-маленький колдовал над
-
Эй, малец, пельмени!
нился за время нашей экспедиции. Стал взрос­
лее.
76
ПРОЗД
Не успели Тимофей с женой при кончить пер­
шагая к дому.
-
Как действительно все про­
по­
сто в этом мире. И не надо ничего усложнять
стучали. Теперь пришел второй сосед, из дома
и загадывать наперед. Ведь прожитое нами ник­
напротив.
то не способен забрать у нас».
вую
порцию
-
угощения,
как
Уезжаете, говорят?
Уезжаем, уезжаем,
Сережа .
в
-
дверь
опять
спросил он.
оборвал его дядя
Я остановился на крыльце и посмотрел на
небо. Оно было разрезано на три части. По
Ты давай-ка лучше волоки сюда
средней из них пролегала звездная дорога. Она
свою красавицу. Сначала пельмени будем есть,
висела надо мной и как магнитная стрелка ком­
а потом уж разговоры вести.
паса указывала путь домой.
Через час в доме негде было повернуться.
Все соседи с нашего края поселка сидели в
Я люблю вас!!!
-
-
Эй!
-
крикнул я,
-
Горы! До свидания!!
И, открыв двери в дом, пошел к своим дру­
жарко натопленной горнице и, отдуваясь, ели
зьям. Есть пельмени.
пельмени.
Откуда-то появилась гармошка, и уже пер­
вая песня пробовалась женскими
голосами .
Коля-маленький и Гена, сменяя
друг
-
друга,
суетились
А ведь съедим,
у
-
ИРБИТСКАЯ ЯРМАРКА ГРАВЮРЫ
плиты.
жарко ды­
шал на меня Жеглов и восхищен­
но крутил головой.
-
Ей Богу, съе­
дим!
Волнения будили в нем аппетит ,
и он опять сидел с полной миской
дымящихся пельменей.
Я улыбнулся Сережиной задум­
ке
и
осторожно
выскол ьзнул
из
дом у. Именно так и нужно пр о ­
щаться с новыми местами и друзь­
ями. В ес ело. С гармошкой. Просто
мне хотелось побыть одному. Со­
всем
н е много.
Прислушавшись, я уловил тон­
кое лопотанье моей первой горной
собеседницы и пошел на ее голос .
Речушка неумолчно тренькала сво­
ими легкими водяными струйками
по
ка мням .
« Ты все поешь колыб ельные
песни? »
-
с просил я.
« Да , все пою » ,
думно
согласилась
легко и без­
-
она .
« Мне будет жаль с тобой рас­
става тьс я »,
-
сказал
я.
Сначала речка ничего не отве­
тила,
а
потом
прожурчала
:
« А ты не расставайся. Возьми
меня с собой. В своем сердце . Если
у человека большое сердце, оно
Ре.мбрандm Хар.мес ван Рейн.
может вместить в себя даже горы» .
«Взвешuваmель золоmа».
И моя речушка весело рассме­
1639.
ялась.
« Как все просто,
-
думал я,
77
Офорт.
ПОРТРЕТЫ
ИГОРЬ. ХдЛЫМБАДЖА
АВТОР «НОВОГО ГОЛЬФСТРИМА»
1949
году
Роману А. Подсосава Ви­
в Казани из одного случай­
В далеком уже
талий Иванович посвятил
ного
удивле­
немало страниц в своей кни­
нием узнал, что в Сверд­
ловске издан научно-фанта­
ге «В поисках завтрашнего
дня» (Свердловск, 1981, 2-е
cTичecKий роман А. Подсоса­
издание
ва
ты»,
источника
«Новый
я
с
Гольфстрим».
- «1000 ликов меч­
1988), разбору его
Фантастику я обожал. Еще
технических идей, художе­
дошкольником,
ственного исполнения.
как
заворо­
тановки по
«80 000
километ­
знал.
Однажды мы сидели ве­
ров под водой» Жюль Верна.
Первой
самостоятельно
мной про читанной
Но
вот об авторе он ничего не
женный, слушал радиопос­
чером
в
редакции
(Виталий
книгой
журнала
Иванович
имел
стал «Волшебник Изумруд­
привычку работать допозд­
ного города» А. Волкова.
на,
«Вот бы почитать
«Новый
Гольфстрим»!
-
не
давали
посети­
перед этим раскрыл псевдо­
А.В. Подсосов
мелькнула мысль. Да где его
ним Риса Уильки Ли, предложил Виталию:
найдешь ... Издан в провинции.
Между прочим;
днем
тели). И я, гордый тем, что
этот
Хочешь, я вот прямо сейчас узнаю все
-
это особенно поразило меня
тогда. Редко-редко печатавшиеся в те годы кни­
о Подсосове?
ги фантастики появлялись только в московс­
Он мне не поверил. Тогда я снял с полки
ких издательствах. А тут вдруг - Свердловск.
Прошло семь лет. Я окончил университет,
получил направление на работу в Свердловск,
старый телефонный справочник, отыскал в нем
фамилию «Подсосав» И позвонил. Человек, взяв­
ший трубку, оказался ... внуком писателя! Он рас­
и вскоре в букинистическом магазине набрел
сказал мне, что дед родился в
на тот самый «Новый Гольфстрим». Типичное
1956
произведение довоенной советской фантасти­
демию, был в Свердловске известным врачом,
ки, наиболее яркими представителями кото­
а роман свой написал еще в середине 1930-х
рой были А. Беляев, Г. адамов, Ю. Долгушин,
годов
-
С
происками
отечественным
империалистов
ученым
и
умер в
...
Виталий Иванович написать о Подсосаве так
гениальным
...
1879,
году, окончил Медика-хирургическую ака­
и не собрался, и я опубликовал заметку об ав­
pyжилcя с Виталием Бугровым, вскоре посту­
торе «Нового Гольфстрима» на страничке фан­
тастики в газете «Наука Урала». А оттуда «све­
пившим на работу в журнал «Уральский следо­
дения» о Подсосаве просочились в справочник
пыт». Сблизила нас именно общая страстная
любовь к фантастике. Мы часами могли бродить
А. Шмакова «Урал литературный».
по городу, заглядывая в забитые «обществен­
фантастики. Просмотрел всю доступную перио­
но-политической» литературой книжные мага­
дику, начиная с «Екатеринбургской недели» и
Еще через семь лет я познакомился и под­
зины в тщетной надежде отыскать что-либо
фантастическое и рассуждая об истории фан­
тастики в России и на Урале.
Между тем, я увлекся поисками уральской
«Пермских Губернских ведомостей», поработал
и в Госархиве, и в Объединенном музее писа­
телей Урала, в библиотеке и архиве краевед-
78
ПОРТРЕТЫ
ческого музея. Постепенно мне открылась
ким врачом в пос. Сосьва.
Алексея Вик­
Интерес к литера туре ?спыхну л с новой
торовича Подсосова, врача, общественного де­
силой. Алексей Викторович был, видимо, из
тех людей, что не могут не писать. Его дра­
жизнь удивительного человека
ятеля,
-
писателя.
Он родился на Среднем Урале, в Камышло­
ве,
в семье разорившегося
золотопромышлен­
ма «В борьбе»
ния,
(1911
г.) выдержала три изда­
в течение шести лет были изданы и
ника. Учился в екатеринбургской мужской гим­
поставлены пьесы «Новые силы»,
назии. Окончив ее, решил стать врачом и по­
ние»
ступил на медицинский факультет Казанского
(1918
«Испыта­
г.).
Между тем, в
1914
году, с началом Первой
университета. Трудное материальное положе­
мировой войны, армия вновь «забрала» А. Под­
ние семьи побудило его пере вестись в Петер­
бургскую Военно-медицинскую академию - сти­
сосова. Мобилизованный, он служит на мурман­
пендия здесь была заметно выше. Студентом
от гирла Белого моря.
пристрастился н: журналистике:
ском побережье, в Енанге, в
100
километрах
Революция разрушила царскую армию, и
сотрудничал в
Подсосов в очередной раз вернулся на Урал. Ра­
уральских и омских газетах.
Армейская муштра, ее неприятие Алексе­
ем, сыграли с ним злую шутку. Находясь на
ботал в Екатеринбурге, в комиссии социально­
го обеспечения.
практике в Ярославле он возмутился поведе­
С приходом колчаковцев последовал новый
нием одного из офицеров, систематически из­
арест Подсосова (<<Работал на красных!»), след­
мывавшимся
това­
ствие, и ... очередная мобилизация в армию. С
рищами дал ему отпор. Поднять руку на офице­
белыми Подсосов дошел до Урала. И здесь его
ра
-
над
студентами,
и вместе
с
серьезный проступок в армии. Три месяца
свалил тиф. Больного Подсосова некоторое вре­
Подсосов провел в тюрьме. Стипендии его, ес­
мя везли на восток, и, наконец, бросили в Ом­
тественно, лишили. Продолжение учебы ста­
ске. Выздоровев, Подсосов работал там детс­
ло невозможным,
ким врачом. И вновь возвратился в Екатерин­
и Алексей Викторович от­
правился ... в Порт-Артур врачом-добровольцем.
бург, теперь уже навсегда.
Начавшаяся русско-японская война предоста­
вила ему обширнейшую хирургическую прак­
дении медицинских учреждений города. Орга­
тику.
низует детский санаторий на Седьмой Версте,
Он активно участвует в создании и возрож­
После сдачи Порт-Артура юный врач ока­
студенческую поликлинику, детский изолятор.
зался в Японии. Но пробыл там недолго. Япон­
Работает главным врачом Свердловской желез­
цы не считали медицинский персонал пленны­
ной дороги. Создает Общество помощи больным
ми и передали А. Подсосова вместе с другими
медиками англичанам для доставки в Россию.
детям. Его стараниями создано 70 детских пло­
щадок в городе и детская экскурсионная база в
Так Подсосов совершил свой первый и един­
Хосте, куда курсировал специальный поезд из
вдоль Китая, через Шан­
СвердлОвска. Энергии пожилого уже врача
хай, Сингапур, Индийский океан, Цейлон,
Суэцкий канал, Средиземное и Черное моря
можно только поражаться. С ребятами он ис­
-
назад, в Россию.
писал несколько книг
Получив за мужественную службу прилич­
зовании, о своих походах. А в
ственный «круиз»
-
ходил многие красивейшие места Урала. На­
-
о внешкольном обра­
1936
году
-
фан­
он попытался организовать
тастический роман для детей «Атом», одобрен­
на Урале в Екатеринбурге книжную торгов­
ный уральской писательской организацией и на­
лю. Но его культуртрегерский проект лоп­
правленный в одно из московских издательств.
нуto
нул
сумму денег,
-
один из приказчиков книжной лавки в
Там он благополучно и затерялся.
Надеждинске попался на торговле нелега,ль­
ной литера турой. Снова А. Подсосов предстал
перед судом. Кое-как ему удалось доказать
издать свой «Новый Гольфстрим». Множество
свою непричастность к этой торговле,НО все
работать. За этим и застала его смерть.
В
1948
писем
году А. Подсосов все-таки умудрился
вызвала
эта
книга,
автор
решил
ее
до­
заработанные деньги пропали. Восстановив­
Нет, имя Алексе·я Викторовича не забыто
шись в Академии, Подсосов, наконец, окон­
в Екатеринбурге. Помнят его книги. А среди лю­
чил ее в
дей старшего поколения нет-нет да встречают­
1907-м, служил В Брест-Литовске,
в санитарном поезде, в Харбине (снова Ман­
ся
чжурия!). Уволившись из армии, вновь вер­
го врача А. Подсосова. Врача и Большого Дру­
нулся на родной Урал
га Детей.
-
трудиться заводс-
79
те,
кто
лечился
у
замечательного
детско­
мир НА ЛАДони
ЯРМАРКА НЕВЕСТ И ЖЕНИХОВ
ров, по которому атлеты выходили
на поле стадиона. На его стенах
Берберы, что обитают в пустын­
ных местах Алжира и Марокко,
имеют интересный свадебный
обычай. Во время осенних ярма­
рок на одной из них в Имилшилле
проходят массовые женитьбы по
любви «с первого взгляда». Жен­
щины самого большого берберско­
го племени Аит-Хадиду славятся
своей красотой, которую, впрочем,
не так просто рассмотреть. Бербер­
ки прячут свои лица под тяжелыми
многоцветными
покрывалами
в повышенной щелочности местной
питьевой воды, которая якобы бла­
сохранил~сь надписи участников
гоприятно влияет на развитие муж­
состязаний, которые ждали здесь
своего выхода. Специалисты счи­
тают, что одна из росписей принад­
лежит Фелестату Мессинскому, ко­
ских клеток.
торого в те времена считали силь­
нейшим боксером. Так что очень
может быть, что речь идет о самом
древнем спортивном автографе.
ПРЕТЕНДЕНТ
НА ПОЛОВИНУ АМЕРИКИ
и
ЭРЗАЦ БЫЛ ОТВЕРГНУТ
На территории Кении живет
племя лухиа. Молодые мужчины
этого
племени, желающие всту­
пить в брак, должны показать свою
отвагу и бросить под ноги возлюб­
ленной шкуру леопарда. В знак со­
гласия избранница поднимает
шкуру и набрасывает себе на пле­
различными украшениями. Покры­
В США некто Джордж Бюстер
вало, однако, оставляет щель для
заявил, что в старые колониаль­
глаз, которая дает возможность де­
племени лухиа все сложнее сле­
ные времена его предки получили
вушке наблюдать за потенциаль­
ными женихами. Так как на ярмар­
от английской короны право владе­
довать этой традиции. И не толь­
ку приезжают из любопытства и же­
натые мужчины, женихи сзади тюр­
бана носят квадратный конец его
- отличительный знак холостяка.
Невесты находятся в явно выгод­
ном положении
-
они имеют воз­
ния огромной территорией на се­
вере Соединенных Штатов - от Ат­
лантики до Тихого океана. Недав­
но Бюстер направил в Федераль­
ный суд соответствующие докумен­
ты, которые обосновывают его пре­
тензии. На первой стадии рассмот­
можность хорошо рассмотреть вне­
рения дела эксперты
шность суженого, чего не скажешь
поставить под сомнение подлин­
об этих последних. Как правило,
последнее слово за невестой, при­
нуждения бывают редко.
ность документов. Джордж Бюстер
ДРЕВНЕЙШИЙ СПОРТИВНЫЙ
АВТОГРАФ
История олимпийских игр изве­
стна довольно хорошо. Также хо­
рошо известно, что были и другие
спортивные состязания в Древней
Греции. Например, нумейские игры
и игры в честь бога-врачевателя
Асклепия, что проходили в Эпидав­
ре. Так что, начиная с VI века до
н.э. и до первого века новой эры,
редкий год в Элладе обходился без
спортивных состязаний, на кото­
рые собирались атлеты со всех ее
концов. Недавно были завершены
раскопки в Нумее (в 130 километ­
рах юго-западнее Афин). Первые
атлетические состязания состоя­
не смогли
в интервью сказал, что намерен на
«своей» территории создать госу­
дарство, где будут жить только
блондины и блондинки с зелеными
глазами. Желающие, мол, могут
уже подавать прошения ... Юристы
относятся к этой истории как к ку­
рьезу - после выхода США из-под
«опеки» Великобритании многие
королевские акты утратили силу.
чи. Однако молодым людям из
ко потому, что охота на этого хищ­
ника связана со смертельным рис­
ком. Леопарды стали редкостью и
- занесенные в Красную Книгу живут теперь большей частью в
заповедниках. Как же быть? Не­
сколько
смекалистых женихов
приобрел и у торговца искусствен­
ный мех «под леопарда». Однако
невесты с негодованием отвергли
эрзац и швырнули мех женихам.
«Пробросаетесь!» сказали те
и ... выбрали себе невест из дру­
гого племени. Похоже, этой тради­
ции приходит конец.
НЕПОБЕДИМЫЙ РЕГС
Китайцы и японцы увлекаются
каратэ и кунг-фу. Австралийцы же
считают одним из увлекательней­
ОСТРОВ МАЛЬЧИКОВ
Небольшой японский остров
ДжИНУДЖИ В простонародЬе зовет­
ся Островом мальчиков. На это есть
причина
-
здесь на свет появляет­
ся мальчиков в три раза больше,
чем девочек. Например, в началь­
ной школе острова в классах девоч­
ки составляют едва
20
процентов.
ших зрелищ боксерские матчи с
участием кенгуру. В последние не­
сколько лет там прославился сум­
чатый боец по кличке Регс. На его
поединки собираются тысячи зри­
телей. Единственно, чем они недо­
вольны
-
матчи кончаются очень
быстро, и неизменно побеждает
Регс. Бывает, он так разойдется, что
посылает соперника в нокаут. Но
надо отдать ему должное
-
уви­
году до н.э., а с
В результате молодым людям при­
дав поверженного противника, он
года н.э. они стали регулярны­
ходится искать невест чаще всего
не прыгает от восторга, а спешит к
ми. Самая интересная находка ар­
хеологов - тоннель длиной 50 мет-
вне своего острова. Специалисты
нему и начинает лизать лицо. У
считают, что причина такого явления
людей это как-то не принято ...
лись там в
574
1250
80
Евгений Вагин. Из серии «Верхотурье
-
Герман Метелев. Спящая лошадь.
древняя столица Урала».
1987.
1984.
Цветная автолитография.
Автор
val20101
Документ
Категория
Уральский следопыт
Просмотров
238
Размер файла
39 215 Кб
Теги
1999
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа