close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

VKR Grishaev D E VG-210

код для вставкиСкачать
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ
ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВЛАДИМИРСКИЙ ФИЛИАЛ
КАФЕДРА государственного и муниципального управления
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
на тему: Государственная политика Российской Федерации по обеспечению региональной безопасности в рамках Содружества Независимых Государств
Выполнил:
Гришаев Дмитрий Евгеньевич
студент заочного обучения,
курс 5 , группа ВГ-210
специальность Государственное и муниципальное управление
Научный руководитель:
Калмыков Владимир Викторович,
доктор экономических наук, профессор
Владимир 2013
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СИСТЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВ - УЧАСТНИКОВ СНГ 1.1 Организационно-правовые и социально-экономические основы формирования и развития системы региональной интеграции государств СНГ
1.2 Понятия и основные методы организации исследования проблем региональной безопасности
1.3.Характеристика системы региональной интеграции государств - участников СНГ ГЛАВА 2 ФОРМИРОВАНИЕ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕЕРАЦИИ
2.1 Характеристика система региональной безопасности на постсоветском пространстве: опыт и проблемы, перспективы 2.2 Система угроз региональной безопасности на стратегических направлениях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации
2.3. Разработка предложений по развитию интеграционных процессов государств - участников СНГ как фактора обеспечения региональной безопасности ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Современный мир - мир конкуренции. Страны с высокоразвитой экономикой оттесняют менее развитых конкурентов с тех перспективных мировых рынков, где это оказывается им по силам. Но конкурируют не только экономики - идет соревнование между проектами будущего мирового устройства, между различными точками зрения на пути развития, между формами организации международной жизни и принципами отношений между странами.
В мире растет взаимозависимость. Одним нужен доступ на внешние рынки сбыта, другие испытывают потребность в рабочей силе, кто-то зависит от технологий, а кто-то - от импорта энергоресурсов. И самодостаточность - это категория, несовместимая с понятием "прогресс".
Россия заинтересована в экономическом прогрессе на всем пространстве Содружества Независимых Государств (далее - СНГ), потому что взаимозависимость процессов развития стран очевидна. Инфраструктура здесь изначально создавалась как единая. Для многих товаров этих стран рынки соседей были и остаются практически единственным рынком.
Актуальность темы выпускной квалификационной работы обосновывается следующими обстоятельствами. Во-первых, обострением проблем безопасности на современном этапе. Хотя сегодняшний мир во многом изменился, фундаментальные принципы отношений между государствами измениться не могут: они остаются сегодня теми же, что были и сто, и двести и более лет назад. В их основе лежат не симпатии или антипатии, не "дружеские чувства", а интересы государств, их силовой статус и основанный на нем баланс сил. Когда баланс сил нарушается, то под угрозой оказывается, прежде всего, безопасность государств. Сегодня главной угрозой безопасности человечества считается не конкретная страна, а непредсказуемость, неопределенность и нестабильность развития международной обстановки, имеющие в своей основе проблемы безопасности различного характера и уровня.
Во-вторых, необходимостью изучения накопленного в мире опыта решения проблем безопасности, существующих подходов к обеспечению безопасности государств. Обеспечение региональной безопасности требует в качестве одной из первоочередных мер выявлять и анализировать проблемы безопасности всех видов.
Степень научной и практической разработанности проблемы.
Новизна данной темы определяется отсутствием на сегодняшний день единого подхода к обеспечению безопасности и недостаточностью теоретических проработок этого вопроса, по крайней мере, опубликованных в открытой печати.
Среди авторов, занимающихся вопросами интеграции государств - участников СНГ и факторами обеспечения региональной безопасности в различных их аспектах, можно назвать: Абдурахманова М.И., Баришполец В.А., Манилова В.Л., Пирумова В.С., Бакушева В.В., Балабанова А.А., Барсегова Ю.Г., Медведева Н.П., Бляхмана Л.С., Кротова М.И., Буркина А.И. и других.
Объектом исследования является система обеспечения региональной безопасности стран СНГ и разработка на этой основе предложений по повышению ее эффективности.
Предметом исследования организационные, социально-экономические, общественные и государственно-правовые отношения, связанные с вопросами интеграции государств - участников СНГ с точки зрения обеспечения региональной безопасности.
Цель работы. Настоящая выпускная квалификационная работа имеет своей целью проанализировать интеграционный потенциал СНГ в контексте обеспечения региональной безопасности и выбрать оптимальную модель интеграции, учитывающую национальные интересы государств - участников СНГ.
Исходя из поставленной цели, определены задачи исследования, которые необходимо решить для раскрытия темы:
* изучить понятийный аппарат и методы исследования региональной безопасности;
* проанализировать современное состояние и угрозы региональной безопасности;
* изучить состояние системы региональной интеграции государств - участников СНГ;
-проанализировать систему угроз региональной безопасности на стратегических направлениях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;
* разработать предложения по развитию интеграционных процессов государств - участников СНГ как фактора обеспечения региональной безопасности
Значимость для науки и практики. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве очень противоречивы. Они состоят из странного симбиоза соперничества и сотрудничества, кооперации и конкуренции. Увиденные только с одной точки зрения (а часто и одной группы интересов), они вызывают вопрос, что же происходит в ближнем зарубежье: интеграция или дезинтеграция? Ядром этих процессов являются противоречия между государствами - участниками СНГ в различных областях. В сферах совпадения национальных интересов развивается кооперация, и противоречия в ней чаще всего довольно мягко называют трудностями, вопросами или проблемами. В сферах различия интересов, т.е. конкуренции, противоречия именуются уже препятствиями или конфликтами. Однако вне зависимости от того, как их называют, с трудом можно найти область, где бы противоречия между государствами постсоветского пространства отсутствовали. В связи с этим важнейшим теоретическим и практическим направлением деятельности стран региона должно стать изучение противоречий между ними и способов их разрешения.
Информационные основы исследования нормативные правовые акты: Конституция Российской Федерации, декларации, договоры, соглашения государств - участников СНГ, федеральные конституционные законы, конституции и уставы субъектов, закрепляющие идеи, тезисы, воззрения ученых по данной проблематике.
Глава I. Региональная интеграция и безопасность государств - участников СНГ: теоретико-методологические аспекты.
1.1 Региональная интеграция государств - участников СНГ.
Превалирующей тенденцией в мире в настоящее время является интеграция. Если в 1983 г. в мировом сообществе функционировало три крупных интеграционных образования, то к концу XX столетия их насчитывалось уже семь. Соответственно число стран, которые входят в эти группировки, возросло с 35 до 60, и их доля в мировом ВВП выросла за это время с менее чем одной трети до почти трех четвертей, а в мировом экспорте - с двух пятых до почти четырех пятых. Эта же тенденция характерна и для частного бизнеса. Мировая экономика во второй половине 90-х годов фактически переживала бум слияния корпораций. Перешагнув в 1996 г. барьер в 1 трлн. долл., стоимость ежегодно объединявшихся компаний выросла в 2000 г. до 3,5 трлн. долл. и составила в середине 2008 г. около 6,5 трлн. долл.
Экономическая интеграция - это сближение и взаимопереплетение национальных экономик ряда государств, происходящее, как правило, на основе их региональной близости, обусловленное их взаимными интересами и направленное на создание единого хозяйственного организма. Выделяются такие виды интеграционных объединений, как Зона свободной торговли, Таможенный союз, Общий рынок, Экономический союз1. Эти виды интеграционных группировок уже доказали свою жизнеспособность на различных континентах. При наличии ряда общих черт каждый из существующих в мире интеграционных союзов обладает индивидуальными, только ему присущими свойствами.
В этой связи значительный научный и практический интерес представляют интеграционные процессы между государствами - участниками СНГ. Они обладают значительными человеческими ресурсами, занимают огромную территорию. По расчетам Межгосударственного экономического комитета СНГ, потенциал стран Содружества оценивается приблизительно в 10% мирового, запасы основных видов природных ресурсов - около 25%, экспортный потенциал - в 4,5%, научно-технический потенциал, выраженный в форме интеллектуальной собственности, составляет не менее 500 млрд. долл., а платежеспособный спрос на наукоемкую продукцию к 2007 г. достиг 150-200 млрд. долл. Таким образом, у стран ближнего зарубежья имеются предпосылки для объединения усилий с целью завоевать достойные позиции в мировом сообществе.
Вместе с тем сравнение интеграционных процессов в СНГ и в других интеграционных группировках свидетельствует о недостаточно высокой эффективности сотрудничества государств ближнего зарубежья. Их сопоставление с крупнейшими интеграционными группировками - Европейским Союзом (ЕС), Североамериканской зоной свободной торговли (НАФТА) и организацией Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) свидетельствует о неконкурентоспособности Содружества. Доля СНГ в мировом ВВП равна 3% при 24% у ЕС, 26% у НАФТА и 29% у АТЭС (без членов НАФТА); его доля в инвестициях составляет всего 3% при 19% у ЕС и НАФТА и 36% у АТЭС2. Примерно таковы показатели и по другим направлениям интеграционной деятельности.
В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации, "приоритетным направлением внешней политики России является обеспечение соответствия многостороннего и двухстороннего сотрудничества с государствами - участниками Содружества Независимых Государств (СНГ) задачам национальной безопасности страны. Упор будет делаться на развитии добрососедских отношений и стратегического партнерства со всеми государствами - участниками СНГ. Практические отношения с каждым из них необходимо строить с учетом встречной открытости для сотрудничества, готовности должным образом учитывать интересы Российской Федерации, в том числе в обеспечении прав российских соотечественников. Исходя из концепции разно-скоростной и разноуровневой интеграции в рамках СНГ, Россия будет определять параметры и характер своего взаимодействия с государствами - участниками СНГ как в целом в СНГ, так и в более узких объединениях, в первую очередь в Таможенном союзе, Договоре о коллективной безопасности. Первостепенной задачей является укрепление Союза Беларуси и России как высшей на данном этапе формы интеграции двух суверенных государств"3.
Спустя двадцать лет неустанного поиска собственного пути развития и наиболее подходящих деловых партнеров большинство стран ближнего зарубежья пришло к выводу о том, что между ними по-прежнему сохраняется глубокая экономическая и иная взаимозависимость. Многие из государств Содружества "завязаны" на поставки российских энергоносителей. Соседние страны не могут обойтись без емкого российского рынка. Они нуждаются также в транзите своих товаров через территорию России в страны дальнего зарубежья. В свою очередь, и Россия остро нуждается в сотрудничестве с государствами СНГ. Экспертами подсчитано, что без тесного взаимодействия с партнерами из стран Содружества будет затруднено развитие 102 отраслей российской экономики. Высокая степень взаимозависимости связывает и другие страны СНГ. Удельный вес стран СНГ в экспорте государств-членов Содружества в 1999 г. составлял: Беларуси - 61%, Грузии - 45%, Кыргызстана - 40%, Молдовы - 55%, Таджикистана - 46%, Украины - 28%4.
Одновременно многие авторы отмечают, что интеграционные процессы на постсоветском пространстве протекают недостаточно эффективно. Об этом свидетельствует ряд фактов. Взаимная торговля стран СНГ в прошедшем десятилетии неуклонно сокращалась. В рамках СНГ было создано несколько субрегиональных объединений (Союзное государство России и Беларуси, Евразийское экономическое сообщество, Центральноазиатское экономическое сообщество, ГУУАМ, Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана), причем некоторые из них иногда рассматриваются как альтернатива СНГ. Их возникновение свидетельствует о неполном выполнении Содружеством интеграционной функции. На постсоветском пространстве остаются неурегулированными несколько региональных конфликтов, что никак не способствует интеграционным процессам в Содружестве.
Таким образом, существует противоречие между происходящими в мире процессами интернационализации и недостаточно эффективной интеграцией стран Содружества.
Интеграция на постсоветском пространстве воспринимается лидерами общественного мнения не как единый процесс, а как множество процессов различной направленности, не объединенных ясной интеграционной идеей и не имеющих определенного вектора направленности. Делается вывод, что интеграционные усилия государств на постсоветском пространстве на текущем этапе носят "стихийный", "хаотичный", т.е. скорее поисковый, чем производственный характер. Они в большей мере ситуационны, нежели стратегичны, хотя и декларируется их стратегическая значимость для всех государств.
В структуре интеграционного процесса выделяются следующие составляющие:
* политическая (согласование стратегических интересов, законотворческая деятельность);
* социальная (родственные отношения, трудовая миграция и пр.);
* производственная (промышленные, транспортные, энергетические аспекты);
* экономическая (зона свободной торговли, таможенных союз, тарифы, рынок труда и пр.);
* финансовая (инвестиционный климат, рынок капитала и пр.);
* обеспечение безопасности (борьба с организованной преступностью, наркотрафиком, военно-техническое сотрудничество, борьба с терроризмом, совместная охрана границ);
* культурная (языковое пространство, культурный обмен);
* научная и образовательная.
В настоящее время "двигателем" интеграционных процессов можно считать экономическую составляющую. Поэтому основное внимание всех приковано к этому направлению и факторам, обеспечивающим экономическую интеграцию.
Большое внимание органов управления интеграцией смещается на вопросы, связанные с созданием на постсоветском пространстве свободного рынка капиталов, формированием благоприятного инвестиционного климата и т.п. Эти же вопросы рождают, в свою очередь, и наиболее значимые на текущий момент проблемы, которые часто требуют ревизии уже оформленных ранее интеграционных соглашений, их адаптации к новому видению интеграционного процесса, что может тормозить интеграционный процесс в целом.
Культурная составляющая интеграции - и, конечно же, наличие русского языка как языка межгосударственного общения рассматривается экспертами как фактор, ускоряющий интеграцию.
Составляющая обеспечения безопасности выступает стабилизационным фактором, защищающим от внутренних и межгосударственных конфликтов и, конечно же, значимым фактором для расширения интеграции.
Сотрудничество в образовательной и научной сфере, по мнению большинства экспертов, не является особо значимым фактором для интеграции постсоветского пространства, лишь расширяя и укрепляя уже сложившиеся интеграционные образования.
Обеспечение безопасности своего государства является одним из основных приоритетов как Российской Федерации, так и других государств СНГ. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что национальные интересы России в военной сфере заключаются в защите ее независимости, суверенитета, государственной и территориальной целостности, в предотвращении военной агрессии против России и ее союзников, в обеспечении условий для мирного, демократического развития государства. В военной области наибольшую угрозу России и другим странам СНГ представляют очаги локальных войн и вооруженных конфликтов на границах Содружества. Существуют и другие военные угрозы безопасности для государств ближнего зарубежья.
Рассматривая проблемы военного сотрудничества государств СНГ, можно сказать, что наиболее рациональной и эффективной может быть только совместная их защита. Так, созданная еще во времена СССР система противовоздушной обороны имеет в своем составе радиолокационные станции, расположенные на территории государств СНГ (Украина, Азербайджан). Без них система ПВО не может функционировать. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации одним из необходимых условий обеспечения безопасности страны называется формирование системы коллективной безопасности в рамках Содружества Независимых Государств.
Возникли новые угрозы безопасности России и других стран СНГ. К ним можно отнести международный терроризм, международную организованную преступность, наркоторговлю, этнические конфликты, неконтролируемую нелегальную миграцию и ряд других. Они носят трансграничный характер и требуют очень тесного сотрудничества в процессе борьбы с ними. Ни одно государство в мире не способно искоренить эти беды поодиночке. Даже самое крупное государство региона - Российская Федерация испытывает потребность в помощи на этом участке. Кроме того, в современных экономических условиях для всех стран ближнего зарубежья крайне важным является вопрос рационального использования бюджетных средств на нужды обороны.
Большинство стран СНГ в той или иной степени поддерживает усилия России по укреплению интеграции в военной области. В военно-политической сфере основой этого сотрудничества является Договор о коллективной безопасности (ДКБ), подписанный в Ташкенте 15 мая 1992 г. Его подписали Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан, а позже присоединились Азербайджан, Грузия, Беларусь (в 1999 г. Азербайджан, Грузия и Узбекистан не пролонгировали Договор и, таким образом, вышли из него; в августе 2006 г. Узбекистан вновь вошел в Договор). Участниками Договора был разработан и принят ряд основополагающих документов, определяющих направления практической реализации ДКБ и обеспечивающих деятельность соответствующих органов, среди которых Концепция коллективной безопасности государств - участников Договора, Декларация государств - участников Договора о коллективной безопасности, Основные направления углубления военного сотрудничества государств - участников Договора о коллективной безопасности и др.
В рамках развития Договора совершенствуется система органов военного сотрудничества стран ДКБ. Совет министров иностранных дел занимается военно-внешнеполитическими проблемами, Совет министров обороны - военными вопросами, а Комитет секретарей советов безопасности - проблемами координации работы, выявления новых угроз безопасности государствам - участникам ДКБ и нахождения адекватных ответов на эти вызовы. В целом же в рамках СНГ были созданы такие рабочие органы Совета министров обороны, как Секретариат и Штаб по координации военного сотрудничества (в последствии был упразднен и организован Секретариат Совета министров обороны государств - участников СНГ), а также Комитет начальников штабов вооруженных сил государств - участников СНГ (государств - участников ДКБ), Координационный Комитет по вопросам ПВО, Военно-технический комитет, Комитет руководителей органов по работе с личным составом (воспитательной работы) министерств обороны и Межгосударственный координационный центр по увековечению памяти защитников отечества государств - участников СНГ
и др.
Следует отметить, что Договор не является соглашением об организации полномасштабного оборонительного союза: не созданы совместные вооруженные силы, нет общего командования. Различны возможности государств - участников ДКБ финансировать военное строительство. Резко отличается и уровень боеготовности их вооруженных сил. В рамках ДКБ отсутствуют механизмы военного сотрудничества, присущие полноценным военным блокам. По мнению Б.М. Хакимова, "на фоне набиравшего силу геополитического расслоения постсоветского пространства Договор, к сожалению, не смог стать сообществом единомышленников. Не прибавляло объединению сплоченности и участие в нем Армении и Азербайджана, отношения между которыми были отягощены бременем нагорно-карабахского конфликта. В данном случае вразрез с классическими схемами противоречия между самими государствами - участниками договора были заведомо острее, чем любая мыслимая общая внешняя угроза".
1.2 Понятия и основные методы организации исследования проблем региональной безопасности.
Как известно, методология научного исследования в любой области знаний предполагает в качестве необходимых мер формирование базисных (основополагающих) понятий. Это в полной мере относится и к исследованию проблематики региональной безопасности. Одним из ключевых понятий в данном исследовании выступает "регион" как элемент территориальной организации обществ. В научной литературе это понятие трактуется по разному.
Регион (от лат. region - область, район) - определенная территория страны или нескольких соседних стран с более или менее однородными природными условиями и характерной направленностью развития производственных сил, сложившейся социальной инфраструктурой и своеобразием социально-политических условий.
Анализ научной литературы показывает, что термин "регион" многозначен. В социально-экономической географии, региональной экономике, теории государственного и муниципального управления под понятием "регион" подразумеваются подчас различные области. Поэтому в широком смысле слова под регионом можно понимать и экономические районы, и административно-территориальные образования, часть страны и группы стран. В моем конкретном исследовании регион понимается как государства, образовавшиеся на пространстве распавшегося СССР. С точки зрения политической регионалистики это вполне приемлемое толкование региона5. Я рассматриваю определенное территориальное пространство, занимаемое государствами с характерной направленностью развития и сложившейся социальной инфраструктурой.
Базовым понятием для моего исследования является также определение понятий "национальный интерес", "безопасность", "угроза".
Интерес в социально-психологическом контексте служит главным побудительным мотивом деятельности личности, социальной группы, общества в целом. Интерес определяет и политику современных государств. В политологическом анализе интерес выступает побудительным мотивом политической деятельности любого субъекта политики.
Термин "национальный интерес" по существу охватывает все аспекты жизнедеятельности государства и общества. "Каковы бы ни были обстоятельства, управление государством и социально-политической безопасностью всегда осуществляется в соответствии с национальными интересами. Они не формируются случайно. В них выражена жизненная потребность народа в самосохранении как культурно-исторической общности, в поддержании стабильности своих основополагающих общественных и государственных институтов, в обеспечении внутренней и внешней безопасности государства. Потребность эта в свою очередь основана на геополитическом положении государства, традициях, культуре и духе народа, на его нравственных ценностях, экономическом укладе"6. Тем самым национальные интересы приобретают характер глубокой социально-политической необходимости. Их реализации могут мешать различные реальные и воображаемые препятствия (мнимые, реальные и потенциальные угрозы), но они всегда остаются определяющим мотивом государственного управления. Национальные интересы не могут превратиться в руководящий принцип до тех пор, пока они не достигнут определенной стадии развития, т.е. пока государство не станет достаточно сильным, чтобы преодолеть эти препятствия и утвердить свое собственное безоговорочное право на существование перед лицом других, порой враждебных ему, жизненных сил и интересов субъектов международной политики.
Национальные интересы всегда превалируют над политическими и программными интересами любого общественного движения, равно как и над всеми формами и методами организации общественной жизни.
Следующим базовым понятием моего исследования выступает "безопасность", являющаяся основной категорией всей жизнедеятельности социализированного общества и важнейшей потребностью людей с момента зарождения человечества. Толковый словарь В. Даля трактует безопасность как: "отсутствие опасности; сохранность, надежность". Понятие "безопасность" употребляется применительно ко многим процессам. Оно не только отражает присущие конкретному случаю специфические признаки безопасности субъекта, но и включает в себя нечто общее, что позволяет использовать это понятие в различных областях.
В современных отечественных источниках национальная безопасность понимается по-разному. Словарные определения этой категории группируются по девяти направлениям как:
1) совокупность социальных, экономических, экологических, культурных, политических, правовых, нравственных и других условий, обеспечивающих такое состояние общества, которое позволяет всесторонне защитить и на этой основе оптимально развиваться нациям, общности, личностям в материальном, духовном, интеллектуальном, политическом, психологическом и культурном отношениях, снижая до минимума социальную напряженность и социальные конфликты в обществе;
2) категория политической науки, которая характеризует состояние социальных институтов, обеспечивающих их эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования и развития личности и общества;
3) система государственных и общественных гарантий, обеспечивающая устойчивое развитие страны, защиту базовых ценностей и интересов, источников духовного и материального благополучия от внутренних и внешний угроз;
4) состояние, тенденции развития и условия жизнедеятельности нации как государственно-территориальной общности людей, гарантирующее ее выживание, свободное, независимое функционирование при сохранении своих фундаментальных ценностей и основных институтов;
5) политологическое обозначение и выражение единства совокупности различных видов безопасности страны (политической, экономической и т.д.);
6) защищенность от внешних и внутренних угроз, устойчивость к неблагоприятным воздействиям извне, обеспечение таких внутренних и внешних условий существования страны, которые гарантируют возможность стабильного всестороннего прогресса общества и его граждан;
7) совокупность государственной безопасности, связанной с противодействием угрозам независимости и территориальной целостности страны, оборонному потенциалу, конституционному строю;
8) совокупность актуальных факторов, обеспечивающих благоприятные условия для развития страны, жизнеспособность государства, целесообразное развитие и сохранение его фундаментальных ценностей и традиций, нормальные отношения личности и государства, способность эффективно преодолевать любые внешние угрозы, руководствоваться своими национальными интересами, обеспечивать достижение национальных целей;
9) состояние, при котором в государстве защищены его национальные интересы в широком их понимании, включая политические, социальные, экономические, военные, экологические аспекты; нераспространение оружия массового поражения; права и свободы его граждан, а также предотвращение угрозы духовным и интеллектуальным ценностям народа, общества, государства и международного сообщества, обеспечение защиты и организацию условий по предотвращению или ликвидации угроз в социальных системах и формируемых ими социальных отношениях7.
Не заостряя внимание на множестве определений национальной безопасности, их состоятельности и научности, подчеркну лишь существенное. Национальная безопасность - это прежде всего состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз и опасностей, обеспечивающее их устойчивое развитие.
На формирование национальных интересов Российской Федерации в СНГ существенно влияют геополитические, геоэкономические, экологические, этнические, военные и другие группы факторов национальной безопасности. В сфере национальной безопасности я считаю вполне обоснованным выделение следующих факторов:
* распространение оружия массового поражения и средств его доставки;
* ослабление интеграционных процессов на постсоветском пространстве;
* укрепление региональных военно-политических блоков и союзов, прежде всего НАТО;
* нахождение вблизи от российских границ иностранных военных баз;
* конфликты вблизи государственной границы России и внешних границ государств - участников СНГ;
* нестабильность межгосударственных отношений, притязания на территорию России, усиление информационного противоборства и ведение информационных войн;
* снижение роли механизмов обеспечения региональной безопасности;
* политическое, экономическое и военное влияния России на мировые политические процессы.
Для Российской Федерации обеспечение национальной безопасности на региональном и субрегиональном уровнях предполагает защиту следующих жизненно-важных интересов:
* обеспечение стабильного и безопасного международного окружения, а также продвижение и закрепление военно-политических и экономических позиций России на мировой арене на основе использования механизмов регионального сотрудничества;
* развитие всесторонних (политических, экономических, научных, в области обороны, экологии и др.) взаимовыгодных связей с новыми независимыми государствами на постсоветском пространстве и участие в развитии интеграционных процессов между ними на взаимовыгодной основе;
* урегулирование этнополитических конфликтов в СНГ;
* обеспечение безопасности внешних границ Содружества;
* урегулирование статуса и положения российских войск, размещенных за пределами России;
* обеспечение прав российских граждан и соотечественников в странах СНГ и Балтии;
* возможность скоординированных действий государств при ликвидации последствий крупных аварий и стихийных бедствий на геополитическом пространстве СНГ8.
Для обеспечения региональной безопасности СНГ необходимо учитывать рациональное распределение основных ресурсов - материальных, финансовых, демографических, интеллектуальных, которые можно направлять не решение соответствующих задач. Проблема существенно обостряется при ограниченности этих ресурсов, их дефиците, когда не все направления реализации национальных интересов могут быть обеспечены в равной степени всем необходимым. В таких условиях актуализируется задача определения приоритетности национальных интересов в каждой из стран СНГ. Ее надо решать, привлекая лучших специалистов-экспертов, используя современные формализованные методы подготовки и принятия решений, а также новейшие информационные технологии. А самое главное, с необходимостью вновь ставится вопрос о взаимодополнении региональных ресурсов - от природных до трудовых. Необходима консолидация и реинтеграция регионального пространства не только в целях обеспечения экономической, но и военно-политической безопасности всего Содружества Независимых Государств.
Приоритеты национальных интересов позволяют получить четкую ориентацию во внешней и внутренней политике государств, оценить степень серьезности его намерений в достижении жизненно важных интересов, а также возможности для компромиссов и уступок. Это важно как для понимания проводимой государством политики всеми общественно-политическими группами внутри страны, так и для взаимоотношений на внешнеполитической арене. В результате политика государства становится более прогнозируемой и доступной, открытой, а, следовательно, более стабильной и устойчивой.
Характер взаимодействия интересов может быть конфронтационным, совместным, параллельным и расходящимся. Конфронтационные интересы - прямо противоположные, взаимоисключающие. Они выступают источником антагонистических противоречий. Расходящиеся интересы идут вразрез друг другу, но не являются взаимоисключающими. Они направлены на достижение различных целей, но не угрожают выживанию другой стороны. Параллельные интересы - интересы без антагонизмов (стороны преследуют близкие, однородные цели своими силами и средствами). Совместные интересы - интересы, подразумевающие общность подходов сторон, идентичность представлений о целях и методах их достижения. Эти интересы самостоятельно не реализуются, они подразумевают максимальную степень сотрудничества в достижении общих целей, совместное привлечение и использование различных ресурсов.
В военно-политической сфере реализация и защита национальных интересов относятся к основной функции государства. Как известно, на основе национальных интересов соответствующие институты и органы государственного управления вырабатывают и формируют цели государственной политики, являющиеся по своему содержанию отражением намерений граждан, общества и государства, касающиеся удовлетворения прежде всего жизненно важных интересов. Цели достигаются путем решения соответствующих им задач. Для обеспечения решения таких задач органы государственного управления, руководство страны вырабатывают и осуществляют специальные меры. Национальные интересы, трансформируясь в цели государственной политики, выносятся государственными институтами на мировую арену, где формируется международная политика и проявляется конфликтность межгосударственных отношений.
В контексте анализа проблем обеспечения региональной безопасности важно уяснить место такого понятия, как национальные цели. Без целеполагания немыслимо проведение сколь-нибудь успешной политики по обеспечению и региональной, и национальной безопасности. Национальные цели, в отличие от национальных интересов, являются достаточно подвижным элементом формирования политики, предполагают видение планируемого результата, определение единства мотивов и средств.
Для России крайне важно, будут ли программные цели соседних государств развернуты "лицом" к России, и в какой мере они будут отвечать нашим национальным интересам. Главной целью политики России в отношении стран ближнего и дальнего зарубежья является создание во взаимодействии с ними сообщества государств, способного стать в XXI веке центром устойчивого политического, социального, экономического и научно-технологического развития, зоной регионального мира, межнационального и социального сотрудничества. При этом реинтеграция в СНГ должна осуществляться при строгом соблюдении принципов добровольности, равноправия и уважения суверенитета каждой страны, ненанесения ущерба интересам России, других государств. В отношениях с государствами - участниками Содружества Независимых Государств Россия исходит из того, что суверенное право каждого государства СНГ - самостоятельно выбирать формы и масштабы своего участия в СНГ. Развитие же военно-политического сотрудничества в рамках СНГ не направлено против других стран, на ограничение или ущемление их национальных интересов.
Под региональной безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов государств региона, обеспечивающих их устойчивое развитие. Региональная безопасность не мыслится без мирного состояния отношений социальных территориальных общностей, формирующихся применительно к административно-территориальному делению групп стран. Добрососедские отношения обеспечивают их безопасное существование и устойчивое развитие. Региональная безопасность является разновидностью международной безопасности и составной частью глобальной безопасности.
В методологическом контексте важно определиться и с понятием "угроза национальным интересам" (различные отечественные научные школы дают довольно противоречивые формулировки этого понятия).
Анализ существующих определений понятия "угрозы" свидетельствует, что в каждом из них так или иначе отражен процесс нанесения вреда, ущерба, опасности, посягательства на национальные интересы, негативного воздействия на них. Применительно к рассматриваемой сфере жизнедеятельности в Законе Российской Федерации "О безопасности" (ст. 3) дается следующее определение угрозы: "Угроза безопасности - совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства"9. Однако это определение не вносит определенности в понятие "угроза", так как сами понятия, через которые определяется "угроза" требуют определения. Условия - это объективная среда, в которой существует явление или реализуется какой-либо процесс. Факторы - это причины того или иного явления, процесса. Опасность - это то, от чего может когда-то возникнуть нежелательное явление или вредный процесс. На мой взгляд, более удачным является следующее определение угрозы: "Угроза - это совокупность намерений и возможностей одного субъекта политики нанести ущерб жизненно важным интересам другого субъекта политики"10. Здесь подчеркивается социальная природа "угрозы", разграничивая понятия "опасность" и "угроза". Я полагаю, что политические факторы также могут выступать субъектами политики на региональном и глобальном уровнях.
Понимание под угрозами национальной безопасности11 совокупности намерений и возможностей, препятствующих реализации национальных интересов страны, а также создающих ущерб национальным ценностям и национальному образу жизни предполагает, что источниками региональных угроз безопасности для СНГ могут быть другие государства (коалиции государств), группировки лиц, отдельные лица (например, международные террористы), инициирующие опасные процессы и явления в экономике, экологии, информационной сфере и т.д., многие из которых либо имеют военно-политическую компоненту, либо требуют адекватного военно-политического реагирования.
Исключительно важным в исследовании военно-политических аспектов обеспечения региональной безопасности является правильное определение и прогнозирование приоритетности угроз. Это позволяет оптимально распределить ресурсы в обеспечении безопасности. Характер и степень выраженности угроз, как правило, определяется конкретной ситуацией. Научный анализ и оценка угроз не только национальной безопасности России, но и региональной безопасности СНГ являются в современной ситуации актуальными и для Российской Федерации, и для Содружества Независимых Государств. Целенаправленная деятельность государственных органов, основанная на научном подходе, обеспечивает своевременное и адекватное реагирование на угрозы региональной безопасности.
Кроме понятия "угрозы" как совокупности намерений и возможностей нанести ущерб или причинить вред тому или иному социальному объекту, в отечественных исследованиях используются и такие понятия, как "опасность", "риск", "условие" и "фактор".
Под "опасностью" понимается способность причинить какой-либо вред, несчастье, возможность чего-либо опасного, какого-нибудь несчастья, вреда в результате природного, техногенного явления либо в результате неосознанной деятельности субъектов политики.
Понятие "риск" характеризуется возможностью возникновения неблагоприятных или нежелательных последствий деятельности самого субъекта безопасности.
Под "условием" понимается обстоятельство, которое, или совокупность которых, является предпосылками каких-либо событий, явлений, процессов. Чаще всего условия рассматриваются как нечто внешнее для явления в отличие от более широкого понятия причины, включающей как внешние, так и внутренние факторы. Дефиниция "фактор" определяется как причина, движущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные его черты.
В процессе исследования, учитывая сложность измерения региональной безопасности в совокупности составляющих ее подсистем, структурных и функциональных компонентов, использовались разнообразные методы получения, обработки, анализа и обобщения научных данных. Что касается методов теоретического познания, то здесь широко используются диалектический, системный методы познания, а также метод формализации. Эти методы широко применяются в политической регионалистике. Они дают возможность рассматривать явления политической действительности в регионах с учетом противоречивости региональных политических процессов, взаимосвязи компонентов региональной и национальной политической жизни и постоянного качественного изменения всех ее сторон, а также представить региональную политику как целостную, формирующуюся через взаимодействие всех ее частей и находящуюся в многообразных связях с внешней средой (природной, экономической, социальной, культурной и духовной). При этом метод формализации дает возможность сравнивать и сопоставлять политические явления и процессы в региональной среде по сходным параметрам их существования для выявления различий и сходства. Этот метод позволяет выявить все многообразие связей и тенденций региональной политической жизни государств - участников СНГ.
В исследовании я опираюсь на системный подход и структурно-функциональный анализ. Принцип системности позволяет глубоко и всесторонне изучать процессы, протекающие в обществе и государстве, тенденции их развития, роль различных объективных и субъективных факторов, устанавливать внутренние связи между ними. Осознание приоритетности национальных интересов определяет функциональную направленность политических усилий организаций и государственных структур, объединяющихся в процессе решения стоящих перед нами задач по реализации интересов в СНГ.
Наибольшие трудности в изучении системы жизненно-важных интересов России на геополитическом пространстве СНГ вызывает то обстоятельство, что не все ее элементы исследованы в равной мере полно. Нет комплексных исследований ни региональных, ни субрегиональных интересов, слабо исследована и в целом система национальной безопасности каждой из стран СНГ. Современная теория национальной безопасности, базирующаяся на системе либерально-демократических ценностей, осознана далеко не всеми субъектами политики СНГ. Слабо изучена национальная и региональная специфика взаимодействия сил, органов, средств в деятельности по защите национальных интересов, при обеспечении региональной безопасности, использовании методов принятия оптимальных решений в области парирования, локализации и устранения угроз безопасности и целый ряд других проблем, касающихся не только всей системы обеспечения региональной безопасности, но и такой важной ее сферы, как военно-политическая.
Сравнительно-исторический метод позволил сопоставить военно-политическую компоненту в обеспечении региональной безопасности СНГ в начале 90-х гг., в середине последнего десятилетия XX века и с 2000 г. по настоящий период.
Исследование касалось трех разделов: военно-политической сферы, экономической области в странах СНГ, дифференциации национальных интересов стран СНГ по Европейскому, Закавказскому, Центрально-Азиатскому направлениям.
Основная цель системы обеспечения региональной безопасности, по моему мнению, состоит в том, чтобы создать механизм, позволяющий вырабатывать политику и стратегию государств СНГ в области защиты национальных интересов и обеспечения региональной безопасности, реализовывать ее в конкретных функциях сил, отдельных органов и должностных лиц. В самом общем виде формирование системы обеспечения региональной безопасности служит для противодействия не только угрозам региональным, но и национальным интересам. Параметры такой системы - надежность, обеспечивающая выполнение целей системы в полном объеме; разумная достаточность сил и средств, ограниченная возможностями государств формировать и содержать систему; соответствие органов, сил, средств, принципов системы ее функциональному предназначению (целям).
В качестве компонентов системы региональной безопасности СНГ выделяются:
* цели системы как отражение объективной потребности государств в более надежной защищенности национальных интересов, выражающихся в защите территориально-государственной целостности и суверенитета страны в военно-политической и других сферах;
* баланс национальных интересов государств как реализацию осознанных потребностей в безопасном существовании и прогрессивном развитии всего регионального сообщества;
* региональную реинтергацию как совокупность воссоздания целостных объективных и материальных условий, позволяющих сохранить и воспроизводить кооперацию важных национальных интересов во всех сферах;
* консолидированную мобилизацию средств и ресурсов обеспечения региональной безопасности, создаваемых в соответствии с национальными законодательствами стран;
* кооперацию деятельности органов, соответствующую целям системы обеспечения региональной безопасности, средствам и силам для воздействия на позитивные изменения состояний системы и надежной защиты жизненно важных интересов объекта региональной безопасности;
* согласованное взаимодействие усилий основных субъектов и объектов национальной безопасности при обеспечении региональной безопасности.
Таким образом, методологические аспекты исследования убеждают в злободневности и востребованности выбранных для исследования проблем, нацеливают на междисциплинарный подход в определении системы жизненно важных для СНГ интересов в геополитическом пространстве.
Глава II. Современное состояние и угрозы региональной безопасности.
2.1 Региональная безопасность на постсоветском пространстве: опыт и проблемы.
Содружество Независимых Государств было образовано, как известно, 8 декабря 1991 г., когда президенты Белоруссии, Российской Федерации и Украины подписали Беловежское соглашение. 21 декабря 1991 г. в г. Алма-Ате руководители 11 независимых государств (за исключением Грузии и стран Балтии) подписали Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств, а через год, 22 января 1993 года, был подписан, а затем и ратифицирован основополагающий документ Содружества - Устав СНГ (воздержались Туркменистан и Украина). 9 декабря того же года к СНГ присоединилась и Грузия, которая вышла из состава СНГ в 2009 году. Основой нового объединения некогда союзных республик должен был стать военно-политический союз новых независимых государств, имеющий в своей основе общую базовую взаимозависимую интегрированную экономику.
Молодые государства надеялись наладить на новой основе равноправное и взаимовыгодное сотрудничество. Предполагалось, что СНГ станет новой формой добровольного объединения бывших республик на основе взаимовыгодного использования исторически сложившихся между ними тесных экономических и военно-политических связей.
Бесспорно, Содружество сделало немало для государств - участников, прежде всего в плане укрепления их суверенитета, становления государственности, упредило глубокие политические потрясения в двусторонних отношениях. Однако в силу целого ряда субъективных и объективных причин ему не только не удалось устранить болевые точки прежних лет, но и пришлось столкнуться с серьезными проблемами.
В частности, результаты реформ, проводившихся в государствах - участниках СНГ с 1992 г., оказались настолько неоднозначными, что до сих пор не утихают дискуссии относительно целесообразности и своевременности обновленческих процессов. Ведь ни общество, ни его члены в целом, ради которых якобы затевались реформы, не стали жить богаче, по мнению многих исследователей, ни материально, ни духовно12.
Сложившиеся геополитическая и геоэкономическая ситуации, несомненно, серьезно ослабили в целом всю региональную безопасность стран Содружества Независимых Государств как региональной организации государств.
Развитие Содружества как межгосударственного объединения, призванного оказывать реальное содействие оздоровлению экономик государств - участников и защищать их национальные интересы на международной арене не дало ожидаемых результатов.
Если в политическом плане Содружество являлось все эти годы неким механизмом консультаций, обмена мнениями и принятия решений, то в экономической сфере не удалось добиться каких-либо крупных подвижек ни в общезначимом масштабе, прежде всего интеграционном, ни в рамках межгосударственных торгово-экономических отношений.
Примером успешных межгосударственных торгово-экономических отношений можно считать лишь создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана - единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер.
3 июля 2010 г. Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон "О ратификации Договора о Таможенном кодексе таможенного союза". Документ был принят Госдумой 21 мая 2010 г. и одобрен Советом Федерации 26 мая 2010 г. 1 июля 2010 г. вступил в силу Таможенный кодекс Таможенного союза, что является фактическим созданием единого таможенного пространства России, Беларуси и Казахстана.
В настоящее время к Таможенному союзу планирует присоединиться Киргизия. По мнению первого вице-премьера Правительства Российской Федерации Игоря Шувалова, присоединение Киргизии к Таможенному союзу придется, скорее всего, на время формирования Единого экономического союза, который, как ожидается, начнет работу с 1 января 2015 г.
На встрече глав государств - участников Таможенного союза в Астане 29 мая 2013 года президент Украины Виктор Янукович дал согласие на присоединение Украины к объединению в качестве наблюдателя.
По мнению независимых экспертов, некоторые из которых назвали данное заявление "договоренность ни о чем", оценивать реальные последствия этого шага преждевременно. Не вполне ясно также, кто кому уступил. С одной стороны, Янукович предпринял-таки некие интеграционные действия, чего давно добивалась Москва. С другой стороны, российские представители до последнего времени заявляли, что никаких наблюдателей в Таможенном союзе быть не может: либо вступайте, либо нет (Устав Таможенного союза не предусматривает наличие в нем наблюдателей).
Тем не менее, Президент Российской Федерации Владимир Путин на совещании о планах деятельности федеральных органов исполнительной власти, направленной на достижение целевых показателей социально-экономического развития Российской Федерации, состоявшемся 11 июня 2013 года, назвал углубление евразийской интеграции в рамках Таможенного союза одним из важнейших приоритетов российской внешней политики.
Жизнеспособность СНГ определяется целым рядом факторов.
Во-первых, государства Содружества занимают половину территории Евро-Азиатского континента и обладают всеми необходимыми природными ресурсами, значительными научно-техническими возможностями, квалифицированными специалистами. Все это объективно способствует созданию базы для обеспечения их экономической независимости и динамичного развития, повышению авторитета на мировой арене.
Во-вторых, все страны Содружества одинаково заинтересованы в своем социально-экономическом развитии, создании стабильности в обществе, во вселение в сознание своих граждан уверенности в завтрашнем дне. Нарушение условий союзного разделения труда на постсоветском пространстве стало серьезным тормозом на пути к экономическому росту. К сожалению, сбылись прогнозы о единовременном падении производства от 30 до 50% во всех без исключения новообразовавшихся государствах. Так же негативно сказался мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 г.
В-третьих, ни для кого не секрет, что распад единого экономического и военно-политического пространства ведет к деградации прежней системы обеспечения военной безопасности каждого из образовавшихся государств. И это - стимул к действенному союзу новых независимых государств.
Выход из такого критического состояния каждого государства - только на пути преодоления экономической разобщенности и развития всесторонней реинтеграции, вплоть до военно-политического союза.
Развал единого хозяйственного механизма, общей денежно-кредитной системы, межгосударственные барьеры на путях движения товаров и услуг, капиталов и рабочей силы внутри Содружества, несогласованное "суверенное" проведение разнохарактерных экономических реформ ввергли новые независимые государства в беспрецедентный системный кризис, подвергли опасности разрушения военно-политическую систему региональной безопасности. Амбициозные попытки национальных политических элит найти "свой путь" преодоления внешней незащищенности и внутреннего экономического кризиса с "опорой на собственные силы" не дали положительных результатов. За многими из причин кризисных явлений стоят и объективные факторы, в том числе различие в темпах и направленности проводимых в странах СНГ экономических преобразований, степени либерализации их национальных экономик, неодинаковый уровень экономического развития новых независимых государств, а также возобладавшие на первых порах тенденции к расширению географии торгово-экономических связей вне рамок Содружества и углубление межгосударственных отношений на свой страх и риск с оглядкой лишь на сиюминутные государственные интересы.
21 год существования СНГ продемонстрировали иллюзорность надежд двенадцати постсоветских стран на экономическое процветание без системы обеспечения региональной безопасности, которая объективно является основным условием минимизации инвестиционных рисков в экономической сфере. Вопреки провозглашенному намерению при создании Содружества всемерно развивать и укреплять интеграционное взаимодействие между его участниками на новой основе в реальности началось прямо противоположное движение, т. е. за прошедший период СНГ фактически решало задачи дезинтеграции постсоветского пространства.
Многие политики и ученые, оценивая состояние СНГ, сходятся на том, что Содружество в нынешнем виде не обладает реальными властными функциями и полномочиями, не имеет добротной институциональной инфраструктуры и эффективно действующей договорно-правовой системы. Однако наиболее слабым элементом в его конструкции является, по их мнению, экономическое и военно-политическое взаимодействие, которые в случае их успешного развития, могли бы оказать позитивное влияние на все другие стороны жизни СНГ, обеспечить национальную безопасность каждого из государств и усилить региональную безопасность постсоветского пространства.
С этим нельзя не согласиться, как нельзя не согласиться и с утверждением тех политиков и исследователей, которые считают, что сейчас, когда процесс государственного суверенитета каждой из стран СНГ укрепился и настала пора здорового экономического и политического прагматизма, национальные политические элиты государств не могут не задуматься о необходимости разработки долгосрочной стратегии экономического и военно-политического сотрудничества в рамках Содружества, которое строилось бы на единственно оптимальной основе - взаимного учета баланса национальных интересов и органическом сочетании их с общими региональными интересами Содружества. В противном случае, Содружество может окончательно уйти в историю, оставив после себя лишь ОДКБ.
Важно найти такие формы сотрудничества, которые вели бы к интегрированности государств на взаимовыгодной основе и были бы направлены на обеспечение их устойчивого развития. Это - наращивание темпов и объемов внутреннего производства, развитие производственно-технической и кооперационной базы, инвестиционное сотрудничество, образование финансово-промышленных групп, совместных предприятий, финансовых и страховых структур, сближение правовых и экономических условий деятельности хозяйствующих субъектов, расширение взаимной торговли, создание не только общей системы ПВО, но и общей системы оборонной безопасности в целом.
Уже давно стоило бы определить, какие отрасли экономики нужно развивать в ближайшие годы, чтобы перестать быть в основном поставщиком природного сырья на мировой рынок, а выходить на него с продукцией, произведенной на базе высоких технологий. При нынешнем состоянии мирового рынка в одиночку добиться этого трудно, но вполне возможно при условии тесного, неформального взаимодействия стран СНГ, мобилизации их экономических, правовых и интеллектуальных ресурсов как на развитие национальных экономик и расширение внутренних рынков, так и на углубление взаимного сотрудничества в торгово-экономической сфере. Нынешняя структурная деформация сферы производства и экспорта в странах СНГ не отвечает ни их национальным интересам, ни объективным потребностям региональной безопасности на постсоветском пространстве. Конъюнктура топливно-сырьевых рынков, как известно, подвержена серьезным колебаниям и не всегда будет благоприятной государствам Содружества, в экспорте которых доля продукции добывающих отраслей составляет 60-80% (по оценкам международных экспертов топливно-энергетических ресурсов стран СНГ хватит не более чем на 60 лет).
Сравнительный анализ СНГ с лидирующими в мире интеграционными группировками говорит о неразвитом состоянии интеграционного процесса на постсоветском пространстве. Показатели Содружества серьезно отстают от других мировых регионов. Если в СНГ доля взаимного товарооборота в общем объеме внешней торговли стран-партнеров составляет 21,8%, то в НАФТА - почти 50%, в Европейском союзе - более 60%.
На разобщенное пространство СНГ идет интенсивное и организованное экономическое проникновение государств дальнего зарубежья. Так, США, западноевропейские страны, Япония, Китай и Турция стали активно вытеснять Россию с рынков стран Содружества с тем, чтобы сбывать там свои продукты животноводства и промышленные товары, не пользующиеся спросом на своем рынке.
На протяжении многих лет военная интеграция, зачастую, выступала наивной профанацией. Реально работала лишь объединенная система ПВО государств - участников СНГ, но наиболее активными участниками системы ПВО опять же были страны, входящие в ОДКБ.
Часть функции ШКВС после его расформирования возложена на Объединенный штаб (ОШ) ОДКБ и Секретариат Совета министров обороны (СМО) государств - участников СНГ.
Анализ функционирования системы коллективной безопасности СНГ показывает, что за период после подписания в 1992 году Договора о коллективной безопасности по настоящее время приняты только концептуальные документы, которые определили лишь основные принципы ее создания. Это обусловило вялотекущий характер создания системы коллективной безопасности, которая по существу лишь декларирована, но не создана на практике. Основными причинами такого положения являются:
* недостаточная определенность российской политики в вопросе стратегии создания системы коллективной безопасности СНГ;
* несогласованность политики государств - участников СНГ и взаимоотношения с НАТО, особенно по вопросу расширения этой организации;
* разумная степень готовности стран к реинтеграции, сотрудничеству в военной области;
* демобилизующий фактор пропаганды отсутствия геостратегических угроз безопасности, не требующих создания оборонного союза;
* слабость пропаганды ДКБ в контексте новых нетрадиционных военно-политических угроз в СМИ и на международных конференциях по вопросам безопасности.
Основными причинами сложившегося положения являются фактическое отсутствие скоординированной и постоянной военно-политической деятельности на различных уровнях, направленной на решение вопросов по всем аспектам коллективной безопасности СНГ, недостаточный контроль за исполнением принятых решений, а также отсутствие функционирующей как единый организм структуры межгосударственных и субрегиональных органов системы коллективной безопасности.
В последнее время явно наметилась активизация в военном сотрудничестве в рамках "шанхайской шестерки" (ШОС). С момента основания ШОС страны-участницы провели несколько совместных антитеррористических учений под общим названием "Мирная миссия". Первые учения прошли в августе 2003 года (не участвовал Узбекистан): первая фаза проводилась в Казахстане, вторая - в Китае. В августе 2005 года на территории России (г. Чебаркуль Челябинской области) были проведены совместные учения вооруженных сил Китая и России. Маневры в рамках ШОС проходили и в 2007 году (г. Чебаркуль, Россия - Китай). В 2009 году учения "Мирная миссия" проводились поэтапно на территории России (Хабаровск) и Китая (Шэньянский военный округ на северо-востоке страны, общевойсковой полигон Тюнань). "Мирная миссия-2010" проходила на общевойсковом полигоне сухопутных войск Казахстана "Матыбулак" в Жамбылской области. С 8 по 14 июня 2012 года на общевойсковом полигоне Чорух-Дайрон в Согдийской области Республики Таджикистан прошли антитеррористические учения государств-членов Шанхайской организации сотрудничества "Мирная миссия-2012".
На этом фоне продолжается усиление политических позиций третьих стран на пространстве СНГ, налаживается военно-политическое сотрудничество в рамках расширенной программы "Партнерство ради мира", "особых отношений" НАТО с отдельными странами, устанавливаются двусторонние военно-политические и военно-технические связи, рассматриваются варианты по отстранению России от лидерства в урегулировании конфликтов и миротворческой деятельности на постсоветском пространстве, что было наглядно продемонстрировано в ходе конфликта на Северном Кавказе в августе 2008 г.
Активно противодействуя объединительным тенденциям в СНГ, страны Запада, и США, их союзники по НАТО, а также Япония и ряд ближневосточных государств стремятся растащить страны Содружества по зонам своего влияния, играя на внутренних противоречиях в Содружестве, оказывают приоритетную экономическую и политическую поддержку государствам, занимающим аморфную либо негативную позицию в отношении интеграции в СНГ, действенными мерами поощряют экспансию транснационального и частного капитала в экономику и на рынки стран Содружества, особенно по тем отраслям, которые гарантируют контроль над стратегическими минерально-сырьевыми ресурсами и обеспечивают сужение поля военно-политического взаимодействия с Россией. В политике Запада все отчетливее прослеживается линия на выделение среди партнеров России по СНГ "опорных государств". Лидеры этих государств все чаще проводят дипломатическую линию, которая расходится с национальными интересами России и других стран Содружества.
Годы функционирования СНГ показали, что много договоренностей достигнуто государствами - участниками, однако сами по себе они не способны обеспечить решение экономических и военно-политических задач, если не подкрепляются практическими усилиями по их выполнению. За истекшие годы приняты сотни договоров и соглашений по проблемам интеграции и экономического взаимодействия, многие из которых, не получив материальной и законодательной поддержки, так и остались простым текстом на бумаге. Это касается и документов, подписанных в первой половине 90-х гг. Наиболее значимые из них - Договор о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 г., а также принятые в его развитие Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г.; Соглашение об общих условиях и механизме поддержки развития производственной кооперации предприятий и отраслей государств от 23 декабря 1993 г.; Соглашение о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г.; Соглашение в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся мигрантов от 15 апреля 1994 г.; Соглашение о создании Платежного союза государств - участников Содружества Независимых Государств от 21 октября 1994 г. и др.
Основные положения этих документов, по моему мнению, с правовой точки зрения были проработаны неплохо, а сами документы являлись довольно обнадеживающими. Так, в Договоре о создании экономического союза отмечалось, что эта структура формируется путем поэтапного углубления интеграции и координации действий в осуществлении экономических реформ через: межгосударственную (многостороннюю) ассоциацию свободной торговли; таможенный союз; общий рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы; валютный (денежный) союз. Причем для каждой ступени интеграции предусматривался комплекс взаимосвязанных мероприятий.
Основу государственного целеполагания в некоторых государствах СНГ составляют не национальные интересы, а весьма неустойчивые корпоративные интересы этнополитических элит, оказавшихся на вершине власти. Политические игры и амбиции политических лидеров, жаждущих удовлетворения своих амбиций, направлены, зачастую, на личное международное самоутверждение.
Нельзя сбрасывать со счетов и такой мощный фактор как двойственное поведение Запада. С одной стороны, западные страны показывают всему мировому сообществу, что в интеграции, в межгосударственной кооперации жить лучше. Но, с другой стороны, именно Запад оказывает сильное дезинтеграционное воздействие на постсоветское пространство, генерируя в нем дезинтеграционные процессы. Что же касается специфической военно-технической сферы, то оружие, доставшееся в "наследство" от СССР некоторым государствам СНГ, стало предметом демпинговой торговли в ущерб интересам коллективной безопасности Содружества.
Под нажимом международных экономических и финансовых организаций страны СНГ вынуждены проводить в жестких формах внутреннюю финансовую и денежно-кредитную политику, которая ставит в тяжелое положение их предприятия, особенно ВПК. Тем самым не только блокируется процесс взаимопоставок и рушатся оставшиеся хозяйственные связи между платежеспособными предприятиями постсоветских стран в рамках Содружества, но и подрывается потенциал военно-политического и военно-технического сотрудничества.
Экономическая неэффективность и институциональная аморфность СНГ стали основной причиной усиления процесса дезинтеграции, выразившегося в образовании различных субрегиональных объединений. Это Таможенный союз (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизстан, Таджикистан), недавно преобразованный в Евразийское экономическое сообщество, Центрально-Азиатское экономическое сообщество (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан вышел из сообщества в ноябре 2008 г.), ГУУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия), Союз Белоруссии и России.
Субрегиональные объединения пытаются наладить интеграцию "по интересам" и формируются как "клубы по интересам". Подбор стран и уровень их хозяйственного взаимодействия определяются целым рядом факторов, в том числе заметными различиями в уровнях экономического развития и структурах национальных экономик, различающимися подходами к осуществлению рыночных реформ, резким изменением характера и направлений межреспубликанского разделения труда после распада единого экономического пространства. Реалии социально-экономического положения, смена геополитической ориентации, мотивация новых региональных этнократических элит, конъюнктурные соображения личной и групповой выгоды - все эти факторы непосредственно отражаются в дроблении и фрагментации и дальнейшей дезинтеграции постсоветского пространства.
По моему мнению, тенденции налаживания тесного сотрудничества на субрегиональном уровне оказывают на СНГ в целом противоречивое воздействие. С одной стороны, фрагментация пространства Содружества практически ставит под вопрос дальнейшее существование СНГ как целостной региональной организации. С другой стороны, существенный перевес дезинтеграционных факторов на современном постсоветском пространстве создает реальные предпосылки для поиска путей и методов укрепления не только национальной, но и региональной безопасности на субрегиональном уровне.
Для России создание действенной системы региональной безопасности на постсоветском пространстве имеет жизненно важное значение.
Современная геополитическая и геоэкономическая ситуация актуализировала для России многие из проблем, которые были решены к началу XX века. Россия, располагаясь на стыке Европы и Азии, имеет общие границы с христианскими (на Западе), мусульманскими (на Юге) государствами и странами конфуцианской идеологии (на Востоке). Значительно сократилась европейская часть российской территории, ее западная граница отодвинута (без учета Калининградской области) на 500-800 км на восток. В итоге Россия оказалась отделенной от Западной Европы не только странами Центральной и Восточной Европы, но также и вторым "поясом" - странами Балтии, Украиной и Молдавией.
Резко уменьшились доступные выходы к Балтийскому и Черному морям, где оказались утраченными самые крупные морские порты и военно-морские базы (Таллин, Рига, Вентспилс, Клайпеда, Лиепая на Балтике, Одесса, Ильичевск, Николаев, Херсон, Севастополь, Ялта, Феодосия, Поти, Батуми на Черном море.) Протяженность морских границ России на Балтийском море уменьшилась почти в 4 раза: царской России принадлежало 2400 км побережья, Советскому Союзу (после Великой Отечественной войны) - 2000 км, тогда как нынешней России - только 618 км (480 км в Ленинградской области и 138 км в Калининградской). На Черном море морские границы уменьшились более чем в 4,5 раза - с 1670 до 360 км13. Россия сохранила 80% бывшей советской территории и немногим более 50% населения СССР. На юге между Россией и странами Ближнего и Среднего Востока также появился "пояс" из стран Закавказья (Грузия, Армения, Азербайджан) и Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан).
На "отошедшей" территории проходили морские и сухопутные коммуникации Советского Союза, были расположены системы раннего противовоздушного и противоракетного прикрытия, наиболее боеспособные группировки войск. В военном отношении ракетно-ядерные средства способны угрожать России с севера, запада и востока (США), с запада (Англия и Франция) и юго-востока (Китай). Крупнейшая группировка обычных вооруженных сил находится в Западной Европе (НАТО), к юго-востоку от границ России наибольшими военными возможностями обладает Китай, к востоку - США и Япония.
Надо иметь в виду, что в последнее время возросла конфликтность национальных интересов государств на почве территориальных споров. В частности, в Польше есть силы, которые готовы поставить на повестку дня вопрос о возвращении Белоруссией части Гродненской, Брестской и Минской областей, а Украиной - части Львовской и Волынской. Вызывает дискуссии в российском обществе и вопрос о принадлежности Украине Крыма и Севастополя. Кроме того, возможны претензии к Украине со стороны определенных кругов в Словакии (на территорию так называемой Подкарпатской Руси), в Венгрии (на районы компактного проживания венгров в Закарпатской области - Мукачевский, Береговский, Виноградовский), в Румынии (на Бессарабию, Северную Буковину, округа Герца, Хотин и остров Змеиный).
Финские экстремистские политические организации неоднократно выступали с требованиями возврата Финляндии земель в Карелии, перешедших к СССР в итоге советско-финской войны 1939-1940 гг. Норвегия не исключает намерений пересмотреть разграничения российско-норвежского континентального шельфа в Баренцевом море. Нельзя сбрасывать со счетов и претензии к России со стороны Эстонии - на Печорский район и Заморовье, территорию Кингисеппского района Ленинградской области. Латвия претендует на Пыталовский район Псковской области, а Литва - на местность в районе озера Виштитис, Куршскую косу и город Советск. До сих пор не урегулированы притязания Японии на Курильские острова.
Источником напряженности могут стать и выдвигаемые отдельными реваншистскими силами в Литве, Польше, Германии и США требования уменьшить группировку российских войск в Калининградской области, а затем полностью демилитаризовать этот регион Российской Федерации.
Однако, в 2008 году Президент России Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации отмечает: "В частности, для эффективного противодействия упорно, постоянно навязываемым нынешней администрацией США новым элементам глобальной системы ПРО в Европе. Так, раньше планировалось снять с боевого дежурства три ракетных полка ракетной дивизии, дислоцированной в Козельске, а саму дивизию к 2010 году расформировать. Я принял решение воздержаться от этих планов. Ничего расформировывать не будем. Кроме того, для нейтрализации при необходимости системы ПРО в Калининградской области будет развернут ракетный комплекс "Искандер". Естественно, что мы предусматриваем использование в этих целях и ресурса Военно-Морского Флота России. И, наконец, с территории того же самого западного региона, то есть Калининградской области, будет осуществляться радиоэлектронное подавление новых объектов системы ПРО Соединенных Штатов Америки"14.
С тех пор тема развертывания оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер" в Калининградской области, Краснодарском крае и Республике Беларусь поднималась неоднократно. Представителями Генштаба России даже назывались конкретные сроки заступления данных комплексов на боевое дежурство, однако до настоящего времени это так и осталось на стадии угроз. В этом контексте обращает на себя внимание то, что Государственной программой вооружения белорусской армии до 2015 года предусмотрено начало перевооружения 465-й ракетной бригады на ОТРК "Искандер-Э", у которых, правда, дальность полета ракеты в 1,8 раза меньше, чем у базовой версии "Искандер-М". Перевооружение должно завершиться к 2020 году.
Многие исследователи отмечают, что европейская интеграция во многом показательна для СНГ, так как предполагает разработку и укрепление общей внешней и военной политики, создание собственной коллективной системы безопасности, реализацию своей военной политики15.
На практике усиливается конфликтогенность во взаимоотношениях между отдельными странами СНГ. Примером может служить поведение грузинской стороны в отношении России на территории Южной Осетии и Абхазии. На этом я далее остановлюсь более подробно.
Появилось немало негативных явлений и тенденций, в первую очередь, националистического, сепаратистского, дезинтеграционного характера. Усилилось воздействие на безопасность в постсоветском пространстве культурно-этнического фактора и связанных с ними геополитических, национальных и конфессиональных проблем.
В этой связи не может не вызывать определенных опасений политика Украины. Будучи второй по значению после Российской Федерации державой на пространстве распавшегося СССР, Украина строит свою практическую политику на принципе военно-политического дистанцирования от России. Намечается тенденция постепенного превращения Украины в один из центров силы - противовес России.
Стремление Украины на военно-политическое сближение с НАТО вызывает серьезную обеспокоенность России и Белоруссии. На практике нынешняя политическая элита Украины осуществляет курс на вовлечение страны в разнообразные военно-политические и экономические организации, основанные на идеях субрегионального сотрудничества. Это и Черноморско-Балтийская идея, и идея центрально-европейской структуры безопасности, и концепция трехстороннего сотрудничества Украины, Молдавии и Румынии с созданием свободной экономической зоны. Одновременно Украина стремится максимально укрепить свое положение в отношениях с НАТО, не отрицая в конечном счете свое полное членство в Североатлантическом союзе. Однако, в апреле 2008 г. ходатайство Украины о вступлении в НАТО было отклонено в связи с политическим кризисом, проходящим в стране.
Позиция Украины во многом соответствует интересам США, НАТО и западноевропейских стран. В стратегии Запада Украине отводится особая роль: он стремится ограничить влияние Москвы на Киев, провести границу "жизненно важных интересов" США и НАТО по восточной границе Украины. Отрицательным аспектом вовлечения Украины в сферу третьих государств станет возможность ее использования в качестве противовеса России для формирования с ее участием "буферной зоны" в случаях обострения российско-американских, российско-западногерманских или российско-натовских отношений.
Официальное отношение Украины к СНГ состоит в том, что она рассматривает Содружество как механизм цивилизованного решения проблем, возникших после распада СССР. Поскольку Украина не подписала Устав СНГ, она не рассматривает себя членом Содружества, принимая участие в работе ряда органов в качестве наблюдателя. Подчеркнутое стремление к закреплению самостоятельности всеми способами обусловило и отказ от участия в многостороннем военном сотрудничестве СНГ, от совместной охраны внешних границ, позиции по вопросу раздела Черноморского флота. Последнее обстоятельство, как известно, способствовало резкому ослаблению позиций России в Черноморском бассейне.
После избрания в 2010 году президентом Украины Виктора Януковича, он заявил: "Мы не будем вступать ни в какой военный блок. Это точка зрения украинского народа, которую нужно уважать, и с которой нужно считаться".
Президент Янукович не отказался сотрудничать с НАТО, предложив концепцию внеблокового статуса государства, а вопрос о вступлении в альянс с повестки дня снял. Соответствующий закон Украины "О принципах внутренней и внешней политики" был в первом чтении принят 3 июня, окончательно - 1 июля, и вступил в действие с 20 июля 2010 года. В нем, наряду с прочим, отменялось положение закона "Об основах национальной безопасности", в котором обретение членства в НАТО было отнесено к основным направлениям государственной политики.
Тем не менее, сотрудничество Украины с НАТО продолжается. Так, 10 октября 2012 года заместитель генерального секретаря НАТО посол Александр Вершбоу заявил во время встречи с министром обороны Украины Дмитрием Саламатиным в Брюсселе, что он поражен "масштабностью реформ в Вооруженных силах Украины". Представитель Альянса поблагодарил Дмитрия Саламатина за участие украинских военнослужащих в миротворческих операциях под руководством НАТО. "Для развития отношений между Украиной и НАТО важно делать больше, чем раньше", - отметил заместитель генерального секретаря НАТО. Он также выразил убеждение в необходимости развития контактов между Украиной и НАТО на всех уровнях.
Определенное значение для развития обстановки на западном направлении имеет положение и позиции Молдавии. Располагаясь между Украиной и Румынией и имея на своей территории Приднестровскую Республику, до 2001 г. подкрепленную российским военным присутствием, Молдавия изменила акценты в своей политике национальной безопасности. Она отказалась от идеи объединения с Румынией, еще раньше согласившись предоставить России роль посредника и миротворца в конфликте с Тирасполем, приняла решение о вступлении в СНГ. Вероятное расширение НАТО на Восток, особенно "второй волны" с включением Румынии в Северо-Атлантический союз, в совокупности с выводом российских войск может привести к новой переориентации молдавской внешней политики.
Анализ ситуации на восточноевропейском направлении будет не полным без рассмотрения позиции Белоруссии к интеграционным процессам в СНГ.
Политическая элита, пришедшая к власти с нынешним президентом Белоруссии, опирающаяся на широкие слои белорусского населения, в основу своего подхода к проблеме закладывает логику геополитического единства территории распавшегося СССР, и прежде всего территорий России, Белоруссии, Украины и Казахстана, так называемого геополитического хребта, вокруг которого формируется остальное пространство Евразии.
Политические силы Белоруссии в начале 90-х гг., группировавшиеся вокруг С. Шушкевича и БНФ, опирались в основном на прозападно настроенную интеллигенцию, рассматривали возможность "самоидентификации" в европейском контексте благодаря резким геополитическим изменениям в Евразии, "отрыву бывших восточноевропейских стран от советского архипелага" и образованию "новой Восточной Европы", а также тенденции к восстановлению состояния, существовавшего до Первой мировой войны, когда Центральная Европа была зоной потенциальной нестабильности и соперничества между Востоком и Западом (в частности, между Германией и Россией). Такой подход к проблеме вел к поиску возможностей "для обеспечения статус-кво в Европе", при котором Белоруссия была бы включена в "пояс независимых государств на пространстве от Финляндии до Черного моря", т. е. в буферную зону, отделяющую Россию от Запада.
Сегодня белорусская политическая элита учитывает, что сложные отношения России со странами Балтии и Украиной превращают Белоруссию в единственного стратегического союзника Российской Федерации на западном направлении российской внешней политики.
Этнические, конфессиональные и многие другие факторы с особой силой проявили себя в Закавказье. В этом регионе сталкиваются интересы США, Великобритании, Франции, Германии, Турции и Ирана. В последнее время политическая обстановка в регионе "окрашивается" усилием пронатовской ориентации руководства Грузии, что в конечном итоге и привело к трагедии.
Южная Осетия, где в результате умышленных действий грузинских властей погибли люди, стала своего рода оселком, на котором, как на детекторе лжи, прошел тестирование на качество совести каждый гражданин Содружества Независимых Государств, независимо от того, какой у него социальный статус.
В оценках случившегося можно руководствоваться эмоциями, коих предостаточно, прежде всего, в каждой осетинской семье, потерявшей близких. А каково родителям, чьи сыновья проходили службу в составе российских миротворческих сил и погибли под снарядами грузинских танков?
Официально власти Грузии руководствовались своим "святым долгом - сохранения территориальной целостности" и посему пошли на такой безумный шаг, который привел к человеческим жертвам не только среди осетин, но и среди граждан Грузии. При этом каждый, кто хоть чуть-чуть разбирается в политике, понимает степень лукавства Тбилиси. Ведь совсем недавно самые продвинутые в делах демократии и соблюдении прав человека и международного права страны Запада во главе с США совершенно спокойно отнеслись к разделу Югославии, а затем и к появлению совершенно нового, искусственно созданного государства по национальному принципу. Грузия при этом против нарушения прав сербского народа не протестовала. Это яркий пример политики двойных стандартов Тбилиси.
Исследованием акта агрессии и геноцида осетинского народа, учиненного властями Грузии, должны профессионально заниматься следователи. Но события в Южной Осетии высветили иную важную проблему, которая затрагивает судьбу каждого из нас, а также будущее нашего сообщества в лице СНГ, если оно у него есть.
Первый вопрос, который породила Южная Осетия, - прочность СНГ. Молчание ряда лидеров Содружества, невнятные, обтекаемые оценки других и откровенно антироссийская позиция третьих по поводу геноцида осетин свидетельствуют, что руководителям стран, входящих в международную структуру под названием СНГ, следует, наконец-то, определиться: кому и с кем идти дальше.
Сегодня на пространстве Содружества дуют два основных ветра: российский и американский. Некоторым недальновидным руководителям стран СНГ кажется, что можно надувать паруса своих государств обоими ветрами. Но так не бывает. Рано или поздно придется делать выбор с портом конечной приписки. Сегодня только уровень государственного мышления руководителя страны, его способность видеть перспективу за горизонтом являются условием ориентации страны на Москву или Вашингтон. Разговоры же о свободе, независимости от кого бы то ни было - все это от лукавого. Даже в семье без взаимных уступок не бывает согласия. Так и между государствами: без учета взаимных интересов не будет мира.
Возвращаясь к проблеме прочности СНГ, следует отметить и внешний фактор, который американцы максимально эффективно используют в своих интересах. Здесь, конечно, большую роль играют международные финансовые институты. Пожалуй, в СНГ нет страны, долги которой перед МВФ и Всемирным банком не исчислялись бы в миллиардах. Важен также персональный подход американцев к каждому президенту той или иной страны Содружества, их умение надавить на самые потайные человеческие слабости и пороки.
Другой вопрос, который напрашивается сам собой, - есть ли в СНГ механизмы преодоления возможного конфликта между странами Содружества? Почему не сработал механизм ОДКБ?
Глава Кыргызской Республики, председательствовавшей в 2008 году в Содружестве, Курманбек Бакиев в деликатной форме обозначил свою точку зрения, заявив, что "подобные конфликты должны решаться сугубо на основе международного права и только политико-дипломатическим путем". В таком же ключе обозначил свое видение проблемы президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, отметив, что "все государства СНГ выступают против сепаратизма, и подобные сложные межнациональные вопросы должны решаться мирно, путем переговоров. Военного решения таких конфликтов не существует".
В заявлении, которое сделал казахский лидер после встречи со своим кыргызским коллегой на берегу Иссык-Куля, говорится: "Мы получали весьма разноречивую информацию. Пресса Запада обошла молчанием начало конфликта, когда грузинские войска внезапно напали на Цхинвал. Мы видели, что столица Южной Осетии пережила масштабные разрушения. Российские СМИ оценили ситуацию как гуманитарную катастрофу и геноцид осетинского народа. Наверное, истина выяснится позже. Мы с президентом Кыргызстана приносим свои соболезнования родным и близким погибших в Цхинвале".
Именно разноречивая информация сбила с толку наших руководителей, не дав им однозначно и сразу высказаться по поводу нападения Грузии на Южную Осетию. И этот факт убедительно свидетельствует о серьезной роли западных СМИ в деле формирования взглядов руководителей стран Содружества.
Показательно еще одно заявление Нурсултана Назарбаева, которое он сделал на Иссык-Куле. Говоря о ситуации в Южной Осетии, он указал, что "СНГ стало аморфным. Содружество не имеет никаких рычагов и механизмов для вмешательства в такие конфликты, как в Южной Осетии".
Что касается ОДКБ, то здесь вообще творятся чудеса. Несколько дней мощная военно-политическая организация молчала. Лишь к завершению операции в Южной Осетии спикер Госдумы Борис Грызлов от имени парламентов стран ОДКБ сделал заявление по Южной Осетии, которое тут же вызвало недоумение у депутатов государств - членов ОДКБ.
Совершено очевидным представляется, что сразу после нападения грузинских вооруженных сил на Южную Осетию и решительной реакции на это со стороны Москвы все структуры СНГ и ОДКБ должны были заработать в так называемом кризисном режиме. Разумной была бы внеочередная встреча в рамках Совета коллективной безопасности ОДКБ с однозначной позицией поддержки России и права осетинского народа на жизнь.
Таким образом, в Закавказском регионе актуализированы наиболее трудноразрешимые политические конфликты конца XX столетия: грузино-абхазский, карабахский, грузино-осетинский. Все более определяющее влияние на развитие обстановки в регионе оказывает нефтяной фактор: вопросы распределения участков добычи нефти и путей ее транспортировки.
Страны Запада во главе с США преследуют в Закавказском регионе три основные цели - превратить регион в буферную зону, ограничивающую проникновение России на Юг; обеспечить беспрепятственную добычу и транспортировку нефти на Запад; укрепить свои позиции в новых независимых государствах. Для достижения этих целей активно используются экономическая и военная помощь, внедрение западного капитала в местную промышленность, там, где это выгодно, использование конфликтных ситуаций, поощрение деятельности Турции по расширению своего влияния.
США и другие западные страны основную ставку в регионе делают на Турцию. При этом турецкое руководство взяло курс на формирование собственной, отличной от американской "сферы влияния" и создание условий для достижения целей региональной гегемонии. Для этого Турция стремится заполнить постсоветский силовой вакуум активизацией военно-политического сотрудничества и использует этнорелигиозную общность для создания обширной зоны влияния, ища для этого партнеров и союзников в сопредельных районах Северного Кавказа. Вопрос о характере обстановки в кавказском регионе приобретает особое значение в связи с вступлением в силу соглашения о вводе в строй нефтепровода от Каспийского моря до Новороссийска.
Более надежным военно-политическим и стратегическим партнером России в Закавказье является Армения. Армения участвует в работе органов Содружества Независимых Государств, подписала Устав СНГ, ратифицировала Договор о коллективной безопасности Содружества. Эта закавказская республика весьма заинтересованно относится к интеграционным процессам в рамках СНГ. Она в числе первых стала участницей Содружества, постоянно поддерживает на совещаниях СНГ решения, направленные на его укрепление. Большинство партий и политических группировок Армении выступают за пророссийскую ориентацию внешней политики страны. После некоторых колебаний и экспериментов первых лет независимости этот курс во многом является сейчас общенациональным.
Перспектива углубления российских отношений с Арменией сопряжена с тем, что она как вовлеченная в карабахский конфликт сторона наверняка будет и впредь стремиться к обеспечению "проармянского крена" России в данном конфликте, что при нехватке с российской стороны должной маневренности отталкивало бы от России Азербайджан. Но в последнее время наметилось стремление Армении в сторону Евросоюза и поисков новых союзников.
Политика Азербайджана направлена на максимальное расширение связей с Западом и Турцией, что первоначально отразилось на требовании вывода вооруженных сил России со своей территории.
Азербайджан в перспективе может содействовать сохранению и расширению влияния России к югу от его границ предотвратить реальную возможность усиления влияния деструктивных тенденций на российские регионы Северного Кавказа со стороны Ближнего и Среднего Востока. Расположение Азербайджана на перекрестке Европы, Азии и Востока и на пересечении интересов ведущих региональных держав предопределило необходимость формирования адекватной этому срединному статусу внешнеполитической концепции "Азербайджан открыт для всех стран мира", не предполагающей выделение каких-либо страновых приоритетов, учитывающей необходимость нахождения гибкого баланса между западным, северным и иными векторами национальной внешней политики.
Азербайджан может пойти на многостороннее сближение и интеграцию с Россией на взаимовыгодной основе, сделать отношения с ней настолько приоритетными, насколько это необходимо для устойчивого, бесконфликтного присутствия Азербайджана в закавказском регионе.
Реализация нефтяных проектов с привлечением иностранного капитала помогла Азербайджану обеспечить более активную поддержку со стороны Запада в решении своих проблем в военно-политической сфере. В частности, в результате подписания пакета нефтяных соглашений с Азербайджаном российский нефтяной бизнес значительно укрепил свои позиции в данном регионе. Сегодня нефтяные компании России, прежде всего "ЛУКОЙЛ", наряду с ведущими нефтяными компаниями США и Европы представлены во всех крупнейших нефтяных проектах, реализуемых в азербайджанском секторе Каспийского моря, планируемый совокупный объем инвестиций в которые достигает 13-15 млрд. долл.
Азербайджано-российский союз объективно может стать прочным фундаментом нового и более справедливого регионального порядка, при котором межблоковое и межгосударственное противостояние уступит место внутри- и межрегиональному сотрудничеству. Хотелось бы отметить, что Россия выступает посредником в урегулировании карабахского конфликта и такие надежды есть.
Центрально-Азиатский регион включает в себя Киргизию, Туркмению, Таджикистан, Казахстан и Узбекистан. Вовлечение этих республик в сферу влияния третьих государств создает угрозу утраты стратегического предполья, отделяющего Россию от исламского мира.
"Исламский фактор" оказывает большое влияние на ситуацию в государствах Центральной Азии. Налицо серьезная активизация мусульманских общин, организаций и отдельных лидеров. В целом угрозы региональной безопасности СНГ и интересам России вызваны не исламом, а "исламским фундаментализмом" и религиозным экстремизмом, для которого в Центральной Азии имеется благоприятная почва и возможности политической "мобилизации" конфессионального радикализма.
В наибольшей степени военно-политическое присутствие России обеспечено в Таджикистане, в котором внутриполитические кризисы стимулируются на основе регионально-клановых противоречий, отягощенный пребыванием большого числа таджиков, беженцев из страны на территорию Афганистана и возвратной волны беженцев из Афганистана. Республике Таджикистан отводится заглавная роль в радикальной политической мобилизации среднеазиатских народов на религиозной основе, возможно поэтому так активны были "исмаилиты" на Памире.
Россия приняла на себя ряд обязательств по защите таджикских границ на границе Содружества. Ни одно из государств региона не способно разделить с Россией это финансовое и военное бремя. Военно-политическое сближение России и Таджикистана стало причиной заметного охлаждения в российско-узбекских отношениях. В то же время в целях обеспечения региональной безопасности Россия не может уйти из Таджикистана. Посредничество в урегулировании внутритаджикского конфликта политическими средствами усилило влияние России в Таджикистане, но не может остановить возможную в последующем тенденцию к дистанцированию от нее при любом другом политическом руководстве.
Казахстан самая большая по территории и населению страна субрегиона. Он основывает свою политику на возможности сыграть важную роль как связующее звено между евроазиатской Россией с Азиатско-Тихоокеанским регионом и Центральной Азией. Казахстан выступает и действует в направлении укрепления интеграции в СНГ, не оставляя в стороне укрепления своей самостоятельности и независимости.
Узбекистан - одно из наиболее развитых среднеазиатских государств. Первоначально он проявлял готовность к тесной военно-политической интеграции с Россией в рамках Ташкентского договора, но впоследствии отошел от этой позиции. Это выразилось в отказе подписать договор о совместной охране внешних границ СНГ, однако с 2006 года Узбекистан вновь вошел в ОДКБ.
Киргизия продолжает ориентироваться в основном на Россию и на военную помощь с ее стороны. У Киргизии и России имеется двусторонний договор о сотрудничестве, который определяет юридический статус российских военнослужащих на территории республики. Сложное экономическое положение не позволяет этой стране дистанцироваться от России, хотя имеются многочисленные проявления таких стремлений.
Туркмения дистанцировалась от России и СНГ непосредственно после преобразования в самостоятельное государство. Руководство Туркмении рассматривает Содружество исключительно как консультативный орган. В этой связи перспектива военно-политического сотрудничества России с Туркменией представляется неоднозначной.
О серьезных проблемах внутри СНГ и отношениях в нем показательны два примера.
Один из них касается Украины. Большие претензии к СНГ со стороны Украины вызвало отношение стран Содружества к вопросу о признании Голодомора 1932-33 годов как акта геноцида. Совет министров СНГ отклонил это предложение, хотя четыре делегации, а именно: Азербайджан, Грузия, Молдова и Украина поддержали его. Пять представителей глав внешнеполитических ведомств проголосовали против: Россия, Белоруссия, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. И три главы внешнеполитических ведомств воздержались: Казахстан, Армения, Туркменистан. По мнению украинской стороны, те, кто не поддержал это решение, не просто проявили безразличие к большой трагедии украинского народа, но и отказались дать сигнал всему миру, что в странах СНГ никогда не допустят грубых и массовых нарушений прав человека, тоталитаризма.
Другой пример - российско-грузинский конфликт. СНГ всегда было организацией с существенными противоречиями между ее членами. Армения и Азербайджан - это карабахская проблема, карабахская трехлетняя война, неразрешенная ситуация, совершенно диаметрально противоположные позиции. Это конфликт между Узбекистаном и Казахстаном за лидерство в Центральной Азии. Это противоречия между Россией и Грузией, между Россией и Украиной по поводу базирования флота в Севастополе а также вопрос о транзите российского газа в Европу, Россией и Молдовой по поводу Приднестровья. Серьезные противоречия имеют место у Кыргызской Республики с Узбекистаном по поводу водопользования. Следует иметь в виду и наличие неурегулированных границ между отдельными странами СНГ.
Все эти вопросы никогда так и не находили решения в рамках СНГ. Более того, они там даже не поднимались.
Статья 3 Устава Содружества Независимых Государств предусматривает уважение суверенитета государств - участников, неотъемлемого права народов на самоопределение и права распоряжаться своей судьбой без вмешательства извне, нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений, территориальную целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории, неприменение силы или угрозы силой против политической независимости государства - участника, разрешение споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость16.
В случае с российско-грузинским конфликтом все эти положения Устава СНГ были нарушены. Ни одна из стран - участниц конфликта даже не подумала обратиться в СНГ для разрешения своего конфликта, как это предусматривается статьей 17 Устава СНГ, которая гласит, что государств - участники Содружества будут воздерживаться от действий, способных нанести ущерб другим государствам - участникам и привести к обострению возможных споров, государства - участники будут добросовестно и в духе сотрудничества прилагать усилия к справедливому мирному разрешению своих споров посредством переговоров или достижению договоренности о надлежащей альтернативной процедуре урегулирования спора и если государства - участники не разрешают спор при помощи средств, указанных в части второй настоящей статьи, они могут передать его в Совет глав государств17. Ничего этого не было сделано. Более того, ни одна из стран, входящих в СНГ и, в том числе, Кыргызская Республика, которая в это время председательствовала в СНГ даже не были проинформированы о готовящемся обеими сторонами вооруженном разрешении конфликта. Это свидетельствует не только об отсутствии в рамках СНГ необходимых механизмов и процедур действий в подобных случаях, но и об абсолютно пренебрежительном отношении, как Грузии, так и России к своим партнерам по Содружеству. Более убедительную демонстрацию истинной роли и значения СНГ трудно придумать.
К числу геополитических последствий российско-грузинского конфликта следует отнести очевидно изменившееся отношение других стран, входивших в СНГ к России. Россия впервые продемонстрировала, что она готова к любым действиям, вплоть до военных для удержания или восстановления своего влияния в тех территориальных пределах, которые она считает необходимыми. Более того, она фактически объявила Южную Осетию и Абхазию зоной своего влияния, заявив, что "исторически Россия была гарантом безопасности на Кавказе".
Общее влияние происходящих геополитических изменений заключается в перераспределении интересов России с глобального на субрегиональный уровень, с прозападного направления политики в пользу южного и азиатского, с задачей более равномерного распределения усилий при приоритетном внимании к развитию событий в "ближнем зарубежье".
Основными проблемами для СНГ на ближайшее время будут: на западе - потенциальная экспансия НАТО и ее долгосрочное влияние на Украину; на юге - обеспечение стабильности в Закавказье и локализация конфликтов и проникновения идеологии исламского радикализма и экстремизма в Центральной Азии.
Участники Содружества Независимых Государств и, прежде всего, те, которые объединены наиболее близкими союзническими отношениями, должны сыграть новаторскую роль в формировании неконфронтационного типа экономической и военно-политической интеграции.
2.2 Угрозы региональной безопасности на западном стратегическом направлении.
Наличие вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве противоречит основным принципам, положенным в основу существования СНГ. Реальной угрозой в западных регионах Содружества можно считать Приднестровский конфликт.
Степень вовлеченности России в процесс восстановления мира в Приднестровье (Молдова) в первой половине 90-х годов оказалась весьма высокой. Это было вызвано как остротой накала проблем вокруг судьбы "российско-ориентированного" населения Приднестровского региона Молдовы, так и в силу вовлеченности в конфликт бывшей 14-й армии, дислоцированной в регионе, в котором в 1992 году разгорелись кровавые столкновения между сторонниками и противниками образования самостоятельной (теперь уже от Молдовы) Приднестровской Республики.
Военная стадия конфликта достигла апогея в июне 1992 года во время боев за город Бендеры, расположенный на правом берегу Днестра, но включенный в состав ПМР. Молдавское руководство пыталось силой захватить город и поставить его под свой контроль. Бои продолжались в течение 19-26 июня 1992 года и прекратились после решительных демаршей, практически ультиматума со стороны российского руководства. Генерал А. Лебедь, назначенный командующим 14-й армией, недвусмысленно заявил, что в случае продолжения боев российская армия открыто вмешается в конфликт, причем, скорее, на стороне Приднестровья. Он охарактеризовал Молдову как "фашистское государство", предупредил о возможном конце молдавской независимости и заявил, что 14-я армия останется там, где она дислоцирована. Танковое соединение под командованием генерала М. Журбенко расчехлило орудия боевых машин, пообещав половину из них нацелить на молдавские, а половину - на приднестровские вооруженные формирования.
Подобные решительные акции Москвы, которые можно рассматривать как элементы принуждения к миру путем предупредительного развертывания и демонстрации силы, стимулировали договоренность о прекращении открытых военных действий сторон и проведении разделительной миротворческой операции. Вооруженные столкновения прекратились 3 июля 1992 года и с тех пор не возобновлялись.
Миротворческая операция по разделению вооруженных группировок конфликтующих сторон в Приднестровье началась и проходила не под эгидой СНГ, а на основе двухстороннего межгосударственного соглашения, которое было подписано президентами Б. Ельциным и М. Снегуром. Несмотря на непризнанный "президентский" статус лидера Приднестровья Смирнова, он также был привлечен к подписанию документа, подтверждая тем самым, что обе конфликтующие стороны согласны на привлечение России к участию в урегулировании конфликта.
Важной частью Соглашения была договоренность о том, что части 14-й армии будут строго соблюдать нейтралитет, а вопросы о ее статусе, порядке и сроках вывода будут решены в ходе особых переговоров между Российской Федерацией и Республикой Молдова.
После июльских соглашений 1992 года и начала миротворческой операции конфликт вошел в своеобразное "замороженное" состояние. С одной стороны, полностью соблюдается прекращение огня. С другой - серьезного продвижения к урегулированию конфликта нет.
Причем речь идет не столько о территориальных претензиях со стороны сопредельных государств, сколько о внутренних и внешних угрозах, связанных с политической, экономической, информационно-пропагандистской деятельностью как правительств ряда стран, так и целого ряда общественных организаций (зачастую поддерживаемых спецслужбами) националистического толка, направленных на дестабилизацию обстановки в регионе. Общий анализ программных установок деятельности иностранных спецслужб и организаций в регионе, а также местных националистических (иногда откровенно сепаратистских) организаций позволяет выделить эти формы:
1. Прямое присоединение отдельных территорий северо-запада России к иностранному государству.
2. Переход к конфедеративному устройству Российской Федерации путем провозглашения отдельных анклавов самостоятельными субъектами конфедерации.
3. Передача ряда территориальных образований России под эгиду Организации Объединенных Наций.
4. Предоставление территориям полной экономической независимости с прямым вхождением в Европейский союз.
5. Создание на территории региона новых самостоятельных государств с полным суверенитетом.
6. Отдаление России от постсоветских государств и ослабление ее роли в укреплении интеграционных процессов в СНГ.
В целях реализации проектов по "введению" указанных форм государственного устройства на территории Северо-Запада иностранными правительствами, их спецслужбами, организациями различного толка, действующими на территории зарубежья, постсоветских республик и России.
Курс Украины на интеграцию в евроатлантические структуры и восприятие Киевом НАТО как "единственной международной организации в области обороны и коллективной безопасности, подтвердившей свою эффективность", не способствует реинтеграционным процессам в сфере обеспечения региональной безопасности.
В Брюсселе с одобрением отмечаются регулярность совместных военных учений, инициативность Украины в этом вопросе, ее готовность предоставлять полигоны для проведения натовских маневров, участвовать в гуманитарных и миротворческих операциях под эгидой НАТО. Как подчеркивают в штаб-квартире НАТО, политика Украины в сфере безопасности подтверждает правильность взятого альянсом долгосрочного курса на строительство отношений "особого партнерства" с Киевом. Считается, что их совместные усилия обеспечивают определенный противовес влиянию России на территории бывшего СССР. Североатлантический блок отводит Украине роль своего рода гаранта против "неоимперских устремлений" Москвы на постсоветском пространстве и формирования там системы коллективной безопасности. Киев рассматривается как реальный проводник трансатлантических идей в СНГ, способный консолидировать вокруг себя недовольных Россией участников Содружества, что подтверждается экспертными данными.
После распада СССР политика Украины представляется во многом продуктом симбиоза антироссийских настроений украинской элиты и сохраняющейся ориентации значительной части населения, политических сил, директорского корпуса и среднего армейского звена на сотрудничество с Российской Федерацией. Украина постоянно балансирует между СНГ и НАТО. С Россией ее связывают экономические реалии. Она на 80% зависит от поставок российского сырья и энергоносителей, одновременно максимально негативно относясь к расширению и ускорению интеграции с Россией и другими странами СНГ.
Геополитические изменения, происходящие в мире с начала 90-х гг., стали причиной определенных угроз безопасности и стабильности в Европе. На фоне ослабления глобальной конфронтации резко активизировались не столь явные ранее региональные и двусторонние противоречия между государствами. Вопросы "утраченных территорий" северо-запада России периодически возникают на неофициальном уровне в странах, граничащих с Россией - Финляндии, Литве, Эстонии, а также в Германии. В силу этого возросла возможность возникновения противостояния в духе "холодной войны".
Наиболее остро проблема "утраченных территорий" существует в отношении Калининградской области, на положение которой серьезно влияет внешняя политика как отдельных стран Запада, так и международных организаций (НАТО и Европейского союза).
На обстановку в области безопасности влияет и процесс расширения НАТО на Восток. Усилия западных государств нацелены на дальнейшее снижение военно-политического влияния России при одновременном наращивании своего военного присутствия в районе Балтийского моря. Для России Калининградская область имеет исключительно важное геополитическое значение не только как район, обладающий незамерзающими портами на Балтийском море, но и как форпост Вооруженных Сил России в Западном регионе европейского стратегического направления.
Значительное сокращение в последние годы российских Вооруженных Сил на западе России, в том числе и на Балтийском флоте, усилило военно-политическое влияние блока НАТО. Польша, и Литва, вступившие в НАТО, приступили к реализации программ по переориентации своих вооруженных сил на охрану и оборону прежде всего границ с Россией и Белоруссией. Ежегодно в регионе Балтийского моря в рамках программы НАТО "Партнерство ради мира" проводятся совместные военные учения - "Amber hope", "Baltic challenge", "Baltguard". С 1999 г. в Щецине (Польша) начал функционировать штаб объединенного немецко-польско-датского корпуса "Северо-восток".
29 марта 2004 г. к НАТО присоединились Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония, а 1 апреля 2009 г. членами альянса стали Албания и Хорватия. Таким образом, в состав НАТО входят уже 28 стран.
Спецслужбы Германии, США, Польши и Литвы прилагают усилия по проведению всеохватывающей разведывательно-подрывной деятельности в отношении Белоруссии и России. В этих целях спецслужбы используют весь арсенал форм и методов разведывательной и подрывной работы.
Страны ЕС при инициативной роли Германии и Швеции, Польши и Литвы предпринимают усилия по втягиванию Калининградской области в международные программы сотрудничества, являющиеся для нее второстепенными. Существует концепция (согласованная с Германией, Литвой, Польшей и получившая одобрение США) постепенного отторжения Калининградской области от России, используя в этих целях экономические рычаги, и превращения ее в самостоятельную территориальную единицу на Балтике.
При проведении своей политики в отношении российского эксклава со стороны определенных кругов иностранных государств большое внимание уделяется вопросам создания условий для оказания финансово-экономического влияния на законодательную и исполнительную власть области.
Большая роль отводится Германией развитию экономических связей с Калининградской областью. Германская сторона занимает одно из ведущих мест по количеству зарегистрированных в регионе совместных предприятий и фирм (около 270), внешнеторговому обороту, накопленному объему инвестиций. Экономическое влияние на область оказывается через деятельность германских финансовых институтов, куратором в которой со стороны немецких банков выступает "Дрезднер банк". По некоторым оценкам, около 80% всех иностранных инвестиций в области приходятся на немецкий капитал.
Продолжается осуществление экономической помощи этническим немцам, живущим на территории области. Так, в рамках межправительственной российско-германской комиссии по проблемам российских немцев с Германией заключен ряд договоров о развитии сельского хозяйства, железнодорожного и автомобильного транспорта, строительстве жилья и реконструкции отдельных предприятий. В этой связи на территории области постоянно функционируют фирмы и организации, финансируемые МВД Германии, которые расширяют и укрепляют компактные немецкие поселения, приобретают недвижимость.
С вступлением Польши и стран Балтии в ЕС, регион Балтийского моря переживает наибольший экономический рост в Европе. В этой связи страны-члены ЕС считают необходимым проведение здесь особой политики. В 1997 г. Финляндия выдвинула инициативу "Северное измерение", получившую поддержку ЕС, согласно которой Северо-Западный регион России и Калининградская область получили статус особо значимых для развития отношений с ЕС.
Иностранные эксперты отмечают резкое ухудшение показателей в экономике Калининградской области, полный провал в ситуации с "открытой экономической зоной" в плане привлечения инвестиций, нерешенность социальных и экологических проблем, отсутствие политики по снижению социально-экономического неравенства с соседними странами, высокий уровень преступности. В 1999 г. в докладе "Северное измерение в политике ЕС" подчеркивалось, что область "угрожает Европе своей чрезвычайно изменчивой и сложной обстановкой", а стабильность в ней во многом зависит "от участия России в решении проблем неупорядоченных пограничных отношений с соседними странами".
Со стороны США для усиления своего влияния в регионе Балтийского моря в качестве альтернативы "Северному измерению" выдвинута "Североевропейская инициатива", направленная на развитие интеграции между Германией, Данией, Исландией, Норвегией, Швецией, Финляндией, Польшей, Литвой, Латвией, Эстонией и северо-западными областями России.
Определенные политические круги в Литве, в основном в лице сторонников праворадикальных и националистических партий, также пытаются обосновать право Литвы на западные российские земли. К таким организациям, в частности, относятся "Союз Отечества" (партия консерваторов, партия Центра), а также некоторые общественные объединения ("Совет по делам Малой Литвы", молодежная организация "Литуаника", "Фонд поддержки литовцев Караляучасского края", "Фонд Пруссии и Малой Литвы" и т. д.). Свою политику литовская сторона проводит в основном через областные культурологические общества, которые поддерживают тесную связь с различными организациями Литвы и Всемирным обществом литовцев.
Несколько иными методами пользуются политические круги других прибалтийских республик. Несмотря на официальные заявления со стороны официальных властей Эстонии и Латвии об отсутствии территориальных претензий к России, в этих балтийских странах имеются силы, не согласные с такой постановкой вопроса. Они, в частности, настаивают на отторжении от России части территории Ленинградской области и Печорского района Псковской области. Наибольшую активность при этом проявляет Конгресс народности сето, который исходя из ареала обитания представителей данной народности, уже давно провозгласил идею объединения сето ("Земля сето"). Местность, населенная сето, разделена существующей линией российско-эстонской границы. Согласно заявлениям представителей Конгресса, восточная граница "Земли сето" должна проходить непосредственно по линии, оговоренной в Тартуском мирном договоре 1920 г.
Установлено также, что эстонская сторона, как и литовские политические круги, проявляет интерес к недвижимости на приграничной с Эстонией российской территории. Департаментом гражданства и миграции Эстонии переселенцам из Печорского района выдавалась денежная компенсация под залог принадлежащих им земельных участков в Псковской области. По замыслам эстонской стороны, в случае принятия Россией закона о частной собственности на землю с возможной продажей ее иностранцам, часть земель Печорского района могла автоматически перейти в собственность Эстонии. Однако этим планам не суждено было сбыться в связи с тем, что законодательством России установлены определенные ограничения на передачу иностранцам в собственность земельных участков определенных категорий. Так, иностранные граждане и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях.
Достаточно серьезной внутренней угрозой в Северо-Западном регионе являются и национал-сепаратистские действия отдельных российских и зарубежных организаций. Так, на территории Ленинградской области активизировался "Карельский союз Финляндии", деятельность которого направлена на пересмотр итогов Второй мировой войны. В качестве одной из приоритетных задач союз считает расширение своего влияния в г. Выборг Ленинградской области, в связи с чем там планирует создать "Центр карельской культуры и информации". Его деятельность фактическая будет направлена на инициирование рассмотрения "территориального вопроса". При этом для создания соответствующих условий деятельности подобных организаций правительство Финляндии обеспечивает скрытую поддержку неправительственных общественных структур, таких, как "Про-Карелия", "Финское карельское общество", тот же "Карельский союз Финляндии" (КСФ).
Показательным является и стремление Норвегии установить свой суверенитет над архипелагом Шпицберген. Учитывая, что Шпицберген находится практически на маршрутах движения российских атомных подводных лодок, норвежской стороной предпринимаются меры по закреплению своего постоянного военного присутствия на острове вопреки положениям Договора 1920 г. о его демилитаризации.
Жесткую позицию в отношении России Норвегия проявляет и в других вопросах взаимоотношений двух стран. Несмотря на достигнутую на высшем уровне договоренность о совместной эксплуатации спорных участков шельфа Баренцева моря, высшее руководство страны не желает отступать от своих притязаний на "серую зону" в большей части по политическим соображениям. Подтверждением этой политики являются демонстративные действия и проведение различных исследований в российской экономической зоне без разрешения компетентных федеральных органов.
Видимо, скоординированные попытки принижения роли России в решении проблем Северо-Западного региона и выведения его из сферы жизненно важных российских интересов будут предприниматься Западом и далее. С целью обеспечения долгосрочных национальных интересов страны необходимо объявить экономические, военные и экологические приоритеты в стратегии их освоения, создать политико-правовую базу ограничения проникновения иностранных государств в этот регион.
Следует также отметить, что ослабление в Северо-Западном регионе режима охраны государственной границы и пребывание здесь иностранцев, а также создание свободных экономических зон способствуют постепенному переходу в руки зарубежных инвесторов основных производственных и природных ресурсов региона и, как следствие, к "тихому" отторжению от России территорий.
Региональные изменения, происходящие в государствах Восточной Европы и постсоветских республиках с начала 90-х годов, послужили причиной возросшей угрозы безопасности и стабильности на Западном стратегическом направлении.
2.3 Угрозы региональной безопасности на юго-западном стратегическом направлении
В силу своего геополитического и геостратегического положения государства Закавказья являются важным геополитическим пространством с точки зрения обеспечения стабильности в регионе. К настоящему времени на территории этого региона сформировался и устойчиво действует комплекс угроз безопасности, которые особенно активизировались в военной сфере.
Все вооруженные конфликты, которые произошли в Содружестве (за исключением межтаджикского), в основе своей не имели коренных противоречий антагонистического характера. Основной причиной их зарождения стали ошибки политического характера, допущенные руководством постсоветских республик, прежде всего, в вопросах проведения национальной политики на начальном этапе обретения суверенитета и становления государственной самостоятельности.
В армяно-азербайджанском конфликте поднятый национал-патриотами вопрос о статусе Нагорного Карабаха неотвратимо перерос в вопрос о его принадлежности. Непродуманность и амбициозность политических действий прежнего руководства республик в вопросах национальной политики, при полном бездействии и попустительстве союзного руководства, были оплачены народами республик трагической ценой. В наследие от Советского Союза Содружество получило в дополнение к внутригосударственному - межгосударственный конфликт. Его разрешение и поныне, после кровопролитной вооруженной борьбы, находится на стадии поиска путей выхода из сложившейся ситуации политико-дипломатическим путем, хотя после августа 2008 г. наметились потепления в этом вопросе.
На территории Грузии конфликты и трения после распада СССР происходили в целом ряде регионов (Южная Осетия, Абхазия, Аджария и др.). В двух регионах - Южной Осетии и Абхазии - противоречия в начале 1992 г. приобрели особенно острый характер. Уже к лету 1992 г. в Абхазии была сформирована "абхазская гвардия", а руководство Абхазии настаивало на принятии договора с Грузией, где два "государства" должны были объединяться на основе равносубъектности. В ночь с 13 на 14 августа 1992 г. грузинские войска, имевшие 5 танков, вертолет и артиллерию, вошли в Абхазию. Началась вооруженная стадия конфликта.
В марте 1993 г. последовала его резкая эскалация. 14 мая состоялась рабочая встреча на уровне глав государств России и Грузии. На встрече грузинского и российского лидеров была достигнута договоренность о вступлении в силу соглашения о прекращении огня, а Грузией высказано пожелание об активизации роли ООН и ОБСЕ в мирном урегулировании конфликта.
Позднее, 27 июля 1993 г., при посредничестве России было разработано и подписано Соглашение о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением. Были также созданы трехсторонние - грузино-абхазо-российские временные контрольные группы, которые с 29 июля 1993 г. начали следить за порядком соблюдения договоренности о прекращении огня. Был также создан политический орган - Объединенная Комиссия по урегулированию конфликта в Абхазии. На этот период приходится начало поэтапной демилитаризации района конфликта и направление в зону конфликта международных наблюдателей ООН.
В августе 1993 г. в Грузии была развернута Миссия наблюдателей ООН, в которую входили 55 человек, целью которых был контроль выполнения Соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 г.
Но, несмотря на достигнутые договоренности, в середине сентября 1993 г. в Абхазии началась новая волна столкновений, итогом которых стало изгнание абхазской гвардией из Сухуми грузинских войск. Такие действия были квалифицированы Российской стороной как "грубое нарушение" Абхазской стороной Соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 г. Достигнутое с большим трудом перемирие, длившееся около двух месяцев, провалилось. Российское руководство выступило с требованием немедленного прекращения военных действий и отведения боевых подразделений на исходные рубежи. Это требование не было выполнено, и вооруженные столкновения в Абхазии продолжались.
Операция по поддержанию мира в Абхазии под эгидой СНГ началась в июне 1994 г., а к началу июля ввод войск был завершен. Изначально предполагалось, что осенью к проведению этой операции подключатся войска государств - участников СНГ.
Вдоль реки Ингури были размещены от двух до двух с половиной тысяч военнослужащих. В нарушение положений Соглашения Объединенное командование отсутствовало, а его роль фактически исполняло российское Министерство обороны. Важно отметить, что операция была начата еще до принятия формального мандата Совета глав государств СНГ. Его формальное подтверждение было получено лишь в октябре, причем не от всех стран СНГ, а от стран, подписавших Ташкентский договор о коллективной безопасности. Сроки операции были определены на период с 15 ноября 1994 г. по 15 мая 1995 г. с последующим возможным продлением.
21 июля 1994 г. Совет Безопасности ООН принял Резолюцию по Абхазскому конфликту, в которой определялись практические основы сотрудничества ООН и СНГ, и порядок параллельных и взаимодополняющих миротворческих усилий по линии ООН и Содружества.
В данной резолюции миротворческая операция СНГ в Абхазии со стороны ООН одобрялась, как и предпринимаемые СНГ действия по решению проблемы беженцев. Резолюция также продлевала мандат Миссии ООН и увеличивала количество задействованных в ней наблюдателей.
17 мая 1996 г. в Москве на заседании Совета глав государств СНГ было принято решение о дополнении мандата Коллективных миротворческих сил по поддержанию мира в зоне конфликта в Абхазии проведением работ по обозначению и разминированию минных полей на территории Абхазии. Сторонам конфликта поручалось обеспечивать с помощью дополнительных мер безопасность персонала Миссии наблюдателей ООН в Грузии.
Несмотря на предпринимаемые усилия, новая вспышка конфликта произошла весной 1998 г., в результате несколько десятков тысяч грузин вынуждены были покинуть Гальский район. После этого конфликт принял вялотекущий характер.
В отличие от затянувшейся операции в Абхазии, урегулирование конфликта в Южной Осетии стало кровавым. Ее правовые основания - трехстороннее соглашение между сторонами конфликта и Россией.
Осетино-грузинский конфликт имел достаточно глубокие исторические корни, причем ситуация осложнялась тем фактом, что после распада СССР Северная Осетия вошла в состав РФ, тогда как Южная Осетия - в состав Грузии. В силу этого конфликт имел четыре компонента:
проблема осетинского объединения - выдвижение политических лозунгов и планов создания единого осетинского государства путем воссоединения Северной и Южной Осетии;
проблема конфликтных отношений северо-осетинского населения с соседними этносами юга России, в частности, осетино-ингушский конфликт;
конфликт Южной Осетии и грузинских властей вокруг степени автономизации Осетии;
конфликт осетинского и грузинского этносов внутри самой Южной Осетии.
Взаимные стычки между грузинским и осетинским населением начались в 1990 г. Проводилось вытеснение негрузинского населения с территории Южной Осетии, нарастал поток беженцев в Северную Осетию, являющуюся частью территории Российской Федерации.
В начале 1991 г. грузинская сторона предприняла попытку разрешить грузино-осетинский конфликт военным путем. С января 1991 г. в Южную Осетию стали направляться вооруженные формирования, в состав которых входили войска, представляющие различные военно-политические грузинские группировки, превосходящие по численности осетинские формирования. Их цель состояла в ликвидации южноосетинской автономии. На территории Южной Осетии происходили ожесточенные боевые действия между грузинскими и осетинскими вооруженными формированиями: помощь последним прибывала в основном из Северной Осетии. Присутствие в регионе двух российских полков оказывало сдерживающее действие на противоборствующие стороны, хотя и не остановило военные действия.
Вместе с тем это породило дополнительные проблемы, поскольку их арсеналы и склады оружия стали объектами нападений со стороны как грузинских, так и осетинских формирований, что приводило к обвинениям России во вмешательстве в конфликт.
В начале 1992 г. в Тбилиси к власти пришло правительство Э.Шеварднадзе. Именно в период, когда грузинское руководство было сосредоточено на внутренней борьбе, в Южной Осетии был проведен референдум, объявивший ее независимой. В порядке реакции на это новое грузинское руководство вскоре активизировало давление на Южную Осетию.
В июне 1992 г. грузинские военные отряды подошли к столице Южной Осетии Цхинвалу, угрожая захватом города и физическим уничтожением значительной части осетинского населения. Именно тогда, как и в случае с параллельно развивавшемся конфликте в Приднестровье (Молдова), российское руководство выступило с ультимативными требованиями прекратить попытки военного решения конфликта.
В результате грузинские власти вынуждены были пойти на переговоры и подписать 24 июня 1992 г. Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта.
По Соглашению создавалась зона разъединения, из которой обе конфликтующие стороны обязались отвести войска. Россия также обязалась в целях демилитаризации региона вывести дислоцированные в Южной Осетии с советских времен инженерно-саперный и вертолетный полки.
Создавался политический орган по урегулированию - Контрольная комиссия (КК) из "сторон, вовлеченных в конфликт", к которым оказалась причисленной и Россия. Задачей КК становился контроль за прекращением огня, выводом вооруженных формирований из зоны соприкосновения и обеспечением в этой зоне режима безопасности, а также постепенным роспуском вооруженных формирований.
Комиссии придавались смешанные (включавшие грузинских, осетинских и российских военнослужащих) группы военных наблюдателей, а также силы по установлению мира и поддержанию правопорядка. Патрулирование осетинской территории в районе соприкосновения сил конфликтующих сторон должны были вести трехсторонние патрули, которые включали "лояльных" осетинских и грузинских военных для противодействия насильственным действиям неподчинившихся формирований и отдельных представителей сторон.
Наряду с грузинскими и российскими представителями, соглашение подписано властями Южной Осетии.
Поначалу российский элемент трехстороннего контингента составили десантники 76-й десантной дивизии. Позже они были заменены на батальон 129-го полка 45-й гвардейской мотострелковой дивизии в количестве примерно 500 военнослужащих. Грузинский и осетинский элементы также были определены в количестве примерно по 500 человек каждый.
Таким образом, с середины 90-х годов до 2008 г. два конфликта находились в "замороженном" состоянии. Лишь в 2008 г. произошли серьезные политические и военные сдвиги в направлении его правового урегулирования большой человеческой ценой. В результате Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии.
Что касается Азербайджана, то эта страна, считающая карабахскую проблему до сих пор не решенной, до 8 августа 2008 г. во многом копировала действия грузинских властей, включая усиленное накачивание военных мускулов, привлечение для решения проблем сил Североатлантического альянса и создание под прикрытием "лагерей беженцев" опорных наступательных пунктов близ границ Карабаха (в поселке Наргизтепе). В первые же часы грузинской агрессии представитель МИД Азербайджана Хазар Ибрагим не замедлил выразить горячую поддержку своим грузинским "коллегам", восстанавливающим "территориальную целостность" путем геноцида другого народа.
Нет никакого сомнения в том, что в случае успеха грузинских блицкригов в Южной Осетии и в Абхазии неминуемо последовало бы вооруженное нападение азербайджанской армии на Карабах с перспективой еще одной региональной войны, в которой наверняка наносились бы удары и по коммуникациям. Четкие и решительные действия Москвы сделали такой сценарий весьма маловероятным, показав, кто в действительности определяет "погоду" в Закавказье. И вот Ильхам Алиев, имеющий привычку выступать с громкими речами о региональном лидерстве Азербайджана, предпочитает отмалчиваться и не стремится поддержать грузинского собрата по ГУАМу. И это вполне закономерно: действия Грузии резко повысили риски любых экономических проектов на Кавказе, и мало сомнений в том, что они будут возрастать, если политика Тбилиси не изменится. В случае принятия решения о выходе Азербайджана, как и любой другой страны, из СНГ, "безвизовое" положение миллионов гастарбайтеров может заметно осложниться, а финансовый поток, ежегодно направляемый ими на родину, сильно уменьшится.
Так же необходимо отметить угрозы, существующие на Северном Кавказе на территории России.
Имеются основания утверждать, что события в Чечне (начиная с 1994 г.) и в целом в Северо-Кавказском регионе являются реализацией стратегических планов США и их союзников по НАТО. Достаточно отметить, что в 1993 г. в Саудовской Аравии издана карта, на которой входящие в состав России республики, а также отдельные российские регионы изображены в качестве самостоятельных исламских государств. Усиливается скоординированная деятельность спецслужб Турции, других стран НАТО, КСА, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов по созданию условий для отторжения Чечни, Дагестана и других республик Северного Кавказа от России, дестабилизации внутриполитической обстановки в Российской Федерации в целом, в том числе путем поддержки чеченских сепаратистов, содействия проникновению в регион террористов, экстремистски настроенных исламских фундаменталистов, особенно ваххабитского толка.
Чечня фактически стала полигоном международного терроризма. Здесь испытывается вооружение, формы и методы борьбы с органами власти, схемы управления силами и финансирования, подготавливаются будущие террористы из многих стран для совершения акций в любом регионе мира.
По данным СМИ, зарубежные исламские экстремистские организации, действующие под эгидой радикального крыла международного объединения "Братья-мусульмане" (оно имеет сеть ячеек более чем в 40 странах с центрами, расположенными на территории Великобритании и других стран Европы), наращивают усилия по вмешательству во внутренние дела Российской Федерации и других стран СНГ. Главной целью является разжигание сепаратистских настроений в мусульманских регионах СНГ и создание на этом пространстве государственных образований исламского типа, ориентированных на Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт. Особое внимание лидеры "Братьев" уделяют Северному Кавказу, который они рассматривают как наиболее благоприятный для создания независимых государственных образований происламистской ориентации.
Организация "Братья-мусульмане" координирует свою деятельность с террористическими группировками "Алъ-Гамаа аль-Исламия", "Исламский Джихад", боснийскими боевиками. Финансовые средства поступают из стран Ближнего Востока (КСА, ОАЭ, Кувейта и др.). Под прикрытием благотворительной деятельности экстремисты распространяют радикальную исламскую идеологию, оказывают идеологическую, военную и финансовую поддержку сепаратистским элементам. В обход официальных духовных управлений мусульманские эмиссары организовывали отправку российских граждан на обучение в зарубежные исламские центры Саудовской Аравии, Пакистана и других стран, где в течение 5-7 лет студенты подвергались активной идеологической обработке и возвращались в Россию фанатичными воинствующими приверженцами идей исламского фундаментализма. Методы работы исламских экстремистов включают также попытки проникновения во властные структуры, детальное изучение и анализ военно-географического, социально-политического и экономического положения в государствах СНГ для разработки планов последующей военной экспансии. Подтверждением этому служат вторжения исламистских экстремистов с территории Чечни в Дагестан, факты терроризма в самой Чечне, а также многие диверсионные акции, имевшие место с конца 1999 г. по настоящее время.
По данным СМИ, под прикрытием мусульманских культурных центров и медресе на территории Республики Афганистан продолжается активная военная подготовка боевиков для Чечни и Таджикистана. Деятельность этих лагерей (численностью около 100 чел.) финансируется международными террористическими организациями.
За последние годы среди всех фальшивых долларов, конфискованных на территории России, треть приходилась на произведенные в Чечне. Кроме того, имеются предположения, что фальшивая валюта завозилась на территорию России из Турции и Ирана.
Не будет преувеличением заявить, что Закавказский регион является самым нестабильным и потребует в ближнесрочной перспективе повышенного внимания.
2.4 Угрозы региональной безопасности на центральноазиатском стратегическом направлении.
В силу своего геополитического и геостратегического расположения Центральная Азия является важным геополитическим пространством с точки зрения обеспечения стабильности в Евразийском регионе в целом. К настоящему времени на территории этого региона сформировался и устойчиво действует комплекс угроз безопасности постсоветским государствам, некоторые из которых уже сегодня требуют адекватного реагирования.
По мнению экспертов, ключевой угрозой региональной безопасности, формирующейся в Центрально-Азиатском регионе, является резкая активизация деятельности радикальных мусульманских организаций, а также различного рода военизированных групп, выступающих под лозунгом борьбы против врагов истинного ислама. Вторжение исламистов в Киргизию, а также столкновения в Сурхандарьинской области Узбекистана подтвердили выводы экспертов о начале практической реализации исламскими экстремистами своих планов по расширению зоны влияния с территории Афганистана и Таджикистана на север, в первую очередь на Узбекистан. В случае успешного осуществления этих планов неизбежно возникнет угроза дальнейшей экспансии воинствующего ислама.
Как мне представляется, рост влияния экстремистских организаций в Центральной Азии является следствием значительного ухудшения социально-экономической обстановки в странах этого региона. Чрезвычайно низкий уровень жизни большей части населения наряду с "идеологическим вакуумом" позволяет лидерам различных военно-политических и криминальных группировок легко внедрять в сознание людей радикальные идеи, под флагом которых подготавливается захват государственной власти или установление контроля над стратегически важными районами и объектами.
Быстрыми темпами сращиваются религиозные радикалы с наркомафией, выступающей в качестве источника финансирования террористических акций, а также поставщика боевиков экстремистским группировкам. Из стран СНГ, в первую очередь это относится к Таджикистану, который превратился в основной канал транзита наркотиков из Афганистана через территории центральноазиатских государств в Россию и Европу. По тем же каналам незаконно проникают мигранты, среди которых присутствуют эмиссары экстремистских исламских организаций и лица, завербованные для пополнения незаконных военных формирований (НВФ).
Вызывает озабоченность деятельность Исламского движения Узбекистана, лидеры которого предпринимают усилия по дестабилизации обстановки в ряде районов Узбекистана с перспективой начала вооруженной борьбы за захват власти в республике. При этом ареной активных боевых действий становятся Таджикистан и Киргизия. Представляется, что активизация деятельности Исламского движения Узбекистана на данном направлении в немалой степени обусловлена опасениями лидеров организации относительно возможного вмешательства России в ход событий.
Опасность дестабилизации обстановки в регионе нарастает и в связи с начавшимся перемещением на территорию Центральной Азии профессиональных наемников и различных криминальных элементов с Северного Кавказа. Согласно сведениям СМИ, к настоящему времени налажены и устойчиво действуют каналы связи и взаимопомощи между руководителями экстремистских организаций и незаконных военных формирований. Деятельность террористических организаций в Центральной Азии находится под плотной "опекой" спецслужб Саудовской Аравии, Турции, Иордании, Пакистана, которые активно действуют под прикрытием разного рода культурно-просветительских, благотворительных учреждений и фондов. По информации СМИ, активизируются контакты между руководителями радикальных организаций центральноазиатских государств и лидерами международного терроризма, которые используя возможности подконтрольных структур, оказывают террористам различную, прежде всего финансовую, помощь.
Борьба с экстремизмом и терроризмом в Центрально-Азиатском регионе в значительной степени осложняется из-за обстановки в Афганистане. Продолжение вооруженного противостояния между различными афганскими этноконфессиональными группировками, сопровождающегося ухудшением социально-экономической обстановки в стране, всеобщей милитаризацией населения, ростом организованной преступности и увеличением незаконной миграции в соседние государства, несет серьезную угрозу безопасности и стабильности всем странам региона.
Как полагают эксперты, собственные возможности каждого из нынешних центральноазиатских государств для эффективной борьбы с терроризмом весьма ограничены. Складывающаяся каждый день в регионе ситуация настойчиво требует объединения усилий со стороны Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и России, чтобы не допустить превращения Центральной Азии в зону крупномасштабных межгосударственных, этнических и религиозных конфликтов. В ряду факторов, благоприятствующих решению этой задачи, следует выделить готовность Бишкека, Душанбе, Ташкента, Астаны наращивать сотрудничество с Россией по линии силовых структур и спецслужб.
Обузданию угрозы воинствующего радикализма в Центральной Азии, по мнению экспертов, способствует и то, что ряд стран дальнего зарубежья, прежде всего Китай и Индия, разделяют подход Москвы, Ташкента, Бишкека, Астаны и Душанбе к проблеме сдерживания угрозы религиозного экстремизма и международного терроризма в регионе и готовы к координации действий по данным проблемам.
В последнее время озабоченность по поводу нарастания угрозы вооруженного экстремизма в Центральной Азии все чаще звучит из уст американских политиков. Однако за антитеррористической риторикой представителей США все отчетливее просматривается стремление усилить свое влияние в регионе. Вашингтон стремится выступить в качестве единственно возможного "миротворца" и гаранта стабильности в Центральной Азии, выдвигая на первый план необходимость налаживания эффективного сотрудничества между странами региона на базе натовской программы "Партнерство ради мира". Особое внимание США и НАТО уделяют развитию отношений с Узбекистаном, который с их точки зрения мог бы выступить в качестве регионального лидера в борьбе с терроризмом.
В целом Запад занимает двойственную позицию в отношении данной проблемы. С одной стороны, ООН, ОБСЕ, ЕС и НАТО высказывают озабоченность "мусульманской составляющей" международного терроризма, декларируют готовность сотрудничать с Россией и государствами СНГ в борьбе с этой угрозой. С другой - проявляется желание сохранить по примеру Чечни долговременный очаг напряженности на территории самой России. При этом достаточно четко просматривается стремление отвести от себя экстремистскую угрозу за счет переориентирования исламских радикалов на Москву, в том числе путем всячески афишируемой готовности совместно с Россией бороться с той частью исламистов (главным образом, из числа шиитов), для которых Запад, и в первую очередь США и Израиль, а отнюдь не Россия, традиционно являются "врагом номер один".
Аналогичного подхода можно ожидать от исламских партнеров Запада - Турции и Саудовской Аравии, руководство которых демонстрирует жесткую позицию по отношению к исламскому экстремизму исключительно на внутренней арене, т.е. там, где существует прямая угроза их собственной безопасности. На внешней же арене деятельность экстремистов они рассматривают как фактор, способствующий распространению собственного влияния и дополняющий официальную политику государства.
Помимо отмеченных выше факторов существенную угрозу безопасности и стабильности в Центральной Азии несут в себе наблюдаемые на протяжении последнего десятилетия негативные тенденции в отношениях между государствами региона, вызванные нарастанием экологических и гуманитарных проблем. Одной из наиболее острых проблем такого рода для Центральной Азии является использование гидроресурсов. Огромная ценность воды для жизни восточного социума издревле определяла первостепенное значение "водного фактора" в системе межгосударственных отношений в регионе. По оценке президента Казахстана Н. Назарбаева, проблема водоснабжения может стать в XXI веке источником острых разногласий между странами Центральной Азии. Отсутствие межгосударственного консенсуса по вопросу совместной эксплуатации гидросооружений уже стало источником нарастающей напряженности в отношениях Киргизии с Узбекистаном и Казахстаном. Обострился также вопрос использования водных ресурсов между Узбекистаном и Туркменией.
Ситуация с использованием гидроресурсов Центральной Азии в ближайшее время может существенно усугубиться в связи с попытками отдельных западных стран добиться доминирующего участия в модернизации и реконструкции крупнейших водохозяйственных сооружений региона. Подобные действия могут разрушить хрупкий баланс интересов, сложившийся в указанной сфере, и ухудшить отношения центральноазиатских государств и России, являющейся ныне ключевым партнером на водохозяйственном рынке региона.
Крупнейшим узлом региональных противоречий является энергетическая проблема. Трансграничность функционирующих в Центральной Азии энергосистем, сооруженных еще в СССР, наряду с неспособностью отдельных государств региона оплачивать поставляемую соседями электроэнергию значительно обострили ситуацию в отношениях между Киргизией и Казахстаном, с одной стороны, и Туркменистаном и Казахстаном - с другой.
Серьезнейшим фактором нарастания напряженности в Центрально-Азиатском регионе является и опасное увеличение численности населения в условиях ограниченности жизненного пространства. Так, население северного Таджикистана с 1870 г. по 1986 г. увеличилось в 11,5 раза, в то время как размер поливной площади на одного человека снизился с 0,25 га в 1940 г. до 0,11 в настоящее время, а в некоторых районах - до 0,06 га. В Ферганской и Зарафшанской долинах плотность населения достигает 500-600 человек на один кв. км (большая плотность населения в мире зарегистрирована только на юге Китая).
При ограниченности жизненного пространства рост населения в странах Центральной Азии чреват борьбой за перераспределение сфер влияния и пересмотром границ, обозначенных в ходе национально-территориального размежевания 1924 г. В то время указанная процедура проводилась в соответствии с принятым в Европе национально-территориальным делением социума. На Востоке же, тем более в регионе, где к тому времени часть населения еще не перешла к оседлому образу жизни, государства размежевывались в основном по территориальному принципу с многонациональным населением (Бухарский эмират, Кокандское ханство). Сейчас только на границе Киргизии с Таджикистаном насчитывается около 70 спорных участков. Осложняет положение и существование таджикских и узбекских анклавов на территории Киргизии. В восточном Узбекистане, а также в Джиргитальском районе и Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана живут более миллиона киргизов. Нехватка земельных угодий и отсутствие четко определенных границ уже привели в 1989-1990 гг. к кровопролитным столкновениям в Баткенском районе Ошской области Киргизии и в Мургабском районе Горного Бадахшана.
Очередные межэтнические столкновения между киргизами и узбеками вспыхнули 10-13 июня 2010 года в городе Ош. Давние противоречия между узбеками и киргизами обострились в результате образования политического вакуума, вызванного государственным переворотом в Киргизской Республике.
Президент Киргизии Бакиев был свергнут во время очередной революции 7 апреля 2010 года. Власть перешла временному правительству во главе с лидером прошлой революции Розой Отунбаевой. Столкновения между сторонниками новой и старой власти спровоцировали межэтнический конфликт между киргизами и узбеками на юге страны, в ходе которого погибло свыше 200 человек, а сотни тысяч узбеков покинули страну.
В июне 2010 года, в связи с ситуацией в Киргизии, связанной с противостоянием киргизской и узбекской диаспор, фактически приведшей Киргизию к состоянию гражданской войны, был экстренно созван Комитет секретарей советов безопасности. КССБ был созван для решения вопроса о военной помощи Киргизии, заключающейся в введении в страну частей коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). С этой просьбой к Президенту России Дмитрию Медведеву обратилась и президент переходного периода Киргизии Роза Отунбаева. Следует отметить, что с аналогичным призывом ранее выступал президент Киргизии Курманбек Бакиев. Тогда, после отказа ОДКБ от содействия урегулированию ситуации в государстве-члене ОДКБ, резкой критике эту организацию подверг президент Белоруссии Александр Лукашенко. Между тем, ОДКБ помогал Кыргызстану: организовал поиски организаторов беспорядков и координацию сотрудничества по пресечению деятельности террористических групп, которые фактически влияли на ситуацию из Афганистана, борьбу с наркомафией, работающей на юге Киргизии, контроль всех информационных источников, работавших на юге страны. Некоторые эксперты полагают, что ОДКБ поступил верно, что не послал силы КСОР в Киргизию, поскольку это бы еще больше усугубило межнациональную ситуацию в стране.
Значительную остроту в последнее время приобрела проблема узбеко-казахского пограничного урегулирования. Односторонние действия Ташкента по демаркации границы, сопровождавшиеся применением вооруженной силы, значительно ухудшили отношения между этими крупнейшими государствами региона.
Аналогичные противоречия имеются между Узбекистаном и Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном. Разделенная между этими республиками Ферганская долина способна в любой момент стать объектом острейших территориальных разногласий.
Значительную опасность таит в себе проблема перенаселенности отдельных районов Центральной Азии. Так, в Узбекистане сосредоточена почти половина населения региона. В условиях высокого уровня рождаемости и ограниченности пригодной для жизнедеятельности территории проблема "жизненного пространства" для Ташкента становится наиважнейшей.
Наибольшую опасность демографическая проблема представляет для узбекско-киргизских и узбекско-таджикских отношений. По имеющимся сведениям, узбеки составляют от 40% до 60% населения ряда приграничных с Узбекистаном районов Киргизии, городов Ош, Джалал-Абад и Узген. Аналогичное соотношение зафиксировано в Ленинабадской области Таджикистана. Наряду с этим в самом Узбекистане имеются регионы с преобладающим таджикским населением. Учитывая демографические тенденции, эксперты делают вывод, что вероятность использования "этнической карты" в двусторонних отношениях между государствами региона в ближне- и среднесрочной перспективе будет возрастать.
Работа по реализации интересов России в Центральной Азии требует, с одной стороны, выделения и фиксации мероприятий тактического характера, направленных на локализацию действующих в настоящее время в регионе очагов терроризма и организованной преступности, а с другой - стратегических мероприятий, ориентированных на долгосрочную перспективу и имеющих своей целью создание внутри Российской Федерации и на геополитическом пространстве СНГ таких условий, при которых Россия может быть максимально защищена от угрозы распространения из Центральной Азии на российскую территорию идеологии и практики вооруженного экстремизма, а также могла бы оказывать эффективное противодействие всем иным угрозам ее безопасности, если таковые возникнут в этом регионе.
Не будет преувеличением предположить, что Центрально-Азиатский регион в среднесрочной перспективе останется наиболее приоритетным с точки зрения локализации и устранения угроз национальным интересам стран СНГ.
Глава III. Перспективы развития интеграционных процессов государств - участников СНГ как фактора обеспечения региональной безопасности.
В целях совершенствования военно-политической интеграции в рамках СНГ, отвечающей интересам укрепления национальной безопасности как России, так и Содружества, построения системы региональной безопасности, урегулирования имеющихся конфликтов, первостепенное значение имеет решение вопросов координации деятельности государств СНГ по следующим основным направлениям: приведение в единую систему нормотворческой базы, организация военно-технического сотрудничества, взаимодействие в пограничной сфере и охране границ, сотрудничество в правоохранительной области и борьбе с преступностью - все это предполагает усиление военно-политической реинтеграции СНГ, т. е. реформирование системы коллективной обороны, укрепление региональных военно-технических связей, усиление координации взаимодействия силовых структур Содружества.
Россия в XXI век вступила не в качестве лидера одного из нескольких крупных региональных полюсов, участвующих в поддержании мирового геополитического равновесия. К сожалению, за годы существования Российской Федерации как лидера СНГ так и не удалось создать под своей эгидой эффективную систему коллективной безопасности на постсоветском пространстве, черпающую силы внутри себя, а не в союзах с другими геополитическими структурами.
Сохраняющаяся разноголосица и несогласованность действий органов государственной власти и управления России, а также государств СНГ при решении вопросов обеспечения региональной безопасности мешают формированию единого военно-политического и экономического пространства. Внешняя политика России жестко увязана с интересами ее союзников по СНГ в сфере обеспечения региональной безопасности. Это позволит обеспечить во взаимоотношениях со странами СНГ баланс национальных интересов, избавившись от спонтанных и конъюнктурных решений.
Страны СНГ на первых порах в начале 90-х годов, стремясь избавиться от прежнего "диктата Москвы", усиливали дезинтеграционные тенденции в экономических и военно-политических аспектах, однако осознание принадлежности к единому геополитическому региональному пространству создавало необходимые предпосылки для эволюционного развития военно-политического сотрудничества и обеспечения региональной безопасности.
Договор о коллективной безопасности в военно-политической сфере позволил реализовать модель "разноскоростной" интеграции. Так, заключенный Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Россией и Таджикистаном, а также аналогичный договор между Россией и Казахстаном построены на принципах, характерных для коалиции государств. Развитие отношений между Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией на основе принятого (31.03.96 г.) Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях, ставшего шагом к созданию экономического союза этих государств, в случае принятия аналогичного документа по военным вопросам, может привести в перспективе к созданию оборонительного союза.
Особняком стоит подписанный Россией и Белоруссией 2 апреля 1996 года Договор о Содружестве суверенных государств. Этот договор впрямую предусматривает развитие тесного сотрудничества в военной области, в частности, "разработку принципов военного строительства и использования военной инфраструктуры". Такой подход в принципе может открыть дорогу к созданию единой военно-политической организации.
Однако в результате возникли диссонанс и элементы сепаратизма в функционировании нарождающихся элементов будущей системы коллективной региональной безопасности.
Основой сотрудничества государств - участников СНГ в военно-политической сфере перед лицом новых неспецифических угроз, предполагающих расширение спектра "операций иных, нежели война", должны бы стать следующие направления: продолжение формирования системы региональной безопасности с максимальным расширением числа участвующих государств; согласованная деятельность министерств обороны государств - участников СНГ в решении вопросов военного строительства и развития национальных вооруженных сил, повышение их боеспособности и боевой готовности; координация организации и проведения совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил); содействие совместным усилиям по развитию военной науки и подготовки военных кадров для всех видов вооруженных сил и родов войск вооруженных сил государств - участников СНГ.
Важным направлением является военно-техническое сотрудничество с государствами - участниками СНГ, осуществляемое на основании ряда заключенных двусторонних и многосторонних межправительственных соглашений, которые создают нормативно-правовую базу для сотрудничества в военно-технической области, включая поставки вооружения и военной техники, ее ремонт и утилизацию, обеспечение боеготовности, осуществление совместных НИОКР, а также обучение и подготовку военных специалистов.
В целях устранения причин, тормозящих ВТС, необходимо способствовать совместному производству вооружения и военной техники, развитию кооперационных связей, а также вести дело к формированию согласованного интегрированного оборонного заказа, предусмотрев создание специализированной структуры по экспорту продукции военного назначения в СНГ.
Среди наиболее важных направлений межгосударственного сотрудничества можно выделить взаимодействие служб, обеспечивающих пограничное сотрудничество.
Для России решение указанной задачи чрезвычайно важно, учитывая целый ряд моментов. Так, у нашей страны отсутствуют охраняемые границы со всеми странами СНГ, в то же время есть хорошо оборудованная "советская" граница по внешнему периметру СНГ, которая может стать для России стратегическим рубежом укрепленной "буферной зоны", воссоздание системы совместной охраны границ СНГ позволило бы укрепить безопасность России и региональную безопасность в целом.
Эти и другие факторы побуждают Россию стимулировать процессы военно-политической региональной интеграции. Трудно ожидать, что формирование военного союза уже сегодня сможет основываться на равных финансовых возможностях государств СНГ, но заложить принцип паритетности и долевого участия в обеспечении стратегической региональной безопасности необходимо в подготавливаемых проектах нормативно-правовых документов и международных договоров.
Ключевое значение для обеспечения региональной безопасности государств Содружества имеет объединенная система противовоздушной обороны государств - участников СНГ, образованная 10 февраля 1995 года подписанием главами государств СНГ Соглашения о создании объединенной системы ПВО государств - участников СНГ.
Соглашение подписали президенты Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Грузия, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан и Украины.
Грузия в 2009 году вышла из состава СНГ. Туркменистаном Соглашение подписано с оговоркой "в рамках двусторонних соглашений с Россией" в связи с чем Туркменистан не принимает участие в мероприятиях, проводимых в рамках объединенной системы ПВО. Украина подписала Соглашение с оговоркой "с учетом национального законодательства". Ссылаясь на то, что согласно Конституции Украины она является безблоковым государством, Украина сотрудничает с оборонными ведомствами государств объединенной системы ПВО исключительно на двусторонней основе, в деятельности уставных органов принимает участие в качестве наблюдателя и подписывает лишь те документы, которые выгодны непосредственно Украине.
Объединенная система ПВО государств - участников СНГ создана для решения следующих задач:
обеспечение охраны государственных границ государств - участников в воздушном пространстве;
осуществление совместного контроля за порядком использования воздушного пространства государств - участников;
оповещение государств - участников о воздушно-космической обстановке, предупреждение о воздушном и ракетном нападении;
ведение согласованных действий войск противовоздушной обороны государств - участников по отражению воздушно-космического нападения.
В целях согласования усилий по созданию и совершенствованию объединенной системы ПВО и координации действий войск (сил) ОС ПВО СНГ тем же Соглашением образован Координационный Комитет по вопросам ПВО при Совете министров обороны государств - участников СНГ.
Председателем Координационного Комитета в настоящее время является заместитель Министра обороны Российской Федерации, заместителем председателя назначен командующий Войсками воздушно-космической обороны Российской Федерации. Членами координационного Комитета являются командующие Войск ВКО (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) вооруженных сил государств - участников СНГ.
Функции Координационного Комитета по вопросам ПВО:
1. Разработка Плана взаимодействия войск (сил) ОС ПВО СНГ с учетом регионального принципа.
2. Координация действий по организации взаимодействия дежурных по ПВО войск (сил) ОС ПВО СНГ.
3. Разработка предложений по повышению боевой готовности войск (сил) ОС ПВО СНГ.
4. Разработка ежегодного Плана проведения совместных мероприятий ОС ПВО СНГ.
5. Подготовка и проведение совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил) ОС ПВО СНГ.
6. Организация своевременного доведения до штабов Войск ВКО (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) государств - участников Соглашения информации о воздушно-космической обстановке, единой сетке ПВО и единых сигналах взаимодействия.
7. Участие, по согласованию с министерствами обороны государств - участников Соглашения, в контроле за ходом оперативной и боевой подготовки, уровнем боевой готовности войск (сил) ОС ПВО СНГ.
8. Подготовка предложений Совету министров обороны государств - участников СНГ по вопросам:
дальнейшего развития ОС ПВО СНГ;
совершенствования нормативной правовой базы функционирования ОС ПВО СНГ и Координационного Комитета;
координации планов поставок вооружения, военной техники и запасных частей к ним для войск (сил) ОС ПВО СНГ;
совершенствования боевого управления ВКО (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) государств - участников Соглашения;
оснащения ВКО (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) государств - участников Соглашения автоматизированными системами управления;
организации капитального ремонта вооружения и военной техники ОС ПВО СНГ;
материального, технического, финансового обеспечения войск (сил) ОС ПВО СНГ, а также принципов создания и содержания для них запасов материальных средств;
взаимного использования военных полигонов, аэродромов, военно-учебных заведений, научных и учебных центров вооруженных сил государств - участников СНГ для подготовки специалистов войск (сил) ОС ПВО СНГ;
контроля технической готовности и функционирования средств Единой системы государственного радиолокационного опознавания, находящихся на вооружении войск (сил) ОС ПВО СНГ;
по иным вопросам, связанным с деятельностью Координационного Комитета.
Решением Совета коллективной безопасности и Совета министров обороны государств-членов ОДКБ от 28 сентября 2007 года на Координационный Комитет возложены дополнительные функции по интегрированию, развитию и совершенствованию противовоздушной обороны государств-членов ОДКБ в рамках объединенной системы ПВО государств - участников СНГ.
Основной формой деятельности Координационного Комитета являются заседания, которые проводятся по мере необходимости, как правило, два раза в год.
Ниже я остановлюсь на основных направлениях деятельности и итогах работы Координационного Комитета:
1. Проведение совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки.
Дважды в год (когда проводятся совместные учения - один раз в год) проводятся командно-штабные тренировки с органами управления и дежурными по ПВО силами объединенной системы ПВО государств - участников СНГ. Всего проведено 26 командно-штабных тренировок, в ходе которых проводилась проверка дежурных по противовоздушной обороне сил ВКО, ВВС (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) государств - участников СНГ полетами контрольных целей, отрабатывались действия органов управления взаимодействующих сторон при применении ими дежурных по ПВО сил по воздушным судам-нарушителям порядка использования воздушного пространства и воздушным судам-нарушителям государственных границ государств - участников СНГ, по угоняемым воздушным судам и при оказании помощи экипажам воздушных судов, терпящих бедствие.
В тренировках принимали участие оперативные группы главнокомандующих (командующих) ВКО, ВВС (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил), боевые расчеты центральных (объединенных, совмещенных) командных пунктов, командных пунктов объединений, соединений и воинских частей Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан и Украины, а также войска ПВО и силы авиации, выделенные в состав объединенной системы ПВО от указанных государств.
Высшей формой подготовки войск объединенной системы ПВО является проведение, ставших уже традиционными, совместных учений с боевыми стрельбами "Боевое Содружество", которые проводятся 1 раз в 2 года.
С 1998 года организованы и проведены 9 совместных учений с боевой стрельбой, в ходе которых отрабатывались вопросы приведения войск в высшие степени боевой готовности, организации перебазирования в новые позиционные районы, создания коалиционных группировок войск (сил), подготовки к боевым действиям, организации и ведения совместных боевых действий в регионах коллективной безопасности по отражению воздушного нападения противника, уничтожению террористических групп и бандформирований.
В совместных учениях принимали участие 124 зенитных ракетных дивизиона различных модификаций, 136 экипажей истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиации, 22 подразделения радиотехнических войск.
Ежегодно одновременно с заседаниями Координационного Комитета по вопросам ПВО проводятся учебно-методические сборы командующих ВКО (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) вооруженных сил государств - участников СНГ. В ходе сборов рассматриваются вопросы организации взаимодействия в ходе несения совместного боевого дежурства по ПВО, проводятся инструкторско-методические и показные занятия, обсуждаются проекты документов, регламентирующих функционирование объединенной системы ПВО государств - участников СНГ.
Ежегодно проводятся сборы (курсы) с офицерами различных категорий ВКО, ВВС (ПВО, ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) вооруженных сил государств - участников Соглашения о создании объединенной системы ПВО государств - участников СНГ. Целями указанных сборов являлись:
совершенствование нормативно-правовой базы международного военного сотрудничества вооруженных сил государств - участников Соглашения о создании объединенной системы ПВО государств - участников СНГ;
совершенствование взаимодействия органов военного управления, войск (сил) объединенной системы ПВО государств - участников СНГ;
выработка предложений по организации совместных действий государств - участников СНГ при получении информации об угрозе совершения террористического акта в воздушном пространстве и (или) захвате (угоне) воздушного судна (летательного аппарата);
совершенствование военного сотрудничества в сфере военного образования; ознакомление с системой подготовки военных кадров для Войск ВКО и других видов (родов) Вооруженных Сил Российской Федерации.
2. Организация совместного боевого дежурства по ПВО в рамках объединенной системы ПВО государств - участников СНГ:
В настоящее время на основании подписанных двух- и трехсторонних инструкций (соглашений) совместное боевое дежурство по противовоздушной обороне организовано и осуществляется с Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Таджикистан, Республикой Узбекистан.
Несмотря на то, что 27 августа 1999 года министрами обороны России и Украины утверждено Положение о порядке взаимодействия дежурных по противовоздушной обороне сил и средств Российской Федерации и Украины, совместное боевое дежурство по ПВО не осуществляется.
Кроме того, после принятия руководством Украины попыток по вступлению в НАТО и далеко неоднозначным участием в вооруженном конфликте между Грузией и Южной Осетией в августе 2008 года, с 14 октября 2008 года выдача радиолокационной информации с командного пункта Войск ВКО на командный пункт Воздушных Сил Украины не производится.
3. Проведение мероприятий военно-технического сотрудничества с государствами - участниками СНГ:
В рамках осуществления мероприятий военно-технического сотрудничества с государствами - участниками СНГ по заявкам командующих (главнокомандующих) войск ПВО (ВВС и ПВО, Сил воздушной обороны, Воздушных Сил) совместно с предприятиями оборонно-промышленного комплекса России проводится:
оказание оперативной помощи в восстановлении вооружения и военной техники ПВО, несущей совместное боевое дежурство в рамках объединенной системы ПВО государств - участников СНГ;
ремонт вооружения и военной техники, несущей совместное боевое дежурство в рамках объединенной системы ПВО государств - участников СНГ, а также поставка запасных частей и принадлежностей к ним.
4. Совершенствование нормативно-правовой базы военного и военно-технического сотрудничества с государствами - участниками СНГ:
Развитие объединенной системы ПВО государств - участников СНГ в настоящее время осуществляется в соответствии с Планом основных мероприятий по реализации Концепции дальнейшего развития СНГ, утвержденным Решением Совета глав государств СНГ от 5 октября 2007 г., Перспективными направлениями развития объединенной системы ПВО государств - участников СНГ, утвержденными Решением Совета глав государств СНГ от 5 декабря 2012 г.
Основным вектором развития объединенной системы ПВО государств - участников является совершенствование организационной структуры объединенной системы ПВО на основе дальнейшей интеграции национальных систем ПВО по региональному принципу.
Интегрирование национальных систем ПВО осуществляется путем создания региональных систем ПВО в Восточно-Европейском, Кавказском и Центрально-Азиатском регионах коллективной безопасности.
Единая региональная система противовоздушной обороны - это составная часть объединенной системы противовоздушной обороны государств - участников СНГ в пределах определенного региона коллективной безопасности, отличительной особенностью которой является наличие единого контура централизованного управления, обеспечивающего в военное время применение войск (сил) ПВО по единому замыслу и плану.
В целях создания правовой основы такой интеграции 3 февраля 2009 года подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны Российской Федерации и Республики Беларусь. 27 декабря 2009 года Президентом Российской Федерации подписан Федеральный Закон о ратификации данного Соглашения. В Республике Беларусь 13 февраля 2012 г. подписан Указ Президента Республики Беларусь № 65 об утверждении Соглашения.
18 апреля 2012 года в ходе очередного заседания совместной Коллегии министерств обороны Российской Федерации и Республики Беларусь одобрена кандидатура командующего ВВС и войсками ПВО Вооруженных Сил Республики Беларусь на должность командующего Единой региональной системой ПВО, а также подписан Перечень органов военного управления, пунктов управления (командных пунктов) объединений, соединений и воинских частей, выделяемых в состав ЕРС ПВО Российской Федерации и Республики Беларусь.
В настоящее время ведутся мероприятия по практической реализации Соглашения, одними из которых является разработка Инструкции по организации и несению боевого дежурства по ПВО в ЕРС ПВО Российской Федерации и Республики Беларусь и Плана действий дежурных по ПВО войск (сил) и средств ЕРС ПВО Российской Федерации и Республики Беларусь.
Разработан и согласован с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации проект Соглашения между Республикой Армения и Российской Федерацией о создании Объединенной региональной системы ПВО в Кавказском регионе коллективной безопасности. Проект Соглашения прошел процедуры внутригосударственного согласования в Российской Федерации и Республике Армения. Дальнейшая работа по согласованию и подготовке к подписанию проекта Соглашения будет осуществляться в формате двухсторонних рабочих встреч экспертов министерств обороны Российской Федерации и Республики Армения. Первая рабочая встреча проведена в период с 23 по 24 января 2013 г. в Секретариате Совета министров обороны государств - участников СНГ, по результатам которой проект Соглашения направлен на повторное согласование в Республику Армения.
30 января 2013 года подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о создании Единой региональной системы ПВО Российской Федерации и Республики Казахстан. В настоящий момент проекты документов, необходимых для внесения на ратификацию в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации данного Соглашения направлены в Правительство Российской Федерации.
После подписания и ратификации сторонами данных соглашений, на этапе их практической реализации, будет организована работа по разработке инструкций по организации и несению боевого дежурства по ПВО и планов действий дежурных по ПВО войск (сил) Объединенной региональной системы ПВО Российской Федерации и Республики Армения, а также Единой региональной системы ПВО Российской Федерации и Республики Казахстан.
Координационным Комитетом по вопросам ПВО совместно с Объединенным штабом ОДКБ разработан и в настоящее время проходит процедуры внутригосударственного согласования в государствах-членах ОДКБ проект Соглашения о создании Объединенной системы противовоздушной обороны в Центральноазиатском регионе коллективной безопасности.
В целях дальнейшего совершенствования нормативной правовой базы организации и несения совместного боевого дежурства Координационным Комитетом по вопросам ПВО разработан План взаимодействия войск (сил) объединенной системы ПВО государств - участников СНГ, утвержденный Решением Совета министров обороны государств - участников СНГ 5 июля 2012 года.
В целях обеспечения безопасного использования воздушного пространства, противодействия терроризму и обеспечения единого подхода к организации действий дежурных по ПВО сил государств - участников СНГ при получении информации о захвате (угоне) воздушного судна Координационным Комитетом по вопросам ПВО разработано Соглашение об организации действий дежурных по ПВО сил государств - участников СНГ при получении информации о захвате (угоне) воздушного судна, подписанное 3 сентября 2011 г. главами государств - участников СНГ в г. Душанбе.
Соглашением определены:
порядок выявления угрозы совершения террористического акта в воздушном пространстве (захвата или угона воздушного судна);
организация обмена информацией при возникновении угрозы совершения террористического акта в воздушном пространстве (захвате или угоне воздушного судна);
действия дежурных по ПВО сил государств - участников СНГ при возникновении угрозы совершения террористического акта в воздушном пространстве (захвате или угоне воздушного судна);
меры совершенствования взаимодействия в противодействии терроризму.
В настоящее время в государствах - участниках СНГ проводятся мероприятия по ратификации Соглашения, после чего оно вступит в силу.
Российской Федерацией Соглашение ратифицировано Федеральным Законом от 5 апреля 2013 года № 32-ФЗ.
Комплексный подход позволяет всецело охватить вопросы обеспечения безопасности воздушного пространства государств Содружества и способствует успешному функционированию объединенной системы ПВО государств - участников СНГ. При этом от эффективности работы Координационного Комитета по вопросам ПВО напрямую зависит качество и перспективы дальнейшего совершенствования объединенной системы ПВО государств - участников СНГ и укрепление региональной безопасности государств Содружества.
За годы существования Содружества Независимых Государств совместная борьба с преступностью выделилась в одно из наиболее важных направлений межгосударственного сотрудничества.
Принятая 2 апреля 1999 года Советом глав государств Концепция взаимодействия государств - участников СНГ в борьбе с преступностью четко отвечает тенденции усиления регионального сотрудничества.
Изложенные в ней положения позволяют определить принципы, задачи и основные направления и формы взаимодействия, информационное, материально-техническое, финансовое и иное ресурсное обеспечение, организовать координацию выполнения решений о взаимодействии в борьбе с преступностью. Главным в борьбе с преступностью на территории государств СНГ является заинтересованность государств - участников в дальнейшем развитии сотрудничества, в наращивании объединенного потенциала противодействия преступности, усилении согласованных межгосударственных мер, адекватных ее угрожающему характеру и негативным тенденциям. Решение данных задач предполагает дальнейшую работу по унификации законодательства стран Содружества, совершенствованию совместного планирования и усилению контроля за исполнением решений, внедрению современных форм и методов работы, связанных прежде всего с проведением совместных операций, реализации программ подготовки кадров.
Учитывая "транснациональный" характер организованной преступности, особое значение приобретают сегодня вопросы дальнейшего углубления сотрудничества спецслужб стран СНГ. Важную роль в этом деле играет созданный в марте 1995 года постоянно действующий орган - Совет руководителей органов безопасности и спецслужб государств - участников СНГ (СОРБ). В рамках данного органа подписано свыше 44 документов, принят ряд решений по борьбе с организованной преступностью, терроризмом, наиболее тяжкими видами преступлений транснационального характера.
В целях более эффективного использования потенциала спецслужб стран Содружества - членов СОРБ в создании режима антикриминальной безопасности в государствах СНГ планируются:
* активизация интеграционной деятельности по политическому и профессиональному объединению спецслужб стран Содружества;
* дальнейшее объединение усилий в борьбе с наемничеством, преступлениями в сфере компьютерной информации, незаконным международным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также в обеспечении ядерной безопасности;
* определение конкретных мер по унификации ведомственных нормативных правовых актов, регламентирующих осуществление оперативно-розыскных мероприятий, направленных на борьбу с организованной преступностью.
Весьма важное значение для региональной безопасности Содружества играет общая военно-образовательная база восприятия и усвоения военно-учетных специальностей в странах СНГ с целью сохранения в сопредельных государствах не только военно-политической элиты, но и пророссийски ориентированных широких слоев населения, которые воспринимают Россию как стратегического партнера, связанного общностью структур и системой кадрового обеспечения субрегиональной безопасности.
Для изменения ситуации необходимо:
* расширять прием военнослужащих государств Содружества в российские военно-учебные заведения для получения высшего и послевузовского (профессионального) образования с предоставлением благоприятных правовых, материальных условий на период обучения в России;
* разработать меры, в том числе и финансового характера, направленные на стимулирование военно-учебных заведений к расширению приема лиц из стран ближнего зарубежья;
* содействовать развитию прямых партнерских связей между территориями Российской Федерации и стран СНГ (особенно приграничными) в области образования, предоставив администрациям территорий больше самостоятельности в этом отношении;
* более настойчиво проводить с государствами Содружества линию на введение единых государственных стандартов, взаимное признание документов о военном образовании, ученых степеней и званий, оформляя достигнутые договоренности в двусторонних межправительственных соглашениях.
Серьезной проблемой в обеспечении региональной безопасности по противодействию угрозам терроризма и поставки наркотиков является рост незаконной иммиграции. "Прозрачность" границ не позволяет обеспечить должный пропускной контроль. Согласно Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Президентом Российской Федерации 13 июня 2013 г., количество незаконных мигрантов в России достигло 5 млн. человек. Решению этой проблемы способствует Соглашение о сотрудничестве государств - участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией (подписано 6 марта 1998 г. в г. Москва), и результаты этой работы сегодня уже видны. К сожалению, это Соглашение не подписали Грузия, Туркмения и Узбекистан.
Резюмируя вышеизложенное, представляется что основные направления политики России по обеспечению региональной безопасности в военно-политической сфере следующие:
* содействие урегулированию региональных и локальных конфликтов, в первую очередь вблизи территории России, через активную миротворческую деятельность;
* стремление к максимальному использованию механизмов коллективного миротворчества СНГ, для более справедливого распределения финансовых ресурсов, вклада ООН и ОБСЕ в миротворческие операции на пространстве СНГ;
* расширение числа участников военно-политической интеграции СНГ с углублением Договора о коллективной безопасности;
* развитие не двустороннего, а многостороннего субрегионального военно-политического сотрудничества в целях совершенствования надежной системы ПВО СНГ;
* создание эффективной охраны границ России и внешних границ государств СНГ, а также военного потенциала для совместных миротворческих операций государств-участников Договора о коллективной безопасности;
* объединение усилий государств СНГ в противодействии продвижению военной инфраструктуры НАТО уже не столько на территорию государств Центральной и Восточной Европы, сколько на территорию государств СНГ в Центрально-Азиатском регионе, на Украине и в Закавказье;
* формирование отношений партнерства между странами СНГ и НАТО в военно-политической сфере с должным учетом той роли, которую играет Россия как евразийская ядерная держава;
* координация усилий спецслужб СНГ по предотвращению массовой неконтролируемой миграции;
* содействие созданию военно-политической компоненты сотрудничества в области норм международного гуманитарного права в вооруженных конфликтах, пресечения масштабных проявлений этнополитического религиозного экстремизма, способных привести к региональным конфликтам;
* активное сотрудничество всех государств СНГ в вопросах предупреждения и борьбы с международным терроризмом, транснациональной организованной преступностью.
В данном контексте следует пропагандировать позитивные последствия углубления российско-белорусских отношений, будущее которых вполне может определить ситуацию и в сфере военно-политического обеспечения региональной безопасности всех стран СНГ в XXI веке. Геополитические, военно-стратегические, а также долгосрочные экономические перспективы этого союза, став одним из главных приоритетов политической линии России в отношении Содружества Независимых Государств, уже выявили заинтересованность ряда стран СНГ в ускорении реинтеграционных процессов.
С этих позиций необходимо рассматривать и нынешнее состояние аморфности системы коллективной безопасности СНГ, создающей у некоторых независимых государств (Грузия, Украина, Азербайджан) иллюзию возможности большей степени обеспечения их национальной безопасности под эгидой натовских гарантий. В начале XXI века организация коллективной оборонной безопасности СНГ должна быть автономна от монополярного военно-политического диктата НАТО.
Региональная безопасность неразрывно связана с глобальной безопасностью. Поэтому одной из важнейших целей региональной системы коллективной безопасности является содействие сохранению международного мира и стабильности.
В качестве основных организационных мер, составляющих основу формируемой региональной системы безопасности Содружества, предусматриваются межгосударственные органы, силы и средства функционирующие в общем правовом поле и едином военно-стратегическом пространстве.
Предпринятый анализ источников угроз региональной безопасности в контексте коллективных стратегических интересов государств Содружества позволяет, исходя и из национальных интересов России и оценки существующих и потенциальных угроз национальной безопасности, сформулировать предложения по формированию механизмов обеспечения коллективной безопасности стран СНГ по следующим направлениям: основам нормативно-правовой базы формирования и функционированию системы коллективной безопасности, совершенствованию политико-правовых основ формирования и функционирования системы коллективной безопасности СНГ, разработки принципов функционирования системы коллективной безопасности СНГ, определению организационных принципов военного строительства в системе коллективной безопасности СНГ, согласованные процедуры принятия адекватных решений и мер реагирования на угрозы региональной безопасности.
Координация военного строительства по созданию региональной безопасности подразумевает создание и совершенствование системы стратегического развертывания, создание объединенных (единых) систем ПВО, разведки, совершенствование военной инфраструктуры государств - участников, согласование планов подготовки войск (сил), координацию мер по подготовке территорий государств к отражению агрессии.
Также важнейшей задачей является поддержание мира и стабильности в государствах - участниках, в том числе и военно-политическим путем применения коалиционных сил и средств по поддержанию мира, с целью недопущения перерастания возникающих противоречий в вооруженные конфликты, а также механизмов их предотвращения и урегулирования.
В современных условиях особое место в ряду актуальных проблем обеспечения коллективной безопасности в СНГ имеют вопросы предотвращения и урегулирования конфликтов. Политическую и методическую базу предотвращения и урегулирования конфликтов представляет принятая 19 января 1996 г. Концепция предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств - участников Содружества, где конкретно определен весь спектр мер по стабилизации обстановки в кризисных регионах.
Для повышения эффективности военно-политического и экономического сотрудничества в рамках СНГ представляется целесообразным создание системы обмена информацией между министерствами государств - участников СНГ, разработки пакета модельных (рекомендательных) законодательных актов по военно-политическим, военно-техническим и другим вопросам, а также создание механизма реализации и контроля за выполнением межгосударственных соглашений и договоров по военно-политическому сотрудничеству.
Интересы оборонной безопасности государств - участников СНГ требуют согласованного подхода к решению проблем обеспечения национальной и коллективной военной безопасности на основе коалиционной военной доктрины (коалиционной военной стратегии), соответствующей современной геостратегической ситуации, обеспечивающей защиту жизненных интересов государств - участников, носящих оборонительный характер, что требует обязательного и неукоснительного выполнения взятых обязательств по взаимодействию в случае возникновения реальной опасности со стороны третьих государств членам системы коллективной безопасности СНГ.
Исходя из необходимости совместного обеспечения региональной безопасности практическая деятельность системы коллективной безопасности должна осуществляться в рамках Устава ООН, Хельсинкских соглашений и Парижской Хартии 1990 года, дополненных региональными и субрегиональными военно-политическими договорами и соглашениями СНГ, что позволит иметь существенные политические, военные и финансовые выгоды. При этом суверенное равенство государств - участников должно остаться нерушимым и основываться на: открытости в военной области; равной ответственности за обеспечение безопасности; невмешательстве во внутренние дела друг друга.
Исключительно важным в обеспечении военной безопасности является стратегическое единство и солидарность государств - участников в подходах к решению проблем международной безопасности.
В новой геостратегической ситуации региональная безопасность государств неделима. Это требует реализации в рамках системы коллективной безопасности принципа: агрессия против одного государства - участника рассматривается как агрессия против всех.
Не менее значимыми для функционирования системы безопасности Содружества являются доверие во взаимоотношениях с другими странами, уважение взаимных интересов, запрещение вооружения террористических и радикально-экстремистских групп.
Наиболее сложной и ответственной в настоящее время является сфера военного строительства СНГ, под которым понимается процесс теоретической и практической деятельности по созданию и совершенствованию сил и средств, обеспечивающих защиту жизненных интересов государств - участников в системе коллективной военной безопасности.
Как показывает анализ военных угроз и практики урегулирования вооруженных конфликтов, войска (силы) необходимо готовить для локальных войн и конфликтов, специальных операций "иных, нежели война", не исключая вероятность возникновения крупномасштабной войны. Где бы и когда бы ни возник вооруженный конфликт или агрессия, ликвидация их потребует массированных действий коалиционных сил. Это подтверждается и зарубежным опытом локальных войн, в том числе в Персидском заливе. Следовательно, основой военного строительства в оборонном союзе СНГ должна быть военно-политическая задача создания регулярных войск (сил), способных решать задачи обеспечения региональной безопасности в условиях крупномасштабного регионального вооруженного конфликта.
При этом в перспективе возможны следующие варианты военно-политического строительства:
а)коалиции государств с союзническими обязательствами на особый период при отсутствии заранее созданных коалиционных группировок войск, систем управления и обеспечения;
б)военный или военно-политический союз с заблаговременным созданием объединенных региональных группировок войск, согласованием вопросов их обеспечения, подготовки и управления в мирное и военное время;
в)формы глубокой военной интеграции с коалиционными структурами, обладающими наднациональными полномочиями, решения которых обязательны для государств - участников, с общим военным бюджетом, с едиными вооруженными силами под единым коалиционным руководством.
Важным компонентом сил и средств системы коллективной безопасности и основой ядерной мощи государств - участников могут стать Стратегические ядерные силы России. Их задачей представляется обеспечение баланса сил стратегической стабильности и гарантий безопасности как государств Содружества в целом, так и каждого государства - участника при любом развитии военно-политической обстановки в мире.
И если создание национальных вооруженных сил и других войск является внутренним делом государств - участников, то формирование коалиционных (объединенных) войск (сил) и совместных (объединенных) систем обороны представляет собой межгосударственную задачу обеспечения региональной безопасности и должно осуществляться в рамках формирования системы коллективной безопасности на основе общих согласованных принципов.
Субрегиональный принцип построения коалиционных войск (сил) позволяет учесть специфику геостратегического положения региона и максимально реализовать свои возможности государствам региона в решении задач военной безопасности. При этом созданные в регионах структуры военной безопасности будут представлять собой подсистемы в общей системе коллективной региональной безопасности СНГ.
Каждая такая подсистема может базироваться на относительно самостоятельных политических, экономических и военных элементах и структурах, взаимодействующих в рамках общей системы как по вертикали, так и по горизонтали.
Субрегиональные группировки войск (сил) могут стать эффективным средством защиты интересов государств - участников СНГ, если будут строиться на принципах: коллегиальности руководства, непрерывности управления, способности к наращиванию боевой мощи при нарастании военной угрозы, поддержания боевой готовности на должном уровне, подконтрольности коалиционным органам военного руководства.
Межгосударственные же органы системы коллективной безопасности функционально должны составлять единый механизм с оптимальным распределением задач между ними. Деятельность этих органов должна обеспечивать политическую преемственность принимаемых решений, юридическую корректность готовящихся проектов документов, постоянное взаимодействие всех органов коллективной безопасности, анализ и контроль хода реализации принимаемых решений. Реализация положений ДКБ должна отвечать уровню отношений между государствами - участниками, максимальной оперативности и компетенции при подготовке проектов документов и материалов.
Исходя из этих принципов оптимальная структура системы коллективной безопасности, на мой взгляд, должна включать региональные, субрегиональные и национальные органы.
К межгосударственным органам обеспечения региональной безопасности можно отнести: Совет коллективной безопасности; его высшие консультативные органы - Совет министров иностранных дел и Совет министров обороны; Секретариат Совета безопасности СНГ и Комитет начальников штабов вооруженных сил государств - участников Договора о коллективной безопасности.
В области взаимодействия спецслужб, ФСБ и СВР России могут осуществлять функции координаторов в интересах спецслужб СНГ, в частности комплексно обеспечивать получение оперативной информации по следующим вопросам:
* о деятельности иностранных спецслужб и радикальных исламских организаций государств Ближнего и Среднего Востока по дестабилизации обстановки в Закавказском и Центрально-Азиатском регионах, в том числе посредством поддержки национал-сепаратистских движений;
* об основных направлениях деятельности, структуре и местонахождении экстремистских и террористических центров в зарубежных государствах, иных радикальных международных организациях;
* о центрах и лагерях по подготовке боевиков и наемников в Пакистане, Афганистане, Судане и других исламских государствах, а также о каналах их проникновения на территорию Закавказья и Центральной Азии;
* о международных транснациональных преступных организациях и сообществах, имеющих интересы в Северо-Кавказском и Центрально-Азиатском регионах, их лидерах, задачах и планах;
* о зарубежных государственных и негосударственных финансовых структурах и организациях, используемых для легализации доходов, полученных от противоправной деятельности в регионах, о фактах незаконного вывоза капитала из СНГ;
* о деятельности западных стран и международных организаций, направленных на навязывание странам СНГ политических решений, противоречащих интересам Содружества как в экономической, так и военно-политической сферах.
Предлагаемый аналитико-гносеологический подход к структурно-функциональной коллективной безопасности, на мой взгляд, обеспечивал бы более высокую степень координации деятельности системы, оперативности и обоснованности принимаемых решений, а самое главное, позволил бы приступить к практической реализации Договора о коллективной безопасности с учетом необходимости достижения баланса национальных интересов государств СНГ в военно-политической сфере соответственно реализованным и потенциальным угрозам, имеющим субрегиональную специфику.
Таким образом, к основным перспективным направлениям повышения эффективности военно-политического сотрудничества и формирования действенной системы региональной безопасности СНГ в настоящее время можно отнести огромный экономический, военный, политический, военно-технический потенциал, а также политическое влияние в мире, предопределяющее наибольший среди стран СНГ вклад нашей страны в формирование системы региональной безопасности и обеспечение ее эффективного функционирования. Повышение активности России в политических и военно-политических аспектах формирования реформированной системы региональной безопасности СНГ по субрегиональным направлениям может существенно ускорить процессы ее реального становления.
При создании системы коллективной безопасности СНГ необходимо учитывать тот аспект, что она создается не только для решения чисто региональных проблем, но и как часть системы международной безопасности - европейской, азиатской и мировой, а Россия остается державой евразийской, равно обращенной вместе с государствами СНГ и на Запад - к Европе, и на Юг - к Закавказью и Передней Азии, и на Восток - к Центральной Азии и Ближнему и Дальнему Востоку.
Описанный в исследовании военно-политический ресурсный потенциал позволяет, на мой взгляд, обеспечить на долговременную перспективу свои национальные интересы посредством лидирующей позиции в обеспечении региональной безопасности СНГ. Усиление военно-политической компоненты сотрудничества может стать не менее действенным, чем экономический стимул к действительной реинтеграции Содружества Независимых Государств, а объективных исторических, политических, духовно-культурных оснований к этому у государств - участников СНГ явно больше, чем у государств Европейского и Северо-Атлантического союза.
Заключение
За прошедшее время в СНГ сложилась достаточно сложная и многовекторная система отношений в военной сфере. Наряду с развитием многостороннего сотрудничества в рамках всего СНГ, осуществляется взаимодействие на региональном и двустороннем уровнях.
Перспективы военного сотрудничества государств - участников СНГ обусловлены его целями, состоянием военно-политической обстановки как на внешних границах, так и внутри Содружества, реальными экономическими возможностями государств - участников и другими факторами.
Темпы и эффективность военного сотрудничества государств - участников СНГ в ближайшей перспективе напрямую связаны с тем, как полно будет использоваться накопленный за последние годы потенциал военной интеграции, а также от поиска новых, более эффективных, точек соприкосновения наших интересов, связанных с сохранением оборонного пространства, расширением спектра направлений военного сотрудничества на многосторонней основе, улучшения содержательного наполнения всех его областей.
При этом дальнейшее эффективное международное военное сотрудничество должно строиться на современных научных достижениях, в том числе с использованием информационных технологий и автоматизированных систем, охватывающих вооруженные силы государств Содружества.
Прогнозируя наличие различной степени готовности и интереса государств - участников СНГ к интеграции в военной сфере, можно определить перспективные задачи, направления и пути многостороннего военного сотрудничества на ближайшие годы.
Прежде всего, это совершенствование механизма контроля за реализацией принятых ранее решений и договоренностей и механизма исполнения принимаемых решений.
Во-вторых, продолжение работы по согласованию и гармонизации национальных законодательств государств Содружества и межгосударственных нормативно-правовых документов.
В-третьих, наращивание нормативно-правовой базы обеспечения миротворческих и антитеррористических операций.
В-четвертых, совершенствование организации взаимодействия между структурами СНГ и региональных систем безопасности.
В-пятых, всемерное развитие информационной составляющей многостороннего военного сотрудничества государств - участников СНГ.
В силу своего геополитического положения государства Содружества оказались на переднем рубеже борьбы с международным терроризмом и экстремизмом, трансграничной наркомафией, бросившим вызов всему миру. Это обстоятельство вынуждает государства - участники СНГ и в перспективе объединить усилия всех государств Содружества для отпора общим угрозам безопасности в русле предпринимаемых международным сообществом действий.
Базируясь на правовую основу комплекса совместных мер по борьбе с международным терроризмом, а также наркоагрессией, государства Содружества продолжат осуществление совместных контртеррористических мероприятий.
Экономическая взаимосвязь государств - участников Содружества, растущее понимание того, что переориентация на третьи страны, где их продукция, за исключением ряда сырьевых товаров, пользуется недостаточным спросом, может привести к дальнейшему ухудшению и деградации структур их экономик, разрушению прогрессивных наукоемких отраслей, объективно являются факторами, способствующими сближению государств - участников СНГ.
Сегодня государства Содружества стоят перед необходимостью выработки согласованных действий, синхронизации основных линий структурных трансформаций национальных экономик, сближения и поэтапного формирования однотипных хозяйственных механизмов, формирования на их базе общего рыночного пространства.
Однако для активизации взаимодействия между партнерами по Содружеству требуется выработать новую, соответствующую современным условиям модель сотрудничества.
Важным источником повышения эффективности деятельности СНГ могло бы послужить изучение опыта других интеграционных объединений. Однако использовать этот опыт нужно не слепо, а разумно. Так, иногда сравнивают различные показатели деятельности Европейского Союза и СНГ. При этом забывают, что механическое сопоставление может дать поверхностное представление о происходящих в реальной жизни процессах. Сотрудничество в ЕС закладывалось в совершенно отличных от СНГ условиях. Его становление подпитывалось массированной финансовой помощью США (план Маршалла) и идеологической объединяющей идеей (борьба с социалистической системой). В Содружестве эти мощные рычаги интеграционного развития отсутствуют. Это обстоятельство может влиять на скорость интеграционных процессов государств ближнего зарубежья.
Абсолютизация, как кривое зеркало, может существенно исказить и без того противоречивую картину реалий постсоветского пространства. Что же касается амбивалентности, двойственности условий деятельности, то она нашла отражение в научной литературе. В.Н. Дахин отмечает по этому поводу, что "для начала интеграционных процессов необходимы и соответствующие внешнеполитические условия: благоприятные или неблагоприятные (угрожающие)"18. На первый взгляд, эта идея представляется слишком парадоксальной, ведь непривычно мыслить развитие интеграционных процессов в неблагоприятных условиях. Однако неблагоприятный геополитический фактор (отсутствие непосредственной военной угрозы странам Содружества и, следовательно, критической необходимости объединиться перед лицом общего врага) создает благоприятный экономический фактор (возможность направить больше средств на экономическое развитие).
Предложенный подход к фактору как осознанному противоречию позволяет по-новому рассматривать диалектику благоприятных и неблагоприятных условий интеграции стран ближнего зарубежья.
Анализ факторов, влияющих на развитие СНГ, позволяет лучше понять суть происходящих на постсоветском пространстве событий и избавиться от ряда мифов, завладевших умами некоторых политиков и политологов. Детальный анализ имеющих место противоречий между странами Содружества показывает, что национальные интересы государств региона очень редко имеют диаметрально противоположную направленность. Это означает, что почти всегда есть возможность нахождения компромиссных решений, к которым и нужно стремиться. Предметное рассмотрение противоречий позволяет избавиться от шелухи мнимых противоречий, или мифов. Одним из таких мифов - надуманных дилемм - может служить противопоставление Запада и Востока, СНГ и ЕС. На самом деле этих дилемм просто не существует. Все страны Содружества стремятся занять достойное место в мировом сообществе. В достижении этой цели Содружество может стать (а может и не стать, это зависит от всех и каждого его государства - участника) эффективным инструментом. В нынешних условиях представляется, что сообща отвоевать (а не занять, как иногда пишут) выгодные позиции на мировом рынке более вероятно, чем каждому по отдельности.
В свою очередь противопоставление "вместе или раздельно" тоже представляет собой в большей степени не дилемму, а постановочную проблему. Ведь для того, чтобы что-то сделать вместе, каждый должен пройти свою часть пути сам. Очень четко об этом сказал бывший Генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества Г.А. Рапота, рассуждая о путях развития ЕврАзЭСа и возможности присоединения к этой интеграционной группировке Украины: "Любому государству, которое захочет к нам присоединиться, надо будет пойти на изменение своего законодательства, ратификацию ряда договоров, которые приняты нами, других положений. Это не просто, но экономический выигрыш - несомненен. Только Украине, по самым приблизительным подсчетам, это сразу же даст прибавку порядка полутора процентов ВВП. Есть над чем задуматься"19. Но задуматься над этим должны прежде всего политики Украины и украинский народ, а не только Евразийское экономическое сообщество.
Наряду с исследованиями "ближней зоны" представляется важным хотя бы эскизно очертить те относительно "дальние зоны" анализа, которые, как представляется, могут дать существенный прирост знания по рассматриваемой проблеме. Вполне вероятно, что в дальнейшем может оказаться плодотворным изучение сопоставимости различных применяемых ныне подходов в отношении интеграционных процессов в ближнем зарубежье. Например, довольно популярна теория разноскоростной и разноуровневой интеграции, которая основывается на концепции готовности того или иного государства региона к полномасштабному сотрудничеству в рамках интеграционной группировки. В данном исследовании предлагается подход, основанный на изучении противоречий между государствами - участниками СНГ и их разрешении как одном из краеугольных камней повышения эффективности деятельности Содружества. Однако разные скорости интеграции России с отдельными странами ближнего зарубежья могут объясняться именно наличием разного количества и качества противоречий между ними.
В ходе реализации программ военно-политического сотрудничества государства - участники Содружества пришли к выводу о необходимости формирования системы коллективной безопасности, определили принципы ее строительства, состав и структуру.
Несмотря на позитивные сдвиги в области военно-политического сотрудничества государств - участников СНГ, процесс создания и развития системы региональной безопасности затягивается и продвигается со значительными трудностями. Основными причинами этого являются:
* переход ряда государств - участников СНГ от коллективной формы военно-политического сотрудничества к двусторонним договорам или региональной системе;
* наличие в регионах коллективной безопасности государств, которые не подписали Договор о коллективной безопасности;
* наличие острых противоречий, в том числе и территориальных претензий, приведших к вооруженным конфликтам, между некоторыми государствами - участниками Содружества и внутри них;
* несогласованность национальных законодательств государств - участников СНГ и межгосударственных нормативно-правовых документов;
* отсутствие нормативно-правовой базы и механизма создания и действий коалиционных группировок войск, принципов управления ими и их всестороннего обеспечения (нужно отметить, что в последнее время предприняты значительные шаги по устранению данной проблемы);
* неодинаковое отношение государств - участников СНГ к международным договорам и соглашениям, регламентирующим деятельность государственных органов в борьбе с терроризмом, экстремизмом и преступностью;
* несогласованность функций военных ведомств государств - участников СНГ отсутствие международно-правового статуса миротворческой деятельности вооруженных сил государств - участников СНГ и единой позиции по использованию миротворческих сил в зонах конфликтов;
* недостаточная организация антитеррористического взаимодействия между структурами СНГ и региональными организациями обеспечения безопасности;
* отсутствие действенной системы контроля реализации принятых высшими органами СНГ решений;
* недостаточное финансирование мероприятий по обеспечению безопасности государств - участников СНГ.
Приведенный перечень проблем и причин их возникновения свидетельствует, что процесс формирования системы региональной безопасности СНГ находится на начальной стадии развития. Потребуются политическая воля и немалые усилия руководства государств Содружества, а также время для полномасштабного осуществления положений Концепции коллективной безопасности.
Проделанный анализ позволяет сказать, что безопасность сейчас рассматривается преимущественно как проблема, не выходящая из сферы эгоистических национальных интересов, и при этом не учитывается, в какой мере решение проблемы безопасности одной нацией угрожает безопасности другой. Поэтому переоценка нынешних концепций безопасности - это не только национальная или региональная, но и в целом глобальная задача. Первым условием такого переосмысления должно быть признание того, что действительно надежная безопасность может быть лишь равной для всех, что она не может обеспечиваться для кого-то одного.
В настоящее время грань между внутренней и внешней сферами безопасности размывается. Международная сфера может сегодня сломать любое внутренне стабильное государство (в случае ядерной войны были бы уничтожены десятки нейтральных стран) и наоборот стать гарантом внутренней безопасности (Кувейт). Таким образом, наблюдается тенденция превращения международной безопасности во внутреннюю безопасность всего человечества. Поэтому сегодня на первый план выходят концепции коллективной (в региональном и глобальном масштабах) и даже всеобъемлющей безопасности (то есть во всех сферах: политической, военной, экономической, социальной и других).
Изменившийся мир востребовал новые формы и методы достижения коллективной безопасности. Если еще несколько лет назад, говоря о "мирных операциях ООН", подразумевали лишь операции по "поддержанию мира", то сегодня речь идет об уже практикуемых "превентивной дипломатии, миротворчестве, миростроительстве" и даже "принуждении к миру". Современное видение проблем безопасности показывает, что существует несколько подходов к обеспечению безопасности.
Первый. Ставка на социальный эгоизм и допустимость любого произвола в стремлении к его реализации. Суть: навязывание силой своей воли другим, для чего необходимо собственное превосходство.
Второй. Призыв к обретению безопасности через отказ от насилия вообще и через разоружение, полное или частичное, как доказательство искренности и средство обеспечения такого отказа.
Третий. Упор тоже на силу, на способность дать эффективный отпор потенциальному агрессору. Но при этом принимаются, по крайней мере на словах, определенные ограничения на возможные проявления собственного эгоизма, а также признается нежелательность или даже допустимость силового нажима, давления, диктата по отношению к тем, кто не является в данный момент ни реальным, ни потенциальным агрессором.
Четвертый. Отталкиваясь от права каждого на самозащиту и категорическое отрицание права на произвол и агрессию, от идей оборонительной достаточности и непровоцирующей обороны, от поддержки и поощрения разумных самоограничений, этот подход должен делать упор на необходимости построения уже в достаточно близкой перспективе единой общечеловеческой системы международного правопорядка. Существующие способы обеспечения безопасности в целом можно разделить натри группы: сдерживание, наказание и политический процесс.
Сдерживание потенциальной агрессии или иных нежелательных действий осуществляется при помощи различных средств давления и создания ясных представлений о том как эти средства могут быть использованы. Сдерживание по своей сути - это угроза. Чтобы угроза была воспринята всерьез, она должна быть реальной, то есть потенциально исполнимой, а воля к ее приведению в исполнение не должна вызывать сомнений.
Наказание агрессора или иного нарушителя безопасности государства осуществляется применением против него тех или иных практических мер воздействия. Это поздняя мера, когда нежелательные процессы (агрессия, столкновения) уже начались.
Более приемлемым способом является политический процесс совокупность каких либо политических усилий, действий, переговоров направленных на предотвращение, завершение или дополнение силовых решений.
Безопасности, гарантированной раз и навсегда, не существует и не может быть в природе. Сколь бы удачным ни было достигнутое решение, пройдет время и во всех исходных компонентах положения, в котором оно принималось, возникнет новое, что потребует пересмотра первоначального решения, иного соотношения различных средств и методов его выполнения. То есть проблемы безопасности любого государства были, есть и будут. Задача состоит в том, чтобы их прогнозировать и изучать с целью выработки путей их разрешения с минимальными для содружества государств, общества и личности потерями и затратами.
Список использованных источников и литературы
Нормативно-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.
2. Алма-Атинская декларация от 21 декабря 1991 г. Соглашение о создании Содружества Независимых Государств // Содружество (Информационный вестник Советов глав государств и правительств СНГ) Вып. 1. Минск, 1992.
3. Военная доктрина России // Кентавр, 1993.
4. Договор о коллективной безопасности // Минск, 1992.
5. Декларация о соблюдении принципов сотрудничества в рамках Содружества Независимых Государств. Вып. 2. Минск, 1992.
6. Устав Содружества Независимых Государств. М., 1993.
7. Договор между Республикой Белоруссия, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. / Вып. 3. Минск, 1996.
8. Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия // Содружество. Вып. 2. Минск, 1992.
9. Соглашение между государствами-участниками Содружества Независимых Государств о статусе стратегических сил. Вып. 2. Минск, 1992.
10. Федеральный закон "О внешней разведке" // Безопасность России. М., 1998. Ч. 1.
11. Федеральный закон "Об обороне" // Безопасность России. М., 1998. Ч. 1.
12. Закон Российской Федерации "О безопасности". М., 1992.
13. О Концепции национальной безопасности России. Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24.
14. Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации. М., 1995.
15. Положение о Совете Безопасности Российской Федерации. М., 1996.
16. Основы пограничной политики Российской Федерации. М., 1996.
17. Послание Президента Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации, 2008 г.
Литература
1. Абдурахманов М.И., Баришполец В.А., Манилов В.Л., Пирумов В.С. Геополитика и национальная безопасность: Словарь основных понятий и определений / Рос. акад. естеств. наук. Секция геополитики и безопасности. М.: Друза, 1998.
2. Абдурахманов М.И., Баришполец В.А., Манилов В.Л., Пирумов В.С. Основы национальной безопасности России / Рос. акад. естеств. наук. Секция геополитики и безопасности. М.: Друза, 1998.
3. Бакушев В.В. Новая Россия и Запад: процесс сближения и интеграции. М.: Росэкономфонд "Созидание", 1998.
4. Балабанов А.А. Политико-правовые аспекты обеспечения региональной безопасности (на примере Алтайского края). М., 2003.
5. Барсегов Ю.Г. Геополитическая угроза России с юга: (ретроспектива и перспектива). М., 1996.
6. Бляхман Л.С., Кротов М.И. Россия и Содружество Независимых Государств: уроки первого десятилетия. СПб., 2001.
7. Буркин А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России. М., 2005.
8. Вербенко Б.В. Политика обеспечения информационной безопасности России в современных условиях. М., 2004.
9. Возжеников А., Прихожев А. Система жизненно важных интересов Российской Федерации. М., 1998.
10. Возжеников А.В. Концептуальные подходы к обеспечению национальной безопасности. М.: РАГС, 1998.
11. Густов В.А., Ханъко В.Х. Россия - СНГ: Путь интеграции тернист, но заманчив. СПб., М, 2002.
12. Дахин В.Н. Политические проблемы постсоветского пространства // Куда идет Россия?.. Социальная трансформация постсоветского пространства / Под общ. Ред. Т.Н. Заславской. М.: Аспект Пресс, 1996.
13. Жинкина И.Ю. Стратегия безопасности России: Проблемы формирования понятийного аппарата / Рос. науч. фонд. Моск. отд-ние. Редкол.: Батюк В.И. и др. М.: Рос. науч. фонд, 1995.
14. Загладин Н.В. Тенденции и противоречия современного мира / Проблемы глобальных и региональных интеграционных процессов. М., 1996.
15. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М., 1986.
16. Иванов В.Н., Михалюк В.И. Интеграция в СНГ: Тенденции и проблемы / Ин-т соц.-полит. исслед. РАН, Центр социологии межнац. отношений. М., 1996.
17. Исингарин Н.К. Десять лет СНГ: проблемы, поиски, решения. Алма-Аты, 2001.
18. Котонев А.А., Лазарев С.В. Современный энциклопедический словарь по безопасности. Секьюрити. М., 2001. С. 234.
19. Макаров С.В. Региональная безопасность как фактор укрепления федерализма в Российской Федерации. М., 2005.
20. Максимычев И.Ф. Угрозы безопасности России, связанные с началом расширения НАТО. (Внешнеполитические аспекты) / Ин-т Европы. М., 1998.
21. Маликова Н.Р. Межнациональное общение: методологические проблемы этносоциологического исследования. М., 1990.
22. Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования. М., 1997.
23. Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2002.
24. Михайленко А.Н. СНГ: быть или не быть? М., 2007.
25. Мунтян М.А. "Центры силы" и центры модернизации в современном мире // Проблемы глобальных и региональных интеграционных процессов. Сб. ст. М., 1996.
26. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: Методология анализа и практика исследований. М., 1999.
27. Средин В. СНГ и мировое хозяйство: перспективы и трудности взаимодействия // Проблемы теории и практики управления. 1999. № 6.
28. Концепция внешней политики Российской Федерации. М.: РАГС, 2000.
29. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство / Под ред. А.В. Возженикова. М.: РАГС, 2005.
30. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом, ДПУ ФСБ России. М., 1998.
31. Население и условия жизни в странах Содружества Независимых Государств: Стат. сб. / Межгос. стат. ком. СНГ. М.: Статкомитет СНГ, 2000.
32. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. - Изд. 2-е, доп. - М.: РАГС, 2005.
33. Основы национальной безопасности России / Под ред. В.Л. Манилова. М.: Друза, 1998.
34. Политическая энциклопедия. В 2 т. М.: Мысль, 1999. Т. 1. С. 445.
35. Региональная безопасность: геополитические и геоэкономические аспекты (теория и практика). / Под общ. ред. А.В. Возженикова. М.: РАГС. 2006. С. 93.
36. Содружество Независимых государств в 2000 г. Краткий справочник. М.: Статкомитет СНГ, 2001.
37. Экономика СНГ: 10 лет реформирования и интеграционного развития. М., 2001.
Издания
1. Баженов А. Нужен ли России "большой договор"?: В нашей ситуации надо искать не врагов, а друзей и партнеров. // Независимая газета. 1999. 04 февраля.
2. Выступление В.В. Путина на совместной пресс-конференции участников встречи глав государств СНГ 1 июня 2001 г. // Дипломатический вестник. 2001. № 7.
3. Газета СНГ (сетевое издание). 2002. 20 сентября.
4. Георгиев В. Строительство совместной обороны: У Москвы и Минска единый взгляд на проблемы региональной и глобальной безопасности // Независимое военное обозрение. 1998. 23 октября.
5. Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Независимое военное обозрение. 2000. 14 июля.
6. Концепция внешней политики Российской Федерации // Независимая газета. 2000. 11 июля.
7. Щербаков А. Кавказская лавина: Уровень пограничной безопасности России в регионе приближается к критическому // Независимое военное обозрение. 1998. 9-15 октября.
1 См.: Политическая энциклопедия. В 2 т. М.: Мысль, 1999. Т. 1. С. 445.
2 Средин В. СНГ и мировое хозяйство: перспективы и трудности взаимодействия // Проблемы теории и практики управления. 1999. № 6. С. 9.
3 Концепция внешней политики Российской Федерации // Независимая газета. 2000. 11 июля.
4 Содружество Независимых государств в 2000 г. Краткий справочник. М.: Статкомитет СНГ, 2001.С. 33.
5 См.: Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2002. С. 14-15.
6 Возжеников А., Прихожев А. Система жизненно важных интересов Российской Федерации. М., 1998. С. 20.
7 См.: Котонев А.А., Лазарев С.В. Современный энциклопедический словарь по безопасности. Секьюрити. М., 2001. С. 234.
8 См.: Концепция внешней политики Российской Федерации. М.: РАГС, 2000.
9 Закон Российской Федерации "О безопасности". М., 1992.
10 См., например: Буркин А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России. М., 2005.
11 См.: Балабанов А.А. Политико-правовые аспекты обеспечения региональной безопасности (на примере Алтайского края). М., 2003; Вербенко Б.В. Политика обеспечения информационной безопасности России в современных условиях. М., 2004; Макаров С.В. Региональная безопасность как фактор укрепления федерализма в Российской Федерации. М., 2005 и др.
12 См., например: Экономика СНГ: 10 лет реформирования и интеграционного развития. М., 2001; Исингарин Н.К. Десять лет СНГ: проблемы, поиски, решения. Алма-Аты, 2001; Бляхман Л.С., Кротов М.И. Россия и Содружество Независимых Государств: уроки первого десятилетия. СПб., 2001; Густов В.А., Ханъко В.Х. Россия - СНГ: Путь интеграции тернист, но заманчив. СПб., М, 2002.
13 См.: Региональная безопасность: геополитические и геоэкономические аспекты (теория и практика). / Под общ. ред. А.В. Возженикова. М.: РАГС. 2006. С. 93.
14 Послание Президента Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации, 2008 г.
15 См., например: Военно-политическая интеграция на постсоветском пространстве. Дис. доктора полит. н. М.: Дип. академия МИД РФ, 2005.
16 Устав Содружества Независимых Государств. М., 1993.
17 Устав Содружества Независимых Государств. М., 1993.
18 Дахин В.Н. Политические проблемы постсоветского пространства // Куда идет Россия?.. Социальная трансформация постсоветского пространства / Под общ. Ред. Т.Н. Заславской. М.: Аспект Пресс, 1996. С.218.
19 Газета СНГ (сетевое издание). 2002. 20 сентября.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
2
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
452
Размер файла
538 Кб
Теги
vkr, grishaev, диплом, 210
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа