close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Морально-нравственные установки в самосознании лиц отбывающих уголовное наказание

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК: 159.923.2
Лаврищев Виталий Владимирович
МОРАЛЬНО – НРАВСТВЕННЫЕ УСТАНОВКИ В САМОСОЗНАНИИ
ЛИЦ, ОТБЫВАЮЩИХ УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ
Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности,
история психологии (психологические науки)
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата психологических наук
Санкт-Петербург
2018
2
Работа выполнена на кафедре психологии человека федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего
образования «Российский государственный педагогический университет им.
А. И. Герцена».
Научный руководитель:
доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии
профессиональной
деятельности
Федерального
государственного
бюджетного
образовательного
учреждения
высшего
образования
«Российский государственный педагогический университет им. А. И.
Герцена»
Королева Наталья Николаевна
Официальные оппоненты:
доктор психологических наук, профессор кафедры общей и педагогической
психологии федерального государственного бюджетного образовательного
учреждения высшего образования «Владимирский государственный
университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича
Столетовых»
Зобков Александр Валерьевич
доктор психологических наук, заведующий кафедрой теологии федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего
образования «Псковский государственный университет»
Манойлова Марина Алексеевна
Ведущая организация:
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение
высшего образования "Санкт-петербургский университет Министерства
внутренних дел Российской Федерации"
Защита состоится 19 июня 2018 года в 13.00 часов на заседании Совета по
защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на
соискание ученой степени доктора наук Д 212.199.18, созданного на базе
Российского государственного педагогического университета им. А. И.
Герцена, по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп.11,
ауд. 37.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке
Российского государственного педагогического университета им. А. И.
Герцена (191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп.5) и на сайте
университета по адресу:
http://disser.herzen.spb.ru/Preview/Vlojenia/ 000000431_Disser.pdf
Автореферат разослан « »
Ученый секретарь
диссертационного совета
2018 г.
Игнатенко Марина Степановна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Исследование самосознания по праву считается одной из
основополагающих проблем в социогуманитарной сфере. Вопросы, связанные с изучением
феноменов сознания и самосознания, генезиса, структурной организации, функций
самосознания человека рассматриваются в философии, антропологии, культурологии,
социологии, психологии. Проблема исследования морально-нравственных установок в
самосознании личности приобретает особую значимость в настоящее время. Самосознание как
«ядро личности» выступает внутренним регулятором поведения и деятельности, опосредует
понимание социальных норм, определяет систему отношений с другими людьми и
окружающим миром, характер поступков, оценку стратегий и способов социального поведения
с позиций морали и нравственности, является основой способности к духовному развитию (Л.С.
Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.Н, Мясищев). Интенсивные социальноэкономические преобразования, социальная нестабильность, ценностный плюрализм и
отсутствие моноидеологии, многообразие форм социального поведения, проявления духовного
кризиса, связанные с распространением псевдокультуры, формированием потребительского
мировоззрения, характерные для современного общества, оказывают существенное влияние на
убеждения, ценности, представления о нормах морали и нравственности. В то же время, именно
морально-нравственные составляющие самосознания на сегодняшний день выступают
внутренним ресурсом преодоления сложных жизненных ситуаций, направляют социальную
активность личности, обеспечивают успешную социально-психологическую адаптацию в
сложном и многополярном мире (А. Маслоу, Э. Фромм, Л. Колберг, Б.С. Братусь, А.Г.
Асмолов, Д.А. Леонтьев, Е.Ю. Коржова, Е.К. Веселова, А.В. Зобков, А.С. Турчин, Л.М. Попов и
др.). Одной из актуальных проблем современной психологической науки является анализ
смысловых деформаций самосознания как внутренних факторов совершения антисоциальных,
преступных действий. Морально-нравственный кризис, черты которого прослеживаются в
современном российском обществе, приводит к размыванию норм морали, отсутствию единого
понимания нравственных принципов, к росту агрессивности, жестокости, распространению
асоциальных, преступных форм поведения (А.Л. Журавлев, А.В. Юревич, В.В. Петухов, В.Х.
Манеров, М.А. Манойлова и др.). Выявление специфики изменений в морально-нравственных
составляющих самосознания преступника выступает значимой междисциплинарной задачей,
находящейся на пересечении общей и юридической психологии, социологии, криминологии и
других наук. В соответствии с положениями смыслового подхода к исследованию
самосознания, его основной составляющей выступает смысл Я, который воплощается в
смысловых установках, опосредует самоконтроль и саморегуляцию поведения личности (Д.А.
Леонтьев, В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, Н.Н. Королева и др.). Преступное, криминальное
поведение связано с деформациями ценностно-смысловых структур самосознания,
искажениями морально-нравственных установок, снижением значимости нравственных чувств.
Для преступников характерно негативное отношение к нормам общественной морали, утрата
нравственной саморегуляции поведения, рассогласование знаний о нормах и нравственных
принципах и реальным поведением (Ю.М Антонян, В.Н.Кудрявцев, В. Н. Бурлаков, Ю.В.
Чуфаровский, А.А. Хвостов, Е.В. Змановская, В.Ю. Рыбников, И.А. Горьковая, А.В. Зобков,
И.И. Тазин, В.Г. Булыгина и др.).В то же время, несмотря на значительное количество
исследований, посвященных данной проблеме, фактически не исследована специфика
морально-нравственных установок и их роль в структуре самосознания лиц, отбывающих
наказание за особо тяжкие преступления. Не определены основные характеристики
самосознания и его нравственных составляющих у преступников-рецидивистов, имеющих
несколько судимостей. Решение данных вопросов позволит определить внутренние
детерминанты преступного поведения, выявить смысловые деформации самосознания
криминальной личности, и тем самым определить пути эффективной профилактики
правонарушений в современном обществе, разработать программы ресоциализации
осужденных и предупреждения рецидивов преступлений.
4
Предмет исследования: морально-нравственные установки в структуре самосознания
личности.
Объект исследования: лица с криминальной направленностью поведения,
совершившие особо тяжкие преступления и отбывающие уголовное наказание.
Цель исследования: выявить специфику морально-нравственных установок, их
структуру и функции в самосознании личности с криминальной и просоциальной
направленностью поведения.
Гипотеза исследования: морально-нравственные установки лиц с криминальным
поведением, отбывающих уголовное наказание за особо тяжкие преступления, характеризуются
смысловыми деформациями на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях,
внутренней противоречивостью.
Задачи исследования
1) Проанализировать основные подходы к исследованию морально-нравственных
составляющих самосознания просоциальной и криминальной личности.
2) Подобрать комплекс диагностических методик для выявления когнитивного,
аффективного и конативного компонентов морально-нравственных установок лиц с
криминальной и просоциальной направленностью поведения.
3) Выявить специфику смыслового содержания когнитивных, аффективных и
конативных составляющих морально-нравственных установок лиц с криминальной
направленностью поведения в сравнении с законопослушными гражданами
4)
Выявить
характер
взаимосвязей
морально-нравственных
установок
с
характеристиками идентичности и самоотношения у лиц с криминальной и просоциальной
направленностью поведения.
5) Выявить взаимосвязи морально-нравственных установок с компонентами ценностносмысловой и религиозной мировоззренческой направленности у лиц с криминальной
направленностью поведения в сравнении с законопослушными гражданами.
6) Определить основные функции морально-нравственных установок в структуре
самосознания лиц с криминальной направленностью поведения по сравнению с
законопослушными гражданами.
Теоретическую основу исследования составили:
- концептуальные положения о роли самосознания в регуляции поведения и
деятельности (Л.С, Выготский, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, В.Н. Мясищев, И.С. Кон, А.Б.
Орлов, А.А Налчаджян, Э. Эриксон, Г. Олпорт, Р. Бернс и др.);
- смысловой подход к исследованию структуры и содержания самосознания (Д.А.
Леонтьев, Б.С. Братусь, В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, Н.Н. Королева и др.);
- концепции морально-нравственных составляющих самосознания личности и их роли в
регуляции поведения и деятельности (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Л. Колберг, О.Г.
Дробницкий, В Э Чудновский, О.С. Богданова, Н.А. Менчинская Л.Н. Антилогова, Е.Ю.
Коржова, Е.К. Веселова, А.В. Зобков, Л.М.Попов, А.С. Турчин, В.Х. Манеров, М.А. Манойлова
и др.);
- концепции мотивационно-смысловой установки личности (Д.Н. Узнадзе, А.Г. Асмолов,
Д.А. Леонтьев, В.А. Ядов, И.С. Кон, А.Ф. Терешкин, С.М. Петрова);
- исследования проблемы нарушений нравственного самосознания и поведения
преступника (Ю.М. Антонян, В.Н.Кудрявцев, Е.В. Змановская, В.Ю. Рыбников, И.А. Горьковая,
Е.Г. Дозорцева, Г.Ю. Иконникова, И.И. Тазин, А.А.Хвостов, А.В. Зобков, Д.В. Сочивко, В.Г.
Булыгина и др.).
Методы исследования: психодиагностические (стандартизированные личностные
опросники, проективные тесты); психосемантические, контент-анализ, методы математикостатистической обработки.
Для сбора эмпирических данных в исследовании были использованы следующие
методики: анкета «Социально-демографические сведения»; анкета моральных представлений
И.М. Богдановской; методика исследования убеждений Н.А. Низовских; методика определения
5
системы этической рефлексии по модели В. Лефевра; опросник социальных моральных
установок А.Ф. Терешкина; тест определения структуры индивидуальной религиозности
Ю.В.Щербатых; методика диагностики полимотивационных тенденций в «Я-концепции»
личности С.М.Петровой; методика исследования самоотношения С.Р. Пантилеева; тест «Кто
Я?» М. Куна и Т. Макпартленда; ценностный опросник Ш. Шварца, адаптация А.Л.
Лихтарникова, Е.Н. Чесноковой.
Эмпирическая база исследования. Всего в исследовании приняли участие 145 мужчин
в возрасте от 25 до 50 лет. Основную группу составили 75 осужденных в возрасте от 25 до 43
лет (средний возраст 36,4 5,45 лет). Участники обследования имели от 1 до 7 судимостей
(среднее количество судимостей 3,31 1,62). Средний срок заключения составил 12 3,38 лет.
Все испытуемые на момент исследования отбывали наказание за совершение особо тяжких
корыстно-насильственных преступлений. В качестве группы сравнения были обследованы 70
мужчин с просоциальным поведением, никогда не привлекавшихся к суду, в возрасте от 25 до
50 лет (средний возраст 39,8 10, 34 года),
Надежность
и
достоверность
результатов
обеспечивалась
теоретикометодологическим обоснованием программы эмпирического исследования, использованием
валидных методик, соответствующих цели, предмету и объекту исследования,
репрезентативностью и достаточным объемом выборки, применением методов статистической
обработки эмпирических данных с помощью прикладного статистического пакета SPSS ver.19.0
и Statisticа ver. 10.0, соответствием способов анализа и интерпретации полученных результатов
теоретическим основаниям исследования.
Научная новизна исследования состоит в следующем:
- определены особенности морально-нравственных установок в самосознании лиц,
отбывающих наказание за особо тяжкое преступление, проявляющиеся в их декларативном
характере, отсутствии убеждений, ограничивающих поведение, в негативном отношении к себе,
другим людям, обществу, рассогласовании убеждений с реальным поведением;
- выявлены характеристики Я-концепции, отражающие негативную и криминальную
идентичность личности осужденных;
раскрыта
специфика
ценностно-смысловой
направленности
осужденных,
выражающаяся в низкой значимости просоциальных и духовных ценностей, ценностномотивационных конфликтах, отчуждении от социальных контактов;
- выявлено углубление нарушений морально-нравственных установок под влиянием
длительности преступной деятельности осужденных и количества судимостей;
определены основные функции морально-нравственных установок в самосознании лиц,
отбывающих наказание за особо тяжкие преступления, связанные с защитными и
компенсаторными механизмами.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные в настоящей
работе результаты расширяют и дополняют научные представления о смысловых деформациях
самосознания и нравственной регуляции поведения у лиц, совершивших особо тяжкие
преступления. Данные диссертационного исследования раскрывают основные смысловые
деформации морально-нравственных установок в самосознании лиц, отбывающих наказание за
особо тяжкие преступления, проявляющиеся в отсутствии деонтических убеждений,
негативном отношении к обществу, формировании криминальной идентичности, разрыве
между мировоззренческими моделями и регуляцией поведения.
Практическая значимость исследования:
- разработанный в исследовании психодиагностический комплекс может быть применен
для проведения обследований осужденных с целью определения направлений их реабилитации
и ресоциализации, профилактики и прогноза возможных рецидивов преступлений;
- описанные в работе характеристики самосознания преступника могут иметь
существенное значение в плане анализа индивидуальных особенностей обвиняемого в процессе
проведения судебно-психологической экспертизы;
6
- выявленные смысловые деформации морально-нравственных установок могут служить
индикаторами для определения групп риска по противоправному поведению среди мужчин
молодого и зрелого возраста, а также симптом-мишенями для разработки программ
профилактики преступного поведения.
Положения, выносимые на защиту
1) Деформации смыслового содержания морально-нравственных установок у лиц с
криминальной направленностью, отбывающих уголовное наказание, проявляются на
когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях: когнитивный уровень представлен
моральным релятивизмом, установкой на вседозволенность, негативным взглядом на природу
человека, упрощенными взглядами на добро и зло, ориентацией на этический компромисс,
отсутствие правозапрещающих деонтических представлений; аффективный уровень
характеризуется негативным отношением к себе, другим людям и обществу, внутренним
конфликтом между чувством вины и переживанием самооправдания, потребностью в
сострадании; на поведенческом уровне проявляются неустойчивость и противоречивость
нравственных мотивов, рассогласование между декларируемыми моральными нормами и
реальным асоциальным поведением.
2) В самосознании лиц с криминальной направленностью преобладают негативные
представления о себе; выделяются особые образы Я, отражающие самообвинение, цинизм,
пренебрежение к общественной морали, «криминальную идентичность», «идентичность
заключенного»; образ «перспективного Я» характеризуется неопределенностью, снижена
ориентация на социальные и духовные ценности, выражены ценностно-мотивационные
конфликты.
3) Структура морально-нравственных установок лиц с криминальной направленностью
образована двумя противоположными составляющими: первая составляющая - «моральнонравственные искажения»- заключается в отсутствии морально-нравственных регуляторов
поведения при формальном признании этических принципов, удовлетворенности собой,
ориентации на традиционное поведение, слабой выраженности волевых составляющих
идентичности; вторая – «стремление к исправлению» - включает представления об
изменяемости человеческой природы, принятие морально-нравственных норм, переживание
раскаяния, негативную оценку себя и совершенных преступлений, выраженность
перспективного Я, религиозные убеждения, просоциальные ценности
4) Морально-нравственные установки лиц с криминальной направленностью не
участвуют в регуляции просоциального поведения и выполняют ряд функции в самосознании: у
лиц с выраженной криминальной идентичностью преобладают аморальные установки,
выполняющие функцию регуляции асоциального поведения; у лиц с конфликтной
идентичностью морально-нравственные установки имеют декларативный характер и реализуют
защитную функцию самооправдания; для лиц с длительным пребыванием в условиях лишения
свободы, не раскаивающихся в совершенных преступлениях, характерна утрата моральнонравственной регуляции поведения, глубинные деформации нравственного самосознания; у лиц
с внутренней религиозностью выражены просоциальные и нравственные установки,
ориентация на конфронтацию добра и зла, реализующие смыслообразующую и
психотерапевтическую функции.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Содержание
диссертации соответствует требованиям паспорта научной специальности 19.00.01 – «Общая
психология, психология личности, история психологии», включающим такие области изучения,
как: психология установки; нравственные ориентации; направленность личности, жизненные и
ценностные ориентации; самосознание и самооценка; образ Я; идентичность личности.
Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного
исследования обсуждались на заседаниях кафедр психологии профессиональной деятельности
и психологии человека РГПУ им. А.И. Герцена. Диссертационный материал включен в цикл
лекций по дисциплинам «Психология девиантного поведения», «Профилактика девиаций в
7
служебной деятельности», «Юридическая психология» в институте психологии РГПУ им. А.И.
Герцена.
Публикации: по материалам диссертации опубликовано 6 печатных работ (общий объем
2,65 п.л.).
Структура диссертации содержит введение, три главы, выводы, список литературы
(265 источников, в том числе 12 – на иностранных языках), приложения. Основной текст и
список литературы составляют 206 страниц. В работе имеются 13 таблиц и 3 рисунка, 6
приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обоснована актуальность проблемы исследования, определены цель, объект,
предмет, гипотеза, задачи, теоретико-методологические принципы и методы исследования; показана
научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; представлены положения,
выносимые на защиту; обоснована достоверность результатов, указаны сведения об апробации и
внедрении результатов, о соответствии паспорту специальности 19.000.01 – общая психология, история
психология, психология личности.
Первая глава «Основные подходы к исследованию самосознания личности и его
смысловых деформаций у преступников» содержит обзор отечественных и зарубежных работ,
посвященных исследованию структурных и содержательных характеристик самосознания личности,
анализу морально-нравственных установок в самосознании и их деформаций у личности преступника.
В параграфе 1.1. отражены результаты теоретического анализа проблемы самосознания в различных
науках о человеке. Показано, что проблема самосознания личности имеет междисциплинарный
характер; вопросы, связанные с изучением феноменов, генезиса, структурной организации, функций
самосознания человека рассматриваются в философии, антропологии, культурологии, социологии,
психологии. На основании анализа философских определений выделены три основных аспекта
самосознания: выделение себя из окружающей среды; осознание своего внутреннего мира,
представление о себе, и оценка себя как личности. Описаны основные представления о самосознании в
историческом ракурсе (В.Ф. Асмус, А.Н. Чанышев, Н.В. Голбан, В.П. Щенников, М.Г.
Ярошевский и др.). Рассмотрена социологическая трактовка проблемы самосознания в рамках
символического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Мид и др.). Показано, что философские и
социологические концепции самосознания оказали значительное влияние на развитие
психологических исследований в данной области. В параграфе 1.2. представлены результаты
теоретического анализа структуры и функций самосознания в зарубежной и отечественной
психологии. Анализируются психодинамические теории самосознания (З. Фрейд, К.-Г. Юнг, А.
Адлер, К. Хорни, и др.); эпигенетическая теория Э. Эриксона; когнитивные подходы к
исследованию самосознания (Л. Фестингер, Д. Бем, Х. Маркус и др.); гуманистические
концепции (К. Роджерс, А. Маслоу). Представлен обзор отечественных концепций
самосознания (Л.С. Выготский, Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, В.Н, Мясищев, А.Н, Леонтьев,
В.С. Мерлин, Е.В. Шорохова, И.И. Чеснокова, В.А. Ядов, И.С. Кон и др.). Раскрыты основания
смыслового подхода к исследованию самосознания как методологической основы данной
работы (В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, Д.А. Леонтьев, Б.С. Братусь и др.). На основании
обобщения отечественных и зарубежных исследований в данной области сделано заключение о
том, что самосознание целесообразно рассматривать как единство процессуальнодинамического и содержательно-феноменологического аспектов. Самосознание имеет
смысловую природу, его базовой единицей выступает смысл Я, который может
рассматриваться на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровне. В большинстве
отечественных и зарубежных работ центральным компонентом самосознания считается
интериоризированная система морально-нравственных норм, эталонов поведения, установок,
определяющих регуляцию взаимоотношений людей, деятельности, социального поведения. В
параграфе 1.3. раскрывается феномен самосознания как системы мотивационно-смысловых
установок. Самосознание в единстве «познающего» и «познаваемого» Я, действия и рефлексии
может быть представлено как система мотивационно-смысловых установок, которые отражают
8
представления человека о себе и выступают детерминантами его действий и поступков. В
содержательном плане самосознание отождествляется с Я-концепцией, которая представляет
собой совокупность Я-образов, содержащих черты, которыми человек обладает или стремится
обладать, отношения, оценки, типичные способы поведения и деятельности. Я-концепцию
вслед за Р. Бернсом, И.С. Коном, В.В. Столиным и др. можно рассматривать как систему
установок по отношению к самому себе. Мотивационно-смысловые установки относятся к
высшему уровню иерархии и выражают готовность к деятельности в соответствии с
определенным смыслообразующим мотивом (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев, Ю.М.
Забродин, Г.З. Сураева и др.). Они выступают составляющими Я-концепции, включаются в
структуры ценностно-смысловой направленности. Мотивационно-смысловые установки как
операционализированные ценности отражают систему социальных норм и традиций, позволяют
сохранить целостность и самотождественность в трудных жизненных ситуациях, отражают
стремление личности к самореализации, самоутверждению. Морально-нравственная регуляция
поведения включается в целостную смысловую структуру самосознания, опосредована другими
его составляющими (Т.И. Александрова, Т.М. Петинова, К.В. Патырбаева). В соответствии с
этим в данной работе нравственность рассматривается через систему морально-нравственных
установок как вида мотивационно-смысловых установок в самосознании личности. В
параграфе 1.4. описаны основные подходы к исследованию морально-нравственных установок
в структуре самосознания личности. Мораль и нравственность в контексте психологического
исследования определяются как близкие, но самостоятельные феномены. Мораль отражает
оценки общества по отношению к поведению человека. Моральные нормы, правила, принципы
присваиваются человеком в процессе социализации, интериоризации социокультурного опыта.
Нравственность отражает систему личных ценностей, убеждений, установок, чувств,
личностных качеств, которые выступают регуляторами поступков человека, определяют
направленность социального поведения и взаимодействия с другими людьми. Моральное и
нравственное на уровне личности образует единство, целостную систему. Моральные правила и
нормы, освоенные личностью, становятся составляющими индивидуального сознания и
самосознания, воплощаются в смысловых категориях личного опыта, мотивах и целях
деятельности, личностных чертах, убеждениях, установках и ценностных ориентациях.
Нравственность отражает усвоение личностью моральных норм, их осуществление в
повседневной жизни (Л.П. Абрамова, К.В. Сорвин, О.Г. Дробницкий, В.Э. Чудновский, О.С.
Богданова, Н.А. Менчинская, Б.С. Братусь, Л.М. Архангельский, Л.Н. Антилогова, Е.К.
Веселова, Е.Ю. Коржова, Н.Б. Дрожжина и др.). Поэтому в данной работе наиболее
целесообразным является употребление термина «морально-нравственный» по отношению к
составляющим самосознания личности. Морально-нравственная регуляция поведения
включается в целостную смысловую структуру самосознания, опосредована другими его
составляющими. В соответствии с этим мы рассматриваем нравственность через систему
морально-нравственных установок как структурных составляющих самосознания личности.
Понятие установки рассматривалось в исследованиях многих отечественных и зарубежных
психологов (Д.И. Узнадзе, Ш.А. Надирашвили, А.Г. Асмолов, У. Томас, Ф. Знанецкий, Г.
Олпорт, С.С. Гордеева и др.). Исходя из основных положений личностно-смыслового подхода к
пониманию феномена установки (Д.А. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь), моральнонравственные установки определяются как разновидность мотивационных смысловых
установок в структуре самосознания личности. Морально-нравственные установки – это
готовность личности действовать в различных жизненных ситуациях в соответствии с
определенными этическими принципами, нормами морали, нравственными ценностями,
представлениями о собственной моральной и социальной ответственности, базирующаяся на
осознании личностью собственных нравственных мотивов, чувств, качеств. Данный термин
отражает диалогическое взаимодействие личностного и социального, соотношение моральных
и нравственных аспектов поведения человека. Морально-нравственные установки тесно
связаны с другими мотивационными установками самосознания, с ценностными ориентациями,
убеждениями, принципами, самооценкой нравственных качеств (А.Ф. Терешкин, С.М.Петрова,
9
В.В. Петухов). Особый вопрос представляет собой соотношение морально-нравственных и
религиозных аспектов самосознания. Несмотря на сложный и дискуссионный характер вопроса
о соотношении религии и нравственности, можно утверждать, что религиозное мировоззрение
необходимо включает в себя мировоззренческие морально-нравственные установки,
стремление к духовности, развитию внутреннего мира, ориентацию на нравственное
самосовершенствование (В.Х. Манеров, Е.К. Веселова, М.А. Манойлова, С.А Черняева, Л.Ф,
Шеховцова и др.). Морально-нравственные установки – это одна из сущностных составляющих
поведенческой активности личности. Они определяют как направленность поступков в
конкретной жизненной ситуации, так и общую стратегию жизни человека (Л.М. Попов, П.Н.
Устин, Е.Н. Ибрагимова и др.). Нарушение морально-нравственных составляющих смысловой
саморегуляции влечет за собой дезорганизацию деятельности, отклонения в поведении (А.В.
Зобков, А.С. Турчин, Е.Н. Малова и др.) На сегодняшний день в российской социокультуре
происходят интенсивные трансформации, приводящие к резким изменениям в сознании и
самосознании личности (А.Л. Журавлев, А.В. Юревич, В.Х. Манеров, А.Н. Алехин, Н.Н.
Королева и др.). Это оказывает существенное влияние на специфику морально-нравственных
установок современного человека. В связи с этим особую актуальность приобретает проблема
анализа деформаций морально-нравственных составляющих самосознания личности
преступника в условиях современного общества. Параграф 1.5. посвящен анализу смысловых
деформаций самосознания преступника. Исследование личности преступника, и, в первую
очередь, ее центрального компонента – самосознания, является междисциплинарной
проблемой. В криминологии и юридической психологии под личностью преступника
понимается совокупность социально-психологических качеств и черт, направленность, ролевые
характеристики, особенности самосознания, которые в определенных условиях приводят к
совершению преступления (Ю.М. Антонян, В.Н. Бурлаков, В.Н. Кудрявцев и др.). Общей
характеристикой лиц, совершивших преступление, является смысловая деформация
«смыслового ядра» личности - самосознания, в особенности, его морально-нравственных
аспектов. Самосознание личности преступника отличается отрицанием норм морали,
отсутствием или искажением нравственных принципов, антиобщественной направленностью,
нарушениями смысловой регуляции поведения, негативной антисоциальной идентичностью,
принятием криминальных ценностей. Морально-нравственная сфера самосознания
преступников характеризуется двойственностью, рассогласованием декларируемых убеждений,
принципов и смысловых детерминант реального поведения (Ю.В. Чуфаровский, А.А. Хвостов,
Н. П. Дубинина, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцева, Д.А. Леонтьев, Л. В. Кондратюк, А.Р. Ратинов,
А.А. Реан, И.А. Горьковая, И.И. Тазин и др.) Проблема морально-нравственных установок
преступников, отбывающих наказание, мало исследована в современной психологии. В ряде
работ определены трансформации личности преступников (И.А. Горьковая, Е.Г. Дозорцева,
А.В. Зобков, А.П. Алексеев, М.И.Алексеева, А.А. Баканова, Г.Ю. Иконникова, А.И. Власенко и
др.). Отмечается, что духовно-религиозные ориентации могут стать для осужденных ресурсами
их реадаптации и ресоциализации после истечения срока наказания (С.В. Бабурин, Д.В.
Сочивко, Е.Н. Медведева, И.В. Шагарова, Р.Р. Ашапова, B.R. Johnson, T. R. Clear, M. T.
Sumpter). На данный момент недостаточно изучена специфика морально-нравственных
установок, их роли и места в целостной структуре самосознания у лиц, совершивших
преступление и находящихся в условиях лишения свободы, что подтверждает актуальность
данной работы.
Во второй главе - «Организация и методы эмпирического исследования» представлены
операциональная модель, цель, задачи, этапы эмпирического исследования. На основании
проведенного нами теоретического анализа проблемы нами была сконструирована
операциональная модель исследования (рис.1).
10
Морально-нравственные
установки
Когнитивный компонент:
Представления о морали, представления
о добре и зле,
этическая рефлексия,
личные убеждения
Эмоциональный компонент:
эмоционально-нравственные чувства и
отношения
Поведенческий компонент:
Полимотивационные
тенденции,
основания морального выбора, основания
аморального выбора,
моральные качества
Рис. 1 - Операциональная модель эмпирического исследования
Данная модель отражает основные компоненты самосознания, которые изучались в
эмпирическом исследовании. В данной главе также приведена подробная характеристика
обследуемых, описаны применяемые методики сбора эмпирических данных, методы
математико-статистической обработки результатов.
Третья глава «Структура и содержательные характеристик морально-нравственных
установок криминальной личности» содержит описание и анализ полученных данных, раскрывающих специфику деформаций морально-нравственных установок в самосознании осужденных. В параграфе 3.1. представлен анализ представлений о морали у лиц с криминальной и
просоциальной направленностью. Показано, что общие характеристики представлений о морали у лиц с криминальной направленностью и законопослушных граждан связаны с признанием
решающей роли социальных факторов на поведение человека, поддержкой идеи смертной казни за особо тяжкие преступления. Специфика представлений о морали у лиц с криминальной
направленностью связана с моральным релятивизмом, установкой на вседозволенность, негативным взглядом на природу человека. Выявлены особенности представлений о добре и зле у
лиц с криминальной и просоциальной направленностью поведения. Общими смысловыми категориями представлений о базовых этических категориях у лиц с криминальной направленностью и у законопослушных граждан является понимание добра как проявления духовности,
нравственного начала в человеке, понимание зла как вреда (прагматическое понимание), негативное эмоционально-оценочное отношение к злу.
11
Таблица 1 - Структура убеждений лиц с криминальной и просоциальной направленностью
Лица с просоциальной направленностью
Компоненты
убеждений
Когнитивный
компонент
убеждений
Регуляторный
компонент
убеждений
Аффективный
компонент
убеждений
Лица с криминальной направленностью
Категории убеждений
%
Ценности
26
Компоненты убеждений
Когнитивный
компонент убеждений
Категории
убеждений
%
37
4
Ценности
Резонерские
суждения
Религиозные верования
2
Будущее
9
Фатализм
2
Анти-ценности
7
Осуждаемые поступки
2
Закон, право
1
Религиозные
верования
4
Самопредписания
9
Самоконтроль
4
4
1
Анти-ценности
Смерть
Современное общество
1
4
Самопредписания
23
Регуляторный компонент
убеждений
Нравственные запреты
Правила бытового
поведения
14
6
Самооправдания
Раскаяние,
негативная
совершенного
преступления
Отношение к
родителям
Преодоление трудностей
5
Отношение к друзьям
Отношение к детям
Позитивное отношение к
людям
Позитивное отношение к
себе
3
Аффективный компонент
убеждений
12
6
3
3
4
Специфика представлений о добре у лиц с криминальной направленностью выражается в
его поверхностном понимании, связанным с эгоцентризмом, гедонизмом, внешними моральными оценками поступков, либо в отсутствии четких представлений о добре, прямом или косвенном отказе от его определения. Представления о зле у лиц с криминальной направленностью
носят более четкий и дифференцированный характер по сравнению с представлениями о добре;
специфичными для них являются определения зла через негативные переживания, бездуховность, социально неодобряемые и криминальные поступки. Определена специфика этической
рефлексии лиц с криминальной и просоциальной направленностью. Специфическими характеристиками этической рефлексии респондентов с криминальной направленностью является достоверное преобладание лиц, реализующих в своем поведении правила второй этической системы, ориентированных на этический компромисс, руководствующихся правилом «цель
оправдывает средства», готовых в ходе коммуникации к проявлениям агрессивности и жесткости. Анализ личных убеждений (таблица 1) показал, что инвариантными для лиц с криминальной и просоциальной направленностью являются убеждения, связанные с общечеловеческими
ценностями, основанными на представлениях о добре и зле, религиозные убеждения, отражающие правила христианской этики и самопредписания, связанные для законопослушных граждан
в основном с семейной этикой, а для криминальных личностей с правилами поведения в местах
лишения свободы. Специфика личных убеждений у лиц с криминальной направленностью связана с отсутствием деонтических представлений в правозапрещающем ключе, негативным отношением к себе, другим людям и обществу; нравственные чувства криминальных личностей
характеризуются потребностью в утешении и сострадании, конфликтными отношениями между
осознанием вины и попыткой оправдать свое поведение, блокировать переживание стыда.
12
В параграфе 3.2. рассмотрены полимотивационные тенденции лиц с криминальной и
просоциальной направленностью. Полимотивационные тенденции отражают стремление человека согласовывать свое поведение с представлениями о морали и личными моральнонравственными убеждениями, отражают особенности отношений и выбора на их основе стратегии поведения личности. Лица с криминальной направленностью характеризуются неустойчивостью нравственных мотивов, у них выражен конфликт между негативным отношением к людям, нежеланием поддерживать паритетные отношения с декларируемыми коллективизмом и
значимостью дружбы. Престижная мотивация вступает в противоречие с мотивом избегания
неудачи, отсутствием самоопределения; отношение к жизни характеризуется установкой на облегченное существование, нежеланием следовать социальным законам и нормам, отсутствием
уважительного отношения к материальной собственности.
Параграф 3.3. посвящен анализу моральных установок лиц с криминальной и просоциальной направленностью. Полученные результаты показывают, что лица с криминальной
направленностью воспринимают значимость моральных ценностей и норм сходно с законопослушными гражданами: для обеих групп характерно связывать основание морального выбора с
религиозными ценностями; аморальный выбор ассоциируется, прежде всего с конформизмом,
наиболее значимые моральные качества - честность и моральная стойкость. Однако реальное
поведение респондентов, отбывающих наказание за особо тяжкие преступления, противоречит
большинству рассмотренных моральных норм. Это позволяет говорить о том, что моральные
социальные установки не включаются в систему личных убеждений респондентов данной
группы и, соответственно, не участвуют в регуляции поведения.
В параграфе 3.4. раскрыты особенности Я-концепции у лиц с криминальной и просоциальной направленностью. В результате исследования самоотношения выявлено, что в целом,
лица отбывающие уголовное наказание относятся к себе положительно, не испытывая, глубокого чувства вины за совершенные деяния. Самоотношение лиц, отбывающих уголовное наказание, в целом, положительное, они не склонны испытывать глубокое чувство вины за совершенные деяния. С увеличением количества судимостей достоверно снижается такой компонент самоотношения, как «самоценность», что может указывать на снижение оценки своего Я, ослабление способности сопротивляться средовым влияниям. Компоненты Я-образа и аспекты психосоциальной идентичности, выделенные в результате контент-анализа ответов на тест М. Куна
и Т. Макпартленда «Кто Я», приведены в таблице 2.
Таблица 2 - Компоненты Я-образа и аспекты психосоциальной идентичности в сравниваемых
группах
Отбывающие наказание
Относительная частота
встречаемости
Относительная
частота
встречаемости
«Обвиняющее» Я
11,99
Законопослушные граждане
Эмоционально-коммуникативное
Я
Перспективное Я
Не-Я (определения
идентичности через
отрицание)
9,59
Экзистенциальное Я
15,13
8,90
Семейные роли
10,53
Семейные роли
7,88
Волевое Я
9,21
Идентичность заключенного
7,00
Морально-нравственное Я
7,24
Мировоззрение
7,00
Отрицательные характеристики
7,24
Я-физическое
7,00
Интеллектуальное Я
6,58
Метафорическое Я
Эмоциональноекоммуникативное Я
6,00
6,58
6,00
Метафорическое Я
Не-Я (определения идентичности
через отрицание)
Морально-нравственное Я
6,00
Профессиональные роли
3,29
24,34
4,61
13
Продолжение таблицы 2
Отбывающие наказание
Относительная частота
встречаемости
Относительная
частота
встречаемости
Законопослушные граждане
Интеллектуальное Я
5,14
Гендерная идентичность
2,63
Профессиональные роли
4,45
Хобби
2,63
Волевое Я
4,11
Хобби
3,42
Поддерживающее Я
2,74
Криминальная идентичность
2,05
Цинизм
1,03
Наиболее выраженной в структуре Я-образа заключенных является негативно
окрашенная смысловая категория «обвиняющее Я»; негативно-оценочная категория
«определения идентичности через отрицание» выполняет эго-защитную функцию, благодаря
которой заключенные повышают свою самоценность; специфика социального взаимодействия
раскрывается через категории «идентичность заключенного» и «криминальная идентичность»,
выражение презрения к общественной морали отражается в категории «цинизм», выражение
интенционального смысла соотносится в основном с будущим временем («перспективное Я»),
но без четко осмысленных планов на будущее. Общими с законопослушными гражданами
характеристиками самосознания являются рефлексивные категории («эмоциональнокоммуникативное Я», «интеллектуальное Я», «моральное Я»), категории отражающие
особенности социального взаимодействия («семейное Я», «профессиональное Я», «хобби») и
категория не-Я, имеющая защитную природу («определения идентичности через отрицание»).
В параграфе 3.5. рассмотрена ценностно-смысловая направленность криминальной и
просоциальной личности. Выявлены достоверно значимые различия по таким ценностям как
«зрелость», «поддержка традиций», «духовность», которые в большей степени выражены в
группе законопослушных граждан. Ориентация на индивидуальные ценности выражена у лиц,
имеющих три и более судимости, коллективные ценности преобладают у лиц, имеющих менее
трех судимостей, двойные ценности (сочетающие индивидуальное и социальное) более
выражены в группе правопослушных граждан. Для лиц с криминальной направленностью
характерен ряд мотивационных конфликтов: стремление к самоопределению противоречит
конформизму в группе респондентов, имеющих более трех судимостей, что снижает
вероятность их социальной адаптации после освобождения; стремление к безопасности и
наслаждению (гедонизму) вступает в конфликт с ценностями достижения и стимуляции у
респондентов, которые имеют менее трех судимостей. В результате анализа религиозных
верований (таблица 3) выявлено, что осужденные обращаются к религии, прежде всего, как к
философской системе, которая способна дать им поддержку и опору в сложной жизненной
ситуации. Однако их религиозность имеет «внешний» характер, связанный с потребностью в
идентификации со своей религиозной группой. «Внутренняя религиозность», отражающая
глубинную потребность человека в вере, выражена в наименьшей степени.
Таблица 3 - Структура индивидуальной религиозности в сравниваемых группах
Наименование показателей
Отношение к религии как
философской концепции
Лица,
отбывающие
уголовное
наказание
М1
S1
5,20
2,80
Законопослушные
граждане
М2
S2
6,71
2,70
t
P
-1,69
0,10
14
Продолжение таблицы 3
Наименование показателей
Лица,
отбывающие
наказание
М1
уголовное
S1
Законопослушные
граждане
М2
S2
t
P
Отношение к магии
4,10
2,93
6,00
2,35
-2,12*
0,04
Тенденция искать религии
поддержку и утешение
Внешние признаки
религиозности
Интерес к «псевдонауке»
5,59
3,28
7,50
2,59
-1,91
0,06
4,52
3,02
5,29
3,00
-0,78
0,44
4,28
2,68
5,57
1,09
-1,73
0,09
Тенденция верить в Творца
4,38
2,60
6,21
2,64
-2,16*
0,036
Внутренняя религиозность
4,00
3,63
5,07
3,47
-0,92
0,36
(наличие религиозного
самосознания)
Отношение к религии, как
4,14
2,64
4,21
2,33
-0,09
0,93
образцу моральных норм
поведения
Примечание: М-среднегрупповые значения, S-стандартное отклонение, t-критерий Стьюдента, * p≤0,05
В параграфе 3.6. рассмотрены результаты структурного анализа морально-нравственных
установок лиц с криминальной и просоциальной направленностью. Для выявления внутренней
структуры морально-нравственных установок был проведен корреляционный анализ с использованием коэффициента корреляции Спирмена. Выявлены общие и особенные характеристики
структурной организации морально-нравственных установок у лиц с криминальной и просоциальной направленностью. Когнитивные составляющие – представления о морали, нравственные
убеждения – являются системообразующими в структуре морально-нравственных установок у
лиц с криминальной и просоциальной направленности. Структура морально-нравственных
установок лиц с криминальной направленностью представлена двумя противоположными составляющими: первая характеризуется искажением когнитивных и поведенческих компонентов
морально-нравственных установок, нарушением представлений о морали и нравственности, отсутствием морально-нравственных регуляторов социального поведения при формальном признании этических принципов, принятием норм криминальной морали; вторая - стремлением к
исправлению и позитивным изменениям как ресурсу ресоциализации, внутренним принятием
единых морально-нравственных норм, основанных на религиозной этике. Позитивные морально-нравственные установки у лиц с криминальной направленностью связаны с переживанием
раскаяния, негативной оценкой себя и совершенных преступлений, выраженностью перспективного Я, религиозными убеждениями, просоциальными ценностями. Искаженные моральнонравственные установки, готовность к аморальным поступкам, негативное отношение к людям
и пренебрежение моральными нормами опосредованы отсутствием раскаяния, удовлетворенностью собой, ориентацией на традиционное поведение, слабой выраженностью волевых составляющих идентичности, интересом к псевдонауке. У респондентов с просоциальной направленностью морально-нравственные установки выступают внутренними регуляторами социального
поведения. Когнитивные, эмоциональные и поведенческие составляющие моральнонравственных установок у лиц с просоциальной направленностью опосредованы характеристиками идентичности, самоотношения, ценностными и религиозными ориентациями.
Параграф 3.7. посвящен описанию морально-нравственных установок в структуре самосознания лиц с криминальной и просоциальной направленностью. Для выявления места морально-нравственных установок в структуре самосознания лиц с криминальной направленностью, отбывающих уголовное наказание, нами проводился факторный анализ. Первый фактор
15
был обозначен нами как «Декларативные морально-нравственные установки в структуре конфликтной идентичности» (21% от общей дисперсии). Состав данного фактора указывает на то,
что преступники с конфликтной, внутренне противоречивой идентичностью, низким самопринятием, негативным Я-образом, склонны демонстрировать моральную автономию, необходимость следовать нормам морали, уважать себя, вести себя в соответствии с нравственными
принципами, проявлять позитивное отношение к людям. Декларация морально-нравственных
принципов в данном случае выполняет защитную функцию, проявляющуюся во внешней демонстрации моральной нормативности. Второй фактор был назван «Аморальные установки в
структуре криминальной идентичности» (19 % от общей дисперсии). Его содержание характеризует осужденных с криминальной идентичностью, которым свойственны цинизм, стремление
манипулировать другими людьми как основания аморального поведения. Они обладают высокой самоуверенностью, не переживают внутренние противоречия, в то же время, не считают
значимыми собственные нравственные, физические, интеллектуальные, волевые, эмоционально-коммуникативные качества, не имеют четких убеждений относительно своего будущего.
Ориентация на поддержку традиций, по всей видимости, присущих криминальному сообществу, сочетается с рациональным отношением к религии как к философской системе, интересом
к псевдонауке, представляющей искаженную, недостоверную трактовку мироустройства. Данный фактор отражает включение аморальных установок в структуру идентичности преступника, которые реализуют функцию регуляции асоциального поведения. Третий фактор назван
«Деформация морально-нравственных установок преступников-рецидивистов» (17 % от общей дисперсии). Содержание данного фактора описывает респондентов, нравственное самосознание которых связано с отсутствием или слабой сформированностью внутренних нравственных барьеров, убеждений, ограничивающих и регулирующих поступки личности, определяющих способность противостоять асоциальным побуждениям. Такие преступники ориентированы на безопасность и конформизм, но вместе с этим стремятся к успеху, власти и превосходству над другими людьми, не испытывают раскаяния. Морально-нравственные деформации
проявляются в низком уровне преданности и честности, в отрицании дружбы, практической
ценности морального выбора поведения, сниженной трудовой мотивации, отсутствии религиозной веры. В самоописаниях этих респондентов редко встречается упоминания о будущих
свершениях, они утратили оптимистический взгляд на жизнь, снижен самоконтроль. Выраженность представлений о том, что преступное поведение детерминировано генетическими факторами, о невозможности изменений человека, по всей видимости, связано со стремлением снять
с себя ответственность за собственные криминальные деяния. У таких преступников может
наблюдаться нравственная дегенерация, которая проявляется как нравственная нечувствительность, отсутствие нравственной саморегуляции поведения, утрата самоуважения и чувства человеческого достоинства. Четвертый фактор был обозначен как «Морально-нравственные установки внутренне религиозных осужденных» (16 % от общей дисперсии). Этот фактор описывает самосознание тех заключенных, которые указывают на наличие у себя «искренней веры в
Бога» и другие признаки религиозного самосознания. Их отличает стремление к социальному
уважению, познанию, альтруизм, совестливость, отрицание морального релятивизма, ориентация на четкое разграничение, конфронтацию добра и зла. При этом такие респонденты отказываются от социальных достижений и удовольствий. Морально-нравственные установки данной
группы осужденных выполняют психотерапевтическую и смыслообразующую функции, связаны с поиском жизненных смыслов, тенденцией искать в религии поддержку и утешение, что
выступает ресурсом их ресоциализации.
На основании полученных результатов нами была сконструирована структурная модель
деформаций морально-нравственных установок в самосознании лиц, отбывающих наказание за
особо тяжкие преступления (таблица 4). Структура морально-нравственных установок в самосознании личности представлена когнитивным, эмоциональным и поведенческим компонентами, которые имеют общие и специфичные характеристик у лиц с криминальной и просоциальной направленностью.
16
Таблица 4 - Структурная модель деформаций морально-нравственных установок в
самосознании лиц с криминальной и просоциальной направленностью
Ценностно-смысловая направленность
Криминальная направленность
Просоциальная направленность
Мотивационный конфликт между индивидуальными и Зрелость, поддержка традиций, духовность,
коллективными ценностями, ориентацией на
Преобладание «двойных ценностей», сочетающих
достижения и конформизмом.
индивидуальное и социальное.
Преобладание «внешней» религиозности
Конфликт между «внутренней» и «внешней
религиозностью
Я-концепция
Общие характеристики для криминальных и просоциальных личностей:
Рефлексивные компоненты Я-образа: «эмоционально-коммуникативное Я», «интеллектуальное Я», «моральное
Я»,
Компоненты Я-образа, отражающие особенности социального взаимодействия: «семейное Я»,
«профессиональное Я», «хобби»
Криминальная направленность
Просоциальная направленность
Обвиняющее Я, определение идентичности через отрицание (не-Я),
Экзистенциальное Я
«идентичность заключенного», «криминальная идентичность», «цинизм», Волевые характеристики в структуре
перспективное Я, физическое Я
идентичности
Морально-нравственные установки
Когнитивный компонент
Общие
характеристики:
представления о решающем влиянии
социальных факторов на поведение
человека, одобрение идеи смертной
казни за особо тяжкие преступления;
понимание Добра как проявления
духовности, нравственного начала в
человеке, прагматическое понимание
зла, конфликт между этическим
компромиссом
и
этической
конфронтацией добра и зала
Криминальная
Просоциальная
направленность
направленност
ь
моральный
релятивизм,
установка на
вседозволенность,
негативный взгляд
на природу
человека,
упрощенные
представления о
Добре и Зле,
ориентация на
этический
компромисс,
отсутствие
правозапрещающи
х деонтических
представлений
четкие,
конкретизирова
нные
представления о
Добре,
ориентация на
конструктивное
взаимодействие
с другими
людьми, менее
четкое
понимание
понятия «Зло»
(по сравнению с
понятием
«Добро»)
Поведенческий компонент
Эмоциональный компонент
Общие
характеристики:
религиозные
чувства
(любовь,
доверие, надежда)
Криминальная
направленность
Просоциальная
направленност
ь
Криминальная
направленност
ь
Негативное
отношение к себе,
другим людям и
обществу,
внутренний
конфликт между
чувством вины и
переживанием
самооправдания,
потребность в
сострадании
Позитивное
отношение к
себе, любовь,
забота и участие
по отношению к
детям и другим
людям
Декларативность
, неустойчивость
нравственных
мотивов,
установка на
облегченное
существование,
нежелание
следовать
социальным
законам и
нормам,
отсутствие
уважительного
отношения к
материальной
собственности,
эгоизм
Просоциаль
ная
направленно
сть
Уважение к
собственност
и,
ориентация
на
преодоление
трудностей,
мотивация
достижения
успеха,
ориентация
на
паритетные
отношения
Представленная модель, сконструированная на основании эмпирических данных, отражает основные составляющие морально-нравственных установок в структуре самосознания
личности, и их искажения у лиц с криминальной направленностью, отбывающих наказание за
17
особо тяжкие преступления.
ВЫВОДЫ:
1) Смысловые деформации морально-нравственных установок у лиц с криминальной
направленностью проявляются на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях их
структурной организации.
2) Когнитивный компонент морально-нравственных установок у лиц с криминальной
направленностью имеет специфику по сравнению с законопослушными гражданами: представления о должном связаны с моральным релятивизмом, установкой на вседозволенность, негативным взглядом на природу человека; представления о добре поверхностны, связаны с эгоцентризмом, гедонизмом, прямом или косвенном отказе от его определения, тогда как представления о зле носят более четкий и дифференцированный характер; для личных убеждений характерно отсутствие деонтических представлений в правозапрещающем ключе, ориентация на этический компромисс, готовность к проявлениям агрессивности и жесткости.
3) Эмоциональный компонент морально-нравственных установок у лиц с криминальной
направленностью включает нравственные чувства, которые характеризуются потребностью в
утешении и сострадании, конфликтными отношениями между осознанием вины и попыткой
оправдать свое поведение, блокировать переживание стыда.
4) Поведенческий компонент морально-нравственных установок у лиц с криминальной
направленностью характеризуются неустойчивостью нравственных мотивов; основание морального выбора связывается с религиозными ценностями, а наиболее значимыми моральными
качествами считаются честность и моральная стойкость, что не согласуется с их реальным поведением; выражен конфликт между негативным отношением к людям и декларируемыми коллективизмом и значимостью дружбы, престижной мотивацией и мотивом избегания неудачи,
отсутствием самоопределения; отношение к жизни характеризуется установкой на облегченное
существование, нежеланием следовать социальным законам и нормам, отсутствием уважительного отношения к материальной собственности.
5) Определена специфика Я-концепции криминальной личности, которая заключается в
преобладании негативных, внутренне-конфликтных, противоречивых представлений о себе, которые обостряются с увеличением числа судимостей и отражаются в категориях «криминальная
идентичность» и «идентичность заключенного»; значимыми категориями Я-концепции выступают «обвиняющее Я» и категории реализующие защитную функцию: «идентификация через
отрицание», «поддерживающее Я»; временной аспект Я-концепции представлен недифференцированным «перспективным Я», отражающим отсутствие четких представлений о себе.
6) Лица с криминальной направленностью по сравнению с законопослушными гражданами
в меньшей степени ориентированы на духовно-нравственные ценности «зрелость», «поддержка
традиций», «духовность»; структура ценностных ориентаций является внутренне противоречивой и подвергается негативным изменениям под влиянием срока преступных деяний; религиозные убеждения выступают для криминальных личностей ресурсом для преодоления сложной
жизненной ситуации, в то же время их религиозность имеет внешний характер.
7) Определена структурная организация морально-нравственных: когнитивные составляющие – представления о морали, нравственные убеждения – являются системообразующими в
структуре морально-нравственных установок у лиц с криминальной и просоциальной направленности; специфика морально-нравственных установок у лиц с криминальной направленностью связана с наличием двух противоположных тенденций: первая - отражает нарушение
представлений о морали и нравственности, отсутствие морально-нравственных регуляторов социального поведения при формальном признании этических принципов, принятие норм криминальной морали; вторая – связана со стремлением к исправлению и позитивным изменениям
как ресурсу ресоциализации, внутренним принятием единых морально-нравственных норм, основанных на религиозной этике.
8) Нарушение морально-нравственных установок, готовность к аморальным поступкам,
18
негативное отношение к людям и пренебрежение моральными нормами опосредованы отсутствием раскаяния, удовлетворенностью собой, ориентацией на традиционное поведение, слабой
выраженностью волевых составляющих идентичности, интересом к псевдонауке; позитивные
морально-нравственные установки у лиц с криминальной направленностью связаны с переживанием раскаяния, негативной оценкой себя и совершенных преступлений, выраженностью
перспективного Я, религиозными убеждениями, просоциальными ценностями.
9) Морально-нравственные установки включаются в структуру Я-концепции и ценностносмысловой направленности самосознания лиц с криминальным поведением и выполняют определенные функции:
- в самосознании лиц с криминальной направленностью, которым свойственна конфликтная идентичность, морально-нравственные установки выполняют защитную функцию и имеют
декларативный характер;
- в структуре самосознания лиц с криминальной идентичностью выражены аморальные
установки, выполняющие функцию регуляции асоциального, преступного поведения;
- у преступников, которым не свойственно раскаиваться в совершенных деяниях, с отсутствием стремления к изменениям отмечаются деформации нравственного самосознания: стремление превосходству, власти, низкий уровень трудовой мотивации, отрицание моральных качеств в сочетании с негативным отношением к людям, низким самоконтролем, отсутствием религиозных ценностей, отсутствие нравственной саморегуляции поведения, моральнонравственная дегенерация;
- в структуре самосознания преступников, которым свойственны внутренние религиозные
убеждения, морально-нравственные установки выполняют терапевтическую и смыслообразующую функции, что проявляется в переживаниях совести, стремлении к нормативному поведению, тенденции искать в религии поддержку и утешение.
10) Когнитивный компонент морально-нравственных установок у лиц с просоциальной
направленностью связан с достоверно более высокой оценкой абсолютности моральных норм,
конкретизированными представлениями о добре, убеждениями связанными с общечеловеческими ценностями; аффективный компонент представлен позитивными чувствами по отношению к себе и другим людям; более ярко выражена ориентация на преодоление сложностей, мотивация достижения успеха, значимость дружбы, стремление к паритетным отношениям, альтруизм.
11) Ценностно-смысловая направленность лиц с просоциальным поведением связана с ориентацией на «зрелость», «поддержку традиций», «духовность», но характеризуется конфликтом
между внутренними и внешними проявлениями религиозности; ведущие смысловые категории
в структуре Я-концепции связаны с семейными ролями, эмоциональными, экзистенциальными
и морально-нравственными характеристиками.
12) Морально-нравственные установки выполняют ряд функций в самосознании лиц с просоциальной направленностью: для лиц с выраженной ориентацией на ценности безопасности,
зрелости - функцию регуляции социального поведения;
для внутренне-религиозных –
смыслообразующую функцию; для лиц с позитивной идентичностью, стремящихся к социальной власти - функцию регуляции межличностных отношений.
В заключении подводятся общие итоги работы, рассматриваются перспективы продолжении исследований данной проблемы.
Основные положения работы отражены в следующих публикациях:
1) Лаврищев, В. В. Психосемантический анализ убеждений лиц, отбывающих уголовное
наказание [электронный ресурс] / В.В. Лаврищев // Письма в Эмиссия.Оффлайн
(The Emissia.Offline Letters): электронный научный журнал. – июнь 2014. – ART 2293. –
Режим доступа: URL: http://www.emissia.org/offline/2014/2216.htm. – Объем 0.5 п.л.
19
2) Лаврищев, В.В. Особенности самосознания лиц, отбывающих уголовное наказание /
В.В. Лаврищев // Научное мнение. – 2017. – № 5. – С. 95-105. Объем 0.6 п.л
3) Лаврищев, В.В. Морально-нравственные установки в структуре самосознания лиц, отбывающих наказание / В.В. Лаврищев // Письма в Эмиссия.Оффлайн (The Emissia.Offline
Letters): электронный научный журнал. – август 2017. – ART 2514. – Режим доступа: URL:
http://www.emissia.org/offline/2017/2514.htm. – Объем 0.5 п.л
4) Лаврищев, В. В. Личностно-биографические компоненты убеждений осужденных в условиях
лишения свободы / В.В. Лаврищев // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «От истоков к современности: 130 лет организации психологического общества
при Московском университете»: Сборник материалов юбилейной конференции: В 5 томах: Том
5 / Отв. ред. Богоявленская Д. Б. М.: Когито-Центр. – 2015. – С. 211-214. - Объем 0.2 п.л
5) Лаврищев, В. В. Религиозные верования осужденных в условиях лишения свободы / Н.Н.
Королева, В.В. Лаврищев // Сборник материалов международной научной конференции «Педагогика и психология – 2015», 4 сессия /под ред. Н.Н. Королевой. – М.: Общество с ограниченной ответственностью «Русальянс «Сова», 2015. – С. 100-105. - Объем 0.3 п.л
6) Лаврищев, В.В. Личностно-биографические аспекты религиозных верований у осужденных в
условиях лишения свободы / В.В. Лаврищев // Интегративный подход к психологии человека и
социальному взаимодействию людей. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. – М., СВИВТ, 2016. – С. 183-187. - Объем 0.2 п.л
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
499 Кб
Теги
лиц, наказание, нравственно, уголовное, отбывающих, установке, морального, самосознание
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа