close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Сборник сведений о кавказских горцах 9 1876 OCR

код для вставкиСкачать
І Ш Н І Б І ^
Въ ТипогрА«ш РлАввАго УпрАвхкеія
• -.г
НАМѢОТНИКА БАВКАВСКЖГО.
СБОРНИКЪ
СВЗДѢНІИ
о
КАВКАЗСКИХ^ ГОРЦДГЬ.
И З Д Л Н І Е
•
КАВКАЗСКАГО ГОРСКАГО
УПРАВЛЕНІЯ.
#
\
_•
.
»осй<хи.
ВЫШГСКЪ IX.
СЬСі*
ТИФЛИСЪ.
JB7ft.
Ж8ДАВАЕЖЫЙ
ЕГО
•г:
f
ИМПЕРАТОРСНАГО
ГЛАЮѲВДІАЯДТЮШГО
ВЫСОЧЕСТВА
Бав&дем*
АРЮШ
DPI
КАВКАЗОКОМЪ Г О Р С К О Н Ъ У П Р А В І Е Н І И .
ВЫПУСКЪ I X .
•ОООІвОООО-
ТИФЛИСЪ.
1876.
Содѳржаніе
I* Изслѣдованія и матеріалн:
1) Характеристическія особенности вавказскихъ явыковъ.
Иль посмертныхъ сочиненій Я . К. Усларц, '
_
2) Ингуши (ихъ живнь и обычаи), Н. Ф. Грабовскаіо.
3 ) Присоединеніе къ Россіи Кабарды и борьба ея за
независимость, ж-оюе.
П . Народный скаванія кавказскихъ горцевъ:
Изъ осетинскихъ скаваній о Нартахъ: 1) Скаваніе о
нартѣ Хамыцѣ, бѣломъ зайцѣ и сынѣ Хамыца—Батра8ѣ; 2) О нартѣ Урызмагѣ и Уарп-Алдарѣ; 2) О сывѣ
знаменитаго богатыря—борца Аслана—Каурбекѣ, Гацыра Шалаева.
Ш . Этнографическіе очерки:
1) Суевѣрія и предразсудки у оретинъ, 2>. Гатіева.
2) Горцы-переселенцы, Инала Канукова.
I V . Горская лѣтопись:
1) Статистически! свѣдѣнія о населенныхъ мѣстахъ Западнаго Дагестана.
2) Поѣвдкн г. Беккера по Южному Дагестану, X 3.
3 ) СвѣдЪяія о колвчествѣ народонаселенія въ Заватальскомъ округѣ.
4 ) Чвсленность и племенной составъ горскаго населенія Терской области.
\
ИЗСЛЪДОВАНІЯ И МАТЕРІАЛЫ.
/
ХАРАКТЕРИСТИЧЕСКИ ОСОБЕННОСТИ КАВКАЗСКИХЪ
языковъ.
Изъ посмертны» сочиненій П. К. Уел ар а.
і.
Если язслѣдованія поелѣдаяхъ годовъ и пролили вѣкоторый евѣгь на языки Каввазскаго перешейка, которые до-еигхъпоръ извѣствы были ванъ только по названіямъ, всего чаше
ошибочны мъ, — болыпеяьже частію даже вовсе ве были извѣствы, — то, во всякомъ елучаѣ, нельзя ве сознаться, что обобщеніе, объединение пріобрѣтенныхъ отрывочныхъ свѣдѣній еще
s
преждевременно. Дѣйствительно-ли существуетъ самостоятельное
кавказское семейство языковъ,—столь-же самостоятельное, к а к ъ ^ ^ 5 '
нндо-евроаейское, сяиятское
алтайское? Вопросъ этотъ не
скоро еще будетъ разрѣтѳнъ. Для разрѣшепія, необходимо раз- "
слѣдов&ніе всѣхъ вавказскихъ языковъ и лсѣхъ многочисленных1*
варѣчій каждаго изъ няхъ, потому-что объ органической деятельности какого-бы то ни было языка можно пріобрѣсти отчетливое
пояятіѳ не иначе, какъ разелѣдовавъ или его нарѣчія или его
письменные памятники, относящіеся къ различныиъ эпохамъ.
Послѣднее условіе не примѣнимо къ вавказскимъ языкаиъ, во
первое представляетъ почти неистощимое поле для ивслѣдовавій.
Нотомъ предстоять еще взаимное сравненіе яавяазскихъ языковъ
за-тѣмъ, чтобы открыть, какія родственный черты связуютъ ихъ
въ одно семейство и вакямъ путемъ образовались различія, их»
разъединяет ія. Вопросъ весьма сложный, который можетъ подать
поводъ къ большимъ разногласіямъ. Такъ, напр., даже тогда, когда уже И8вѣстнымъ сдѣлался сансяритскій языкъ, я родство его»
*) Мы ішціеш» симитское, а ве семитскоеt потому-wo по-руесм етаршій сывъ Ноевъ называется Симоаъ, а ве Семомъ (Sem); ев^айсаое- ма«в»г
віе есть Шелъ.
/ом.
* І а т и ш ? П ! І Г Ь > готѳскимъ, лнтовсво-славянскимъ и древшшъ персидсвимъ явно обнаружилось, армявскій почитался еще
не нмѣющимъ связи ни съ какимъ язывомъ въ мірѣ, что даже
льстило самолюбію нѣвоторыхъ армянъ, выставлявшихъ овод
языкъ въ ввдѣ усжщ>знувшаго отъ вавилонскаго оиѣшѳнія. Подобная честь иожетъ принадлежать развѣ однимъ баекаиъ, кото• м - . - , р ы х ъ язывъ, ве сиотря ва всѣ ученыя натяжки, остается до сеL
го дня безъ роду, безъ племени. Самозачатія мы не въ состоянін
предположить ни для людей, ви для яаывовъ: и тѣ и другіе ногутъ гордиться своимъ происхожденіемъ, теряющийся во мракѣ
временъ. Армянбвій гізыкъ заяялъ весьма-почетное мѣсто въ индоевропейскомъ семействѣ, вавъ едевственный дожившій до нашего
врежеви представитель вѣтви уже исчевнувшихъ языковъ, въ
числу воторыхъ принадлежалъ «ригійскій *). Если, вопреки ту4
здонымъ ариявсвимъ легендамъ, и можно оомвѣваться въ томъ,
» ..
что Ной говорилъ по-армянски, — зато родственный армянскому
«ригійекій язывъ пряэнавъ былъ египтянами ва древнѣйшій въ
мірѣ, ва оенованіи опыта, сдѣланваго египетскимъ царемъ Псам*
метихомъ, о чемъ подробно равеказываеть Геродотъ м ) . Мы при*
вели армянсвій язывъ въ примѣръ того, «то вееьма-анакомыя даже аамяльныя черты еъ теченіемъ вѣковъ измѣняютея такъ, что
не сразу могутъ быть раскрыты: требуется время на то, чтобы
вмядѣться въ нихъ. Наконецъ, должно сознаться, что и сежей*
отва яаыновъ, привнанныя за самостоятельный, по вреиенамъ
юлыю вадѣваютъ и даже прорѣзывдютъ одно другое, что подаетъ воводъ во многимъ недоумѣвіямъ. Семейство нндо-евролейевое и семейство енмитское, наи^олѣе доступныя для ивучѳнія в
наилучше изоіѣдгваиныя, заключаютъ въоебѣ большое число об*
щихъ корней, между-тФмъ вакъ грамматичеекія строенія ихъ весь*
ма различны. Чтобы объяснить это явленіе, прнбѣгаштъ въ гипо*
тезѣ единства обоихъ семейотвъ въ до грамматическую впоху^
т. е. въ ту беэвѣотвую эпоху, когда арійцы (иядо-европейцы)
в снмиты объяснялись помощію од нихъ лишь корней словъ, не
успФвъ выроствть изъ нихъ грамматичеовихъ «иетеиъ. Таковой
періодъ не мивовалъ еще для нѣвоторыхъ явыковъ, какь, вапр.,
для внтайсваго. Если подобныя недоумѣнія вознкваютъ даже на
отлично-воздѣланвой лингвистической почвѣ, то легко предстал
СЪ элл,Н0
ОовсЬе, de ariana linguae, gentieque Armeaiacae indole.
••) П, 2.
mm себѣ, екольвр работа предооитъ въ кавказской лявгвнстя^
«еетй П У Ш А , в» которую пробраться можно ляшв ПО немшь
ran, в а тшхъ проложенным» тропявкамъ!
Таквмъ обраэомъ, *каеказское семейство я8ы*о*ъ* допускается въ вмяѣ временааго выраженія, которому, быть-можетъ, сук*
лево исчезнуть ори дадьнѣйшемъ разъясвеніи вопроса. Быть-мо*
«етъ, особого семейства не окажется. Всѣ принятия въ лннгвистия* нанменов&нік подверглись поправкам» ИДИ цоряцаяіямъ.
Ивдо-германское семейство переименовывалось въ ивдо-европейекм, яндо^яельтемое, арійское. Назваціе еимытское придумано
Вйхгор&омъ въ память библейских» сказаяій. Симъ почитается
праотцемъ евреев», а ебрейокій азыгь принадлежишь къ семейству, названному сіШиШкииь^ше язъ числа птш бяблейеяях*
сыновей (народовъ) Сима, только один» говорялъ еомйтсмшъ язи*
яомъ. Назваяіе, првдумамяюе Ейхгорнон», вводят» въ беяяре^
станныя забдуждеяія, м который горько жалуются лингввогы *),
яо оао удержалось по яри&ычкѣ. Назваяіе •кавказское семейство
языковъ* можетъ также поджгь поводъ къ яедоумѣяіям». На о&кн
вааіи односторонних» толѵоввній библейской допотопной и осоЮ^
потоп вой теограоіи*, Кавказскому перешейку приписывалась дЗу*
•ратная «лава быть колыбелью рода человѣчеекаго. Такъ, наор.^
Ивджидж}**» ветратвл» много громадной учености яа то, чтобы
доваэаггь яевѣруюіцймъ, ч1ч> рай находился въ Армеяія ичто
кевчегъ остаяов&дсн на горѣ Масяеб. Само-собою раэумѣется^
что онъ и ве коенулоя-бві подобных» вопросовъ* ееіи^бы родил'
ея полувѣкомъ позже. Во всякомъ случаѣ, кавяааокое ееМейстк*
языковъ не имѣетЪ нечего оѲщаго еЪ таковыня повѣріямя о Кав*
казѣ. Въ аятропояогичееяомъ отношсніи иъ.кавкавской раеѣоряі»
числя юте я индо-европейцы, симиты, но лингвястячвсии яельзі
кътей-же раеѣ причислять, напр., нынѣшяихъ венгерцев», которые явыкомъ своим» обнаруживают» вроивхождейів чуждое, яакѣ
индоевропейцам», такъ я сямятамз4 Между кавказскими туземіцамя вотрѣчаются прекраснее предоавителя ѳтой раса* во атв
родство антропологическое, а «е
домиетичмное.
'
Подъ названіемъ «кавказскіе языки», мы условно будецъ под*
разумѣвать не всѣ тѣ языки, которыми говорятъ на Кавказскому
перешейкѣ, но только тѣ, яоторыхъ родство съ яакими-бы то ни
было языками внѣкавказскгіми покуда еще не обнаружено. По*) Kenan, hietoire dee langnee slmitiquea, I, 10.
е м у , ш не косиемеа языка аржяневаго, который уже прившот
^ цвдо*евровейсвій;таковымъ-же. признаиъ и язык* осетин скій,
^
ра которомъ, впрочем*, отразилось вѣковое сосѣдство вавназо в и я в ы к о в ъ . Къ нранснимъ варѣчіамъ, а слѣдовательво, къ
нндо-еврооейсвому. семейству принадлежать татсвій язывъ въ Да*
геетанѣ и Бакинской губерніи, талышвнсвій въ Леиворавскожъ
уѣздѣ,- вурдсвій въ Эривавской губервіи. Точно также мы не косвемоя в тюркскихъ нарѣчій, который почти безпрерывной чертой опояоываютъ нагорный Бавкавъ съ сѣвера, востока и юга,
.
а со стороны Кабарды врѣзываются даже въ самую глубь горъ.
Изъ числа терской *) группы языковъ нанмевѣе изслѣдованъ до*
$ /-р сихъчноръ ввавэтовій. За-то грузинскій извфстенъ весьма-хорошо
в ©бхадаетъ множествомъ литературныхъ паматниковъ, относя*
д^ССщнхся къ минному ряду вѣковъ. Сколько мы знаемъ, иверсвая
группа явыковъ сличаема была исключительно съ языками индо*
евровайсщаго семейства. Знаменитый Бопдъ призналъ принадлежность этой группы къ последнему **), но его выводы подверглись
еильнымъ дпроверженіямъ. Г. Броссе,—велвчайшій изъ современ*
•nrw^
иыхъ авторитетовъ въ отвошеніи къ грузинской исторіи, — также довдэыдалъ родство грузинскаго языка съ индо*европейскимъ
^
у
семейством^ ***), но самъ оцъ съ недовЪрчивоетію смотрѣлъ на
ѵ
гвов довазатцльотва. 5ыть~мокетъ, неожиданный свѣтъ врольетсв
^ w L ва каввазекіе язьдеи, когда рааобраны будутъ ихъ отношенія въ
рверсвой rpynnfc. Но теперь втотъ трудъ еще не возможенъ,
иотому-что ваввдосво-горсвіе языки не достаточно извѣствы. Между сваиетскимъ языкомъ и сосѣднимъ съ нимъ абхазсвимъ не
отьдокалось покуда значительных* ооотвошеній, вромѣ нѣсвольяихъ корней, которые, вдрочемъ, весьма маю способствуют*
равъясненію вопроса.
. Но, в ва В4ѣми этими исдлюченіями, остается много пред»
•тавителей такъ названнаго нами семейства кавказакизъ яаыв с£
вовъ. Изъ числа ихъ разслфдованы: тушскій, удскій, абхазскій,
неиенокіД, аварекій, хюрцилинскій, лакскій, кюриневій. Много собрано неразработанную матеріаловъ для языка адыгскаго* Иа•) Мнф кажется, что &то назвавіе хожетъ удержаться въ явыковѣдѣнін.
До-русски, конечно, должно писать иверслій, а не ыберскій, такъ-какъ ва*
вваніе Иверія 8аимс*вовая мы у грековъ, ' I ^ p f o , в греческое
произносится у насъ постоянно какъ «, а не какъ б,
**) Die Kaulraeischen Glieder dee Indoeurop&iacben Sprachetaeama. Ш 7 .
***) Nouveau journal aeiatique. цоѵеафге 1634,
аѣетио кое-что О: языках» убыхсвом», авмйекоя», дидой«ком»,
арчияемом»», табасаранском», агульском». Кромѣ .вазваній, ввче-.
го-жеязвфетяо о нѣкоторых» языках» Кубинскаго уѣада,. как»
мор. о хияаяугском», будухсяом» и др. Нельзя поручиться и
за то, что н*тъ гд*-нцбудь ва Кавказѣ языва, который даже и
по имени намъ до-сяхъ-пор» веизвѣстевъ. Разсказы туземцев» о
«ходствѣ или несходствѣ языковъ большею частію ничего ве объясвяютъ. Если почему-нибудь желаютъ они доказать сходство
двух» языковъ, то въ доказательство приводятъ, что названіе,
напр., какой-нибудь птицы одинаково въ обоихъ. Бели почемунибудь желаютъ доказать несходство двухъ языковъ, то приводить въ доказательство, что назвавіе ѳтой птицы въ сраввиваемыхъ языкахъ не сходно. Само-собою разумѣется, что взглядъ
туземцевъ, хотя и весьмя-вемногяхъ, теперь уже въ втомъ отношеніи измѣняется.
Изъ всего скаэавнаго очевидно, что предлагаемая статья
яе можетъ ияѣть ни иалѣйшаго притязанія на полноту и законченность. Но и въ настоящемъ видѣ, какъ я надѣюсь, она не
лишена будетъ занимательности, если не для присяжных» лйят^
вистовъ, то, по-крайяей-мѣрѣ, для тѣхъ читателей, которые желаютъ пріобрѣсти хотя бѣглое пояятіе о кавказских» языках»»
Гёте весьма-справедливо сказалъ: «кто не знаетъ иностранных*!»
языковъ, тотъ ничего не сиыелитъ и въ родномъ языкѣ». Пола*
гаю, что многіе изъ моихъ читателей изучили который-либо 'изъ
яовыхъ европейских» языковъ или даже нѣсколько таковыхъ.
Быть-можетъ, б» большимъ или меньшимъ успѣхояъ, занимались
они я классическими ягыками. Присоединимъ даже къ этоиу стольрѣдкое звавіе зевдекаго и санвсритскаго языковъ. Во всякомъ случай, таковы мъ читателямъ ни разу не удалось выйти изъ необъятной области индо-европейеваго семейства. Въ грамматияѣ
яаждаго новаго языка находили они отражевіе грамматики родного; категоріи одной могли почти цѣлввомъ служить для другой.
ПодобнЫмъ образомъ, путешественник» не естествоиспытатель
можетъ проѣхать от» устьеВъ Ельбы до Китайской границы,
елвшкомъ 10 тыс. верстъ, не отыскавъ для себя въ придорожной мѣствости ничего новаго, вячего доселѣ ииъ невиданнаго.
Чтобы уввдѣть вовое, доселѣ невиданное, должно своротить въ
еторону,—должно изъ родного индо-европейскаго семейства шагвуть въ чужое. Тутъ тотчасъ представятся дива въ родѣ допотопных» плезіосауровф и птеродактилей яли звездообразных» ия•узорій.
с
— в —
Дозволю себѣ предположен»*, что иявгямъ из» читателей
не случилось до-сихъ-поръ ознакомиться еъ системой распрекѣленія языковъ, принятой въ сраввительЯомъ языѵовФдѣнія. Конечно, будутъ они внѣ очень благодарны, если мнѣ удастся ма
нѣсволькихъ страницахъ познакомить ихъ сколько-яяФудь еъ этим»
предметом». Не знаю только, успѣю-лж въ зтояъ.
П.
И бѣ вся земля оуотнѣ единѣ, и гласъ единъ всѣмь.
Библейское сказаніе о едпнствѣ человѣческаго языка въ
первые вѣка послѣ потопа прямо проистекаетъ изъ сказанія о
тояъ, что весь род» человѣческій произошел» отъ немногочисленного семейства, уцЪгЬвшаго отъ катастрофы, постигшей землю.
Дертю можетъ показаться, что наука въ состояніи объяснить и
Показать бцблейскія ска8&шя. Въ наше время нельзя считать совершенно -невѣроятнымъ предположеніе, что отъ одной расы людей произошли всѣ нынѣ существующія. Приверженцы Дарвинизма въ своих» предположеніяхъ ядутъ гораздо далѣе. Во всякомъ
фіучаѣ, для цодобныхъ преврапденій т'ребуется длинный рядъ тысяделѣтШ. Половина нижней челюсти, найденнаяв» Аббевилѣ *), при*
нэдоржалачеловѣку, котораго теперь въ видѣ людоѣда можно былр-бы доказывать за деньги въ ярмарочныхъ баіаганахъ. Когда
жилъ такой чудовищный человѣкъ во Франціи? Мы не знаемъ,—во во всякомъ случаѣ жилъ онъ весьма-давно.Людскія язображеBig,, оохранявшіяся на пирамидах» египетских», также въ видѣ
соинясовъ и царей ассирійскихъ,—свидѣтельствуютъ о томъ, что
типъ лица человѣческаго едва-ли сколько-нибудь нгяѣнился въ-теченія періода времени шести или пяти тысачъ лѣтъ. Проязведевія. греческаго искусства, которыяъ минуло уже слишкомъ 2000
лѣтъ, и въ наше время служатъ олицетворевіемъ рѣдво-досягаемой красоты. Ыо дѣло тутъ идетъ о пяти, шести тысячахъ лѣтъ,
Если измѣненія и не 8амѣтны въ-продолженіи этого періода времени, то это нисколько не доказываетъ, чтобы оаи могли остать•) Веретахъ въ 120 къ сѣверу отъ Парижа.
ев и ©заметными вѵ. продолжен іи пяти, шести десятков* тысяч*
лѣтъ. Происходив они неценно, лишь въ-сраввеніи с* некоторыми другими иамѣвввіями.
Другое дѣдо съ языками. Каждый язывъ,—кавовы-бы даже
вв были обстоятельства, посреди которых* он* поставлен*, —г
подвергается беапрерывным* взиевевіямъ, ход* которых* частію хюдведѳнъ уже подъ определенные законы, подобно тому, вавъ
органвимь человѣческій подвергается сѣдѣнію, морщинамъ, вывадевію вубовъ и проч. и проч. Если-бы въ ваше время жиль
москвичъ, еовремрннив* царя Алевсія Михайловича, то въ язывѣ его мы заметили-бы что-то странное. Новгородца, современника Ярослава, мы-бы уже не поняли безъ особаго изученія его
языка. Всякій говоряіцій участвует* въ преобразованіяхъ языка в невольно вводить въ него оттѣнов* своей личности. И въ
небольшой еемьѣ, отъ которой, согласно библейскому сказанію,
произошел* весь родъ человѣческій,—даже иужъ и жена, весьма
вероятно, говорили не совсѣиъ одинаково, — откуда произошли
равлвчвыя окончанія мужескаго ижевскаго рода. Строго придерживаясь библейбкаго преданія, мы заключаемъ, что въ то неизмеримо- отдаленное время не было другого предела личному произволу при созданіи особаго языка, кроме опасенія сделаться неоонятыым*. Но тогда, каакдый проводил* вѣк* свой въ тѣсномъ
кругу родныхъ или блнзкнхъ соседей; при таковыхъ условіяхъ
жизни, друг* друга понимать было немудрено. Произволу оттѣнвовъ говора представлялся' шировій простор*. И теперь, въ говоре мужа, жевы, детей, деда, бабки какой-либо безграмотной
семьи, живущей въ гахалустье, найдется, если только внимательно прислушаться, — более разнообразія, чѣм* въ говоре сотень
тысяч* граиотныхъ людей, раскинутых* на необъятное пространство. Последніе боятся отстать отъ знамени грамотности, не догадываясь о томъ, что знамя ото постоянно отстаетъ отъ нихъ.
Въ вдиномъ гласѣ первой послѣпотонной семьи скрывались уже
зародыши нынѣшняго великаго разнообразия человеческихъ языковъ. Приняв* ва «акторы, во-1-хъ, неизмеримо длинный рядъ
вековъ, — потому-что, во всдкомъ случае, къ библейской хронологіи наша всторвчеокая верка не применима,—и во-2-хъ, относнтедьвую быстроту, съ которою каждый язык*, изменяется,—*
мы, по-видимому, легко можемъ допустить, что все языки произошли отъ одного и того-же,—того самаго, которымъ говорила
первая послѣпотопная чета.
При внимательном» разеиотрѣяія становится гораздо-бол%е
вѣроятвымъ противоположное мнѣніе.
Существуетъ-ли обще-человѣческій язык», т. е. язык» врожденный и который, посему, понятен» всѣм» людям»? Конечно,
существует», но в» таком» видѣ, в » каком» существует» особый язык» для каждой породы птиц» я млекопитающих». Звуки,
издаваемые птицами и млекопитающими, представляются невнимательному слушателю однообразными, нечленораздѣльнымн. Немного, впрочем», стбпт» труда прислушаться, чтобы убѣдиться
в» том», что каждое животвое издает» свойственные ему звуки
весьма-разнообразно, что в» них» отражается равнообразіе ощущаеныхъ им» впечатлѣній: боль, удовольствіе, гвѣв», испуг»,
любовь, нетерпѣніе и пр. и пр. Эти звуки вовсе ве тѣ, яоторые
слышим» мы в» неодушевленной природѣ; какъ-то: въ шелестѣ,
журчаніи, звовѣ и пр. И людям» природа дала общій язык» точно также, как» птицам» и млекопитающим». Этот» язык» выучивается сам» собою: новорожденный младенец» выражает» страданіе криком», вотораго ни у кого не перенял». Этот» язык» общепонятен»: мы по слуху съумѣем» отличить, когда смѣется я
когда плачет» готтентот». Этот» язык» неизмѣеенъ: какими звуками люди выражали веселость или печаль за нѣсколько тысяч»
лѣтъ тому назад», такими-же выражают» и теперь.
Свойства врожденности, всеобщности, непвмѣнностя, діаметрально противоположны тѣм», который присущи человѣческому
слову. Посему, и млекопитающих» и птиц» и новорожденных»
младевцев» мы наэываемъ безсловесными. Только слово человѣческое может» быть названо языкомъ) это названіе не идет» ни
въ крику животных», ви къ пѣнію птиц», ни к» хохоту, вЯ к»
плачу человѣка. Одному лишь человѣку дарована способность
создавать язык», во нѣтъ надобности языку человѣческояу придавать небесное происхождевіе, т. е. создавать в» воображеніи своем» новый акт» творенія, дополнительный к» сотворенію человѣка безсловесваго. В » ваше время языки не создаются по той
весьма-простой причивѣ, что они уже созданы. Но, если-бы и в »
ваше время повторить опыт» царя египетскаго Псамметиха, о
котором» мы упомянули выше, т. е. воспитать иѣсколько дѣтей
вмѣстѣ так», чтобы им» никогда не случилось услышать языка
человѣческаго,—то эти дѣти непреиѣнно создали-бы для себя особый, язык», на котором» объяёнялись-бы друг» с» другом». Предположим», что подобные чудовищные опыты произведены быля-
бы над» вѣсяолькнмя отдѣльвыми группами дѣтеЙ: каждая группа
создала-бы да себя особый язык*», не похожій на язык», созданный другою. Первые люди создали первые языки, — языке прародители всѣхъ вынѣшнихъ,—совершенно безсознательно, точно
также, какъ новорожденный йладенедъ безсознательно тянется яъ
груди матери. Но, достигну въ извѣстной степени духовнаго раз-'
внтія, человѣкъ ощущаетъ необходимость сознать разуномъ то, что
оыъ совершял і> или теперь совершавтъ безсозватедьно. Очевидно,
что И8ученіе врожденной въ человѣкѣ способности создавать языки представляет» велячайшій интересъ, потояу-что именно ѳта
способность в ставитъ его поодаль отъ всѣхъ животных». Съ
нѣкоторымя натяжками, можно допустить, что заднія руяя гориллы, въ-теченіи тысячелѣтій, превратились въ плоскія ступяя негров» и, потомъ, въ выемястыя ступни бѣлыхъ людей. Но моглали въ гориллѣ развиться способность создавать языяя? Предположить вто весьма-трудво. Постараемся теперь,—если не разрѣшить, — то, по-крайаей-мѣрѣ, отчасти пояснить совокупно два
вопроса: 1) какимъ закоиамъ слѣдуетъ эта врожденная человѣву
способность создавать языки, 2) можно-ли допустить, что способ- я ость эта, проявилась только единожды и что всѣ нывѣшвіе языки суть не болѣе, какъ безконечно-разнообразныа развѣтвленія
сдянаго первоначальнаго типа.
Лзыкосогдающую способность можемъ мы изучать не иначе, какъ в» ея произведеніяхъ, то есть въ саяыхъ языкахъ.
Каждый языкъ имѣетъ цѣлію выразить 1-е) полученное впечатлѣвіе посредством» звука, 2-е) разнообразныя случайности этого впечатлѣнія, отношенія его к» другим». Такъ, напр., извѣстнаго рода впечатлѣніе выражается посредством» корня люб (lieben, libet); отъ этого яорня проясходитъ множество слов», выражающих» развообразныя случайности впечатлѣнія, какъ-то:
любовь, любовник*, любезный, любить, любо и пр. и пр. Сверхъ
того, слова эти подвергаются тѣм» или другим» измѣненіям»,
выражающим» отиошенія ихъ к» другим», как»-то: любви, л юбелью, люблю9 любилъ и пр. я пр. Словообразование и словосо-
чивевіе находятся въ тѣсвоЙ связи между собою и даже ве могутъ быть другъ отъ друга оторвавы. Наследовать какой- либо
яэыкъ звачитъ взслѣдовать, какъ выражаются въ немъ впечатлѣніе и отноіиеніе, т. е. отыскать корни, которые представляготъ собою одинъ лишь мертвый звуковой матеріалъ,—и наследовать грамматику у которая превращаетъ этотъ мертвый звуковой матеріалъ въ живую рѣчь.
Создавіе человѣкомъ корней языка могло предшествовать
созданію имъ грамматики. Позволительно допустить для языковъ
, эпоУу дограммятичесвую (ant^grammaticale). Творческую деятельность человѣка въ эту недосягаемо-отдаленную эпоху можно объяснять слѣдующимъ образомъ. Онъ начвналъ ощущать потребность объектяровать впечатлѣвін, полу чаемы я имъ изъ ввешняго
міра, т. е. распределять ихъ, удерживать въ памяти. Ощутилась
необходимость отмѣчать ихъ. Можно было-бы отмечать и посредством* тѣлодвиженій,—во голосъ имѣет* надъ тѣюдввженіями неоспоримое преимущество. Воечатлѣяія только распределялись,
во не анализировались; каждое изъ нихъ получалось въ виде не"
дѣіимаго; посему и первоначальные корни во всехъ языкахъ
суть односложные. Въ ребенке, прежде чемъ онъ начнет* говорить, проявляется более или мевее наклонность создать свой собственный язык*, односложный и чуждый всяких* грамматических* Формъ; в*-продолженія некотораго времени ребенку это
легче, чем* усвоить язык* окружающих* его вэрослыхъ людей.
Таковые языки дѣти создают* весьма разообразно. Причины разнообразія кроются во множестве мелочных* обстоятельств*, до которых* доискиваться хотя трудно, во было-бы желательно. Оставляя в* стороне дѣтскіе языки, которые гибнут* в * самых*
всходах*, —» мы скажем*, что языки, широко распространенные
и хорошо изслѣдованные, представляют* также величайшее раанообразіе нъ-отношеніи къ своим* корням*. Есть-лп возможоость
подвести эти языки к* одному первобытному? Не далее еще, какъ
летъ 40 тому назад*, известный лингвист* Клапрот* вполне соглашался с* мнѣвіемъ Гроція о первобытном* языке: «nullibi рига m exstare, sed reliquiae ejus esse in Unguis omnibus*, т. е. нигде не сохранился онъ чистым*, но остатки его во всехъ языках*. В* противоположность мневію Клапрота, мы приведем* разсчет* , сделанный Шттомъ. Онъ полагаетъ, что теперь различных* языковъ на земле существует* около 1000. На каждый
язывъ можно положить до 1000 корней. Ёсли нынѣ существуя)-
//
— и
—
щіе языки суть обломки одного первобытнаго общечеловѣческаго, то въ таковомъ языкѣ было до милліоиа корной, что совершенно невозможно. Если-же на-оборот» мы нредположимъ, что
этотъ иервобытвый языкъ не былъ богаче вынѣшннхъ, что онъ
также заключалъ въ себѣ не болѣе 1000 корней, то насдѣдетво
его, раздѣленное яежду 1000 нынѣшних» языковъ, безъ замѣтваго слѣда поглотилось позднѣйпшмъ языворазвитіемъ. Быть-можетъ, циоры, приводимые Поттояъ, и преувеличены, но, еоли
даже уменьшимъ ихъ вдвое, то все-таки соотношеніе между ними,
не измѣнится. Съ другой стороны, замѣтвмъ и тотъ *аят», что,
если ддя сравненія взять русскій корвесловвый словарь и корнесловвый словарь хотя-бы какихъ-либо красновожихъ ивдійпев»,
то отыщется кое-что общее. Это общее легко объясняется случайности, преимущественно-же звукопедражаніемъ, потому-что
присутствие этого дѣятеля при составлевіи корней нельзя оспорить, хотя я ве должно придавать ему нелишней важности. Такъ
вапр., звук» л удобно выражаетъ льющееся, тихое дввжевіе, j>—
шумоое, прерывистое. Во всякомъ случаѣ, нѣтъ возможности объяснить удовлетворительно, почему тотъ, а ие другой эвувъ, люди избрали для обозвачевія того или другого впечатлѣвія. Еще
труднѣе объяснять, почему для обозяаченія одинакаго впечатлФнія приняты въ различных» языках» совершенно-различные звуки. По всей вѣроятноств, приписать это должно обстоятельствам»,
который теперь уже ведоступвы для наших» изслѣдовавій. Чѣиъ
большее число языков» подвергнем» щы сравненію в»-отш>шенін
к» вх» корням», тѣмъ сомнительиѣе сдѣлаетея предположеніе, буд*то-бы всѣ языки происходят» от» едянаго первобытваго. Если
два яэыка представляют» сходство корней отоль обширное, что
оно не можетъ быть орнписаво ни звукоподражанію, ни случайности, то, конечно, это составляетъ убѣдительное доказательство
еднноплеменности народов»,—быть-может», даже дограмматической. Но сличать должно корни, а не слова. Чтобы добраться
от» слов» до корней, должно принять на себя труд» изслѣдовать
грамматическое строевіе языка. Безъ этой относительно-трудной
работы, одно сличеніе словъ неминуемо приводить къ самымъ
нелѣпымь выводамъ. Вообще, при сличевіи одвихъ лишь корней,
никакого превосходства одного языка надъ другвиъ нельзя вывести. Тѣ, которые пишут» о существующеиъ будто-бы естественаомъ еоотвошеніи между звуками я впечатлѣніами, обыкновенно впадаютъ въ мнотицвэмъ.
Более выводов* доставляет* сравнительное изученіе грамматических* систем*. Каждый яэык* есть произведете врожденной въ человеке способности языкосозданія, и каждый язынъ
совершенен* въ тоиъ отношеніи, что вполнѣ удовлетворяетъ требоваиіямъ, возбудившим* деятельность тавовой способности. Но
люди, создавшіе первые языки, предположили для себя различный требования, повинуясь вліянію ввутренвяго инстинитивнаго
влеченія. Духовный бытъ каждаго человека развивается и образуется подъ вліяніемъ внѣшнихъ обстоятельств*. Повволительноли однако допустить, что одно-лишь вліявіе внѣшнихъ обстоятельств* обусловливает* характер* человека? Можно-ли сравнить
его съ листомъ белой бумаги, которая выражаетъ только-то, что
ва ней написано? На втотъ вопрос* едва-ли кто решится не ответить отрицательно. Ѳти самыя разсужденія могутъ-ди быть
приложены и къ целымъ иародамъ, принимая каждый народъ за
особый неделимый? Существуетъ-ли природное настроевіе уметвенныхъ сил* народа, или таковое наетцоеніе обусловливается ИОВЛЮЧНТелЬНО ВЯешВИМИ ВЛІЯНІЯМН, В Ъ ЧИСЛе КОТОРЫХ^ ФЯэическія свойства страны вграютъ важнейшую роль? Исторія
представляет* нам* самыя убедительныя доказательства перваго
мнѣнія, но'мы не станемъ приводить историческихъ примеров*,
по тому-что они слишком* отвлекли-бы васъ отъ предмета) нас*
занимающаго. Само-собою разумеется, что проявлевія врожденной умственной индивидуальности народа должно, прежде всего,
игучать въ совдавномъ имъ языке, какъ въ саиомъ первоначальном* произведен» его умственных* силъ: пока иетъ особаго
языка, ветъ и особаго народа. Это сравнительное изучевіе, конечно, должно иметь целіго распредѣленіе народовъ ве по степени, а по роду ихъ даровитости. Таковое распределеніе представляет* 8атрудиеи)я. Кавіе языки избрать за отдельвые центры,
вокругъ которых* группировать вое остальвые?
IV.
Вильгельм* Гумбольдт*, въ знамеиитомъ введеніи къ сочиненію: «О языкѣ Кави», положил* основаніе сравнительному языко-
нзучеяію. Онъ принялъ за два взаимно противоположные полюеа
«итайскій и санскрнтскій, которые, притоиъ, и прослѣдить можно въ литературвыхъ памятниках» въ-продолжении весьма длиннаго рада вѣковъ. Между этими двумя противоположными полюсами, по мнѣнію его, могутъ раэмѣститься всѣ остальные языки.
Нельэя не согласиться съ предположеиіемъ, что, если на
какой-нибудь плаветѣ живутъ разуяныя существа, объясняющаяся иежду собою посредствомъ звуковъ, то языкъ ихъ не болѣе
отличается отъ санскритскаго, чѣмъ китайсѵій. По вашимъ понятіямъ, неотъемлемую принадлежность каждаго языка составляютъ части рѣчщ мы не можемъ представить себѣ слбва, которое-бы не принадлежало ни къ одной изъ нихъ, точао также,
какъ не можемъ представить себѣ тѣла, которое-бы не имѣло нротяженія. У витайцевъ нѣтъ частей рѣчи, нѣтъ даже
словъ въ томъ видѣ, какъ мы ихъ понимаемъ, а существуютъ
одни лишь односложвые звуки, которые на нашъ взглядъ суть
корни, во не слова. Отношение въ китайскомъ языкѣ отражается относительнымъ расположеніемъ корней въ рѣчи; каждый изъ
нихъ стойтъ самъ по себѣ, не сливаясь ни съ предъидущимъ, ни съ
нослѣдующимъ. Это относительное положевіе должво быть также
строго наблюдаемо, какъ у насъ положевіе цяоръ, который, смотря по мѣету своему, обозвачаютъ единицы, десятки и т. д. Знатоки китайскаго языка съ восторгоиъ отзываются о необыкновенной точности его конструкціи. Это дожно быть что-то въ
родѣ условнаго, весьма-точнаго языка, которымъ пишутся у насъ
рецепты. Отъ таковой точвости такъ в пашетъ мертвенвымъ холоде мъ. Она подавляетъ воображевіе, стремленіе къ идеальвому,
неизвѣствому, къ прогрессу; она обрекаетъ на неподвижность.
Въ этой точности исчезаетъ обобщеніе, духъ, идея. У витайцевъ
точныя хроники объясняютъ 40 вѣковъ, но у нихъ нѣтъ исторіи; точныя топографическія описанія распространяются на обшнряую территорію ихъ, но у нихъ нѣтъ геогра*іи; вся жизнь ихъ
опутана точно-исполняемыми церемонінми, но у нихъ нѣтъ религии, вѣтъ даже иазвавія для божества. Китайцы иэобрѣли кни.
гопечатаніе, порохъ я многое другое, но, говоря по правдѣ, ничего не изобрѣли они, а только наткнулись случайно на то или
другое, копаяеь, какъ кроты, во мракѣ. Всѣ эти изобрѣтенія,
сдѣланныя ими уже цѣлыя тысячелѣтія тому назадъ, не пошли
у нихъ впередъ. Существуетъ взавмнодѣйствіе человѣка и языка; человѣкъ вліяетъ на свой языкъ л языкъ вліяетъ на чело-
/у
вѣка. Одна лишь китайская врожденная умствевная индивидуальность ногла создать витайскій языкъ, и одинъ лишь витайсній
языкъ могъ принаровиться въ складу витайсвой оваиенѣлой цивилизаціи. Этотъ язывъ въ сраввительнонъ язывоэвавіи называется односложнымъ, обособляющим* (langue monosyllabique,
isolante). Подобеые-же языви встречаются въ дальней Иядіи и в ъ
Тибете, во уже съ ббльшими или меньшими отвлоневіями отъ
первоначальнаго образца. Отвлоненіямъ подвергся даже и современный вамъ витайсвій язывъ, въ-особевности-же разговорный
простонародный.
Шлей хер* весьма-справедливо уподобляет* вонструвцію обособляющих* я8ывов* самому первоначальному про я в ленію, творческой силы природы— вристаллизаціи. Процесс* созданія ограничивается здесь расположеніем* частиц* в * строго опредѣлевномъ
порядвѣ. Бели с* одной стороны возьмем* самый правнльвый изъ
кристаллов*,—с* другой-же, самый совершеввый изъ животвыхъ
организмов*, человѣческій организм*,—то разстояніе отъ одного
до другого окажется вензмѣримо-великимъ, хотя я нельзя сказать, чтобы между нинв невозможно было отыскать постепенваго
перехода. Если конструкцію китайскаго языка уподббить самой
правильной кристаллвэаціи, то конструкцію санскрвтскаго языка
слѣдуетъ уподобить человѣческому организму, — самому совершенному нзъ всѣхъ животных* организмов*.
Какъ мы скавали выше, корни представляютъ лишь мертвый звуковой^ матеріалъ, во каждый языкъ есть живое оргавическое целое. Лексикон* корней заключает* въ себѣ описаніе органов* этого цѣлаго; въ лексиконѣ не проявляется повятія о жизви, какъ не проявляется ово и въ аватомическомъ опнсаніи органов* тѣла человѣческаго. Грамматика есть ФИЗІОЛОГІЯ языка;
она изображаетъ, как* органы его действуют* под* вліяніемъ
жизненной силы. Въ каждомъ живом* органическом* цѣлом* ршэвеввая сила действует* ве извне на мертвый организм*; вто
не есть ветер*, приводящій в * движеніе мельницу; каждый орган* представляется проникнутым* жизвію, оживленным*, самодеятельным*. Мы можем* разематривать отдельно эти элементы
только так*, какъ можемъ разематривать весъ тела и его протяженіе; въ сущности эти два свойства нераздельвы. Такимъ образом*, чтобы явывъ представлял* собою не механизмъ, более
или меаѣе замысловатый, а действительно живое целое, необходимо, чтобы его органы .могли сами собою, безъ внешней помо-
щя, воспроизводить всѣ явленія жизни, обусловливаемый жизненною силою, духомъ языка; чтобы оба элемента, значеніе н
отношеніе, выражались звуваии, но звуками, которые ве варушали-бы единства слова. Такъ, напр., возьмемъ Ф о р м ы : люблю;
любишь, любилъу любила и т. п. Значеніе выражается здѣсь посредством» корвя люб, отноіиеніе (настоящее 1-е лицо, настоящее 2-е лицо, прошедшее мужеское, прошедшее женское) выражается посредством» видоизмѣненій слова, во каждая Форма представляется вам» неразлагаемою *). Это не то, что крылья мельнвцы и вѣтеръ, приводящій ихъ въ движеніе. Мертвый корень
здѣсь оживляется, видоязмѣняется, становится настоящимъ Протеемъ для выраженія всевозможныхъ отношеній.
Изъ числа приведеявыхъ нами для примѣра Формъ: люблю,
любишь, любил*, любила, — въ первыхъ двухъ выражается лицо, но не выражается родъ; въ послѣдиихъ двухъ выражается
родъ, но не выражается лицо. Подобный аномаліи очевидно указываютъ ва то, что эти современныя грамматическая Формы суть
ве болѣе, какъ обломки нѣкогда существовавшаго разумнаго и
роскошна го грамматическаго строенія. Наяболѣе полное осуществление этого грамматическаго идеала находимъ мы въ санскритекомъ языкѣ, который жилъ въ безвѣстную для насъ эпоху.
Театромъ деятельности ето быль Индустанъ, хотя очевидно, что
н въ этой стравѣ онъ пришелецъ и частію подавилъ собою языки аборигеновъ, которые тоже, по всей вѣроятяости, нѣкогда
разыграли подобную роль въ-отношеніи къ яаыкамъ своихъ предшественяияовъ. Много доказательствъ на то, что во время похода Александра Македовскаго въ Индію, т. е. за 22 вѣка тому
в&задъ, санскритскій языкъ былъ уже языкъ мертвый и замѣвілся пракритомъ, который тоже въ свою очередь смѣнился нывѣшнимъ индустанскимъ языкомъ. Всѣ вообще языки бѣднѣютъ
•ормами съ теченіемъ времени, и тѣмъ быстрѣе, чѣмъ быстрѣе
ходъ исторической жизни народовъ, ими говорящихъ. У тавовыхъ
*) Конечно, собственно говоря, каждый животвыИ органяамъ есть мертви машжна, возбуждаемая въ дѣятельностя ввѣшннин вліяніямн. Путеиъ
сравштельнаго яаыкоивученія, можно также раиовить на элементы імчеиія
• тлшепіяу приведенные нами въ видѣ арнмѣровъ Формы: люблю, любишь
• пр. Но, не вдаваясь въ раасужденія, отвлекающія насъ отъ предмета, за•ѣтаігь, что для іаждаго понятно, хотя-бы даже и безотчетно,—равличіе, существующее между механнвмомъ мельницы и животнымъ органнвмомъ. Помну, приеденное нами уаодобленіе для языковъ понятно бевъ дальвФВшнхъ
объясяеюй.
народов* проявляется безотчетное стремленіе къ тому, чтобы
упростить явыкъ, освободить его отъ налипшей росвоши. Тавимъ
образом*, названіе язывовъ изгибающих*, флектирныхъ (Іапgues fteehiseantes) свойственно не столько имъ, свольво ихъ праотца мъ, воторые уже теперь всѣ языки мертвые. Санскритскому
языку по-преимуществу приличествует* названіе языва флектирнаго, точво также, какъ китайскому по-преимуществу приличествуетъ вазваніе языка обособляющаго, Это суть два полюса,
на которые мы указали выше.
Способность мертваго корня оживляться, видоизмѣнаться,
для выраженія всевозможныхъ отношевій, составляетъ характеристическую особенность самого вѣскаіо во всемірной исто pi и числа язывовъ. Языками, язъщами, можемъ мы вдѣсь назвать сами
народы. Это суть именно тѣ народы, которымъ суждено, то тѣмъ,
то другииъ, вести человѣчество къ совершенствованію; народы
симитскіе и ивдо-европейскіе: Финикіане, евреи, арабы,—индусы,
греко-латины, германцы; современные европейцы съ своими заатлантическими собратьями, подчинившіе въ наше время своему
вліянію почти весь шаръ земной. Ни одинъ наррдъ не въ состоя ніи закрѣпить за собою на-вѣки это первенство, но, во всявомъ
случаѣ, ово, до-сихъ-поръ, сколько можемъ мы только заглянуть
ч вглубь исторіи, не выходило изъ семействъ симитскаго и иадоевропейскаго. Цивилизаціонная роль симитовъ уже прекратилась,
едва-ли не на-всегда, но ихъ наслѣдство усвоили себѣ индо-европейцы и повели дѣло впередъ съ того мѣста, гдѣ остановились
си мяты. .Тоже самое происходитъ и между индо-европейцами:
одинъ народъ смѣняетъ другой, но каждый усвоиваетъ себѣ наследство покойника или одряхлѣвшаго, и приступает* въ труду
съ болѣе и боіѣе разросшимся капиталом*. Право на зяаченіе
историческаго народа пріобрѣтается, конечно, не тѣмъ, что о
какомъ-нибудь народѣ болѣе или менѣе часто упоминается въ
нсторіи; не тѣмъ даже, если какой-нибудь народъ, какъ, напр.,
монголы, эфемерно покорилъ себѣ несчетное число другнхъ. Подобаое-же историческое значеніе пріобрѣтаютъ по временам*
вемлетрясенія, моровыя язвы, хорошіе или дурные урожаи. Все
это не болѣе, как* камень, брошенный въ Волгу и на нѣсколько
нгновеній въ точкѣ паденія своего произведшей бевпорядовь въ
теченіи, Несомнѣнным* выводом* остается тот*, что историческиии коноводами постоянно были народы, въ языкахъ которых*
значеніе и отношніе выражались нераздельно.
/
Легко догадаться, ѵго рааетояніе между явыкамв обособляю*
щили, въ которыхъ отношеніе не- выражается особыми авувами»
и языками флшпирными, въ которыхъ .вяачевіе в отноцшніе
выражаются вера8дѣіьво, — должно быть наполнено языками, въ
воторыхъ вваченіе и атношеніе не сливаются между собою; взаимное соедяяевіе нхъ обнаруживается наглядно, въвидѣ явственной спайви. Звуки, выражаюшіе отношение, суть вакъ-бы алгебрвнческіе знави
X и т*
которые сами по себѣ вы*
ражаютъ ве величивы, а отвошенія, существующія между величинами. Таковые языки въ сравнительвомъ языкоананів называются сочетающими, слѣпляющими (languee cembinantee, aggtatinantes). Въ недавнее время, иѣвоторые лингвисты окрестили
нхъ общямъ наэвавіемъ тдранскиссъ язывовъ, languea tonranjennes, во таковое назвавіе можетъ подать поводь во множеству
недоуиѣвій.
'
Общее свойство вс*хъ сочетающих* языковъ заключается
въ томъ, что ови, въ-протявоположяость китайскому, ныражаютъ
отношение звуками, выкавываютъ стремленіе къ «лексіи, но, какъ
говорить Вильгельмъ Гумбольдть, останавливаются на полудорогѣ, не доотигвувъ дѣлв. Эти остановки происходить, впрочемъ,
у одвихъ ближе въ цѣли, у друтнхь далѣе отъ иея. Такъ, напр.,
языки ФИВНОВЪ (суоми) в венгерцевъ усвоили себѣ въ значительной степени одекоіи, между-тѣмъ-какъ языкъ манджуровъ (китайскихъ тувгузовъ) почти не дошелъ еще до грамиатичеокаго
дѣленія на части рѣчи, но, виѣстѣ съ тѣмъ, чуждъ и внѣграмматичесиой точности ннтайскаго языка. Наиболѣе прекрасное осуществлевіе сочетающей системы находимъ мы въ туредвомъ языкѣ. Здѣсь отп&шеніе выражается совершенно послѣдовательяо я
яе смѣшиваетея съ значеніемъ. Изучевіе турецкой граммативи
деставляеть большое наслаждевіе даже и при отсутствія желанія
усвоить себѣ ѳтотъ языкъ практически. Справедливо сравнивают»
ее съ стеклянымъ ульемъ, въ которомъ многосложная пчелиная
дЬятельность можетъ быть наблюдаема насквозь. Впрочемъ, мы еще
охотнѣе сравнилв-бы эту грамматику съ весьма-просто и остроумно придумаянымъ моханизможъ, который производить самую
многосложную работу. Уразумѣть механизмъ не мудрено, и легко
удовлетвореввое любопытство доставляет» вѣкотораго рода нас*
лажденіе. Это не то, что трудный язсдѣдованія живого организма.
Весьма-орнгявальяое строеніе предстаяддютъ язьщи амери3
кансввх* туземцев*, такъ-навываемые языки пфлистиптическіе ,
многосовову пляющіё. В » нвхъ мысль, воторую мы выражаем*
цѣлымъ предложеніемъ, состоящим* изъ нескольких* словъ, выражается одного нераздельною Формою, составленною ивъ множества словъ, болѣе илн мевѣе усеченных*, воторыя располагаются въ строго-опредѣленвомъ порядке. Нитью для этого наяизывавія служить обывовевно глаголь, но, благодаря приставвамъ и
вставкамъ, глагольная Форма выражает* и подлежащее и сказуемое, можетъ выражать и множество другихъ пооторонаихъ обстоятельств*. Тавъ образуются Формы-чудоннща, Формы-левіаеаны! Тавъ, напр., въ гренландской грамматике Клейвшмита находим* неделимую, хотя и разлагаемую Форму: orniknminangifcdloinaraluakanee. Въ переводе это полярное грамматическое чудовище значить: «я по-правде вовсе не имею желаніа придти въ
вам*».
Как* мы сказали, в * этой системе, словЬ, более или менее
обрубленно, должны располагаться в * столь-же неизменном* порядке, какъ единицы, десятки, въ вашемъ ариѳметическомъ письме. Въ этомъ отношевіи языки полисинтетичесвіе, конечно, приближаются .къ языку китайскому, но существенное различіе въ
томъ, что въ нихъ развились уже кое-какія Флексіи, особенно въ
глаголе. Въ ввтайсвомъ явыве предложеніе состоять изъ ворней,
стоящих* отдельно другъ отъ друга въ определенноиъ порядке;
здесь-же предложеніе превращается въ одно слово, составленное
изъ обрубковъ множества других?. Во всякомъ случае нельзя не
согласиться в * том*, что языки эти ближе стоять в* китайскому, чем* к* санскритскому. Настоящая родина их* есть краснокожая Америка, начиная эскимосами и кончая пешерани, обитателями Огненной земли, в * югу отъ Магелланова пролива. На
этом* необъятном* протяженіи встречается необъятное число
языковъ, которые большею частію не имеютъ между собою ничего общаго въ лексическомъ отяошеніи, но грамматики ихъ составлены по одному образцу, конечно, с * различною степенью
резкости выраженія Фамильнаго типа. Подобным* образомъ, какъ
•ц видели, и в ъ Флектирныхъ языках* ФЛевсіи не во в с е х * оди-
наково раэвиты. Столь-же загадочное, сколь и интересное явленіе представляет* то обстоятельство,, что языкъ басков*, живущих* около Пвринеевъ, имеет* чвето-америвансвую, полисинтетическую систему *). Многое заставляет* думать, что баски суть
*) Эига&ягь корабля, на котором* поолшъ Хрието«орѣ КОлумбъ для
единственные оставшіеся представ итени цѣлаго семейства народов», которые жили ВЪ Западной ВвропѢ въ незапамятное время,
прежде еще, чѣм» ПОЯВИЛИСЬ въ вей арійскія (индо-европейокія)
ядеяена. Эти народы съ полисинтетическими языками, обитавшіе
вккогда в ъ Евреи*, быть-можетъ, никогда не поднимались выше
той ступени цивялизаціи, на которой застали мы краснокожих»
аиерикавскихъ 4узеицев». Высшую степень ра8витін аооіВдвихъ
ввходимъ мы въ развалинахъ ярво-позлащенвыхъ царствъ Монтезумы и Атахуальпы. Но и эти развалины ввушаютъ въ насъ
лишь отвращеніе- въ свирѣпому изувѣрству ацтековъ в въ моральному ничтожеству инковъ. О древаЯйшихъ обитателях» Европы знаежъ мы, между прочииъ, что они были людоѣды.
Если положить, что все число людей, живущихъ на земномъ
шарѣ, простирается до 1000 мил., то слѣдуетъ допустить, что
язь числа ихъ 400 мял. говорятъ языками моносиллабическими,1
обособляющими, — 500. иил. языками мектиряыми, в, наконец*,
100 мил. языками сочетающими, слѣпллющими. Само-собою разу мѣется, что ци«ры эти, основанвыя на самыхъ общихъ исчисленіяхъ, не могутъ нмѣть никакого притязанія на точность; послѣдняя цифра сомнительна уже потому, что о населеніи ввутреннвй Африки мы можемъ судить только гадательно. Языки мовосиллабичесніе, для 350 мял. людей, составляют» лишь нарѣчія
одного и того-же языка китайскаго; языки дальней Индіи, на жителей которой полагаемъ мы циору до 50 мил., представляют»
также великое сродство съ языкомъ китайским». Языки Флектнрвые для 500 мил. людей дѣлятся только на два семейства: индоевропейское и симитское. Въ каждомъ семействѣ языки носятъ
явные признаки одноплеменности; оба даже семейства, по-видимому, нѣсяолько сродны между собою. Языки сочетающіе, которыми говорятъ только 100 мял. людей, составляютъ несчетное
число семействъ.
отжрытія Ажермки, шить навѣстно, соотоялъ преимущественно яяъ басковъ.
Эти* беаграмотяымъ дюдямъ мало труда стЬнло-бы усвоить себѣ любой амерпаасаій яаыгь, который, конечно, привелъ-бы въ отчаяніе тогдашних* ФИЛОЛОГОВ*, варосшнхъ на научевін латинскаго, гречеекаго и, даже, еврейскаго языков*.
ОМѢ РШЁТШЩІИ. Напечатанная. выше статья Л. Б. Услара, преднавца*
чавшаяся покойным» автороръ ея для нашего «Сборника», — къ сожалѣнію,
осталась неоконченно*) • Еще въ 1870 г. П. К. Усіаръ писать намъ: «У меня
уже слишкомъ годъ, кагь лежитъ статья, начатая для «Сборника*, но досихъ-поръ не оконченная, — Характеристически особенности кавказских*
языковъ. Въией я старался совмѣстить, быть-можетъ, неоевмѣстимые вдемев»
га, а именно, нѣкотораго рода степень ученаго аиачеиія ивмѣстѣ съ т*мъ
иѣиоторую степень аанммательностн до массы читателей. Оченьможетъ быть,
что статья эта въ двояяомъ смыс4ѣ окажется неудачною* У меня нѣтъ три*товъ для горскихъ я8ыковъ. Что 8а каиическую роль въ наувѣ играла-бы
статья, гдѣ-бы я оисалъ: команг ѳу порте су? Но на подобное обреченъ я
въ отношенін къ кавкаяскимъ языкаиъ. Съ другой стороны еомнѣваюсь, но*
гу-ли, не смотря на всѣ мои <*таранія, сдѣлать лннгвнстичеекія иаслѣдованія
сколько-нибудь ааницательными для массы читателей;. — Поаднѣе Петръ Карловичъ иавѣщалъ насъ, ЧТО окончаніе этой статьи должно быть отложено на
неопредѣленное время, «*о случаю исчеановенія Чиркеевскаго» (родомъ —
аварецъ, бѣжалъ въ Турцію), «такѣ-какъ вмѣстѣ съ Чиркеевскимъ пропало
и много необходимыхъ для статьи вапвсокъ*. Такиіъ обравомъ она леж&ха
неоконченной) въ портеелѣ автора до его смерти • Нельзя особенно-глубоко
tie сожалѣть объ втомъ, *акъ*какъ мы лишились возможности услышать отъ
самого лингвиста собственный его В8глядъ на разработанное имъ поле иавказской лингвистики. Но и въ настоящемъ неоконченномъ видѣ, статья вта
должна имѣть свое аначеяіе, какъ убѣдительный урокъ достославнаго покой*
вика тѣмъ иаслѣдоватедямъ кавказской этногрекии и этвологіи, иоторые не
всегда идутъ по пути строго-научнаго отношевія къ предмету своихъ вдслЛг
доваиій.
Н. В.
ИНГУШИ.
(•ХЪ ЖИЗНЬ • ОБЩАЯ).
L
Если кому случалось жить на сѣверномъ Кавказѣ, въ Терской области, тотъ, вѣроятно, слышалъ, что блиэь rf Владикавказа, въ верхней части бассейна р. Сунжи, обитает» небольшое плена подъ яменемъ ингушъ *); они-же извѣстны и под» именеиъ
награновцееъ.
Нерѣдко, даже проѣхавши одивъ только разъ по территорів, занямаемой ингушами, приходится долго поиннть ихъ: отчаянно-вороватая натура ихъ, при каждоиъ удобномъ случаѣ, даетъ
себя знать, и ѳтянъ-то ингуши особенно и составили о себѣ печальную извѣстяоеть. Самое слово «ингуш»», въ средѣ окрествыхъ жителей, приняло значеніе наридательнаго вмени, выраяающаго собою всю сумму отрицательных» нравственных» качествъ человѣва.
Прежде-чѣмъ прослѣдить, до возможной степени, условія и
причины развитія въ ввгушахъ, богато-одаренных» природою,
отрицательных» качеств» я изобразить современный характер»
проявлевія этих» отрицательных» качеств» и бытовую жизнь
ингуш», нелишним» будет» обратиться к» ихъ прошлому, насколько это иавѣстно изъ тѣхъ оФФЯціальных» и исторических»
данных», ѵоторыя оказалось возможным» собрать подъ рукою.
*) Находящаяся на юго-востокѣ отъ г. Владикавказа и вблнаи аа нею
Тврекая долина иявѣстна между ингушами подъ нменемъ < Ангуштъ*. Такъп п , во своему географическому положенію, Тарскаа должна, или аюуштъ,
елухкла едшетвениыкъ удобнымъ плоскостмымъ мѣстомъ для переселевцевъ
яп горгь, то мееомнѣнво, что вти переселенцы, предки настоящнхъ явгушъ,
получали нааваніе отъ имени сказанной доданы.
Ингуши или, какъ они себя называютъ, г ала, есть оотонка
выселившихся изъ горъ джераховцевъ, кнстинцевъ, галгаевцевъ
и другихъ жителей сосѣднихъ съ нияи горскихъ обществъ. Миогія изъ ингушскихъ Фаиилій и до настоящего времени имѣютъ
свои башни въ горахъ и весьма близкія родственный связи съ
горцами.
Еще въ первой половияѣ врошлиго столѣтія ингуши подъ
этимъ именемъ уже были извѣстны руссвииъ; ихъ также называли кистами или киштинцами.
Въ 1769 году, ингуши, какъ народъ трудолюбивый и покойный, желая избавиться отъ авсайскихъ кумыковъ и кабардинцев», въ зависимости отъ которыхъ они находились тогда, вошли съ просьбою о принятіи ихъ въ подданство Россіи. Въ томъже году они былн приняты въ подданство Россія и выдала отъ
себя аманатовъ. Для обезпеченія же нхъ отъ обидъ и притѣсненій со сторйны вумыкъ и кабардинцевъ, бывшій тогда кизлярскій комендант» определил» къ нвмъ одного кизлярскаго служилаго дворянина и 10 человѣкъ казаков», подъ видомъ обращэнія
ихъ въ хриетіанство, такъ-какъ въ то время иягушя были еще
язычниками *).
Кромѣ того, еще въ 1744 году, россійское правительство
обратило вниманіе на ннгушъ съ цѣлыо возставовленія между
ними падшаго христіанства, а въ 1747 году иосдѣдовало распоряженіе принимать ихъ въ подданство Россіи **).
Когда именно началось переселевіе ингушъ изъ горъ на
плоскость, опредѣлнть достовѣрно не возможно, но, судя по тому,
что ингуши подъ этимъ именемъ уже были извѣствы русскимъ
въ первой половивѣ прошлаго столѣтія, нужно предположить, что
переселеніе это совершилось еще задолго до нашего знакомства
съ вими. Во второй половинѣ того-же столѣтія ингуши уже несомнѣнно обитали на плоскости, такъ-какъ въ 1784 году, при
ингушской деревнѣ Заурѣ, была основана крѣпость Владикавказ» ***).
Что побудило горцевъ предпринять выселеніе на плоскость,
рѣшятельно невозможно опредѣлить, по отсутствію сколько ннбудь достовѣрвыхъ свѣдѣній, не только письменныхъ, но даже я
•) См. Матер, для Нов. Исторіп Кавказа съ 1722 по 1803 г.
яова. С.-Пб. 1869 г. ч. I, стр. 300.
*•) Тамъ-же, стр. 515.
•••) Тамъ-же, ч. II, стр. 166.
П. Бут-
устных*; однако-хе несомненно, что панною причиною вы селенія части ингуш* на плоскость было, какъ численное размножевіе ихъ, тавъ, вероятно, и недостаток* земля, пастбищъ и других* угодій въ горахъ для поддержанія хозяйства. Вообще местность, занимаемая джераховцами, нистинцами, галгаевцами и другими горскими обществами, откуда выселились ингуши, представляет* весьма скудный средства не только для ведеиія какого-бы
то ви было хозяйства, но нередко и для самой жизни: вся террнторія, занимаемая этими обществами, находясь у подошвы северной стороны главнаго хребта Кавказских* горъ, представляет*
язъ себя рядъ загроможденныхъ камнями ущелій и скалистых*
гребвей, с * «гсутствіен* в * некоторых* местах* даже признаков* растительности.
Высказанное сейчас* предположеніе о причине переселенія
•ягушъ язъ горъ получптъ еще большую степень достоверности,
если мы прнмемъ въ соображеиіе современное экономическое полижете горцев*, очерченное мною въ статье «Экономичеввій и
домапшШ быть жителей Горскаго участка Ингушевскаго округа»,
въ Ш выпуске «Сборника сведѣній о вавказекихъ горцах*», —
ноложенія, развившегося при более благопріятвыхъ политических*
условіях* жизни горцевъ, нежели условія прошлой ихъ жизни.
Выселивпгіяся изъ горъ ингуши занимали сначала верховья
pp. Сувжя и Кажбилееаки (Тарскую долину), а также и правый
берег* р. Терека, при выходе этой рики из* горъ на плоскость.
По мере увеличения числа выселявшихся изъ гор*, ингуши постепенно спускались ниже по Сунже и Камбилеевкѣ и, наконец*,
при заселеніи въ 1&60 г. Та ревой долины (ст. Тарсвая) и верховья р. Сунжн (ст. Сунженская и поселовъ Ахки-юртовсвій) каз&вани, ингуши окончательно были скучены на настоящем* месте
их* жительства.
Какъ племя немногочисленное и условіями живви въ горахъ
вріученное къ тяжелому труду, путемъ котораго только и представлялась возможность къ еуществовавію, а следовательно и не
воинственное,-—ингуши, при выееленіи на плоскость, весьиа естественно должны были подпасть подъ власть наиболее сильных*
пленевъ, хозяйничавших* на той местности, куда они выселялись. Таким* образом*, за право оользовавія удобствами плоекоствой жизни, ивгуши обязаны были платить дань то кабардивцамъ,
то вумывамъ и даже шамхалу тарвовскому. Слабость н невозможность силою отражать притязаю я охотниковъ до дави ставили
ингушъ яерѣдко въ необходимость платить дань многвмъ хозвеваиъ за разъ. — Ѳто положеиіе, кань сказано выше, подтверждается просьбою ингушъ въ 1769 году о принятін ихъ въ подданство Россіи и тавимъ образомъ ибъ избавленіи ихъ изъ-подъ
зависимости кумывамъ и кабарднндамъ.
Хотя, ингуши въ томъ-же 1769 году и быля приняты въ подданство Россін, но, тѣмъ не мевѣе, Фактическая зависимость ихъ
отъ кабардинцевъ все-тавя продолжала тяготеть вадъ ними и
ингуши по-прежнему платили дань кабардиицамъ, въ годъ по
одному барану со двора, а у кого ве было барановъ, то желѣзомь на одну косу.
Навонецъ, въ 1773 году, ингуши, сильно прятѣсняемые и
раззоряемые кабардинцами, отказались повиноваться ихъ требеваніямъ я обратились къ бывшему тогда корпусному командиру генералу де-Мѳдему съ просьбою о защятѣ и иокровнтельствѣ,
утверждая, что хотя они временно и платили дань набардинцамъ,
но подвластными инъ себя ве считали, а тѣмъ менѣе послѣ ветуплеяія своего въ подданотво Россіи. Кабардинцы-же, въ свою очередь, доказывали, что ингуши древніе ихъ подданные и даяникя.
Когда пререканіе это дошло до свѣдѣвія высшаго правительства,
то россійокій дворъ, въ томъ*же 1773 году, предписалъ генералу
де-Медему, «чтобы ве отклонять ингушъ отъ кабардинцевъ, дабы
не раздражать ихъ болѣе, танъ-каяь ингуши сами сознались, что
были ихъ данники» *). Такого рода подчиненность ингушъ иабардинцаиъ продолжалась до 1779 года, когда кабардинцы возстали
противь роесійсваго правительства.
При усмиреніи Кабарды я яря пряводѣ ихъ 9 декабря то*
го-же года вновь къ вѣрноподданннчеекой присягѣ, между.про»
чимъ, было поставлено и слѣдующее уеловіе:
«Осетинцамъ поколѣній дугорскаго, каражавскаго, куртатскаго, олагярскаго, тагаурскаго-, также ивгуаамъ и всѣмъ прочнйъ оостоящимъ въ россійскомъ подданствѣ, пріемлющимъ - св.
крещеніе и переселяющимся въ Моздокъ и въ друтія мѣста лявіи,
не только въ томъ ве препятствовать, во отяюдь яхъ ни ковмъ
образомъ ве притѣснять, ибо кабардинцы веѣ притяэанія ва ввхъ
имѣли по одному праву сильнѣбшихъ. Въ случаѣ кавихъ-лябо обядъ
отъ нихъ кабардинцамъ, приносить жалобу россійскияъ - яачальствамъ, а саяимъ не управляться» **).
т
•) Тамъ-же, ч. I , стр. 303, примѣч. 1-е.
) Тамъ-же, ч. 1, стр. ѲО.
у /
Хотя этямъ постановленіемъ ингуши кавъ будто и избавлялись отъ необходимости платить кабардинцамъ даиь, то, на самомъ дѣлѣ, они все-таки нѣть-нѣгь да и подвергались притязавіямъ то одвпхЪ) то другихъ своихъ сосѣдей, бывшихъ властителей ихъ. Такъ,въ яяварѣ 1784 года, шамхалъ тарковскій Муртазалій прислалъ прошеніе на Высочайшее имя о приаятіи его »
въ подданство Росеіи, при чемъ проеидъ оставить въ подчиневія
его ингушскій народъ на прежнемъ основании, утверждая, что на
этомъ вародѣ остались еще его подати *).
Малочисленность ингушскаго племени, съ одной стороны и
сь другой — невозможность русскимъ войскамъ, занятымъ въ то
время болѣе серьезными дѣлами на веемъ протяжеиіи* Кавказа,
вд-время являться на помощь къ ивгушамъ для огражденія ихъ
•атеріальваго благосостояния, еще долго Фактически оставляли
ихъ иа произволъ сильныхъ и притязательныхъ сосѣдей. Такъ,
въ постановлеиіи о «ословіяхъ въ Кабардѣ, состаілениомъ кабардинцами въ началѣ вынѣшвнго етолѣтія, 25-й пунктъ гласить:
«Кабардинские князья имѣютъ въ поддаиотвѣ разныхъ сословий горцевъ, а именно: карабулаковъ, яазрановцевъ, ингупгь, осетинъ и абазинцевъ, кои платятъ дань, по нижеслѣдующему порядку: ингуши, назраны и карабулакн ежетодно .платятъ по очереди вабардинснимъ князья мъ по рублю серебромъ
съ дома и тоть князь, который получитъ тѣ деньги, долщенъ
вееь годъ отъ обиды ихъ защищать и даетъ для того человѣка,
который состоитъ на всемъ довольствіи отъ иихъ съ лошадью;
притомъ ему даютъ иѣсволько платья за охравеніе» **).
Когда имеяно ингуши перестали окончательно платить дань
евоимъ соеѣдамъ—кабардинцамъ и другимъ, нѣтъ достовѣриыхъ
евѣдѣеій; во, по ваявлевію старожилъ, время это настало въ первой половинѣ настоящего столѣтія. Это заявленіе старожиловъ,
впрочемъ, подтверждается и тѣмъ договоромъ, который былъ ваключенъ бывшимъ комевдантомъ крѣпости Владикавказской, ген ералъ-маіероиъ Дельпоцо, оъ представителями тогдашнихъ ингушскихъ «асііилій, 22 августа 1810 года.
Договоръ ѳтотъ, определяя отношения и обязательства внгушъ къ вашему правительству, предетавляетъ весьма ннтерев<^л*Г <
•) Тамъ-ае, ч. И, стр. 134.
**) «Иеторія Адьіхейекаго народа Шора-Бвкмурашгь-Ногмою, стр. 1в0.
К а к . аалевд. і » 1862 гогь.
вый историчеекій донуыентъ, "который, въ видахъ сохранения его
считаю иелишнимъ привести адѣсь цѣівкомъ *).
•По взаимному в обоюіному Его Императорскаго Величества
Всероссійсваго Государя Императора генералъ-ма'ора врѣооетв
Владикавказской коменданта Дел ь подо и всего ввгушевсваго народа соглашенію, мы, нижепоименованные шесть мшвлШ явгушевскаго вольнаго в никому неподвластнаго народа, лучшіе и почетвѣйшіе люди, съ каждой «амвлів по десяти человѣкъ,—<гь доброй вашей B O J B в общаго еоглаеія между собою, условилась в
согласилась Его Императорскому Величеству Всеросеійсвому Государю Императору вступить вѣчво ва вѣриость подданства в
обладааіе ваше ва условіяхъ в обявательствахъ слѣдующвхъ:
1.
Отъ вывѣ впредь ва вѣчяыя времена, мы, ингушевскій
вольный в вв отъ кого независимый народъ, считаюшійся въ родахъ шести •анилій: Торгемова, Цецме-Бохова, Агіева, Картугова,
Яулурьева и Хамхоева • потомство наше Его Императорскому
Величеству Всероссійскому Государю Императору Александру Павловичу я его Наслѣдвику, кто наввачевъ будетъ, встуваемъ добровольно въ совершенвое вѣрио-поддавввческое состоявіе, а притомъ обязуемся:
2.
9 Всѣхъ враговъ Россійекому престолу Его Императорскаго
Величества, почитая ва таковыхъ 8дѣшнвхъ окружающвхъ насъ
иагометанскаго закона народовъ, мы должны считать равиымъ
образомъ своими врагами в безъ вѣдома в позволеиія здѣшняго
начальства россійскаго мвръ заключать со оиымв отнюдь мы ве
должны; въ протнвномъ случаѣ, если мы сами собою съ овымв
мвръ зааіючвмъ, тогда должвы мы самв почитаться врагами Россів, и ва то подвергаемъ себя справедливому навааавію отъ роесійскаго начальства.
3.
Во всякое время, когда роееійскому начальству востребуется надобность противъ здѣшнихъ народовъ съ россійсквмъ войовомъ действовать непріятельскою рукою, тогда обязаны мы давать оному отъ себя мзъ общества вашего тыеячу человѣкъ во.*) Документа этотъ, не представляющій сомнѣнія, жать ао ввѣшнему
своему виду, тать я по подлнввой подписи генерала Делыіоцо, обязательно
оообщвяъ ияѣ въ подлинник! водподховнвкомъ Сергѣемъ Федоровиче». Ба.
аоркивымъ, одвимъ иаъ почетнѣйшнхъ представителей иѵгушекаго народа.
і
оружевваго помощваго войска, съ таганъ уеловіеиъ: чтобы оное
до ѳвончавія дѣйствія было довольствовано провіаитоиъ на ооиов&вік россійскаго еолдата, ваятая-же отъ общаго вепріятеля нашего вамн всякаго рода добыча преде тавлева было-бы въ вашу
••льву неотъемлемо.
4.
Воѣ тѣ народы здѣшвяго края, которые съ Ро^сіею въ дружбѣ, еогласів и поддавствѣ оной находятся, мы должны првзвать
sa вавшхъ друзей в пріятелей, в отнюдь съ овымв не ммѣть напквхъ враждебиыхъ постувковъ, всключая частныя нѣкоторыя
ваіозвачащія ссоры, о коихъ удовольствік должны жевать ве сакв собою, но черезъ здѣшвяго россійснаго начальнвка. Въ протявяомъ-же случаи, кто будетъ управляться семъ собою, тотъ
дрлженъ быть вакааавъ по росеійсквмъ заковаиъ.
5.
Вели чеченцы, карабдоакн и прочіе неоріязыенные Роосів
вароды, гдѣ вв есть будутъ прокрадываться воровскими партіяив
въ иаяФреяіемъ учовить на роесійскіе обозы и команды, проходящіѳ
по грузинской дорогѣ, вападевія в сдѣлаютъ грабежи и разбои и
вы о тоиъ получниъ свѣдѣнія, тогда должвы мы тотчасъ давать
знать находящемуся у насъ россійсвому начальнику в бшжайшеву посту. А буде при нападевіи овымв ва русеввхъ услышаны
пушечные выстрѣлы, тогда, раввымъ образоиъ, дать звать ваходящемуся у насъ начальнику. Сами обязаны тотчасъ скакать
іъ тому мѣсту ва кстрѣчу евхъ разбойвиковъ л, старавія ве щадя, своей крови и жизни, поражать оныхъ, отвивать отбитую
нив у руеснвхъ добычу и доставлять овую къ ближайшему отъ
того мѣста роевійекому начальнику.
6.
Ежели случится, что кто ив есть иаъ валіихъ, съ тѣми разбойниками согласясь для содѣланія злаго ихъ намѣренія вообще,
пропустить умышленно черевъ вашу землю и воѵомъ по слѣдетвію откроется правда, тогда виновниковъ сего проступка обязаны мывыд&ть начальнику российскому вънрѣпоств Влакикавпзевой бевпрекослова*.
7.
Бжелн ивъ нашего общества кто ви есть оемѣлвтся убить
россійскаго солдата, купца иле другого какого званія россійскаго
вЪрвоооддавваго, тогда обязаны мы винйвниковъ всемѣрно стараться отысвать, поймать и отдать въ руки россійскаго началь
ства въ крѣпость Владикавказскую. Ежели овые въ скоромь времена куда-либо уйдуть, тогда отдать все ихъ семейство и имущество.
8.
Боки кто ни есть изъ нашего общества всякаго званія россійсвихъ людей ограбить и равотъ, или не ограбить, а ранить,
съ овыми поступать на томъ-же освевааіи, какъ и за убатаго.
9.
Бели кто изъ нашего общества будетъ передерживать у
себя чечеицевъ и прочихъ непріязиеииыхь Россіи народовь людей, умышляющихъ противъ Роосіи зло, а самъ на то будетъ съ
ними согласенъ в отъ того сдѣлается вредъ, потом* будетъ открыто, тогда того передержателя и соучастника въ влоумышлеиіи отдать въ рухи роосійскаго начальства, а если онъ убѣжнтъ
—вое его семейство и имущество.
10.
Отъ нынѣ впредь навсегда, мы и потомство ваше обязуемся: кабардинцамъ, чечевЦамъ и прочимъ здѣшнимъ магометавскаго закона народамъ податей отнюдь иикакихъ не платить (какъ
было до сего), а ежели противъ сего преетупимъ и будемъ давать подати онымъ, тогда россійское начальство имѣетъ съ вами поступить яко съ врагами своими.
11.
Со времени вавлюченія нами сего обязательства и на вѣчвыя времева, мы и потомство наше обязуемся: въ проповѣдыванію и введевію у насъ магометанскаго закона ѲФёидіевъ, мулловъ
и прочихъ особь духовныхъ кагометанскихъ отнюдь не принимать, не допускать в мечетей не строил»,ѵ а ежели противъ сего
преетупимъ, тогда россійское начальство имѣетъ поступить съ
ваш яко съ врагами своими.
12.
Всѣхъ родовъ здѣцшихъ окружающихъ ваеъ народавъ людей, пріѣзжаюіцихъ въ вамъ съ подмущеніемъ, чтобы мы от»
подданства и вѣриооти российскому гооударю отступили, сдѣлались
съ ними союзниками и притомъ Россіи врагами, или съ пржглашеніемъ противъ русскихъ на воровство и разбои, тавовыхъ мы
обязаны тотчаеъ переловить и доставать въ руки росвійвкаго начальства; а ежели сего не исполнится и причинится вредъ Россіи,
тогда должны мы всемѣрно стараться отыскать соучастниковъ
нашпхъ въ семь алоумышленіи и выдать оныхъ въ руки роесій-
»
сжато начальства; ежеля-же и сего не иеполнимъ, тогда подвергаемъ себя воѣ. безъ изъятІ8 ваказанію—-яко измѣмкикя и нарушители общаго спокойствІя.
13.
Съ теперешнлго вашего жительства, находящагося ври урочищЬ, именуемомъ Наеравъ, безъ позвелевія роееійскаго начальства, мы отнюдь не должны нвхуда вереходвть в переселяться,
ве только вс*, во даже в малымъ коднчествоѵь сешейотвъ, а
если противъ сего явимъ себя оолушнинамн а преступниками, то
подвергаемся а» то строжайшему иахазапію.
14.
Ёслн-бы случилось, что мы по лагиоиыслію своему веѣ вообще нарушив сдФлаввую нами въ вѣрвоооддаввнчемой обязанности Государю Императору кдатву в сдѣлалвсь черезъ то изиѣивякаии н бунтовщиками, тогда начальство рассійсвое нмѣетъ справедливость поступить съ нами точно такъ, какъ съ свовив непріятелями.
16.
Дхя защищенія вашего отъ внѣшшхь враговъ нашихь, по
милости главцаго начальства адѣшвяго, мы принимаемъ вь селеніе свое часть роесійскаго войска, какая намъ будетъ поставлена, на которую провіавтъ возить .изъ крЬпости Владикавяазекой,
.дрова доставлять в ь вхъ жилища, больнцхъ солдать отвозить въ
•рѣпесть Владикавказскую, мы обяауемоа сами собою, на своихъ
подводахъ, безъ платы.
16.
Коль скоро будетъ поставлено въ намъ россійское войско
для защищевія нашего отъ ввѣшнихъ ващнхъ неаріятелей съ
тѣмъ, чтобы оное осталось у насъ навсегда, то вмѣстѣ съ тѣмъ
тогда-же должны мы сама для построеиін жилищъ оному войску
доставить потребный на оное строевой лѣсъ и ирочія надобности
на собственвыхь вашкхъ нодводахъ безъ всякой за то платы.
17.
Россійсіому врйску, у ядоъ находящемуся, отнюдь не должевъ никто изъ насъ причинять ннваіихъ обидь, притѣсненій .и
оиобленій, равно н оное намъ такияъ-же образомъ; вь противноиъ-же случаѣ какъ той, такъ и другой стороны виновные должны быть вававаны смотря по винѣ бееъ поноровяи.
18.
Если-бы случилось противъ чаяыія, что командѣ сего войска
2
азъявляля мы какую непріятность общую, похожую иа эаговоръ
нашего возмущенія, • првчяаится чреэъ то вредъ, тогда со веѣми
нами поступить яко съ непріятелнми Росоіи.
19.
Чтобы оохравить иамъ всю сижу сего акта и соблюсти вѣрнооть Его Императорскому Величеству, Всемилостявѣішеиу Государю нашему Россійскому Императору, Наслѣднику Его Ииператорскаго Величества, кто вазначевъ будетъ, ивтерееамъ польза Его Императоров а го Велвчества принадлежащим*, въ общему
сповойствію и благополучію нашему поставленным*, иы, вижеповмеиоваввые лучшіе и почетіЛйшіе люди, съ каждой «амилш
по 10 человѣвъ, по обычаю нашему, по особому ирисяжжшу листу, предъ вое могу щимъ Богоиъ нѳбесвымъ и почвтаеиьшь ваии
за святость вумиромъ находящимся въ горахъ, именуемымъ Гальердъ, утверждаемся кдятвою; и иажоиецъ
20.
Въ залогъ твердѣйшей нашей вѣрвости къ россійскоиу престолу, иы отдаемъ еще изъ оеыхъ нашихъ шести «аиилій, по
выбору росоійоваго начальства, въ крепости Владикавказе кой находящаяся, лучпшхъ и почетнѣНшихъ п сильнѣйшйхъ земейотвъ
шесть человѣкъ амаватовъ, ва казенное содержайіе, которыхъ переиѣнять черезъ каждые четыре мѣсяца, а при схучаѣ боіѣзии
ояыхъ и «прежде. Сей обязательный аитъ заключили иы съ
росеійекимъ генералъ-uaі ороиъ Дельпоцо в приложили переткмк
свои печати въ крѣпости Владикавказской. Августа 22-го дни
1810 года.
На подлинном* приложены перстиыя < печати представителей
•амиліи Торгемона: Хобре, Цогалъ, Карцалъ, Махомедъ, Тамыръ,
Али, Ахпотъ, Бузуржа, Мурзабекъ. и Бажыра.
Фамилів Цецые-Бохова: Саналъ, Тебо, Оздемиръ, Чочь, Добре, Мева, Эльиурза, Зоуръ, Кайвыръ и Коте.
Фамиліи Агіевк Чимурва, Хауца, Довъ, Кайтуко, Жебаръ,
Чора, Урцхавъ, Багедъ, Хуса и Ареби.
Фамилів Картугова: АтЫ^ Шоиакь, Петрушка, Науруэъ,
Кулбышъ, Умаръ, Тачь, Хуса, Епецъ и Педи.
Камвліи Яулурьева: Обета, Долтуко, Иагай, Довъ, Туханкъ,
Кой, Темботъ, Абатъ, Сраль п Музуръ.
Фамиліи Хаихоева: У махай,- Ахтозъ, Али, Мусалъ, Чора,
Койсывъ, Дулакъ, Моростъ, Бока и Орцханъ».
п.
Поковчивъ съ необходимостью, при поддавствѣ Россіи, быть
вассалами кабардннехихъ князей, ингуши, съ установлевіемъ въ
сосѣдией Чечнѣ власти Шамиля, нерѣдко подвергались опасности подчиниться нравственному вліявію этого имама и служить
орудіемъ его честолюбивыхъ замысювъ. ИскрГеввяя-ди прежняя
преданность ингушь въ русскому правительству или ихъ елишвомъ близкое сосѣдство съ русскими крепостями, всю губительвую силу которыхъ имъ пришлось-бы испытывать прежде других ъ ва себѣ, не приводили цопытокъ Шамиля въ жаланному
успѣху.
За все столѣтнее подданство Росоіи, ингуши только одинъ
разъ, и то при участіи чеченц^въ—атагинцевъ, открыто и веею
силою возстали-было противъ нашего правительства, въ 1782 г.;
но по прибытіи въ нимъ отряда,, состоявщаго изъ одного баталіона пѣхотьр, одоого эскадрона драгуну и сотни вазавовъ, безъ
сопротивленія покорились, дали присягу и въ заложники восемь
человѣкъ *).
Еще съ этого отдаленнаго времени появились попытки, в
даже принималось за правило, для упрочеиія нашей власти на
Кавкавѣ, ссоритьf между собою вавказсуія племена, «дабы они,
ослабляя свои силы, оставляли больше насъ въ покоѣ», Въ
виду достнжевія. этой цѣли, различными способами ингуши и
чеченцы были поссорены между собою и въ іювѣ 1783 году
сразились, ииѣя еъ каждой стороны до 1000 человѣкъ; результатомъ битвы этой было пораженіе ингушъ и отбитіе у ввхъ до
двухъ тысячъ штукъ баранты **). .
Насколько необходимо было прибѣгать къ такого рода политик^ между кавказскими горцами и отдавать интересы одного
племени на жертву другимъ, мы не беремся разбирать, но всю
пагубность этого рода дѣйствій между полудикими людьми, всю
непригодность системы подкуповъ вліятельныхъ туземцевъ и разныхъ проходнмцевъ, нерѣдко (практиковавшуюся во время кавказской войны, приходится ураэумѣть лишь въ настоящее время.
Только теперь ясно сознается, ваквмп ненадежными проводникаии цивилизации были эти средства и какую ненадежную почву
*) Мат. для нов. ист. Кавказа П. Буткова, ч. II, 110 • 111.
••) Таѵь-ве, стр. 111.
подготовили ояѣ*для замѣвы ѵеш такими гуманными учреждевіями, какъ созданный «Судебными Уставами» 20 ноября 1864 г о д а ,
при пепытвахъ ввести самоуправление и другія нововведенія, энаменующія собою извѣстную степевь развитія народа, въ которому прииѣняются эти вововведенія.
Конечно, если*бы иы, подобво америкаицамъ, стремились лишь
къ той цЬли, чтобы стереть съ лица Кавказа туземныя племена,
то о пригодности для этой цѣли вышеприведенны хъ ередствъ и
говорить вечего: онѣ были избираемы удачно; но если, при покореніи Кавказа, ииѣлось въ виду | сдѣлать обитателей его равноправными членами государства, какъ ѳто теперь и есть на са- |
иомъ дѣлѣ, — то намъ остается пожалѣть о прошлыхъ ошибкахъ.
Все вто говорвтся, само-собою разумѣется, не съ цѣлью
бросить упрекъ бывшимъ дѣятелямъ на Кавказѣ, которые, собственно говоря, тутъ ни въ чемъ и не повинны, ибо саиая война,
какъ явленіе ненормальное, ве только допускаетъ, но и требуетъ
отступленія отъ установившихся, ввѣ этого явленія, понятій о
вравствевныхъ в неждувародвыхъ отношеніяхъ, мотиввруясь извѣстнымъ правиломъ: inter arma silent leges; — во вовстатируемъ вышеприведенные «акты лишь для того, чтобы оправдывая
себя, не взвалить отвѣтственноети на однихъ туземцевъ за тѣ
ихъ нѣкоторый моральный черты, которым такъ непріятно поражаютъ насъ теперь.
Не станемъ говорить, вакихъ трудовъ в усилій стоить измѣнить укоренившіяся десятками, аможетъ-быть и сотнями лѣтъ,
повятія ивгушъ, предоставляя самвмъ читателямъ вывести объ
ѳтомъ заклгоченіе изъ послѣдующаго изложенія нравственныхъ вачествъ этого народа и бытовой ихъ жиэаи, выработавшейся подъ
давлевіемъ упомянутыхъ условій воевнаго времени.
Всѣ старанія о томъ, чтобы ослаблять ссораии кавказских* туземцеаъ, принося нзвѣствую долю выгодъ, въ
то-же время причиняли и- вредъ, ибо такое, наприиѣръ, слабое племя, какъ ингушское, не имѣя возможности стать открыто въ враждебный отношенія съ сильнѣйшими соеѣдями безъ
посторонней поддержки, должно было лицемѣриіъ, чтобы не попасть между двухъ огней. Ингуши, и вслѣдствіе геограаическаго
положевія занимаемой ими территорш, болѣе нежели другіе кавказскіе туземцы, былп поставлены въ необходимость придерживаться правила «и нашимъ и вашимъ». Соприкасаясь съ одной сто•
роаы съ довольво-еильвымъ русскимъ цевтромъ—*Владвкавказомъ
в съ другой — вмѣя ве мевѣе сильвыхъ въ былое время сосѣдей
кабардинцевъ в чечевцевъ, ннгуши должны были, примѣвяясь въ
обстоятельствакгь, угождать тому, кто представлялъ въ данвое
время болѣе гаравтій для ихъ существованія. Только со времени
прочнаго заселенія Сунженской линіи, ингуши, какъ люди съ довольно-сильно развитой въ нихъ практической смѣткой, поняли,
что всѣ шансы на сторовѣ русеквхъ и окончательно примкнули
въ намъ. Собственно говоря, ингуши и до настоящаго времени
ве могутъ похвалиться искреннею преданностью намъ, такъкавъ и по сю пору они въ отдѣльныхъ едвннцахъ не перевариваютъ госвояства русеквхъ—гауровъ, во о прошлонъ ихъ сою*
зѣ съ русаяими мы говоримъ въ смыслѣ цѣлаго племени<
Шамиль, господствуя въ Чечнѣ и хорошо оозиавая, какую
сильную и выгодную въ стратегичесвомъ отношеніи представляетъ
мѣстность, занимаемая ингушами и замыкающая достунъ отъ
Владикавказа на долину р. Оунжи за Назраномъ,—трижды порывался привлечь на свою сторову ингушъ и вояюй разъ терпѣлъ
неудачи. Особенно чувствительное поражеиіе было нанесено ему, и
ночтм исключительно силами одиихъ ингушъ, въ апрѣлѣ мѣеяцѣ
1840 года. Ни оорова-тысяяиан армія Шамиля, съ которою онъ,
во увѣревію ингушъ, водстунилъ въ Нагреву, ни прокламации,
ви различи ыя обѣщанія земныхъ н р&йскихъ благъ, не сломили
ингушъ.. За блистательное отраженіе скопишь Шамиля и за вѣрвость натуши удостоились получить знамя и вѣвоторыя привиллегіи, которыми и пользовались до 1858 года *).
Историческая вражда и наконецъ понесенное Шамилемъ и
его чеченскою арміею въ 1840 году пораженіѳ, естественно возбудили между ингушами и чеченцами сильное веудовольствіе и навсегда положили предѣль всякимъ попыткамъ къ сближенію этихъ
яародовъ. Въ силу этихъ обстоятельству и посяѣдующія попытки
Шамиля вь 1846 году, при вторжевіи въКабарду, и въ 1858 г.,
при возетавіи нѣкоторой части ингушъ, не послужили на польэу
ему. Въ 1858 г., не смотря ва еущеотвовавоие безпорядки между
ввгушскймъ народомъ и неудовольствіе противу мѣствыхъ властей,
ингуши ве поддались льстивымъ обѣщаніямъ Шамиля, не приняли
*) Главныя приввллегіи, данныя ингушамъ, заключались въ томъ, что
они были иабавлевы отъ несенія подводной повинности в за ними было утверждено право владѣніа вемлею на всей территоріи, гавинаеноЙ Нин въ
1640 году.
его помощи, съ которою онъ поепѣшилъ къ нимъ, и такимъ об'
равомъ ему, присамыхъ благопріятвыхъ обстоятельствах^ я въ
послѣдній разъ не удалось сблвжевіе съ ингушами.
т.
Если въ цѣломъ своемъ племенному составѣ ингуши счвтаг
лись преданными нашему правительству, то этого никакъ нельзя
было сказать въ отвошеніи отдѣльныхъ едивицъ. Въ этвхъ отдѣльвыхъ случаяхъ ингуши были самыми отчаянными врагами
нашими и тѣмъ болѣе злыми врагами, что, дѣйствуя въ-одввочву
и тайно и имѣя по сосѣдству иеповорвую Чечню, имѣли возможность веѣ совершаемый ими злодѣянія сваливать на вепокорвыхъ
и такимъ образомъ лишали нашу віасть средств* къ преслѣдовавію и наказаиію виновннхъ.
Жилища ингушъ, въ видѣ хуторовъ, разбросанный до 1858
года чуть не въ-одиночку по веему занимаемому ими пространству и обыкновенно у лѣсныхъ опушѳкъ и въ другихъ глухихъ мѣстахъ, представляли вадецныя убѣжища разнывъ хищвическииъ
партіямъ и абреканъ, совершавшииъ всевогможиыя возмутительныя
преступлевія на мѣстиости между Назравомъ и Втдикавказомъ.
До чего трудно и опасно было сообщение между ѳтямв двумя пунктами еще въ относительно-недавнее время, можно судить по тому, что до 1859 года, т. е. до времеви окончательная покоренія Чечни, сообщевіе это производилось ве иначе какъ съ овазіей, для сопровояЕдевія которой назначались пѣхота и казаки.
Ѣэда въ-одивочку не допускалась, а когда это необходимо было,
то для сопровояденія проѣэжающаго назначался отдельный конвой изъ казаковъ. Еще до-сихъ-поръ такъ называемая воровская
балка, находящаяся въ 7 верстахъ отъ Наврана и представляющая старое ложе р. Камбилеевки, сохранила за собою, по воспоминанію, репутацію очень ве безопаснаго пункта на дорогЬ къ
Владикавказу. И дЪйствительно, извилистая балка вта, по положевію своему, представляла очень удобное скрытное мѣсто для
жаждавшихъ добычи.
Не говоря уже объ опасвостяхъ прошлаго, но и настоящее
для проѣзжающаго по ингушской территоріи нерадостно и за-
етавляетъ нередко учащать біеаіе сердца проѣзжаго, особенно
e c u кону приходятся проезжать ночью, на что впрочеиъ рѣшаются оеиногіе изъ людей, зиающихъ ингушскую еторовку.
Не смотря на всѣ предохранительны* меры, какъ учреждение по
дорогЬ постовъ и иочвыхъ разъѣздовъ, — чего уже давно не существуете во нногихъ мѣстахъ Кавказа,—случаи убійствъ, разбоевъ и грабежей здѣсь довольно часты, и при этоиъ нужно заметить, что иногда случаются убійства безъ всявой корыстной
цѣлж—pour passer le temps, какъ говорить Французы,—-для одного лишь удовольствия подстрѣлцть русснаго; въ этихъ случаяхь
почти всегда преступники остаются необнаруженными, по отсутствію какихъ-бы то ни бьио слѣдовъ ихъ.
Бели таково настоящее, то моженъ-же себе вообравить, что
было прежде, въ лучшія времева для ингушъ. До чего небезопасны были соседство зргушъ и ихъ непомерная дерзость ддя русеквхъ населеяій, можно судцть по тому количеству разнородных»
преступленій, который совершались, такъ сказать, додъ самыми
стенами Владикавказа, крепостной, валъ котораго зіялъ жерлами грозныхъ пушекъ. Теперь трудно, конечно, собрать, точную
ци*ру этидъ преступленій; во достаточно скавать, что владикавкаэокихъ етарожиловъ, къ числу которыхъ принадлежишь и
пищущій эти строки, ни сколько въ былое время не изумляли эти
елучаи, — дотого нерѣдки и можно сказать повседневны бывали
ови.
Не ограничиваясь убийствами и разбоями, совершавшимися
на дорогахъ я въ поляхъ^ ингуши, очень часто, среди бѣлаго
дна в vk адду дотедеЗ Владикавказа, похищали дѣтей, неосторожно выходдапшхф ѳа др^цестно^ эалъ, Удальство и отчаянность
ввгушъ наконедъ доходили до того, что ови совершали евоипрес.
тупныя дѣвнія даже въ еамомъ Владикавказе и иочезалн совершенно
безв&казявно. Такъ, десятка два съ небольшнмъ лѣтъ тому цазадъ,
во Владикавказе было два интересдыхъ случая,. въ которыхъ
своею удалью Фигурировали ингуши; въ одвомь случае съ бавара, находившегося въ средине Форштата, былъ ^резенъ въ плѣнъ
мальчикь, а въ другой разъ в* улице, также въ присутсгвіи жителей, было совершено убійсхво, и въ обоихъ случаяхъ ингуши
безнаказанно и лихо исчезади съ Форщтата, не смотря даже на
то, что имъ приходилось скакать мимо множества часовыхъ.
Правда, что для обузданія слишкомъ бушевавшей натуры
ввгушъ принимались меры въ виде высылки вредныхъ людей
J'<
шрь края, наложенія ва селенія девежныхъ взыскавіЙ в даже нерѣдно прибѣг&ів къ посредству висѣлицы; во всѣ эти мѣры только казались хорошими, ибо ссыльные очевь часто, убѣгая съ
иѣста ссылки, возвращались на родину и, еще болѣе озлобленвые, кидалиеь на все и не щадили ничего, что называлось русскимъ; денежвыя взысканія тавже не приводили къ желанной цѣли, такъ-какъ все Заплаченное селеніями возвращалось имъ по
обычаю самими виновными, совершившими преступленіе, эа которое было наложено взысваніе, если зги выновные были извѣствы,—а они бывали иввѣстны въ большинства случаев*; въ противнемъ-же разѣ сами поплатившіеся изыскивали средства возмѣстить свои потери и, конечно, это возиѣщеніе шло ва счетъ
русскихъ. Висѣлица еще мевйе представляла гараитіи для порядка и спокойствія: виѣото одного повѣшевваго разбойника, мы,
въ лвцѣ оставшихся его родственнивовъ, но обыкновенію многочисленныхъ и равжигаемыхъ жаждою мести, пріобрѣталв цѣлый
легіоиъ ихъ. Говоримъ безъ преувеличенія, что за каждаго повѣшеннаго и вообще убитаго нами мы платились жшшью десятка людей.
На ряду съ такими ненадежными средствами въ обувданію
ивгушъ, вамъ приходилось, для достиженія какой-нибудь цЪли,
прибѣгать къ разнымъ хитроетяиъ, уловваиъ и обѣщаніямъ. Такъ,
нерѣдко давалось прощеніе и денежное поощревіе одному изъ
участников* какого-нибудь преступлеиія за обнаруженіе вли выдачу начальству своихъ товарищей. СамО-собою равумѣется, что
охотнивовъ поживиться русской щедростью являлось даже больше, чѣиъ требовалось. Пользовались этимъ способом* наживи,
конечно, преимущественно ЛЮДЕ сомнительной честности и потому нерѣдко платились деньги за ложныя свѣдйнія или мввмыя
услуги; такой порядок* вещей создаіъ между ивгушами особенный видъ промышлеввыхъ людей — доідочиковъ и лазутчивовъ,
или, какъ сами ингуши называли послѣдвихъ, «лазурчпМюъ». Эти
«лазурчини», помимо ловкаго извлеченія изъ вармановъ начальствующихъ привлекательных* полуимперіаловъ, умѣли такъ хорошо поотавить себя, что у бывпшхъ высших* властей они вчитались наиболѣе довѣренныии, близкими людьми. Еакъ люди приближенные къ начальству и въ высшей степени корыстолюбивые и безнравственные, они много дѣлали зла как* евоииъ, такъ
и намъ.
При всей своей умственной малоразвитости, ингуши очень
хорошо понимая такую систему дѣйствій по отяошенію къ ним*,
і ясно сознавая, что мы главным* образом* приближавмъ къ
себѣ людей, пользующихся въ ихъ средѣ общимъ презрѣвіемъ,—
естественно не могли симпатизировать и довѣрять иамъ.
Недовольные или обиженные, а также и всѣ, совершившіе какое - либо преетупленіе и боявшіеся за это возмездія,
спѣшили бѣжать къ непокорным* и составляли тотъ видь нашихъ вепріятелей, которые были извѣстны подъ именемъ абрековъ. ^Эти абреки, составляя изъ себя въ былое военное время
вѣчто въ родѣ политической партіи недовольных* русским* правительством*, послѣ окончаиія войны на Кавказѣ превратились
въ простых* разбойников*. Еще и въ настоящее время между ингушами существуют* абреки; во теперь это уже люди исключительно еоверпшвшіе какое-нибудь преетупленіе и бѣжавшіе, чтобы
избавиться отъ заслужен наго наказанія. Обыкновенно, зтихъ людей поймать невозможно, хотя ови едва-ли не живутъ у себя дона,' охраняемые бдительными родственниками; но ихъ нерѣдко
кетреблиетъ само время и различныя случайности; такъ, довольно
часто ингуши - абреки оказываются убитыми при совершевів
какого-нибудь новаго преступленін. Когда-же случай не приходись
ва помощь, а между-тѣмъ иартія абрековъ уже начвнаетъ слишкомъ сильно давать оебя знать, то, по старой памяти, открываются съ ними дипломатические переговоры, и абреки, подъ условием* смягчевія навазанія за еовершевныя ими преступленія, а
иногда и полнаго прощенія, добровольно отдаются въ рукв властей.
По поводу изложенных* выше причин* нерасположенія къ
вам* ингуш* могут* замѣтить, что главным* основавіем* к*
«тому вераеположевію служили и служат* также релвгіозныя причины, ноѵорыя отдаляют* отъ насъ чеченцевъ, кумыкъ и других* мусульман*-•анатиков* изъ числа обитателей Кавкава. Смѣю
увѣрить, что, по отношению къ ингушам*, релвгія, по-крайнейкѣрѣ въ прошлом*, ве играла викаиоЙ роли ва пути еближевія
вашего съ этим*. вародомъ. Можно еказать, что только теперь,
послѣ покоревія Чечни, ингуши начиваютъ становиться истыми
мусульманами., имѣя въ каждом* селеніи мулл* чечевцев*, учеников* Дагестана, которые .с* особенным* рвеніем* набросились наеіавлять ингуш* на путь мусульманства. До зтого-же ингуши,
іиъ кровные враги съ Шамилем*, главным* руководителем* испивзма в * восточной частв Кавваэа, были очеяь плохими мусульманами, в * чей* мы можемъ убѣднться какъ изъ прошлыхъ,
3
тагь в изъ современныхъ ихъ вѳглядовъ в» релвгію, о чемъ ж
скажемъ въ своенъ вѣстѣ.
IV.
Отсутствіе возможности строго преслѣдовать своевольства
и иреступвыя стремленія ингушъ и отеутствіе почти всякихъ
средствъ къ нравотвениому воопвтавію. ихъ, вонечно, какъ нельзя болѣе способствовали развитію въ нихъ преступныхъ и кровожадныхъ инствнктовъ.
За исвлюченіемъ двухъ-трехъ мальчиковъ изъ наяболѣе почетиыхъ «амилій ингушъ, которыхъ посылали въ кадетскіе корпуса, гдѣ давалось имъ образованіе лишь для виду, съ выпускомъ вхъ въ офицеры нередко изъ 3-го и даже 2-го класса, —
главдымъ нраветвенно-образовательнымъ 8аведевіемъ быль устроенный во Владикавказе домъ, подъ назвавіемъ «Амаватъ». Ананатъ этотъ былъ ничто вное, какъ гауптвахта, тѣсное и гряввор номѣщеніе, куда заключали малолѣтнихъ ингушъ —- заложенковъ. Половина этого зданія вмѣщала въ себе заправевихъ арестантовъ. Живые н энергичные по природѣ, ингуши ивъ такого
жалкаго способа восннтанія и сближевія съ нами выноеилн качества совершенно противоположный тѣмъ, какія быть можетъ
ожидались отъ нихъ.
Доотигалиоь-ли нами какіе-либо благіе результаты отъ взятія изъ ингушевскихъ Фамилій Мальчиковъ — здложнивовъ, ее
знаемъ, но что эти заложники, разлученные надолго съ роднымъ
очагомъ и лишенные свободы, голодные, оборвавные и нрав.етвеняо-развращевные, становились по выходе изъ аманата нашими злейшими врагами—это можно скавать съ достоверностью.
Некоторое знакомство даже съ руоекимъ языкомъ — и то обращалось ингушами во вредъ нами это внаніе предоставляло имъ
еще более обширное поприще для ихъ преступной деятельности,
ибо, владея русскнмъ яэыкомъ, ори вторгались въ такія с#еры, где незнакомым* съ нимъ врагамъ вашвмъ не представлялось возможности вредить намъ.
Помимо воспитательныхъ «поеобовъ, шедшихъ какъ разъ
к мъ той Цѣлк, къ которой, по-видимому, должно было-бы стремиться, ненависть и враждебность слишкомъ рѣзко проявлялись
м искусственно поддерживались диже между подраставшим* покоіѣвіемъ ингушъ и русскихъ.
Миѣ очень хорошо помнится, какъ десятка два-три лѣтъ току вавадъ, ради потѣхи бывшихъ во Владикавказѣ вліятельныхъ
лмцъ, устраивались кулачныя побоища между дѣтьхи жившихъ
по сѳсѣдсггму съ Владикавказом* ингушъ и русскаго населенія и
съ какимъ ожесточеніемъ происходили эти дѣтскія свалки, имѣввія инода и ировавыя поелѣдствія. Наиболѣе храбрые и отличиввіеси въ зтихъ свалкахъ удостаиваемы были ваградъ олоВКИИМММ крестами, коноектами и орѣхаии.
Дамге теперь, проѣзжая по ивгушскимъ селевіямъ, зачастую
ножка наткнуться ва кучку едва поднявшихся отъ земли мальчуганов* и дѣвочекъ, которые, посылая проѣзжему русскому въ
еіідъ плевки, сопровождают* зто самою отборною русскою
бранью. Естественно, что такое ваправлевіе съ дѣтства, поддерживаемое потом всевозможными способами и въ болѣе зрѣлеиъ вомрастѣ, ве могло ингушам* дать скоро залоговъ дружелюбяаго ©твошевія к* нам*—-русским*.
Къ исчисленным* причинам*, неблагопріятно вліявшим* на
ккгушъ, въ заключеніе прибавим* еще иѣсколько словъ о том*
міяшн, какое оказывало ва них* окружающее в х * казачье насаіеиЗе.
Заеоденіе Сунженской и Ассинской ливій, какъ извѣство,
вронвведаоеъ путем* вызова охотников* заселят* новы я станины на передовой линіп, съ вазначевіем* девежнаго пособія от*
іазвы ва первоначальное обзаведеніе в с * дарованіем* вѣкоторпх* льгот*. На этот* клич* шлв жители изъ старыхъ надте*
речиыхъ станиц*, крестьяне внутренних* губерній, малороссы,
девскіе и другіе кя8якв, словом* преимущественно тѣ, которым*
нечего было терять на родивѣ. Эти люди, лозунгом* которых*
было слово «не плошай*, дали вам* превосходных* бойцов*, составившихъ славу суѵженеквхъ казаков*, оказавших* громадную уелугу въ дѣлѣ покоревія Чечни; но—съ другой стороны—
отсутствіе в * них* многих* нравственных* качеств* ве могло
благопріятво вліять ва енгушъ.
Всѣ исчислеввыя условія, в * сововупвоетв взятыя, создали
тот* тип* людей, которые взвѣствы нам* под* именем* ингуш*;
мвъ официальную характеристику их*, считаю не лишним* при-
веста здесь высказанное о нихъ ввѣвіе въ 1864 году, т. е. векоре посіѣ окончанія войны на восточномъ Кавказѣ, въ донеоеаш
бывшего начальника Ингушскаго округа къ начальнику Терской
области. Въ этоиъ донесеніи, между прочимъ, о нравственною
и умствеввомъ развитіи ингушъ было выражено следующее:
«Въ Россіи общее мнѣніе о горцахъ довольво лестное: ихъ
привыкли воображать какими-то рыцарями. Но чемъ больше ав*вомишься съ ними, чемъ чаще приходишь съ ними въ столкновеніе, тѣмъ резче выясняется ошибочность такого мвѣвія. Въ действительности туземцы снорее дикіе звери, нежели рыцари. Гряз*
ные душой и теломъ, чуждые благородства, везиавоиые съ велнкодушіемъ, корыстолюбивые и вероломные, ови яь высшей
степени исполневы себялюбія и самосохраненія. Самая ихъ пресловутая храбрость есть кровожадность или разсвнренѣлость днкаго звѣря. Наоасть ва безоружваго, убить слабаго, зарАвать
соиваго—дело не только обыкновенное, но и обычное. Гостепрівмг
етво, первобытная добродетель всехъ народовъ, установило обычая,
которые придаютъ горцамъ некоторый стороны благородства; во
и гоетепріимство горцевъ ниже того, какъ привыкли воображать
его: безъ расчета туэемецъ не иснечетъ гостю чурвва, не зарАжетъ барана. Было не мало примАровъ, что. гости обкрадывали
хозяина и хозяивъ — гостей. Вообще они лживы, изворотливы,
коварны и хищны. Искаженіе нравственности тувевцевъ, нужно
полагать, произошло въ кровавыхъ переворотахъ отъ начала ихъ
переселения въ горы и леса; поддержано новыми вашеесвіями,
всевозможными лишевіяии и дикою грозною природою. ДСзтн они
прожили вѣкъ религіозный (минувшая война), но это поэтическое
настроеніе не очистило ихъ душу.. Умственное раввитіе далеко
опередило нравственное. Ови очень искусные дипломаты, какъ
между собою, такъ и съ русскимъ правительотвомъ, чрезвычайно
тонки, остроумны н дальновидны въ своихъ действінхъ. Эти качества развиты въ нихъ прошлыми насиліями и войной, а нывА
способствуетъ имъ вражденвая ихъ недоверчивость и подозрительность. Но ве смотря на ихъ здоровыя и дальновидным соображенія, они весьма огравичевы въ самыхъ простыхъ ионятіядо
объ общественному семейномъ и жнтейскомъ быте, а еще более
въ отвошеніи души и сердца. Ихъ необузданность во мяогихъ
елучаяхъ раввяется детской. Самый ничтожный преддогъ, какаямибудь ссора двухъ лицъ за барана, абаза, возъ сена и т. п.,
подьщаетъ цѣлыя партіи, готовыя ваятьея за оружіе и перестрА-
А
лватьен до-тѣхъ-поръ, пома не разгонять ихъ оялою. Пуговица,
г ю д ь , обрѣвокъ сукна, ремень, веревка, составляюсь желанія
одного и воабуждааотъ зависть другого». . .
V.
Ингуши, судя по ехидству нарѣчія ихъ съ чеченским* я вы*
комъ, весоивѣвво одного пдемевв еъ чеченцами: Ѳто предположи
віе находить себе подтверждеаіе в въ вѣкоторыхъ общвхъ обы*
чанхъ, которыхъ придерживаются чеченцы и ингуши, и вь ихъ
бяизиожъ соседстве по мѣсту первовачаіьнаго ихъ жительства. Религія ввгушъ въваетоящее время мухам меданекая. У прочевіе этой релнгін началось главвымъ обраэомь, какъ упомянуто
выше, со времени поворенія Чечни и Дагестана, т. е. когда муллы изъ этихъ местностей Кавказа получили свободный достуоь
во всѣ части края. До ѳтого-же времеви релнгія ввгушъ вред*
ставляла что-то смешанное: на ряду съ намазомъ, праздновался
день воснресенія в соблюдалась язычеекіе обряды.
Суди по сохранившвмся въ Галгаевскихъ горахъ, обитателями которыхъ были ингуши, памятвивамъ христіанства: церкви
\ ва р. Ассѣ, часовень въ различныхъ местахъ горъ и нвображенія
крестовъ, высѣченныхъ изъ камня, нужно заключить, что еще
въ недавнее относительно время и приблизительно около XVII—
ХѴШ гтоіетій ивгупи иеповѣдывали христіаискуго рѳлигію.
Если принять въ соображеиіе, что населеніе ннгушъ примыкало къ правому берегу р. Терека, т. е. къ нынешней военногрузинокой дороге, которая издавна существовала для еообщенія
Кдвкавш съ Закавкаэьемъ, то вѣтъ ввчего удвввтельваго, что распроетровевіе хрвстіанства шло и поддерживалось изъ соседней
Грузіи. Не менее достоверно и то, что Грузія, обезсиленная вь
ирошломъ столѣтін внешними и внутренними войвами и без порядками, утратила свое вліавіе ва горцевъ, которые, какъ весьма не*
развитые люди, не могли собственными силами поддерживать хриотіанскихъ вѣрованій и перешли вь более простой и доступной
религіозной Форыѣ—язычеству.
Какъ уже сказаво выше, еще въ 1744 году наше правительство обратило ввиманіе на ингушъ, съ целью возстановлевія меж-
ду ш в иадлаго хрмстіааства. Съ этою цѣлью, ве нмѣя воямож*
воетв непосредственно поддерживать распространение между осетинами и ингушами христіавства, правительство ваша поощряло
къ этому грузввсввхъ духоввыхъ лиц*, занимавшихся обращеніемъ въ христіанство ингушъ и осетииъ. Въ ѳтомъ дѣлѣ поощревія принялъ участіе и Свнтѣйшій Сѵнодъ «по воспріятой надежд*
къ ихъ (ингушъ и осетииъ) обращенію, въ ра8оужденіи всегда
ожазыванной иии къ тоиу склонности, и въ' разсужденіи еще я
того, что по оставшимся въ ихъ жилищахъ' слѣдаиЪ старыхъ деркоквыхъ етроеиій, предки ихъ были хриетіане, почему иоддинво
миогіе изъ ннхъ и крестятся съ велвкою охотою и «елаиіемъ» *),
Для большаго привлечеиія охотников* къ прияятію жриотіан*
ства изъ числа прибывавших* въ Кизляр*, гдѣ было устрееяо
такъ называемое осетинское подворье, привявшимъ хривтіамепо
и желавшим* возвратиться в * свои жилища выдавалось въ иагражденіе: знатнымъ по 20 рублей, а прочимъ кормовыя деньги; лгромѣ того лица эти принимались въ подданство Роооіи, а находившимся въ Осетіи духовным* лицам* производилось жалованье,
причем* для раздачи въ Оеетіи холста и проч. отпускалось 5 0 0
руб.
В * 1752 году, для болѣе успѣшваго обращения ооетинцежь
и ивгушевцевъ въ хрнстіанство, была учреждена осетиноиая воммиееія, вачальннкомъ которой былъ. назначен* грузннскій архжмавдрвтъ Пахомій, который съ прнчетвякамц въ томъ-же году ж *
прибыл* в * Ооетію ив* С.-Петербурга.
Дія поощревія новообращенных* в въ видах* мвъявленія
им* Высочайшей иилости, в * 1756 году оояелѣво было: «присылаемым* от* вихъ въ Кизляръ и Астрахань дли дѣлъ ихъ давать
изъ кавны кормовыя деньги: старшинамъ по 10, а рядовым* каждому по 3 копѣйки ва день; а которые будутъ пріѣзжать для яро*
дажн скота и прочаго купечества, в тѣхъ отъ обыкновенных*
пошлин* увольвять, авмѣсто ихъ брать пошлины с * российских*
купцов*, вупившихъ унихъ товары»; отъ нихъ-же въ аамѣну то*
го требовалось возвращать россійекихъ плѣнныхъ, когда они к*
нииъ попадутся. По указу въ 1758 роду повелѣно было не вей*
мать пошлины «съ вещей дла употребления к* церковному строе*
Вію и для расхода при церквах* еъѣотных* и прочих* при пасов*» **).
") Матер, для Новой Исторіи Кавказа П. Буткова, ч. I, стр. 266.
Тамъ-ме, стр. 267.
Слоаомъ сказать, ваше правительство употребляю во* доступный по тому времени средства, чтобы поддержать хриоттвотво между ингушами и осетинами; по мротиводѣйетвіе въ это»»
со стороны вабардвицевъ в невѣжество грузинских* духовных»
лвць ве привел этого д*ла въ успешному результату. Вотъ, как?
было обрисоваво тогдашнее похожее іе дѣлъ по ввеяенію на Бав»
міѣ христіанства:
«Устройство осетинской хоммиссіи по обращенію осетиидввъ
в нигушевцевъ въ хриетіавство, бывъ въ рукахъ грузинских-* духомыхъ, мало приносило пользы.
«Хоти съ вемжлаго временя подъ распоряжеиіеиъ Святѣйша»го Сѵнода происходить проповедь хрвстіанскаго закона въ осепаевом** и ингущовоиъ народахъ, но сіе худой уеоѣхъ имѣло
•т* груанневихъ духовныхь. Почтя веѣ бывшіе въ внзлярсвой
стороне начальввхв единогласно предъявляли, что ве имѣютъ вь
тоиъ ни малѣйшей мольвы н прочвостн, по причинѣ грубаго и
диваго енхь людей соетошія, и неспособности ихъ понимать
хрнепдасюа нетины н приступать въ онымъ со виутреиинмь у#ь
стовѣреніемъ. Ови вреотилвсь по большей части изъ корыстолюбия, для ооре&Ьленваго на тавой случай снабденія и оставались
яотомъ въ прежвемъ своемъ нечеетіи и своевольствѣ, какъ не
подручные къ здѣшнему за ними всегда еиотрѣнію. Временные-же
къ нянь здѣшаихъ священниковъ пріѣзды, иногда вь опасноетію
соединенные, не могутъ къ тому достаточны быть, чтобы утвердить ихъ въ общемъ благоустройстве; а всѣ другія нѣры oeaa*
ѵали-бы уже къ нашей сторон* непосредственно* приевоевів; но
т*мъ кафардинскіе владельцы, Коя ихъ своими подчиненными ваздааютъ, были-бы наврасно огорчены, и можетъ-быть еще «
больше аааовецъ изобрѣлн-бы затруднительность вь теченін иромокѣди, н произвели-бы вужду совеѣиъ отъ оныхь людей отступить*
оа, не стоя они въ настоящемь своемъ состояиіи употреблеяія ведвквхъ усилій.
«Таввмъ образомь, вядвмъ изъ сего, что вѣть лучшаго сио*
саба но обстоятельствам* осетиацевъ н ннгунщевъ н прдеяхъ
горцевъ, учинить ихъ прямыми хрветіавамв в в ь здЪшвей стороне приверженными, какъ просвѣщевіемъ изъ вихъ молодыхъ людей. *).
Въ этихъ видахъ, 27 сентября 1764 года была учреждена
V Тамъ-яю, ч. I, стр. 268 и 269.
у • '
въ Моздокѣ школа, гдѣ иовокрещеннымъ дѣтяи* преподавались
христіанскій завовъ и россійская грамота. Но и вта мѣра ни въ
чему не привела, создавъ лишь для родителей обучавшихся особенный ввдъ наживы: родители пріѣажали въ Мовдонъ и обирали
у дѣтей даваемое вмъ оодержаніе и оставляли ихъ въ крайней
бѣдноети, безъ рубахъ, беэъ обуви.
Въ 1771 году самъ Святѣйшій Сѵнодъ усмотрѣлъ по дѣламъ,
•сколь въ худомъ поведеніи до нынѣ находилось обращеніе ново*
в£рцевъ въ христіанскую вѣру въ осетинскоиъ народѣ; a сіе самое произошло ни отъ чего иначе, какъ отъ худого самихъ прожовфдвиков* поведенія, а именно: проповѣдннии оные, оставляя близкіе въ городамъ здѣшвей Имперіи мѣста беэъ проповѣди, отъѣзжаютъ въ отдалевнып и днкія, яроповѣдуютъ ва руссвомъ или
грузинскомъ языкѣ тѣмъ, которые ихъ ве знаютъ; крещеяныхъ
оставляютъ безъ всякаго наставленія, возвращаяеь-же потомъ къ
вимъ, дѣлвютъ подъ разными видами привязки, и чрезъ то сыскнваютъ случай себя обогащать наеильствонъ; дѣлаютъ веисів
првтѣсненія, ве стараясь при томъ ни мело привесть ихъ въ
познаніе вѣры и закова; а слѣдовательно тѣ иновѣрвые вмѣсто
чистаго вѣры и закова повятія единственно только взвуряютоя,
а отъ проповѣдниковъ происходятъ соблазны» *).
Для устраненія этиіъ недостатковъ, осетинская воммдотя,
по отжошевію къ проповѣдникамъ, была подчинена свѣтекой власти—кизлярскоиу коменданту, безъ вѣдома котораго проповѣдники неворавѣ были отправлять своихъ обязанностей. Еромѣ того,
въ ооетивекую коимисію были назначены и русскія духовный лица и начальником* опредѣленъ протопоп* Аѳанасій Лебедева
Этому послѣднему из* Святѣйшаго Отвода было дано тайное наставленіе, каким* образом* поступать въ обращеніи осетииъ и
ингуш* в * греко-россійскую вѣру **).
Одваво-же всѣ эти и позднѣйшія старанія правительства въ
обращенію собственно ингушъ въ хрвстіанство остались безъ
усмѣха. Неудачна также была в попытка двухъ католических*
патеров*, проникших* к* ингушам* в * 1765 году; впрочем*,
эти иезванвые проповѣдники сочли за лучшее убраться по добру
і
*) Тамъ-ае, ч. I , стр. 306 к 271.
*') Желагощіе ознакомиться съ втямъ витеросиымъ документом* могут*
ааітм его въ арклок. подъ лит. Р. въ I часта Катер, для Нов. Ист. Кавв.
П. Буткова.
по здорову, такъ-какъ коллегія иностранных* дѣлъ предписала
захватить ихъ и впредь подобных* патер о въ не допускать въ
проповѣдн въ этом* народѣ.
Таким* образомъ, при неуспѣхѣ нашей духовной миссіи,
въ началѣ настоящаго етолѣтія, какъ это видно изъ вышеприведеннаго документа—договора между ингушами и владикаввазсвимъ
комендантомъ отъ 22 августа 1810 года, — пнгуши снова впали
въ нзычество и поклонялись кумирам*.
Между ингушами встрѣчаются еще старики, которые помнятъ обращеніе ихъ въ христіавъ и которые сами крестились. ѣ
Побужденіемъ къ обращенію въ христіанство, какъ разскаёыбаютъ они, служило главньшъ образомъ желаніе получить 50 коп.,
рубаху и крестикъ (крестики раздавались мѣдные, но ингуши
сначала полагали, что они золотые), которыми снабжали каждаго
ново-обращеннаго. Одинъ изъ стариков* разсвазывалъ мвѣ, что
оиъ, подобно другимъ, иѣсколько разъ крестился, чтобы получить
деньги, рубаху и крестикъ.
' Само-собою разумѣется, что такой взглядъ обращаемых*
въ христіанство, иеумѣлость и злоупотребленія духовных* лицъ,
руководивших* этимъ обращеніеиъ, и, наконец*, совершенно чуждый ингушам* русскій язык*, который* проповѣдывалось слово
Божіе,—не могли упрочить между ними христіанства.
Гораздо податливѣе ингуши оказались к* принятію религіозных* начал* магометанства. Религіозное движеніе, возбужденное Шамилем* и его предшественниками и имѣвшее многочисленных* агентов* в * Чечнѣ, не могло пройти безслѣдно и для ингуш*, живших* въ сосѣдствѣ съ чеченцами й говорящих* с *
вини одним* языком*.
Бели Шамилю и чеченцам* не удалось, при неоднократных*
попытках*, сдѣлать изъ ингушъ сторонников* ихъ полптических*
воззрѣній, враждебных* для Россіи, зато магометанство успѣло
пустить глубокіе корни въ средѣ плоскостных* ингушъ.
Не смотря на хлопотливую заботливость чеченскихъ мулл* ,
о полномъ водвореніи магометанства, ингуши еще продолжаютъ
почитать восвресвый день почти нараввѣ съ пятницею й признают* за праздник* Свѣтло-Христово Воскресенье, хотя уже
нвчѣм* не чествуют* этого праздника. Главнымъ-же праздником*
ингуш* бываетъ все-таки общій магометанскій праздникъ байрамъ, по-ингушски — мархъ. Этотъ праздникъ, въ бѣдной какимя-бы то ни было явленіями жпзнп ингушъ, бываетъ все-таки
4
выдающийся изъ ряда обыкновенныхъ событіемъ. Йнгупіъ налрягаетъ всѣ свои силы, все свое уменье пользоваться длинною и
темною ночью, чтобы приготовить къ празднику барана, теленка или быка, бузы, араки, или пива, такъ-как>, по понятію ингушъ, праздникъ только и воплощается въ обиліи пнщи и питья.
Съ наступленіеиъ правднива особеннаго оживленія въ аулахъ
не проявляется: нѣтъ ни плясокъ, ни пѣсенъ. Толпы пожнлыхъ людей
переходить съ одного двора на другой и, расположившись на средни* двора, предаются истребленію предложенная хозяиномъ дона
угощенія. Женщины въ это время отправляются на кладбище и
подымаютъ тамъ неистовый вой и плачъ по умершимъ своимъ
родственникам^ особенно неистово начинаютъ орать женщины,
если въ это вреня мино кладбища, гдѣ они расположились, проходить или проѣзжаетъ кто-нибудь изъ нужчивъ. Затѣмъ идутъ
оплетни и опять вытье. Въ этихъ однообразныхъ препровождевіяхъ вренени и проходить всѣ три дня цраздаика.
Несколько живее и разнообразнее проводить праздникъ молодежь. Кто имѣетъ лошадь, тотъ заранее приготовляеть ее къ
скачке, и въ дни праздника молодежь выезжаетъ за селеніе и тамъ
производится джигитовка и скачка; но все это имеетъ въ вастоящее время'какой-то вялый харавтеръ, такъ-какъ самая душа оживленія—стрельба—запрещена ннгушамъ, а это для вихъ все равно что баль безъ музыки.
Несколько больше оживленія пробуждается, когда кто-нибудь
жертвуетъ прпзъ для скачки. Призы эти у ингушъ теперь- обыкновенно состоять изъ подобія бурки, рубахи, башлыка, папахи,
треноги, плети и тому подобныхъ вещей, сделаввыхъ изъ гредкихъ ореховъ, яблоковъ в конФектъ, нанизанныхъ на сеть нзь
нитокъ, изображающую какую-либо изъ названныхъ вещей. Призы эти делаются и жертвуются въ память умершихъ родственниками пхъ. Самая большая вещь, какъ, напримѣръ, бурка, назначается на первый призъ и такъ далее. Желающіе скакать на
призъ уезжаютъ верстъ за 10—15 и оттуда начинаютъ скачку.
Въ недавнее-же прошлое время на подобного рода призы иягуши
жертвовали лошадей, полное платье и оружіе; во обычай этотъ,
какъ довольно разорительный, вывелся и призы воплотились въ
Форму игрушекъ.
На такого рода скачкахъ, обыкновенно, присутствуютъ все
мужчины селевія отъ мала до велика. Для присужденія приза избирается несколько человѣкъ почетныхъ стариковъ. въ качестве
л
судей. Бѣда, если заразъ оридутъ двѣ лошади. Въ этихъ случаихъ цѣликомъ проявляется своевольвая и необузданная натура
ивгуша: и родствеввики, и Фамильные братья, и пріятели хоэяевъ
лошадей стараются всѣми силами доказать, которая иэъ лошадей
была на вершокъ впереди. Никакіе уговоры и просьбы со сторовы выбраниыхъ судей, иивакія увѣщанія хоэяевъ лошадей и
согласіе ихъ отдать спорный вопросъ на разрѣшеніе судей непоногаютъ и не иогутъ остановить расходившейся толпы: все
это вричитъ, бранится, машетъ руками и выходить изъ себя,
пока иѣсволько человѣкъ конвыхъ не ворвутся въ толпу и не
разгонять ее силою. Дѣло доходитъ нерѣдво и до драки, а когда
ингуши лосили оружіе, то доходило и до кровавыхъ посдѣдствій.
Первый призъ, обыкновенно съ торжествомъ, въ сопровожден» конныхъ всадвиковъ, отвозится въ подарокъ самому наипочетнѣйшему человѣку или къ начальнику.
Кромѣ скачкн, ингуши, на праздникъ байрама, устраиваютъ
еще для испытанія ловкости и силы молодежи слѣдующее состязавіе: кто-нибудь, на память-же объ умершефъ родственник*,
жертвуетъ большого барана; для этого барава вырываютъ въ
землѣ яму, въ которой овъ ножетъ-быть поставленъ только стоя
• спиною въ уровень еъ поверхностью земли. Сверху накрывают-ь барана досвою или плетнемъ, съ отверстіеиъ для головы
которая таквмъ образомъ одва в находится на Поверхности; затѣмъ на всѣ четыре угла доски или шютвя вакладываютъ по,
одножу тяжелому камню. Послѣ этого, желающіе воспользоваться
бараномъ, начинаютъ скачку, еъ тѣиъ, чтобы на вееиъ сваху
лошади выхватить барана изъ яиы за рога. Весьма ненногимъ
и рФдво удаетса съ успѣхомъ воспроизвести этотъ маневръ; въ
большинстве же случаевъ попытки состязающихся не приводить
въ желаввой цѣли и они принуждены бываютъ сознаться въ своенъ безсиліи въ совершенно этого по истинѣ тяжелаго подвига.
Наконецъ, когда всѣ усилія для извлеченія барана изъ яиы истощены и присутствующие, а равно н жертвователь, убѣдились въ
невозможности выполневія этой задачи мѣстныни геркулесами,
то баранъ обращается въ призъ за простую евачку. Выскакавшій первымъ всадникъ получаетъ влополучнаго барана. Всѣ родственники и знакомые взявшаго этотъ пригъ отправляются къ веку въдомъ, и тамъ, общими силами, соврушаютъ призоваго барава, поминая тѣмъ того умершаго, на имя котораго былъ назвачеиъ ѳтотъ баранъ.
ч
1
Помимо этого, одинъ разъ въ годъ совершающагося реінріозеаго торжества, ингуши развлекаются праздничным* манерой* только на свадьбахъ.
Празднование мусульманскаго дня отдохновенія—пятницы ДО
строго соблюдается ингушами, особенно въ рабочую пору. На*
мазь (ежедневныя молитвы,) также не въ большом* ходу и совершают* эти иамазы аккуратно лишь люди цожилые.
По пятничным* дням*, свободные отъ работъ ингуши собираются въ сельскія мечети и послѣ молитвы остаются танъ
для обсужденія своихъ общественныхъ дѣлъ и нузкдъ, а . чаще—
просто поболтать отъ скуки.
Между ингушами можно ветрѣтить двухъ-трехъ человѣкъ,
исцовѣдующих* православную вѣру; ио и эти люди, по весьма понятной причинѣ, нё особенно стараются о том*, чтобы знали о
ихъ религіи, которую они приняли подъ вліяніемъ. вакяхъ-либо
особенныхъ, исключительных* обстоятельств*.
YL
Условія прошлой жизни ингуш* и ихъ вѣковое зависимое
положеніѳ отъ болѣе спльныхъ сосѣдей, развивая въ них* дур*
выя стороны характера, въ тоже время вліяли и на расширеніе
ихъ умственнаго кругозора. Въ настоящее время ингуши, иѳ*
среды овружающихъ ихъ кавказскихъ племенъ, представляют*
ив* себя элемент*, нанболѣе податливый и чуткій к* воспріятію
прогрессивных* и цивилизующих* начал*.
Въ то время, когда наиболѣе сильныя н богатый матеріальио племена, иаселяющія Терскую область, упорствуют* в * своем* закоснѣломъ невѣжествѣ и строго слѣдуют* своим* исконный* обычаям*, запрещающим* заимствоваться чѣмъ-либо отъ
ненавиствыхъ гяуровъ,—ингуши даютъ изъ себя совершенно обратное явлевіе. Народ* этот*, находясь втечевіи многих* лѣтъ в *
постоянном* и близком* общеніи с* русскими и главным* обра*
гон* в * еосѣдствѣ съ самым* ивтеллигентныи* пунктом* области—г. Владикавказом*, усвоилъ себѣ потребности, отрадныя для
будущаго.
Ингуши, какъ люди практическіе, бойкіе и смѣтливые, всѣ-
•и доступными для нихъ средствами, стремятся завоевать себѣ
в образованіе, и мѣсто ' въ торговлѣ и промышленности, хота
поелѣднее, надо соанаться, прп ихъ полнАйшей неумѣлости, весьма плохо дается иМъ.
Нельзя од&іать ингушу ббльшаго удовольотвія и одолженія,
какъ еогласиться веять въ себѣ въ домъ, даже для приел ути,
сына, брата или родствеивива его. Отъ подобнаго рода просьбъ
ве отобьется, и гд* только представляется возможность приткнуть
вежду 'русскими людьми маленькаго ингуша, тамъ этой возможностя не упускаюсь ихъ родственники; иоэтому-то всюду, начн*.
кая отъ передней и кончая ауднторіею университета, можно встретить ингуша. И все это творить жажда знанія руссваго. языка
я грамоты.
На стремденіе ингушъ иъ образованно было обращено внцнаніе еще въ началѣ 60-хъ годовъ, а въ 1866 году, въ центр*
янгушевеваго ааселенія — въ укр. Назрановсвомъ — учреждена
двухъ - классная горская начальная школа. Постройка здаазя
школы и при ней помАщенія для смотрителя и Одного учителя, при небольшой субоидіи отъ правительства въ 3000 руб.,
произведена оредствани ингушъ. Швола эта, содержимая на вчетъ
правительства, существуешь нова только для однихъ приходящихъ
и этимъ предетавляетъ величайшій тормазъ на пути етремленія
ингушъ къ образоваеію, такъ-какъ только дѣти изъ блнжайшихъ
3—4-хъ селеиій могутъ пользоваться ею. Несмотря ва это неудобство, швола буквально набита дАтьми и претендентов^ ва
офученіе въ ней всегда болАе, нежели можетъ Ьмѣстить въ оебѣ
зданіе школы. Большинству посАщающихъ школу дАтей необходимо ежедневно приходить въ Назранъ изъ селеній, отстояпщхъ отъ этого мАста на 2—4 версты, и мальчуганы, насколько
возножно замѣтить, преодолАваютъ это затрудненіе. Къ развитію
жажды позваній въ ингушахъ и ихъ охотному поеѣщенію школы
не мало способствуютъ, вавъ весьма раціовальные пріемы въ
обученін, такъ и гуманное обращевіе преподавателей, не-запугивающее малевькихъ дикарей.
Со дня открытія назрановсвой школы, въ ней ежегодно
обучалось дАтей ингушъ:
Число дѣтей.
Въ 1868 году
74.
— 1869 —
63.
— 1870 —
62.
г»
'
Въ 1871 году
45.
— 1872 —
55.
— 1873 —
55.
— 1874 —
71.
Наиболѣе лучшіе ученики этой шкоды поступают* на вакавсіи
во Владикавказское реальное училище и другія учебныя заведенія.
Мнѣ иогутъ замѣтить, что учрежденіе школы для какихънибудь 70 мальчиковъ еще недостаточно даетъ данныхъ для того,
чтобы обольщаться какими-нибудь утѣшительными надеждами и
предвидѣть хорошіе результаты въ будущемъ. Не спорю, можетъбыть, какъ зто уже случалось нерѣдко, обстоятельства подавятъ
въ ивгушахъ проблески стреилёвія къ образованію; но тѣмъ не
менѣе повторяю, что развитіе назрановской школы въ вастоящее
время представляетъ знаменательный оавтъ, особевво если мы
првмемъ на ввдъ слѣдующія относительный соображенія.
Назрановсвою школою, какъ я уже сказалъ выше, пользуются дѣтв ингушъ лишь изъ ближайшихъ селеній: Бурсука,
Гаиурзіева, Альты и Насыръ-ворта, ваключающихъ въ себѣ мужского наеелевія 2904 души. Если принять за среднюю ежегодную
циору учащихся въ назрановской школѣ вэъ этихъ селеній въ
50 человѣкъ дѣтей, то увидииъ, что одннъ учащійся приходится
на 58 человѣкъ. Положим*, что этот* выводъ, какъ частный,
ие может* быть примѣвяемъ къ общему числу всего иужского населевія ингупгь, состоящего въ 14 селеніяхъ изъ 11,023- душъ; •
но, принявши за среднее число 100 человѣвъ учащихся изъ всего этого васеленія, мы все-таки получимъ весьма почтенный процент*: одинъ учащійся на 110 человѣкъ *). Такимъ процентным*
содержаніемъ едва-ли многія мѣстности в * Россіи могут* похвалиться.
Кромѣ того, замѣтнымъ и иелишенвымъ значенія учрежденіе назрановской школы можно еще считать и потому, что,
напримѣр*, въ Кабардѣ, въ нальчинской горской школѣ, полагается на туземцевъ всего 35 вакансій, при населен іи Кабарды
до 30 тысячъ душъ мужского пола, причемъ число учащихся
въ школѣ почти никогда не достигает* до положенной штатомъ
•) Точная циара учащихся невавѣстна, ио опредѣлевіе этой циары
въ 100 орвблнштельво вѣрно, тагь-вагь, вромѣ навравовской школы, около
20 дѣгей обучаются во владикаввавсвомъ реальном* учвлніцѣ, вѣсвольво человѣкъ въ ставропольской гпснаіш и много въ другихъ учебныхъ высшяхъ
ж допшхъ ааведеніяхъ, sa исыгоченіеігъ дѣтей, обучающихся у частныхъ лцъ п
циоры; для обученія въ этой школѣ, еще несколько лѣтъ тому
иазадъ, приходилось вербовать дѣтей вабардиицевъ почти силою
и охотно шли на обученіе только дѣти бывшвхъ вабардинскихъ
холоповъ; въ Чечнѣ (вмѣстѣ съ Веденсвимъ и Аргунсвимъ округами), при мужскомъ иаселеніи около 60 тысячъ душъ, тоже существуетъ для дѣтей чеченцевъ 25 вавансій въ грозвенской начальной школе; навонецъ у кумыковъ, этихъ богатѣйшихъ и промыт лев ныхъ людей сѣвернаго Кавказа, насчитывающихъ въ среде своей 37 тысячъ душъ мужского пола, и до-сихъ-поръ еще
не имѣется ни одной школы для обученія русской грамотѣ. Все
это, кажется, даетъ основавіе желать назряновсфой шволѣ большего развитія и надѣяться на благопріятные результаты въ будущемъ; но для достиженія этого необходимо слѣдовало-бы назравовсвую школу подчинить какому-нибудь одному ведомству: или
нестной аднивистраціи или учебному начальству, тавъ-какъ подчиненіе шкоды заразъ этимъ двумъ вѣдомствамъ, что существуешь
теперь, иногда вредить делу образованія.
Извѣство, что такого рода учрежденія, какъ школы, главвынь образомъ создаются естественной потребностью въ нихъ.
Что наэрановская школа создалась именно подъ условіемъ потребности въ ней, лучшпмъ доказательствомъ служить то, что ингуши въ настоящее время для ураввовешенія правь всехъ ингушъ
относительно возможности обученія детей въ этой школе, сильно
хлопочатъ объ устройств* прп ней пансіова и, сколько мне известно, вопросъ этотъ стонтъ на очереди.
Вообще стремленіе ингушъ въ образованію до того сильно,
что между ними, не смотря на ихъ убогое экономическое положеніе, очень распространено желаніе завести женсвія школы, а
въ одномъ изъ селевій — Сурхохи — даже и заведено все необходимое для школы: зданіе, различныя принадлежности в учебныя
пособія; но остановка за пріисканіемъ учителя. Какъ известно,
мы вообще страдаемъ этимъ недостаткомъ, а для ингушъ отысканіе учителя представляетъ еще больше затрудненій, тавъ-какъ
не много охотвиковъ находится посвятить себя жиэни въ глухомъ селеніи.
Существует^ предположевіе совместить должность учителя
въ лице сельскаго писаря; но, по нашему мненію и прииявъ во
ввиманіе те нравственныя качества, коими въ большинстве обладаютъ сельскіе писаря, по преимуществу казаки,—это значить въ
зародышѣ Погубить стрезіленія ингушъ въ развитію. И въ самоиъ
Дѣлѣ, какіе задатки может* дать дѣтямъ такой сельсвіЙ писарь,
который всѣми завониыип и незаконными путями стремится лишь
къ одной цѣли: обезпечить себѣ возможность виѣть ежедневно
полкварты водки?... Растлѣвающее вліяніе такого рода учителей
и въ настоящее время уже дало свои плоды: нѣсколько молодыхъ
людей ингушъ, едва выучившихся кое-какъ русской грамотѣ, подъ
вліяніемъ писарей, изощрялись въ писаніи подложныхъ билетовъ
и удостовѣреній ва краденый скотъ, за что нѣкоторые уже и
привлечены съ своими учителями къ законной отвѣтствеиности.
Эти болѣзненныя явленія указывают* иа необходимость какъ возможно ввиматефнѣе и осторожнѣе отнестись къ стремлению ингушъ учиться. Нѣтъ ничего легче, какъ оступиться въ этомъ
дѣлѣ и, вмѣсто пользы, сбить ингушъ съ пути добрыхъ ихъ начивавій.
Хотя въ ивгушахъ и проявляется склонность къ промышленности и торговлѣ, но эта склонность пока выражается въ самыхъ простыхъ и несложныхъ операціяхъ, какъ подряды на поставку" дров*, сѣна, кукурузы и тому подобныхъ предметов*. Нѣкоторые изъ ингушъ накинулись было на подряды при постройкѣ Ростово-Владикавказской желѣзной дороги, но, съ одной сторо вы, совершенная новизна для нихъ этого дѣла и неумѣлость, а
съ другой — разныя прижимки строителей дороги, — не принесли ингушам* выгод* и глубоко разочаровали ихъ надежды на
хорошіе заработки.
Главным* торговымъ пунктом* для ингушъ служитъ г. Владикавказу туда ингушъ сбываетъ всѣ свои скудные остатки отъ
неменѣе скудных* произведеній той земли, которую онъ обработываетъ. — Ингушъ по преимуществу земледелец*; но весьма
плохая по своему составу и въ незначительномъ количествѣ земля
ихъ оказывается удобною только для посѣва кукурузы, да и эта
послѣдвяя, по качеству своему, не выдерживает* сравненія съ кукурузою, произрастающею въ Чечвѣ, и на рынвѣ не может* конкурировать с * нею.
Ингуши производят* опыты посѣва озимой пшеницы; но
неудача нѣскольких* неурожайных* лѣт* сряду, плохое по каче• ству зерно и незначительный сбор*, едва покрывающій расходы,
отбивают* у нихъ дальнѣйшую охоту к* посѣву этого рода хлѣба. Нѣкоторыя селенія, по удобству почвы, вачинают* разводить
карто»едь. Такииъ образомъ, ори скудости йочвы, обработЫваеиой ингушами, единственными продуктами для продажи можно
назвать только сѣво да кукурузу. Бели мы къ атому прибавимъ
десятого птицъ въ виде куръ, гусей, индѣекъ и утокъ, сотню
яицъ, да фунтовъ десять воровьяго масла, которые втеченіи года
продаетъ на базарѣ жена ингуша, то этимъ мы исчерпаемъ весь
рееетръ предметовъ, воторыми торгуютъ ингуши.
Пріятное и утѣшительное зрѣлище являетъ стремленіе ингушъ въ садоводству и огородничеству. Уже и теперь въ лѣтнее
время ингушсвія селенія представляютъ почти сплошную массу
зелени и въ этомъ отношении составляютъ пріятный контрастъ
съ селеніями другихъ туземцевъ.
Жилища ингушъ также начинаютъ изменять свою внешность: вмѣсто жалвихъ турлучныхъ ^ачугъ, вазываемыхъ саклями, въ селеніяхъ уже не въ диковинку можно увидѣть рубленные
изъ дерева или сложенные ивъ саманнаго кирпича дома, съ черепичными крышами, окнами и дверьми ва русскій манеръ.
Изъ числа горскихъ племенъ, населяющихъ Терскую обіасть, только одни осетины въ дѣлѣ образованія и цивилизаціи
являются ваиболѣе сильяыии соперниками ингушъ.
Ингуши въ настоящее время обитаютъ ва сѣверъ отъ г.
Владикавказа, по pp. Камбнлеевкѣ, Сунжѣ, Наэрановкѣ и Ачалу.
су. Всего ингушскихъ селеній на плоскости 14, извФстныхъ подъ
следующими названіями: Базоркинское, Сурхохи, Эцажево, Насыръ-Кортъ, Гамурзіево, Альты, Бурсуковское, Пліево, Явднрское, Кантышево, Далаково, Верхній Ачалукъ, Средвій Ачалу къ
и Нижній Ачалукъ. Ингушское населеніе входить въ составь
Владикаввазскаго округа и первый 10 селевій состоять въ 4-мъ,
а послѣднія четыре въ 5-мъ участкѣ этого округа.
До 1858 года ингуши жили хуторами, по нескольку дворовь одной какой-нибудь Фаниліи; но, какъ упомянуто было выше, въ виду того, что эти хутора представляли удобное, надежное я ускользавшее отъ надзора убежище для равныхъ хищнн-
Ческихъ партій иабрековъ, то призвано было полеэнымъ сгруппировать ихъ въ большія селенія. Ингуши сначала было отказались исполвить это распоряженіе начальства и часть ихъ
оказала явное сопротпвленіе съ оружіемъ въ рукахъ, такъчто необходимо было прибѣгвуть въ военвой силѣ. Послѣ произведен наго погрома и довольно строгаго наказанія зачинщиков* и участниковъ цозставія, изъ коихъ четверо были повѣшены, а мвогіе наказаны шпицрутенами и сосланы въ Сибирь, —
ингуши заняли назначенный имъ мѣста и образовали существующія въ настоящее время селенія. Кромѣ того, послѣдствіемъ этого вовстанія было отобраніе пожаловяннаго имъ въ 1840 году
звамени в лвшеніе дарованвыхъ привиллегій *).
Все населеніе ингушъ сгруппировано на весьма неболыпомъ
пространствѣ, вблизи укр. Назрановскаго.
По етатвстичесвимъ свѣдѣніямъ за 1873 годъ, населевіе ингушъ состоять изъ 11,023 душъ мужского и 10,587 дупгь женскаго пола.
При довольно скудном* земельномъ надѣлѣ, достигающемъ
всего до 174Д десятин* на дым* удобной, неудобной и занятой
лѣсом* земли, ингуши принуждены испытывать весьма большія
неудобства от* недостатка земли, тѣм* болѣе, что въ чвслѣ надѣла очень большое количество. неудобной земли, почти негодной
подъ выговъ. Вся земля, пмѣющаяся въ распоряженіи ингуш*,
находится в * такъ называемыхъ Сунженских* горахъ и состоять
изъ возвышеввостей. и балокъ. По визовьямъ балок* ингуши сѣютъ хлѣба, а вершины служат* оокосными мѣстаии; частн-же
гор*, обращенный на юг*, пропадают* безплодно, ибо там* ничто не можетъ произрастать и самая трава на этихъ мѣстахъ появляется лишь в * началѣ весны, а въ маѣ мѣсяцѣ эти склоны
представляют* главам* обожженный солнцем* и совершенно голый вид*. Отсутствіе достаточваго количества земли, а равно и
неблагопріятныя климДтическія условія—беэпрерываые дожди втеченіи лѣта или засуха — окончательно лишают* ингуш* возможности вести сколько иибудь порядочно свое зеиельное хозяйство—
единственный пока источник* ихъ существованія.
Незначительный вадѣлъ и скудость земли не даютъ ингушамъ также возможности заниматься скотоводствомъ. Если*же
*) Въ 1863 году, ло ходатайству Б . К. В. Велвкаѵо Квяая Нанѣстая*
ва К&віааскаго, ввамя ингушамъ вновь возвращено, во уже бавъ орнвнхіогій.
ѵѣюторые взъ наиболѣе зажиточныхъ людей имѣютъ стада барановъ, то для содержав) я ихъ арендуютъ землю у сосѣдвнхъ
жазачьнхъ ставицъ или у мѣстныхъ зеилевладѣльцевъ- рогатыйхе скотъ ингуши имѣютъ единственно только для домашнихъ
потребностей.
Для большей наглядности и въ подтверждение высказав наго
иною, представлю картину экономическаго благосостоянія ингуша
скопированную иною съ статистическихъ таблицъ за 1873 годъ.
Все біагосостояніе иягупгь заключалось въ слѣдующемъ:
лошадей
3572 штуки.
разнаго рогатаго скота . . 16439 , —
барановъ
58447 —
разнаго рода хлѣба было собрано въ томъ-же году:
кукурузы
48278 чвтв.
пшеницы
12017 —
проса
917 —
ячменя
196 —
Кромѣ того собрано картофеля около 1000 —
Вотъ все незатѣйливое хозяйство ивгушъ, которое должно
удовлетворять жвзвенныиъ потребностямъ 21,010 душъ обоего
пола.
Бели мы равверстаемъ вышеприведенныя ци«ры, такъ сказать)
по душамъ, то аолучимъ еще болѣе плачевный результатъ. Оказывается, что одна лошадь приходится на 6 человѣкъ, рогатаго
скота менѣе цѣлой штуки на одного человѣка и только около З х ъ
барановъ на одну душу. Хлѣба яадолю ивгушъ также выпадаетъ
не особевно много: около 2'/., четвертей кукурузы и нѣсколько
болѣе полу четверти пшеницы на душу. О просѣ, ячменѣ и карТОФѲЛѢ, по незначительности сбора, не стоитъ и говорить.
Такимъ образомъ, нзъ всѣхъ туземцевъ Терской области,
едва-ли кто иенѣе надѣлевъ землею и вообще удобствами жизви,
чѣмъ ингуши, а между тѣмъ жизвеввая обстановка ивгушъ требу етъ расходовъ болѣе, пожалуй, нежели это необходимо другим*,
тавъ-какъ у иягушъ существуютъ статьи расхода, совсѣмъ незнакомый другимъ туэемцамъ. Такъ, напримѣръ, кромѣ заботы
о поддержаніи своего существованія и ежегодваго внесенін З-хъ
рублевой государственной подати, внгушу еще необходимо добыть
средства, чтобы яеетп тягчайшую изъ всѣхъ—натуральную подводную повинность, содержать сельское правленіе (съ писакемъ),
что обходятся въ годъ каждому селенію не менѣе 200 руб., нанимать полевыхъ сторожей, съ платою по 50 коп. со двора, платить сельскому муллѣ^ро рублю со двора и ваконецъ содержать
сельскую стражу, такъ называемыхъ аульныхъ ковиорааъѣадвыхъ, число которыхъ, при усвлевіи количества преступлевій въ
селевіяхъ, доходить иногда до 180 человѣвъ, а постоянная цифра
составляетъ не менѣе 100 человѣкъ, съ платою каждому разъѣздному по 100 руб. въ годъ; одивъ этотъ поелѣдній расходъ доходить въ 14 ееленіяхъ отъ 10 до 18 тысячъ рублей.—Гдѣ-же взять
столько денегъ?—Обработка вемли, какъ мы видѣлй выше, даетъ
лишь на столько, чтобы ве умереть съ голоду, при самыхъ
скромныхъ требованіяхъ ингуша въ отвошевіи пищи. Повятво
поэтому, что ингуши, при малѣйшей возможности, стремятся £аработывать себѣ яропитаніе ва еторонѣ или прибегать въ неблаговидны мъ способамъ для пополненія своего ежёгоднаго дефицита.
Когда во всему атому близко присмотришься и вавѣсишь
всѣ стороны тяжелаго не существовавія, а прозябанія тавихъ
полудикихъ людей, какъ ингуши, то, право, не подымается рука
бросить въ вихъ комомъ грязи. При всей стѣсненности ннгушъ
обстоятельствами, нужно еще удивляться той эвергіи и стремлений въ лучшему, накія проявляютъ она на своемъ ЖитеЙскомъ
поііршцѣ.
Я убѣжденъ, путемъ «іичваго опыта, что никто изъ обитателей Кавказа или, по-крайней-мѣрѣ, изъ числа жителей Терской области такъ дорого не искупаетъ своей дурной репутаціи,
какъ ингуши, хотя, по совѣсти говоря, всѣ чеченцы, кумыки,
кабардинцы и другіе горцы едва-ли стоять въ вравственномъ отношен і и выше ингушь и причивяютъ намъ менѣе хлопотъ, нежели
они. Все несчастье ингушь заключается въ тоиъ, что они, такъ
сказать, сидятъ передъ самыми глазами начальства и всякая малѣйшая продѣлка ихъ становится извѣстною почти непосредственно послѣ того, какъ совершева она. Украдева, напримѣръ, &8Ъ
сосѣдней станицы пара быковъ,—подымается суматоха: Шлются
строгія предписанія, мечется изъ угла въ уголъ ингушский приставь, увеличивается сельская стража, которой платить селеніё,
взыскивается съ ближайшаго ингушсваго селеніа стоимость увраденныхъ быковъ — и все ато потому, что о кражѣ быковъ получено свѣдѣніе въ тотъ-же день. Въ тоже время гдѣ-нибудь вда-
/
л еовершаютса кража, разбой, убійство, угонютъ цѣлыя стада
скота я т. д. —t и это ве вызываетъ ввкавой особенной суётви.
Правда, явленіе непріятвое в всѣ старавія прилагаются, чтобы
обнаружить виноввыхъ, но ближайшія въ ѵѣсту [проиешествія
селевія ве подвергаются ви взыскавіямъ убытковъ, причиненныхъ
престуиленіемъ, ви учрежденію или усиленію особой сельской стражи и тому подобнымъ неожвдавнымъ распоряженіямѣ.
Конечно, никто не воэметъ смѣлости отрицать совершенія
ВБгушаии иногда вовмутительныхъ я гнусныхъ преступленій, но
возвоівнъ спросить: гдѣ-же тѣ аркадек і я страны, который нр
зваютъ преетуплевій?
Помимо тяжелой отвѣтственности, которая бываетъ слѣдствіемъ совершевія ингушами преступленій, во многихъ елучаяхъ
квгушъ оплачиваете штраФомъ свою старую дурную репутацію. Такъ — надѣлъ оружіе, которое, за ясвлюченіемъ ивгушъ,
веѣмъ туземцамъ позволено носить, — плати, сдѣлалъ выстрѣлъ
на свадьбѣ или на луну *)—плати, уѣхалъ безъ билета-г-плати,
купилъ лошадь безъ удостовѣревія — плати, ве объявилъ о пріѣхавшемъ гостѣ — плати или отправляйся въ яму (сельская гауптвахта^.
Неудивительно поэтому, что экономическое положеяів негу шъ представляется далеко неутЪшительвымъ, а затѣмъ и житейская обстановка ихъ до крайности ограниченна. Поговорка
«оо одежи п протягивай ножки* какъ нельзя болѣе извѣетяа иигушамъ.
Жилища ивгушъ некрасны ни углами, ни пйрог*ми. Обыкновенно, ингушская сакля — это темное и тѣсиое, продолговатое
в узкое помѣщеніе, въ которомъ иногда бываётъ семья ивъ 8
хушъ, Съ прибавкой въ зимнее время воворожденНаго телка. При
каждой савлѣ имѣется маленькое отдѣлевіе, вѣчТо въ родѣ кіадбвой, въ 1 4 / 2 аршйна ширины, гдѣ помѣщаютея кадки съ хлѣбомъ
и другой незатѣйливый екарбъ ингуша. Полки въ саклѣ Be поражайте пышными тю*яками, подушками и шелковыми одѣялами,
•) Ингуши народъ очень суевѣрный я потому всякое небесное явхеніе
производить на внхъ безотчетный страхъ. Особенно непріятно дѣйствугагь
на вкхъ солнечный н лунныя эа*мѣнія. В ъ этнхъ случ&Лхъ, поел* проимѵеекія в ъ слухъ молнтвъ, ингуши начивають стрѣлять вверхъ, налагая, чяо
ютѣыія проннводнтъ нечистая енла, которую можно испугать и разогнать
аыетрѣлажн.
наложенными до потолка, какъ, напримѣръ, въсакляхъ кабардиицевъ, громадными мѣдными тазами и кувшинами, симметрично раввѣшевными на стѣнахъ, и главъ вошедшаго останавливается на
двухътрехъ вагрязнеивыхъ до невѣроятвости тю»якахъ, да столькихь-же одѣялахъ и оодушкахъ, едва хватающихъ для обихода семьи;
близь дверей внситъ намазлыкъ—быч&чья или оленья шкура, на
которой ннгушъ совершаетъ намазъ, а около камина стоять небольшой кумганъ и тазикь, и этимь исчерпывается весь инвентарь домашнихъ принадлежностей ингушской сакли.
Дворъ ингуша тоже не ивобилуеть надворными постройками
• хотя обнесенъ плетнемъ, но бевъ воротъ. Хотя ингуши я не
сторонники чистоплотности вообще, но чистота вь саклѣ и воиругь вея очень поражаете зрителя: полъ и стЬвы въ саклѣ тща/
тельно обмазавы, а дворъ подметевъ.
При жалкой обстановкѣ въ саклѣ, я одежда иигушъ не предотавляетъ роскоши: мужчина обыкновенно носить ситцевую рубаху и бешметъ, нанковые штаны, черкеску изъ грубаго самодѣльиаго сукна, кожаныя или суковныя ноговицы и чевяки я
овчинную папаху, а женщина одѣта въ ситцевые рубаху и бешметъ, по преимуществу яркихъ цвѣтовъ, ситцевые или бумажные
красные штаны, кожаные чевяки, съ бумажвымъ платкомъ на
головѣ; зимою мужчины я женщины прибавляють въ своему костюму нагольный овчинный полушубокъ, во носить полушубокь дѣвушкамъ не вь обычаѣ — стыдно. Дѣти одѣваются какъ и большие, но лѣтъ до 3 — 5, особенно въ лѣтнюю пору, они предпочтительно находятся въ костюмѣ прародителей, что удобно для
дѣтей и веубыточнф для родителей. Свёрхъ описавнаго костюма,
ингуши, въ ненастную погоду, вмѣсто буровъ, надѣвають на еебя кусокъ оѣраго сукна, вь родѣ шали или пледа; по преимуществу ѳтоть пледъ—нарядъ пастуховь. Одиръ разь надЪтое платье
ингуши не снимаютъ до-тѣхъ-поръ, пока оно ве свалится съ
плечъ. Поэтому, кромѣпитанія миріадъ насѣкомыхъ, ингуши весьма часто и особенно въ дѣтствѣ подвергаются накожвымъ болѣанямь. Вообще отсутствіе гигіевическихь условій весьма вредно вліяетъ на здоровье ингушь; особенно одолѣваетъ ингушъ
лихорадка. Вслѣдствіе таквхъ болѣзненныхъ явлепій, ингуши ие
могуть пользоваться здоровьемъ и красивымъ типомъ; /женщины
также. некрасивы, особенно аослѣ 20-ти-лѣтвяго возраста, когда
онѣ совершенно етарѣютъ на ввдъ.
При описанной ингушской обстановвѣ, и пища ихъ весьма
скудна, каіъ по качеству, такъ в въ количественномъ отношенін. Ежедневная и постоянная пища ингушъ состоитъ взъ
кукурувнаго чурека въ ввдѣ прѣсвой запечеввой іепешкн в перекипяченной сыворотки, оставшейся послѣ сбитаго наела; это повседневное иевю ингушскаго стола весьма рѣдио разнообразится яичницею или поджареннымъ на маслѣ творогомъ. Даже зажиточныя семьи ингушъ невсегда питаются болѣе разнообразной пищей и чурекъ изъ пшевицы появляется лишь какъ лакомство.
Шашлыкъ, курицу, ивдѣйку и варенаго барана прнготовляютъ
только когда въ домѣ есть гость; болыпинство-же ингушъ лишены даже этого, хотя и убыточнаго случая поѣсть хорошо, такъкакъ гости есть достоявіе болѣе зажиточвыхъ людей, а не того,
у кого всюду пусто. Богатые люди заготовляютъ себѣ ва зиму
копченое мясо. Эта благодать выпадаетъ. иногда на долю и бѣдвыхъ, но случается такое счастливое время только тогда, если
у ближайшихъ родственвиковъ заболѣваетъ скотъ и его прирѣжутъ,
или когда удается урвать что-нибудь отъ зарѣзанной краденой
скотины. Ингуши ве брезгаютъ и завѣдомо дохлой скотиной и
только для очистки своей собственной совѣсти перерѣжутъ eft
горло.
Не смотря на жалкую обстановку, ингуши, какъ и вообще
всѣ горцы, ^ртггвпр^яцры- Для пріема гостей, мало-мальски зажиточный человѣкъ имѣетъ особое помѣщеніе—кунацкую. Рѣдкій
ингушъ, имѣя возможность,, не угостить пріѣзжаго въ нему.
Если-же заѣдетъ къ ингушу какое-нибудь почетное лицо или
вачальство, то о желаніи ингуша угостить такихъ поеѣтителей и говорить нечего: онъ выбьется изъ солъ, а добудетъ барана, чтобы подать его гостю. Въ этомъ случаѣ съ приведенной
выше одеиціальной характеристикой о гостепріимствѣ ингушъ
вельзя вполнѣ согласиться, такъ-кавъ расчета, угостить какоговкбудь пеобходимаго и полезнаго человѣка составляетъ стремлевіе не однихъ ингушъ, и и болѣе цивилизованныхъ людей; у послѣднихъ расчетъ извлечь пользу изъ гостепріимства, пожалуй,
еще болѣе развитъ, нежели у ингушъ. Между-тѣмъ ингуша, кро•ѣ желанія извлечь пользу ивъ гостепріимства, руководятся еще
к другимъ побужденіемъ, можетъ-быть на нашъ взглядъ и дѣтсвимъ,—это удовлетворить своему желанію выдаться взъ общей
среды хоть чѣмъ-ввбудь и похвастаться тѣмъ, что вотъ, дескать,
вакіе люди заѣзжаютъ въ нашу кунацкую — не чета вамъ! По
воеяу — это главвое руководящее побуждевіе въ ингушскомъ
гостепріимствѣ. Иначе впрочемъ и объясввть нельзя того радушія, съ которымъ нвгушъ весьма охотно привимаетъ я угощаетъ, безъ всякой платы, какого-нибудь заѣзжаго и незнакомаго
человѣка. Чѣнъ больше въ ингушу заѣзжаетъ гостей, іѣмъ почетнѣе становится онъ(и тѣмъ больше гордится атимъ почетомъ.
Для обывновеннаго, ежедневваго потребленія, пища у ингушъ приготовляется вечеромъ, а днемъ ови ѣдятъ чурекъ, сырь
и вообще сухую пищу.
ѴШ.
При скудныхъ средствахъ для жизни, и самая жизнь ингушь
представляется крайне однообразною и монотонною. Единственвымъ общественвымь развлечевіемь для ингушь служатъ пятничныя собранія въ мечети.
Послѣ овончанія молитвы въ мечети, вся бывшая тамъ публика разбивается на кружки и усаживается близь мечети. Если
нѣтъ какого-нибудь экстраординарнаго случая, вь родѣ назначевія новаго начальства или какого-нибудь круонаго событія в ь
селеніи или по сосѣдству, разговоры вертятся ва воспоминаніяхъ
о прошломъ, на сплетняхъ, до которыхъ ингуши большіе охотники, и вообще на развыхъ мелочныхъ предметахъ. Нѣсколько
болѣе оживленными ингуши становятся, когда предстоитъ обсужденіе кавихъ-либо общественвыхъ вопросовъ; но и ото оживленіе
проявляется не ради интереса самаго *дѣла, а въ виду лишь представляющейся возможности наговориться и накричаться вдоволь.
Вообще ингуши весьма плохо сознаютъ всю важность и
звачевіе своихъ общественвыхъ интересовъ, а потому въ этой
еторонѣ дѣла относятся совершенно хладвокровно. Ивгушъ только чутокъ тогда, когда вопросъ касается слвшкомъ близко и непосредственно его кармана; въ остальвыхъ-же случаяхъ рѣшевіе
вопроса предоставляется старивамъ или руководящимъ въ селеніи личвостямъ, а зачастую, по старой памяти, и просто начальству, разсуждая, что атому послѣднему гораздо лучше известно,
что нужно имъ. Впрочемъ, между ингушами и общества въ томь
смысдѣ, какъ мы его понимаемъ, еще не сложилось и не существу етъ. Всѣ жители ингушски хъ седеній дробится ва отдѣль-
выя группы по числу Фамилій и сообща преслѣдуютъ только свои,
такъ сказать, Фамильные интересы. Вся сила, таввмъ образомъ,
заключается въ количественномъ преобладаніи одной Фамиліи оередъ другой и это количествеввое преобладаніе какой-нибудь Фамкліи въ селеніи становится ваиболѣе вліятельнымъ и сильвымъ.
Это обстоятельство, со стороны слабѣйшихъ Фаиилій, вызываетъ
разный тайныя интриги и коалицію противъ сильныхъ; но, въ
концѣ концовъ, являются все-тави результаты, благоприятные для
болѣе многочисленной Ф*МИЛІИ, ибо открыто никто не рисвуетъ
вступать, съ вею въ препирательство.
Фамилія у ивгушъ, въ смыслѣ отдѣльнаго рода, хотя и не
даетъ иакихъ-либо особенныхъ личныхъ иреимуществъ, во аграетъ в ъ средѣ ихъ значительную роль, особенно когда Фамилія
многочисленна. Всякій, менѣе сильный, не рисвуетъ становиться
въ непріязненныя отношенія съ такими Фаииліями и потому*то всякій членъ такой Фамиліи наиболѣе гарантировавъ, какъ въ отношеніи повушѳній на свою собственность, такъ и личность. Украсть
что-нибудь у члена сильной Фамиліи, убить или ранить его—значить нажить себѣ неминуемую гибель или, по меньшей мѣрѣ, неприятность и безпокойство на очень продолжительное время, такъкакъ потерпѣвшіе всегда стремятся отомстить обидчику всѣми
своими совокупными силами. Такое вліяніе сильныхъ Фамилій создало между ингушами оеобый типъ родства—Фамильное братство.
Фамильные братья не связаны узами кровнаго родства, во, соединившись нѣкогда для защиты свовхъ общвхъ интересовъ, ови
продлили втотъ союэъ до настоящего времени. Слабые по количеству члены примыкали къ сильыымъ и, увеличивая собою численность послѣднвхъ, пользовались повровдтельствомь ихъ.
Хотя Фамильное братство ввгушъ, ори настоящемъ ихъ положена; утратило первовачальвый смыслъ свой—совокупную защиту общихъ интересовъ отъ враговъ свовхъ; но, тѣмъ ве менѣе, это братство продолжаетъ пользоваться еще болыпимь уваseei емъ между ингушами и все-таки еоставляетъ, при извѣстной
степени ихъ дикихъ вовзрѣній, силу, сдерживающую иногда порывистую натуру ихъ. Нѣтъ, нѣтъ, а иногда смотришь и подумаетъ ингушъ он е удобствахъ возбуждевія непріаавениыхъ отяошеній съ сильною Фамиліею.
Такимъ образомъ /все ингушское племя дѣлится на нѣсюлько Фамилій, предстівляющихъ изъ себя нѣчто въ родѣ клавовъ шотлавдскихъ горцевъ. Въ вастоящее время изъ веѣхьин-
6
tyriirsttxb «амиліЙ иаиболѣе сильною почитается Фамнлія Мажьсаговыхъ, какъ по количеству членовъ ея, тавъ и потому, что
эта «амилія насчвтыВаетъ въ средѣ своей иного чиноввыхъ людей, выслужившихся у правительства.
Хотя ивгуши народъ вполвѣ раввоправный между собою и
ие имѣющій никавихъ сословвыхъ подравдѣленій, но тѣмъ не менѣе въ заслужеввымъ лвдамъ изъ среды своей они относятся с ъ
ббльшимъ почтеніемъ, нежели въ обывновенвому смертному. Достаточно быть ивгушу на самой послѣдней ступени служебной
іерархіи—приставсввмъ милиціоиеромъ, вапримѣръ, а и тутъ ему
уже, вавъ близкому человѣву начальства, овазывается почетъ:
при угощевіи, его посадятъ за болѣе почетный столивъ, т. е. съ
людьми не заурядными въ селеніи, дадутъ лучшую постель при
вочлегѣ и т. д. Не слѣдуетъ однаво-же думать, что весь атотъ
почетъ оказывается тольво ивъ одного уважевія въ пзвѣстному
лицу,—далеко нѣтъ. Все это производится съ извѣствымъ расчете мъ и тольво именно потому, что ублажаемое лицо стоитъ близко къ начальству, а слѣдовательво и имѣетъ возможность сказать
послѣднему хорошее словцо на случай надобвости.
При всей своей податливой натурѣ къ ваискивавію у всякаго «власть имущаго», ингуши весьма цѣнятъ свое свободное и
раввоправное происхожденіе. Привожу аневдотъ, лучше всего характеризующій ихъ горделивую кичливость своимъ свободными
происхожденіемъ.
Къ одному ингушу заѣхалъ переночевать путникъ, оваэавшійся жителемъ какого-то ханства въ Дагеставѣ. Послѣ обычныхъ пріемовъ гостепріимства, хозянвъ дома вступилъ въ разговоры съгостемъ и, услышавъ, часто повторяемое слово «бекъ»,
спросилъ его о зваченіи этого слова. Гость обънснилъ, что слово это означаетъ у нихъ большого господина и въ свою очередь
полюбоаытствовалъ у звать, есть-ли у ингушъ беки. Послѣ отрицательна™ отвѣта и послѣдовавшаго затѣиъ удивлевія гостя,
послѣдній воскликнулъ:
— Ну кто-же вы такіе и какъ можете жить, когда не нмѣете бека?
— Мы?... а есть у васъ еще старше бековъ?
— Какъ-жѳ, есть.
— Кто?
— У, большой есть человѣкъ—ханъі
— Ну, а выше хана есть еще?
— Есть, во далеко только.... самый большой человѣвъ —
падвшахъ!
— Хорошо. А еще старше падишаха есть?
— Старше? Да кто-же можете быть старше падишаха!?...
одивъ только аллахъ и пророкъ его Муханмедъ!
— Ну, вогь падвшахъ вамъ равный человѣкъ. У насъ, кагь
к у него, ироиѣ Бога, никого нѣтъ старше.
При отсутствіи обществевпой жизни, вееь к в те ре съ ингушъ
сводится на жизнь частную в семейную. Только событія, совершают! яс я въ втомъ тѣсномъ кругу, блиэко касаются ингуша,
радуютъ или волвуютъ его, емотря по свойству событія.
Наиболѣе выдающимися событіями въ жизни ивгушъ можно
назвать только два явлевія: свадьба да смерть. Въ первомъ случай, ингушъ, но не солидный и пожилой, веселится, пьетъ, танцуетъ и поетъ; во-второмъ—веособенно огорчается, если смерть
близваго послѣдовала естественнымъ путемъ, и становвтся дикимъ
звѣремъ, когда зтотъ блиэкій палъ отъ руки врага. Ко всѣмъ
остальнымъ, болѣе мелкяиъ явлевіямъ въ жввни, ингуши относятся спокойно, если это явленіе при томъ не касается еще •
иатеріальвой ихъ стороны.
Казалось»бы, что при живой и ввергичной ватурѣ ингушъ,
когда оиъ предается веселью, должевъ-бы предаваться этому ве•елью съ увлеченіемъ; но на самомъ дѣлѣ мы ввдвмъ не то: танцуетъ-ли ингушъ, поетъ-ли овъ, а все видно, что это онъ дѣлаетъ лишь потому, что на свадьбѣ веобходвмо плясать в пѣть.
Всякое его двнженіе, дѣлаеиое нехотя и лѣниво, такъ в говорить, что вееелье—не сфера ивгушъ. Точво также и огорчается
ингушъ в дико озлобляется не потому, что ему жаль было потерять близкаго человѣка, такъ-какъ родственный чувства весьма
мало развиты въ ингушахъ, а озлобляться они способны при
саиыхъ пустыхъ причинахъ, — при спорѣ, напримѣръ, о томъ,
кто дальше плюветъ или бросить камнемъ; — но возмущается
ивгушъ лишь потому, что смѣли нанести его Фамиліи бевчестье,
оскорбили его самолюбіе. Вѣдь онъ не женщина, чтобы молча
снеети безчестье! Если ингушъ не вскипятится, то его иогутъ
обозвать женщиной, а болѣе оскорбительваго эпитета для ингуша не существуете.
IX.
Ингуши обыкновенно вступаютъ въ бракъ послѣ 20-ти лѣтняго возраста; дѣвушки также выходятъ заиужъ около этого возраста и не иоложе 14 лѣтъ, На рвэвицу въ лѣтахъ между женихомъ и вевѣстого ве обращается никакого вниманія и весьма часто
молодой человѣвъ жевитея ва старшей его лѣтами жевщинѣ, а
иногда и на старухѣ. -Это явлевіе вытекаетъ прямо ивъ того,
что въ болынивствѣ случаевъ ивгуши, вступая въ бракъ, имѣютъ
въ виду не наслажденье семейною жизнью, а лишь практическую
потребность вмѣть здоровую, работящую и опытвую женщину,
ва рукаісъ которой лежитъ обыкновенно вся хозяйственвая часть.
Жена ингуша и въ домѣ хозяйка и въ полѣ работница: дома она
обшиваетъ семью, готовитъ пищу, носитъ воду, ухаживаетъ за
скотомъ и птицею; въ полѣ-же помогаетъ мужу пахать, сѣять,
жать и косить.
Въ то время, когда ингушъ, окончивъ свои полевыя работы, предается азіатской лѣви, развалясь гдѣ-вибудь на солнечномъ припекѣ и отъ бездѣлья строгая ножичкомъ палку — любимое заиятіе ивгушъ во время кеЙФа, — жена его продолжаетъ безустанно трудиться, чтобы держать въ порядкѣ хозяйство и извлекать изъ него какую-нибудь матеріальную пользу.
Не смотря на такое, повидимому, главенство женщины въ
ингушской ^семьѣ, она все таки не пользуется заслуженным^
уваженіемъ со стороны мужчинъ и въ глазахъ послѣдвихъ представляется не болѣе, какъ вещью, рабочею скотиною. Впрочемъ,
это не должно казаться страннымъ, такъ-какъ ингушъ еще недавно
покупалъ себѣ жену за довольно дорогую цѣну — 1 8 коровъ (калымъ) и по этой старой памяти продолжаетъ смотрѣть на жену,
какъ на вещь, и третируетъ ее, какъ скотину. Вслѣдствіе такой
обстановки, ингушская женщина является въ полномъ саыслѣ
рабою. Помимо того, что женщина ве лкѣетъ никакого права
голоса въ семьѣ, она и во внѣшнихъ своихъ отношеніяхъ обязана оказывать мужчпнѣ чисто рабское почтеніе. Бели, напримѣръ, женщина епдвтъ и въ это время проходитъ или проѣзжаетъ мимо мужчина, то жевщина обязана встать на ноги и, въ
силу азіатскаго этикета, повернуться къ нему задомъ, наклонивъ
голову вѣ сколько къ землѣ и закрывши лицо платкомъ, т. е.
изобразить изъ себя Фигуру смиренія.
Лѣтъ 15 тому назадъ ингушская женщина находилась еще
въ болыпемъ увиженіи и зависимости отъ иужчинъ; она рѣшительво ие имѣла собственной воли и отецъ, мужъ или брать были полновластными господами ея. Родственники дѣвушки, часто
вросватавъ ее еще въ колыбели, выдавали потомъ вамужъ, не
только- не спрашивая ея согласія, но даже и не думая объ втомъ.
И по смерти мужа женщина не пріобрѣтала права ва свободвое
распоряженіе своею судьбою: ова обязана была выйти вамужъ
за брата умершаго мужа или за блвжайшаго его родственника, если
заявлялось на то требовавіе этихъ лицъ; въ противномъ-же случаѣ она снова поступала въ полное расооряжевіе свовхъ родныть. И какъ вдова, ве взятая въ замужество кѣмъ-либо изъ родетвевниковъ умершаго мужа, она не ииѣла права выйти эамужъ,
по своему исключительному выбору.
ф
Этотъ варварскій обычай, еще въ началѣ 60-хъ годовъ,
обратилъ ва себя вниманіе начальства, и по иниціативѣ послѣдвнго, въ1863 году, съ согласія ингушъ, первымъ и непремѣннымъ
условіемъ брака постановлено было допуствть свободную волю и
веоринужденнос согласіе не одного лишь мужчины, но и женщивы, выходящей въ замужество. Съ этого-же времени и калымъ,
какъ покупная плата за женщинъ, уничтоженъ и въ замѣнъ это*
го калыма мужчина, сватая дѣвушку или вдрву, обязавъ заплатить родственникамъ невѣсты: 1) 25 рублей Гвъ задатокъ, коими
невѣста можетъ располагать по своему усмотрѣнію,—употребить
на изготовлевіе своего приданаго или отдать часть ихъ и даже
всѣ деньги родственникамъ своимъ ва воспитаніе и присмотръ за
вею, и 2) 80 руб., въ обезпеченіе на случай своей смерти или
развода съ женою.
Обезпеченіе — 80 руб., по желанію невѣсты, вносится или
до брака, или остается какъ невзмѣвный долгъ, который она можетъ требовать отъ мужа во всякое время и, по выходѣ въ замужество, располагать этою собственностью по своему усмотрѣкію. Истрачеввыя таквмъ образомъ изъ обезпеченія деньги, жена, по смерти мужа, такъ и въ случаѣ раввода съ нимъ, ие
нмѣетъ права требовать.
Засватавной дѣвушкѣ вли вдовѣ дается свобода отказаться
отъ своего жениха; въ этомъ случаѣ, задатокъ 25 руб. и обезпе*
ченіе 80 руб., если оно было отдано, возвращаются жениху. Еогда-же «накяхъ» —религіозный обрядъ—совершевъ муллою, а равнымъ образомъ невѣста уже вышла замужъ,—она нараэвод^, безъ
согласія мужа, права ие имѣетъ; мужу-же дозволяется разводъ
во всявое время, не спрашввая согласія жены.
По смерти мужа или развода съ вимъ, жеищинѣ дается полная свобода выйти замужъ эа кого пожелаетъ и вообще распорядиться своею судьбою по личному усмотрѣнію.
При свободной и незамкнутой жизни ингушскихъ жевщинъ,
мужчины и женщины имѣютъ полвую возможность знакомиться между собою, и потому, въ большивствѣ случаевъ, вопросъ о бракѣ рѣшается по предварительному обоюдному соглашенію мужчины и женщины. Когда тавимъ образомъ соглашеиіе состоялось, то жевихъ о
желаніи своемъ вступить въ бракъ съ извѣстиой вдовой или дѣвушкой должевъ объявить старшивѣ селенія, сельскому муллѣ и
родителямъ или родсфенвивамъ невѣсты. Затѣмъ; женихъ приглашаетъ двухъ почетныхъ свидѣтелей и муллу, съ которыми идетъ
въ домъ невѣсты и тамъ, въ присутствіи означевныхъ свидетелей, мулла спрашиваетъ невѣсту о ея соглѳсіи вступить въ браиъ
«съ такимъ-то». Если спрашиваемая изъявить требуемое согласіе, то сватъ или одивъ изъ родственниковъ жениха тамъ-же,
въ присутствии муллы и вевѣсты, объявляетъ, что овъ за жевиха уплачиваетъ полный калымъ; тогда-же вручается вевѣстѣ и
установленвая, задаточная часть калыма, 25 рублей. Послѣ всего
этого мулла произвоснтъ «аминь». Съ этого момента бракъ признается законно сэвершеннымъ и тутъ-же дѣлается условіе о томъ,
когда вевѣста или, вѣрнѣе, уже жена должва быть взята въ домъ
мужа.
Казалось-бы, что при такомъ довольно опредѣленвомъ и
публичномъ епособѣ сватовства никакимъ злоупотребленіямъ со
стороны родственниковъ вевѣсты, желающихъ во что бы-то ни
стало выдать ее замужъ, не можетъ быть мѣста, а между тѣмъ
нерѣдко при такихъ обстоятельствахъ совершается ивгушами подлого въ вевѣстахъ. При такомъ щевотливомъ предложеніи, какъ
замужество, дѣвушва, по обычаю, не можетъ быть прямо налицо, а находится во время означенной процедуры въ особой комиатѣ и вопросы ей предлагаются черезъ двери или окно. Поэтому,
если сватаемая дѣвушка не хочетъ выйти за предлагаемая жениха, а родствевники ея этого желаютъ, то въ комнату эапираготъ. какое-вибудь подставное лицо, которое и отвѣчаетъ согласіемъ на вопросъ муллы. Потомъ дѣвушку-вевѣсту уговариваютъ выйти эамужъ и не дѣлать скандала обняруженіемъ подлога.
Въ большивствѣ случаевъ дѣвушка всегда покоряется ожидающей
йя участи, чтобы избавиться отъ всевозиожвыхъ гоневій и со
еторовы мужа, и со стороны своихъ родственвиковъ; во встрѣчаются и такія дѣвушки, воторыя не поддаются на ооисанвую
уловку и прямо заявляютъ, кому слѣдуетъ, о подлогѣ.
По совершеніи означеннаго обряда—«навяха», вакъ сказано
выше, дѣвушва уже не имѣетъ орава отказаться отъ жениха;
раввымъ образомъ и вивто другой ве вправѣ отбвть ее отъ этого жениха. Но если, вслѣдствіе упорнаго нежелавія дѣвушки или
женщнвы сочетаться бракомъ, жевихъ будетъ поставлевъ въ необходимость отказаться отъ невѣсты и дать ей свободу, то ова
лишается права выйти замужъ за другого равѣе шести мѣсяцевъ
послѣ этого отказа. Въ случаѣ-же варушенія этого правила •
выхода въ гамужество равѣе установленнаго срока, родители или
родственники такой жевщины подвергаются взыскавію въ пользу
перваго жениха: полной платы калыма въ 105 р. ивсѣхъ убытковъ, понесенныхъ этимъ женихомъ при сватовствѣ, а жевившійся на такой жевщинѣ обязанъ уплатить ему 300 руб. и подвергается штрафу въ 50 руб., вакъ за отбитіе невѣсты.
За нарушеніе означенвыхъ правилъ, относительно размѣра
платы калыма, съ жениха, съ родственниковъ невѣеты и старшины аула, допустившаго нарушеніе ѳтвхъ правилъ, взыскивается штраФъ—по 50 руб. съ каждаго ввновнаго. Если невѣста отдается въ замужество въ другое общество, гдѣ означеннаго постановлен! я о бракѣ не существуетъ, и родственники невѣсты воэьмутъ съ жениха болѣе ооредѣленной платы, виновные подвергаются штрафу въ 100 руб., а старшвва—50 руб.
Когда процедура считается конченною, невѣстѣ изготовлено
надлежащее приданое и женихъ успѣлъ запастись достаточвымъ
количествомъ угощевія для предстоящаго празднества, то отправляется поѣздъ за невѣстою, состоящій изъ молодохъ людей—родствевниковъ и пріятелей жениха. Въ сопровожденіи втихъ моло&ыхъ людей и дѣвушекъ — подругъ невѣсты, эта послѣдняя въ
арбѣ, по обыквовевію запряженвой парою воловъ, перевозится
въ домъ жениха. Невѣста всегда бываетъ закрыта шалью отъ
любопытныхъ взоровъ и помѣщается въ арбѣ въ средвнѣ своихъ
подругъ $ молодые люди слѣдуютъ тутъ-же верхами. При этомъ
свадебномъ поѣздѣ непренѣнно состоитъ музыкантъ — зурначъ,
который во всю дорогу, подъ авомпаниментъ барабана, нзвле•аетъ взъ своего вехитраго инструмента—какого-то первообраза
иарнета—убійствевно однообразные и пискливые звуки, напоми-
нающіе крикъ кошки, воторой ежи маютъ хвостъ. Какъ въэтомъ
поѣздѣ, тавъ и вообще въ свадебномъ пиршествѣ, женихъ участія
ве привимаетъ и все это время гдѣ-нибудь скрывается у родственниковъ, вди въ домѣ друга.
Въ былое время, когда внгушъ носилъ оружіе и могъ стрѣлять, не опасаясь денежнаго взысванія, свадебвые поѣзды представляли болѣе оживленный виде», вежели теперь: тутъ ингушъ могъ
щегольнуть и своимъ лихимъ вовемъ, оружіемъ, и своею удалью.
Джигитовва и стрѣльба продолжались во все время дороги свадебваго поѣада, развлекая прекрасный полъ.
По доставлевів невѣсты въ домъ жениха открывается веселье, продолжающееся три дня, а у болѣе зажиточныхъ и дольше. Во все это время идетъ угощеніе, которое главнымъ обрааомъ состоитъ изъ араки. Почтенные люди сидятъ кружкомъ и
угощаясь болтаютѣ о разныхъ разностяхъ, а молодежь въ это
время пляшетъ и поетъ. Танецъ ингушъ вапомиваетъ лезгинку
в обыкновевно этотъ танецъ исполняется двумя особами: мужчиною и дѣвушвою. Присутствующее составляютъ вругъ и въ тактъ
зурвѣ хлопаютъ въ ладоши и въ болѣе оживлеввыхъ па танца гикают ъ. Когда одва пара окончить танецъ, то въ кружокъ выходитъ
слѣдующій молодой человѣкъ, который слегка вачинаетъ приплясывать, ожидая выхода въ кругъ дѣвушки. Эти посдѣдвія, прежде
чѣмъ которая-либо взъ нихъ выйдетъ въ кругъ, начинаютъ ломаться. Бели уже прекрасный полъ заставляетъ вышедшаго въ
кругъ мужчину слишкомъ долго ожидать себя, то кто-нибудь изъ
присутствующихъ васильво выталкиваетъ къ нему первую попавшуюся дѣвушву; иногда такого рода приглашеніе сопровождается ударомъ плети. На свадьбѣ присутствуютъ и замужнія женщины, но участія въ танцахъ не принимаютъ — это не въ обычаѣ ингушъ.
Одинъ разъ навсегда сложившихся пѣсеыъ у ивгушъ нѣтъ
или по-крайвей-мѣрѣ ихъ никто не зваетъ; но поются ими обыкновенно импровизированная пѣсни. Содержаніе этихъ пѣсенъ всегда
одинаково: ими воспѣваются добродѣтели, удальство и храбрость
какого-нибудь джигита. Тема импровизаціи поется какою-нибудь ч
дѣвушкою соло, а въ концѣ «разы начинаетъ пѣть и хоръ, во
одними лишь звуками, безъ словъ.
На третій день свадебнаго празднества, лицо, у котораго
гостилъ женихъ въ это время, посылаетъ отъ себя на свадьбу
барана и въ ту-же ночь ведетъ жеввха домой къ невѣстѣ. За
оказаяяое гоетепрінмство женихъ дарить атому лицу какую-набуль вещь: черкеску, башлыкъ или ноговицы.
Послѣ этого кратковременнаго свадебного празднества, въ
тороиъ сама вевѣста и участія не прпвимаетъ, а сидитъ въ
савгь за зававѣскою и подъ бѣлымъ покрывал омъ, начинается
страдвая эпопея жизни ингушской женщины.
X.
Многоженство у ингушъ, какъ вообще у магометавъ, допускается; во этимъ правомъ вмѣть вѣсколько жевъ пользуются весьма яемвогіе, вакъ вслѣдствіе вевмѣнія средствъ заплатить калымь
8а вѣсколько женъ, такъ и для сохравевія въ домѣ спокойетвія, которое неизбѣжво нарушается и влечетъ масбу неоріятвостей дня мука, вогда онъ имѣетъ неосторожность завестись
двум» даже женами. Неудобство вмѣть двухъ жевъ вошло у ингушъ даже въ поговорку: шн сэсыкъ ёл чунь коо дж&ле дввыцъ,
т. е. у кого есть двѣ жены — тому собаки не нужво. Эта поговорка употребляется въ смыслѣ постоянной грызни и брани двухъ
хеяъ между собою и съ мужемъ.
Такъ-вакъ въ болыпинствѣ случаевъ браки между ингушами совершаются ве вслѣдствіе сердечваго влечевія, а ивь одной
веобходимости нмѣть въ домѣ лвшвюю рабочую силу, то поэтому
чувство уважевія и привязанвости между супругами весьма незначительно разввты, да в ве могутъ получить большего развита, пока ингуши будутъ продолжать относиться къ своимь же•аиъ чисто по-скотски. Даже такое звѣно, какъ дѣти, невсегда
тЪсно связуетъ супруговъ и самая приввзаввость ихъ въ дѣтямь
есть чисто 'животвое чувство, а сердце въ этой привязавноетв почти совсѣмъ ве принимаете участія. Родители и особенно
отецъ относятся къ дѣтямъ совершенно равводушво; да и самый
обычай порицаете въ ингушахъ проявленіе родительсваго чувства: ингушъ нетоль^о считаете неприличнымъ взять на руки
Іія приласкать своего ребенка, но даже, въ прнсутствіи другихь,
назвать его по имени. Точно также считается непозволвтельвымъ
называть свою жеву по имени или вообще говорить о ней или
о дѣтяхъ что-нибудь. Естественно, что равводушіе со стороны
7
7*
родителе^ влечетъ ва собою тоже чувство oo стороны дѣтвй.
Мы всегда ужасаемся, когда намъ дриходвтоя слышать о раеныхъ случая хъ отцеубійства или наоборотъ, но между ингушамв совершееіе такого преступіеиія бываетъ доваіьво чаетымъ
авленіемъ: раздраженный ингушъ ве соображаетъ того, вто противвикъ его, нравно убиваетъ какъ оадстороввяго, такъ в іровнаго
родного своего.
Въ то время, когда ивгушская жевщвва, до установлевія за
вею права свободнаго выбора мужа, была лишена всякихъ человѣческихъ правъ и не смотря ни на слезы, ни на мольбы, ни на
сопротивленіе, ее, какъ барана, продавали за валымъ, получаемый родвыми, и сваливали на арбу, чтобы отвезти въ домъ жениха, — она и «изически обрекалась на страдавія: мужъ билъ,
истязалъ, морилъ голодомъ и холодомъ свою веоокорвую рабужену. Не смотря на совершеніе такихъ жестов остей, обычай
стоялъ на сторовѣ мужа и не принималъ страданій женщины за
достаточный поводъ въ разводу; во всякомъ случаѣ жева могла
развестись съ тираномъ-мужемъ лишь по согласію послѣдинго.
Само-собою раэумѣется, что озлоблевный мужъ ве легко и охотво выпусвалъ изъ рукъ свою весчастную жертву.
При такомъ положеніи порабощенной женщины, единственнымъ протестомъ противъ василія ея человѣческой воли, при»
вужденія родственниковъ и дурного обращенія мужа былъ побѣгъ
отъ послѣдняго; но родственники бѣжавшей женщины, сколько по
отсутствію родственныхъ чувствъ, столько-же и вслѣдствіе требованія веумолимаго обычая, опять возвращали несчастную мужу, какъ уже проданную вещь. Ова снова бѣжала, во свова возвращалась, чтобы терпѣть еще большія гоненія и страдаиія, и
такимъ образомъ дѣло тянулось до-тѣхъ-поръ, пока мужъ, наскучивъ частыми побѣгами жены, являлся съ жалобою въ горскій
судъ. Судъ ѳтотъ, ве имѣя права дать разводъ женщинѣ, безъ
согласія деспота-мужа, рѣшалъ дѣло елѣдующимъ обычнымъ образомъ: отъ родственвввовъ женщины и отъ жалующагося мужа
судъ бралъ поручителей изъ честныхъ и почетныхъ людей въ
томъ, что жева въ вазначевный сровъ будетъ возвращена мужу
и останется у него въ домѣ, а мужъ будетъ доставлять женѣ все
веобходимое въ жизни и хорошо обращаться съ нею. Иногда подобное рѣшеніе, подъ бдительвымъ надзоромъ хоропшхъ и умвыхъ поручителей, достигало цѣли: жева оставалась въ домф мужа и семейное спокойствіе возстановлялось: во въ большиаотвф
сзгучаевь, бѣготво жевы влобвовхялось, йе смотря ви на кавК&
•вручителей.
Наконѳцъ мужъ, потерявъ свое упрямое терпИнів, вывуя*девъ бывать и печальный» положеніемъ дѣла, и увѣщавіями судей и родствоввивовгь дать женѣ развсдъ. Когда равводъ совершался тавимъ путемъ, то нужу возвращался уплаченный ииь га
жену калымъ и мужъ оставлялъ у себя въ домѣ все принесенное
женою имущество.
Въ виду такого отчалннаго иоложеиія женщины, при измѣвеніи обычаевъ о бракѣ въ 1863 году, постановлено также, что
варварское обращевіе мужа съ жевою: побои, обжоги, пораненіе, пытка голодомъ и холодомъ и вообще насвлія и йстявАвін
должны служить причиною развода жены съ мужемъ, безъ согласия иа то моелѣдняго. Въ этвхъ случаяхъ жена, требуАщая
развода^ обязана заявить о томъ горскому словесному суду; су*ь,
убѣдивииоь путемъ дозванія въ иотѵиѣ и справедливости жадобы, вавначаетъ одного посредника— человека яговѣотнаго овоМъ
хорожпмъ новедеяіемъ и добросоясйстность», для наблюдегіія яЬ
поведеніемъ и отношевіями мужа и жены. Бели послѣ этого вновь
поступить жалоба жены « поереднйкь заявить суду о действительности жестокого обращёнія оъ йею мужа и вообще о дурномъ содержаніи ея, то судь, давь посреднику присягу съ двумя првеаяпнками для подтверждения данвыхъ вмъ поназанШ,
лаетъ равводъ и жена получаетъ полную свободу. При такомь
развод жена получаетъ отъ мужа слѣ дуемое ей я недоданное
обввпечевіе вь 80 руб. и все принадлежащее ей имущество, при
чемъ ѵомютъ вшйти заМужь во всякое время.
Боли-же женб, безъ веяйихь ввдияыхъ причйнъ, посдѣ неоднократныгь побѣговъ отъ мужа в воввращенія къ нему, вновь
уйдетъ отъ своего мужа, то она обаэава возвратить ѵуиіу полученный ею калымь и оставить мужу -вое принесенное ею въ дом*ь
его имущество, а родственнике жены, сверхъ того, подвергаются взыскаяію въ пользу обиженнаго мужа двойного калыма, т.
е. 210 руб. Кромѣ того, разведенная такимь обравомъ жена іишается права втеченіи шеетв мѣежцевъ выйти замужъ за другого, а если вто-ввбудь женится на ней до истечения этого срока,
то онъ подвергается взыоканію въ пользу иерввго мужа двойного
калыма—>210 руб., за безчестіе 300 руб. и сверхъ того подвергается штрафу въ 50 руб.
Мужъ, важь мы видѣли выше, во всякое время, по cfiuerffy
желанію, внѣетъ. неограниченное право дать равводъ своей женѣ,
хотя-бы послѣдвяя и не была согласна ва это. Въ настоящее
время, мужъ, прогнавши по своему желавію жену, не вмѣетъ права требовать возвращения калыма, а иапротивъ, обязанъ доплатить недодаввую сумму обезпечевія въ $0 руб. Въ прежнее-же
время, т. е. до 1863 года, весь калымъ, всѣ издержки по свадьбѣ
и даже всѣ мельчайшіе подарки, сдѣланвые при сватовствѣ, возвращались нужу сполна, за нсключеніемъ расходовъ, одѣланвыгъ
родственниками жены на ея придавое и свадьбу. Расчетъ при
равводѣ ве забывалъ даже тѣхъ мелочвыхъ расходом ва помин»
им, которые туземный похоронный обрядъ налагаете на порюднившіяся браком ъ «амиліи.
По прежнему обычаю, женщина, получившая раэводъ, дотѣхъ-поръ ве могла выйти замужъ, пова весь квлымъ, уплаченный ея мужемъ, ве былъ возвращевъ ему сполна. Женщина, получившая равводъ, за которой оставался какой-л&бо долгь по
первому браку, вышедшая замужъ за другого, считалась отбитой
женой, что возбуждало кровную вражду и месть со стороны первого мужа.
Молодая женщина, получившая разводъ, весьма часто обречена было вести безбрачную жизнь,* или потому, что родствен вики ея не имѣли средствъ возвратить какой-нибудь ничтожной доли калыма мужу ея, или чаще потому, что самъ мужъ уклонялся
отъ орцнятія калыма едвнствевио съ тою цѣлью, чтобы разведенная жена была «ни ему, ни другому». Злой нравъ ингуша въ
втвхъ случанхъ можно было переломить только' насильственными
нѣрами. Такъ, родствеввики женщины, получившей раэводъ, доставляли обыкновенно калымъ въ участковое, управлеціе, депутаты одѣвивали и возвращали его мужу; но упрямство нѣвоторыхъ
ингушъ доходило до того, что они бросали ва проигволъ судьбы
врученный вмъ въ счетъ калыма скотъ, который верѣдко пропадалъ беэъ вѣсти. При скрывательствѣ-же в неявкѣ мужа за получевіемъ калыма, жевщивѣ выдавалось отъ участковаго пристава
свидѣтельство ва свободвое вступленіе въ бракъ, еъ обязательствомъ ея родствеинпковъ возвратить калымъ прежнему мужу, по
его требованію.
Если родствеввики разведенной оъ мужемъ жены былн не
въ состояніи въ опредѣленное время возвратить калымъ ея мужу, ови выдавали корову съ телкомъ, которая, при окончательномъ расчетѣ, въ плату калыма ве шла, но считалась Фавтнческимъ
выраженіемъ согласія мужа на равводъ. Б е л мужъ, давшій женѣ равводъ, отказывался впоелѣдствіи отъ исполнен! я своего обещан! я, корова съ телкомъ служила обычной уликой и доназателвствомъ въ судѣ, что жеящинѣ дѣйствительно данъ равводъ.
Въ томъ случаѣ, когда мужъ Фактически докажете, что онъ
даетъ женѣ разводъ вслѣдствіе развратнаго ея поведевія, жева
обязана возвратить ему весь или часть полученваго ею калыма.
При разводѣ мужа съ женою, прижитыя въ супружествѣ дѣ»
тв, сыновья и дочери, остаются въ домѣ отца, ва его попеченіи;
мать не имѣетъ никакого орава требовать ихъ отъ мужа къ себѣ вли въ домъ своихъ родствевниковъ.
Чисто снотсвія отиошенія между собою супруговъ и отсутствіе сердечнаго влеченія другъ къ другу побуждаюѵъ, вакъ мувсчннъ, такъ и женщинъ, прибѣгать къ удовлетворенію чувстве»выхъ потребностей своей пылкой и страстной натуры на сторовѣ, внѣ брачиаго сожительства. Поэтону развратъ и разный эротическая похожденія въ ивгушскихъ селеніяхъ развиты до послѣдней степени, хотя всѣ безобравія ороституціи прикрываются
самой строгой тайвой, которую стерегутъ убійство и кровная
весть свирѣпаго ингуша. Тѣмъ не мевѣе нравственная распущенность ингушъ до такой степени сильна, что, вапрнмѣръ, оставаясь наединѣ съ женщиною или встрѣтввпшсь съ вею въ полѣ
вли въ лѣсу, ивгушъ всѣ свои разговоры сводвтъ ва то, чтобы
склонить женщину удовлетворить его чувственнымъ побужденіямъ
и употребляетъ все свое умѣвье льстить и обѣщать, чтобы только достигнуть своей цѣли, и въ вовцѣ концовъ почти всегда достигаете этой цѣли, такъ-вакъ ингушская женщина, легковѣрвая,
безстыдная и сладострастная, безъ особенной борьбы отдается
собіазннтельныиъ обѣщаніямъ развратной молодежи.
Нетольво замужняя женщина, но и почти всякая дѣвушва у
ивгушъ доступна для сладостраствыхъ увлечевій.
Обнаруженіе прелюбодѣянія и особенно на мѣстѣ преступлевія, 8а весьма рѣдкими исключеніями, влечетъ sa собою убийство любовника; въ прежнее время за это преступлевіе обрѣзывали женщинѣ носъ.
В ъ то время, когда за обольщеніе женщины обычай предоставлялъ право мужу, брату вли отцу ея истить обольстителю и
преслѣдовать самою женщину, мужчина свободно могъ сколькоугоднр нарушать супружескую вѣрвость и ве подвергаться за это
никакому взысванію.
Женщина в в ь настоящее время ве вмѣетъ права на раэводъ ва ѵмѣву мужа, но за нарушеніе ею еуягружеской вѣрностм мужъ можетъ дать ей равводъ, съ тѣнн обычными послѣдствіями, которых влечетъ за собою равводъ съ развратною женою.
Кром* того наперстникъ иевѣряой супруги обязанъ уплатить
оежорблепому мужу три борт *), а тавже три бврча влатятъ
н родственники провивившейея жевы, что составляете 48 коровъ,
изъ вовхъ половина должна быть тельныхъ н половина яловыхъ.
Для доказательства невѣрности жены для горскаго «иювеснаго суда достаточно заявлевія о томъ одного мужа. Тайну о eeoeft
любовной связи женщина выдаетъ лишь нодъ вліяніемъ диѵихъ
угрозъ мужа, нвъ боязни пытки и насильственной смерти, во
рвскаяніе, етадъ и оовѣсть не играютъ въ втомъ привнамін никакой роли.
Страстная натур» ингушъ, не удовлетворяясь добровельдынъ соглашевіемъ женщинъ на любоввыя удовольетвія, ва частую вызываете ихъ на совершевіе насильствевныхъ дѣйствій
цротивъ женщинъ; поэтому похишеніе н изнасилование жещцинъ
было и есть явленіемъ очень обыкиовениыиъ $ъ средѣ лягупгь.
Тавже въ болыпомъ ходу и похищевіе дѣвушекъ—аевѣоте,
жаль по согласію, такъ и безъ согласія ихъ, Руколодящикъ побужденіемъ у ингушъ лъ похищеиію дѣвицъ можно вазвать два
желанія: первое — во что бы-то ни стало добыть себѣ женщину,
которая нравится ему и добровольно не соглашается удовлетворить его страотнымъ требованіямъ и другое — великодушно завладѣть дѣвушвой, когда ее насильно желаютъ выдать замужъ ва
немнлаго ей человѣка. Въ первомъ случаѣ ингушъ лрибѣг&етъ лъ
насилію и для этого выисвиваетъ удобное время за попасть гдѣ'
добудь наединѣ предмете своей страстд и увлечь его въ себѣ,
*) Барчъ — ато плата за бевчестье, оскорбленіѳ, тагь навиваемая почетная плата. Первый барчъ составляет* десять коровъ, второй — восемь и
третій—шесть, всего три барча составляюсь 24 коровы, кгь яояхъ половяяа
тельныхъ н половина яловыхъ.
a ttb другомъ—сама дѣвушка добровольно отдается ш% руна « о ,
чтобы этииъ путемъ избавиться отъ предстоящаго ей браса во
неволи. Ни одидъ ингушъ, считающей ^себд мужчиною агь героического смыслѣ, не откажется, когда представляется возможность,
похитить насильственно вли добровольвыиъ путемъ яримекающую его женщину, несмотря на то, что похшцевіе женщин» у
ингушъ сопряжено съ величайшими опасностями, ие тольно дли
жиааи самого похитителя, во и родственников* его, которымгц
если самому похитителю удалось благополучно уекельвиуть, род*
ственнвви увезенной женщины немедлевво начинают* мстить, и
вромѣ того влечетъ га собою при обычномъ разборѣ дкла довольно значительный до срвдствамъ ингушъ материальный потерн.
Зная эти тяжкія послѣдствіл увоза жеищинъ, ингушъ въ
атихъ случаяхъ прежде всего старается завести похищенную нмъ
въ дожъ къ какому-нибудь сальвому своимъ вліявіемъ и «ючетомъ
человѣву и только подъ иокровительствомъ такого человѣва но*
жетъ на первое время считать свою жизнь ввѣ опасности. Бели
такой счастливый исходъ удастся получить покитителю, то лицо , иъ которому онъ ирибѣгнулъ педъ покровительство, прмвмиаетъ всѣ мѣры къ тому, чтобы примирить похитителя оь оби*
жеиными родственниками похищенной женщины и втимъ положить
предѣлъ стремленію послѣднихъ кровавымъ путемъ отомстить по*
хитителю. Затѣмъ уже дѣло поступаетъ, если не состонлоеь осовчательнаго домашняго примиренія между сторонами, для обычнаго разбора въ горскій словесный судъ, а въ настоящее время,
по желанію потерпѣвшей стороны, можетъ быть равоматрнваеио
и во Владикавка8свомъ окружномъ судѣ.
При разборѣ дѣлъ о похищевіи жевщвнъ въ горскомъ еловесномъ судѣ, обычай налагаете елѣдующія ввисваніи:
За похищеніе дѣвицы, по согласію ея, но безъ вѣдома родителей или родствевниковъ ея, вивоввый подвергается деввжиаиу
взысваиію въ 50 руб. въ пользу родствевниковъ похищенной и
50-ти рублевому штрафу.
Боли появщеніе произошло по наущен ію или оъ соглаеія
родителей или родетвенниновъ, во безъ желавія на то саиой по*
хищенной, хотя-бы она вооелАдствіи и согласилась остатьои же*
ною умевшего ее, то родители или родотвевввви, а также похититель подвергаются взьмванію денежиаго штраеа, первые иъ рев»
в$рѣ 50, а послѣдній—100 рублей.
Бели похищеніе произошло безъ согласія похищенной и бег»
вѣдома родителей или родотвениивовъ и иритоиъ дѣвушка ве была обезчещена, то послѣдняя немедленно возвращается въ домъ
свой, а виновный подвергается ввыскавію въ пользу родственннвовъ похищенной полнаго налыиа—105 руб. и штрафа въ 150 р.
За похищеціе просватанной ухе иевѣсты полагается ввыоканіе вакъ ва отбитіе невѣсты, т. е. родственники похищенной невѣсты платятъ обиженному жениху полный валымъ
105 руб. и веѣ убытии, невѣста возвращаетъ полученную часть
калыма, а похититель обязанъ заплатить потерпѣвшему двойной
валымъ—210руб.,за безчестье 300 руб., и подвергается наложенію штраеа въ 50 руб.
'
За похвщеніе или отбитіе чужой жены полагается тоже взыскавіе, вакъ ва прелюбодѣявіе съ чужой женой.
При обычномъ разборѣ дѣла, главный ввновный почти никогда не отридаетъ своей виновности, такъ-какъ самый Факте
похищенія достаточно изобличаетъ вину его, но онъ весьма рѣдво выдаетъ своихъ товара щей — соучастниковъ, безъ содѣйствія
которыхъ ве обходится ни одно похищеніе. Указа в іе самой похищенной на участниковъ ея похитителя принимается обычаемъ
безъ воякихъ другихъ доказательству но этого рода заявленіе
очень рѣдко можно слышать на судѣ отъ потерпѣвшей: увезенная женщина, подъ давленіемъ смущевія и страха, испытаннаго ею при похищеніи, обыкновенно невсегда можетъ замѣтить оподввжниковъ своего похитителя, а если иногда 8амѣчаетъ
ихъ, то не обнаруживаетъ изъ боязни навлечь вражду ихъ на своихъ родственвивовъ.
Если-же сами родственники увезенной дѣвушки или женщины указываютъ на соучастниковъ главваго ввновваго, но положительвыхъ и ясныхъ уликъ не представляютъ, то судъ каждому
облачаемому въ пособнвчестьѣ назначаете присягу съ двумя при•яжниками изъ сосѣдей, людей благонадежныхъ, въ томъ, что они
не участвовали въ похищеніи и не знаютъ участниковъ этого дѣла. Такая-же присяга назначается и главвому обвиняемому: онъ
долженъ заявить подъ присягою, что указанные соучастники не
содействовали совершенному имъ похищенію и что самое похищеніе едѣлано имъ однимъ, безъ помощи другихъ.
Изнасиловавіе дѣвушки или женщины обыкновенно и чаще
всего разрѣшаетея убійствомъ, во послѣднее преступлевіе по Обычаю не искуиалось первымъ: каждое изъ нихъ было самостоятельное и отвѣтственное.
До 1872 года дѣда о июаешеваніи и раотлѣвія между «у-*
земцами вѣдалвоь до обычаямъ горстами словеоньхми судами; во
въ настоящее время дѣла этого река изъяты ввъ вѣдометва горсввхъ судовъ я подсудны общимъ оудебныжъ учреждениям*» и ваіааааіе определяется по общимъ-же аавеаамъ*
Дря рваборѣ дѣлъ оо мэваемлованшіъ въ горевоѵъ оудѣ у
ингушь существовали слѣдующіе обычаи:
З а •знасилованіе дѣвулки, вслѣдетціе чего она невольно
должна была заявить жмавіе сдѣлатьоя агавою цасилователа, сто»
слйдній, кромѣ ушаты дѣеушкѣ обычваго калыма — 105 руб.,
подвергался взыскавію въ оользу родителей или родетвевннионъ
изнасилованной дѣвушки двойного капана — 210 руб. и штраеу
50 руб.
Если-же ианаси «оиаииая дѣвушка и послб такого безчеегм
не соглашалась едѣлатъся женою обвнняемаго н если ова ара том*
была похищена василователемъ, то она немедленно возвращалась
въ домъ родителей или родственниковъ ея, а обвиняемый подвергался мыдквнію въ нользу обиженной дѣвушви двойного калыма,
въ пользу родителей или родемадововъ ея 105 руб. н поДОргался сеылкѣ на сроиъ админиотративдыжъ порядиомъ.
За н8наснловавіе замужней кемвдны виновный обявапъ §«Ш
ваплатить мужу петерпѣвшей три барда, т. е. 24к0рсвьі. Иявв
еалоааннан жена, но желайіш мужа, али остается при.мужѣ, что
случается весьма рѣдво,или, обыкновенно, отправляется къ с в *
нмъ родствеиннвамъ, т. е. получает* егъ ну*а раэводъ.
За нзвасиловавіе просватанной 'Дѣвушяи или вдо*ьг, вронѣ
к ш ы какъ яр изиасцюмшіе дѣвуомн, номера* нослѣ этого не
соглашается быть-женою васнлователи, послѣдвій обязавъ былъ
еще заплатить жениху цанасиіеваавой морошую лошадь, стоимостью не меиѣе 80 руб., н ва утощенге большого барана м четыре котла араки. Жени*ъ изнасилованной невѣсты имѣстъ право откаеатьея отъ нея и иолучнть обратно, внесенный ннъ малым* млн часть его.
Кронѣ еемаченвой отвѣФствввиостя< виновный къ вавжмшУваніж обвзѵвъ бшлъ ѳамѣнить всю порванную при ѳтомъ одежду
дѣшунши или женщины новею.
Понущевіе на изиаовдовагіе женщины или дѣвупмпі влеило
ту-же ответственность, какъ и за совершенное изнасилование. 1
• Чаще всего, виновный въ ааиасиловавія дѣвуопсц или вдовы,
для ивбѣжація кровной вражды со стороны оекорбікеивтгь ро*-
8
еГвевнвковъ «і и когда дѣхо ве доходить до суда, «спится ва
изнасилованной, но подобный брань ве обявателеиъ.
Гореній словесный судъ, при равборѣ дѣлъ по изяаоилованію,
призиавадъ оактъ совершившимся и не требовалъ иъ иодтвиржденіе доказательству если объ атомъ < заявлять му ять, брать иди
отвцъ, дривявъ такимъ образомъ на себя позорь обнаружен! я
передъ обществомъ сдѣлашшго ему безчестья, шм хонда вто ва*
являла еуду сама потерпѣвшая. Это единственная въ обычаЪ пнгутъ жалоба» предъявление которой служило въ тоже время и
самымъ довазательствомъ, не требовавшимъ прнсяжвыхъ удостовѣреній. Судь приступалъ къ равслѣдовавію только таиихъ обФтоятеіьотвъ дѣла, который могли иногда стать въ разрѣвъ Физической возможности совершенія преступлевія. Въ втвхъ случаях» обввияемому назначалась очистительная присяга съ пятью
присяжными, въ числѣ воихъ должны были находиться двое ролетвеннивовъ обвиняемого.
Трудно доискаться истинной причины, почему ингущопй ©бы»
чай иъ дѣлѣ изнасиловавія жеящинъ принималъ бездоказательное
заявлерів о томъ самой потерпевшей, мужа или блцэкихъ родствевниковъ ея; но вѣроятнымъ иотолкованіемъ этого обычая; дававщаго такое данроное право потерпѣвіпеиу, кань взрѣчеЬіе обвиннтедьваго приговора, нуанво принять весьма щекотливое отног
шрніе ингушъ во веѣмъ сдучаяцъ, гдѣ обнаруживается безчестя»щія ихъ обстоятельства, какимъ естественно вужио признать я
оскорблевіе чести имъ бдвзкихь женщивъ.
*•
Всякое дозор вое обстоятельство, моторое становится достояиіемъ гласности и тодаы, вызываетъ въ оредѣ ингушъ безновечвыя ваемѣшки и остроты, доходящія .ивой рааъ до того, что
предмету эти*ъ дасмФшевъ. нсльвнниеуда повиваться, а. иногда,
при «ссорѣ, и серьезно упрекаютъ неповивнаго человѣва этиміь
беанестьемъ; талого рода наемѣшки и упрёки, всегда, стрем я ідіеся къ тому, чтобы унл8ить достоинство мужчины, такъ высоко
чтимое ими, составляютъ самую ѣдкую обиду, дли еамалюбія/ивVfJH№, обиду большую, нежели та,, которая послужила Окнрвіініемъ
къ вей. Поэтому ингушъ скорѣе подавить въ себѣаыгетуоающее
наружу ороявлевіе оскорбленваго чувств, если «нь яе ямфет*
возможности немедлен** . отомстить убійствомъ оснорфиошю, и
прибѣгнетъ къ средствам^ тайной мести, нежели сдЬяаеѵъ свре
бючестье предметомъ. шутокъ и наамѣшекь. Ингушъ прнзнаетъ
достойдымъ и иочтекАымъ. дЪломъ. еамоушраввую расправу съ
U
евоимъ врагом»! а жалобу считаете слабостью и отеутбтйГемЫ
достаточной храбрости, чтобы лично равдѣлатьсв tv- йнмЪ. Звав
эту щекотливую сторову ингушъ, составители приведенпагё обычая могли полагаться, что вь посредству этого обычая првбѣгвуть только въ дѣі|стввтельно врвйнемъ случаѣ и даромъ не ставу т ь злоупотреблять имъ.
Бели иисушъ уепііваетъ скрыть отъ огласки какое либо позорное обстоятельство, то далеко нельзя сказать, чтобы на этомъ
в уеаоиоивалсн онъ. ВсЪ помыслы его послѣ этого обращаются
въ тому, чтобы достойвымъ образомъ Отомстить человѣку, ставшему причиною его безчестья. И правда, нѣтъ средства, передъ
которым», въ атомъ случаѣ, могъ остановиться внгушъ: злая
месть настигаетъ ненавиставго человѣка въ то время, когда онъ
вевѣе всего могъ ожидать ея. Для дмтиженія этой коварной цѣли ингушъ иногда тѣево сближается съ своею жертвою, заключаете присяжное^ братство и затѣмъ, при удобнОмъ случаѣ, поражаете своего врага.- Неудивительно поэтому, что между ингушами, вавъ увидинъ ниже, весьма часто случаются неизвѣствб
кѣиъ совершаемый убійетва, бевъ всякой ввдимой причины, во,
безошибочно можно сказать, что эта причива —: всегда затаеввая жажда меоти за оскорбленное самолюбіе.
х п .
Смерть и здхоровы у ивгушъ, какъ заиѣтилъ я выше, со*
ставляють одно изъ событій, выходящихъ взъ ряда обыкновеявыхъ.
ЧеловЪкъ, покончивши съ своею земною юдолью, даете возиожвость своимъ родственникамъ, сосѣдямъ в постороввимъ лишиій разъ развлечься въ своей бѣдвой разнообразіями жизни и
всласть удовлетворить всегда готовому въ такихь случаяхъ апетиту.
Какъ только въ селеніи стало взвѣство о ковчинѣ какоговвбудь человѣка, всѣ родственники и одвосельцы, мужчины и женщины, стремятся во дворъ покойваГо, чтобы отдать послѣднюю
честь усошйеиу н совершать ваупокойную молитву—дуа.
Вѣсть о смерти быстро облетаете сосѣднін селевіяг, изъ ко-
торыхъ всѣ близаіе и дальше родственника, друзья и пріятежи
также спѣшатъ въ домъ умершаго.
, Всякій родственникъ н другъ умершего, по обычаю,. долженъ
сдѣлать ориношевіе семьѣ покойнаго, смотря по соотоявію кашдаго. Кто можетъ, тртъ жертвуетъ быка, корову, телка, барана,
вообще что-нибудь ивъ съѣстныхъ припаоовъ, ил и-же день гамм, но
не цевФе какъ на сумму одного рубля. Жеищинкт-родотвенницы
привосятъ или прквоаятъ куеокъ ситцу, нуиачу нлн другой иатеріи, стоиностью также не мевѣе одного рубля* Когда втн женщины Фдутъ изъ другого оеленія, то куски атихъ матсрій привнзываютъ на палки, которыя втыкаютъ въ арбу, тагв-что всегда издали,, по этииъ импровизнроваввынъ «лагамъ, можно узнать
оутещертвующвхъ на похороны женщинъ; мужчины въ этнхъ
поѣздахъ не участвуютъ, а отправляются отдельно.
Всѣ о&начеввыя привошенія родственниковъ и близкихъ друзей умершего инѣютъ большое цравтичесвое значен», такъ.как»
идутъ на угощевіе посетителей, беаъ чего вв однвъ самый за*
жаточный ингушъ ве, въ сортоявш бы л ъ-бы, не разворившись до
прслѣдаей степени, соблюсти похоронный обычай, требующій, «ъ
^рдѣ помин^къ по умершему, предлагать угощеніе каждому поеѣтителю, которые въ подобвыхъ случаяхъ собираются ве деоят*
ками, а сотнями. Тольво при этой посторонней помощи ивгуши
могутъ задавать похоронный пиръ въ истивво-гомеровсвихъ размѣрахъ. Нееоблюденіе этого обычая считается за отказъ * поддерживать на будущее время родствевныя иди пріятельскія отпотевая.
Умершаго или умершую естественною смертью ингуши придаютъ погребенію, если успѣютъ приготовить могилу, въ.тотъже дець и никавъ ве поаже другого дня. Собетвевио погребете
ие сопровождается у ввгушъ ввкакими особенными церемошамв;
обыкновенно, завервувъ покойнаго вли покойную въ бѣлый саванъ—куеокъ бязи, везутъ его ва арбѣ въ посхѣдвее жилище-гмогилу, и тамъ, по мусульманскому обряду, кладутъ, на правый
бовъ,. головою на западъ и лицомъ на югъ. Поелѣ погребенія
мулла читаетъ молитву, а люди состоятельные нанимаютъ одного
муллу читать молитвы на могвлѣ покойнаго, а другогог-въ домѣ
его, втечевіи трехъ сутокъ. Втеченіи-же этнхъ трехъ вутоцъ
продолжается и посѣщевіе родственниками и знакомима дома упер*
шаго и угощевіе посѣтителей-, посѣщенія и поминка продолжаются р дольше, если умершій былъ человѣкъ почетный и богатый.
Всявій незнакомый человѣвъ, проѣзжающій вино додо
гдѣ есть умершій, обааавъ по обычаю войти во дверъ и совершать молитву, или-же, по-крайней-мѣрѣ, сдѣэть съ лошади и оройт
та пѣшкомъ мимо, такого двора.
Въ погребальной продессіи, т. е. въ ,шествів на кладбище,
жевщмвы еовсѣмъ не привимаютъ участія, и втечевіи трехъ дней,
оставаясь въ доиѣ умершаго вли умершей, выражаютъ свою скорбь
илачецъ, нричитаніями о всѣхъ добродѣтеляхъ усоищаго, и блиа*
віа родственаицы умершаго предаютъ нстявавію лццо и груд*
свои, нанося удары, царапая себя н вырывая волосы на голов*»
Угощеніѳ фосѣтнтелей въ первые три дня послѣ смерти служить первыми поминками по умершемъ. Богатые люди, спустя
некоторое время послѣ смерти родственника, рѣжутъ еще быка»
корову или барановъ и мясо въ сыромъ видѣ равдаютъ евоимъ
одиосельцамъ.
Затѣмъ слѣдующія домнавн, и только уже по одаиэдъ умерл
шимъ мужадвамъ, производятся въцрарднжкъ байрама. • КромФ пожертвован! я различныхъ вещей изъ орѣдовъ, яблокъ и ков*ѳктъ
на призы для скачки, родотвеввики умершвхъ рѣжутъ скот?» .и
прнготовляютъ араку, чѣмъ и угощаютъ, поеѣщающихъ НХЪі Ца
праздникъ гостей. Женщнны-же, какъ мы ввдѣли уже выше, въ
праздникъ байрама отправляются ва кладбище, куда ванболѣе состоятельный изъ нихъ несутъ съ собою отваревнаго барана. Когда всѣ скорбящія по умершему и всѣ голодны я, алкающія пищи
собрались На кладбищѣ, то привесшія барановъ считаютъ находящихся на лицо женщинъ и дѣтеЙ и по этоиу числу дѣлятъ на
порціи принесенныхъ ими барановъ. Этотъ родъ милостыни по
рождаетъ въ бѣдвыхъ людяхъ стремленіе въ пріобрѣтенію наибольшагО количества порцій баранины И для этого они обыкновевво забираютъ на кладбище всѣхъ жевщинъ и дѣтеі своей семьй,
чтобы на долю каждаго досталось по порцін. Такого рода помявки богатые люди совершаютъ по евоимъ умершимъ родственникамъ — мужчинаиъ подъ рядъ втеченіи трехъ првздниковъ баЙраиа и затѣмъ уже совѣсть живущаго ингуша по отношеиію къ
упершему спокойна. Нромѣ, такъ сказать, матеріальнаго поииновенія умершихъ»
у ингушъ въ болыпоііъ употребленіи увѣковѣчввать память о нихъ
постановкою ва могвлѣ умершаго или гдѣ-нибудь на видномъ иѣстѣ м чаще всего надо дорогою камеяиыхъ вамятниковъ. Въ прежнее времв ваажгаики эти. представляли изъ себя куоки плотнаго
мне* въ l f / 2 — 2 аршина длиною и до а / 4 аршина въ ширину,
съ завругхсвиымъ верхоиъ, или круглый обрубовъ дерева, съ
грибообразною верхушкою, пли-же сложенную изъ камня во кругъ
могилы четырехъ-угольную стѣву, вышиною отъ одвого до трехъ
арпіивъ; въ настоящее вреия развилось у ингушѣ стремление создавать панятвики болѣе изящной еормы. Такъ, эти вовѣйшіе памятники дѣлаются изъ плоского цѣльнаго камня той-же высоты
и ширины, какъ прежвіе, но на варужной сторовѣ теперешвихъ
ванктнивовъ высѣкается и раскрашивается саПымъ причудливымъ
маверомъ «игура человѣка или вѣрн&е черкеска отъ плечъ до ко*
лѣнъ съ газыряни, на которыхъ взображевы всѣ регаліи—кресты и медали, какіе имѣлъ умершій, и веизбѣжво часы съ цѣпочкою; тамъ-же во кругъ изображены и раскрашены ружье, пистолетъ, кивжалъ, шашка, натруска, отвертка, пояоъ и наковвцъ
кумганъ съ тазомъ. Все это завершается убійствевво-безграмотАіою русскою надпнсыо, гласящею о томъ, какому достойвому нужу воздвигыутъ «сей паиятввкъ». Если человѣкъ, котдрону поста в лен ъ такой памятвикъ, былъ убитъ, в оружіенъ ори тонъ, то
съ боку у памятника водружается высокій шесть, съ куейожъ
матерін ва верху, въ видѣ эначка.
Помимо этого мовументальваго способа увѣковѣчивавія памяти унершаго, существуешь у ингушъ н еще одинъ: близкіе
родствеввики умершаго, желая обезсмертить память о вемъ, приглашаюсь дальвихъ родственниковъ и, зарѣзавъ для угощенія барана, съ помощью ихъ расчищаютъ какой-нибудь источникъ воды и, устроивъ во кругъ деревявный срубъ, называютъ источникъ
по имени умершаго. .
Нужно сказать, что всѣ эти памятники достагаютъ у ингушъ
своего на8наченія и очень врѣпко засѣдаютъ въ памяти живущихъ.
Исторія происхождения памятника передается изъпоколѣвія въпоколѣвіе итѣмъ болѣе запоминается, что всѣ памятвики служатъ ингушамъ географ и ческимъ пособіемъ для опредѣленія всѣхъ пувктовъ яхъ территоріи. Если, вапримѣръ, ингушъ желаетъ назвать
какую-либо мѣстность, то онъ для этого непремѣнво укажетъ находящейся вблизи паиятнивъ, мѣсто убійства кого-нибудь или вообще какую-нибудь подобную этому примѣту, указывиюшую ва
происшедшее тамъ событіе.
Всѣхъ подробностей ингушсвихъ похоронъ и помннокъ я
в е «счисляю вдѣсь, тавъ-какъ всѣ мелкія обрядности в і этиет
олучаяхъ у плоскостных?» и герсвяхъ ингуш» почти одиамовм и
были уже описаны г. Ахріевымъ *).
Хотя и не особенно важвымъ, но все-таки выдающимся событіемъ, вромѣ праздника байрама, свадьбы и похоронъ, въ семьѣ
ингуша бываетъ появленіе на свѣтъ ребенка мужского поіа. Ради такого событія, ивгушъ оіотно рѣжетъ барана и угощаетъ
свовхъ родствеввивовъ и звакомыхъ, прншедшихъ поздравить
его; эти послѣдвіе, на радостяхъ, въ честь появлевія на свѣтъ
мальчика, и въ свою очередь также дарятъ счастливому отцу, кто
иожетъ, барана, быка, корову, которыхъ тогда-же обрекаютъ ва
заыавіе для угощенія, а другіе покупаютъ при этомъ араку.
Женщины приносятъ рожевицѣ въ даръ какую-нибудь изготовлеввую пищу, куръ, яйца, масло п т. д. Когда молодежь развеселится, насытпвъ желудки, то приглашается музыкантъ я устраивается пляска. Ничего подобнаго не происходить, когда вмѣетъ
несчастье появиться на свѣтъ ребенокъ — дѣвочка. Самъ отедъ
вкѣетъ ввдъ сконеуженнаго человѣка, вснкій встрѣчныЙ избѣгаетъ ему напоинить о совершившемся событіи у него въ семьѣ
и только- женщины, родственницы и сосѣдки, при дуть провѣдать
роженицу — и тѣмъ оканчивается все вввманіе по отвошенію въ
дѣвочкѣ — воворождевной.
У ингушъ вѣтъ одинъ разъ навсегда уставовлеввыхъ вмевъ
для варѣченія новорождеввыхъ. Чаще всего въ ѳтвхъ случаяхъ
даются магометанскія имена, но иногда ингушъ любить назвать
своего ребевка какимъ-нвбудь предметомъ, какъ, напримѣръ: Борць
(волвъ), Гамышъ (буйволъ), Цоголъ (лисица), Алхазыръ (птица),
Ночь (дубъ), Вочь (колотушка), Топчи (оистолетъ) и т. д. Затѣмъ ингуши охотно даютъ имена въ честь ваквхъ-вибудь уваиаевыхъ людей, не исключая даже русскихъ; так», весьма много
у ивгушъ встрѣчается вменъ: Воронцову Слѣпцовъ, Ёозловъ,
Кемвертъ (КемпФортъ), Баронъ, Генералъ, Полковникъ, Человѣкъ;
ваконецъ употребляютъ и русскія имена: Иванъ, Ванька, Вася,
Машка, Саша, Настя, Люба и т. д.
Хотя у каждаго ингуша есть общая родовая Фамплія, но
обыкновенно они не вазываются по Фамиліи и эту последнюю закѣвяетъ кличка по отцу, по матери, по дѣду, по дядѣ и т. д.,
V См. «Сбориигь свѣд. о вавяазск. горцагм, вып. Ш..
такъ-что 'Ингушъ можетъ называться веразъ нѣеяодькими npoзваеіями по отчеству, чтб, для незнакомыхъ съ втимъ ооцусоігь,
весыіа затрудвяеть отысваніе какого-нибудь необходимая ингуша.
ХШ.
Покончивъ съ изложеніемъ прошлой, экономической и бытовой, жизни ингушъ, постараюсь ввести читателя въ соеру уголовныхъ и вообще судебвыхъ дѣлъ ихъ и ознакомить съ тѣми
юридическими пріемами, которые выработала ингушская уголовная практика, какъ въ области уголовнаго, такъ и скуднаго ихъ
гражданскаго права.
Считаю это необходинымъ сдѣлать тѣмъ болѣе, что обычаи—йдаты—ингушъ отживаютъ свое время и имъ суждено не в ъ
далекомъ будущемъ оковчательво исчезнуть изъ практики, оставввъ лишь воспоминаніе о себѣ. Уже въ вастоящее время кругъ
дѣйствія этвхъ обычаевъ звачительно съужевъ в вѣдѣнію ихъ
подлежать весьма немвогія дѣла. По Высочайшему указу 30 декабря 1869 года о преобразовавіи судебной части въ Кубанской
и Терской областяхъ и согласно времеввыхъ правилъ для горскнхъ словесаыхъ судовъ, утверждеввыхъ Намѣстввкомъ Кавказсквмъ 18 декабря 1870 года, вѣдѣиію этихъ судовъ, провзводя.
щихъ разбирательство дѣлъ по обычаю, подлежать слѣдующія
уголовный дѣла:
1)' Навесеніе ранъ, увѣчья и смерти въ ссорѣ цлй дракѣ,
начавшейся безъ всякаго намѣренія совершать убіЙство или причинить увѣчіе и рану;
2) случайное, безъ вамѣренія и безъ неосторожности, нанесете смерти, увѣчья, ранЪ или иного повреждевія здоровью;
3) нарушеніе предѣловъ веобходимоЙ личной обороны;
4) кража со взломомъ, а также кражи при оружіи, если цѣна
похищевваго вепревышаетъ трехъ с отъ рублей и еслгі кража совершена въ первый или во-второй разъ;
5) похищеніе, растлйніе и изнасилованіе женщивъ *), и
6) дѣла по предупрежденію и прекращенію, на основаніи
*) Растлѣвіе и мваснловавіе женщввъ, какъ было упоиявуто выше, въ
1872 году ааъоты ивъ вѣдѣаі* горошшъ судовъ.
мѣстцыхъ обычаевъ, вражды и кровомщевія, могущихъ возникнуть вслѣдствіе необнаруженія. вивовныхъ въ убійствѣ.
При отвесевіи этихъ дѣлъ въ вѣдѣдію горсвцхъ словесныхъ
судовъ, главяымъ образомъ былв приняты, какъ это видно изъ
пояснительной запнсри въ проекту времен выхъ правилъ для ѳтидсъ
судовъ въ Терской области, сл-ѣдующія соображения:
1) Относительно дѣлъ по дредуцрежденію и прекращенію, на
осяованіи мѣствыхъ обычаевъ, вражды и вровомщенія, могущихъ
возникнуть вслѣдствіе необнаружеыія вяновныхъ въ убійствѣ:
«Въ случаѣ тайнаго убійства горца, родственники его, даже
прв полномъ отсутствии уликЪ) обвивяющвхъ вого-бы то ни было въ совершевіи этого преетуіценія, указываютъ предполагаеиаго ими убійцу, основываясь ва молве или на словахъ всегда
скрываемаго ими докащика или докащицы, и требуютъ, чтобы обвиняемый очистилъ себя представлевіемъ оПредѣлевнаго числа лицъ,
которые, подъ присягою, публично, въ суде, удостовѣрвлв-бы,
что обвиваемый невввевъ въ приписываемомъ ему преступленіи.
Въ удовлетвореніи такого требовавія окружной судъ откажетъ.
Д между-тѣмъ по народному обычаю только тавииъ способомъ
обвиняемый горецъ можетъ очистить себя отъ возведевнаго на него обвиненія. Такой способъ оправдан! я безусловно веобходимъ,
для полнаго примиренія родственниковъ убитаго съ обвиняемымъ.
Только поелѣ представлевія такого доказательства первые свободны отъ обязанности мстить послѣдвему, не рискуя навлечь на се*
бя упрекъ своихъ одвосельцевъ въ трусости, въ недостатке чести и упасть въ вхъ мвѣвіи. Судебный приговоръ, оправдывающей обвиняемого не на основаиіи прдояжнаго удостовѣревія посторонннхъ лицъ въ невинности его, а по недостатку уликъ въ
его обвивевію, горецъ сочтетъ отвазоиъ въ правосудін, вызывающимъ на личную расправу въ еормЪ места; подвергающійся ей
сочтетъ себя обязанныиъ отплатить тѣмъ-жѳ — а въ результате
окажется целый рздъ преступных^ дѣйствій».
2) По дбламъ случайяаго, безъ намерения и безъ неосторожности, ваиесенія смерти, увѣ^я, ранъ или иного цовреждевія здоровье:
«Случайное, безъ намереиія и бевъ неосторожности, нанеосніе смерти, увечья, ранъ или иного, поврежденія здоровью не
наказывается по нашимъ заковамъ; самое церковное поваяніе, въ
случае нааесенія смерти, можетъ быть наложено на невольваго
убійцу не иначе, какъ по собствеввому его желавію (Улож. ст.
9
к
І470, 1495). Справедливость такого правила непонктна горцу.
Тяжесть вины горецъ изнѣряетъ ве стеоевыо злой волв или
умысла лица виъ обвивяемаго, но воличествоѵъ причиневнаго
матеріальваго убытка. Ояъ ищетъ не личной уголоввбй отвѣтственности обвиняемого, а возиожно-щедраго иатеріальнаго вознагражден! я своихъ убытковъ. Хотя по вапгаиъ законамъ, всякій
причивившій коиу-либо вредъ или' убытки, даже и не преступныиъ дѣйствіемъ, обязанъ вознаградить оные (Улож. ст. 59, т.
X ч. I, ст. 684); но допускаемое нашими законами воэваграждевіё дѣйствительвыхъ убытковъ ве удовлетворвтъ горца. Оовобожденіе вивовнаго въ невольномъ убійствѣ или пораненіи отъ
взыскавія обычвыхъ, вѣками освящевныхъ платежей разваго рог
да, горецъ сочтетъ отказомъ въ правосудіи, а слѣдовательно вполнѣ достаточныиъ поводоиъ къ самосуду, къ личной расправѣ въ
«ормѣ мести».
3) По варушевію предѣловъ необходимой личной обороны:
«Нарушевіе предѣловъ необходимой личной обороны, т. е.
нанесеніе нападавшему равъ, увѣчья или снерти, послѣ отвращенія грозившей отъ него опасности, наказуется по аашимъ занонамъ болѣе или мевѣе строго, смотря по мѣрѣ нанесет я вреда, по роду побуждевій, коимъ слѣдовалъ навесшій вредъ, и по
другинъ обстоятельствамъ, сопровождавшвмъ это нарушеніе (Улож.
ст. 101, 1467 и 1493). Подобнаго рода проступки наказывались
въ Терекой области по мѣствымъ условіямъ этого края. Мало того, тѣ жители, которые встрѣчали съ оружіемъ въ рукахъ всегда
вооружѳвваго вора, грабителя, разбойника и, не довольствуясь
обращеніемъ въ бѣгство вападавшаго, пресЛѣдовали его, были
поощряемы къ подобнымъ дѣйствіямъ и даже награждаемы за совершеніе овыхъ. Увѣреввость, что, отправляясь на кражу, грабежъ, разбой, преступникъ рвскуетъ своею жизнью, служила увдою для хищническвхъ наклонностей горскаго васеленія. При теки хъ условіяхъ, въ случаѣ необходимой обороны, не могло быть
я рѣчи о томъ, послѣ-ли отвращенія грозившей опасности или
до того нанесены нападавшему равы, увѣчья и даже смерть. Съ
изъятіемъ этого рода дѣлъ изъ вѣдѣнін горскаго суда н съ передачею ихъ въ судъ, образоваввый по уставамъ 20 ноября 1864
года, станутъ наказываться такін дѣйствія, за которыя наканувѣ награждали. При настоящемъ положеніи края и вевозбраняемомъ еще правительствомъ вооруженномъ состоявіи всего гор-
« а го иаселеніж области, такой резкій переходъ можетъ оказать'
ва вредвымъ для обществевнаго спокойствия».
4) По дѣіамъ о растлѣвіи и изваспловавіи жевщинъ:
«Съ под&ивевіеиъ окружному суду дѣіъ о растлѣвіи становятся необходимымъ осввдѣтельствовавіе растлѣнной посредствомъ
врача. На такое освпдѣтельствованіе, въ высшей степени безчеетное въ глазахъ горцевъ, она не рѣшится и въ тому не допустить родственники ея. Поэтому, съ отнеоевіемъ этого рода
дѣіь въ вѣдометву окружного суда, становится невовможнымъ
преслѣдованіе ввновнаго въ растлѣвіи. Желая избегнуть освидетельствования, растленная предпочтете отказаться отъ судебваго
вреслѣдованія, а родственники ея станутъ искать удовлетворенія
нвымъ путемъ, путемъ самовольвой расправы* *).
5) Относительно вражъ со взломомъ и при оружіи и
в) нанееевія ранъ, увечья и даже сиерти въ ссоре и драке, начавшейся бевъ нанѣренія ванести сиерть, увечье влв раны:
«Кража со взломомъ и кража при оружіи хотя-бы вещи,
етоющѳй несколькихъ копеекъ, наказывается по вашимъ законамъ
(Улож. ст. 1647, 1653, уст. о наказ, валаг. мировыми судьями
169) несраввевво строже, чемъ простая вража предыетовъ, стоющнхъ сотни рублей и составляющихъ все ииущество горца. Зпачевіе взлома и оружія, вакъ обстоятельству увеличивающихъ въ
такой степени вину подсудимого, для горца непонятно. Способъ
постройки жилвщъ горцевъ (преимущественно плетневыхъ) дѣлаетъ язломъ весьма ве затруднительвымъ и совершеніе его, ве
требуя усилій, не вполне доказываете въ совершввшемъ высокую степень злой воли. Оружіе, въ особеввости кинжалъ, составляете веобходимую принадлежность костюма горскаго. Идучи
ва кражу, онъ вадѣваетъ кинжалъ гіо тому-же побужденію, по которому надеваете черкеску, папаху: онъ одевается, находя неудобиыиъ идти иа кражу не одетымъ. Кражъ безъ оружія у горцевъ ве бываете. Кражи со взлоиомъ и кражи при оружіи, равно какъ и нанесете ранъ, увечья и даже смерти въ ссоре или
•) Оьязъятіеігь втяхъ дѣлъ явь вѣдѣвік горскаго словеснаго «уда, взглядъ
игупь ва освмуЬтельствованіе женщхнъ насколько «снвмѣнвлся и лучшямъ
дотательствомъ тону можетъ служить то обстоятельство, что со времена4
подчинения дѣлъ о растлѣніи окружному суду, ви одной жалобы на совершение этого престуолевія не поступало, хотя было нѣсколыіо дѣлъ въ ПРОИЗВОДства объ убійствѣ н пораввніяхъ, причиною которыхъ било обезчсщеніе
кеюцжиъ такого рода.
въ драке, случайно начавшейся, встрѣчаются весьма часто въ
среде горскаго нас&іенія н составляюсь болѣе 8Д всѣхъ дроогупныхъ дѣйствій этого васелевія. При свойственной горцан* пылкости характера и наклонности прибегать къ оружію ори всякомъ случае, доэволевіе носить оружіе невольно вовдекаетъ гор*
ца въ это цреступленіе. Драки съ оруягіемъ въ рукахъ состав*
ляютъ обыденное явлевіе въ жизни гордевъ; .поэтому н сложило
ся у вихъ обычай, весьма точно, до мелочей, определяющей от*
вѣтственность, какъ за нанесеціе смертельныхъ рань, такъ н ва
лвшеніе и поврежденіе даждаго члена ръ цѣлонъ или чаоти его*
По обычаю, виноввый отвѣтствуетъ главаыиъ образомъ имуществомъ своимъ. Удовлетцореніе потерпевшего имущѳетвенвыиъ
вознагражденіемъ стоить всегда ва первомъ плане; лнчная-ае уголовная ответственность, которой подвергается сверхъ того виноввый, нмѣетъ въ глаэахъ горца второстепенное значеніе, Оиредѣляемое-же вашими законами взысканіе, подвергая виновнаго личной, по преинуществу уголовной, ответственности, ве нмЯетъ въ
ввду примирить его, цѣною матеріальныхъ пожертвованій, съ noтерпѣвшимъ и потону не удовлетворвтъ поелѣдняго».
Хотя все эти дела и подлежать веденію горркихъ словесвыхъ судовъ, во ве безусловно, и лпцу потерпевшему отъ пр&>
ступленія предоставлено право, до назваченія дела къ раэбору въ
горскомъ суде, просить, чтобы дело его было разсмотрено въ*
окружнонъ суде, Этимъ правонъ ингуши пользуются :весьма часто и, какъ кажется, всдедствіе того, что, во-первыхъ, все существовавшіе у ввхъ обычаи значительно урезаны въ размере
девежныхъ вознаграждевій, —например1*, все вторыя платы, 9а
безчеетье и на угощеаіе, въ последнее время почти не назначаются, — а во-вторыхъ, горскій судъ валагаетъ те-же наказ анія,
какъ и окружной судъ.
Ингуши, как^ народъ смышленый, изъ воваго и см^шадоаго
порядка судопроизводства по этииъ деламъ, хорошо хразумѣди, что
горскій судъ, утративъ значевіе суда по обычаЮ)~-по личному
составу своему, ве даетъ гаравтій въ правильному решенію ихъ
делъ по закону и потому, естественно, они стремятся, переносить
свои дѣла въ окружной судъ. При этонъ послѣдиіі судъ выгоденъ для ингушъ еще и потому, что при разборе дѣла принииаетъ въ основаніе не голый оактъ совершнвшагося преступлю
нія, а и причины, вызвавшія это преступление, снягчающія и
увеличивающія вину обстоятельства.
Съ глубокимъ убѣадвнкшь, осжованнымъ на опытѣ, могу
еяѣіо увѣрять, что ввгувів съ чрезвычайным* уваженіеиъ в довѣріежъ относятся, какъ въ окружному, таи» в въ иировоиу суду, гдѣ они весьма часто ведутъ свои дела; установлению такого
отяошевія къ русскому суду сооеобствуетъ главнымъ образомъ
прочно установившееся между ингушами убѣжденіе, что втотъ
еудъ действуете внолвѣ безорнстрастно. Какъ-бы ни былъ ингушъ увѣревъ въ чествоотв своихъ выборвыхъ судей, какъ-бы
онъ ви уважалъ этихъ людей, но въ ведовѣрчивоЙ душѣ его всегда найдется иѣето для сомнѣвія, такъ-какъ въ рѣдкихъ случаяхъ эти судьи не являются родственниками, «аивльвыми или орисяжиыми братьями, свойствевввками или нріятеляии одной иди даже обѣихъ тяжущихся сторонъ. Бевъвсякнхъ другихъ поводовъ,
этого елвшкоиъ достаточно, чтобы заподозрить дѣйствія своихъ
судей.
Вслѣдствіе всего ѳтого въ ингушахъ весьма заметно проявляется стремленіе поскорѣе кончить съ переходнымъ состояніенъ своей судебвой части и подчиниться дѣйствію общаго закона.
Невыгода горскаго словеснаго суда дія ингушъ заключает*
сі еще и въ тоиъ, что подсудимый, въ вѣиоторыхъ случаях*,
долженъ подвергаться варавъ двумъ взыскавіямъ: обычай валагаетъ денежное, а общій законъ, который обязателен* для горскаго суда независимо отъ обычая, личное наказаніе. Привожу самый
простой примѣръ такой двойствеввой ответственности: ингушъ
похищаетъ дѣвушку, при самыхъ навменьпшхъ отягчающихъ об*
етоятельствахъ, т. е. съ согласія самой похищенной, ве причивнвъ атимъ никакихъ матеріальвыхъ потерь для потерпевшей стороны, и при поступленіи этого дѣла въ горскій судъ подвергается денежному взысканію въ пользу родствевниковъ похищенной
50 руб., 50-ти-же рублевому штрафу—по обычаю и затѣиъ приговаривается къ тюремному заключенію отъ 4-хъ до 8 мѣсяцевъ—
по общему закону, тогда-какъ при разборе этого дела въ окружяомъ суде обвиняемый подвергся-бы только последнему наказавію, т. е. заключенію въ тюрьму.
Такого рода дѣлъ въ горской судебной практике встречается очевь много и горскій судъ не вправе игнорировать обычай
нл общій законъ, такъ-какъ § 52 озвачёнвыхъ вреиенныхъ правилъ яено указываете, что, при решеніи делъ уголовншхъ, судъ
(горевій) определяете по совести—степень виновности обвиняе-
р
маго, оо обычаю — количество воанагражденія (заметьте — не
убытковъ), следующего потерпевшему отъ преступлевія, н по
закону—следующее вявоввону навазаніе.
Таѵимъ порядкомъ, учреждевіе горскаго суда, кажущееся на
первый вэглядъ уступкою малоразвитому я невежественному народу, является не снисхожденіемъ, а наоротивъ, болѣе строгимъ
преследователей всякаго преступленія.
Кронѣ упомявутыхъ выше 6-ти видовъ уголовныхъ преступлен)^, къ ведомству горскаго словесваго суда отнесены все уголоввые проступки, означенвые въ Уст. о наказ., налагаемыхъ мировыми судьями, все гражданскіе всви, отнесенные по 29 ст. уст.
гражд. судопроизв. въ ведомству мирового судьи, за исключеніемъ
исковъ, подвѣдомыхъ аульнымъ судамъ, на основаніи положенія
объ этвхъ судахъ, п, наконецъ, иски, превышающіе власть мирового судьи и отнесенные уставонъ гражд. судопроизв. 20 ноября 1864 года въ ведомству окружного суда, ва сумму ве свыше
двухъ тысячъ рублей: 1) по долговымъ обязательствамъ, по обязательствам^ обезпеченнымъ залогомъ недвижимаго имущества,
и о праве собственности ва недвижимыя имущества, когда иски
не оеновавы ва оормальномъ акте, и 2) о ваелѣдстве, о разделе наследства и спорахъ наследниковъ, какъ между собою, такъ
в противъ действительности духовныхъ эавѣщаній, составленвыхъ по горскимъ обычаямъ.
Эти последняго рода иски, превышающіе власть мирового
судьи, отнесены къ ведевію горсваго словесваго суда, въ виду
слѣдующихъ соображеній: 1) что долговыя обязательства, даже
обезпеченныя залогомъ недвижимаго имущества, совершаются у
горцевъ или письменно, на дому, съ приложеніемъ, вместо подписи, мухура (печати) или чернильнаго знака пальца лица, дающаго обязательство, или словесно, въ присутствии свидетелей; а
такого рода обязательства, въ случае отрицанія ихъ должникомъ,
были-бы признаваемы овружнымъ судомъ недействительными !!
оТказъ во взысканіи по нимъ могъ иметь последствіемъ банкротства в упадокъ частнаго кредита, вызвавъ ропотъ и неудовольствія; 2) что у горцевъ, за исвлюченіемъ немяогихъ, владѣющикъ более или менее значительными участками вемли, поземелцная собственность состоитъ изъ небольшого клочка зеили, на которую у нихъ, большею частью, не имеется никакихъ доку ментовъ и новому веденіе этвхъ делъ въ окружном?* суде было-бьі
вочти невозможвымъ в веивбѣжвыя на ведевіе иска издержни
могли-бы превышать сумму века; 3) что дѣла о васлѣдствѣ вообще рѣшаются у магометавъ ва основавіи шаріатсвихъ поставовлевій и этотъ порлдокъ отчасти допускается и нашимъ законодательством*, такъ-какъ ст. 1338 т. X ч. I дооускаетъ раздѣлъ
имущества, оставшагося послѣ магометавъ, производить по игь
закону.
Подсудность исчисленныхъ дѣлъ, какъ уголовныхъ, такъ и
граждавевихъ, предоставлена горскому суду лишь въ тѣхъ случаяхъ, когда тяжущіяся стороны принадлежать къ горскому наеелевію*, но воль скоро въ дѣлѣ замѣшавы лица, не принадлежащія къ этому населевію, вли варушевы права этихъ лвцъ, то
дѣла въ этихъ случаяхъ взъемлются изъ вѣдѣвія горскаго суда.
Вся житейская обстановка ввгушъ, по преимуществу нерадостная и жалкая, ихъ прошлое, развивавшее лишь кровавые
инстинкты, и вообще жвзнь, не ииѣвшая большого значешя въ
глазахъ ихъ, заставляла не особенно дорожить этвиъ высшимъ
даромъ природы. Поэтому убіЙства и пораненія между ингушами
даже теперь, когда вмъ воспрещается ношевіе оружія, случаются весьма часто, а въ прежнее и недавнее время это явленіе
было положительно повседневнымъ.
Ингуши, какъ люди страстнаго и горячаго теипераиевта,
до такой степени раздражительны, самолюбивы и мстительны,
что не только какая-нибудь крупная обвда, какъ убійство вли воравевіе родственввка, отбитіе жены или невѣсты, во и самая мелочная насмѣшка, названіе какимъ-йибудь смѣшныиъ йкенеиъ иін
аредметомъ, отказъ дать табаку ва пайироску и всйкіЙ пустой
епоръ весьма легко вызываютъ ингуша на убійство или пораневіе обидчика или противника. Если ингушу, въ пылу раздражевія,
ие удалось едѣлать вреда противнику, то онъ затаить злббу и
непременно отомстить рано или повдно: подкрадется къ саклѣ
обидчика и выстрѣлвтъ къ нему въ окно, подожжетъ сарай, хлѣбъ
влв сѣио, оодрѣжетъ у скота жилы, обрѣжетъ у лошади хвостъ
/ >"*
или украдетъ лошадь, быка, корову. ІІротиву действительвыхъ,
вроввыхъ враговъ, ингушъ становится еще ожесточеннѣе и т у т ь
уже прибегаете» ко всевозможнымъ уловкаыъ и хитростямъ, чтоб ы з а манить куда-нибудь своего врага, подкараулить его и самымъ коварвынъ и безопаснымъ для себя способомъ убить е г о ;
для этого онъ готовъ прибегнуть къ подкупу и даже, какъ видели иы выше, сделаться на время другомъ в присяжныиъ братоиъ. Ингуш*», чуждый благородства и незнакомый съ великодушіеиъ, ве считаетъ за безчестье и низость напасть ва безоружнаго, убить слабаго и доже зарезать сонваго.
При всей своей злопамятности и жажде къ мести, въ ингушахъ тѣмъ не менее заметно иросвѣчиваетъ жалкая, низкая и
подлая трусливость. Насколько гордъ и храбръ, повидимому, ингушъ, когда ему удается убить или ранить своего врага, безъ
опасности для самого себя, настолько-же унизителенъ, малодушенъ
и гадокъ, когда онъ попадетъ въ свои собственный сѣти и поменяется съ врагонъ ролями. Малейшая царапина, сделанная врагомъ, или тольво выражевіе попытки къ этому ео стороны послѣдняго, заставляетъ попавшего въ просавъ снимать шапку, низко кланяться в молить врага о пощаде или, при малейшей возможности,, убегать отъ него самымъ позорнымъ образомъ. И совершивъ даже удачно задуманвое преступлевіе, онъ торопится скорее укрыться подъ покровительство какого-нибудь вліятельваго
человека или спешитъ явиться съ повинною въ начальству и проситъ последнее гасадвть его подъ арестъ. Чаще-же, совершивъ
ореступленіе въ засаде, ковариымъ образомъ и наедине, внгушъ,
несмотря нинакакія доказательства и улики, съ самымъ поразительныиъ и непонятвымъ упрямствомъ отрицаетъ свою виновность. Наглость, лживость, изворотливость и желаніе во чтобыто ви стало выгородить себя отъ ответственвостн, доводить ингуша до того иногда, что онъ, пойманый при совершеніи преступлена, съ оружіемъ въ рукахъ, какъ ви въ чемъ ве бывало
отрицаетъ и совершенный имъ еактъ преступлена и даже то,
что у него было въ рукахъ 70 оружіе, которое, отобрано отъ
него.
Собственное сознавіе ингушъ въ совершевін какого-либо аре*
ступленія бываетъ Феноменально рѣдкимъ явленіѳдъ, да н въ
этихъ редкихъ случаяхъ онъ напрягаетъ все свое уменье лгать,
чтобы изобразить дело въ самомъ невероятномъ виде и сделать
изъ себя не обвиняемаго, а потерпѣвшаго человека.
Не смотре ва хваетоветвоищрущъ евоѳю пресловутою храбростью, ва проелавлевіе »*ой храбрости и внгушекнхъ доблестей
въ оѣсиядъ ихъ дѣвущев», ни одииъ. изъ .нихъ не . стаиетъ <Лврытою грудью иередъ, опасностью, никогда не.,наладить ил другого ори однэаковыхъ щансахъ опасности, ограничиваясь въ
этокъ случае лишь тѣмъ,
важно подбоченившись, пррфдеъ
мимо врага, и если неизбежно должен* столдвутьсасъяші» у хо
всегда торопите* предупредить противника выетрфіемъ пли удароиъ кинжала, — словомъ,дягупш, кацъ и .вообще горцы, далеко ие тавіе отважвда рыцари и герои, какими и*ъ ивображали
нѣвогда романисты.
,
.•
Частые случаи у£ійетвъ(и. лераиендй у ивгушъ выработали
въ этомъ отношенін довольно точные и подробные обычаи и очень
обширную квалиФикацію этого рода преступлений, особенно въ
дѣлахъ поранен ія.
Всѣ дЬла ингушъ раздфл&ютея по обычаю: на прошыя, къ
которымъ относятся убійотво, нанесевіе ранъ, изнасиловаиіе, нарушеніе женой супружеской вѣррости' пувозъ жены и невѣеты,
нс*о$ыя, въ разряду которыхъ принадлежать дѣла по разныиь
обязательствамъ и займамъ, кража в другіе виды тайваго и открытаго похищевія вли порчи,и истреблевія чужой собственности,
и брачныя, т. е. о закдюченіи и расторжении брака, о лвчныхъ
н имущественвыхъ правахъ, изъ брава вытекающихъ, о законности рожденія и о наслѣдствѣ.
Дѣла первыхъ двухъ рубрикъ рѣпшотоя общнмъ приеутствіемъ горскаго словеснаго еуда по адату, а посдѣдяія, т, е.
д&ла брачныя—по шаріату и изъ нихъ бракоразводный решаются единолично кадіеыъ, на основавіи шаріатсвихъ постановленій.
ВсЪ обычаи ингушъ ваправлевы на матеріальвое воянаграждевіе петероѣвшихъ и, ва исключеніемъ дѣлъ кроввыхъ, т. е.
по убійстваиъ, на обвиняемаго не возлагаютъ викакихъ личвыхъ
карательныхъ взысканий. Тольво въ дфлахъ по убійствамъ, ваиъ
увидимъ сейчасъ, обычай даетъ право роднымъ убитаго лишить
жвзни обвиняемаго» Въ настоящее время безнаказанное првмѣнеше
этого обычая не допускается и виновный въ этомъ подвергается
ваказавію по общимъ завонамъ, какъ за предумышленное убійство.
За убійство полная кроввая плата полагается въ 130 коровъ ва мужчину и 120 за женщвву; но, по ингушскому обычаю,
убійство не искупается этою платою: она служить только какъ
maximum нормы при опредѣленіи вознаграждении за. нанесете
10
рань. Съ-техь-поръ какъ виновные въ убійстве с т а л и лично
ва это ответственны, эта плата назначается горокнмъ судомъ.
да всякое-яге убійетво, какъ нечаян все, такъ и намеренное, убийца въ вягушскомъ офцеетвѣ обязанъ Заплатить двенадцать похоронныхъ коровъ — хіламъ •) к затѣнъ преследуется Кровною
местью, распространяемою на его родвыхъ братьевъ, дядей и
плеиявнивовъ съ мужской линіи.
Если убШца, по совершенія преетупленія, преследуемый родетвеявмками убитаго, спасется у кого-либо Въ сакле,—гостепріиметво, подъ страхомъ потери общественного уважевія и непримиримой вражды спасающагося и его родственннковъ, налагаетъ на
хозяина сакли священную я непремѣвяую обязанность оказать
убійцѣ, какъ госпо, ищущему покровительства, защиту и благополучно доставить виновнаго къ его родствеввнкамъ. За оказапіе
такого гостепріимства обычай налагаетъ ва покровителя, прнвявшаго подъ свою защиту гостя—убійцу, уплатить родетвенннвамъ
убитаго двенадцать «покровительствующих!»» коровъ—меяри калшрваккаръ, т.
вріага спасшихъ — немедленно или представить
вадежныхъ поручителей въ томъ, что эта плата будетъ внесена
въ назначенный срокъ. Тогда только родствевниви убитаго, оеаждающіе гостепріимяую савлю и требующіе отъ хозяина ея выдачи скрывшегося кровника, расходятся по домамъ.
Обычай покровительства спасающимся крбвиивамъ датакой
степени былъ высоко чтимъ ингушами, что нередко бывалП примеры, что хозявнъ, принявшій убійцу, жертвовалъ своею собственною жизнью для защиты привятаго имъ человека.
Преследование кровника и спаееніе его въ какой-нибудь сакле представляетъ очевь своеобразное и характерное зрелище,
отличающееся общимъ говором^, бе8толковымъ шумоиъ, дикими
я грозными криками мужчивъ, воплями жевщянъ и дѣтей, отчаянною бранью, угрозами и частыми выстрелами въ саклю, где укрылся преследуемый. Самое деятельное и едва-ли не
большее участіе въ защите спасшегося кровника принимаюсь
женщины и особенно родственницы ооаждаемаго, если онѣ успеюютъ къ нему на помощь. Вооружившись палками, кольями и длинными хворостинами, женщины занпмаютъ позиціи у дверей и
оконъ сакли, где скрылея преследуемый, и съ ожесточенными,
*) Похоровныя коровы полагаются по обытаіо всѣ тельныя, каждая въ
яѣвѣ отъ 12 до 13 руб.
оглушительными крицами и воплями $и$до отражать нагиоси
осаждающихъ, награждай ихъ при ѳтомъ куда ни вооало ударами
нахокъ и самою отборною» циническою бранью. Въ этяхъ слуЧАЯХЪ женщины неприкосновенны и вполне гарантированы отъ
такого-же вападенія на нихъ со стороны мужчивъ, такъ-какъ ва
обычаю считается болыпимъ с^ыдомъ для мужчииъ ударить чем*якбудь ѵенщиву и въ особенности иаиимъ-вибудь оружіемъ.
12-ть оавровительствующвхъ воровъ убійца, въ свою очередь, обяэааъ возвратить принявшему его подъ свою защиту.
Если въ убійстве участвовало несколько человѣкъ, то похоронная плата въ 12 король разлагается по ровнымь частямъ
ва веѣхъ виноввыхь и каждый взъ ввхъ считается кровиикомъ
оо годичной. очереди, назначаемой жрёбіемъ. Отомщепіе, сделанное одному взъ вроввввовъ, участвовавшихъ въ одвомъ убіЙствѣ,
освебождаетъ всѣхъ остальныхь отъ далъвѣйшаго кровнаго преследовали. Если кто-либо явь участниковъ такого общаго- преступленія, подъ какимъ-нибудь предлогом*, не признаетъ себя
виновным* въ убійствѣ, то обычай предоставляете право остальным* ввноввым* вли отвести от* ответственности этого отказывающагося от* участія в* убійствѣ своего товарища) или уличать его в * этомъ присягой съ 18-ю присяжными.
Убійца—кровникъ, вли кто-либо изъ его родныхъ братьевъ,
дядей и племннниковъ, которые также считаются кровниками, можетъ подвергнуться убіЙству во всякій моментъ, но съ темь
только условіемъ, что если это отомщеніе воспоследует* раныгіе
года со дня совершеннаго убійства, то 12 похоронныхъ воровъ возвращаются родственникамъ отомщенваго кровника. Изъ этого ввдво, что ннгушскій обычай предоставлялъ кровнику купить право
ва год* жизни за двенадцать коров*; покупка эта была обязательна, а неустойка съ противной стороны воэвращала только
взысканную плату.
Похоронная плата, т. е. 12 похоронныхъ коровъ, за убіЙство кровника не взыскивается.
За подвод* словоиъ вли дедомъ иъ убійству, съ виновваед
въ этомъ взыскивается плата въ двенадцать «подводвыхъ» кор о э * — б ар на, т. е. укавывающих*;, но кроввивомъ втотъ
пособник* убийства не считается.
Если кто-либо убить въ своем* собственномъ доме или у
еебя во дворѣ, то ва виновваго, кроме похоронной платы, обы-
4
чайналагаетъ еще плату въ двенадцать коровъ за Федчестье двора—ивоу-' да «кара.
Бега убійца, вь время совершевія имъ кроваваго преступления, ранеяъ своею жертвою влв впослѣдствів будетъ равенъ
родственниками убятаго, to за эти раны никакой платы кровнику
ве полагается; Но если, въ отомщеніе этому кровнику, будетъ
убнтъ кто-либо наъ родстйенвивовъ его, тогда убШцн, т. е. кровникъ, освобождается отъ кровной меоти и по обікмаю доЛженъ
получить, плату за раны, нанесенный ему при упоиянутыхъ чібстоятельствахъ.
Этотъ послѣдній обычай, направляя месть на самого убійцу, иыѣетъ въ виду предохранить его неповинвыхъ родственниковъ отъ нести, которая, не смотря ва свое кипучее взступленіе и дикіе порывы, не мало сдерживается этимъ обычаемъ, влекущинъ за собою матеріальныя потери. Съ послѣднииъ обстоятельствомъ неразрывно связанъ еще и тотъ обычай, который,
при разборѣ кровныхъ дѣлъ, оставляешь безъ вэысканія все долга и денежныя обязательства по отношевію къ убійце впредь до
воспоследовавія отмщевія за кровь. Такииъ образомъ обычай,
предоставляя право местц, зъ тоже время и обуздывалъ это право матеріальными лищеніями, неизбежно следовавшими, за отомщеніенъ не прямо кроввику.
Если совершившій убійство снииетъ съ убитаго оружіе, илв
унесетъ его платье, или-же скроетъ тело убитаго имъ, лншивъ
его своевременаыхъ похоронъ, и вообще если убійца какимъ-нибудь образомъ обезчеститъ трупъ убитаго имъ человека, то, кроме
двевадцати похоронныхъ коровъ, виновный платить еще двевадцать коровъ за оскорбдепіе тела—цеэтта даккара.
Итакъ, нередко случается, что убійца, кроме неизбеяшой
опасности быть убитымъ своими кровниками, подвергается довольно высокой приплате: двенадцать похоронныхъ коровъ, двенадцать за оказанное ему покровительство, столько-же эа безчестіе
двора и двенадцать коровъ за обезчещеніе тела, всего сорокъ восемь коровъ. Хотя кровная вражда должна прекращаться убійетвомъ ва убійство, но на самоиь деле, большею частью, убійство влечетъ за собою целый рядъ особыхъ убійствъ съ обеихъ
сторовъ. Даже отоищеніе за кровь редко делается открытой силой. Сделавши убійство, ингушъ принимаетъ всевозможный меры
скрыть его, чтобы избегнуть -мести или чтобы за кровь своего
родственника загубить двухъ, трехъ и сколько возможно болѣе
чадовѣиъ* Кроме того, раздраженный вровеикъ не разбнраеть
степени родства между членами враждебной и ненавяс*вЬЙ ему1
Фамнліи; онъ мсрѣдіо убиваетъ самаго АаіьнЯг» родственника уб!й-1
цы, вто тольво попадется водьего мстительную руву. 0xytfae*-:i
он даже, что родственники убитага, ослѣплевньіе неістовою вражда» въевоимъ вреввииамъ н отуманенные пролитою кровью, убивают» оовершенио иевиннаіч) человѣва, ошибочно првМевь erd:
за родвтвеюина убійцы. Танимъ образомъ ироввая месть Подводить подъ удары еамыхъ дальних* родствСйниковъ убійцы И
даже людей поетороннихъ; изъ вражды двухъ еемействъ воёщікаетъ уже враацда двухъ еаиилій. Часто родственники уѲнтаго,
огомстнвь ва смерть, въ свою очередь преследуются родственнивами отомщеннаго, на томъ основавіи, что одинъ убитый быль
лучше другого: храбрей, почетней, что жизнь первого дороже
живии второго и т* д. въ подобиомъ роде, в ъ обѣиіѣ fc+оройѣ
падаеть несколько жертвъ; кровная, вражда перехОдктъ въ целый поволенія.
До 1862 года у вигушъ сущесгвовалъ еще слѣдуюіДОІ dpfiгимальный обычай, налагавшій ответственность въ случае у<ййства или какого-нибудь повреждения здоровью на сЬвё|>шенно ѣёиоиивиыхъ въ томъ лицъ:
'
>.
Боли чья-либо баравта или скотъ паслись на горскіъ Ш отъ
втого случайно евалилоя внизъ вамень и убнлъ кого-нибудь иро-1
ходивгапго или бвівшаго внизу человека, <го хозяинъ :бЬран*ы или
•йота обязан* быль- вознаградить ва это родопншиикав* убЬTire* Точно такъ-жв > определялось в8ыекан*е
хозяина лошади; которая убила человека, оъ хозяина оружія, если его оружіемш
былъ убить кто-нибудь. Вь этихъ пооледвихь двухъ' случаідо
взнсвавіе налагалось не сматря и на то обстоятельство, с»
еагласія вли;<бев* со глас і я владельца были взяты лощадь и еру*
жіе. Если, на примерь, кто-либо, захвативъ тайво чье-нибудь ору^
жіе «ви выврооивъ его ва время, совершилъ имь убійствЬ или
норансвіе, или-же нанесъ ииъ умышленно илж екучвйні» cefje
иовреждевіе, то коаяивъ оружія подвергался ответстввнневти^рвивымъ образомъ, если безъ ведома кого саѣдуеть была взята* иск
шадь и ввявшій ее упаль съ вея и убился или ударила'< его < еешвдь, то «твѣчиль также ковиииъ последней.
Въ этихъ олуча«хъ> обычай иолагаль взыовавіе съ непоквннато хявиива оруеія или Лошади за. убійство полевиижую «рожгуго
влагу; во въ сущности плата вта нииогдр ве ввосииась^ таѵр*
ш » родотвѳеввве убитаго или нолучввшій повреияввіе удов*ет в о р я л т ілцимф-нибуд* подаркомъ, въ видѣ лошади, быка,* вороод барадовъ или денегь в едѣланнымъ имъ угещеніемъ. Такс^ обвиняемый кровникомъ не вчитался.
Кровондценіэ ямѣло иѣето даже и тогда, когда убійство совершалось цо вреия бывшихъ военныяъ дѣйствій в было иявѣогВО, чья нуля порее ила противнике. Эта месть была обычна не
толыго уявгушъ между собою, но даже поотношенію мхънъвара»
Зулакавъ и вообще чеченцамъ и обратно. Въ случаѣ преследован?*
абрека н убійства его состоявшими на служб* авгушами, все прѳ~
следовавшее также считались кровянвамя и старшій маъ внхъ —
главнымъ кровоикомъ, если не было нввѣстно, нѣмъ вмевио у б л ъ
абрекъ.
Въ обстоящее время за убійство кого-либо, если дело оостуцаетъ въ горсвій словесный еудъ, полагается 'плата въ 12 во*
ровъ ц 300 руб.
Кромѣ мести за убийство, которая должна была класть пределу довдой вражде, у ингушъ бывали случаи, хотя в очень
рѣдкіе, что рмствеппцки убитаго .прощали и мирились съ своим> кровникомъ. Зыдодоь это прещевіе унягушъ есчъ два способа. Первый способъ заключается въ томъ, что кровипгь, отроотцвъ волосы, на РОЛОВѢ Н бороду,, безъ оруяія, въ нворванноиъ нлатье,. съ блѣдньщъ и похудмымъ янцомъ и вообще счь
доѣщвямъ видоиъ, соотоеѵствующнмъ предстоящему трагическому. моменту, отправляется ва могилу убитаіго имъ человѣка в
даетъ янать родственниками его. о томъ, что онъ, вровникъ, поя*
вый отчаявія, съ повйниой головой, съ раабитымъ серддемъ я
жгучими слезами на глаяахъ, лежитъ на дорогой нжъ ногилѣ, вымаливая у аллаха прощевіе тяжелынъ грѣхемъ своижъ в отдавая
себя, беворуашаго и яюаваго человѣва, въ -полное ихъ распори*
4
1
яеніе.
.
По обЦчаю, стыдно отказать такой смиренной н униженной
прооьбѣ, тѣнъ более, что въ этнхъ случаяхъ толпа людей, а в ъ
чвелѣ; ихъ и почетные старики, собравшись во дворъ хозяина, у
вотораго кроввикѵ вымЬливаетъ прощеніе, общимъ говоромъ убѣждаютъсн ловиться ва просьбу кающегося и, при упорстве я ер ваго,
прямо объявляютъ ему, что всѣ вршпедвие не еставятъ его двора
до-тѣхъшоръ пока онъ не даруетъ смеренному я униженному
вроенияу ирмцввія. Последняя угроза между прочими увѣщаніями
представляетъ самое лучшее и действительное средство къ допои»
Л
У
иію цели, ібо материальные расчеты пересиливают* упрямство
и злобу, представляя въ перспевтивѣ веобходввоеть питать голодную толпу, если она приведите въ нсполненіе угрозу остаться
на дворе. Чаще всего кровный врагь, провѣдавъ о заиыслахъ
своего кровника, скрывается изъ своего дома ва вѣсяолъво дней,
въ надежд* наскучать просящему кровнику евоимъ долгвмъ отсутствии*, и тогда* принимаются всѣ нѣры для его роаыскаиія.
Сижое большое сопротивленіе въ приивренію въ этихъ случаяхъ
ов&аываютъ женщины, родетвевнвцы убитаго, который действуютъ и мольбою и бранью ва своихъ мужей, братьевъ и други*ъ
родствевниковъ, чтобы--только ве допустить вхъ проститі кроввика. Бывали случав, что упрямство оревоемогало всѣ просьбьі и
иатерівльвые расчеты и кроявикъ должен ъ быль удалиться съ
могилы убитаго ииъ, не прощенный. Этакій исходъ дѣлавозбуждалъ между кровника** еще болѣе дикую - и звѣрсвую вражду.
Еоін-жа прмиирене состоялось, то прощенный кровникъ делать
большое угощавіе простившему и вообще родственникамъ убйтаго; часто его примиреніе закіючалоеыуриСяжвымъ братствомъ *).
Другой способъ къ прнмиренію — молочное родство: вровиивъ, дотронувшись губами до обнаженной груди матери убитаго- иѵъ, еіайовится молечнымъ братомъ покойника и его братьейъ
и, следовательно, какъ родственнику не подлежитъ уже преследовав ію за пролитую имъ кровь. Достигнуть приииренія этииъ
сноообоиъ бываетъ чрезвычайно затруднительно, такъ-кагь при
этомъ требуется величайшая тайна и осторожность, ибо дотронуться до груди матери убитаго возможно только при случайных*
и благопріятвыхъ для кровника обстоятельствахъ я Дсегда наойльно. Само-собою разумеется, что для совершевія такого1 действія требуется посторонняя помощь н содействіе.
Оба описанные способа прнмиревія кровнпковъ между ингушами практикуются весьма редко, такъ-какъ, по понятію ихъ,
*) Заключение првсяжнаго ^братства состоигь шъ слѣдующаго обряда:
въ стаканъ, чашку иди вообще какую-нибудь посуду для питья, наливается
какой-либо вапитокъ: буза, пиво или «рака, а да неннѣніемъ этого даже в молоко; о д ш п «въ приаимающихъ братетво кладете* въ посуду серебряная" жомт» я аа-г&ѵ» посуда передается тому, кто не положите девегъ; «ѵвввъ не' итого яаъ *той посуды, поелѣдыій передаешь ее первому, в таѵь поода переходить нѣсколько раэъ изъ рукъ въ рукв, пока не кончится напито къ. Затѣиъ положенную въ посуду монету беретъ себѣ тотъ, кто ве клалъ ея,—и
1
братство заключено.
об* в те способа не соответствуют* характеру и достоинству муж*
чрны, унижая его.
У ингуш* нѣтъ обычая дія раэбора дѣіъ объубійотэ* сына ндн дочерн отдомъ или матерью н обратно, муже жеюй и обратно, есля у росіѣднвхъ есть сынъ. Еели-же у убитой жены
вѣтъ сына, то родственники ея иогутъ требовать • накаванія убійцы по кровному обычаю. Въ вышеозначенных* делахъ ве существует* карающаго обычая ца три* осяовавіи, что ответственность за совершенное ареступленіе остается въ кругу семейства,
а естественно, никто ве можетъ быть врагом* самому себе.
Стремдевіе ингушъ всѣми возможными средствами ныгоро, дить себя от* ответственности, скрытность и лживость ихъ часто
,цредстаад^црт* для. суда неодолииыя дреоятстаія при раэборѣ
их* врорнрхъ дѣлъ. Въ виду этого, все обстоятельства, наводящи сомн-Ьвіе .и допускающія лишь возможность совершения подозреваемым* лицомъ даянаго престуолени, не принимаются rojH
сдрм* судомъ въ дѣл&хъ кровныхъ, от* конхъ такъ-сказать зависят* жвавь я смерть обвиѵлемаго; въ такнхъ; делахъ трсбуюгся ясвыя и несомненный доказательства. Кроввыя дела ингушъ,
по большей части, замаскированный туземною изворотливостью
и. Оаснослрвны^ъ вымыслом*, предетавлдютъ при разборе до
обычаю тфм* более непреодолимую трудность, что присяга, как*
о^дояющій юридическій еантъ, весьма редко допускается въ подобного рода делахъ ц считается исключением* и?* общаго обычщаго права. Подобныя исключены ингушсдій обычай терпит* лишь
в * таких* тилькр случаях*, когда, например*, есть докавательjcтві^ что убитый нцкадунѣ,или в * день смерти был* и* гостяхъ у обвивяеиаго, или встретился с * ним* на дороге, или
ехал* вместе из* какого-вибудь аула и между ними или их* родственниками существовала до того за что-ввбудь вражда, и тому
подобныя сильно обвиняющія обстоятельства. В * таких* только
случаях* горскій судъ, сообразивъ все обстоятельства дела, предоставляетъ заподозренному въ убійстве известный срок* для розыска действительная убійцы. Если въ этот*, определенный судом*, срок* подозреваемый в * убійствѣ не найдет* других* винрввых*, кровная ответственность, оо всеми ея повледетвіами,
налагаемся на него; в * протввнои* случае, т. е. когда подозреваемый укажет* на виновных*, ему назначается присяга, съ 18-to
приСяжникамп изъ его-же Фамнліи, заслуживающими доверія в* обг ществе и хорошими хозяевами, следующаго содержанія; «тдаого-то
убилм так*е-то». Ука#аняИ|іъ подъ присягою вцноввымъ, въ свою
очередь, предоставляется право, если иогутъ и пожелаютъ, съ
18-ю-же прясяжаикани, подъ присягой указать на обвинителя
своего или ва кого-либо другого, какъ на соучастника сдѣлавваго яиц. преетуплевід. Цѣль этой присяги — открыть всѣхъ участвовавпшхъ и возложить на нихъ кровную плату по ровнынъ
частяиъ.
Весьма частымъ явледіемъ у цнгушъ бываетъ покушевіе на
цнзнь, выражающееся тѣмъ, что неизвѣстный врагъ, подкравшись въ глубокую полночь къ саклѣ своего недруга, • стреляетъ
въ окно по вапраыенію яъ тому мѣсту, где предполагаетъ спящимъ человека, ва жизнь которого покушается. Въ большинстве
случаевъ эта пркушенія не достнгаютъ иѣли и потому иѣстиый
обычай- для этого вида преступления не выработал^ опредѣленныхъ я точныхъ правилъ; но въ тѣхъ случая хъ, когда виновный был* поймацъ или уличенъ въ содѣянномъ имъ повушеніи,
обычай налагалъ на него плату, равняющуюся 12 коровамъ.
Въ настоящее время эти дела, какъ. увазывающія на заранее обдуманный умыселъ совершить преступленіе, составляютъ
нредметъ разбора окружное суда.
Чаще всего .между ингушами бывадоъ жцавеаія, особенно
замѣтоыжъ било это явленіе прежде, когда ингуши нмѣли постоянно
нрн себе орувгіе* Веякій пустячный сиоръ, всякая мелкая обида, какъ
вндЪли мы выше, заставляла ингуша браться за оружіе. Слишкомъ частая практика такого рода дѣлъ дала возможность местному обычаю до лофдеднихъ мелочей определить* какъ . степень
повреждевій,. такъ и раемѣръ вознагражденія за этр повреждевія.
Дела о вааездшп ранъ не принимаются горскимъ словеснынъ оудомъ къ разбору* пока раны, какъ выражаются ингуши,
введи*,. илик другими словами—покуда раны не заживлены и ясно
ве обнаружены в ф последствия и степень вліянія ихъ ва здоровье
дотерпевшая.
Какая бы ни была раин, время судебнаго разбирательства
.
обыкновенно полагается черезъ годг. Прежде всего виновный обі<ванъ доставить раненому мѣрку пшеницы, или, взаДОнъ ея, одинъ
рубль и барана, большого или налагО, смотря по равѣ, т. е., если
рана сильная — большого барава, а если рапа незначительная —
малаго барава, ипосылаетъ доктора—иѣстнаго знахаря, которому немедленно дается два рубля сереброПъ, а по нзлѣченін ранен аго, сообразно труду, который сопровождав практику' доктора, определяется ему съ каждой назначенной въ плату за равы
коровы по одному большому барану или по однону рублю; есляже паціентъ его умретъ, то никакой платы, кроне двухъ рублей,
дааныхъ въ вачалА, овъ неполучаетъ. Назначение обйчаемъ первоначальной присылки пшевицы и барана идетъ ва пвщу раненому.
Если виновный въ наве&ніи ранъ не доставит* раневому
упомянутаго обычяаго взноса н не дасіь задаточной плаііы доктору за предстояіціе труды его, то горскФ судъ, прй разбирательстве дела, включаетъ все издержки по іѣчевію больного въ число платы за ванесеніе ранъ.
При разборе деіъ о равахъ по обычаю въ горскомъ суде,
судъ этотъ ве входитъ въ разсмотреніе обстоятельствъ; сопровождав ш ихъ пораненіе, и не првшгмаё*ъ на видъ смкгчающвхъ
или увеличивающихъ вину обстоятельствъ, а тольво свидетельствуешь рану и затѣмъ спрашиваетъ потерпевшего о томъ: кто
его равилъ? Если тотъ, на кого укажетъ потерпѣвшій, сознается, то судъ определяетъ соответствующую ране плату, а въ противномъ случае, при несознавіи обвивяенаго, допрашиваются сви
дѣтели и дается присяга раневому съ двумя присяжниввми въподтвержденіе заявленнаго противъ взвѣстнаго лица обвиневія.
При вазначенія обычвой платы за раны, если таковыхъ было
навесево нѣскодько. одному 'потерпевшему, судъ врвнимастъ не
каждую рану отдельно и ве совокупную степень Вреда атихъ ранъ,
а лишь одну рану, которая докторонъ я судьями будетъ призвана важнейшею.
При обсуждевіи свойства равъ и определения за ивхъ обычной платы, туземное право распределяешь fece ати равы по следующими частямь челойѣческаго тела: 1) верхпяя1 часть головы,
прикрытая оапахой, 2) лвцо, уши и шея (части открытый), 3)
часть тела, такъ называемое туловище, 4) руки съ подрЬЗДеіёніяміі я 5) ноги съ оодразделгевіями. Сообразно этимъ .частямъ
человѣчеекаго тела назначается и плата, въ слеіующихъ разве»
рахъ.
1. Въ головных* рунах*;
. .
а) За раву въ голову, съ легкимъ разсѣченіемъ кожи, безъ
обнаружевія кости, обычай полагаетъ только мировое угощеніе:
барана и котелъ араки *).
б) За раву съ царапиной на черепѣ, требующей очистки
ножемъ, или, какъ говорятъ ингуши, за раву, требующую взятьса 1 за ножъ хотя-Йы для саиой легкой очистки кости, полагается
въ плату три коровы (телыіыя) и ва угоіценіе малый баранъ и
четыре котла араки.
в) Рана съ раздроблевіеиъ черепа до второй, по выражевію
ингушъ, иягкой кости—г&нжель тахкъ, т. е. до твердой мозговой
оболочки, оцѣнивается въ пять коровъ (тельныхъ) и назначается для угощейія большой баранъ и шесть или четыре котла араки.
г) За рану съ раздробленіемъ черепа и разсѣченіемъ обѣихъ мозговыхъ оболочекъ до паутинной оболочки, или, какъ говорятъ ингуши, до мозга, но его еще не видно, обычай назвачаетъ восемь коровъ (тельныхъ) п на угдщевіе большого барава, барашка и шесть котловъ араки или только одного болыпо"
го барана и тоже количество араки.
д) За раздробленіе черепа съ равсѣчевіемъ всѣхъ трехъ оболочекъ или, по выраженію туземцевъ, когда сразу обнаружится
иозгъ, полагается плата въ десять коровъ (тельныхъ) и одного
быка съ кускоиъ бумажной матеріи, цѣною въ 3 руб., что называется по-внгушски уст-дери, или всего двѣяадцать коровъ и
на угощеніе * определяется два барана: одинъ большой и одинъ
малый и шесть котловъ аракие) За такія-же раны, навесевныя женщввамъ, полагается
та-же плата, но съ тѣмъ, чтобы качество коровъ и другой платы было лучшего достоинства и сверхъ того прибавляется къ
этой платѣ еще какая-нибудь женская одежда: бещметъ, рубаха
или головной платокъ. Если-же при навесевіи удара или раны въ
голову женщине и при осмотре поврежденія или при издеченіи
раны встретилась необходимость сбрить часть водосъ на голове,
то за это, сверхъ озодчевиой платы, виновный долженъ дать дотерпевшей еще одву корову.
•2. Въ лицевых* ранахг:
а) За раны, ванесеввыя въ открытую часть тела, которая,
II •
--Г •
"f
' I*
*) Равмѣръ л о т арата поашгамм KQ од м ведро.
какъ говоратъ ингуша, на виду и скрыть на ней раны не вовиожио, т.е. въ лицо,—кроиѣ возваграждевія за раву, означенваго ниже, нрибавлается ёще плата за оскорбленіе чести — барчъ\
но ѳтотъ барчъ взыскивается въ пользу потерпѣваго тольво в ъ
тѣхъ случаяхъ, когда плата за самую рану достигаете 20 коровъ; при платѣ-же ниже 20 коровъ—барча не полагается. Плата за раны, превышающая 20 коровъ, который въ зтомъ послѣднемъ коіичествѣ полагаются всѣ тельныя, определяется на половвну тельными и яловыми, т. е. если, напримеръ, назначево
всего 30 коровъ, то половина должна быть тельныхъ, а целована яловыхъ.
б) За лишевіе глаза, за отсеченіе носа и уха и за нанесеніе
раны въ щеку, когда последстйіемъ этой последней раны является
исврввлевіе частей лвца вли никогда не заживающая рана, назначается лоловвва человеческой кровв, вакъ выражается местный,
ингушскій обычай, т. е. 60 коровъ *) и на честь 10 коровъ,
всего 70 коровъ; ва угощеніе полагается два болыпнхъ барана
вечеромъ, одинъ большой баранъ утромъ и 10 котловъ араки.
в) Оцѣнка простыхъ и легкихъ ранъ, нанесенныхъ въ лицо, зависитъ отъ свойства ихъ: есть плата въ 50, 40, 30 и менее коровъ; при всехъ этихъ ранахъ назначается плата на честь
и соответствующее плате угощеніе.
тУ Рана въ шею, съ поврежденіемъ горла и иослѣдствіями
охрвплости или потери голоса, оценивается въ 70 коровъ, съ соотвѣтствующимъ этому количеству коровъ угощенІемъ.
3) Въ ранахъ отъ ши до паховы
а) За отсеченіе руки отъ плеча или отъ локтя и за отсѣченіе кисти полагается 70 воровъ и барчъ и на угощеніе вечеромъ два болыпихъ барана, утромъ одинъ баранъ и 10 или 8
котловъ араки.
б) За рану въ плечо или около плеча, сѣ лишеніемъ движе- *
нія рукн, назначается въ плату всего 70 воровъ съ барчемъ и
угощевіе изъ двухъ барановъ вечеромъ, одного барана утромъ и
8 котловъ араки.
в) Рана въ локоть или вблизи локтя, съ лишеніеиъ движенія
*) Половина кровной платы составляет* собственно 63 коровъ, «о
прк расчетѣ половины обычай арввшгаеп только 60 моров*.
•• •
руин отъ локтевого сочлен енія оценивается въ 46 коровъ, изѣ
коягь шесть еоставЛяютъ барчъ; угощеніе: два барава • 6 котловъ араки.
г) За рану въ руку, • съ лишеиіенъ дввженія кясіи или пальцевъ, определяется 80 коровъ, барчъ въ четыре коровы и ва
угощеніе два барана, большой я малый, и'б или 4 котла араки.
х) Рана ъъ большой палецъ стоитъ иять коровъ и угощевіе однвъ большой баранъ я четыре котла аракв; указательный—'
четыре коровы я угощеніе одвнъ баравъ и два котла аракиj средait — три коровы, беаъинанвый — двѣ и низннедъ—одна- корова;
га отсѣченіе наждаго И8ъ послѣдаихъ нальцевъ полагается на уго*
щеніе одннъ малый баранъ н одинъ котёлъ араки. Плата за поврежденіе паіьцевъ соразмеряется со степенью увечья и способ*
ноетью пальцевъ къ действію.
е) Большой н указательный пальцы называются у ингупгі
хозяйственными; sa отсечевіе ихъ полагается 15 коровъ й барчъ
четыре коровы, ввъ конхъ десять тельвыхъ н девять алоЬыхъ;
угощевіе: большой и налый баравъ и шесть котловъ араки. За
отееченіе-же каждаго изъ етвхъ пальцевъ отдельно полагается
пять коровъ и две коровы въ барчъ.
ж) За отсеченіе вместе трёхъ пальцевъ (нёхозяйствейныхъ)
15 коровъ в въ барчъ четыре коровы, изъ коихъ десять тельвыхъ в девять яловыхъ; угощевіе: большой и малый баранъ и
восемь котловъ аракв. За отсѣчевіе-же отдельно средияго пальца
четыре коровы, за безъяжянйый—три коровы, ва мизинвый—две
коровы в за каждый барчъ по одвой корове; изъ числа коровъ,
вазвачениыхъ въ счетъ платы, доіжны быть три тельныгъ и двѣ
яловыхъ ва средвій палецъ, три тельныхЪ и одна яловая за безъвияввый и все три коровы тельныя за мизивецъ.
з) 8аотс«ченіе двухъ Пальцевъ, изъ коихъ одивъ мизввПИЙ,
полагается шесть коровъ и угощеніе: большой баравъ и четыре
ветла аракв.
и) 8а рану въ бокь, съ разеечеиіемъ реберъ и,повыражевію тувемцевъ, «если выходйтъ духъ», полагается' десять Яоройъ
(тельныхъ) и ует-дёри, всего двенадцать коровѣ:' на угіщевіе
т
одинъ баранъ и шесть котловъ араки.
і) За реву въ бокъ но рёбрамъ, безъ повреждения ихъ, определяется пять коровъ и на угощейіѳ одннъ баравъ' и четыре котла араки.
к) За такуяике рану, &ь Повреждеяіеиъ реберъ, но если
це выходитъ ду.хъ, назначается восемь воровъ, взъ коихъ п*>ловина ?е*ьныхъ, а половина, рдовыхъ; угощеніе: одвдъ бар*дъ м
пять котловъ араки. ,
л) За рану въ грудь или бокъ пулей, прошедшей подъ ворей и ис повредившей кости, если разстдоніе отъ мѣст^ входа
пули до выхода ея не больще какъ ва ладонь или,9 вершковъл полагается пять коровъ, и?ъ коихъ,три тельныхъ и двѣрловыхъ;
угощеніе: большой баранъ и четыре котла араки»
. ,. Б91И разстояніе входа и выхода больше, то, аор^мѣрво этому раэстоаиію, цѣва не превышаетъ восьми воровъ, на половину
тельныхъ и яловыхъ.
,;
м) Бели пуля прошла во внутрь — взыскивается десять иороръ ,тельрыхъ и уст-дори,. что составляете двенадцать корозъ;
угощевіе: большой и малый баранъ и шесть котловъ араки» Если
даиа такого рода, уто приходится, развязывать ечкуръ ирилѣчещи рацц, т,о къ влат^ прибавляется еще три барана или в рублей серебронъ*
4. Въ домдо отъ пояса до
сщщф.)
. т а) За отсѣченіе ноги отъ таза или отъ колен* и ?а отсѣчввіе вробще стуонц платится 70 коровъ и въ барчъ хорошая
лошадь; угощевіе: вечеромъ два большихъ барана и утромъ одинъ
бфрдвъ и 10 или 8 котловъ араки.
б) За рану въ.тазъ или около таза, сълиш$віемъ двнженія
ноги, взыскивается также 70 коровъ^ во безъ барча, съ пожавууымъ въ пунрте а) угощеніемъ.
в) Рана въ колѣво или около колена, съ лишеніеиъ движевія воги отъ колѣна или съ послѣдствіяиъ хромоты, стоить 4Q
коровъ и барчъ шест^ коровъ; угощеніе; два барана и шесть кот.
до&ъ араки,
г) За раву въ ногу, съ лишеніемъ движевія стуида или надьцевъ, полагается 30 воровъ и четыре коровы, ва барчъ;. угощение: большой и малый бараны и 6 или 4 котла араки.
, д) Пальцы на вогѣ за цоврежденія опл%чнвадотся нанъ . и
на рукахъ.
Во всѣхъ лицевых* ращахъ и вътѣхъ, где въ числе платы
назначается уст-дёри (вообще стоющій 15 руб.)* полагаются
всѣ тельвыя коровы; во всѣхъ-же другихъ случаяхъ число определенных* въ плату коровъ дѣлится по-полаиъ: одна половина
Ѵельныіъ, а другая—ял овыхъ; въ нечетнмхъ чясіаі* ЦрёЬііій&ющая единица прикладывается къ половине. гель мы хъ коров^-.
па тельной коровы за раны определяется въ 8 руб. и яловой Bt
4 руб. 50 коп.
Какъ мы видели выше, всякая плата у ингушъ определяется короваяй, во не нужвй думать, что эта плата и въ саиомъ
дѣ.іѣ производится одвѣми коровами: лошади, быки, бараны, ору^іе іг платье также вдутъ въ ечетъ платы, по оцѣнкѣ выбор*
выхъ депутатовъ, а корова является йдѣсь какъ выраженіе
вѣітаой денежной единицы, какъ предметъ отвлеченный.
Оценка екота и прочвхъ предметовъ, предна8вачаемыхъ въ
плату, какъ я сказалъ сейчасъ, производится депутатами * , не
•збѣятвіе иескончаемыхъ споровъ, безъ участія тяжущияея сторонъ. Послѣ этого оцененные скотъ и вещи вручаются по принадлежности, по съ вепремѣннымъ уеловіемъ, что если въ определенный депутатами срокъ часть принятаго оружія или скота
окажется съ порокаии, плателыцикъ обязавъ обратно принять
забракованную вещь и заменить ее нового, по оцевке тѣхъ-же
депутатовъ.
Обычная, добавочная плата, взвествая оодъ наэвавіемъ устдёри, играла некогда заискивающую роль и вручевіе ея вадлежащему лицу совершалось при некоторой торжественной обстановке.
Когда виновный отправлялся къ раненому еъ поклооомъ и
весь къ вему определенную плату,—впереди толпы, обыкаОвевно
сопровождавшей въ такихъ ел у чая хъ ответчика, гнали быка, ро«
га коего была обвиты кускомъ белой бумажной матеріи, на подобіе чалмы; этотт-то бывъ съ чалиою и назывался уст-дёри. Уе*ъ
зпачитъ по:ингушскя быкъ, дёри—кусокъ бумажной матеріи. Оййеанвымъ порядкомъ вся толпа, предшествуемая бывомъ съ чаля ого, Направлялась во дворъ раненаго и каждый изъ участвовавшихъ въ толпе стариковъ, более или менее почетных1», считалъ
своею обязанностью просить раненаго сбавить векоторую часть
назначенной съ виновнаго платы, ряди его бедности. Человеку/
гь которому обращаются съ такою просьбою, стыдно отказаіть
уважьемымъ гостямъ и онъ уменьшаете размеръ слѣдуеиой ему
платы. После этого-уже слѣдуетъ угощеніе.
Щри плате уст - дёри и въ' настоящее время сохранился
тотъ-же обычный порядокъ, т. е. виновный отправляется въ домъ
раненаго съ такою-же толпою, изъ числа которой старики упра-
ФИрафт* сбавка платы; во церемооіалъ съ быкомъ, увѣвчаввым*
белой чалмой, теперь уже не применяется и эта обрядность ас,и$зла изъ [вароднаго употреблѳнія, самая-же плата в иазваніе
тѣ-же, какъ в прежде.
Въ прежнія времена, когда ингуши имели очень рѣдкія снодиенія съ русскими, когда мануфактурный иадѣлія считались у
ви*л> большою рѣдкостью и диковинкою и когда у нихъ вел одежда, какъ верхняя, такъ и исподняя, была суконная,—этоть обычай
цмѣлъ аѣкоторое значеніе, назначая, какъ редкость, въ числѣ платы кусокъ. бумажной м§ітеріи, нроиѣ обычной платы. Кусокъ этой
juaTcpia долженъ быдъ равняться стоимости трехъ кусковъ сук.
ие, а каждый кусокъ этого сукна, полагая на одну черкеску, въ
2о локтей,. цѣнил^я. въ старину въ одного барана, стоившего
црежде не дороге одного серебряного рубля; таким* образомъ?
кусокъ бумажной матеріи (дёрн), назначенный въ плату, определялся стунмостью в * три рубля.
Теперь, плата уст-дёри равняется двумъ коровамъ, или 15
рублям*, и внесеаіе этой платы вепреиѣцно быкомъ и куском*
матеріи не обязательно.
Угощеніе между ингушами играетъ весьма важную-роль и
имѣетъ двоякую цѣ*ь: изгладить въ потерпевшемъ дурное впечатлѣніе обиды, примирить тяжущихся хлебом*-солью и располагающею къ душеввымъ изліяніямъ аракою и выпросить у
обиженяАго лрощере какой-дибо части цлаты, надменной судом*
на ответчика. Для более успѣшнаго достиженія.этаД последней
цели, въ дедахъ крупныхъ и важны хъ, где определяется ал ft та
довольно значительная, обычай назначает* угощеніе вечеромъ к
утромъ; назначеніе этого двойного угощенія имфе?* въ виду главном* образомъ дать возможность обвиненному дважды попросить
сбавкц съ определенной судомъ платы. Съ этой просьбой къ потерпевшему обыкновенно адресуются, присутствующіе на угощеніи почетные гости, которые,. прилично закусив* л выпив*,
цачинаютъ упрашивать виновника банкета пощадить ответчика,
ради его бедности и глупости — обычное выраженіе ингушъ въ
этих* случаяхъ. Просьбы гостей, при такихъ обстоятельствах*,
всегда достигают* своей цели и потериѣвшій значительно сокращаетъ назначенную ену съ впновнаго плату. Такииъ образом^
назначаемая обычаем* плата почти никогда не ввосится щъ полном* размере.
Къ этакому способу цримиреыія. ингуши прибегают* даже
въ такихъ случаях*, ЮГДа дѣло HOCТГуйЛвТЪ tfb окружной судѣ1,
во здесь уже руководящамъ началоиъ быв*еггъ йелайіе обложить
•редѣлъ вражде, такъ-вакъ это однимъ ваказавіемъ по общему
закону ве достигается; иногда вцрочемъ и тугь угощеніе служить
выраженіемъ просьбы, сложить часть иаложеннаго окружнымъ судоиъ денежного ваысканія, которое, въ вндѣ по жизненныхъ пенсШ в издержек* на лйчевіе, иной равъ бываетъ не менее обычной платы.
Кромѣ ответственности ва вавесвніе всчиоленныхъ выше
ранъ, у ингушъ существуешь еще обычай, налагающіЙ на виновваго-плату за наяесеніе удара по голове палкою, яамнемъ и тону подобным* предметом*, безъ видимого поврежденія наружных*
покрововъ» Эти ушибы, а равно и простым наружный раны въ
РОЛ рву, иногда сопровождаются у ингушъ весьма оригинальнынъ
одособомъ дѣчекш п опредѣіенія степени важности ихъ. Бели ингушъ, легко раненый или ушибленный кѣмъ-нибудь, начинаетъ
страдать головною болью,—весьма часто совершенно отъ другой
орячины, — онъ объявляетъ объ этомъ своимъ родственникам?.,
съ И8ъявденіемъ желанія н просьбою освидетельствовать его черепъ оо обычаю.
/
Никакой періодъ времени отъ нанесвнія ушиба или раны до
поавденія головной боля не вправе ограничить осуществленіе подобяаго дикаго требования, которое вызывается не столько мрачвымъ воображеніеиъ о смерти и вообще боязнью потерять жизнь,
сколько мыслью умереть не отоищеннымъ, если причиною болезни головы есть действительно иавесеввый ушибъ. Это чувство самоліобія, а тавже самооохраненіе и естественное влечевіе продлить свое вдоровое соетояиіе, заетавляютъ ингушъ решаться ва. такую операцію, которая можетъ привести въ содрогаяіе даже присутствующего при совершеніи ея цивялизованнаго
человека/
Длр совершения осмотра черепа, въ назначенный день при
глашаются: ванесиіій ударь, родствеввики его, родственники больного в туземный докторъ. Послѣдвій, въ присутствіи всѣхъ этихъ
пщъ, простынь и несколько иекривленнымъ ножомъ, разрезываеіъ крестообразно покровы черепа на томъ месте, куда нанесен* удар*,-а если не видно слѣдовъ ушиба на поверхности, то
«ѣето, которое укажетъ больной, подвергающейся этой операціи.
Доморощенный хирургъ темъ-же ножомъ, если заметить ва черепе темныя пятна, признаки гяіенія кости, оскобляетъ ее и по-
12
том* зашивает* надрезанную кому. Тѣ-*е пріемы тузеинай ям*
рургіи употребительны ш в * томъ случае, когда от* ущнба образовалась на черепѣ трешнва н омертвѣвіе раздвинувшихся оочлененій павдыря. Принтом* доктор*, вырѣвавъ в и «ом* ивгниишія
части, свидетельствует* соетоявіѳ твердой мозговой оболочки, иж*
—по выраженію ингуш* — второй иягвой кости.
Подобный способ* выскабливанія черепной иости и отДѣле.
вія гніющихъ частей ея употребляется туземными докторами л
вообще при издѣченіи головівдхъ ран*. Не смотри на вою трудность таких* операцій, ингуши выносят* их* етончеаки и нужна
удивляться ихъ чисто кошачьей живучести. Миѣ лично не равга
приходилось. видеть у ингушъ такія раны^ который, казалось,
не представляли никакого еоинФнія в * сыертельномъ исходе ихъ
и гдѣ наши медики обрекали раневаго иа верную смерть,—ги ие
разъ, въ удивденію моему, в встрѣчалъ постом* этихъ людей
мыздоровѣвшими, .
'
Бели при описанном* освидетельствованы! черепа оказались,
по засввдѣтельствовацію доктора, производившего о вера ці го, какіяглвбо. повреждения, то, по заявленію объ этомъгорскому суду,
последней опредѣлялъ размерь платы, сообразно съ темъ разрядомъ голорныхъ-раиъ, къ которому судом* было отнесено найденное у жалобщика поврежденіе* Ёсли-же по вврѣваніи головных* покровов* ва месте, указанном* подвергшимся онерадги,
не оказывалось никаких* цовреждеиій, то оиерируеиый вполне
удовлетворялся атим* ооиотром* и уже ве претендовал*'art того,
кто нанес* ему некогда удар*.
В* настоящее время подобиаго рода оперяцін, стре*ящгяся
к* тому, чтобы определить степень повреждевія отъ ушгіба, произведен в аго въ давнопрошедшее время, безусловно воспрещены;
во въ виде взлечеиія равъ и ведимыхь, весоивецяых* ушибов*,
эти операціи еще допускаются, но не иначе какъ съ вѣДома и
разрѣшенія окружного врача. Въ этих* последних* случаяхъ,
определяемую туземным* врачом* степень повреждения черепа
горскій суд* принпмаетъ за основавіе к* ооредѣленіЮ піатыза
рану. Независимо оть этого, степень нанесен наго раною им*
ушибом* позреждѳвія теперь обязательно удостоверяется окружнынъ врачом*,/ хотя-бы дело об* этой* подлежало веденію горскаго словеснаго суда»
, .
.
т .
ОанболгЬе частымъ я выдающимся явленіѳмъ въ преступ- * ? > о и е
мой жизни мвгушъ бываетъ нохвщеніе чумой собственности ве
— '
веевозиожяыхъ вядахъ, вачявая о т разбоя и хоячая самой же»»
лай «доѵей. Этотъ лорояъ, присущій едва-ля не каждому внтушу, особенно нолодынъ людямъ, какъ эпидемическая -болезяь,
какъ пагубная страсть со всѣми печальными ея послѣдствіямн,
составляете ве налый ториавъ въ числѣ другихъ недостатковъ
въ развнтію болѣе благопріятвой экономической жизви ингушъ и
служитъ главвою побудительвою причиною кътѣмъ налогаиъ, которыми обременены они, какъ предохранительною мѣрою къ обузданію
въ вихъ этой страсти въ воровству. Выше мы видѣлв, что ингуши
тратятъ довольно крупную сумиу, доходящую до 18 тысячъ рублей,
на содержаніе сельсвихъ конноразъѣздныхъ, обязаввость которыхъ
вочти исключительно состоитъ въ тоиъ, чтобы охранять селеніе
какъ отъ совершевія кражи въ неяъ, такъ и отъ того, чтобы въ
еелевіе не приводился краденый скотъ. Въ обоихъ этихъ случаяхъ
вовноразъѣздные, если ве отвроютъ виноввыхъ, обязаны заплатить
хозяевамъ стовмость у вреде в наго; во эта отвѣтствеввость чисто
евктиввая, ибо, въ дѣлахъ по воровству ивгушъ между собою, виновные, за рѣдкнми исключевіяии, не бываютъ обнаруживаемы еаиимъ потерпевшимъ, а доведеніе слѣдовъ до селенія такой хаотический соособъ, что очевь рѣдко достигаете цѣли, и въ большввствѣ случаевъ хозяева украдевваго скота, слѣды котораго будтобы доведены до селевія, ве получаютъ возваграждевія; ваконедъ,
въ болѣе врупвыхъ случаяхъ, доведевіе слѣдовъ оплачивается
цѣлымъ селевіемъ.
Въ виду всего сейчасъ высказаннаго, содержаніе конворазъѣздныхъ въ ввгушскихъ селевіяхъ, принося весьма соннительпую
.выгоду, нисколько не вліяетъ ва сокращеяіе числа случаевъ ира*
яів, тавъ-вавъ эти случаи почти ежедневно повторяются и если
нвавЬ вринвѵіи означенной охраяителъвой мѣры не увеличились, то
уже ваяѣрно.не уменьшались въ чвслѣ. Бывало, ванонець, вѣскольво случаевъ, гдѣ въ совершении воровства являлись дѣйствующвмм лвцамв сани охранители, пользуясь дія того евоимъ веклгочяш ш я ъ всможеяівмъ. И действительно, конноразъѣздный, жеван
пользоваться чужою собственностью, вееьна легко можетъ Сдѣлать
вто я застегнутой хмявномъ яа дворѣ вл« на улице еще легче «срветъ объяснять свое праву тстайе тамъ испМиейіемъ служебвыхъ
обязанностей: «делаю обходъ»—в отъ и отвѣтъ. Даже пойманный съ
поличныиъ, вонноразъѣздный также легко вывертывается изъ беды, заявнвъ лишь, что онъ, делая обходъ, отбялъ у вора украденный пред меть; оловомъ, в ъ такихъ случаях* оеіыміе охра*
нвтели, такъ екаиать, ве улрввиы и этим*, по моему; можно об**
неинть частые случаи кражъ при кажущейся бдительно** иадворѣ въ оехеніяхъ.
Воровство, нераздельное въ дикомъ и воинственном* народе СЪ хвщничествомъ, при условіяхъ Прошлой ЖИ8НИ ивгушъ,
составляло доблесть, которая прославлялась въ импроввзирсванныхъ пѣсняхъ дѣвушѳкъ, въ легендахъ и сказкахъ; но, къ утѣшенію, всѣ эти преданія замѣтяо начиваютъ исчезать въ народной памяти, при постепенномъ экономическом* и нравственном*
развитіи и новых* требованіях* жизни ингуш*. Теперь стремленіе ингуш* къ воровству воплотилось в * болѣе реальную еориу
и преимущественно составляетъ жедавіе извлечь взъ украденнаго
предмета матеріальную выгоду; но порой и въ настоящее время
проявляется у "нихъ старый взглядъ на воровство, какъ молодечество и удаль, и это выражается даже въ саиыхъ лучшихъ
сторовахъ туземнаго быта — въ гостепріимствѣ: ингушъ, чтобы
почтить своего гоетя, доставить ему наиболыпія удовольствіе и
радость, ведётъ его на воровство, которымъ угощаетъ дорогого
гостя какъ лаконыиъ десертомъ послѣ горячаго и вкуснаго шашлыка, принимаетъ и скрываетъ воровскія вещи и даже иногда
жертвуетъ собой для гостя—вора, принимая на себя всю отвѣтствевность за престугіленіе. Можно безошибочно сказать, что
главные воры • проводники — это воры - хозяева изъ тѣхъ туземцев ъ, въ землѣ коихъ случается хищническое пропс шествіе; затѣмъ краденые предметы, посредствомъ оріѣзжихъ гостей, скрываются передачею въ другія отдаленный местности.
Совершаемы» иигуиными кражи иожяо подразделить ва три
разряда, изъ коихъ въ первомъ является главный* рукеводищииъ понужденіеиъ молодечество и удальство; этого рода враиги
совершаются обыкновенно иолодыми людьми изъ хороших* и зажиточны хъ «аииліЙ; во второмъ—-месть и въ третье мъ—желайте
проето воспользоваться легчайшимъ путемъ чужою собственностью•
Неиногіе изъ ингуш* занимаются кражею и принятіом* врадецыхъ предметов*, как* ремеслом*, и, м а ю обработана* таиія
дела, уиеют* хорошо наживаться и вопоследствіи благоденстиу-
,
ютъ, если хватаете ввергів во время прекратить такую деятельность.
Б ъ дѣлѣ уменья враеть • скрывать слЪды ингуши дошл в,
во истине, до выснмхъ пределовъ впртуозноети в едва-ля вто
нзъ другихъ горцевъ Кавказа въ состояніи соперничать въ
атомъ съ ввмв. Не говоря уже объ изворотомвоств, въ которой
обыкновенно прнбѣгаетъ пойманный воръ-ингушъ, онъ я въ щѣлѣ кражи прибѣгаетъ йвогда къ такимъ способамъ, которые изумляютъ своею геніальиостью, если мож&б такъ выраантьея по отвошевію къ кражѣ. Кроме множества пріемовъ, къ воторымъ прибѣгаютъ ингуши, чтобы ивмеайть внѣшнія приметы украдеанаго
скота, инѣ Н8вѣетевъ одинъ чисто аяекдотнческій случай сКрытія
слѣдовъ воровства.
Ингуши, какъ известно, большіе враги светлы *ъ ночей в
вообще такихъ вреневъ года, когда на зенлѣ ногутъ остаться
следы совершон^аго преступлевія, какъ, напринѣръ, зиибю, Ирн
снеге. Въ такое-то неблагопріятное время года одинъ воришка
должевъ былъ очень долго оставаться въ беадѣйствів, которое
окончательно становилось еиу не въ моготу, а свѣгъ между-тѣмъ
лежалъ и не давалъ еиу ходу. Какъ нерѣдко случается, что въ
критическая минуты человѣкъ способеяъ создавать выходы яаъ
затрудиотельнаго воложеяія, такъ и скучающего ингуша въ долгую
зиивюю ночь вдругъ оеѣнила счастливая мысль. На олѣдующееже утро овъ отправился въ г. Владияавкаэъ й куп ил ъ тамъ на
базаре двѣ пары стареньвихъ сапогЪі • Запасшись втийи сапогами, ингушъ въ следующую гіочь отправился въ сосѣдиюю станицу и укралъ тамъ корову, а для того, чтобы замасАировать
следы, надѣлъ ей ва воги сапоги, и не просто, а задомъ напвредъ, такъ-что, казалось, слѣды шли не отъ ставицы, а по навравлевію къ ней. Какъ ни хитро распорядился ингушъ съ своею
добычею, но онъ упустялъ изъ виду одво, что сосѣди-вазАки ве
иенѣе хитрые пройдохи, чѣмъ онъ, в проделка его была немедленно обнаружена.
Веоьиа редко случается, чтобы ингушъ сознался въ сояервенін имъ кражи в вообще какого-бы то ви было преступлен^,
хотя-бы его поймали ва самомъ месте престунлевія. Въ тагохъ
обстоятельствахъ ингушъ изобретаете какую-нибудь невероятную»
чуть не оантастическуго иеторю, чтобы объяснить случайностью
вахожденіе свое иа месте преступлеяія или чтобы опровергнуть
превотавляющіяоя протввъ него улики. Такое запнрательетво ин-
гущъ является преимущественно въ дѣіахъ, который подлежат*
вѣдѣвію окружного суда, такъ-какъ ингуша убеждены, вопреки
маогниъ уже примерамъ, что русскій ие обвиалѳтъ баз* собствеияаго созванія, и ото убѣжденіе всеми садами стараются поддерживать въ них* равные ингушскіе ходатаи и адвокаты, ловко
и беззастенчиво ѳвеадоатирующіе невежество своихъ кліентов*.
При рааборѣ-яе дѣдъ по обычаю такое запирательство встречается реже.
При разборе дел* въ горокоиъ словесном* суде, для обличения кого-либо въ воровстве, ингушскШ обычай требуетъ или
овидѣтельскяхъ показаній неприкосновенных* къ делу людей, подъ
присягой, вли покаваиій благонадежная доказчика, или обнаружения какой-либо вещи изъ числа украденныхъ, или-же сознанія саг
.ноге внновввго вли одного изъ соучастниковъ его. Вообще обычай требуетъ улик*, не оставляющихъ соинЬаія въ виновности
подозреваемого. Во всѣхъ-же случаяхъ, гдѣ ве имеется яввыхъ
.улик*, истедъ можетъ требовать отъ подозреваемого очистительной присяги съ пятью прнсяжникамв.
До 1866 года, въ дѣлахъ о кражахъ, горекии* словесным*
судомъ принимал я сь тайные доказчики, и заявление ихъ, данное
аъ присутствіи двухъ депутатовъ суда и пристава, считалось доетаточаымъ доказательством* виновности лиц*, н^ которцх* уаазалъ доказчикъ; но съ этого вреиени было постановлено принимать, свидетельство только яввыхъ доказчиков*.
Боли кто-либо указываетъ вора при свидетелях*, адотомъ
отказывается отъ о вое го заявлевія, обычай назначает* присягу
ѳтимъ евндетелямъ, отъ. цодозренія которых* и зависит* рѣшфніе дела.
При определеніи вознаграцденія за похищенные вещи и
Предметы, обычай, до 1875 года, налагал* на виновнаго:
уплату стовиости украденныхъ предметов*, по оцѣнве потерлгЬвшаго съ двумя приояжнлкаии, вторую плату, равную стоимости предиета, за исключевіемъ 5 или 6 'рублей, в в * некоторых* случаяхъ, нижеуказанных*, плату ва безчеотье сакли, двора, хутора и т. д. Теперь горокій судъ иалагаеѵ* на вивеввмо
лишь уплату стоимости уираденнаго предиета и действительных^
.убытков*, понесенных* веіѣдетвіе кражи,'и определяет* навазааіе виновному по общим* законам*. Собственно по ингушскому
обычаю, как* увидим* ниже, виновный подвергался, лишь материальному взысканію и потому похнщевіе чужой собеявевноате,
въ іаномъ-бы видѣ б%о\шп представляюсь, было 4tcto граадас
скімъ, а 1 не у голова ымъ дфлемъ; до учрежденія горсвихъ еле*
вееныхъ судовъ въ настоящевъ ихъ видѣ, обычай этотъ практиковался во всей своей силѣ, тогда иетцомъ я отвѣтчикоиъ были
ингуши. Тольво въ.тѣхъ случаяхъ, гдѣ воровство являлось
мееломъ влн повторялось несколько равъ однянъ и тѣМъ-ж$ли«
цомъ, ввиовпые, кроне обычного возяярраждбяія потврпѣвшвхъ,
подіергвлйсь еще я другому «аяазавію —административной ссыл*
кѣ на болФе влн менее продолжительный сровъ или заклгочеаію
въ тюрьвѣ.
Ивгушскій обычай ве дѣлалъ никакого равівчія вежду простой кражей; разбоевъ и грабеяюмъ и, пряввмая все -эта виды
похвщснія чужой собственности эа обыкновенное воровство, рай'
личалъ только мѣсто совершенін кражи, сообразно съ ѳтвмъ
опрех&іяя возПагражденіе. Такъ, похищевіе чужой соботаевиости
делилось ва три разряда: воровство изъ стада, взъ сакля и дво*
ра в съ хутора и поля. Привожу существовавшее обычаи по
ѳтинъ зядамъ вороветва:
•
•
1) По воровству изъ стада. Для ох ранен ія сельски хъ общеётвевяыхъ стадъ, выгоняемьЬхъ на паеіъбу, жители селёнія нави маютъ, смотря по велачинѣ стада, извѣстяое • число пастуховъ
(maximum — 3 человѣка), которые эа охранение стада въ продолжение лѣТяяго и аимняго времени получДютъ за Каждую лошадь въ коаноиъ табуне-, пасущемея день и ночь, по ФФ'коп, и
въ общемъ тобунѣ -г- по. 40 коп., за быка 10 коп. в ёа корову 20 коп. Прежде за пройайшій скотЪ паСтухъ не отве<іадъ
и ТОЛЙКО1 хеааввъ пропавшего имѣлъ право требоваиь отъ йеіч»
очистительной присяги въ томъ, что ояъ, пастухъ, не екрьимв
умышленно той скотины, которую показалъ пропавшею, не про»»
даіъ ея и вообще нелриевоплъ себѣ в не-передалъ друівмъ; но
въ настоящее- время пастухи отвОДетауютъ за иропаввіШ въ поле сноть; на следу ющнхъ основания хъ: если пропала одна или1
двЪ'штуки скота—половинную стоимость пропавшаго, а если въ
однягь разъ или одинъ день» пропали три или боіѣе пггукъ -^полную стоимость5 по оцѣнкѣ хоэяевъ прояавшаго скота; 'за nponftt'1
жу лошади нзъ ковнаго-табуна полагается 30 руб. за мерена- «г*
жеребца и 20 руб. за кобылу/ При этдмъ хозяева пропавшаго
света также имеютъ право дать пастухамъ вышеприведенную'
отегѵгельаую присягу.
3 » открытое веваденіе на стадо или на «Ьабуяъ, если напаѴ
дающіе, по выраженію ингушъ, «полвинутъ отадо съ места»,
сверхъ стоимости отбвтаго скота в второй о ш ц ва каждую голову, виновные обяааны были заплатать по обычаю въ честь
иезявна стада 10 воровъ в уст-дёри, т. е. всего 12 воровъ, а
пасту хамъ—прнличнаг© вона. Но если пастухъ былъ ограблеиъ
и ему сдѣлаво какое-либо василіе: связаны руви, нанесены побои
или держали арестованные, виновные, сверхъ озвачеинаго, платили обиженному тавимъ обравомъ пастуху еще 10 коровъ и устдёрп. Правило это относилось и во веяному ограбленному человеку, коего хвщники .держали подъ арестоиъ, связанный*. иди
вообще лишенвыиъ свободы.
ЗА простое ограблевіе, крон* иолнаго удовлетворен!л ЗА
ограбленный вещв, какъ в въ предъидущеиъ случае, виновный
платвлъ въ честь обиженваго првличааго коня.
За ограблевіе при преследовавши человека, вииовнаро въ.
какомъ-либо проступке, плата за оскорбленіе чести не полагалась*
За выстрелы въ стаде, дворе или сакле еъ целью, сопротивленія хозявву, встретившему вора, виновный платнлъ уст-дёри или 15 руб.
2) По воровству изъ сакли и двора. За кражу вещей изъ
сакли, кроме обычваго удовлетворена, виновный платнлъ забезчестье сакли» Такъ-какъ въ прежнее время у иигущъ сакля была
постоянно открыта, и зимою и летоиъ, готовая во всякій момента пріютить прибывшего гостя, то обычай признавал* саклю
иестомъ неприкосновенным*, и потому, определяя плату за безчестье сакли, установидъ некоторый тонкости ори взысданіи этой
платы, смотря по тому, из* какой части сакли выкрадевы вещи..
При этомъ берется въ соображеніе середина сакли, где обыкновенно укрепляется столбъ, на которомъ развешивается оружіе.За кражу изъ отдедевія сакли, начиная отъ столба до дверям*
вли, какъ говорят* ингуши, ниже столба^ обычай шыагад* плату въ честь осворбленнаго хозяина сакли 4 коровы:' да* тадьцдаъ и две яловыхъ; за кражу-же вещей, находившихся отъ столба къ окну, т. е. выш столба, виновный илатилъ въ честь 8
коровъ и уст-дёри, т. е. 10 коровъ; такая-же плата забазчестье
назначалась и за снятіе оружія со столба.
За кражу изъ двора, кроме обычной платы за похищенное, ,
полагалась еще плата и за безчестье двора, уст-дёри, т. е. 15 р.
3) По воровству съ хутора и поля. За воровство .в«ще4
съ хутора, а также скота, во время.полевых* работ* и вообще
»
»
97 —
шахъ-лнбо вещей отъ плуга влн отъ другихъ земледѣльчегквхъ орудій, эа исключеніемъ обычной платы за каждую вещь в
за каждую штуку скота, съ вявовааго взыскивалось за безчестіе
хутора или плуга уст-дёри, или 15 руб.
Такинъ образомъ, кромѣ удовлетворен ін потерпевшего за
похищенные предметы, ннгушскій обычай дѣлалъ взысваніе еще
и га безчестіе стада въ вышеувазанныхъ случаяхъ, сакли, двора, хутора и плуга.
Во всѣхъ описавныхъ случаяхъ похнщенія, обычай пола- .
) галъ следующую плату за похищаемые предметы:
3$ похищеніе лошади полагалось взыскавіе стоимости ея
и вторая плата 10-ю рублями менее этой стоимости.
За быка—стоимость его въ 20 руб. и вторая плата 15 руб.,
всего 35 руб.
За корову—стоимость ея 15 руб. и вторая плата 12 руб.,
всего 27 руб.
Во всФхъ этвхъ случаахъ, крове 08ваченной платы, виновный, еслн онъ былъ одинъ, обязывался сделать угощеніе изъ
одного большого барана и 4 котловъ араки; если-же воровъ было
несколько человекъ, то каждый изъ нихъ долженъ былъ дать на
угощеніе одного годовалаго барава .(цепто) и два котла араки.
За каждый улей, украдеввый съ пчельника, полагалась въ
плату тельная корова и на угощеніе большой баранъ и 4 котла
араки. При участіи-же въэтой краже нѣсколькихъ человекъ, угощевіе разделяется между ними, какъ и въ предъидущеиъ случае.
За кражу большого барана первая плата 3 руб. и вторая
2 руб., за малаго барана (центо) первая плата 2 руб. и вторая
1 руб.; за козу таже плата, какъ и за малаго барава.
За кражу гуся, индюка, утки и курицы первая плата 1 р.
в вторая—50 коп., т. е. 1 руб. 50 коп. за каждую штуку.
За увозъ сена взыскивается отоиность его, определяемая
хозяиномъ присягою съ двумя присяжввками, и прежде полагались
на угощеніе съ виновного одинъ баранъ и два котла араки.
За похищеніе съ поля неиолоченнаго хлеба уплачивается
стоимость его; за воровотво<-же этого хлеба со двора взыскивалась съ виновного двойная цена хлеба и виновный обязанъ былъ
сдѣлать угощеніе нзъ большого, барана и 4-хъ котловъ араки.
Изъ вышеприведевваго видео, что двойная плата, за исключеніемъ кражи хлеба со двора, налагалась обычаемт» только за
вороветво предметовъ одушевленных!».
//J
Въ случае падающаго на кого-либо подозрѣнія въ краже,
потераѣвшій пмѣетъ право съ аульными стариками сделать обыскъ
въ сакле подозрѣваемаго. Если послѣдній воспротивится этому
обыску, то онъ по обычаю признается вииовнымъ въ краже.
Прв открытіи обыскомъ какой-либо вещи, призванной за
свою потерпѣвшимъ, обычай назначаетъ этому послѣднему присягу съ двумя присяжниками въ томъ, что признанная имъ вещь
действительно его собствевная и была у него украдена. Въ случае непринятія этой присяги, потерпевшіЙ обязавъ уплатить хозяину обысканной сакли шесть коровъ. Назначеніе этой присяги
непременно истцу не обязательно, и горскій судъ, смотря по обстоятельствамъ дела или даже и вслѣдетвіе подкупа, назвачалъ
иногда присягу заподозренному съ 5-ю присяжвиками, въ томъ,
что признанная истцомъ вещь принадлежитъ ему, ответчику, и
не украдена нмъ.
При опознании похищенныхъ скота и вещей у ингушъ существуете слѣдуюшій обычай: человекъ, опоэвавшій своего быва вли лошадь, обпзанъ представать двухъ сввдетелей, людей
благонадежвыхъ, лично знавшихъ опознанный скотъ. Этотъ скотъ
возвращается опознавшему, если онъ съ двумя упомянутыми свидетелями прииетъ въ суде присягу въ томъ, что опознанный
скотъ действительно принадлежитъ ему, вакъ доморощенный или
вуплевный у кого-либо. Подобвая присяга съ двумя чествыми свидетелями выручаетъ и всякую другую похищенвую вещь, опознанную кенъ-дибо у другого.
Если съ опозпанвымъ быкомъ, лошадью и вообще какоюлибо вещью, въ одно и тоже время и изъ одного и того-же места похищено еще несколько штукъ скота или другін какія вещи, то потерпевшій, для полученія съ того, у кого опознана вещь,
полваго удовлетворения за все похищенное, обязанъ подтвердить
«актъ похищенія и количество похищепваго подъ присягою, съ
двуия присяжвиками. Если съ уворованнымъ и опознаннымъ скотомъ пропалъ еще скотъ и у другого хозяина, этотъ последней
также съ двуия прпсяжнпками можетъ доказывать въ суде, что
скотъ его похвщенъ въ одно и тоже время и пзъ одного тогоже места съ опознаннымъ скотомъ; въ случае подтвержденія этого присягою, ответчвкъ обязавъ удовлетворить и этого претендателя за похищенное у пего. Ответчику въ свою очередь предоставляется право искать возмещенія своихъ убытвовъ съ того, отъ кого овъ получилъ опознанный предметъ.
Кто уврадетъ свотъ иди лошадей и для скрытія слѣдовъ
проведетъ таковыхъ мимо или черегъ горсвіе аулы, вввоввые
въ этомь, если они будутъ впослѣдствіи обнаружены, подвергаются взысвавію въ пользу тѣхъ ауловъ, мимо и черезъ которые
были проведевы слѣды, по 25 руб. съ каждаго вияовваго. Деньги эти поступаютъ на вспомоществованіе бѣднымъ и на удовлетворено развыхъ общественвыхъ нуждъ.
Кромѣ похищевія чужой собствевности, у внгушъ сильно
развито еще и истребленіе различными способами агой собственности.
Злой нравъ ингуша, желающаго омомстить своему врагу,
вавъ видѣли мы уже выше, ве останавливается ни передъ какими средствами. Къ числу этнхъ средствъ, помимо поджога хлѣба,
еѣва н жилыхъ строеиій врага, обрѣзавія хвоста у лошади его,
выстрѣловъ въ саклю, лжесвидетельства и т. д., нужно отнести
к еще одно, которое поражаетъ свовмъ варварствомъ и возбуждаетъ въ человѣкѣ, имѣющемъ сердце, чувство ужаса, омерзенія
и отвращевіа къ такому бездушному существу — мстителю.
Чтобы отомстрть своему врагу, ингушъ очень часто прокрадывается ночью въ ковюшвю или сарай послѣдннго, гдѣ находится
свотъ, и тамъ подрѣзываетъ этому скоту и лошадямъ жилы на
вогахъ. Несчастныя животныя, истекая кровью, окавчпваютъ свое
существование въ стращныхъ мукахъ, если хозяинъ во-время не
обнаружить влодѣянія и не прирѣжетъ этихъ исвалѣченныхъ животныхъ. Такой живодерскій и варварсвій способъ нести употребвтеленъ тольво у ингушъ.
За истреблевіе и повреждевіе чужого имущества обычай
оолагалъ:
За поджогъ хлѣба, сѣяа и прочего имущества — взыскавіе
съ вивовнаго стоиности истребленнаго ргнемъ и кромѣ того 10
юровъ п уст-дёри, т. е. 12 коровъ всего.
За подрѣзаніе жилъ у скота—двойную обычную плату какъ
за вражу и кроме того 10 коровъ и уст-дёри.
За подрѣзку хвоста у лошади, виновный, получая эту лошадь себе, платилъ полную стоимость ея по присяге хозяина и за
безчестье 8 коровъ и уст-дёри, т. е. всего 10 коровъ.
Въ настоящее время во всехъ этихъ случаяхъ взыскивается лвшь стоимость нстребленвыхъ или поирежденныхъ предме-
товъ, по оценке хозяива, и когда ввновные въ этонъ остаются
необнаруженными, эта плата взыскивается съ дѣлаго селевія,
гдѣ случалось истребленіе или повреждевіе имущества.
Прошлая жвзвь ивгушъ, воинственная и полная опасностей,
частый переселенія ихъ съ одного мѣста на другое, отсутствие
какихъ-либо производствъ и промышленности, умственная неразвитость и различным другія болѣе иелкія причины не давали возможности разввть между ингушами понятій о гражданственности
и установить какія-либо правила о ихъ чисто правовыхъ, грангданскихъ отношевіяхъ иежду собою. Все право ингуша сводилось
иа исправность его оружія, уиѣвье владѣть имъ • и Физическую
силу. Если человѣвъ былъ силенъ — такъ это и представляло самую надежную и лучшую гарантію отъ покушеній на его личную
и имущественную безопасность. Навонецъ, жизнь особнякоиъ, внѣ
общественвыхъ интересовъ и совершенное равнодушіе въ этимъ
общииъ интересамъ, не вызывали и необходимости въ уотановлевіи у ингушъ какихъ-либо общихъ правовыхъ порядковъ.
Отсутствие необходимыхъ элемевтовъ для развитія гражданской жизни ингушъ лучше всего выразилось въ скудости мѣстныхъ
обычаевъ по исковымъ дѣламъ. Весь не хитрый кодексъ по гражданскииъ отношеніямъ между собою исчерпывается у ингушъ лишь
треня случаями: займоиъ, обязательствомъ по совместному содержа нію барановъ и дѣлами по наследству. Въ этихъ только случаяхъ и возбуждаются гражданскіи иски въ горскоиъ словесноиъ
суде.
Корыстолюбивая и хищническая натура ивгушъ вполне ясно
выражается въ ихъ вваимныхъ деиежныхъ сделвахъ. Ингушекіе
заимодавцы взыскиваюсь съ своихъ должвиковъ по 50 коп. съ
10 рублей въ иесяцъ, что составляете въ годъ со 100—60%; но
этотъ обычный процентный грабсжъ—домашнее дело ингушъ, по
возиожности преследуемое местнымъ начальствомъ, какъ дело
безнравственное и весьма вредное для общества. При поступлевіи
долговыхъ делъ въ горскій словесный судъ, последвій, при опре-
дѣлевів размера нроцентовъ ва занятый капиталъ, назначаете
10 коп. съ 10 руб. въ мѣсяцъ, или со 100—10°j0 годовыхъ.
Хищничесвіе проценты несколько лѣтъ тону вазадъ суще
ствовалн у внгушъ не только на деньги, но и на барановъ.
Додгъ, состоявшій изъ двухъ или трехъ баравовъ, черезъ несколько лѣте, считая проценты ва проценты, т. е. приплодъ съ
приплода, выросталъ до порядочваго стада и понятно потому,
что расплата съ вреднторомъ представляла безвыходвое затрудвевіе для бѣднаго должнвва. Горскій судъ, разбврая подобнаго
рода дѣла, само-собою разуиѣется не принималъ въ уваженіе требований заинодавца н присуждалъ должника къ возвращевію ляшь
всего количества вэятыхъ въ долгъ баравовъ.
Кромѣ дачи баравовъ въ долгъ ва обыквовевныхъ условіяхъ, у ингушъ существуете еще обычай давать въ долгъ баравовъ п на слѣдующпхъ условіяхъ: вмѣющій много барановъ отдаете часть нхъ —10, 20, 50, 100 штувъ, смотря по уговорудругому, на полное его попеченіе. Поиетбченіи трех лѣтн иго срока, взявшій ату часть баравовъ обязанЪ' возвратить заимодавцу
полностью эту часть, по выбору последнего, половиву трех-лѣтвяго приплода, половину кожъ съ издохшихъ за это время барановъ и половину остриженной шерсти со всѣхъ барановъ. Взявпгій барановъ на этихъ условіяхъ ве вмѣетъ права до истечения
трех-лѣтнаго срока продавать или какииъ-лвбо другпмъ образомъ
отчуждать этнхъ барановъ. Въ случаѣ падежа баравовъ, взявшій
нхъ обязанъ возвратить заимодавцу лишь то количество, которое было дано имъ. Отдача баравовъ въ долгъ ва тавихъ условіяхъ имѣетъ въ ввду помочь хорошимъ звавоиымъ и родствениикамъ кредитора; эта отдача барановъ совершается въ прясутетвія посторонвихъ. свидетелей и за норучятельствомъ благовадежвыхъ лицъ.
Дѣла по васлѣдству у горцевъ ингушскаго племени до послѣдняго времени рѣшались по адату—местному обычаю; но въ
настоящее время, прн раэборе втвхъ дѣлъ, горскій словесвый
судъ началъ применять шаріатскія постановлены.
Наша юридическая пословица: «сестра при брате не вотчинница» безпощадно осуществляется у ингушъ въ делахъ
по наследству. Такъ-вакъ женщина, по вышеприведеннынъ
взглядамъ ингушъ, ееть существо беаъ лвчвости, следовательно лишева правъ обществеввыхъ и семейныхъ и самостоятельности нравствевной и натеріальной, —f вее ннущество умер-
шаго, безъ иалѣйшаго выдѣла въ пользу дочерей его, переходатъ
въ сыиовьяиъ и делится между нини поровну. Въ случае-же
смерти сына, часть, слѣдуеная послѣдвему, дробится также на
равный части по числу его сыновей (ввуковъ умершаго по мужской линіи) и т. д. Дочери-же умершвхъ остаются на попеченіи
своихъ братьевъ пли, за сиертыо послѣднихъ,—въ доиѣ свовхъ
плеияннивовъ, которые, по иѣрѣ средствъ своихъ, обязаны вормить и одевать ихъ. Взамѣнъ этого женщины находятся въ
полной зависимости отъ такихъ опевуновъ и исполняюсь въ доме ихъ всѣ работы.
Попечительная обязанность братьевъ въ отнсшеніи сестеръ,
особенно въ прежнее время, менѣе была основава ва родственвыхъ связяхъ, чѣиъ на обычаѣ полученія за женщину калыма,
который безраздѣльво поступалъ въ пользовавіе отца выдаваемой замужъ и слѣдовательво входвлъ въ составь наследства, переходящего въ сыновьямъ; по смерти-же отца калымъ за сестру
обращался въ пользу того изъ братьевъ (обыквовенно по старшинству), который содержалъ ее въ своемъ доме. Въ ѳтихъ случаяхъ, жевщвва, какъ дорогой векогда товаръ, приносила въ
хозяйство ингуша порядочный процентъ и, вакъ товаръ живой,
вуждающійся въ пище и одежде, вввмательво поддерживался для
дальнейшаго оборота.
Есть у ингушъ единственный обычай, который несколько
намекаетъ на определенную и весьма незначительную долю наследства, переходящего отъ отца въ семейство дочери, когда у
вея есть сыновья, во не лично ей, следовательно—обычай условвый. Этотъ обычай заключается въ томъ, что дядя обязанъ племяннику своему—сыну сестры, во ве брата,—достигшеиу 16 или
17 летняго возраста, сделать барчъ, т. е. почетвую плату, состоящую въ подарке хорошей лошади, стоющей ве ненее 30 р.
Подарокъ этотъ обягателенъ до такой степени, что взрослый и
нетерпеливый племявникъ, долго не получающій подарка, иожетъ
отнять у своего дяди означенный барчъ силой, обманоиъ и воровством ъ.
Если умершій не оставилъ сыновей, во у вего есть въ живыхъ отецъ, дядя и т. п. родственники по прниой. восходящей
линіи и прптомъ въ мужскомъ колеве, то имущество умершаго
иаследуютъ эти родствевппвв; при отсутствіи-же этихъ родствевниковъ, наследство умершаго переходить въ роднымъ братьямъ,
на изложевныхъ выше основаніяхъ въ отношении раздела и съ
ч
/
тѣмъ-жѳ обязательствомъ по отвошевію въ дочерямъ умершаго.
За невмѣвіемъ родныхъ братьевъ и ихъ наследниковъ, имѣвіа
переходить въ двоюродаымъ братьямъ по мужскойже диніи и т. д.
Вообще вужво заметить, что родство по женской линіи, въ отноШеніи правъ ва наследство, ве ииѣетъ у ивгушъ никавого значенія, если у умершего есть хоть самые дальше родственники по
мужской линіи.
^рСамо собою разумѣется, что пнгушскій обычай, въ правахъ
насдѣдованія имущества, устраниетъ жеву в вообще родство по этой
ливіи^сдѣдствіе того, что бравъ ввгушъ ве вмѣетъ характера
прочиаго союза и легко расторжимъ по водѣ супруга; наконецъ
миогожевство и повторяемость брава до безконечваго числа разъ не
даютъ возможности сдѣдать жеву васдѣдницею или вѣрнѣе—массу женъ наследницами; во почему отъ самой мадѣйшей доли наследования своему отцу устравяются дочери — непонятно и такую
аномалію въ правахъ васлѣдства у ивгушъ нужно объяснить лишь
тѣмъ рабскимъ, безличнымъ и жалкимъ положеніемъ женщины,
какое выпало на долю ей въ ингушскомъ обществѣ и существуешь до вастонщаго времевв.
Хотя ,съ 1863 года калымъ, какъ покупная плата за женщину, уннчтоженъ у ингушъ, но обычай призрѣнія братьями своихъ сестеръ-сиротъ сохранилъ свою свлу. Дѣвушка-же, въ знакъ
благодарности за попеченіе о ней, вакъ упомянуто выше, пмѣетъ
право подарить своему брату выдаваемый жевихоиъ задатокъ 25
рублей и даже обезпечевіе свое — 80 руб. Въ вастоящее время,
съ введеніемъ въ дѣла ингушъ о раздѣлѣ наследства шаріатсккхъ постановлений, дочери также становятся участницами это*
го раздела.
Такъ-какъ ингушская женщина ни въ какомъ случаѣ ве
наследовала имущества своихъ родныхъ, следовательно не могла
иметь какое-либо имущество, за исключеніемъ скуднаго приданаго, которымъ снабдили ее при выходе замужъ, п, наконецъ, по
положенію своему въ обществе, веегда зависимому отъ кого-нибудь, не могла самостоятельно пріобретать какую-либо собственность, — то и мествый обычай совс*мъ не предусматриваетъ
случаевъ наследованія имущества, оставшегося после умершей
женщины.
До н8мевенія въ 1863 году устарелыхъ обычаевъ у горцевъ ингушскаго племени, еыновья имели полное право требовать, при жизни отца, раздела пріобретеннаго имъ имущества и
/
даже выгвать его взъ собственного дома, давши ему двшь одного быка, а матери—корову; но въ вастолщее время это варварское право уже не ииѣетъ силы и выдѣлъ еыновей, при жизни
отоа, зависать отъ доброй воли послѣдвяго.
ХѴШ.
При разснотрѣніи всѣхъ изложеввыхъ выше внгушсвихъ
обычаевъ и способовъ разбирательства вхъ вровныхъ тяжебныхъ
дѣлъ, мы видимъ, что главвою доказательною силою въ туэемной
юриспрудевдіи является присяга/но, къ сожалѣнію, зтотъ способъ доказательства въ ингушсконъ судопроизводстве составляетъ лишь юридическую оикцію н не заслуживаотъ большой веры и уваженія.
При отеутствіи у ингушъ чувства религіозности, неразрывно связавнаго съ нравствсннымъ развитіемъ народа, ипонятія о
честности п справедливости, можно безъ большой ошибки сказать, что, за весьма редкими исключеніями, присяга у ингушъ
находится въ полвейшенъ разладе съ чувствомъ правды и справедливости и зависитъ отъ большего или меньшего интереса в ъ
деле в отъ техъ отношешй, въ коихъ ваходвтся прнсягающій
съ тяжущимися сторонаня. Подобнаго убежденія не чужды и сами ингуши и до такой степени сознательно легокъ ихъ взглядъ
на присягу, что у нихъ даже сложилась шуточная поговорка:
«Слава Всевышнему, который создалъ темную ночь и присягу».
Идущій въ судъ мечтаетъ о присяге, какъ о простоиъ средстве,
путемъ вотораго возможво вывграть дело или избавиться отъ
грозящей ответственности. Если ингушу удалось получить назначеніе присяги, то онъ, выходя изъ суда, говоритъ: «я выигралъ дело—присяга назначена мне». Такой взглядъ ингушъ на
присягу вызываетъ необходимость чрезвычайно строго н внимательно относиться къ этому почти единственному и весьма эластичному въ ингушсконъ судопроизводстве способу доказательства и улики.
При назваченіи присяги ь требуется величайшая осторожность, ве тольво въ выборе присяжниковъ, отъ личныхъ вачсствъ
которыхъ зависитъ справедливость или несправедливость въ решевіи дела, но и въ вазяаченіи самыхъ еловъ присяги, т. е. въ
» «ерщулроваиі* т#Й присяжной «разы, иоторую приишавщШ
присягу давен* произнести у корма, съ нримжеиіемъ П у п
оальиввъ правой руки.
Всякой оплошностью, которая впосхѣдствів даетъ вовможВОФТЬ двусиыслевво толковать орвяятую присягу, пгупш пользуются съ жадностью. Поэтому, на стереотипная формула присяги, какая употребительна въ иашеиъ судопроизводстве, совершеино не пригодна для ингушъ. Дли том» чтобы получить отъ
ингушъ ватегори4ескій отвѣтъ и8Ь-подъ присяга, необходимо при
приводе к*Ь вей поииеновать не* вообще вопросы, ва которые
овъ должевъ отвечать.
Ингуши равсИагываютъ не иало анекдотовъ, характеризующкхъ Tfe случаи, г Д была допущена оплошность въ «ориулиро»
ваяіи присяги. Для примера, привожу одинъ изъ нихъ: какойто ингушъ, объѣзжая свое по косное поле, заеталъ на иемъ
вора, ваклавдааго на арбу копну сева и готоваго уже уѣхать
дѳаей. Огоуетивъ вйвоииеіо, ховяииъ потребовалъ его по9оиъ въ судъ. Такъ-аакъ при разслдевавіи этого дѣла въ судѣ
обвиняемый не совиалсн въ иражѣ, то судъ вазначилъ ему очистительную присягу ѵь тоиъ, что онъ ие кралъ для себя означенна го оѣва ѵ не иладъ его на свою арбу. Присяга была принята и обвиняемый освобождоиъ отъ ответственности. Одниъ иэъ
товарищей ответчика, хорошо знавшій о деле, ета<ь укорять
принявшего ложную присягу; во этотъ последвій довавывалъ, что
онъ ложной присяга не прииииалъ, такъ-какъ онъ похитидъ сено ие дли себя, а для дя ди своего, и евалилъ это сено ве на свою
арбу, а ва арбу дяди.
Во всѣхъ почтя дѣлахъ, где ингушскій обычай назначаетъ
приеягу, вта последняя выполняется, кроме истца или ответчика, коему таковая назначена, еще и приеяжникаии, по выбору
суда или самого яйца, которому назначена присяга. Тавииъ образомъ приеяжиики бываютъ или иоииеиованные или непоииеаоваииые.
Въ делахъ большой важности и где есть причины въ подозренію, обвиняемому назначаются приеяжиики по выбору суда,
т. е. поименованные; въ эти приеяжиики выбираются судоиъ люди, йользующіеея въ обществе особенно хорошей репутаціей,
люди нравственные и важиточные хозйева; во приеяжиики п ве
I поименованные, т. е. предоставленные выбору того лица, который долженъ принять присягу, должны быть люди пе бездомные,
»
14
— І06 —
ймѣѵь сама и какое-нибудь хозяйство, пару быковъ, корову или
вФокольжо оведъ. Обыковенво, присяжники наіначаютоя нзъ того
аульнаго квартала, где живетъ тяжущійся, коему определена
присяга.,
Въ присягахъ ве оаввльвыхъ, т. е. где родствеввики ораеягающаго ве прививаются въ прнеажаикя, обычай не донуесаетъ двухъ лидъ изъ одной савли или двора.
Если совершившій преступленіе ингушъ перешолъ въ другое селеніе, или даже въ другое общество, орвеяжаякн неанача*
ются ему по Яѣсту прежнего жительства, где овъ соэершнлъ преступленіе, служащее темою еудебнаго разбирательства* Если между тяжущимся, которому назначена присяга, и-кеиъ-либо ивъ поименованных* првсяжвивовъ существу етъ вражда или додѳтво*
то противной стороне предоставляется право заявить объ отомъ
руду и просить поименовать новыхъ цриояжвдаювъ.
. Число првсажаияовъ бываетъ различное, смотря по сущности дела, и по количеству иска. Ояределить иакія-лнбо общія
правила о количестве прнояжввковъ, яаваачаеиыхъ при решеаіи
идоестваго рода делъ, не представляется возможности, такъгкакъ
ѳто аавиоитъ отъ содержавія самаго дела, нравотеенвыхъ яачествъ участрующихъ въ деле сторонъ', раадичвыхъ пебочныхъобстоятельствъ, свдзавяыхъ съ тяжбою, и вытекающихъ взгь
дела разныхъ еоображевій. Смотря по всѣмъ етямъ обетоягельствамъ, можетъ быть яазяачево 30-ть. прясяживковъ, что^ впрочемъ, случается иесьма редко; обыкновенно самое большее число
—24 присяжвика; въ делахъ медкихъ можетъ быть «взиаченъ
одинъ присяжниь-ъ. Присяга съ 9-ю првсяжнияамн и оъ чисяокъ
выше 9-ти называется Фамильною, такъ-какъ для нсшынешя подобныхъ прнсягъ назначаются обыкновенно родствеввики присягаю щаг о; но случаются таковыя присяги в смешанный, т. е.
допускается часть родственников» в часть людей посторовнжхъ
и поимевованныхъ. Фамильная присяга назначается, только в?}
делахъ важвыхъ и въ ввду того, что въ такихъ делахъ обыкновенно трудно вайти большое число постороянахъ приелжнвковъ,
вполне удовлетвориющвхъ ©той дели.
Обязанность прдсяжрнковъ заключается въ томъ, что. они
должны, вместе съ тяжущимся, котором/ назначена су домъ определенная присяга, принять ату присягу по той Формуле,, которая назначена судомъ. Обыкновенно, передъ выполненіемъ этой
присяги, присяжники требуютъ предварительной присяги отъ тот
го лица, «второму она назначена, я только после этого даютъ ее
въ суд*.
Для принятІя присяги назначается судомъ срокъ и только
одинъ разъ. Иеключеніе пзъ этого правила допускается только
въ і ѣ і ъ Случаяхъ, когда истецъ, отвѣтчикъ п кто-либо изъ присяжвЙЬбеъ не явится вслѣдствіе тяжкой болѣзвп или по причинѣ
сверти- Ьли свадьбы кого-либо йэъ блпжаЙшпхъ родствевниковъ
евойх*ь. Ш представленги объ одной ивъ ьтпхъ причвнъ неявки
удостоверения старшины селёнія или пристава, судъ можете назначит* другой срокъ для присяги. День, въ который не состоялась
определенная присяге, называется ингушами «ве призваннымъ»—
ха яцыръ.
^Га взъ тяжущихся сторонъ, которой вазначенаі судомъ присяга, при невыполненіи этой присяги въ назначенный срокъ,
безъ вышеприведенныхъ уважительныхъ прпчинъ, проигрываетъ
дело.
Въ случае неявки въ судъ къ назначенному сроку той изъ
тяжущихся сторонъ, которая должна присутствовать при даче
присяги противною стороною) судъ. даетъ назначенную присягу»
ве стесняясь. этвмъ отсутствием*,
Весьма часто случается, что после наавЬчешя судоИъ которойлибо изъ тяжущихся сторонъ присяги, противная сторона употребляйте все средства, чтобы отклонить кого-либо пзъ присяжниковъ
отъ прйнятія. этой присяги. Чаще всего въ этихъ случаяхъ на^прпсяжввковъ дѣЙствуютъ подкупомъ, и такой подкупленный присяжвнкъ, передъ наступленіемъ срока прияятія присяги, обыкновенно
внезапно куда-вибудь скрывается—и дело проиграно. Обычай не
только не преследуете этого рода злоупотребленій, но'какъ будто да-'
же узаконяеты'акойпорядокъ теиъ, что не признаетъ подкупъ присяжниковъ делоиъ предосудительным* и уважительною Причиною
къ невыполнению Присяги. Поэтому, та сторона, которая должна
вДОягнуть, вееми' способами угождаете назначеннымъ присяжввѵаиѣ, поитъ, кормите и доставляете ихъ въ судъ ва свой
счете. Всѣ эти угождающіе пріемы имѣютъ въ виду предохранив п^всяжйиковъ отъ подкупа противной стороны; передъ наступленіеиъ-же срока для првнятія присяги, приеяжиики оберегаютсЯ даже'оедбевныиъ етрогииъ карауломъ, чтобы этпмъ пу-*
іфесечь имъ -еозмояпюсть въ' дорогую минуту скрыться.
Иногда Ьоиувка присяжниковъ является вастоящвмъ аукціоноиъ:
вто больше, дастъ, во стороне того и прифяжяааъ. Нередко вр»і
сяжввнв отказываются отъ принятія присяги в въ самомъ еудік
На раду съ тавввв безнравственна ми цояятіямц о зцаченіи
присяги, подрывающими всякое уважевіе ве тольво къ выразитедю обычваго орава—суду, во даже в к ъ самому обычаю, у ия->
гушъ, до 1866 года, существовала одна обычная особенность,
противоречившая, невидимому, нхъ иеуважвтельяфму ц вульгарному взгляду на присягу. Некоторые изъ яргущъ, въ црисутеодц
•духовных^ лидъ, приносили на вораве присягу въ тодо, ,чт9
они, никогда въ жизни, ви дія кого, не только для посторонних»,
но даже для ^родныхъ, ни по кавдмъ делаиъ, къ корану подходить не будутъ, т. е. не станутъ принимать присяги. Приняв?
шій подобную присягу получалъ отъ кадія илгі отъ муллы разрешительный билетъ ва арабскоиъ языке. Лвцъ, обладавшихъ
такивъ билетомъ, горскій судъ ве назвачалъ въ присяжники. Но
такъ-какъ иногда появлялись такого рода билеты подложные или
Фальшивые, т. е. выданные муллами безъ вышеуказаввой присяги, то обычай, въ сониительныхъ я подозрительныхъ случаяхъ, не освобождала обладателей подобвыхъ бнлетовъ отъ присяги до»техь-поръ, пока они въ суде не подтверждали на кдравѣ,
что пря полученіи разрѣшительныхъ билетовъ они действительно
приняли означенную присягу въ присутствіи тѣхъ мулхъ, вон
выдали инъ билеты.
На первый взглядъ кажется, что подрбное желаніе отстранить себя отъ присяги вытеваетъ у ингушъ явь уважевія и благоговѣйааго страха въ вей. в въ зтонъ вужно искать повода
къ происхождевію разрешительныхъ билетовъ; но при более глубоконъ и внииательномъ разсио.тревіи этого существовавшая
обычая рвазывается, что и тутъ ингушъ действовалъ лишь исключительно для удовлетворен!а своихъ агоистическихъ побужденій. Вся суть заключается въ тонъ, что
делахъ между родственниками обычай употребляетъ всѣ средства къ тощ, чтобы
отстранить [присягу родственниковъ протдвъ родственников^»
такъ-какъ присяга обыкновенно разводвтъ блвзкихъ людей и окончательно поселяетъ между ними вражду. Собственно; говоря,
самая присяга разводить родственниковъ, но то обвивеніе, котерое влечетъ за собою присяжное наказание, какъ судебное., обычное доказательство. Присяга, по той-же сапой причине, возбуждаетъ вражду ве только въ среде родственнвдовъ, во ц . н е в д
людьми совершевро посторонними; только, горсвій судъ pq со^о-.
веется назначать присягу въ этомъ последнем* случае. Не только дрва присяга, во и-всииаи улика BJB личное свидетельство поселиетъ вражду мѳякду лтудьми такого завала, вакъ ингуши. При
отсутствіи въвнгушоковъ судопроизводстве системы улик* и невозможности заставить очевидцев* какого-нибудь событіа свидетельствовать об* атом* въ судѣ^іо той причине, что каждый изъ
таких* очевидцевъ боится правдивым* своим* йЬка8ав!еи* заслужить постыдный эпитет* «доказчика» я нажить себѣ врагов*
в* лиц* обвинению* таквмъ показаніем*,—остаетсі только одна
приеига, которая по-оевоіе уже служит* единственный* обличительвыи* *автом£ в * горсиомъ'праве. Естественно, что при малейшей
возможности каждый стремитон явбаиитъся даже и отъ такого способа свидетельства, которое, какъ мы видели выше, хот^, и не
составляет* личнаго ааявленія присягающего, а лишь является
иодтвервдеиіем* вавѣреиія самого лица, воеиу назначена присяга, ио т е м ъ > е иииее влечет* за собою невавиеть и вражду с *
обвивевиой стороны, — и вот* в * этвм**То отремленіи заключав
лась цйш разрешительных* билетов*, гарантировавших* обладателей-вхъ отъ иеудоволБствія J людей, против* воторых* они,
ве нмАа билетов*, по необходимости должны были присягать;
т4 е. обвинять ихъ.
Цри раэборе дел* въ горской* суде, Иигушсяіе обычаи подразделяют* присягу на два вида: обвинительную и оправдываюніу»~оч петит ел ьную. Первый вид* присяги назначается еудои*
только въ тех* редких* случаях*, где является личный свидетель событія (доказчик* или сознавшійея участник*) или гдф сан*
непц*, по характеру тяжебнаго дела,—например*, хозяин*, опо*
звавший украденную у него вещь,—делается личным* свидетелем*;
во вдкхъ-же других* случаях* преобладает* оправдательная, т.
е. очистительная присяга.
Хотя ремесло докавчииа не пользуется популярностью въ
среде ингуш*, влечет* нередко sa собою кровавую расплату и
клеймится обществевиын* презрѣвіемъ, выражающимся темь,
что воявій избегает* бл некихъ свявей съ такииъ человевоиъ,
которому даже и шмае смерти не овавывается обычиаго почтевія: ве только ввкто не заглянет* въ дои* в * неиу совершить
заупокойную молитву, нр' часто случается, что не кому вырыть
даяі вето могилу,—тѣмъ не меиее, не смотря на все такія гроэиыя
вееледствія', даказѵвви в * ингушских* делах* играют* весьма
видную и существенную роль.
В ь настоящее время всявій доказчвкъ доіжевъ публично
явиться перед» су домъ; но до 1866 года между ингушами существовали еекрехцце додавчикя, ибо, за^весыт рединка исключешями, находндноь таяіе смелые люди, которые становилиоь-бы
открыто передъ цѣдымъ общество»», ве боясь общественной ненависти, вражды я вроввой меВтв дѣлой «аивлів того, ва кого
они доказывали. До уоомявутаго времени секретное доказательство и судебное рѣшеціе ва оенованін этого доказательства были обязательны какъ для суда, такъ и.для тяжущихся отерев*.
Въ такихъ случаяхъ было принято соблюдать еле ду ющій: порядокъ:' когда къ старщявѣ, приставу влн другому начаАняку являхоя
доказчикъ, то приглашался е№ъ< ила два человека, обпйвовевво
иаъ числа депутатовъ народнаго суда, въ присутсгвін которыхъ
докаачикъ долженъ былъ подробно и обстоятельно рассказать известное ему, какъ личному свидетелю или у части яку, дело. Эдкоь
гдовымъ уоловіемъ ставилось, чтобы докаэчямъ былъ Порядочный человекъ в зажвтрчвый ховявнъ—это обстоятельство деляг-1
но было гарантировать справедливость воввзавій дотачана: К/р«того,, докавчивь не долженъ былъ иметь никакой враждо хт%
т*мъ* ва. кого онъ доказывал^ и особенно дружбы н родстве' с »
теми, въ пользу которыхъ онъ являлся свидетельствовать. 8ат&мъ доказчикъ приводился еще къ присяге въ томъ, что всѣ
его показанія совершенно справедливы и. что нъ открытое вивоввыхъ не побуждали его ни невавветв) >ня< вражда въ обвяицв*'
нону нмъ или въ кону-либо изъ его родствевийвовъ, равно в а т
—ви дружба, ви родство, вв другія кажія-лнбо бливнія связи с ъ
истдомъ. Все иаложенныя доказчикомъ обагоятеяьства дела прмоутствовавшіе при этомъ депутаты переносили въ судъ и киѣніе ихъ равнялось согласіемъ остальньѵхъ члееовъ тарска^о суда; иня-же доказчика оставалось въ тайн*.
Доказчикъ; за оказываемую инъ услугу, получаете плату,
количество которой определяется DO уговору съ истцам». 11 рр
определенін платы за воровство, судъ обязываете виновного упла»
тить доказчику деньги, сколько истецъ иоиаяютъ подъ присяг
гою, и вёзависино отъ того—унлаяевы*ли уже доказчику деньге
ню только обещаны ему таковыа.
Нередко къ истцу влв начальству является дока8чикоагь,
какъ и въ прежнее время, одинъ яэъ у частник овъ воровства или
какого-либо другого преетуплевія, съ условіевъ смягчать ежу ван
вазаніе вли совсѣмъ избавить отъ него и не взыскивать тотчас-
/
тя платы, которая, по опредѣленію суда, будет* наложена ва
него самого. Случается, что доказчвкъ выдаетъ свовхъ товарищей, завадычныхъ двузей и вѣрныхъ спутнпковъ темной ночи,
соучастниковъ прежнихъ воровства и грабежей, изъ одного лишь
неудовольствія за то, что ови миновали и не пригласили его на
іаіой-вибудь преступный подввгъ, доставишьій имъ хорошую добычу. И много другвхъ побужденій, много другихъ чуьствовавій
вызывают* ингуша ва взмѣну и вѣролоиство; во какого* бы хаг
рактера ни были эти побуждения, главное изъ нихъ составляетъ
все-таки—интересъ. И какъ-бы онъ ни былъ предосудителенъ и
гадокъ—ингушъ пользуется имъ и ради интереса способенъ пожертвовать всѣмъ дорогимъ и близвимъ ему.
Хотя теперь секретные доказчики и не ииѣютъ того значевія, вакъ прежде, но тѣмъ не- менѣе они являются довольно
часто и за довольно свроиную плату иногда даютъ полезный п
Ьѣрныя сцѣдѣыія. Вообще, по характеру своему ингуши представі
лаютъ пзъ себя хороших* еыщиковъ....
Не смотря на всѣ исчисленные недостатки ингушъ, проявлявшиеся почтп въ каждомъ ихъ поступкѣ, во всѣхъ сторонах* ихъ бытовой жизни, все-таки в * заключеніе можно ска*
з а т ь . что этому небольшому племени, при его прпродвыхъ
«ачествахъ, легкости, съ которою отрѣшаются ингуши отъ
устарѣвшихъ, нелѣпыхъ п не соотвѣтствующихъ настоящему
складу и х * жизни обычаев*, и ихъ стремленій въ расширевію
умственного кругозора, — предстоит* въ скоромъ будущепъ более завидная доля, нежели та, которая ожидяетъ нѣкоторыхъ залеснѣлыхъ въ невѣжествѣ - п иусуль манскомъ «анатпзм* ихъ со
еѣдей, упорно отталвивающвхъ от* себя даже всякій навек*
іа цивнлвзацію.
Н.
26 декабря 1874 года.
Грабовскіи.
'
ПРНШДНН8ІІІІ БЪ РОССІИ ВАБАРДЫ I БОРЬБА Ш ЗА
тттт.
(ИСТОРИЧЕСКІЙ
ОЧЕРКЪ)
*).
X.
др€внія историческія ееѣдѣиія о черкесааъ. — Доходы руеекшъ
князей къ черкесамъ.—Перерыв* снсшеній еъ XI по ХТІ вѣкь.—
Посольство черкесских* князей къ царю Іоанну Васильевичу
Грозному.—Просьба о принятіи въ подданство Россіи.—Бракъ
царя Іоанна Васильевича Грозного съ дочерью кабардинского князя ѴГемрюка Шарова. — Участіе кабардтцевъ въ войнахъ Россіи. — Зависимость Кабарды отъ Крымского хана. — Участіе
кабардинцевъ въпоходахъ Петра Великого.—Раздѣленіе Кабарды на двѣ враждебная партіи.—Покореніе Кабарды Крымскимъ
ханомъ.—Договоръ Россій съ Турціею о признаніи кабардинцевъ
независимыми. —Цѣль признанія этой независимости.
Кабардинцы, входящіе въ соотавъ одного взъ племенъ К м *
ваза, извѣстнаго подъ общвмъ вазвавіенъ черкесъ (ад мхе), беіян
пзвѣстны русскинъ еще въ довольно отдаленный времена* И въ
лсторіи россійскаго государства, н въ преданіахъ вабарднндевъ
сохранились нѣкоторыа свѣдѣнія, указывающая на существовало
вѣвогда сношеній между этими двумя обитавшими по сосѣдству
народами.
—
—
—
—
—
.
*
*
") Иатеріалакя для составлвиія настоящей статьи служили: „Исторія
Адыхейсваго народа 1 состав*. Шора-Беккурзянъ-Ногмокымъ, Кавх. Календ,
ва 1862 г.; „Иатеріалы для Новой Исторіи Кавказа съ 1722 DO 1803 годъ4'
П. Г. Буткова, С.-Петерб. 1869 года; Сочин. Броневскаго, И. 1823 года.
„Исторія Государства Россійскаго" Карамзина и свѣдѣнія, извлеченный я*ъ
архива Пятигорскаго округа (бывшаго Кабардинскаго округа).
По предавіямъ черкесъ, одво взъ его племенъ, по ииеви
Кабарда, оставило въ VI веке гиджры прежнее жѣсто жительства на р. Кубани и потянулось на сѣверъ въ р. Дону, откуда
ово однако вскоре перешло въ Крымъ.
По морской картѣ Средиземнаго и Чернаго морей, составленной въ 1497 г. Фредуціемъ Анконсвимъ, выставлено врасиыии буквами назвавіе кабардинскаго варода несколько ва западъ отъ того места, гдѣ иыиѣ находится Тагаврогъ, и прежвія мѣста жительства кабардивцеьъ, покипувшихъ въ VII столѣтіи снова Брыиъ
в занявшихъ островъ, образуемый обоими рукавами Кубани, при
еаиомъ ея устьѣ, п нынѣ еще называемый татарами Кизылъ-тагиъу
т. е. красный каиевь. Но и здѣсь пребываніе вхъ продолжалось
недолго и они вскоре передвинулись, подъ начальствомъ Впала,
родоначальника всехъ кабардинских* князей, далее на востокъ и
разселнлпсь вдоль по Кубани въ выаешвей Кабардѣ, где подчиняли себе черкесскія пленена.
По преданіяиъ, сохранившимся у осетинъ, черкесы до прихода изъ Крыма кабардинскихъ князей, назывались казахами,—
' яка, которое они удержали за'собою и въ устахъ мингрельцевъ,
в теперь еще называющихъ ихъ казахъ-мепе, т. е. даряии вазаховъ. Съ этимъ согласуется и свидетельство Константина Багрявороднаго, который называетъ землю черкесъ, прилегающую въ
Чернову иорю, Сихіею, а выше лежащую страну Казахіею, которая граничить съ зеилею алаиовъ или осетинъ.
Во вреия Георгія Интеріаво (George Interiano), писавшего
• около 1502 года, черкесы занииалн весь восточный берегъ Азовсіаго моря, отъДова до Босфора Киимерійскаго, откуда они быі і вытеснены русскими и татарами.
Шейхъ-Эддинъ Дамасскій говорить о христіанскомъ народе
Эзкетг, жившеиъ на севере Чериаго нор», въ соседстве съ
аланаии и руссвиии. По иненію д'Оссона, это ножетъ быть Зекщ вли Зихи,—Названія, подъ которыми греки и итальянцы, по
еввдетельству Ивтеріано, разумели черкесовъ *).
Въ однонъ изъ кабардинскихъ предавіЙ, разсказанвыхъ ІІІора-Ногиовыиъ, и ииенно въ преданіи о «Сватовстве Лаврвстана»,
встречается слово руеъ. Предавіе это Ногиовъ относить во врекеяаиъ, когда Рюрикъ еще неводворвлся въ Новгороде; вотавъіаіъ Ногиовъ вичемъ этого предположенія ве подкрепляетъ и
*) См. Ист. Адых. народа, Ш. Ногхова, стр. 19, пр. 5.
#
слово «pycbt могло быть извѣстиымъ лишь въ тоиъ случаѣ, КОГДА
подъ, ѳтииъ именемъ - существовалъ народъ, то, нѣтъ сомвѣаія,
что предаиіе о «Сватовствѣ Лавриетана» относится въ болѣе позднему времени, нежели приходъ Рюрика съ братьями въ Новгородъ, Ивборскъ в ва Бѣлоозеро.
Весьма іегво можетъ быть, что черкесы находились въ сношеніяхъ съ сосѣдними славянскими племенами и до IX гѣка, во
свѣдѣвій объ этомъ не имѣется. По историческнмъ-же даннымъ,
руссвіе и черкесы стали извѣстны другъ другу въ 967 году, во
время похода веливаго князя Святослава за Кубань, до подошвы
Кавваэскихъ горъ, при чемъ были побеждены имъ Яссы и касоги *).
Въ 1022 году совершвлъ походъ къ касогамъ (черкесамъ)
тмутараканскій князь Мстиславъ Владиміровичъ. Какъ въ исторіи нашего государства, такъ и въ предавіи, сохранившемся у
кабардивцевъ, упоминается объ этомъ походѣ, окончившемся единоборствомъ князя Мстислава съ черкесскимъ великаномъ и силачомъ Редедею, котораго побѣдилъ князь Мстиславъ, забр&лъ
семейство побѣжденнаго я обложвлъ касоговъ данью. Изложение
этого событія, вакъ по историческимъ даннымъ, такъ и по кабардинскому преданію, совершенно сходно, что я дѣлаетъ вполвѣ
достовѣрнымъ изложенный «актъ, если только при этомъ авторъ
«Исторіи Адыхейскаго народа», записывая преданіе о единоборстве Редедв, не излагалъ это предавіе по историческимъ свѣдѣвіямъ **).
Кабардинскі» преданія удостовѣряютъ, что спустя нѣсколько
лѣтъ послѣ пораженія Редеди княземъ Мстиславомъ, адыхейскій народъ предпринялъ походъ на Тмутараканское княжество, съ цѣлью
отмщенія за смерть Редеди, и, послѣ многихъ кровопролитныхъ
сраженій, овладѣлъ этимъ княжествомъ, раззорилъ его и съ богатой добычей и множествомъ плѣнныхъ возвратился въ отечество. Такимъ образомъ кабардинцы припшдаваютъ себѣ уничтожевіе Тмутараканскаго княжества. Такъ-какъ иеторія Россіи не
указываетъ на судьбу этого княжества, исчезающего со страницъ исторіи съ 1094 года, то и ие представляется возможности
провѣрвть справедливость кабардинскаго преданія относительно
этого «акта. Ш. Ногмовъ, въ подтвержденіе справедливоств это1
•) Ист. Госуд. Росс. Барамвина, т. I, гл. VII, стр. 104—105.
••) Тамъ*же, т. II, гл. И, стр. 11, и Ист. Адых. народа стр. 79.
го преданія, приводить сохравившіясн у адыхейскихъ пл.еменъ
поговорки: «тамтаракай ухуньме» в «тантаравай ухъ», т. е. «да
будетъ тебѣ участь Тамтаракая» в «будь ты таитаракаемъ^. Поеіѣдвее выражевіе употребляется въ сяыслѣ бравв.
Нееогласія в раздоры і^ежду кабардинскими князьями, потомками квязя Инала, междоусобвыя войвы удѣльвыхъ князей Руеи и, наконецъ, вашествіе на Еавказъ, а затѣвъ и иа Россію
новголовъ и татаръ, подъ предводвтельствоиъ Чингисъ-хана (въ
1224 г.), разъединили на дѣлыя столѣтія русскихъ съ черкееаки. Ни исторія нашего государства, ви сказанія кабардинскія ничего не упонннаютъ объ отношеніяхъ вежду собою этихъ вародовъ до половины XVI столѣтія. Надо полагать, что вѣкогда близкіе соседи забыли на время о еущеетвовавіп другъ друга.
Частые набѣги ва Кабарду вочевыхъ вялмыковъ и татаръ,
вторженія дагеставцевъ н опасное сосѣдство грозваго для Кабарды Крымскаго ханства заставили кабардинцевъ вспомнить бывшихъ своихъ сосѣдей — русскихъ и искать у в ихъ защиты: съ
этою цѣлью, въ ноябре месяце 1552 года, прибыли въ Москзу
къ царю Іоанву Васильевичу Грозному черкесскіе князья и обратились съ просьбою, «чтобы Гусударь вступился въ вихъ, а ихъ
съ землями взялъ къ себе въ холопи, и отъ крымскаго оборовялъ » *).
После этого посольства черкесскіе князья нередко посещали Москву, а дети кабардинскаго князя Темрюка Идарова—сынъ
Султанъ и дочь Маріанъ—даже воспитывались въ столице, принявъ христіавстио. Бракъ царя Іоавна Васильевича Грознаго съ
дочерью вазваннаго князя Темрюка Идарова — Маріавъ (во святомъ крещевін Марія), совершенвый 21 августа 1561 года, еще
более способствовалъ заключенію дружественныхъ отношевій между русскими и черкесами—кабардинцами. Послѣдвіе верѣдко участвовали въ качестве союзниковъ русскихъ въ тогдашвихъ войнахъ съ крымскими татарами.4
Въ 1567 году, по ходатайству кабардинскаго квязя Темрюка, для защиты черкесъ, былъ заложенъ русскими городъ и крепость Терки, на Тюменскомъ городище, близь устья р. Терека.
Въ 1569 году, во время неудачнаго похода ѵъ Астрахани
Касииа, ваескаго паши, совершившаго походъ по приказанію
*) Ист. Гос. Росс. Карамаина, т. ѴШ, гл. V, стр. 139—140 к прим.
416 к 417.
,
турецкаго султана Селима И, черкесы способствовали довершевію пораженія полчпщъ Касима-паши, бѣжавшаго отъ князя Петра Оеребрянаго •).
Въ царствовавіе Ѳеодора Іоанновича къ твтулу руссввхъ
государей былъ присоединеиъ титулъ «Государя земли Кабардинской».
Не сиотря на установившія такянъ образонъ дружественныя отношевія между кабардинцами и русскими, отношенія эти
были чисто «иктивнаго свойства; общей в прочной &вя8И не существовало между этими народами: ни языкъ, ни религія, ни народные интересы не имѣли между собою ничего общего. Къ тому-же и слпшкомъ отдаленное мѣсто обитанія вабардинцевъ отъ
тогдашнихъ центра и границъ Россіи не могло связать, въ силу
естесГвевныхъ причинъ, общвхъ интересовъ какими-нибудь прочными узами. О торговой и промышленной связи не могло быть
и рѣчи.
Нерѣдко мнимые пріятели наши — кабардинцы и вредили
нанъ, вторгаясь въ ближайшія въ вимъ наши провивціи для грабежей и разбоевъ. Для огражденія отъ хищническихъ набѣговъ
черкесскихъ и прочихъ сосѣдственныхъ съ Россіего князей, въ
послѣдней половинѣ ХУІ столѣтія, въ царствованіе Ѳеодора Іоанновича, необходимо было прибегнуть къ укрѣпленію Астрахани.
Въ концѣ XVI и началѣ XVII столѣтій, во время внутренвихъ неурядицъ въ Россіи, сношенія русскихъ съ кабардинцами
снова прерываются.
Кабардвнцы, лишенные такимъ образомъ и послѣдней, нравственной поддержки со стороны Россіи, должны были склониться
на сторону крымскаго хана, подчинились ему и обязались платить ему дань. Нѣсколько разъ кабардинцы пытались, и имъ удавалось, свергать съ себя крымское иго, но освободиться окончательно отъ него не могли до начала ХѴІП столѣтія, и хотя въ
1672 году въ кр. Теркахъ были кабардивскіе аманаты и вообще
кабардинцы заявляла себя подданными Россіи, но Фактически оставались въ зависимости отъ крымскихъ хановъ.
Хотя во время борьбы кабардввцевъ съ крыыцами на Кавказе уже я существовали русскія поселенія: городокъ Терки и
Сунженскій острогъ, заложенный въ царствовавіе Іоанна Васильевича и оконченный въ 1652 году, во, само собою разумеется,
•) Тамъ-же т. IX, гл. П, стр. 7 4 - 7 8 .
\
ja серьезная опасность, то последніе послам за помощью въ
вабарзипцамъ; натретій$девь осады кабардинцы явились къосажденвымъ и предводительствовавшій .ими владѣлецъ Баматъ послалъ немедленно сказать Дундукъ-Омбо, своему шурину, что русскія войска идутъ* на Сулакъ, а не протовъ крыицевъ или калныковъ, в что если^они будутъ продолжать свое вападеніе ва
руссквхъ, то онъ, Баматъ, ставетъ на защиту этихъ послѣдвихъ.
Заявлевіе 'Бамата подѣйствовало ва врымцевъ и калмыковъ и они
отступили отъ^осаждевныхъ ими русскихъ войскъ.
Нужво замѣтить,' что въ описанный періодъ времени, когда
Россія^нej имела еще достаточной силы, чтобы поддержать ва
Бавказѣ свое владычество, кабардинцы стояли на стороне последней совершенно' добровольно и оказывали помощь русскинъ
•зъ простого чувства дружелюбія, ве требуя за это авкакого
воэмеэдія и даже ве пользуясь въ свою очередь, въ трудныхъ
обстоятельствахъ, какъ увидимъ сейчасъ, помощью со стороны
русскихъ войскъ.
Въ.; 1783-же году, во время похода въ Персію Фети-ГиреяСултава,4 предводительствуемые инъ турки и татары напали на
бавеавцевъ и опустошили вхъ жилища; но русскіе не въ состоявіи
были подать инъ помощь, такъ-какъ Фети-Гирей, следуя въ Персію черезъ Кавказъ. грозплъ нашимъ войскамъ, находившийся
тогда здесь.
Въ тонъ-же 1733 году, когда, по повеленію Порты, следовалъ въ Дагеставъ я Персію самъ крымскій ханъ Капланъ-Гярей съ 80 тысячнымъ войскомъ, кабардинцы баксанской партіи,
устрашенвые этою грозною силою и желая отвратить отъ себя
яовыя бедствія и раззоревія, а также ве предвидя возможности
воспользоваться и на этотъ разъ помощью со стороны русскихъ
войскъ, вывуждены были заявить кану свою покорность, при
чемъ обещали прислать къ нему въ Дербентъ 200 человекъ воиеовъ, при одномъ владельце. Комавдовавшій тогда на Кавказе генералъ Левашевъ не препятствовалъ кабарднвцамъ въ примиреяіи съкрымскиыъ ханомъ, желая, чтобы кабардинцы хотя этимъ
путемъ обезпечили себе безопасность; но наблюдалъ все-таки за
темь, чтобы кабардинцы не вступили въ совершеввое поддавство
крымскому хаву в воспретилъ имъ исполнять свое обещаніе относительно высылки къ хану въ Дербевтъ 200 человекъ, обнамнивая кабардинцевъ моваршею милостью и обещая, въ случае
sr
эта небольшая горсть русскнхъ не могла протянуть кабардинцам»
руку помощи и у этихъ руссквхъ піонеровъ на Кавказе едва-едва
доставало свлъ на санооборову отъ овружавшихъ ихъ хищнпчес к ихъ племенъ кавва8скихъ обитателей.
Наконецъ, въ царствованіе императора Петра I, въ начале ХѴПІ столѣтія, между Россіею и Кабардою стали возставовляться болѣе близкія в частыя свошевія, особенно прочно установившаяся со времени пребыванія императора на Кавказе. Во
время похода этого государя къ Дербенту, кабардинцы выразили
преданвость свою Россіи тѣмъ, что два владельца изъ нихъ,
одинъ И8Ъ Большой Кабарды, князь Эльмурза Черкасскій (младшій брать князя Александра Бековича, рода Жанбулатова, *амиліи Бекиурзпной), и Малой Кабарды, Тоусултавова рода, Асланбекъ Кеметовъ, добровольно яввлись къ государю Петр^ I съ
своими людьми и принимали участіе въ означенвомъ походе.
Въ 1728 году, въ Большой Кабарде, между владельцами ея,
возникли несогласія. Одинъ изъ владельцевъ — Росланбевъ Кайтукинъ поссорился съ владельцами родовъ Атажукина и Мисостова. Вследствіе этого кабардинцы разделились на две партіи. Сторонники Кайтукина (рода Жанбулатова) составили кашкатавскую
партію, названную такъ по ииени горы Кашкатау (близь р. Черева); вместе съ темъ эта партія открыто заявила' себя враждебною Россів. Другая-же партія — баксанская, состоявшая ивъ
родовъ Атажукина и Мисостова, подъ предводительствонъ владельца Бамата или Магомета Кургокина, осталась верною Россіи. Въ виду этихъ несогласій, кашкатавская партія, желая иметь
перевесь ведь баксанскою, передалась крымскому хану; въ 1731
и 1732 годахъ каиікатавцы приводили въ Кабарду крынцевъ, но
баксапцы несколько разъ успешно отражали враговъ.
Кабардивцы, принадлежавшіе въ баксанской партіи, не ограничивали преданности своей къ Россіи лишь веденіемъ борьбы
съ враждебною для последней партіею, но по временамъ оказывали русскимъ свою Фактическую поддержку. Такъ, въ августе
1733 года, когда въ крепость Св. Креста следовалъ съДонаотрядъ руссквхъ войскъ% подъ командою атамана Краснощекова, и
крымцы, въ союзе съ предводителемъ валмыковъ—Дундукъ-Оибо,
провѣдавъ объ этомъ движеніи, атаковали отрядъ руссквхъ войскъ,
то этотъ отрядъ принуждепъ былъ засѣсть на дороге и отражать
многочисленнаго непріятеля; но такъ-какъ силы непріятеля значительно превосходили числомъ руссквхъ, которымъ грози-
надобности, по требовавію ихъ, выслать ииъ въ подкрѣпленіе
300 человѣвъ гребевскичъ казаковъ.
В ъ веопредѣлевиомъ положеніи и зависимости отъ крымскаго хана кабардинцы находились до 1736 года, т. е. до начала
войвы между Россіею и Турціею. Въэту войну кабардинцы стали на сторону Россіи и вмѣстѣ съ донскими в терскими казаками, при содѣйствіи 40-тысячнаго отряда кочевыхъ кал мы ко въ,
подъ начальствомъ главваго управителя калмыковъ Дундукъ-Омбо,
действовали противъ вубавсвихъ татаръ, поддавныхъ Турціи. Броне того, часть кабардинцевъ изъ баксавской партін и изъ Малой Кабарды, съ владѣльцаии свовми Баматоыъ Мисостовымъ и
Кельчукою, взъ оамиліи Тоусултановской, участвовали въ осадѣ
к взятіи г. А зова въ іюнѣ нѣсяцѣ того-же 1736 года. Главвоеже подспорье во вреия этой войвы кабардинцы оказывали тѣмъ,
что они оберегали весь кизлярскій край и сообщевіе между Кизліромъ и Астраханью отъ набѣговъ кубавцевъ.
По окончаніи втой войны съ Турціею и при заключеніи въ
Бѣлградѣ мириаго договора 18 сентябре 1739 года, въ 6 пунктѣ
этого договора было сказано:
«Артикулъ 6. Объ обѣяхъ Кабардахъ, т. е. Большой и Малой, Кабардвнскомъ народѣ, съ обѣихъ сторонъ соглашеность,
чтобы быть тѣмъ Кабардамъ вольньшъ, и не быть подъ владѣніемъ ни одного, ни другого Имоерія, но токмо за баріеру между обѣими Ииперіями служить имѣютъ; и что и отъ другой стороны блистательной Порты туркаиъ и татаранъ во овыя не встуоаться, и оныхъ ве обегпокоивать, такожде п отъ Всероссійской
Ииперіи оныя въ покоѣ оставлены будутъ. По что однако-же по
древвему обыкновенію браны будутъ во Всероссійскую Имперію
отъ тѣхъ кабардинцевъ, для спокойнаго ихъ пребыванія, аманаты; и Оттоманской Портѣ такожь позволяется, для тавой-же причины, брать отъ нихъ такихъ-же аианатовъ; а ежелв помянутые
кабардинцы причину жалобы подадутъ одной или другой Державѣ, каждой позволяется ваказать» *).
Такямъ образомъ, озвачеввымъ договиромъ Большая и Малая Кабарда были признаны независимыми.
Утвержденіемъ независимости кабардинцевъ предполагалось
устранить тѣ затрудненія, которыя создавалась до послѣдней войны заявлевіями крымскаго хава о томъ, что кабардинцы подданные
турецкаго государства.
•) См. Полк, Собр. Зак. Росс. Ист. т. X, стр. 899 и 901, Н 7900.
Хотя а&зв&овыиъ&оговоромъ, по видимому, и быіа порвана связь
между русскими и кабардинцами и иервые лишились вліянія на дѣіа
послѣдвпхъ, но, тѣмъ не менѣе, отношенія между ними, какъ бдизкихъ сосѣдей, продолжали существовать а даже ве возбраняюсь
желавшимъ привять христіанство кабардинцамъ селиться въ Кизляре. Не смотря ва это, Роосія все-тавв, по-врайнсй-нѣрѣ на первое время, строго держалась заключенней) условія, и когда въ
следующем* 1740 году кабардинцамъ грози л ъ кубанскій сераскиръ,
наше правительство не призвало возможвымъ защищать ихъ и
решило, что если-бы кабардинцы обратились съ просьбою о войске для помощи имъ, «то уклоняться молчаніемъ и разными причинами».
Черезъ несколько лѣтъ обстоятельства изменились и русское правительство, въ виду привятаго персидскимъ шахомъ Надыромъ угрожающего войною положенія и намѣреаія его проникнуть въ Кабарду, вапасть ва Кдзляръ и вторгвуться въ россійскія границы, стало склонять кабардинскихъ віадельцевъ пребывать въ дружесвихъ отношевіяхъ съ руссвиии. Для того чтобы
удержать кабардинцев* въ верности и не допустить ихъ до сообщен іЙ съ шахомъ Надыромъ, были приняты все возможный
предупреднтельныя меры в для наблюдеаія за кабардинцами былъ
посланъ къ ннмъ полковвикъ Квутовъ съ командою взъ лучшихъ
казаковъ. Кроме того русское начальство старалось наиболее
ласкать ближайшихъ кабардинскихъ соседей—владѣлщевъ Малой
Кабарды в, наконецъ, въ 1742 году, для политиче< кихъ сношевій съ горцами и кабардинцами и для склоневія ихъ оставаться
верными Россіи, былъ командированъ цравительствомъ отъ артиллеріи генералъ-лейтенантъ, царевичъ Грузинскій Бакаръ Вахтангіевичъ, который состоялъ въ родстве съ вабардинскиии владельцами.
Пропаганда между кабардинцами въ пользу Россіи была настолько успешна, что въ тоиъ-же 1742 году кабардивскіѳ владельцы, въ звакъ уваженія своего къ Россіи, послали присутствовать при коронованіи императрицы Елисаветы Петровны депутата, владельца изъ Мисостова рода, Магомата Сидакова.
п.
Внутреннее раздоры еь Кабардѣ. — Стремленье Россін снова
подчинить себѣ Кабарду .—Война съ Турціею и затруднительное
положеніе кабардинцевъ. — Часть кабардинцевъ изъявляешь
ланіе вступить въ подданство Россіи. — Начало борьбы кабардинцевъ за независимость. — Дервыя военный дѣйствія въ этой
боръбѣ. — Кабардинцы изъявляютъ покорность Россіи. — Назначеніе въ Кабарду пристава. — Высочайшая грамота кабардинцами — Дгьйствія русскаю правительства вообще по отношнію
къ кабардинцамъ.
Между-тѣмъ-какъ ваше ораввтельство хлопотало о сближеаіп съ кабардинцами, въ Большой Кабардѣ, въ 1746 году, снова
начались внутренвіе раздоры и несогласія, возбужденный владѣлъцеіъ каш катов с к ой партіи Росланбекомъ, который, вслѣдствіе
этого, оставилъ Кашкатау, переселился въ горы, на р. Чегемъ, и
эаналъ земли, бывшія во владѣвіи бавсанской партіи; при этоМъ
Рославбекъ принялъ къ себѣ родственныхъ кабардаецамъ закубаескихъ черкесъ— бесленеевцевъ.
Смуты, возбужденный Рославбевомъ и продолжавшіяся въ
теченів нѣсволькихъ лѣтъ, имѣли послѣдствіемъ иэгнаніе изъ Кабарды владѣльцевъ Касая и Магомета Атажуквныхъ изъ баасанской партіи и Батоко Бекмурзина—пзъ кашкатавской. Атажукгівы,какъ члены партіи, преданной Россів, были приваты подъ
покровительство въ Кизляръ.
Всѣ эти ввутревніе безпорядкн весьма вредао вліяли ва отвошевія кабардивцевъ къ Россіи и клонились частью къ тону^
чтобы прервать всякую связь съ этимъ государствонъ. Въ 1749
году кабардинцы открыто вознамѣрились было предаться Крымсвдку хану; но такъ-какъ ѳто противорѣчило ивтересамъ Россіи
в присоедивевіе кабардинцевъ къ крымскому ханству могло яиѣть''
Ma Россія весьма вевыгодныя послѣдствія, особенво въ виду того, что въ то время Турція замышляла вачать войну, — тогдашнее начальство на Кавказѣ всѣми мѣрами старалось отклонить
кабардинцевъ отъ принятаго ими рѣшевія и требовало, чтобы
[овв, въ силу Бѣлградскаго трактата, оставались везависввыви,
воадержались-бы отъ нанесенія вреда заключившимъ трактатъ
иіаеріямъ, отпустила отторгнувшихся отъ Крыма бесленеевцевъ
16
—
in
—
И чтобы, наконецъ, кашкатавцы оставили Чегеиъ и возвратилась
на свое прежнее местожительство—къ Кашкатау.
Чтобы болѣе склонить кабардинцев* въ всполаенію этого
требованія, виъ были возвращевы бѣжавшіе отъ нихъ въ Квзлижъ персидсвіе плѣиники.
JBce эти иѣры на вреия успокоили кабардвнцевъ. Но въ
1751 году несогласія и раздоры снова возникли между ними. Русское .правительство не въ состояніи было положить предѣлъ
ѳтимъ аесогласіямъ, но все-таки приняло мѣры, чтобы эти несогласіа и раздоры не приняли слишкомъ обширных* размѣровъ,
и съ этою цѣлью воспретило вумыкскимъ владѣльцам* вмешиваться, подъ вакимъ-бы то ви было видомъ, въ междоусобвыя
распри кабардвнцевъ. При этомъ наше правительство старалось,
чтобы победа въ этой борьбе осталась на сторонѣ болѣе преданной нам* баксавской партіи. Для этого были командированы
въ Кабарду маіоры Барковскій и Татаровъ, снабженные т&йвымъ
порученіемъ вручить одну тысячу рублей старшему въ баксанской партіи владельцу Атажукина рода Баиату Кургокину, а если
укажет* надобность—выдать такую-же сумму и другому владельцу той-же партіи, изъ Мисостова рода, Касаю Атажукину.
Барковскій и Татаровъ, послѣ нѣь-оторыхъ усилій, въ 1753
году, успѣли привести въ исполненію главную часть порученііі:
обе враждебны я партіи согласились занять прежнія мѣста ихъ
жительства и такимъ образомъ кабардинцы Жамбулатова рода
вновь поселились при урочищѣ Кашватау и при pp. Шелухѣ я,
Нальчике, а роды Атажукина и Мисостова расположились по рр.;
Малке, Баксану и Чегему.
какому успешному исходу междоусобной вражды кабардвнцевъ содействовало немало приближение въ вхъ землямъ рус-,
ски?ъ войскъ и, главны мъ образомъ, то обстоятельство, что русское праввтельство въ то время успело въ ихъ пользу доказать
Турціи, что притнзанія ея на обитавшихъ въ верховьяхъ р. Кубани абазинце въ — алтыкизековъ несправедливы, ибо абазинцы
издревле были подвластными кабардинскихъ владельцевъ и что,
только, вследствіе геогра*ическаго мѣстоположенія, находившегося въ соседстве съ турецкими владеніями, они, абазинцы, были
по временамъ въ зависимости отъ кубанскихъ серасвировъ.
Къ довершенію водворен ія въ Кабардѣ полнаго сповойствія оставалось только, чтобы кашватавцы возвратили бежавшихъ въ нимъ изъ подданства крымсваго хава бесленеевцевъ;
во кашкатавцы не хотѣли этого исполнять и соглашались сиорѣб
выполнить другое требование крынскаго хана Селимъ-Гирея, заключавшееся въ томъ, чтобы принудить владѣльца ихъ»Же партіи
Хаиурзу Росланбекова отдать хану жеву свою, плвиянницу прежняго хана Арсланъ-Гирея. Хаиурва однако-же не согласился и*
такое пожертвовавіе и рѣшился орисоедивиться къ партіи баксанснихъ владѣльцевъ.
Ханъ крымскій постоянно жаловался Портѣ ва предо суДЛИтельное поведеяіе кабардвнцевъ, а въ 1754 году выражаль даже
наиѣреніе употребить протнвъ нихъ оружіе. Порта однако-же воспретила хану такой обраэъ дѣйствій, ароссійское правительство
рѣпшло, въ случаѣ движенія врыискихъ войскъ къ Кабардѣ, выслать изъ Кизляра часть своего войска для эащиты кабардинцевь. Прииеденію въ исполненіе этого рѣшенія ве представив»»
случая, такъ-какъ саиый поводъ веудовольствія между крыцснинъ
ханоиъ и Кабардою вскорѣ у стравился: бесленеевцы, по собственной ихъ иниціативѣ, возвратились за Кубааь, ва прежшя
кѣста своего ягвтельства.
Еще во вреия ввутреннихъ несогласій, владѣльцы Большой
Кабарды, не ограничиваясь враждебными дѣйствіямп между собою,
старалиеь тѣснить различными способами соплемевныхъ • обита*
телей Малой Кабарды, пользуясь относительными слабостью и
малочисленностью представителей ея. Хотя изстари обѣ Кабарды въ отяошеніяхъ между собою были совершенно равноправны
і пользовалась одинаковыми обычвыми установленіяии отнооитехь*
во личной и имущественной самостоятельности, но владѣльцв
Большой Кабарды, убѣждеввые въ своемъ чиеленномъ превосходстве, очевидно стремились къ тому, чтобы господствовать надъ
Малою Кабардою и стали предъявлять къ владѣльцаиъ ея райличнаго рода притязавія, а затѣмъ вскорѣ перешли и къ наел*
ііямъ: отнимали отъ налокабарДивцевъ цѣлыя оеленія подвластвыхъ ииъ обитателей, возбуждали послѣднихъ къ неповиновению
евоимъ владѣльцаиъ и вообще грозили этииъ владѣльцамъ лишеніемъ права господствовать вадъ своими подвластныии. Веѣ^ эти
дѣйствія владѣльцевъ Большой Кабарды в невозможность цр«*
тивопоставить самоуправству ихъ Фивичесвую силу, довели вѣ+
которыхъ изъ владѣльцевъ Малой Кабарды до мысли оста вата
свои жилища и переселиться въ сосѣдство къ брагуновцамъ (ва
правый берегъ р. Терека, вапротввъ ныиѣшвихъ станвцъ Червг
ленской и Щедринской). Еще въ 1751 году иалокабардинскіе кто»
дѣльцы: Кургово Кончокинъ, Гирей Маметовъ в Ислам ъ Х&вовъ
обращались въ русскому правительству съ просьбою о аереселевіи и тогда-же получили разрѣшеніе завить выбранное ими MIcro въ сооѣдствѣ съ Брагунами; во по иеизвѣстиой причинѣ переселеніе вто ве состоялось. И послѣ этого малокабардинцы не
равъ обращались съ жалобою къ русскимъ на притѣсненія со
стороны владѣльцевъ изъ Большой Кабарды, но однако-же вселаенаго переселевія не предпринимали, а другихъ средствъ вполнѣ
обевпечить безонасность малокабардивцевъ отъ посягательствъ
упомявутыхъ владѣльцевъ ве представ л а лось, такъ-накъ Роосія
не считала себя вправѣ открыто и силою вмешаться во внутренвія дѣла яабардиндевъ.
Едва только всѣ описанныя выше затрудвевія съ крымскимъ
хавомъ были приведены къ новцу, какъ кабардинцы вновь усиѣли ноутаться въ аеожвданныя хлопоты. Иоводомъ къ этому послужила самая лучшая черта ихъ житейской обстановки—госте'
пріямство. Дѣло состояло въ томъ, что подъ сѣиь кабардивсеаго гостепріимства укрылись бѣглецы: кубанскій сераскиръ КрымъГирей и два сыва виавержевваго крымскаго хана Арсланъ-Гирея. Несмотря на требованія русскаго правительства объ удалевін изъ Кабарды этихъ бѣглецовъ, а крымскаго хана—о выдачѣ
ихъ еиу,—кабардинцы, подъ предлогомъ обычая гостепріимства,
рѣшвтельно отказались исполввть эти требованія и бѣглецы оставались въ Кабардѣ до 1762 года, эа исключеніемъ Крынъ-Гирея,
который въ 1758 году былъ возведенъ въ достоинство хана, на
мѣото Селинъ-хана.
Несмотря на то, что кабардинцы откагались исполнить наложенное требовавіе Россіи, дружественный отношенія продолжали, существовать, и въ 1758 году нѣкоторые изъ кабардинских^
владѣльцевъ принимали даже участіе въ походѣ кизлярскаго коменданта генералъ-маіора Фрауэндороа для усмвреніа вовставшяхъ чечеицевъ.
Втечеоіц описаинаго времеви вражда партій въ Кабардѣ,
хотя и не явно, но все-таки продолжала существовать, а въ 1760
году враждебвыя дѣйствія аснова открылись. Баксавская партія
воававѣрилась совсѣмъ изгнать кашкатавцевъ изъ эанимаеиыхъ
ими жилищъ и отняла у нихъ нѣоколько селеній. Вмѣстѣ съ тѣмъ,
баксаиская партія, измѣнивъ давнишней дружбѣ съ Россіею, передалась подъ покровительство крымскаго хава, согласившись
помогать ему въ уснвреніи закубанскихъ черкесъ—темиргоевцевъ,
Когда россійское правительство извѣстилось о такомъ образе дѣйствій кабардвнцевъ, то вновь командировало въ Кабарду
маіора Татарова, поручивъ ему установить спокойствие между
бдксавцани и кашкатавцами, отвратить баксавсвую нартію отъ
преданности крымскому хану н воздержать владельца этой партіи Бамата Атажукина отъ виешательства въ дела хава съ теішргоевцами. Татаровъ уснелъ выполвнть возложевное ва него
поручение и водворить снова согласіе иежду враждующими партіяии.
4
Вследъ затѣмъ, 23 декабря 1760 года, для установлевія более прочвой связи иежду руссвиии и каввазскнии горцаии, разрешено было пропускать къ кабардинцамъ и другимъ кавказсікиъ вародамъ: кумыкамъ, брагунамъ и осетивцамъ, «какъ къ
подданнымъ россійскимъ», ввозъ различныхъ мануфактурныхъ товаровъ, съ платою установлеввыхъ пошливъ.
Въ 1762 году кабардинцаиъ позволено было отправвть къ
высочайшему двору владельцевъ «для отдавія всеподданнѣйшаго
поклона» Государю Петру ІП, для чего и явились тогда въ Петербурга отъ Большой Кабарды старѣйшій въ баксансвой парпи, Атажукина рода, владелецъ Баиатъ Кургокинъ и отъ Малой
Кабарды, Тоусултанова рода, владелецъ Кургоко Кайтокннъ.
Изъ всехъ изложенных* событій въ Кабарде и дѣйствій
русскаго правительства по отношенію къ кабардинцамъ ввдно,
что хотя по белградскому трактату въ 173Ѳ году Россія и призвала Кабарду независимою, но теиъ не менее стремилась всеми доступныии средствами поддержать свой авторитетъ въ среде
кабардинцевъ и при случае вовстановить свои права надъ нвми,
утраченныя въ силу вышеприведенваго белградеваго договора.
Россія, задавшись одинъ разъ целью прочно утвердить свое
господство ва Кавказе, ве могла действовать иначе, не вовредъ
евоимъ интересаиъ, и потому существование Кабарды, вакъ независимой страны въ нашемъ соседстве, ииевшей вліяніе на подвластных* ей ближайшихъ вародовъ—осетинъ (тагаурцевъ), ингушъ и карабулаковъ, считавшихся въ тоже время и подданными Россіи,—не иыелино было. Такииъ образомъ все стремлевія русской политики на Кавкаве, по отношению къ Кабарде,
іавъ самой сильнейшей и богатейшей тогда народности на Кавказе, должвы были сосредоточиться ва увичтоженіи белградскаго
трактата. Пока случай этотъ представился, Россія, вакъ иы видели, не упускала возможности вліять надела вабардивцевъ, по-
степенно пріучала ихъ къ мысли о вступленін въ подданство Россіи и всѣин мѣрами подготовляла вхъ къ этому.
Съ этою цѣлью было обращено особенное внимавіе ва бывшихъ въ Кизлярѣ аманатовъ, которыхъ стали обучать русскому
языку и грамотѣ. По отношенію къ этимъ амаватамъ, въ 1763
году, было вмѣнено подлежащему начальству въ обязанность «стараться исвусвымъ образомъ отводить ихъ отъ варварсвихъ нравовъ, вселять въ вихъ людвость и лучшее обхождевіе, доводя ихъ
до того, чтобы они часто обращались съ россіянаыи, и дабы они
россійскаго языка п грамотѣ обучалась, в призывать ихъ въ
торжественные дни къ столу» *).
Съ этимъ временемъ совпадают ъ стремлевія русскаго правительства распространить между вавказсквми горцами христианство; но стремлевія эти, несмотря на казавшіяся дружескія отношенія къ Россіи кабардинцевъ, парализовались весьма энергично
послѣдними. Въ 1761 году кабардинцы всѣми средствами старались препятствовать духовнымъ лицамъ совершать крещеніе надъ
осетвнамв и ингушами, нападали на послѣднихъ, раззоряли ихъ
и даже препятствовала имъ отправляться въ Моэдокъ.
Наше тогдашнее правительство весьма хорошо созвавало,
что способъ поддерживавія своего вліянія вообще на Кавназѣ
путемъ диплонатическихъ сношеній не совсѣиъ дѣйствителенъ.
Дикая и хищническая натура кабардинцевъ, воспвтанная вѣваии
въ правилахъ боевой жизни, не признавала деликатныхъ способовъ обращевія, и потому кабардинцы, считая эту деликатность
за безсиліе, всюду старались протоводѣйствовать политикѣ руссквхъ по отношенію къ вавказевимъ горцамъ, ва которыхъ, по
положению своему, имѣли весьма значительное вліяніе. Чтобы
положить предѣлъ этому противодѣйствію кабардинцевъ, Россія
уже давно искала случая прочно утвердиться на границѣ съ Кабардою. Хорогаій случай къ этому представился въ то время,
вогда между обитателями Большой и Малой Кабарды возникли
враждебвыя отношенія. Послѣ долгихъ колебаній, затѣвавшій уже
давно переселеніе владѣлецъ Малой Кабарды Кургоко Кончокпнъ,
принявъ крещеніе, съ 40 дворами своихъ подвластныхъ, выселился изъ Малой Кабарды на лѣвый берегъ р. Терека и въ 1759
году основалъ по сел ев іе въ урочищѣ Моздовъ. Въ 1763 г., при
этоиъ поселеніи было возведено укрѣплевіе.
*) См. Мат. для Вов. Ист. Бавв., П. Бутюва, ч. I , стр. 268.
Въ то-ж? самое время вообще было предпринято наиѣреніе
учреждать поееленія вверхъ по течевію р. Терека, отъ. Гребенной станицы Червленекой до Моздока.
Возведете при Моздовсвомъ поселеніи укрѣплевія не обошлось безъ эатрудненій в это обстоятельство сильно повліяло на
установленіе вепріязневныхъ отношеній къ Россіа со стороны
кабардинцевъ. Дѣло заключалось вь томъ, что кабардиицы, увидя построеніе уврѣпленія въ Моздок®, заявили, что земля, на
которой воздвигалось укрѣплевіе, принадлежать вмъ и потому Россіа не вправѣ распоряжаться этою землею; но наше оравительстао доказывало, что, въ силу бѣлградсваго договора, урочище
Моздокъ осталось внѣ предѣловъ вабардинскихъ земель.
Главвою причиною неудовольствія кабардивцеьъ по поводу
возведеній въ Моздокѣ поселенія и уврѣплевія было то, что этимъ
предоставлялась легкая возможность подвластнынъ в рабамъ кабардински хъ владѣльцевъ освобождаться взъ-подъ зависимости,
такъ-вакъ вышедшіе взъ Кабарды люде, по прввятіи крещевія,
становились свободными и занимали, такъ-сказать на глаэахъ
своихъ владѣльцевъ, весьма выгодное положеніе, пользуясь значительными льготами и привилдегіани, дарованными въ началѣ
населенія Моздока всѣмъ выселявшимся туда людямъ. Вмѣстѣ съ
тѣмъ кабардинскихъ владѣльцевъ тревожила еще и мысль, что
Россія, утверждаясь на граняцѣ съ ними, посягаетъ на незавасамость ихъ. Въ ввду всего этого кабардинцы въ 1764 году отправили въ императорскому двору депутацію, состоявшую изъ
вдадѣльца Кайтуко Кайсынова и внатнѣйшаго изъ узденей—Шабазъ-Гнрея Кудинетова.
Упонявутые депутаты, прибывъ въ Петербургъ, залввли
просьбу объ увичтожевіи поселенія и укрѣпленія въ Моздокѣ, доказывая, что урочище это принадлежитъ имъ, кабардивцамъ, и
что они тамъ постоянно пользовались лѣсомъ и пастбищными
угодьями. Кромѣ того депутаты ходатайствовали п о томъ, чтобы ваше правительство платило кабардинцамъ за убѣгающихъ
отъ нихъ въ Россію плѣнныхъ — христіанъ и чтобы уходящіе
отъ вихъ владѣльцы и уздени, привиыающіе крещеніе и поселяющіеся въ предѣлахъ Россіи, отказывались отъ правъ на остающееся въ Кабардѣ имѣвіе.
Въ удовлетворен^ заявленной кабардинскими депутатами
просьбы было отказано; при чеыъ, по отношевію къ заявлевію
ихъ о принадлежности имъ урочища Моздока, было объявлено,
что хотя они и пользовались угодьями этого урочища, вакъ а въ
другихъ мѣстахъ, находящихся въ гравицахъ россійскихъ владѣній, но этимъ вовсе не доказывается право ихъ ва эти земли,
тѣмъ болѣе, что ими пользовались пив, кабардинцы, лишь с ъ разрѣшевія правительства, в что тавимъ образомъ поселеніе Моздока, находясь внѣ предѣловъ Кабарды, ничѣмъ не можетъ стѣснять ихъ.
Какъ и слѣдовало ожидать, подобный отказъ произвел* на
кабардинцевъ непріятное впечатлѣніе, и чтобы смягчить нѣсколь*
ко послѣдствіи этого отказа, депутату Кайтуко Кайсынову выдано было 3 тысячи рублей для врученія всѣмъ кабардпнсвииъ
владѣльцамъ, подъ предлогоиъ вознагражденія вхъ за участіе въ
воевныхъ дѣйствіяхъ противъ чеченцевъ въ 1758 году. Наше
правительство вадѣялось, что это выражевіе моваршей милости
урпокоитъ кабардивцевъ и ивгладитъ дур вое впечатлѣніе отказа
въ иеполненіи ихъ просьбы. Кромѣ того въ 1765 году постановлено было, чтобы кабардинцы и кумыки, какъ при продажѣ собствеввыхъ произведевій в скота, такъ и при повупкѣ товаровъ
въ Кизлярѣ, пошлянъ не платили.
Всѣ эти мйлости не достигли до осуществления предположенной цѣли: отвазъ уничтожить Моздокъ до того раздражилъ кабардинцевъ, что они откаэалось принять прнслаявыя лмъ деньги и
рѣшили прервать съ Россіею всякую связь. Этому поелѣднему
намѣренію способствовали вмѣшательство Турціп въ дѣло возведен і я уврѣпленій въ Моздокѣ и подстрекательство крымскаго хана. Послѣдній, какъ равно и Порта, старались препятствовать
воэведевію уврѣплевій въ Моздокѣ и съ этою цѣлью возбуждена
была съ Россіею дипломатическая переписка. Хотя вслѣдствіе
этого и были пріостановлевы нѣкоторыя работы по укрѣпленію
Моздока, но тѣмъ не менѣе существовавіе Моздока было вполвѣ
упрочено.
Крымскій ханъ особенно усердно хлопоталъ о разъединеніи
кабардинцевъ съ русскими, хорошо соэнавая всю выгоду имѣть
на своей сторонѣ такихъ вліятельныхъ и сильныхъ обитателей
Кавказа, какъ кабардинцы. Стремленія крымскаго хана находили
весьма сильную поддержку въ томъ, что около того времени магометанство въ средѣ кабардинцевъ вачало усиливаться и, вслѣдствіе этого, естественно, всѣ симпатіи ихъ склонялись болѣе на
сторону едивовѣрцевъ—крымцевъ п турокъ.
Кабардинцы, поддерживаемые врымскимъ ханомъ и желая
j
і
|
во что бы-то ва стадо вынудить у Россія рѣшевіе уничтожить
Моздокъ, еще въ 1764 году, соеднвивпшсь съ вакубанцами, стало производить яабѣгя въ предѣлы русскяхъ владЪній ва Кавказѣ.
Наше правительство, чтобы яе раздражать кабардинцевъ
еще болѣе, воздерживалось отъ всякихъ насвльствеввыхъ мѣрооріятій протввъ яепріязнеявыхъ дѣйствій яхъ; во въ тоже время продолжало разшврать уврѣвлевія Мовдока в въ 1766 году
достроило тамъ первую церковь. Кабардинцы пришли въ окончательную ярость. По ввушевію ихъ в Крымскаго хана, кубанскіе татары, чтобы отомстить русскинъ, напали въ іюнѣ того-же
1766 года на Кизлнръ; но, послѣ I 1 / , мѣсячной осады, потерпѣвши неудачу ори щтуриѣ, оставили Кизларъ. Чтобы избавиться
отъ повторенія такяхъ наоадевій, квзлярскій край былъ усиленъ
кал мы вами, донскими и волгскини казаками. Кромѣ того Войску
донскому было поручено наблюдать за сборищанн и днвжевіяни
кабардинцевъ.
Усилевіе военныхъ средствъ ва Кавказѣ и твердое вамѣревіе не уничтожать Моздока убѣдили кабардинцевъ въ бевполез.
яости борьбы И8ъ-за этого уголка. Послѣ еѣсколькихъ лѣтъ безплодныхъ усилій, кабардинцы, чтобы удалиться отъ граниісь россійскихъ владѣиій и быть подальше отъ ненавистнаго имъ Моздока, покинули въ 1767 году свои жилища и предприняли переселееіе въ верховья р. Кумы, въ сосѣдство съ закубаицами, съ
которыми и вступили въ открытый соювъ. Въ то-же вревя в
часть Малой Кабарды, принадлежавшая владѣльцажъ Тоусултавовекой оаниліи, тавже удалилась еъ плоскости въ горы. Неизбѣжнымъ послѣдствіемъ такого перемѣщевія жилищъ было то,
что данники Кабарды—осетины и ингуши,—покровительствуемые
русскими, отказались подчиняться требовавіямъ вабардннскихъ
владельце въ н въ свою очередь стали производить набѣги на кабардинская селенія, опустошая и равзоряя ихъ.
Въ 1767 году, кабардинцы, при содѣйствін закубанцѳвъ, ни*ля вамѣреніе напасть на Мо8довъ и, такъ-сказать, силою сокрушить его; но возннкпіая въ томъ году между Россіею и Турціею
войва воспрепятствовала осуществленію этого плана и вообще
ізиѣнила характеръ отношеній кабардивцевъ въ Россіи.
Какъ ни враждебно были настроены кабардинцы противъ
Россіи, но война ея съ Турціею заставила призадуматься н поставила ихъ въ затруднительное положение: кабардинцамъ предстояло разрѣшнть не легкіЙ вопросъ о томъ, къ какой изъ воюю17
щиіъ сторонъ нмъ слѣдовало примкнуть?... Признавал неоспоримо всю силу русскаго оружія и всѣ неизбѣжно дурныя послѣдетвія, какія можетъ повлечь за собою побѣда руссквхъ вадъ турками и, наконецъ, зная по прошлому опыту, какую грозную силу
на сторонѣ руссквхъ составляютъ кочевые валиыки, которыхъ
Россія могла вапустить ва Кабарду, въ случаѣ вепріязвенвыхъ
дѣйствій со сторовы послѣднвхъ,—иногіе изъ вабардинсввхъ владѣльцевъ, въ декабрѣ 1768 года, черезъ посредство кпзлярскаго
хоменданта и намѣстнвка валмыкскаго ханства, просиди русское
правительство о принятіи ихъ подъ свое покровительство, обѣщая возвратиться ня старыя мѣста своего жительства къ р. Баксану и принять участіе въ войнѣ съ туркаии. Нѣкоторые-же изъ
владѣльцевъ не хотѣли согласиться на такое сближеніе съ русскиии, искали возможности передаться на сторону Турціи и въ
етихъ видахъ отдавали себя подъ повровительство Крымскаго
хава. Впрочемъ, задушевное желавіе кабардинцевъ было остаться иевавнсимымк.
Въ инструкціяхъ, данныхъ генералъ-маіору де-Медему, назначенному командовать войсками лротивъ непріятеля со стороны Кубани, между-прочимъ было указано на необходимость принять мѣры и средства въ тому, чтобы кабардинцы, при какихъбы условіяхъ ни былъ заключевъ миръ съ Турціею, остались на
оторонѣ русевихъ, подданными нашего государства. Для этой цѣ«*
ли, вакъ равно и для того, чтобы оградить кизлярскій край отъ
вабѣговъ кабардинцевъ, генералъ-иаіоръ де-Медемъ, съ ворпусоиъ
ввѣревныхъ ему войсвъ, въ маѣ 1769 года, вступилъ въ Кабарду и, соединившись съ калиывами, назначенными для дѣйствій ва
Кубани, расположился близъ горы Бештау.
Уввдѣвъ приближеніе значительнаго войска, тѣ изъ кабардинскихъ владѣльцевъ, которые еще и прежде склонялись на сторону русскихъ, воспользовались приходоиъ послѣднихъ итогда-же
признали себя, съ подвластнымъ имъ народомъ, подданными рооеійскаго государства, дали присягу въ вѣрностя государынѣ императриц* и представили аманатовъ. Не сочувствовавшая-же соединенію съ Росеіею часть кабардинцевъ удалилась въ горы, расчитывая отсидѣться таиъ, пока русскія войска будутъ находиться въ
предѣлахъ Кабарды. Генералъ де-Медемъ старался сначала миролюбивымъ путемъ убѣдить этихъ непокорныхъ кабардинцевъ послѣдовать прииѣру своихъ соотечествеввиковъ и присоединиться
къ Россіи: но засѣвшіе въ горвыхъ ущельяхъ упорствовали и
•
потому 29 мая былъ поела нъ въ верховья Кубави отрядъ нзъ
700 казаковъ и 2000 валмыковъ, а 6 іювя противъ упорствующяхъ кабардинцевъ были высланы еще одинъ гусарскій векадронъ, 800 казаковъ и 3000 валмыковъ, при двухъ орудіяхъ.
Столнновеніе между русоввмв войсками и кабардинцами произошло на р. Эшкаконѣ. Бе смотря на отчаянную защиту вабардвяцевъ и удобство занвтыхъ ими познцій въ горвыхъ ущельяхъ, они потерпѣли полвѣйшее пораженіе и избѣгли истреблевія лишь благодаря ваступившеЙ вочи. На другой девь кабардинцы избавились отъ угрожавшей нмъ гибели оринесеніенъ покорности н взъявленіеиъ согласія исполнить тѣ обязательства, который взяты ва себя уже призвавшими себя подданными Россіи
кабардинцами.
Это, такъ-скааать, первое вепооредствевное в открытое неоріяаненное столкновеніе въ прошлоиъ столѣтін между русскими
войсками и кабардинцами имѣло своимъ послѣдствіемъ потерю до
50 убитыми и 300 плѣнвыми со стороны кабарднвцевъ. Плѣнвые, вслѣдствіе заявленной кабардинцами покорности, были освобождены тогда-же и кровѣ того возвращены иобѣжденвынъ захваченные у нихъ нашими войсками до 25. тысячъ штукъ барановъ,
Слѣдствіемъ зтой побѣды русскихъ войскъ было то, что всФ
кабардинцы изъ Большой Кабарды, ушедшіе въ верховья р. Кумы, снова возвратились на прежнія мѣста своего яштельства во
р. Бакса ну. По примѣру Большой Кабарды, и малокабардинцы,
дослѣ незвачнтельнаго упорства со сторовы «амиліи Анзоровыхъ, признали себя подданными Россіи, принали въ томъ присягу и выдали заложвиковъ.
Какъ интересный докумевтъ, эаключающій въ себѣ описавіе упомявутыхъ событій, можно привести здѣсь извлечете изъ
арибавленія къ «С.-Петербургсквмъ Вѣдоиоетямъ», отъ 11 августа
1768 года за № 64.
« . . . Бештовыя горы состоять во владѣніи кабардинскихъ
Черкесъ, которые по заключеинону въ 1739 году съ Портою Оттоманскою мирному трактату признаны были народомъ вольнымъ
и ня отъ кого независимымъ, въ разрѣщевіе распри издавна происходившей между обоими дворами о ихъ привадлежвости».
«Едва тольво настоящая война открылась многіе изъ вабардаксвихъ владѣльцевъ ве оставили засвидѣтельствовать о своемъ
къ ея императорскому велвчеству усердіи и просить, чтобы прилеты были со всѣмъ вародомъ. въ высочайшее ея ннператорска-
V
/
го величества покровительство; вапротивъ того, иногіежъ искали
отдаться и в * турецкую сторову; но приближеніемъ къ ихъ кабардинскниъ въ Бештовыхъ горахъ жилшцаиъ генералъ-и&іора
де-Медена съ регулярныиъ войсвоиъ, а наиѣстника ханства калмыцкаго Убаши съ калиыками, сихъ послѣднихъ владѣльцевъ
замыслы совершевно уничтожились, ибо прочіе почти со всѣиъ
народоиъ признали себя тотчасъ подданными ея императорскаго
величества, учивили въ вѣрвости присягу, дали аианатовъ и переселились ближе къ здѣшнииъ пограничныиъ иѣстаиъ на р. Баксанъ, на которой они прежде жительствовала; а противные, хотя и надѣялиеь отсидѣться въ ущельѣ, но несмотря на врѣпость
иѣста, принуждены были и они наконецъ поддаться и по примѣру прочихъ поступить*.
«Генералъ-маіоръ де-Медемъ, употребляя предварительно лег.
кіе способы, чтобы сихъ продервостныхъ людей образумить; но
ие предуспѣвъ въ тоиъ, отрядилъ в іюня для произведевія надъ
вини поиска одинъ гусарскій эскадронъ, восемь сотъ казаковъ,
и три тысячи валиыкъ, при двухъ орудіяхъ, подъ предводительствоиъ грузиискаго гусарскаго полку преиьеръ-иаіора князя Ратіева. Кабардинцы оборонялись съ отчаяніемъ, имѣя при тоиъ и
мѣста выгодность; со всѣмъ тѣмъ въ такое приведевы были утѣсиеніе, что наступившая только ночь совершенво истребить ихъ
въ тотъ день воспрепятствовала; а на другой день отвратили
они угрожающую имъ погибель принесеніеиъ покорности».
«По случаю сего сражевія заслужили похвалу отъ вомандира помянутый маіоръ князь Ратіевъ и казацкаго Волжскаго войска походиый атаманъ Иванъ Савельева, первый, га учиненныя
ииъ при атакѣ хорошія распоряженія, а другой, sa отличную
свою храбрость».
«Кабардинцевъ побито до пятидесяти, а въ полонъ взято
было человѣкъ съ треста, въ томъ числѣ двое владѣльцевъ; но
всѣ сіи плѣнниви однакожъ немедленно освобождевы, коль скоро
упорность товарищей ихъ преодолѣна. Изъ войска-жь протнвъ
ихъ употреблевваго убитыхъ только одинъ каэакъ и восемь человѣкъ валиыкъ, а ранено четыре гуСара, два казака и валиыкъ
шесть человѣвъ».
«Упражвяясь генералъ-маіоръ де-Медеиъ въ употреблен»
вужныхъ иѣръ къ утверждевію ва всегда кабардинцевъ въ вѣрности, и такъ, прежде нежели далѣе походъ свой отъ Бештовыхъ горъ продолжать иогъ, получилъ прошеніе отъ абазин-
цевъ, называеиыхъ Ллтыкесекъ, или шествродные, жввущихъ
въ горахъ, при вершшиахъ рѣвв Кубани, о прнвятіи и ихъ въ
ноддавство-жь ея ввператорскаго величества, къ чему они, какъ
кздревле подъ властію вабардинсввхъ владѣльцевъ находящіеся,
ПОДВИГЛИСЬ по собствеввоиу ихъ предъяфгенію обстоятельствоиъ
въ кабардинцами происшедшииъ. Прошеиіе абазинцевъ исполнено: оив в ъ подданство ея ииператороваго величества приняты и
дѣіствительво въ товъ присягу учяиилв. Потомъ, слѣдуя генералъ-наіоръ въ рѣкѣ Кубани, встрѣтилъ отправлевныхъ въ нежу в отъ другого горсваго народа, вааываенаго башилбайсваго
в живущаго въ сосѣдствѣ съ абазивцами, съ подобныиъ абаэинекому представлевіемъ, который равноиѣрво обнадежилъ онъ высочайшннъ ея инператореваго величества покровительствонъ; а
21 іюня достигвувъ и до рѣки Кубани, нашелъ оную въ веливонь наводневіи отъ разстаявшаго съ горъ свѣга, и въ чрезвычайно быстровъ теченіи. . .».
Такой благооріятный исходъ событій въ Кабардѣ былъ особенно важенъ для русскихъ въ томъ отношении, что, обезпечивъ
епокойствіе въ КабардЬ, давалъ возможность генералу де-Медему
обратить всѣ свои силы на дѣйствія противъ враждебвыхъ вубавцевъ.
Въ то-же вреия кабардинцы обратились съ просьбою въ
генералу де-Медему о назначеніи къ нииъ правителя — ооицера.
Наше правительство ве замедлило воспользоваться этою просьбою,
и желая утвердить на будущее время постоянное пребывавіе въ
Кабардѣ русскаго ооицера, вліявіе котораго могло-бы исподволь
упрочить дружественный отношевія въ ванъ кабардинцевъ и подготовить ихъ къ болѣе искренней преданности и покорности Росми, — назначило приставонъ къ вимъ состоявшаго при коллегіи
нвостранныхъ дѣлъ секундъ-иаіора Дмвтрія Таганова, пользовавшегося у кабардинцевъ уважевіенъ, такъ-какъ онъ былъ ввуконъ
вѣкогда впятельяаго Мусы-Мурзы Султанъ-аульскаго. Для того,
чтобы приставь инѣлъ возможность прилично содержать себя и
угощать «кабардинцевъ, какъ вахальвыхъ и запросливыхъ», назначено было еву жалованье в на раздачу подарвовъ по 1570 р.
11'/a son. въ годъ.
Когда такянъ образомъ было водворено спокойствіе въ Кабардѣ н она прнведева въ полную покорность, кабардинекіе
владѣльцы, въ томъ-же 1769 году, отправили въ высочайшему
двору двухъ человѣвъ нзъ среды своей: Джавхота Сидакова взъ
rs
баксансвой. партіи и Кургоко Татарханова — изъ кашкатавской,
поручввъ этимъ депутатамъ засвидѣтельствовать передъ императрицею чувства вѣрноподданнической преданности своей в пзъясвить свои нужды. Объ этихъ нуждахъ Свдаковъ и Татархацовъ въ 1770 году представали россійсвому министерству прось*
бу отъ вмени всѣхъ вабардинскпхъ вдадѣльцевъ. Ходатайство
кабардинцевъ прежде всего заключало въ себѣ вев8бѣжнуго просьбу о томъ, чтобы русское правительство увичтожило Моздокъ;
затѣмъ просили возвратать бѣжавшихъ туда отъ нихъ холооовъ
и не препятствовать въ свободвомъ владѣніи принадлежавшею
имъ землею.
Пока депутація, представившая это прошеніе, проживала
въ С.-Петербургѣ, гдѣ изыскивали средства удовлетворить просьбу кабардинцевъ и успокоить ихъ, кабардинскіе владѣльцы взъ
баксанской партіи, въ вачалѣ 1771 года, снова начали производить смуты, увеличившіяся въ іюнѣ мѣсяцѣ до того, что генех
ралъ де-Медемъ нашелся вывужденнымъ усилить войсками корпусъ евой в вообще принять воввскія предосторожности къ охравенію нашихъ границъ со стороны Кабарды. Оставалась вамъ
преданною только кашкатавская партія, но она была значительно слабѣе баксанской и потому не могла даже обезпечить достаточно безопасность опредѣленнаго къ кабардинцамъ пристава Таганова, которому угрожали возставшіе баксанцы. Въ ввду такого
положенія, гевералъ де-Медемъ приказалъ Таг а но ву выѣхать изъ
Кабарды въ Моздокъ.
Въ то-же самое время, депутатъ отъ кашкатавской партіи,
владѣлецъ Кургоко Татархановъ, поданнымъ въ Петербургѣ тайно отъ своего товарища представленіемъ, предсвазывалъ о недоброжелательствѣ и невѣрности старшихъ владѣльцевъ: баксансвой партіи, пзъ рода Атажукина, Мисоста Баиатова и изъ рода
Мисостова—Касая Атажукина, а также и изъ кашкатавской napTin владѣльца Xaмурзы Арславбекова. Прв этомъ Татархановъ
утверждалъ, что враждебвое настроеніе этихъ владѣльцевъ едвали исчезнетъ даже и въ тоиъ случаѣ, если россійсиое правительство вполвѣ удовлетворвтъ заавлеввую черезъ вихъ, депутатовъ,
просьбу, что всѣ эти владѣльцы подкуплены турецкимъ прави»
тельствоиъ, находятся въ тѣсвомъ союзѣ со всѣми враждебвыми
намъ кубанскими народами, что ими давно отправлевъ къ ІІортѣ
владѣлецъ Темрюкъ, родной братъ Мисоста Баматова, съ обявательствомъ, что они никогда не предадутся яа сторону Россіи
л что пока эти владѣльцы не будутъ удалены изъ Кабарды, кабардинцы будутъ постоянно возмущаемы ими. Въ виду такого положенія, Татархановъ совѣтывалъ веять въ заложники сыва Мисоста Баиатова съ двумя узденями изъ наиболѣе знатвѣйшнхъ
•амилій нли-же, по-крайней-мѣрѣ, задержать въ Астрахани депутата Джанхота Сидакова и находившихся при веиъ сторонниковъ баксанской партіи.
Въ Петербургѣ ве дали вѣры заявлевію Кургово Татарханова, заподозривъ, что онъ, совѣтуя удаленіе взъ Кібарды указав ныхъ имъ владѣльцевъ, преслѣдуетъ вакія-ввбудь свои личыыя
цѣли. Затѣмъ, принимая въ соображеиіе, что кабардинцы, привывшіе въ свободѣ, еще болѣе будутъ встревожены и возбуждены васильственныиъ удаленіемъ изъ Кабарды почетнѣйшихъ владѣльцевъ, примутъ это за стремлевіе окончательно поработить
ихъ, могутъ рискнуть ва всевозможный отчаяввыя предпріятія,
чтобы отстоять свою независимость и, наконецъ, считая непристойиымъ для Роосіи задерживать въ Астрахани депутата Джанхота Сидакова, выаустивъ его предварительно изъ Петербурга,
и тѣыъ запугать вабардинцевъ и заставить ихъ воздерживаться
отъ пріѣздовъ въ Россію, — министерство рѣшило, чтобы, пока
есть возможность возстановвть между кабардинцами спокойствіе
мирными средствами, ве прибѣгать ви къ какимъ насильствеввымъ
мѣрамъ противъ ннхъ.
Танимъ образомъ, бывшіе въ Петербург* депутаты, а также иаходившіеся таиъ аиаваты отъ кабардинцевъ, отправлены
на родину въ 1771 году и имъ вручева Высочайшая грамота ва
имя всего кабардинскаго варода, слѣдующаго содержавія:
«Божіею милостію мы, Екатерина Вторая, императрица и
самодержица всероссійская, и прочая, и прочая, и прочая.
•Подданнымъ наш имъ кабардинсішмъ владѣльцамъ, узденямъ
и всему народу наша императорская милость.
«Извѣстно быть должеиствуетъ всѣмъ, общество кабардинское соотавляющимъ, воль изъ древнихъ лѣтъ началось покровительство овому отъ нашей всероссійской имперіи, и что безъ
того давно разсѣяться и погибнуть, или въ тѣсвое рабство предаться надлежало-бъ ихъ вароду. Усердіе и вѣрность кабардинскихъ владѣльцевъ, какія они къ высокинъ нашимъ предкамъ при
многихъ случаяхъ оказала, не только прірбрѣлв имъ благоволевіе всероссійскнхъ великихъ государей до насъ царствовавшихъ,
но и безопасными навсегда учинили отъ властолюбнвыхъ покуі
шеній хановъ врынскихъ, на свободвое обращевіе кабардинского
народа нноговратно стремившихся. Самый избытовъ сего народа
въ опособахъ удобвой ашзви есть слѣдствіе здѣшняго-же въ нему
свисхожденія и милости; ибо, единствен во вевовбраввымъ распространеніемъ паствы своей по всену пространству степей,
пришелъ въ вастоящее изобильное состоявіе; а ори тавихъ обстоятельствахъ в оставалось ожидать, что вабардввцы вавъ отъ
нашего императорскаго престола много благодѣянія вндѣвшіе,
продолжевіемъ-же времени удостовѣрившіеся и о собственной своей пользѣ въ сохраиенін непремѣнной преданности, а сверхъ того и самою благодарности должностію убѣждаемые, и впредь всегда къ вашей сторовѣ благонамѣренвыми пребудутъ; но напоелѣдовъ, а особливо предъ вачатіемъ между нашею нмперіею съ Портою оттоманскою войвы, вопреки всяваго чаянія, оказались они
развращевными, подъ предлогами самыми маловажными.
«Нѣтъ здѣсь нужды входить въ точныя изъясненія, вакіе ихъ
поступки справедливое ваше веудовольствіе прнчивяля. Безъ еумнѣнія каждый изъ нихъ, въ томъ участный, собственною своего
совѣстію изобличается, а къ тому довольно будетъ сказать, что
всѣ вы, кабардиясяіе владѣльцы, изъ которыхъ нѣкоторые столько были надежны, вавъбы самые россінне, учинились подозрительными: прежде наблюдаемая съ вашей сторовы пристойность
въ представленіяхъ прошеній, въ перепискѣ по развымъ дѣламъ
съ пограничными вашими начальникани, обратилась въ грубость,
наглость и безмѣстныя угрозы; многіе-же изъ кабардинцевъ, не
тольво простыхъ и узденей, но нѣвОторые и изъ влвдѣльцевъ действительно сообщились съ разбойвиваня, взъ завубанскихъ народовъ столпившимися, и привились съ ними ва одно ремесло,
то есть, начали производить при нашихъ погравичныхъ мѣстахъ
воровство и подбѣги.
«Мы, великая государыня, ваше императорское величество,
хотя потому довольныя причины инѣли вею тягость нашего гнева дать возчувствовать кабардинскому народу, но какъ и во время
мятежности его однако-же было видно, что нѣкоторые только изъ
владѣльцевъ -всѣмъ вародомъ колеблютъ едвнствевво для того,
чтобы въ овомъ передъ прочини усилиться и получить власть,
вакая-бы была выше предѣловъ, древнннъ обывновеніемъ утверкденныхъ; а другіе владѣльцы ложными ввушевіямн обольстить
себя допустили, и остались, безъ всяваго свойствевваго инъ действия и сопротивлевія, въ слѣпомъ у ояыхъ послушаніи, то мы
• въ сень еще случаѣ последовали еще больше природному вашему великодушію я милосердно, нежелв правиламъ правосудін, повелѣвъ по необходимости учивить ва жабардввцовъ воеввое насту плевіе, но ве ивако, а съ тѣмъ, чтобы всѣ, которые изъ вихъ
образумятся, тотчасъ пощаду пол учил я.
«И такъ, коль было сожалительно, когда кабардивцы наход я с ь въ смущевів в разврате, вбо при товъ общество вхъ рушялось-бы ненивуеио, толь вапротявъ того въ особливой вашей
благоугодвости касалось, когда мы увѣдомвлись, что кабардинцы,
въ томъ числѣ и тѣ самые, которые прочихъ соблаавили, увидя
обращенное на нихъ оружіе наше, вышли изъ заблуждевія, принесла повинную, признали себя нашими подданными и учи вили
присягу въ вѣрностя, а тѣиъ всѣмъ и предупредили конечное
свое несчастіе.
«После исполвевія сихъ мѣръ, безъ коихъ кабардинцы не
могли освободиться отъ онраченія, содержавшего ихъ въ крайнемъ неустройствѣ% мы, велвкая гоеударывя, ваше инператорсвое величество, не имѣя болѣе теперь препятствующихъ причнаъ къ распростраиевію ва кабардинское общество монаршихъ
нашихъ мнлоетей и благодѣяній, ве оставили всеиилостивѣйше
разсмотрѣть въ подробвоети и прошеній вашихъ кабардинскихъ
владѣльцовъ, представленвыхъ чреаъ присланныхъ отъ ваеъ въ
знакъ вашей покорности и подданства въ императорскому нашему двору двухъ вашихъ родствеввиковъ, владѣльцовъ кабардинскихъ, Коргову Татарханова и Джанжота Сидякова, о уничтожевіи ааведеннаго ва рѣкѣ Терекѣ, въ урочищѣ Моздовѣ, селенія;
о возвращеніи узденей и природныхъ холопей въ наши границы
выходащихъ; о заплатѣ за хрястіанскихъ невольвиковъ, и чтобъ
варедь, если кто ивъ кабардинскихъ владѣльцовъ выйдетъ для житія въ Кязляръ, или въ другое погравичное мѣсто, то-бы такой,
къ остающимся по ненъ въ Еабардѣ узденямъ и прочимъ люимъ, также и къ ииѣнію, никакого притязания не чивилъ и не
вступался.
э
«Высочайшее наше инператорское повелѣвіе по онывъ вашихъ кабардинскихъ владѣльцовъ прошеніямъ объявляется ваиъ
и всему вашему обществу елѣдующее:
«Заведенное въ моздокскомъ урочищѣ селеніе мы, великая
государыня, наше императорское велвчество, никогда унвчтожвть
не согласимся, для того, что оное положепіе свое имѣетъ ве на
вашей кабардинской эемлѣ, почему оное народъ вашъ
лъ хозяй-
сТвѣ его и промысл ахъ отнюдь и не стѣсняеть. Если ни одна сосѣдняя держава не ииѣетъ права препятствовать въ тѣхъ распоряженіяхъ, кои по нашииъ повелѣвіяиъ при границахъ предпріемлются для лучшей оной безопасности и по другимъ полезвыиъ намѣревіямъ, иогутъ-ли одни кабардинцы присвоивать въ
тоиъ себѣ преимущество, для всѣхъ прочихъ народовъ исключительное? Самое время по ваведевіи въ Моэдокѣ селевія прошедшее есть докааательствомъ наидучшимъ, что оное началось и содержится не дли наложенія ововъ на свойственную кабардцинцамъ
вольность, вакъ тщетно въ семъ вародѣ воображалось, во единственно ва тотъ конецъ, чтобъ лежавшая впустѣ земля въ нѣкоторую для пограничныхъ жителей обращена была пользу. Нынѣ-же, когда кабардинцы призвали себя нашиии подданными к
сами желать долженствуютъ, дабы въ сосѣдствѣ ихъ укрѣпленное жилище находилось для защищенія въ опасныхъ случаяхъ и
толь удобвѣйшаго получеиія и разныхъ съ здѣшней стороны потребныхъ вещей и товаровъ.
9
«Что касается до кабардинскихъ уроженцевъ въ наши пограяичныя мѣста впредь выходить имѣющихъ, съ предъявленіемъ
желавія къ принятію христіанскаго закона, и каковые веѣ по
нынѣ безъ разбора принимаемы были и назадъ не возвращались,
потому, что въ цѣломъ свѣтѣ и во всѣхъ законахъ обыкновенно
не отвергать того требующихъ; да и въ послѣднемъ между нашею ииперіею и Портою оттоианскою трактатѣ точное въ семъ
дѣлѣ условіе находилось, изъ вотораго и кабардинскіе выходцы
всключены быть не могли, по бывшей вабардинскаго народа, на
основаніи того-же трактата, отъ обѣихъ сторонъ независимости:
то при настоящемъ оваго совсѣмъ противномъ противъ прежняго состоявіи, мы, великая государыня, желай благоденстія его,
какъ народа съ нашею имперіею соединеннаго и намъ принадлежащего, во всеиъ возможыоиъ споспѣшествовать, хотя и соизволяемъ, чтобъ и впредь владѣльцы и уздени свободность имѣли
для припнтія христіавсваго закона, или кромѣ того и для житія,
въ пограпичныя ваши мѣста выходить, и тамъ оставаться, будучи и въ отечествѣ своемъ, первые, никому не подчинены, слѣдовательно не долженствуя тамъ никому и отчетомъ въ такихъ своихъ поступкахъ, которые собственно до пихъ касаются, кромѣ
варушающичъ всего общества покой и вредъ оному наносящихъ,
а другіе, находясь въ усдугахъ у владѣльцовъ, по собственный
однако деревни имѣютъ, по сему такожде люди не подлаго состоя-
///
нія, и владѣльцамъ больше по собственной своей волѣ, а ве по
прввужденію прг.свояютсв, ве платя имъ нивакихъ податей, и
получая еще отъ нихъ награжденіе за свою придержность; но
чтобъ совсѣмъ тѣмъ отлучевіемъ ивъ Кабарды владѣльцовъ и
узденей, что безъ сумвѣнія рѣдвожъ и случиться ножетъ по натуральной всякому человѣку любви къ своему отечеству, и малѣйшаго предосужденія и убытка кабардинскому общеотву не причинялись, иы снисходимъ напротивъ того на прошеніе ваше, кабардинскихъ владѣльцовъ, въ томъ, чтобъ владѣльцы родственники ваши выходящіе въ граввцы ваши, раввожъ и уздени, все
что до того въ Кабардѣ ви будутъ нмѣть оставляли въ пользу
вашего общества, в никакого на то притязанія не производили,
кіже пограничные наши начальники ииъ способствовали, развѣ
во доброму согласію и безъ всякаго посредства саии когда что у
старншхъ кабардинскихъ владѣльдовъ, обществомъ управляющнхъ, испросятъ.
«Рабы-же кабардинскіе какъ принадлежать господаиъ евоимъ
беэъ всякаго изъятія, составляя ихъ доходъ своею работою и
податью, по состоявію-же своему и способовъ ве ииѣютъ въ позвавію хриотіанскаго закону; для того иы, велвкая государыня,
входя въ хозяйство вабардинскаго народа состоящее въ скотоводства и хлѣбопашествѣ, тѣиъ благоуспѣшнѣе отправляемое, чѣмъ
больше кто изъ нихъ работниковъ ииѣетъ, узаконяемъ, чтобъ
всѣ природные кабардинскіе холопья, впредь выбѣгать могущіе,
вазадъ возвращаемы были, въ предупреждевіе умаленія вужныхъ
для работы людей, въ такомъ обществѣ, коего благополучіе теперь намъ пріятно.
«Наконецъ пріемлемъ мы, великая государыня, во всемилоетивѣйшее уваженіе и употребляемое съ кабардинской стороны
иидивеяіе на покупку грузвнекихъ невольниковъ, и что оное побѣгомъ ихъ въ наши границы тщетно пропадаетъ. Но поволвку
они природные христіане, не можетъ быть по пристойности и
справедливости отказ&но имъ и впредь въ убѣжищѣ при границахъ вашей имперіи, какъ христіанской. А чтобъ не оставить
въ сей и кабардинцовъ существенной-жѳ для нихъ нуждѣ безъ
монаршего нашего призрѣнія, мы въ нимъ столь милостивы быть
хотииь, что по данному нынѣ-же въ надлежащія мѣста вашему
императорскому повелѣнію, имѣетъ быть за грузивцовъ в другихъ не подданныхъ наиъ христіанъ, изъ кабардинскихъ жилищъ
выбѣгающихъ, хозяеваиъ ихъ кабардинцаиъ за каждую душу безъ
разбора иола и возраста, дабы всѣ споры прв разныхъ полоненіяхъ быть могущіе предупреждены были, ивъ казны нашей по
пятндесято рублей произвождено, число такое девегъ, которое
потерю наилучшего невольвива совершенно заменить можетъ.
«Изліяніе толь совокупно многихъ нашихъ милостей и щедрого на кабардинское общество, воль скоро овое нѣкоторымъ
только образомъ видится стало быть того достойныиъ, не внѣвъ
еще въ саиомъ дѣлѣ и случаю никакихъ намъ, великой государыне, услугъ оказать послѣ привесенія своей покорности, больше нежели достаточно безъ сумнѣнія быть имѣетъ васъ, кабардинскихъ владѣльцовъ, и всѣхъ таиошиихъ жителей, вакого-бы
они состоявія ни были, вое будить къ должвой благодарности; заставить все лицеиѣрство, какое къ сожалѣвію при случаяхъ по
нынѣ со стороны ивогихъ взъ васъ примѣтно было, оставвть и
утвердиться ва всегда въ непременной вѣрности, и не вдаваяеь
болѣе ни въ кавія вскушевія, которыя всегда къ собственноиуже вашеиу вреду оканчиваться иогутъ. Почему мы совершевво
надѣемся, что всѣ кабардинцы, какъ вы, владельцы, такъ и про*
чіе, поступками своими впредь ни малейшихъ причинъ къ неудовольствию подавать ве будете, во спокойво обращаться инеете;
с оглашеніе ве только съ протввомышлеввьпіи разбойниками
и злодѣями, но и съ порядочнымъ непріятелемъ будетъ казаться
для васъ дѣломъ вепрпстойвымъ и несовмѣетнымъ съ должностью
подданства и преступленіемъ безчествымъ и измѣнническимъ. А
вслѣдетвіе того, все противныя на ваши границы предпріятія по
крайней вашей возможности отвращать потщитесь, не допуская
никому чрезъ ваши места проходить, а между-тѣиъ о всяк ихъ
сборищахъ заблаговремевво сообщая и пограничнынъ вашимъ
начальникам^ еверхъ того ве только бѣглецовъ изъ вашихъ подданныхъ въ себѣ принимать и укрывать, какъ и тону многіежъ
досадные примеры были, не будете, во ежелижъ когда отъ нашихъ пограничныхъ жителей съ кеиъ-бы то ни случилось произойдутъ на кого изъ кабардинцовъ жалобы, овыя не пустыми
увертками затруднять и веовончениыми оставлять, во прямьшъ
и безпристраствымъ разбирательствомъ рѣшнть имеете. Впрочемъ и аманаты содержаны будутъ по дреавему обыквовевію въ
вашей сторове отъ такихъ изъ васъ, владельцовъ, которыхъ дети действительными аманатами почтены быть могли бъ *); а по
*) Подъ этиьъ опредѣлсвіемъ подравумѣвалось, чтобы аманаты былк
изъ сильной или многочисленной «амнліи, дѣтн отъ законныхъ аенъ и чтобы
дѣлаыъ вашимъ съ нашими пограничными начальниками переписываться будете съ пристойностію, единожды навсегда принявъ
за неоспоримую правду^ что по состоянію вабардинскаго общества ничего для него запальчивостію и нескладными угрозами
сдѣлано быть не можетъ. А чтобъ всѣ наши начальники, до которыхъ вабардинскія дѣла касаться будутъ, принимали ваши
представления съ уваженіемъ и во всемъ томъ, въ чемъ будетъ
справедливость, оказывали удовольствіе, о томъ нынѣ и вновь
ииператорскими нашими указами подтверждено.
«Между-тѣмъ мы, великая государыня, наше императорское
величество, въ ожвдавіи видѣть съ сего времени вабардинскій
народъ по толикихъ оказанныхъ благодѣяніяхъ вѣрнымъ п усерднымъ къ намъ и къ нашей имперіи, препоручаемъ вамъ, кабардинскимъ владѣльцаяъ, въ надзираніе и какъ призрѣніе возможное, такъ и дѣйствительное защищеніе, и кубавскихъ мурзъ
Ислама Мусина и прочихъ, кои въ 1769 году, во время проиэводимыхъ чрезъ генералъ-маіора Медема на Кубани поисковъ,
пришли въ наше подданство, повелѣвая ихъ почитать за сововуплевныхъ навсегда къ вашему обществу, для чего и могутъ
они поселены быть на кабардинскихъ мѣстахъ, когда удобныя въ
тому находятся.
«По объявхёніи-же такимъ образоыъ обществу вашему, кабардинскому, высочайшей нашей воли по представленнымъ отъ
онаго иъ нашему императорскому престолу прошеніямъ, а равнымъ образомъ и о томъ, на вакомъ освованіи мы сей народъ
въ нашемъ подданств* содержать соизволяемъ, мы здѣсь-же заблаговремевво всѣмъ кабардинцамъ и каждому изъ нихъ знать
даемъ, что если не будутъ они тронуты и всѣми, такъ сказать,
истощенными на нихъ нашими милостями, кои прямое ихъ благонолучіе составить иогутъ, окаменѣлость ихъ всякое удивленіе
превзойдетъ; а тогда уже мы безъ принужденія природному нашему человѣколюбію рѣшиться можемъ не только дѣйстввтельно
въ вродерэостяхъ оказывающихся строго ваказывать, но и всѣхъ
кабардинцевъ безъ изъятія за попущеніе вътомъ безпокойвымъ,
какихъ для того отнюдь и терпѣть не должно въ ихъ обществѣ,
единственно по нашему милосердію,. а не по собственнымъ евоимъ
способамъ въ верушимости оставшемся, и которое моваршаго нашего призрѣнія удостоились не по нуждѣ времени пли обстояотцы этихъ аманатовъ были сильвы и вліятельны въ своихъ родахъ. (П.
Бутковъ, ч. I, стр. 321, орямѣч. 1-е).
тельствъ, но по свойственной ванъ къ біагодѣяніяиъ склонности,
н въ раэсуадевіи бывшихъ напредь сего къ нашей ииперін отъ
кабардинскаго народа услугъ, кои одвако-же впредь его ве защвтятъ, ниже напрасно многоуважаемое кабардинцами содѣйствіе
подобиыхъ горсквхъ народовъ, если когда мѣра вашего гнева исполнится и воспослѣдуетъ повелѣніе действовать противъ ихъ со
всею строгостію; но къ чему мы никогда подвигнуты быть ве
желаемъ, а паче причины имѣть въ умвожевію высочайшаго. нашего благоводенія.
«Сія наша императорская грамота вмѣющая служить основаніемъ и залогомъ всего будущего благодевствія кабардинскаго
народа отправлена съ владельцами кабардинскими ко двору нашему присыланными, которые представлевы были предъ ваше
императорское величество и отпущены съ награжденіемъ. Дана
въ С.-Петербурге 17 августа 1771 года».
Кроме этой грамоты и гевералъ-маіоръ де-Медемъ получилъ
отъ 17 августа 1771 года высочайшее повелевіе исполнить между прочимъ следующее:
«1-е. Произвесть прямо требовавіе вообще ко всемъ владельцам^ чтобы Мисостъ въ знакъ совершеннаго раскаявія своего и удостовѣренія въ будущей верности далъ сына своего въ
аманаты; въ случае упорства его, подвигнуть прочихъ, чтобы
они его къ тому и принудили, а когда не предуспеютъ, то накъ
противника монаршей воли и возмутителя своего отечества отдала въ ваши руки, или хотя отъ себя выгвали приговоромъ
общего собравія. Но въ семъ обстоятельстве ваблюсти предосторожность, чтобъ начавъ, а не совершивъ, ве навлечь большаго предосужденія безвременнымъ раздраженіемъ Мисоста и прочихъ съ нимъ злоумышленныхъ владѣльцевъ. Ежелижъ-бы они
злонамеренными оказались и по получении теперешняго удовольствія, и злоумышленіе большей части кабардивцовъ не могло
быть предудерЖано упорствомъ доброжѳлательныхъ владѣльцовъ,
а развратность ихъ дошла до степени нестерпимости, то и стропя меры приняты имѣютъ не тольво къ наказанію главныхъ
матежниковъ, но и къ приведеиію ихъ въ совершенное несостояніе быть больше границамъ нашимъ вредными и самимъ собою и чрезъ соблазны прочимъ тамошнииъ околичнымъ народамъ».
«2-е. Нужно необходимо, дабы въ Кабарде всегда две уаввосильныя партіи находились, и чтобъ кабардинцы привыкли иметь
у себя пристава россійскаго, въ чему всѣ способы изыскивать
должно, употребляя въ необходимости и деньги для отвлеченія
отъ противныхъ поступковъ и пхъ обезсиленія, по-крайней мѣрѣ
на время войны съ Портою, дабы при настоящемъ иедосугѣ быть
отъ нихъ въ безопасности».
«3-е. Хотя послѣ грубаго отъ владѣльцовъ вабардинскихъ
поступка оказапнаго непринятіемъ въ 1764 году 3 т. рублей и
не должны ожидать, чтобъ при настоящемъ случаѣ награждены
были, но ежели имъ нынѣ монаршая щедрота поелужитъ способомъ къ подтвержденію ихъ въ благонамѣреніи и вѣрноств, въ
тавомъ случаѣ можно будетъ, прощая вмъ, вакъ дикимъ людямъ
и невѣждаиъ, пренебрежете однажды при смутномъ ихъ обстоятельств* случившееся, отдать всѣмъ владѣльцамъ вообще овыя
3 т. рублей въ знакъ возвращевнаго уже вмъ высочайшего благоволенія, съ тавимъ объявлевіемъ, чтобъ они сами по себѣ ихъ
раздѣлпли и прислали въ двору пристойное благодареніе» *).
III.
Усиленге враждебныхъ отношеній кабардинцевъ къ Россіи. —
Союзъ ихъ съ турками, крымцами и закубанцами. — Присяга
кабардинцевъ о вступленіи въ подданство Турціи. — Вгпорженіе союзниковъ въ предѣлы россійскихъ владѣній на Кавказѣ. —
Кучукъ-ксійнаржинскій миръ и признанге кабардинцевъ подданными Россіи.—Притязанія
крымскаго хана на подданство ему
кабардинцевъ. — Постройка крѣпостей и начало водворенія казачьихъ станицъ на границѣ съ Кабардою.—Возмущеніе
кабардинцевъ и отреченге ихъ отъ подданства Россіи. — Попытки
кабардинцевъ уничтожить возведенныя русскими укрѣпленія.—
Неудачи въ этомъ предпріятіи и неоднократный пораженія. —
Изъявленія кабардинцами покорности.
Казалось-бы, что оказанное кабардинцамъ вниманіе, выразившееся въ присылкѣ имъ высочайшей грамоты, чего ни прежде, ни послѣ не дѣлалось по отношенію къ другимъ кавказскимъ
V Танъ-же, стр. 323 и 324.
J
плененамъ, и удовлетворен]^ наиболее важвыхъ просьбъ ихъ, —
заставить успокоиться вхъ и положить наконецъ предѣлъ безвовечвывіъ мятежнымъ выходваиъ; но, на самомъ дѣлѣ, ни того,
ни другого не случилось: генералъ де-Медемъ ничего не могъ исполнить по отношенію къ удержанію въ покорности владѣльца Млсоста Баиатова и къ установленію въ Кабардѣ двухъ равносидьвыхъ партій.
Насколько неуспокоительно подействовала ва кабардинцевъ
и непривѣтливо была принята ими высочайшая грамота, видно
изъ донесенія генерала де-Медема отъ 29 апрѣля 1772 года, в ъ
воторомъ изъяснено, что по случаю несогласій между кабардинцами, вновь вознившихъ при получевіи и слушавіи пожалованной
инъ грамоты, отаршій родомъ изъ владѣльцевъ кабардинскихъ
Касай Атажукинъ, присутствовавшій на народномъ собранін,
между прочимъ сказалъ слѣдующее: «Если-де такимъ образомъ
быть въ покровительстве Россіи, какъ калмыки находились, которыхъ начади раззорять и отъ того они принуждены были отлетать отъ Россіи и бѣжать, то де и имъ, кабардинцамъ, тоже
воспослѣдуетъ и они принуждены будутъ уйти въ горы» *).
Тѣмъ не мевѣе Россія продолжала стремиться въ упроченію
своей власти надъ Кабардою, и 7 ноября 1772 года, въ силу заключеннаго въ Карасу трактата съ крымцами, кабардинцы были
признавы поддалвыми Россійскаго государства.
Въ-теченіи 1772 и 1773 годовъ въ обѣихъ Кабардахъ продолжались смятевія и поддерживались враждебный чувства въ
Россіи, причеыъ владельцы Малой Кабарды сильно препятствовали сообщевію осетинъ съ Моздокомъ и стремлевію ихъ привять христіанство; во правительство наше должно было смотреть
ва проделки кабардинцевъ снисходительно, не имея тогда времени заняться серьезно Кабардою, такъ-какъ все внимавіе Россіи
было сосредоточено на турецкихъ и крымскяхъ делахъ.
Наше правительство не только не преследовало эти своеволь.
ства кабардинцевъ, во, вапротивъ, старалось всеми средствами
угождать имъ. Такъ, въ 1773 году, когда ингуши, притесняемые
и раззоряемые кабардинцами, отложились отъ нихъ и прислали
къ генералу де-Медему просить защиты и покровительства Россіи противъ кабардинцевъ, то правительство предписало де-Ме••) Тамъ-же, стр. 493.
дену, чтобы «не отклонять ингушъ отъ кабардинцевъ, дабы- не
раздражать втихъ послИднихъ еще болѣе».
Несмотря на всевогиожвыа уступка в онисхождевія, набардквцы продолжали питать къ руссяамъ враждебный чувства, и подстрекаемые Турціею, которая снабжала ихъ деньгами, усаживали
ненаввсть свою. Все свое вераеноложевіе къ русскимъ кабардинцы объясняли откааомъ въ просьбѣ объ уяжчтожевіи Моздока.
Надѣясь на успехи Турдіи въ военвыхъ дѣйствіяхъ, кабардинцы, черезъ посредство свонхъ владѣльцевъ Мвекмта Ба матова
и Хамурэу Арслаябекова, хъ 1774: году, заключили ' ооюзъ еъ
назначевнымъ Турдіею крымокинъ ханоиъу Давлетъ-Гиреемъ, закубанскими черкесани и турками, для совшѣстныхъ враждебяыхъ
дЬйствій противъ Росоіи.
Выбранное кабардинцами вреня для открытія вепріяэнеяяыхъ дѣйствій какъ нельзя болѣе было выбрано удачно, ибо тогда-же, слѣдуя прямѣру кабардинцевъ, воэстали противъ Россіи
чеченцы я кумыки, угрожавшіе окрестностямъ Кизляра. •
Опасность для русскихъ на Кавказ^ въ то время до того
увеличилась, что генералъ де-Медемъ прпэк алъ необходимымъ воспретить кизляроквнъ в моздокскимъ жителямъ имѣть какія-либо
сяошенія съ обитавшими за Терекомъ горцами. Де-Медемъ возвамѣрился-было выдать кабардивцанъ предназначенные вмъ 3 ТШа
сячи рублей, чтобы умилостивить ихъ; но средство это оказалось въ данаонъ случаѣ недѣйствительнымъ: кабардинцы, по возвращеніи въ Кабарду владѣльцевъ Мисоота Бамвтова и Хамурзы Арслаябекова, ѣздившихъ заключать вышеупомянутой союзъ,
готовились уже сдѣлать иападеиіе ва Моэдокъ, но предпріятіе это
ве удалось, такъ-какъ эанііселъ ихъ однимъ армявиномъ былъ
сообщенъ генералу де-Медему, .который своевременво принялъ
мѣры къ предотвращевію этого нападевія.
Непріязвенныя бтвошенія кабардинцевъ къ русскимъ поддерживались главнымъ образомъ турками и крымцави различными обѣщаніями и сробщеніеиъ ложныхъ слуховъ о томъ, что
русекія войска разбиты за Дунаеиъ. Съ этого цѣлью въ началѣ
1774 года были присланы въ Кабарду турецкіе ппгіоны, снабженные деньгами п письмами. Генералъ де-Медемъ, узнавъ объ этомъ,
конандировалъ въ Кабарду 100 человѣкъ каѳаковъ и 24 драгуна,
подъ вачальствомъ маіора Криднера* которому было поручено
захватить шпіововъ. Въ аулахъ владѣльца Атажуко Хамурзипа
маіоръ Криднеръ захватидъ четырехъ шпіоповъ—крымцевъ, ко19
и
Г
торыхъ, вмѣстѣ съ самимъ Хамурэннымъ, несмотря на преелѣдовавіе кабардинцами небольшого руссваго отряда, благополучно
доставиль в ь Моздокъ.
Несмотря на сильно возбужденное состояніе вабардинцевъ
оротивъ Россіи, въ оредѣ ихъ все-таки еще оставались люди,
преданные руссвииъ. Изъ числа ѳтихъ неиногвхъ, владельцы
Джавхотъ Татархановъ и Давлетъ-Гврей Касаевъ, въ виду тревожнаго положенія въ Еабардѣ, въ тонь-жѳ 1774 году обратились въ генералу де-Мѳдѳму съ просьбою о присылкѣ къ нимъ
русскихъ войскъ^ для защиты вѣрвыхъ Россіи кабардвнцевъ отъ
вторжевія крыицевъ. Вслѣдствіе этой просьбы былъ нослаиъ въ
Кабарду отрядъ изъ 1356 человѣвъ, подъ коиавдою маіора-же
Криднера; но достигнуть своего назначенія отряду этоиу не удалось: дойдя до редута Бештамахъ, иаіоръ Криднеръ нашелъ таиъ
Давлетъ-Гирея Касаева, который объявилъ, что всѣ владѣльцы
и черный народъ 'какъ Большой, такъ и Малой Кабарды окончательно передались на сторону Турціи и дали присягу въ вѣрности ей. Вслѣдетвіе такого оборота дѣлъ, отрядъ иаіора Кридеера долженъ былъ возвратиться въ Могдовъ.
Всворѣ послѣ этого, крыискій хавъ Давлетъ-Гирей, приглашенный кабардинцами, еъ войсками своиии, состоявшими изъ
туровъ, крыицевъ, черкееъ и 500 человѣкъ некрасовцевъ, сталъ
приближаться въ Моздоку.
Генералъ де-Медемъ вотрѣтилъ непріятеля въ 25 верстахъ
выше Моздока, въ урочнщф Бештамахъ (гдѣ нывѣ станица Бкатериноградокая), и 3 іюня 1774 года далъ еиу сраженіе. Хотя
побѣда я осталась на сторон* русскихъ, но тѣиъ ве мевѣе разсѣянный вепріятель всворѣ снова собрался, раздѣлившиоь на двѣ
партіи; одна изъ нихъ возвратилась въ Кабарду, а другая устремилась на вновь устроенный станицы Моздокскаго казачьяго полка, Раззоривъ по пути до основанія четыре станицы и истребивъ всѣ жизненные припасы жителей этихъ станицъ, едва только вачавшихъ, по переселеяіи съ Волги, устраивать свое хозяйство,—непріятель напалъ на главную ставицу Моздокскаго полка — Науръ, укрѣплевную вемлянымъ валомъ и виѣщавшую въ
еебѣ весь собравшейся туда иослѣ иепріятельскаго погрома Моэдокскій полкъ съ сеньями. 11 іювя неприятель сдѣлалъ приступъ
на станицу, но, геройски отражаемый втеченіи 12 часовъ, принужденъ былъ отступать и возвратиться въ Кубави *).
*). Геройская защита Наура обращаегь
на себя особенвое вввмавіе
/
*
Тѣмъ временеиъ генервлъ де-Медемъ, послѣ срахенія у
Бештамаха, направился въ предѣлы Кабарды, преследуя часть
непріятеля, отступившего туда подъ предводительствомъ врым#
сваго хана. 29 августа де-Медемъ ваетвгиулъ непріятеля въБаксанеконъ ущелье на р. Гунделенѣ и, послѣ провсшедшаго прв
этомъ боя, прняудвлъ его совеѣвъ оставить Кабарду. Окончательной неудачѣ предпріятій вывванныхъ кабардинцами союзниковъ способствовало еще и то, что въ то вревя война съ Тур*
цісю была овончева в ва помощь де-Медему направлена была
час^гь войскъ изъ ку банскаго корпуса, действовавшего эарр. Кубанью и Лабою.
*
При завлюченіи 10 іюля 1774 года мпрнаго трактата съ
Турціею, было определено, что разрешзше вопроса о присоедивеніи Кабарды—Большой в Малой—къ Россійской имперіи должно быть произведено по оогласію съ крымскимъ хавомъ. Такъкакъ присоеднненіе Кабарды къ Роесіц уже состоялось по договору съ врыиекимъ хаяомъ въ 1772 г., то въ оополвенів озва*
ченнаго поста не влевія Кучукъ-кайварживскаго договора не ветре*
тялось необходимости.
Поелѣ заключенія Кучукъ-кайварживскаго мира, къ генералу де-Медену, при рескриптѣ отъ 5 сентября 1774 года, были
сообщены для объявленія кабардинцамъ кооіи съ тѣхъ пувктовъ
мнрваго договора, которые касались Кабарды. Копіи эти, во избѣжаніе недоразумФній отъ неясности изложенія, написаны были
на руссконъ и турецконъ языкахъ, чтобы такннъ образомъ кабардинцы могли прочитать я сраввить текстъ договорвыхъ пувктовъ на обоихъ языкахъ. Присылкою имъ копій съ подлежащихъ
пувктовъ трактата предполагалось предотвратить всѣ враждебный внушевія, который могли быть елѣдствіемъ превратнаго толковаяія этихъ пувктовъ, указать имъ, кабардинцамъ, что послѣ
этого договора надежды ва помощь со стороны Крыма ве должвы обольщать ихъ, что всѣ враждебный ихъ дѣйствія къ иамъ
не могутъ быть оправдываемы жеіаніемъ оказать услугу Крыму
или Турціи и что за всѣ такія враждебный дѣйствія они, какъ
тѣмъ, что при отрааеніи непріятеля принимали дѣятельное участіе женщины-казачки, который, какъ видно изъ рапорта генералъ-жаіора де-Медема отъ
20 іюня 1774 года, пораяали штурмующего яѳпріятоля ч,,сѣнокосными косаm l ( , обливала его горячею водою, кушшьвмъ, растопленными: емолою, маслохъ к т. п. (Мат. для Нов. Ист. Вавк., П. Буткова, стр. 333 и 496).
7
»
подданные Россійской имперін, будутъ отвѣтственны вепосред
ствеино передъ правительствомъ этой вмперіи.
*
Присланные пунвты договора были прочтены въ собравіи
всѣхъ кабардинскихъ владѣльцевъ, взъ которыхъ вѣвоторые впрочемъ не явились ва собрвніе. Владѣльцы Малой Кабарды выразили удовольствіе по поводу окончательнаго присоеданенін ихъ
въ Россіи и только одинъ И8Ъ владѣльцевъ Большой Кабарды, Хаиурва Арсланбевовъ, заявилъ, что онъ не ножетъ пригнать себя
русскииъ поддавныиъ, пока не получить изъ Крына подтверждевія совёршившагося и объявленнаго ему Факта присоединенія Кабарды къ Россіи.
Для того чтобы вабардинскіе владѣльцы, по невѣжеству и
легвомыслію своему, не истолковали ложно совершившегося присоединенія ихъ въ Россіи и не заподозрили въ этомъ наиѣрешй
сб стороны нашего правительства, будто-бы клонящихся къ тому, чтобы лишись ихъ разныхъ вольностей и отмстить за всѣ
ихъ 'враждебный дѣйствія,—имъ, императорскимъ имененъ И повелѣвіемъ, было объявлево, что, несиотря на то что они присоединены въ Россіи безусловно путемъ такого международная акта
какъ договоръ, имъ даруются прежнія ихъ вольности, самостоя,
тельное общественное управлевіс, ва основавіи ихъ древнихъ
обЬічаевъ, и прощеніе за всѣ проступки, въ той надеждѣ, что
они будущимъ евоимъ поведевіемъ загладятъ эти проступки и
останутся вѣрныни российскому престолу, согласно принятой ими
вѣрноподданнической присяги въ 1769 году.
Вмѣстѣ съ тѣмъ генералъ де-Медемъ получилъ повелѣніе,
что пока кабардинцы, какъ варвары и послѣдователи магометанскаго закона, будутъ находиться въ возбуждеввомъ состояніи противъ насъ, стараться поступать съ ними во всѣхъ случаяхъ со
всевозможною умѣренностыо, свисхождевіенъ и справедливостью
ич такимъ образомъ пріобрѣсти ихъ расположеніе и привести въ
сознанію необходимости добровольно и искренно признать власть
Россіи надъ собою. Тѣмъ не менѣс, однако-же, было предписано
имѣть протийъ кабардинцевъ воинскую предосторожность, не допускать ихъ производить злодѣйства въ вашихъ границахъ и
<?трого преслѣдовать за ихъ злодѣявія, не давая имъ, путемъ
этихъ мѣръ, возможности оставаться безнаказанными и относиться яъ намъ съ высокомѣріемъ.
Такимъ образомъ наше правительство, забывъ всѣ прошлый недружелюбны я дѣйствіт? кабардинцевъ, всѣми доступными
ему средствами старалось обезпечить связь съ Кабардою гуманными и миролюбивыми путями, ве насилуя ихъ свободы, религіозныхъ вѣровавій, обществевнаго строя иве касаясь ихъ обычной и бытовой сторонъ жизни, — словомъ, ваше правительство
старалоеь расположить и привязать къ себѣ кабардивцевъ ласкою
к кроткнмъ обращеніенъ и далеко было отъ воякяхъ мѣръ строгости. Къ сожалѣнію, всѣ эти гуманный стремленія правительства ве привели къ желанной цѣли: кабардинцы, какъ народъ
иало развитый въ уиетвеннонъ н нравственномъ отношевіяхъ,
не въ оостояніи были понять значеиіе такого обращенія и, какъ
люди, орпзнававшіе авторитетъ лишь за Физическою силою,
считали ваше правительство безсвльвымъ употребить болѣе врутыа и ѳнергичеекія средства для подчиненія Ихъ себѣ.
Естественно, что при такомъ взглядѣ ва отношенія свои къ
Россіи, кабардинцы веѣ спмпатіп свои устреиляли на сторону
Турціи и Крыма. Тѣмъ неменѣе однако-же, всѣ задушеввыя стремлевія ихъ клонились къ тому, чтобы сохранить свою незаввсикость.
Вслѣдствіе явнаго расположения и тяготѣвія кабардинцевъ
къ Крыму и по проискамъ ихъ, крымскій ханъ Давлетъ-Гирей,
въ сентябрѣ мѣсяцѣ 1776 года, прислалъ въ Кабарду и къ генералу де-Медему особаго нарочваго съ объявленіемъ о принадлежности кабардинцевъ къ Крыму, въ сиду послѣдняго мирнаго договора съ Портою, в съ требованіемъ объ освобождевіи кабардинскихъ аманатовъ. Генералъ де-Медемъ, по прнбытіи къ нему изъ
Большой Кабарды упонявутаго варочнаго, объявилъ ему, что кабардинцы состоятъ въ подданстве Россіи и потому выданные ими
аманаты не ногутъ быть отпущены,' безъ особаго на то высочайшаго повелѣнія. Вмѣстѣ съ тѣмъ нарочный этотъ былъ выелавъ въ Азовъ, такъ-какъ пребываніе его въ Кабардѣ могло усилить тамъ волвевія и безпорядки.
По новелѣвію императрицы, отъ имени генерала де-Медема,
было адресовано во всѣнъ кабардиискимъ владельцанъ объявленіе, заключавшее въ себѣ опровержение заявлевія и требовавія
крымскаго хава. Въ этомъ объявлевіи, между-прочинъ, было выражено, что кабардивцы издревле в особевяо со времени царствовааія Іоанна Васильевича признавали себя, безъ всякаго принуждевіа, подданными. Россіи, что издавна-же введево въ обыквовеніе имѣть отъ нихъ въ Россіи аманатовъ и что хотя по бѣлград-
скому мирному трактату, заключенному съ Турціею въ 1739 г.,
руесное правительство согласилось считать вабардирцеиъ независлыымъ народонъ, во однако и тогда удержало за собою древнее право имѣть у себя отъ нихъ, вабардивцевъ, аманатовъ. Указывалось также и на то, что послѣдняя война (1768 — 1774 г.)
разрушила бѣлградскій трактатъ и кабардинцы вновь присягнули
на подданство Россіи, что было признано и договоромъ съ врымскимъ ханомъ въ 1772 году; если-же въ Кучукъ-кайнарживсвоиъ
травтатѣ и оказано, что присоединеніе Кабарды къ Россіи предоставляется на волю крымскаго хана, то въ виду только того
вто упомянуто, что соглашеніе по этому предмету уже состоялось
съ крымскимъ ханомъ еще ранѣе, до аавлюченія мира съ Турціею. Наконецъ было указано кабардинцамъ, что заявившій вышеизложенное требовавіе крымскій ханъ Давлетъ-Гирей, какъ завладѣвшій ханствомъ насильственно, не вправѣ былъ предъявлять
Россіи вакія-либо притязанія относительно кабардинцевъ. Въ заключеніе совѣтывалось кабардинцамъ воздержаться отъ преступныхъ сношеній съ крымскимъ ханомъ и его сторонниками и пребывать вѣрвыми россійскому престолу.
Объявленіе это, для наивозможно-большаго распространена
между кабардинцами, было послано къ нимъ чрезъ пристава въ
числѣ многихъ экземпляровъ. Однако-же, обращеніе это къ кабардинцамъ не произвело на нихъ желаемаго дѣйствія и они не
придавали ему никакого значенія до ЭДхъ-поръ, пока въ Крыму
не возобновились военныя дѣйствія. Побѣды, одержанаыя русскими войсками въ Крыму, нагнали страхъ на кабардинцевъ и заставили ихъ нѣсколько притихнуть.
Въ то-же время, въ апрѣлѣ 1777 года, генералъ де-Медемъ,
вслѣдствіе полученнаго имъ указа, отъ 29 октября 1776 года,
отправилъ отрядъ войскъ къ границамъ Кабарды, па р. Малку,
для наблюденія за кабардинцами. Увидѣвъ приближеніе русскихъ
войскъ, враждебные намъ кабардинскіе владѣльцы обратились съ
просьбою къ кубанскому сераскиру о присыл кѣ къ нимъ для защиты турецкихъ войскъ. Сераскиръ исиолиилъ-было просьбу кабардинцевъ, но генералъ де-Медемъ обратился въ Сераскиру оъ
строгимъ требованіемъ, чтобы выдвинутыя въ Кабарду турецкія
войска были немедленно удалены; вслѣдствіе этого требовавія,
вступившія въ Кабарду войска тогда-же удалились»
Кабардинцы, съ отступлевіеиъ турецкого отряда, потеряли
послѣднюю надежду отстоять свою независимость и принуждены бы-
а наъавпть покорность Россіи; во оставшіеса ваыъ преданными
кабардинсвіе владельцы, въ награду- за свою верность, вросвлв
оставить за Кабардою дарованвыя ивъ прежде права и-сохранить ихъ обычаи. Гевералъ де«Медемъ согласился ходатайствовать объ удовлетворевіи этой просьбы, каковую и предстаміъ на высочайшее благоусмотрѣніе.
Послѣ этого всЪ владельцы какъ Большой, тахъ и Малой
Кабарды признали вадъ собою власть Роесіи и привяли присягу
ва вервоподдаветво, по прннеру присяги, данной ини въ 1760
году. Осебевво охотно призвала надъ собою власть Россіи Малая Кабарда, продолжавшая претерпевать не мало обвдъ и притѣсненій отъ владельцевъ Большой Кабарды. Вместе съ теиъ
нзъ всехъ владельчесввхъ родовъ Большой Кабарды были взяты
аванаты и въ числе ихъ — сывъ владельца Мисоста Баматова,
отчаянного и злѣйшаго противника присоединенія Кабарды яъ
Россія. Ивъ Малой Кабарды аманаты не были взяты.
Ивъявленіе вабардивцанн покорности саио по себе не представляло еще достаточной гарантіи для водворевія спокойетвія въ
крае, тавъ-какъ набардивцы и прежде неоднократно нарушали
свои обязательства по отяошенію къ Россіи, следовательно
в ва ѳтотъ разъ, при иалейшѳй къ тону возиожности, могли снова стать въ враждебный отношенія къ наиъ. Это было
тѣмъ болѣе легко исполнить, что Турція продолжала тайно подстрекать кабардинцевъ и поддерживать въ вихъ непріязненныя чувства къ руссквиъ. Поэтому ваше правительство, давно уже созвавшее, какъ мы видели выше, шаткость своего такъсказать иоральваго вліявія на Кабарду, должво было решаться
сдѣлать еще одинъ шагъ, чтобы завоевать возможность болѣе
прочно утвердить свою власть въ Кабарде; этотъ шагъ долженъ
былъ привести кътому, чтобы, согласно принятой уже системы,,
водворить на границе Кабарды русскія укрѣплеаія и оседлый
русскія-же поселеяія. И вотъ, съ этой целью, а равно и для
обезпеченія еиошевій между Моздокомъ и Дономъ, на протяжевіи более 500 верстъ, еще въ начале 1776 года решено занять
эту линію укрепленіями. Въ 1777 году было приступлено кънсаолненію этого решевія и втечевін года начаты работы по возведенію крепостей: Бватериноградской — на р. Малке, Павловекой—ва р. Куре, Марьинской—на р. Золке, Георгіевской — на
р. Подкумке и Александровской—ва р. Томузловкѣ.
Кроме зтихъ укрепленій, въ 1780 г., вежду другими укреп-
леніями ва Кавказѣ, была построена на гранпцѣ съ Кабардою
еще крѣпость Константиногорсвая, на р. Подкумкѣ (вбливи нынѣшняго t. Пятигорска). Крепость эта, по положенію своему, представляла весьма важный стратегическій пунктъ, заграждавшій кабардвацамъ легчайшій доступъ въ сноіиеніяхъ съ вубансвимъ
враемъ и возможность хищннческииъ партіямъ скрываться въ
группѣ такъ-называемыхъ Вештовыхь горъ
Для заиатія возведенныхъ по границѣ съ Кабардою унрѣпленій былъ переселенъ на Кавкаэъ остатокъ Волгскаго казачьяго войска. Эти казаки основали при укрѣпленіяхъ станицы, составившія Волгскій вазачій полкъ. Это первое начало оеѣдлоиу
водворенію русскихъ на границѣ съ Большою Кабардою было
положено въ 1779 году.
Какъ и слѣдовало ожидать, постройка крѣпостей не произвела на кабардинцевъ умиротворяющего дѣйствія и вызвала цѣлый рядъ мятежей и возставій, продолжавшихся втеченіи нѣсколькнхъ лѣтъ и положившихъ основавіе непримиримой и отчаянной
ненависти кабардинцевъ къ вамъ, русскимъ, ненависти, слѣды
которой не изгладились вполнѣ еще и до настоящаго времени.
Когда было приступлено въ ьостройкѣ первой крѣпости —
Бкатериноградской, кабардинцы ве предъяввли никакого спора и
неудовольствия по этому случаю, а напротивъ, казались довольвыми; но когда, вслѣдъ затѣыъ, они уввдѣли, что Россія не наиѣрена ограничиться постройкою этой одной врѣпости и заклад ы в а е м цѣлую линію крѣпостей по границѣ съ Кабардою,—они
взволновались: осенью 1777 года, подстрекаемые закубанцами
и пользуясь неспокойствіемъ въ Крыму, они рѣшились препятствовать продолжевію постройки крѣпостей силою оружія, несмотря
на то, что въ Квзлярѣ содержались ихъ заложники, и явно отреклись отъ подданства и принадлежности россійскому императорскому престолу.
ПрИ этомъ отпаденіи кабардинцевъ отъРоссіи, особевно замѣчательно было 8аявленіе ихъ о томъ, что они никогда россійскиии подданными не были и если со вреиени царствованія Іоанна Васильевича имѣли сношенія съ этимъ государствомъ, то не
вакъ подданвыё и покорные царю, а лишь какъ конаки **).
*) Названіе этой группы горъ происходить отъ имени горы Бештау.
По-татарски бешь-ввачитъ пять, тау— гора.
**) Въ пастоящее время слово конахъ или купона, употребляется на
~
m
—
Возмущевіе но поводу постройка креностеЙ было провзвекем мшь кабардинскими владельцами; черный-же кабарджйсяій
яародъ, какъ ввдао взъ донесения геяералъ-маіора Якоби, отъ 19
деяьбря 177? года, заявилъ просьбу о прияатіи его подъ понровггвльство Роеоіи в избавлен» таквмъ оутемъ отъ угиетеній владѣіьцевъ; во несмотря ва возиущенів владѣльцевъ в вообще
враждебвое ихъ ваетроевіе противъ руесіихъ, на ѳту' просьбу
ве воспоследовало высочайшей вола. Отказъ ототъ быль мотнвяровавъ тѣмъ, что вабардянскинъ владЬльцамъ уже одвнъ райъ
навсегда нмператорсвянъ имеиемъ было объявлено, что вотуменіе ихъ ръ подданство Росеів не повлечетъ ва собою лвшевія
нхъ древвихъ правь в вольвоетей в вмешательства въ дѣла ихъ
съ народохъ, касающіяоя ввутревяяго ихъ столквовеяія и хозяйства. Тѣиъ не менее иабардиневоиу простому народу дань былъ
еовѣтъ противопоставить насилію в своевольству владѣльцевъ
чяелеаяаій евой перевѣсъ, еднномысліе и совокупность дѣйствій;
при чевъ вародъ былъ ебнадеженъ, что, въ случае отолквовеаія
съ владельцами, — эти посіѣдніе не получать со стороны Россіи
поддержки или вообще заступничества.
Для предупреждевія враждебиыхъ дѣйствій со стороны кабардинцев?» были приняты по ливів уврѣнленій воннскія нѣры
предосторожности.
Въ яиварѣ 1778 года кабардинцы собрались въ числе до 4
тысячъ человекъ в вознамерились сделать нападевіе на Павловскую крепость; но, узнавъ въ то-же время о приближеиіи къ
нинъ русекихъ войскъ, оставили это намереніе и разсеялись по
домамъ. Темъ не менее меры предострожности не были ослабляемы. Между-прочииъ было запрещено продавать кабардинцамъ
въ Моздоке и Кизляре все предметы, которые моглп-бы служить
ииъ дія вооруженія.
Своевремеввое принятіе всѣхъ зтихъ мѣръ оказалось не
лшпнииъ, ибо въ декабре того-же 1778 #ода вабардинцы снова
Кавкавѣ въ слыслѣ знакомого, пріятеля; это слово вошло въ употреблеше
щпе между русскихъ населеяіемъ. Въ прежнее, боевое время кунаками называла сальные в вліятельные люда илн цѣлм племена, подъ покровительство я ващнту которыхъ отдавались наибодѣе слабые. Такамъ обраэомъ •
кабардинцы, заявивъ о томъ, что они никогда не были подданными Россіи,
высказывала лишь, что, сдѣлавшись кунаками Россіи, они только расчитывали пріобрѣсти сильное покровительство, ннчѣмъ сами ие жертвуя за то, по
ешіелу звачеаіа куначества.
оградись црочвзести вападенія на вновь эоздригнутмя крепости,
ВО одать-таки был я удер«внц нашими войсками в приведен** «*гЬмя угрозами въ такое иоложеніе, что должны были веаобвовить присягу на вѣрность Россіи, цричемъ станине владѣдьцы
,цзъ цеябог&е. ?натн4йщихъ еаиилій клятвенно поручились другъ
аа друга въ точвоиъ лсполиенди этой присяги.
. Такъ-какъ подобного рода результаты достигались лишь
доі&істод преобладав!* на оторови русекихъ физической силы,
побороть вохорую кабардинцы ие въ соотояніи были, то и е»сте.ОТРРРДР, HJTO всѣ ихъ иаъявлевія о верности и ореданиости были
не 0«лѣѳ, вакъ, ничего цевначащія слова. Въ глубивѣ-же души
Фідой ѵабдрдяесдіе владельцы продолжали питать къ руоокци» нерриедрцяую ненависть и въ тайнѣ дадЪяди надежду рано или
ндоддо. досдор^тэовДОь иадъ ними и жестоко отмстить вмъ.
.. , Кедъ мы вндѣли выше, простой кебардявскій народъ ие сонзадтвовадъ стремлевію вдадФльцеэъ и цринимадъ весьма слабое
учздаддо ®ъ предцріятіяхъ ихъ. Поэтому кабардинские владѣльцы
врдадв ц% тайный сношевш съ закубаиевнми жителями и другими
сосѣдними горцаив, съ которыми и заключили союэъ для совоиуцвыдъ нецріятедьскихъ дБйствій цротивъ русскихъ войскъ.
Цланъ этотъ былъ приведешь въ деподненіе весною 1779 г.
Кабардинцы изъ Большой п Малой Кабарды, соединившись съ
заку бацсрияи черкезами-г беслевеевцами и теииргоеицами, переправились цер^зъ р.ЭДалку,,расположились на р. Зодк*, кь 7
^ерстахъ ртъ врѣпости Марьцнской, и грозао потребовали, чтобы исѣ крѣпости, за исключеніеиъ ЕкатедоноврадскоЙ, были нечедленро. ерьды на гдазахъ ихъ. Такъ-какъ, сажо-ообою разумеется, это гребо^авіе ее было выполнено, кабардинцу прежде всего
распорядились пресѣчь сооОщеше междуЭДарьиасроющ Бяапвриноградскою крѣпостями и разослали сильнын партии ко- всѣмъ ,крѣ. ростам^ на граняцѣ ихъ земель. Всѣ эти набЬгя были цроизве. девы довольно удачна и рмѣди послѣдствіемъ 85 человФяъ убятыхъ со стороны русскихъ; при этомъ ва долю непріятеля досталось до 5 тыс^чъ пітукъ рогатаго скота. Не смотря одвд*р~
же на этотъ усцфхъ, к&бцрддицдмъ уе удалось ойдедЪт* ни одною
из.Ъ кріщостей, не в вираu я a. то даже, что въ крѣвости Андреевской подкупленный ими одинъ армявииъ сдѣлалъ ножаръ въ то
время, когда они приближались къ крѣпости.
Въ основаніи такихъ смѣлыхъ наступатёльвыхъ дѣйртвій
кабардвнцевъ была вадежда на помощь qp стороны Турціи, ко-
торая-тогда видимо готовилась гь войне оъ Роеоіею 8а врьивеяія' діяау
а таиже распространенный въ Кабарде ложныя иввѣстія » томъ,
что будто-бы въ Крыму руссиія войска потерпѣли овмгавггѳльноѳ
вѳражеюе, вслѣдстшс «его доняты б ЕСЛИ оставить вс* jspbnaeo
вія, возведенный по р. Кубани генер8ломъ Сувороввпкъ. Кровѣ
того, успеху вябарджицевъ содействовало в то обстоятельство,
что генералъ Яіобя, стоявжюй въ о^ядоиъ у: крѣяооти Павлов^
свой, имѣлъ ври оебѣ вой сна не бояѣо 2-ifc тыеячъ человек* я
потону, безъ видимой опасностиу но иегъ разделать этого вей*
сіа на желкіе отряды для преследована» нейріптельекигъ ііартій*
Чтобы хотя какимъ-ивбудь тгутемъ удержать кабардинцевъ отъ
нападений ва русекжхъ, генерал Двобя предавсаль ясѣяъ. наю*.
дкйшихся въ Киаляр* кабардинцевъ засадить въ естрогъ К jm»
треблать на тяжиія работы, а вврослыхъ амоватовъ заковать ж»
кандалы, «чтобы чувствовала продерзоеть своих* отцевъ»; векорѣ иотоиъ эти заложвшш были отправлены въ г. Астрахань. •:
Всѣ атя строгости однако-же плохо зліяли на кабардинцев^
которые продолжали свои враждебные действие еще «ъ больвшмъ
ожесточвніемъ.
.
Въ то вреия, когда закубанскіе черкесы, въ числА 1600 челог
вѣкъ, оешвдали Ставропольскую крѣпость, кабардивекая- нартія въ
такоиъ-же чнелѣ подступила къ АлекоФевекему редуту, а чеченцы
у Каяввовеной станицы ІІоздокскагоі казачьяго полка напали на
транспортъ и разграбили его, вэавъ нѣеаолько человекъ въ
мѣнъ, — и главный силы кабардинцевъ, ееетоявпгія взъгб- тцг
сячъ человѣвъ, рѣшилиеь также нешвть . на руеснвхъ. ; 5. ноня, кабардинцы, разделившись на три парфіж, совершили Bfro най^деніе:
одна партія напала на калмывовъ, гребенскнхъв сенейныхъ казаковъ, шедшихъ ва подкрепление къ генералу «Якоби, другая^
аа лагерь Якобн и третья — на Павловскую врѣаоаѵъ; во всюду
кабардинцы были отражены, потерявъ убвтывв 120 чеаовФкъм і
Чрезъ три дня вослѣ этого воражевія, вабардинцы опввд
сдѣлали вопытву напасть ва генерала Якоба, во, снова потер»
пѣвъ неудачу, направились къ Марьивовой крепости, отстоявшей
отъ Павловской въ 12 верстахъ и охранявшейся гарнизоном?» взъ
224 человѣкъ, подъ командою капитана Баса. Кабардинцы расположились около этой крепости в, получввъ тогда-же оадьное
подкрѣпленіе отъ прибывшнхъ къ нииъ эакубанскихъ черкееъ,
чеченцсвъ в другихъ горсвихъ народов*, въ рочь ва 9-е іюня
приступили въ устравству траншей, которые шли ко рву Марьяц*
/7Г
сков крѣвоств съ двухъ сторонъ. Во все это время непртятель,
засѣвши въ траншеяхъ, производилъ по крѣпоств сильную иаль, 6у, подвергаясь саиъ дѣйствію выстрѣловъ изъ врѣпоств. Въ
такомъ осадвомъ положеніи Марьинская крѣоость оставалась почти двое сутокъ.
10 іюня генералъ Якоби выступить изъ Павіовокой врѣоости ва помощь гарнизону Марьинской. Изъ ииѣвшейся въ отряда пѣхоты генералъ Якоби постройлъ три каре и, соединивъ интервалы конницею, двинулся въ тавоиъ порядкѣ по дорогѣ къ ирѣпоста Марьинской. Кабардинцы, увадѣвъ приближеніе этого отряда, заложили въ траншеяхъ 500 человѣкъ, а всѣ остальвыя
силы поставили въ боевой порядовъ в а возвышенности, окружающей Марьинскую крѣпость со стороны къ Павловской. Неиріятельсная линія завяла пространство болѣе четырехъ веротъ и
била растянута такимъ образомъ нарочно, съ цѣлью показать русским свои многочисленный силы. Ѳтотъ иавевръ однако-же не
нсиугалъ и не остановилъ движенія генерала Якоби. Молча н
Твердо войска еѵо подвигались впередъ. Когда генералъ Якоби
съ своииъ отрядоиъ сталъ приближаться въ подошвѣ тѣхъ высота, Который были заняты иепріятелеиъ, то послѣдній началъ
«обираться въ три кучи, очевидно ииѣя иаиѣревіе напасть райомъ на всѣ три каре. Отгадавъ это ваиѣреиіе иве ожидая привѳдѳнія его въ исполпевіе, генералъ Якоби съ своииъ отрядоиъ
саиъ двинулся въ атаку ва вепріятеля, прииававъ открыть пальбу изъ орудій и ружей лишь въ то вреия, когда непріятель будетъ находиться не далѣе полружейнаго выотрѣла.
Непріятель, взбѣшевный смѣлымъ дввженіемъ руссквхъ, цѣлою массою бросился заразъ на всѣ три варе и особенно устреиилъ свой натискъ не среднее, гдѣ находился саиъ генералъ Якоби. Несмотря на то, что непріятель былъ вотрѣченъ сильнымъ
пушечныиъ и ружейнымъ огвемъ, онъ не нзмѣнилъ своего наМѣренія, отчаянно бросался почти подъ самый еронтъ, но терпѣяъ Неудачу. Потоиъ всѣми силами непріятель бросился на правый «лангъ и завязалъ сильную свалку съ казаками. Часть кабардинцевъ, ве замѣтивъ расположенія каре, устреиилась-было
на вадвіе Фланги, расчитывая дѣйствовать съ тылу, но, встрѣчеииая дружны иъ огвемъ, и тутъ должна была отступить и дѣйствобать въ разсыпиую, во уже ва такомъ разстояніи, когда ихъ
выетрѣлы ве причиняли вреда русскииъ; только одиночные ваФздники Изр$дк4 подскакивали къ Фрояту, Оправрпшись нфедоль-
во, кабардинцы снова собрались въ одну вучу и сделали новый
ватнскъ ва лѣвый олаагъ; но, вѣроятно, вабардинцаиъ ве суждено было выйти победителями, ибо и на этотъ раэъ они потерпели неудачу и, будучи опрокинуты, обратились въ беготво,
преследуемые пушечными выстрелами. Непріятеляни окончательно овладелъ паническій отрахъ и всякій ивъ нихъ стремился
искать спасенія въ бегстве.
Въ то время, когда кабардинцы усиливались разбить отрядъ
генерала Якоби и потерпели пораженіе, начальстовавшій въ Марьинской крепости капитанъ Басъ сдѣлалъ вылазку съ свон.ѵъ гарнизономъ и выбилъ нзъ траншей залегши хъ таиъ черкесовъ, изъ
коихъ 97 человекъ остались на месте убитыми.
Описанный бой продолжался втечевіи шести часовъ. Скопище нападавшего непріятеля простиралось до 15 тыеячъ человекъ.
Кабардинцы потеряли въ зтомъ бою убитыми 50 человвкъ владельцевъ и узденей и 500 человекъ другихъ звавій и народностей.
Потеря съ нашей стороны ограничилась 8-ю убитыми и 44 человеками раневыхъ.
Какъ окавалось по оснотре непріятельской позиціи, кабардинцы нанерены были веста праввльную осаду крепости, и особенно заиечательнынъ было то, что вин работа траншей производилась лишь кинжалами, да небольшими деревявныни лопатками.
Этими нехитрыми инструментами непріятель успѣлъ довольно искусно совершать, венее чѣмъ въ сутки, половину траншейвыхъ работъ.
Въ то-же время кабардинцы занимались изготовлевіемъ изъ деревянныхъ брусьевъ щвтовъ, вероятно для ваступлевія ва крепость н прикрытія оеадныхъ работъ. Одивъ взъ тавихъ щитовъ
(мантлетъ) уже былъ готовъ и поставлейъ довольно умело ва
шесть волесъ.
После этого веудачнаго предпріятія кабардинцевъ, ьтеченіи
месяца спокойетвіе въ крае виченъ не было нарушаемо. Кабардинскіе владельцы раскаялись и просили прощевія, обязуясь
уплатить руссвивъ вдвойне все убытка, причиненные ихъ возстаніеиъ; но при ѳтоиъ умоляли лишь о томъ, чтобы крепости
Павловская, Марьинская и Георгіевская были уничтожевы. Кабардинцы утверждали, что занятіемъ подъ эти крепости земель,
они стеснены въ пастьбе своихъ ввогочвслевиыхъ стадъ, который безъ этихъ земель они принуждевы держать въ тесноте, въ
жилищахъ своихъ. Какъ и прежде, кабардннцавъ въ этой просьбе было отказано.
Въ веду повтореніяотказа, кабардинцы* рѣшились еще одввъ
разъ попытать свдою увичтояить ненавистные ииъ врѣоооти.
17 іюла, партія кабардинцевъ, состоявшая изъ 5 тысячъ человѣкъ, приблизилась къ Георгіевской крѣоооти, выжегши по пути
на корню вееь хлѣбъ и заготовленное русскиии оѣно. Противъ
этой партіи были высланы казаки, которые и принудили кабардинцевъ отступить. Тѣиъ не иенѣе кабардинцы, разделившись на
небольшія партіи, старались нресѣчь сообщеніе иежду крѣиоетяии, убивали людей, опустошали поля и еѣяокосы.
Въ концѣ августа иѣсяца, кабардинцы, въ числѣ 3-хъ тысячъ человѣвъ, въ 10 веретахъ отъ крѣпооти Георгіевской, навали на горскіЙ егерекіЙ баталіонъ, соаровождавшій провіантскій
траиепортъ, шедшій взъ Царицына ва Кавказскую линію, но были отражены съ потерею до 600 человѣкъ убитыми. Потерпѣншіе неудачу кабардинцы, чтобы хотя чѣиъ-нибудь на досадить руесвииъ, зажгли въ полѣ, воиругъ транспорта, траву.
27 сентября партія кабардинцевъ въ тысячу человѣвъ довольно удачво напала на коианду солдатъ изъ 80 человѣкъ, прикрывавшую перевозку сѣна. При этомъ нападеніи кабардинцы
убили одного оеицера и 41 человѣка ввжвихъ чиновъ, отбивъ
одну пушку со всѣии въ вей принадлежностями.
Однако-же кабардинцамъ не суждено было слпшкомъ долго
наслаждаться плодаии этой послѣдней удачи. За день передо ечастливыиъ событіеиъ для кабардинцевъ, къ гевералу Якоби прибыль
въ подкрѣиленіе генералъ-маіоръ Фабриціавъ съ отрядоиъ св4жихъ войскъ. Возпользовавшиеь прибытіемъ этого подкрѣплеиія,
генералъ Якоби рѣшился веиедлевно действовать противъ кабардинцевъ наступательно и наказать ихъ ва всѣ совершенный ими
элодѣянія. Главный силы кабардинцевъ были расположены въ то
вреия лагереиъ на одномъ изъ острововъ р. Малки, въ 10 веретахъ отъ Павловской крѣпое^и — иѣстопребывавія руссквхъ
войскъ.
29 севтября генералъ Фабриціанъ выступилъ взъ лагеря
съ двуия егерскимя баталіовами, двумя ротами полевого иоздои*
скаго баталіоыа, одною тысячью казаковъ и одною тысячью калмыковъ. Построввъ изъ пѣхоты три варе п соикиувъ ихъ въ
интервалахъ казаками и калмыками, генералъ Фабриціаиъ двинулся въ такомъ порядкѣ къ р. Малкѣ, черезъ которую и переправился въ 3-хъ веретахъ виже кабардинской стоянки. Поел*
этого генералъ отправилъ бывшихъ въ его отрадѣ Ш І М В Ъ и
—16» —
/7І
калмыковъ для захвата кабардинских* табуновъ, а самъ съ тремя
пѣхотвыии каре зашелъ въ тылъ кабардинцамъ. Въ то-же самое
время прибылъ къ Малкѣ в генералъ Явобв съ двумя баталіовамв Томского в одвимъ баталдовомъ Кабардинскаго пѣхотвыхъ полковъ, 10-ю эскадронами Владимірскаго драгунекаго полка, Моздокояимъ иазачьимъ полкомъ и другими казаками. Составивъ изъ
вѣхоты также три каре и раеаоложввъ вавалерію ва «лавгахъ,
генералъ Якоби занялъ позицію противъ передвяго «аса лагеря
кабардинцевъ. Таввмъ обраэомъ кабардинцы оказались окруженными со всѣхъ еторонъ. Замѣтивъ это, бывшіе съ кабардинцами
закубанекіе черкесы покусились-было спастись бѣгетвомъ и съ
этою цѣльго успѣли уже пробраться на лѣвыЙ берегъ Малки,
верста х ъ въ 3-хъ выше праваго Фланга отряда генерала Якоби;
но двнженіе это во время было замѣчево и для преслѣдоваиія бегущего непріятеля былъ поелеяъ Моздоксиій каэачій полкъ, ко.
торый, преградивъ путь. бѣгущимъ, принудилъ ихъ, съ большою
потерею, возвратиться въ лагерь къ кабардинцамъ. Затѣмъ отрядъ генерала Фабриціана проиэвелъ атаку наповицію, занятую
кабардинцами.
Втеченіи 5 часовъ кабардинцы упорно н стойко выдерживали убійетвепвый огонь наступавшихъ на нихъ руескихъ войскъ
в въ вонцЪ битвы дошли до такого ожесточенія и самозабвенія,
что ввито иэъ нихъ не яахотѣлъ сдаться генералу Фабриціаву,
который, въ виду этого упорства, вынуждевъ былъ вступить съ
кабардинцами въ рукопашный бой и истребить почти всѣхъ, кто
былъ въ ихъ лагерѣ. Этимъ только и окончилось сражеиіе.
На атакованной гевераломъ Фабриціаномъ поэиціи находились только владѣльцы и уздени, а лагерь главныхъ силъ кабардввцевъ былъ расположенъ въ 6 веретахъ выше но рфкѣ. Всѣ
зти силы, узнавъ о пораженіп владЬльцйвъ и узденей, сочли за
лучшее во-время бѣжать. На долю русскихъ войскъ достался весь
кабардвцскій лагерь съ багажемъ; ?амъ»яее была взята и отбитая
кабардинцами нѣсколько дней тому наэадъ пушка, со всѣми ея
врввадлежвостями. Со стороны руссяихъ въ этомъ бою было убито 16 человѣкъ и ранено 3 человѣка. Кабардинцььже потеряло
убитыми до 300 человѣяъ молодыхъ владѣльцѳвъ и узденей.
Послѣ этого вавесеннаго кабардинцамъ пораженія, генералъ
Якоби расположился съ своимъ отрядомъ на р. Малкѣ.
Кабардинцы, обеэкураженные частыми неудачами и особенно послѣднинъ пораженіемъ, принуждены были затаить свою зло-
бу и вновь изъявить свое расваяніе. Черевъ приелаиныхъ депутатовъ овв вымаливали себѣ црощеніе; но генералъ Якоби, зшія ао оаыту коварство кабардинцевъ, не вѣрвлъ въ искренность выражаемыхъ ими смиренія и раскаявія и аредвндѣлъ, что
они взъяиленіемъ нритворваго раскаднія желаютъ только обезиечнть себе спокойствие на предстоявшую вииу, т. е. на то время,
когда для нихъ ведевіе войны вообще ве представіяетъ удобствъ.
Поэтому, не желая поддаться на хитрую уловку кабардинцевъ и
дать имъ время оправиться и отдохнуть, а также инѣя въ виду
довершить успѣхъ своего похода наиболѣе существеинымъ и прочны мъ образомъ, генералъ Якоби 28 ноября съ отрядоиъ войскъ
вступидъ въ предѣлы Большой Кабарды. Это движеніе руссваго
отряда до такой степени уетрашило кабардинцевъ, что они, какъ
равно и жители Малой Кабарды, чистосердечно стали уиолять о
пощаде, клялись въ вѣрвостп, оокорвости и аеязмѣнномъ подданстве россійсво-ииператорскоиу орестолу и обязывались сдѣлать
удовлетворевіе за всѣ произведенные ими захваты, ве требуя никакого вознаграждения за понесенные иии потери и убытки.
Просьба кабардинцевъ была уважена и 9 декабря они были
приведены къ присягѣ, которая содержала въ себь исчисленіе
всѣхъ данныхъ иии клятвъ, изиѣнъ и ионаршихъ прощеній; при
ѳтоиъ кабардинцы клятвенно обязывались: признавать себя ва
подданныхъ рабовъ россійско-ииператорскаго престола, оружіеиъ
покоренныхъ, быть вѣрными императорскому престолу, исполнять
всѣ повелѣвія, извѣщать русское вачальство о всѣхъ злоумышлевіяхъ, сопротивляться, гдѣ-бы то ви было, врагаиъ Россіи, не
противиться исполненію требованій поставлевнаго къ нииъ начальства и соблюдать спокойствіе въ Кабардѣ. Въ случае нарушены кѣиъ-либо этого клятвеннаго обѣщанія, кабардинцы обязывались избегать съ такиии людьми всявихъ сношеній, извещать
о нихъ начальство, ве почитать' ихъ за свовхъ собратьевъ и
объявлять вольвыии всѣхъ подвластвыхъ имъ людей. Кроме этой
общей присяги, вабардивскій черный вародъ обязался взаиииыиъ
поручительствомъ въ томъ, что если владельцы вхъ уйдутъ въ
другое нѣсто, не следовать за ввии, ве повиноваться нмъ, отречься отъ зависимости и предаться ва волю и защиту русскаго
правительства.
Независимо отъ вышеприведенной присяги, владѣльцы, уадени и весь вародъ Большой и Малой Кабарды дали письменное
обязательство, также утвержденное клятвою на коране и печа-
танк старшнхъ владѣльцевъ, заключавшее въ себѣ, кроиѣ данаыхъ оодъ присягою обѣщаній, еще слѣдующія условія:
•Завсѣ нохвщевія, произведенный черіесавн въ 1778 году,
ве полагай въ заяѣну взатаго у нихъ въ вавазавіе ва продовольствіе русскихъ войсгь, доставить: деаегъ 10 т. рублей; лошадей
2150; рогатаго скота 475Ѳ головъ н овецъ ^538, въ уравнеще
утрать россійскихъ поселянъ».
«Возвратить бѣгледовъ и плѣнныхъ россійеввдъ, захвачен выхъ въ кинувшее занѣшательство н прежде, всѣхъ безъ язъятія, какіе только есть въ Кабардахъ».
«При всяковъ похищеніи, кто-бы оное ни учинклъ въ росеійскнхъ границахъ, взъ кабардиидовъ в другихъ народовъ, если
сдѣдъ иадетъ на кабардинская земли, нлв будетъ на кого из> кабардиндовъ несоинвтельное подоарѣяіе, платить и очшцазд свои
дачи и себя*.
•Чертою границы кабардинской къ Россія поставляется: отъ
Большой Кабарды рѣка Малка, а отъ Малой Кабарды—Терекъ.
На лѣвыхъ берегахъ евхъ рѣвъ кабардинцы не должны ни земледЬлія производить, ни скота содержать, нотому, что если они
прежде сами мѣстаии пользовались, то единственно по позволен а россійскаго начальства, кавоваго снисхождеяія кабардинцы
повсденіемъ своииъ теперь сделались недостойны».
«Въѣздъ въ линію, по причине дерзновеній кабардинскихъ,
ве иначе нвъ позволяется, какъ по билетамъ россійскаго правительства при кабардинцах*, за ручательствоиъ старшего владЬіьца Джавхота Татарханова данныиъ. Входъ-же въ врѣпостн
совсѣмъ имъ запрещается; а когда начальникъ крѣвости и согласятся ихъ впустить, то не ииако, какъ чтобы владѣлецъ имѣлъ
ври себѣ только двухъ вооружеввыхъ узденей, уздеиь одного вооруженнаго холопа, а простой бёзоруженъ».
•Съ вубавцаии вообще и съ поволѣніями таио обитающими
порознь не должны входить ии въ еовѣщанія, ни въ защищеніе
икъ; да и не пускаться въ воровскіе промыслы ни къ нинъ, ни
іъ другимъ народамъ, довольствуясь собствевностію. Малой Кабардѣ все то всполвять въ отвошевіи чечевцевъ».
«Черному народу позволяется отходить отъ владѣдьцовъ и
переселяться внутрь лииш, въ случаѣ если будутъ утѣсняены излишними поборами и другимъ образомъ, или принуждаеиы къ протвваымъ Россіи предпріятіямъ и дѣйствіямъ. Дается также овоиу
народу уверенность, что кто пзъ нихъ иожелаетъ принять хри-
21
— ш
—
стіанекій законъ, приняты будутъ, и владельцы ие должны ьъ
тоиъ ииъ препятствовать» •).
«Осетинцаиъ поиолевій дугорскаго, каражпвскаго, куртатскаго, олагирскаго, тагаурскаго, также лнгушамъ и всѣиъ прочимъ еостоящниъ въ россійскомъ подданстве, прееялющяиъ святое крещеніе и переселяющийся въ Моздокъ и въ другія ыѣста
линіи, не только въ томъ ве препятствовать, во отнюдь ихъ никоииъ образомъ ие прнтѣснять, ибо кабардинцы всѣ притязания
на нихъ ииѣли по одному праву сильвейшихъ. Въ случае какихъ-либо обидъ отъ нихъ кабардинцамъ, приносить жалобу россійскииъ вачальствамъ, а сайпмъ не управляться*.
«Во всѣхъ взаимиыхъ между*собою домашнихъ обидахъ должны искать правосудия у старшего владельца Джавхота Татархавова и у росйійсваго при Кабардахѣ пристава, а еаиииъ не управляться; особливо избегать кровомщенія, которое противно Богу
и преданіямъ Магомета. Кто-же росоійскиии людьми будетъ обижен ъ, искать удовлетворения чрезъ пристава» **).
Помимо этихъ общихъ для веехъ кабардинцевъ условій,
владельцы и уздени Малой Кйбарды обязаны были ни въ вавихъ
случаяхъ не оказывать помощи Большой Еабарде, даже если-бы
было сделано вападеніе на нее какими-либо иноплеменными народами; въ этиЭсъ случаяхъ защиту Вабардиицевъ принимала Россія на себя.
Неконецъ, въ воду того, «іто проетоЙ вародъ Малой Кабарды заявѵлъ жалобу на разліичвыя прптѣснеиія и обиды со стороны йладельцевъ, эти послѣдніе, въ присутствии избраииыхъ
отъ черняво й ар ода стариковъ, сделали постановлевіе, утвержденное прпсгігою п печатями, слѣдугощг^о содержанія:
«Владельцаиъ и узд^нявгъ ЕГОДВЛйСТ^НЙА пкъ черный вародъ
не притеснять, излишней подати не требовать, а содержать точно на основаніи обычаевъ отъ предновъ и отцовъ ихъ; паче-же
*) По поводу втого пункта въ ордерЪ князя Потемкина огь 20 декабря
1782 года было выражено: „Нужно и впредь давать пристанище бѣдвому народу отъ притѣсненія князьковъ свовхъ убѣгающеку. ТаКимъ обрааокъ, не
только чернь будетъ имѣть соосОбъ ийбабиться огь порабощенія, во и владельцы, лпгіась подданных*, не Л» «нМиікіи утке будутъ пропвоДАті каковыхъ-лвбо беаоокойствъ; и сіе послужить иадамымъотоеобоиъ «ъ «*мпеченію граиидъ нашихъ. Дачу вемди подъ поселевіе врояаводиѵь кмъ во «римѣру губерніи Новороссійской, не восарещпется впрочемъ и самимъ вдадѣль*
цакъ переселяться аа линію".
*) Мат. для Нов. Исторіи Кавказа, П. Буткова, ч. П, стр. 59 и 60.
всего, ихъ самдхъ ^одоповъ, жевъ в дѣтей нхъ в виѣющщся
вра ивхъ обоего вола холоцовъ-же, не т о ш о шщ въ чужів руа одевать, продавать и дарить, но виъсебѣ в ъ м * ъ нв: брать;
а что вредъ свцъ эа 2 г ом у ацхъ отнато, нынѣ эомратцть, а
ее привеееяиую ввъ справедливую жалобу отнюдь уярековъ в
щэощ ве чнявгь. Ее*я-*е вто вопревв всего вышепцевциаго
постудить, то делжавъ лишиться ововдъ холоиовъ вѣчве» *)•
Предъявленіенъ кабердивцамъ і ъ иеооляеяію веАхъ уиомннутыхъ уеловій вмѣлось въ виду прес$ч^ враждебвую связ^ ихъ
съ сосѣдвими народами, укротить склонность ихъ къ хищничеству,
что влагалось въ ввхъ тогдашнимъ воспитан іевъ в считалось ваціовальною добродѣтелью, отнять доходы, получаемые ивв отъ
поворенныхъ въ прежвіц времена риоплеиенныхъ народовъ, откѣаить существовавшей у нихъ обычай расправляться каждому
еаиоСудомъ въ уголоввыхъ дѣлахъ и, навонецъ, привлечь ва вашу сторону червый вародъ, прввявъ его нодъ свое покровительство.
IV.
Спр емленіе- кабардинцем* хъ переселению.—Пррдолженір. унрѣнленШ на іраницахъ Кабарды.—Учрежденіе кабардинской . милинш.—Война съ Турціею $ъ 1787 гоЦу и учаапіе въ, ней кабар*
динмлъ.—Попытки Турціи склонить кабардинцевъ на ето сторону.—Походъ Баіщлг^ьаши въ Кабарду.—Хиѵіническіе набѣги
кабардинцевъ.—Введеціе цоеыхъ порядковъ въКабсцрдѣ и ущверж*
деніе родовыхъ и расправныхъ судовъ. — Обращеніс кабардинцевъ
къ покровительству Турціи.—Возстанге въ Кабардѣ.
Наученные прошлымъ горькимъ опытомъ, кабардинцы наконецъ должны были признать свое безсиліе и подчиниться исполненію взятыхъ пми на себя обязатсльствъ.
Втеченіп 1780 п 1881 годовъ кабардинцы представляли замечательный прпмѣръ кротости и покорности, ни мадѣйшимъ зпп••) Тем-ь-яе, wp. 61.
комъ 'Ьеудовольствія ве препятствовали постройвѣ въ оредѣлахъ
ихъ владѣній крѣпости Константиногорской, возйращалп бЬгаецовъ п плЪнныхъ русскихъ, давали удовлетвореніе за все похищенное, взыскивая съ наждвгд укрывателя кражи или краденаго
Штр&еъ въ восемь разъ противъ стоииостп похищенная; словоИъ, всѣ принатЫя кабардинцами обязательства выполнялись имя
съ пунктуального точностью и вообще они держали себя весьма
похв&льнО и съ примѣрбыиъ достоивствомъ.
Само-собою [разумѣется, что главными причинами такого
примѣрнаго поведенія кабардинцевъ были крайвяя необходимость
и безъисходное ихъ положеніе, вызванный пораженіями, которыя
понесли они въ 1779 году. Поэтому ва прочность и продолжительность такого поведенія расчитывать вельзя было: злоба и вена*
висть въ русскииъ пустили слишконъ глубокіе корни и тѣмъ бо*
лѣе были опасны, что лелѣялись втайнѣ, до проявлевія ихъ при
удобномъ случаѣ. Конечно, случай этотъ, при безсиліи кабардвнцевъ и въ виду еще свѣжпхъ воспомпнаній о поражевіи, могъ
представиться не скоро; но враждебные инстнкты не могли заглушаться созвавіеиъ безсилія.
Тягостное положеніе кабардинцевъ вызвало въ то вреня у
нихъ стремленіе въ переселенію. Нѣкоторые пзъ нихъ возъимѣлв
вамѣревіе переселиться въ Грузію, а 500 семействъ задумали
пробраться въ ахалцихскій пашалыкъ. Все это замышлялось съ
вѣдома грувиискаго царя йраклія, который для встрѣчи и принятая кабардинцевъ выслалъ въ Дарьялъ воеввую команду, на обязанность которой было возложено огражденіе переселенцевъ отъ
вападенія осетинъ, обитавшего въ Терскоыъ ущельи. Замыслы
втп своевремевво были обнаружены русскииъ правительствоиъ
и кабардинцамъ воспрещено предпринятое переселение.
Съ наступленіемъ 1783 года владѣльцы в уздени Большой
и Малой Кабарды, черезъ выбранныхъ депутатовъ, въ чвслѣ
трехъ отъ владѣльцевъ и трехъ отъ уздевей, обратились съ
просьбою въ князю Потеикину, бывшеиу тогда уполномоченнымъ
по азіатсвнмъ дѣламъ, о возстановленіи правъ ихъ ва древввхъ
даннивовъ, о позполеніи ииъ держать скотъ свой ва пастьбѣ въ
предѣлахъ занятой русскими линіи, не принимать бѣжавшихъ отъ
нихъ холоповъ и возвратить тѣхъ изъ нихъ, которые до того
уже бѣжалн изъ Кабарды. На просьбу эту князь Потемкинъ, 31
іюля того-же года, отвѣчалъ письмомъ къ «выеокоотепенныиъ и
аваменитымь влодѣльцамъ народа кабардввскаго и благороднымъ
увденямъ» слѣдующее:
«Что требование податей съ прежнахъ данниковъ вхъ, въ
горахъ иребывающихъ, вмъ не воспрещается, за исключеніемъ
одваво взъ того вародовъ, пользующихся поировительствомъ россШсвой нмперія».
«Что паства табуновъ ввутрь лвнін вмъ позволяется; л
предпвсано гекералъ^ооручиву Дотемкину назначить для того
м&кта, явному ве отведенныя».
«Что ежели поборы, вон ми отягощены подданные ихъ, приведены будутъ въ умеренность, сообразную съ возможвостію, то
чрезъ еіе самое удержатся они въ надхежащей отъ владѣдьцовъ
зависимости, и ва линію ве пойдутъ, особливо ежели сдѣлано будете установлена во взаииноиу иежду народомъ и владѣльдаии
пресѣчевію несоглаеій».
•Что въ отвошеніи въ захватаиъ, у вихъ чивимымъ въ
возиевдіе (баранта) за ихъ хищенія, предписано наблюдать, дабы
отнюдь взысвавіеиъ оныхъ кабардинцы излишне отягощены не
были»,
«Что переиѣна чрезъ два или три года првсылаеныхъ отъ
нихъ аманатовъ позволяется* *)•
Въ вросьбѣ-же кабардинцевъ о возвращеиіи ииъ бѣжавшихъ отъ нихъ холоповъ было отказаво. Напротивъ, внязь Потемкинъ сдѣлалъ подтверждение о томъ, чтобы ва нашихъ граннцахъ безнрепятственно были принииаеиы люди, убѣгающіе отъ
иритѣененій свовхъ владѣльцевъ. Этрмъ дозволевіемъ, поиимо
того, чтобы -доставить угнетдеиыиъ подвластнымъ вабардпнекнхъ
влядѣлъцевъ ворможвость избавиться отъ рабства и притѣсневій,
ииѣлрсь. въ виду главныиъ образомъ обезевлить самихъ владѣльцевъ.
Какъ ци тягостно и печально было положеніе кабардинцевъ
въ то время, но они переносили его безропотно, питая надежду
на лучшее будущее, которое, по ихъ мвѣвію, могло устроиться
при содѣйствід Турціи и Крыма. Однако-же надеждамъ этимъ не.
суждено было осуществиться: ближайшая и послѣдняя опора кабардинцевъ— Крыиъ въ то вреня былъ присоедивенъ къ Россіи.
Послѣ и8Вѣстія объ этомъ событіи кабардинцы окончательно упали духоиъ и, не видя исхода своему положевію, рѣпшлисЬ на
*) Тагь-же, стр. 108.
переселеніе подальше отъ занятой русскими лянінь Правняаяьеюе
наше не препятствовало этому переселевіго и не предавало емуникакого особен наго аиаченія в * той надежде, что весь черный
вародъ отстанет* от* владельцев*. Однако-же оереоелввіе это,
вследствіе противодѣйствія вліятельнѣйшато изъ кабардииокихъ
владельцев* Мисоста Баматова, ве состоялось и кабардинцы осталась на своих* прежних* ыѣстахъ жительства.
Втеченш 1784 и 1785 годов* споиойствіе ,въ Кабард* в»>
чей* не нарушалось в никаких* выдающихся собгатій в * періодъ
этого времени не случилось.
1 апреля 1785 года жители Большой Кабарды - избрали
старшин* владельцем* над* собою—валівжъ—Мисоста Баматова,
о которой* уже не раз* упоминалось выше *). Bee заботы ка"
бардинцев* в * это вреня сосредоточивались, главнейшВн* образом*, на обсуждевіи и составлеиіи различных* правил* для уставов л ені я ввутревних* распорядков* в* стране иулучшенія быта
крестьян* и подвластных* кабардинскими владельцам* лиц*.
Тѣнъ времевем* русское правительство, жела* если ве совсем* пресечь, то, по-меньшей-мере, затруднить сообщеиіе ка*
бардинцев* съ закубанцами и вообще достигнуть возВожности
положить предел* необузданному своевольству кабардинцев*, ре*
шило возвести укрепленіе въ верховьях* Кубани, у такъ назы'
ваемаго «каиеынаго моста», т. е. на главном* пути сообщенія5
Кабарды съ Закубаныо. Тогда-же было предположено перенести
крепость Константпногорскую на самый берегъ Кубани и воз4
вести ее напротивъ жплищъ абазинцев*.
Затем*, пользуясь сповойствіемъ въ Кабарде и желая приручить кабардинцевъ, а также занять кавпмъ-нибудь дѣломъ скучающую молодежь, привыкшую въ подвижной и походной жизни,'
ввязь Потемкивъ предположил* учредить изъ нихъ и изъ числа
другихъ кавказскихъ горцевъ йилицію; но, прежде ^гЬмЪ привести въ исполвевіе это предположевіе, княаь По^еийинъ еообіЦил*
о неиъ кабардинским* владельцамъ, предлагая имъ дать сво»е мне-ніе по этому предмету. Кабардинцы ва'это предложение ответвлен
*) Валій — собственно эначйгъ влвДОелц в&лій*жѳ въ &*6*рд« — ото
бывпгій верховный нравнагель народа. Въ Большей Кабардѣ <жо*ѳ.Д§07 года, временно, выло два вдлія: одиаъ въ Мисостовой и Атакувдной, другой—
въ Бекмурвиной и Байтукиной еамиліяхъ. Валіи избирались народомъ ивъ
кважескнхъ владѣльческнхъ еаѵилій и преимущество въ выборѣ давалось
старшему по лѣтамъ владѣльцѵ.
жроеьбею т устанавливать между ними новой «ормы воинской
еомцнносога, а наряде отъ нихъ войскъ оставить, на нрежиеиъ
оеновавіи, т. е. позволить вьютавлясь, въ случаѣ надобности,
ѵрехъ владѣльцевъ, по одвому изъ важдаго рода, предоставивъ
право этимъ владельцамъ самииъ набирать потребное число людей изъ другвхъ сословіЙ. Бмѣстѣ съ тѣиъ кабардинцы изъявили
согласіе охранять собственныни силаии всѣ броды въ верховьяхъ
р. Кубани и отвѣтотвоиать за появдеиіе въ этихъ мѣстахъ вражяебиыхъ Россіи людей и вообще злодйевъ.
Не сиотра на этотъ отвѣтъ, очевидно увазывавшій на то,
что кабардинцы жеяаютъ отвильнуть и не служить въ предполагаемой милиціи, князь Штеияииъ, 24 декабря 1786 года, приелалъ кабардиицаиъ отъ имени своего грамоту, следующего содержавши:
«Вѣрнымъ ея импараторскаго величестве подданныиъ князьямъ, увденямъ я всему кабардинскому народу.
«Высочайшее матернее ея иртераторскаго величества о васъ
попеиеиіе всегда состояло въ томъ, чтобы поставить васъ въ
благополучнейшее состояние, доставить всѣ возможвыя выгоды,
какъ вѣрвымъ евоимъ подданныиъ. Депутаты ваши въ бытность
в кою здѣсь довольно могли насмотрѣться, коликихъ благъ отъ милосердой ей десницы ожидать можно *). Хотя случаи несчастные,
а можѳтъ-быть и еовѣты пагубные, вовлекали варъ в ©однократно
нарушать вѣрность подданническую, но принеся чистосердечное
понаяніе' передъ ея ииператорскииъ величествоиъ, всеиилостивѣйше прощены вы во восиъ. Теперь настало время доказать
вам* свою верность точжымъ исволнеиіемъ вы со чай шаг о о васъ
распоряжения, къ вашему благу клонящегося, и состоящаго въ
елѣдумщбшв:
1-е, Обѣ Кабарды должны .составлять общество военное, по
прнмѣру прсінхъ леѵвихъ войскъ. Кияаьнмъ и увденямъ отворяетея путь въ отепеияиъ но службе ихъ. Подданные ихъ, бежавшіе
Ьгь нихъ, возвращаются къ своииъ шшещнвамъ, съ обязательство мъ добраго бодержаиія} и если настоящее местопребывание
ббѣихъ Кабардъ для нихъ тесно и невыгодно, то иогутъ они
требовать лучшихъ, проотраиныхъ и прнвольныхъ иѣстъ, какія
толь но есть праздньшь въ имперіи роесійской.
*) Депутаты, о которыхъ'упоминается гдѣсь, были представлевы шшератриц-Ь Ьъ- Херсон*.
2-е. Въ семъ поселеннонъ войске действительно е і у п ц і і
ииѣютъ получать всегда жалованье, рядовые по одному рублю
ва мѣеяцъ и на двѣ рубашки холста въ годъ. Чвсло омыхъ полагается въ Большой Кабардѣ въ шести сотняхъ, при нихъ ШФвей 12, уядеяей 24; жалованья первымъ по 120 рублей, а у вдет
нянъ по 50 каждому. Кто-же будетъ въ чинѣ арвейскомъ, тону
в жалованье почнну».
«Въ Малой Еабардѣ три сотня, но прииѣру первыхъ.
«Должность ихъ охранять дистанцію свою отъ воровъ, дабы
тѣиъ дорогу содержать въ безопасности; на ихъ-же попеченіи недопущеяіе закубандовъ къ набѣгамъ. Ежели потребуются ояв ва
войву въ той сторовѣ, тогда должвы давать войска, сколько могутъ, получая жалованье рядовые по рублю въ иѣсяцъ и провіавтъ, а князья по вышепвсаннону. Въ случаѣ войны европейской отряжаютъ только охотниковъ 200 изъ лучшвхъ наѣадвиковъ отъ обѣихъ Кабардъ съ жаловавьемъ по состояяію.
•Нѣтъ соинѣнія, что народъ вабардинскій, ввдя тавовый о
себе проныслъ, яе преминетъ употребить всеиѣрваго старавія
учинить себя достойяыхъ высочайшего благоволенія, и оправдать мое о неиъ ходатайство». *).
Получивъ эту грамоту, кабардинскіе владельцы, въ мае 1787
года, собрали вародъ, въ присутствіи котораго грамота и была
прочтена. Выслушавъ эту гравоту, кабардвнцы немедленно дали
присягу исполнить изложенное въ ней требовавіе. Послѣ того
они приступили въ выбору людей въ ввлвцію и въ-течевіи мая
в іюня мѣсяцевъ окончили этотъ выборъ. Затѣмъ оставалось согласиться лишь о томъ, гдѣ именно должна быть определена на
службу составлевная изъ кабардввцевъ милиція. Этой милнціи,
составленной собственно И8ъ жителей Большой Кабарды, предлагалось завять для охраненія линію на протянюніи 180 верстъ отъ
вершивы р. Бв до Кубави у Невиннаго мыса, въ 130 верстахъ
отъ Кабарды; вабардвнцы-же желали и нроеили раз решен ія занять линію вблизи своихъ пооелеиій на протаясеніи около 100
верстъ. Миіиціею отъ Малой Кабарды предполагалось охранять
пограничную съ чеченцами линію ва протажевіи 80 верстъ, .отъ
р. Камбилеевки до урочища Сто Деревъ, на р. Тереке.
Въ то время, когда кабардинская иилиція была собрана ва
р. Малке въ ожиданіи раепоряженія объ окончательноиъ распре
•) Мат. для Нов. Ист, Кавк., П. Бутяова, ч. II, отр. 17S к Ш .
КЪленіи по линіямъ частей этой милицін, въ сентябре мѣсяцѣ того-же 1787 года между Россіею в Турдіею возгорѣлась война.
Это обстоятельство раветроило всТ плавы относительно кабардинской иилиціл. Тѣмъ не менее, вступившій тогда въ вомандовавіе
Еаввазсвою лнніею генералъ-авшееъ Текеллн даль кабардрндамъ
врвкаэаніе остаиаться собранной милщціи на м$етѣ сбора , н охравять лннію по свовмъ границаиъ, а 300 человѣкъ доброкСрныхъ,
съ провіантомъ, выслать въ нему въ 12 октября, для уч&сявовавія въ экспедяцш противъ закубанцевъ. Оддако-жэ эт* часть
милнціи ве успѣла присоединиться къ отряду въ иазначевщйй
срокъ и потому кабардинцы не могли принять участіа въ походе за Кубань.
Послѣ этого кабардинцы обратились къ генералу Текеллн
съ просьбою разрешить имъ самимъ сделать походъ на закубанцевъ, что и было позволево вмъ.
'
Такое добровольвое предложеніе кабардинцевъ принять участіе въ веденіи войны съ Турціею со сторопы Кавказа могло
на первый разъ показаться деломъ сердечнаго побужденія помочь
Россіи; но это далеко не было такимъ чистымъ побужденіемъ.
Съ окончательными присоединевіемъ Кабарды къ Россіп и съ
включеоіемъ Закубанскаго края въ предѣлы Турецкой имперіи,
кабардинцы лишились права на взиманіе иодатей съ мелкрхъ закубанскихъ племенъ, отошедшихъ въ подданство Турціи. Теперь
кабардинцы воспользовались войною Россіи съ Турціею и, выпроси въ позволевіе открыть противъ непріятеля самостоятельный
военныя дѣйствія, преследовали исключительно свои личвые интересы. Такимъ образомъ главная цель, задуманнаго кабардинцами похода заключалась въ томъ, чтобы воспользоваться возможностью возстановить свое древнее право на кубанскихъ данниковъ и поставить ихъ вновь въ заввсимость отъ Кабарды.
29 октября 1787 года, 5 тысячъ кабардвнцевъ, при 46 владѣльцахъ, подъ командою управлявшего Кабардою ^ригадцра Горяча, направились за Кубань и тамл надали щ* абааиацевѵ.и
башильбаевцевъ, которыхъ и переделили цобдржв ?ъ Кафащф,
въ верховья р. Кумы, ваяли въ аалегъ вѣрцости ам^ватцвъ и
отобрали всехъ бывшихъ у нихъ русскихъ , цлѣщлыхъ. Цосдѣ
этого вабардянцы письменно обязали родственные ;им> черкееовъ — бесленеенцееъ быть верными Рощи, «эюмн. и отъ нихъ
также аманатовъ и-освободили бывшихъ вденэн*ъ рурс$и*ѵ 3*-
22
тѣмъ кабардинцы напали ва Кипчакскихъ татаръ и тавже правели ихъ въ покорность Россіи.
. Въ то же самое время другая часть кабардинцевъ и преимущественно изъ жителей Малой Кабарды, подъ командою гё-нералъ-маіора Горича 2-го, действовала противъ чечевцевъ, сильно бевповоившихъ тогда наши предѣлы.
Фти дѣйствія кабардввцевъ въ пользу Россів обратили ва
віинавіе князя Потемкина, который 27 января 1788 года
ОДидѣтельствовалъ передъ императрицею въ томъ, что кабардинцы' нЬходоиъ евоимъ за Кубань и дѣйствіами протпвъ враягдеб
выхъ горцевъ, Сделались дойстойными высочайшего благоволевія.
При втомъ князь Потемвинъ представлялъ незаввдное аоложеніе
кабадои^цевъ, вследствие отобранія отъ нихъ земель, в ходатайстворалъ о воавращевіи имъ некоторой части этихъ земель, въ
ввде ваграды за услуги, оказаниыя ими Россіи. Князь Потемкинъ
же л ал ъ такимъ образомъ воспользоваться удобнымъ случаемъ, не
рокня досіоивства Россіи, исполнить неоднокритвую просьбу кабардинцевъ о возвращевіи имъ земли. Тогда-же была потребована карта отошедшихъ отъ Кабарды къ Росеіи земель, а кабардинцамъ 28 Февраля 1788 года было объявлено монаршее благоволен!^ за покоревіе закубанскихъ народовъ и за возвращение отъ
нихъ русскихъ Пленныхъ/
Вся благодарность кабардинцамъ за эти действія ограничилась только однимъ цзъявленіемъ высочаЙшаго благоволенія; -но
возвращеніё земли не состоялось^ такъ^какъ посдѣдуюіція события въ Кабарде заставили правительство отложить задуманное
въ этоиъ смысле пуедполояіеиіе. Действительно, несмотря на со- дѣйствіе, которое оказывали кабардинцы Россіп, ояи въ то-же
время мелкими партіями совершали нъ гіредѣлахъ нашихъ гранпцъ ,
различныя воровскія и хиіцническія проделки, р.ызвавшія справедливую жалобу на нихъ ихъ ближайшаго начальника, генерала
Текеіли.' ' ' • ' • ' •
Райиѣръ и слишкоиъ Застое повторен іѳ элодѣйствъ; а равно и ненадежность Поведенія кабординаёвъ возросли до того, что
генералъ Текелли, отправляя^* <*ъ войсіёами въ томъ же 1788 году *ъ стороже АнЬпы, цля отвлеченія турецкихъ силъ отъ Тавридьі, долягейъ былъ обязать кабардинцевъ новою присягою • на
1
верность Россіи.
•• • .
Какъ видѣли мы выше, повторевіе вѣрноподданвичесвихъ
присягъ ІУ подтверждение- раэДичныхъ обааатедьстаъ производи-
лвсь такъ часто, что естественно должвы была утратить. въсл*захъ кабардинцевъ всйвое практическое зиачеЫе и въ.яонцА ион?
цонъ привели въ тому, что ва присягу я обязательства .рабардинцы стали смотреть вакъ на исполненіе ничего незначащей,
хотя быть-можетъ пріятной русскииъ, Формальности. Исходя отъ
этой точки своихъ воззрѣвій, кабардинцы нисколько не затрудвились и па этотъ разъ нарушить данное ИМИ генералу Текеллн
обѣщаніе вести себя добропорядочно и воздерживаться отъ совершенія злодѣйствъ.
Въ отсутстніе генерала Текелди кабардинцы .усрдоф свсуи
грабежи въ предѣлахъ занятой русскиии дивіц, уведичивъ такпнъ
образоиъ реестръ случаевъ, подлежавшихъ удовлетворенію ,съ вхъ
стороны. Реестръ этотъ лпослѣдствіи былъ предъявленъ кабардинцамъ и хотя въ мартѣ 1789 года они общимъ совѣтомъ решили удовлетворить претензіи русскихъ, сдѣлавъ, по обычаю,
взысканіе съ виновныхъ, но исполнению этого рѣшенія воспротивились владельцы Жамбулатовской Фамиліи, поддерживаемые старейшими узденями, старавшіеся тогда возбудить въ Кабарде мятежи въ пользу Турціи и вообще имѣвшіе намѣревіе отделиться
отъ Кабарды.
1
t1
Дли прнужденія кабардинцевъ къ выпозвенію обязательству
относительно доставленія возвагражденія за грабежи и воровства,
были введевы въ Кабарду два баталіова егерей, съ цущкаиц. Ло,явлевіе русскихъ войскъ отрезвило кабардинцевъ и они до истеченія іюня месяца оковчнли удовлетвореніе всѣхъ претевзій.
Вообще, съ начала войвы съ турками въ Кабарде постояв*
во находились турецкіе ѳмиесары, старавшіеся подкупомъ н у вещаниями склонить кабардинцевъ открыть военный дѣйотвія. цротивъ Роееіи. Русскому начальству, было известно а-пребывании
этихъ эмиссаровъ въ Кабарде и оно неоднократно требовало еддачи вхъ; во кабардинцы, опираясь ва свой обычай гостеприимства, воспрещавшей выдачу гостей свовхъ, ве исволаяди втидо
требований.
< В ъ іямгЬ 17Ѳ0 года прибыль въ Кабарду турецкій. ѵиневнивъ еъ висьиоиъ отъ сераскира Баталъ-лриш, • начадьотвоваятар© въ €уджуве и Анапе; чиноввикъ этотъ имелъ поручен іе
склонить кабардинцевъ ,-и. другихъ вавкавсвихъ гердев» яезстать
противъ Роесіи. Кабарднискіе владельцы, йрятюъ. присланные
имъ иашою подарки, илятвеино обещалиоь исполнить просьбу Ваг
талъ-паши, если послѣдній явитек въ нпмъ съ отрядомъ хотябы
только ввъ 2-хъ тыеячъ человѣкъ, во невреиѣнио съ пушками.
Всѣ эти веблаговидныя ао отношевію въ русскимъ дѣйствія
со сторовы кабардинцевъ заставили принять особенный мѣры предосторожности противъ ннхъ; съ этою цѣлью ва р. Малкѣ былъ
расположенъ отрядъ войска. Кромѣ того русскіе успѣли возбудить неудовольствіе въ владѣльцамъ вхъ полвластныхъ, въ числѣ
до одиой тысячи дворовъ, которые, виѣстѣ съ узденями, составляли лучшее войско у кабардинцевъ; эти подвластные приняли
присягу отдѣлйться отъ своихъ владѣльцевъ п поселиться ва р.
Малкѣ, вблизи русскихъ кордогіовъ.
Въ томъ-же 1790 году сераскиръ Баталъ-паша съ громадными силами дѣйстввтельно предоринялъ походъ въ Кабарду.
сентября Баталъ-паша переправился чрезъ р. Кубань, противъ бывшего Воровсколѣсскаго редута. Находившійся тогда ближе всѣхъ къ вепріателю генералъ-маіоръ Германъ, съ незпачительнымъ въ сраввевіи съ турецкими силами отрядомъ, пошелъ
ва встрѣчу турвамъ и 30 числа, встрѣтивъ турецкую армію ва
р. Тохтамышѣ, далъ ей сраженіе. Какъ пзвѣстно, турки въ этомъ
сражевіи потерпѣли окончательное поражевіе, оставивъ въ рукахъ
гіобѣдптблеЙ всю свою артиллерію, состоявшую пзъ 30 орудій;
при этомъ русскими былъ взять въ плѣнъ и главЯокомандовавпгіЙ турецкими войсками сераскиръ Баталъ-паша.
Бѣсть о пораженіи и обращены! въ бѣгство турецкихъ войскъ,
шедшихъ на помощь Кабардѣ, нанесла неожиданный И СИЛЬНЫЙ
ударь кабардиясвНмъ влаДОльцамъ, вастаенвъ нхъ нрвсмврѣть.
Неудача турокь окончательно, раврушвла надежду кабардаяцевъ
свергнуть съ себя господство Россіи, но далеко не убила краждебвыхъ ^увстйъ кь послѣдней: кабардинцы, какъ увндвиъ ниже,
переменили только систему дѣйствій в вмѣсто отремлѳаія къ коллективному возсТаиію, стали досаждать постоянно русским», мел«вив вабѣгажя, рѵзбоякпѵ, грабежами в убійствами.
Не смотря на свое поражевіе, турки не оставляли въ поKorfc кабардшвдввъ и всѣнн средствами старалась поддержать въ
ввхъ ненависть къ русскимъ и склонить къ возетаніягѵрѳтпвъ песлѣдннхъ. Одвако-же вабардивцы ве рисковал и открыто возеггатв,
а вскерѣ я совсѣмъ вынуждены были покинуть скрытны» педежды
освободиться отъ Росеіи; такому иаходу враждебна го настроены кабарднвцевъ способствовали и послѣдующія неудачи туронъ
и затѣнъ заключенный ими съ Россіею 29 декабря 1791 года
ѵнръ.
Последняя война Россіи съ Турдіею не прошла безслѣдво
для внутренняго строя Кабарды. Во время этой войны кабардинские владельцы рагдѣлились на две партіи, изъ коихъ значительяѣйшая склонялась на сторону Турціи и вела свои дела въ интересахъ последней. Представители и сторонники этой партіи
естественно питали нерасположевіе къ тѣиъ владѣльцамъ, которые оставались вервыии Россіи и служили ей. Такъ-какъ эта
последняя партія, состоявшая изъ владельцевъ Мисосі овской Фамилии, была незначительна, то остальныя, враждебный ей Фамиліи
старались мстить ей всеми средствами за сочувствіе къ русскииъ.
Владельцы Жамбулатовской и Атажукинской Фамилій открыто нападали на мисостовскую партію, угоняли у сторонвивовъ ея скотъ,
грабили ихъ и, наконецъ, довели до того, что мисостовцы должвы были уйти на р. Малку, подъ защиту русскихъ укрепленій.
Внутренніе равдоры и междоусобная вражда, подстрекательство турокъ в нерасположение въ русскииъ сильно распаляли
страсти кабардинской свободолюбивой и хищной молодежи. Эти
отчаянные джигиты, увековечившіе нанять о себе въ кабардинскяхъ пѣсня.чъ и сказаніяхъ, врывались небольшими ппртіямя въ
русскіе предѣлы и тамъ давали полную свободу евоимъ хищническииъ побужденіямъ. Убійства, грабежи и воровства производились тѣмъ съ большею смелостью, что въто время почти никто
не подвергался личной ответственности, если, разумеется, не попадался подъ пулю или въ руки русскихъ ва месте совершевія
злодеинін. Хотя наше правительство при всякомъ случиѣ п требовало выдачи преступниковъ, но кабардинцы упорно отказывались исполнять эти требованія, опираясь на то, что обычай ихъ
ве позволяете выдавать своихъ собратовъ. Обыкновенно, кабардинцы ва все совершаемый ими преступленія предлагали матеріальное во8награждевіе. Только одввъ изъ кабардинскихъ владельцевъ — Адвльгирей Атажукинъ однажды въ то премя отдалъ
начальству своего уздевя, улвчевваго въ убійстве руссваго курьера; это былъ первый случай исполвеиія требованія о выдаче
преступников^
После окончен!я войны съ Турціею, наше правительство
немедленно приступило въ устройству ва занятой Кавиааской линік довелнительиыхъ укрѣпленій. Въ числе этихъ увреплевій, для
разъединена Кабарды съ Завубавью, въ урочвще Пеочпноброд-
скомъ, ва р. Кумѣ, былъ сооруженъ штервшанецъ, названный
Кумскимъ, а вѣскольво ниже, на р. Кубани, у двухъ мелнихъ
бродовъ, былъ уетроевъ большой редутъ, названный Воровсколѣсскимъ* Кромѣ того была йсправлева Ковставтиногорсвая крѣаоеть. Помимо возведенія этвхъ укрѣпленій, для болѣе прочнаго
обезпеченія занятой линіи, генералъ Гудовичъ проевтвровалъ 8аселеніе этой лвніи казаками, на что и послѣдовало высочайшее
повелѣвіе 28 Февраля 1792 года. Эту передовую линію предпола^
галоеь заселить шестью полками Донского казачьяго войска, находившимися тогда ва Кавказѣ. Водворевіе станйдъ однако-же не
состоялось тогда, такъ-какъ донскіе казаки, предназначенные къ
поселенію въ этихъ станицахъ, посдѣ объявлевія высочайшей
воли, оказала явное неповиновение, бѣжали на Донъ и произведи тамъ бунтъ. Так имъ образомъ не состоялось и предположенное заселеніе пространства между pp. Малкою и Кубанью, на
сѣверо-западной границѣ Кабарды.
Не смотря на явное и открытое нерасположевіе бблыпей
части кабардинцевъ къ Россія и ихъ ни чѣмъ не маскируемое
етремлевіе при каждоиъ удобномъ случаѣ вредить' русскямъ, ваше
правительство отвосвлось къ нимъ чрезвычайно снисходительно
н мягко. Такъ, въ ивструкців, давной вачальствовавшему1 ва Кавказе генералу Гудовпчу 28 Февраля 1792 года,, относительно обращипія съ кавказскими горцами и особенно съ кабардинцами,
императрица Екатерина П новелѣвала между врочвмъ, что «но единою силою оружія предлежвтъ побѣждать народы въ непрпступныхъ горахъ живущіе, и инѣющіе въ- оныхъ надежны я отъ войскъ
нашихъ убѣжище; но паче правосудіемъ и справедливо от ію нужно пріобрѣсть ихъ къ себѣ довѣревность; вротостію смягчать,
вывгривать сердца, и пріучать ихъ больше обращаться съ Русскими (что особенно сказано о кабардинцахъ), для того и нужно:
1-е. Всячески ласкать н привлекать къ себѣ лучщихъ людей народа сего; тѣхъ-же, кои болѣе окапываютъ преданности къ импоріи россійской, не оставлево будетъ жаловать чинамв, деньгами
пли иными отличностямп; наипаче-же изліется монаршая, щедрота и милость на пріемлющихъ добровольно вѣру христианскую.
2-е. Твердо наблюдать, чтобъ ни отъ войскъ пашихъ, ниже отъ
казаковъ, на линіи обрѣтающйхея, не было чинено ни малѣйшее
притѣсненіе и обиды горцамъ, пріѣзжающнмъ въ крѣпости наши, наистрожайше подтверждая, чтобъ начальники военные не
попускали подчинеВныхъ свовхъ ви вакавія своевольства.нротявъ
горекихъ народовъ, отогнаніеиъ табуновъ, хшценіеиъ п тому подобныгмъ образомъ, подвергая подъ судъ я жесточайшее наказа»
віе всякаго, кто ставетъ поступить сему противно, нко преступника, который поведеніенъ евовмъ даетъ поволъ къ нарушенію
сповойствія поддан выхъ наш ихъ, и тѣхъ, копнъ уверенность и
тишцна отъ насъ дарованы, ибо нѣтъ сомнѣвін, что таковое съ
вашей стороны нарушеніе навлекло-бы отъ сихъ дикихъ вародовъ
воровство и грабежи И8ъ мщевія».
•Впрочемъ, предлежитъ вамъ вообще долгъ истараніе привлекать въ намъ. всѣ вароды кавказскіе, приводить ихъ въ некоторый родъ зависимости отъ престола нашего, обращать къ
пользамъ имперіи и ихъ собствевнымъ и распространять убѣждевіеиъ благоустройство в законы ваши, кои мы ииъ дать готовы, къ ихъ собственному спокойствію, тишине и благодеиствію» *).
f
ІЗсе расточаемый передъ кабардинцами мѣры гуманности не
приводили къ желавнымъ цѣлнмъ и они не унимались отъ своихъ
хищничеекихъ вабеговъ на русскія поселенія. Съ особеннымъ
ожесточеніеиъ кабардинцы набрасывались на своихъ соседей, осетинъ и ингушъ, стремившихся тогда къ обращенію въ христианство. Не разъ эти обнжаемыя кабардинцами племена обращались
съ жалобами къ русскому правительству, прося покровительства
и заступничества, и не разъ кавказское начальство внушало кабардинцамъ о неблаговидности ихъ поступковъ противъ своихъ
соседей; по все это было гласомъ вопіюіцаго въ пустыне: кабардинцы ве обращали вниманія на занвлевія начальства, продолжали грабить и всячески обижать осетинъ и ингушъ,
а поелѣдніе не оставляли своихъ жалобъ. Наконецъ, когда жалобы ѳти дошли до свѣдевія высшаго правительства, последнее
предписало гевералу Гудовичу оказывать особенное покровительство кавказскимъ народамъ, пріемлющпмъ христіанство, и охранять ихъ отъ притесненій кабардинцевъ. Вместе съ тЬмъ предиисздвалоеь строжайше воспретить кабардинцамъ нападать на соседей, подданныхъ Россіи, удерживать ихъ отъ этого всеми средствами и объявить, что за всякое самовольное нападеніе ва соседей—оеетинъ и ивгушъ-* они будутъ подвергаемы строгой ответственности, какъ за наігадешя на коренныхъ русскихъ обитателей.
*) Тамъ-же, стр 280 и 261.
/ "
V
Геаералъ Гудовичъ, убедившись на опыте, что всѣ эти uoведѣиія и даже угрозы ве про из водать на кабардивцевъ уииротворяюиіаго дѣйствія, и весьма основательно полагая, что до тѣхъпоръ, и оса кабардинцы будутъ предоставлены сами себѣ въ отвошевіи внутревняго ихъ управлевія, безъ вадаора и контроля
со стороны правительства, вельая ожидать отъ нихъ ни пользы
для Роесія, ви оелабленія свирѣпыхъ нравовъ нхъ,—еще въ 1791
году представвлъ ва уемотрѣміе правительства проевтъ объ учрежденіи въ Кабардѣ новаго оравленія и родовыхъ судовъ. Необходимость учреждевіа судовъ особевво вызывалась тѣмъ, что вся
судебная часть начала переходить въ руки муллъ, первыхъ алѣйшихъ и ооаснѣйшихъ враговъ Россіи, стремившихся всѣмя силами иусульманскаго еаватизма ослабить упрочеяіе русской власти въ Кабардѣ.
Хотя правительство одобрило представлевный проевтъ и
согласилось утвердить вовые порядки въ Кабарде, но введеніе
этихъ порядковъ обусловило вепремѣнныяъ же^ніемъ п согласіемъ кабардинцевъ добровольно принять тавовые, воспретивъ
всявія насильственный п п^пяудительныя дѣйствія къ водворенію
проевтвроваввыхъ учрежденій.
Путенъ убѣждевія генералъ Гудобичъ согласилъ кабардинцевъ принять учреждеиіе у нихъ родовыхъ судовъ и расправъ,
которые и были введены въ 1793 г. Суды эти, за исялюченіемъ
верхвяго пограничнаго суда, учрежденнаго въ г. Моздовѣ, состояли ивъ самвхъ-же кабардинцевъ, по выбору, безъ участія русскихъ чиноввиковъ, и действовали на основаніи обычаевъ.
На первое время кабардинцы были очень довольны введет е ыъ у нихъ означенныхъ судовъ, тѣнъ болѣе, что судьамъ было опредѣлено содержание, которое производилось отъ каэны, было прекращено требованіе заложниковъ и прощены всѣ накопив шіяся ва кабардинцахъ недоимки по претенвіямъ русскихъ. Но
вскоре кабардинцы почувствовали и неудобства учрежденіа у нихъ
этвхъ, по-видимоыу, безобиднмхъ судовъ. Дело въ томъ, что съ
учрежденіемъ родовыхъ судовъ и расправъ было воспрещено вабардивцамъ; отлучаться за границы Россіи безъ дозволенія главнаго воивсваго начальника въ крае, мстить самовольно убійцаиъ,
укрывать преступниковъ подъ видомъ обычая гоетепріимства, собираться молодымъ людямъ на кошахъ (нечто въ роде хуторовъ)
для проиысловъ удальства и, наконецъ, созывать общественный
собранія, безъ особаго на то повеленія н распоряжения родовыхъ
еудовъ я расправь.
Эти ограниченія вольно стей весьма ве понравились кабардівцамъ. Ые обнаруживая-же однаво авваго своего неудовольствія
іь вовымъ ооряднамъ, кабардинцы, въ томъ-же 1793 г., череэъ
оеобаго послании го въ авапсяоиу пашѣ владѣльца Большой Кабарды Шумахо Науру зова и отправившихся подъ видомъ путешеетвеиаивовъ въ Мевву другихъ своихъ людей, довели о своеиъ
воложеніи до свЪдѣвія турецваго правительства, прося его защиты и покровительства.
Турецкое правительство далеко ве прочь было ииѣть Кабарду подъ евовмъ повровитедьствоиъ, во, лишенное возможности
открыто принять учасгіе въ дѣлахъ кабардинцевъ, решилось действовать въ ѳтоиъ сиыслѣ тайныии путяии. Въ тоиъ-же 1793 г.
былъ оривезевъ черезъ горы изъ Сухуиа въ Большую Кабарду
мрианъ султана Селина, адресованвый къ каб ардиискииъ и дагестаяскимъ владѣльцамъ, вееендіяиъ, гаджіяиъ и всѣмъ обитающвмъ отъ Чернаго моря до Дербента иагоиетансвииъ народаиъ.
Султанъ писалъ, что по завлюченіи мира съ Россіею имъ отправленъ ко двору последней посланиикъ, съ требованіемъ отказаться
отъ владычества вадъ Крыиомъ и Кабардою, что если Россія ие
согласится на это, то весвою 1794 года онъ вновь объявить ей
войну, иъ чеиу готовились-бы и они, кабардинцы, виесте съ другими горцами, что еранцузы и короли другихъ державъ желаютъ
воевать противъ Россіи и ожидаютъ, чтобы онъ, султанъ, начать
только войну и что, наконецъ, войска его обучаются своенвой ввзѳрцяціи на-подобіе русскихъ».
Это султанское посланіе, какъ и следовало ожидать, произвело на кабардинцевъ, находившихся и безъ того въ возбужденномъ состоянии, дѣйствіе горючего вещеетва, брошенваго въ
оговь. Хотя всеиъ заиыслаиъ Турціи и не суждено было осуществиться, но подстрекательства ея имели саиое пагубное вліявіе на кабардинцевъ, которые съ этого вреиени. почти ежегодно
ироавлялв наклонность къ иятежаиъ и воз став іяиъ. Первыиъ по.
еледотвіенъ присылви въ Кабарду султанскаго еириана было то,
что въ Феврале мѣсяцѣ 1794 года въ Большой Кабарде вспыхнуло воаетаніе, сопровождавшееся рагличныни безпорядкаии и неповнновеніемъ къ родовымъ судамъ и расправамъ. Возмущеніе
это однако въ санонъ начале было подавлево введевнынъ тогда
въ пределы Кабарды отрядоиъ русскихъ войскъ; въ навазаиіе
23
кабардинцамъ этотъ отрядъ остевалоя у нихъ втечевіи Ѳ-ти нѣсяцевъ.
Смирившіеся поневоле вабардвнцы о т в а л я с ь покойными
лишь до отступлевія гостявшаго у нихъ отряда руссввхъ войскъ.
Когда-же отрядъ втотъ выступилъ, вабардвнцы, въ 1795 году,
ояять воэсталя и вновь оказали веповиновеніе судамъ и расправанъ, причеиъ значительная часть кабардинскаго народа, съ владѣльцами своими, удалилась въ горы. Вслѣдствіе этого въ Кабарду снова былъ введенъ отрядъ войскъ, успѣвшій втеченін пятя
мѣсяцевъ возставовить нарушенное спокойствие.
Самое дѣятельвое участіе въ вогмущенш кабарднвцевъ противъ русского правительства припянали владѣльцы Большой Кабарды: подполвоввикъ Исиаилъ Атажукинъ, брать его Адильгирей Атажукинъ в подполвовникъ Атажуко Хаиурзияъ. Веѣ эти
главные руководители возстанія, но высочайшему повелѣиію, были удалены изъ края въ г. Еватеривославь, для содержаиія тамъ
подъ прнсмотромъ. Тогда-же между владельцами, уздевямв и вародомъ было заключено письменное уеловіе, въ силу которого
заатнейшіе изъ у еде ней клятвенно обязались не допускать владел ьцевъ притеснять черный народъ, доставлять последнему возможность получать вознаграждевіе по сораведливымъ и утверждена ымъ обычною присягою претензіямъ на владельцевъ своихъ
в впредь до удовлетворевія претенвій принимать народъ подъ
свою ващиту. При этомъ все сословія Кабарды установили правиломъ, чтобы, въ случае ухода владельца съ постоанваго места
своего жительства въ горы, все подвластвые его получалв полную свободу в поступали подъ непосредственное управление русскаго начальства. Устаиовлевіемъ всехъ этвхъ правнлъ имелось
въ ввду привлечь снмпатіи простого народа на нашу сторону и
отимъ путемъ обевсилить враждебный попытки владельцевъ вообще вредить руссвинъ.
Все это, однако-же, какъ и прежде, ни къ чему не привело: спокойствіе въ Кабарде длилось и ва этотъ раяъ весьма ве
долго. Летомъ следующего 1796 года кабардивцы (Большой Кабарды), воспользовавшись ослабленіенъ занятой яа ихъ гранвце
лиаіи, по случаю отправленія отсюда части войскъ въ Переію,
собрались въ волвчеотве двухъ тыеячъ человекъ в приблизились
въ Константиногорсной крепости, намереваясь ванасть ва жившихъ тамъ абазинцевъ, бывшнхъ своихъ подвластны хъ, в выселявшихся подъ защиту крепости кабардинцевъ, преданяыхъ
Россіи. Шртія кабардвнцевъ атаковала роту егерей, прикрывав-,
шнхъ селеиія при крѣпости, во не ииѣла успеха; вападавшіе,
ври помощи подоспевшего иѳъ нрѣнооти водкрѣпленія, были отражены и принуждены удалиться, потерявъ убитыии более 60
чедовѣнъ.
Тавимъ образомъ периодически и почти ежегодно кабардидцы старались не оставлять въ покоѣ русскихъ. Это правила,
по-видимому, вошло въ привычку кабардинцевъ, такъ-какъ и въ
поелѣдующихъ затѣмъ годахъ они еще очень долго продолжали
слѣдовать втой еистемѣ дѣйствій, державшей русскихъ въ постоянвой тревоге.
В ъ 1797 году кабардинцы медлили принять подданническую
присягу при воешествіи ва престолъ императора Павла I в выполнила эту присягу лишь въ то время, когда для принуадевід
нхъ въ этому былъ нооланъ къ нимъ баталіонъ пѣхоты.
Такъ-какъ кабардинцы, втечеиіи пяти лѣтъ со времени введевія у нихъ родовыхъ судовъ и ранправъ, видимо уклонялись
отъ исполнения своего обязательства вознаграждать потерпѣвшихъ русскихъ отъ набеговъ в грабежей вхъ, то въ1798 году,
по распоряжевію командовавшаго войсками ва Кавказской лвніи
геиералъплейтснаита граеа Морхова, въ Кабарду быдъ введенъ
Уральскій казачій наякъ, которому поручено было взыскать съ
кабардинцевъ всѣ недоимки. Кроне матеріальнаго вознаграждения ва всѣ убытки, кабардиицамъ было предложено требовавіе,
чтобы они выдали и всѣхъ взятыхъ ими въ плѣнъ русскихъ людей. Этого послѣдняго требовавія кабардинцы ве могли исполнить, ибо, по принятоиу обыкновевію, ве держали у себя плѣнныхъ—русскихъ, боясь, чтобы послѣдніе, освободясь какъ-нибудь,
не выдали своихъ похитителей, и въ ввду этого сбывали ихъ продаиею или мѣною въ глубь горъ и въ сосѣднииъ народаиъ. Поэтому,
за вепредетавлевіемъ кабардинцами требуеиыхъ плѣвныхъ, у нихъ
было ввято 34 человека рабовъ, изъ коихъ, по высочайшему повелев»), одна половина была отдана въ рабство помѣщикамъ, взамен* похищенныхъ у нихъ людей, а другая — определена въ
военную службу, во внутренніе сибирсвіе гарнизоны, съ зачетомъ
за рекрутъ отъ тѣхъ казееныхъ селенЩ, кои лотерпѣлд отъ кабардииядаъ потерю своихъ людей. .
Кабардинцы не особенно чутко отозвались и на только что,
вркмѣневную къ нимъ крутую мѣру. Едва сгладилось свежее
ввечатлЪвіе о произведенной у нихъ строгой экзекуціи, вакъ въ
1790 году Большая Кабарда снова заволновалась. Возбудилъ это
волвовіе сосланный въ 1795 году въ г. Еіатеривославъ в бежавшей оттуда владѣлецъ Адвльгарсй Атажукинъ, который, возвратись въ отечество, сталъ возбуждать увы кабардинцевъ, проповедуя мысль о воэставовленіи упроченной незаввсввоетв Кабарды в сверженів господства русскихъ. Какъ-разъ въ то время,
по встечеяів второго трехлетія отъ уставовлевія родовыхъ судовъ в расправъ, необходимо было приступить къ выбору новыхъ судей. Адильгирей Атажукинъ воспользовался этимъ случаемъ и сталъ убеждать своихъ вемлдковъ противиться новому
выбору судей в требовать увичтоженія этихъ судовъ в возставовленія магометансваго духовного суда—по шаріату.
Волиеніе это стало принимать тавіе размеры, что начальство нашло необходимымъ послать въ Кабарду отрядъ войскъУвещевавія, обращенный къ кабардинцамъ и подкрепляемый гаки мъ свльвымъ аргументоиъ, какъ три баталіона пехоты, заставили разойтись собравшихся иа р. Баксане въ болыпомъ числе
кабардивцевъ. Въ виду такого исхода дела, Адильгирей Атажукинъ долженъ былъ удалиться за Кубань, сопровождаемый пятью
муллами, рьяныни пособниками его въ распространен^ мятежа.
По удаленіи Атажукина, кабардинцы вервость свою Россін подтвердили вновь присягою, выбрали новыхъ судей и удовлетворили все претензіи, какія накопились на нихъ после 1798 года.
Бежавшій за Кубань Адильгирей Атажукинъ старался перевести эа Кубань 200 семействъ подвластвыхъ ему кабардинцевъ, а также подговарявалъ въ переселенію и обитавшихъ у
Константиногорской крепости абазинцевъ, но русское начальство, предупрежденное во-вреня о происвахъ Атажукина, не допустило осуществленія этого переселевія.
Чтобы хотя на вомъ-нибудь выместить свои неудачи съ
русскими, кабардинцы обратились свова на своихъ соседей—дигорскихъ осетинъ, которымъ и начали производить разнаго рода
притесненія, выгнали отъ нихъ одного русского іеромонаха, проповедывавшаго христіансвое учевіе, и вообще творили таиъ всевозможный безчвиства. Русское вачальство хотело-было послать
ва защиту осетинъ воеввую силу, но намереніе это было оставлево, такъ-какъ 28 мая 1800 года последовало высочайшее повеленіе о тонъ, чтобы стараться какъ можно меньше вмешиваться во ввутреввія дела горцевъ между собою, пока эти распри не будутъ вредить интересаиъ руссваго васеленія.
Покоичивъ подробный обзоръ событіі въ Кабарде въ прошллиъ вѣке, мы перейдемъ теперь къ краткому изложенію тѣхъ
моментовъ въ жнвни кабардинцевъ въ наетоящеиъ стодѣтіи, которые имели значеніе въ пстеріи упрочееія русской власти въ
Кабардѣ и вообще въ борьбѣ вавказскихъ народовъ съ Россіею.
У.
Попытка введенгя въ Кабардѣ гражданского управления.—Основаніе въ Кабардѣ шотландской колоніи. — Возобновлен^
враждебныхъ дѣйствій кабардинцевъ. — Усмиреніе Кабарды. — Кабардинская депутація, посланная ко двору, и Высочайшая грамота
20 января 1812 годаПрибытіе
генерала Ермолова въ Кабарду. — Устройство новыхъ укрѣпленій в» Кабардѣ.—Прокламаціц
генерала Ермолова.
Въ начале нынѣшнаго стодѣтія все вниманіе русскаго правительства на Кавказѣ было поглощено событиями въ Груэіи, присоединенной тогда окончательно къ Россіи. Поэтому деятельность
правительства собствевво ва Кавваэѣ и въ частности по отнотенію къ ЕабардЪ ограничивались лишь тавиии мѣропріятіями,
которыя клонились къ поддержанію того порядка, который былъ
уже введенъ здесь.
Тогда-же въ первый рааъ правительство остановилось ва
мысли создать на Каввазѣ граждаиекое управленіе и съ этою
цѣлъю, въ иаѣ ігіЬсяцѣ 1802 года, коллегія иностранныхъ дѣлъ
признала необходимынъ изъять кабардинцевъ, какъ и нѣкоторыхъ
другихъ вавказскихъ обитателей (трухненцевъ, вогайцевъ, абагивцевъ и другихъ кочевыхъ народовъ), изъ веденія и управления начальника Кавказской линіи и подчинить ихъ назначеннону
тогда главныиъ приставоиъ коллежскому советввку Макарову,
который, согласно полученной имъ инструкціи, являлся самостоятельвыиъ правителемъ и состоялъ въ непосредственномъ подчи-
неніи коллегів нностранныхъ дѣлъ. Во* отиешеиія этого главнаго пристава въ начальнику Кавказской лииіи ограничивались тѣиъ,
что первый ногъ обращаться эа содѣйетвіемъ къ последнему въ
тѣхъ случаяхъ, когда обстоятельства указывали на необходимость
примѣненія въ краФ военныхъ мѣръ.
Кабардинцы, не понимая значевія перемѣвы у нихъ правленія, отнеслись въ этой перемѣнѣ совершенно равнодушно; но
эта первая пооытка ввести на Кавказѣ [гражданское управленіе
была встрѣчена тогдашнимъ начальникомъ Кавказской линіи, генералъ-лейтенантомъ Кворрингомъ, не совсѣмъ дружелюбно. Генералъ Кнорривгъ, по поводу этого вововведевія, доносилъ, что
онъ принялъ къ надлежащему своему свѣдѣвію и руководству праввла, изложенный въ сообщеввой ему при предппсаніи коллегіи
ивостраввыхъ дѣлъ отъ 28 мая 1802 года инструкціи, данной
коллежскому совѣтнику Макарову, но что вмѣстѣ съ тѣмъ онъ
считаетъ долгомъ представить по этоиу предмету и свое мнѣніе.
Генералъ Кнорривгъ выставлялъ ва видъ благіе результаты, полученные отъ существовавшего до того управлевія кавказскими
народами, а въ особенности пользу н преимущества учрежденныхъ при инператрицѣ Екатеринѣ II въ Кабардѣ родовыхъ судовъ и расправъ, съ верхнимъ пограничнымъ судомъ въ Моздоке, подъ прямымъ вѣдѣніемъ начальника Кавказской ливіи, и полагать, что новое управленіе, при значительно бблыпихъ издержкахъ, повлечетъ за собою замедленіе въ дѣлахъ и «затрудненіе
въ соображевіи мѣстныхъ обстоятельствъ, обычаевъ и умоначертаній этихъ народовъ».
Суды, одвако-же, въ Кабардѣ, какъ предполагалъ генералъ
Кнорривгъ,' не были упраздены, да и вообще граждавское управленіе въ Кабардѣ Фактически не привилось, такъ-какъ въ то время всѣ отношенія кабардинцевъ, какъ подданныхъ русскому правительству, проявлялись лишь въ дѣлахъ судебныхъ, а суды по
прежнему оставались въ вѣдѣніи военной влаотв. Затѣмъ, почти
постоянный волненія въ Кабардѣ требовали вмѣшательотва военной силы, а при такомъ положенін въ краѣ гражданская власть
но-неволѣ должна была бездѣйствовать в, вакояецъ, существованіе ея по отношенію къ Кабардѣ какъ-то само-собою стушевалось съ самого начала учрежденія этой власти. Такимъ образомъ,
не существуетъ ви одвого увазанія, которое доказывало-бы, что
власть главнаго пристава распространялась на Кабарду de focta
и чтобы она принимала какое-либо участіе въ событіяхъ, пронсходившнхъ въ то вреня въ Кабарде.
Въ тонъ-же 1802 году, съ раэрешешя правительства, въ [ /
Большой Кабарде, около Конставтнногорской крѣпости, у подошвы
одной ииъ Бештовыхъ горъ, шотландцы Бронтонъ и Патерсонъ
•сновали воловію иэъ горскихъ выходцевъ и невольннвовъ. Целью учрежденія этой колоніи было проовѣтить дикяхъ горцевъ
свѣтонъ христіанскаго ученія; но цѣль эта, къ еожалѣнію, достигнута не была и кабардинцы не только не сдѣлались христианами по религіи, но, напротивъ, еще сильнѣе укрепились въ на*
гометанствѣ.
Втеченіи первыхъ лѣтъ настоящаго столѣтія кабардинцы
хотя и не заявляли открыто своего враждебнаго настроенія противъ руссввхъ, но тѣнъ не менѣе не переставали хищнически
действовать противъ нихъ, за что и подвергались взыованіяиъ;
для этого, по принятому тогда обыкновевію, вводились по вреиенамъ въ Кабарду войска, которыя и производили баранту, т.
е. забирали скотъ и другіе предметы для вовмѣщевіа за причиненные кабардинцами вредъ и убытки.
Въ ноябре месяце 1802 года кабардинцы должны были приступить иъ выбору новыхъ судей на следующее трехлѣтіе. Какъ
к прежде, требовавіе произвести выборы судей послужило сигналоиъ къ возбужденію волненія въ Кабарде, причеиъ кабардинцы
решительно и наотреѳъ отказались выбрать судей. На этотъ
разъ кабардинцы довольно упорно стояли в а своеиъ нежелавіи
выполнить требованіе начальства, которое при тоиъ* же и въ своей
стороны, въ виду рагличныхъ обстоятельствъ и, главнымъ образомъ, по случаю открывшейся въ Грузів в затѣмъ перешедшей
ва Каввазъ въ 1803 году чумы, не особенно настаивало ва исполненіи этого требоваиія. Волненіе въ Кабарде, не стесняемое
по прииеру прежнихъ летъ принятіеиъ ео стороны русского правительства строгихъ мѣръ къ подавленію его, еще более усилилось, когда въ 1803 году было преступлено къ постройке укрепленія при такъ-иавываеныхъ вислыхъ иеточнивахъ (нынешній
Кисловодсвъ). Во8ведеиіемъ этого укрѣпледія прекращалась для
кабардвнцевъ всякая возможность не только на плосвости, но и
во предгоріямъ сообщаться съ Кубанью.
Главнымъ распространителемъ волненія въ Кабарде въ этотъ
разъ былъ сынъ известного въ прошломъ веке владельца Мисоста Баматова—иолковштъ Росланбекъі Мисостовъ.
Натинутыя отношевія кабардинцевъ къ русскимъ длились
до апрѣля 1804 года, когда главнокомандующий на Кавказѣ генералъ-лейтенантъ князь Циціановъ обратился къ нннъ съ строгою прокламаціею, "требуя немедленнаго выбора судей въ родовые суды, предпнсавъ вмѣстѣ съ тѣиъ генералъ-лейтенанту Глазенапу строго наказать кабардинцевъ, если они не исполнять этого требовавія въ 28 числу апрѣля. Получивъ прокламаций главнокомандующаго, кабардинцы, какъ выражено въ сохранившихся по этому предмету документахъ, «остервенились* и вовстали
открытою силою. Въ виду такого оборота дѣла, генералъ Глазенапъ вступилъ съ войсками въ Кабарду и, послѣ нѣскольвнхъ
жестокихъ сраженій, принудилъ кабардинцевъ изъявить покорность и выбрать судей.
Этотъ урокъ, однако-же, не образумилъ кабардинцевъ, которые, подстрекаемые Росланбекомъ Мисостовымъ, продолжали
свои разбои и набѣги на русскія селенія. Затѣмъ, въ іюнѣ мѣсяцѣ того-же 1804 года, громадвыя скопища кабардинцевъ напали на русскій отрядъ, посланный для содѣйствія осетинамъ —
дигорцамъ, изъявивпшмъ тогда согласіе переселиться на линію.
Русскій отрядъ, въ виду значительныхъ силъ непріятеля, принужденъ былъ отступить назадъ. Въ то-же самое время кабардинцы начади угрожать сообщенію между крѣпостью Константиногорскою и укр. Кисловодсвимъ.
Чтобы наказать кабардинцевъ за всѣ эти враждебныя проявлен ія, генералъ Глазенапь снова вступилъ съ сильнымъ отрядомъ въ Кабарду; но привести свое намѣреніе въ исполненіе не
успѣлъ, такъ-какъ въ то-же время большая часть кабардинсяихъ
владѣльцевъ, подъ предводительствомъ Росланбека Мисостова, собравъ ^громадный толпы кубанцевъ, вторглась внутрь линіи и
вывела оттуда за Кубань всѣхъ абазввцевъ, съ ихъ имуществомъ. Кромѣ того, ворвавшійся на линію непріятель окружать
всѣ военные посты отъ Прочного Окопа до Константнногорска,
прекративъ такимъ образомъ всякое сообщение по линіи.
Обязавъ словесно ве примкнувпшхъ еще къ непріятелю кабардинцевъ воздержаться отъ враждебныхъ дѣйствій противъ рус* окихъ и согласившись наконецъ исполнить давнишнюю просьбу
кабардинцевъ объ упраздненіи родовыхъ судовъ и расправъ, —
генералъ Глазенапъ поспѣшно возвратился съ войсками въ г.
Георгіевскъ и коиандировалъ оттуда, подъ начальствомъ генералъыаіора Лихачева, 6 ротъ на р. Кубань, въуроч. Бѣлой Мечети,
для наблюденія за кабардинцами. Хотя генерал Лихачев!» • настать ябазянцевъ и ногайцевъ, уходившихъ за Кубань, ирнну*
дилъ ихъ возвратиться на прежнін мѣста ихъ' жительства, в затѣмъ совершилъ экспедицію ѳа Кубань, во результаты этой эдеве^
двціи были вообще неудачны. Эта неудача* пріободриіа кабаре
дивцсвъ и иіш, въ «ообществѣ с ъ з а кубанцами, усилим евои
враждебны я дѣйствія противъ руссквхъ.
вообще здѣсь нуяюо заметить, что 1804 год* былъ едва-йи
ве самыфѣ тяжолымъ годомъ въ борьбе Россік съКавказСмъ,
чему главною причиною было отсутствие доргаточйаго количества
войскъ, необходимые для того, чтобы держать въ страхѣ no»бѣжденныхъ тузеицевъ. Недоетаточиость-же на-Кавказе Bttflcttti
происходила, отъ того, что главный воеидая силы руссйИ*ѣ,4бй*
ля сосредоточены тогда за Кавказомъ для веденік войнк съ Персіею ж подавленія частыхъ возсгаиШ в>ь Грузів; на Кавказе-зйё
оставалась лишь горсть русскихъ войскъ. Пользуясь №кою ірё-'
иеииою слабостью Росоів, протввъ ней йозстали почти все Йаходввшіяся въ подданстве ея кавказскія племена'. При этомъг съ
одной стороны, ПоCTQяиныя нападенія иа наши границы ваиубанцевъ, кабардинцевъ, чеченцевъ и осётинъ^а съ другЪй—возврЯ-'
тквиіряся въ томъ году на Кавказъ чума,—еще болѣе обезсяіи1'
вали паши войека, представляя *аки*ъ образомъ широкий йро-'
сторъ необузданны иъ, дикиИъ и не звающамъ меры въ же сто к гі-1
етяхъ горДОИЪ: совершать свои кройавьія бесчинства' нАХъ' ру'бейииц:
,
'
"
Во веѣхъ эт'ихъ враждебных* дѣйствіяхъ 6собеЙйі>дерзхими
в вазойливыии были кабардинцы, вбторые, букв*льво, ; Вй ийн^ты ни давали; покоя русскимъ, обВтавшимъ тогда ёъ сгаиоиъ ближайшем ъ сос^детцѣ сы ними. На^ѣмъ не стѢсЬяемыгі злодѣйс№
кабардинцевъ наконецъ вывели< Изъ т^рпФвія русскій власти, и генвралъгмаіоръ Мейеръ, .не смотря на всю' скудость воевныхъ
средствъ, въ августѣ 1804 годе* долженъ былѣ йредйрлнять экепб».1
дицію въ Кабарду и надавалъ в&бардинцейъ тѣмъ, что оібйлЪ у
вихъ часть стадъ и сжегъ ихъ оасѣки. Кабардинцы, впрочеіъ,'
недолго оставались въ долгу ѳа это вашествіе' и' въ' слѣдуібщей^ь-'
ие сентябре месяце, въ числе б тысячъ человѣкЪу гіоДъ начальствомъ. Роелдабека Мисостова,1 направились къ ГеоргіёвскоЙ кре1
пости, но были отражены генераломъ Мейеромъ.!
';,'г
' Несколько удачныхъ военныхъ дѣйствій против* русских*!'
и сознаніе, что иогледніе не въ силахъ яринігіъ' энертичеСкйхѣ
24
л*
— 186 —къ оод&вленію воаставія, до. такоі степени оамообохьщеяія
довела в&б&рдбнцевъ^ что ови втеченіи миогяхъ олѣдующихг
л£тъ не превращали своихъ враждебвыхъ дѣйствій, постоянно
в*к$деь, онлою своего оружія достигнуть давно желанваго воа*
«фдедолеяід сдаоей независимости.
и
Бѣтъ возможности перечвсдить всѣхъ совершёввыхъ тогда
кабардинцами злодѣйствъ и насилий. Въ втихъ.влодѣявіяхъ впол*
цЬ tcaOBaiOAb дикая, коварная:и сві^ѣпая натура .кабардинцевъ,
вовремя лишь подавленная силою обстоятельствъ. Тутъ дань
фцдъ, вддрокій цросторъ проявлен ію ненависти въ руееквмъ, на*
коцлдощейся и таившейся втеченіи около полувека.. Нромѣ водгояядахъ вабфговъ ва русевіа старццы н аоселенія, сопровожобыкновенно убийствами, разбоями вгр&бежамя^ «абарі
д^адрл не пренебрегали д . единичною возможностью, ткорить -зло
вдрадиздъ. Текъ, ци, одинъ благородный владѣлецъ пли увдень* не
сн^адр.дір
доотыднымъ, встрѣтивъ случайно безоружного
и,.безадоцитваго русскаго, убить.
радп одного удовольствіл
дстребцть одного, лищняго гяура.
l( , .;Дія ,ва^азанія кабардинцевъ . 8а безпорядкп,
въ мартѣ. мѣ»
сяцѣ Д805 ,Г9да, генералъ Глазенапъ. уступил*. »ъ Кабарду съ
отр^доа^ црйркъ. Встрѣтивъ съ-противной .стороны «абардинце,ві|,,генералъ Глдоеяапъ нридуящецъ бьіл^ жестоко поступить
С ^ ^ДЗМИІ конечным^ резу^татомъ этой зкспаддаіи было, сожжск
віе^О-т^ не/іркоррыхъ аудрвъ. Получи^ такое страшное возмездіе за всѣ свои злодѣянія, кабардинцы пріутихли-было на врен%>
нр wit ^дѣдедещемъ 1806 году, цроравели снова возотавіе п откаЗа^ДЗД О^ЪОДДОНСТВаРрСЩЦ».
Съ к^ждыдіъ годомъ, кабардинцы, усиливали свои враждебщ ^ .д-Цствія, л, аанря^цъ,, 7, декабря 1609 сода разграбили и раззоррди др pcqopamn стадицу t Цррближцую на р. Малкѣѵ а въ іюіѣ
м^доцѣ 1810, ^ода, цѣльши <деоцщцами, При срдЬЙёТвіи чеченцев*,
прдад^ись^трашно рпуртошать вограциянуД) ливію.. Всѣ атв дѣй*
с^ві^ кабардинцевъ вынуди л ц генерала Булгакова совершить шь-.
x o ^ ^ j Kaoajwy- ?ядъ. поражевШ,і ионеееаныкъ кабардинцами я
сопроддоРДОРЩихся отнятіецъ скота и оруаая^ ваставилъ жхъ'сно* і
вацрнзнать, аад>собою власть. Роосіи.. .
>
• і|і( Л810 г.одоыъ завершилась въ Кабардѣ евоха огкрытйхъ вез»
станій противъ русскаго правительстве, до ве^зя сковать, чтобф цряч^ненаое генералонъ Булгавовьшъ поражеяіс кабардяйцамъ
былр^пос^нрмъ аадгрмъ въ дѣлѣ умиротворепія .этого краа. По-
еле этого кабардинцы хотя и ве выка вывали сЬлоишогопіеіівии*
яовевія влжотямъ, во тайно и, сели можно одрияйъси, риибефі
нинеоии: продолжили досаждать ^руосрймъ. О шошѵікттьвШ щ^
n e a f n ; оиношеиій жечего былой думать.
;'«"! п-'-кЛ
Не ейотря еднакоже ва явно враждебное иаогрѳЫи 'Wfltff—af
русскихъ, кабардинцы, т » тѣхъ случаях-*, nrb пррдстряяр во»*
иожиоеиь извлечь для себя выгоду мать своего юодчинемиаг*:пе^
доешя руесинмъ, непрочь были пол ьдаватьей. этишьабввояме»*
ствомъ и увДрять - тогда, руеокшрь в ь искренней-fa редапринііИ имъ/
Нерѣдко, да >достижеяід какой-либо ли ямой ;Цфмц кабардинцыприносили въ жертву шг-видиаюиу, дорогаи дни ішхъ.иаціонрлввыиі
я даже родственны л свяаіи Главиыиы образомъ. кабядоиицдо пони
ва было привлекать деньгами л руеовое «алом ;дѣ£огвртеямк»<еміг:
во спутало корыстолюбивую натуру ихъ. Капъ-бы.иенадиотЬ' ж
была сильна въ ѵяуру, но врелыцаюицй г£а?а. блеекъ, задоте пвр#т
оилааалъ.вту ненависть и ааотавляіъ ,кабардинца быг^; г ^ ь ы м ъ I кь услугамъ руосиимъ. Виронемъ, въ честаюібврдреі#въ. ВфЖИЙ
заиѣтиѵь,. чюо они. вообще не отличат» .тою вввадындо ..еддесг
ию иъ предательству изъ-» 8а двяегъ, которую проявляли >друіЯА
горсхіа племена во время вавкавевой .войны. •
- м ч
В ъ 1811 году кабардинцы, отѣсненныв принятым* cb сторовы руесквхъ раэлнчными воинскими предосторожностями, nor
слали въ императорскому двору, депутацію съжяъявллвіѳмъ вДрво-п
поддамми ческой. покорности своей и съ проеьбою 0;ш>дтверщдвМі
дароиаииыжъ «иъ иѵнератридѳю Екатериною Д оравъ »inpeatip~<
ществъ, о возвращевіи ииъ свободввгаъ въ дредйявоъ. вашей,л*ч
ніи зеомедь ж о дараваяіи имъ йЗшоторикъ львотьисэдоеЮельно
цішаваиіи содмви
... <
20 января 1812 года кабардинскими* девутатмъ, ^дри.во:^
вращеніи ихъ нвъ Gk-Петербурга на. родину, была вр|фша <міад*ч
чайвая грамота, следующего содержание:
<
. г. .
« «.»•>
«Подданнымъ иашммъ, кабардивскииъ влад*имушъ, .уадаиагв^
вазмймъ, в4«евдіямъ и всему народу Наша Имп^раворсмвя «-ни*
лость. Всеподданнейшее врошевіе ваоге ,о- • подтвержден» жаікіі
нрежннхъ правъ и преимущества, и ідруіі» чумагй, вриемшяыш
съ прибывшими къ Императорской? двору Нашему о щ общества
вашего владельцами: Хаджіеирь, Бейзарува Хэду^бияшмъ;, > йучувъі
Бвкомъ Касаевымъ, Шалохъ А*лавовым», и съ уздѳваиц Швир№<>
коѵь Казанчѣевыиъ, Летаешь Куденятовыпгь и гМнс«е?омФ::ДнцвМ
ровымъ, Мы, Вемхій Государь^ Наше, Инпераиофскод <В*л*«»н
ешоу удостоили Всеиядаетивѣйшаго вниманія, в: принявъ о вое
прошение «ъ Монаршею благоугодностію, подѵверждаеагь тѣ праваш» -оия.йысочайшею Грамотою Ея Ведомства, t любеявой
Бабвв Нашей, въ Боэѣ.і почивающей Государыня Императрицы
БмАедовайчАладнсйеввы,, отъ 17 августа 4771-года кабардйнскому народу дарованы; усмотри лзъ оваго прюшевія тавже, что вы.
втивбржоетя въ Нежь в Икверів Нашей пребываете непожоябби*
вшит; воскоѵЬвв Мы по милосердно Нащему изъявите в*иъ,ва
дѣіѣі МюнарвеенНаше объ васъ цопечеціе, в для того^ узнавъ,
что яародъ кабардвнсвій вуждаетсявъ пврвыкъ жизнеяныхъ прншиаде, позволили Мы отпурвать вамъ хлѣбъ съ мѣвовыхкь тор^
говъ, учрѳждериыхъ ио раанымъ мѣстЬмъ, что уже іг въ дѣйствіе
производятся о снвбжевіи васъ всегда солью, повелѣиш: едѣ*
лить вадаикащія распоряжения. О зеыляхъ-аге, по сю сторону
рѣКиМалки лежащихь,. буде который состоять, пустопорожними
в не принадлежать нввову, предписали Мы нынѣ главному ва
Кйвшской лвиін начальнику войти въ надлежащее разеиетрѣріе,:
в ВЫТЬ представать, имѣетоя^л» возможность важъ въ т о т удеиявтзврять беа^ сгЬокевія другихъ вашихъ подданных*}^' о чежъ
в получите вы въ свое время отъ оваго начальника разрѣшеніе.
• «Впрочевъ првволается вамъ невозбранно ѣадить для торга
въ іКизляръ и Астрахань, продавать тамъ избытки земля вашей*
в покупать вотребвыя народу вашему матерів, і сдоа и другія
изд*лія, съ наблюденіемъ нравилъ, пздаввыхъ. для иаможеааг и
карвятраавъ, учрежденных^. для общего блага: ш ѵ ь бевопаеиор*
т * веѣяъ нашпь подданныхь.
< < «Вапротиау сего вадѣемся Мы, что вы в весь наборднмспй
вародъ, возчувствовавъ толикія Наши Импердоерскія мжлоспв^
не foMhUfo сделаетесь сами и впредь достойнымй ояыхъ, во что
вы, иво вѣряфе вамъ подданные, потщитесь отвращать и другихъ
сосѣдственныхъ вамъ народовъ отъ набѣговъ на вредѣлы Наиш^
це дежусцая никого иаъ жихъ проходить мѣстами, вами занимаеиыня, во увѣдомляи о тонъ заблаговременно погранянныхА
Нашихъ вачальвцковъ; чѣмь вы ва дѣлѣ докажете вйрноподдан».
ннчвакае гв Вамъ усердіе и: повявовеше.
• • «Въ доказательство вящаго Времидостивѣйшаго бдаговолен>к,въ кавемъ Мы, Велвкій Государь, Наше Императорское Зет;
лячестйо,- всегда желаемъ содержать ваоъ дюбезновѣрныхъ владѣявцЬвъ, узденей, казыевь, амендіевъ и ввѣхъ подвластныхъ
вамъ гіЬдей, Цапщхъ гібрнвшДдавцыхіъ, ёоизволяемъ Мы отаывѣі
впредь имѣть при Высочайшей особѣ Нашей, изъ почетрѣйшихъ
владѣлвдеевихъ и уаденскихъ Фамидій вацщхъ, иъ ввдѣ особой
гвардіи Нашей, по 1-00 человѣнъ конныхъ, вооруженвыхъ по
обііиновевію вашему, для коихъ «оставленъ будить особый штатъ,
с* вавиачеиіеиъ достаточной суммы на оодержаніе, дозволяя,вамъ
яри томъ смѣвять ихъ, по волѣ вашей, чрезъ каждые три года
или 5 лѣтъ другиии тавиии-же, которые будутъ состоять подъ.
сбвотвеинііиъ Высочайшииъ начальвтвомъ Ц^шимъ, ва раввѣ съ
круМя*:леЙбъ-гвардіи Нашей полваии. Во иополненіе сего имеете вы означенное число вооруженныхъ людей, избравъ вынф-же
къ намъ отправить, онееяеъ предварительно о томъ оъ Дашнмъ,
на линій главнокомандующим*, которому отъ Нас* надлежащее
о семь иовелѣвіе по военному министерству даво.будетъ, Мыр^.
д-Іёмся, ч-го еіи храбрые воины, одушевлцелы будучи нрамідеами.
яредкбиъ своихъ и руководствуясь вашими яаотввлевілмП). п$*.
Ttftdrt'ttfr '.'оправдывать при лице НахПемъ то хорошее инѣріе, которой iati о' иужеетвА ихъ, иѣрности и преданности въ оообй Наnfeft «Иѣеиъ, и тѣмъ сдѣлаяотся достойными Моиарщаго Нащэгр,
въ нимъ благоволевія и милости.
' «0*и Нѵша Ииоеряторокая Грамота, Имеющая быть всегда
оеиоиаяіииъ и залогом* незйібіенаго'благодеиетвія. вашего: и всего кабардинского народа, отправлена въ. вам* еъ вышесиэзанаыни вледѣльцаии и увдеияив, которые веѣ представлены Намъ были, и отвущсвы съ награждеяіемъ отъ-щедротъ Нащихъ. Дана
въ НревтоиБиошь Нашемъ Град* Ов< Петра, съ прилошеніемъ
большой Государственной печати Нашей»
..•/. .
.
Не смотря ии чрѳавычайно иривѣтливый цріемъ въ ІТетер»
бург* кабардинскихъ депутатов*, награжденіе ихъ' щедрыми ио-.
парками и все иоиаршія милоегги, выражении* въ.- ррамотѣ, въ,
которой оритомъ ви однииъ иаиевомъ не упоминалось ,о црооі*
лнгь предосудительныхъ п враждебныхъ дЯійствіяхъ противъ Роет
оіи, кабардинцы, по-видимому, не остались, довольны результат
томъ своего посольства въ Петербурга и по-прѳжвеиуврододаваг
ли враждовать оъ русскими. Расчитывать, впрочемъ, в^ вией.ис-:
ходъ и ожияать отъ посылки въ Петербургъ депутаціи другихъ
НеелйлствгЙ и невозможно было, ибо самые депутаты далеко ие
представляли И8Ь себя выразителей общихъ яклавій васелен^
Кабарды, а были посланы лишь незначительною частью владѣльг,
'
і
•) Ом,- Шла. Ообр. Эвк. Роеог'Шга., т. КХХІІ, стр. lft, Н
•
і і
<
цевъ и узденей, которые имели личный инѵёресъ заискивать у
русскаго правительства. Повтому, весьма естественно и» вояітвѳ,
что большинство кабардинцевъ нисколько не сочувствовало' желанно яекотерьтхъ изъ нихъ сблизиться съ русевнвя и совершенно равнодушно отнеслось къ высочайшей граиоте, но всей вероятности даже и toe понимая всего значенія этого дорогого для
нихъ акта.
Какъ мало 8ваченія придавали кабардинцы вьісочайюей грамоте, ножно заключить уже потому, что онп, втечевін ндовдхъ
последующихъ лѣтъ, подъ вйдомъ различны хъ нрвіжвъ, ни какъ
не' хотели посылать въ Петербургъ 100 человек» в.ыборндоъ м#лодыхъ людей, азъ которых® предполагалось учредить .грардію
прй особе Ииператора. Судя по существовавшая* тогда-отдоШеніямъ между русскими и кабардинцами, можно съ уверенностью
с*азат*', что въ освеваніи нежеланія последннхъ цооыла?*» въ
Петербургъ мододыхъ людей было гаавныиъ обрааомъ опдофие,4to ! русское правительство, подъ благоввдиымъ оредлоіюмъу наіИІрёно держась выборныхъ людей: иѳъ лучшая* г ФВМВДШ В » ОД,
чествѣ заложниковъ.
•
.,..».
Все дёйетвія кабардинцевъ ясно указывали: >в«; вздосположеніе ихъ въ русскимъ, и после 1810 года /ем только,, но- яеобг
ходимости, изменяли' систему своихъ. враэдобныхъ'дДОртвіД . и,,
вместо поголовныхъ возстаній инападевій большими паргддня,
стали причинять зло по-одиночке: воровство, < іграбваяц уаа^
бои и убійетва въ оосѣднихъ оъ .вабардннцаиЬ ірусонидъ ,<№(!•[
ніяхъ и станицахъ Цродолкаій быть повседневными: я&ійшяия.
Все эти елодеянія производились, Пренмуицвсггввиао, владѣіьцами
и уздеаявн: Еслв случалось, что. некоторые- изъ набардинцев(ь,
сьверютвшнхъ1 преетунленія, бывали обнаруяшваемы, то - овв*
предупреждаемые о томъ своевременно, у спѣ вал и скрываться; отъ
н&кавашя къ соседнинъ закубанцаѵъ. Такимъ обраэомъ составляв
ЛЙСЬ Ц Ѣ І Ы Я разбойничьи шайки бегленовъ, которые еще съ<большйВЪ о»есѵоченіеиъ и иеаввпстью преследовали и ястреблям
все, что имело видъ или носило названіе русекаго.
Ддя обуздавія набард и веского свое вол ін - и ваиозвнія иасъ за
злодейства, по существовавшей тогда системе, были вводимы в ^
врвм^намъ въ Кабарду войека для вкзевуцій. Воімвти поеещевія
руьёаихъ войскъ, ' wo обыкновенію* стоиии кабардинцамъ не дешево, во, къ сожалевію, уроки подобнаго рода весьма скоро забывались Имй и опи снова, съ'присущвмъ пмъ.легномые^гіемъ,
начинали вроизводпѵь безиорядкіц яавладфвщіе ва нихъ .нрвдя
бс*ствм.. Такимъ обраэовъ кабардинцы въ 1818 году подверглись довольно «гретому взыовавію,. иэслѣдетяіем,?». которого рыло
рмореніѳ'до-основавій' аула.$Трамова, находившегося .&арзъ Кодт
Ста«ггив<лч>рсвой врДОѳстн, иотнятіе множестве cmifl для удовлетворевія претевзій руссквхъ, .аотерпѣвшнхъ o f * х>ищничес?#^
кабардинцев^/
п:».і.«
-м J
''
тадемъі«іеутѣіпнт$дьионъ видѣ засталъ дѣла., да. Д&барп
дѣ назначенный тогда главнокомандующішъ ва
геверіц^
ВршмЬвъ. Да же желѣгиаж воля и удшштельнар .виергія этого зна•eirAtarre ва Каввмѣ дѣятсля не въ состояиін быт окончательно
побороть расходившееся ве въ ыѣру хищнической натуры SM'
бжрдпжцеиъ* / I - • I
,.„
..
.
иокДо 1621 года, генералъ Брноловъ, отвлекаемый дйланяс»
другими^народностями.Кавказа, оставлялъ въдовдіЬ кабардинцев^,
во въ этомъ году, для установленія надъ кабардинцами лучшего
ва дворе ^іпррдп?еалъ, чтобы іввѣ. изъ нихіц оактаашіе ,въ горахъу'Йыо«яниись на олоскостц. Кабардинцы, по обыкновевІю,. нэп
дружелюбно .в .подозрительно встрѣтвла это требованием и весьма
неохотно приступили въ. веподйешю его..
.. ,
Медленность въ всполневт предпнсаві» главеовоыавдующагоі
и очевидное жеяаяіе<и кабардинцевъ уклониться отъисаоаденія этого нредвлванія, вмзцаля.. въ 1822 году личное арибытіевъ Кабарду генерала Ермолова.,
•, ,
і
Первымъ дѣломъ, по прибытіц гл ав-но бо иацдующаго
барду, >бдооі<9ФДФкеніе.ш>ваго pww- ,укрѣнлвыі#, такъ-скдза^ь, въ
самомъ, еердцф Дабардьь УррАплевія эти ,$ыли заложены ;по ливіи предгорий* ва pp. Чсрзкѣ, Нальчивѣ, Чегс*Ф,, Цаксан$;і и. врь^
верховьяхъ р. Мадвю,
. і
,;.:•/
;мц.,о
До нрибытіи гоюрала Ериодрэц въ Цабарду,
и
узяенн, выселАВШІССЯ. .изъ горъ, обратились къ нзиу . од.де^о^од,
на прнтѣсненія ихъ и съ просьбою о.доровав^ц
нѣкотдрдо^;
льгот»* Да іцюсьбу. .щу генчрадъ Ерцоло'въ, 26 ірця 1822, года,
отвѣчалъ слѣдующее:
,,
,
ип
.«РездмоярЪэъ подацную мдѣ цррсьбу,- объявляю:
* .
«К^б^рдрвды. ЖАДУЮТоя - на утѣсцешц ,и наказаціе в ^ в ^ ; ;
выхъ и до сего времени, въ-продолжевіп болѣе пяти лѣтъ моедол
здѣеь цачахьстврватя^ крсмѣ гнусно^ изнѣаы, нарушен^ клятвь^ воровства и ,убЩц.т9ъ „адрего нс.дМали. Кто изъ влад^д^^
Wb, вотараічъ еыи(ъ, братъ». или ОлджайщіЦ ^родст^еянчвовъ,
иди пЬдвла'етный уздень* иіи рабы нхъ, свободу нолучившіе, ве
делали злбдѣйствъ? Кто сказать можетъ. въ оправдание свое, что
не знал'ь; о томъ? Черезъ чьиземли не проходив шайкн разбойннковъ, вто отвазадъ вмъ въ приставшцѣ? Возвратввшіееа До}
плѣна люди называютъ ихъ по нненамъ; бегущих», поддецоэвди
разъ ведали въ лице преслѣдующіа. наши войска. •
«Подковвикъ ІІодорятовъ и полвоввивъ Кац&ревъ некого
не наказывали саиовроиввольно:. всѣ участвовали въ вви$аѣ,всѣ
и должны были неетіі ваказавіе.
.
«Я требовать разбо'йниковъ для наказанід—нхъ не выдавав
ля, хот* ихъ было многое число; укрывая ихъ злодЗ&йства-т-умяожадн число ихъ.и свраведддео за то потерпели.
•
«Я хочу, забыть прежнее: в владельцаиъ в уздеаямъ, вышедшивъ нзъ горъ по моену призвевію, ве только Ве допущу
впредь делать ни малейшей обиды, напротивъ—готовь быть по*
левнымъ.
• «Всеммлостивѣйшія граноты покойной. императрицы Еватерииы II и вы не благополучно царетвующаго. ВеликагоМмдератора даны были кабардинцамъ, кавъ поддавнымъ покориыиъ в
вѣрнымъ. Будутъ впредь кабардинцы таковыми
и н^ъ удостоены будутъ, но ихъ заслужить должноі
. .
«Теперь-me въ пользу кабардинцевъ установит:
«вохращо свободное отправленіе веры и прежніе обычаи.
«Принимаю выселившихся изъ горъ владельцевъ и узденей
вЪ прекнемъ ихъ достоинстве и званіи.
«Не отъемлю земель ихъ н ничего ивъ собственности. .
«Незначущая часть земля занята будетъ пбдъ большія дороги для общей пользы, для устраивающихся крепостей съ небольшнмъ участкомъ, для огородовъ и сѣнокоеа.
* «Установлю судъ изъ санвхъ владельцевъ и узденей на правахъ россійсквхъ и гіазначу, въ какихъ случаяхъ надобно будетъ.
призывать власть духоввыхъ людей.
«Свободный торгъ не только не воспрещу никому, навро*
тивъ—буду всячески способствовать.
«Предоставляю владельцаиъ и узденямъ прежнія права надъ
подвластными, но отъ ныне впредь уийчтожаетсн власть лишать
рабовъ жвзви.
•Кто изъ владельцевъ я узденей нарушить сіе, будетъ же*
с?6ко ваказаиъ, а семейетво лишеннаго йсваявг получить свободу.
«Рабовъ, обвгіняемыхъ въ уголовныхъ преетуплезіяхъ, от-
J
давать подъ воейныі судъ н препровождать въ начальнику ближайшей крѣпооти.
•Детей, бывшихъ прежде аманатами, возвращу родителямъ,
когда поведеніемъ в вѣрвосіъго сихъ последи ихъ правительство
будетъ довольно.
«Желающи хъ принять христіавскій заковъ я не ногу откловять отъ онаго, но отнюдь не допущу приглашать къ тому
обольщеніими. До сего прннявшяхъ заковъ возвратить не ногу.
•Возвращу рабовъ, которые бѣжалп отъ своихъ владельцевъ по переселеніи уже ихъ изъ горъ.
«Позволю пасти скотъ на пустопорожней земле 34 Малкою,
но ве стЪсняя тѣхъ, воя туда переселиться пожелаютъ. ,
ѵ
«Позволю брать для скота солевую грязь со стороны Кубани и будетъ назначено время, когда для того отпрапляться каравана мъ.
«Владельцы и узденя еохранаютъ въ своей собственности
дѣтнія места для оаетьбищъ скота въ горахъ.
«Владельцы и узденя, остающіеся въ горахъ, лншаюто»
достоинства своего, равно я дѣта ихъ; лишаются также земель^
виторыя, безъ разрешевія моего, авкемъ занимаемы быть на
могутъ. Рабы ихъ, которые выбежали, шхкучаютъ вольность.
Подлые сіи взмеиники захотятъ продать ихъ, по воспрещаю-покупать вхъ в покупка признается мною беззаконною оо времени,
орокламаціи, объявленной полвоввикомъ Кец&реодмъ.
«Владельцаиъ и узденямъ, вѣрноводданяыиъ Великого Государя, ^воспрещается всяяое съ сями взменвввами свошевіе и накажу строго, если узнаю о, томъ. Ииева- снхъ мошенвивовъ, дитенныхъ прежнего достоинства, ивою обнародованы будутъ*.
Кабардинцы, поставившіе себе какъ-бы за непременное Ьравпло
авкогда не быть довольвыни распоряжевіяня представителей русскаго правительства, отнеслись враждебно в къ Взложеннову сеЙчасъ обращешю къ нимъ генерала Ермолова, который, спустя'
кѣсяцъ после того, 1 августа 1822 года, снова обратился въ кабардяяскинъ владельцаиъ, уздевяИъ и народу съ следующею прокламацией):
«Не сиотря на желаніе мое, чтобы кабардинцы жили счастливо и спокойно, многіе не выходятъ изъ горъ в, продолжая йод-*
іын иошенвпчества, грабятъ тѣхъ, кои переселились, п делаютъ
убийства. Некоторые обмавули, прося Позволевія переселиться;
25
другіе, ве полу чдощя .очаг? лично отъ меня, не тндько б4>жа#и
сама, но и другихъ склонили къ побѣгу.
«Я объявляю всѣмъ кабардинцамъ, ц въ особенности простому народу, что всѣхъ йладѣльцевъ я уздовей, бежавпшхъ за
Кубань ила укрывающихся въ горахъ, какъ яцвыхъ изревниковъ своему Беликову Государю, именемъ Его Величества, лишаю' всѣхъ правъ ях^ в достоинствъ. .
«Если кто иэъ кабардинцевъ будетъ съ ними иметь связи и
сношенія, будутъ строго наказаны.
«Съ ними запрещается встуоать въ вовыя связи и родства.
•Ежели до сего были съ ними разбирательства по шаріату,
отнынѣ всѣ уничтожаются, ибо люди честные, подданные вѣрные,
не судятся съ изменниками и подлыми мотенвиками.
«Узденямъ в простому народу повелѣваю: йри всякой встречи съ взмѣвниками действовать оружіемъ и забыть глупое обыкновевіе ве стрѣлять на князей, когда они стрѣляютъ.
«Если кто нзъ вэмѣвяввовъ, ббжавшвхъ' за Кубань нлв укрывающихся въ горахъ, .будетъ нападать ва сеяевія или догнанъ
будетъ въ преслѣдовавів и противъ вето простой народъ стрелять не будетъ, то оелевіе будетъ наказаро оружіемъ, о чемъ
в дано уже првказаніе начальникамъ строящихся крепостей* Мошенники, по глупову прежнему обыкновенію, • будутъ защищаться тѣмъ, что они князья,—-простой народъ не должен*' сему верить и я еще повторяю, что со всѣхъ вообще измѣнниковъ сняты прежвія ихъ достоинства.
«Отныяе впредь запрещается вс*м$ь ^вбардоасяиаъ владельцаиъ и уздеиямъ отдавать детей своихъ ва воопитаяіѳ хъчужжмъ
вародамъ, т. е. къ закубанцамъ, карачаевцам* а вообще герскимъ вародамъ, но июспвтывать ихъ въ Кабардѣ. T'j^xrby вон от*
даны прежде, тотчасъ возвратить».
Независимо отъ устройства крепостей внутри К$ьб%рды и
вообще грозныхъ мѣръ, привятыхъ генераломъ Ериоловымь, последній вашелъ необходимым^ для большего контроля надъ действиями кабардинцевъ, учредить въ укр, Нальчике временный кабардиаскій судъ, съ участіеиъ въ ненъ русскаго чиновнике- Тогда-ше было предпвсаво главнокомандующимъ всѣхъ кабардзнцевъ,
обвиняемыхъ въ убійствѣ, измене, возмущеніи въ народе,, побеге за пределы линіи съ злымъ дамѣреніецъ, подводе хищников1ъ
къ злодействаиъ н сношеціи .съ ними, вабегахъ на границы лиши, нападевія и хищаичестве въ оной и обаажеаіи рружіа въ
ссорахъ, съ йричиненіемъ ранъ,—подвергать личной отвѣтственвоств, придавая нхъ военному суду. Кромѣ ѳтяхъ1 нововведен!tt,
кабардивдамъ строго было воспрещено отлучаться куда-либо изъ
Кабарды безѣ письменныхъ видовъ. На случай-же необходимости
въ отлучкѣ, они должны были получать печатные билеты: для
поѣздки внутрь лввіи — отъ времевваго суда, за Кубань и въ
горы — отъ вачальвика въ Кабардѣ, а при отъѣздѣ въ дальнія
иѣста Россіи—отъ начальника Кавказской 'линіи;
Какъ и слѣдовало ожидать, кабардинцамъ не пришлись по
сердцу вбѣ изложенный нововведевія, установленная генераломъ
Ермоховыіъ. Въ то-яіге время кабардинцы обратились с і просьбою иъ главиокомавдуюіцему объ уничтожёніи возводимыхъ крепостей іг вреиеннаго ёуда, но неуИолиИый ГСйералъ ЕрмолоЬъ,
прокламацию отъ 9 августа 1822 года, отвѣчалъ имъ:
«На просьбу, 6 числа августа мнѣ поданную, отвѣтств^н):
' «О крѣпостях* просьбы бевполезны: я Сказал*» j что онѣ будутъ—и онѣ строятся. '
*1
•Подвластные, которые примут* христгаЬскую вѣру, останутся в ъ такой-жс, какъ и прежде, зависимост и отбираемы не
будутъ. Владѣльцы не должвы препятствовать виъ въ отправле»
віи вгѣ^ы и я строго накажу тѣхъ ѲФФендіевъ и иуллъ, которые,
по гііу^нбиу невѣжеству своему, ихъ утѣснять будутъ.
«Цѣну соли уменьшить не могу.
•За земли, которыми пользуются, должно отнѣтетвовйть и
потому защищать ихъ отъ прорыва резбойвИковъ.
«Въ слу*чаѣ набѣга мошевииковъ, будетъ всегда дѣіаеме
слѣдствіе. Виновные заплатятъ за похищенное, если видѣли napTin раэбойвиновъ, не препятствовали, не противились оружіеиъ
вли' то^часъ-же не увѣдомлялй начальниковъ блишайшяхъ крѣnocrett.
•Въ случаѣ ивиѣиы или утаоіія въ разбояхъ, всявій владѣ'лецъ и увдень теряе^ѣ Свое достоинство и наказывается, какъ
всякій преступникъ, по законамъ россійокииъ.
«Подтверждаю еще, что рабы тѣхъ подлыхъ мошенвиковъ,
кои ушли за Кубань нли скрываются въ горахъ, оставя свое
отечество, получаютъ вольвость, когда отъ нихъ выбѣгутъ.
•Лучшія и вѣрвыя иѣры, дабы не бѣжэли рабы, принадлежащіе владѣльцамъ в- уздевямъ, выселившимся игъ горъ, есть
кроткое и снисходительное съ ними ихъ обращеніе.
«Воспрещаю нмѣть сношевіе съ бѣжавшими въ горы мо-
шеввнкаии в напрасно думаютъ уверить меня, что есть взъ в в г ь
ушедщіе во неволе. Нарушающій сіе эапрещеніе будетъ наказываемъ, какъ изменввкъ.
«Хочу впдЬть, кто желать вожетъ продолжать связи еъ подлыми мошенниками, лишенными прежввхъ достоаяствъ владельцевъ иуздеаейѴ
«Если-же кто изъ бежавшихъ въ горы, обманутый звона»
мѣревнымя ввуиіевіярв, вознамерится ввѣрить себя росе;йсжому
в^чальству, илп даже, те, кои, боясь наказанія за прежвія воровства, раркаясь, црвдутъ просить прощевія и позволенія поселиться на раввине, я далъ ваставленіе начальнику, который
будетъ яазвачевъ в вою въ Кабардѣ, раз сматривать, кто того дострвнъ, в давать позаолевіе. Бсли-же кто не получить оваго, можетъ безопасно возвратиться я оотановленъ ве будетъ, но прощен^ пробить доджеиъ не иначе, какъ лично.
•Въ-случае отгона табуна, скота или другой покражи у поселившихся на равнивѣ, для отысвавія овыхъ викто не ннѣетъ
права ѣздить въ горы безъ билета начальства, а дабы отвратить вредныя сношфнія, билеты будутъ выдаваться только известнывъ людямъ.
«Изъ словъ простого варода вижу я, что прикаааиія мои
совсѣмъ ве сообщаются ему или истолковываются въ другомъ
смысле, а паче глупыми муллами, которые въ Кабарде, ир больщей части, происходятъ иаъ самаго подла го состояаія. Пришлю
я чиновника, который, въ прнсутствіи владельцевъ и узденей
важдаго аула, соберетъ старейшяхъ изъ простого народа и имъ
истолкуетъ мои распоряженія.
. «Давъ повегіѣніе черному цароду. употреблять оружіе проставь преарительныхъ мошенниковъ, скрывающихся въ горахъ,
слышалъ я, что думаютъ владельцы и узденя делать какое-то на
очетъ того постановленіе. Я предостерегаю, что умею требовать
всполвевія моихъ повелѣній и исполнять заставить*.
п.
Неудоволъетвге кабардинцевъ по поводу новыхъ пормдковъ, вреден:
ныть генераломъ Ермоловым-р. — Жалобы кабардинцевъ на эти
порядки.—Новая попытка къ возстапію въ Кабардѣ и подавление этою возстанія.—Стремление кабардинцевъ к» эмшраціи
Вступленге Шамиля въ Кабарду и волненіе въ ней.—Переселеніе
части кабардинцевъ въ Турцію.—Послѣдшя попытка кабардинцевъ къ неповиновенію властямъ, при освобожденіи t у нихъ рабовъ,— Современное положенье кабардинцевъ.
Нѣсколько крутыхъ примѣровъ, показавших1» кабардинцамъ,
что, дѣйствительно, главнокоиавдующій генералъ Ермоловъ яріщко держитъ свое слово и на саиомъ дѣдѣ умѣетъ заставить выполнять свои требованія, убѣдили кабардинцевъ въ вевоэмцжвоетц сопротивляться этимъ требованіямъ. Кабардинцы, сврѣпя
сердце, должны были попеволѣ подчиниться всѣмъ установлен-,
нымъ нововведен!ямъ, но со8навіе этой необходвмости еще болѣе раздражало ихъ и усиливало верасцоложевіе къ русскииъ.
Дечего и говорить, что кабардинцы, при каждомъ бдаговддвомъ случаѣ, старались' обходить требования начальства. Учрежденный въ ІІалі»чикѣ врсиедный кабардинский судъ, съ отъѣздом^.
главнокомандующего изъ Кабарды, почти бездѣйствовалъ, вызцвая этимъ грозвыя поедаяія генерала Ермолова, а эатѣмъ и начальника линіи, генералъ-маіора Вельяминова; владѣльцы продолжали оставаться въ горахъ и хотя вѣкоторые цзъ рабовъ этихъ
владѣльцевъ стремились воспользоваться свободою, убѣгая отъ
своихъ рладѣльцевъ на плоскость, подъ защиту русскихъ, во
большинство рабовъ страшилось прибѣгать къ этому средству,
а простой народъ, ваходившійся, въ силу установившегося въ
Кабардѣ общественна™ строя, въ полной зависимости отъ владѣльцевъ и узденей, ве рисковалъ вступать съ ними во враждеб*
выя отношешя и преследовать нецоцорныхъ владфльцевъ и узденей, какъ требовалъ того геноралъ Ерноловъ, не придавав
ври этомъ, конечно, никакого .значения тому,что непокорные вла^
дѣльцы и уздени лишены этихъ эваній; понятіе фбъ этрмъ
было чуждо для кабардинцевъ.
Кабардинцы хотя, и пользовались вся к имъ еду чар иъ, чтобы
уклоняться отъ исполнеаія нѣкоторыхъ требовавій начальства,
но иногда, подъ етрахоиъ нспзбѣжнаго наказанія, все-таки дол-
ны были исполнять эти требованія. Такое положеніе тяготило
кабардинцевъ и они всѣии средствами стремились устранить его,
обращаясь для этого небднонра+но съ просьбами объ уничтожевія нововведеній; но просьбы эти, по обыкновенію, не приводили
къ желаемыиъ результатамъ.
Въ 18^5 году кабардинцы воспользовались проѣздомъ черезъ
Кабарду начальника главнаго штаба, генералъ-адъютанта Дибича,
и, такъ сказать, излили передъ вимъ всю горечь своей жизни,
подавъ ему весьма любопытное прошеніе, следующего содержанія:
«Кабардинские князья и народъ родонъ изъ Египта. Сначала Арапханъ явился въ Константинополь къ Кесарю и, съ позволен! я его, нмѣлъ жительство около Крыма, на рѣчкѣ, называемой Кабарда. Потомъ князья со всѣмъ вяродоиъ, ве давая звать
Кесарю, переправясь чрезъ море въ гавань Кизидъ-ташъ, гдѣ
впадаетъ въ норе р. Кубань, поселились на оной рѣчкѣ и жили
тімъ 7 лѣтъ. Изъ нихъ князь Иналъ за Кубанью понеръ; происходя щіе отъ него князья Беслевѣевцы и Кемвргоевцы съ подвластными остались за Кубанью, а прочіе переселились сюда,
составя Большую и Малую Кабарду, что было спустя после Магомета 150 лФтъ и по нашему исчисленію соётавитъ переселеніе
сего народа въ Кабарду назадъ тому 1098 года, разделясь пополаиъ на шесть «амиліЙ, а именно: въ Большой КабарДѣ—Ата-
жукину, Мисостову, Бекмурзину п Кайтукину и въ Малой—
Таусултанову п Глохстамову. Некоторые князья, а яъ томъ числе и санъ Иналъ, находясь еще въ Крыму и на Кубани; во
время совещавія съ греками, приняли христіанскуто вѣру *). Народъ кабардинский, съ самаго переселенія въ Кавказскія горы,
считается сяльвейшимъ против у другихъ жиігелей Кавказа я
нользовался всегда съ прочихъ народовъ податью.
«Кабардияскіе узденя разделяются на четыре степени, а
именно: ва 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю; родъ вхъ и достоинства идутъ
съ саиаго начала издревле.
«Когда Кабардинскій народъ былъ въ целости, жилъ покойно и ве было въ Кабарде русскаго правительства, тогда всѣ
гражданскія дѣла pemaitfcb 'no пііаріату эоевдіемъ и кадіейъ, илй
по Духовному суду. Въ 1792 году Государыня ивператрицк Екатерина Алексѣевна учредвла въ Большой я 'Малой Кабарде родовой раоправный судъ, на кабардинскйхъ правахъ; народъ, считая
*) Всѣ эти свѣдѣвія изложены ва основанін существующихъ въ Кабар-'
дѣ предааіА.
" '
сей судъ противны мъ магометанскому закону, въ 1801 или 1802
году, настояіце не уионнимъ, цросилъ объ уничтоженін оваго бы%
шаго кабардинскаго пристава генералъ-маіора Дедьооццо, а сей
доводить о тоиъ до свѣдѣвія бывшего главнокомаадующаго въ
секъ краѣ квазя Цаціанова, который н раарѣшидъ судъ сей уничтожить, учредивъ для разбирательства народныхъ дѣлъ мехкема
BJK шаріатъ, каковыяъ и разбирались всѣ дЬла до учреждевія въ
Кабарде русского правлевія, а въ 1822 году, бывшій корпусцый
коирдиръ, генерадъ-отъ-инеантеріи Ерцоловъ, прокламацией) зъ
1-Й день сентября еему народу данной) уничтожа разбирательство
шаріатомъ, учредилъ, противно нагоиетавскому закону, въ Кабардѣ временный судъ, цредоставя духрвцому разбирательству еледующія только дела: 1) до вѣры и совести касаюіціася; .2) но
весогласію мужей и жеяъ; 3) ссоры между родитеіаин и дѣтыщ
и 4) вообще дела, не нмѣющія улявъ, ясныхъ доказательствъ и
I авеьиеввыхъ свидетельству Народъ кабардинскій, издревле приI выкшій рѣшать все гражданскія дѣла по шаріату, вросялъ, объ
унвчтожевіп суда его-же генералъ-отъ-ннФаытеріи Ермолова, но
его превосходительство въ просьбѣ сей совершеиво отказалъ,
чрезъ что мвогіе князья, узденя и черный народъ начали бувховать, а некоторые бежали за Кубань и ныне тамъ находятся, а
потону народъ оррситъ кабардинский судъ уничтожить, поавохя
онъ все граждавскія и народныя дела решать по прежнему шаріатоиъ, уголоввыя-же дела сргласны, чтобы были раабираеаіы воеяаымъ судомъ.
«Кабардинский вародъ поступилъ въ подданство Рассів /въ
царствовав іе Іоавва Васильевича, при взятіи города Астрахани.
Въ то время равные кабардинские узденя нривнааы царемъ Іоаняоиъ Васильевичем^ въ равномъ достоинстве съ русекини двора нами; позволено также отъ .него вабарддацаиъ братв каждому
въ годъ по одвой арбе, зацрржавной двумя парами аолова, .о«1
Иожарскаго озера соли, какъ дрозде таковую .брали безъ всяваго позволевія, пасти скотъ ра той сторове (левой) р. Малкр кап
б'ардивцафъ не препятствовать.пофдааыхъ вмъосетинцевъ, аба»
зввцевъ в прочихъ варододъ во отнимать, холоповъ, въ Ро^сію
бѣжавшвхъ, не принимать, а отдавать обратно ихъ владелддамъ,
к все это утверждево был? отъ царя Іоавна Васильевича грамотою *). Крымскіе хавы, узнавъ 1 о подданстве росоійскрму царю
*) Это ваявлевіе кабардинцевъ, о томъ, что будго-бы имъ царемъ Іоан*.
вомъ Ва<?ильевдч^мъ Грозаымъ была пожаловала грамота — ршкбочао, такъ»
_
—
ш
—
кабардинцевъ, начади дѣлать на нихъ найаденія и вмѣть войну;
вародъ, переселяясь оттого съ мѣста на мѣото;: какъ слышно
изъ словъ стариковъ, грамоту аотерялъ. Потомъ, когда начали
строить городъ Моздокъ, маогіе холопья начали изъ Кабарды
отъ своихъ господъ бѣгать въ Моздокъ, а оттуда въ Кизлнръ,
а потому отъ вабардинскаго народа, въ 1771 году, посланы были въ С.-Петербурга къ государынѣ императрицѣ Еватеривѣ
Алексѣевнѣ князья: Кургоко Татархановъ и Жанхотъ Седакаевъ,
съ просьбою уничтожить Моздокъ и возобновить прежнюютрамоту и права сему народу отъ даря Іоанна Васильевича данный,
а потому и выдана кабардввцамъ, въ 15 день іюна 1771 г., грамота, которою принимать бѣглыхъ хокопьевъ запрещено, а велѣно отдавать обратно ихъ владѣльцаиъ; во бывшій корпусный
генералъ отъ-ивФантеріи Ермоловъ, противно грамоты, многихъ
хоЛопьевъ, выбѣжавшихъ изъ горъ на равнину, нѣвоторымъ даже одвимъ днемъ прежде господъ успѣвшимъ выйти, далъ вольность, а потому выселившимся на равнину ихъ владѣльцамъ въ
отдачЪ холопьевъ отказалъ, ков понынѣ пользуются вольностью.
Народъ проситъ, согласно той грамоты, всѣхъ холопьевъ, бѣжавшихъ отъ своихъ господъ, возвратить по-прежнему ихъ владѣльцамъ съ тѣмъ, если господа ихъ живуть въ Кйбардв, а которые остались за Кубанью—тѣхъ холопья иогутъ пользоваться
вольностью.
«Унцчтоженіе Моздока тою-же грамотою отказано потому,
что будто оный строится къ общей пользѣ, для защиты отъ другихъ иепріятелей, а не отъ кабардинцевъ, и сверхъ того, бывпой на.линіи генералъ, Называемый Якубов (Якобй), отъ Моздока по pp. Малкѣ и Зумѣ, до еамаго Чернесъ-Кармава, началъ
строить на земляхъ, сему народу прввадлежащихъ, врѣпостя.
Кабардинцы, считая для себя сіе обидою, просиди о томъ князя
Потемкина, который, отрѣшиЬъ того генерала отъ должности,
объяввлъ, что уничтожить крѣпостей не иожетъ, потому-что на
построеніе оныхъ истрачено много казны, обѣщая при тоиъ остальныхъ веиель, оставишихея порожниии по pp. Малкѣ, Кумѣ и Курѣ, у кабардвнцевъ не отиииать, позволивъ производить на оныхъ
хдѣбоиашество и паоти скотъ по-прежнему; но нѣкоторые, будучи недовольными правительством, а болѣе молодые и вѣтревные люди, начали дѣлать въ границахъ лпніи шалости.
какъ въ чвслѣ нсторическкхъ докуиентовъ россійскаго государства втой грамоты не имѣется в даже вѣтъ указанік, чтобы таковая была выдаваема.
•Тою-же грамотою позволено кабардинцамъ брать по одной
арбѣ, запряжённой двумя парами воловъ, съ Можарскаго озера
соль, съ уплатою по 1 руб. 50 коп. за каждую арбу въ казну
денегъ, чѣмъ народъ и пользовался, а когда начала въ Кабардѣ
свврѣпствовать чума, то бывпіій кабардинскій приставь генералъмаіоръ Дельпоццо, съ воли начальства, ѣздить на то озеро за
солью запретилъ; также не позволено было, до уннчтоженія заразы, пасти на старой линіи скотъ и барановъ. Народъ, будучи
доведенъ таковыми поступками правительства до крайности и обижаясь отнятіемъ собственности, началъ дѣлать въ предѣлахъ кав.
казской линіи шалости, а потому въ 1810 году, бывшій дивизіонвый начальникъ генералъ отъ-пнФантеріи Пулгавовъ, съ отрядоиъ
россійскихъ войскъ, вошелъ въ Кабарду и дѣлалъ народу больная опустошенія, раззорилъ почти всѣхъ до основанія, не разбирая ни праваго, ви виноватаго, и тѣмъ почти весь народъ
былъ разогнанъ; потомъ въ 1811 году, прибывшій изъ Петербурга генералъ Вердеревскій, обласкалъ народъ, успокоилъ, и въ
томъ-же году, 4 января, бывшій главнокомандующий генералъ
Тормасовъ, прокламаціею народу данною и чрезъ пристава генералъ-маыра Дельиоццо объявленною, позволилъ кабардинцамъ покупать соль въ Прохладненскомъ мѣиовоыъ дворѣ, съ платою за
каждый пудъ по 40 коп.; вскорѣ послѣ того набавил^ цѣну до
80 коп., а послѣ начали продавать по 1 руб. 50 коп. и наковецъ по 2 руб. Поэтому, въ томъ-же году, посланы были отъ
кабардйнскаго народа въ Петербург» князья: Хаджи Безрука Хаиурзинъ, Кучукъ Касаевъ, Шолоха Ахловъ, узденя: Темрюка
Казанищевъ, Гетагажа Кудинетовъ и Мисі.сіъ Анзоровъ, съ
вросьбою къ Его ^Императорскому Величеству утвердить прежвія грамоты и кабардинсиіе обряды, кои и были утверждены таковой) въ 20 день января 1812 года; но народъ ііо оной вывозкою соли съ Можарскаго озера не пользовался. Нынѣ кабардинцы, будучи раззорены, просятъ, до поправленія своего, смотря
по надобности, нѣкоторое время возить соль по-прежнему съ того озера, а послѣ согласны уже покупать таковую, какъ покупаютъ всѣ жители линіи.
•Податью съ осетиЁъ и другихъ народовъ, согласно той же
грамоты въ 15 день іюля 1771 года, кабардинцы пользовались
по 1821 годъ, а въ семь году отъ бывшаго корпусваго командира Ермолова йрисланъ былъ въ Кабарду для наказанія Народа
отрядъ россійскихъ войскъ, съ принужденіемъ переселиться ка26
JX/
бардивцамъ со старыхъ мѣстъ на равнину. Наргідъ таковое припужденіе къ переселению понялъ въ худую # цля него сторону, а
потому мнбгіе изъ кабардинскихъ князей, узденей и черваго народа, даже и честные люди, почти на-половину бѣжали за Кубань,
гдѣ и нынѣ находятся, а Остальная часть кабардинцевъ переселилась на равнину; осетины-же и другіе народы остались въ горлхъ. Начальство, для безопасности, дабы народы сіи ве принимали іі пс пропускали чрезъ свои земли закубанцевъ и бѣглыхъ кабардшіцевъ для хищничества вѣ россійскія границы, требовало
отъ нихъ аманатовъ, кои, въ залогъ вѣрности, отъ нихъ и выданы, а чрезъ то и подать платить кабардинцамъ не велѣно. Кабардинцы просятъ нынѣ, согласно прежнимъ обрядамъ, брать съ
нихъ подать, а аманатовъ возвратить имъ, ручаясь удерживать
ф ихъ на будущее время отъ всѣхъ неблагонамѣренныхъ длй Россіи
поступковъ, такъ-какъ всѣ народы, въ горахъ живущіе, равно
и земли ими населенныя издревле принадлежали кабардинцамъ, а
сіи почитались' изъ всѣхъ сильнѣйшими.
'
«Въ 1814 году, когда еще не было въ Кабардѣ русскаго правительства и крѣпостей, бывшій начальникъ Кавказской линіи,
генералъ-маіоръ Дельпоццо, въ обезпеченіе линіи отъ хищниковъ,
взялъ отъ нѣкоторыхъ князей и узденей въ аманаты дѣтей, а когда
бывщій корпусный конандиръ, генералъ отъ-ивоантеріи Ермолоэъ,
началъ строить въ Кабардѣ крѣпости и принуждать къ переселенію, тогда половина народа удалилась за Кубань, ёъ томъ числѣ
и отцы нѣкоторыхъ дѣтеЙ въ амаватахъ находящихся, а дрдтіе
взъ нихъ остались въ Кабардѣ; дѣти-же нногихъ изъ послѣднйх^
остались въ аманатахъ, а другіе отосланы ^ сиротское отдѣлёніе 'и поступили на службу. Народѣ по сему лредмету просись
начальство обратить, вниманіе п дѣтей, коихъ отцы находятся въ
Кабррдѣ и пребывали всегда Российскому правительству вѣрвыми,
возвратить обратно, конмъ при семъ и представляется особенный
списокъ,, такъ-какъ ихъ и бывпіій корпусный коман^и^ъ' генералъ Ерможшъ, # прркламаціею въ 2t> день іюня, 1822 го^а сему
народу данпою, обѣщалъ возвратить.
,
(
«Лыаѣ земли, пе только з,а; Малкою издревле кабардинцамъ
пршіадлежавшія, кои обѣщало начальство никогда у кабардинцевъ
не отнимать, но даже земли и лѣса въ Кабардѣ, въ самофь отечеств^, иачвная съ Терека отъ крѣпости Владикавказской до Кубари, код уже были разделены между народомъ, отняты подъ
крѣиости и для казенныхъ сѣнокосовъ, безъ всякой за бныя &а-
і
I
платы; срденыэ
ц І^убад., срстр#вдія . д о в д pa:
древле прщщдлежад^^^ддщріъ, ,чуо и б ы в д ^ й д д е и у с ^ .
иандиръ г р в ^ р а л ъ - р т ^ ^ а д ^ і ^ Ермолов-*, прок^м^ар;івд,,ад
день, щ щ 1822 годцдаррду д д н н ^ ^оадвевдн^, ^ѣщад^
еимда .у кабардошдевъ а^ель д другд# роб^венэдрт* в пдяэдк
л* воадть для сдояа
Куфанскаго-содрваго озера г р ^ въ Кабарду, за, вавовою в іздили кабардинцы каждое дѣто, дір .бялр:
трю начальника Кабарды, кар^рар^ми, равдо ва,,3рдк$ і и Э^оцѣ
п ^ ь . сао^ь р.-Еабіуны
и доит:ь;здъѵ9р tapper
дехъ срдеаыхъ оаеррхъ возводил?»,
в подьэовао^оь
время, Цыя&тдо, ч^іЧдаичдро???.: обѣпцціій начальства,?, вдедлае
цадіи, йу,банск»е рз^ро отдадд г^р^дъпмаіороиъ .Вадьвдровыиъ
въ. долечу Хоперсцрму каза,ц^у лодку, * эомдц ва,ЗаддФси Э«н
КѢ СОСТОЯЩІЯ, рернрд.ррдерыя: О З Е Р * , отданы ВРДГРБООД кав&чьемудодку. Народъ каффддаскій, обижать таврвыэд^Т эдмѣйевддг
мр. рбѣщацій цачаль^тв^ д .^няггіе^, собственности,, ироситт? во^г
ти ^ъ ихъ подожеціе д в^въ земди <.д. сфера fla фодкѣ р Этадф
сос;градряд рацио и Дубавдвое .соленое озеро обратить, цр-црож*
врму .во в^адіаіе каб&рдивддеъ, ие запрещу ва. первые пасхи
и. поить с$ртъ, /а съ дрслѣднягр брать^рярь.и возить чъДабар?
ду для здмдяго,рроэдво^ьртвія одецч>,скоха
вр^ить, грязь по «вдвостді, оной ^рздозкдр), потруу, .чхр эеѵлд
сор Ц.рзеда, издревде прццадожаля кабардицодцъ, кри,, ЩЛИѣа и»
тоургоадд, ни другой црриь^ірленцрсти, единственное процет&ніе дцѣютъ о^ъ ^ртр^одства, доя, крегр необходим?, нужна соледоя ѵрцзь,
такъ-ракъ скртъ къ. цей десьм&.црнвьиеаъ и обойтись безъцер не
возиожетъ, равно и для пастьбы онаго д^до^одаое кр^аертво
зеіілд также необходимр. Если-же сіе,цр0іцедіе п^нал^ртвомъ не
б у ^ ъ ,уважено, то кабардинцы должна будутъ лишить^ ц осдеодцргр( .ojpop, flpp хотр( вадодъ
..пр^кд^, ц ррйлъ .достаточное
количество, лошадей,, баранрвъ и догадок с^рта, но, впосд&дствіи
едеис^Ец к о ^ р н ^ е командиры, и^адесувс^ цаградри дди цояег
цу-^ірр
, рговарчвот народъ ка|5ардас#і£. , рсредъ на?
чальствоиъ въ разныхъ воровствахъ совершенно иногда ,ложно ,ц
здезъ та полу,чади . ^рв^л^нія ур.рнцть
^ б д а и д д ^ ъ ; табуны
^лиз^ л$нів pacyfljiie^fl, .что и исполвддц, $ъ особеддымъ. рвевэдодь,
угоняв с^о-ѵь, л р щ ^ й и бар$Ш)ВЪ,,.по. нѣскр^ьву ра^^ь въ ЩЪг>
ВС раабцрая щі , рр^івагр, ли .вцжш.атаго; ^цке if т^ дщрадисц.даих/ь ^&б^рръ, ,ftop .имѣдд. отъ рцу&льства ^^.^еаоцц.рность
тр ^р^рдц^цц доведуw, ^ щ ^ ,-і^^ой.р^ер^ц б^д,-
вости, что принуждены были, спасая послѣднее имущество, скрываться отъ несправедливая раззоренія въ горахъ, нвогіе бѣжа* и з а Кубань, а нѣкоторые вѣтревяые люди, язь злобы и мщенія, дѣіали шалости, другіе-же, совершенно преданные Росстя,
бьццрбижены и раззоревы безъ всякой причины, несмотря на
то, что кабардинцы всегда по вЪдомостямъ кабардинскаго пристава за всѣ похнщеиія, нестарой ли-ніи случайшіяся, уплачивала безотговорочно: такъ, въ 1804 году, по вѣдомости генералъмаіора Дельноццо, за прошедшія 10 лѣтъ, въ 1810 году—за прошедшія 6-ть лѣтъ, въ 1614 году-—также за прошедшее Время; въ
1818 году Трамовъ аулъ, бывшШ за полторы версты отъ кргЬности Константинегорской, раззоренъ до оенованія, скотъ и табуны угнаты и поступили за похищенія въ йропклыя 10• лѣтъ,
тогда кань если-бы были въ томъ аулѣ какіе люди неблагонамеренные и вредные для Россів, то правительство обязано было,
не раззоряя всего аула, взять виновныхъ и предать ихъ законному сужденію. Чрезъ такое раззореніе жители аула вынуждены
были переселиться или даже прогнаты были па другія йѣста, а
когда потомъ вѣкоторые ивъ нихъ пріѣзжали на прежнее житель*
ство за просом^, то были пойманы въ числѣ 20 человѣкъ и отданы въ воевную службу. Этихъ людей начальство хотя и обѣщало возвратить, во и до сего времеви гдѣ они находятся неизвестно ІЗсоихъ вынѣ проситъ народъ возвратить. НакОнецъ, въ
1821 и 1822 годахъ при цереселеніи кабардинцы • раззоревы почти до основанія; нынѣ же, если у Ъихъ отняты будутъ пбслѣдніе способы къ скотоводству, то ^они должны будутъ лишиться
послѣдняго пропитанія.
«Кабардинскіе князья и узденя, опасаясь, чтобы со-вреие»
венІ ве отвали у нихъ послѣдней собственности и правъ, даровавныхъ грамотою царя Іоанна Васильевича, просятъ утвёрдить
узденей кабардинскихъ наравнѣ съ россійскйми дворянами, по
степевямъ, какъ родъ ихъ идетъ издревле, и оставить въ вѣчное
и потомственное ихъ владѣніе всѣ земли и Прочее им^ Принадлежащее.
«По древнимъ обычаямъ, всякій магометанннъ, имѣющ?ій достатокъ, обязанъ непремѣнно въ жизни разъ сходить въ Мекку
и Медиву для богомолія, а который ве имѣетъ достатку, можегі
брать съ собою для продажи на издержки въ пути холопа или
служанку, что и исполнялось до учреждения въ Кабард-Йрусскаго правленія, даже иногда и само начальство снаб'жадо напроѣздъ
тужа овонмн билетами; во въ 1822 году корпусный номандвръ
генералъ Ермоловъ ходить вароду въ Мевну 1 словесно аапретилъ
и тѣиъ отѣсннлъ вѣроисповѣданіе. Народъ, слыша, что царствуюпці ныяѣ Государь Императоръ не только не запрещаешь венкой
ваціи в ъ Россіи живущей отправлять свободно вѣршісповАдаіііе
каждому по своему обряду, но даже отпускаетъ взъ Р^ымадКазав* блужащихъ ѣвднть въ Мекку, а потому и кабардинцы дро~
еять йозволенія ѣздвть имъ свободно въ Мекку в Me дан у на поклоиеніе.
., .
,
•Всѣ вышепрописанныя оПстпяте.п.ства просить народъ, иабардинскій утвердить грамотою, уважа просьбы ихъ по иричивамъ, зд&сь вздоженнынъ, в тѣмъ успокопвъ ихъ, дать случай
хотя вѣсколько понравять бѣдное положеніе.
«Чтр-же касается до того, что сказано, ,въ грацотѣ, въ 20
девь января J-812- года сену народу дацной, и прокдацаціи гене: ралъ-лейтенанта Ртищева 30 марта тогог»е года достоявшейся и
черезъ генералъ-маіора Дельпоццо кабардинцамъ объявленной, чтобы набрать сто человѣкъ молодыхъ людей хорошо вборужевныхъ
изъ почетнѣйшихъ владѣльческихъ и узденскихъ «амилій, для отправлен] я въ Петербурге ва службу, варавнѣ съ другими полкакя лейбъ-гвардіи, то существовавшая въ то время и прежде чума лишила кабардинцевъ всѣхъ способовъ исполнить оное Tpfefeo
ваніе, потону еще болѣе, что большая часть людей отъ заразы
умерли, а оставшаяся малая часть пришла въ совершенно бѣдкое положёніе; потомъ, когда начали кабардинцы вѣскольво поправляться, угонов въ раЗйое время скота прищли опять въ худі
шее состояніе М наконец* вь 1821 и 1821) тодахъ, при яереоѳ*
левіи на другія мЬста, разогнать! н равзорены до' таной степени
что некоторые и до сего времеви овискпв&ютъ себѣ пропигзніерабоггамй'у Другихъ, а большая часть бѣжали за Кубань и доны*
вѣ тамъ проживаютъ. Сверхъ того, хотя кабардивцьт вапредъ
сего и были еильнѣйшнми противъ другихъ, во послѣ чаотыхъ
безпокойствь иногіе бѣ&али за Кубань, а потому оставнііевявдѣсь
сдѣлаУись маідсвльными и 'йолікны всегдашними караулами отъ
сёбя выставляемыми эаЩящать1 и оберегать «вон земли отъ- че»
чен^ёвъ и закубанцеЬъ, кои всѣми силами стараются наносить
сем'у народу вредъ, а всего болѣе—бѣглые кабардинцы^.
Подобйб предшеетвоваищйиъ, и эта послѣднмя яроецба, саме-собою разумѣетСгі; не могла быть впом* удовлетворена, ибо
вгаюляеяіе ^аннхъ треборащй, какьвоявратъ владѣльцамъ уже
— иж —
пелучившихъ свободу рабовъ, разрѣшевіе ВВИВАТЬ подати. <хь дотинъ и другихъ оосѣдей, состоявших» прежде въ васвмьвей вавиеииооти кабардинцевъ, и возврата земель, вииятыхъ казачькмъ
васеленівмъ,—^и не мыслив было. Рядь отвазовъ на Иредълэле®ныи просьбы и неослабляе масть одо>гихъм*ръ, вввдеияыхъ reнераломъ Ермоловымъ дія укрощеиія 6y&faro нрдеа кабадеціцевъ, вызвали наконецъ въ 1825 году врдаеще иъ КабардЬ. ц
повытну въ возстатю, но генералъ Всльяииновъ, строк$ цоед*дователь систеиы генерала Ермолова, явившись во-времд въ Кабарду, успѣлъ усмррить кабардинцев*,
.
і <
0то послѣднее усмврёніе ЬолйЫяв4 КАЗДрд# окончательно
убѣдило кабардинцевъ въ беЬсиліи свергнув съ ^ебя власть русскихъ. Окружевные цѣпью крепостей, гіхранйеімкхъ яойскаии; я
неустаннымъ надзоромъ, кабардинцы окончательно были стѣсйены относительно стремленія кб» открытому хищничеству вѣ предѣлахъ сосѣдняго руссваго иаселёнія.
У наиболѣе свободолюбивыхъ кабардинцевъ, не мирившихся
съ введенными строгими порядками, усилилось тогда стремленіе
къ эмиграции за Кубань. Такимъ образомъ многіе.изъ кабардинцевъ, цѣлыми семьями, время отъ времени, предпринимали таЙныя переселения( за Кубань, гдѣ впослѣдствіи и образовалось еѣсколько кабардинскихъ ауловъ.
. Эти-переселенцы, .естественно лютые враги всргс русск&го4
' причиняли весьма мцого хдопотъ начальству прстодцными вабѣгшш въ ваши жредЛды и дерѣдко служилц пщрмою w . престць
ныхъ дѣйствій/ совершаемых^ итзц^нааыэаемцвд , покорными
кабардинцами. ПослЪдіце, привимде щ*чти постоянно съ абренамИ ууастіе въ разбоЙничеоннхъ цродЪлкахъ надъ русскими, все
однако-же сваливали ва бѣглецдоъ, я хотя начальству неоднократно уличало нирныхъ яабардинцеръ въ открытрмъ /пріемѣ . и
иоетояивыхъ сообщеніяхъ съ враждебными, иамъ .людьми,, но
кабардинцы, еъ . беззастФэдавоетыо, всегда старались убфддть,
«то они не имѣютъ нинакихъ.'ордоцеиій оъ
Нечего
и говорить, что яоявдяршіеоя • въ,. $абардѣ. съ добычею о г ь
русскихъ эмигранты никогда не выдавалась властямъ,.. $слиже случалось, что лѣвоторра изъ .ка^рдрнцевъ б^шадо. цыщрр.зимо уличаемы иъ пріемѣ • бѣглецевъ, т
подлогу кы нимъ
«клялся «абардиискій времецней суда», которр#г «Гогвтихъ случат
яхъ, считалъ своею обязанностью усердно проявлять доою дѣя-
тедьпость,к£онившу&ся къ тому, чтсібй бправдать fco что-біі¥Ь
ни стало провйнквшихся. То и дѣло кабардинскій судъ, бездѣйетвуя во всемъ бстальномъ, ходатайствовал» передъ началіствіуігь
за людей, обличеввыхъ въ пребтупныхъ сношеніяхъ съ бѣглещімй.
:
•• Однажды, по поводу яодобйЫхъходатайству гёверал^наіоръ Кельяминовъ іШалй кабардинскому временному сгуду слѣдующее:
'
«Маіо^ъ ТорановскШ дойелъ до свѣдѣйія моего два представлен! я сего суда отъ 15 л 17 декабря № 251 & и
коиии
оиравдьгва'егь С^ъ узденей Тамбіева и Кудиягетова въ еношеніяхъ вхъ съ иаИгЙшшкоШЪ Роеламбекомъ1 Віесленовымъ иЬьтомъ,
что, встрѣтнвъ кищйичёскую najpniro подлыхъ кабардинскихъ бѣі1лецовъ, запретили стрѣЛАІъ -rro оной. Дабы судъ и на бу^уй^ее
врйія в е иолагалъ, 'что в с М й бпрЪідайіё моЖетъ бы*ь принять,
1
йуагйымѣ %sd\My обЪяйіитЬ суду і-лЭДібпце^е;
•Въ одномъ нзъ іредстаѣіейій своихъ судъ говорить Ьаяъ,
чтк весмо¥ряѣа гіріемъ Росл&Мбе*а Біеслевбва гооподввднъ'главна
команду нлЦимъ; несмотря на увѣрейія Росланбева; что возврат
тйтск йъ Кабарду, судъ игіѣлъ къ- иену недовѣрчввость я неблкуд#лъ за дѣйствіяви его. Они былй таковы, что и русское начальство, менѣе 'с*ь РОсламбекомъ знаковое, нежели его соотечественники, Ы йиѣло 'къ увѣреййнмъ его нн малѣйшей дЪвѣренйости.
Разска&емй tt*o йоі-ъ быт*. ебягануггъ простой йароДЪ, ио конечно
не гааЬнѣЙШія Ф«ИЙЛІИ, каковы Кудинетовы, Тамбіе&ы и ЙІГЬ по^
добн&а. СлЗДойа^ельйо, оправдмвать ихъ неДОДОніёмъ нзмѣвнн<чесШѢ нажѣрейЖ Роелаиввка гіелъзя. >
«Полагая даяф что *о*Ми otfti ИВ ЗШИЪ ^аййюй ЦЖІЮ, ' д а
которбй; пріѣзжали люди Ьтъ Рйсламбека Віееівйоаа; йа не шмеля
однако-ire не знать Они' Ttort>, WTo люди <йй йріѣ&Жали въ Кабаре
ду тайно й тамъ омывались. Ни один^ НЗЪ1 С * Х Ъ ДіЬдейие ймѣлъ
билета-ва йроѣздъ въ Кабарду. Принимавшее яхълегк* могли
І*Ь тоиѣ убѣдйтіся И конечно эвала сі&. Этоічѵ-был» уже достав
точно, чтобы* сйхъ лн&ей представлять къ ввАаМююу; ибо МО
йй пойймйвтъ, что человѣйу правому, Иве Ийясццему виновным*
і**6ренШ, йѣ-і-ь никакой* нуядеі скрыв^ьоя? Сыгіъ ЛВанЫв, Ку*
диветова^Атажуйа'пр&зиелея, >іто онъ видѣхся йъ Сыйомъ Р о с
іамбека Біесленова тайно. Судъ оп^авдЫваетъ его въ свмъ но*
cfyfltt молодостью лѣтъ. Можетъ-быть въ лѣтаяъ оовзршегіныхъ
Ь'еъ равсудкомъ'6e.rfce-зріілымъ онъ сего не одѣкаслъ-бы. Но
если молодость Атажуки сколько-нибудь его оправдываетъ, то
весьмр м ног ихъ сильно обвиняетъ. Атажука, будучи еще дѣтскихъ
,л£тъ, конечно ве имѣлъ-бы понятія о тайныхъ свиданіяхъ, еслнбыдрцмѣрц старпшхъ его тону не научили.
«Судъ, представляя оправданія свои и ходатайствуя sq, ,вндовдых>, б?зъ сомяѣнія ввдѣлъ веосновательвость сихъ. оцравданій, Несмотря на то, судъ, не хотѣлъ отступать отъ обыч&я ходатайствовать предъ властями за всякаго нарушителя общего
еиркойетвія; и потому не должно удивляться, если подобное ходатайство остается беръ уважевія».
При таконъ поло$еніи дѣлъ въ Кабардѣ, принятіе строгихъ
и энергдческихъ мѣръ, на которыя кабардинцы постоянно жаловались, вызывалось неизбѣжною крайностью н потопу ослаблять
аі;ц,и^рьц согласно желания кабардинцев^., къ то время, когда
рви всякую уступку со сторону русскииъ, способны были, объяснять слабостью, не представлялось возможности, что, нонечно, равдражаде кабардиццевъ и поддержрало въ нихъ духъ недрідани* Тѣмъ не менѣе, безъ уредрченія. можно сказать, что Кабарде была усмирена и, подчинилась русской власти относительно рарФе другихъ непокррныхъ племен1^Кавказа 'только благодаря положенному генераломъ Ермоловымъ началу строго-систеиаэдчеекйхъ, чествыхъ и прямыхъ отнощеній къ туземцамъ.
Цолятика генерала Ермолову цр ртр/ашснію къ крбардннМаиъ, кадь это видно изъ срхраадвщихся докудентрръ, .бьца совершенно чужда десбыточныхъ обѣщаній, заискиварій у сильнДОщихф и .вліятельвѣйщихъ вдад$льцевъ, подкупа нужиыхъ людей и вообще тѣхъ способов*, кртррые, принеся въ данный моментъ желаемую пользу, разрушали въ то же врсмя: въ народѣ
иоадтія, , о, честности а нравственности. Kft. ^ча^тію ,днЦ>ардщіцввъ, представителями власти въКабардй, еще долго.сцустя по
елѣ Алексея Петровича Ермолова, были последователи этого знаменитагр. учителя я ато обстоятельство,, можетъ бцть, повліядо
на, то, что кабардинцы, по сравненію ихъ .съ дЪкоторцмд другими племендея Кавказа, отличаются. лучшими , идедовевда*! 1
качествами д дохрадили въ (массѣ болФе дрнятід о. нрадст#$нног
стИ л «естц, отличаясь ?ъ тоже дреид д даибаі$е щекотливцмъ
созданіемы своего достоинства—вачесувомъ, к^цорое,. къ сржалѣаію, сохранили неавсф горцы.
Кабдрдинцн, .совредеирдки А. И.Ермрдрва, всцрцвцаядрош:
*ое, иь гдубочайщимъ уваженіедъ относятся, къ .этоі| личности
і
и ставятъ этого человѣка прииѣронъ справедливости; зтотъ человѣкъ. какъ говорить кабардинцы, ничего не обѣщалъ, чего не
ногъ исполнить, и точно исполнялъ то, что скавалъ.
Если и нельзя сказать, что послѣ введеввыхъ въ БабардЬ
гевералоиъ Ермоловымъ порядковъ ве было стремлевія у кабардинцевъ, по принѣру прежнихъ лѣтъ, свергнуть силою не нравявшіяся имъ нововведевія, то, по-крайней-мѣрѣ, стремлевія эти
ограничивались лишь попытками къ возстанію, которыя безъ труда ухе подавлялись, даже не вызывая необходимости прибѣгать
къ особенно-крутымъ мѣрамъ.
Общее спокойствіе въ Кабардѣ, послѣ бывшаго въ 1825 г.
волвевія, ничѣмъ особеннымъ не нарушалось до 1846 года; но
въ атомъ году довольно значительная часть кабардинцевъ, увлеченная успѣхами Шамиля и надеждою оъ помощью ѳтого воителя
освободиться изъ-подъ власти русскихъ, снова заволновалась.
Провѣдавъ о воабуждеввомъ состоявши кабардивцевъ и приглашаемый нѣвоторыми изъ ннхъ, Шамиль, съ гроиадными скопищами чеченцевъ и другихъ покорныхъ ему горцевъ, въ апрѣлѣ мѣсяцѣ поспѣшнлъ въ Кабарду. Походъ ѳтотъ былъ совертевъ Шамилемъ довольно удачно и онъ легко достигъ лѣваго берега р. Терека, т. е. Большой, Кабарды, переправившись черезъ
рѣку у вынѣшвей станицы Змѣйсвой. Приближеніе Шамиля сильно взволновало умы кабардинцевъ, а отсутствіе въ то время
войскъ въ Кабардѣ придавало возмутившимся еще бблыпую смѣлость. Цѣлыя толпы и тайныхъ, и яввыхъ сторонниковъ Шамиля, отбросивъ ва время свою кичливую гордость, отправились къ
нему еъ ивъявленіемъ своей покорвости и готовности содѣйствовать изгнавію изъ Кабарды русскихъ. Но планы ати всворѣ были разрушены стянувшимися въ занятой Шамилемъ поаиціи нашими войсками, которыя принудили Шамиля поспѣшно бѣжать
эа Терекъ и затѣмъ совсѣмъ удалиться восвояси — въ Чечню.
Само-собою раэумѣется, что такой неудачный исходъ вторжевія Шамиля въ Кабарду довольно сильно обезкуражилъ кабардинцевъ, и хотя многіе изъ нихъ, ваиболѣе свободолюбивые, продолжали поддерживать брожевіе въ умахъ людей легкомысленныхъ,
во желанной цѣли уже достигнуть не могли. Такимъ образомъ
въ 1846 году было въ КабардЬ послѣднее серьезное волненіе,
грозившее причинить русской власти больпгія хлопоты.
Послѣ этой неудачной попытки въ возставію, кабардинцы если и не покинули совсѣмъ мысли освободиться отъ господства
27
русскихъ, то, по- к равней- иѣр*, явно не предпринимали уже ничеро клонившегося въ атому. Всѣ недовольные, по примѣру своихъ
другихъ соотечественнивовъ, продолжали удаляться ва Кубань и
втииъ способомъ хотя на вреия обрѣтали возиожность осуществить свою вавѣтяую мечту— избавиться отъ власти русскихъ.
Веѣ-же наиболѣе ииролюбивые элементы кабардинскаго населеніи
подчинились необходииости признать надъ собою власть Россіи;
ве и ѳтотъ еактъ далеко еще не даваіъ права раочитывать иа
искренность отношеній къ наиъ кабардинцевъ. Еще долго кабардинцы, только подчиняясь необходииости, мирились съ евоимъ
вависимымъ положеніеиъ отъ русскихъ.
Справедливость еуществовавія такого положенія въ отношеніяхт- кабардинцевъ въ русскииъ подтверждается тѣмъ, что когда, съ постепеннынъ покореніемъ закубааскихъ народовъ, исчезла для кабардинцевъ возиожность ииѣть за Кубанью убѣжшце,
то многіе кабардинцы, желавшіе во что-бы то нн стало избавиться отъ русскихъ, съ жадностью ухватвлись за представившуюся
въ вачалѣ 60-хъ годовъ возиожность переселиться въ Турцію.
Таввиъ образомъ въ 1860 году выселились изъ Кабарды въ Турцію 347 ееиействъ, а въ слѣдующеиъ 1861 году—534 семейства,
т. е. въ-теченіи 2-хъ лѣтъ удалилась изъ Кабарды почти '/« часть
населенія ея. И въ послѣдующіе годы кабардинцы неудержимо
продолжали эмигрировать въ Турцію, хотя и ве въ томъ количествѣ, вакъ въ первые два года. Стремлевіе кабардинцевъ въ
переееленію не охлаждалось даже и разсказами возвращавшихся
ивъ Турціи о бѣдствіяхъ, претерпѣваемыхъ въ обѣтоваввой зежлѣ переселенцами. Кабардинцы не вѣрили этимъ равсказаиъ, высказывая весьма недвусмысленно свое подозрѣніе, что руссиое
правительство подкупаетъ возвращающихся и они разсказываютъ
ужасы о турецкомъ житьѣ-бытьѣ въ угоду русскииъ. Никаиія
клятвы и увѣревія горьво-равочаровавшихся переселенцевъ не
убѣждали скептиковъ взъ вабардинцевъ и они продолжали стремиться въ Турцію, какъ мотыльки на огонь. Полные неотравинаго желанія бѣжать отъ русскихъ безъ оглядки, кабардинцы ие
вѣрвлн даже такимъ людянъ, возвратившимся изъ Турціи, которые ушли въ этотъ завѣтный край окруженные полныиъ довольотвомъ и завѣдоио богатыми, а возвратились почти нищими. Словомъ-сказать, мусульманская страна, гдѣ процвѣтаетъ Стамбулъ,
представляла для кабардинцевъ неотразииую прелесть.
Такая иеизлѣчниая горячка къ переселенію продолжалась
въ кабардннцахъ до-тѣхъ-поръ, пока само турецкое правительство, нажившее не пало хлонотъ съ эмигрантами, иаотрѣзъ отказалось принимать въсебѣ переселенцевъ, сначала въ нассахъ,
а нотомъ и по-одиночкѣ; но н тутъ кабардинцы ухитрились бѣхать съ родины. Прежде всего кабардинцы не вѣрили въ существованіе отказа со стороны Турціи принимать къ себѣ переселяющихся съ Кавказа туземцевъ; но потомъ, убѣдившись, носредствомъ посылки въ Турцію довѣреиныхъ людей, что дѣйствителько отказъ существу етъ,—кабардинцы проявили страсть къ пилигримству въ Мекку, подъ видомъ поклоненія гробу Мухаммеда,
забирая при этомъ и свои семьи. Многимъ удавалось этимъ путемъ водвориться въ Турціи.
Таквмъ способомъ кабардинцы эмигрировали въ Турцію до
1866 года, т. е. до 'объявленія нмъ о намѣревіи правительства
приступить къ освобождевію у нихъ зависимыхъ сословій. Когдаже было приступлено въ томъ году въ подготовительнымъ работагмъ для осуществленія этой реформы и кабардинцы убѣдились
въ тоиъ, что действительно русское правительство нанѣрено и
на самоиъ дѣлѣ приступить яъ освобождевію рабовъ, мвогіе изъ
кабардинцевъ, наиболѣе страшившихся осуществленія этой реформы, которая должна была сильно повліять ва измѣненіе ихъ
домашня го я эвономическаго быта, обратились съ просьбами о
раврѣшеній имъ переселиться въ Турцію или не освобождать у
нихъ рабовъ. Въ той и другой просьбѣ было отказано кабардинцамъ-просителямъ. Тогда недовольные ѳтимъ откаэомъ, въ
числѣ около 400 человѣвъ, въ оевралѣ мѣсяцѣ 1867 года, затѣялв-было нѣчто въ родѣ веповяновевія начальству, но стянутыя
тогда-же въ Кабарду войска успокоили недовольвыхъ, которые,
проелышавъ о приближеніи войскъ, немедленво разошлись по домамъ и затѣмъ уже безропотно подчинились необходимости освободить рабовъ и остаться ва жительствѣ въ Кабардѣ. Послѣдствіемъ этой послѣдией вспышки, имѣвшей, впрочеиъ, совершенно частный харавтеръ, было временное удаленіе изъ края
внутрь Россіи нѣсколькихъ, наиболѣе агитировавшихъ личностей
я затѣмъ наложеніе на кабардинцевъ девежнаго взысванія, для
вознѣщенія расходовъ по передвнженію и довольствію вызванвыхъ въ Кабарду войскъ.
Тѣиъ не менѣе, существовавіе подобныхъ изложенныиъ выше прецедентовъ въ отношеніяхъ набардинцевъ къ русскимъ въ
такомъ еще недалекомъ прошлоиъ, указываетъ в а то, что ка-
барданцЬі далеко еще не свыклись съ иыслію бевповоротно подчиниться необходимости войти въ составъ семьи народностей, составляющихъ Россію. И до сихъ-поръ еще набардинцы чуждаются русскихъ, если послѣдніе не представляютъ иаъ себя начальству ющвхъ лицъ, и до-сихъ-поръ еще не рѣдкость, проѣзжан черезъ кабардинсвія селенія, встрѣтвть дѣтей, съ бравью плюющихъ вслѣдъ проѣзжающему гяуру-русскому. Заиѣчательно при
втоиъ, что женщины главвѣйшимъ образоиъ препятствуютъ болѣе
тѣсному сближению кабардинцевъ съ руссввии. Многіе изъ горцевъ, вслѣдствіе различныхъ побужденій, были-бы не прочь
войти въ звакоиство и интииныя отношенія съ русснини, но
женщины, ревнивыя оберегательницы старинныхъ традицій, осиѣиваютъ такого сиѣльчака, а насмѣшка для кабардинца, какъ •
вообще для всякаго горца,—острый вожъ.
Но вреия и прогрессъ, однако-же, не заставляютъ себя ждать.
И если грозная сила, олицетворяемая вѣкогда штыками и гроиоиъ пушекъ, ве въ состоявіи была сломить- втечевів около ста
лѣтъ упорнаго нежеланія кабардинцевъ подчиниться Россіи, то,
въ настоящее время, въ польэу этого дѣятельно хлопочетъ иная
сила, это—проникающее въ умы кабардинцевъ сознаніе необходимости улучшенія своего соціальнаго быта, путенъ воспріятія
здравыхъ эковоиическихъ началъ, и, въ виду этого, стреиленіе
къ эксплуатаціи тѣхъ средствъ, воторыии природа щедро оделила территорію, занииаемую кабардинцами. Достаточное количество лѣса, иэобиліе воды и богатая почва съ избыткоиъ вознаграждаготъ трудъ кабардинца и даютъ ему возможность постигнуть
выгоду раціональваго обмѣна богатствъ. Этотъ обмѣиъ, происходящій между кабардинцами и русскими, поддерживая ч>бщвость
интересовъ, съ каждымъ днемъ все ближе и ближе сводвтъ между
собою эти національности, заставляя кабардинцевъ убѣждатьси,
что соеѣдство русскихъ становится для нихъ необходииымъ.
Нужно надѣяться, что этотъ путь, чуждый насилія, униженія національной гордости и вообще всего, что иожетъ раздражать народное самолюбіе, болѣе твердыми шагами приведетъ
къ исполненію задуманной слишкомъ 300 лѣтъ тому назадъ цѣли — включенію Кабарды въ число вѣрныхъ и истинно-предаиныхъ членовъ вед ивой сеиьи народовъ, составляющяхъ Россію.
Я.
ГрабовскШ.
НАРОДНЫЙ СКАЗАНІЯ
КАВКАЗСКВХЪ ГОРЦЕВЪ.
ІЗЪ ОСЕТМСШЪ СКАЗАШЙ О НАРТАІЪ.
Сшаніе
о нартѣ Хамьщѣ, бѣломъ з а м ц і и
. Батразі.
Однажды Ханыцъ проѣзжалъ до неполированной oaoti -б»
лой лошади, ш> нартовскямъ населеяіямъ *>} надумаюсь «ну ввгля«.
вуть ва зеіевѣвшія песеяпія поля и полюбоваться прекрасны u а
и живописными мѣстами природы. Онъ ѣдетъ шагъ'за-вагомъ г
проѣзжаетъ незамѣтво ве малое пространство аартовскихъ безконечныхъ земель. Откуда нн возьмись, изь-педъ кустика выскочялъ бѣлый зояцъ, которого природа щедро наградила красотой;
красотѣ его Хаиыцъ немало удивлялся. Онъ, увидя бѣяапо зайца, говорить себѣ: «Странная природа! Отчего она не ваградмла и остальвыхъ звѣрей такъ щедро к р у т о й , , надо, этого. бѣлаго зайца»? Заяцъ ялетъ и идетъ себѣ гуринымъ шажщоиъ, перевали вая с ь съ боку на бокъ, Хацыць радуется я говорить, гебѣ:.
«вотъ, Богъ даль мяѣ никогда небывалаго до еего бѣдаго зайца*
привезу я его нар тамъ, овъ будетъ казаться вмъ чу домъ в
служить диковинкой при общихъ нартовсвахъ у весел ев і я хъ». Тихонько подъѣзжаетъ овъ къ зайцу, а тотъ, дѣлая быстрЬе свои
прыжки, отъ него удаляется. Жаль Хамыцу упустить дорогого для него зайца: «ву, что инъ дѣлать? лошадь неподироваиа,
прибавить шагу нельзя*, говорить Хамыцъ, «а уцуотять иеъ
рукъ такую рѣдкость — это будетъ бодьшад цотера». Понуднвъ
*) ПодвроВка лошадя производится таккмъ обрляомъ: лошадь дсржитм м хорошем* *ор«у, дог*ѣгь-воръ, пока ова сдѣлается гладкою, откоркл«вш)9. Зяцгѣмь. ома вгеченік.нецѣлк, по двараіа *% ДОЦ «уопмч* ѵѣ
вод». Послѣ купанья, лошадь объЗДкѵгается сначала шагом-ц а яотокъ м степенно въ-карьеръ, по 2 — 3 версты. Во время этвхъ уоражнеиШ, лошади
дается отдыхъ на три дня, а 8ат*мъ раастонніе, для бевостановочнаго бѣга,
увешивается вдвое, до 5 - в Верстъ в т. д. Послѣ подобных* упражненШ
лошць к%лае*вя выносливою к крепкою на тѣло, т. е. ве худѣетъ отъ свль•9* іцы, д*лдеіея—подвровааною лошадью.
свою лошадь,»онъ заставилъ ее прибавить шагу; догоняетъ зайца
Хамыцъ и убиваетъ его сильными ударами плети. Растянулся заяцъ
и лежитъ себѣ. Радъ Хамыцъ своей добычѣ небывалой рѣдкостя,
которою онъ хотѣлъ удивить всѣхъ вартовъ; слезаетъ съ своей
лошади, но только-что взялъ онъ въ руки зайца, тотъ оживился,
выскочилъ изъ рукъ Хдиыца и пошедъ оебѣ бѣікать. «Ахъ, досада какая* 1 говорить Хаиыцъ: «что инѣ дѣлать? упустить такое
сокровище,—узнаютъ нарты, будутъ воспѣвать въ пѣсняхъ мою
иеловМтв) чпо я свое сокровище, которому нѣтъ цѣны, упустилъ изъ своихъ рукъ; да ѣ правда! какой-же послѣ этого я
буду извѣстный иежду нартами Хаиыцъ? Не иогъ я убить такое
безцѣнное сокровище — бѣлаго зайца и удивить нартовъ, которые всвомввали*бы его иі воспѣвали-бы въ пѣсвяхъ и расиазахъ,
а слава моя была-бы безсмертна я персходила-бы изъ потомства
въ потомство» 1 Онъ пустился догонять своего бѣлаго зайца; догналъ его, убиваетъ опять ударами плети. Радъ Хаиыцъ своеиу
счаотію, что уболъ наконецъ бѣлаго зайпа; слезъ онъ съ своей
лошади и только-что иоднялъ его, онъ оживилея, выскочилъ изъ
рукъ Хамыца в псшелъ себѣ опять бѣжать. «Не досадно-ли
это»! говорить Хамыцъ, «что ва околдовавный заяцъ! взмучилъ
меня, взмучилъ и хорошую мою лошадь! Что инѣ съ нимъ дѣдать? Упустить его — значить упасть въ глазахъ вартовъ, потерять свою веливую славу, которую я заслужвлъ и которою
горжусь сильно! А и&ртаиъ того и подай Богъ, чтобы унизить
иеня въ своихъ глазахъ! Нѣтъ, околдованный бѣлый заяцъ, я
тебя не упущу и ты ие скроешься отъ иевяа. Онъ пустился догонять. Догоняетъ онъ зайца, вачняаетъ его бить такъ сильно,
что всѣ костя зайца трещать, и убиваетъ его. «Ну», говорить Хаиыцъ, •вавойецъ тм все-таки не ушелъ, и ты теперь въ моихъ
рукахъ, будешь ты такимъ безцѣнныиъ сокровищеиъ, просто
чудомъ, и удивишь вартовъ, а меня поставишь въ глазахъ ихъ
очевь и очень высоко*. Спускается Хаміыцъ съ своей іошади,
подошелъ къ зайцу и только-что взялъ его въ рун?, - какъ
заяцъ опять оживился, выскочилъ изъ рунъ и пошедъ со всей
быстротой стрѣлы бѣщалъ. «Да, опять бѣдамоя»! говорить Хамыцъ: «откуда взялся этотъ околдованный заяцъ? измучнлъ меня, да мало того, что меня, но и мою бѣлую лошадь, которую
я кормлю стальными .опилками. (или стальныиъ пескоиъ), измучнлъ такъ сильно, что оца никуда не годится. Ну, каяъ-же миѣ і
показаться къ нартаиъ еъ измученною лошадью? Они меня епроі
еять взъ любопытства: гдѣ я быль, гдѣ іг явмучилъ свою дорогую бѣлую лошадь? Что я могу имъ сказать? Сказать —- Ѣздилъ
за бѣлымъ эайцемъ; а гдѣ-же онъ? спросятъ с ни; конечно, я
долженъ буду отвѣчать, что упустилъ взъ рувъ. Ну, что будетъ
иослѣ того со мной я чѣиъ я останусь вежду нартами? Нѣтъ»!
говорить Хамыцъ, «я пробѣжалъ по слѣдаиъ этого околдованвето зайца всю землю, обитаемую нартами, не остается
баіочкп, лощинки, куда-бы онъ не скрывался; а я все за нвиъ
лечу и лечу. . . что дЬлать? гордые и высокомѣрные нарты, хотя и будутъ осмѣивать мою измученную лошадь и сиотрѣть съ пренебреженіемъ на меня и на нее, за которую они
кяѣ запидуютъ и питаютъ ко анЪ глубокую ненависть, во я готовь гнаться за тобой, околдованный заяцъ, и до края зеиля, диковинное ты животное»Г Такъ говорить Хаиыцъ. Между
тЬмъ заяцъ вдесятеро быстрѣе, чѣмъ прежде, бѣжитъ и бѣжвтъ и, правда, пробѣжалъ онъ чуть-ли не до самаго края земли.
Хаиыцъ ва вимѣ. Видитъ мсУре и говорить онъ: «ну, куда-же тебѣ кѣваться, околдованный бѣлыб заяцъ, ввдишь-ли ты, теперь
вотъ тебѣ и иоре: кавъ ты переберешься черезь него? поневолѣ
ты попадешься въ моп руки, диковинный ты и околдованный
звѣрь *)) Вѣдь иы съ тобой всю землю пробежали, куда
ты теперь думаешь дѣваться? въ море не бросишься, потому
что ты къ тому не созданъ природой, не вырвешься изъ моихъ
рукъ»! говорить Хамыцъ. «Да, вудатебѣ бросаться въ пропасть—
въ море, гдѣ ты несомненно погибнешь»? Бѣлый -ааяцъ приближается къ иорю, бѣжитъ вдесятеро быстрѣе и вотъ онъ бросается въ вего и тамъ исчезаетъ» «Вотъ горе! вотъ горе») говорить Хаиыцъ. «Это просто неечаетіе, это несносно! изѵучилъ я до негодности свою безцѣнную лошадь, лошадь ,
бѣлую вакъ лебедь, да пробѣжалъ вокругъ всего свѣта и
главное свое сокровище—бѣлаго зайца—не до стал ъ, а на всегда въ море упустилъ. Куда миѣ дѣваться, вакъ мнѣ показаться на глава нартамъ, оъ изиучеиною лошадью? Чѣмъ я могу
оправдаться в чѣмъ буду я? Я буду и останусь на всегда посмѣшиіцеиъ: )пустплъ я взъ рукъ бѣлаго зайца, это безцѣнное
сокровище, и упустилъ его я изъ рувъ ие разъ! Да, несъунѣлъ
а поставить свою славу высоко! Очень легко, что слава моя въ
глазахъ нартовъ можетъ поколебаться... Да,этого я всегда боялся,
*) Словом> сгрд-—эвѣрь —-осетины вааываюгь всѣхъ дякнхъ нивотныхъ*
'
л>
о^д^
-
и £рравемива поговорка: ««его боишыся, того в дождешься* *). Незавидная нон доля»!, говорвтъ Ханыцъ, разъѣвжея по берегу.
Въ это с?иое время изъ воря. выходить къ Ханыцу пребѣлыі
старякъ и сщрашиваетъ его: «чего ты ожидаешь здѣоь? Откуда
ты? Я подозрѣваю въ тебѣ нарта; какая-же сильная нужда занесла тебя къ атому дальнему морю»?—«А вотъ какая вужда», отвѣчаетъ Хамыцъ: «видѣлъ, вѣрно, ты бѣлаго зайца, бросившегося въ вто цоре; ато вадолдованное диковинное животное мена измучило. Л , съ первого взгляда на него, страшво , его
цалюбилъ; онъ мнѣ сильно понравился, н я, конечно пзъ страсти
#къ его красотѣ, бросался догонять
его, догоняю и убиваю его
три раза, слѣэаю съ своей лошади и тольво что беру его въ руки, онъ оживляется, выскакиваете изъ рукъ и начииаетъ бѣжать.
Бѣжвтъ, доввдимову, не быстро, переваливаясь съ боку па бокъ;
цо знаменитая мод лошадь, которую вотъ ты видишь пзмученрою, едва в съ брльпшмъ трудомъ его догоняетъ. А внаешь-ли
ты, что моя лошадь изъ породы вѣтроговныхь—дур дуро, в она,
сверхъ своей силы, еле-еле догоняетъ этого заколдовавваго зайца!
Онъ пробѣгает^ всѣ бдорчви и лощинки,. а. я все за нимъ и
такъ пришлось мвѣ гнаться по всѣмъ краямъ земля. Вотъ, когда
я увидѣлъ море, то радовался и восхищался, что ему дальше
дѣваться некуда; но тутъ-то самая бѣда моя: овъ бросается
въ него. Это животное — Овсати **). Околдованный заяцъ
") Это самая обыкновенная поговорка осетинъ.
а б а д . U » M f B j - j ) ® p c v c J j Феп".
«Чего боишься, въто впади». «Чего бойшься, то 1 увидь*. А самое строгое проілятіе жеищинъ: «Чего ты ftootute* въ йшзвв, въ то м иоппдешы* Вырмсеаіе это относится гь
Тепу* что «чего ты <*в*саѳш*еа въ «изни, т . е . ббдц, въ ту бѣду иодадрсы.
••) Богъ звѣрей и домашних* животоыхъ. Осетины на врааднествахъ
воспѣваютъ хвадебвыя пѣсни въ честь его слѣдующими словами: «О, ты, О*сатні богъ звѣрей и жнвотныхъ, одари васъ щедро безчисленными твоих»
стадами звѣрей м животпыхъ. Ты васъ насыщаешь лакомымъ мясомъ Ѵкоихъ
животных* иввѣрвй* Насыти иасъ, и одари насъ твоими безчисленными стадонн и отгреми овецъ! Ты ваш* утешитель и покровитель лѳшехъ цомашнихъ животвыхъ и жизни вашей! О святѣйщій Овсати! одари васъ щедрою
рукою твоею, твоими стадами — бсзчисленными — животпыхъ и звѣрей! Ты
ихъ богъ! Ты ихъ вмѣстителы! Многіе осетины, горные охотники, не пер е с т а т ь увѣрять, что очень часто удается убивать на охогЬ тура съ мѣтвами вн ушахъ\ нитка бываетъ таігимъ образомъ, что ухо р*8рѣ8ано вдоль
*лд-жв поаедекъ. До квѣнао охогннковъ, зте мѣтк* бываетъ огь природы, т. е. во назньченію Овсати, какъ бога звѣрей и властителя стадъ. Но
вто инѣніс не заслуживаете вѣроятія, потому, что мѣтки наушахъ бывають
нордаодо докучилъ, иеуя, цоиучилъ в мою дорогую бѣлую до*
шадь; вакъ лдѣбыть- еъ неб? знаешь-ли, что изъ-за этой дощвдо
всѣ нарты аавндовали инѣ? и если одн увидятъ ее теперь измученною, то дія. нартовъ это будетъ особенною радостію+ в
другой .радости ови ве дождутся никогда. Они спросртъ конечно
меня,, гдѣ и измучидъ свою лошадь? Я , долженъ буду, разукѣетсіц сказать, что. гнался за бФлыиъ .заволдованныдъ зайцемъ, такдиъ безцѣннымъ сокровищемъ, до всей земдѣ. Дѣтъ
такого одаста ва всей землѣ, гдѣ-бы не ступила нога моей ло,шади; три раза убивалъ его, три раза оцъ оживлялся и застарлялъ иеня бѣжать за собой; вакодецъ довелъ иеня до берега
этого моря; тутъ онъ бросается въ него в вавсегда исчезаетъ.
Всеиу этому нарты ве будутъ верить д ови иогутъ назвать мецн лгуномъ, а лгать у наръ, у нартовъ, и въ крови нфтъ *)» Но
д. отношу это несомнѣнво къ тому, что этого заколдоэанцаго зайца нарочно ваправидъ ко ивѣ Овсатв, чтобы оръ иевя и мою
бѣдную лощадь, для которой у вартовъ нѣтъ цѣны, тавъ сильно
іциуѵилъ; потому-что иы, нарты»— говорить Хамыцъ—«за то
сделаны беземертными, что ведеыъ войну..цт» авалемп и святыми, къ которымъ оринадлежитъ в Фал-вара, какъ богъ звѣрей и
віѣхъ животныхъ,—который располагаетъ вми по своему произволу и которому они подчиняются во всемъ». Сбдой старикъ
отв^адъ Хаиыцу: «я съ перваго своего взгляда у.зналъ, что
ты изъ безинертныхъ нартовъ. Этотъ k бѣлый заяцъ, за которымъ ты гнался по всему бѣдому свѣту и до краевъ земля,
случайныя, именно: это слѣіуетъ отнести къ борьбѣ и сцѣпливанію туронъ
другъ съ другомъ зубами, токъ-канъ, по разсказамъ охотниковъ, ясно видно,
что вовремя борьбы туры сильно быотъ одинъ другого рогами, стон на противоположныхъ уступахъ бросаются другъ на друга и сбрасываются со скалъ
н кручъ по аспиднымъ доскимъ и камнямъ, отчего я происходить увѣчья:
переломъ ногъ, роговъ и разрѣзы ушей и это послѣднее служитъ мѣткой
Овсятв. Осетины, въ внакъ благодарности богу звѣрей, развѣшиваютъ въ
общеиъ xadsaptб—домъ, гдѣ яшветъ и готовитъ цѣлан семья пищу,— на стѣвахъ, рога и челюсти убитой дичи.
*) Предааіе говоритъ, что нарты были до того тверды въ своихъ обѣщангяхъ, что разъ уже оказанное ими ' слово никогда И НИ при какихъ
обетоятельствахъ не измѣнялось. Справедливость Этого подтверждает*. прсданіо
осетинъ тѣяъ, Что при еватовствѣ иевѣстъ, кромѣ вѣрнаго слова, отдавались
въ залогъ дастежка черкески, бешмета, npta свидѣтеляхъ, пуля или сазыръ
роіиыиъ невѣсты я это служило твердою гйрантіеЮ —- родства обѣяхъ сто
ровъ. Нарушить это ви одна сторона не считала себя въ правѣ.
онъ не заяцъ, навь тебѣ назален, а дочь Дои~беі}Ѵра *);
она, лукавая дѣва, ве тебя одвого такъ свльво измучила, во в
многихъ. Бели ова довела тебя сюда до воря и сана скрылась
въ немъ, то значить она тебя полюбила и избрала овопнъ женвхоиъ и будетъ она твоеф женой. Я рабъ Дон-бетыра», говорить сѣдойг «и готовь оказать тебѣ свою услугу—помочь совѣтаии. Бели желаешь взять ее за себя, то я назначаю тебъ
иѣсячный срокъ, ты можешь пріѣхать къ берегаиъ этого моря, въ концѣ иѣсяца я буду тебя ожидать, можешь взять ее,
ова твоя и будетъ всегда твоею». Хаиыцъ возвращается въ нартаиъ, и не нало стоило еиу труда — проѣхать такое огромное
пространство гемли за бѣлыиъ своииъ зайцемъ; но дур-дура его
летѣль по воздуху, вакъ коршувъ. Овъ пріѣхалъ къ нартаиъ
ночью того-же дня, съ тѣмъ, чтобы ве пиѣть съ ними столквовевія и не оглашать иежду ними своего приключенія. День
свадьбы приближается и Хаиыцу вреия было заняться при пашеніемь нартовъ къ своей свадьбѣ; овъ пригласилъ всѣхъ своихъ
иолодыхъ нартовъ, между которыми нельзя было не быть С ѵ р ДОН^, сыну ГюфЯГа, кавдасарда •*) нартовской извѣстной еа*) Богъ морей, Нептувъ, властитель водяного царства: иитовъ, рыбъ •
т. п. Кромѣ того, осетины, попреданію, полагаютъ, что водъ водой есть царство, гдѣ такіе-же люди, какъ на *еміѣ. Въ честь дочерей Д о н - б е ц ѵ р а
осетины воздаютъ празднество, въ субботу следующей послѣ св. Пасхи неЯЬлш. Дѣвяцы собираются на берегу рѣки, принося» разнаго рода кушанья
и бузу (брага), приготовленным въ честь дочерей Нептуна. Онѣ продолжаиго»
свои моленья, произнося ихъ слѣдующими словами: <0! дочери водъ, помогайте
нашему дому въ его нуждахъ и предпріятіяхъі, поел* чего начинаютъ бросать въ воду яйца, раабивая ихъ камнями и синя въ воду отруби, счетомъ,
нѣскольио разъ рунами. Кушанья приносятся: каша съ масломъ изъ пшена,
лепешки (пироги) изъ пшеничнаго тѣста. По окончаніи танцевъ, дѣвушп
своиии посудинами доствюгь воду, освященную дочерьии водъ, и цвѣты,
именно дикой цикоріи, приносить ихъ домой и бросаютъ въ конюшни, гдѣ
поиѣщаются животныя. Это дѣлается для того, чтобы дочери Нептуна покровительствовали доиашней жизни осетинъ. Послѣ начинаютъ мазать въ домахъ масломъ двери, ставни и окна.
**) Слово І ^ а р в д а в с - а р д означаетъ: рожденный въ ясляхъ. Кавда*
сардское сословіе составляло въ #амиліяхъ высшаго круга туземцевъ побочное поколѣніе. Оно объясняется такнмъ образомъ; дѣвушка или женщен»
бралась въ услуждеіе оодъ именемъ момгл-ус, т. е. именная жена, которая
раздѣляла ложе, иногда, во время молодости, оъ евоимъ господииомъ, взявшимъ ее въ иомгл-ус^ а послѣ того съ постороннимъ лицом», по выбору.
Дѣти такихъ щенщннъ оставались въ зависимости господина, которого онѣ
ниш — Бордовы хъ. Цріѣажаютъ марты къ берагамъ вора,
тамъ в х ъ встрѣчаетъ сѣдой старикъ, рабъ Дов-бетыре, им»вшШ тамъ-яге первую ветрѣчу съ Хаиыцемъ; овъ вжъ ввелъ въ
воре, въ ѵніавіе Дон-бетыра—бога морей. Тамъ вщсокихъ roe*
тей—вартовъ—првввмаютъ съ большимъ торжаствомъ. Не было недостатка ва въ чемъ, у веселенья были самцн роскошаыя:
«его недоставало у Дон-бетыра, того ве было. Онъ былъ до такой
степени доволен» свадьбой своей дочери, что беретъ Хамыца ва
руку и цредставляетъ его къ вей лично. Она была такъ красива
• очаровательна, что ооврачала всякій глааъ своей красотой,
какъ лучами солнца и еіявіевъ луны; ве могла ова ве ронравитьu Хамыцу, овъ быдъ дововенъ евоимъ счаетіемъ, молилъ в благооловлялъ небо, пославшее ему втотъ даръ. Дон-бетыръ дал*
жевъ былъ предупредить Хамыца, что дочь его можетъ жать ва
М І І І в ъ жаркожъ клвматѣ ве вваче, какьвмрывпшвь оболочкой
моровой черепахи, которую она будетъ снимать только по во~
чамъ, во время сва. Хавыцъ ва это ве иогъ ве еоглаоиться.
Между вартамм былъ одмнъ хитрый пройдоха Оѵрдоеъ- Гатаг»
сиаъ *); онъ яялъ праздно, въ свое удокольствіе, любнлъ
каогда едѣлать кому-нибудь несчастіе. Овъ старается узнать,
что за яжчвооть эта вевѣета, вевѣота подъ черепаший рубашкой. Въ ваавачѳаное время яевѣсту сажаютъ въ ХЯД»|Уд*
И ^ У » р д в Н , саколетяу **), съаей садится иСѵрдовъ*, ихъ привозятъ в ъ довъ Хамыца. У нартовъ вачались увеселааія, такъврикнавалм евоимъ владѣльцѳмъ, я не ямѣли орава до смерти его яли-же раздѣда съ братьями отъ него отходить. Когда-же они выходили ивъ дом» своего
гоеоодмва, то еей послѣдніі яаграждалъ нхъ иввѣстною, вврочемъ малою чае*
п » , по yca«tpfta*D своему. Часть-ке «та именовалась «кавц&садокра» частііо».
Это eotfoafe существовало въ горокнхъ насаденіяхъ до Ш 7 г , , т. а. до
освобождая!* вавнсихыхъ сосувій.
•) Это кввѣстная личность у нартовъ — сангвиникъ, старался мсвапть всякую тайну; въ увеселеніяхъ, въ вграхъ я во всѣхъ предаріятіяхъ, нарты не могли обойтись безъ Сѵрдона, человѣиа пылкого, прокмрляваго. Онъ елужялъ для нмхъ оотѣхай. Большая шодаемная его маья
е» «яодкепвом» оздманій не забывается осетинами. Зданіе со многямм оѵдѣлміямн ммываатся у осетинъ СурД0ІІѴ-ШВДОІ>» т. е. домъ, к о д Сѵрдряа. Преданіе говорить, что незнающее лицо не находило входа я выхода
въ жедьѣ Сѵрдона. Проавище Сурдова носить каждый проныра у аеетяяъч
**) Въ вредаяіяхъ у осетинъ встречается, что у яарѵмсь были самоа м ц Х І Д ^ І Ю - ^ в р Д О І , каяъ,
яяаркмѣръ, еыюмѵяа б а р С Я -
жаль нартыжили для своего удовольствія в ве заботились осво*
емь будущемъ. Сгрдонь DOCTOBBBO интересовался гЬмъ, что "У оломая вевѣста Хамыца— дочь Донъ-б£гыра, прСдвтавляетея иосѣщающе# иублявѣ подъ насвой мореной черепаха» В*да просто
^ѵрдону, вѣтъ у него силы, чтобы не вядунаіъ тего, гакъ-бы
^вѣета равсталаеь съ своей черепаховой маевой. Онъ день о
'"эчъ ломалъ свою хитрую голову, чтобы уввдѣть вевѣсту въ ея
•'•аровательномь состоявши и полюбоваться ея красотой. Сталь
і~~ъ придумывать разиаго рода планы, для выполнения своего желанія. Г^окралсЯ онъ нбчыо въ невѣстѣ Хамыца и вааряталея иодъ
кровать ея. Ofta сиимаетъ съ .себя' свою черепашью рубашку
и осМіщаетъ своей красотой и бѣдивной тѣла весь домъ, какъ-бы
брвлліантами; въ освЦщеніи доиа ве было надобности, потоиу-чт©
ова служила своей бѣлнзной свѣтомь,—и впадаетъ ода в ь імубокій
сонЪ. Хитрый Сѵрдеиъ того и желалъ; берстъ онъ черепаховую
паску—рубашку, бросает* ее въ' огонь и ова сгораетъ. Утромъ',
еще до свѣта дня, Хамыцъ и его мелодия жена стали одѣваться.
Молодая стала в екать щаску — ея вѣѵъ; тогда ова обращается
вь иужу и говорить: «моей маски нѣтъ, я не могу жить въ жаркоНъкЛйМаіѣ ца зеилѣ безъ моей черепаховой маски я мы должны сейчасъ-же навсегда работаться съ тобой». Такъ говорить жеHsf XafatAflff.' Молодая въ в то время нхѣла уже зачатіе: зародишь
свой она едва yen вла передать Хаиыцу и сама мгновенно исчезавтъ.
Зародышъ ей переходить къ Хамыцу въ образовавшійся у него
на спинѣ наростъ. Наростъ день отъ дня развивается больше и
больше, наконецъ Хамыцу стало дурно. Узнаетъ о болѣзни его
С&тана4 жена Урызнага, смѣлая женщина. Она была въ высшей степени смѣтлива и заметила, что зародышъ на спивѣ Хамыца • созрѣлъ и пришелъ въ ковцу, т. е. къ выходу изъ нароста ребенка. Она начинаете утѣшать свой иъ нрасиерѣчіемь
Хамыца, и въ это время беретъ ножтв в ' Производить разрѣзъ
нароста, изъ котораго выходить младенецъ—сынъ. Нужно было
обмыть младенца водой, но въ это время воды въ домѣ не случилось; Сатана бросилась съ соеудомъ къ вод% и здѣсь она
вётрѣч&етъ ватрудненіе достать воду: всю иоду заняла ДОМ»"
<|УнДОр *), превратиЬшаяся'-'ль еобяЪу, «оторая не ДОЗВОЛЯЛ*
— Барсагово колесо, разбивавшее во время боя каесу народа,
безъ всяіммч) иоооОія чемвѣческях*» спл».
' '1) Оешвгллвая миѳаіоги веская зиѣя^ Ма8вмгша< ое«тыЦа*п 3 a j j t t r ДМѴ-ЦВЛХ
С&танѣ воды. Ова слышитъ голосъ выходящаго изъ
начета сливы Хамыца младенца: «скорѣй, екорѣй, обмывайте
меня, изъ меня несется п*амя огня, я сильно сгораю, накалился во мніг сальный жаръ неугаоаемаго огня,». Услышавъ это, Сатана быстро ж торопливо првбѣгаетъ въ ребенку, но все безъ воды; ова бросается опять въ водѣ, во въ вто время да34»-<]УнД0|
—гидра—превратилась въ дряхлаго старика, который вздумал?
ухаживать за С&таной. Добившись своей цѣли отъ С&таны, онг
разрѣшилъ ей достать воды. Она уепѣшно обливаетъ младенцасына Хамыца. Овъ сдѣлался впоелѣдстіи извѣствою личностью
между нартами — Батразонъ, и получилъ у магометанъ имя Гае.-,
ретъ-Али *).
Хамыцъ, разставшиеь съ очаровательвой красивицей своей
жевой—дочерью Дон-Бетѵра, долженъ былъ упрочить свою вовую
жизнь; такъ онъ и сдѣлалъ: женился надѣввцѣ изъ рода своихъ
нартовъ. Взаимная вевависть и нёпріязнь нартовъ были безпредЬльвы. Однажды онъ орисутствовалъ ва торжествѣ, происходившемъ у нартовъ; былъ заговоръ противъ жязни Хамыца, и вотъ
представился имъ саный удобвый случай совершать заиыслъ
свой. Они пригласили ва это торжество C a j H t t r - і Ё і Д а р д **).
Заговоръ должевъ былъ выполниться: у вартовъ произошли безпорядки и раздоры; въ заговорѣ противъ Хамыца былъ и Cajваег-Жлдар, болѣе всѣхъ венавидѣвшій Хамыца. У нартовъ тогда еще не было огнестрѣльваго оружія: оружіе ихъ составляла мечъ и стрѣлы. Нарты возрадовалась, что ваковецъ придется внъ лвшить жнзаи Хамыца и испить его кровь съ жадностію:
имъ ато была ве малая радоеть и ови видѣли въ томъ большой
евой иитересъ, потому-что Хамыцъ не разъ доводилъ ихъ до
крайности. Онъ имъ не давалъ опомниться; заставлялъ вхъ
испытывать бѣдствіе 8а бѣдствіёмъ. Лашаютъ они живни Хамыца. Сывъ его Батразъ остался сиротой на попечевіи своей
ДОСТАТЬ
д а л и , т. е. залійсвая амѣя. Преданіе говорить, что въ дань втой гвдрѣ приносили на съѣденіе по очереди людей и устраивали празднество. И тогда только
вародъ избавлялся отъ ея вашествія н ИМѢЛЪ свободный доступъ къ водѣ,
которую она часто отнимала и втимъ доводила иародъ до ѵора и гибели.
*) Преемвижъ пророка Магомета (си. янвнеописаніе Магомета).
" ) Въ дословномъ перевод® C a j u & r овначаетъ: недоступная твердыня горъ; схѣдоватыьво, C & j l l 9 8 r - i I £ j A & p
CajBttrft—скалистой твердыни.
аиачжтъ — владѣтехь, жнваь
мачвхв; овъ былъ бѣдвыі ойрота, росъ іавъ вообще сироты
безпріютные; ходилъ всегда эасаленвымъ и оборваввымъ иальчикоиъ. Однажды дѣтв извѣстваго у вартовъ богача Б у р »
НГПІ *) (ихъ было сень братьевъ), одѣтыа въ вил ото и серебро, вавъ говорится,—отправились ва охоту. Бѣдвый сврота Батравъ, бобыль, подружился'еъ ними, предложилъ имъ свои услуги.
Услуги его состояли въ тоиъ, что овъ носилъ за виии ихъ стрелы за обѣщанвыя ему въ подаровъ иии по одной стрѣлѣ, а по
овончаніи охоты они должны были упражняться съ нииъ въ
отрѣльбѣ въ цѣль. Цѣлый день овъ ходилъ за виии; вечеромъ оии
вончаютъ охоту и предіагаютъ еиу упражняться съ виии въ
стрѣльбѣ въ цѣль. Они разложили ему по очереди всѣ свои платья;
онъ цѣлвтся по нииъ и пробиваетъ стрѣламн всѣ ихъ одежды,
до иельчайшихъ лосвутьевъ, косвувшвсь и ихъ обуви. Братьяиъсыновьямъ Бурее-Фюрнѵга было очень досадно; они собираюсь всѣ лоскутья и посылаютъ въ отцу своего младшаго брата
еъ жалобою на Батраза, что засаленный мальчивъ, сынъ Хамыца, нанесъ имъ такое сильное оеяорбленіе. На Бурае-Фюрнѵга
жалоба сыновей произвела саиое сильное впечатлѣніе: онъ привавалъ привести въ яеиу мальчика Батраза, чтобы произвесть надъ
нимъ испытаніе. Они утроиъ приводить къ нему Батраза. Какъ
только уввдѣлъ его Бурге-еюрнѵтъ, напустился віа него и говорить
ему: »ахъ, ты засаленный, грязный, лопоухій щеяокъ! Кто тебѣ
оозволилъ и что тебя заставлястъ оскорблять такъ сильно иоихъ
сыновей? ве дуиаешь-ли ты атимъ отомстить за кровь своего
*) Б у р а в - Ф Ф р Н Ѵ Г прввадлежалъ къ нартамъ. Онъ былъ между
картами самостоятельный человѣкъ, ва средства котораго нарты раечм*
тывали во всвмъ. Овъ, имѣя беачвслевныя богатства, вгралъ въ главахъ
вартовъ немаловажную роль, іакъ вообще человѣкъ со средствами, жившій,
кагь говорится, на большую йогу. Въ скаааиіяхъ осетинъ встрѣчается, что
карты и не нуждались въ личвомъ своемъ трудѣ: чего они желали м просила
у Бога, то Онъ вмъ даваль беаъ труда в работы« Оставалось ммъ веселиться, не бояться смерти в вести жвавь р&агульную. Хлѣбъ у нихъ аажѣиялъ мавсъ влв кувурува, названная «хлѣбомъ вартовъ» — Н & р * £ ~ Х О р .
Хлѣбъ родвлсл уввхъ го-Авымъ для ѣды. Въ предавіяхъ осетинъ нарты никогда ие забываются. Каждый щедрый человѣкъ получаетъ нарицательное
вмя: «овъ щедръ, какъ нарты. «Ахъ, какой овъ нартъ». Но ими Б у р ® ФЗВрНѴГв служить самымъ вадушеввымъ привѣтствіеиъ при пожеланіяхъ
благополучія в счастія: , , Б 7 р ® - Ф » р В Ѵ Г - С С У — д а будешь богачемъ
Бурав-ФФрнѵг.
отца, Хамыца, убитаго Са^нбвг-ЛЗлдаронъ и нартами, у которьіхъ зазубрился мечъ объ его зубы? Если-бы у тебя было
сколько-нибудь геройекаго духа и храбрости, какъ у твоего отца, то ве эахотѣлъ-бы ты быть такимъ заеалеинымъ мальчикомъ, вакимъ ты теперь. Развѣ яе настало для тебя время узнать
причину смерти твоего отца и какъ произошла вта смерть»? —
Батразъ, ничего не отвѣчая Бурю-мвраггу, заиечатлѣлъ эти
слова въ своемъ сердцѣ и задалъ себѣ задачу: узвать подробности высказанной еиу въ глаза обиды, о свертв его отца
Хавыца. Онъ съ того времевв и до своей возмужалости вачалъ
обсуживать, каь-имъ образомъ приступить къ дѣлу. Прошло много времени и Батразъ все-таки не эабываетъ своей мысли. Сдѣлавшись взрослымъ, овъ однажды приходить въ своей мачихѣ и
проситъ у вей желѣзвую плиту *). Получивъ ее отъ мачихн, онъ
раскаливаетъ ее на огнѣ очень сильно. Мачихѣ было любопытно
угнать, для чего онъ зто дѣлаетъ, и когда она спросила объ зтомъ,
ояъ отвѣчалъ, что хочетъ полакомиться жареной кукурузой. Когда плита раскалилась, онъ взялъ ее я, поднося къ груди мачнхн,
сказалъ ей: «Если ты мнѣ не откроешь тайну смерти моего отца,
то я эту сильно-раскаленвую плиту приложу въ твоей груди и
тѣиъ причиню тебѣ смерть». Мачнха чрезмѣрно н страстно любила своего пасынка, Батрава, но изъ боявни его мести, долго не
открывала ему свою тайну; теперь, опасаясь за свою собствевную
жизнь, ова отвѣтила ему: «Отецъ твой ва пиршествѣ нартовъ
въ заговорѣ съ Сайваг-Алдаромъ убвтъ, да не простнтъ Всевышній тому, кто вселилъ въ твое сердце зту тайву». Батразъ
сталъ день и ночь готовиться къ мести Сайнаг-Алдару, за кровь
отца. Приходитъ онъ за совѣтомъ въ нзвѣствой своей лошади—
ДУР**Ура, служившей и его отцу, и спрашиваетъ ее, какъ поступить съ убійцею его отца, Сайваг-Алдаромъ? Ова отвѣчаетъ:
«обратись къС&танѣ*. Жена Урызмага, сиѣтливая и проницательная, съглубокимъ умомъ жевщина**), узнаетъ о томъ и, придя къ
*) ЖелФзная влн аспидная плита, на которой подваривается предварительно зиѣбъ, для того чтобъ въ вену ве приставала вояа при пененія его
ва огне.
**) Личность жены варта снѣжно-бородаго Урьммага, Октаны, популярва между нартами. Она обладала дароиъ волшебства, предсказывала будущее. Родной брать ея Урыэмагъ (вѣрнѣе УрѴЗМШГ), видя въ сестрѣ
своей глубоиій уиъ, необывновеяную снѣтливость и богатство равсудка,
ве стѣснявсь жевился на вей. Уиъ ея былъ рязвитъ до такой степени, что
«
Батразу, начинаетъ ему равсвазывать подробности смерти его
отца, Хамыца, и болѣе вѣрвые способы къ мести Сайнаг-Алдару.
Сатана говорить Батраэу: «ты поступи такъ: Сайнаг-Алдаръ
страстный охотнвкъ и любитель лошадей своихъ чисто-кровной
породы кок-цуалъ *), овъ нввому ве довѣряетъ водить ихъ ва
водопой, кромѣ себя самаго, ты можешь съ нимъ столкнуться
безъ особенныхъ затрудненій, и тогда старайся осыпать его всевозможными привѣтствіямв прв помощн своего красворѣчія, поставь себя въ блвзкія съ ввмъ отношевія, н тогда ваведя его ва
мысль, чтобы овъ показалъ тебѣ свой дорогой мечъ, для образца. Ты можешь увѣрить его, что желаешь ииѣть такой-же жечъ,
какъ его безцѣнный ЦІрѵ<[, и потому тебѣ необходимо нужно показать образецъ иастерамъ. Если ты съумѣешь обратить на себн его вввмавіе и вмѣстѣ съ тѣмъ успѣешь воспользоваться его
довѣріемъ, такъ-какъ овъ въ высшей стеоеви предусмотрителенъ
и недовѣрчввъ, то ты, значить, очень счастливь и будешь у себя имѣть мечъ igpvq въ рувахъ, которымъ только и можно покончвть его жизнь навсегда. Провидѣніе назначило ему умереть только отъ собственнаго его меча и никакое другое оружіе
не ванесетъ ему смертв. Это вѣрво, это несоннѣнно! Его мечъ
njpvq—произведеніе всвусвѣйшаго бога оружія, Сафа- на одной
сторовѣ клинка этого меча сіяетъ солнце, а на другой луна; если-же
ты взглянешь ва самый клиновъ меча CajBcer-Жідара, то в ь иеиъ
отражается все, что происходить на бѣломъ свѣтѣ. Такъ создаиъ
мечъ убійцы отца твоего Хамыца, да кромѣ того у CajBser-ІВлдара привычка, подавать въ руки свой мечъ ковцомъ впередъ
тому, кто его береть; эта привычка значвтъ, что овъ намѣренъ
поразить того, кто беретъ мечъ; ты на все это долженъ обраона служила оракуломъ для вартовъ, въ тѣхъ вхъ орвдпріятіяхъ, гдѣ требовалось глубокое звавіе жизни, в ова не скупалась награждать вартовъ своими совѣтами. Имя C a | & R j даюгь осетины каждой умной к хлѣбосольноі
женщинѣ.
*) Преданіе говорить, что нартовскія лошади, дур-дура — породы
каменистой, кожг-цуал%—вѣтрогониой и проч. —поннивмжмякій человѣческій го*
воръ, кагь равво в самый лошади отвечали на вс* вопросы еловамѵ человѣкя, убивали и поѣдалн аротиввивовъ своего всадника. Изъ преданій осетин*
видно, что лошади нартовъ дѣйствовали сами собою я отличались, подавая с&ивв
рявумвые спвѣты, кагь, иапримѣръ: иеввдвика иаленькяго нарта Тотрадз*,
еына Алимбека, Д V J j І И Й Н ^ а Х & С ^ , т. е. взращенная демоиамв — чертями, подавала свои совѣты Тотрадзу въ бою в междоусобів нартовъ а овъ,
сывъ Дламбека, потому былъ въ состоянів стоять твердо иежду ввртамв.
Jx/:
тать особеввое внимавіе»—говорвтъ Сатана Батразу. Потомъ Сатана предіагаетъ Батразу посовѣтываться съ своею лошадью,
дур-дура, которая чутьемъ понииаетъ очень нвого въ будущеаъ.
Батразъ такъ в поступил»: овъ все гквзаввое передаете своей
юшади, сдававшейся у вартовъ отъ Хамыца—дур-дурѣ. Ова выдумала самые вѣрвые способы къ отмщевію CejBfer-Жідару:2«ввдишь-ли ты», говорвтъ ова Батразу: «у Cajecer-Жідара
такая привычка отъ природы, что онъ подаетъ свой м^чъ концоиъ, держа саиъ рукоятку, и вотъ въ таквхъ случахъ его ненасытный глазъ испилъ много крови, поражая мечоиъ свовмъ
весчастныхъ жертвъ. Поэтому, для твоей безопасности, въ то
самое время, вогда CajBffir-Жідаръ вздумаетъ подавать тебѣ свой
мечъ ковцомъ, держа самъ за рукоятку, я, вѣрная твоя слуга, бывшая вѣрвою и Хаиыцу — твоему отцу, буду показывать
вкдъ ввбѣшенной и относить тебя ва пространство двадцатидвеввой запашка плуга *). Ты, конечно, изъ такой еамиліи и съ
такой волей, что съунѣешь держаться на ннѣ безъ потери
своего геройскаго духа, съуиѣешь также нагрѣть меня плетью,
такъ сильво по иоииъ желѣэнымъ бокамъ, чтобы пласты моего
мяеа съ кожей летали по воздуху, вакъ коршуны; во все-таки ты
своей силой, конечно, должевъ меня заставвть поворвться твоему
желанію: взять взъ рукъ Садвзег-Жгдара его мечъ. Только опять
я говорю: мечъ бери ве за конецъ, а за рукоятку; этотъ кровожадный и вровопыощій человѣкъ, по своей привычкѣ, поразить
тебя имъ ва смерть. Онъ очень хитрый и своеираввый, еъ 'трудомъ покоряется убѣждевіямъ другихъ. Но тебѣ легко увѣрить
его, что блескъ меча его привелъ иеня въ бѣшевство и что
у теби въ глазахъ дѣлается сильное понрачевіе отъ отражающихся въ веиъ лучей и блеска иеча. Тогда этотъ владѣтель недоступныхъ твердынь, ве подозрѣвая вв иало тебя, волею-неволею должевъ будетъ подать тебѣ иечъ свой отъ рувояткв, а не
ковцомъ его. Если спросить тебя, кто ты? будь иолчаливъ,
ве открывай себя и старайея отдѣлаться отъ его вопросовъ».
Батразъ такъ в сдѣлалъ. Отправился къ твердывяиъ недоступвыхъ евалъ, ко времеви вывода Caj нюг-Жідаромъ своихъ лошадей на водопой. Подъѣхавъ къ нему стороной, Батразъ, послѣ пожелания обычнаго добраго дня, началъ сказывать свое красноречивое привѣтствіе CajHser-Жѵдару. А потомъ обратился иъ
съ просьбой, дать ему свой мечъ, для образца. Смотритъ
ѵ
) Значятъ десять.десятянъ квадратной кѣрн аеклн.
/
овъ во Батраза, видитъ въ вевъ івхого наѣздняка, спрашиваете
его: кто овъ? Батразъ^ ве выдавъ себя, усвлевво началъ упрашивать СадвФг-ЛЗлдара дать еиу свой мечъ для образца. Овъ
вывимаетъ мечъ свой, подаетъ его Батразу по своему обыквовенію, воицомъ впередъ; у иная отъ природы дур-дура бросается
иазадъ и отиоситъ Батраза какъ равъ ва двадцатидневвую запашку плуга отъ того иѣста, гдѣ стоалъ CejBCcr-Жідаръ съ
мечоиъ въ рукахъ. Бодрый Батразъ приводить свою дур-дуру въ послушаиіе в покорность сильными ударами плетв (ногайки) я заставялъ ее стать ркдоиъ съ CajHser-Жідарояъ; подаетъ
опять CajHser-Жідаръ мечъ свой по обывновевію своему также направляя его концомъ впередъ; умная Дур-дура, отъ снльныхъ лучей я блеска веча Са^вюг-ЛЗлдара, отвоситъ Батраза таккмъ-же образомъ. Опять Батразъ начинаетъ нагрѣвать ее по
бокамъ и заставляете» покориться желанію Caj ваег-Жідара. Правда, блеска его меча ве могъ переносить человѣческій глазъ безъ
помраченія, во зто ве было чувствительно для Батраза. Онъ начать оправдывать свою дур-дуру передъ Caj нюг-ІЕлдаромъ, что
она приходить въ бѣшенство отъ сильвыхъ лучей и блеска меча. Тогда Cajн® г-Жідаръ подалъ свой мечъ, противъ обыквовеиія
своего, рукояткой впередъ. Батразъ видитъ на одной еторонѣ меча сіяніе солнца, а на другой—лувы. Онъ не мало удивлялся такому пронзведевію Саеы — бога оружія в скавалъ О^неег-Жідару: «жаль ввдѣть въ зтомъ состоявіи такой безцѣнвый мечъ, —
онъ сильно вазубренъ, видно не разъ побывалъ въ бою»? Тогда
Cajвдег-ЛЗлдаръ отвѣчалъ Батразу: «да изліется кровь ослнцы
на прахъ Хамыца, на зубахъ которого зазубренъ мой безцѣнный мечъ» *). Батравъ того и желалъ, чтобы CajHffir-Жідаръ
поступокъ свой высказалъ самъ своими устами; тутъ-же его собствениымъ мечемъ пресѣкъ онъ жизнь Caj наег-ЛЗлдара, который
палъ мертвымъ отъ единствеввой равы **). Батразъ, чтобы утешиться и обрадовать свою мачиху, прввезъ ей троеей елавваго своего подвига—правую руку CajBser-ІЕлдара ***); обращается къней
*) Обыквовевное порнцаніе покойниковъ.
*) Въ еказввіяхъ встрѣчается, что разъ нанесенная рана мечоиъ ядв
каквмъбы то ни было оружіемъ произведенія бога оружія—Са*а влекла къ
неивбѣжвой смерти; въ аротвввомъ случаѣ, если рана повторялась удароиъ
вновь, то наносившій падалъ саиъ пораженный сиертію, отъ волшебной св, лы меча.
•) Въ кровной места нрннЪтетвуютъ слѣдующнми словами: «равговѣй, Жна—мама, мамаша, отъ своего свучнаго и труднаго пост» втнмъ тро-
и говорить: «JEna — мачиха, видишь-Jи этотъ троеей? вотъ я
тебѣ привевъ руку убійды иоего отца—Хаиыца—Cajиеег-Жідара». Ова ве дуиала, чтобы Батрагъ имѣлъ случай и смѣлость
отмстить за кровь евоего отца, и отвѣчаетъ ему: «да легко-л и такимъ, какъ ты, по евоинъ лѣтаиъ, убивать таквхъ безсиертныхъ,
какъ Cajeeer-^Вдар, вѣрно тебѣ удалось лишить жизни какого-нибудь несчастнаго, проводившаго дни свои въ пастьбѣ
стадъ, но нвкакъ не Са^нвег-Жідара, отнять жизвь которого тебѣ ве такъ легко и доступно, потому-что тебѣ-ли имѣть доступъ
къ этому кровожадному человѣку, моЖно-ли думать, что ты когдавибудь успѣешь въ этомъ? CajHser-ІВлдар ве тавииъ мелкимъ париишкаиъ—людямъ можетъ быть доступенъ, чтобы лишить его жизни; да, его жизнь не ввситъ на волоскѣ, ова сохраняется очень глубоко; кромѣ того, онъ никогда не разстается съ евоимъ мечомъ-ц]pjqoMb, который такъ сильно вапитавъ ядомъ, что малѣйшее его
прикосновеніе, прежде-чѣмъ вастаетъ часъ смерти, повергаетъ
важиво навсегда въ сырую иогилу; но троеей твой ничто иное,
какъ рука какого-нибудь несчастнаго пастуха. Если-бы произошла смерть CajHffir-Жлдара, то мы видѣли-бы немало овружающихъ васъ разныхъ явлевій и чудесъ». Тогда Батразъ отвѣчалъ:
«ты, въ часъ полудня, взойди на высоту семи-этажной башни и наблюдай оттуда; вѣрно замѣтишь, что вокругъ тебя по воздуху
будутъ летать влоками волосы жевъ Садвюг-Жідара и окружить
тебя мравъ—туманъ •) и все это будетъ ваваться тебѣ тучами,
потому-что день будетъ мрачный и лучи солнца будутъ вакрыты,
а саиая ее мл я оттого не будетъ освѣщаться солнцемъ». Мачиха
всходить на высоту башни и, наблюдая, замѣтила, что дѣлается
ва цѣлоиъ свѣтѣ Божіемъ, потому-что, наблюдая Ьттуда, глазамъ
представлялось происходящее во всеиъ иірѣ. Она видитъ, что
свѣтъ дня помрачился отъ летавшихъ по,воздуху волосъ, какъ ту•ееиъ—лакомой добычей*. Въ такихъ случаяхъ трофеями нобѣды служила и до
недавнего времени правая рука ообѣждениаго, которая, въ ввакъ неаабвенностн побѣды, правовится съ торжествомъ побѣдителехъ и прикрѣпляется желѣввыми гвоздями въ стѣвѣ ва ввдномъ для главъ мѣсіѣ.
*) Только съ вѣкотораго временя женщины у осетинъ, иавъ-то: матери, сестры, дочери в родственницы, вячдои отступать отъ страшныхъ привынекъ при похоронныхъ процессіяхъ, рвать ва себѣ волосы в царапать лицо. Обычай отрѣаывать у жены умершаго волосы на головѣ существовать в
въ позднее время. Отрѣ8анныя волосы клались вмѣстѣ съ понойникомъ, для
той именно цѣлв, чтобы ова — жена — принадлежала на томъ евѣтѣ своему
первову мужу.
40, волосъ рыдающахъ женъ Cajuaer-^E«apa. Уеѣрившись такими явленіями въ вѣрной смерти CajHffir-^Елдара и привезенномъ
Батразомъ троеен, ова обратилась къ нему и говорить, что у нартовъ отъ природы нѣтъ въ обыквовеніп (обычаѣ) предавать землѣ тавихъ анамеиитыхъ лицъ съ недостачею какихъ-лвбо частей тѣла и потому она ему совѣтуетъ отвезти свой трооей, для
преданія вмѣстѣ съ тѣломъ землѣ. Онъ безъ всякаго для своей
жизни опасенія, не забывая того, что можетъ подвергвуться такой-же мести и самъ, съ своимъ геройскимъ духомъ, привозитъ во владѣвіе Caj неег-Жі дара его руку, въ тотъ самый момевтъ, когда выносилось тѣло въ склепу; вбввъ крѣпко свое
копье въ землю и привязавъ къ нему свою дур-дуру, поднесъ онъ
свой трооей и положилъ его ва трупъ Caj н ее г-Жі дара. Вся толпа народа была поставлева въ изумленіе, твердостью духа, и неустрапіимостію Батраза; ова вздумала мствть ему, радуась возможности излить кровь Батраза ва трупъ CajHfer-Жідара *), но
месть невидимою рукою устранена и вся толпа при похоронахъ
положила, что если ей удастся выдернуть изъ земли копье Батраза, то можно ему отомстить, въ противвомъ случаѣ месть будетъ веудачна. Поэтому толпа народа съ болыпнмъ усиліенъ
принялась выдергивать изъ земли копье Батрава., но оно упорно
оставалось въ томъ-же состоявів; тогда толпа убѣдилась, что
месть не можетъ состояться и съ боязвію отказалась отъ мести аа
кровь владѣтеля ведоступныхъ твердынь, CajBser-Жідара. Батразъ,
какъ мѣткій стрѣлокъ, получилъ первый призъ своей стрѣлой на
дабад^ѣ **) (кабакъ) изъ двухъ ^Xljajpar (эссеръ) ***). Не маю
удивлялись на похоронахъ мѣткости Батраза. Онъ вогвратился
въ нартамъ, сталъ требовать силой своего меча , ^ У с - q a p ®
и лошади дур-дура плату за. кровь отца****). Нарты, устрашен*
,
*) Вообще для всякой мести служатъ привѣтствіемъ слѣдующія слова:
•Да пошлетъ Богъ иа грѣхъ твой, убитый, пріятвую минуту нести, чтобы
кровь убійцы излилась на тѣло и на иогилу твою, убитый! Да не оставить великій Богъ безъ грѣха, т. е. нреслѣдовавія, поступогь убійцы»! Этими словами ограничивается всякое привѣтствіе кровной мести.
**) Кабакъ (qa6aq). Это выставляемая на похоронахъ внаменитыхъ
лицъ, для состязательной стрѣльбы въ честь усошлаго, вѣха съ дощечиой,
служащей мишенью. Сбившій съ вершины вѣхи вту дощечиу получаетъ назначенный ири8ъ.
" * ) Безнравные холопы назывались вссерями—
За кровь убитаго платилось воанаграцдевіе деньгами, свотомъ, ору*
жіемъ и мѣдными разными вещами, по оцѣнкѣ посредников?», и угощеніе,
служившее залогомъ дружественная примиреиія навсегда.
яые Батразомъ, не могли не выказывать своей готовности въ
уолатѣ еиу крови его отца, Ханыца, но прежде всего желали
узнать, изъ чего должно состоять удовлетвореніе за кровь *).
Батразъ объявилъ нартаиъ, что онъ будетъ доволевъ, еели они,
вмѣсто всякаго другого возвагражденія, наполнять q v p v q j **)
его отца шелковымъ пеплоиъ, иесли,кронѣ того, онъ получитъ
отъ нихъ еще, въ залогъ твердаго и вѣрнаго приииренія, четыре перекладины о четыре столба для зданія, толщиною каждый не
менѣе какъвъ четыре пяди, одни изъ породы дерева зал§авд ***), а
другія e x c v - q » , j ****). Пошли нарты исполнять желаніе Батраза,
наполнить uvpvqj его отца шелковыиъ пеплоиъ; запасаются всячески шелвовыии матеріяии; день и ночь усердно занимаются
выжиганіемъ пепла, но только что пепелъ былъ приготовлеяъ
и сложеиъ въ груды, откуда ни возьмись Батразъ: онъ превращаетъ себя въ вѣтеръ и своииъ дуновеніеыъ уноситъ весь
пепелъ. Приходятъ нарты въ уныніе я продолжаютъ заниматься приготовденіемъ пепла. Только-что онъ былъ опять готовь и сложенъ въ груду, Батразъ опять превращаетъ себя
въ сильный вѣтеръ и уноситъ пепелъ, не оставляя слѣдовъ; такимъ образоиъ нарты продолжали неусыпно свое приготовленіе
пепла. Бѣда нартаиъ, труды болыпіе: пепелъ готовъ, сложенъ
въ груду; опять Батразъ превращаетъ себя въ вѣтеръ и уносить, не оставляя и слѣдовъ. Горе нартаиъ! весь шелкъ истощился въ нартовскихъ владѣніяхъ, а кровь Хамыца еще
не уплачена, и нѣтъ малѣйшей возможности достать нартаиъ
лоекутъ шелку. Да, горе еще в то, и горе самое великое!
падаютъ они духомъ, всякая ихъ надежда лопается: какъ исполнить требовавіе Батраза, гдѣ вмъ достать изъ дерева залгюд
в ехст^ѳвд перекладины на столбы толщиною въ четыре пяди,
*) Кровная плата состоитъ изъ извѣствой суммы денегъ пли-же извѣстнагО числа головъ жввотиыхъ, поетупающихъ въ уплату кровгі; также въ
число шипы опредѣллются цѣевые участки хіѣбоаахатиой земля и дорогое
оружіе.
**) Сапоги съ уменьшенными гѳленищама пзъ краснаго с&оьяка, сл острыми подковами.
***) Кустарниковой породы деревцо съ пахучими желтыми цвѣтамв. При .
всемъ етаранін, русскаго вазванія этого дерева я ве могъ увнать.
"**) Такой-же породы дерево —«волжанка*, годное для плетня и тростей, очень твердое дерево • съ красной кожицей. Самая большая толщина
зтого дерева « м ш и т % дюйма.
когда Богъ я природа создали породу этихъ деревъ кустарниковом? — Бѣда нартамъ, и отъ бѣды приходится йыъ испытывать большое горе. Кара предстояла великая для вартовъ: неудача за неудачей уплатить кровь Хамыца, а Батразъ того и
молидъ; ждалъ онъ неустойки нартонъ, и вотъ Богъ посылаетъ
ему радостный случай мести, которой онъ давно желалъ; очень
довольный собою, благодарилъ оаъ небо, пославшее ему радостную
месть нартамъ; требованія его ими не исполнены, —откуда взять
полные nppvqj. шелковаго пеила, перекладины п столбы ивъ породы кустарниковъ залгазі и ехсѵ: у вартовъ не, осталось и лоскутка шелку, а требуемыя деревья природа создала кустарниковой породой, достать все это было не въ сидѣ вартоэъ. Доводить ихъ Батразъ до крайиостя; мечъ дзусс-qapse, безъ помощи
его, испилъ кровь нартовъ *), а дур-дура иоширалъ ихъ; такую
бѣду наведъ Батразъ на нихъ и своими прихотями не мало имъ наскучилъ; послѣдняя горсть многочисленной массы нартовъ должна
была исчезнуть по его желанію. Никакая сила оружія ве вредила Батразу и на него ве дѣйствовала. Чтобы погубить вартовъ
болѣе жестоки мъ образомъ, однажды Батразъ оотребовалъ отъ
иихъ заготовить ему ето возовъ выжженныхъ древеоныхъ углей,
достать двадцать четыре пары кузнечвыхъ мѣховъ и устроить
въ самыхъ громадныхъ размѣрахъ кузницу съ горвомъ. Навезла
варты сто возовъ углей, сложили ихъ въ груду, принесли двадцать четыре пары мѣховъ, разставили ихъ по обѣимъ сторонамъ
горни, стали раздувать груду; когда огонь сильио разгорѣлся,
овъ бросается въ него и продолжаетъ себя раскаляіь. Когда
онъ закалился лучше стали, онъ заставилъ нартовъ бросать
его въ море; ови бросили его въ море. Стадо оно сильно киоѣть,
бушевать и пѣиитьса. Батразъ закалился до такой крѣпостц, что
никакая сила оружія на него не действовала. Выходвтъ овъ,
наконецъ, изъ моря и выходить стальнымъ человѣкомъ. Чтобы
болѣе удовлетворить свою месть, оошелъ ояъ опять поражать
нартовъ; бѣда цартамъ, кровь льется рѣаою, сотнями тыеячъ убн*
ваютъ ихъ, какъ саранчу; дошли нарты до отчаянія,—кудадѣваться? нѣтъ имъ спасеніл отъ гоненія Батраза! Онъ день и ночь
истрсбляетъ ихъ аечомъ своимъ дзусс-qap®, а лошадь дур-дура
пожяраетъ ихъ живыми. Время отъ времени доходятъ парты до
*) ІІреданіе говорить, что мечь Батрава истрвблялъ иартовъ бевъ всякой помощи, бросаясь саиъ по вартовскимъ рядамъ и населѳвіямъ.
j
исчез вовеаія; овв своей оборовой ве могли наносить ему вреде,
потому-что ватура его была крѣпвая, какъ стального человѣва,
в оружіе ему ве вредвло. Чтобы варты окончательно упали духонъ, Батразъ вздумалъ доказать имъ свое безсмертіе и твердую
силу: онъ потребовалъ отъ вартовъ привеяти большущую пушку оъ стоцудевмиъ зарядомъ пороха. Привезли парты пушку, говорить Батразу: «пушка привезена». Онъ приказа ль зарядить ее
и всадить его, Батраза, съ зарядомъ въ дуло, вмѣсто ядра. Опять
к здѣсь горе: припала бѣда на долю вартовъ, приходятъ ови въ
уныпіе, какъ приняться и гдѣ имъ достать для гигантской пушки соразмѣрной велвчввы бавввкъ, необходимый при заряживаніи пушки и безъ чего не могли они обойтись. Видитъ Батразъ горе и унывіе нартовъ, овъ увазалъ имъ кедровое дерево, толщиною въ три сажени, которое онъ приготоввль самъ.
Спрашмваютъ нарты Батрава: «банникъ готовь, но какъ они
ногутъ узнать, когда овъ, Батразъ, сядетъ у два пушки»?
Овъ отвѣчаетъ ииъ, что когда онъ дойдетъ до дна и сядетъ
плотно, то подастъ знакъ своииъ вашлеиъ, говоря, что первый
кашель его будетъ означать, что колѣви его дошли уже до заряда. Такъ онъ прокашлялъ въ первый равъ и въ это вреия съ
кашлемъ изъ дула громадной пушки выходить снльнѣйшій вѣтеръ и развоеитъ вартовъ по всѣмъ враямъ земли. Опять настало горе: большая часть нартовъ подвергается увѣчьяиъ и смерти
отъ сильиыхъ ушибовъ, причииевныхъ ниъ вѣтройъ, произшедшннъ отъ дуновенія и кашля Батраза. Дѣлать было, нечего, собрались нарты и снова принялись за свое дѣло, вбивать Батраза съ зарядомъ въ дуло пушки. Всадили его самыми сильвѣйпшми напорами огромнѣйшаго кедра—банника въ дво пушки. Когда
Батразъ вторвчнымъ евопмъ кашлемъ предупредилъ нартовъ, что
овъ плотно сѣлъ съ зарядомъ у два пушки, — овъ приказалъ
нартаиъ пушку направить къ недоступнымъ твердывянъ Узврп^Ж і д а р а *), который навосвлъ вартаиъ не менѣе бѣдъ и оскорбленій всякаго рода, какъ и Батразъ. Пушку направляютъ нарты
къ твердынямъ Уеерп-Жядара: производить выстрѣлъ; выстрѣ*) Въ дословновъ дереводѣ ^АрП^-ЛІІЛДйр означьетъ урупскій
ввязь, уруоскій влндѣлецъ; названіе мѣстности этой относится въ настоящему У руну — въ Кубанской областв, состо влившему Уруоскій округъ (уѣздъ).
Въ оредпнів говорвтся, что слѣды разбвтыхъ Батразовымъ выстрѣломъ твердынь Уарпа и до сего вренени еще не взгладвлвсь.
ловъ этимъ Батразъ разбвлъ твердыни Уверп-ЛЗлдара, оставшись
саиъ вевредввъ, вавъ человѣкъ бевсиертный, превратившая въ
закаленную еталь, и побѣдивъ Уяерп-Жлдара навсегда въ покорность себѣ и нартамъ. Владѣтель ведоступиыхъ твердынь отъ
непріязни своей перешелъ въ дружеіюбіе въ нартамъ. Трудно
было нартамъ привееть въ свою покорность твердыни Уяери"
ЛСлдара; неснотря на віюовѣчную войну, никакая сила не могла
подчвнить нхъ своей власти до-тѣхъ-поръ, пока Провндѣвіе не
осудило ихъ пасть подъ ударонъ гигантской пушки нартовъ съ
зарздонъ беземертваго, ивъ закаленной стали человѣва — Батраза. Батразъ ведоволевъ все-таки своей местью и потону сталъ
встать еще вдесятеро свльвѣе. Заставввъ вартовъ забыть тѣ
бѣдотвія, который имъ уже причинилъ, онъ снова не перестаетъ
отараться отрезвить ихъ отъ равгульной и безваботой жизни, которой овн предавались, тѣмъ, что задумалъ погубить ихъ
веФхъ разомъ; за зто Богъ обратилъ на него свое негодовавіе,
.какъ ва богоотступника и не вѣрующаго въ Его правду. Нарты
впалв въ такое бѣдствіе, что инъ не было нѣста, гдѣ скрыться
отъ вемилосердаго, алчваго до крови Батраза. Часть вартовъ,
избежавшая меча Батраза, опустошена голодомъ, наведеннымъ на
нихъ Батравонъ. Хлѣбъ вартовъ составляла кукуруза *), въ которой ови встречали крайнюю нужду волѣдствіе неурожаевъ:
едва доставалась на пропитаніе ихъ та малая часть ихъ посѣвовъ, которую сбивали они пущенными по винъ ночью стрелами, такъ-какъ днемъ на нивахъ хлѣбъ превращался въ уголь.
*) Преданіе говорить, что вукурува перешла къ намь оть нартовъ и
потону этот* хлѣбъ носить точное свое назв&ніе «вартовъ-хлѣбъ», Н А р ^ *
Х О р . Олово хоръ означаете хлѣбъ. Въ разсвазахъ осетинъ встрѣчаетсн, что
Богъ.лищилъ нартовъ урожая пшеницы ва то, что овн въ своей гордости ве
соввфваф его единства. Кромѣ того, до одного случав, происшедшая у нартовъ, урожай пшеницы былъ таковъ, что пшеница безъ посѣва инѣла всхожесть. Случай былъ тавовъ. У одной женщивы былъ сынъ. Женщина занималась печеніемъ хлѣба; въ вто самое вреня, у малолѣтняго сына ея насталъ
часъ естественнаго испражвевія. Женщина, т. е. мать ребенка, не имѣя под*
рукой чѣиъ очистить свое дитя, взяла тѣста и имъ вытерла вадвій проходъ
сына, послѣ исвражненія его. За вто Богъ вавелъ на всѣхъ Ьартовъ свой
гнѣвъ и лвшилъ ихъ урожая пшеницы. Говорить, что пшеница нартовъ тогда-же обращена Богомъ въ свѣгъ. Осетины такъ вониКаютъ, что еслн-бы
вта женщина вартовсвая, мать ребенка, не поступила так имъ обрввомъ, то
не было-бы снига, а снѣгъ былъ-бы пшеничной нувой, т. е. навсегда готовымъ хлѣбонъ.
Бѣда была беавовечяая; ве могла отдѣлатьси отъ места Батраза: овъ, безе мертвый, боролся м съ святымн ангелами и угодниками Божіими, но вотъ в Богъ евоимъ негодовавіенъ совратилъ наконецъ безиертиую жизвь Батраза, навелъ на него всевозможные неизлѣчииые недуги и онъ подвергается смерти, какъ
земиое существо. Но вартамъ отъ этого не легче: у него открываются развыя яввы, равы в другія веизлѣчииыя болѣзни, раснространяющія злововія и моръ между нартами. Такъ онъ старается довести нартовъ до окончательной гибели. Самая незначительная ихъ часть, оставшаяся въ жнвыхъ, умолила Батраза не доводить вартовскій родъ до ововчательваго исчезновенія и дать имъ возможность укрыться отъ вапастей его. Тогда
Батразъ, умилосердясь надъ ними, отвѣчалъ, что овъ, послѣ
нанесенныхъ имъ бѣдствій, будетъ доволевъ и саиъ своею смертію. Но овъ до-тѣхъ-поръ ае можетъ умереть, пова мечъ его
дзусс-qapae не будетъ заброшенъ въ море, и что ему суждено
только упереть такимъ порядкомъ; въ противвомъ случаѣ будетъ
жить и наносить ииъ смерть до ихъ истребленія. Опять не иалое горе пало на долю нартовъ: какъ бросить мечъ Батраза въ
море? Выдумали сказать и увѣрить его, что мечъ заброшенъ въ
море, и что е