close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Diplom (2)

код для вставкиСкачать
Жеребцова Т.Э. ИП 5012
Ответственность за вред, причиненный ИПО
План
Введение
1 глава. Понятие источника повышенной опасности
1.1. История развития института источника повышенной опасности
1.2. Понятие, признаки, виды источника повышенной опасности. 2 глава. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности жизни, здоровью и имуществу граждан
2.1. Условия ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности. Основания освобождения.
2.2. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, жизни и здоровью граждан
2.3. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, имуществу потерпевшего.
Заключение
Список использованной литературы
Введение
Прежде всего, следует отметить, что современный этап социально-экономического развития характеризуется стремительным научно-техническим прогрессом, который подразумевает динамику общественных связей, постоянно растущую технико-энергетическую вооруженность и усложнение процессов общественного производства. Все это, безусловно, порождает появление новых видов источников повышенной опасности, менее подконтрольных человеку, усложнения уже существующих. Так, рост автопарка и интенсивности движения транспортных потоков зачастую превращает автомобиль из орудия создания материальных благ в орудие разрушения. Многократное же усложнение производственного процесса, интенсивное использование атомной энергии, электрической энергии высокого напряжения, сильнодействующих и ядовитых химических веществ вообще создает реальную опасность нарушения экологического равновесия в природе, что может привести к катастрофическим последствиям для существования человечества.
Все сказанное указывает на необходимость решения масштабной задачи правового опосредования научно-технического прогресса путем совершенствования законодательства, регламентирующего последствия причинения вреда источником повышенной опасности, установления единообразия в толковании применения действующего законодательства, регламентирующего последствия причинения вреда источником повышенной опасности и практики его применения. Следует отметить, что актуальность разрешения перечисленных вопросов не раз подчеркивалась в правовой литературе.
Степень научной разработанности составляют труды отечественных специалистов, занимающихся разработкой теоретических и практических аспектов ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности: Б.С. Антимонова, М.М. Агаркова, А.М. Беляковой, О.В. Дмитриевой, Н.И. Коняева, О.А. Красавчикова, Е.А. Флейшиц и других.
Объектом исследования выступает сложный комплекс гражданско-правовых отношений, возникающих при причинении вреда источником повышенной опасности.
Предмет исследования составляют нормы гражданского и смежного законодательства предусматривающих понятие, виды и основания возникновение обязательств вследствие причинения вреда деятельность опасной для окружающих.
Цель исследования - анализ существующих теоретических положений, правовых норм, а также материалов практики, касающихся вопросов возмещения ущерба, причиненного источником повышенной опасности, анализ юридической природы обязательства из причинения вреда источником повышенной опасности, а также получение на этой основе выводов о перспективе развития правового регулирования данного института, наиболее адекватно отвечающего его юридической природе. Соответственно необходима выработка рекомендаций, способствующих правильному пониманию содержания действующих правовых норм по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности и внесения изменений в действующее законодательство.
Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:
1. рассмотреть понятие источника повышенной опасности и деятельности представляющей опасность для окружающих;
2. определить виды источников повышенной опасности и их классификацию;
3. определить понятие владельца источника повышенной опасности;
4. проанализировать основания ответственности;
5. рассмотреть случаи снижения ответственности и исключения ответственности.
Методы исследования. Для достижения указанной цели и решения поставленных задач при исследовании использовался общенаучный диалектический метод познания, а также методы сравнительного правоведения, исторический, технико-юридический, лингвистический.
Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.
Глава 1. Понятие источника повышенной опасности 1.1 История развития института источника повышенной опасности Деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих, в законодательстве и литературе называют "источником повышенной опасности". Данное понятие появилось в результате первой советской кодификации гражданского законодательства. Несмотря на то, что рассматриваемая правовая категория практически не существует в зарубежном праве, отдельные признаки деликта, урегулированного в настоящее время нормами ст. 1079 ГК, появились в цивилистике уже достаточно давно.
Известно, что попытки разрешения проблем, связанных с причинением вреда в результате создания "повышенной опасности", обусловлены началом бурного развития научно-технического прогресса во второй половине XIX века. Эти процессы, наряду с другими факторами, обусловили тенденцию девальвации вины в гражданском праве как условия ответственности.1 Повышенная ответственность за причинение вреда владельцами "опасных предприятий" (прежде всего железнодорожных) была предусмотрена уже в Австрийском законе от 5 марта 1869 г., Германском законе от 7 июня 1871 г., Швейцарском законе от 1 июля 1875 г. и др.2
"Идея повышения опасностей", как некоторое "этическое оправдание для привлечения к ответственности того, кто оказался лишь случайной и невольной причиной вреда",3 была предложена немецким юристом М. Рюмелином: тот, кто своей деятельностью повышает опасности для окружающих свыше обычного уровня, должен нести на себе и ответственность за это повышение.4 Для обоснования возложения подобной ответственности использовалась также "идея риска", выдвинутая французской юриспруденцией: всякий, кто действует, должен нести на себе риск за все случайные последствия своей деятельности.5
В конце 19 века в истории развития ответственности "за вину" и ответственности без вины наступил новый этап.
Начало этого периода совпало с началом промышленной революции, давшей мощный толчок развитию производительных сил, в том числе источников повышенной опасности, приведшей к углублению общественного разделения труда, усилению взаимосвязей между различными участниками гражданского оборота, возникновению монополий.
Усиление начала ответственности независимо от вины до непреодолимой силы выразилось в постепенном появлении в нормативных актах новых видов ответственности собственников или пользователей за вред, причиненный принадлежащими им вещами, в частности, дикими животными, разрушающимися строениями и т.п.6
Однако определяющей тенденцией развития гражданско-правовой ответственности в странах Запада является отказ от принципа вины как одного из основных условий ответственности. Это связано, прежде всего, с использованием на производстве, в быту новых машин, товаров, технологических процессов, которые неподконтрольны человеку и поэтому могут причинить ущерб и при отсутствии вины в поведении их владельца.
В законодательстве Российской Империи исследуемый нами специальный деликт появляется в конце XIX века. Нормы - прототипы соответствующих конструкций советских кодексов, содержащие признаки ответственности за причинение вреда повышено-опасной деятельностью (предметами), можно заметить в ст. 683 Свода законов гражданских, ст. 92 Общего устава российских железных дорог, приложениях к ст. 1564-15624 Устава о промышленности и др.
В соответствии со ст. 683 Свода законов гражданских (в ред. Закона от 4 июня 1912г.) владельцы железнодорожных и пароходных предприятий отвечали за вред, причиненный жизни или здоровью граждан, если не доказывали, что несчастье произошло: а) не по вине управления предприятием и его агентов или б) вследствие воздействия непреодолимой силы.
Ст. 688 Свода законов гражданских предусматривала возложение ответственности за причинение вреда на держателей "диких и других опасных животных"; однако согласно этой статье (в отличие, например, от § 833 Германского гражданского уложения) владелец дикого животного отвечал на началах вины.
В книге пятой проекта Гражданского уложения, представленной в Государственную думу в 1913 г., возложение повышенной ответственности предусматривалось ст. 2621 и 2622. Ст.2621 проекта устанавливала ответственность за причинение смерти или телесное повреждение "вследствие опасностей, сопряженных с железнодорожным движением". Основаниями освобождения владельца железной дороги (под которой понимался "всякий рельсовый путь, независимо от рода двигательной силы") являлись:
а) непреодолимая сила,
б) "непредотвратимое деяние лиц, не принадлежащих к составу служащих или рабочих железной дороги"
в) "злой умысел или грубая неосторожность самого погибшего или пострадавшего".
Ст. 2622 говорила об ответственности в случае причинения кому-либо смерти или телесного повреждения "на фабрике, заводе или горном промысле вследствие действия машин или других орудий или вследствие каких-либо опасных для жизни и здоровья условий данного производства, а равно в случае причинения кому-либо смерти или телесного повреждения при особо опасных строительных предприятиях, как-то: при сооружении туннелей, мостов, портов и т. п.". Условия ответственности "владельца предприятия" были те же, что и в ст. 2621.
Советскому гражданскому законодательству термин "источник повышенной опасности" был известен еще с 20-х годов. Впервые он использован в статье 404 Гражданского кодекса РСФСР, введенного в действие постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года. Как указывалось в этой статье, лица и предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, как-то: железные дороги, трамвай, фабрично-заводские предприятия, торговцы горючими материалами, держатели диких животных, лица, возводящие строения и иные сооружения, и т. п., отвечают за вред, причиненный источником повышенной опасности", говорилось: "Организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т. п.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего".
Известно, что проект Русского гражданского уложения использовался при разработке проекта ГК РСФСР 1922 г. Специальные деликты, предусмотренные в ст. 2621 и 2622 проекта РГУ, были закреплены в ст. 404 ГК 1922г.
При этом очевидно, что появлению нового абстрактного понятия "источник повышенной опасности" мы обязаны стремлению к лаконичности разработчиков первого советского Гражданского кодекса, количество статей которого в несколько раз меньше, чем в проекте РГУ. Сходные деликты были объединены в одну статью, вследствие чего появилась необходимость закрепления за всеми повышено-опасными объектами единого термина. Кроме владельцев "опасных предприятий" в перечень владельцев источников повышенной опасности ст. 404 ГК 1922 г. попали также субъекты виновной ответственности по ст. 2635 и 2636 проекта РГУ - лица, в "заведовании" которых находятся машины, паровые котлы и другие "опасные предметы", а также лица, в "пользовании" которых находится "животное (дикое или домашнее)".
Состоявшееся объединение норм можно оценить положительно, вместе с тем нельзя не заметить, что и породило неясность и споры относительно содержания нового понятия.
В ст.404 ГК 1922 года был указан примерный перечень объектов, в связи с которыми деятельность приобретает повышенную опасность. И для определения на практике является тот или иной вид деятельности источником повышенной опасности для окружающих был установлен общий критерий, исходя из характера объектов, перечисленных в ст.404 ГК.
Итак, "деятельность, представляющая повышенную опасность для окружающих, характеризуется тем, что она связана с применением специальных мер по технике безопасности, причем не исключается полностью случайная возможность причинения вреда, несмотря на все принятые меры".7
Статьи прежних гражданских кодексов РСФСР об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, содержали перечни субъектов ответственности, т. е. владельцев источников повышенной опасности. Согласно ст. 404 ГК 1922 г. это "лица и предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, как то: железные дороги, трамвай, фабрично-заводские предприятия, торговцы горючими материалами, держатели диких животных, лица, возводящие строения и иные сооружения, и т. п."; по ст. 454 ГК РСФСР 1964 г. "организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т. п.)".
Идентично была сформулирована часть 1 статьи 128 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года (с той лишь разницей, что термины "организации" и "владельцы автомобилей" были заменены соответственно терминами "юридические лица" и "владельцы автотранспортных средств").
Норма абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК РФ содержит перечень видов деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих. Таковой признается деятельность, связанная "с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.)". Кроме перечисления этих видов деятельности законодатель говорит об источнике повышенной опасности - некоем явлении, которым причиняется вред, и которым можно владеть. Для решения поставленных нами задач в настоящем исследовании вопрос о соотношении этих двух понятий - "деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих" и "источник повышенной опасности" - представляется чрезвычайно важным. В литературе он до сих пор не получил однозначного разрешения.
В соответствии с нормами международного права ответственность за вред, причиненный "Особыми" источниками повышенной опасности, не исключается непреодолимой силой вообще, как например, в ст.2 Конвенции 1972 года "О международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами" устанавливает абсолютную ответственность запускающего государства за выплату компенсации за ущерб, причиненный этим космическим объектом на поверхности земли или воздушному судну в полете. Либо исключается только некоторыми, прямо названными в источнике обстоятельствами непреодолимой силы. Так, например п. З ст. 4 Венской Конвенции 1963 года "О гражданской ответственности за ядерный ущерб", ст.9 Парижской Конвенции 1960 г. "Об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии", ст. 8 Брюссельской Конвенции 1962г. "Об ответственности операторов ядерных судов, в соответствии с которыми оператор ядерной установки может освободиться от ответственности за причиненные в связи с ядерным инцидентом убытки в том случае, если они возникли в результате вооруженного конфликта, военных действий или восстания, а в соответствии с Венской Конвенцией 1963 г. и Парижской Конвенцией 1960 г. также в случае тяжелого стихийного бедствия исключительного характера.
Таким образом, анализ норм международного права позволяет выделить "обычные" либо "особые" источники повышенной опасности, что обуславливает расширение ответственности не только до пределов непреодолимой силы, а также и за ее пределами.
1.2 Понятие, признаки, виды источника повышенной опасности
Понятию источника повышенной опасности в отечественной цивилистике посвящен ряд специальных исследований.8 Данный вопрос был затронут также в целом ряде иных работ и учебников по гражданскому праву. Практическое значение подобных исследований безусловно. Как отмечалось в литературе, выяснить понятие источника повышенной опасности - значит, тем самым, определить границы применения норм статьи об ответственности за причинение вреда этим источником.9 Однако выбор признаков для подобной квалификации деликта затрудняет неразрешенный вопрос о природе источника повышенной опасности, порожденный многозначностью терминологии, используемой законодателем.10
С точки зрения М.М. Агаркова, Б.С. Антимонова, Д.В. Боброва "источником повышенной опасности" следует признавать такую деятельность, которая требует повышенной заботливости от лиц, этой деятельностью занимающихся и, от лиц, с этой деятельностью соприкасающихся.
Многими авторами поддерживается мнение, согласно которому источник повышенной опасности - это предметы материального мира, заряженные определенной энергией, обладающие определенными свойствами (О.А. Красавчиков, В.Л. Мусияка, А.П. Плешков и др.) Существует взгляд, согласно которому источник повышенной опасности представляется в виде особых свойств вещей (Ю.Х. Калмыков, В.Ф.Маслов, Е.А. Флейшиц, Ю.С. Червоный). Высказана точка зрения, согласно которой под источником повышенной опасности понимаются лишь такие предметы материального мира, которые находятся в эксплуатации, в частности, в состоянии движения (А.М. Белякова, Н.Егоров, Л.А. Майданик, Н.Ю. Сергеева, А.А. Собчак и др.)
Таким образом, существующие точки зрения на понятие "источника повышенной опасности" только отчасти раскрывают его содержание.
Поэтому, правовое понятие указанного источника, как представляется, должно содержать в себе два элемента: 1) объективный - в нем должно быть указано на используемые в человеческой деятельности предметы и их особые свойства; 2) субъективный - должна быть отражена сама деятельность, осуществляемая человеком при управлении процессом проявления указанных свойств.11
Отдельные "опасные явления" указаны в норме, содержащейся в абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК, который содержит примерный перечень видов деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, существенно отличающийся от перечня, содержащегося в ст. 454 ГК 1964 года и ст. 128 Основ 1991 года. Расширение данного перечня связано с современным, более высоким уровнем технического прогресса, широким распространением таких видов деятельности, как использование атомной энергии, токов высокого напряжения и т. п. Установление исчерпывающего перечня было бы громоздким и требовало бы нередко изменений в связи с бурным развитием техники. Однако установление законодателем примерного перечня источников повышенной опасности не означает возможности расширения самого понятия такого источника.12
Существенной особенностью содержащегося в ст. 1079 ГК РФ перечня является перечисление в нем не вещественных объектов, а именно видов деятельности. В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" специально подчеркнуто, что источником повышенной опасности может быть только движущийся автомобиль, работающий механизм, самопроизвольное проявление вредоносных свойств материалов, веществ и т. п.
Такой подход следует признать правильным, поскольку вещь, вне деятельности определенного рода "опасности" не представляет. При ином понимании данного вопроса владение источником повышенной опасности было бы лишено смысла, так как в гражданском праве понятие владения относится лишь к предметам, но не к их свойствам или к деятельности.
В процессе решения данной проблемы в цивилистической литературе были сформулированы две основных концепции - так называемые теории "деятельности" и "объекта".
Сторонники первой теории утверждают, что источник повышенной опасности - это деятельность, т. е. отождествляют это понятие с деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих".
Приверженцы второй точки зрения исходят из того, что источник повышенной опасности есть материальные объекты (предметы материального мира), т. е. опасные вещи.13 Отдельные авторы определяют источник повышенной опасности как деятельность, но проявляют некоторую непоследовательность, когда говорят о владении источником (называют источниками повышенной опасности транспортные средства и т. д.).14 ПРО ТЕОРИЮ СУБЪЕКТА... в соответствии с которой ИПО может быть личность, социальная группа или другой субъект деятельности или управления. Ведь совершенно очевидно, что любая деятельность предполагает не только объект, но и субъект.15
Сущность исследуемого понятия раскрыта в п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина": деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.
Еще до принятия ГК РСФСР 1964 г. в литературе отмечалось, что при определении понятия источника повышенной опасности следует исходить из разграничения двух самостоятельных понятий: 1) деятельности, повышено-опасной для окружающих, и 2) источника повышенной опасности.16 Между тем до принятия нового ГК РФ различие этих понятий не было так очевидно, что давало повод утверждать, что закон употребляет термин "источник повышенной опасности" в двух значениях: и как деятельность, и как вещественный объект, что делается "скорее ради словесной экономии, нежели характеристики сущности рассматриваемых явлений.17 Сегодня высказываться подобным образом уже нельзя - закон (ст. 1079 ГК) явно использует два термина: 1) "деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих" и 2) "источник повышенной опасности".
Из этого следует, что термин "источник повышенной опасности" используется для обозначения самостоятельного понятия, имеющего собственное содержание.
Представляется, что термины "деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих" и "источник повышенной опасности" обозначают различные понятия и явления. Эти явления соотносятся друг с другом как процесс и предмет (деятельность - процесс осуществляется с помощью источника - предмета). По нашему мнению, только при совместном установлении наличия признаков обоих этих понятий, можно квалифицировать деликт по ст. 1079 ГК.
Однако прежде чем говорить о признаках этих двух явлений, заметим, что вполне допустимо говорить о причинении вреда, как деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, так и источником повышенной опасности (как это и делает законодатель), ибо непосредственно вред причиняется материальным объектом (источником повышенной опасности), но при осуществлении деятельности по его использованию (деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих).
Повышенно-опасная деятельность и источник повышенной опасности явления различные, но взаимосвязанные, ибо каждое из них необходимо для квалификации деликта. При этом, как верно заметил А. П. Сергеев, "не может быть повышенно-опасной для окружающих деятельности вне связи с особым материальным объектом, равно как не может быть таких материальных объектов, которые бы признавались источниками повышенной опасности вне связанной с ними деятельности человека. При этом в одних случаях на первый план выходит характер деятельности (так как иная деятельность с теми же материальными объектами может и не представлять для окружающих повышенной опасности); в других - первостепенное значение приобретает сам характер материального объекта (так как любой вид деятельности по его использованию является повышенно-опасным)".18
Действительно, иногда в вопросе квалификации деликта получают большее значение признаки источника повышенной опасности, а иногда признаки деятельности, создающей повышенную опасность. Однако, нельзя согласится с А. П. Сергеевым в том, что допустимо "определять источник повышенной опасности и через понятие деятельности, и через понятие объекта при условии, что в обоих случаях указанные понятия неразрывно взаимосвязаны".19 Понятия источника повышенной опасности (повышенно-опасного объекта) и повышенно-опасной деятельности неразрывно взаимосвязаны, но это разные понятия, и их отождествление неверно.
Отдельные авторы, определяющие источник повышенной опасности с помощью "концепции объекта", не придают особого значения признакам деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, ограничиваясь перечислением способов использования источника (в широком смысле): эксплуатация, транспортировка, хранение и даже простое владение. Из этого можно сделать вывод, что признаки повышенно-опасной деятельности не играют самостоятельной роли, не влияют на квалификацию деликта. По их мнению, повышенно-опасная деятельность заключается, по-видимому, в простой совокупности действий владельца источника по его использованию.
В связи с тем, что человек не может полностью контролировать энергию, высвобождающуюся при эксплуатации источников повышенной опасности, при такой эксплуатации возникает высокая вероятность причинения вреда окружающим. Между тем не всегда допустимо установление степени подобной вероятности статистическими методами. Как верно заметил Б. С. Антимонов, метрополитен достаточно безопасный вид транспорта, тем не менее, он считается источником повышенной опасности, так как "частота несчастий при данного рода деятельности сама по себе не выявляет еще определяющей причины этих несчастий".20 Высокая вероятность причинения вреда заключается, во-первых, в особой вредоносности источников повышенной опасности, при некорректном соприкосновении (пересечении, взаимодействии) с которыми, человеку практически неизбежно причиняется вред. Эта вредоносность обусловлена особыми свойствами таких объектов (их мощностью, высотой, тяжелым весом и т. п.). Во-вторых, вследствие отмеченной неполной контролируемости проявления указанных свойств, важнейшей составляющей рассматриваемого признака является возможность причинения вреда случайно.21 Представляется недопустимым признание источником повышенной опасности того объекта, который не может причинить вред случайно (при надлежащем соблюдении правил техники безопасности).22
Следует также заметить, что ряд авторов называют признаком источника повышенной опасности использование последнего в рамках осуществления повышенно-опасной деятельности. На наш взгляд, это верный подход, ибо как деятельность без использования вредоносных объектов не является повышенно-опасной, так и вредоносные объекты не могут считаться источниками повышенной опасности без использовании их в соответствующей деятельности. Как верно замечают А.А. Собчак и В. Т. Смирнов, "трактовка источника повышенной опасности как определенного рода деятельности обычно и обосновывается в литературе тем, что "вещь никогда сама по себе не опасна", что "вредоносность относится не к вещи как таковой, а к деятельности, к системе действий". В этом как раз и проявляется исходная ошибка сторонников концепции деятельности. Дело в том, что источник повышенной опасности - понятие не физическое, не техническое, а правовое, юридическая характеристика того, что делает деятельность человека повышенно-опасной и вне участия человека (субъекта), использующего объекты, обладающие повышенной вредоносностью, немыслима"; источники повышенной опасности "признаются таковыми лишь при использовании их человеком, т. е. при осуществлении деятельности, которая в силу этого становится повышенно-опасной для окружающих".23
Для квалификации деятельности, как представляющей повышенную опасность для окружающих, необходимо установить наличие особой предметной деятельности.
Что хорошо прослеживается на примере, приводимом О. А. Красавчиковым. Описывается случай причинения физического вреда в результате взрыва снаряда, забытого оборонным заводом на поле, которое использовалось для посадки картофеля. Этот деликт квалифицируется как факт причинения вреда "взрывоопасным источником повышенной опасности".24 Однако нельзя согласиться с подобной квалификацией, так как виновник несчастного случая - оборонный завод не использовал вредоносный предмет (снаряд) в момент причинения вреда, а то обстоятельство, что когда-то место происшествия являлось полигоном - не может указывать на то, что повышенно-опасная деятельность (учения, стрельбы, хранение боеприпасов и т. п.) производилась в момент деликта. Оборонный завод в такой ситуации является не владельцем источника повышенной опасности, а собственником военного имущества (боеприпаса) опасного предмета, Нет сомнений, что подобный вредоносный объект может быть источником повышенной опасности, но только тогда, когда он является средством осуществления целенаправленной деятельности, т. е. хранится, транспортируется, используется и т. п. Причем эта деятельность должна осуществляться именно в момент причинения вреда источником. В подобных случаях ответственность за причинение вреда наступает на общих основаниях (по ст. 1064 ГК).
Представители "теории деятельности" абсолютизируют "деятельностный" признак, утверждая, что никакой материальный объект не может причинить вред, если он находится в статичном состоянии ("спящий тигр не может причинить вред"). Однако здесь, как это верно отмечено О. А. Красавчиковым,25 происходит отождествление двух понятий: "действие (функционирование) источника повышенной опасности" и "деятельность владельца источника повышенной опасности" - повышенно-опасная деятельность. Значение первого признака никто не оспаривает - безусловно, действие источника повышенной опасности (как действие различного рода веществ и энергии) для причинения вреда необходимо. Однако это физическое понимание действия не годится для характеристики повышенно-опасной деятельности (источника повышенной опасности как такой деятельности). Закон, когда говорит о деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, явно подразумевает лишь вид человеческой активности - деятельность граждан и их организаций.
Впрочем, на квалифицирующее значение признаков повышенно-опасной деятельности косвенно указывали и представители "теории объекта". Так, отмечается, что ряд материальных объектов, не признаваемых судебной практикой источниками повышенной опасности в единичном ("статичном") состоянии (например, ружье или строительные материалы), при массовом применении в известных целях, т. е. в рамках специфической деятельности (например, на стрельбище, на стройке) приобретают роль повышенно-опасных объектов (источников повышенной опасности), а деятельность становится повышенно-опасной для окружающих. Все это свидетельствует о самостоятельном значении признаков повышенно-опасной деятельности при квалификации деликта по ст. 1079 ГК.
Понятием "деятельность" охватываются разные формы человеческой активности (экономическая, политическая, культурная деятельность) и сферы функционирования общества. С помощью этого понятия - даются характеристики различных аспектов и качеств бытия людей (деятельность физическая и умственная, внешняя и внутренняя, творческая и разрушительная и т. д.). В плане социально-философском и методологическом понятие деятельности используется для характеристики специфического способа человеческого бытия, т. е. оно трактуется как принцип исследования, объяснения и понимания совместной и индивидуальной жизни людей, их взаимодействий с природой.26 "Вещи человеческого мира в таком освещении показывают свои социальные значения, свою наполненность человеческими силами и способностями, свою многогранность или одномерность, следы плодотворных и разрушительных человеческих, действий".27
В экономическом словаре деятельность определяется как "специфический для человека способ отношения к внешнему миру, состоящий в преобразовании и подчинении его человеческим целям". Фундаментальным и определяющим видом деятельности является труд, основные характеристики которого присущи предметной деятельности. По своему содержанию деятельность есть производство материальных и духовных благ, форм общения людей, преобразования общественных условий и отношений, развития самого человека, его способностей, умений, знаний".28 Представляется, что квалификация деятельности в качестве повышенно-опасной для окружающих зависит от обнаружения в ней признаков, обусловливающих (подтверждающих) ее рисковый характер, наличие ослабленного контроля над источниками повышенной опасности, возможность случайного причинения ими вреда.
Повышенно-опасная деятельность может быть определена по следующим критериям:
* объекты деятельности;
* содержание деятельности;
* субъектный состав (лица, осуществляющие деятельность, и их количество);
* средства осуществления деятельности;
* способы осуществления деятельности.
Источники повышенной опасности в основном используются в качестве средств производства товаров и их реализации, выполнения работ и оказания услуг, следовательно, в таких случаях признаки повышенно-опасной деятельности совпадают с признаками хозяйственной деятельности, а также с некоторыми признаками деятельности предпринимательской (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Это обусловливает возложение на лиц, осуществляющих повышенно-опасную деятельность безвиновной деликтной ответственности (на началах риска).
Кроме того, практически все виды деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, подлежат лицензированию в соответствии с Федеральным законом от 13 июля 2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности"29 и другими федеральными законами. Если государство дает разрешения (лицензии) на осуществление такой деятельности, то она не может быть противоправной (в литературе неоднократно отмечалось, что осуществление повышенно-опасной деятельности само по себе правомерно, противоправно лишь причинение вреда). Соответственно правомерными должны быть и цели осуществления подобной деятельности. При этом под правомерной целью мы понимаем не столько общественную полезность либо законность (правомерность с точки зрения объектного права), сколько ненаправленность этой деятельности на причинение вреда источником повышенной опасности. Это же касается и поведения владельца источника повышенной опасности.
О.А. Красавчиков утверждает, что деятельность людей всегда может поддаваться полному контролю; по его мнению, не поддаются контролю производственные процессы.30 Между тем, очевидно, что производственные процессы опосредуются человеческой деятельностью, осуществляемой в особой технологической сфере. При этом, когда говорится о степени контролируемости той или иной деятельности, речь идет вовсе не о контроле человеком своего поведения - отдельный работник, если он здоров, вполне может полностью контролировать свои поступки. Контроль над повышенно-опасной деятельностью затруднен со стороны работодателя владельца источника повышенной опасности. При этом, чем больше работников, тем меньше возможностей для контроля - чем сложнее система, тем выше вероятность "сбоев" последней.
В литературе отмечается решающее значение способов (технологий) осуществления деятельности (например, методов лечения) в вопросе квалификации ее в качестве повышенно-опасной для окружающих.31 Сюда же следует отнести различные методики обращения с источниками повышенной опасности, регламентированные обычно в правилах техники безопасности и т. п.
Средствами осуществления повышенно-опасной деятельности являются источники повышенной опасности.
В действующем ГК РФ закрепляется возможность запрещения деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем (п. 1 ст. 1065 ГК). Данная конструкция дает повод для вывода о том, что деятельность, признаки которой описаны в ст. 1065 ГК, есть частный случай повышенно-опасной деятельности. На наш взгляд, в ст. 1079 и ст. 1065 ГК речь идет о разных видах опасности. Повышенно-опасная деятельность есть деятельность правомерная, и возникновение ее вредоносных результатов является скорее нежелательным исключением, нежели правилом. Деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих, характеризуется не столько тем, что она вредоносна, сколько тем, что она содержит в себе некую неуправляемость, риск случайного причинения. Она не грозит конкретным причинением вреда конкретным людям, иначе бы эти люди, действительно, должны были защищаться (имели бы право на самооборону). Угроза здесь абстрактна, вредоносность, как правило, локализована временными и пространственными рамками - вред возникает лишь в области контакта человека и его имущества с источником повышенной опасности.
Во втором случае (ст. 1065 ГК) опасность более конкретна, вероятность причинения очень высока, вредоносность слабо ограниченна, иногда разрастается (продолжает причинять вред и угрожает новым вредом - абз. 1 п. 2 ст. 1065 ГК). Круг потерпевших (особенно при причинении вреда в результате техногенной аварии) представляет собой не просто окружающих источник повышенной опасности лиц (представим, к примеру, ситуацию после взрыва на Чернобыльской АЭС). Опасность, подразумеваемая нормами ст. 1065 ГК, гораздо выше, чем опасность, присущая деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих; деятельность, обладающая такой опасностью (указанной в ст. 1065 ГК) зачастую имеет противоправный характер, так как непрерывно причиняет вред. Примером может служить экологически вредные производства, которые непрерывно причиняют вред, превышая предельно допустимые концентрации вредных отходов (выбросов) и т. п.
В литературе можно также встретить попытки дифференциации "повышенной опасности". Так, О. В. Дмитриева считает, что ответственность без вины владельца источника повышенной опасности за причинение вреда, не ограниченная пределами непреодолимой силы (в воздушной перевозке, в международных конвенциях за ядерный ущерб), "допускается за вред, причиненный "особыми" источниками повышенной опасности (воздушные суда, ядерные, космические объекты), с помощью которых удовлетворяются экономические потребности, не являющиеся насущно-необходимыми при данном уровне развития общества, причем использование их еще более опасно, чем использование других, ставших "обычными", источников (автомобили, железнодорожный транспорт и т. п.)".32 Абстрагируясь от достаточно спорного, на наш взгляд, признака "насущности" вида транспорта, мы не можем согласится с предложенным делением источников повышенной опасности на "обычные" и "особые" по степени их опасности. Безусловно, при возникновении аварийной ситуации на воздушном судне экипажу, пассажирам, грузу или багажу остаться невредимым гораздо сложнее, чем на иных видах транспорта. Но если говорить о вероятности причинения вреда, то, на наш взгляд, степень такой вероятности при использовании "обычных" источников нисколько не ниже, чем при использовании источников "особых".
Существуют взгляды, согласно которым термины "опасность" и "повышенная опасность" являются излишними. Так, Б. С. Антимонов, возражает против использования понятия опасности в гражданском праве, ссылаясь, в частности, на тот факт, что в уголовном праве также применяется подобный термин, имеющий иное значение. По его мнению, следует избегать применения одного термина в двух резко различных значениях.33
Также почти не вызывает сомнений в литературе отнесение к источникам повышенной опасности ядовитых и сильнодействующих веществ (существуют, например, судебные решения, признающие источниками повышенной опасности дихлорэтан и метиловый спирт). Представляется, что наиболее полным образом перечень опасных веществ можно встретить в ГОСТе 19433-88 "Грузы опасные. Классификация и маркировка".
Таким образом, природу "источника повышенной опасности" можно вскрыть только при изучении совокупности законодательного материала и судебной практики, что позволяет дать следующие определения:
"Источник повышенной опасности - это обладающие вредоносными свойствами, неподконтрольными или не полностью подконтрольными человеку предметы материального мира, при эксплуатации которых создается возможность случайного причинения вреда окружающим, даже при принятии мер по его предотвращению".
К "деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих" может быть отнесена любая деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.
Виды ИПО
Вопрос о видах источников повышенной опасности далеко не новый. К настоящему времени практика накопила значительную массу соображений относительно "частных" (конкретных) объектов (предметов материального мира), являющихся источниками повышенной опасности. Немало высказано различных мнений и в гражданско-правовой литературе. Однако ни практика, ни наука еще не выработали какой-то определенной их классификации.
Длительное время дискуссионным был вопрос о том, должен ли перечень источников повышенной опасности быть исчерпывающим или примерным.
Б.С. Антимонов писал: "Перечень случаев повышенной ответственности должен быть исчерпывающим, поскольку дело в специальной норме, устанавливающей в виде изъятия из общего правила ответственности по началу вины особый правовой режим ответственности". 34
Напротив, Е.А. Флейшиц высказывалась за примерный перечень источников повышенной опасности, мотивируя это появлением все новых и новых их видов в связи с развитием техники.35
В рамках открытого перечня в литературе с давних пор в целях облегчения работы правоприменительных органов предлагаются классификации источников повышенной опасности либо видов повышенно опасной деятельности. Первая такая классификация была предложена Н. Топоровым в 20-е годы.36 Им был высказан ряд интересных соображений.
По мнению Н. Топорова, существуют три альтернативных признака:
1. употребление механического двигателя, приводимого в движение не мускульной силой человека или животных, а природными видами энергии пара, газа, электричества и т.п.;
2. пользование природными силами, которые, будучи выпущенными из-под власти и контроля владельца, с большим трудом могут быть вновь им подчинены;
3. использование больших тяжестей, значительно превышающих силу отдельного человека.37 Исходя из указанных признаков, автор подразделяет все виды источников повышенной опасности на три следующие группы:
* железные дороги, трамвай, фабрики и заводы, поскольку они используют механические двигатели, приводимые в движение различными видами природной энергии;
* торговцы горючими материалами и держатели диких животных;
* возведение строений и сооружений.
Приведенная классификация видов страдает рядом недостатков. ее подразделения в известной мере произвольны, но она содержит ряд правильных суждений, важнейшим из которых является мысль о том, что классификация рассматриваемых видов должна проводиться не по каким-то правовым, экономическим и иным социальным признакам, а исходя из сущности предметов материального мира, тех сил, которые в них заключены.
К тому же указание на то, что владелец источника повышенной опасности использует те или и другие виды природной энергии в таком общем виде вообще не приемлемо. Владелец карманного фонаря тоже использует электрическую энергию, но никто не станет утверждать, что в силу такого пользования он должен рассматриваться в качестве владельца источника повышенной опасности.
В 60-е годы классификацией источников занимался А.А. Собчак. По существу он пошел аналогичным путем вслед за Н. Топоровым, классифицировав отдельные группы материальных объектов, отнесенных им к числу источников повышенной опасности. Он выделяет следующие группы источников повышенной опасности:
* транспортные средства;
* промышленные предприятия;
* строительство;
* дикие животные;
* сильнодействующие вещества;
* некоторые иные виды источников повышенной опасности, встречающиеся в судебной практике.38 Автор разграничивает предметы материального мира, являющихся источниками повышенной опасности, используя ряд различных (неоднопорядковых) признаков. К тому же не вызывает, очевидно, сомнения, что само по себе, например, промышленное предприятие как таковое не является источником повышенной опасности, хотя на том или ином предприятии могут быть использованы соответствующие агрегаты, машины, которые создают в процессе их эксплуатации, регулировки, монтажа и т.д. повышенную опасность. Но в этом случае источником повышенной опасности является не само промышленное предприятие, а те или другие производственные агрегаты и т.д.
Предпринятые ранее в науке попытки классификации источников повышенной опасности не давали положительных результатов ввиду того, что их авторы, придавая существенное значение специфическому, упускали из поля зрения то общее, что присуще рассматриваемым предметам материального мира.
По мнению Красавчикова О.А., классифицирующим признаком может служить лишь только то, что присуще всем предметам данного рода, и связано с создаваемой ими повышенной опасностью.39 Предметы материального мира, являются обладателями (носителями) определенных видов энергии, формы которой различаются по своим качественным характеристикам и количественным состояниям (например, мощностью, напряжением и т.д.). Это и было положено в основу классификации в качестве критерия. Исходя из этого, наиболее удачная классификация дана профессором О.А. Красавчиковым, который делит все источники на:
1. физические источники, которые подразделяются на: * механические (автомашины, железнодорожный транспорт, морские и речные суда, оборудование промышленных предприятий и т.п.);
* электрические (оборудование и агрегаты высокого напряжения);
* тепловые (оборудование горячих цехов и т.п.); * строительные (стройки) и т.д.;
2. физико-химические источники, к которым относятся все предметы, создающие опасность радиоактивного воздействия;
3. химические источники, в число которых входят отравляющие, взрывчатые и огнеопасные вещества (бензин, яды и т.д.);
4. биологические источники: дикие звери, некоторые микроорганизмы и т.п.
При всей спорности и условности данной классификации, состоящей в частности, в том, что многие конкретные объекты одновременно могут быть отнесены к нескольким группам, она полезна, Так как может способствовать усвоению правил о рассматриваемом деликте и служить известным ориентиром для судебной практики. Последняя, кстати говоря, сама играет весьма существенную роль в наполнении понятия источника повышенной опасности конкретным содержанием. Например, судебная практика традиционно не относит к источникам повышенной опасности охотничье ружье и домашних животных, хотя с теоретической точки зрения многие из них отвечают всем признакам такого источника.
Признаки - неподконтрольность и вредоносность.
И.Н. Поляков выделяет четыре признака, которыми в совокупности должен обладать источник повышенной опасности: 1) являться всегда объектом (предметом) материального мира; 2) иметь вредоносные, опасные для окружающих качества; 3) находиться в процессе эксплуатации, деятельности; 4) исключать возможности полного контроля над собой со стороны человека.40
Сделать итоговый вывод. 1 2
3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Щедрин Н.В. Источник повышенной опасности, объект повышенной охраны и меры безопасности // Государство и право, 2008 г., №7, с. 18
16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 Топоров Н. Источник повышенной опасности. Серия "Классика Российской цивилистики". - М., Статут. 2006. - С.245.
37 Топоров Н. Указ. раб.- С. 246.
38 Собчак А. А. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда действием источника повышенной опасности. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1964. - С.8.
39 40 ---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
19
Документ
Категория
Разное
Просмотров
164
Размер файла
57 Кб
Теги
diplom
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа