close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1682 elmuratov g. j problemi i perspektivi politicheskoy institucionalizacii predprinimatelstva i srednego klassa kazahstana

код для вставкиСкачать
Ельмуратов Г. Ж.
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
ПОЛИТИЧЕСКОЙ
ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И СРЕДНЕГО
КЛАССА КАЗАХСТАНА
Павлодар
Министерство образования и науки Республики Казахстан
Павлодарский государственный университет
им. С. Торайгырова
Ельмуратов Г. Ж.
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
ПОЛИТИЧЕСКОЙ
ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И СРЕДНЕГО
КЛАССА КАЗАХСТАНА
Павлодар
Кереку
2012
1
УДК 316.334.2(574)(07)
ББК 60.54(5Каз)я7
И 56
Рекомендовано к изданию Учёным советом
ПГУ им. С. Торайгырова
Рецензенты:
С. Ш. Мусатаев – доктор политических наук, проф. каф.
политологии КазНУ им. аль-Фараби;
Ева Каспарова – доктор PhD каф. психологии и социологии
Пражского Университета Экономики (Чешская Республика);
Г. Н. Иренов – доктор политических наук, проф., зав. каф.
социологии и политологии ПГУ им. С. Торайгырова, директор РЦПИ
им. Т. С. Садыкова.
Ельмуратов Г. Ж.
Е56 Проблемы и перспективы политической институционализации
предпринимательства и среднего класса Казахстана – Павлодар :
Кереку, 2012. – 167 с.
ISBN 9965-842-88-4
Научный указатель включает источники, литературу в
соответствии с принятой периодизацией исторического процесса.
Использованы
библиографический,
документальный
и
фактографический виды информационного поиска. Основными
источниками явились все виды библиографических указателей,
каталоги, научные исследования и т.д. Указатель содержит издания
до 2010 г. включительно и разделен на 3 части : Ч. 1 – монографии,
сборники, отдельные оттиски, брошюры ; Ч. 2 – материалы в
сборниках, научных, общественно-политических журналах; Ч. 3 –
публикации в газетах.
Указатель
предназначается
для
всех,
занимающихся
краеведением профессионально и любительски.
УДК 316.334.2(574)(07)
ББК 60.54(5Каз)я7
ISBN 9965-842-88-4
© Ельмуратов Г. Ж., 2012
© ПГУ им. С. Торайгырова, 2012
За достоверность материалов, грамматические и орфографические ошибки
ответственность несут авторы и составители
2
Введение
Общественно-политические
преобразования
переходного
периода сопровождаются, соответственно, изменениями в социальной
структуре общества. В этих условиях формирующийся слой мелких и
средних
собственников,
основу
которого
составляют
предприниматели, призван сыграть решающую роль в дальнейшем
продвижении реформ. Развитая сфера малого и среднего бизнеса в
состоянии обеспечить занятость населения, помочь государственным
структурам в решении многих социальных проблем. Нужно отметить,
что средний класс всеми политологами понимается как социальный
слой общества, занимающийся производством материальных благ,
обеспечивающий занятость населения и тем самым способствующий
устойчивому развитию политической системы общества. В данном
аспекте мелкие и средние предприниматели представляют реальную
основу среднего класса. Именно эта часть населения заинтересована в
политической стабильности и формировании социальных институтов
современного гражданского общества, создании условий для развития
предпринимательской
деятельности.
Мелкие
и
средние
предприниматели, способствуя развитию и поддержанию в обществе
инновационной среды, оказывают позитивное воздействие на
эволюцию потенциальных средних слоев, создавая условия для
становления среднего класса как субъекта политики.
Развитие малого и среднего бизнеса происходит в условиях
модернизации казахстанского общества. Развитие любого общества
сопровождается трансформацией экономических, политических и
социальных отношений, которое происходит в тесной связи и
взаимозависимости.
Теоретические основы политологического анализа среднего
класса достаточно отражены в мировой социально-политической
науке. Если брать в исторической ретроспективе, то научные
разработки исследования данной проблемы начались в Европе с
конца XIX - начала XX века такими крупными учеными, как
К. Маркс, М. Вебер, А. Токвиль, П. Сорокин и др. Однако конкретные
научные исследования среднего класса представителями различных
отраслей знания начались в 50-60-е г.г. XX века. И это закономерно
совпадает с процессом усиления экономической и политической роли
среднего класса как основной составляющей социальной структуры
общества.
На протяжении всего XX столетья сформировались целые
научные направления, связанные с изучением различных аспектов
формирования и развития среднего класса. Здесь можно выделить
следующие социологические концепции, описывающие различные
3
аспекты
трансформации
социальной
структуры:
теории
«менеджериальной революции» Дарендорфа, теории класса
специалистов и профессионалов, «нового индустриального общества»
Гэлбрейта, «постиндустриального общества» Белла, теории
«предпринимательского общества» Друкера.
Активный интерес к данной области исследований на
постсоветском пространстве начал проявляться с 90 гг. XX века, с
началом процесса социально-экономических и политических реформ.
Политическая и экономическая трансформации постсоветского
общества явились предпосылками ощутимых изменений в
социальной сфере, одним из следствий которых было появление
достаточно широкого слоя мелких и средних собственников,
предпринимателей. С середины 90-х гг. XX века постсоветские
социологи, политологи и экономисты, основываясь на мировом
опыте фундаментальных исследований, начали развивать различные
концептуальные модели формирования среднего класса. При этом
среди экономических проблем анализировались и социальнополитические аспекты становления и развития малого и среднего
бизнеса. Исследовались отдельные направления деятельности
государственных институтов, направленных на поддержку слоя
мелких и средних предпринимателей как основы формирующегося
среднего класса. Это было обусловлено тем, что страны, получившие
независимость на пространстве СНГ, важным направлением
внутренней
политики
определили
проведение
коренных
преобразований во всех сферах жизни общества. Проводником этих
реформ, как важный политический субъект, является средний класс.
В Казахстане практический интерес к происходящим
изменениям в социальной структуре проявился со стороны
государственных деятелей, государственных институтов, функцией
которых
являлась
поддержка
малого
и
среднего
предпринимательства. Мелкие и средние предприниматели
представлялись реальной основой новой социальной структуры,
которая может обеспечить экономическую и политическую
стабильность
общества.
Необходимость
теоретической
конкретизации различных аспектов формирования и развития
предпринимательского слоя как основы среднего класса в условиях
проводимых политических и социально-экономических реформ
закономерно вызвала исследовательский интерес со стороны
казахстанских ученых-экономистов, социологов, политологов,
историков.
По нашему мнению, особенность современных исследований
заключается в обилии трактовок и подходов к проблемам
идентификации и развития среднего класса. Множество подходов,
4
методик и значительные расхождения в оценках величины и
структуры среднего класса обусловлено, по мнению исследователей,
тем, что на современном постсоветском пространстве слой мелких и
средних предпринимателей и собственников еще не сформировался
как полноценный социальный слой.
Среди российских авторов, исследующих различные аспекты
формирования российского среднего класса, нужно прежде всего
выделить Т. И. Заславскую, В. В. Радаева, О. И. Шкаратана. Первая из
упомянутых
авторов
является
одним
из
продолжателей
социологической теории применительно к изучению вопросов
социальной трансформации общества. В плане изученности проблем
формирования
среднего
класса
важное
значение
имеет
исследовательская работа двух последних авторов под названием
«Социальная стратификация» [1].
Так, например, по мнению авторов, «для формирования среднего
класса помимо экономических предпосылок (характера экономической
активности) необходимо складывание определенных стереотипов
поведения, установок, системы ценностей, ассоциации с себе подобными,
самоорганизация как общности» [1, с.306]. Более всего, по нашему
мнению, нацеленность на определенный стиль поведения, стремление
к объединению свойственно предпринимателям в силу особенностей
их ментальности, которую можно определить как инновационная.
На постсоветском пространстве существуют пока еще
достаточно разрозненные социальные группы, которые можно
отнести к средним слоям, но которые не обязательно
идентифицируют себя как класс. Именно слой представителей малого
и среднего бизнеса должен сыграть решающую роль в объединении
усилий данных социальных групп для достижения своих целей путем
самоорганизации в экономически независимое и политически
достаточно значимое институциональное сообщество.
Следующим важным источником является научная работа
группы авторов под руководством Л. Григорьева и Т. Малевой
«Средний класс в России: количественные и качественные оценки»
[2]. В данной работе содержатся некоторые конструктивные идеи, к
которым можно отнести проблемы определения неравенства в
распределении доходов и сравнении их с индексом Джини,
формирование
системы
взаимосвязанных
параметров,
характеризующих размер и структуру среднего слоя, определение
концентрации доминантных признаков присущих данному страту и
т.д.
В целом имеется достаточное количество социологической,
политологической, экономической литературы и других российских
авторов, пытающихся системно осмыслить практику становления
5
среднего класса и выявить механизмы, способствующие ускоренному
развитию данной страты: Горшков М. .К., Громова Р. Г.,
Рывкина Р. В., Галкин А. А., Карасев И. П. и др.
Достаточным количеством представлены казахстанские
исследования.
В
республике
имеются
серьезные
научные
труды,
анализирующие общие закономерности развития социальной
структуры общества в контексте анализа общественно-политических
и политико-экономических отношений: Аитов Н. А., Аженов М. С.,
Машан М. С., Осипов Г. В., Сыроежкин К. Л., Тасмагамбетов И. Н.,
Жаулин К. М., Ашимбаев М. С., Калашникова Н. П.и др.
Нужно выделить работу Аженова М. С., Бейсенбаева Д. Э.
«Социальная стратификация в Республике Казахстан», где
проанализированы изменения в социальной структуре, происходящие
в республике в связи с политическими реформами [3]. Авторы
приходят к выводу, что «главные признаки углубляющейся
дифференциации в казахстанском обществе - это доход и власть. Что
же касается образования, культуры, профессии, то они пока особой
роли в этом стратификационном процессе не играют» [3, c.110].
Формированию среднего класса в Казахстане посвящена и
работа казахстанских ученых Сагадиева К. А. и Бектургановой Б. И.
«Средний класс - «тест» на современность: история, теория,
статистика» [4]. В ней авторы дают ретроспективный анализ
эволюции социальной структуры Казахстане, системно излагают
проблемы и приводится доказательная социологическая и
статистическая база.
Одним из значимых особенностей анализа среднего класса в
Казахстане является наличие различных региональных социальноэкономических условий, которые существенно влияют на темпы
развития малого и среднего предпринимательства, и как следствие,
формирование среднего класса.
Общетеоретическая разработка поставленной нами, актуальной
на сегодня, проблемы становления и развития среднего класса
общества были заложены в следующих классических научных
направлениях. Это теория классов К. Маркса, естественноорганическое учение о классах Г. Спенсера, теория стратификации по
статусам М. Вебера, теории одномерной и многомерной
стратификации 1930 – 1960-х годов, теория социальной
стратификации П. Сорокина и др.
Обобщенным выводом является то, что существует два
основных
теоретических подхода к
анализу социальной
стратификации. Первый из них – марксистский, основанный на
изучении
социальной
структуры
общества,
ранжировании
6
социальных слоев в соответствии с формами и размерами
собственности. Второй представлен более разнообразным спектром
концепций, определяющих социальную структуру общества как
многоуровневую и достаточно противоречивую систему, в которой
наряду с классами и порождающими их отношениями собственности
важное место принадлежит социальному статусу. Оба этих подхода в
интегрированном виде представляют безусловную научную ценность,
так как еще недостаточно реализованы и осмыслены теоретическая
ценность комплексного применения в исследованиях вышеназванных
подходов.
В современных концепциях социальная дифференциация
общества предстает как динамичная социально-классовая шкала,
связанная с понятием социального статуса, куда входят помимо
формы и размера собственности, следующие основные параметры:
профессионально-должностной параметр, уровень образования и
материальная обеспеченность. В последнее время актуальным
является также степень интегрированности среднего класса в мировое
информационно-технологическое пространство, что соответствует
положениям концепции информационного общества Тоффлера О. [5].
В общем нужно признать то, что целый комплекс достаточно
определенных характеристик позволяет выделить средние слои из
социальной структуры общества с целью их
социальной
идентификации.
Уровень методологии современных разработок проблем
среднего класса на постсоветском пространстве достаточно высок.
Определенный интерес представляют работы следующих авторов,
связанные с исследованием непосредственно перспектив развития
малого и среднего предпринимательства: Бахтурина Д. А.,
Еременко Г. А., Родикова Б. И., Шахмалова Ф.И. и др.
В ряду работ по проблемам среднего класса, на наш взгляд,
можно опереться и на исследования Дилигенского Г., прежде всего на
его труд «Люди среднего класса» [6].
В характеристиках «людей среднего класса» исследователь
выделяет целый ряд поведенческих, нормативных, ценностных,
морально-этических характеристик, присущих среднему классу как
субъекту модернизации, в том числе и политической. Это, в
частности, «преданность своему делу, трудолюбие и стремление к
успеху, основательность, рационализм и умеренность, независимость
и любовь к свободе, социальная солидарность. И на одном из первых
мест – уважение к закону, подчинение социальным нормам».
Практическая значимость перенесения на Казахстан мирового
опыта
формирования
и
развития
малого
и
среднего
предпринимательства как основы среднего класса заключается не
7
только в рассмотрении его как фактора экономического развития, но
и в признании его ведущей роли в обеспечении внутриполитической
стабильности и консолидации общества. В своем Послании народу
Казахстана «Казахстан – 2030. Процветание, безопасность и
улучшение благосостояния всех казахстанцев» Президент выделяет
среди долгосрочных приоритетных задач также и государственную
поддержку развития малого и среднего предпринимательства,
определив основные направления государственной политики
формирования среднего класса [7].
8
1
Средний класс и политическая модернизация
1.1
Теории среднего класса
В современных государствах, в которых происходят активные
процессы социально-политических и экономических изменений, то
есть в так называемых транзитных обществах, наблюдается
устойчивый интерес к проблеме формирования среднего класса как
активного участника политических процессов. Прежде всего, как нам
представляется, нужно выяснить, что представляет собой понятие
«средний класс». В современной науке существует множество
методик и расхождений в оценках структуры и величины среднего
класса. Например, известно, что социологи в основу исследований
берут критерии, идентифицирующие средний класс с точки зрения
стратного анализа, социальной структуры общества, историки
анализируют параметры эволюции среднего класса, его становления
и перспектив развития. Статистики исследуют положение среднего
слоя в системе статистического распределения по доходам и
численному составу (например, домашних хозяйств или семей);
экономисты концентрируют свое внимание на показателях денежных
доходов и материальной обеспеченности. Политологам важно
положение среднего класса в структурах власти, его способность
оказывать влияние на политические решения в рамках государства.
Наконец, обобщающими критериями идентификации среднего слоя
выступают такие общие для всех социально-экономических наук
понятия,
как
«перспективы»,
«источники
происхождения
материального достатка», «статусно-амбициозные предпочтения»,
«влияние на другие слои населения», «обеспечение прогресса
общества» и т.д. Средний класс является весьма актуальным
объектом исследования. Среди многочисленных методологических
проблем исследования среднего класса важнейшей является та,
которая позволит найти эффективный путь исследования среднего
класса и его основных критериев. По мнению социологов,
политологов, экономистов, философов, стабильность общества и его
прогресс обеспечивается наличием среднего класса, основу которого
составляют мелкие и средние предприниматели и который занимает
центральное место в социальной структуре современного общества.
По мнению российского исследователя М. К. Горшкова, «в странах с
развитой рыночной экономикой и демократическим политическим
строем под средним классом подразумевают ту часть общества,
которая занимает «средние» – между «верхами» и «низами» –
статусные позиции, составляя наибольшую по численности
социальную группу, и выполняет ряд функций, важнейшими из
9
которых являются функции социального «стабилизатора» общества и
источника воспроизводства квалифицированной рабочей силы» [1].
Средний класс в современных исследованиях является одним из
достаточно противоречивых понятий. В многочисленных работах,
посвященных проблемам эволюции социальной структуры,
высказываются противоположные точки зрения о границах,
численности, о существовании самого среднего класса.
Термин «средний класс» был выделен из словаря для
обозначения определенного слоя людей. Само понятие «средний
класс» возникло в Англии в XVII веке для обозначения мелких и
средних собственников и предпринимателей. В дальнейшем к ним
стали причислять все социальные слои, заполнявшие промежуток
между
крупной
буржуазией
и
наемными
работниками.
Гетерогенность
(неоднородность)
среднего
класса
делает
проблематичным приписывание ему неких единых стандартов
ментальности и поведения. Учитывая это, исследователь X. Балзер
считает более адекватным употребление этого понятия во
множественном числе (средние классы) [2].
В современных словарях даются достаточно однозначные
определения понятия «средний класс». Например, в Большом
толковом социологическом словаре средний класс понимается как
«профессиональная группа неручного труда, расположенная между
высшим и рабочим классами» [3].
Политическая энциклопедия дает следующее определение :
«средний класс – совокупность социальных слоев, занимающих
промежуточное положение между основными социальными группами
в системе социальной стратификации : между богатыми и бедными.
Характеризуется неоднородностью положения, противоречивостью
интересов, сознания и политического поведения, разнородностью и
мозаичностью. Это дает право многим авторам говорить о нем во
множественном числе: «средние классы», «средние слои» [4].
При попытках исследовать типы группового сознания и
психологию капиталистических обществ рассмотрение среднего
класса как некоей единой общности оказывается практически
невозможным, наиболее адекватный метод — выделение отдельных
его слоев (служащих, интеллигенции, менеджеров, мелких
предпринимателей). Исследователь Т. И. Заславская выделяет четыре
основных признака среднего класса: во-первых, это совокупность
социальных групп, занимающих промежуточное положение в
социальной структуре общества; во-вторых, это экономически
независимая часть общества, заинтересованная в сохранении
социального порядка и политической стабильности; в-третьих, это
наиболее
социально
активные
граждане,
способствующие
10
прогрессивному развитию общества; в-четвертых, это основные
носители общественных интересов, национальной культуры,
распространяющие образцы этой культуры на другие социальные
слои [5].
В обществе средний класс действительно является в
современных демократиях решающей силой, гарантирующей
стабильность существующих социальных и политических институтов.
Эти институты несмотря на воздействие тех или иных факторов, в
общем и целом защищают его интересы от угроз, которые могут
представлять для них более сильные экономические группы или
стихийные социально-экономические процессы. В каком-то смысле
гетерогенность
среднего
класса
является
фактором
его
приверженности представительной демократии: большинство, на
которое опирается такая демократия, может в условиях современного
общества формироваться только из многих меньшинств и при
условии учета интереса каждого из них, а именно из таких
меньшинств и состоит средний класс.
Теория среднего класса сопряжена с изучением вопроса
социальной стратификации в обществе, которая построена по
иерархическому
принципу,
является
сложной
системой,
определяемой
половой,
возрастной,
территориальной,
образовательной, профессиональной и с другими структурами
населения. Поэтому, как нам представляется, необходимо
рассмотреть некоторые аспекты этого вопроса.
Под социальной стратификацией в социально-политической
науке понимается наличие в любом обществе иерархически
организованных структур социального неравенства, множества
социальных образований, представители которых различаются между
собой неравным объемом власти и материального богатства, прав и
обязанностей, привилегий и престижа. Формирование теории
социальной стратификации было связано с развитием идей о
социальной структуре. Структурный подход разрабатывали многие
социологи второй половины XIX – первой половины XX века. К ним
можно отнести О. Конта, К. Маркса, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма,
М. Вебера, П. Сорокина. Важными в развитии теории социальной
стратификации явились работы американских исследователей
К. Дэвиса и У. Мура.
В современной социально-политической науке чаще всего
используются три методологии в изучении социальной структуры
общества. Первая – это марксистская методология, согласно которой
определяющим критерием принадлежности к тому или иному классу
является наличие или отсутствие частной собственности на средства
производства, то есть сам классовый статус определяется отношением
11
к условиям и средствам производства. При этом выделяют два
больших класса работодатели и наемные работники. Средний класс
также рассматривается как прослойка общества, большей частью,
состоящая из интеллигенции, работников непроизводственной сферы.
По К. Марксу, общей основой образования классов является
общественное разделение труда [6].
Важное значение в развитии теории социальной стратификации
имели взгляды Макса Вебера. Поэтому ко второй методологии
относят веберианский подход к исследованию социальной структуры.
М. Вебер вслед за К. Марксом в основу своей классификации
положил экономический принцип, определял общественный класс по
его экономической власти. В отличие от К. Маркса, Вебер кроме
экономического аспекта стратификации учитывал такие аспекты, как
власть и престиж, то есть не проводил жесткого деления общества
строго на два класса и не стратифицировал группы населения
исключительно только по экономическому критерию. По Веберу,
важным компонентом социального неравенства является понятие
статуса, который зависит от престижа и уважения к индивиду в
обществе. Политическая власть также является важным компонентом
неравенства, так как человек благодаря богатству и престижу может
достичь вершин власти, но обладание богатством и престижем само по
себе не идентично обладанью властью [7].
По Веберу, класс – это люди, имеющие схожие позиции в
экономической сфере: сходные профессии и доходы, примерно
одинаковое материальное положение [8].
Типологию классов по М. Веберу, основываясь на его
методологических принципах, можно представить следующим
образом:
1) рабочий класс лишен собственности, он предлагает на рынке
свои услуги, дифференцируясь по уровню квалификации;
2) мелкая буржуазия – класс мелких бизнесменов и торговцев;
3) технические специалисты и интеллигенция, не обладающие
собственностью;
4) администраторы
и
менеджеры
–
управляющие
собственностью, им не принадлежащей;
5) собственники, получающие прибыль от владения, к ним
относятся предприниматели.
Именно от работ М. Вебера широко распространилось понятие
«средний класс», или «средний слой». Основным регулятором
классовых отношений, по Веберу, является собственность, между
полярными классами собственников и рабочим классом он выделил
так называемый средний класс [9].
12
По его мнению, термин «средний класс» появился для
определения группы людей, которые не занимались физическим
трудом и не были богаты. Веберовский подход к пониманию класса
был развит в работах последующих авторов, в частности, Ф. Паркина,
Дж. Локвуда и других. По М. Хальбваксу, определить средние и
высшие классы можно следующим образом: это совокупность людей,
которым состояние позволяет производить определенные расходы на
предметы роскоши вне зависимости от того, отказываются они от
некоторых полезных расходов или нет [10].
Третья методология – функциональный подход. Согласно этому
подходу, общество делится на множество структур и слоев, где
экономический фактор рассматривается наряду с другими,
профессиональным, культурным, возрастным, половым, религиозным
и др.
Распространению такого подхода способствовали труды П.
Сорокина. В своих работах он отмечал, что класс – это кумулятивная,
нормальная, солидарная, полузакрытая, с приближением к открытой,
группа, составленная из кумуляций трех основных группировок:
1) профессиональной;
2) имущественной;
3) объемно-правовой [11].
В основе стратификации, по мнению П. Сорокина, лежат
разные функции, вызывающие расслоение на управляющих и
управляемых; окружающая среда; неодинаковые способности и
качества людей. Меняя профессию или вид деятельности, свое
экономическое положение или политические взгляды, человек
переходит из одного социального слоя в другой. Этот процесс
получил название социальной мобильности. Сорокин говорит о
разделении социальной мобильности на горизонтальную и
вертикальную. Объективной стороной существования вертикальной
мобильности выступает, в частности, экономическое неравенство людей,
«которое выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании
богатых и бедных слоев населения» [12].
Выдвигая
постулат
неравных
доходов,
социальных
возможностей и престижа, лежащих в основе социального
расслоения, сторонники теории стратификации опираются на
непосредственные наблюдения, на анализ исторического материала.
В основе процессов социальной стратификации лежат социальные
связи людей. Благодаря им в процессах социального расслоения
можно выделить экономические, государственные, политические и
другие структурные единицы (классы, профессиональные группы,
социальные институты и т.д.), анализировать их характеристики
(социальные статусы, нормы деятельности, роли), а также их
13
взаимосвязи.
Существует
ценностно-символическая
основа
стратификации, которая опирается на изучение ценностей,
предпочтений, символов разных социальных слоев. Следующее
основание стратификации связано с определением границ, в которых
происходит упорядочение социальных связей и ценностных
представлений. Говоря об элементах социальной стратификации,
используют такие единицы анализа, как «класс», «социальный слой»,
«социальная группа», обозначающие различные социальные
общности. Главными признаками выделения класса в социальнополитической науке служат отношение людей к средствам
производства, характер присвоения благ в условиях рыночных
отношений. На этой основе выделяют: высший класс – собственники
экономических ресурсов; низший класс – низкоквалифицированные
работники; средний класс, который поначалу понимали как
достаточно неустойчивую общность, не включаемую ни в высший, ни
в низший класс. Однако во второй половине XX века численность
среднего класса превысила численность двух других классов, что
закономерно привело к усилению его социально-политических
позиций. В теории социальной стратификации утверждается, что
понятие «класс» в какой-то мере было приемлемо для анализа
стратификационной структуры прошлых обществ, в том числе
индустриального капиталистического общества. В современном
постиндустриальном обществе в том смысле, как оно трактуется в
марксизме, это понятие не работает, потому что в этом обществе на
основе широкого акционирования, а также выключения основных
держателей акций из сферы управления производством и заменой их
наемными менеджерами отношения собственности оказались
размыты, потеряли свою определенность.
В этих условиях понятие «класс» не позволяет более глубоко
исследовать изменения в социальной структуре и должно быть
заменено более конкретной и гибкой единицей – страта, слой (от
латинского stratum – слой).
Страта – это множество людей, которые в данном обществе
находятся в одинаковой ситуации. С точки зрения социальной
стратификации, страта – это разновидность социальной общности,
объединяющая людей по каким-то общим признакам. Однако
основанием для выделения страты выступает не любой признак, а
лишь статусный, то есть тот, который объективно приобретает в
данном обществе ранговый характер: «выше – ниже», «лучше –
хуже», «престижно – не престижно» и т.д.. Сторонники теории
социальной стратификации утверждают, что существующая в том или
ином обществе система стратификации теснейшим образом связана с
господствующей в ней системой ценностей, на основе которой
14
формируется «нормативная шкала оценивания», позволяющая
ранжировать различные виды деятельности и роли, вознаграждая их
неравным образом. То есть страты, в отличие от класса, формируются
не по чисто экономическим или производственно-профессиональным
признакам, а по признакам, связанным с культурно-психологической
оценкой. В силу этого социальное расслоение, с точки зрения теории
социальной стратификации, выступает как социокультурное
расслоение.
Американский исследователь Т. Парсонс увязывал шкалу
стратификации того или иного общества с господствующей в нем
системой ценностей. Поэтому в основу ранжирования он положил
шесть основных социально-значимых признаков, которые, по его
мнению, выступают в качестве важнейших ценностей для индивида и
общества:
1) принадлежность к родственной ячейке (рождение, брак по
личному выбору);
2) личные качественные особенности индивида, которые служат
основанием для отличия его от других людей (пол, возраст и т.д.);
3) достижения, рассматриваемые как ценность, в результате
деятельности индивидов. Они могут воплощаться в материальных
объектах, за которые он несет материальную ответственность;
4) собственность, т.е. материальное, интеллектуальное и
духовное достояние, принадлежащее индивиду, которое можно
передать;
5) авторитет – институционально признанное право влиять на
действия людей, независимо от непосредственно личного отношения
этих других к направлению такого влияния (официальная должность
и другой социально определенный статус – врач, родитель и т.д.);
6) власть – способность влиять на людей и достигать своих
целей либо сохранять то, чем владеет вне зависимости от того,
санкционировано или не санкционировано это официально [13].
Большой популярностью при построении стратификационных
систем в современной западной социологии пользуется «индекс
социальной позиции», объединяющий такие важные социальные
показатели, как доход, власть, образование и престиж. Ранжирование
общества по этому совокупному критерию позволяет создать
многоплановую картину общества. Однако и эта картина не
охватывает всего богатства социального ранжирования. Поэтому в
современной
социологии
распространено
мнение,
что
стратификационная структура общества многообразна.
Она состоит из нескольких слоев, не совпадающих друг с
другом, и поэтому ее анализ не может основываться на каком-то
одном,
общем
критерии.
Для
анализа
многообразных
15
иерархизированных отношений должен быть предложен ряд
параллельных критериев и использован комплексный подход.
В
этом
плане
представляется
интересной
позиция
американского социолога У. Л. Уорнера. По его мнению, для
построения адекватной для каждого общества шкалы стратификации,
является важным выбор объективных критериев ранжирования:
дохода, объема власти, уровня образования и т.д. Но не менее
важным
являются
субъективные
показатели:
ощущение
принадлежности индивида к данному социальному слою,
идентификация с ним, а также признание «значимыми другими»
принадлежности индивида к тому или иному слою. Под «значимыми
другими» выступают прежде всего представители того слоя, членом
которого стремится стать данный индивид. Большая значимость
субъективного показателя для построения шкалы стратификации
была продемонстрирована У. Л. Уорнером в его исследованиях,
проведенных в 40-е годы в ряде американских городов. У. Л. Уорнер
провел исследования социальной стратификации на основе
субъективных оценок ролей друг другом относительно их социальной
репутации или престижа по четырем параметрам (доход, профессия,
образование, этническая принадлежность) и выделил 6 основных
слоев или, как он называл, «классов»:
- высший - высший класс включал богатых людей. Но главным
критерием их выделения было «знатное происхождение»;
- в нижний высший класс также входили люди высокого
достатка, но они не были выходцами из аристократических семей;
- высший слой среднего класса состоял из высокообразованных
лиц, занятых интеллектуальным трудом, и деловых людей, юристов,
владельцев капитала;
- низший средний класс представляли, главным образом,
канцелярские служащие и другие «белые воротнички» (секретари,
банковские кассиры, делопроизводители);
- высший слой низшего класса составляли «синие воротнички»
– заводские рабочие и прочие работники физического труда;
- наконец, низший слой низшего класса включал самых бедных
и отверженных членов общества [14].
Исследования У. Л. Уорнера показали, что рационально или
интуитивно люди осознают иерархию общества, чувствуют основные
параметры, определяющие положение человека в обществе и
способны дать оценку своего места в нем.
Выделение оснований и уровней социальной иерархии,
позволяющее построить шкалу социальной иерархии того или иного
общества, имеет важное значение для понимания происходящих в
нем процессов. Однако не меньшее значение в этом деле имеет и
16
знание профиля социальной стратификации, определяемого
соотношением и удельным весом различных социальных слоев в том
или ином обществе.
Шкала социальной иерархии в зависимости от критериев может
иметь множество различных уровней. Однако для выработки
наиболее общего представления о социальной иерархии в том или
ином обществе достаточно выделения трех основных уровней:
высшего, среднего и низшего. Распределение населения по этим
уровням возможно по ряду обобщенных критериев, в соответствии с
господствующими в обществе ценностями и социальными
институтами. Чаще всего эта шкала строится на основе
экономических критериев и называется шкалой экономического
неравенства. Профиль социальной стратификации, как правило, и
определяется по соотношению высшего, среднего и низшего слоя
общества, ранжированных по экономическому критерию.
Проводя исследования экономических отношений, К. Маркс
установил, что профиль вертикального среза общества не является
постоянным. По мнению Маркса, конфигурация стратификационного
среза общества будет постоянно меняться за счет концентрации
богатств в руках немногих и значительного обнищания основной
массы населения. Постепенное вытягивание профиля приведет к
нарастанию социального напряжения, итогом которого должна стать
социалистическая революция. Исторические факты показывают, что
действительно, утончение, вытягивание профиля общества чревато
серьезными катаклизмами: бунтами, восстаниями, революциями и т.д.
Поэтому социальная политика правящих слоев общества должна быть
направлена на утолщение конуса за счет усечения верхушки конуса,
то есть государственные органы власти должны проводить политику
по созданию условий для формирования среднего класса. Этот
эффект достигается при проведении различного вида реформ,
направленных на перераспределение богатства, расширение доступа к
власти, к образованию, создание различных механизмов,
повышающих социальную мобильность и т.д.
Однако, по-нашему мнению, правы те социологи, которые
считают, что утолщение конуса не должно быть чрезмерным,
упраздняющим сам принцип социальной иерархии, поскольку
неравенство – это весьма сильный источник общественного развития.
Отсутствие неравенства лишает людей важного внутреннего стимула
к деятельности, к самоутверждению.
Стремление к большему росту материального благосостояния,
по мнению исследователей, «является главным конституирующим
признаком среднего класса» [15].
17
Современные научные концепции «среднего» и «нового
среднего» класса утверждают, что в западном обществе все больший
удельный вес обретает «средний класс». Критериями, по которым
общество традиционного делится на три уровня – страты (высшее,
средние и низшие слои), являются доход, образование, жизненный
стандарт, престиж в обществе, ценностные установки и т.д.
В западных исследованиях помимо старого среднего класса
была выдвинута теория нового среднего класса. Эта концепция
базировалась
на
реальных
изменениях
–
росте
числа
административных,
инженерно-технических
работников,
профессионалов с высшим образованием, других «белых
воротничков», что объяснялось ростом социального государства,
технологическими инновациями и т.д. По мнению ряда
исследователей, адекватные представления об основной части
среднего класса исходят из определения его ключевых характеристик
как сложной квалифицированной наемной рабочей силы, как
главного в условиях научно-технической и информационной
революции ресурса экономического и социально-политического
развития. Средний класс развитых стран является более
структуризированным социальным слоем. Однако спор различных
западных школ относительно термина «новый средний класс» ещё не
завершён. Теория «среднего» и «нового среднего» класса имеет много
ответвлений. Так, по Э. Вернштейну и другим буржуазным и
реформистским теоретикам XIX и XX вв. «новым средним классом»
или «сословием» объявились служащие; другие деления относятся к
теории «служебного класса», занимающего среднее положение между
теми, кто правит и теми, кем управляют; продолжением данной
теории является концепция Дж. Гелбрейта о «техноструктуре»,
объединяющей значительную часть менеджеров и научнотехнической интеллигенции [16].
Имеются более поздние направления в теории «среднего
класса» – это концепции «индустриального общества» К. Арона и
К. Майерса, «постиндустриального общества» Д. Белла.
Для индустриального общества характерны:
1) развитая и сложная система разделения труда в обществе в
целом, при сильной его специализации в конкретных сферах
производства и управления;
2) массовое производство товаров на широкий рынок;
3) механизация и автоматизация производства и управления;
4) научно-техническая революция.
Следствием этих процессов является высокая развитость
средств транспорта и коммуникаций, высокая степень мобильности и
урбанизации, качественные сдвиги в структурах национального
18
потребления. С точки зрения данной теории, основные
характеристики
крупной
промышленности
–
индустрии
обусловливают форму поведения не только в сфере организации и
управления производством, но во всех других сферах общественной
жизни.
Популярная в 60-х годах XX в. теория индустриального
общества в 70-х годах XX в. получает свое развитие в теории
«постиндустриального общества». Наиболее видные ее представители
– американские социологи и политологи Д. Белл, 3. Бжезинский,
А. Тоффлер и французские социологи и политологи А. Турэн и
Ж. Фурастье [17].
Согласно данной теории, общество в своем поступательном
развитии проходит три основные стадии: 1) доиндустриальную
(аграрную), 2) индустриальную и 3) постиндустриальную.
Бжезинский третью стадию называет технотронной, а А. Тоффлер –
сверхиндустриальной. На первой стадии преобладает первичная
сфера экономической деятельности – сельское хозяйство, на второй –
вторичная сфера – промышленность, на третьей стадии – третичная –
сфера услуг. Основная задача этой стадии – индивидуализация
производства и потребления. В доиндустриальном обществе главная
цель – власть. В индустриальном – деньги, в постиндустриальном –
знание, обладание которым является главным, престижным фактором.
Каждой из этих трех стадий присущи специфические формы
социальной организации; в аграрном обществе – это церковь и армия,
в индустриальном – корпорация, в постиндустриальном –
университеты. В соответствии с этим находится и социальная
структура: в аграрном обществе господствующую роль играют
священники и феодалы, в индустриальном – бизнесмены, в
постиндустриальном – ученые и менеджеры-консультанты.
Теории индустриального и постиндустриального общества
находятся в рамках социального эволюционизма, поскольку они
предполагают прохождение обществом определенных стадий на
основе технических и технологических нововведений в сочетании с
различными
психологическими
мотивами
деятельности
:
национализмом,
духом
предпринимательства,
конкуренции,
протестантской этикой, личными амбициями предпринимателей и
политических деятелей и т. д. Технологические перевороты влекут за
собой перевороты в других сферах общественной жизни, однако они
не сопровождаются социальными конфликтами, социальными
революциями.
Весьма интересной представляется теория инновационной
экономики и предпринимательского общества П. Друкера, которая
основывается на идее ведущей роли в обществе мелких и средних
19
предпринимателей, в результате чего инновации охватывают, помимо
экономической, социальную и политическую сферы, усиливая
позиции среднего класса.
По нашему мнению, концепция социального эволюционизма
занимает ведущее положение в социологии при истолковании
социальных изменений. На Западе появилась особая модель общества
– «общество двух третей»: две трети (это и есть «средний класс»)
живут хорошо, одна треть – похуже. В развитых капиталистических
странах средний класс, включающий экономически профессионально
и интеллектуально активное население, идентифицируется как две
категории: самостоятельные работники и наемный персонал, к
самостоятельной части населения относятся собственники и
предприниматели; к наемному персоналу – менеджеры различных
уровней управления, представители интеллектуального труда (ученые
различных отраслей знаний, творческие работники, государственные
служащие)
специалисты
предпринимательских
структур,
высокопрофессиональные и квалифицированные работники НИИ и
проектно-конструкторских
подразделений
(программисты,
операторы, ИТР), служащие банковских и других финансовых
институтов, медицинские работники (врачи с высшим образованием и
ученой степенью) и другие категории.
В западной социологии обычно применяют два критерия
определения среднего класса – субъективный и объективный.
Субъективный критерий основан на принципе «самоидентификации»,
т. е. исходит из мнений самих членов общества относительно того, к
какому социальному слою они принадлежат, или из самозачисления
индивида в тот или иной класс. Средние слои выделяются по
«совокупности рыночных, трудовых и статусных позиций», когда
помимо прочих принимаются в расчет образ жизни и мыслей людей,
их самооценка, социальные связи, автономность поведения, семейные
ценности, уровень престижа. Объективный критерий основан на
признаках, не зависящих от мнения индивида. К таким признакам
относятся характер деятельности и уровень доходов.
Социолог К. Реннер еще в середине XX века на основе
эмпирических исследований определил становление «класса услуг»,
включающего в себя наемных работников, выполняющих
управленческие функции. Западногерманский социолог Р. Дарендорф
предложил в основу социальной стратификации положить понятие
«авторитет», которое, по его мнению, наиболее точно характеризует
отношение власти и борьбу между социальными группами за власть.
На основе этого понятия Р. Дарендорф делит все современное
общество на управляющих и управляемых. В свою очередь,
управляющих
делит
на
две
подгруппы:
управляющих20
«собственников» и управляющих-«несобствеников», т.е. бюрократовменеджеров. Управляемая группа также разнородна. В ней можно
выделить по крайне мере две подгруппы : высшую-«рабочую
аристократию» и низшую, низкоквалифицированных рабочих. Между
этими двумя социальными группами находится промежуточный
«новый средний класс» – продукт ассимиляции рабочей аристократии
и служащих с господствующим классом – управляющими [18].
Э. Гидденс оценивает средний класс с позиций его рыночных
возможностей, определяемых квалификацией и характером трудовой
деятельности [19]. Вышеперечисленные ученые при определении
среднего
класса
пользовались,
в
основном,
критерием
профессиональной принадлежности. Ряд ученых, определяя средний
класс как социальную общность, в качестве основного критерия
рассматривают отношения собственности на средства производства.
Наиболее распространенным критерием определения среднего класса
является уровень доходов. В большинстве исследований
принадлежность той или иной группы населения к среднему классу
определяется через уровень доходов, выступающий как основной,
определяющий параметр. Основоположником направления, по
которому идентификация среднего класса осуществляется по
критерию уровня доходов, является Аристотель. В работах
древнегреческого мыслителя впервые встречаются рассуждения о
положительной роли и значении средних слоев, в каждом
государстве, по Аристотелю, есть три части - очень состоятельные,
крайне не имущие и третьи, стоящие посредине между ними.
Наилучшее государственное устройство, считает мыслитель, это то,
которое достигается посредством средних, и то государство
отличается хорошим строем, в котором средние представлены е
большом количестве, где они сильнее обеих крайних групп [20].
Рассмотрим взгляды исследователей среднего класса –
представителей социально-политической науки постсоветского
пространства. Как нам представляется, в методологии исследования
социальной структуры и
среднего класса на постсоветском
пространстве сегодня выделяют несколько подходов. Казахстанский
исследователь Н. А. Аитов в своей концепции социальной
стратификации исходил из критерия характера труда, его сложности,
квалифицированности. Поэтому критерию общество делится на две
большие социальные группы: работников умственного труда и
работников физического труда [21]. Российский исследователь
Г. А. Здравомыслов выделяет различные дискуссионные аспекты
понятия среднего класса, прежде всего, применительно к российским
реалиям. Так называемый релятивистский подход исходит из
21
национальной специфики среднего класса, его авторы –
В. И. Добреньков, А. И. Кравченко, Г. А. Здравомыслов [22].
Нормативистский подход базирующийся на выделении общих
критериев
среднего
класса,
представлен
исследованиями
Т. И. Заславской, В. В. Радаева [3, c. 38-80]. Для понимания сущности
российского среднего класса немаловажное значение имеет
функциональный подход, дающий возможность проанализировать
стабилизирующую, инновационную функцию. В российском
обществе западный образ среднего класса был воспринят в
идеализированном и упрощённом варианте. В исследованиях
советской и постсоветской социальных структур (работы
Т. И. Заславской, американского исследователя российского среднего
класса X. Балзера, Р. Г. Громовой, Е. М. Авраамовой) средний класс
рассматривается, с одной стороны, опираясь на анализ эмпирических
данных, с другой – на основании интуитивного впечатления об
общественно-политической жизни современной России [23].
Действительно исследовать средний класс как гарант
стабильности общества невозможно без анализа общественнополитических процессов, происходящих в обществе и влияющих на
формирование структуры общества. В рассмотренных исследованиях
российский средний класс сопоставляется с нормативным образом
среднего класса, с представлением авторов о том, каким ему следует
быть, какие он должен выполнять функции. Эти позиции связаны с
идеализированным
образом
западного
среднего
класса.
Существенный
результат
работ,
посвященных
проблеме
идентификации среднего класса, состоит в определении того «поля»
социума, на котором возникают принципиально новые компоненты
социальной структуры, порожденные процессами политической
модернизации.
Поиск социально-структурных проявлений или последствий
политической модернизации выявляет различные позиции и пути
исследования среднего класса. При этом одни авторы формулируют
свои позиции в качестве стратегической цели таких исследований,
другие – анализируют конкретные модернизационные тенденции в
экономическом, политическом и социальном поведении различных
групп и слоев общества.
Для выяснения теоретических вопросов содержания понятия
«средний класс» нужно определить, к какой категории понятий
относится само словосочетание «средний класс», использующееся
для обозначения определенной социальной группы. Такого рода
групповые обозначения различаются по источникам своего
происхождения и характеру отношения к реальности. Одни из них,
являясь результатом повседневного опыта, употребляются в
22
общепринятом смысле. Другие понятия формируются вследствие
теоретического, идеологического восприятия действительности.
Интерпретация явлений действительности – функция аналитических
категорий. С политологической точки зрения интересным, по нашему
мнению, представляется осмысление проблем среднего класса
российским исследователем Г. Г.Дилигенским, который относит
понятие «средний класс» к аналитическому типу категорий. Он
объясняет его появление в европейской политической науке
необходимостью
осмыслить
разделение
капиталистического
общества на группы в условиях разрушения сословной структуры.
Исследователь
подвергает
критическому
рассмотрению
существующие количественно-качественные оценки среднего класса,
которые, как известно, методологически восходят к двум критериям:
стратификационному
и
идентификационному.
При
этом
Г. Г.Дилигенский отталкивался от убеждения, что именно средний
класс является проводником модернизационных процессов, прежде
всего
в
политической
сфере,
гарантом
необратимости
демократических преобразований. Средний класс должен принимать
активное участие в модернизации политики, экономики, культуры.
Отсюда исследователь дает определение среднего класса как «части
общества, которая обладает способностью генерировать субъектов
модернизации». Показателен интерес исследователя к такой части
среднего класса, как мелкие и средние предприниматели, которую он
считает главным потенциальным «субъектом модернизации» на
постсоветском пространстве.
Согласно мнению исследователя А. А. Галкина, выделение
«среднего класса» как социальной группы впервые было предпринято
в обществах западного типа и отражало уровень общественной
стабильности и массового потребления, достигнутый во второй
половине XX века [24]. В качестве критерия отнесения к «среднему
классу» был принят тип потребления, который можно было
определить как усредненный по отношению к уровню потребления
высших и низших слоев. Таким образом, в составе среднего класса
оказались традиционные средние слои (ремесленники, мелкие
предприниматели и т.д.), новые средние слои (в основном,
менеджеры), наиболее зажиточная часть наемных работников, а
также некоторые другие профессиональные и статусные группы.
Средний класс в западном понимании – это расположенная между
социальными полюсами общественная группа, которая не только
имеет возможность обеспечить себе
достойные условия
существования, но и является достаточно массовой и
многочисленной, чтобы оказывать заметное влияние на саму
политическую систему общества. Российский исследователь
23
И. П. Карасев полагает, что название «средний класс» в современном
обществе закрепилось за такой совокупностью населения страны,
которая занимает среднее положение в потреблении, в целом
удовлетворена своим местом в общественной иерархии и является
социальной основой существующей политической системы. Средний
класс – основа стабильности политической и экономической системы,
поэтому естественно рассматривать формирование среднего класса
как путь к стабилизации общества [25].
Данная точка зрения довольно широко распространена среди
постсоветских политологов, считающих, что опыт многих развитых
стран мира достаточно свидетельствует о важной роли среднего
класса как субъекта политической модернизации, демократизации.
История стран Западной Европы, США, Японии богата примерами
политической активности среднего класса, который является
необходимым условием возникновения и развития стабильной
политической системы. Напротив, слабость и неразвитость среднего
класса ведет к тому, что он не может выполнить свою
интегрирующую и стабилизирующую функцию. А это приводит к
многочисленным социальным и политическим конфликтам в
обществе, препятствующим экономическому и политическому
развитию государства. Таким образом, можно выделить несколько
общих критериев в многообразии методологических подходов в
выделении среднего класса в социальной структуре. Во-первых,
наличие доходов, позволяющих отнести данную социальную группу к
среднему классу или к средним слоям. Во-вторых, определенное
социальное поведение. В-третьих, самоидентификация, то есть
отнесение людьми самих себя к этому социальному слою на основе
своих понятий, представлений о среднем классе. Как нам
представляется, заслуживают интерес и внимание подходы к
исследованию среднего класса, разработанные российским ученым
В. Радаевым : [26].
Первый – это уровень доходов, средний для данного общества;
Второй – накопленное богатство или средний уровень
материального благосостояния;
Третий – обладание мелкой собственностью на средства
производства, (руководители мелких фирм);
Четвертый – уровень образования и особые профессиональные
знания;
Пятый – служащие без высшего образования или «белые
воротнички»;
Шестой – стиль жизни и социальные связи;
24
Седьмой – статусно-престижные группы, относимые к средним
слоям населения на основе самоидентификации, то есть с помощью
проведения специальных опросов.
По-видимому, уровень дохода для количественной и
качественной оценки среднего класса в условиях различных
социально-экономических систем наиболее универсален и потому
приемлем в использовании. Данный критерий применяется
исследователями в большинстве работ, принадлежащих различным
отраслям знаний, отражает особенности социально-экономической
ситуации в обществе и положение в нем «средней» части населения.
Богатство или средний уровень материального благосостояния –
данный критерий содержит в себе определенные трудности в
основном, связанные с непрозрачностью размеров собственности у
отдельных групп людей.
Владение мелкой собственностью, по нашему мнению,
характеристика слоя, находящегося в нижней части среднедоходного
слоя. В основном, это представители интеллигенции, не обладающие
существенными материальными ресурсами.
Уровень образования и профессиональные знания как критерий
широко используется, особенно в современных западных
исследованиях среднего класса, он достаточно определенно
характеризовал средний слой в советском обществе.
«Белые воротнички» идентифицируются со средним нижним
слоем населения в общественной системе распределения, в
казахстанском обществе широко не представленный, но имеющий
свое место, и, соответственно, перспективы.
Стиль жизни и социальные связи как подход также можно
использовать при анализе социальной структуры казахстанского
общества, но он непригоден для реальной оценки средних слоев
населения, так как носит неопределенный характер.
Анализ социальной стратификации советского общества
предприняли в 1987 – 1989 гг. академик Т. И. Заславская и профессор
Р. В.Рывкина. На основе конкретно-социологических исследований и
данных статистики ими было установлено, что советское общество по
комплексному критерию, включающему в себя 5 показателей
(уровень доходов, власть, сфера деятельности, образование и
престиж), структурировано на 5 групп:
1) вертикальные группы власти, различающиеся ее природой
(партийная, государственная, хозяйственная власть), а также объемом
этой власти (группы высшего, среднего и низшего уровней в
соответствующих иерархиях управления);
2) группы, связанные со сферами и отраслями народного
хозяйства, а также ведомствами, различающимися мощью, престижем
25
и материальной базой (например, военные ведомства и сфера
коммунального хозяйства;
3) группы хозяйственных руководителей, различающиеся
рангом власти (руководители объединений, предприятий и
подразделений);
4) группы интеллигенции, различающиеся профилем занятости
(например, ИТР и творческие работники и др.);
5) группы, занятые в сфере семейной экономики и индивидуально-трудовой деятельности;
6)деклассированные элементы [27].
К 80-м годам в советском обществе сложилась довольно
устойчивая социальная структура. Переход в высший слой
партноменклатуры был серьезно ограничен. С этой точки зрения
советское общество – это закрытое общество, поскольку оно
представляло мало возможности для продвижения индивидов и
поколений с низших слоев в высший, правящий слой. Однако
межгрупповая мобильность среди других слоев проходила весьма
интенсивно. Основные перемещения были связаны с переходом
людей из сферы сельского хозяйства в промышленность и из группы
работников физического труда в группу работников умственного
труда. Современное постсоветское общество – это общество
переходного типа. В нем осуществляется формирование социальноэкономических и политических отношений нового типа, а вместе с
этим осуществляется процесс интенсивного переструктурирования
общества. Этот процесс связан с захватом и перераспределением
собственности, изменением оценки социального престижа различных
видов
деятельности,
изменением
ценностных
ориентиров,
формированием новых ориентиров, образцов и норм поведения.
В результате этих процессов в постсоветском обществе
складывается новая стратификационная система, в значительной мере
аналогичная стратификационной системе западного типа, поскольку
заметную роль в ней играют отношения частной собственности.
Существуют
неоднократные
попытки
выявить
и
проанализировать количественные и качественные характеристики
среднего класса, уровень и структуру его доходов, специфические
стороны его формирования в Казахстане и другие факторы.
Мы присоединяемся к мнению исследователей, которые
считают, что трансформационные процессы в странах СНГ не
закончились (это относится и к Казахстану), социальные изменения
не устоялись, но средние слои общества, безусловно, есть. По мнению
исследователей, потенциальные представители среднего класса на
постсоветском пространстве, в основном, не имеют пока своего
главного признака – соответствующей экономической базы и
26
основанной на ней независимости. Ученые стран СНГ разделяют
средние слои следующим образом: «номенклатура», наемные
работники, мелкие и средние предприниматели и промышленники,
арендаторы, фермеры. Слой представителей малого и среднего
бизнеса пока не однороден и составляет, в среднем, по данным
социальной статистики СНГ, 5-15 % взрослого населения [28].
Для определения среднего класса советского периода,
использовались два критерия: распределение по доходам и
образованию. В современных условиях критерий образования, как мы
видим, не годится, ибо наиболее образованные слои в настоящее
время не всегда могут попасть в средний класс. Кроме того, в частном
бизнесе появилось много людей, не обладающих солидным
образованием, но по доходам претендующих на верхние ступени
среднего класса. Следовательно, критерий дохода остается как
основной и безусловный. Таким образом, при определении среднего
класса предлагается использовать критерий социального положения
или род занятий. Группы людей, которые можно отнести к среднему
классу РК по данному критерию, следующие:
1) занятые в частном секторе за вычетом лиц наемного труда;
2) занятые на совместных предприятиях;
3) занятые в аппарате органов управления;
4)директора
государственных
предприятий,
а
также
руководители общественных организаций.
Общий размер среднего класса в РК по критерию социального
положения и роду деятельности исследователи определяют в среднем
примерно в 40 %. Необходимо отметить, что данные расчеты весьма
условны и приблизительны, тем не менее мы получаем примерную
долю потенциального среднего класса в Казахстане.
Наиболее распространенным мнением считается, что средний
класс представлен малым и средним бизнесом. Число малых и
средних предприятий в Казахстане по годам развивалось
неравномерно. Так, на основании статистических данных, ежегодный
рост числа малых предприятий составлял: в 1995 г. – 21260, 1996 г. –
17539, 1997 г. – 21907, 1998 г. – 31145, 1999 г. – 32587, 2000 г. –
33778. 2001 г. – 39590, 2002 г. – 42516, 2003 г. – 46194, а численность
малых, средних и крупных предприятий на 1 июля 2003 г. достигла
182796. Из этих данных видно, что доля малых предприятий в общем
количестве хозяйствующих субъектов Казахстана неуклонно возрастает,
и в 2003 г достигла 93,3 % (для сравнения – в 1998 г. – 86,6 %), а в 2006 г.
составила 569 тыс. [29].
Кроме того, потенциал развития малого и среднего бизнеса в
Казахстане не исчерпан: развитие малого предпринимательства в
2006 – 2008 гг. стало одним из индикаторов успешного развития
27
экономики. Это же утверждение справедливо и для среднего класса в
республике: «особенность нынешней экономической и политической
ситуации в нашей стране такова, что в последние годы многие наши
сограждане…достигли по своим доходам уровня среднего класса. По
данным статистики, сегодня у каждого седьмого казахстанца есть
реальная возможность проводить ежегодный отдых где-то за
границей» [30].
Исследователь Т. Притворова, основываясь на качественноописательном характере материального благополучия, отмечает, что
«самоидентификация представителей среднего класса на текущем
этапе рыночных преобразований тесно увязана именно с
материальным
благосостоянием…Такие
направления
государственной экономической политики, как стимулирование
развития малого бизнеса…формируют одну из базисных составляющих
среднего класса» [31].
Эффективная социальная политика играет определяющую роль
в развитии средних слоев. «Формирование среднего класса в
Казахстане возможно прежде всего на основе повышения уровня
трудовых доходов и получения новых рыночных источников
доходов» [32].
Однако, как нам представляется, для активного формирования
среднего класса в Казахстане существует ряд препятствий, среди
которых наиболее характерными являются административные
барьеры, неэффективная налоговая политика, несовершенная
нормативно-правовая база и др.
Как показывает мировой опыт, неравенство в распределении
доходов объективно существует в каждой стране, но не надо
забывать, что острота дифференциации населения по имущественным
признакам, уровню дохода сглаживается не за счет увеличения доли
крайних групп, то есть наиболее бедных и наиболее богатых, а за счет
увеличения доли средних слоев населения.
В Казахстане средний класс весьма разнороден, помимо
представителей частного бизнеса можно указать и на другие группы
населения – интеллигенцию, квалифицированных рабочих, научнотехнический
персонал,
управленцев
государственных
и
общественных структур. С точки зрения исследователей среднего
класса, «системообразующим ядром среднего класса в перспективе
будет слой инженерно-технических работников, с которым связан
научно-технический прогресс общества» [33].
В данном аспекте возможно использовать обобщающий
критерий для идентификации среднего класса который представлен
группой людей, занятых умственным трудом в различных сферах
материального и нематериального производства, в состав которых
28
входят многочисленный административно-управленческий персонал,
выполняющий контрольно-распорядительные функции, а также
работающие как в частном, так и в государственном секторах
экономики. Современная западная ориентация среднего класса
заключается в том, что «достаточно многочисленные и экономически
активные группы наемного персонала оставляют за порогом
традиционную самостоятельную компоненту (собственников и
предпринимателей). Поэтому сегодня в западных странах налицо
тенденция к сокращению удельного веса традиционной компоненты
среднего класса и, наоборот, к расширению новых наемных
категорий».
Казахстанский исследователь Азирханов Б. делает вывод, что
«для
Казахстана
необходимо
обратное
терминологическое
применение терминов «старый» и «новый» средний класс. Те слои
населения, которые для западных стран являются «старыми»
средними слоями, в Казахстане представляют собой новый страт» [33,
с.78].
Российский ученый В. Иноземцев замечает, что на протяжении
последнего столетия структура западных обществ определялась в
самых общих чертах наличием двух основных классов
индустриального общества – предпринимателей (буржуазии) и
наемных рабочих, а также так называемого «среднего класса», к
которому принято относить широкую группу достаточно
обеспеченных и социально защищенных граждан. Общественная
стабильность достигалась на той основе, что предприниматели и
наемный персонал имели одинаковые мотивы поведения в
социальном пространстве, стремясь в первую очередь к увеличению
своего материального благосостояния, в то время как средний класс
оставался до известной степени инертным [34].
На стереотип восприятий и выбор эталона для постсоветских
государств наложил отпечаток стандарт «среднего класса» развитых
западных стран. Однако, как нам представляется, подобное сравнение
является в корне неверным, так как не учитывает воздействие все
нарастающей глобализации на изменение положения средних классов
в странах Западной Европы. Кроме того, распространенный образ
американского среднего класса, который преобладал в течение трехчетырех десятилетий после второй мировой войны, в 1990-х гг. уже
не соответствует действительности: наблюдается упадок западных
средних классов в целом, а особенно гильдии «в белых воротничках»,
аналогична ситуация и с рабочим классом. Даже в индустриальных
обществах быть членом среднего класса не означает автоматически
быть состоятельным человеком [35].
29
Формирование среднего класса, который во многих
экономически развитых государствах занимает 70 – 80 % населения
страны, является важнейшим фактором стабильности общественной
жизни. По мнению одного из исследователей среднего класса
Казахстана К. Сагадиева: «Расслоение населения на бедных и богатых
становится одной из главных опасностей для стабильности общества
(особенно в переходные периоды), если запаздывает оформление
среднего элемента общественной структуры, который выступает
амортизатором, смягчая силовые действия классов-оппонентов» [36].
Средний класс – это новое звено в структуре общества,
возникшее в век научно-технической революции; он несет в себе
функции не только для прогресса общества, но и политической
системы. Мировой опыт показывает, что средний класс, в лице
прежде всего представителей малого и среднего бизнеса, является
опорой не только в социально-экономических реформах, его развитие
занимает особое место в процессе политической трансформации
общества, а также включения в международную интеграцию и
глобализацию.
Президент РК Н. Назарбаев отмечает, что «когда в Казахстане в
малом и среднем бизнесе будет задействовано 50-60 %
трудоспособного населения, не будет зависимости от экспорта нефти
и металлов, когда мы добьемся стабильности в обществе, тогда
можно будет говорить о роли среднего класса» [37]. К примеру, в ВВП
Японии доля малого и среднего бизнеса составляет 80 % [38].
Как считают исследователи В. И. Пантин и В. В. Лапкин, в
постсоветских обществах критерием выделения среднего класса в
большей мере служат профессионализм, уровень образования и
квалификации, тогда как роль уровня доходов менее значим,
особенно в сравнении с западными странами. В рядах представителей
среднего класса в меньшей степени распространены ориентации и
ценности,
связанные
с
государственным
патернализмом,
представления о государстве как единственной силе, от которой
зависят жизнь и благополучие граждан, и в большей –
приверженность политическим и экономическим правам и свободам
[39].
Западный, капиталистический путь развития дал миру образец
среднеклассовой структуры общества. В тоже время практика
социалистического развития показала, что общество, которое теряет
средний класс, теряет все и у него все можно отнять. Известно, что
для стабильности общества опасность представляет высокое
расслоение населения по доходам на два диаметрально
противоположенных полюса – бедных и богатых. В подобной
ситуации именно средний класс выступает амортизатором высокой
30
поляризации
общества,
стабилизатором
и
интегратором
общественного порядка и согласия: именно средний класс, выступая в
роли своеобразного оппонента, смягчает противодействия двух
полярных в обществе классов. Общество, которое расколото на две
диаметрально противоположные части (на массовые социальные
группы, охваченные бедностью, и небольшой по величине
социальный
слой,
ставший,
благодаря
перераспределению
собственности, обладателем чрезмерного богатства), крайне не
устойчиво, социально конфронтационное, бесперспективно; в таком
обществе средние слои в его традиционном понимании мало
представительны и могут рассматриваться как условное явление [40].
Подводя итоги изложенному, следует, как нам представляется,
выделить два основных подхода к изучению среднего класса в
современной социально-политической науке. Первый в основном
опирается
на
опыт
изучения
социальной
структуры
западноевропейского общества, в котором к среднему классу
относятся высококвалифицированные служащие, менеджеры, мелкие
и средние частные собственники, большая часть фермеров, лица,
владеющие
интеллектуальной
собственностью,
высококвалифицированные рабочие, большая часть ученых,
инженеров. Исследователи среднего класса, использующие в качестве
эталона западное общество, приходят к выводу, что он на
постсоветском пространстве крайне малочислен или практически
отсутствует как класс. Второй подход в качестве критерия отнесения
людей к среднему классу определяет их положение – «срединное» – в
социальной структуре общества. В рамках такого подхода средний
класс выделяется на основании самоидентификации и уровня
доходов. В данном случае к среднему классу, или к средним слоям, по
определению некоторых исследователей, причисляется достаточно
широкий круг населения. Это приводит к тому, что под определение
среднего класса попадают представители маргинальных слоев.
С нашей точки зрения, более прогрессивным представляется
первый подход, как предполагающий целый ряд мер и усилий
государства и общества в направлении повышения образования,
квалификации, социального статуса и т.д., с целью увеличения
численности среднего класса, а также, что немаловажно, его
качественного состава. Очень важным, на наш взгляд, является
стимулирование роста численности среднего класса
путем
поддержки малого и среднего бизнеса. Как нам представляется, в
этом случае, во-первых, произойдет количественное увеличение
средних слоев за счет индивидов, решивших заняться бизнесом, а
также за счет увеличения числа наемных работников, занятых на
таких малых и средних предприятиях и получающих достаточный для
31
«среднего уровня» доход. Во-вторых, что также немаловажно,
постепенно сформируются присущие среднему классу, как
экономически достаточно обеспеченному страту, определенная
идеология и менталитет, носителями которых являются, прежде
всего, предприниматели, для которых характерно стремление к
инновациям, что позволит средним слоям реализоваться как
политическим факторам.
На наш взгляд, особенности среднего класса в Казахстане
кроются в следующем:
1) политической властью поддерживается ускоренное
формирование его самостоятельных категорий (собственников и
предпринимателей) Одновременно имеет место неразвитость
политико-правовых и экономических оснований для становления
категории наемных работников как одной из составляющих
среднего класса;
2) некоторые исследователи придерживаются мнения, что
основу среднего класса составляет социальная группа
управленцев.
Это
связано
с
имеющимися
у
них
административными ресурсами, влиянием, связанным со спецификой
их работы, высоким профессионализмом. Дальнейшее развитие
такого процесса тесно связано со становлением корпуса
государственных служащих как потенциального пополнения среднего
класса [41];
3) процесс модернизации в Казахстане сопровождается
прогрессивным
формированием
политических
партий,
представляющих интересы «среднего класса», и которые начинают
выступать в качестве заметных политических сил [42];
4) по нашему мнению, средний класс представлен как
гетерогенный (неоднородный) слой населения, в который входят
собственники, предприниматели, работники интеллектуального
труда. На формирование среднего класса в таком составе решающее
влияние, среди прочих факторов, оказывает социальная и
экономическая политика государства;
5) точно идентифицировать средний класс по уровню жизни и
доходов затруднительно, так действующие статистические методы
исчисления доходов еще несовершенны.
Казахстанские ученые отмечают, что, например, размер
месячного среднедушевого дохода не всегда является результатом
усилий в рамках определенного вида экономических действий, так
как может включать трансферты корпораций и государства. [43].
Стабильность социальной структуры общества в значительной
мере зависит от удельного веса и роли среднего слоя или «среднего
класса». «Средний класс» выделяется по целому ряду признаков :
32
уровню доходов, стандартам потребления, владению материальной и
интеллектуальной собственностью, уровню образования, способности
к высококвалифицированному труду. В настоящее время «средний
класс» на Западе – это представители мелкого и среднего бизнеса,
большая часть фермеров и крестьян, интеллектуалов, инженернотехнических работников, административный персонал, служащие,
высококвалифицированные рабочие, работники сферы обслуживания.
Удельный вес «среднего класса» в развитых странах составляет
60 – 70 %, занимая промежуточное положение, «средний класс»
выполняет своеобразную связующую роль между богатыми и
бедными слоями, снижая их конфронтационность. Чем больше
количественно средний класс, тем больше он влияет на политику
государства, на процесс формирования фундаментальных ценностей
общества, способствуя социально-политической стабильности и
поступательному экономическому развитию. Ослабление среднего
класса, происходящее в период экономических кризисов, приводит
общество к серьезным социальным потрясениям. В данном аспекте
важна
содержательная
социально-экономическая
политика,
направленная на поддержку базовых слоев среднего класса, прежде
всего представителей малого и среднего бизнеса с целью
недопущения их маргинализации.
Там, где нет среднего класса или он еще не сформировался как
политический актор – общество нестабильно. Как отмечал
С. Л. Франк: «Важнейшая социальная ценность средних слоев
заключается в осознании того, что нельзя обогатиться с помощью
каких-либо
вообще
механических
государственных
или
революционных мероприятий (что свойственно низшим слоям). Суть
его духовных устоев: экономическое благосостояние органически
зависит от трудолюбия, энергии предприимчивости и образования»
[44].
1.2 Некоторые аспекты процесса политической
модернизации
Процесс формирования среднего класса как важного фактора
общественной стабильности и прогресса государственности
находится в тесной взаимосвязи с процессом политической
модернизации общества. Как отмечал Глава государства Н Назарбаев:
«Если говорить о казахстанском пути, то конечно этот путь не
сводится только к выбору экономической модели. Это и политическая
модель, включающая в себя не только общие конституционные
положения, но и политический режим, инфраструктуру и
конфессиональные различия» [45].
33
В этой связи необходимо рассмотреть само явление
модернизации, прежде всего политической, определить его понятия,
типы и виды, теории и концепции. В ХIХ веке в странах Европы и
США складывается и развивается индустриальное общество. Эта
трансформация традиционного общества в индустриальное
происходит в процессе модернизации. Под модернизацией в
социально-политической науке понимают изменение менее развитого
общества, в ходе которого оно приобретает новые качества,
свойственные более развитому обществу [46].
Разрушение традиционного общества в странах Западной
Европы происходило неравномерно. В связи с этим обычно выделяют
три зоны модернизации в ХIХ в. Первая – страны старого
капитализма, где индустриальное общество развивалось эволюционно
и развитие носило естественный характер, например Англия или
Франция. Вторая – страны молодого капитализма, где модернизация,
проводилась путем реформ, например Германия, США, Италия.
Третья – страны, где преобладали нормы традиционного общества и
процессы модернизации распространялись очень ограниченно. В
целом модернизация – длительный и сложный процесс, в ходе
которого на основе индустриализации изменения охватывают все
стороны жизни общества: демографические, социальные процессы,
экономику, политическую сферу, культуру. В модернизирующихся
обществах ХIХ в. происходили бурные и сложные демографические
процессы: рост населения, усиление миграционных процессов,
урбанизация. В экономической области проявлением модернизации
является индустриализация – развитие машинного производства. В
социальной сфере модернизация привела, среди прочего к
формированию среднего класса, в котором видную роль стали играть,
помимо мелких и средних собственников, представители технической
и творческой интеллигенции, менеджеры, государственные служащие
и т.д. Политическая модернизация проявляется в активном развитии
демократических
институтов.
Происходит
перестройка
государственной
власти.
Широко
распространяются
идеи
просветителей о том, что источником власти является народ. Власть
абсолютных
монархов
ограничивается
конституциями
и
парламентами. В ряде стран, например во Франции, побеждает
республиканское государственное устройство. Усиливается влияние в
обществе политических партий, развиваются партийные системы.
Проводятся в жизнь принципы правового государства и гражданского
общества.
Идея возможного измерения политического развития и его
обусловленности высказывалась давно. Еще древние мыслители
отмечали зависимость политики и политического развития от
34
социальных и экономических факторов. Некоторые теории, например
марксистская, свели уровень зрелости общества к развитию
материального производства. Конечно, экономика влияет на все
сферы общества, в том числе на политическую. Но по мере роста
материального благосостояния, институционализации социальных
групп, и, следовательно, дифференциации социальных интересов
степень самостоятельности политики возрастает. Прогресс общества
уже не сводится к экономическому развитию, а определяется
политическим, социальным и культурным развитием. Помимо теории,
где политика рассматривалась следствие развития экономики,
существовал другой взгляд на природу политических изменений. В
основном этот подход сформировал еще Н. Макиавелли, который
обосновал идею самостоятельной политики и ее первенства по
отношению к иным сферам общественной жизни. Эту идею развивали
В. Парето, Г. Моска и другие [47].
Однако такой подход приводит к другой крайности, согласно
которой все общественное развитие зависит от политики. Во II
половине ХХ в. были предприняты попытки определить критерии
политического прогресса, что привело к формированию теории
политической модернизации. Политологи, придерживаясь данной
теории,
рассматривали
конкретно-исторический
процесс
трансформации традиционных политических систем в современности
и выявляли внутренние механизмы политических изменений во всех
обществах, осуществляющих модернизацию. Особый вклад в
развитие теории модернизации внесли работы Г. Алмонда,
Д. Пауэлса, Д. Эптера, С. Хантингтона и др. С точки зрения
указанных политологов, политическая модернизация представляет с
собой процесс изменения системных качеств политической жизни и
функции институтов политической системы на этапе перехода от
традиционного общества к современному. При рассмотрении
проектов реализации модернизации в различных странах, ученые
пришли к выводу о существовании определенных закономерностей,
последовательности этапов в проведении преобразований. Так,
У. Мур, А. Экштейн считали, что модернизацию следует начинать с
индустриализации, К. Гриффин предлагал вначале решить проблемы
сельского хозяйства. С. Эйзенштадт высказывал мнение о
первоочередном развитии институтов, которые могли бы учитывать
социальные перемены и т.д. [48].
К
модернизационным
изменениям
принято
относить
следующие:
- cовершенствование всей системы общественных отношений и
изменение уклада жизни – появление новых регуляторов
общественных проблем и конфликтов;
35
- возрастание сознательности и самостоятельности отдельных
индивидов;
- экономические изменения – максимальное распространение
товарно-денежных отношений, появление новых передовых
технологий, достижение высокого уровня профессиональной
специализации менеджеров и наемных работников;
- изменение социальных отношений – переход от иммобильного
сословного общества к динамичному, основанному на высокой
социальной мобильности и социальной конкуренции.
Согласно теория модернизации, развитой может считаться
только страна со значительным уровнем индустриализации,
устойчивым экономическим развитием при высоком валовом
национальном
продукте
и
с
широким
использованием
неорганических источников энергии; верой общества в силу
рационального научного знания как основы прогресса; изобилием
промышленных и агропродуктов, потребительских товаров; высоким
уровнем и качеством жизни; развитыми политическими и
управленческими
структурами;
развитой
профессиональноотраслевой структурой высокомобильного населения, занятого
преимущественно в промышленности, науке и сфере обслуживания;
большим удельным весом среднего класса в системе социальной
стратификации и т.д. Те общества, которые не отвечают этим
критериям, относятся либо к традиционным, либо к переходным.
Принято считать, что образцом развитости, модернизированности
являются западные страны. Поэтому теория модернизации часто
именуется теорией «вестернизации». По вопросу о сущности и
главных направлениях осуществления модернизации в зарубежной
политической науке существуют различные точки зрения.
Американский политолог С. Хантингтон и израильский политолог
Ш. Эйзенштадт считают основным содержанием процесса
модернизации изменение социальных институтов, стимулирующих
происходящие в обществе перемены, к которым относятся
государство, политические партии, объединения граждан, СМИ и т.д.
Американские политологи С. Верба и Л. Пай на первый план выносят
изменение психологии общества и восприятие им новой системы
ценностей. Достаточно полное определение модернизации было
предложено исследователем Ш. Н. Эйзенштадтом: «Историческая
модернизация – это процесс изменения в направлении тех типов
социальной, экономической и политической систем, которые
развивались в Западной Европе и Северной Америке с семнадцатого
по девятнадцатый век и затем распространились на другие
европейские страны, а в девятнадцатом и двадцатом веке – на
южноамериканский, азиатский и африканский континенты» [49].
36
Вопросы модернизации государства и политической системы в
целом находятся в центре внимания ученых, работающих над
проблемами политической трансформации. Однако не существует
единой, общепринятой в мировой политологии теории модернизации.
Теоретиками модернизации являются представители самых разных
школ и направлений в социальной науке. Ранним аналогом базовой
для теории модернизации дихотомии «традиция - современность»
является различие К. Марксом «архаической» (первичной) и
«вторичной»
общественной
формации,
где
традиционные
естественные отношения как непосредственно личные отношения
противопоставляются
основанным
на
господстве
частной
собственности
общественным
материально-вещественным
отношениям, опосредствованным товарным обменом: разделением
труда и т.п. Объективную базу личной независимости, освобождения
индивида от принадлежности к ограниченному природному сообществу (роду, общине) создает во вторичной реформации именно
«внешняя зависимость», система всеобщего общественного обмена,
универсальных отношений [50].
Более поздние типологии «общество-общество» Ф. Тенниса,
«механическо-органическая солидарность» Э. Дюркгейма с
различных позиций определяли сходное направление специальной
эволюции [51]. Механическая солидарность, по Дюркгейму,
доминировала в архаическом обществе и была основана на
неразвитости и сходстве индивидов и их общественных функций;
органическая солидарность характерна для современных обществ и
основана на разделении труда. Важную роль в развитии теории
модернизации сыграла концепция рационализации «абстрактизации»
Г. Зиммеля и М. Вебера, согласно которым все отношения
современного мира становятся все более абстрактными, формальнорациональными (из-за развития капиталистического рынка) по
сравнению с очень конкретными отношениями досовременных
обществ [52]. Согласно идее М. Вебера и его современников
основной смысл эволюции традиционных обществ состоит в
освобождении личности. Свободная личность — ядро развитого
гражданского
общества
с
достаточно
самостоятельными
экономическими, социально-правовыми, культурными институтами.
Развитое гражданское общество является базой для политической
модернизации, имеющей целью создание представительной
демократической системы и современного правового государства. В
самом общем смысле демократизация означает процесс политических
и социальных изменений, направленных на установление
демократического строя. Как пишет российский политолог
А. Мельвиль, «история становления и развития демократических
37
норм и практик говорит о том, что демократия – это процесс, процесс
развития, расширения и обновления идей и принципов, институтов и
процедур» [53]. То есть демократия является, по сути, динамичным,
постоянно развивающимся элементом политической модернизации.
В политологии популярна теория «волн» демократизации,
согласно которой современные институты демократии утверждались
тремя этапами. С. Хантингтон вводит понятие «волна
демократизации», под которой он понимает группу переходов «от
недемократических режимов к демократическим, происходящих в
определенный период времени, количество которых значительно
превышает количество переходов в противоположном направлении в
данный период» [54]. К этой волне обычно относится также
либерализация или частичная демократизация в тех политических
системах, которые не становятся полностью демократическими.
Американский политолог пришел к выводу, что в современном мире
имели место три волны демократизации. Каждая из них затрагивала
сравнительно небольшое число стран, и во время каждой
совершались переходы и в недемократическом направлении. За
каждой из первых двух волн демократизации следовал откат, во
время которого некоторые, хотя и не все, страны, совершившие
прежде переход к демократии, возвращались к недемократическому
правлению. С. Хантингтон первую волну относит к середине XIX
века – 20-е годы XX века; вторая волна – 40-е – 60-е годы XX века;
начало третьей волны – 70-е годы века. При распаде политических
систем переход к демократии рассматривается как неизбежное
следствие. Политологи исследуют причины и предпосылки такого
перехода. Одним из условий является уровень экономического
развития, к элементам которого относят: индустриализацию,
урбанизацию, благосостояние, развитие СМИ и т.п. Однако значимым
для процесса демократизации является не экономическое развитие
как таковое, а формирование многочисленного среднего класса как
социальной опоры демократии. Политическое развитие присуще
различным системам, причем основным из его стимулов является
экономический фактор.
Процесс становления современного общества делает движение
вперед необратимым, политическое развитие – поступательным.
Вопросы модернизации политической системы разрабатывают
представители различных направлений в политической науке. Как
было сказано, в создании основ теории модернизации важную роль
сыграли классики общественных наук – К. Маркс, М. Вебер и др.
Теория политической модернизации возникла в 50-е годы
первоначально как обоснование политики стран Запада по
отношению к освободившимся странам. Политическая модернизация
38
на начальном этапе развития данной теории воспринималась, вопервых, как демократизация развитых стран по западному образцу;
во-вторых, как одновременно условие и следствие успешного
социально-экономического роста стран «третьего мира» в результате
их активного сотрудничества с развитыми государствами Западной
Европы и США [55].
Позднее она превратилась в описание характера и направлений
перехода от традиционного к современному, рациональному
обществу в результате научно-технического прогресса, социальноструктурных изменений, преобразования нормативной и ценностной
систем [56].
С середины 1960-х годов стадии политического развития,
политические процессы стали изучаться с учетом специфических
исторических и национальных условий, культурного своеобразия
различных стран; усилился также интерес к политическому развитию
европейских стран и Северной Америки.
Современный
этап
развития
теории
модернизации
характеризуется изучением проблем объективной обусловленности и
кризисов политических изменений, путей и форм их преодоления.
Возникли концепции «частичной модернизации», «тупиковой
модернизации», «кризисного синдрома модернизации». В них речь
идет о неизбежности столкновения старых, традиционных для данной
национальной политической культуры ценностей и норм
политической жизни с современными, модернизированными
институтами, которые не могут без серьезного адаптирования быть
встроены в структуру общества догоняющего развития. Итог этого
столкновения и борьбы во многом зависит от действий правящей
политической элиты. Для успешного политического развития
использование традиционных институтов не является препятствием:
«при сохранении приоритета универсальных критериев и целей
будущего развития главный упор стал делаться на автохтонную
форму их реализации» [57].
Появились исследования, утверждающие, что демократизацию
нельзя
рассматривать
в
качестве
необходимого
условия
экономического роста. На первый план выступила проблема
политической стабильности, без решения которой трудно
рассчитывать на социально-экономический прогресс.
Эволюция
взглядов
на
политическую
модернизацию
характеризуется появлением множества концепций модернизации,
моделей политических изменений, ведущих к становлению
современных демократий. В основном, концепции политической
модернизации выделяют два типа модернизации. Первый из них первичный, оригинальный тип модернизации – характерен для стран,
39
переживших переход к рациональным общественным структурам в
результате постепенного, длительного развития внутренних
процессов (Англия, США). Второй тип, вторичной, отраженной
модернизации, характерен для стран, в силу различных причин
отставших в своем развитии и теперь за счет широкого использования
опыта передовых государств пытающихся догнать их по уровню и
качеству жизни. Основным фактором вторичной модернизации
являются социокультурные контакты с уже существующими
центрами индустриальной и постиндустриальной культуры. Основная
периодизация модернизации связана с неравномерным ее
протеканием в ходе мировой истории. Инициатором модернизации, ее
«первым эшелоном» стал Запад.
Остальные страны и регионы в социально-политической науке
относятся к зоне так называемой запоздалой модернизации. Здесь
можно выделить «второй эшелон» – крупные страны,
осуществляющие модернизацию с учетом национальной специфики
(Япония,
Турция,
некоторые
восточноевропейские
и
латиноамериканские государства).
«Третий эшелон» - развивающиеся страны Азии, Африки и
Латинской Америки, мировая «периферия», на развитие которой
большое значение оказал колониализм. С определенной долей
условности можно говорить о существовании двух этапов в развитии
теории политической модернизации. Возникла она в США и
первоначально ее суть сводилась к обоснованию идей заимствования
отсталыми странами Азии, Африки и Латинской Америки ряда уже
готовых и апробированных в развитых странах политических
институтов
(централизованное
государство,
парламент,
многопартийная система, всеобщие альтернативные выборы,
разделение властей и т.д.) и ценностей (политическая свобода,
индивидуализм). Понятие политической модернизации связывается
главным образом с социальной трансформацией и политическим
участием. В 1970 – 1980-е годы приоритетной целью модернизации
было названо изменение социальных, экономических, политических
структур, которое могло проводиться вне западной демократической
модели. При этом, как было сказано выше, сам факт существования
традиционных институтов и ценностей политологи уже не
рассматривали как препятствие модернизации. Главным моментом, от
которого зависит характер переходных процессов и преобразований,
по мнению ведущих теоретиков этого направления политической
мысли, служит социокультурный фактор, а еще точнее – тип
личности, ее национальный характер, обусловливающий степень
восприятия универсальных норм и целей политического развития
[58].
40
Стало
общепризнанным,
что
модернизация
может
осуществляться только при изменении ценностных ориентации
широких слоев населения, эффективного преодоления кризиса
политической культуры общества. В данном аспекте особая роль
отводилась среднему страту как важному субъекту политических
процессов.
В политической науке сложились два представления о
модернизации – либеральное и консервативное [59, с 358-372].
Согласно взглядам представителей либерального направления
(Р. Даль, Г. Алмонд, Л. Пай) характер и динамика модернизации
зависят от открытой конкуренции свободных элит и степени
политической вовлеченности рядовых граждан. Политологи
либеральной ориентации подчеркивают, что формирование
способности иметь дело с постоянными изменениями в социальных и
политических
требованиях
является
важнейшей
задачей
политической модернизации. Однако в отличие от консерваторов они
акцентируют внимание не на обеспечении политического порядка с
помощью централизованных институтов, а на наличии постоянного
диалога между политической властью и населением.
Л. Пай отмечал, что политическая система должна быть
способна не только решать возникающие экономические и
социальные проблемы, но и обеспечивать людям сознание
идентичности и фундаментального членства в большом сообществе.
Поэтому политическая модернизация основывается на увеличении
числа индивидов и групп, имеющих не только право, но и реальную
возможность воздействовать на процесс принятия политических
решений. Г. Алмонд, заложивший основы динамической модели
политического
процесса,
попытался
оценить
воздействие
деятельности отдельных групп на функционирование политической
системы в целом. В этой модели Алмонд переводит акценты со
статистического выживания и сохранения к динамической
трансформации, а также адаптации политической системы к
качественным изменениям. Идеи Алмонда оказали большое влияние
на развитие теории политической модернизации. В русле
либерального подхода американский политолог Р. Даль выдвинул
теорию полиархии как формы организации политического порядка
протодемократического характера. Отличаясь от демократии
некоторыми ограничениями свободы создания организации,
выражения гражданами своего мнения, она является более
достижимой и реальной моделью организации власти, обеспечивая
достаточно высокую политическую активность населения, что
создает благоприятные предпосылки для проведения реформ.
41
Д. Растоу предложил модель модернизации, в значительной
мере основанную на исследовании опыта Швеции, осуществившей
переход к демократии в конце XIX – начале XX века, и Турции, где
процесс демократизации начался после второй мировой войны.
Ростоу выделяет три ключевые цели политической модернизации:
- национальное единство;
- стабильная власть;
- равенство.
С его точки зрения, наиболее рациональны варианты с
преобладанием стабильной власти при достижении национального
единства. В процессе модернизационных преобразований должно
быть соблюдено равновесие между тремя компонентами, в противном
случае велика вероятность распада политического режима.
Неотъемлемыми
составляющими
характеристики
модернизированного общества являются политическое участие и
равенство [60].
К консервативным относят теорию С. Хантингтона, который
определяет политическую модернизацию как процесс, в ходе
которого происходит рационализация власти, дифференциация
социальных, государственных, гражданских структур, повышается
уровень политического участия. На этом основании американский
политолог выделяет три модели модернизации. В континентальноевропейской модели преобладают рационализация власти и
дифференциация структур. В британской модели модернизации
централизацию власти осуществлял парламент, а не монархия. В
США модернизация проявилась в росте политического участия.
Хантингтон главную проблему политической модернизации видел в
создании легитимного общественного порядка, устойчивость
которого становится основной ценностью. Модернизированность
политических институтов, по его мнению, связана не с уровнем их
демократизации, а с их прочностью и организованностью,
гарантирующими приспособление к постоянно меняющимся
социальным целям. По мнению Хантингтона, стимулом для начала
модернизации служит некоторая совокупность внутренних и внешних
факторов, побуждающих политическую элиту начать реформы [61].
Анализу социально-политических процессов в переходных
обществах отводится важное место в современной политической
науке. Разработка форм и способов ускорения развития и выработка
рациональных методов управления общественными процессами в
условиях транзита – одна из важнейших задач политологии. В
политической науке к переходным, или транзитным обществам
относят целую группу нации и государств: современные
развивающиеся государства, «новые демократии» Восточной и
42
Центральной Европы, которые отличаются от модернизированных
стран по ряду значимых факторов. К ним относятся: уровень развития
производительных сил; степень однородности социальной и
экономической систем; положение в мировой политике и т.п.
Развитие транзитных обществ в условиях нарастания тенденций
демократизаций и глобализации побуждает политическую науку к
решению ряда проблем. Это, прежде всего,
необходимость
определения степени вероятности преодоления с помощью
политического
управления
общественными
процессами
неравномерностей в социально-экономическом развитии. Далее,
необходимо выявить параметры оптимальных экономических
моделей, способных без социально-политических потрясений
обеспечить переход к современному индустриальному и
постиндустриальному обществу. Должна быть исследована
возможность институтов политического представительства создать
условия для массового участия в социально-политических,
культурных, экономических преобразованиях. Как было сказано
выше, первоначально политологи руководствовались идеями
универсальности демократических ценностей, универсальности
теории модернизации. Однако выяснилось, что не западные общества
могут развиваться по другому, «неклассическому» варианту. В
некоторых странах политические институты использовались
консерваторами для укрепления контроля над обществом,
ограничения политической социализации населения. В данном случае
возникала
проблема
расширения
политического
участия.
Современные теории модернизации – это совокупность концепций,
моделей, приемов анализа, которые объясняют природу социальнополитического развития, выявляя особенности модернизации в
переходных обществах. Усиление научного интереса к проблемам
политической модернизации связано с событиями и процессами так
называемых «волн демократизации». Процесс становления
демократии связывается с формированием более или менее
устойчивых образцов социальных и политических взаимоотношений
и их функций. Их происхождение трактуется как производное от
формирования рыночной экономики, экономического роста, развития
среднего класса, гражданской политической культуры. К социальным
условиям, необходимым для возникновения и устойчивого развития
демократии относят высокий уровень экономического развития,
этнолингвистическая однородность населения, высокий уровень
образования в обществе, наличие институциональных форм
разрешения конфликтов, вера большинства в демократические
ценности. Современность характеризуется масштабными процессами
массовой политической социализации транзитных обществ. Как нам
43
представляется, каждое такое общество, находящееся в условиях
демократического транзита, создает свою, собственную формулу
перехода. Поэтому анализ социально-политических процессов
должен обязательно сочетаться с исследованием специфики
политических форм транзита. Осевой, признаваемой практически
всеми теоретиками, идеей модернизации является освобождение
личности, преодоление ее отчуждения от собственности на средства
производства и от власти, сопряженные с ответственностью и
дисциплиной. Как было замечено, свободная личность – ядро
развитого гражданского общества с дифференцированными
институтами экономической, социальной и культурной деятельности.
В свою очередь, самодеятельное, гражданское общество – основа
создания представительной демократической системы, активизации
политического участия, налаживание диалога между государством и
обществом.
Одной из важных характеристик модернизированного
государства является его демократичность. Выражается она в том, что
государство открывает гражданам и их объединениям возможности
оказывать влияние на содержание управленческих решений,
добиваться реализации в этих решениях законных социальных
интересов. Для осуществления этой возможности требуется
демократический политический режим и соответствующая политикоправовая культура. Модернизированное государство имеет
высокоэффективных, профессионально подготовленных управленцев,
административную элиту. Но для того чтобы аппарат управления не
встал над народом и его представителями, не стал бюрократией в
традиционном понимании этого термина, необходима продуманная
система социального контроля за его составом и деятельностью,
система его ответственности. В развитых странах конституционное
право
обычно
содержит
основательно
разработанные
соответствующие
институты
(парламентская
и
судебная
ответственность,
конкурсная
система
комплектования
государственной службы и др.) Опыт, правда, свидетельствует о том,
что и в этих странах не такой уж редкостью является то, что мы
называем
бюрократическими
изменениями
(служебные
злоупотребления, неэффективность и пр.), однако общество и человек
обладают там сильными правовыми средствами борьбы против таких
явлений.
Процесс модернизации подразделяется на определенные фазы.
Различают такие стадии, как осознание цели, консолидация
модернизаторски настроенной элиты, период трансформации и,
наконец, интеграция общества на новой основе. Выделяют также
раннеиндустриальную,
среднеиндустиальную
и
44
позднеиндустриальную фазы. Последняя фактически выходит за
рамки модернизации, поскольку в постиндустриальном обществе
начинают формироваться качественно новые черты: информационная
революция, индустриализация потребления, примат духовных
стимулов над материальными, рост творческих функций в сфере
труда. Нынешние развитые страны находятся в начале этой фазы.
Обобщая и суммируя идеи представителей разных школ
политологии, можно согласиться с распространенным пониманием
политической модернизации. Политическая модернизация – это
способность политической системы постоянно и успешно
адаптироваться к новым образцам социальных целей и создавать
новые виды институтов, обеспечивающих не только контроль над
ресурсами, политическую стабильность, но и каналы для
эффективного диалога между государством и обществом [62].
Раскрытие этого определения позволяет выделить следующие
черты политической модернизации:
1) наличие конкуренции в политической сфере;
2) распространение влияния политической власти на различные
сферы общества;
3) более полное согласование интересов посредством
координации
деятельности
групп,
заинтересованных
в
поступательных политических реформах;
4) аккумуляция
претензий
и
требований
и
более
специализированное применение норм;
5) мобилизация
социальной
периферии
и
возрастной
уровеньучастия
в
политике
посредством
предоставления
избирательныхправ, деятельности оппозиционных партий, наличия
свободной прессы и добровольных ассоциаций;
6) возникновение и быстрое увеличение рациональной
бюрократии;
7) централизация
правительственных
функций,
функционирование беспристрастной законодательной системы,
правовых технологий решения конфликтов и расширение
управленческого регулирования.
Согласно теории политической модернизации результатом
политического развития является не только изменение и создание
каких-то новых политических отношений и норм, но и возникновение
институциональной
структуры
для
решения
постоянно
расширяющегося круга социальных проблем в процессе
формирования нового уровня взаимоотношений государства и
общества.
Поскольку модернизация является процессом комплексным, то
ее политическую составляющую нельзя рассматривать отдельно от
45
других общественных процессов. Теснее всего политическая
модернизация связана с социальной мобилизацией, социальными
трансформациями
Процесс
социальной
мобилизации
сопровождается
расширением политически значимого слоя населения. В
развивающихся странах в политическом процессе обычно не
участвуют фермеры, неграмотные сельские жители, но все активнее в
него включаются горожане, лица наемного труда и т.д. Их численный
рост приводит к усилению давления, направленного на
преобразование политических институтов и политической практики.
Социальная мобилизация приводит также к качественному
изменению политики, расширяя масштаб воздействия интересов
социальных групп на политический процесс. Модернизация
современных переходных обществ, безусловно, сложный процесс, со
своими закономерностями, идеями, вариантами политических
изменений. Например, в странах СНГ, по сравнению со странами
Центральной и Восточной Европы, социально-экономические и
политические
условия
для
модернизации
были
менее
благоприятными: практическое отсутствие многообразия форм
собственности, неэффективность сложившейся модели экономики,
низкое качество жизни населения, ущемление экономических и
политических прав граждан и т.д. Экономический кризис,
политическая нестабильность привели к различного рода социальным
конфликтам в ряде постсоветских государств. Неразвитость традиций
демократии, разочарование населения в реформах – основа
характеристики транзитных постсоветских обществ конца XX века. К
искажению процессов модернизации привело, во многом, прямое
перенесение на почву постсоветских государств западных моделей
демократии. Как известно, важной проблемой транзитного периода
является способность властных структур обеспечить устойчивость
функционирования политической системы. По мнению ряда
исследователей, страны СНГ, поступательно развиваясь от
тоталитаризма к демократии, проходят «через стадию авторитаризма»
[63]. Другие исследователи политической системе постсоветских
государств дают более конкретное определение – авторитарная
демократия [64].
По
их
мнению,
объективное
сочетание
элементов
авторитаризма
и
демократии
способствует
обеспечению
политической стабильности, успешному проведению реформ. Как
нам представляется, критерии модернизации являются лишь целью,
ориентируясь на которую, государство проводит реформы в
различных сферах общественной жизни. Содержание самой
модернизации, средства, характер преобразований полностью зависят
46
от автохтонных, исторических условий развития общества.
Построение и укрепление демократических институтов должно,
следовательно, учитывать национальную специфику. Глава
государства Н. А. Назарбаев, говоря о казахстанской модернизации,
назвал её «адаптированной». «Адаптированная прежде всего к
традиционным
институтам,
этнокультурным
особенностям,
политической истории региона, реальному положению государства в
геополитической, геоэкономической, геокультурной структурах
…модернизация нужна, но именно адаптированная».
Судьба преобразований в каждом обществе зависит от умения
соотнести универсальные ценности модернизации с самобытностью
национальной культуры. Анализ основных приоритетов и
направлений модернизации имеет важное значение в плане
вхождения Казахстана в мировое информационное и образовательное
пространство[65]. Казахстанским особенностям модернизации
внутриполитических
процессов
уделяют
внимание
многие
исследователи[66]. Политическая власть, проводя реформы, должна
искать «способы встраивания социокультурной архаики в логику
общественных преобразований» [67].
На модернизационные процессы в Казахстане, среди прочих
факторов, большое влияние оказывает трансформация социальной
структуры. Определяя будущее развитие общества, социальная
структура сама испытывает влияние различных факторов :
экономических, политических, культурных и т.д. Определенно
влияние на стабильность внутриполитических процессов оказывают
миграционные и демографические изменения во взаимосвязи с
трансформацией социальной структуры [68].
Политическая модернизация в Казахстане началась в 1991 г.,
когда была демонтирована старая советская политическая система.
Именно тогда была сделана ставка на демократическое направление
развития. В середине 90-х гг. предстояло вытащить экономику из
кризиса, выстроить рыночные отношения, поэтому выбор был сделан
в пользу президентской формы правления. Были заложены основы
демократических
институтов
и
механизмов.
Становление
демократических институтов, развитие самой демократии довольно
непростой, но значимый процесс [69].
Немаловажным событием политической модернизации в
Казахстане стало объявление Стратегии развития Казахстана до 2030
года. В 1996 г. в труде «На пороге XXI века» Президент Нурсултан
Назарбаев изложил свое видение адаптированной модернизации
Казахстана. В Послании народу 1998г. Президент объявил
основополагающие
принципы
демократизации
Казахстана,
призванные способствовать дальнейшей политической модернизации:
47
совершенствование избирательной системы, усиление роли
политических
партий,
укрепление
Парламента,
развитие
неправительственного сектора, независимый суд, обеспечение
свободы средств массовой информации, гендерная политика. Путь
политических реформ
начался с системных преобразовании в
экономике.
Развитие Казахстана показало, что строительство новой,
рыночной экономики в условиях транзитного периода – задача
трудная. Тем не менее, страна достигла значительного прогресса в
деле
экономической
модернизации:
сложилась
социально
ориентированная рыночная экономика, идет становление и развитие
малого и среднего бизнеса как основы среднего класса.
Политическая модернизация в Казахстане прошла через
следующие этапы: укрепление государственности; переход к
рыночной экономике, законодательное закрепление новых форм
собственности, становление институтов президентской республики;
начало перехода к президентско-парламентской форме правления.
Процесс политических реформ в Казахстане характеризуется
исследователями как поступательный и динамичный. [70]
Одной из важных задач транзитного периода является проблема
формирования среднего класса. Важным источником формирования
среднего класса является малый и средний бизнес, который
полноценно может развиваться в условиях свободного рынка, при
подлинной демократии. Политическая модернизация способствовала
становлению слоя мелких и средних собственников, создав
предпосылки началу процесса формирования среднего класса. Другой
задачей, которая должна быть решена в ближайшей перспективе,
представляется необходимость расширения политического участия
граждан.
Расширение социальной базы власти путем создания
многочисленного среднего класса является важным фактором
эффективного участия граждан в политическом процессе [71].
Особенностью казахстанской модернизации является наличие такого
важного общественного института, как Ассамблея народа Казахстана.
В перспективе, как нам представляется, это будет важнейшей
социально-политической организацией нарождающегося среднего
класса. По видимому, важное место в процессе консолидации
социальных групп, формировании на их основе полноценного
субъекта политики, должна занимать государственная идеология. Как
считает казахстанский ученый Иренов Г. : «Политическая идеология
должна стать объединительным стержнем в мировоззренческих
представлениях граждан… Она должна избавить от экстремальных
48
условий, нестабильности и конфронтации…содействовать идейной
ориентации политического поведения граждан» [72].
Развитие малого и среднего бизнеса как носителя определенной
идеологии, присущей среднему классу, как опоры гражданского
общества и основы политической стабильности – одна из
необходимых составляющих политической модернизации в
Казахстане.
Одна из проблем политической модернизации, по нашему
мнению, заключается в том, что социальная структура общества в
условиях реформ вынуждена достаточно быстро приспосабливаться к
переменам. Успех модернизации в этом случае зависит от
эффективности
общественно-политических
институтов,
их
согласованной и эффективной реакции на социальные изменения:
государственно-правовой системы, партий и движений, практики
взаимодействия политической элиты страны с бизнесом,
интеллектуалами, народом, средствами массовой информации и т.д. В
этой связи трудно переоценить значение ведущих политических сил,
прежде всего партии «Нур Отан», в оптимизации поступательных
социально-экономических и политических реформ [73].
Для политики главным показателем развития является
стабильность. И для модернизации необходим крепкий политический
режим с легитимной правящей партией, способной сдерживать
тенденцию к разбалансированности власти. Таким образом, в
противоположность идеям укрепления интеграции общества на
основе культуры, образования, религии, философии и искусства,
сторонники консервативного направления в теории модернизации
делают упор на организованность, порядок, авторитарные методы
правления.
Эти средства приспособления политического режима к
изменяющейся обстановке предполагают компетентное политическое
руководство, сильную государственную бюрократию, возможность
поэтапной структуризации реформ, своевременность начала
преобразований и другие необходимые средства и действия, ведущие
к успеху модернизации. В целом можно утверждать, что
политическая модернизация не является только движением к какомулибо образцу. Этот процесс имеет многовариантный и
альтернативный характер. Поэтому любой из типов модернизации
можно рассматривать только как рабочий вариант, нуждающийся в
дальнейшем уточнении, дополнении, а главное в подтверждении на
практике. Вместе с тем типологии и модели модернизации обладают
значительной теоретической и эвристической ценностью, так как
позволяют выявить некоторые основные элементы модернизации и
открывают возможность для сравнительного анализа указанных
49
процессов в различных странах. Как нам представляется, серьезным
дестабилизирующим фактором является стремление задать
преобразованию непосильный для традиционного социума темп.
Наряду с неудачными попытками преобразований, известен богатый
опыт не западных обществ, которым удалось органично встроить
универсальные стандарты модернизации в экономику, политику,
социальные отношения, с учетом особенностей исторического и
культурного опыта. Подобный подход нашел отражение в таких
выражениях, как «китайские знания для фундаментальных
принципов, а западные знания для практического использования»,
«японский дух, западная техника», сформулированных властями
Китая и Японии еще в начале прошлого века. Известно высказывание
принца Саудовской Аравии Бандар бин Султана о том, что
«конкретные вещи, привнесенные с запада, прекрасны высокой
технологичностью своего исполнения. Но социальные и
политические институты, импортированные откуда-либо, могут быть
смертельны…Мы, народ Саудовской Аравии, хотим модернизации,
но вовсе не обязательно вестернизации» [74].
То есть такие традиционные общества, как Япония, Сингапур,
Тайвань, Саудовская Аравия стали современными обществами, не
прибегая к вестернизации. Безусловно, модернизация является
достаточно противоречивым процессом. Одним из препятствий,
затрудняющих модернизацию в некоторых государствах, становится
«тоталитаризм, установление диктатур, после непродолжительных
периодов либерализации» [75].
Если учитывать особенности переходного постсоветского
общества, то речь идет не о переходе от индустриального к
постиндустриальному
обществу,
а
об
ином
социальноэкономическом,
политическом
и
духовном
содержании
происходящих изменений. Относительно современных государств –
членов СНГ нужно отметить, что исходным пунктом выступает не
уровень их развития с соответствующими количественными
показателями, а общественный строй, который предшествовал
переходу. Как было сказано, процесс модернизации вызывает
изменения не только в политической, но и в связанных с ней
социальной, экономической, культурной и других сферах. И если
говорить о Казахстане, то с нашей точки зрения, имеет смысл
говорить не о простом переходе к постиндустриальному обществу, а о
смене общественного строя.
50
1.3 Эволюция среднего класса как политического актора
Средний класс в современных обществах является как базой
гражданского общества, так и необходимым субъектом политических
преобразований.
Рассмотрим
основные
аспекты
эволюции
политической роли среднего класса.
Хотя собственно средний класс сформировался в ХIХ веке, слои
или прослойки людей со средним достатком – не богатых и не бедных
– существовала во все времена и во всех обществах. В различные
исторические периоды численность средних слоев менялась,
менялась и их роль в общественных процессах. В античной
цивилизации роль среднего класса была значительной, если не
определяющей, в эпоху средневековья место в общественной жизни у
людей со средним достатком сводится практически к нулю. Лишь к
началу нового времени, в Эпоху Возрождения, люди со средним
достатком начинают играть все более весомую роль в общественнополитических процессах. Весь период новой истории мира проходит
под знаком преобладающей роли буржуазии, третьего сословия, из
которых формируется в ХIХ в. так называемый средний класс. В
новейший период времени во внутренней политике крупных,
развитых стран Европы и Америки важное место занимают вопросы
защиты интересов среднего класса. Представители этого социального
слоя принимают активное участие в оформлении основных
общественно-политических учений, которые стали идеологией ряда
политических партий. Средний класс активно избирает и формирует
власть, участвует в законотворчестве, проведении реформ. Он же
определяет экономическую жизнь государства. Еще в древности люди
со средним достатком определяли все стороны жизни общества.
Античная цивилизация сформировалась в масштабах небольших
средиземноморских городов-государств-полисов. Отдельные полисы
существенно различались между собой по экологии и характеру
экономики: одни тяготели больше к сельскому хозяйству, другие – к
промышленности. Формирование античной рабовладельческой
цивилизации повсеместно началось с создания военной организации.
При тогдашнем уровне военной техники создать такую организацию
можно было, только призвав к оружию всех граждан полиса. Каждый
должен был служить за свой счет – в том роде войск, в котором
позволяло его материальное положение – в пехоте служила основная
масса граждан – люди среднего достатка. В развитии античной
цивилизации, важное значение имели военно-экономические
реформы, разделявшие всех граждан на имущественные разряды для
несения военной службы. В Афинах, по реформе Солоне (594 г. до
51
н.э.) было сформировано четыре разряда, в Риме, по реформе Сервия
Туллия (сер. VI в. до н.э.) – шесть [76].
Эти и подобные реформы создали античный военный строй –
фалангу – колонну пехотинцев. А процветание фаланги, в свою
очередь, зависело от процветания хозяйств пехотинцев – людей
среднего достатка. Государство, состоящее из «средних» людей –
писал Аристотель – будет иметь и наилучший государственный
строй. По его мнению, многочисленный средний класс, сплачивает
общество, предотвращает раскол граждан на противоборствующие
партии и тем самым стабилизирует государство. Власть большинства
будет только тогда наилучшей формой правления, когда оно состоит
не из бедняков, демоса, а из средних в имущественном отношении,
умеренных в правах и ожиданиях от государства людей. Эту форму
правления Аристотель называл политией.
В Римском полисе основу военной организации составляли
несколько десятков тысяч зажиточных граждан, что обеспечило
Римской республике господство в Италии, а также, впоследствии, во
всем Средиземноморье. В период образования и начала внешней
экспансии Римского полиса в экономике государства главную роль
играл крестьянский двор, обслуживаемый трудом самого свободного
крестьянина и нескольких рабов. Из зажиточных крестьян – людей
среднего достатка и состояла масса тяжеловооруженной римской
пехоты. В результате бесправных захватнических войн Рим в
середине II в. до н.э. превратился в крупную рабовладельческую
державу. Разорение италийского крестьянства – людей среднего
класса, игравших видную роль в гражданской и военной сферах
жизни государства неминуемо привело к отрицательным результатам.
Во-первых, сократилось количество людей, призываемых на военную
службу, что вело к ослаблению римской армии. Труд рабов
постепенно перестал быть рентабельным, а число рабов,
приобретаемых не войне, стало сокращаться. Римское государство с
трудом подавляло восстание рабов. Опасность разорения зажиточного
крестьянства – слоя людей со средним достатком понимали многие
римские политические деятели. Особой известностью пользовались
братья Гракхи. Однако законы Гракхов не смогли остановить
разорение италийского крестьянства [77]. Сокращение числа
зажиточных крестьян и как следствие превращение римской армии в
наёмную, привели к ослаблению и гибели республиканский строй в
Риме. В отличие от рабовладельческой, при феодальной системе
хозяйствования средние слои населения, имея собственное хозяйство,
были несвободны, как рабы. В средневековом обществе оформились
три сословия: дворянство, духовенство, крестьянство (позже и
горожане). Третье сословие не играло в обществе и государстве
52
политической роли и находилось в полной зависимости от первых
двух.
В ХII-XIV вв. в Европе начинают складываться предпосылки
для формирования средних слоев – в будущем буржуазии.
Королевская власть во Франции всячески поощряла освобождение
крестьян за плату и к XV в. большинство населения французской
деревни уже состояло из свободных крестьян [78, с. 216-219]. В
Англии средние и мелкие феодалы стали превращаться в просто
крупных и средних сельских хозяев, центр интересов которых
находился не в войне, а в вывозе шерсти, производство которой
процветало в Англии. В XV в. практически все английские крестьяне
стали свободными: копигольдерами, обязанными за свои земельные
наделы уплатой денежной ренты, или фригольдерами – полностью
свободными держателями земли. В XV в. возникает в Англии новое
дворянство – джентри, ведущее свое хозяйство исключительно на
наемном труде [78, c.191-197].
В XI в. ремесло выделилось из аграрной сферы. Рост
продуктивности сельского хозяйства создавал возможность
выделения
группы
людей,
занимавшихся
исключительно
ремесленной деятельностью. Развитие ремесла явилось одной из
причин возрождения старых городов и появления новых. С ростом и
развитием городов состоятельные горожане стали играть видную
роль в политической жизни. Освобождаясь от феодальной
зависимости, горожане вели войны с феодалами, сами захватывали
обширные земельные владения. В городах горожане создавали
городское самоуправление, которое ведало внешними сношениями,
судом, казной. Ведущую роль в самоуправление играли зажиточные
горожане. В борьбе за освобождение от власти феодальных сеньоров
они часть обращались за помощью к королям, которые часто
становились на их сторону, давая грамоту на самоуправление.
Горожане, в свою очередь, помогали правителям государства
финансовыми средствами, вооруженными отрядами и т.д. являясь
выразителями интересов третьего сословия, слоя мелких и средних
собственников, горожане активно помогали королю управлять
государством.
В XIII – XIV вв. в Англии и Франции были созданы
представительные органы – парламент в Англии, Генеральные штаты
во Франции. Видную роль в них играли представители среднего слоя.
Таким образом, в эпоху средневековья в Европе стал складываться
новый тип личности – человек нового времени. Такой человек
почувствовал в себе силы для самостоятельной деятельности,
способность принимать решения и нести за них ответственность.
Чаще всего эти люди происходили из незнатных слоев общества – из
53
среды зажиточных крестьян, ремесленников, купцов. Были и
представители городской верхушки – юристы, банкиры, а также
небогатые дворяне. Всех их объединяло желание стать богатыми,
свободными, независимыми. Для достижения этой цели следовало
проявить активность, предпринять что-то самому: заняться торговлей,
предпринимательством, поступить на государственную службу, в
армию – то есть принять решение и добиться его осуществления.
Такие люди обладали предпринимательским духом. Стремление
людей к личному успеху заставило их совершенствовать орудие
труда, создавать новые технологии. Представители среднего класса
играли важную, порой определяющую роль в развитии всех сфер
жизни: экономической, культурной, политической, социальной и др.
Особенно заметные изменения происходили в городах, где
быстро создавались состояния, что сразу меняло социальный статус
человека.. В конце средневековья произошли существенные
изменения в социально-политической структуре европейских стран:
разделение власти церковной и светской, введение прямого
представительства путем выборов в парламент посланцев от
населения, усиление роли права как инструмента государственного
права, упорядочение вмешательства государства в социальные и
экономические отношения. Наиболее ярко эти политические
изменения проявились в парламентаризме. Основы парламентского
управления были заложены в средневековых городах, где зажиточные
горожане, мелкие и средние собственники вели долгую борьбу за
городское самоуправление – коммуну. Таким образом, рост
предпринимательской деятельности, развитие нового хозяйственного
уклада меняли состав и занятия европейского населения.
Увеличивалась численность и богатство буржуазии. Само слово
«буржуа» появилось во Франции ещё в XII в. – так называли
почтенных граждан города, владеющих собственностью и ведущих
достойную жизнь. Позднее название буржуазии закрепилось за
предпринимателями-капиталистами, имевшими свое дело в торговле,
промышленности или банковской сфере. Произошло выделение слоя
средних собственников и в деревне. В их хозяйствах использовались
усовершенствованные орудия труда. Таких крестьян, использующих
наемный труд и технику, называют фермерами. Буржуазия, или слой
в основном средних собственников, была особенно заинтересована в
развитии науки и техники. В Европе начала складываться особая
группа людей, занимающихся умственным трудом – интеллигенция,
которая сыграла значительную роль в политических преобразованиях
XVII – XVIII вв.
В целом, в эпоху средневековья роль среднего класса в
обществе и государстве, в политике, была слабой. Буржуазия явилась
54
той основой, на которой стала развиваться влияние среднего класса
на политическую жизнь ведущих европейских стран эпохи нового
времени. В новое время в странах Европы произошли буржуазные
революции. В результате революции политическая власть в ряде
государств перешла в руки буржуазии. Например, в итоге
Нидерландской буржуазной революции на севере Нидерландов
образовалось независимое государство с республиканской формой
правления. К власти в Голландской республике пришли люди,
занимавшиеся капиталистическим предпринимательством – купцы,
зажиточные крестьяне и горожане, владельцы мануфактур и новые
дворяне. Была достигнута свобода вероисповедания, уничтожены
препятствия для духовного, экономического и политического
развития общества. Буржуазная революция в Англии привела к
власти богатых купцов, предпринимателей и новое дворянство
Политических партий было две – тори и виги. Тори отстаивали
нерушимость королевских прав, сохранение существующих
порядков. Виги защищали права парламента и выступали за реформы
в экономической и политической жизни страны. Это была партия
буржуазии. Политическая власть считалась с общественным мнением:
любой житель Англии мог подать в парламент петицию (прошение), а
газеты, согласно закону о свободе печати, могли критиковать
парламент и правительство.
XVIII век в истории называют веком Просвещения, в связи с
небывалым развитием и распространением научного знания.
Выделим некоторых ученых и государственных деятелей, взгляды
которых оказали определенное влияние на развитие среднего класса.
Это, во-первых, Адам Смит, создатель экономического учения. Он
считал, что стремление людей улучшать свое материальное
положение способно привести общество к благосостоянию [79]. Вовторых, французский государственный деятель, чиновник Жак Тюрго,
который
в
ограничении
свободы
предпринимательства,
хозяйственной инициативы видел нарушение «естественного права»,
а также выступал против цеховой системы в промышленности,
которая мешала ее развитию [80].
Политические процессы в Англии и вообще в Европе в XVIII в.
оказывают влияние на жизнь американских колоний. В американских
колониях широкое распространение получило мелкое фермерское
хозяйство, развивалось промышленность. В американских колониях
существовало местное самоуправление, в виде так называемых
ассамблей, в которых определяющую роль играли фермеры и
предприниматели. Политические и экономические препятствия в
развитии колонии были уничтожены в ходе американской войны за
независимость, в которой активно участвовал средний класс. После
55
войны за независимость в Северной Америке образовалось
независимое буржуазное государство – США. Впервые конституция
предусматривала разделение функций судебной, законодательной,
исполнительной власти. Политическое устройство президентской
республики способствовало усилению роли среднего класса, в
который
входили
фермеры,
мелкая,
средняя
буржуазия,
предприниматели. Важное место в истории развития человеческого
общества принадлежит великой французской буржуазной революции.
Общество во Франции XVIII в. было разделено на три сословия.
Состав третьего сословия, в который входили средние слои населения
был довольно пестрым – крестьяне, горожане, ремесленники. К этому
же сословию относились и буржуа : банкиры, судовладельцы, купцы,
хозяева мануфактур, чиновники, юристы. Основная тяжесть
налогового бремени лежало на буржуазии, но политических прав и
политической власти она не имела. В ходе буржуазной революции во
Франции к власти пришла буржуазия, были созданы условия для
развития капиталистических отношений, развития слоя мелких и
средних предпринимателей. В ходе буржуазной революции был
принят важный документ – Декларация прав человека и гражданина,
было положено начало формированию правового государства и
гражданского общества, в котором важная роль отводилось
представителям среднего класса.
Приход буржуазии к власти в результате буржуазных
революций в ведущих странах Европы, означало начало процесса
модернизации. Процесс модернизации общественно-политического
строя в различных странах проходил по-разному. В общем,
модернизация заключалась во внесении изменений в политическое
устройство, развитие избирательной системы, развитие и упрочение
парламентского строя.
Важным общественно-политическим событием ХIХ в. стала
революция 1848 – 1849 гг. в Европе. В Германии средний класс решал
задачу объединения страны с последующим формированием
индустриального общества. Англия стала первой европейской
страной, где общественные противоречия разрешались не путем
социально-политических потрясений, а в ходе парламентских реформ.
В гражданской войне 1860 – 1864 гг. между Севером и Югом в США
основную роль сыграли представители средних слоев населения.
Итогом гражданской войны было усиление процесса модернизации
экономики и общественно-политической сферы. Расширению базы
среднего класса в США способствовало принятие так называемого
«Закона о гомстедах». В США продолжилось развитие гражданского
общества и демократического правового государства. Изменения в
социально-политической и экономической сферах жизни ведущих
56
стран мира в ХIХ в. привели к появлению среднего класса,
объединившего самые разные слои общества – мелкую буржуазию,
служащих частных компаний и государственных учреждений. К
среднему классу относились лица так называемых свободных
профессий – инженеры, изобретатели, офицеры, люди искусства и т.д.
Одним из главных признаков принадлежности к среднему классу
было устойчивое материальное положение, хотя и различное у
отдельных слоев. Среди представителей среднего класса во второй
половине ХIХ в. особенно выделяется категория юристов. С
формированием и развитием в европейских странах и в США
правового государства, гражданское общество, развитием различных
сторон
экономической
и
социально-политической
жизни
потребностью в юристах увеличилось. Они писали конституции,
составляли кодексы законов, консультировали предпринимателей и
т.д. Юристами по образованию и вообще представителями среднего
класса были многие политические деятели.
Таким образом, к началу ХХ века ряд ведущих стран мира,
такие как США, Великобритания, Франция, Швеция, Дания,
Голландия и другие, избрали путь постепенных социальноэкономических и политических реформ. Сторонниками этого пути
преобразования общества выступили те социально-политические
силы, которые признавали основные принципы рыночной экономики
и политической демократии. Эти силы были представлены средними
слоями, интеллигенцией, частью рабочего класса, фермерами,
занятыми в передовых отраслях агропромышленного комплекса. Их
всех объединяло сознание в необходимости расширения роли
государства во всех сферах жизни общества, особенно в социальноэкономической, для преодоления и предотвращения негативных
последствий
рыночной
экономики,
то
есть
социальной
несправедливости, неравенства, засилья крупных корпораций. В
основу своих социально-политических программ, они положили
установки и принципы идейно-политических течений, либерализма,
консерватизма и социал-демократии. Либеральные партии,
поддерживаемые средними слоями, сыграли ключевую роль в
формировании таких значимых идей и теорий, как права и свободы
личности народного суверенитета, индивидуализма, принципов и
институтов современной политической системы (парламентаризма,
принципа разделения властей правового государства). Эти идеи и
установки сыграли определяющую роль в формировании рыночной
экономики и политической демократии. В конце ХIХ – начале ХХ вв.
когда свободно – предпринимательский капитализм исчерпал свои
возможности, выдвинулась целая плеяда экономистов, социологов,
политологов и политических деятелей, выступивших с программами
57
реформ, призванных улучшить социально-экономическую обстановку
в обществе. Большую роль сыграли взгляды английских
политических мыслителей - Дж. Гобсона, Т. Грина, экономистов –
В. Ойкена в Германии, Дж. Дьюи в США. Они сформулировали ряд
важнейших принципов либерализма, получившего название новый
либерализм, или социальный либерализм. Были сформулированы
идеи расширения регулирующей роли государства в экономике, в
целях реализации либеральных ценностей, защиты прав и свобод
человека. Идеологами среднего класса была выдвинута концепция
«государства благосостояния», в которой важное место занимали
различные социальные программы [81]. Эти идеи легли в основу
реформ осуществленных в ведущих странах в первые десятилетия ХХ
века. Конкретное выражение они нашли в программах таких
реформистских движений, как прогрессизм в США, ллойдджорджизм в Великобритании. Основополагающее значение для всех
вариантов реформизма, имели идеи и принципы, которые были
разработаны известным английским экономистом Д. М. Кейнсом, по
его имени комплекс этих идей и принципов получил название
«кейнсианство». Его суть заключалось в дополнении традиционных
либеральных
принципов,
принципами
государственного
регулирования экономической и социальной сфер. Государство
обязано обеспечивать всем своим гражданам необходимый уровень
материального благосостояния [82]. Другим важным политическим
течением была социал-демократия. Она возникла в Европе в
последней трети ХIХ в. Появившись как движение рабочего класса,
она отражала в дальнейшем интересы средних слоев –
интеллигенции, фермеров, мелких и средних служащих. В ХХ веке
социал-демократические
партии
превратились
в
реальную
политическую силу, способную конкурировать с ведущими
буржуазными партиями. Многие из них – лейбористская партия
Великобритании, социал-демократические партии Скандинавских
стран внесли существенный вклад в формирование общественнополитического облика современного мира. Социал-демократические
партии интегрировались в существующую систему, стали
парламентскими партиями. Такое развитие определяется тем, что в
течение всего ХХ века шел непрерывный процесс сокращения
численности двух конфликтующих классов – буржуазии и
пролетариата, и увеличение численности среднего класса [83]. Это
обеспечивало устойчивость и жизнеспособность общественнополитических систем развитых стран Запада. На примере ведущих
стран Запада рассмотрим роль в обществе среднего класса и политику
правительств в отношении него на протяжении новейшего времени.
58
Конец ХIХ – начало ХХ вв. ознаменовались стремительными
темпами социального и экономического развития США. Важным
фактором было то, что американские предприниматели проявили
незаурядные способности и деловую хватку в области открытий и
изобретений, которые быстро внедрялись в промышленное
производство. Однако в этот период капитализм, основанный на
принципах свободной конкуренции и свободного рынка, вступил в
стадию кризиса. Одним из путей выхода из него в направлении
создания капитализма, базирующегося на принципах государственной
регулируемой экономики и социальной сферы, был реформизм. В
США этот курс получил название «прогрессизм» [84]. По всей
видимости, прогрессистская эра в истории США начинается с
прихода к власти президента Т. Рузвельта. Рузвельт считал опасной
чрезмерную концентрацию и централизацию капиталов, что, по его
мнению, угрожало дальнейшему процветанию страны, так как
уничтожало конкуренцию и индивидуального предпринимателя,
среднюю буржуазию – этот основной класс американского общества.
При этом решающее значение придавалось государственному
регулированию экономики. Приемник Рузвельта У. Тафт отошел от
этого курса и в результате восстановил против себя фермерство,
мелкую и среднюю буржуазию, интеллигенцию, то есть те круги,
которые составляли социально-политическую базу прогрессистского
движения. Политика прогрессизма была продолжена известным
американским президентом и политическим деятелем Вудро
Вильсоном, который проявил себя реформатором и идеологом мелкой
и средней буржуазии [85]. Вильсоном были приняты меры по
демократизации избирательной системы, узаконено существование и
деятельность профсоюзов. Как программа социально-экономических
реформ прогрессизм для части среднего класса означал
восстановление капитализма, основанного на принципах свободной
конкуренции,
децентрализации
экономической
системы
и
восстановление возможностей отдельного человека. Для другой части
американского среднего класса состоявшего из техников,
менеджеров, и новых специалистов, прогрессизм означал
необходимость достижения порядка : преодоление присущей
капиталистической системе анархии с помощью ведения разумной
организации и стабилизации экономики. Прогрессисты стремились к
созданию рыночной экономики с более эффективной системой
производства и распределения, стремились найти пути приведения
общественно-политической и экономической систем в соответствии с
новыми условиями ХХ века.
После первой мировой войны США отказались от
государственного
регулирования
экономики.
Несмотря
на
59
экономический рост в 20-е годы, когда средний доход американской
семьи составлял – 3000 долларов
в год, отказ от реформ
прогрессизма привел к небывалому экономическому кризису. Кроме
низших слоев кризис захватил средний класс, нанес тяжелый урон
фермерству. В этой ситуации важную роль сыграли реформы «Нового
курса» Ф.Д. Рузвельта. С этого времени система государственного
вмешательства в социально-экономическую сферу, которая постоянно
расширялась и совершенствовалось, стало важным элементом
американской государственно-политической системы. На рубеже
ХIХ-ХХ вв. в период транформации социально-политической и
экономической систем вступила Великобритания. Во второй
половине ХIХ в. произошел раскол внутри британского либерализма.
Часть либералов возглавлял У. Гладстон, политические взгляды
которого основывались на идеях реформ в интересах среднего класса
(налоговой и избирательной системы, систем образования,
профсоюзного
движения).
Возникло
противоречие
двух
принципиально разных версий либерализма: классической,
основанной на представление о том, что индивидуальное социальное
творчество освобождает человека и естественный ход общественного
развития является основой эффективного решения любых проблем, и
социальной версии воспринимавшей свободу личности не в качестве
самоцели, а как средство для обеспечения справедливого
общественного устройства.
В начале ХХ века в либеральной партии ведущую роль играли
сторонники активной социальной политики государства, лидером
которых стал Ллойдж Джордж. Он признавал возрастающую роль
государства в обществе. Его либерализм был направлен на
проведение социальных реформ, признание важности благосостояния
каждой социальной группы и каждого индивида. В 1906 году в
Великобритании была образована лейбористская партия. Лидером
которой стал Р. Макдональд. Партия стала проповедовать социалреформизм, то есть стремилась к ненасильственной трансформации
общества на принципах социальной ответственности, социальной
взаимопомощи. В 1924 г. консервативная правительство, которое
возглавил С. Болдуин, проповедовала «консервативный реформизм».
Правительство
поддерживало
развитие
частного
предпринимательства. Это привлекало представителей высшего
среднего класса, предпринимательских кругов, но привело к росту
социальной напряженности. В общем, политическая борьба
либералов и консерваторов в 20 – 30-е годы привела в выработке
либералами принципиально новой программы, идеологами которой
выступили профессор истории Р. Мюир и экономист Дж. Кейнс.
Приоритетными ценностями провозглашались свобода индивида,
60
основанная на сосуществовании и сотрудничестве различных
социальных групп. Государство должно было взять на себя функции
экономического
и
правового
регулирования,
механизмы
общественного развития. Появляются идеи об изменении
общественной роли частной собственности и возрастании роли
представителей среднего класса, в особенности менеджеров.
Во второй половине ХХ века правительства Великобритании и
США отводили особое место мелкому и среднему бизнесу в
национальной экономике и в обществе как основе среднего класса.
Подъем малого бизнеса в 1980-е гг. объясняется совокупностью ряда
обстоятельств, среди которых наиболее важными являются
структурная перестройка производства и бурное развитие экономики,
базирующейся на высоких технологиях. К последней относятся
программирование и конструирование с помощью компьютеров,
предоставление экспертных и информационных услуг, коммерческое
и
технологическое
освоение
нововведений
на
наиболее
перспективных направлениях научно-технического прогресса.
Определяющими в становлении и развитии малого бизнеса в
этих государствах были 70-е гг. XX в. Появление и завоевание малым
бизнесом позиций явилось реакцией на ситуацию в мировой
экономике. Экономические потрясения середины 1970-х гг.,
обусловленные переплетением циклических и структурных кризисов,
а также резкое ухудшение тенденций в показателях эффективности
производства и его доходности стимулировали научно-техническое
развитие для массового внедрения в практику, дав толчок развитию
ресурсосберегающего этапа НТР со всеми его социальноэкономическими
последствиями.
Получили
развитие
идеи
консерваторов об обеспечении экономического роста на основе
частной инициативы [86].
Можно выделить политику, которую проводила премьерминистр М. Тэтчер в 80-е годы ХХ в.
Одним из наиболее сильных козырей тэтчеровской революции
являлась концепция «демократии собственников» и, как ее синонима
– «народного капитализма». Консерваторы считают собственность не
только гарантией укрепления правопорядка и личных свобод, но и
источником всех прав и свобод индивидуума вообще. Идеал М.
Тэтчер, как она сама неоднократно заявляла, – «демократия
собственников капитала, где каждый сам – капиталист». Во время
избирательной кампании 1987 г. Тэтчер неоднократно подчеркивала,
что консервативная партия строит «демократию собственников»[87].
Для Тэтчер было очень важно, чтобы британцы имели какуюлибо собственность: будь то собственный дом, автомобиль или
владение акциями. В 80-х гг. ХХ в. правительства Тэтчер поощряли
61
участие рабочих и служащих в акционерном капитале, развитии
частной системы социального страхования, здравоохранения. Как
нам представляется, тэтчеризм придавал особое значение малому
бизнесу. Консерваторы пропагандировали
распространение
мелкобуржуазных ценностей : бережливость, трудолюбие, экономное
ведение хозяйства, стремление завести «собственное дело». Они
увидели в малом бизнесе серьезный экономический потенциал :
гибкость, способность к быстрому освоению технических новшеств,
придание динамизма экономике [88].
По мнению политологов, историков и экономистов, важная
роль в реформах Тэтчер принадлежит приватизации. Именно она
составила основу тэтчеристской революции. Масштабная реализация
программы приватизации началась во время второго срока
пребывания М. Тэтчер у власти (1983 – 1987 гг.), так как
первоначально надо было создать базу для ее осуществления.
Программа приватизации возникла из-за невозможности бороться
другими средствами с огромным дефицитом, создавшимся в
результате деятельности национализированных лейбористами
отраслей промышленности.
Возвращаясь к вопросу о реализации программы «народного
капитализма», подчеркнем, что, последовательно отстаивая идею не
только экономической, но и личной независимости человека, Тэтчер
выступала также за продажу муниципальной собственности. Число
частных домовладельцев в Британии стало одним из самых больших
среди промышленно развитых стран. К началу 1989 г. 68 % британцев
имели собственные дома – по сравнению с 53 % в 1979 г. [89].
Благодаря политике, проводимой М. Тэтчер, численность
предпринимателей, нанимавших от 1 до 10 рабочих, увеличилась в
обрабатывающей промышленности с 62,5 тыс. в 1979 г. до 105,9 тыс.
в 1988 г. Одновременно в этой отрасли более чем на треть
сократилось число предприятий, нанимающих от 500 до 1000
рабочих, и почти вдвое – тех, на которых было занято более 1000
человек [90].
С приходом к власти М.Тэтчер, кардинально изменились не
только процесс приватизации, но и финансовая политика государства,
прежде всего, налоговая. При лейбористах налоги с населения
брались достаточно большие, но от этого система социального
обслуживания не была достаточно гибкой и эффективной. Особенно
быстро увеличивался рост налогов на доходы. При М. Тэтчер
предельная налоговая ставка на доход от работы по найму была
снижена. Часть средств, поступавших ранее в доход государства,
могла быть непосредственно направлена на развитие и модернизацию
62
производства. Не остались без внимания и мелкие предприниматели.
Тысячи мелких фирм освобождались от уплаты налогов.
Таким образом, приватизация стала самым зримым и осязаемым
результатом тэтчеровской революции. Посредством осуществления
программы «народного капитализма» М. Тэтчер лишила
лейбористскую партию традиционной поддержки рабочих, которые
теперь стали собственниками. Именно привлечение консерваторами
на свою сторону состоятельных рабочих и увеличение общего числа
лиц с наличием того или иного вида собственности, причислявших
себя к среднему классу (их число возросло с 33 до 40 %), стали
основной причиной трехкратной победы консервативной партии на
парламентских выборах 1979, 1983 и 1987 гг. [91].
Консервативная партия под руководством Тэтчер делала ставку
на наиболее динамичных и предприимчивых людей, многие из
которых
стали
состоятельными
благодаря
тэтчеровской
приватизации. Это являлось главной причиной того, что Тэтчер и ее
партия, опираясь, в первую очередь, именно на этот электорат, ни
разу не потерпели поражение на всеобщих выборах. Тэтчер
стремилась эффективно реформировать как финансовую политику,
так и управленческую деятельность госаппарата и его персонала. Она
осуществила реформу гражданской службы, что имело немаловажное
значение для дальнейшего расширения среднего класса.
Опыт и наследие тэтчеризма имеют важное значение для
Казахстана. Как нам представляется, в процессе реформ в Казахстане,
если иметь в виду опыт Великобритании, помимо поддержки малого
и среднего бизнеса важную роль в создании основ среднего класса
должны сыграть реформы в сфере государственной службы,
здравоохранения, образования, а также жилищная политика.
Развивая идею создания «нации собственников» власти
Великобритании рассчитывали не только на экономические
результаты развития малого предпринимательства, но и его влияние
на укрепление среднего класса, и, соответственно, на политическую
стабильность общества. Последующие правительства в общем
продолжали эту политику. Настоящий бум малого бизнеса разразился
в Великобритании в 80-е и 90-е гг. XX в., когда ежегодно создавались
40-60 тыс. новых предприятий, а в 1999 г. – 97 тыс. большинство из
которых были мелкими и средними. На долю малого бизнеса
приходится 21 % товарооборота и 36 % рабочей силы страны (в
1980г. – 27 %). Каждый восьмой взрослый занят индивидуальным
бизнесом. За период с 1980 по 1998 г. число зарегистрированных
мелких фирм достигло 1,6 млн., а уровень их выживаемости
(отношение вновь созданных фирм к обанкротившимся) составил
81 %. Сокращалась численность рабочего класса, росла прослойка
63
владельцев мелких, в том числе семейных, фирм, появилась
социальная группа высокооплачиваемых менеджеров, в итоге заметно
увеличилась численность среднего класса [92]. Следующий
классический пример – США. Соединенные Штаты обычно
характеризовались как страна большого бизнеса, но и малый бизнес
там всегда существовал. В последние годы многие мелкие фирмы
играют важную роль в американском бизнесе. До 70-х гг. XX в.
малый бизнес в США считался среднеразвитым. Но и здесь в начале
1980-х гг. наблюдается процесс активизации малого бизнеса, что
выразилось не только в увеличении численности предприятий, но и в
количестве и качестве производимых товаров и услуг. Можно
выделить
социально-экономические
программы
президентов
Р. Рейгана и Б. Клинтона, где одним из основных направлений
деятельности государства считалось поддержка малого и среднего
бизнеса, процветание которого является важным как для среднего
класса, так и для социально-политического прогресса общества [92,
c. 309 – 315]. Важнейшим элементом социального рыночного
хозяйства в Германии считается малый и средний бизнес как основа
благосостояния для всех и как мера укрепления среднего класса как
действенного субъекта политики. Согласно статистике, в середине
70-х г.г. в Германии насчитывалось около 1,9 млн. мелких и средних
предприятий. Мелкие и средние предприятия – это ремесленные
мастерские, небольшие фабрики, свободно практикующие врачи,
адвокаты и т.д. Малый бизнес сыграл определяющую роль
политического стабилизатора в начальный период объединения двух
германских государств. К концу XX века численность МСП возросла
до 2,6 млн., из которых в середине 90-х более 2 млн. было в старых и
400 тыс. в новых землях, что составило свыше 99 % от общего числа
фирм в Германии. Ориентация государственной политики на малый
бизнес связана прежде всего с возможностью последнего
предоставлять новые рабочие места, а вся экономическая политика
1980 – 90-х гг. была направлена на повышение занятости и
стабилизацию экономического роста, и, следовательно, стабильность
внутриполитических процессов. В 1990-х гг. на мелких и средних
предприятиях ФРГ было сосредоточено 2/3 всего занятого населения
страны. Большую роль в развитии малого и среднего бизнеса сыграли
налоговые реформы 1988 – 90 гг. [92, c. 338 – 347]. Среди других
развитых стран можно выделить Италию как классическую страну
малого предпринимательства, с многочисленным и развитым средним
классом. Малые предприятия составляют свыше 90 % всех
итальянских фирм, каждое четвертое малое предприятие в Евросоюзе
– итальянское. В Италии значительная часть малых предприятий
функционируют в рамках так называемых «промышленных округов»,
64
политическая власть которых оказывает им содействие и поддержку,
развивая инфраструктуру. Являясь опорой и источником пополнения
среднего класса, такие предприятия демонстрируют большую
живучесть, помогая правительству поддерживать в обществе
политическую стабильность при социально-экономических кризисах.
[93].
Современная стратегия политической власти индустриально
развитых стран в области инновационной политики показывает
значительное увеличение доли затрат на развитие инновационной
предпринимательской деятельности. Например, в 80-е гг, когда
численность служащих в крупнейших корпорациях США сократилось
на 3,5 миллиона человек, число малых фирм выросло на 50 % [94].
Малое предпринимательство стало основой для решения
государством социальных проблем, прежде всего проблемы
занятости.
Правительство
США
признало
роль
малого
инновационного бизнеса, благодаря которому кризисные явления в
экономике были смягчены, так как одно рабочее место в области
высоких технологий создает от 5 до 10 рабочих мест в сфере обычных
технологий. В 80 – 90-е гг. в США насчитывалось более 500 бизнесинкубаторов, численность экономических агентов по развитию
малого инновационного бизнеса составляла 4500 [95]. Курс на
создание конкурентоспособной инновационной экономики был взят
на саммите стран ЕС, состоявшемся в марте 2000 года в Лиссабоне. В
2002 г. Совет Европы сформулировал ряд конкретных задач в области
стимулирования инновационного развития. Среди них увеличение к
2010 г. доли затрат на НИОКР в странах ЕС с 1,9 % до 3 % ВВП,
прежде всего за счет увеличения финансирования частного сектора.
В США на эти цели направлено 2,64 %, в Японии до 3 % ВВП [96].
Если говорить об опыте правительств развитых стран в сфере
стимулирования процесса создания новых малых предприятий, и,
следовательно, увеличения численности среднего класса как субъекта
политики, то, например, в Германии начинающий предприниматель
при создании собственного дела безвозмездно получает около
25 тысяч евро. В Германии новые рабочие места создаются
исключительно благодаря сектору малого и среднего бизнеса. В
Австрии, Швеции, США и других странах политической властью
приняты законы, стимулирующие предпринимателей из числа
безработных
граждан.
Наиболее
распространенный
вид
государственной финансовой поддержки – размер необходимого
стартового капитала обычно составляет не менее 20 тысяч долларов
США. В Германии в целях увеличения притока капиталов в реальный
сектор
обычно
практикуются
государственные
программы
предоставления государственных гарантий и субсидирования
65
процентных ставок по кредитам, например, предоставляет
специальные займы сроком до 20 лет. В течение 10 лет они свободны
от погашения, а соответствующие убытки банкам возмещает
правительство. Это дает возможность малому и среднему бизнесу
уменьшить издержки, а банковские кредиты становятся более
доступными и привлекательными [97].
Как было сказано выше, развитие инновационного бизнеса
входит в число приоритетов в деятельности политической власти
развитых стран мира. Первенство в этой области принадлежит,
безусловно, Швеции. Высокая эффективность промышленности и
достигнутый уровень благосостояния населения основаны на
развитом инновационном секторе экономики, специализации на
производстве наукоемкой продукции. Эта страна – европейский лидер
по объемам НИОКР в расчете на душу населения. Здесь
функционирует около 500 тыс. малых предприятий (МП), на которых
работает почти 1/3 всех занятых в промышленности. По количеству
подобных предприятий скандинавское государство, при численности
населения вдвое меньшей, чем в Казахстане, опережает нашу
республику в 2,9 раза, а по действующим – в 5 раз. Ежегодно в
Швеции возникает примерно 20 тыс. МП, вносящих наибольший
вклад в научно-технические разработки и внедрение, создание новых
видов товаров и услуг и технологий. Российское правительство
достаточно
интенсивно
поддерживает
инновационное
предпринимательство – численность таких предприятий превысило
40 тысяч единиц [98].
В развитых странах в результате тщательно разработанной,
многократно апробированной инновационной политики отработана
модель: исследовательские университеты – бизнес-инкубаторы –
технопарки-инновационный студенческий бизнес – венчурные фонды
– малые инновационные предприятия – новая экономика. Именно
малые инновационные предприятия внедряют современные
технологии, задают тон в обновлении производства, выпуске новых
товаров и услуг, что сопровождается прогрессивными структурными
изменениями в экономике.
Например, Администрация малого бизнеса США стимулирует
рост малых предприятий путем :
- обучения и консультирования;
- издания руководств и видеофильмов, помогающих создавать
бизнесы и управлять ими;
- гарантирования ссуд частным банкам для займа малому
бизнесу;
- ограниченной выдачи займов;
66
- представления интересов малого бизнеса в конгрессе США,
органах исполнительной власти, администрации штатов, различных
профессиональных и торговых организациях;
- анализа и информирования законодателей, бизнесменов и
инвесторов о состоянии дел в сфере малого бизнеса.
Страны Европейского союза в отношении малого и среднего
бизнеса проводят политику по достижению двух основных целей :
- создание экономического климата, способствующего наиболее
целостному развитию малого и среднего бизнеса (МСБ) в странах
союза;
- усиление финансово-экономической позиции европейского
МСБ на мировой арене.
Для достижения этих целей была разработана многолетняя
программа поддержки малого и среднего бизнеса, ключевыми
направлениями которой являются:
- облегчение административной и регуляционной нагрузки на
МСБ;
- смягчение финансового контроля над МСБ и улучшение
условий предоставления им займов и дотаций;
- стимуляция участия МСБ в международной торговле через ряд
мер, включающих улучшение обмена информацией;
повышение
конкурентоспособности
МСБ,
качества
исследовательской и инновационной работы и программ обучения
служащих МСБ;
- поддержка предпринимательства в общем и отдельных
категорий предпринимателей в особенности.
Малые и средние предприятия играют крайне важную роль в
странах ЕС. Эти предприятия составляют 99,9 % всех компаний,
обеспечивают 66 % всеобщей занятости и 65 % всего
предпринимательского оборота в ЕС. Являясь основным
поставщиком пополнения в средний класс и выполняя важную
функцию политического стабилизатора, они обеспечивают
прогрессивное движение европейского общества от демократии к
полиархии.
В ЕС 92,4 % предприятий состоят из десяти человек и меньше, в
7,5 % работают от 10 до 499 человек. Компании с численностью 500
человек и больше составляют лишь 0,1 %.
Европейские
лидеры
прекрасно
понимают
значение
политической роли малого и среднего бизнеса. В Европе растут
государственные субсидии для малых и средних предпринимателей.
Самую значительную прямую поддержку малому бизнесу оказывают
ФРГ (20,3 млрд. долл.), Франция (12,6 млрд. долл.), Италия (8,3 млрд.
долл.), Великобритания (5,8 млрд. долл.) [99].
67
Опыт развитых стран мира в отношении стимулирования
малого и среднего бизнеса имеет, безусловно, большое значение для
Казахстана. Однако в этих странах развитие малого и среднего
предпринимательства обусловлено несколько иными социальноэкономическими факторами, что ограничивает возможности его
практической адаптации к казахстанским реалиям. Исследование
происходящих в странах Восточной Европы политических и
экономических процессов дает возможность обобщить основные
тенденции развития данных государств. Страны региона достигли
заметных результатов в процессе трансформации политической,
общественной, правовой и экономической систем. Для них был
характерен относительно спокойный переход к демократической
форме правления, формированию гражданского общества. Во многом
это связано с успешной разработкой собственных, адаптированных к
местным условиям моделей развития и государственной поддержки
малого и среднего предпринимательства. Эти страны, по нашему
мнению, представляют интерес для Казахстана как один из регионов
Европы с динамично формирующейся моделью становления
рыночных отношений. Весьма полезным представляется опыт
Болгарии, Чехии, Словакии и Польши в области общественнополитических преобразований, созданию предпосылок для
складывания среднего класса. Особенно активно частное
предпринимательство развивалось в Польше, Венгрии и Чехии, доля
которого в общем объеме ВВП в этих странах составила более 60 %.
Одной из предпосылок развития рыночных отношений, притока
иностранных
инвестиций,
развития
мелкого
и
среднего
предпринимательства
явилась
проведенная
приватизация.
Определенный интерес в этом плане представляла модель «массовой»
приватизации, предусматривающая передачу предприятий на
продолжительный срок в руки «промежуточных» собственников в
Польше, где государство играло решающую роль в формировании
правовой и институциональной базы для приватизации. Число малых
предприятий резко увеличилось и доля частного сектора в ВВП в
1993 г достигло более 50 %. Мощный частный сектор потянул за
собой все общественное производство. В 1996 г. доля частного
сектора в ВВП достигла 70 %, продолжалось проведение системных
мер по увеличению открытости экономики, снижению бюджетного
дефицита и инфляции. В результате росли реальные доходы
населения, увеличилась доля средних слоев в социальной структуре
[100]. В Чешской Республике доля частного сектора в результате
реформ достигла 80 %. Жизненный уровень населения достаточно
высок, инфляция низка, чему способствовала грамотная социальная
политика государства. Она направлена на борьбу с безработицей, на
68
поддержку доходов населения, что способствует росту численности
среднего класса. Менее динамично проводились реформы в Румынии
и Болгарии. Это было связано в первую очередь с тем, что в этих
странах по-прежнему не были приняты гибкие законодательные акты,
регулирующие
вопросы
внешнеэкономической деятельности,
привлечения иностранного капитала, собственности на землю. Что
касается Республики Болгария, то, несмотря на отставание по темпам
социально-экономических преобразований, реформам в сфере
налогообложения, кредитования, в финансово-бюджетной системе,
эта страна демонстрирует устойчивое увеличение ВВП в среднем на
5-6 % ежегодно. Это самый высокий показатель экономического
роста в странах ЕС [101].
В Венгрии политика поддержки малого предпринимательства
опирается
на
серьезную
бюджетную
базу.
Венгерским
предпринимателям предоставляются значительные налоговые льготы,
используются различные схемы кредитования, некоторые из которых
носят конкурентный характер, что вообще присуще странам с
развитой инфраструктурой поддержки малого и среднего бизнеса.
Достаточно эффективная программа поддержки предпринимательства
и подъема экономики в целом стала осуществляться с 2001 г. Особую
роль играют правила поддержки предпринимательства за счет
государственных субсидий: поддерживаются только конкретные
бизнес-планы и инвестиционные проекты; поддержка осуществляется
исключительно на конкурсной основе; она оказывается лишь при
условии софинансирования инвестиционных проектов путем
вложения определенной доли средств самого инвестора [102].
Оценивая в целом проводимый странами региона курс социальноэкономических преобразований, можно выделить эффективное
стимулирование малого и среднего предпринимательства как основы
формирующегося среднего класса, являющегося в транзитных
обществах опорой политической модернизации.
Государственная поддержка и содействие развитию малых и
средних предприятий является важным направлением в политике
китайского правительства. К особенностям этой политики можно
отнести следующие меры по развитию малого и среднего
предпринимательства:
в
данной
сфере
практикуется
многосубъектность управления, существует система подготовки
управленческих кадров различных категорий, поощряется развитие
системы технического новаторства. Данные меры способствуют
эффективному развитию частного предпринимательства. В
Административном управлении промышленности и торговли Китая
зарегистрировано свыше 10 млн. малых и средних предприятий. Они
69
создают 60 % валовой промышленной продукции, обеспечивают 75 %
рабочих мест в городах и поселках [103].
В становлении малого и среднего бизнеса в России можно
выделить следующие этапы. 1987 – 1994 г. г. – период быстрого роста
количества предприятий малого и среднего бизнеса, отличительной
особенностью которых являлась стихийность, обусловленная
отсутствием
надлежащей
нормативно-правовой
базы
и
инфраструктуры поддержки развития малого и среднего
предпринимательства как на государственном уровне, так и с
привлечением негосударственных и международных институтов.
Государственные органы еще не воспринимают предпринимательство
как серьезное явление, которое может в значительной мере решить
проблему безработицы и насыщения рынка потребительскими
товарами. 1995 г. – август 1998 г. – малое и среднее
предпринимательство осуществляет деятельность в соответствии с
государственным регламентированием в условиях стабилизации
экономического роста и макроэкономической либерализации.
Государство воспринимает предпринимательство как достаточно
серьезную экономическую силу, могущую сыграть ведущую роль в
модернизационных процессах. В данный период государственная
политика направлена на облегчение доступа предпринимательства к
государственным ресурсам через приватизацию, отказ от
государственной монополии на пользование природными ресурсами и
т.д. Август 1998 г. – 2000 г. – период изменения приоритетов,
отраслевой структуры и механизмов развития малого и среднего
предпринимательства. Государство целенаправленно укрепляет
сектор малого и среднего бизнеса, развивая соответствующую
законодательную базу. На федеральном уровне принимаются законы
«О едином налоге на вмененный доход», «О лицензировании
отдельных видов деятельности», «О лизинге». С 2000 г. по настоящее
время – малый и средний бизнес становится неотъемлемым
элементом экономики, без которого политическая сфера и общество в
целом не могут стабильно развиваться.
Таким образом, как мы видим, процесс модернизации, который
в Европе происходил на протяжении нескольких столетий,
закономерно привел к формированию такого политического
устройства, который создавал благоприятные условия для
доминирования среднего класса в ветвях власти. По нашему мнению,
политическую модернизацию можно определить как важную
предпосылку и в то же время следствие формирования экономически
достаточно независимого среднего класса. На протяжении ХХ века
наблюдалась устойчивая тенденция к усилению вмешательства
государства в экономическую, социальную сферу с целью создания
70
благоприятных условий для формирования и укрепления среднего
класса.
В
каждом
государстве
процесс
изменения
и
совершенствования социальной структуры имел свои особенности.
Это было связанно с различием конкретных способов и путей
осуществления модернизации общественного устройства. Важное
значение придавалось сохранению особенностей историкокультурных традиций, носителями которых оставались средние слои.
Общей составляющей экономических и социально-политических
изменений, на наш взгляд, является выделение в качестве
безусловной доминанты государственную поддержку слоя мелких и
средних собственников, основу которого составляет малое и среднее
предпринимательство. Как характерную особенность развитых стран
можно определить активное поощрение частнопредпринимательской
инициативы, инноваций, наличие развитой инфраструктуры
поддержки малого и среднего предпринимательства. Государства,
успешно осуществлявшее такую политику отличались отсутствием
или сглаженностью социальных противоречий и внутренней
политической стабильностью. Подытоживая изложенное, можно
выделить следующие положения. Во-первых, нужно безусловно
признать, что процессы модернизации, прежде всего политической, в
каждом транзитном обществе имеют свои особенности. Политические
структуры, проводящие политику реформирования общества, в том
числе социальной сферы, должны учитывать специфику развития
нации, самобытность культуры, обычаи, традиции, налагающие
отпечаток на вносимые модернизационные изменения. Во-вторых,
концепции модернизации отводят ведущую роль властным
структурам в проведении демократических преобразований в
переходных, транзитных обществах. Модернизация предполагает
различные механизмы ее осуществления. Исторически она проходила
как стихийно, через постепенное самопроизвольное накопление
предпосылок в тех или иных областях общественной жизни, так и
путем сознательных усилий отдельных групп и элит. И в том, и в
другом случае успешность модернизации во многом зависела от того,
насколько процесс изменений соответствовал особенностям
национальных
институтов,
воспринимался
обществом
как
естественный и поддерживался им. Главным инструментом
осуществления политической модернизации, инновации и принятия
решений в условиях транзитных обществ выступает политическая
партия, партийное руководство. Представители средних слоев, в силу
своей многочисленности, играют весьма важную роль в общественнополитической жизни. Однако в переходных обществах, при еще не
сложившемся среднем классе, средние слои не могут выступать
единой политической силой. Отношения между партией и
71
бюрократией в политических системах зачастую носят нестабильный
характер, тем не менее, ввиду практического отсутствия
политического субъекта в лице массового среднего класса, именно
через их взаимодействие осуществляется и определяется придание
главного толчка процессу модернизации, равно как и контроль за его
конкретными проявлениями. Партийное руководство и партия в
целом обычно выступают в качестве основных центров инновации и
активной мобилизации политической поддержки в виде различных
групп интересов и социальных движений на основе средних слоев.
В-третьих, одной из важных задач политической модернизации
является создание предпосылок для формирования полноценного
гражданского общества, опирающегося на многочисленный средний
класс,
который
выступает
катализатором
дальнейшей
демократизации. В итоге разнообразных социально-экономических
процессов, во второй половине ХХ века значительно изменилась
социально-политическая структура западного общества, которое
первым осуществило модернизационные преобразования. Во
внутренней политике и развитых, и развивающихся стран особое
место занимает поддержка малого и среднего бизнеса как оплота
социально-экономической и политической стабильности. Прежняя
социальная структура, где буржуазная элита противостояла
пролетарской массе, сменилось обществом с преобладанием средних
слоев и сравнительно малочисленными высшими и низшими
категориями населения. Это открытое общество с разнообразием
жизненных и социальных форм при подлинной свободе личности.
72
2 Политика республики Казахстан по поддержке среднего
класса в условиях модернизации общества
2.1 Особенности социальной модернизации
Формирование среднего класса в социальной структуре
общества – это реальный путь к ослаблению социальной
напряженности
и
содействию
поступательному
прогрессу
политической системы. И этот социально-политический аспект особо
актуален, как и экономический, тем более что они взаимосвязаны.
Глава государства, определяя политику на перспективу, отмечал: «В
предстоящее десятилетие мы обязаны в основном победить бедность,
добиться преобладания в стране среднего класса» [1].
Потенциально социальная база для формирования средних
слоев в Казахстане достаточно многочисленна. Прежде всего, за счет
большого числа квалифицированных специалистов, занятых в
экономике.
В политике формирования средних слоев или среднего класса
можно выделить, с нашей точки зрения, несколько направлений :
1) прежде всего политика государства в сфере малого и
среднего бизнеса, т.к. именно он является реальным резервом
формирования среднего класса;
2) важной представляется молодежная политика государства,
так как молодежь, прежде всего студенты являются потенциальным
пополнением среднего класса;
3) политика государства в сфере образования и наука,
поддержка интеллигенции, технической и творческой;
4) политика поддержки в отношении корпуса государственных
служащих, которые совместно с интеллигенцией составляют, как нам
представляется, немаловажную социальную базу среднего класса;
5) политика
государства
в
направлении
повышения
благосостояния граждан, так как основополагающим критерием
отнесения к среднему классу является, как правило, уровень доходов,
обеспечивающий семье соответствующий образ жизни.
Политика справедливой зарплаты должна сочетаться с
политикой формирования собственников из среды наемных
работников. Политика государства в отношении субъектов малого и
среднего бизнеса представляется наиболее важным направлением
политики формирования среднего класса. Если страна обладает
значительным образовательным и научным потенциалом, то в
качестве потенциального «среднего класса», по-нашему мнению,
могут выступать интеллигенция, научная и творческая элита
общества. Однако доходы данных социальных групп, несмотря на
73
высокий уровень образования, явно не дотягивают до «среднего»
уровня. В отношении работников здравоохранения и образования, понашему мнению, государство должно проводить последовательную
политику их поддержки. Необходимы законы, конкретно
направленные на повышение их социального статуса.
С одной стороны, адресная поддержка неимущих слоев и
социальный патронаж и протекционизм государства, а с другой –
целенаправленное формирование среднего класса обеспечивают
социальную стабильность, консолидируя разобщенные социальные
группы в устойчивую социальную систему.
Говоря об основных, с нашей точки зрения, направлениях
политики формирования среднего класса, необходимо сказать об
особенностях социальной политики Казахстана. Президент
Республики Казахстан Н. А. Назарбаев в своих трудах писал, что
«следуя принципу «благосостояния для всех», наше государство
объявляет, что будет добиваться благосостояния для всех путем
обеспечения каждому желающему предпринимательской свободы и
возможности приложения сил в любой выбранной сфере
деятельности. В таких условиях более способные, трудолюбивые и
предприимчивые люди будут достигать более высокого социального
статуса в обществе». По-нашему мнению, в транзитном обществе,
каковым является казахстанское, социальная политика носит пока
еще неоднозначный характер, что связано с объективными и
субъективными условиями.
Главным
субъектом
социальной
политики
является
государство, которое определяет все приоритетные направления и
осуществляет контроль за претворением ее в жизнь. Но реализация
этой политики будет иметь больше результативности при условии
взаимодействия
с
институтами
политической
системы.
Эффективность возможна также, если будут сведены к минимуму
бюрократизм и коррупция, обеспечен принцип законности. Следует
отметить, что законность должна быть признана в жизни общества
одним из основных конституционных принципов, то есть необходимо
неукоснительное соблюдение законов и строгое следование им в
деятельности
исполнительной
власти,
должностных
лиц,
политических партий, общественных движений, а также самих
граждан. В целом законность – это не только объективная
предпосылка, но и мощный фактор преодоления негативных явлений,
утверждения демократических форм взаимоотношений. Радикальная
трансформация социально-политической системы Казахстана после
приобретения
суверенитета,
трудности
вхождения
нового
независимого государства в мировое сообщество вызвали в начале
90-х годов значительный экономический спад и ухудшение основных
74
показателей человеческого развития. Но республике удалось не
только уцелеть в постсоветском хаосе 90-х, но и динамично
развиваться.
В Конституции (гл. 2, ст. 1, п. 1) Казахстан провозглашен
демократическим, светским, правовым и социальным государством
[2]. Провозглашенные обязательства конкретизированы в важном для
республики документе – Социальной доктрине РК, призванной
определять новый тип отношений государства и общества, их переход
к рыночному состоянию.
Казахстан избрал путь построения рыночного государства с
сильной социальной политикой. «Социальная политика исходит из
назревших
социально-экономических
потребностей
общества…социальную политику можно рассматривать как
продолжение и завершение экономической политики государства»
[3].
Провозглашение социального государства предусматривает
выделение в качестве приоритетной цели социально-экономического
развития – обеспечение высоких жизненных стандартов для граждан
и достижение социального равенства. В этом плане в Казахстане
формируется развитая система социальной помощи всем гражданам,
обеспечивается
доступность
медицинских,
образовательных,
психологических, юридических и других жизненно важных услуг.
Причем социальная политика, направленная на повышение
жизненного уровня населения, реализуется как государством, так и за
счет самореализации каждого гражданина.
Модель социального государства привлекательна для нас
потому, что наиболее близка отечественному историческому опыту
государственного устройства и менталитету. Разумеется, речь идет о
разумном соотношении социальных благ и экономических
возможностей страны.
Казахстанский ученый И.Тасмагамбетов так определяет
основные функции социальной политики: «В переходный период
очень важно справедливое распределение определенных выгод и
невзгод. Однако благосостояние граждан в переходный период не
просто абстрактный вопрос социальной справедливости… Поэтому
ликвидация бедности, сохранение и развитие человеческого капитала,
приспособление его к рыночным условиям способствует
экономическому росту, социальной справедливости и политической
стабильности». [4] Условия страны в начале независимости, с точки
зрения человеческого развития, были не так уж плохи.
Согласно оценкам, сделанным на основе обследования
бюджетов, Казахстан в 1989 году был наименее бедной республикой
центрально-азиатского региона бывшего Советского Союза: только
75
15 % населения республики имело доход ниже «социально
приемлемого уровня». В республиках Средней Азии значение этого
показателя находилось в пределах от ЗЗ до 52 % [5].
Конец 1991 – начало 1992 гг. характеризовались
стремительными переменами в социальной сфере. Стала происходить
резкая поляризация доходов между различными группами населения.
В первых законах, касавшихся социальной защиты населения,
«Закон о минимальном потребительском бюджете» и «О
минимальной заработной плате и государственных социальных
гарантиях в области оплаты труда», принятых в 1991 г., государство
пыталось гарантировать каждому гражданину денежный доход не
ниже уровня минимального потребительского бюджета, который
трактовался как черта бедности. Но прожиточный минимум 1991 г.
был рассчитан без учета достигнутого уровня жизни народа и
реального состояния экономики. В результате, этот показатель
оказался равным среднему уровню денежных доходов населения. По
существу государство брало на себя невыполнимое обязательство: в
условиях экономического кризиса половине населения оказывать
социальную помощь. В ноябре 1992 года действие «Закона о
минимальном потребительском бюджете» было приостановлено до
разработки нового прожиточного минимума [6].
В Казахстане можно выделить три этапа в развитии системы
социальной защиты [7]. На первом этапе (1992 – 1996 гг.) началось
создание новой законодательной базы по вопросам социальной
защиты населения, были заложены основы для развития социального
партнерства в таких приоритетных направлениях социальной
политики, как занятость населения, оплата труда, социальные
гарантии гражданам и социальная защита наиболее уязвимых групп
населения. В период 1991 – 1993 гг. система социальной помощи
независимого Казахстана сохраняла еще черты, свойственные ей в
советский период. Так, в 1992 г. государство предоставило
определенные формы поддержки 9,5 миллионам человек, а уровень
затрат на государственные пенсии в 1993 г. составлял 9,5 % ВВП РК.
До 1992 года социальная защита являлась в основном функцией
государственных предприятий. Вместе с тем система социальной
защиты нуждалась в коренном пересмотре, в соответствии с
рыночными преобразованиями.
Именно в этот период начала создаваться адекватная правовая
база в области социальной защиты нетрудоспособного и социально
уязвимого населения : были приняты Законы РК «О социальной
защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на
Семипалатинском испытательном ядерном полигоне» (1992 г.), «О
социальной
защите
граждан,
пострадавших
вследствие
76
экологического бедствия в Приаралье» (1992 г.), указ Президента РК
«О мерах по социальной поддержке многодетных семей» (1992 г.),
созданы Фонды : государственного социального страхования (1992г.),
содействия занятости (1991 г.), Пенсионный фонд (1991 г.). При всех
несовершенствах нормативных актов и законов просматривается
стремление
Правительства
руководствоваться
принципом
государственной системы социальной защиты пенсионеров и
инвалидов от социальных невзгод. Одновременно были установлены
пособия одиноким матерям, инвалидам детства.
Экономический спад в 1992 – 1996 годах отразился на доходах
населения: они стали низкими и неадекватными уровню
потребительских цен. Реальная заработная плата к уровню 1991 года
сократилась в два раза, а реальные расходы домашних хозяйств на
конечное потребление - на 47 % [8].
Данная тенденция продолжалась до переломного 1995 г., когда
почти во всех новых независимых государствах относительно окрепла
государственность и был пройден первый этап рыночных
преобразований.
На втором этапе (1997 – 1999 гг.) в связи с подъемом
экономики, у государства появилась реальная возможность для
проведения более эффективной социальной политики. Казахстан стал
с 1998 года первой страной в СНГ, которая начала планомерный
переход к накопительной системе пенсионного обеспечения граждан,
сформированной в трех уровнях: государственном, обязательном,
индивидуальном и добровольном. С апреля 1999 г. ранее
действующие натуральные льготы были заменены на денежные
выплаты в форме специального государственного пособия. Это
позволило более рационально расходовать средства государственного
бюджета, контролировать его исполнение, а также добиться
адресности предоставления социальной помощи. На третьем этапе
(с 2000г.) принимается ряд законодательных актов и государственных
программ, таких, как Законы «О труде в Республике Казахстан», «О
занятости в Республике Казахстан», Программа по борьбе с
бедностью и безработицей на 2000 – 2002 гг. Проблема снижения
бедности рассматривалась Правительством и во времена резкого
спада производства, насколько это было возможно в рамках жесткой
нехватки ресурсов, но, наметившийся в конце 90-х годов,
экономический подъем объективно расширил возможности
государства по сдерживанию масштабов бедности. Индикативным
планом социально-экономического развития РК на 2004 – 2006 годы
была предусмотрена работа по 95 программам, в том числе по 47
действующим и 48 разрабатываемым. Комплексной программой по
улучшению уровня жизни населения стала Программа по снижению
77
бедности в Республике Казахстан на 2003 – 2005 годы, разработанная
при поддержке Программы развития ООН и Азиатского банка
развития.
В июне 2001 года была одобрена Концепция социальной
защиты населения Республики Казахстан, предусматривающая
дальнейшее развитие и совершенствование системы социальной
защиты, в частности, снижение безработицы. При этом министерство
труда и социальной защиты населения Казахстана ориентируется на
механизм, опробованный во многих странах: не поддержка
безработных, а предупреждение этого явления путем организации
социальных рабочих мест, часть денег на которые должны изыскать
местные власти. Предназначены они для уязвимых слоев населения:
выпускников вузов, женщин после декрета, людей предпенсионного
возраста, инвалидов, оралманов и лиц, освободившихся из мест
лишения свободы. Работодатель, по замыслу министерства, должен с
удовольствием брать на работу представителей вышеперечисленных
категорий граждан, поскольку до пятидесяти процентов заработной
платы им будет выплачиваться из бюджета. В отличие от
общественных работ, носящих временный характер, социальные
рабочие места стимулируют постоянную занятость.
По мнению исследователя Амировой А., маргинальный слой
населения в критический для общества период может сыграть роль
катализатора различных социальных конфликтов. Поэтому ключевым
условием борьбы с бедностью, безработицей, сокращением
масштабов маргинализации является экономический рост, как
составляющая, развитие малого и среднего бизнеса, формирование
среднего класса как одно из эффективных мер борьбы с
маргинализацией общества. [9]
Социальная работа выполняет важнейшую для государства и
общества задачу – задачу стабилизации и сохранения социума,
поддержания и гармонизации существующих общественных
отношений и обеспечения условий его всестороннего развития.
Социальная работа в мире формируется как вид профессиональной
деятельности с конца XIX – начала XX в. и начинает приобретать
большое значение и в нашей стране. В мире накоплен колоссальный
опыт социальной работы. В настоящее время в нашей стране
функционирует ряд организаций и учреждений социальной работы.
Как отмечал министр труда и социальной защиты населения,
для эффективной работы институтов социальной защиты
«необходима планомерная подготовка и стимулирование труда
специалистов социальной реабилитации» [10].
Особую значимость в глобализированном мире приобретает
новое понимание возможностей и функций образования и обучения,
78
которые переросли свои уже ведомственные границы и стали одним
из важнейших социально-экономических и политических факторов
развития государств, обществ.
Для Казахстана проблема грамотности в традиционном
понимании слова уже решена. В начале XXI века грамотность
населения составляла 99,5 %. Одна из целей развития тысячелетия –
обеспечение всеобщего начального образования – в Казахстане
достигнута. В сфере обеспечения доступа всех детей к бесплатному
обязательному образованию Казахстан добился впечатляющих
результатов. По данным Агентства по статистике, охват детей
образованием в возрасте от 6 до 17 лет составляет 96,5 % с
практически всеобъемлющим охватом в возрасте от 7 до 15 лет.
В стране предпринимаются усилия по обеспечению равного
доступа к образованию на всех его уровнях – от дошкольного до
послевузовского. Положительным моментом развития системы
образования в Казахстане является также достижение гендерного
паритета в среднем образовании, что подтверждается и результатами
анализа экспертов ЮНЕСКО [11].
В 2004 г. утверждена Государственная программа развития
образования на 2005 – 2010 гг. Целью ее стала модернизация
национальной
системы
многоуровневого
образования:
предусматривался переход в 2008 г. на 12-летнее среднее общее
образование. Введение 12-летки предполагает переход от
знаниецентристского подхода в обучении к компетентностному,
организацию на старшей ступени профильного обучения, со второго
класса - изучение иностранного языка, внедрение в учебный процесс
полиязычия, интегрированных курсов, курсов по выбору. Мировые
тенденции в условиях информационного общества таковы, что акцент
с запоминания бесконечных фактов и базовых данных перемещается
на методологические знания и аналитические навыки, необходимые
для того, чтобы учиться продуктивно мыслить и самостоятельно
анализировать информацию.
В этой программе образование трактуется как один из
важнейших факторов развития страны. В числе ожидаемых
результатов реализации Программы намечено обеспечение перехода
от принципа «образование на всю жизнь» к принципу «образованию
на протяжении всей жизни». Это вызвано необходимостью
предоставить всем людям, включая взрослых, пожилых, возможность
эффективно адаптироваться к быстрым изменениям в политической,
социальной и экономической сферах.
В 1993 г. Казахстан создал президентскую стипендию
«Болашак» по подготовке кадров за рубежом. Стипендия позволяет
казахстанским студентам из различных слоев населения обучаться в
79
лучших университетах США, Англии. Японии, Франции и других
стран. Сегодня Казахстан направляет студентов на обучение научнотехническим специальностям, включая возможность прохождения за
счет государства докторских (PhD) программ. За весь период
действия программы 97 % выпускников возвратились в республику и
заняли престижные должности на государственной службе и в
частном секторе.
Система образования РК сейчас на стадии перехода к
открытому образованию, основой которой является кредитная
технология. Введение кредитной технологии в вузах Казахстана
вызвано общемировыми тенденциями развития образования, которые
отразила Болонская конференция (Италия, 1999 г.). Ее целью
являются: улучшение качества подготовки специалистов, создание
единой международной системы взаимозачетов с последующей
реализацией
условий,
необходимых
для
осуществления
академического обмена студентами, обмена преподавателями, а также
конвертируемости дипломов, их востребованности на отечественном
и международном рынках труда.
Наряду с большими достижениями в системе образования РК
имеются и свои проблемы. Это разница в качестве среднего
образования в городских и сельских школах вследствие различных
причин, к примеру, неадекватного развития инфраструктуры на селе,
доступности и качества воды, дорог, коммуникаций и др.
Необходимо отметить, что не все приветствуют введение ЕНТ в
Казахстане, ведь тестирование – только одна из форм оценки знаний.
Одной из больших проблем является нецелевое использование кадров
высшей квалификации. Из числа докторов более 80 % заняты в сфере
науки, а 60 % кандидатов наук работают в других сферах.
Увеличивающийся из года в год поток кандидатских
диссертаций не обеспечивает полного восстановления научного
потенциала, уходящего в другие сферы деятельности [12]. Это
связано с рядом проблем социально-экономического и моральноэтического плана. В транзитный период, во всех странах СНГ
произошел определенный упадок уровня образования и науки,
связанный с резким понижением социального статуса, как молодого
специалиста, так и зрелого научного работника. Это определило
тенденции ухода молодых ученых в коммерческие структуры,
феминизации науки, когда доля женщин стала возрастать вследствие
уменьшения стремящихся в науку мужчин.
Нужно отметить, что единственный способ получения полной
отдачи от научно-педагогического работника – создание для него
положительных стимулов, как моральных, так и материальных.
Формирование человеческого капитала, способного трудиться на
80
уровне и с отдачей, принятыми в высокоразвитых странах – задача
стратегической важности. На наш взгляд, со временем влияние
образования на жизненный уровень и возможности граждан, на
степень вероятности причисления к среднему классу будут неуклонно
расти.
Важным потенциальным пополнением среднего класса
представляется с нашей точки зрения корпус государственных
служащих.
Ряд социологических замеров по изучению мнения
государственных служащих о законодательстве показал, что одной из
основных проблем в своей деятельности государственные служащие
видят неопределенность своей карьеры. Особенно при смене
руководства, когда значительная часть сотрудников сменялась
новыми назначенцами.
Социологические опросы также представили, что при
необязательности конкурсного отбора фактически у нас сложилась
патронажная система отбора и продвижения кадров. А это
способствовало созданию значительной части госаппарата по
принципу лояльности к конкретному руководителю госоргана. В
начальный период становления казахстанской государственности
действовавшее законодательство и оплата труда государственных
служащих не обеспечивали социальную защиту, высокий престиж и
привлекательность государственной службы.
Проблемы совершенствования государственной службы
занимают важное место в развитии кадровой политики Республики
Казахстан,
где
четко
определены
пути
дальнейшего
совершенствования казахстанской модели государственной службы.
Это совершенствование законодательства о государственной службе,
направленное на повышение профессионализма и стабильности,
стимулирование карьерного роста, формирование действенного
кадрового резерва, создание общегосударственной системы обучения
кадров, усиление мер социальной и правовой защиты
государственных служащих.
Основы становления государственной кадровой политики в РК
заложены Указом Президента РК, имеющим силу Закона «О
государственной службе» от 26 декабря 1995 г. № 2730, в котором
были
законодательно
оформлены
статус,
категории,
квалификационные классы государственных служащих, что
позволило стабилизировать кадры, а также проводить единую
политику оплаты труда [13].
С 1998 года единую государственную политику в сфере
государственной службы реализует подчиненный и подотчетный
81
Президенту страны государственный орган — Агентство по делам
государственной службы.
Отправной точкой для дальнейшего реформирования системы
государственной службы в Казахстане явился Закон РК «О
государственной службе» от 23 июля 1999 г., на основании которого
начала функционировать новая казахстанская кадровая политика. При
этом одним из главных направлений в процессе совершенствования
законодательства о государственной службе стал переход
к
карьерной системе продвижения по служебной лестнице [14].
Законом и принятыми в соответствии с ним подзаконными
актами определена модель государственной службы, которая
характеризуется следующими чертами.
Должности
государственной
службы
разделены
на
политические и административные. Данный принцип направлен не
только на обеспечение демократизации в сфере государственной
службы, но также связан с повышением качества работы
госслужащих.
Закон четко определил понятие государственного служащего.
Государственный служащий – это гражданин Республики Казахстан,
занимающий
в
установленном
законодательством
порядке
оплачиваемую из республиканского или местных бюджетов, либо из
средств Национального банка Республики Казахстан должность в
государственном
органе
и
осуществляющий
должностные
полномочия в целях реализации задач и функций государства.
К политическим госслужащим на уровне министерств
относятся министр и его заместители, на региональном уровне –
акимы областей и их заместители, акимы районов, городов, сел и
аулов, все остальные должности исполнительной ветви власти
относятся к административным.
Административные служащие, которые составляют более 90 %
госслужащих, защищены законом от необоснованных увольнений при
смене политических назначенцев и получили стимулы для своего
совершенствования в системе государственной службы.
В соответствии с данным законом, структуру государственных
органов составляют политические государственные служащие,
административные государственные служащие, в том числе и
принимаемые по срочному трудовому договору (в целях замещения
временно отсутствующих работников). Кроме того, структуру
государственных органов составляют также работники, временно
исполняющие
обязанности,
предусмотренные
вакантной
административной государственной должностью, и не являющиеся
государственными служащими, которые принимаются на работу в
82
исключительных случаях служебной необходимости по трудовому
законодательству на срок не более трех месяцев.
Законом была установлена обязательность конкурсного отбора
при
поступлении
и
продвижении
по
административной
государственной службе. Открытый, гласный конкурсный отбор
является единственным механизмом реализации конституционного
права граждан на равный доступ на государственную службу.
Начиная с 2003 года Казахстан перешел на конкурснокарьерную модель государственной службы. По мнению ряда
казахстанских ученых и аналитиков, данная конкурсно-карьерная
модель вобрала в себя как позитивные элементы зарубежных систем,
так и национальные традиции управленческой культуры.
В июле 2005 года в Закон «О государственной службе» были
внесены следующие дополнения и изменения :
- институт ротации политических государственных служащих;
- наделение Агентства полномочиями по согласованию
досрочного снятия дисциплинарных взысканий за совершение
коррупционных правонарушений и по разработке предложений по
повышению качества услуг, предоставляемых государственными
органами;
- запрет государственным служащим, имеющим не снятое
дисциплинарное взыскание за коррупционное правонарушение,
занимать административные государственные должности в порядке
перевода;
- запрет для лиц, совершивших коррупционные преступления,
поступать на государственную службу;
- освобождение госслужащих, имеющих стаж государственной
службы не менее 20 лет, от процедуры тестирования при
прохождении ими аттестации;
- распространение института перевода на сотрудников
правоохранительных органов;
- возможность занятия административной государственной
должности на внеконкурсной основе для судей, прекративших свои
полномочия;
- новое
основание
прекращения
административной
государственной службы – вступление в силу обвинительного
приговора суда;
Указом Президента от 3 мая 2005 года был утвержден Кодекс
чести государственных служащих Республики Казахстан, который
носит ярко выраженный антикоррупционный характер и состоит из
детализированных норм, предъявляемых к поведению госслужащих
[15].
83
В частности, в каждом государственном органе заведена Книга
контроля этики, в которой граждане могут письменно сообщать о
фактах нарушения их законных прав и норм Кодекса со стороны
госслужащих. Все записи граждан в обязательном порядке
рассматриваются,
и
по
каждому
факту
принимаются
соответствующие меры.
В настоящее время основные характеристики казахстанской
государственной службы таковы :
- общая численность госслужащих составляет 102 тысячи
человек (в том числе политических государственных служащих около 4 тысяч человек);
- численность женщин - более 5 7 %;
- средний возраст госслужащих - 38 лет;
- средний стаж на госслужбе - 9 лет;
- высшее образование имеют 77% госслужащих;
- на государственной службе работают представители более 64
национальностей [16].
На нынешнем этапе реформы ставятся задачи по созданию
системы непрерывного обучения кадров, усилению социальной
защиты госслужащих и принятию мер по повышению качества и
эффективности работы госорганов, на основе стандартов
предоставления государственных услуг.
На базе Академии государственного управления при
Президенте Республики Казахстан предстоит создать Национальную
управленческую школу для подготовки управленческих кадров,
соответствующую всем международным стандартам. Предполагается,
что лучшие зарубежные центры по обучению государственных
служащих примут участие в этом проекте.
Высшая политическая элита Казахстана стремится улучшить
систему государственного управления в сторону повышения
эффективности и результативности деятельности как органов
государственной власти, так и работы государственных служащих
[17].
Для дальнейшей модернизации государственного управления
Президентом РК было поручено Правительству :
1. Осуществить совершенствование структуры государственных
органов;
2. Провести увеличение зарплаты государственных служащих с
привязкой ее к конкретным результатам труда с одновременным
сокращением около 30 % госслужащих;
3. Провести поэтапное внедрение международных стандартов
качества ИСО и принципа открытости работы государственных
органов и подотчетности их обществу.
84
При этом каждый государственный орган должен иметь
стратегический план своего развития, в котором будут отражены
конкретные цели, задачи, пути их достижения, а также перспективы
развития. Для контроля за соблюдением стандартов оказания
государственных услуг будет создана система внутреннего и
внешнего аудита, в том числе путем систематического проведения
социологических
опросов
населения
и
предпринимателей.
Повсеместное внедрение «электронного правительства» позволит :
1.
Обеспечить гражданам и организациям быстрый доступ к
качественным государственным услугам.
2. Осуществить внедрение рейтинга и других новых подходов к
организации бюджетного процесса.
3. Добиться повышения стабильности, устойчивости и
управляемости государственного аппарата, снижения коррупции.
4. Осуществить комплекс мер по укреплению позитивного
имиджа государственной службы.
В Указе Президента Республики Казахстан «О мерах по
модернизации системы государственного управления Республики
Казахстан» определены основные принципы реформирования
системы государственного управления, среди которых –
постепенность и последовательность этапов; комплексность
поставленных задач реформирования и системность предлагаемых
решений; транспарентность; постоянный мониторинг реализации
принятых решений; эффективность взаимодействия всех вовлеченных
государственных органов [18].
На наш взгляд, качественное повышение уровня политического
менеджмента в государственной службе – одно из основных
направлений государственного строительства Казахстана на
современном этапе.
Оплата труда государственных служащих осуществляется в
соответствии с Указом Президента РК от 17 января 2004 г. «О единой
системе оплаты труда работников органов Республики Казахстан»,
содержащихся за счет государственного бюджета и сметы (бюджета)
Национального Банка РК. С 1 июля 2005 г. и в последующие годы
произошло увеличение заработной платы государственных
служащих.
Одной из социальных мер защиты государственных служащих
является обеспечение жильем. Государственной программой развития
жилищного строительства в РК на 2005 – 2007 гг., утвержденной
Указом Президента РК от 11 июня 2004 г. № 1338, предусматривается
предоставление приоритетного права на приобретение доступного
жилья работникам государственных органов и учреждений,
содержащихся за счет средств государственного бюджета. Для
85
индивидуального жилищного строительства государственным
служащим, нуждающимся в улучшении жилищных условий,
бесплатно предоставляются земельные участки. Законодательство
республики учитывает интересы государственных служащих.
Государственная
кадровая
политика
призвана
стать
мобилизующим и координирующим фактором развития и
рационального использования профессионального потенциала
Казахстана, придавать работе с кадрами системность, созидательный
характер, способствовать воспитанию казахстанцев в духе
патриотизма и ответственности за судьбу своей Родины, нашего
Казахстана, а также, как нам представляется, существенно пополнить
ряды формирующегося среднего класса.
Признавая бедность как одну из важнейших проблем,
Правительство РК прилагает значительные усилия по разработке и
осуществлению политики, направленной на борьбу с бедностью и
безработицей.
Был принят Закон РК «О прожиточном минимуме» в 1999 г.,
который установил черту бедности как критерий для оказания
целевой помощи.
Программа по снижению бедности и безработицы на 2000 –
2002 гг. стала первой национальной программой, напрямую
посвященной этим проблемам. Она направлена на снижение
бедности, предоставление социальной помощи бедным и снижение
уровня безработицы. Программа сконцентрирована в основном на
снижении бедности по доходам и не принимает во внимание такие
измерения бедности, как доступ к медицинским и образовательным
услугам, проблем окружающей среды, тендерного равенства и другие.
Государственные программы ставят целью сокращение
бедности путем создания условий для экономического роста,
продуктивной занятости и увеличения доходов населения, повышения
доступа бедных людей к услугам здравоохранения и образования,
улучшения адресности социальной помощи и повышения
эффективности государственного управления с вовлечением
общественных институтов в принятие решений.
В настоящее время в стране осуществляется свыше 70
государственных, региональных и целевых программ, которые прямо
или косвенно направлены на снижение уровня бедности и улучшение
благосостояния населения. В сфере социальной политики важным
направлением остается политика занятости. В 2008 г. создано 238,2
тыс. рабочих мест, трудоустроено свыше 80 % лиц, обратившихся за
содействием в данном вопросе к государственным органам.
Правительством создана рабочая группа, анализирующая динамику
86
производства с целью оказания влияния на ситуацию на рынке труда,
обострившуюся под воздействием мирового кризиса [19].
В рамках принятой Программы Правительства РК по
стабилизации социально-экономического развития для социально
уязвимых слоев населения и работников бюджетной сферы
планируется открыть кредитную линию по рефинансированию
ипотечных займов в Жилстройсбербанке. Предполагается увеличить в
2009 – 2011 гг. расходы социальной сферы до 1019,6 млрд тенге [20].
Зарплата в декабре 2007 года в РК увеличилась на 5,2 %. Зарплата
работников бюджетной сферы увеличилась в среднем на 30 %.
Среднемесячная зарплата составила 66,9 тыс. тенге. Разрыв между
максимальным и минимальным уровнем зарплаты в декабре 2007
года составил шестикратную величину [21].
Государственный
бюджет
предусматривает
поэтапное
повышение заработной платы на 25 % – 30 % в 2009 – 2011 г.г. Размер
средств, направляемых на развитие научно-образовательной сферы
планируется к 2015 г.увеличить до 2 % ВВП [22].
Государство сегодня в состоянии эффективнее, чем прежде,
решать такие социальные вопросы, как увеличение размера
заработной платы и социальных выплат, развитие системы
медицинского обслуживания и образования, масштабное жилищное
строительство. Выживание общества заключается в его способности к
социальному реформированию. Такую способность разрешения
социальных конфликтов, обеспечения достойного жизненного уровня
для своих граждан удается достичь большинству развитых государств
с социально-ориентированной экономикой, основу которых
составляет средний класс с достаточно высоким уровнем доходов,
позволяющих через систему налогов осуществить социальную
солидарность по отношению к малообеспеченным социальным
группам. Сегодня большая часть населения республики отмечают
позитивные изменения в своей жизни. В Казахстане уже появился
пласт собственников, предпринимателей, творческой интеллигенции,
высокопрофессиональных
специалистов,
которые
понимают
необходимость вложений в образование, повышение квалификации,
карьерный рост для того, чтобы жить стабильно хорошо. Их ряды еще
недостаточно многочисленны, но они являются основными
потребителями услуг финансового, образовательного и медицинского
рынка. Нарождающийся средний класс начинает играть все большую
роль не только в социально-экономической, но и в политической
жизни многих крупных и средних городов по всей стране.
Несмотря на ряд проблем, требующих незамедлительного
решения, Казахстан является одним из динамично развивающихся
87
новых независимых государств СНГ в области реформирования
социально-экономической и политической сфер жизни.
2.2 Государственная молодежная политика
Общеизвестно,
что
молодежь
является
активной
преобразующей силой в любом обществе. Поэтому государство
должно проводить разумную политику по отношению к
подрастающему поколению. Молодежь ныне реально становится
основой для модернизации Казахстана как цивилизованного,
суверенного государства. Молодые люди играют видную роль в
бизнесе, науке, политике, являясь потенциальным пополнением
формирующегося среднего класса. Формирование жизнеспособного
подрастающего молодого поколения становится одной из главных
стратегических задач развития страны. Молодежь – объект
национально-государственных интересов. Политика по отношению к
ней формируется на уровне общества и государства. Государство
обладает наибольшими ресурсами для проведения целостной
молодежной политики. Казахстану, который после обретения
независимости закладывает фундамент новой государственности,
нужны творческие, созидательные силы для достижения
экономического
подъема,
формирования
политических
и
общественных институтов власти на демократической основе.
Осенью 1997 г. была начата работа над разработкой
современной концепции молодежной политики. В феврале 1998 г.
проект концепции, над вариантами, которого работало несколько
групп одновременно, в ходе бурных дискуссий был приведен в
единый документ и представлен на рассмотрение делегатов Первого
съезда студентов и представителей молодежных организаций, 28
августа 1999 г. Концепция государственной молодежной политики
утверждена распоряжением Президента Республики Казахстан. В
июле 2004 года был принят Закон РК «О Государственной
молодежной политике в РК».
Государственная молодежная политика представляет собой
целенаправленную деятельность органов государственной власти,
общественных объединений и иных социальных институтов,
направленную на решение проблем молодежи во всех сферах ее
жизнедеятельности. «Государство должно заботиться о том, чтобы у
молодежи были открыты широкие возможности проявить
себя…искать пути и формы более полного использования талантов и
здорового честолюбия молодых бизнесменов, менеджеров, ученых,
всеми возможными способами открыть простор научно-техническому
творчеству молодежи» [23].
88
Без действенных результатов проводимой руководством страны
политики, направленной на вхождение республики в прогрессивное
мировое сообщество, нет будущего, нет поступательного движения
вперед, поэтому важно четко определить главные направления
молодежной политики. «Мы должны сформировать кадровый задел
для высокотехнологичных и наукоемких производств будущего» [24].
В
условиях
трансформации
политической
системы,
формирования многопартийности, являющейся одним из признаков
гражданского демократического общества, роль молодежи и
молодежных организаций возрастает. Происходит осознание своих
прав, свобод и обязанностей как реальных средств влияния на
развитие политической ситуации в стране.
Потенциал молодежи, ее значение для строительства новой
государственности Казахстана в годы независимости еще
недостаточно используется или оценивается. Ее роль в
государственном строительстве и управлении только начала
проявляться и в ближайшее время должна будет усиливаться в
управленческих и государственных структурах власти. На
формирование целого спектра ценностных ориентиров молодежи, как
нам представляется, существенно влияют средства массовой
информации. Государственным органам власти, в русле проводимой
политики формирования среднего класса, по нашему мнению,
необходимо внимательно изучать зарубежный опыт. Молодежная
политика в условиях политической модернизации должна быть более
продуманной как с научной позиции, так и с социальноэкономической точки зрения. Для подтверждения мысли, повидимому, необходимо затронуть концепции молодежной политики в
США, Японии, Швеции и ФРГ [25].
Концепция молодежной политики, реализованная в США,
основывается на минимальном участии государственных структур в
социализации молодежи. Социальная поддержка молодежи является
делом благотворительных частных организаций. На государственную
помощь могут рассчитывать лишь наименее социально защищенные и
неблагополучные категории молодежи. Государственная молодежная
политика Японии представляет интерес четким распределением
ответственности,
скоординированной
деятельностью
всех
государственных органов и их взаимодействием с социальными,
политическими и общественными структурами в работе с
молодежью, в реализации молодежной политики.
В Японии 20,87 процента всего населения составляет молодежь
в возрасте от 15 до 29 лет. Задача молодежной политики Японии
помочь молодым людям стать полноправными членами гражданского
89
общества, а также устранить преграды на пути развития личности
каждого.
Модель государственной молодежной политики, характерная
для Германии и Швеции, основывается на особой роли государства,
регламентации законом мер поддержки молодых людей и
молодежных организаций. Стратегия предпринимаемых действий
исходит из ответственности государства за интеграцию всей молодежи
и предусматривает разработку социальных программ, доступных для нее.
В Швеции 30 процентов населения составляют молодые люди
моложе 25 лет. В связи с этим были поставлены следующие задачи,
которые постепенно реализуются. Школе и обществу следует
стимулировать развитие творческих способностей молодежи,
независимость и инициативу – качества, особенно важные для
предпринимательской
деятельности.
Следует
содействовать
увеличению числа молодых людей, компетентных в области прав
потребителей и правил ведения домашнего хозяйства. Увеличивать
представительство студентов в университетских органах управления,
ответственных за вопросы образования и положения студентов.
Развивать сотрудничество между муниципалитетами и молодежью с
целью дальнейшего расширения участия молодых людей в
планировании деятельности муниципалитетов. Поощрять членство
молодых людей в молодежных клубах. Молодые люди должны иметь
возможность войти в состав официальных делегаций на
международных конференциях по вопросам молодежной политики.
Расширять молодежное представительство в муниципальных органах
власти.
Работе молодежных организаций в ФРГ уделяется особое
внимание. Данная область социализации наряду с воспитанием,
образованием, общением, организацией досуга, оказанием помощи и
консультациями имеет задачу представлять интересы молодых людей
во всех сферах перед государством и обществом. Молодежные
организации рассматривают себя как объединения детей, подростков,
молодых людей и проводят свою работу самостоятельно без
государственного влияния. Финансирование осуществляется из
государственных средств.
Молодежная работа должна ориентироваться на жизненную
ситуацию молодых людей, и они должны участвовать в ней. Поэтому
политическая ответственность за нее – задача органов местного
самоуправления. Молодые люди имеют возможность оказания
непосредственного влияния на процессы принятия решения, и
одновременно политическая жизнь становится прозрачной для них.
Решение проблем нового тысячелетия невозможно без участия
современной молодежи, которая будет принимать стратегические
90
решения в будущем. Будущее развитие мира в целом будет
определяться новыми поколениями. Очень важно подключить
будущих специалистов к обсуждению и поиску решения современных
проблем наравне со старшим поколением.
Ситуация с молодежью в Казахстане, имеет, безусловно, свои
особенности. Общий спад производства в Казахстане в начале
проведения реформ, более ранний выход молодежи на рынок труда
из-за обнищания ряда семей, ужесточение требований со стороны
нанимателей к рабочей силе при сокращений расходов на ее
подготовку и другие причины привели к тому, что молодежь
составляет в настоящее время наиболее многочисленную группу
безработных. Экономически активная молодежь составляет примерно
30 % всего занятого населения.
Как нам представляется, важное значение имеют социальные
ожидания молодежи. Прежде уточним определение понятия. В
социологии дается следующее определение: ожидание – субъективная
ориентация личности на удовлетворение своих нужд, интересов,
притязаний и мечтаний. Ожидания – социально-субъективные
ориентации индивидов как членов социальной группы относительно
предстоящего хода событий [26]. Ожидания формируются на основе
процессов антиципации – предвидения, учреждения действий,
реакций, отношений и обеспечивают прогнозируемость поведения, а
также санкций и ответных реакций на него.
Социальные ожидания молодежи являются промежуточным
звеном между ее статусом и ролью. Они могут быть фиксированными
и тогда становятся социальными нормами. Данные социологических
опросов свидетельствуют о том, что в молодежной среде
присутствуют определенные стремления, успешно устроится в жизни
и главным социальным ожиданием является материальное
благополучие и получение образования. Как нам представляется,
наиболее динамичны процессы социализации молодежи во время
социально-экономических и политических трансформаций. При этом,
по-нашему мнению, главной проблемой является разрыв между
темпами роста потребностей различных групп населения и
увеличением социально-экономических возможностей, а также
перспективами вертикальной социальной мобильности.
Одной из актуальнейших социальных проблем молодежи
является безработица. В структуре безработного населения молодые
люди в возрасте 15 – 24 лет составляют 18,5 %, а лица в возрасте 25 –
29 лет – 21,4 %, 30 – 39 лет – 25,1 %, 40 – 44 лет – 10 %. Уровень
молодежной безработицы (15 – 24 лет) сложился в 8,3 %. Высшее
образование имели 109,1 тыс. безработных (18,8 % от их общего
числа), среднее профессиональное (специальное) – 146, 6 тыс.
91
(25,3 %), начальное профессиональное – 67,5 тыс. человек (11,7 %),
среднее общее – 223,6 тыс. (38,6 %) [27].
К основным направлениям в области содействия занятости и
социальной защиты молодежи относятся :
1) содействие в трудоустройстве;
2) профессионально обучение и переобучение;
3) поддержка молодежи предпринимательства и самостоятельно
й занятости и т.д.
К числу эффективных мер социальной защиты молодежи в
сфере занятости является корректировка профессиональных планов
обучающихся с учетом наличия конкретных вакансий в регионах,
смягчение сезонных пиков молодежной безработицы и т.д.
Актуальность и острота названных выше проблем требует их
активного решения.
Высшее образование стремятся получить многие молодые
люди. В стремлении получить высшее образование есть и
определенный момент прагматизма. Люди с высшим образованием
обладают определенным общественным престижем, преимуществами
выдвижения на руководящую работу, приобретения жизненных благ
и т.д. Поэтому какая-то часть молодых людей стремится в вуз не
только для того, чтобы повысить свой интеллектуальный уровень,
образованность, но и чтобы просто воспользоваться этим
эффективным социальным лифтом.
Анализ социологических исследований позволяет выделить в
социальном портрете современной молодежи противоречивые
характеристики :
1) возросший уровень образованности и недостаточную
согласованность социального и личностного смысла образования;
2) признание молодежью социальной значимости участия в
общественной
жизни
и
стремление
самоутвердиться
в
непроизводственной сфере, главным образом в сфере досуга;
3) стремление к активному участию в социальных
преобразованиях и фактическое отстранение, особенно учащейся
молодежи, от многих видов социальной деятельности [28].
Хотелось бы сказать и о проблеме приобщения молодого
поколения к научным исследованиям и разработкам. Государство в
своей политике исходит из понимания того, что сохранение и
развитие интеллектуального и творческого потенциала общества,
создание условий для творческой самореализации молодежи требует
разработки комплекса мер по экономическому стимулированию
предприятий, учреждений, различных общественных фондов,
поддерживающих молодых ученых. Широкое привлечение молодых
специалистов к научным разработкам – это прогрессивное движение
92
вперед.
Оказание
государственной
поддержки
творческой,
инициативной молодежи объективно способствует расширению
численности и качества формирующегося среднего класса. Важное
место при этом, как нам видится, отводится программам «Болашак»,
«Дарын», «Оркен» и др.
Таким образом, главной задачей ближайших лет по-нашему
мнению является закрепление и развитие положительных тенденций,
сложившихся
в
экономике,
повышение
эффективности
государственных программ содействия занятости населения, создание
эффективной системы профессиональной подготовки незанятого
населения и особенно молодежи. Характерными особенностями,
которые, по-нашему мнению, среди прочих факторов, препятствуют
формированию среднего класса, являются :
 сохранение длительной безработицы;
 обусловленное этим снижение квалификации специалистов;
 ослабление гарантий занятости и сохранения рабочего места.
Относительно формирования рынка образовательных, научных
и культурных услуг и действий на нем молодежи в качестве заказчика
и одновременно потребителя, можно сказать следующее. Безусловно,
рынок серьезно перестроил работу этих структур, сделал их более
демократичными,
свободными
от
запретов
и
цензуры,
восприимчивыми к требованиям времени, но одновременно и лишил
их былой фундаментальности, возможности работать на перспективу.
Решить эту дилемму можно только с помощью государства, путем
создания
специальных
фондов,
субсидируемых
крупными
хозяйствующими субъектами, все мерным поощрением спонсорства и
меценатства, в том числе и зарубежного.
Политика
государства
в
жилищном
строительстве,
здравоохранении, образовании и в социальном обеспечении должна
строиться с учетом интересов различных социальных слоев,
идентифицируемых со средними слоями.
Нужно признать, что эффективная социальная политика
является одним из основных показателей процесса демократизации
общества и средством легитимации существующей власти. Она
одновременно и критерий деятельности политических партий и
общественных движений, в том числе профессиональных союзов.
Мировой финансовый кризис вынуждает правительство
принимать меры по поддержанию доходов населения, что, по нашему
мнению, является важным фактором сохранения платежеспособного
спроса в сфере малого и среднего бизнеса, и, как следствие,
сохранения социально-политической стабильности. Власть, все
институты политической системы общества при разработке
адекватной социальной политики должны учитывать влияние
93
различного рода факторов на реальное осуществление социальных,
экономических и политических преобразований. Все это позволит
создать социально-экономические основы для формирования
среднего класса.
94
3 Проблемы оптимизации политики поддержки
малого и среднего бизнеса в Казахстане
3.1 Бизнес как основа среднего класса
Реальным резервом формирования среднего класса в
ближайшем будущем являются представители малого и среднего
бизнеса.
Малый бизнес нуждается в активной поддержке со стороны
органов государственной власти. Отсюда – система управления
малым бизнесом должна быть активной. Необходимо, чтобы
предпринимательская инициатива исходила не только от субъектов
малого предпринимательства, но и от управленческих органов.
Проведение такой политики и представляет собой действенную
поддержку образования среднего класса как субъекта процессов
демократизации. Важность этого аспекта государственной политики
обосновывалась еще на заре независимости, в Стратегии становления
и развития Казахстана как суверенного государства 1992 года: «В
республике будет идти характерный для посттоталитарного периода
процесс разграничения политической и экономической власти,
преодоления абсолютной монополии государства на собственность.
Последнее выразится в более активной приватизации и
функционировании
достаточно
влиятельных
и
весомых
негосударственных форм собственности, в формировании массивного
среднего слоя частных собственников, придающего стабильность
развитию экономики обществу в целом. Именно этот слой
способствует преодолению в обществе таких негативных явлений, как
иждивенческий комплекс, привычка к помощи и апелляции к власти
при наступлении экономических трудностей» [1].
Необходимость формирования среднего класса на основе
представителей малого и среднего бизнеса отметил Глава государства
в своей книге «Казахстанский путь»: «Сформировался, адаптировался
и продолжает расширяться слой представителей малого и среднего
бизнеса. И именно эти люди сейчас, по многим оценкам, и
составляют костяк того самого среднего класса, возникновения
которого мы добиваемся всеми силами… Как известно, именно эта
часть общества стремится к достижению успеха, обладает большой
покупательной способностью и вносит существенную часть доходов в
государственную казну. Именно этому классу есть что терять, к чему
стремиться и что передать по наследству. Характерными установками
менталитета «среднего класса» являются, прежде всего, чувство
ответственности за свою жизнь, глубокое чувство индивидуализма,
понимание ценности профессионализма и образования как гарантий
95
собственного
процветания.
Средний
класс
–
это
не
мультимиллиардеры и не нищие, это те, кто сами себя обеспечивают.
В целом, здесь «Я» доминирует над «Мы». Это стремление человека
быть хозяином жизни, хозяином своей судьбы, что выражается в
деятельности и, соответственно, в получении дохода Появление в
Казахстане среднего класса важно, прежде всего, потому, что его
реальное присутствие в обществе, способно качественно изменить
существующий характер взаимоотношений внутри общества, как
между его слоями, так и взаимоотношения общества с властью.
Средний класс ориентирован на стабильность и сам является
стабилизирующим началом внутри любого общества. Это «нация
граждан, самоуправляемое большинство», понимающее, что участие в
политической жизни общества является важным механизмом влияния
на принятие политических решений в стране».
В словарях даются следующие определения понятия
«предприниматель», «предпринимательство», «бизнес». Например
«предприниматель – лицо, занимающееся предпринимательской
деятельностью, частным бизнесом» [2, c.561]. «Предпринимательство
– инициативная, самостоятельная деятельность граждан и их
объединений на свой риск и под свою инициативную ответственность
в пределах, определяемых организационно-правовой формой,
направленная на получение прибыли» [2, c.562]. Понятия
«предпринимательство» и «бизнес» понимаются и употребляются как
синонимы. В научной литературе понятие «предприниматель»
впервые появилось во Всеобщем словаре коммерции, изданном в
1723 г. в Париже, где под ним понимался человек, берущий «на себя
обязательство по производству или строительству объекта» [3].
Известный английский экономист XVIII века Ричард Контильон
разработал одну из первых концепций предпринимательства. По
мнению ученого, предприниматель – особый субъект, наделенный
способностями предвидеть, рисковать, брать на себя всю полноту
ответственности за принимаемые решения [4]. А. Маршалл
рассматривал предпринимательство с позиций профессионального
менеджмента. Им впервые была выявлена разница между
администратором (менеджером) и предпринимателем, которая
заключалась в более широких полномочиях и ответственности
последнего [5]. Главной способностью предпринимателя является
разработка детального плана и конкретных мероприятий. Успех
обеспечивается
оригинальностью,
инициативностью,
разносторонностью, настойчивостью личности предпринимателя.
Заметный вклад в теорию предпринимательства внес Й. Шумпетер.
Он выдвинул гипотезу, согласно которой двигателем экономического
развития является инновационная деятельность предпринимателя.
96
Предпринимательская деятельность, согласно Й. Шумпетеру, это
уникальная и редко обнаруживаемая способность продвижения
инноваций на рынок посредством рискового бизнеса [6].
Теория предпринимательства еще не получила должного
освещения в отечественной литературе. Это связано, с одной
стороны, с тем, что даже на Западе предпринимательская
деятельность в отличии от таких фундаментальных ресурсов, как труд
и капитал, долго считалось неким независимым параметром, лишь
косвенно влияющим на производительность, экономическое и
социально-политическое развитие. Только сравнительно недавно
новейшие теории начали рассматривать предпринимательство как
ключевой фактор социально-экономического и политического
прогресса и главный источник обеспечения занятости. Малое и
среднее предпринимательство в Казахстане, на данный момент, как
нам видится, не представляет собой однородную социальную группу.
Оно не имеет еще достаточно четкой внутренней структуры,
находится в постоянном развитии, эволюции. Известно, что любое
определение определяемого явления отражает лишь какую-то одну
или группу характерных черт, сторон данного явления. Поэтому при
определении малого и среднего предпринимательства, необходимо,
по- нашему мнению, выделить наиболее его характерные черты. Вопервых, это специфический тип деятельности по созданию,
продвижению, обмену, хранению, трансляции продукта. Во-вторых,
имеются две основные целевые установки при осуществлении
предпринимательской деятельности: экономическая – получение
дохода, прибыли, и социальная – работа на благо потребителей. Втретьих, предпринимательство в своей основе не является только
функцией
собственника.
В-четвертых,
предпринимательская
деятельность предполагает и требует от индивида (предпринимателя)
проявления активности, инициативы, готовности к риску и
ответственности за принимаемые решения. Основным мотивом
предпринимательского поведения является стремление к организации
наиболее эффективного способа производства, получение наилучших
результатов в избранной сфере деятельности. Исследователи
выделяют следующие модели предпринимательского поведения :
1) инвестиционная модель – внедрение венчурных, то есть
рискованных, инвестиционных проектов;
2) инвенторная модель – продвижение на рынок собственного
инновационного продукта;
3) организационная модель – совершенствование организации
человеческих ресурсов для успешной реализации нестандартных
управленческих решений;
97
4) коммерческая модель – создание новых нестандартных
каналов обмена благ, услуг, информации, позволяющих повысить
норму прибыли и т.д. [7].
На Западе мужчины основывают свое дело чаще всего в
возрасте 30-35 лет, а женщины ближе к 35 годам [8]. В США
увеличивается число предпринимателей-женщин. В середине 80-х гг
они открывали 4,6 % новых предприятий, а удерживали 5, 7% [9].
Представители малого и среднего бизнеса в социальной
структуре Казахстана – новая социальная группа, формирующаяся из
представителей других социальных слоев. Это представители
интеллигенции,
прежде
всего
технической,
бывшие
административные
работники,
легализовавшиеся
«теневые»
бизнесмены. Обобщая данные социологических исследований, можно
сказать, что казахстанский предприниматель, чаще всего,
представитель этнических меньшинств. Бизнес для него – это способ
повысить социальный статус и уровень жизни. Возраст
предпринимателя: в основном мужчины от 30 до 50лет, женщины
ближе к 30 – 35 годам. Молодые люди чаще принимают решение
заняться бизнесом, чем люди постарше. Уровень образования
различен, нет, по видимому, определенного дифферента. Если
говорить о гендерном аспекте, то в казахстанском бизнесе работает
достаточно женщин-предпринимателей, внедряющих передовые идеи
[10]. Главная ценность для казахстанского предпринимателя –
достойный уровень жизни как составляющая независимости. Как
результат, такие люди принимают активное участие в различных
структурах гражданского общества.
В настоящее время понимание сущности предпринимательства
и разработка теоретических основ развития малого и среднего
бизнеса становятся актуальными задачами. Гражданский кодекс РК в
статье 10 определяет предпринимательство «как инициативную
деятельность граждан и юридических лиц, независимо от формы
собственности, направленную на получение чистого дохода» [11].
В целом под малым и средним предпринимательством
понимается предпринимательская деятельность, осуществляемая
субъектами рыночной экономики при определенных, установленных
законом, государственными органами и другими представительными
организациями критериях (показателях).
Как показывает мировая и отечественная практика, основным
показателем, на базе которого предприятия (организации) различных
организационно-правовых форм относятся к субъектам малого
предпринимательства, служит в первую очередь средняя численность
работников, занятых за отчетный период на предприятии
(организации).
В
ряде
научных
работ
под
малым
98
предпринимательством понимается деятельность, осуществляемая
относительно небольшой группой лиц или предприятием,
управляемым одним собственником. Как правило, наиболее общими
критериями отнесения субъектов хозяйственной деятельности к
субъектам малого предпринимательства называются численность
персонала (занятых работников), размер уставного капитала,
величина активов, объем оборота (прибыли, дохода). Например, во
Франции малыми и средними определяются предприятия с
численностью занятых до 500 человек [12]. В Германии к мелким
относят предприятия с количеством занятых до 50 человек, к средним
– фирмы, на которых заняты до 500 человек [13]. На территории
Российской Федерации основным показателем при отнесении
предприятия к разряду малого является среднесписочная численность
работающих (не более 100 чел.). В Казахстане, согласно закону РК «О
государственной поддержке малого предпринимательства» от 19
июня 1997г., субъектами малого предпринимательства являются
физические
лица,
занимающиеся
предпринимательской
деятельностью, предприятия со среднегодовой численностью
работников – не более 50 чел и общей стоимостью в среднем за год –
не свыше 60-тысячекратного расчетного показателя [14].
Субъектами
среднего
предпринимательства
являются
физические лица без образования юридического лица и юридические
лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, со
среднегодовой численностью работников до 250 человек и общей
стоимостью активов за год не свыше 325-тысячекратного месячного
расчетного показателя [15].
Малое и среднее предпринимательство является важным
фактором социально-экономического и политического развития
республики. Динамичный рост субъектов малого бизнеса
способствует разрешению ряда проблем транзитной экономики – это
борьба с бедностью, новые рабочие места, самозанятость людей,
будущее стимулирование инновационных технологий. В социальной
структуре общества оформляется стабилизирующий элемент –
средний класс. Исследователь Ашимбаев М. отмечает, что «с точки
зрения задач политической демократизации, переход к рыночной
экономике является не самоцелью, а средством, в том числе для
создания среднего класса» [16].
Неслучайно в развитых индустриальных демократиях доля
малого и среднего бизнеса колеблется в пределах от 50 до 80 %.
В настоящее время Казахстан стоит на пути создания и
развития рыночной экономики. Особенность малого и среднего
предпринимательства в современных условиях состоит в увеличении
числа субъектов. Малое предпринимательство, будучи базовой
99
составляющей
рыночного
хозяйства,
представляет
собой
совокупность малых предприятий. Они весьма разнообразны и
различаются по форме собственности, организационно-правовой
форме, размерам, территориальной принадлежности, отношению к
закону, используемым технологиям, отраслям. Важность роли малого
предпринимательства заключается в том, что оно обеспечивает
значительное количество новых рабочих мест, насыщает рынок
новыми товарами и услугами, удовлетворяет многочисленные нужды
крупных предприятий, выпускает специальные товары и услуги. Как
считает исследователь Нурбекова Ж., предпринимательству
принадлежит безусловный приоритет в динамичном процессе
социокультурных изменений [17].
Формирование малого предпринимательства – достаточно
сложный, многогранный и зачастую противоречивый процесс.
Развитие малого и среднего бизнеса неизбежно затрагивает
социальные и финансовые аспекты взаимоотношений субъектов
предпринимательства.
Государственные органы власти играют решающую роль в
создании условий для предпринимателей, развития малого и среднего
бизнеса через проведение соответствующей политики и создание
программ поддержки малого и среднего бизнеса. Экономическая роль
политической власти в любом обществе реализуется через
совокупность конкретных функций. Безусловно, экономическая роль
государства и выполняемые функции не могут быть одинаковыми в
государствах со сложившейся высокоразвитой рыночной экономикой
и в государствах с переходной экономикой [18]. С данной точки
зрения, конкретизация понятия «экономическая политика»
согласуется с определением исследователей о том, что она
«представляет
собой
систему
мероприятий,
проводимых
политическими институтами государства для регулирования
процессов в экономической сфере» [19]
Перед странами, которые вступили на путь развития рыночной
экономики, стоит задача – создать условия, способствующие
стабильному росту и прогрессу общества. Как отмечают
исследователи, «слабое управление со стороны государства приводит
любую страну к нестабильности, коррупции, бедности, и,
наоборот…государство не должно ограничиваться разработкой
только экономической политики. Необходимо активно развивать
соответствующие институциональные элементы, последовательно
реализовывать экономическую политику». [20]
Развитие малого и среднего бизнеса является важным фактором
социально-экономического и политического развития государства.
Успешная реализация государственных программ по борьбе с
100
бедностью и безработицей, снижение социальной напряженности,
формирование среднего класса, обеспечение политической
стабильности и динамичного роста экономики, поступательного
процесса политической модернизации – основные следствия
становления и развития малого и среднего бизнеса. Процесс
формирования слоя мелких и средних предпринимателей в
Казахстане складывается нелегко, как и в других странах СНГ. В
развитии малого и среднего бизнеса в Казахстане, на наш взгляд,
можно выделить, в основном, следующие приоритеты: во-первых,
защита государством прав частной собственности; во-вторых,
совершенствование законодательной базы предпринимательства; втретьих, увеличение количества предприятий малого и среднего
бизнеса; в-четвертых, развитие инновационного бизнеса и другие.
Превращение Казахстана в одно из динамично развивающихся
государств мира с высокими стандартами жизни, осуществление
политических реформ, укрепление демократических институтов
невозможно без активизации человеческого потенциала, создания
слоя предпринимателей как действенного субъекта политики.
Необходимые условия для этого формировались в течение всего
периода реформ, направленных на либерализацию экономики.
Основные
положения
концептуально-программной
работы
Президента Н. А. Назарбаева «Стратегия становления и развития
Казахстана как суверенного государства» (1992 г.) были закреплены и
развиты в таких основополагающих документах, как Стратегия
«Казахстан-2030», «Стратегический план-2010» и «Стратегия
индустриально-инновационного развития Казахстана до 2015 года»,
Послания Президента народу Казахстана. Координация действий
центральных и местных исполнительных органов по поддержке
малого и среднего бизнеса, а также взаимодействие с
международными финансовыми институтами в вопросах оказания
финансовой и технической помощи предпринимательству были
поручены специальному органу – Агентству по поддержке малого
предпринимательства в составе Министерства экономики и торговли
Республики Казахстан. В настоящее время функции поддержки
малого и среднего предпринимательства реализует Министерство
индустрии и торговли Республики Казахстан. В первую очередь были
приняты
необходимые
законы,
позволившие
реализовать
структурные преобразования в экономике, и отменены все правовые
нормы, противоречившие логике рыночных отношений. Следующим
крупным шагом политической власти была поэтапная приватизация
государственной собственности. На первом этапе (1991 – 1992 гг.)
приоритетным
направлением
являлось
широкомасштабное
реформирование общенародной собственности. Оно осуществлялось
101
путем передачи предприятий в коллективную или акционерную
собственность трудовых коллективов на льготных условиях и
продажи объектов торговли и сферы услуг, в том числе и за
жилищные купоны. В соответствии со статьей 10 Закона РК «О
разгосударствлении и приватизации» продавцом государственной
собственности являлось Госкомимущества.
В Законе РК «О защите и поддержке частного
предпринимательства»,
принятом в
1992 г., правомочия
государственных предприятий были еще более расширены и
детализированы. Однако руководители предприятий не несли
соразмерной с их правами имущественной ответственности, что не
стимулировало их к осуществлению приватизации государственной
собственности. На первом этапе разгосударствления и приватизации
начальной
формой
выступало
акционирование.
Доля
акционированных предприятий в общем числе приватизированных
объектов составила в 1992 г. 8,4 %, в 1993 – 57 %; в 1994 – 67 % [21].
Второй этап охватывает период с 1993 по 1995 гг. Он
осуществлялся в соответствии с «Национальной программой
разгосударствления и приватизации в РК на 1993 – 1995 гг.» В январе
1993 г. были внесены существенные изменения в законы «О
собственности», «О разгосударствлении и приватизации» и «О
предприятиях». Основной целью второго этапа приватизации
являлось
создание
необходимых
условий
перехода
от
централизованно-плановой к рыночной экономике на основе
персонификации права собственности в процессе возвращения
государством населению республики национального имущества
путем безвозмездной и возмездной передачи производственных
объектов и других материальных и нематериальных активов. В
дальнейшем в условиях массовой приватизации (2-й этап программы
разгосударствления и приватизации) особое значение имело
качественное формирование рынка ценных бумаг. Третий этап
приватизации охватывал период с 1996 по 1998 гг. и осуществлялся в
соответствии с «Программой приватизации и реструктуризацией
государственной собственности в РК на 1996 – 1998 гг.» от 27
февраля 1996 года № 246. Основной целью программы третьего этапа
являлось достижение и закрепление преобладания частного сектора в
экономике Казахстана путем завершения в основном процесса
приватизации.
Четвертый этап приватизации охватывал период с 1999 по 2000
гг. и осуществлялся в соответствии с «Программой приватизации и
повышения
эффективности
управления
государственным
имуществом на 1999-2000 гг.», утвержденной Постановлением
Правительства РК от 1 июня 1999 года № 683.
102
В результате поддерживаемых государством приватизационных
процессов 85 % объема промышленной продукции производится
частным сектором. Доля малого и среднего бизнеса в валовом
внутреннем продукте страны составляет пока порядка 25 %, в
частном секторе экономики трудится свыше 60 % занятого населения.
Все же, по мнению некоторых исследователей, «одним из серьезных
факторов, сдерживавших приватизацию, было противодействие
административных структур управления» [22].
В «Стратегии становления и развития Казахстана как
суверенного государства» предусматривалось:
- формирование социальной рыночной экономики, основанной
на конкурентных началах с сочетанием и взаимодействием основных
форм собственности (частной и государственной), каждая из которых
будет выполнять, свои функции в общей системе экономических и
социальных взаимосвязей;
- создание правовых и других условий для реализации
принципа экономического самоопределения человека. Причем доля
государственной собственности будет постоянно уменьшаться и в
перспективе, по-видимому, установится в пределах 30 – 40 %.
Как нам представляется, на начальном этапе реформ развитие
частного предпринимательства в Казахстане не было основным
приоритетом государственной политики. К такому выводу можно
прийти, основываясь на данных анализа развития малого
предпринимательства в 1992 – 1994 гг. Так, из общего количества
функционировавших субъектов малого предпринимательства в 1992
г. 34506, в 1993 г. 35089, в 1994 г. 32186 преобладающее большинство
составляли кооперативы [23].
В Послании Верховному Совету РК 10 июня 1994 г. Президент
Республики Казахстан особое внимание обратил на то, чтобы с 1994 г
открыто была поставлена и решалась задача широкомасштабной
политической поддержки частного сектора экономики и активного
формирования класса отечественных предпринимателей.
Одним из главных направлений государственной политики
должна была стать защита государством прав частной собственности,
создание соответствующего законодательства. [24].
Выступая перед депутатами Верховного Совета 15 октября
1994г. Президент Н. А. Назарбаев подчеркивал, что целый ряд
законодательных актов, давших в свое время мощный импульс
общественно-экономическим преобразованиям, в настоящий момент,
напротив, становится их тормозом. В результате в 1994 г. так и не
была
решена
одна
из
основных
задач
формирования
соответствующей законодательной основы рыночных реформ.
103
В отсутствие парламента с марта по декабрь 1995 г. Президент
РК Н. А. Назарбаев, наделенный законодательными полномочиями,
принял полтораста указов рыночного характера, имевших силу
закона, окончательно закрепивших модернизационные процессы в
Казахстане. Среди них «О Национальном банке Республики
Казахстан». «О товарных биржах», «О банкротстве», «О
государственной
регистрации
юридических
лиц»,
«О
лицензировании» и др., которые способствовали становлению и
развитию механизмов рыночного реформирования, создали
определенную законодательную базу для развития малого и среднего
бизнеса.
Так, в Казахстане до середины 1995 г. действовала налоговая
система, состоящая из 45 видов налогов и 6 видов обязательных
отчислений в целевые фонды. А местным представительным органам
было предоставлено право установления ставок по 19 из 29 местных
налогов. В соответствии с Указом Президента РК в области
налогообложения количество налогов было сокращено до 11 видов,
при этом был упрощен механизм их исчисления и уплаты [25].
Конституция 1995 г. провозглашает: «В Республике Казахстан
признаются и равным образом защищаются государственная и
частная собственность» (ст. 6).
С принятием новой Конституции изменился политический
климат в стране. Государственный комитет РК по статистике и
анализу стал публиковать данные о состоянии развития частной
собственности вместо расплывчатого «негосударственного сектора».
Так, по итогам 1995 г. впервые были опубликованы «Основные
показатели деятельности предприятий (организаций) с малой
численностью за 1995 г.». Количество предприятий (организаций) с
малой численностью в целом по республике составило 6,7 %, доля же
частной собственности достигла 93,5 % [26].
Было покончено с противоречием между целью главы
государства на приоритетное развитие частного предпринимательства
и ее правовым обеспечением парламентом. На самом деле,
современный рынок не может существовать без преобладания
регламентированной и защищенной частной собственности, которая
является основой самостоятельности хозяйствующих субъектов.
Конституция 1995 г. создала благоприятные условия для правового
обеспечения и защиты частной собственности.
С 1995 г. двухпалатный Парламент принял ряд законов,
направленных
на
приоритетное
развитие
частного
предпринимательства, в том числе малого и среднего.
Важное значение имел Указ Президента Республики Казахстан
«О мерах по усилению государственной поддержки и активизации
104
развития малого предпринимательства» от 6 марта 1997 г., который
явился
программным
документом
по
развитию
малого
предпринимательства [27].
В соответствии с данным Указом :
- создан государственный институт поддержки малого
предпринимательства
–
Департамент
поддержки
малого
предпринимательства Минэкономторга РК;
- приняты законы «О государственной поддержке малого
предпринимательства», «Об индивидуальном предпринимательстве»
и др.;
- образован Фонд развития малого предпринимательства и
другие государственные финансовые институты его поддержки;
- установлен минимальный размер кредитования субъектов
малого предпринимательства банками второго уровня, равный 10 %
от кредитного портфеля банка;
- сокращено число контролирующих и инспектирующих
государственных органов и платных услуг, осуществляемых ими;
- создаются условия для работы субъектов малого
предпринимательства (выделятся производственные помещения,
земельные участки и т. д.);
- разрабатывается система льгот для малых предприятий;
- осуществляются жесткий контроль над деятельностью акимов
по поддержке малого предпринимательства.
В
Законе
«О
государственной
поддержке
малого
предпринимательства» от 19 июня 1997 г перечисляются формы
малого предпринимательства, дается принцип определения
среднегодовой
численности
работников
субъектов
малого
предпринимательства, а также критерии определения основного вида
деятельности при осуществлении нескольких [28].
В
законе
впервые
указаны
основные
направления
государственной поддержки малого предпринимательства (МП) :
- освобождение субъектов МП, занимающихся производством,
от платы за регистрацию прав на недвижимое имущество в течение
первых трёх лет с момента госрегистрации;
- передача земельных участков субъектам МП, занимающимся
производственной деятельностью, без взимания платы за выдачу акта
землепользования;
- освобождение от платы за присоединяемую мощность по
электроэнергии, тепло-, водоснабжению и канализации; по открытию
счетов в банках второго уровня с участием государства;
- предусмотрен переход на упрощенную форму бухгалтерского
учета;
105
- установлены сроки проверки финансово-хозяйственной
деятельности субъектов МП не чаще одного раза в год.
Обеспечивается адресность этих льгот и поддержки.
В
Законе
«О
государственной
поддержке
малого
предпринимательства»
дается
определение
государственной
поддержки малого предпринимательства как комплекса мер,
направленных на развитие и поддержку малого предпринимательства.
В целях дальнейшего усиления государственной поддержки малого
бизнеса (МБ), укрепления гарантий свободы предпринимательской
деятельности Указом Президента РК от 27 апреля 1998 г. «Об
Агентстве Республики Казахстан по поддержке малого бизнеса»
создан центральный орган. В целях защиты прав граждан и
юридических лиц на свободу предпринимательской деятельности
установлено следующее :
- запретить правительству РК издавать нормативные правовые
акты, наделяющие центральные и исполнительные местные органы
полномочиями по взиманию с субъектов МП платежей, не
предусмотренных законодательными актами РК;
- установить, что индивидуальные предприниматели и субъекты
МП (до 10 чел.), осуществляющие нелицензируемые виды
деятельности, могут проверяться государственными контрольными
органами по собственной инициативе не чаще одного раза в три года,
за исключением налоговых органов, и только в случаях, прямо
предусмотренных законодательными актами;
- правительству РК в месячный срок принять меры по
сокращению и упорядочению контрольных и надзорных функций
государственных органов и уменьшению их числа; сократить
перечень сертифицируемых товаров; ввести в действие положение об
установлении платы за услуги государственных органов, исходя из
затрат и т. д.
На развитие поддержки частного предпринимательства
нацелена и стратегия Президента РК «Казахстан – 2030».
Основы государственной и общественной поддержки малого и
среднего предпринимательства в Казахстане были заложены в 1995 –
1997г.г. Основные цели государственной программы развития и
поддержки малого предпринимательства, принятой в 1998 г. были
достигнуты в ходе ее реализации в 1999 – 2003 г.г. Важность
эффективной государственной политики в сфере малого и среднего
бизнеса как инструмента решения социальных проблем перестала
вызывать сомнения. [29].
В 2004 и 2005 гг. финансирование малого и среднего бизнеса
осуществлялось в основном в следующих соотношениях: 30 % –
правительство РК, 70 % – финансовые средства международных
106
институтов развития. В 2006 – 2007г.г. финансирование
осуществлялось в основном на паритетных началах. В соответствии с
Указом Президента РК от 16 марта 2006г. «О мерах по дальнейшему
повышению конкурентоспособности национальной экономики в
рамках
индустриально-инновационной
политики
Республики
Казахстан» был создан «Фонд устойчивого развития «Казына».
Одной из задач этого фонда являлось содействие развитию малого и
среднего бизнеса. «Казына» является акционером АО «Фонд развития
малого предпринимательства», созданном в 1997 г.
В результате постоянной поддержки государства Фонд
превратился в национальный институт развития малого и среднего
бизнеса Казахстана. Деятельность Фонда направлена прежде всего на
обеспечение
доступа
субъектов
малого
и
среднего
предпринимательства к кредитным ресурсам. Одним из важных
составляющих политической поддержки малого и среднего
предпринимательства,
по
нашему
мнению,
является
микрокредитование. Для увеличения числа микрокредитных
организаций законодательство значительно упростило процедуры их
создания и регистрации. Отменено лицензирование и надзор со
стороны Национального банка и Агентства по финансовому надзору.
Микрокредитование берет свое начало с середины 90-х гг. принятием
Закона РК «О банках и банковской деятельности», в результате чего
стали функционировать, помимо банков, и другие финансовые
институты сферы микрофинансирования. Утверждение Законов РК
«О кредитных товариществах» и «О микрокредитных организациях»
стало основой для развития микрокредитования в Казахстане. Осенью
2007 г. правительство РК определило план дальнейших действий по
поддержке и развитию предпринимательства, который стал одним из
основных направлений деятельности по обеспечению стабильности
социально-экономического развития страны. В основе плана было
продолжение финансирования проектов малых и средних
предприятий на приемлемых условиях и финансирование
перспективных инвестиционных проектов, которые имеют большое
значение для диверсификации экономики страны. Основным агентом
государства по поддержке малого и среднего бизнеса, а также ряда
перспективных инвестиционных проектов стал Фонд устойчивого
развития «Казына». Для поддержки инициатив малого и среднего
бизнеса предполагалось использовать также средства республиканского
бюджета. [30].
Государственная поддержка осуществлялась в основном по
следующей схеме: Фонд «Казына» предоставлял заем Фонду развития
малого предпринимательства, который, в свою очередь, предоставлял
данные средства банкам партнерам. Банки должны были обеспечить
107
финансирование субъектов малого и среднего предпринимательства
под 12 % годовых. Срок предоставления займов – до 7 лет.
Необходимый уровень капитализации Фонда «Казына» по данному
направлению на 2007 год должен был составить 400 млн. долларов
[31]. Если же говорить о действиях государства на 2008 г., то
предполагалось что, в частности, финансирование субъектов малого
предпринимательства будет осуществляться через АО «Казына». На
эти цели было выделено свыше 103 млрд. тенге [32].
На встрече президента РК с членами правления Национальной
экономической палаты «Союз Атамекен» в январе 2008 года в Астане
была предложена новая программа микрокредитования [33]. Развитие
малого и среднего предпринимательства выделено в качестве одного
из основных направлений государственной политики в Послании
Президента РК на 2008 г. [34]. Важное значение в проведении
эффективной политики поддержки предпринимательства имеет
образование социально-предпринимательских корпораций (СПК).
Основная цель создания СПК – стимулирование развития малого и
среднего бизнеса. Вместе с тем, по мнению исследователя
Бейсембаева Д., «перспективы действия СПК в регионах
определяются тем, что они должны способствовать участию бизнеса в
решении социальных проблем того региона, где они создаются» [35].
Определяющим в действиях политической власти является
создание финансовых условий развития предпринимательства. По
поручению Президента республиканский бюджет в течение первой
половины 2008 г. выделил предпринимателям 48,8 млрд. тенге,
которые
через
посредничество
Фонда
развития
малого
предпринимательства и банков второго уровня были освоены. В июле
2008 г. Правительством РК были определены направления помощи
малому и среднему бизнесу. Прежде всего, небольшим предприятиям
городов Алматы и Астаны, где расположено большое количество
субъектов малого и среднего предпринимательства. Оператором
государственной поддержки выступает холдинг «Казына» в лице
Фонда «Даму». Дополнительно на эти цели выделяется еще 50 млрд.
тенге. Также «Даму» за счет собственных средств кредитует
рентабельные проекты в обрабатывающей промышленности,
транспорте, связи. Второе направление – софинансирование малого и
среднего бизнеса с местными бюджетами. Из каждой области
республики должно поступить по два млрд. тенге, столько же из
республиканского
бюджета.
Фонд
развития
малого
предпринимательства предоставит еще 28 млрд. тенге. Третье
направление
предполагает
финансовые
«вливания»
в
предпринимательство
на
селе,
с
помощью
социальнопредпринимательских корпораций. В общем на поддержку малого и
108
среднего бизнеса выделяется 160 млрд. тенге [36]. В июле 2008 года,
по сообщению министра финансов РК, были уже отобраны бизнеспроекты на сумму 115,5 млрд. тенге. Предполагалось
профинансировать их через Фонд устойчивого развития «Казына» и
банки второго уровня. Областные акиматы по состоянию на июль
2008 г зарезервировали 14,2 млрд. тенге на поддержку малого и
среднего бизнеса [37].
В числе мер, предпринимаемых с целью минимизации
последствий мирового кризиса, Президент и Правительство РК
предусмотрели расширение финансовой поддержки сектора малого и
среднего предпринимательства в соответствии со Стабилизационной
программой. Важнейшим шагом в данном направлении стало
подписание Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым 15 октября
2008 года Указа о слиянии двух государственных холдингов –
«Казына» и «Самрук» и создании на их базе новой структуры – Фонда
национального благосостояния «Самрук-Казына» [38].
Осенью 2008 г. кредиты банков субъектам малого и среднего
предпринимательства по сравнению с августом увеличились на 0,2 %
и составили 1,4 триллиона тенге. Специально для субъектов малого и
среднего предпринимательства один из крупнейших банков – АТФ
Банк предлагает кредиты под низкие процентные ставки. Данные
проекты реализуются совместно с государственным Фондом развития
предпринимательства «Даму» в рамках «Стабилизационной
программы по финансовой поддержке малого и среднего бизнеса». В
сложившейся ситуации стратегия банка и цели государства
совпадают – предоставить доступ малому и среднему
предпринимательству к более дешевым кредитным ресурсам. Данная
программа действовала с 27 августа 2007 г. по 18 февраля 2008 г. [39].
Согласно антикризисной программе, малый и средний бизнес
будет продолжать получать помощь Правительства. Фонд
национального благосостояния «Самрук-Казына» дополнительно
выделяет в 2009 г. на эти цели 1 миллиард долларов. 70 % этих
средств определены на обеспечение реализующихся проектов, 30 %
будут направлены на финансирование новых. Операторами всех
программ по кредитованию малого и среднего бизнеса выступят
банки второго уровня [40]. Правительство совместно с «СамрукКазына» примет меры по стабилизации ставок вознаграждения для
предпринимательства до докризисного уровня – не более 14 %, а
также пересмотрит все принятые программы по поддержке
предпринимателей с фиксацией эффективной ставки.
Другая, не менее важная мера поддержки – обеспечение
доступа предпринимателей к заказам государственных органов,
холдингов и национальных компаний в рамках действия нового
109
Закона «О государственных закупках», с осуществлением
мониторинга показателей участия малого и среднего бизнеса в
тендерах [41].
К реализации новых финансовых программ привлечены АО
«КазАгро» и АО «Фонд финансирования сельского хозяйства», что
окажет реальную поддержку малому и среднему бизнесу, в том числе
сельскому предпринимательству [42]. Намечено разработать меры по
повышению доступности микрокредитования сельской местности с
использованием региональной сети АО «Казпочта». Таким образом,
малые и средние предприятия получат шанс в период кризиса не
только не останавливать работу, но и, в определенной мере, создать
потенциал для будущего роста. Важная роль в кредитовании малого и
среднего бизнеса отводится поддержке агробизнеса. Увеличение
количества предприятий малого и среднего бизнеса в сельском
хозяйстве является для Казахстана актуальной проблемой. Развитыми
странами накоплен достаточный опыт поддержки сельского бизнеса,
использование которого полезно при развитии предпринимательства
в Казахстане. Несмотря на широкую поддержку государством малого
и среднего бизнеса, большинство экспертов серьезным препятствием
для его развития по-прежнему считает недостаточный доступ к
финансовым ресурсам.
В Послании Президента Республики Казахстан на 2009 г.
приоритетной ставится задача обеспечения занятости населения, в
решении которой особая роль принадлежит малому и среднему
бизнесу[43].
Несмотря на то, что становление и развитие малого и среднего
бизнеса как в Казахстане, так и на всем постсоветском пространстве,
происходит при постоянном внимании со стороны государства, малое
и среднее предпринимательство все еще не играет заметной роли ни в
росте объемов производства валового продукта, ни в решении
проблем занятости. В рыночной экономике развитых стран
предприятия малого, среднего и крупного предпринимательства свои
отношения строят на принципах взаимовыгодного сотрудничества,
взаимно дополняя друг друга в сфере отдельных производств и в
инновационных разработках. Малый бизнес, развивающийся вокруг
большого, получает дополнительные преимущества: предоставление
помещений и оборудования на льготных условиях, защита от
бюрократических проверок, криминала. Поэтому перспективным
направлением государственной поддержки малого и среднего бизнеса
представляется создание условий для производственной кооперации
малого, среднего и крупного бизнеса. Это также является
стимулирующим фактором для расширения потенциальной базы
среднего класса. В 2007 г. Казахстан, Россия, другие страны СНГ
110
присоединились к Глобальному мониторингу предпринимательства,
крупнейшему международному исследовательскому проекту,
анализирующему процесс развития предпринимательства в разных
странах и исследующему его влияние на экономический рост
государства [44].
Этот проект особенное внимание уделяет не только
действующему бизнесу, но и тем, кто планирует его начать, а также
роли человеческого фактора в предпринимательстве. База данных
проекта дает большие возможности в разработке государственной
программы вовлечения населения в бизнес.
Среди наиболее важных задач в контексте Стратегического
плана развития Казахстана до 2030 г. – решение наиболее острых
проблем села и борьба с бедностью и безработицей. Решение этих
задач возможно через развитие малого и среднего бизнеса,
вовлечение в предпринимательскую деятельность как можно
большего числа жителей Казахстана. Как нам представляется,
немаловажным
из
видов
такой
деятельности
является
ремесленничество, достаточно привлекательное прежде всего для
сферы
туризма.
В
советский
период
ремесленничество
рассматривалось как атрибут феодального прошлого. Поэтому
концепция планового хозяйства исключила ремесленничество из
экономической структуры общества. Однако в обществе сохранялась
потребность в труде ремесленников, которая резко возросла в связи с
реформированием экономики.
Из опыта таких стран, как Франция, Турция, Индия, где в
условиях рынка ремесленничество доказало свою жизнеспособность,
можно сделать вывод, что со временем оно должно занять прочные
позиции в социально-экономической структуре общества и в
Казахстане. Основы ремесленничества уходят корнями в глубину
нашей истории. В Казахстане ремесленничество развивалось на
основе традиционных народных промыслов. Слой ремесленников
способен заполнять социально-экономические ниши, образующиеся в
ходе экономических преобразований. В кризисные экономические
периоды ремесленничество создавало условия для начала
экономического роста, накоплению капитала в среднем классе
общества. По утверждению немецких экономистов, именно
ремесленничество явилось одним из определяющих факторов
успешного выхода Германии из послевоенного кризиса. В
современных условиях ремесленничество представляет собой важное
направление индивидуального предпринимательства, развитие
которого, как нам представляется, государство должно непременно
взять под свою опеку.
111
Одной из важных задач государственной политики является
контроль и надзор за деятельностью субъектов предпринимательства.
Предпринимательскую деятельность в Республике Казахстан
регулируют законы «О частном предпринимательстве» от 31 января
2006 года, «О государственной правовой статистике и специальных
учетах» от 22 декабря 2003 года, указы Президента Республики
Казахстан «О защите прав граждан и юридических лиц на свободу
предпринимательской деятельности» от 27 апреля 1998 года и «Об
упорядочении государственных контрольных и надзорных функций»
от 7 сентября 1999 года, Инструкции по учету проверок деятельности
хозяйствующих субъектов [45].
В законе, в частности, определены виды государственного
контроля и надзора, а также дан перечень государственных органов,
осуществляющих
эти
функции.
Вопросы
дальнейшего
совершенствования законодательства, регулирующего сферу малого
и среднего предпринимательства, требуют серьезного внимания. В
данном аспекте актуальным является дальнейшее регулирование
налогового законодательства. В июне 2008 года Правительством РК
были предложены концепция и основные положения проекта нового
Налогового кодекса. Разработать новый Налоговый кодекс Президент
Республики Казахстан поручил в февральском (2008г) Послании
народу Казахстана. Была поставлена задача создать такой документ,
который послужил бы стимулом для качественного развития
экономики, но вместе с тем налоговая система была бы прозрачной и
эффективной. В Послании народу Казахстана (2008 г.) говорится:
«Правительству следует разработать новый Налоговый кодекс. Он
должен способствовать модернизации и диверсификации экономики,
выходу бизнеса из «тени».
В Налоговом кодексе, вступившем в действие с января 2009 г.
учтены интересы малого и среднего бизнеса: отменены авансовые
платежы, отсутствует лимитирование суточных, увеличены нормы
представительских расходов и т.д. В части реформирования
налогообложения малого и среднего бизнеса нет существенных
изменений. Они, как и прежде, могут работать на основе патента и
упрощенной декларации. В кодексе нашли отражение вопросы
совершенствования специальных налоговых режимов для субъектов
малого предпринимательства [46].
Выполняя поручение Главы государства, правительство в июле
2008 года
внесло в Парламент поправки в некоторые
законодательные акты о государственной регистрации юридических
лиц и учетной регистрации филиалов и представительств,
значительно упрощающие регистрационные процедуры [47].
112
Правительство РК предпринимает меры по дальнейшему
упрощению разрешительной системы, прежде всего лицензирования,
сертификации, аккредитации. С учетом мирового опыта в области
разрешительной системы разработана Концепция совершенствования
разрешительной системы в Республике Казахстан. В условиях
мирового финансового кризиса многие страны принимают меры
налоговой либерализации. Снижаются налоги в США, России. Китай
уравнял единой ставкой налога на прибыль в 25 % иностранных и
отечественных инвесторов. Проблема теневой экономики, как нам
представляется, актуальна практически для всех стран мира. От
налогообложения стараются уйти в основном хозяйствующие
субъекты, в частности предприятия малого и среднего бизнеса. По
предположительным оценкам экспертов, реальная доля теневого
бизнеса в Казахстане не менее 50 % [48].
Немалой проблемой для бизнеса, как нам представляется,
являются различные административные барьеры и коррупция.
Исследованиями доказано, что на практике для предпринимателя
административные барьеры идентифицируются с административной
системой [49].
От наличия административных барьеров несут потери не только
предприятия малого и среднего бизнеса, но и общество в целом. В
данном случае административная власть, вместо того, чтобы стать
инструментом регулирования и развития малого и среднего
предпринимательства, становится преградой на его пути. По мнению
ряда исследователей, проблемы, препятствующие динамичному
развитию предпринимательства, на протяжении ряда лет неизменны.
К ним относят нехватку кредитных ресурсов, несовершенство
налоговой политики, слабое взаимодействие бизнеса с госорганами и
т.д. [50].
У экспертов не вызывает сомнений, что значительная часть
коррупционных деяний становится возможной из-за законодательных
пробелов. Социологи к причинам, побуждающим предпринимателей
к уходу из бизнеса, среди прочих относят отсутствие нужных связей
во власти, незащищенность от государственного рэкета [51].
Государственные структуры и общественные организации
предлагают различные пути устранения административных барьеров.
Основной из них – это постоянное совершенствование институтов,
регулирующих предпринимательскую деятельность. В 2008 г.
Правительство приняло 13 постановлений, направленных на
снижение административных барьеров и улучшение бизнес-климата.
В целях реализации Государственной программы борьбы с
коррупцией на 2006 – 2010гг, а именно – исключение норм,
допускающих дублирование и необоснованное расширение
113
полномочий и разрешительных функций органов государственного
управления, Министерством юстиции подготовлена концепция
законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые
законодательные акты РК по вопросам исключения норм,
способствующих совершению коррупционных правонарушений»
[52]. Необходимо заметить, что в последнее время общественные
объединения
предпринимателей
проявляют
активность
в
консолидации своих усилий в разрешении собственных проблем.
Особым направлением в политике государственных органов
власти в отношении малого и среднего предпринимательства является
поддержка инновационного бизнеса. Опыт ведущих стран мира
свидетельствует об эффективности этой формы организации
инновационной деятельности. Такая форма малого бизнеса может
сыграть свою роль в оценке и развитии различных организационных
структур поддержки малого инновационного бизнеса, получивших в
мире широкое распространение [53].
Главным направлением государственной инновационной
политики в развитых странах в отношении малого и среднего бизнеса
является регулирование финансовых потоков, направленное на
облегчение доступа мелких фирм к источникам финансовых средств.
В поддержке инновационного бизнеса важное место занимает
проблема развития венчурного предпринимательства. Венчурное
предпринимательство является одной из эффективных форм
инвестирования малого и среднего бизнеса, прежде всего
высокотехнологичного. В развитии венчурного инвестирования
государство должно, прежде всего, разработать соответствующую
нормативно-правовую базу. В Казахстане к основным правовым
документам, регулирующим инновационную деятельность, можно
отнести «Закон об инновационной деятельности в Республике
Казахстан», «Стратегия индустриально-инновационного развития
Республики Казахстан на 2003 – 2015 гг.» Формирование системы
венчурного предпринимательства в Казахстане целесообразно
проводить на основе двух признаков: регионального и отраслевого.
Региональные венчурные фонды организуются в тех регионах
республики, где сосредоточена значительная часть научнотехнического потенциала. Отраслевые, то есть направленные на
поддержку и развитие малого предпринимательства по отдельным
направлениям научно-технической деятельности, формируются
исходя из двух критериев. Это, во-первых, уровень приоритетности
научного направления и, во-вторых, уровень развития научнотехнического потенциала по данному направлению. Источником
финансовых ресурсов для развития венчурного предпринимательства
в современных условиях могут стать прежде всего государство, а
114
также крупные предприятия и национальные компании.
Государственные инвестиционные программы, применяемые в
развитых странах для поддержки венчурного предпринимательства,
можно подразделить на две категории: прямые государственные
инвестиции в компании и государственные инвестиции в частные
фонды. Для Казахстана, также как и для России, целесообразно
построение системы венчурного финансирования на основе сочетания
этих двух моделей. Прямое финансирование инновационных
предприятий может осуществляться как с привлечением
национальных институтов развития, так и непосредственно
государственными органами. Уровень развития инновационной среды
можно
определить
по
состоянию
следующих
аспектов:
экономическая свобода, уровень коррупции, совокупность условий
для малого и среднего бизнеса, конкурентоспособность, доступность
венчурного капитала и т.д. По многим аспектам и Казахстан и Россия
имеют достаточно серьезные проблемы. От их решения зависит,
насколько быстро будет построен эффективный рынок знаний,
новшеств, новых технологии и т.д. Увеличение количества
предприятий малого и среднего предпринимательства в результате
венчурного финансирования, безусловно, положительно скажется на
численности среднего класса. С целью развития инновационного
бизнеса созданы Банк развития Казахстана, Инвестиционный и
Инновационный фонды, Фонд поддержки малого бизнеса, Фонд
науки и другие. Глава государства постоянно подчеркивает важность
развития инновационного предпринимательства: «Для успешного
внедрения и коммерциализации научных разработок нужна активная
предпринимательская среда… Нам нужен бизнес, направленный на
производство высокотехнологичных товаров и услуг. Наукоемкое
производство должно стать доминантой последующего развития
экономики».
Опыт стран с развитой экономикой свидетельствует, что
государственная поддержка малого бизнеса обеспечивается не только
содействием в решении конкретных проблем, но и регулированием в
законодательном порядке социально-правовых и экономических
вопросов деятельности представителей отдельных социальных слоев,
составляющих фундамент среднего класса. В Казахстане к этой
категории законов можно отнести Законы «О крестьянском
(фермерском)
хозяйстве»,
«Об
индивидуальном
предпринимательстве» и Указ Президента Республики Казахстан,
имеющий силу закона, «О производственном кооперативе».
На основе данных Агентства по статистике, Министерства
труда и социальной защиты населения и информации акимов
областей ежеквартально осуществляется анализ и рейтинговая оценка
115
развития малого бизнеса в регионах. Результаты рейтинговой оценки
показали определенную дифференциацию развития малого
предпринимательства в регионах. К категории регионов с
относительно развитым малым бизнесом отнесены города Астана,
Алматы и Алматинская область. В категорию регионов со средним
уровнем развития малого предпринимательства вошли ВосточноКазахстанская,
Кызылординская,
Атырауская,
Костанайская,
Павлодарская, Южно-Казахстанская, Жамбылская и Карагандинская
области. К группе регионов с относительно малоразвитым бизнесом
отнесены Мангистауская, Западно-Казахстанская, Акмолинская,
Актюбинская и Северо-Казахстанская области.
В современных условиях возрастает роль территориальных
аспектов социально-экономического развития. Это вызвано
диспропорциями в региональном развитии, которые остро
проявляются сейчас, в транзитный период. Спад производства,
безработица, экологические и другие проблемы требуют грамотного,
научно обоснованного подхода к решению проблем регионального
развития. Для повышения эффективности развития региона большое
значение имеет использование сравнительного анализа уровня
развития регионов. Данные сравнительного анализа социальноэкономического результата развития регионов составляют надежную
научно обоснованную информационную базу для выявления лучшего
опыта в проведении государственной политики. К числу наиболее
распространенных причин региональных неравенств принято
относить :
- резкие различия природно-климатических условий жизни и
предпринимательства в отдельных регионах страны;
- устаревшая структура производства, запаздывание с
введением инновации;
- географическое положение региона;
- стадия технологического развития и другие [54].
Смягчение межрегиональных контрастов, подтягивание
отсталых регионов до среднего уровня предлагается считать
содержанием
государственной
региональной
политики.
В
относительно стабильный период экономического развития страны
политика государства, нацеленная на выравнивание социальных
различий в территориальном плане, декларировалось как усиление
равномерного размещения производительных сил. Переход от
административного централизованного управления к рыночным
методам вызвал трансформацию всей хозяйственной системы.
Возникла необходимость определения эффективных форм и методов
государственной
поддержки
регионов.
Для
конкретизации
116
механизмов осуществления региональной политики целесообразно
выделение четырех групп регионов:
1. Области с высоким научно-производственным потенциалом,
с достаточно благоприятными экономическими условиями, имеющие
высокий стартовый уровень социально-экономического развития Восточно-Казахстанская,
Карагандинская,
Жезказганская,
Костанайская, Северо-Казахстанская, Павлодарская;
2. Области, обладающие большими запасами природных
ресурсов, развитым промышленным производством и отсталым
аграрным сектором, имеющие средний уровень социальноэкономического
развития
Атырауская,
Актюбинская,
Мангистауская, Западно-Казахстанская, Жамбылская;
3. Области, аграрный сектор которых является ведущим в
обеспечении продовольственной безопасности республики –
Акмолинская,
Кокшетауская,
Южно-Казахстанская,
Талдыкурганская, Алматинская;
4. Области,
имеющие
неблагоприятные
социальноэкономические условия, нерациональную отраслевую структуру
производства, с наличием ряда экологических проблем – Торгайская,
Семипалатинская, Кзыл-Ордынская, сельские районы некоторых
областей.
Для улучшения экономической и социальной ситуации в
регионах
целесообразно
расширять
комплекс
методов
государственного воздействия на экономику и социальную сферу
[55].
Государственная поддержка малого и среднего бизнеса прежде
всего должна предполагать проведение активной научной и
инновационной политики, направленной на стимулирование
инновационной деятельности субъектов малого предпринимательства
в регионе. В целях выполнения Стратегии индустриальноинновационного развития РК на 2003 – 2015 гг., сформированы и
утверждены соответствующие программы развития областей и
регионов Казахстана. Согласно Программе индустриальноинновационного развития Павлодарской области приоритетные
отрасли
промышленности
металлургия,
энергетика,
машиностроение. В регионе имеется большое количество
квалифицированных работников и предприятий, материальнотехническая база, которая позволяет осуществить переход к
технологиям нового уровня. Индустриально-инновационная политика
в Павлодарской области реализуется посредством выполнения
инновационных
программ,
формирования
инновационной
инфраструктуры. На современном этапе общественного развития
образование превращается в одну из самых важных сфер
117
человеческой деятельности, которая тесно взаимосвязана с другими
областями общественной жизни. Государственная программа
развития образования в РК ориентированна прежде всего на
обеспечение высокого качества обучения и воспитания, подготовку
высокопрофессиональных кадров с новым мышлением и более
высоким уровнем гражданственности.
ПГУ имени С. Торайгырова является крупным научно-учебным
центром Павлодарского региона. В вузе создан научнотехнологический парк, основной целью которого является
организация
университетских
субъектов
инновационной
деятельности, обеспечивающих эффективную реализацию процесса
использования результатов научных исследований и разработок,
направленных
на
совершенствование
производственной
деятельности. В областном центре также создан инновационный
региональный технопарк «Иртыш». Основная его цель: обеспечение
потребности экономики региона в инновационных продуктах,
широкое вовлечение в инновационную деятельность предприятий
малого и среднего предпринимательства. Государство должно создать
малому и среднему бизнесу благоприятные условия для внедрения
новых наукоемких технологий [56].
На данном этапе развития в области инновационное
предпринимательство представлено ограниченным числом малых
предприятий. Основные сложности: отсутствие действенной
инновационной инфраструктуры, обеспечивающей продвижение
новаций, недоступность средств на НИОКР.
Учитывая
современную
специфику
развития
малого
предпринимательства, качество и эффективность деятельности
инфраструктуры становится ключевым фактором его успешного
развития в регионе. Именно через активное взаимодействие всех ее
элементов осуществляется обратная связь между бизнесом и властью,
что
позволяет
повышать
действенность
государственного
регулирования малого предпринимательства, ориентировать его на
участие в приоритетных направлениях социально-экономического
развития.
Для развития информационного обеспечения инфраструктуры
поддержки предпринимательства созданы официальные сайты
управлений акимата области, на которых размещаются данные о
реализуемых в области программах социально-экономического
развития, о мерах по государственной поддержке малого и среднего
бизнеса. В области, как и в целом по стране, его становление
считается важным фактором подъема экономики, чему способствует
действующая областная программа развития и поддержки малого
предпринимательства.
118
Важнейшими объектами инфраструктуры служат бизнесинкубаторы. Мировая практика показывает, что это – одна из самых
эффективных форм работы. Сегодня в области функционируют два
бизнес-инкубатора: один в городе Аксу, другой - в Павлодаре. В них
действуют более 20 предприятий различного профиля (изготовление
строительных материалов, швейный цех, обработка стекла, выпуск
пеноинзола, заправка огнетушителей и прочее).
В области создано информационно-аналитическое бюро при
Павлодарском научно-исследовательском институте сельского
хозяйства (ПНИИСХ), разработки которого позволяют оказывать
помощь главам крестьянских хозяйств и сельским предпринимателям.
Усилия бюро направлены на информирование и обучение фермеров,
занятых растениеводством и животноводством. Кроме того, для
сельчан проведены практические показы научных разработок
ПНИИСХа по технологиям сельскохозяйственного производства
Преодоление факторов, оказывающих негативное воздействие
на развитие малого бизнеса, во многом зависит от работы органов
исполнительной власти на местах. Учитывая это, в области
планируется продолжить создание различных типов бизнесинкубаторов (промышленные парки, центры трансферта технологий,
управляемые рабочие площадки и прочее), оказывающих
всевозможные виды услуг предпринимателям.
В связи с выходом постановления Правительства РК от 23.08.
2008 г. № 764 «О внесении дополнений и изменений в постановление
Правительства РК от 06.11.2007 г. № 1039», ведется работа по
внесению дополнений и изменений в действующие постановления
акимата области по вопросам кредитования.
Новые изменения позволят кредитовать субъектов среднего
бизнеса, увеличить максимальную сумму кредитных средств на
одного заемщика со 120 000 до 300 000 МРП.
Также принято решение о рефинансировании текущих
проектов, что позволит снизить процентную нагрузку субъектов
малого и среднего предпринимательства и высвободить заложенное
имущество для дальнейшего залога под кредитование нового бизнеспроекта.
Банки,
участвующие
в
кредитовании:
АО
«БанкЦентрКредит» (Павлодар) АО «Евразийский Банк» (№ 12 г.
Павлодар, № 16 г. Экибастуз), АО «БТА Банк» (г. Павлодар,
Экибастуз), АО «Темирбанк», АО «Альянс Банк» [57].
Согласно механизму кредитования, проекты малого бизнеса,
одобренные банками второго уровня (далее – БВУ) к
финансированию, представляются на рассмотрение Комиссии.
Создается ГКП на праве хозяйственного ведения «Центр
развития
и
поддержки
ремесленничества»
управления
119
предпринимательства и промышленности Павлодарской области
акимата Павлодарской области.
В области действуют следующие программы кредитования для
поддержки субъектов малого предпринимательства:
Программа
мер
АО
«Фонд
развития
малого
предпринимательства» по развитию микрокредитных организаций в
РК на 2008-2012 годы.
В рамках программы выделены бюджетные средства в размере
5 млрд. тенге для финансирования микрокредитных организаций
(далее – МКО). Данная программа рассчитана для увеличения
возможностей активно действующих МКО по получению доступных
по стоимости кредитных ресурсов на конкурсной основе.
Региональным
филиалом
АО
«Фонд
развития
предпринимательства ДАМУ» проведена презентация данной
программы с приглашением действующих МКО, в том числе из
сельской местности. В настоящее время 1 МКО из г. Павлодара и 2
МКО из Баянаульского и Щербактинского районов подали заявки к
участию в данной программе. Программа обусловленного
размещения средств через банки второго уровня. АО «ФУР
«Казына» по Республике выделено всего 48,8 млрд. тенге и
распределено по 7 банкам РК (под 12,5% годовых).
По состоянию на 24 июля 2008 года банками второго уроним
Павлодарской области профинансировано 186 проектов на сумму
3912,2 млн. тенге.
Программа «Даму Регион» по финансированию проектов
субъектов малого предпринимательства Павлодарской области из
средств областного бюджета на условиях софинансирования с АО
«Фонд развития малого предпринимательства».
По данной программе из областного бюджета выделено 2,2
млрд. тенге.
По программе Кредитование сельхозтоваропроизводителей в
2008 году было выделено 172,0 млн. тенге [57].
В Экибастузском регионе, по инициативе акима города,
разработана и принята Программа долгосрочного социальноэкономического развития г. Экибастуза. В разработке программы
участвовали Институт экономики Российской академии наук, акимат
города
Экибастуза,
профессорско-преподавательский
состав
Экибастузского инженерно-технического института им. академика К.
Сатпаева и Экибастузского института Казахстанско-Российского
университета.
Задачами Программы в области развития малого бизнеса
являются :
120
- поддержка
(создание)
благоприятных
правовых,
экономических, организационных условий для развитая малого
предпринимательства;
- создание
системы
инфраструктурного
обеспечения,
повышение его качества;
- формирование системы информационно-консультационных
услуг;
- расширение доступа малых предпринимательских структур к
финансовым, инвестиционным ресурсам из различных источников;
- повышение предпринимательской культуры - подготовка,
переподготовка кадров;
- создание условий для развития инновационных малых
предприятий, в т.ч. на основе взаимодействия с крупными
предприятиями.
Центральной задачей программы остается создание новых
рабочих мест как фактора преодоления безработицы.
Акимат региона заключил меморандумы с предприятиями
реального сектора, с целью минимизировать последствия мирового
финансового кризиса. Соблюдение договоренностей руководством
Экибастузской и Аксуской ГРЭС, АО «Алюминий Казахстана»,
«Аксуский завод ферросплавов», ТОО «Кастинг» позволит сохранить
рабочие места, обеспечить своевременную выплату заработной платы
[57].
Анализ региональной стратегии развития малого и среднего
бизнеса позволяет сделать следующие выводы :
Во-первых, еще не полностью разработаны концептуальные
подходы к поддержке и развитию регионального малого и среднего
бизнеса;
Во-вторых,
несмотря
на
предпринимаемые
меры
законодательного и организационного характера, активность
субъектов малого и среднего бизнеса отстает от необходимого
уровня;
В-третьих, у большей части субъектов отсутствуют финансовые
ресурсы
для
обеспечения
собственных
инвестиционных
потребностей, недостаток фондов у предприятий малого и среднего
бизнеса сдерживает их кредитование;
В-четвертых, существует недостаток квалифицированных
кадров для субъектов малого и среднего бизнеса, слабым остается
развитие инфраструктуры;
В-пятых, актуальным для регионального предпринимательства
остается наличие различного рода административных барьеров.
Как нам представляется, важное место в концепциях развития
малого и среднего бизнеса региона должны занимать вопросы
121
обеспечения взаимодействия его с крупным бизнесом региона,
учитывая, что по общему промышленному потенциалу регион
занимает ведущее место в регионе. Решение кадрового вопроса
актуально не только в контексте борьбы с безработицей, имеющей
место вследствие объективных причин, связанных с мировым
экономическим кризисом, но и как инструмент, позволяющий
расширить долю населения со средним уровнем дохода как
потенциального пополнения среднего класса.
Таким образом, последовательные и системные меры со
стороны государства создают положительные условия для
динамичного развития предпринимательств, стимулируют его. Но,
несмотря на активную поддержку государства малое и среднее
предпринимательство сталкивается с определенными трудностями,
главные из которых, по нашему мнению, следующие:
- несовершенство созданной правовой базы;
- недостаточность государственной поддержки на практике, в
частности финансовой помощи и реальной правовой защиты;
- налоговое бремя;
- криминализация;
- низкий образовательный уровень руководителей;
- слабость финансово-кредитной системы;
- отсутствие или недостаточность информационной и
консультативной помощи.
Все это приводит к медленному развитию малого
предпринимательства в стране, его неравномерности по отраслям и
регионам. Формирование малого предпринимательства – достаточно
сложный и противоречивый процесс. Постоянное поддержание
активной деятельности предприятий малого и среднего бизнеса с
помощью разумной государственной политики – основное для
развития этого сектора экономики. По-нашему мнению,
государственная политика в отношении малого и среднего бизнеса
должна постоянно развиваться и совершенствоваться.
Условия для успешного предпринимательства, как нам
представляется, должны базироваться на следующих основных
принципах :
- рассчитанная на рыночную экономику политика, основанная
на эффективных правовых и административных структурах;
- программы обучения начинающих предпринимателей, а также
подготовка управленческих кадров непосредственно для сферы
малого и среднего бизнеса;
- государственная
поддержка
предпринимательства,
обеспечивающая доступность капитала для новых небольших
предприятий.
122
По-нашему мнению, на этих принципах, должна быть основана
соответствующая государственная политика в следующих четырех
областях :
- в праве частной собственности;
- в общей правовой системе;
- в эффективной системе государственного управления;
- в инфраструктуре.
Наиболее важные сферы правительственной политики,
направленные на развитие малого и среднего бизнеса, это :
- налоговые нормы;
- трудовое законодательство;
- бюрократические процедуры.
В выработке и реализации государственной политики
поддержки и развития малого и среднего бизнеса должны, как нам
представляется, участвовать и тесно координировать работу четыре
элемента общей системы :
- Государственный орган, в функции которого входят
выработка программы реализации политики, защита ее перед другими
органами государственной власти, контроль за ее реализацией,
координирование работы центральных и местных органов
исполнительной
власти,
с
достаточными
полномочиями,
позволяющими защитить бизнес от нажима контролирующих
органов;
- Частные структуры, к которым можно отнести центры малого
и среднего бизнеса, бизнес-инкубаторы, консультационные центры и
т.д. – они, в свою очередь,обеспечивают реализацию государственной
политики
путем
предоставления
необходимых
услуг
предпринимателям, особенно начинающим предпринимателям;
- Финансовые структуры, к которым можно отнести различные
фонды поддержки малого и среднего бизнеса, банки, в том числе
иностранные, страховые и лизинговые компании – обеспечивают
финансирование
реализации
государственной
политики,
кредитование, страхование и т.д.;
- Предпринимательские объединения должны отслеживать ход
реализации государственной политики и вносить предложения по
оптимизации
политики
поддержки
малого
и
среднего
предпринимательства. Обратная связь предпринимателей с
государственным органом, представление и защита своих интересов
перед высшими государственными органами.
В целом, государственная поддержка малого и среднего бизнеса
осуществляется
по
следующим
направлениям:
создание
специализированных государственных структур, осуществляющих
поддержку малого и среднего предпринимательства на различных
123
уровнях; создание и совершенствование нормативно-правовой базы;
реализация комплекса финансово-экономических и организационных
мер. Проведенный анализ показывает, что, несмотря на ряд
недостатков, государственная политика в отношении поддержки и
развития малого и среднего предпринимательства привела к созданию
основных условий для его дальнейшего успешного прогресса. Повидимому, политика государственной поддержки малого и среднего
предпринимательства должно быть выделено в особое направление
внутренней политики. Программы государственной поддержки
предпринимательства, должны быть, как нам представляется, тесно
скоординированы с социальными и экономическими программами, а
в некоторых аспектах составлять единое целое. В условиях
экономического кризиса малое и среднее предпринимательство
остается гарантом стабильного социально-политического развития
общества. Таким образом, несмотря на наличие ряда проблем в
развитие предпринимательства государство активно решает
приоритетные задачи по поддержке частного сектора экономики и
формированию класса отечественных предпринимателей, который
составит основу среднего класса Казахстана.
3.2 Бизнес как фактор стабильности
События, происходящие в мире и странах СНГ за последние
годы, в очередной раз показали важность сохранения общественной
стабильности в период политического транзита.
По-нашему мнению, ключевую роль в обеспечении
внутриполитической стабильности должны играть руководящие
государственные органы.
Важнейшее значение для формирования политики Республики
Казахстан в этой области имеет стратегия «Казахстан-2030».
Одним из основных приоритетов Стратегии является
внутриполитическая стабильность государства. Под данным тезисом
понимается тот факт, что для продвижения любых реформ
необходима стабильная внутриполитическая обстановка. По мнению
исследователя Абишевой М., «особенностью транзитных государств
является то, что социальная безопасность приобретает политический
аспект, выступая условием обеспечения внутриполитической
стабильности» [58].
Имея различные аспекты, процесс консолидации общества
своей
основной
целью
ставит
формирование
единой
гражданственности для представителей различных этнических и
конфессиональных групп Казахстана, иными словами, формирование
единого казахстанского народа. Именно такой путь развития был
124
выбран ведущими западными странами – США, Европейским
Союзом и др.
Если основной целью государства являются стабилизация и
вывод страны из кризиса, то консолидирующими условиями
общества становятся, в первую очередь, обеспечение защиты и
соблюдения прав личности и благополучие социальных групп как
основы общества. Президент РК Н. А. Назарбаев отмечал, что: «У
реальной демократии есть несколько фундаментальных основ –
наличие развитого среднего класса, законодательной базы, реального
гражданского общества, политической культуры населения,
исторических традиций и соответствующего геополитического
окружения». Дестабилизирующими факторами в социальной сфере
являются
усиление
критического
потенциала
социальных
конфликтов, углубление социально-экономического неравенства,
падение жизненного уровня, нарушение социального равновесия. В
основе некоторых исследований стабильности находится фактор
легитимности власти и поддержка населением существующей
политической системы и ее ценностей. В данном смысле
стабильность общества зависит от уровня политической культуры и
участия, а электоральная поддержка сохраняет действующие
политические институты.
В наиболее общем смысле политическая стабильность означает
способность политической системы эффективно выполнять свои
управленческие, защитные, консолидирующие и другие функции.
Политическая стабильность представляет целостную систему
взаимодействий политических субъектов, способную эффективно
выполнять
свои
функции.
В
политологии
выделяют
внутриполитическую, региональную и международно-политическую
стабильность. В условиях социального давления, обострения
кризисных настроений, значительной дифференциации социальных
порогов бедности и богатства происходит ослабление доверия
населения к государству как защитнику и гаранту социальной
справедливости. В этом плане особое значение придается проблеме
социальной безопасности и стабильности.
Если понимать социальную безопасность как состояние
защищенности государства, общества и индивида от внутренних и
внешних разрушающих воздействий, то в режиме коренных
изменений на передний план выходит защита социума. Условием
безопасности является защита не только государства и его
политических институтов, но и общества и человека, который должен
находиться в центре преобразований.
В западных теориях основу стабильности общества образует
средний класс, обладающий значительными доходами. Устойчивость
125
функционирования среднего класса обеспечивает приоритетность его
интересов в направлениях государственной политики. В развитых
системах такой класс составляют предприниматели. В транзитных
обществах обширная люмпенизация населения усиливает разность
социального статуса социально-полярных групп, которая находится в
максимально критических пределах. Во многих политических
концепциях основой сохранения политической стабильности является
экономическое развитие, определяющее различные политические
процессы в обществе. Однако рассмотрение взаимозависимости
экономических и политических процессов не включает анализа
экономического роста как факта дестабилизации общества.
Американские политологи Э. Дафф и Д. Маккамант указывают
на следующие критерии политической стабильности :
- превалирование социальной помощи над социальной
мобилизацией;
- высокие темпы экономического развития;
- равномерное распределение доходов, обусловленное, в том
числе, и способностью властей собирать налоги;
- наличие резервов политических возможностей;
- распространение институционализированных политических
партий с широким членством, обеспечивающих вовлечение граждан в
политическую жизнь [59].
К числу стабилизирующих факторов относятся институты
президента, парламента и правительства, а также разделение властей
на ветви – законодательную, исполнительную и судебную. В сумме
вышеперечисленные факторы являются гарантией стабильного и
устойчивого перспективного развития общества.
В стране с полиэтническим составом населения важнейшим
условием
сохранения
внутриполитической
стабильности
и
национальной безопасности выступает межэтническое согласие,
обеспечение которого может быть достигнуто через реализацию
приоритета общего согражданства над всеми иными формами
идентичности.
Стабильность должна рассматриваться как динамичное
состояние, включающее регулярные изменения и на уровне
институтов государства, и на уровне общественных институтов.
Между государством и обществом необходимо постоянное
взаимодействие, налаживание и поддержание двусторонних связей. В
развитых политических системах устойчивость взаимодействия
основывается на функционировании институтов гражданского
общества, каналов социальной мобильности, действиях посредников
между государством и обществом, роль которых выполняют
126
представительная власть, средний класс, общественно-политические
движения и т.д.
В обеспечении стабильности, по-нашему мнению, важную роль
играют демократические институты гражданского общества,
правового и социального государства. В связи с этим важно
осуществление практических действий, формирующих институты
гражданского общества, развивающих политическую культуру
общества и активизирующих демократические процессы. Источники
развития общества, гражданские инициативы должны поступать от
самого общества в направлении «снизу-вверх», наполняя
политические процессы демократическим содержанием.
Под правовым государством понимается правовая форма
организации и деятельности публично-политической власти и ее
взаимоотношений с индивидами как субъектами права.
Как известно, основополагающими принципами правового
государства являются :
1) верховенство правового закона, господство закона во всех
сферах общественной жизни. Закон, принятый верховным органом
власти при строгом соблюдении всех конституционных процедур, не
может быть изменен, отменен или приостановлен ни ведомственными
актами, ни правительственными распоряжениями, ни решением
партийных органов, сколь бы высоки и авторитетны они ни были. Вся
общественная деятельность осуществляется в строгом соответствии с
законами, закрепленными конституцией правового государства;
2) реальность прав и свобод граждан. Этот принцип состоит в
признании, утверждении и надлежащем гарантировании прав и
свобод человека и гражданина. Причем предполагается, что права и
свободы человека не являются неким «даром» властей, а принадлежат
ему от рождения.
3) взаимная ответственность государства и личности. Этот
принцип выражает нравственные начала в отношениях между
государством как носителем политической власти и гражданином как
участником ее осуществления. Государство путем издания законов
берет на себя конкретные обязательства перед гражданами,
общественными организациями, другими государствами и всем
международным сообществом;
4) разделение власти на законодательную, исполнительную и
судебную ветви. Данный принцип имеет целью исключить
монополизацию власти в руках одного лица, органа или социального
слоя и обеспечить соответствие всей системы публичной власти
требованиям права и их последовательного соблюдения;
5) наличие эффективных форм контроля и надзора за
осуществлением закона. К ним относятся суд, прокурорский надзор,
127
арбитраж.
Философско-правовое осмысление государства как правовой
формы организации публичной власти в обществе имеет долгую
историю, несмотря на то, что сам термин «правовое государство»
сформировался и утвердился довольно поздно – в немецкой
юридической литературе в первой трети XIX в. (в работах
К. Т. Велькера, Р. фон Моля и др.). В дальнейшем этот термин
получил широкое распространение в юридической и философской
литературе, в том числе и в дореволюционной России, где среди
видных сторонников теории правового государства были
Б .Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев,
П. А. Покровский, В. М. Гессен, Н. И. Палиенко и др.
Сама концепция правовой государственности была разработана
в трудах Д. Локка, Ш. Л. Монтескье, Д. Адамса, Д. Медисона,
Т. Джефферсона, И. Канта, Г. В. Ф. Гегеля и др. и опиралась на
исторически
сложившиеся
общечеловеческие
ценности,
гуманистические традиции, политико-правовые идеи и институты
Древней Греции и Рима, античный опыт демократии,
республиканизма и правопорядка.
Формирование правового государства возможно только при
наличии рыночной многоукладной экономики. Опыт всех без
исключения
социалистических
стран
свидетельствует,
что
экономический монополизм порождает монополизм политический,
иными словами, доминирование одной партии, одной идеологии,
одной системы ценностей. Современное гражданское общество – это
общество с развитой системой рыночных отношений и надежными
социальными гарантиями. Задача его заключается в создании
необходимых условий для саморазвития, для разумного и
прогрессивного существования личности и устранения препятствий,
неизбежно возникающих на этом пути. Право в гражданском
обществе уже более не является волей тех, кто обладает
экономической и политической монополией, а служит мерой
свободы, нормативами равенства и справедливости, компромиссом
социальных слоев.
Правовое государство требует мощного экономического базиса,
высоких стандартов жизни и доминирования «среднего» класса в
социальной структуре общества. Власть при этом существует на
деньги налогоплательщиков, которые в связи с этим предъявляют к
ней обоснованные претензии в случае каких-либо нарушений.
Политический
аспект
гражданского
общества
объективно
воплощается в категории «правовое государство». Эти социальные
институты объективно взаимосвязаны и соотносятся как содержание
и форма. Правовое государство возможно лишь при наличии
128
развитого гражданского общества, и наоборот, гражданскому
обществу имманентно присуща правовая форма властвования,
основанная на господстве права (закона), разделении властей и
реальном обеспечении прав и свобод человека. В объяснении
сложной и многоаспектной проблемы, каковой является
«гражданское общество», в настоящее время существует довольно
большой разброс мнений и подходов, как в западной, так и
отечественной литературе: от идеи полного отождествления
гражданского общества и государства до идеи их резкого
разграничения, альтернативности с какими-то промежуточными
вариантами. 12 февраля 1994 года Постановлением Президента
Республики Казахстан была утверждена Государственная программа
правовой реформы в Республике Казахстан, придавшая проводимой
правовой политике государства целенаправленный и системный
характер. Первым и главным результатом данной Программы явилось
принятие 30 августа 1995 года второй Конституции Республики
Казахстан.
Принятие нового Основного закона стороны потребовало
обновления всего казахстанского законодательства. Реализации
конституционных норм вначале способствовала законотворческая
деятельность главы государства. С конца 1994 по октябрь 1995 года
Президентом было издано 136 указов, имеющих силу закона. Из них
122 – в 1995 году. Они позволили ускорить процесс формирования
правовой
основы
рыночных
отношений,
демократической
политической системы и институтов гражданского общества.
В контексте исследования процесса становления слоя мелких и
средних собственников, предпринимателей, представляется важным
проследить развитие идеи «гражданского общества» в истории
общественно-политической мысли.
Понятие «гражданское общество» восходит своими истоками к
периоду античности, причём, у античных мыслителей понятия
«гражданское общество», «политическое сообщество», «государство»
выступали в качестве синонимов и взаимозаменяемых терминов.
Государству-полису придавалось абсолютное значение, и жизнь
отдельного человека полностью определялась его принадлежностью к
полису как к основополагающей реальности.
В античности и далее, в средневековье, все знания о социальном
мире, в том числе полисе, понимаемом как единое целое обществогосударство, были едины и неразделимы. Такой подход в почти
неизменном виде сохранился вплоть до Нового времени; ещё во
французской теории административной монархии XVII в. общество
слито с государством, воплощается в нём, здесь отсутствуют понятия
129
права, господствующего в общественной жизни, и идеи прав
личности, призванных ограничить произвол государственной власти.
Гражданское общество как традиция свободы людей в разных
формах и различной степени развитости существовало всегда. Но
лишь в условиях капитализма гражданское общество начинает
развиваться на собственной основе, и этой основой является свобода
предпринимательства, священное право частной собственности,
частного интереса, формирующего сферу частной жизни. Идеологи
молодой буржуазии: Дж. Локк, Ж. Ж. Руссо, Т. Пейн, позднее Гегель,
– сформировали принципиально новую концепцию гражданского
общества, возникающего при переходе от природного (естественного)
состояния первозданных, не обузданных страстей, всеобщей вражды
и страха смерти к упорядоченному культурному обществу, граждане
которого дисциплинированы властью государства, водворяющего в
стране мир и порядок.
Особая заслуга в разработке концепции гражданского общества
принадлежит Г. В. Ф. Гегелю. Гражданское общество Гегель
рассматривает как совокупность отдельных самостоятельных
личностей, связь между которыми – субстанциональное единство
нравственного духа осуществляется посредством удовлетворения
потребностей и посредством правовых учреждений, охраняющих
личность и собственность членов гражданского общества.
Гегель в своём учении о гражданском обществе отобразил
основные противоречия буржуазного общества. Действительно,
основное противоречие буржуазного общества – накопление
богатства на одном полюсе и нищеты на другом, – он рассматривает
как внутреннее, присущее самой структуре гражданского общества.
Гегель
объясняет
это
противоречие
противоположностью
«особенного» и «всеобщего» в гражданском обществе, произволом
индивидуальной воли отдельных членов гражданского общества в
процессе удовлетворения своих потребностей, зависимостью самого
удовлетворения этих потребностей от внешней случайности и
произвола других лиц и ограничением удовлетворения потребностей
отдельного лица «властью всеобщего» [60].
Идеи гражданского общества развивал К. Маркс, особенно в
своих ранних работах. В работе «К критике гегелевской философии
права» Маркс указывает на то, что гражданское общество
превращается
в
многоуровневую
систему,
внутренне
дифференцированную и функционирующую на основе отношений
координации. Являясь сферой материальной, гражданское, общество
выступает как движущая сила, «истинный очаг и арена всей
истории»[61]. Не государством определяется и обуславливается
гражданское общество, а гражданским обществом определяется и
130
обусловливается государство; и отношения между ними могут быть
определены как отношение между публичной властью и
индивидуальной свободой.
Гражданское общество в лице появившихся самостоятельных
ассоциаций людей, (религиозных и политических корпораций,
купеческих
и
ремесленных
гильдий,
позже
–
союзов
предпринимателей, кооператоров, профсоюзов и т.д.), призванных
защищать и выражать их групповые и индивидуальные интересы и
права, вступает в особые отношения с государством. Для понимания
характера этих отношений важно иметь в виду следующее. Если
государство знает различные формы правления господствующих
классов – демократические, монархические, диктаторские, то для
гражданского общества на уровне политики приемлема только
демократическая форма существования. Чем более развиты
гражданские начала в обществе, тем больше оснований для
демократических форм государства. И наоборот, чем менее развито
гражданское общество, тем более вероятно установление
авторитарных и тоталитарных режимов государственной власти.
Цивилизационный подход значительно расширяет границы
познания и преобразования гражданского общества. Оно
рассматривается в контексте развития общецивилизационного
процесса и составляет его основное содержание: демократические,
рыночные, правовые институты гражданского общества. Критерием
цивилизованности общества является сам человек, степень его
свободы, возможности саморазвития и самовыражения, реализация
общечеловеческих ценностей.
Страны Запада в большинстве своём выходят на
постсовременный уровень развития; значительная часть стран, в том
числе и Россия, находятся на современной стадии развития или на
этапе перехода к ней; развивающиеся страны (к ним можно отнести и
Казахстан) относятся по данной типологии к переходным или
традиционным формам общества, в которых гражданское общество
находится ещё в «эмбриональном» состоянии.
В качестве идейного основания своих концепций различные
авторы используют противопоставление экономических укладов
(дихотомия: «административно-плановая экономика и рыночная
экономика») и форм государственного устройства (дихотомия:
«демократия и автократия»); на этой основе и выделяются основные
идейно-политические доктрины гражданского общества.
Современным представлениям о гражданском обществе больше
соответствуют
социал-демократическая
доктрина
(концепция
«демократического социализма» и «социалистического гражданского
общества»), и либерально-демократическая доктрина (доктрина
131
«рыночной демократии») В первом случае гражданское общество
есть ее совокупность общественно-политических организаций и
институтов, которые наряду с демократическим государством
образуют основу социальной демократии. Во втором случае
«гражданское общество» рассматривается как аналог «общества
рыночной демократии»; оно представляется как «экономическое
сообщество», в котором государство ограничено в своих
возможностях регуляции экономической жизни и контролируется
общественными объединениями и движениями.
В современной социально-политической науке имеется два
подхода во взглядах, на природу гражданского общества, связанные с
его широкой и узкой трактовкой. В первом случае оно
характеризуется как общественная система, сообщество, достигшее
определённого уровня социально-экономического, политического,
культурного
развития
и
обладающее
всеми
признаками
цивилизованности (рыночная экономика, демократия, правовое
государство).
Узкая трактовка гражданского общества совпадает с
«политологической» трактовкой его как особой сферы социума,
противостоящей государству. В этом социуме вычленяются
следующие основные структурные элементы гражданского общества:
внегосударственная общественная реальность, противостоящая
государству (независимые общественные институты и организации);
частная сфера жизни людей, их ассоциаций, отличная от
государственной и общественной сфер (семья, клубы по интересам,
различные любительские общества и т.д.); общественная (публичная)
сфера, опосредующая отношения между частной сферой (поведением
конкретных индивидуальностей) и государством.
Гражданское общество – это такое общество, где главным
действующим лицом и субъектом исторического развития является
человек, со всей системой его потребностей и интересов и
соответствующей ей структурой ценностей. Критерием отнесения
общественных институтов, структур и отношений к сфере
гражданского общества является удовлетворение потребностей и
реализация интересов личности, что определяется системой прав
человека. В гражданском обществе, философской основой которого
является принцип плюрализма, человеку гарантируется свободный
выбор его экономического, политического и духовного бытия,
утверждаются всеобщие нрава человека; в нём нет монополии одной
идеологии, одного мировоззрения, существует свобода совести.
Экономической основой гражданского общества, поскольку оно
существует в рамках правового государства, является многоукладная
экономика с разнообразными и равноправными формами
132
собственности и регулируемыми рыночными отношениями. Тем
самым реализуется основополагающее право человека – свобода
выбора экономической деятельности, экономическая свобода. На
основе многообразных форм собственности обеспечивается
превращение работника в хозяина производства, сильная мотивация
высокопроизводительного труда, наилучшие условия для прогресса
производительных
сил,
рациональное
природопользование,
гарантируются
социальная
справедливость
и
социальная
защищённость человека.
В политической жизни гражданское общество обеспечивает
всем гражданам доступ к участию в государственных и
общественных делах. Здесь государство и граждане связаны взаимной
ответственностью при безусловном верховенстве принятых и
действующих демократических законов и равенства всех перед
законом, т. е. существует правовое государство, где реализованы
права человека на уровне международных норм: исключение любой
дискриминации
по
национально-этническим,
религиозным,
половозрастным признакам; обеспечена надёжная законодательная
защита личности и достоинства гражданина, неприкосновенность его
имущества и жилища, свободы выбора профессии, определения места
жительства, въезда и выезда из страны, тайны переписки, свободы
печати, слова и информации, свободное самоопределение человека в
его мировоззрении, вероисповедании и духовных интересах,
всемерная защита гражданских прав со стороны судебных органов и
общественных организаций. Таким образом, формирование
гражданского общества тесно связано со становлением правового
государства, и оба эти процесса протекают одновременно.
Формирование правового государства означает преодоление
всеобщего огосударствления общества; оно как раз и становится
гарантом социальной защиты человека, обеспечения соблюдения его
прав и свобод, и в этом качестве является составной частью,
важнейшим элементом гражданского общества.
Гражданскому обществу должна соответствовать качественно
новая социальная структура. Разнообразие форм собственности
вызывает и разнообразие социальных групп: бизнесмены, менеджеры,
купцы, брокеры, дилеры, вообще предприниматели; фермеры,
арендаторы, подрядчики, индивидуалы, вообще мелкие собственники;
владельцы приватизированных предприятий, директорский корпус;
люди так называемых свободных профессий - врачи, артисты,
художники, литераторы, деятели искусства и культуры; специалистыинженеры, управленцы низшего, среднего и высших звеньев, учителя,
учёные. Становым хребтом, стержнем новой социальной структуры
общества является средний класс, «толщина» которого в
133
цивилизованных обществах со зрелыми чертами и признаками
гражданского общества составляет, обычно, 50 – 70 %. В обобщенном
виде можно выделить следующие общие позиции, признаки и
критерии гражданского общества: зоны, секторы, сегменты
общественной жизни, общественные институты и социальные
общности независимые от государства; автономные от государства
источники доходов; плюрализм равноправных форм собственности;
структурированность общества, и преобладание среднего класса;
развитое индустриальное и постиндустриальное общество как
материальная
основа;
естественноисторический
характер
формирования гражданского общества, его постоянная изменчивость,
незавершенность, открытость и внутренняя противоречивость;
укоренённость
в
нём
демократических
ценностей;
самоуправленческое начало в организации общественной жизни;
диалектическое единство с правовым государством; доминирующий
тип связей – горизонтальный, а не вертикальный, доминирующий тип
отношений – отношений равноправного партнёрства.
Под гражданским обществом, в таком случае, понимается
независимая от государства, но существующая в диалектическом
единстве с ним особая сфера общественной жизни, включающая в
качестве основных элементов и. структур правовое государство в той
его части, которая обеспечивает права и свободы гражданина;
различного
рода
культурные,
национальные,
трудовые,
территориальные и иные объединения, ассоциации и общности,
осуществляющие свою деятельность на основе реального
самоуправления; политические партии и движения, положившие в
основу своей деятельности принцип консенсуса с другими
институтами гражданского общества в отношении фундаментальных
общественных ценностей; структуры, основанные на единстве
интересов и функционирующие на основе горизонтальных связей;
«средний класс», стержень социальной структуры, основа
стабильности общества, признак его социального здоровья.
До обретения независимости Казахстаном фактически не
существовало общество, которое мы называем гражданским.
Реформы 90-х годов XX века в Казахстане открыли возможность
формирования такой общности людей, в которой достигается
оптимальное соотношение политического и неполитического начал,
обеспечивается взаимное равенство прав, свобод и обязанностей
гражданина, общества и государства. В конце XX и начале XXI веков
казахстанское гражданское общество становится реальностью.
Однако многие его черты и качества еще находятся в стадии
развертывания и формирования. Сегодня этот процесс осложняется
нестабильностью общественно-политических структур, замедленным
134
выходом к цивилизованным рыночным отношениям, отсутствием
широкого социального слоя собственников, низкой эффективностью
механизма правовой защиты личности. И все же, несмотря на эти
сложности и различного рода катаклизмы, формирование
гражданского общества в Казахстане идет в русле мирового развития
с учетом позитивного опыта собственного прошлого и сохранением
самобытных черт. По мнению исследователя Мусатаева С., признаки
гражданского общества формировались со времен степной
демократии [62].
С обретением независимости в республике конституционно
были закреплены основополагающие идеи гражданского общества.
Человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, а
признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и
гражданина – обязанностью государства. Провозглашено разделение
властей на законодательную, исполнительную и судебную,
установлены гарантии развития местного самоуправления.
Это привело к активизации процесса становления среднего
класса – социальной базы гражданского общества. Мы соглашаемся с
мнением казахстанского ученого Нугмановой К. Ж., что становление
среднего класса и формирование гражданского общества в Казахстане
– процессы взаимообусловленные и взаимозависимые [63].
Такие
элементы
гражданского
общества,
как
неправительственные организации, способствуют осознанному
участию граждан в устроении дел общества и государства, вне
принуждения
со
стороны
официальной
власти.
К
неправительственным
организациям
(НПО)
относят
негосударственные социально-политические институты, обладающие
общностью интересов и коллективных целей, определенной
организационной
структурой.
Это
различного
рода
предпринимательские объединения, ассоциации, группы интересов в
социальной сфере, в области культуры, науки, религии и т.д. Еще в
1996 г. был принят Закон РК «Об общественных объединениях»,
который внес существенный вклад в беспрепятственное
функционирование
неправительственного
сектора.
Важным
нормативно-правовым актом, заложившим основы партнерских
взаимоотношений третьего сектора и власти, стал Закон «О
социальном партнерстве», принятый в 2000 году [64].
НПО относят к так называемому третьему сектору. В любом
цивилизованном, демократическом государстве существует три
сектора: государственный, коммерческий (частный, бизнес-сектор) и
некоммерческий
(неправительственный,
общественный),
или
собственно третий сектор, который образуют люди в целях
135
улучшения социально-экономической и общественно-политической
ситуации в стране своего проживания.
НПО в этой роли выступают одними из тех общественных
организаций, которые выполняют некоторые функции правящей
власти. Казалось бы, этим самым третий сектор и власть должны
рассматривать друг друга как конкурентов в деле устроения
государства, общества, тогда как национальные интересы
настоятельно требуют того, чтобы НПО и государство выбрали
сотрудничество вместо соперничества. По мнению исследователя
Саханова Н., развитие неправительственных организаций должно
быть соотнесено с развитием малого и среднего бизнеса [65].
Казахстанская государственная власть прилагает все усилия для
плодотворного
сотрудничества
с
неправительственными
организациями.
На
сегодняшний
день
в
Казахстане
официально
зарегистрированы и действуют 12 политических партий, 5 820 НПО, 3
340 общественных фондов, 1 072 ассоциации юридических лиц, 471
национально-культурное
объединение,
3
340
религиозных
объединений, представляющих свыше 40 конфессий и деномаций, 6
646 СМИ различной формы собственности [66].
С нашей точки зрения, наличие в стране неправительственного
сектора свидетельствует о принятии Казахстаном демократических
принципов развития. Как мы уже упоминали, важную роль в
формировании и развитии политических институтов гражданского
общества играет государство.
В
соответствии
с
Общенациональной
программой
демократических реформ и стратегией вхождения Казахстана в число
пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира, обозначенной
в Послании Президента народу разработана Концепция развития
гражданского общества в Республике Казахстан на 2006 – 2011 годы
[67].
Целью
данной
Концепции
является
дальнейшее
совершенствование законодательной, социально-экономической и
организационно-методической базы для всестороннего развития
институтов гражданского общества и их равноправного партнерства с
государством и бизнес-сектором в соответствии с правовыми
инструментами в рамках международных договоров и пактов в
области прав человека. Для достижения поставленной цели
необходимо сконцентрировать усилия на пяти основных задачах :
построение демократического, светского, правового и социального
государства, где человек, его права и свободы являются главными
ценностями; создание системы гармоничных, равноправных и
партнерских
отношений
между
неправительственными
136
организациями, бизнес-сектором и государством; разработка
экономических стимулов для участия бизнес-сектора в проектах
НПО, развитие благотворительности и меценатства; формирование
благоприятной правовой базы для развития всех институтов
гражданского общества; достижение высоких стандартов качества
жизни, гармонизация трудовых отношений, сокращение разницы
между уровнями доходов богатых и бедных слоев населения. В
общем, главная задача гражданского общества – быть посредником
между индивидуумом и государством.
В Концепции анализируются основные тенденции развития
гражданского общества на современном этапе, изложены пути и
конкретные механизмы его развития на предстоящие годы. Она
станет основой для разработки целевых программ, законодательных и
других нормативных правовых актов, нацеленных на создание
благоприятных условий для функционирования институтов
гражданского общества.
Важный акцент в Концепции ставится на улучшение правовых
норм и механизмов, которые будут регламентировать вопросы
налогообложения некоммерческого сектора, социальную работу
НПО,
благотворительную
деятельность
и
меценатство,
совершенствование
процедуры
регистрации
и
ликвидации
некоммерческих организаций, обеспечение тендерного равенства и
укрепление общенациональных правозащитных институтов. 15
октября 2008г закончил свою работу Гражданский форум Казахстана,
проходивший в Астане по инициативе Президента страны и
Правительства. В форуме принимали участие делегации
неправительственных организаций (НПО) со всех областей
Казахстана, в том числе и от Павлодарской области.
Предстоит в целом проанализировать и провести работу по
совершенствованию законодательства в части обеспечения
конституционных прав и свобод граждан, в том числе в сфере
культуры, образования, экологии, здравоохранения, информации,
социального обеспечения, экономики тендерного равенства,
жилищной политики, местного самоуправления.
Как нам представляется, большое значение в построении
гражданского общества в Казахстане должен иметь опыт европейских
стран.
Переход
Европы
от
индустриального
общества
к
постиндустриальному, характеризующемуся ростом уровня жизни и
образования,
географической
мобильностью,
широким
распространением средств массовой информации, развитием третьего
сектора, имел несколько последствий в политической сфере. Данный
процесс, начавшийся во всех развитые странах с 1950-х гг. когда
137
были удовлетворены основные материальные запросы населения.
сопровождается
активным
ростом
социальных
групп,
характеризующихся многообразием интересов.
Смещение центра тяжести политической борьбы от основных
принципов, социально-экономического развития к решению
конкретных вопросов в Европе привело к тому, что проблемы
качества жизни обратили на себя внимание политиков.
С ростом политической активности избирателям становится
недостаточно раз в четыре года выбирать своих представителей, они
желают не только быть информированными, но и сами участвовать в
принятии политических решений. Например, во Франции в последние
десятилетия возросла значимость неформальных ассоциативных
структур, которые решают частные, но достаточно важные для
французов вопросы. В 1980-е гг. в среднем за год создано около 60
тыс. различных ассоциаций, что в два раза больше, чем в 1970-е гг., и
в четыре раза больше, чем в 1960-е.
В 1999 г. в стране насчитывалось 730 тыс. ассоциаций, 8 из 10
французов были затронуты какими-либо формами ассоциативной
деятельности, причем 13 % являлись активными членами ассоциаций
[68].
Социально развитая традиция «прямого участия» в политике,
коренящаяся в революционном прошлом, выделяет Францию среди
других западных стран. По мере интеграции левых сил в
политическую систему произошла ассимиляция тех способов
действия, которые ранее считались незаконными. За год во Франции
проходит примерно 10 тыс. демонстраций. В них принимают участие
около 20 % избирателей, против 7 % в Нидерландах, 6 % в
Великобритании, 9 % в Германии и 11 % в США [69]
Самыми яркими примерами являются массовые выступления
против проектов реформы высшего образования в 1986 г. и попытки
изменить систему пенсионного обеспечения государственных
служащих в 1995 г. В обоих случаях правительство было вынуждено
отступать от своих планов.
Власти вынуждены все больше считаться с общественным
мнением, зачастую предпочитая договариваться, не доводя дело до
массовых публичных выступлений. В конце 1990-х гг. был
модифицирован закон Добре об иммигрантах: под напором
многочисленных семейных ассоциаций была похоронена идея о
переходе к адресной поддержке нуждающихся семей с детьми и
отменены пособия семьям с высокими доходами. После серии
забастовок и демонстраций работников сферы образования (в них
приняли участие от 60 % до 70 % школьных учителей) в марте 2000 г.
был вынужден подать в отставку министр образования К. Аллегр.
138
Реструктурирование системы медицинского страхования шло также
путем переговоров с медицинскими ассоциациями, благодаря чему
удалось уменьшить стоимость некоторых видов медицинских
обследований и сократить гонорары для специалистов. В 2000 – 2001
гг. проходили напряженные переговоры кабинета Жоспена с
представителями основных профсоюзов государственных служащих
и предпринимательских кругов по вопросу об изменении
пенсионного обеспечения
Осенью 2005 г. во Франции назрел новый конфликт – бунт
иммигрантов.
Эти
беспорядки,
учиненные
иммигрантской
молодежью, показали: наличие гражданского общества не помогло
решить кардинальные социальные проблемы. Французский опыт
доказывает: чтобы гражданское общество функционировало
нормально, нужна сильная основа и опора в виде экономически
сильного государства, которое может решать социальные проблемы.
Протестный потенциал также выражен в значительной степени среди
французов, приверженных ценностям свободы и солидарности,
отвергающих смертную казнь, сторонников единой Европы. Конечно,
большое влияние оказывают так называемые постматериальные
ценности, в связи с этим данный электорат наиболее политизирован.
Избиратели такого типа имеют хорошее представление о
функционировании демократии, полезности голосования на выборах,
интересуются политикой, часто обсуждают политические события,
являются сторонниками определенной политической партии. То есть
склонность к неформальным действиям не сопровождается
настроениями отторжения от обычной политики. Оба способа
политического действия дополняют друг друга.
Коллективные действия все чаще инициируются не только
традиционными участниками политической борьбы – партиями и
профсоюзами, но и спонтанно создающимися группами активистов
или ассоциациями.
Общественные организации, социальные движения служат
действенным
инструментом реализации
воли
граждан в
политическом процессе. Общественные организации, в отличие от
партий, не нацелены на овладение политической властью, они
замыкаются на интересах определенных социальных групп и
отраслей, на определенной сфере деятельности (объединения
работодателей, профсоюзы, спортивные, правозащитные организации
и т. д.). Например, подобных организаций в соседней с Францией
Германии насчитывается более 4 тыс. Особенно профсоюзы
отличаются наиболее широкой опорной базой: в их составе в начале
2000-х гг. в качестве членов состояли 17 % западных и 25 %
восточных немцев [70].
139
Проблемы развития гражданской) общества регулярно
освещаются в печати, обсуждаются общественными организациями.
Важная роль в изучении перспектив гражданского общества
Германии играет созданная в Бундестаге специальная комиссия
«Будущее гражданской ангажированности». Ведущие политики
постоянно уделяют внимание современному состоянию и
дальнейшему развитию гражданского общества. Например,
эксканцлер Г. Шредер неоднократно отмечал, что формирование
цивилизованного
гражданского
общества
является
важной
общественно-политической задачей. Однако, когда Г. Шредер стал
претворять в жизнь программу «Повестка – 2010», гражданское
общество возмутилось, после досрочных выборов в бундестаг он
ушел в отставку, поскольку потерявшая прежние темпы экономика не
вынесла бремени щедрых социальных услуг, установленных в период
экономических успехов. Как видно, без социальной политики не
обойтись, иначе протестное гражданское общество не может
способствовать
проведению
необходимых
прогрессивных
преобразований.
В Германии налицо тенденция к изменению политического
поведения граждан. Они становятся более требовательными по
отношению к политическим и общественным институтам, настаивая
на расширении и углублении демократических принципов и
предоставлении им большей самостоятельности в противовес
бюрократической опеке со стороны государства. Такая позиция
свидетельствует о достижении гражданской зрелости, формировании
более осознанного отношения к политике, стремлении к более
активному воздействию на политический процесс.
Региональная особенность участия граждан в политике также
наблюдается в Италии [71].
Американский исследователь Р. Патнэм в своей книге «Чтобы
демократия сработала. Гражданские традиции в современной
Италии» пишет, что принципы формирования, объем полномочий,
организационная структура областных самоуправлений по всей
Италии одинаковы, но на севере и юге имеются весьма значительные
различия. Секрет Южной Италии заключается в двух ключевых
факторах. Первый: в середине 1990-х гг. на юге были зафиксированы
триумфальные успехи в деле борьбы с организованной
преступностью. Вторым фактором являются наметившиеся сдвиги в
структуре, направлениях и темпах роста экономики юга Значительная
часть промышленного производства переместилась из традиционно
индустриальных
регионов
северо-запада
(знаменитый
индустриальный треугольник Милан – Турин – Генуя) в южные
области. Бурно развивалась банковская система, предоставившая
140
кредиты для бизнеса с низкими процентными ставками
вознаграждения.
Впервые
в
современной
истории
юг
продемонстрировал способность к самостоятельному росту,
саморазвитию, что выразилось, в частности, в ускоренном и массовом
зарождении мелких и средних предприятий. По этому показателю юг
начиная с 1997 г. начал устойчиво обгонять северные регионы [72].
Опыт Италии показывает, что политическая культура и
традиции не являются определяющими факторами политического
участия и активности граждан. Вырисовывается трехступенчатая
динамика политического участия которая, по-нашему мнению, может
быть применена и к Казахстану. Начальная ступень – прозрачность
государственного управления, отсутствие таких негативных явлений,
как
бюрократия,
мздоимство,
круговая
порука,
теневое
покровительство. Мягкое налоговое законодательство и наиболее
приемлемые кредиты в качестве стартового капитала ведут к
следующей ступени - развитию малого и среднего бизнеса. Занятие
малым и средним бизнесом является самым эффективным средством
борьбы с безработицей, обретение индивидами финансовой и
экономической свободы формирует средний социальный слой, тем
самым предоставляя возможность для свободы действия и
самореализации, инициативности. Последние три качества – основа
третьей ступени – гражданской инициативности и самостоятельности,
политической активности и политического участия, одним словом,
гражданского общества.
Благодаря такому подходу на Западе сложился экономический
феномен в виде малого и среднего бизнеса, стало возможным
послевоенное «экономическое чудо» Германии и Италии. И главное –
этот социальный слой экономически активных, малых и средних
собственников стал основой гражданского общества. В Казахстане
идет становление малого и среднего бизнеса, и по мере
экономического роста этот активный слой населения плавно
трансформируется в средний класс. Здесь необходимо учитывать
такой важный момент: средний слой в силу своей относительной
экономической самостоятельности обладает большой политической
активностью по сравнению с другими социальными группами.
Поэтому
экономическая и политическая стабильность как
общественные явления взаимообусловлены.
Чтобы гражданское общество развивалось равномерно,
необходимо как минимум два обязательных фактора: сильное
государство и активная личность. Однако усиление роли государства
в демократическом обществе многими воспринимается как явление
чрезвычайное и подозрительное. Именно поэтому данное усиление
должно иметь веские причины и ясные границы. При этом
141
важнейшую роль играет умелое сочетание экономических и
административных методов, так как они тесно взаимосвязаны.
Политическая власть должна действовать в экономике на основе
принципа «не создавать помех», реализуя рациональную
экономическую политику, тем самым создавая благоприятные
социальные условия для жизнедеятельности граждан, а недопущение
умаления самостоятельности личности и индивидуальных свобод
должно превратиться в образ жизни государства.
Из опыта Италии можно позаимствовать немало позитивного
как для развития молодого гражданского общества Казахстана, так и
для модернизации всего государства. Искоренение бюрократического
произвола чиновников и борьба с повальной коррупцией поитальянски, развитие малого и среднего бизнеса, уничтожение
межрегионального дисбаланса – лишь малая толика этого позитива.
Помимо гражданского общества и правового государства другим
важным фактором, способствующим проведению эффективной
государственной политики в отношении среднего класса являются
институты социального государства.
Устойчивое развитие социального государства во многом
зависит от отношения к нему средних слоев. Средний класс –
активный потребитель услуг социального государства. В
Великобритании, например, в 80-е гг. XX века, т.е. в период наиболее
высокого наката неоконсервативной волны, на представителей
средних слоев приходилось на медицинское обслуживание – 120 % от
среднего показателя (100 %); на начальное образование – 90 %; на
среднее до 16 лет – 80 %; на среднее старше 16 лет – 165 %; на
высшее не университетское – 149 %; на университетское образование
– 272 % [73]. Но это только одна сторона дела. Другая заключается в
том, что значительная часть представителей средних слоев (врачи,
учителя, управляющие институтами социальной политики и т.п.) сами
являются производителями социальных услуг. И в этом качестве они естественные противники сокращений расходов или субсидий на
социальные нужды в своих сферах. Например, в Великобритании
именно средние слои сыграли в 1980-х гг. амортизирующую роль в
осуществлении намерения существенно сократить социальные
расходы. В частности, проведенный эксперимент показал, что при
отсутствии влияния средних слоев расходы на социальные нужды
могли бы сократиться на 27 %, реально же – на 7 % [74]. Есть и
другие данные, показывающие, что сократились не расходы на
социальные нужды, а темпы их роста. Важно и то, что средние слои,
занятые в СМИ, имеют немалые возможности воздействия на
общественное мнение по социально-политическим вопросам в
желаемом для них направлении.
142
Нельзя недооценивать и экономическую мощь средних слоев.
Поляризация же доходов и размывание среднего класса ведут к
падению внутренней инвестиционной активности. Это положение в
полной мере относится и к странам с переходной экономикой.
Следует упомянуть и о таком факторе устойчивости социальных
государств, как стремление народных масс сохранить и упрочить свои
социальные права. Острый политический кризис во Франции весной
2006 г., в котором активнейшую роль играло молодое поколение
средних слоев - одно из свидетельств этого: лишь 12 % французов
поддержали идею контракта первого найма, ставшую детонатором
социального взрыва. А в общенациональной забастовке в марте
2006г., парализовавшей Францию, особую активность в поддержке
студентов и лицеистов проявили, наряду с транспортниками и
металлургами, именно представители средних слоев: виновники,
работники почты, банковские клерки, преподаватели, журналисты и
даже налоговые инспектора [75].
В Норвегии в 1999 г. образовалось движение профсоюзных
организаций в поддержку государства благоденствия которое в
настоящее время охватило более половины занятых в народном
хозяйстве. В Италии три ведущих профцентра координируют
действия против попыток демонтажа социального государства [76].
Социальное
государство
является
структурированным
феноменом, в котором осуществляется саморегуляция общества. Оно
чрезвычайно
сложная
динамически
целостная
система,
характеризующаяся множественностью элементов, структур и
подсистем, наличием различных уровней функционирования, связей
составных
элементов.
Структурно-функциональный
анализ
социального государства показывает, что само по себе многообразие
функций социальной политики – важнейший фактор стабильности
социального государства.
Сегодня Казахстан позиционирует себя как социальное
государство,
важнейшим
принципом
которого
является
направленность политики на выравнивание жизненного уровня
основных социальных групп населения, на преодоление контрастов
бедности и богатства.
Как известно, политический транзит представляет собой
процесс трансформации тоталитарной или авторитарной политикогосударственной системы в направлении развития общего уровня
демократии в обществе и государстве. Политический транзит можно
понимать также как определенный временной отрезок, в течении
которого осуществляется трансформация политической системы,
происходят изменения в других сферах общественной жизни.
Модернизация политической сферы транзитного общества прежде
143
всего связана с процессом социализации, направленным на
формирование массовой поддержки для государства, а также на
создание институтов, содействующих расширению участия граждан.
Трансформация социальной структуры в Казахстане вызвала к жизни
новые формы взаимоотношений между государственной властью и
социальными слоями. Прежде всего, экономические реформы
способствовали созданию предпосылок для становления слоя мелких
и средних собственников – основы будущего среднего класса. Не
отрицая за ним важной роли экономического стабилизатора и
стимулятора, мы должны признать его существенное значение как
компоненты политической модернизации. База среднего класса –
малые и средние предприниматели, а также представители близких по
доходам и материальному положению социальных слоев и групп.
Важную роль в трансформационных процессах призваны сыграть
нарождающиеся институты гражданского общества, социальной
базой которого является средний класс. Гражданское общество, о чем
говорилось выше, определяют как совокупность частных лиц,
классов, сословий, общественных институтов, которые напрямую не
зависят от государства. Интересны в этом смысле выводы немецкого
философа Гегеля о самостоятельности гражданского общества как
сферы частных интересов по отношению к государству. Современные
исследователи признают, что «главным действующим субъектом
гражданского общества является суверенная личность» [77].
На наш взгляд, формирование полноценного гражданского
общества предполагает наличие следующих тенденций в
общественной жизни: появление и становление социальных слоев и
групп, обладающих определенным менталитетом; относительно
равные экономические возможности; наличие благоприятных
социальных условий для наиболее уязвимых слоев общества;
равенство прав и свобод личности. Участие в неправительственных
объединениях способствует гражданской социализации индивидов,
социальных групп и слоев, формируя у них чувство гражданской
ответственности,
собственную
гражданскую
позицию,
компетентность. С их помощью реализуются разнообразные
ненасильственные формы давления на властные структуры:
обсуждение принимаемых государственными органами решений;
выдвижение альтернативных программ и предложений; включение в
работу государственных учреждений независимых экспертов,
представителей общественности и т.п. Основная цель сотрудничества
государства, институтов гражданского общества и субъектов малого и
среднего предпринимательства – это реализация общественнозначимых проектов. Такое взаимодействие является одним из
основных элементов современной рыночной экономики. Социально144
экономические проблемы более эффективно решаются на
региональном и местном уровне, с привлечением ресурсов
государства и частного сектора. Важная роль в таком процессе
принадлежит
институтам
гражданского
общества, нередко
выступающих в качестве инициаторов и координаторов.
Характер
вопросов,
которыми
занимаются
неправительственные организации при поддержке государства и
предпринимательства, весьма широк: это подготовка кадров,
содействие занятости, социальная адаптация молодежи и многое
другое. Плодотворность и результативность взаимодействия снижает
наличие ряда проблем, из которых, как нам представляется,
наиболее существенные следующие :
1) недостаточное развитие гражданского самосознания,
наличие еще не полностью изжитого социального иждевенчества;
2) недостаточное
внимание
госструктур
к
нуждам
предпринимательства, недооценка его усилий по развитию
экономики;
3) не сложился полностью, и, естественно, не всегда
срабатывает механизм общественного контроля за реализацией
общественно-значимых проектов;
4) бизнес не всегда
увязывает свои планы с
государственными.
Актуальной проблемой является социальная ответственность
предпринимательства. На прошедшем в январе 2008 года форуме по
вопросам социальной ответственности бизнеса глава государства
призвал предпринимателей стать полноценными партнерами власти в
решении социальных вопросов. Важным механизмом взаимодействия
предпринимателей с органами власти является система социального
партнерства.
Основными
функциями
объединений
работодателей,
предпринимателей в системе социального партнерства являются :
- последовательное
укрепление
самосознания
предпринимательского социального слоя, интеграция различных
групп предпринимателей в крупный класс, утверждение в их
сознании того, что предприниматели, работодатели являются не
только частными лицами и менеджерами, но и общественными
фигурами;
- представительство интересов капитала как носителя
экономической и политической власти во взаимоотношениях с
властными структурами и организациями работников профсоюзами в
целях достижения возможно большей прибыли на вложенный
капитал;
145
- заинтересованное участие работодателей, предпринимателей в
разработке согласованной политики по вопросам повышения качества
рабочей силы, совершенствования оплаты и условий труда, решения
проблем
занятости,
обеспечения
социальных
гарантий,
предотвращения острых социальных конфликтов;
- работодатели, предприниматели выделяют средства для
создания системы информационно-коммуникативного обеспечения
процесса развития партнерских отношений, аккумулирования
мирового опыта хозяйствования, освоения механизмов создания
нового качества работы.
Подытоживая вышеизложенное, можно констатировать, что
многочисленный слой мелких и средних бизнесменов служит
важнейшим
социальным
инструментом
обеспечения
внутриполитической стабильности. Объединения работодателей,
предпринимателей в системе социального партнерства выступают и
как институты соответствующих социальных гарантий. В этом
отношении они вместе с государством призваны решать социальные
проблемы, проявлять социальную ответственность в условиях
реформирования
казахстанского
общества.
Главным
во
взаимодействии бизнеса и власти является воздержание
предпринимателей, работодателей от прямого участия в
политической борьбе, взаимная нацеленность на достижение
соответствующих социально-экономических результатов в различных
сферах и поиск путей консолидации казахстанского общества.
К факторам, сдерживающим становление социальной
ответственности бизнеса можно, по нашему мнению, отнести
недостаточность государственного стимулирования экономической
заинтересованности в решении социальных задач.
В соединении государства и бизнеса проявляется противоречие
между обслуживанием общественных интересов и обеспечением
прибыли. В странах с многочисленным средним классом успешная
реализация различных общественных проектов не представляет
больших трудностей. Участие бизнеса в решении социальных
проблем либо жестко регулируется в рамках действующего
законодательства, либо осуществляется самостоятельно, под
воздействием специально установленных стимулов и льгот. В
Казахстане этот процесс находится на начальных этапах своего
развития и происходит в условиях ведущей роли государства,
формирующихся
институтов
гражданского
общества
и
развивающегося предпринимательства. Этот вопрос был затронут в
Послании Президента «Повышение благосостояния граждан
Казахстана – главная цель государственной политики» от 6 февраля
2008 года. Очевидно, что в странах с недостаточно развитыми
146
институтами и традициями рынка, гражданского общества, большую
роль играют внешние факторы. Успехи передовых стран приводят
иногда к стремлению слепо копировать чужой опыт, что порой
приводит к прямо противоположному результату. Особенности
казахстанского общества, находящегося в условиях политического
транзита, требуют вдумчивого отношения к мировому опыту.
Таким образом, социальная политика государства всегда
представляет собой выбор между определенными интересами и
приоритетами. В современных условиях полный отказ от
государственного регулирования в этой сфере невозможен, что
объективно переводит ее из чисто экономической плоскости в
политическую. В переходных обществах социальная политика
направлена прежде всего на предотвращение и преодоление
нежелательных
последствий
экономических
реформ.
Соответствующая политика – неотъемлемая часть успешного
переходного этапа в экономике. Главными объектами и
соответственно ключевыми элементами социальной политики
являются образование, здравоохранение и социальная защита.
Универсального рецепта эффективной социальной политики не
существует и каждое из новых независимых государств столкнулось с
проблемой выработки своей, уникальной стратегии социальной
политики, в которой учитывались бы его особенности, все сильные и
слабые стороны.
Эффективная реализация социальной политики, укрепление
государственности и независимости страны требует налаживания
конструктивного политического диалога государства, общества и
бизнеса, с целью создания механизмов подлинной реализации и
защиты прав и свобод каждого человека. По всей видимости,
потребуется длительный период времени, прежде чем в Казахстане
утвердится демократическое, правовое, социальное государство. В
Казахстане
гражданское
общество
еще
полностью
не
сформировалось, складывание среднего класса далеко от завершения.
Создание гражданского общества, основанного на принципах
демократии и рыночной экономики, с развитым средним классом –
процесс непростой, длительный, весьма напряженный. Поэтому
комплекс государственных мер, предпринимаемых с целью
поддержать формирующийся средний класс, в том числе малый и
средний
бизнес,
объективно
способствует
дальнейшей
демократизации
и модернизации казахстанского общества. В
настоящее время в развитых странах наблюдается тенденция
социализации рынка. В результате длительного и непрерывного
развития рыночных отношений в этих странах сформировалась
сбалансированная система взаимоотношений предпринимательства,
147
государства и общества. В контексте дальнейшей политической
модернизации общества важное место занимают проблемы
взаимодействия и сотрудничества государственных органов власти,
неправительственных организаций и бизнеса в Казахстане. В данном
случае, как нам представляется, нужно вести речь о бизнесе, прежде
всего, малом и среднем. Как нам представляется, перенимая лучшие
образцы
взаимодействия
государственных
органов
власти,
неправительственного
сектора
и
малого
и
среднего
предпринимательства, следует, во-первых, адаптировать их к реалиям
транзитного общества, во-вторых, более внимательно исследовать
складывающиеся в Казахстане самоорганизации населения на всех
структурных уровнях общества. Таким образом, представители
среднего класса активно участвуя в работе демократических
институтов способствуют сохранению устойчивости правового и
социального государства и внутри политической стабильности.
148
Заключение
Нужно признать, что в вопросе о месте и роли среднего класса
в общественно-политических процессах как отечественные, так и
зарубежные политологи практически единодушны. И те, и другие
рассматривают современный средний класс в качестве главного
стабилизирующего субъекта и главного носителя идей политической
модернизации, демократизации и свободы. При исследовании
проблемы среднего класса в современном Казахстане ученые также
согласны с тем, что средний класс призван выполнять роль
стабилизатора общества, защищать его от социально-политических
потрясений. Но в настоящее время ввиду своей немногочисленности
и собственного неустойчивого положения в социальной системе он
справиться с этой задачей пока не может, то есть еще не является
достаточно действенным субъектом политики. Необходима
целостная, эффективная государственная политика социального
управления, регулирующая и направляющая процессы социальной
трансформации.
Прежде всего, в отношении молодежи – продолжение
эффективной политики по ликвидации безработицы, так как она, понашему мнению, является основной проблемой молодежи, принятие
систематических региональных программ обучения молодежи,
особенно сельских районов, востребованным на рынке труда
профессиям. Многие жизненно важные вопросы молодежной
политики должны решаться с научных позиций. В сфере малого и
среднего бизнеса молодые люди могут выгодно реализовать свой
интеллектуальный и предпринимательский потенциал. Развитие
молодежного бизнеса ограничивается среди прочего структурой
отечественного
производства,
отсутствием
полноценной,
продуманной программой поддержки со стороны государства, что в
определенной степени можно объяснить проблемами переходного
периода. Важным моментом в становлении среднего класса как
активного субъекта политических процессов, по-нашему мнению,
является политика государства в области образования. Образование
для молодежи является необходимым условием как для получения
высокого уровня доходов, так и для формирования соответствующего
среднему классу мировоззрения. Далее, в отношении политики
государства в сфере государственной службы, в отношении
гражданских служащих - продолжение системных мер по повышению
социального статуса и доходов, а также создания условий для
приобретения недвижимости, так как средний класс – это класс
собственников. Конечно, в современных социально-экономических
условиях данные социальные группы еще не могут быть отнесены к
149
среднему классу. Однако исключить данные социальные слои из
числа перспективных означает значительно уменьшить в будущем
численность
формирующегося
среднего
класса.
Политика
государства должна способствовать тому, чтобы благополучие
данных социальных групп опиралась не только на высокий заработок,
но и на собственность. Именно собственность является наиболее
прочной основой общественных отношений. От изменений в системе
собственности зависят все прогрессивные изменения в обществе.
В отношении предпринимателей – решение основных проблем
мелкого и среднего бизнеса, более широкое вовлечение в бизнес
женщин, так как по данным исследователей, женщиныпредприниматели более успешны, нежели мужчины. В политике в
отношении малого и среднего бизнеса можно использовать опыт
стран Тихоокеанского региона, где немаловажную роль играет
семейный бизнес. В этих государствах семейный бизнес позволяет
власти успешно противостоять массовой безработице. В Казахстане
сферой приложения семейного бизнеса при поддержке государства
может стать сельское хозяйство, потенциал которого огромен.
Государство также должно активно поощрять социальные проекты,
исходящие от предпринимателей.
По нашему мнению, политика формирования среднего класса,
применительно к казахстанскому опыту его становления это, прежде
всего, комплекс мер в отношений определенных слоев, потенциально
имеющих начальный достаточно высокий интеллектуальный и
профессиональный уровень, или располагающих возможностью, при
посредстве государства, достигнуть социально приемлемого уровня
доходов. Политической целью данного комплекса мер является
успешное продвижение социально-экономических и политических
реформ с целью достижения социальной справедливости и
стабильности в казахстанском обществе.
Таким образом, социально-экономическое и политическое
развитие Казахстана в перспективе должно позволить ему успешно
войти в мировое постиндустриальное общество, где основной
социально-политической силой выступает средний класс. Дано
целостное представление об основных направлениях государственной
политики в отношении поддержки и развития социальных групп,
которые должны стать основой реализации экономических реформ,
гарантом внутриполитической стабильности. Даны конкретные
рекомендации по коррекции государственной политики в отношении
потенциальных средних слоев, по дальнейшему укреплению и
развитию институтов гражданского общества, развитие социального
партнерства предпринимательства и государства. Предложенные
научно-обоснованные ориентиры и направления могут явиться
150
основой для выработки целостной программы государственной
политики по стимулированию развития малого и среднего бизнеса
как основы среднего класса. Все эти факторы, могут способствовать
формированию устойчивой социально-политической структуры
казахстанского общества. Предложенные меры могут быть
использованы для уточнения государственной политики по
отношению к молодежи, научно-технической интеллигенции,
представителям малого и среднего бизнеса.
Особым направлением в политике государственных органов
власти в отношении малого и среднего предпринимательства, как
наиболее перспективного социального слоя с точки зрения
формирования среднего класса, является поддержка инновационного
бизнеса. Одной из важных задач государственных органов власти в
данной сфере должна стать эффективная координация работы
институтов развития, занимающихся поддержкой инновационного
бизнеса. Значительное место в экономической политике государства
необходимо отводить поощрению множественности видов и форм
инновационной деятельности.
В условиях мирового экономического кризиса, безусловно,
главным направлением политической поддержки малого и среднего
бизнеса является регулирование финансовых потоков, направленное
на облегчение доступа предпринимателей к источникам финансовых
средств. В реализации государственной политики поддержки малого
и среднего предпринимательства важное место занимает проблема
развития
венчурного
предпринимательства.
Венчурное
предпринимательство является одной из эффективных форм
инвестирования малого и среднего бизнеса, прежде всего
высокотехнологичного.
Развитие венчурного инвестирования
политическая власть должна регулировать, прежде всего, путем
разработки и дальнейшего совершенствования соответствующей
нормативно-правовой базы. Увеличение количества предприятий
малого и среднего предпринимательства в результате венчурного
финансирования, безусловно, положительно скажется на численности
среднего класса, и, следовательно, на его роли как политического
актора.
В современном мире, наряду с поступательными процессами
дальнейшей демократизации развитых стран происходит массовая
политическая социализация транзитных обществ. Как мы полагаем,
каждое такое общество, находящееся в условиях демократического
транзита, имеет присущие только данному социуму особенности
перехода.
Социально-политические
процессы
должны
анализироваться обязательно с учетом исследования специфики
политических форм транзита. Объективное сочетание элементов
151
авторитаризма
и
демократии
способствует
обеспечению
политической стабильности, успешному проведению реформ. Как
нам представляется, критерии модернизации являются лишь целью,
ориентируясь на которую, государство проводит реформы в
различных сферах общественной жизни. Содержание самой
модернизации, средства, характер преобразований полностью зависят
от автохтонных, исторических условий развития общества. Анализ
социальной структуры современного казахстанского общества
отражает основные тенденции социально-экономического и
политического развития республики.
По нашему мнению, государственная поддержка малого и
среднего бизнеса должна обеспечиваться не только содействием в
решении конкретных проблем, но и регулированием политической
властью в законодательном порядке социально-правовых и
экономических
вопросов
деятельности
субъектов
малого
предпринимательства. Большой проблемой для малого и среднего
бизнеса остается наличие административных барьеров, коррупции,
что вынуждает предпринимателей уходить в «теневую экономику».
Системное решение данных проблем возможно лишь путем принятия
политических решений. Как нам представляется, большую роль в
выходе бизнеса из «тени» должен сыграть новый Налоговый кодекс.
Необходимо развитие государственными органами власти правовой
базы для стимулирования, особенно на региональном уровне,
молодежного
предпринимательства,
возможно,
создание
государственных органов, которые бы курировали нормативноправовое обеспечение молодежного бизнеса.
Малый и средний бизнес способствует решению социальных
проблем, прежде всего проблемы занятости, поглощая избыток
рабочей силы. Решение проблемы занятости становится, как никогда,
актуальным в условиях мирового экономического кризиса. В данном
случае определяющую роль играет государственная власть, создавая
предпосылки для проведения эффективной социальной политики.
Численность среднего класса увеличивается не только за счет
собственников- предпринимателей, но и за счет высокооплачиваемых
наемных работников. В этом смысле невостребованные пока на рынке
труда или не получающие соответствующие квалификации и
трудозатратам заработную плату представители научной, инженернотехнической интеллигенции, преподаватели, юристы, врачи являются
потенциальной базой среднего класса. По нашему мнению, к ним
можно отнести в первую очередь тех, кто готов воспринять
инновационные идеи развивающейся предпринимательской среды.
Своим образом и стилем жизни представители данных социальных
групп, особенно в постсоветских странах, имеют тенденцию
152
адаптироваться под стандарты среднего класса развитых,
постиндустриальных стран. Означенные социальные группы всегда
будут стремиться минимизировать обострение политической борьбы.
Потенциальные средние слои являются опорой политических сил,
реально обеспечивающих внутриполитическую стабильность,
порядок и согласие. В этом также проявляется функция среднего
класса как политического актора.
Как свидетельствует опыт политического развития стран мира,
складывание сильного и многочисленного среднего класса является
необходимым условием реального развития и укрепления институтов
гражданского общества, правового государства, перехода к
стабильному и поступательному социально-экономическому и
политическому развитию. Это объясняется тем, что формирующийся
средний класс, качественно развиваясь и численно увеличиваясь,
заинтересован в эффективном механизме отстаивания своих
интересов.
Экономически независимая и самодостаточная социальная страта,
которой выступает средний класс развитых обществ, служит опорой
политической власти при регулировании общественных процессов.
События, происходящие на мировом экономическом пространстве,
переводят многие, ранее преимущественно экономические проблемы,
в политическую плоскость. Этим еще раз подтверждается
первичность политической сферы перед всеми другими сферами
жизни общества.
153
Литература
Введение
1 Радаев В. В. Социальная стратификация / В. В. Радаев,
О. И. Шкаратан. – М.: Наука, 1995. – 224 с.
2 Григорьев Л. Средний класс России на рубеже этапов
трансформации / Л. Григорьев, Т. Малева // Вопросы экономики. –
2001. – № 1. – С. 45–73.
3 Аженов М. С. Социальная стратификация в Республике
Казахстан / Аженов М. С., Бейсенбаева Д. Э. – Алматы : Білім, 1997. –
112 с.
4 Сагадиев К. А. Средний класс – «тест» на современность
История. Теория. Статистика / К. А. Сагадиев, Б. И. Бектурганова;
Ассоциация социологов и политологов Казахстана. – Алматы, 1998. –
600 с.
5 История экономических учений / под ред. А. Г. Худокормова.
– М. : Инфра-М, 1999. – 733 с.
6 Дилигенский Г. Г. Люди среднего класса. – М. : Институт
Фонда «Общественное мнение», 2002. – 285 с.
7 Назарбаев Н. А. Казахстан 2030 : процветание, безопасность и
улучшение благосостояние всех казахстанцев : Послание Президента
народу Казахстана. – Алматы : Юрист, 2004. – 124 с.
Глава 1
1 Горшков М. К. Некоторые методологические аспекты анализа
среднего класса в России // Cоциологические исследования. – 2000. –
№ 3. – С. 4.
2 Balzer H. Russias Middie Classes // Post-Soviet Affairs. – 1998. –
V. 14, N02. – Р. 9.
3 Джерри Д. Большой толковый социологический словарь. В
2 т. Т. 2. / Д. Джерри, Дж. Джерри. – М. : ВечеАСТ, 1999. – С. 282.
4 Политическая энциклопедия. В 2 т. Т. 1. / под ред.
Г. Ю. Семигина. – М. : Мысль, 2000. – С. 465.
5 Заславская Т. И. Социальная трансформация российского
общества. – М., 2003. – С. 471–473.
6 Маркс К. Сочинения. – Изд. 2-е / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.,
1955. – Т. 2. – С. 362–369.
7 Вебер
М.
Основные
понятия
стратификации
//
Социологические исследования. – 1994. – № 5. – С. 169–183.
154
8 Турунцев Е. Отталкиваясь от Макса Вебера : к пониманию
процессов социальной трансформации в России // Вопросы
экономики. – 1999. – № 7. – С. 65–77.
9 Вебер М. Класс, статус и партия / пер. с англ. В. Чесноковой //
Социальная стратификация. – М. : Мысль, 1992. – Вып. 1. – С. 19–38.
10 Хальбвакс М. Социальные классы и морфология. – М., 2000.
– С. 39.
11 Сорокин П. Система социологии. – М. : Наука, 1993. –
С. 376–377.
12 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. – М. : Наука,
1992. – С. 302.
13 Парсонс Т. Аналитический подход к теории социальной
стратификации // Социальная стратификация. – М., 1992. –
С. 114–137.
14 Герцог Д. Классовое общество без классовых конфликтов //
Социальная стратификация. – М., 1992. – Вып. 1. – С. 19–38.
15 Боейков М. И. Возможности статистического изучения
среднего класса // Вопросы статистики. – 1999. – № 11. – С. 6–12.
16 Майбурд Е. М. Введение в историю экономической мысли. –
М. : Мысль, 2000. – С. 496–497.
17 Скворцов В. В. Судьба среднего класса в контексте
демократических преобразований в Казахстане // Сборник МНК
«Социальная стратификация и социальные процессы в Центральной
Азии». – Алматы, 2002. – С. 187–195.
18 Dahrendorf R. Class and Class Conflikt in Industrial Society. –
London, 1959. – Р. 204.
19 Giddens A. The Class Strukture of the Advanced Societies. –
London, 1980. – Р. 355.
20 Аристотель. Сочинения: в 4 т. – М. : Наука, 1984. – Т. 4. – С.
509.
21 Аитов Н. А.Основы социологии. – Алматы: Ғылым, 1997. –
С. 62–71.
22 Добреньков В. И. Социология / В. И. Добреньков, А. И.
Кравченко. – М., 2000. – С. 231.
23 Заславская Т. И. К вопросу о среднем классе в российском
обществе / Т. И. Заславская, Р. Г. Громова // Мир России. – 1998. –
№ 4. – С. 5–9.
24 Галкин А.А. Тенденции изменения социальной структуры //
Социологические исследования. – 1998. – № 10. – С. 102.
25 Карасев И.П. Проблемы формирования среднего класса в
России // Средний класс в России: прошлое, настоящее, будущее :
мат. науч.-практ. конф. Серия «Symposium». – СПб., 2000. – Вып 2. –
С. 61.
155
26 Радаев В. Социальная стратификация // Российский
экономический журнал. – 1994. – № 11. – С. 87–88.
27 Рывкина Р. В. Социальная структура общества как регулятор
развития экономики // Экономическая социология и перестройка / под
ред. Т. И. Заславской, Р. В. Рывкиной. – М., 1989. – С. 82–83.
28 Соколова Г.Н.Экономическая социология. – Минск, 1998. –
С. 217.
29 Малый бизнес в Казахстане: статистический сборник /
Агентство РК по статистике. – Алматы, 2007. – С. 19.
30 Малдыбаев С. Ты записался в средний класс? //
Казахстанская правда. – 2009. – 17 января. – С. 6.
31 Притворова Т. Средний класс в Казахстане: идентификация,
характеристика, развитие // Экономика и статистика. – 2003. – № 1. –
С. 52.
32 Гайсина С. Система социальных показателей и индикаторов :
теоретические и методические основы построения // Экономика и
статистика. – 2004. – № 2. – С. 3.
33 Азирханов Б. А. Основные приоритеты государственной
политики РК по формированию среднего класса: дисс. канд. полит. н.
– Алматы, 2002. – 133 с.
34 Иноземцев В. Д. Возвращение Европы. В авангарде
прогресса : социальная политика в ЕС // Мировая экономика и
международные отношения. – 2002. – № 2. – С. 3–14.
35 Матаев Г. М. К вопросу об идентификационных признаках
среднего класса в постсоветских странах // Сборник МНПК
«Социальная структура современного казахстанского общества». –
Астана, 2003. – С. 361–366.
36 Сагадиев К. Реформы: аналитический взгляд : (статьи,
письма, интервью). В 3 кн. Кн 1. – Алматы: НП ПИК «GAUHAR»,
2006. – С. 169.
37 Абсалямова Н. Национальная идея: дружба, братство,
равенство // Казахстанская правда. – 2001. – 20 января. – С. 3.
38 Пронин С. О приоритетах социальной политики / С. Пронин,
В.Люблинский, Р. Цвылев // Общество и экономика. – 2000. – № 8. –
С. 27–36.
39 Пантин В.И. Средний класс в процессе трансформации /
В. И. Пантин, В. В. Лапкин // Полития. – 2000. – № 1. – С. 110.
40 Новикова В. Возможно ли справедливое распределение
доходов // Экономист. – 2003. – № 4. – С. 61–67.
41 Кувандыков А. У. Проблемы идентификации среднего класса
в Казахстане // Сборник МНПК «Социальная структура современного
казахстанского общества». – Астана, 2003. – С. 337–338.
156
42 Совершенствование системы оплаты труда работников
государственных учреждений с учетом региональных различий: науч.
отчет НИИ труда / Берешев С. [и др.]. – Алматы, 2002. – С. 29.
43 Павлов А. Не упустить удачный момент // Новости недели. – 2003.
– 4 апреля.
44 Франк С. Л. По ту сторону «правого» и «левого» // Новый
мир. – 1990. – № 4. – С. 22.
45 Назарбаев Н. А. Казахстанский путь. – Караганда, 2006. –
372 с.
46 Мухаев Р. Т. Политология: учебник для вузов. – Изд. 2-е. –
М. : Приор, 2005. – С. 448.
47 Социология // под ред. Э. В. Тадевосяна. – М. : Мысль, 1995. –
С. 227–228.
48 Братерский М. В. Теория модернизации : обзор
американских концепций // США: экономика, политика, идеология. –
1990. – № 9. – С. 26–30.
49 Eissenstadt S. N. Modernization-Protest and change. –
Engelwood clifs, 1966. – P. 1.
50 Маркс К. Сочинения. – Изд. 2-е. / К. Маркс, Ф. Энгельс. –
М. : Политиздат, 1975. – Т. 46. – С. 100–101.
51 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. – Одесса, 1990.
– С. 12.
52 Вебер М. Избранные произведения. – М. : Мысль, 1990. –
С. 644–647.
53 Мельвиль А. Ю. Демократические транзиты (теоретикометодологические и прикладные аспекты). – М. : Мысль, 1999. –
С. 17.
54 Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце
XX века. – М. : Фонд ХХ1 век, 2003. – С. 26.
55 Купряшин Г. Л. Политическое развитие // Кентавр. – 1994. –
№ 2. – С.119–123.
56 Пугачев В. П. Основы политической науки. – М. : Наука, 1994. –
С. 172–183.
57 Купряшин Г. Л. Политическая модернизация. – М. : Мысль,
1991. – С. 7.
58 Российская модернизация : проблемы и перспективы :
(мат. круглого стола) // Вопросы философии. – 1993. – № 7. –
С. 14, 41.
58 Политология / А.Ю. Мельвиль [и др.]. – М. : РОСПЭН, 2008.
– 618 с.
59 Растоу Д. Переходы к демократии : попытка динамической
модели // Полис. – 1995. – № 5. – С. 7.
157
60 Ланцов С. А. Теория политической модернизации и
становление парламентской демократии в России // Правоведение. –
1995. – № 4-5. – С. 13.
61 Василик М. А. Политология. – М. : РОСПЭН, 2007. – С. 449.
62 Ахметов К. Казахстанская демократия в оценках
политологов // Мысль. – 2002. – № 9. – С. 31–40.
63 Сакве Р. Режимная система и гражданское общество //
Полис. –1997. – № 3. – С. 61–83.
64 Назарбаев Н. А. На пороге ХХI века. – Алматы: Өнер, 1996. –
288 с.
65 Садыков Т. С. Интеллектуальный образ будущего. –
Алматы : Эдельвейс, 2005. – 160 с.
66 Нысанбаев А. Н. Новый Казахстан : пять лет независимого
развития / А. Н. Нысанбаев, Е. М. Арынов, Б. Ж. Есекеев. – Алматы :
ИФМН – АНРК, 1996. – С. 24.
67 Соловьев А. И. Политическая культура. – М., 1997. – С. 32.
68 Татимов М. Б. Влияние демографических и миграционных
процессов на внутриполитическую стабильность РК // Современный
Казахстан : экономика, политика, общество. – Алматы, 1997. – Т. 1. –
С. 535–538.
69 Борбасов С. М. Демократия эволюциясы // Жалын. – 2006. – № 7.
– 38–41 б.
70 Романова Н. В. Политическая эволюция суверенного Казахстана
/ Н. В. Романова, Н. А. Абуев, А. К. Курмангали. – Алматы : КазНПУ им.
Абая, 2005. – 172 с.
71 Нұрымбетова Г. Р. Қазақстан халқының саяси қатысуы :
сипаты мен жолдары. – Алматы : «Print-S», 2005. – 272 с.
72 Иренов Г. Н. Политика де-и-реидеологизации. – Павлодар :
Кереку, 2008. – С. 51–52.
73 Симтиков Ж. К. Роль партии «Нур-Отан» в консолидации
казахстанского общества // Актуальные проблемы международного
права в свете Послания Президента РК «Новый Казахстан в новом
мире»: мат. МНПК / КазНПУ им. Абая. – Алматы, 2007. – С. 661–666.
74 Хантингтон С. Запад уникален, но не универсален // Мировая
экономика и международные отношения. – 1997. – № 8. – С. 85.
75 Гордон Л. А. Развилки и ловушки переходного времени / Л.
А. Гордон, Н. М. Плискевич // Полис. – 1994. – № 4. – С. 78–79.
76 Лойберг М.Я. История экономики. – М. : Экономика, 2001. –
С. 12–14.
77 Всемирная история / под ред. Г. Б. Поляка [и др.]. – М. :
РОСПЭН, 1997. – С. 75.
78 История средних веков. В 2 т. Т 2 / под ред. С. Д. Сказкина
[и др.]. – М. : Высшая школа, 1977. – 336 с.
158
79 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства
народов. – М., 1935. – Т. 1. – С. 289.
80 История экономической мысли. – СПб., 2005. – С. 27.
81 История политических и правовых учений / под ред.
О. Э. Лейста. – М., 1999. – С. 626.
82 Кейнс Дж. М. Избранные произведения. – М., 1993. –
С. 224–519.
83 Партии и партийные системы современной Европы. – М., 1994. –
С.66–68.
84 Белявская И. А. Буржуазный реформизм в США. – М., 1968.
– С. 341.
85 Родригес М. Новейшая история стран Европы и Америки. –
М. : Высшая школа, 2001. – Т. 1. – С. 132.
86 США : консервативная волна. – М. : Политиздат, 1984. –
С. 220–221.
87 Крылова Н. С. Вопросы государства и права в
неоконсервативной идеологии в Великобритании // Проблемы
буржуазной государственности. – М.: Фонд ХХ1 век, 1990. – С. 62.
88 Городецкая И. Е. Тэтчеровский этап консерватизма в
Великобритании. Современный консерватизм / под ред. С. П. Перегудова. –
М. : Наука, 1992. – С. 147.
89 Огден К. М. Тэтчер. Женщина у власти: пер. с англ. – М. :
Наука, 1992. – С. 498.
90 Воропаева О. С. М. Тэтчер. – М. : Политиздат, 1991. – С. 126.
91 Перегудов С. П. Тэтчер и тэтчеризм. – М. : Политиздат, 1992.
– С. 133.
92 Экономическая история зарубежных стран / под ред.
В. И. Голубовича. – М., 1997. – С. 395–403.
93 Левин И. Трансформация и парадоксы «итальянской
модели». Рыночная демократия в действии. – М. : РОСПЭН, 2005. –
С. 25–61.
94 Бахтурин Д. А. Экономика и инновационный процесс //
Инновации. – 1998. – № 4-5 – С. 15.
95 Еременко Г. А. Малое инновационное предпринимательство
в России: вопросы господдержки. – М. : ВНТИЦ, 1999. – С. 94.
96 Баймуратов У. Б. Проблемы венчурного финансирования
инновационной деятельности в РК / У. Б. Баймуратов, А. К.
Тургулова // Транзитная экономика. – 2007. – № 1. – С. 17.
97 Родиков Б. И. Малые и средние предприятия: опыт Германии
// Омский научный вестник. – 2002. – Сентябрь. – С. 170.
98 Алшанов Р. Новый экономический курс Казахстана //
Казахстанская правда. – 2008. – 15 февраля. – С. 6.
159
99 Алшанов Р. Новый экономический курс Казахстана //
Казахстанская правда. – 2008. – 22 февраля. – С. 8.
100 Центрально-Восточная Европа во второй половине XX
века. – М., 2002. – Т. 3. – С. 164.
101 Ангелов И. Расширение Европейского Союза на восток:
проблемы интеграции Болгарии // Политический журнал. – 2004. –
№ 6. – С. 23.
102 Бухвальд Е. Развитие и поддержка малого бизнеса: (Опыт
Венгрии и уроки для России) / Е. Бухвальд, А. Виленский // Вопросы
экономики. – 2002. – № 7. – С. 109.
103 Фань Чуньюн. Государственная поддержка малых и
средних предприятий в Китае // Вопросы экономики. – 2002. – № 7. –
С. 140.
Глава 2
1 Десять лет, равные столетью : выступление Н. А. Назарбаева
на Торжественном собрании, посвященном 10-летию Независимости
РК. – Алматы: Атамура, 2001. – С. 72.
2
Конституция Республики
Казахстан:
принята
на
республиканском референдуме 30 авг. 1995 г. – Астана : Елорда, 2008.
– 56 с.
3 Моминбаев Ж. Б. Патернализм и социальная политика
государства в переходный период : дисс. канд. полит. наук. – Алматы,
2002. – С. 24.
4 Тасмагамбетов И. Н. Социальная политика и политическая
трансформация. – Алматы : Ғылым, 1997. – С. 203–204.
5 Кадомцева С. В. Экономические основы системы социальной
защиты. – М. : Мысль, 1997. – С. 128–248.
6 Бедность в Казахстане : причины и пути преодоления. –
Алматы : Атамұра, 2004. – С. 49.
7 Кривко И. Оценка уровня бедности в Республике Казахстан //
Экономика и статистика. – 2000. – № 2. – С. 9.
8 Уровень жизни населения и бедность в Республике
Казахстан : (статистический мониторинг). – Алматы : Экономика,
2004. – С. 20.
9 Амирова А. А. Маргинальность в контексте социальнополитической модернизации РК: дисс. канд. полит. наук. – Алматы,
2002. – С. 109–113.
10 Уникальный, социальный // Казахстанская правда. – 2005. –
26 июля. – С. 4.
11 Национальный отчет о человеческом развитии за 2004 год.
Образование для всех : основная цель нового тысячелетия. – Алматы :
160
Экономика, 2005. – С.37–38.
12 Нуртазина Р. Послевузовское профессиональное образование
в условиях глобализации // Саясат. – 2004. – № 3. – С. 70.
13 Байменов А. М. Государственная служба. Международный
опыт. Казахстанская модель. – Астана, 2000. – С. 69.
14 Сейдуманов С. Т. Государственная служба в РК: состояние и
пути реформирования / С.Т. Сейдуманов, А. К. Абдиев //
Информационный бюллетень. – 2002. – № 1. – С. 16.
15 О Кодексе чести государственных служащих Республики
Казахстан : Указ Президента Республики Казахстан от 3 мая 2005 года
№ 1567 // hittp : // base. zakon. kz.
16 Турисбеков 3. К. Основные направления реформирования
государственной службы [Электронный ресурс] : доклад
Председателя Агентства РК по делам государственной службы //
Материалы Междунар. науч.-практ. конф. «Общемировые тенденции
эффективного государственного управления», г.Астана, 10.02.2006 //
Официальный сайт Агентства Республики Казахстан по делам
государственной службы < http : // www. gosslugba. kz.
17 Выступление Президента РК Н. А. Назарбаева на открытии
третьей сессии Парламента Республики Казахстан «Модернизация
государственного управления на принципах корпоративного
управления, транспарентности и подотчетности обществу», г. Астана,
1 сентября 2006 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт
Президента РК < http : // www. akorda. kz.
18 О мерах по модернизации системы государственного
управления Республики Казахстан: Указ Президента Республики
Казахстан от 13 января 2007 года № 273 // http : // base. zakon. kz.
19 Сапарбаев Б. Качество жизни: стратегия роста //
Казахстанская правда. – 2009. – 20 января. – С. 1–3.
20 Иванова К. Соцпакет от государства // Казахстанская правда.
– 2009. – 7 января. – С. 4.
21 Рост благосостояния как реальность // Казахстанская правда.
– 2008. – 15 февраля. – С. 6.
22 Мәмет С. Әлеуметтің әлеуеті // Егемен Қазақстан. – 2009. – 17
қантар. – 6 б.
23 Иренов Г. Н. Помыслы и устремления разных поколений //
Материалы МНПК «Молодежь в современном мире : тенденции и
перспективы». – Экибастуз, 2002. – С. 34.
24 Назарбаев Н. А. Казахстан на пути ускоренной
экономической, социальной и политической модернизации :
Послание Президента РК народу Казахстана. – Алматы, 2005. – 28 с.
161
25 Подходы к реализации государственной молодежной
политики : Япония, Германия, Швеция / Департамент по молодежной
политике Минобразования РФ. – М., 2002. – С. 63.
26 Шепель В. М. Управленческая антропология. – М. : Мысль,
2000. – С. 44.
27 Работы нет или работать некому? //Обозрение недели. – 2008. –
2 января. – С. 2.
28 Аралбаева Р. Проблемы высшего образования и социальная
интеграция молодежи // Саясат. – 2003. – № 6. – С. 21.
Глава 3
1 Назарбаев Н. А. Стратегия становления и развития Казахстана
как суверенного государства. – Алматы : Ғылым, 1992. – 56 с.
2 Борисов А. Б. Большой экономический словарь. – М. :
Книжный мир, 1999. – 895 с.
3 Блинов А. Малое предпринимательство. – М. : Наука, 1998. –
С. 14 .
4 Савченко В. Феномен предпринимательства // Российский
экономический журнал. – 1995. – № 9. – С. 45.
5 Маршалл А. Принципы политической экономии. –
М.; Политиздат, 1989. – С. 52.
6 Кантарбаева А. Теория предпринимательства и эволюционная
экономика / А. Кантарбаева, А. Мустафин // Вопросы экономики. –
1997. – № 11. – С. 106.
7 Верховин В. И. Феномен предпринимательского поведения /
В. И. Верховин, С. Б. Логинов // Социологические исследования. –
1995. – № 8. – С.66–67.
8 Хизрич Р. Предпринимательство / Р. Хизрич, М. Питерс. –
М. : Фонд ХХ1 век, 1991. – С. 116–117.
9 Задорожнюк И. Е. Инновационное предпринимательство //
Социологические исследования. – 1991. – № 3. – С. 141.
10 Гук В. Если женщина строит... // Деловой мир. – 2004. –№ 4.
– С. 23.
11 Гражданский кодекс Республики Казахстан. – Алматы :
Юрист, 2007. – 296 с.
12 Ермошенко Н. Н. Формы предпринимательства за рубежом /
Н. Н. Ермошенко, Э. И. Бросученко. – Киев, 1991. – С. 142.
13 Евенко Д. А. Мелкий бизнес в Западной Европе / АН СССР.
– М. : Мысль, 1991. – С. 34.
14 О государственной поддержке малого предпринимательства :
Закон Республики Казахстан от 19 июня 1997 г. // Казахстанская правда. –
1997. – 8 июля. – С. 4.
162
15 Оспанов К. И. Основы права : учебное пособие. – Алматы :
Жеті жарғы, 2006. – С. 247.
16 Ашимбаев М. С. Политический транзит в Казахстане в
контексте процессов глобальной демократизации: дисс. канд. полит.
наук. – Алматы, 2001. – С. 115.
17 Нурбекова Ж. А. Предпринимательство в современном
казахстанском обществе : состояние и тенденции развития
(социологический анализ) : автореф. дисс. д. социол. наук. – Алматы,
2008. – 46 с.
18 Бибатырова И. А. Государственное регулирование
национальной экономики. – Алматы, 2004. – С. 23.
19 Нигматуллин Н. З. Приоритеты экономической и социальной
политики государства в контексте рыночной трансформации
казахстанского общества (политологический анализ) : дисс. д. полит.
н. – Алматы, 2001. – 284 с.
20 Сагадиев К. Реформы: аналитический взгляд: (статьи,
письма, интервью). В 3 кн. Кн 3. – Алматы: НП ПИК «GAUHAR»,
2006. – С.113.
21 Есиркепов Т. Приватизация государственной собственности
в РК в условиях перехода к рынку. – Алматы: Ун-т «Туран», 1999. –
С. 143–144.
22 Рамазанов А. Приватизация экономики Казахстана :
историческая ретроспектива и уроки // Экономика и статистика. –
2003. – № 1. – С. 8.
23 Адаспаев Е. А. Департамент поддержки малого
предпринимательства в 1992-1997 гг. и прогноз на 1998 г. //
Аль-Пари. – 1997. – № 3. – С. 34–36.
24 Назарбаев Н. А. Об ускорении рыночных преобразовании и
мерах выхода из экономического кризиса: Послание Верховному
Совету Республики Казахстан // Казахстанская правда. – 1994. –
11 июня. – С. 2.
25 Биекенов М. А. Демократизация политического процесса в
РК. – Астана: Фолиант, 2005. – С. 107–108.
26
Основные
показатели
деятельности
предприятий
(организаций) с малой численностью за 1995 г. – Алматы: Экономика,
1996. – С. 26.
27 О мерах по усилению государственной поддержки и
активизации развития малого предпринимательства: Указ Президента
Республики Казахстан от 6 марта 1997 г. № 3398 // Казахстанская
правда. – 1997. – 13 марта. – С. 1.
28 О частном предпринимательстве: Закон Республики
Казахстан от 31 января 2006 г. №124-111 ЗРК // Казахстанская правда.
– 2006. – 7 февраля. – С. 4.
163
29 Уразбаева С. К. Влияние государственной политики на
социальную структуру в Республике Казахстан: дисс. к. полит. н. –
Алматы, 1999. – 153 с.
30 Основные направления господдержки // Страна и мир. –
2007. – 19 октября. – С. 1.
31 В помощь реальному сектору // Страна и мир. – 2007. – 16
ноября. – С. 10.
32 Нурсапарова Д. К экономике частной инициативы //
Казахстанская правда. – 2008. – 26 января. – С. 3.
33 Жусупов Ш. Социальный аспект в каждом госпроекте //
Казахстанская правда. – 2008. – 16 февраля. – С. 4.
34 Назарбаев Н. А. Повышение благосостояния граждан
Казахстана – главная цель государственной политики: Послание
Президента РК // Казахстанская правда. – 2008. – 7 февраля. – С. 1–3.
35 Бейсембаев Д. Анализ текущего состояния хозяйственной
деятельности
регионов
как
методическая
база
создания
государственных программ социально-экономического развития
Казахстана // Саясат. – 2008. – № 3. – С. 44.
36 Антончева С. Аванс для экономики // Казахстанская правда.
– 2008. – 4 июля. – С. 7.
37 Попазов Д. Миллиарды для малого бизнеса // Казахстанская
правда. – 2008. – 24 июля. – С. 1.
38 Нос И. Предпочтение власти – ответственным и
предприимчивым // Казахстанская правда. – 2008. – 16 октября. – С. 3.
39 Демина А. Финансовая поддержка МСБ // Казахстанская
правда. – 2008. – 27 ноября. – С. 7.
40 Әліпбай С. Шағын кәсіп – көпке нәсіп // Егемен Қазақстан. –
2009. – 6 қантар. –3 б.
41 Антончева С. Преодолеть сообща и окрепнуть /
С. Антончева, Д.Попазов // Казахстанская правда. – 2008. – 28 ноября.
– С. 9.
42 Краткие итоги деятельности Правительства РК //
Казахстанская правда. – 2009. – 9 января. – С. 5.
43 Назарбаев Н. А. Через кризис к обновлению и развитию :
Послание Президента народу Казахстана // Казахстанская правда. –
2009. – 6 марта. – С. 2.
44 Морозова Л. Как помочь предпринимателю // Страна и мир.
– 2007. – 21 сентября. – С. 9.
45 Искаков Ч. Кто и как может проверить // Страна и мир. –
2007. – 30 ноября. – С. 11.
46 Жағыпарұлы Ж. Шағын бизнестің дамуын бәсеңсіте алмайды
// Егемен Қазақстан. – 2009. – 14 қантар. – С. 5.
164
47 Турегельдинов Ж. Залог стабильного развития //
Казахстанская правда. – 2008. – 18 июля. – С. 4.
48 Кашимова Л. Бизнес выходит из тени? //Страна и мир. –
2007. – 7 сентября. – С. 10.
49 Маньков В. С. Институциональные аспекты в
государственном регулировании малого бизнеса // Вестник МГУ. Сер.
6. Экономика. – 2004. – № 2. – С. 20–44.
50 Малый бизнес Казахстана: тенденции и проблемы развития /
И.Дауранов [и др.]; РГКП «Институт экономических исследований».
– Алматы, 2002. – С. 9.
51 Сарсембаева Р. Б. Гендерные аспекты системных социальноэкономических реформ в Казахстане (социологический анализ) : дисс.
д. социол. н. – Алматы, 2005. – С. 183.
52 Балиева З. Базовый ресурс противодействия коррупции //
Казахстанская правда. – 2008. – 1 ноября. – С. 3.
53 Келле В.Ж. Инновационная система России : формирование
и функционирование. – М., 2003. – С. 106.
54 Шахмалов Ф.И. Предпринимательство в России:
регионально-отраслевой аспект / Ф.И. Шахмалов., В.В. Котилко. –
М. :Инфра-М, 1997. – С. 16.
55 Байсеитова Г. Б. Теоретические аспекты межрегионального
сравнительного анализа в региональном развитии // Материалы
конференции «VI Сатпаевские чтения». В 20 т. Т. 6. – Павлодар, 2006.
– С. 63–69.
56 Батталов А. Б. Стратегия индустриально-инновационного
развития на территории Павлодарской области / А. Б. Батталов,
Я. В. Муравский // Материалы конференции «VII Сатпаевские
чтения». В 20 т. Т. 19.– Павлодар, 2007. – С. 158–159.
57 Официальный сайт акимата Павлодарской области
// http : www. pavlodar. gov. kz.
58 Абишева М. А. Факторы социальной безопасности в
контексте
обеспечения
внутриполитической
стабильности
казахстанского общества : дисс. к. полит. н. – Алматы, 2004. – 157 с.
59 Макарычев А. С. Стабильность и нестабильность при
демократии : методологические проблемы и оценки // Полис. – 1998.
– № 1. – С. 152.
60 Гегель Г. В. Философия права. – М. : Мысль, 1990. – С. 213.
61 Маркс К. Избранные произведения: в 3 т. / К. Маркс, Ф.
Энгельс. – М.Политиздат, 1985. – Т. 3. – С. 35.
62 Мұсатаев С. Ш. Қазақстан Республикасында азаматтық
қоғам қалыптасуының саяси-әлеуметтік мәселелері : автореф. дисс. д.
полит. н. – Алматы, 2007. – 45 б.
165
63 Нугманова К. Ж. Ценностные аспекты формирования
гражданского общества в Республике Казахстан (политологический
анализ): дисс. д. полит. н. – Алматы, 2004. – С. 219.
64 Мамираимов Т. Власть и НПО: сотрудничество вместо
соперничества // Страна и мир. – 2007. – 7 ноября. – С. 6.
65 Саханов Н. Ш. Политологический анализ деятельности
неправительственных организаций как института гражданского
общества в Казахстане : дисс. канд. полит. н. – Алматы, 2004. – 167 с.
66 Ахметова С. Каким быть гражданскому обществу // Мысль. –
2007. – № 8. – С. 48.
67 Назарбаев Н. А. Стратегия вхождения Казахстана в число
пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге
нового рывка вперед в своем развитии: Послание Президента РК народу
Казахстана // Мысль. – 2006. – № 3. – С. 15.
68 Преображенская А. А. Политические институты Франции на
фоне перемен в общественно-политической жизни. – Дубна, 2002. –
С. 320.
69 Эндрейн Чарльз Ф. Сравнительный анализ политических
систем. – М., 2000. – С. 320.
70 Диманис М. Д. ФРГ: является ли Берлинская республика
новой по сравнению с Боннской? // Политические институты на
рубеже тысячелетий. – Дубна, 2001. – С. 284.
71 Патнем Р. Чтобы демократия сработала. Гражданские
традиции в Современной Италии. – М., 1996. – С. 45.
72 Левин И. Б. «Индустриальные округа» как альтернативный
путь
индустриализации
//
Международная
экономика
и
международные отношения. – 1998. – № 6. – С. 18.
73 Храмцов А. Ф. Социальное государство: Практики
формирования и функционирования в Европе и России //
Социологические исследования. – 2007. – № 2. – С. 24.
74 Социальные источники экономического развития. – М., 2005.
– С. 72.
75 Известия. – 2006. – 23 марта. – С. 4.
76 Социальное государство – концепция и сущность. – М., 2004. –
С. 85–101.
77 Политология / под ред. А. А. Радугина. – М. : РОСПЭН,
2000. – С. 123.
166
Содержание
1
1.1
1.2
1.3
2
2.1
2.2
3
3.1
3.2
Введение…………………………………………………………...3
Средний класс и политическая модернизация : мировой
опыт и тенденции
Теории среднего класса…………………………………………...9
Некоторые аспекты процесса политической модернизации……
33
Эволюция среднего класса как политического актора……….. 50
Политика республики Казахстан по поддержке среднего
класса в условиях модернизации общества
Особенности социальной модернизации……………………... 73
Государственная молодежная политика…………………….... 88
Проблемы оптимизации политики поддержки малого и
среднего бизнеса в Казахстане
Бизнес как основа среднего класса……………………………. 95
Бизнес как фактор стабильности……………………………… 124
Заключение…………………………………………………....... 149
Источники и литература……………………………………….. 154
167
Ельмуратов Г. Ж.
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ
ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И
СРЕДНЕГО КЛАССА КАЗАХСТАНА
Монография
Технический редактор М. К. Альжанова
Ответственный секретарь А. К. Темиргалинова
Подписано в печать 17.10.2012 г.
Гарнитура Times.
Формат 29,7 х 42 ¼. Бумага офсетная.
Усл.печ.л. 9,67 Тираж 300 экз.
Заказ № 1918
Издательство «КЕРЕКУ»
Павлодарского государственного университета
им. С. Торайгырова
140008, г. Павлодар, ул. Ломова
168
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
1 055 Кб
Теги
politichesky, problems, perspektivni, 1682, predprinimatelskoy, kazahstan, srednego, elmuratov, klass, institucionalizacii
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа