close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100088

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
М И Ш В Е Л О В Евгений Георгиевич
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УСТОЙЧИВОГО
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ БИОРЕСУРСОВ
НА ПРИМЕРЕ СТАВРОПОЛЬСКОГО К Р А Я
03.00.16 — экология
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации иа соискание ученой степени
доктора биологических наук
Москва 2005
Работа выполнена в Ставропольском государственном университете
Официальные оппоненты:
доктор сельскохозяйственных наук, профессор Блохин Г. И.
доктор биологических наук, профессор Дежкин В . В.
доктор биологических наук, профессор Фомичев Ю . П.
Ведущая организация:
Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН
Защита состоится _Z
ноября 2005 г. в 12 часов на заседании диссертационного
совета Д 220.056.01 при Российском государственном аграрном заочном университете по
адресу: 143900, г. Балашиха Московской обл., ул. Юлиуса Фучика, 1
факс (8095) 521-24-56
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского
государственного афарного заочного университета.
Автореферат разослан "2ч " CLH7 s<ffi г 2005 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор сельскохозяйственных наук, профессор
ЖЛс^^^^'Т'^л
-^^Л ^-^ ^/у^Жлтял
Т.Х.
juioe-r
TfTvcr
гтъгк
3
Общая характеристика работы
Актуальность
проблемы. Проблема сохранения биологического
разнообразия и устойчивого использования биологических ресурсов признана в
числе приоритетных для фундаментальных и прикладных исследований на
международном и национальном уровнях.
Биологические ресурсы (бйоресурсы) являются основополагающим
элементом как природных, так и искусственных экосистем. Преднамеренное и
случайное вмешательство в вещественно-энергетические потоки экосистем со
стороны человека зачастую происходит именно на уровне воздействия на
биоресурсы. В этой связи биотехнологические и прочие мероприятия в
пределах экосистем должны быть детерминированы в соответствии с
экологическими закономерностями. В настоящее время существует удачный
опыт разработки технологий рационального использования и охраны для
отдельных видов биологических ресурсов, например, В.В. Дежкиным (1989)
для ресурсов охотничьих животных, С В . Шибаевым (2002) — для рыбных
ресурсов. В то же время очень мало попыток разработки научно-методических
основ устойчивого использования комплекса различных видов биоресурсов для
отдельных регионов. На необходимость развития не только федерального, но
регионального и местного уровней государственной экологической политики в
сфере сохранения биоразнообразия и устойчивого использования биоресурсов
прямо указывается в Концепции устойчивого развития России (1995) и в
Национальной Стратегии сохранения биологического разнообразия России
(2001).
Особую
значимость
приобретает
межотраслевая
координация,
обеспечивающая минимизацию воздействия различных форм хозяйственной
деятельности на биологические ресурсы и экосистемы в целом, при этом
видное место занимает разработка мер по восстановлению нарушенных
экосистем, сохранению биологического разнообразия и устойчивому
использованию его компонентов (Павлов, 2000; Амирханов, Тишков, 2000; и
ДР)-
Ставропольский
край
Российской
Федерации,
располагающийся
преимущественно в Предкавказье и, частично, в пределах Большого Кавказа,
характеризуется
сравнительно
высоким уровнем
биологического
и
ландшафтного разнообразия. Так, современная флора Ставропольского края
насчитывает 2251 вид (Иванов, 2001) и уступает по этому показателю в Р Ф
лишь Краснодарскому краю. Сходная ситуация складывается с фаунистическим
разнообразием: только позвоночных с учетом интродуцированных рыб и
млекопитающих, мигрирующих, залетных и зимующих птиц насчитывается
свыше 520 видов (более 35% фауны позвоночных Российской Федерации)
(Хохлов, 2000).
Ставропольский край, в связи с относительно благоприятными условиями
в настоящее время является одним из наиболее густозаселенных и освоенных.
Кроме того, в последние десятилетия здесь отме^^а^^ BWe<ifW(A9WHIU№H0CTb
БИБЛИОТЕКА
turn
I
i»
миграционных процессов народонаселения. Все это приводит к усложнению
экологической ситуации, которая усугубляется наличием в регионе
добывающей и перерабатывающей промышленности, теплоэнергетического
комплекса, развитого сельского хозяйства, разветвленной транспортной сети,
включая магистральные нефте-, газопроводы. С этим связана актуальность
разработки экологических принципов рационального использования комплекса
биоресурсов Ставропольского края.
Работа выполнялась в рамках заданий по программе ГКНТ и МСХ СССР
— тема СХ 047.01.11 Д «Разработать рекомендации и нормативы по
выращиванию товарной рыбы в малых водоемах Ставропольского края и
Кабардино-Балкарской АССР» и Управления по Ставропольскому краю
Федеральной службы по надзору в сфере природопользования в рамках Краевой
целевой программы «Экология и рациональное природопользование
Ставропольского края» Правительства Ставропольского края (по 5 темам).
Целью работы являлась разработка концептуально-методологических
основ устойчивого использования региональных биоресурсов. Достижение
данной цели предполагало решение следующих задач:
1. Разработка
концептуально-методологических
моделей
устойчивого
использования
биоресурсов
региона, включающих
интегративную
соподчиненность организационно-экономических, эколого-технологических
и социокультурных факторов.
2. Разработка концепции и составление эколого-биотехнологического
обоснования устойчивого использования биоресурсов водных экосистем
Ставропольского края, разработка технологических и других мер их
воспроизводства, в том числе для ряда таксонов ихтиофауны, нуждающихся
в охране.
3. Проведение комплексного анализа современного этапа охотхозяйственной
деятельности в регионе, выявление особенностей пользования биоресурсами
охотничьих видов с учетом социокультурной составляющей сознания
природопользователя.
4. Анализ особенностей аэрогенного загрязнения и содержания тяжелых
металлов (ТМ) в лекарственных растениях и почве для загрязненных
территорий, подверженньпс влиянию промышленных узлов; разработка
способов экологически безопасного использования лекарственных растений
загрязненных территорий.
5. Разработка
программно-методического
обеспечения
системы
дополнительного экологического образования в сфере биоресурсного
природопользования.
Предметом защиты являются концептуально-методологические модели
регионального устойчивого экологически сбалансированного использования
биоресурсов, включающие интегративную соподчиненность организационноэкономических, эколого-технологических и социокультурных факторов.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Концептуально-методологическая модели регионального устойчивого
биоресурсного природопользования должны разрабатываться с учетом
интефативной соподчиненности организационно-экономических, экологотехнологических и социокультурных факторов.
2. Количественное выражение закономерностей характера и динамики морфоэкологической разнокачественности и особенностей роста молоди рыб в
связи с особенностями выращивания в водоемах комплексного назначения.
3. Темпорально-хорологический подход к формированию и детерминации
параметров биотопа и биоценоза для целей рыбохозяйственного
использования водоемов комплексного регулирования.
4. Методология эколого-биотехнологического обоснования устойчивого
использования
биологических
ресурсов
лекарственных
растений
территорий, подверженных аэрогенному промышленному загрязнению.
5. Охота является существенной биосоциальной потребностью современного
ставропольского охотника. В этой связи устойчивое использование
охотничьих биоресурсов необходимо реализовывать с учетом особенностей
экологической культуры регионального природопользователя, используя
данные социологического мониторинга.
6. Методология направленного формирования экологической культуры
природопользователя
биологических
ресурсов
должна
включать
структурирование адекватных экологических представлений, развитие
биосоциальной толерантности, примата экологической целенаправленности,
а так же систему умения и навыков, необходимых для устойчивого
природопользования.
Научная новизна и теоретическая значимость. Впервые на основе
комплексного исследования экологического состояния и особенностей
использования отдельных видов биологических ресурсов разработаны модели
регионального устойчивого биоресурсного природопользования. Установлена
соподчиненность между различными биотическими и абиотическими
параметрами водных экосистем в условиях антропогенной эвтрофикации и
перераспределения стока и разработана концепция устойчивого использования
их биоресурсов. Проведенные исследования позволяют уточнить особенности
структуры и функционирования водных экосистем региона, выявить тенденции
антропогенной деградации водоемов и на основе этого разработать меры по их
охране и рациональному использованию. Теоретически и экспериментально
обоснован метод темпорально-хорологического формирования и детерминации
параметров биотопа и биоценоза для водоемов рыбохозяйственного
назначения. Разработан межотраслевой методический подход к устойчивому
использованию лекарственных растений, произрастающих на территориях,
загрязненных
тяжелыми
металлами.
Сформулированы
принципы
направленного формирования потребностей природопользователя, снижающих
давление на окружающую природную среду. Показано, что охота как вид
природопользования является существенной биосоциальной потребностью
современного ставропольского жителя, что необходимо учитывать при ее
организации. Обоснованы концептуальные основы экологического образования
в сфере устойчивого использования биоресурсов.
Практическая значимость работы. Материалы диссертации позволяют
теоретически и практически обосновать разработку комплексных региональных
схем устойчивого биоресурсного природопользования.
Разработанные
биотехнологические
схемы
рыбохозяйственного
использования водоемов комплексного назначения и других водных объектов
обеспечивают устойчивое использование биоресурсов водных экосистем
региона. Выявленные социально-психологические и культурные особенности
субъекта природопользования (охотника) позволяют осуществить коррекцию
охотхозяйственного менеджмента в Ставропольском крае. Разработанные
образовательные программы и интерактивные компьютерные обучающие игры
органически дополняют и развивают основные курсы системы экологического
образования. Установленные особенности аэрогенного загрязнения территорий,
а также накопления лекарственными растениями тяжелых металлов положены
в основу рекомендаций по ограничению их использования в медицинских
целях, а предложения по получению экологически чистого сырья
лекарственных растений снижают риск отравления человека.
Полученные материалы предполагается использовать в организации
мероприятий по созданию сети новых особо охраняемых природных
территорий; для определения возможностей применения существующих и
разработки новых технологических схем использования биологических
ресурсов в практических целях, в том числе при рекультивации, рекреации,
заготовках сырья, рыбного и охотничьего хозяйств, в системе адаптивноландшафтного земледелия и т.д.
Апробация и публикации. По представляемой работе опубликовано 39
работ, в том числе 3 монографии. Материалы диссертации докладывались на 8
Международных, Всесоюзных и Российских конгрессах и конференциях, а
также 13 региональных научно-практических конференциях в период 19852005 гг. Полученные в ходе диссертационного исследования результаты и
рекомендации включены в отчеты по НИР.
Авторские данные по редким и исчезающим видам миног и костных рыб
(16 таксонов рангом ниже рода) включены в Красную книгу Ставропольского
края (2002).
Материалы диссертации используются при чтении базовых курсов,
дисциплин специализации и дисциплин магистерской подготовки на кафедре
экологии и природопользования СГУ и базовой кафедре гидробиологии и
экотоксикологии СГУ при ЮНЦ РАН, а также в лаборатории общей экологии
Краевого ЦЭТК.
Материал и методы исследований. В основу работы положены полевые
материалы, собранные автором как самостоятельно, так и в составе научных
коллективов в период 1985-2005 гг. в различных районах Предкавказья,
преимущественно на территории Ставропольского края. Было совершено более
30 экспедиционных выездов общей протяженностью свыше 4000 км.
Биотехнологические исследования проводились in vitro с фоновыми видами
лекарственных растений по общепринятым методикам. Количественное
содержание ТМ (РЬ, Zn, Си, Мп) в атмосферном воздухе,. пробах
лекарственного сырья и почве определялось методом атомно-абсорбционной
спектрофотометрии. Использовалась также сведения, включенные в
официальные отчеты и размещенные на сайтах государственных
специализированных структур.
Работа выполнена с использованием современных гидробиологических,
биотехнологических, геоинформационных, социологических, педагогических
методов исследований и обработки данных. В последнем случае применялись
стандартные программы математической статистики (MS-Excel и т.п.).
Особенности
территориального
размещения
пунктов
основных
исследований биоресурсов отражены на рис.1
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, семи
глав, выводов и приложений. Работа изложена на 331 странице
машинописного текста и содержит 37 таблиц и 44 рисунка, в том числе
приложения на 47 страницах. Список использованной литературы включает 402
источника, в том числе 48 на иностранных языках.
УСЛОВНЫЕ
ОБОЗНАЧЕНИЯ
®
Cm^mtwmtm*
Д
Пункты прондяиия полевых рыбокоэяйсгвенни
иссяедоввния
Э1СГЯриМ*ИТМ
ф
Ш
Пум(тын8блкменияп»роганнын1агрязнттем
и I04W отбора проб лвкаранттых раалний
Лутлыпровадониятдрабиологнчвсюгоноттторннга
(по трассам тр^гбогтттводов)
Рис.1. Карта-схема проведения основных исследований в Ставропольском крае
Глава 1. Эколого-географические и социально-экономические
особенности и состояние природной среды Ставропольского края
Ставропольский край, располагаясь между Западным и Восточным
Предкавказьем, занимает в основном Центральное Предкавказье, а также часть
Большого Кавказа. Основные черты природы края определяются
преобладанием равнин в западной и восточной частях, возвышенности — в
центральной, и низкогорий — в южной.
Отличительной особенностью климата является большая вариабельность
температурных и условий увлажнения. Резкие колебания погодных условий
ограничивают жизнедеятельность многих видов животных и растений, создают
сложности в организации сельскохозяйственного производства. Например, в
весенний период возможны заморозки и суховеи, вызывающие повреждение
или даже гибель растений; в августе температуры могут подниматься выше 40°
и сопровождаться суховеями; сухая, тёплая и продолжительная осень ведет к
снижению запасов почвенной влаги и может негативно сказываться на
вегетации растений, в т.ч. озимой пшеницы, снижая её сопротивляемость
экстремальным климатическим факторам (отрицательные температуры,
гололёд и пр.)
Характерной особенностью района исследований является преобладание
широтно-зональных экосистем в Предкавказье (полупустыни на востоке, степи
на зап£1де, лесостепи в центральной части) и высотно-поясных — в предгорьях
и горах Большого Кавказа (лесная и субальпийская растительность на юге, в
предгорной и низкогорной частях).
Современное
состояние
народонаселения,
ретроспектива
антропогенного воздействия на важнейшие природные ресурсы. По данным
Всероссийской переписи населения (2002 г.), численность постоянного
населения Ставропольского края составила 2735,1 тыс. человек (1,8%
населения России), в т. ч. экономически активного 44%. В городской местности
проживает 1530,6 тыс. (56%)), в сельской — 1204,5 тыс. человек (44%));
плотность населения в крае составила 41,3 чел на 1 км^. Это один из самых
высоких показателей плотности в регионе (Волгоградская обл. — 24,
Астраханская обл. — 19, Калмыкия - 5, Дагестан — 39), усиливающий
антропогенную трансформацию территорий. Увеличение численность
населения на 325 тыс. человек (13%) по сравнению с переписью населения 1989
г. обусловлено увеличением миграционного потока из соседних территорий.
Промышленность и её воздействие на окружающую среду. В настоящее
время отмечается устойчивый рост объема промышленного производства (112% в год), начиная с 1998 г. (http://www.stavropolregion.ru).
Оценка состояния атмосферного воздуха за период с 1991 по 2003 гг.
(Гос. доклад..., 1996; 2000; 2004) выявила сопоставимый уровень выбросов от
передвижных и значительное сокращение выбросов от стационарных
источников (в 4,5 раза). Наиболее неблагоприятные условия отмечаются в
районах расположения мощных стационарных источников и интенсивного
9
движения автотранспорта (Батурина, Чижова, Мишвелов, 2001). Выбросы от
передвижных источников в 2003 г. составили 327 тыс. т (80% от валовых
выбросе ЗВ в атмосферу). В фуппе стационарных источников за 2003 г.
основная доля выбросов зафязняющих веществ принадлежала предприятиям
энергетики — 37%; в том числе «Ставропольская ГРЭС» — 16%; АО
«Невинномысская ГРЭС» — 8%.
За последние 5 лет сброс сточных и загрязненных сточных вод в
поверхностные водные объекты уменьшился на 17%. Экологическое состояние
поверхностных вод оценивается как «загрязненные» и «сильнозагрязнённые».
Сельское хозяйство и его воздействие на окружающую среду. При
общей площадь края в 6,6 млн. га, 5,8 млн. га (88%) занято
сельскохозяйственными угодьями, из которых 6 1 % составляют пахотные
угодья. Посевная площадь сельскохозяйственных культур во всех категориях
хозяйств края составляет 2,83 млн. га в том числе: сельскохозяйственные
предприятия — 2,4 млн. га, сенокосы и пастбища — 1,5 млн. га. Бонитет пашни
оценивается в 52 балла, а площадь пашни с баллами выше краевого значения
(90-52 балла) составляет 1,8 млн. га (http;//www.minselhoz.stavropoIregion.ru).
За последние три года достигнут стабильный прирост валовой продукции
сельского хозяйства. Объем производства сельхозпродукции во всех категориях
хозяйств за 2003 г. составил 27,4 млрд. рублей или 117,5% к соответствующему
уровню 2002 г. Это один из лучших результатов в Российской Федерации.
Экстенсивный путь земледелия, использование тяжелых машин и техники
для обработки пашни, зачастую с нарушением агротехнических норм вызвали
ухудшение плодородия почвенного покрова, разрушение и распыление
структуры, изменение физико-химических и биологических свойств почвы,
снижение запасов гумуса и элементов питания растений. Так, на 01.01.2001 г.
площадь пашни, отнесенная к эрозионно-опасной, составила 1830,6 тыс. га
(47% от общей площади пахотных земель), а площадь дефляционно-опасной
пашни — более 3424 тыс. га (87%). Выявлено 1370 тыс. га засоленных
сельскохозяйственных угодий и 857,3 тыс. га земель, подверженных
осолонцеванию. Обеспеченность почв гумусом по краю оценивается как
средняя и низкая (Гос. доклад..., 2004).
Несоответствие
методов
ведения
хозяйства
экологической
и
макроэкономической ситуации требует немедленного преодоления и перехода
на адаптивно-ландшафтные методы земледелия и животноводства.
Глава 2. Биоресурсный потенциал Ставропольского края (структура,
состояние изученности, особенности использования)
Растительный
покров. Флора ландшафтов Северного Кавказа
насчитывает около 4000 видов, главным образом покрытосеменных растений,
из бООО видов (около 70%) всей кавказской флоры. Ставропольский край
обладает почти 60% флористического богатства Северо-Кавказского региона и
после Краснодарского края занимает вторую позицию в России по этому
10
показателю, что ставит его в особое положение среди других аналогичных, как
один из самых емких хранителей национального фитогенофонда (Дударь и др.,
2002). Современная флора Ставрополья насчитывает 2251 вид, в том числе
покрытосеменных 2210 (98,2%) (Иванов, 1997,1998). Эндемичность и
реликтовость флоры Ставропольского края в сравнении со всей флорой
Предкавказья иллюстрирует табл. 1.
Лекарственные
растения.
В
настоящее
время
актуальность
использования лекарственных растений как лечебных и профилактических
средств по-прежнему высока (Ладынина, Морозова, 1989; Муравьева, 1991;
Мелик-Гусейнов, 2004; Newall, Anderson, Phillipson, 1996; Enciclopedie des
Plantes medicinales, 1997; и др.).
Таблица 1
Уровень эндемичности и реликтовости флоры Предкавказья
Кол-во видов во флоре
Предкавказья ( % от всего)
Кол-во видов во флоре
Центрального Предкавказья
(Ставропольский край)
(% от всего)
Соотношение видов двух флор
(%)
всего
эндем.
реликты
всего
эндем
реликты
всего
эндем
реликты
2353(100)
23(1,0)
201(8,5)
2251(100)
18(0,8)
195(8,7)
95,7
78,3
97,0
На территории Ставропольского края в настоящее время произрастает 526
видов лекарственных растений, относящихся к 324 родам и 105 семействам,
при этом систематизированные сводки по биоресурсному потенциалу
лекарственных растений отсутствуют. Имеются сведения о пространственной
структуре, урожайности видов, площадях запасов, биологических и
эксплутационных запасах и объемах возможных ежегодных заготовок лишь для
некоторых видов (Скрипчинская, 2002; Мелик-Гусейнов, 2004). Так, Е.А.
Скрипчинская (2002) установила, что среднее значение урожайности для
тысячелистника обыкновенного в пределах Ставропольской возвышенности
составляет 37,6±4,9 г/м^.
Наряду с лекарственными растениями, флора Ставрополья насчитывает
свыше 170 видов кормовых растений, более 200 медоносных и 120 видов
декоративных растений.
Ж и в о т н ы й мир. Фауна Предкавказья изучена в настоящее время
достаточно подробно (Морозова-Турова, 1953; Федоров, 1954; Верещагин,
1959; Моламусов, 1967; Темботов, 1982; Хохлов, 1993, 2000 и др.;
Тертышников, 1999, 2000 и др.; Ильюх, 1997; Маловичко, Константинов, 2000;
Лиховид, 2001; и др.). Фауна Ставропольского края состоит из различных
географических элементов, что связано с историей формирования рельефа и
ландшафтов
территории.
Основную
долю
составляют
виды
транспалеарктические,
европейские
и
европейско-сибирские;
имеются
представители средиземноморского, китайского и переднеазиатского типов
фаун. Имеются также реликтовые и эндемичные формы (в том числе и
подвиды), что особенно характерно для беспозвоночных животных.
11
Фауна позвоночных насчитывает с учетом интродуцированных рыб и
млекопитающих, мигрирующих, залетных и зимующих птиц насчитывает
свыше 520 видов, что составляет, например, по птицам 44% фауны Российской
Федерации, а по другим классам — 26-27%. Беспозвоночные животные по
своей численности и биомассе значительно преобладают над позвоночными.
Общее количество изученных видов беспозвоночных в крае превышает 37 тыс.,
или 79% от общей предположительной численности видов территории (Сигида,
1994; Сигида, Пушкин, 2000; Котти, 2005, Ченикалова, 1997, Миноранский,
1996,1998 и др.). Это самая малоизученная группа животного населения.
Лесные экосистемы и их экологическое состояние. Площадь лесов
Ставропольского края составляет 129,1 тыс. га (лесистость 1,9%), из которых на
долю лесов первой фуппы приходится 118,5 тыс. га. Доля противоэрозионных
лесов и государственных защитных лесных полос велика (39% лесного фонда).
Минимальная лесистость отмечается в Труновском, Красногвардейском
районах (0,1%); максимальная — в Советском (2,2%), Георгиевском (3,9%),
Шпаковском (5,3%i) Предгорном (7,6%). Облесённость городов К М В достигает
39,4-40,3%) (Гос. доклад..., 2002). Основные лесообразующие породы лесного
фонда Ставропольского края — сосна, дуб, бук, граб, ясень, ильм, робиния,
тополь (90,2% покрытых лесной растительностью земель). Доминирующими
породами
в
лесополосах
являются
дуб
низкоствольный,
тополь
пирамидальный, робиния белая, лох серебристый (Горяинов, 1984).
В Ставропольском крае защитные лесонасаждения стали появляться в
конце X I X — начале X X в. (Каштанов, 1998). В X X в. отмечалось несколько
пиков работ по защитному лесовосстановлению. Так, по данным
лесохозяйственных служб, первый максимум насаждений отмечался в период с
1917-1948 гг. (17304 га —-13%); второй максимум —1971-1975 гг. (34628 га —
26%). В конце X X в., из-за снижения объемов финансирования, произошло
значительное снижение объёмов лесовосстановительных работ.
Вырубка лесов продолжались на территории края практически до начала
X X в. При этом за период с 1895 г. площадь лесов санитарной зоны охраны
курортов Кавминвод сократилась почти в 10 раз, в результате чего произошло
значительное сокращение дебита минеральных и других водных источников.
Для улучшения состояния защитных лесополос в крае принята целевая
Программа «Экология и природные ресурсы Ставропольского края на 20042006 годы» (Государственный доклад..., 2003).
Агроэкосистемы, продуктивность основных сельскохозяйственных
культур и экстремальные экологические факторы. Основной зерновой
культурой в крае является озимая пшеница, урожайность которой за счет
совершенствования технологии возделывания последние 50 лет увеличилась с
12,5 до 25,6 ц/га. Вместе с тем, за этот же период, по данным по данным В.М.
Горяинова (1983) и Р.А. Нестули (2002), гибель и повреждение посевов от
экстремальных экологических факторов в отдельные годы могли достигать 350550 тыс.га. Начиная с средины 80-х годов прогрессивные технологии
возделывания пшеницы и сформировавшаяся система полезащитных лесополос
12
снизили эту зависимость, а урожайность составила порядка 30 ц/га. В 20022005 гг., в связи с благоприятной погодной ситуацией, урожайность зерновых
достигает максимальных величин, а Ставропольский край вышел на первое
место в Р Ф по производству зерна на душу населения (свыше 2 т).
П а с т б и щ н ы е экосистемы. Агроэкологическое состояние степных
фитоценозов. Животноводство, после растениеводства, является второй по
значимости отраслью хозяйства в степных районах Предкавказья. Площадь
естественных кормовых угодий в Ставропольском крае составляет 1,52 млн. га.
Обеспеченность животноводства кормами в регионе низка (2,5 т кормовых
единиц на условную голову). Биоразнообразие и продуктивность степных
фитоценозов Предкавказья в конце X I X — начале X X вв. были значительны
(обилие в них ковылей, типчака, крупно-дерновинных злаков, бобовых и
разнотравья). В современных условиях фитоценотическая деградация луговостепной зоны составила 2 0 % , полупустыни — 7 1 % и степей — 5 7 % (Кулик,
1998). Происходит замена мезофитных видов более ксерофильными,
ухудшаются
кормовые достоинства пастбищной травы и
снижается
продуктивность пастбищ. Для территории со значительной
степенью
деградации фитоценозов наблюдается уменьшение содержания обменной
энергией и протеина, например, для лугово-степной зоны это уменьшение
составило 4,2 раза и 4,1 раза соответственно. И.Д. К у л и к (1998) предложил
эффективные
агротехнологические
приёмы
поверхностного
улучшения
степных фитоценозов. Концептуально-методологическое обоснование по
восстановлению деградированных фитоценозов рассматриваются нами в главе 6.
Гидробиологический потенциал Центрального Предкавказья. С целью
поддержания полноводности и использования водных ресурсов края
осуществляется межбассейновая
переброска вод стока рек Кубань и Терек.
Длина р. К у м ы составляет 800 км, р. Калаус — 400 км, тогда как общая
протяжённость всех каналов достигает 4000 км. При общем объёме стока всех
рек в 5230 млн.м^, объём годовой переброски воды по каналам достигал 2500
млн. м \ из которых до 9 0 % приходится на воды р. Кубань. Подобная
трансформация гидрографической сети не могла не привести к существенному
изменению гидробиологического потенциала региона.
Фитопланктон.
П о данным Н.Г. Лиховид (1998, 2004 и др.) во флоре
водорослей Ставропольского края присутствует 239 таксона рангом ниже рода,
относящихся к 7 отделам. Лидирующее место по численности занимают
зеленые — до 7 0 % , далее идут диатомовые и синезеленые водоросли примерно
по 10%. Наиболее примечательны Tabellaria flocculosa и Eunotia exigua,
которые в Центральном Предкавказье обнаружены только на Кравцовом озере.
Среднесезонная биомасса водорослей составляет 29 г/м^, а максимум может
достигдть 95 г/м^ (август). По нашим наблюдениям, в это время отмечаются
максимальные величины абсолютных приростов биомассы тела прудовых
растительноядных рыб. Продуктивность водорослей по различным типам
водоемов составляет в среднем 17,6 т/га, колеблясь от 12,9 до 23,3 т/га.
13
Зоопланктон.
В
сельскохозяйственных
водоемах
комплекс
зоопланктонных организмов представлен 53 видами: 12 видов коловратки, 8 —
веслоногие, 16 — ветвистоусых рачков, 17 — других планктонных групп. В
числе доминантов представители пресного и солоноватого водных комплексов:
Rotatoria (Brachionus calyciflorus calyciflorus, В. c.amphiceros, Asplanchna
priodontau др.); CladocerafDaphnia longispina, D. magna, Moiina rectirostris и
др.); Copepoda: Cyclops strenus, Eucyclops serrulatus, Mesocyclops crassus.
^Олейников, Мишвелов, Лиховид, 2003) . По нашим данным среднесезонная
биомасса зоопланктона модельных водоемов не превышает 3-5 г/м', хотя в
отдельные периоды рыбоводного сезона в полупустынной и степной зонах
достигает 60 г/м'.
Флора
маирофитов
и
гигрофитов
Центрального
Предкавказья
представлена 292 видами сосудистых растений, которые относятся к 140 родам
55семейств. Это составляет 1 4 , 1 % от всей флоры исследуемого региона
(Лиховид, 2001), или 25,7% от флоры данной экологической группы растений
С Н Г . Наиболее богаты видами семейства Сурегасеае и Роасеае (соответственно
13,4 и 12,3% видов). В гидрофильной флоре выделяется 7 географических
типов ареалов (Гроссгейм, 1936), распадающихся на 22 фито-географических
комплекса. В целом, флора водно-болотных и переувлажненных местообитаний
исследуемого региона может быть отнесена к бореально-средиземноморскоевроазиатской со значительным участием голарктических и палеарктических
видов.
К числу околоводных растений относятся 5,6% эндемиков региона. В
анализируемой флоре имеется 21 вид, относящийся к гляциальным реликтам. К
видам водно-болотных и переувлажненных местообитаний относятся 48,8%
гляциальных реликтов Центрального Предкавказья.
По данным Н.Г. Лиховид (2004) годовая продукция фитомассы
макрофитов в прудах Центрального Предкавказья составляет в среднем
10,75±0,07 кг/м^, при этом доля гидрофитов всего лишь 1 2 % , а гелофитов —
88%. Ведущее значение в продуктивности принадлежит Potamogeton crispus,
Ceratophyllum demersum, Myriophyllum verticillatum, Phragmites australis, Typha
angustifolia, Typha latifolia и Scirpus lacustris.
Особенности
ихтиофауны
Центрального
П р е д к а в к а з ь я . Рыбное
население
Центрального
Предкавказья
имеет
генетическую
связь
с
ихтиофауной Черного и Каспийского морей (Паллас, 1831). К.Ф. Кеслер (1877)
отмечал присутствие в реках региона северо-европейско-сибирских и
средиземноморских форм рыб.
Антропогенная деятельность второй половины X X в. на территории всего
Северного Кавказа территории сопровождалась значительным изменением
гидрологического режима, что не могло не сказаться на рыбном населении. Так,
его видовой состав увеличивался следующим образом: р. Егорлык — с 12 до 26,
р. Калаус — с 9 до 20, р. Кура Ставропольская — с 9 до 10, р. Кума (верхняя) —
с 17 до 25, Манычские водоёмы — с 17 до 34 видов и подвидов. Наибольшей
мифационной активностью отличались серебряный карась, игла-рыба, тюлька.
14
уклея, бычки и др. Подобные миграционные процессы, происходившие на фоне
вышеуказанных антропогенных воздействий, привели к смешению рыбного
населения различных гидрофафических районов. В целом по Северному
Кавказу коэффициенты сходства ихтиофаун оказались высокими для 7 из 9
гидрографических районов, тогда как до зарегулирования речного стока они
были сходными лишь для 3 районов. Данные обстоятельства способствовали
росту межвидовой гибридизации, например образованию в Сенгилеевском
водохранилище естественных гибридов между голавлем и шемаей. Не
последнее место в изменении рыбного населения занимают искусственно
вселённые рыбы, их численность достигает 14, наиболее значимыми остаются
рыбы амурского комплекса — толстолобики и амуры (Козлов, 1993, 1995).
Напротив, для ряда аборигенных видов костных рыб и круглоротых
антропогенные изменения привели к значительному уменьшению численности
и ареалов. Возникла необходимость для разработки особой политики в
отношении этих животных (16 таксонов ранга ниже рода), в т.ч. включение их в
Красную книгу Ставропольского края (2002). В
Красную книгу
Ставропольского края (ККСК) в 2002 г. на основании наших исследований
были включены следующие таксоны ранга ниже рода: Caspiomyzon wagneri
(Kessler, 1870); Eudontomyzon mariae (Berg, 1931); Huso huso maeoticus Salnikov
et Malyatskij, 1934; Acipenser ruthenus Linnaeus, 1758; Alosa caspia tanaica
(Grimm, 1901); Salmo trutta labrax Pallas, 1814; Salmo trutta ciscaucasicus
Dorofeyeva,\ 967 (проходная и пресноводная формы); Rutilus frisii kutum
(Kamenski, 1901); Rutilus frisii frisii (Nordman, 1840); Chalcalbumus chalcoides
mento (Heckel, 1836); Vimba vimba vimba (Linnaeus, 1758); Chondrostoma
oxyrhynchum Kessler, 1877; Chondrostoma colchicum {Kessler MS) Derjugin, 1899;
Barbus brachiocephalus caspius Berg, 1914; Sabanejewia caucasica (Berg, 1906).
Видовая структура основных промысловых рыб Ставропольского
края и особенности их использования (товарное выращивание и вылов в
государственных водоемах). Для Ставропольского края основными
промысловыми видами рыб естественных водоемов являются карп-сазан (30%),
карась (30%), толстолобик (25%), лещ (7%) и судак (5%). Однако они только на
6-7% могут обеспечить потребность населения в рыбопродуктах. Остальная
продукция производится в специализированных рыбных хозяйствах, где
разводят в основном толстолобика (65%) и карпа (30%).
Социально-экономические преобразования, произошедшие в стране за
последние 10-15 лет, внесли существенные изменения в структуру и объёмы
сельскохозяйственного производства, в том числе в рыбоводной отрасли. Для
Ставропольского края, как и для других регионов ЮФО, характерными
являются уменьшение в 3,7 раза и более общего объема вылова товарной рыбы,
а также сокращение производства в 4,2 раза рыбопосадочного материала. Это
привело к тому, что в 2,5 раза снизилась рыбопродуктивность водоёмов,
себестоимость продукции рыбоводства выросла, а уровень рентабельности
снизился в 7 раз по сравнению с 1990 г.
15
Объём вылова рыбы в государственных водоёмах (озёра и водохранилища)
снизился с 1065 т (1990 г.) до 136 т (2002 г.), т.е. в 7-8 раз (рис.2). Основными
видами рыб при этом в уловах являются карп-сазан (30%), карась (30%),
толстолобик (25%), лещ (7%), судак (5%). Особенности использования рыбных
ресурсов государственных водоемов Ставропольского края за два последних
десятилетия оказались следующими. Стабильно эксплуатируемыми с целью
рыболовства можно считать такие водоемы как Курское, Ростовановское,
Отказненское, Лысый лиман. Волчьи Ворота и Чограйское.
вылов
0 сазан
жо.
■ карась
■во
Мб
1"
ля
ил
Sтолстолоб
auik l l i J n i i l l
1иа
ifST
1MI
им
1*ю
IMI
IWZ
tm
IM4
IMS
а лещ
£ т, Ш
ХЮ1
mu
ах»
roB*
Рис. 2. Вьшов основных видов рыб в государственных водоёмах Ставропольского края
Наивысшая рыбопродуктивность (по величине среднегодового вылова)
характерна для водоемов Стройманыч, Отказненское и Мокрая Буйвола —
113,2; 81,7 и 59,5 кг/га соответственно. Это связано как с благоприятными
природными условиями, высоким уровнем развития естественной кормовой
базы, так и интенсивным рыбохозяйственньш использованием (регулярным
зарыблением). Величины максимальной рыбопродуктивности для водоемов
края достигают 450,5; 177,3; 110,0 и 90,4 кг/га (Стройманыч, Отказненское,
Ростовановское и Мокрая Буйвола соответственно). Приведенные данные
свидетельствуют
о
недоиспользовании
высокого
рыбопромыслового
потенциала. Недостаточно эффективно используются рыбные ресурсы таких
водоемов как Чограйское и Новотроицкое водохранилища, где средняя
рыбопродуктивность по вылову не превышает 1-2 кг/га, что в десятки раз
меньше в сравнении с величиной естественной рыбопродуктивности по данной
рыбоводной зоне.
Особо охраняемые природные территории (ООПТ) Ставропольского
края. В Ставропольском крае ООПТ представлены особо охраняемым экологокурортным регионом Кавказских Минеральных Вод (303,1 тыс. га), 44
государственными природными заказниками (92 тыс. га), 82 памятниками
природы (18 тыс. га) и Ставропольским ботаническим садом. Только в 2001 г.
были образованы 8 государственных природных заказников краевого значения,
площадью 56 тыс. га. Продолжается работа по созданию «Ставропольского
лесостепного природного заповедника» (7122 га).
Особое место в крае занимает особо охраняемый эколого-курортный
регион Российской Федерации — Кавказские Минеральные Воды. Регион К М В
16
остается перенаселенным (около 1 млн, человек). За последние годы здесь
зарегистрировано около 10 тыс. новых объектов, в основном частных фирм, не
имеющих отношение к функционированию курортов. В связи с бактериальным
загрязнением минеральных вод прекращена эксплуатация семи источников в
Пятигорске и Ессентуках. В Железноводске из-за химического и
бактериологического
загрязнения
не
эксплуатируются
Баталинское
месторождение. Вода Кисловодского источника «Нарзан» на 50% используется
после предварительного обеззараживания сернокислым серебром.
Красная книга Ставропольского края (2002) представляет собой
основной официальный документ, согласно которому на территории края
осуществляется охрана редких и находящихся под угрозой исчезновения видов
животных и растений. В первой части Красной книги Ставропольского края —
Растения — приведены сведения о подлежащих охране 309 видах флоры
региона (14% всей флоры), из них 5 — грибы, 1 — мхи, 1 — плауны, 17 —
папоротники, 1 — голосеменные и 284 — покрытосеменные. Во второй части
Красной книги Ставропольского края — Животные — содержатся сведения о
численности, распространении, основных чертах биологии, лимитирующих
факторах, принятых и необходимых мерах охраны для 163 таксонов рангом
ниже рода природной фауны, подлежащих охране на всей территории края
(автором выполнены разделы — миноги и костные рыбы). Из них 50 —
членистоногих, 2 — миног, 14 — костных рыб, 1 — земноводных, 8 —
пресмыкающихся, 70 — птиц, 18 — млекопитающих. Только по фауне
позвоночных доля «краснокнижников» составила — 23%.
Специфика
правовых
прецедентов
в
сфере
биоресурсного
природопользования
Ставропольского
края.
Нормативно-правовое
регулирование биресурсного природопользования в Ставропольском крае
осуществляется в соответствии с федеральным и краевым законодательством.
Ежегодно правительство Ставропольского края принимает до 10 и более
нормативно-правовых документов в сфере использования и охраны
биологических ресурсов. Для примера уместно отметить Закон об охоте
Ставропольского края (2004), при обсуждении которого были учтены наши
предложения (см. глава 5) об учете специфики экологической культуры
охотника как субъекта биоресурсного природопользования.
На основе изучения и анализа правовых прецедентов в сфере
биоресурсного природопользования Ставропольского края нами выяснено, что
специфика правовых прецедентов в сфере использования биоресурсов связана с
противоправным использованием ресурсов охотничьих видов, рыбных и
лесных ресурсов. Рекомендовано первостепенной задачей считать их
предупреждение, лидирующее значение при этом обратить на профилактику
правонарушений, которой в соответствии с положениями Экологической
доктрины Р Ф (2002) следует опираться на формирование экологического
сознания и развитие экологической культуры природопользователя (см. раздел
6,7).
17
Г л а в а 3. Концептуально-методологические основы устойчивого
использования региональных биоресурсов
Системная парадигма современной науки, над применением которой в
сфере экологии трудились И.И. Шмальгаузен (1958, 1961), A . M . Гиляров (1981)
и др., находит свое применение не только в аутэкологии и синэкологии. Она
значительно расширяет возможности разработки теоретических основ и
прикладных исследований в природопользовании, в т.ч. в области устойчивого
использования биологических ресурсов.
Устойчивое социально-экономическое состояние Р Ф и любого из ее
регионов возможно только на основе соблюдения экологического вектора
общественного развития, когда принятие каждого хозяйственного решения
(производственно-технического, политического, административного и пр.)
обусловлено приматом экологических законов. Важной
общемировой
тенденцией является ужесточение экополитики на фоне роста доходов
(Титенберг,
2001).
В
этой
связи
организация
и
управление
природопользованием и охраной окружающей среды в регионе становятся
первостепенными
задачами
для
административных
и
отраслевых
подразделений всех уровней (рис. 3). Существенную консолидирующую
значимость в данном случае приобретают научно-методические подходы к
разработке и реализации социально-экономических модели развития региона с
учетом экологических ограничений.
Минимизация усилий и направленность антропогенных вещественноэнергетических потоков в пределах природно-территориальных комплексов и
территориально-производственных комплексов в значительной мере зависят от
выбора стратегии природопользования. Ее реализация в современных условиях
при отсутствии долгосрочного планирования, ведомственной разобщенности в
отношении пользования и охраны природных ресурсов представляется
проблематичной.
Биоресурсы — основополагающий элемент как природных, так и
антропогенных экосистем. Намеренное, как и случайное вмешательство в
функционирование экосистем зачастую происходит именно на уровне
воздействия на биоресурсы. Подобное влияние можно подразделить на 3
составляющие: изъятие/привнесение биомассы; изменение качественных
параметров биоресурсов; смена среды обитания.
В любом случае биотехнологические и прочие мероприятия в пределах
экосистемы или отдельной популяции, должны быть детерминированы в
соответствии с требованиями законов экологии, в т.ч. классических положений
о структурно-функциональной организации экосистем и взаимосвязи всех
компонентов (Одум,1986); положения теории устойчивости экосистем
(Реймерс, 1994); положения об антропогенном эвтрофировании и процессах
естественного самоочищения водных экосистем (Россолимо, 1977; Шилькрот,
1977; Поликарпов, 1981; Лаврик и др., 1991); представления о возможности
18
регулирования биосферными (экосистемными) процессами в рамках
подсистемы «природа — общество» (Вернадский, 1967; Куражковский, 1969;
Иоргенсен, 1985; Хендерсон-Селлерс, 1990; Hosper, 1997 и др.).
Формирование
Эколого-технолог.
обоснование
&
I.
БП
Организац. и
научно-метод. обосн.
Охрана биоресурсов
Запреты
is
Г
Управление использованием биоресурсами
Регламен­
тация
Биоресурсы
экосистем
наземные
3 и
|s
^^тт^^
растительные
животные
Рис. 3. Блок-схема устойчивого биоресурсного природопользования (БП)
19
Теоретическим и правовым базисом для разработки концептуальнометодологических основ региональной модели устойчивого биоресурсного
природопользования ( Б П ) послужили Государственная стратегия Р Ф по охране
окружающей среды и обеспечению устойчивого развития (1994), Национальная
стратегия сохранения биоразнообразия России (2001), Закон « О б охране
окружающей среды» (2002) др. документы, предусматривающие реализацию
закрепленного в Конституции Р Ф
права граждан на благоприятную
окружающую среду.
Нами
подготовлено
концептуально-методическое
обоснование
региональной модели устойчивого биоресурсного природопользования (рис.3).
В ней подчёркнуто то обстоятельство, что уровень полноценного менеджмента
в сфере устойчивого использования региональных биоресурсов может быть
достигнут лишь в случае соблюдения интегративной
соподчиненности
ведущих положений эколого-технологического, социально-экономического,
нормативно-правового,
организационного
и
научно-методического
обоснований, реализуемых в обновленном обществе, объединенном идеей
«сохранения живой природы». Применение положений модели рассмотрены в
работе на примерах рыбного и охотничьего хозяйств, а также биоресурсов
лекарственных растений, произрастающих на территориях интенсивного
антропогенного воздействия (главы 4, 5, 6).
Г л а в а 4. Эколого-биотехнологическое обоснование устойчивого
биоресурсного природопользования (на примере водных экосистем)
Вопросы эффективного использования экосистем в связи с проблемой
народонаселения были рассмотрены в 1964-1974 гг. в рамках Международной
биологической программ ( М Б П ) . Теоретическим базисом для разработки
биотехнологического сопровождения устойчивого Б П водных экосистем
региона Центрального Предкавказья послужило одно из положений М Б П о
сравнительной относительной продуктивности основных экосистем суши и
океана (Смит, 1985). Известно, что относительная продуктивность суши (0,35
млрд.т /млн.км^) и океана (0,07 млрд.т /млн.км^) мало сопоставимы. С другой
стороны, относительная продуктивность водных экосистем суши невероятно
высока: озёра и реки — 0,2; болота — 1,35; эстуарии — 0,71 млрд.т /млн.км^,
тогда как для таких высокопродуктивных угодий как сельскохозяйственные
относительная продуктивность составляет всего лишь 0,29 млрд.т /млн.км (как
и для степей — 0,27). Таким образом, резерв биологической продуктивности
водных экосистем несомненно высок, но используется в настоящее время
крайне неэффективно. Биотехнологическое обоснование, выполненное с учетом
отмеченных обстоятельств, позволит обеспечить устойчивое использование
биоресурсов региональньпс водных экосистем.
На территории Центрального Предкавказья, как отмечалось выше,
сложилась уникальная ситуация с искусственной гидрографической сетью.
Данное
обстоятельство
сопровождалось
возможностью
естественной
20
интродукции гидробионтов. к тому же именно в этот период велись
интенсивные работы по акклиматизации хозяйственно ценных видов в регионе,
что могло вести к случайной интродукции чужеродных видов (Дгебуадзе, 2002;
Москул, 2004; Пашков, 2004). Отсюда следует, что в соответствии с
концепцией биоценотических кризисов В.В. Жирихина (1978, 1997, и др.) и
принципом «разломанного стержня» Макартура, вновь сформированные
экологические ниши предопределяют возможность
реструктуризации
биоценозов водных экосистем. Особым обстоятельством в случае с водными
экосистемами Центрального Предкавказья является их приуроченность к
основным водоразделам региона, что способствует их превращению в
межбассейновые экологические коридоры, по которым могут мигрировать
инвазионные виды гидробионтов.
Не последнее место в изменении рыбного населения занимают
искусственно вселённые рыбы, численность видов которых достигает 14.
Наибольший интерес представляют рыбы амурского комплекса —
толстолобики и амуры, трофически и биотопически они минимально
взаимодействуют с другими видами, в тоже время высокоэффективно
осваивают первичную продукцию водных экосистем. Сокращение объемов
выращивания
растительноядных
рыб
в
условиях
современной
рыбохозяйственной деятельности ведет к значительному недоиспользованию
первичной продуктивности.
Для ряда аборигенных видов миног и костных рыб антропогенные
изменения привели к значительному изменению численности и ареалов, что
обусловило необходимость включения их (16 таксонов рангом ниже рода) в
Красную книгу Ставропольского края (2002).
Увеличение доли чужеродных видов может быть рассмотрено не как
свидетельство возрастания устойчивости экосистем, а как индикатор ее
потенциального снижения. В соответствии с рекомендациями Е.А. Шварца
(2003), степень нарушенности биоразнообразия рыбного населения в нашем
случае может быть оценена не ниже 2-3 баллов по 5-балльной шкале (рис. 4). С
позиций исторической биогеофафии часть изменений видовой структуры
рыбного
населения
Предкавказья,
вызванное
как
перестройкой
гидрофафических сетей, так и акклиматизационными рыбоводными
мероприятиями, уместно рассматривать как реакклиматизацию, главным
образом для видов Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов.
В основе механизма изменения биоразнообразия Предкавказья заложена
трансформация природных местообитаний, сопутствующая гидростроительству
и сельскохозяйственной эвтрофикации. Это неминуемо приводит к
реструктуризации и появлению новых экологических ниш в некогда
стабильных экосистемах, а также развитию начальных этапов сукцессии во
вновь сформированных биоценозах.
21
I
m
Ш
i
0
1
2
3
4
Местообитание (степень изменения)
5
Рис. 4. Изменение видовой структуры и численности видов при антропогенной
трансформации природных местообитаний:
ABC — численность видов до изменения местообитаний;
А1В1С1 — численность видов после изменения местообитаний;
S-образные линии — общее биоразнообразие (верхняя) и природное биоразнообразие (нижняя)
В подобных случаях возможна как быстрая эволюция ее членов (в 5-6 раз
превышающая скорость эволюции в стабильных экосистемах), так и
перестройка организации, идущая в масштабах реального времени (Жерихин,
1997). Аналогичная ситуация характерна для рыбного населения Центрального
Предкавказья: за 50-60 лет видовая структура ихтиофауны в отдельных
водотоках увеличилась более чем в 1,5-2 раза, при одновременном уменьшении
численности ряда редких видов, главным образом консументов 2 и 3 порядков
(Красная книга Ставропольского края, 2002). При этом процессы эвтрофикации
водных экосистем ведут к увеличению численности эврибионтных видов,
например серебряного карася, при одновременном уменьшении численности
стенобионтных видов, например оксифила судака. Виды-интроДуценты
Ставропольского
края, являющиеся
в
основном
реакклиматизантами,
увеличивают общее биоразнообразие. Это происходит не только на фоне
качественных изменений местообитаний (гидрохимического, гидрологического
режимов), но сопровождается их количественным ростом
(создание
водохранилищ, прудов, каналов и пр.).
Предлагаемая нами модернизация модели Е.А. Шварца (2003) (см. рис.4)
позволяет одновременно учитывать соотношение природного и общего
биоразнообразия с динамикой численности редких видов и видовинтродуцентов. Графическая аппроксимация данных удовлетворительно
описывает изменение числа видов рыбного населения региона. Так, фигура
Л В С характеризует состояние видовой (трофической) структуры водного
биоценоза до момента изменения местообитаний. Фигура А1В1С1 отражает
состояние структуры биоценоза в случае одновременного изменения
природных местообитаний (отрезок А А 1 ) и появления новых (отрезок СС1). В
22
этом случае фигура ДВЕ характеризует угрожаемые виды, которые могут
выпасть из биоценоза, как правило это консументы высших трофических
уровней, например белуга, а Д1Б1С1С2 — виды-интродуценты, которые в
случае перекрывания экологических ниш могут конкурировать с аборигенными
видами, например, бычок-песочник и северо-кавказский длинноусый пескарь в
р. Куме, либо не конкурировать — как растительноядные рыбы амурского
комплекса. В последнем случае возможно значительное увеличение
рыбопродуктивности водоёмов, ценное с хозяйственной точки зрения, но до
известных пределов, как в случае с эвтрофикацией равнинных водохранилищ
при заилении, когда возможно уменьшение пространства для нагула рыб и даже
заморные явления.
Концепция
устойчивого
использования
биоресурсов
водных
экосистем. Эффективность рыбоводства для Северного Кавказа обусловлена
высокой интенсивностью солнечной радиации и большой продолжительностью
вегетационного периода. При этом развитие
сельскохозяйственного
рыбоводства в Ставропольском крае во многом связано с освоением водоемов
комплексного назначения (ВКН), где затруднено использование традиционных
прудовых технологий. Эта особенность приближает В К Н к естественным
водоемам. Возможны два основных пути увеличения биопродуктивности
подобных водоёмов. Первый — путь интенсивных биотехнологий, при
значительном привлечении в экосистему средств, материалов, энергии, в этом
случае саморегуляция экосистемы сведена к минимуму. Второй — путь,
рассчитанный на максимальное использование внутренних ресурсов водной
экосистемы за счет направленного формирования видовой структуры
биоценоза при минимальном воздействии на биотоп. Биопродуктивность
водной экосистемы в первом варианте при использовании высокоинтенсивных
технологий во много раз больше, но энергоэкономическая эффективность
сопоставима или даже меньше, чем при реализации экологических подходов
второго варианта. Нет нужды отдавать предпочтение тому или другому
варианту, необходим их синтез, только тогда можно обеспечить максимальную
эколого-экономическую целесообразность технологии аквакультуры.
Как было отмечено выше, доля производства рыбы в специализированных
хозяйствах за последние 10-15 лет сократилась, зато увеличилась доля
выращивания в фермерских и арендных хозяйствах (1000 т). Фермерские и
арендные хозяйства по производству рыбы в первую очередь приурочены к
использованию существующего прудового фонда, кроме того, в них широко
используются другие виды водоёмов, не приспособленные или плохо
приспособленные к рыбоводству (ВКН). Таких водоёмов только в
Ставропольском крае насчитывается не менее 40 тыс. га., их традиционно
используют для различных хозяйственных целей. Известны различные
варианты рыбохозяйственного использования таких водоёмов (Мартышев,
1973; Иванов, 1988; Козлов и др., 1997; Серветник, Новоженин, 2002;
Серветник, 2004 и др.).
23
Предлагаемая концепция предусматривает разработку региональной схемы
устойчивого биоресурсного использования водных экосистем Ставропольского
края с учетом следующих социально-экономических, организационнотехнологических задач в неразрывной связи с осуществлением адекватных мер
в сфере природопользования и охраны окружающей природной среды:
Во-первых, составление кадастра, бонитировка, и мониторинговые
исследования природно-ресурсного потенциала водного фонда региона. В этой
связи,
нами
проделана
предварительная
работа
по
созданию
рыбохозяйстванного кадастра. Проведена систематизация имеющихся
сведений: статистические материалы переведены в электронный вид (база
данных), картографические — в векторные карты.
Во-вторых, учет антропогенного воздействия на водные экосистемы, в т.ч.
сведений
о
водозаборе
и
водосбросе
для
промышленных,
сельскохозяйственных и иных объектов водопользования и водопотребления; о
соблюдении и особенностях использования водо-охранных зон прибрежных
полос водоемов и водотоков; характеристика особых форм воздействия на
водные объекты (виды загрязнителей, данные по их трансформации в водных
экосистемах и т.д.).
В третьих, учет и аналитическая оценка хозяйственного использования
водных экосистем.
В четвертых, учет социально-экономических потребностей населения
Ставропольского края в освоении природных ресурсов водных экосистем, а
также организации образовательной, просветительной и пропагандистской
деятельности для природопользователей, направленной на формирование
экологической культуры.
В пятых, концептуально-методическое обоснование рыбохозяйственного
использования и подбор (разработка) оптимальных технико-экономических
схем биоресурсного природопользования в интегральной соподчиненности с
территориальными схемами комплексного использования природных ресурсов
и охраны окружающей среды.
Конкретные эколого-биотехнологические обоснования для модельных
водоемов
Апанасенковского,
Изобильненского,
Новоалександровского,
Новоселицкого и Курского районов Ставропольского края выполнены на базе
разработанной структурно-логической схемы (рис. 5) с учетом природноклиматических
особенностей,
социально-экономических,
экологотехнологических условий.
24
Эколого-биотехнологическое обоснование
рыбохозяйственного использования водных объектов
81
1*
^1
1111
Рис. 5. Эколого-биотехнологическое обоснование рыбохозяйственного использования
водных объектов
Эколого-биотехнологическое обоснование рыбоводства и других видов
деятельности
иа
водоёмах. В
целях повышения
эффективности
рыбохозяйственного
использования
неприспособленных
водоёмов
(водохранилищ) рекомендуется производить зарыбление водоёмов с большим
количеством хищной и сорной ихтиофауны, предварительно произведя так
называемое «товарное подращивание», т.е. доведение стандартного
рыбопосадочного материала (25 г) до размеров, оптимальных для вселения в
водоём, приспособив для этого отгороженный залив зарыбляемого водоёма.
Оптимальные размеры рыбопосадочного материала определяются
экспериментально в зависимости от популяционных
характеристик
доминирующих в водоёме хищников. Для одного из модельных водоемов —
водохранилища Волчьи ворота минимальный размер посадочного материала
был определён в 100 г. Схема, иллюстрирующая «товарное подращивание»,
может быть представлена следующим образом:
- подготовка тоневых участков и проведение мелиоративных работ по заливу
(30 га);
- облов залива промышленным неводом — удаление крупных форм хищной и
сорной ихтиофауны;
- перемещение («перетаскивание») перегораживающей стенки из дели (ячея 14
мм) от хвоста к устью залива для «выдавливания» туводной ихтиофауны;
- зарыбление залива 25 г годовиком гибридного толстолобика из расчёта 2 тыс.
экз./га, т.е . 60 тыс. экз. на залив;
25
- внесение органических и минеральных удобрений в течение вегетационного
периода;
- проведение контрольных обловов в течение сезона выращивания;
- гидрохимический, гидробиологический и ихтиопатологический мониторинг;
- снятие перегораживающей стенки и зарыбление водохранилища;
- промысел товарной рыбы на водохранилище сетным и неводным способами.
В конце товарного «подращивания» двухлетки толстолобика по данным
контрольных обловов достигли средней массы 100 г (табл. 2), перегородка была
снята и дальнейший нагул рыб происходил уже по всей акватории
водохранилища. Фактически общая рыбопродуктивность в заливе не могла
бьпъ определена, но расчетная (при нормативной выживаемости 80%)
составила 160 кг/га. Фактические затраты на выращивании в заливе составили
5,4 тыс. руб. Для определения расчетной прибыли промвозврат был принят в
20% (минимально для такого типа водохранилищ), что при средней массе в 500
г для осеннего вылова и цене реализации в 0,8 руб./кг могло обеспечить доход в
6144 руб. Отсюда расчетная прибыль составила 744 руб., а расчетный уровень
рентабельности — 1 3 % .
Подбор
оптимального
сочетания
технологических
приемов
по
выращиванию посадочного материала (подрощенные личинки и сеголетки)
карпа и растительноядных рыб проводили в течение ряда лет в условиях В К Н
Ипатовского,
Апанасенковского,
Левокумского,
Новоселицкого
и
Новоалександровского районов Ставропольского края.
Таблица 2
Производственно-экономические показатели выращивания рыб
Производственноэкономические
показатели
Водный объект
Вдхр.
Пр Балакирев Пр Мысков
Пр.
Вдхр
Волчьи
(залив 7 га,
(водоёмМартыновск
Волчьи
спутник 1 ий (садки, 4
Ворота
1986 г.)
Ворота
га, 2002 г.)
(залив 30
тура,
(садки, 4
га, 1986 г.)
2002 г.)
тура, 1986 г.)
Объект
Гибрид.
Карп 0+
Карп 0+
Карп 0+
Карп 0 +
выращивания или
толстолоб.
Гибрид.
Гибрид.
подращив. (возраст)
1+
толстолоб.
толстолоб.
0+
0+
Масса рыбы,
25 г
начальная
2 мг
2 мг
2 мг
2 мг
конечная
100 г
60 г
30 г
24 мг
25 мг
286 тыс.
2 тыс.
250 тыс.
25 тыс.
25 тыс.
Плотность посадки
экз./га
экз./мЗ
экз./га
экз./га
экз./мЗ
Рыбопродуктив­
160 кг/га
750 кг/га
1500 кг/г
375 г/мЗ
330 г/мЗ
ность
Выживаемость,%
80
2,5
20
60
55
Затраты, тыс. руб.
5.4
7,9
38,2
26,4
3,2
Прибыль, тыс.руб.
0,7
6,8
2,4
0,8
1,6
Уровень рентаб.,%
13
20
18
9
25
26
По первой схеме подращивание личинок карповых рыб в условиях В К Н
(вдхр. Волчьи Ворота, п. Мартыновский) было апробировано в садках из газсита, установленных в прокосах макрофитов, при плотности посадки 25000
экз./м^. Кормление осуществляли живыми кормами (зоопланктон), добытыми с
акватории и на водосбросе, или водоподаче В К Н при помощи ловушек.
Регулярно проводили гидрохимический и гидробиологический контроль, а
также очистку садков от обрастания. Длительность подращивания составляла 610 суток для каждого из 4 туров. Подращивание в садках из газ-сита,
установленных в прокосах макрофитов В К Н позволило произвести не менее 14
тыс. шт./м^ подрощенной молоди карпа и гибридного толстолобика при
средней массе 24 -25 мг. Выживаемость подрощенной молоди составляла 5560% от численности деловой личинки при зарыблении, рентабельность — 92 5 % (табл. 2).
По второй схеме сеголетков прудовых рыб выращивали в «водоемеспутнике», подготовленном за счет планировки ложа в полувыемкеполунасыпи и отсыпки временной дамбы ( Н - 1,5 м; L - 80 м) через
выположенную балку с родником, впадающим в пр. Мысков. Выращивание
сеголетков карпа из деловой личинки проводили по традиционной прудовой
технологии (Сборник нормативно..., 1986). В течение всего периода
выращивания рыбопосадочного материала в «водоеме-спутнике» интенсивно
использовали
кормовые
ресурсы
самого
водоема:
сбор
планктона
планктонными уловителями в весеннее время на паводковом водосбросе или
водоподаче, культивирование живых кормов, привлечение на свет насекомых.
Производственно-экономические результаты соответствовали нормативным
требованиям и могут быть признаны удовлетворительными (табл. 2).
По третьей схеме сеголетков прудовых рыб выращивали в отгороженном
заливе модельного водоема (пр. Балакирев) Апанасенковского района.
Рыбохозяйственное
использование
водоема
осложнялось
следующими
обстоятельствами: незначительные глубины 0,8-1,1 м; высокий уровень
минерализации (более 4-б%о); высокий уровень испаряемости; трудности с
водоснабжением; значительная заиленность и зарастаемость макрофитами;
напряжённый гидрохимический режим и угроза заморных явлений; пресс
сорной и хищной ихтиофауны и орнитофауны; неблагополучная инвазионная и
инфекционная обстановка.
В связи с отмеченными лимитирующими экологическими факторами в
гидрографических районах подобного типа (Арзгирский, Туркменский,
Левокумский, Нефтекумский, и др.) развитие рыбоводства сдерживает нехватка
рыбопосадочного материала. Кроме того, высокий уровень затрат на
приобретение рыбопосадочного материала делает выращивание товарной рыбы
в
таких
условиях
экономически
малоэффективным.
Предлагается
ресурсосберегающая, экономически эффективная технология производства
собственного рыбопосадочного материала на базе отгороженных заливов В К Н .
Принцип
технологии
выращивания
заключался
в
поэтапном
перегораживании залива водоема, начиная от «хвоста» к устью, и постепенном
27
увеличении жизненного пространства для развивающейся молоди посредством
перестановки «стенки» из газ-сита (дели). Выращивание делилось на три этапа.
На первом этапе, продолжавшемся 3-5 сут., деловую личинку помещали в
залив, огороженный газ-ситом №7-11, при плотности посадки 50-70 тыс.
экз./м . Подкормку планктоном осуществляли из расчета 1,5-2 кг/сут. на 1 млн.
экз. личинок, в качестве добавки использовали дрожжи, костную муку, сухое
молоко. На втором этапе (подращивание), который длился 2-3 недели,
перегораживающую стенку перемещали на новое место, протаскивая по дну в
сторону акватории, тем самым увеличивая жизненное пространство для
мальков и оттесняя хищную и сорную ихтиофауну, а также других
нежелательных гидробионтов. Подкормку осуществляли за счет естественной
кормовой базы В К Н и искусственных кормов. Норма посадки мальков
составляла 1 млн. экз./га. На третьем этапе (выращивание) стенку из дели с
размером ячеи 8-10 мм перемещали, вытесняя нежелательную ихтиофауну. При
этом плотность посадки составляла 70 тыс. экз./га; этот этап продолжался до
конца сезона. В конце выращивания сеголетков отлавливали неводом для
пересадки в основной водоем, осуществляя осеннее зарыбление.
Масса сеголетков, выращенных в отгороженном заливе, достигала не менее
60 - 70 г, выход —2,5%, коэффициент упитанности не опускался ниже 2,7-2,8,
прибыль превысила 1,6 тыс. руб., а уровень рентабельности составил 20%.
Изучение особенностей роста и развития молоди карпа в отгороженном
заливе водоема комплексного назначения Балакирев Ставропольского края
позволило выявить ряд морфо-экологических закономерностей рыб (табл.3).
Сезон выращивания (1986) был благоприятным по температурному
фактору для роста и развития карпа — период среднесуточных температур в
20°С и выше, так называемых эффективных (Иванова, 1980), составил свыше 3
месяцев. Кроме того, хорошая освещенность и прогреваемость мелководного
залива, интродукция Moina sp. перед зарыблением, а также комплекс
интенсификационных мероприятий, включающих внесение органических и
минеральных удобрений, — все это сказалось на развитии кормовых
гидробионтов. В отдельные периоды остаточная биомасса зоопланктона
достигала 60 г/м, а остаточная биомасса зообентоса — 11 г/м^. При
благоприятных температурных и кормовых условиях молодь карпа достигала за
сезон выращивания массы тела (W) до 70-80 г. В первую декаду выращивания,
когда рыба потребляла только естественную пищу, среднесуточный
относительный прирост достигал 30-40%. Анализ вариабельности сообщества
выращиваемой молоди карпа в этот период показал его разнородность по
целому ряду морфо-экологических показателей. Так, коэффициент вариации
(CV) массы тела молоди в течение первой декады выращивания достигал 60%.
Гистограммы распределения молоди по массе тела асимметричны, а
бимодальность гистограмм свидетельствует о наличии большой части рыб,
отставших в росте, что согласуется с данными других исследователей
(Поляков, 1975; Дгебуадзе, 2001).
28
Таблица 3
Размерно-весовые показатели молодя карпа (залив Балакирева, 1986 г.)
1, мм
W,r(Mr
L, мм
1г: 1 , %
1г,, мм
Кф,
L:l,%
-до
(W:l').100
13.06.)
3.06., п=64
2.1±0.04
6,9±0.05
Mini;
5,4
16,4
CV
7.06., п=51
9,9±0.2
9.2±0.1
6.3±0.5
104.5±2.1
0,7±0,03
М±т;
11,8
10,2
56,7
14,5
30,1
CV
9.06., п=50
10,8±0.1 11.8±0.1
12.6±0.6 109,6±0.5
1.0±0.03
М±т;
6,8
8,8
33,1
23,2
3,2
CV
11 06 , п=50
12,2±0,2 13,8±0.3
28,7±2,2 112.9±0,5
1.4±0.05
М±т;
11,3
13,2
55,2
3,0
23,6
CV
13.06., п=50
15.4±0.3 18.2±0,4
66.U5.6 117,8±0,6
1.6±0.а4
М±т;
60,0
3,8
14,0
15,1
17,4
CV
19.06., п=71
18,6±0,3 23.0±0,4 6,0±0.1 0,2±0,01 123,1±0.5 31,9±0.3
3,1±0.04
М±т;
3,6
6,9
15,3
14,3
14,7
11,7
44,7
CV
24.06., п=68
22.0±0,4 27.4±0,5 7,3±0,1 0.4±0.02 124.4±0.3 33.ato.3
4.0±0.07
М±т;
16,4
41,9
16,6
15,0
15,2
1,9
7,7
CV
29.06., п=63
27,3±0.б 33,9±0,7 9,6±0.2 0.7±0.05 124.1±0.3 35.0±0.2
3.3±0.05
М±га;
54,4
17,7
16,9
2,2
5,3
17,7
11,1
CV
17.07., п=3
55.0±12, 65.0±14.
118.6±1.4 30.4±1.5
3.7±0,2
16.3±3.2 8,2±3.8
5
М±т;
6
8,4
78,9
7,6
2,1
33,7
38,7
CV
39,6
24 07,п=15
3.6±0.09
80,5±2,9 96.4±3.4 25,3±0,9 19,8±2.4 119.8±0.7 31,3±0.2
М±т;
2,6
9,3
47,1
13,7
14,5
13,9
2,4
CV
Д л я молоди, о т с т а в ш е й в росте, характерна неоднородность р а з в и т и я по
сравнению с более к р у п н ы м и одновозрастными о с о б я м и данного сообщества,
что
выразилось
в большем
т е м п е роста г о л о в ы
и хвостового
плавника
у
последних. В о з м о ж н о , и м е н н о э т и особенности р а з в и т и я д а ю т адаптационные
преимущества при п и т а н и и естественной п и щ е й к р у п н ы м р ы б а м п о сравнению
с более м е л к и м и , ч т о о т р а ж а е т с я и на коэффициенте у п и т а н н о с т и ( у последних
о н н и ж е ) . В этот период, вероятнее всего, и происходит о с н о в н а я э л и м и н а ц и я
молоди р ы б ( М и ш в е л о в , 1984). В о второй половине и в к о н ц е в ы р а щ и в а н и я при
подкормке
искусственными
исследованными
одновозрастных
наблюдалось
комбикормами
морфо-экологическими
рыб
не
закономерное
наблюдалось.
уменьшение
какой-либо
зависимости
показателями
К
концу
периода
относительной
между
разноразмерных
выращивания
длины
головы
и
29
хвостового плавника, что согласуется с известными литературными данными
(Кафанова, 1972; Слуцкий, Тищенко, 1978).
С целью повышения эффективности рыбохозяйственного использования
неприспособленных
водоемов
в
условиях
Ставропольского
края
рекомендуются следующие технологические приемы: добыча кормовых
гидробионтов на водоподаче и водосбросе; подращивание деловой личинки
растительноядных и карповых рыб в садках, устанавливаемых непосредственно
в водоеме при использовании кормовых гидробионтов самого водоема;
выращивание сеголетков карповых рыб из деловой личинки в «водоемахспутниках» по ресурсосберегающей технологии или в условиях регулируемого
пространства заливов самого водоема; зарыбление водоема с большим
количеством сорной и хищной ихтиофауны при предварительном товарном
«подращивании» рыбопосадочного материала карповых рыб в условиях
приспособленных
заливов
водоема, уменьшающих
поедание
молоди
хищниками.
Для устойчивого использования биоресурсов модельных водоемов
предложены технологические схемы организации дополнительных видов
деятельности, в т.ч. с учетом производства собственного рыбопосадочного
материала необходимого качества, выращивания товарной рыбы при
расширенной структуре поликультуры, содержания околоводных животных
(птиц), внедрения рекреационного и туристического сервиса и пр. Например,
выращивание домашних гусей по рекомендациям В.И. Козлова с соавт. (1994),
Н.И. Масловой с соавт. (2004) и Г.Е. Серветника (2004) позволит получить, по
нашим расчетам, для вдхр. Волчьи Ворота — 15 т, пр. Подманок — 2 т, вдхр.
Курское — 20 т мяса птицы в год, при положительной экономической
эффективности.
В 1997 г. нами была апробирована совмещенная технология рекреации и
любительского лова рыбы в Сарском охотничье-рыболовном хозяйстве (КБР)
(табл. 4).
Таблица 4
Год
1995
1997
Производственно-экономические показатели деятельности
Сарского охотничье-рыболовного хозяйства
Валовый
Вид деятельности
Затраты,
Прибыль
тыс. руб.
доход,
(убыток),
тыс.руб.
тыс. руб.
охота
104
116
2
товар, рыб-во
93
78
-15
охота
произв. рыб. матер.,
любит, рыб. лов.,
рекреация
При
этом
собственного
реорганизация
рыбопосадочного
Уровень
рентаб.,%
109
121
12
12
-16
11
76
118
42
55
производства
материала
и
включала
производство
отказ
производства
от
30
(реализации) товарной рыбы. Анализ результатов свидетельствует, что до
реорганизации производство и реализация товарной рыбы в хозяйстве (1995 г.)
были экономически неэффективными (убыток — 15 тыс. руб.; уровень
рентабельности
16%), главным образом, в связи с высокими затратами на
корма. Реорганизация деятельности, обеспечившая получение собственного
рыбопосадочного материала и сократившая затраты на корма, позволила в
целом по хозяйству увеличить прибыль до 54 тыс. руб., при уровне
рентабельности 2 9 % .
Анализ производственной и финансово-экономической деятельности
предприятий рыбоводной подотрасли. В различные периоды производством
и реализацией прудовых рыб в Ставропольском крае занимались различные
структуры, в т.ч. Ставропольрыбпром, Сельрыбпром, М Х П по рыбоводству и
др. Эффективность их деятельности оставалась сопоставимой до начала 90-х
годов и может являться предметом отдельного рассмотрения. Дальнейшее
развитие подотрасли резко тормозится.
Динамика показателей эффективности деятельности Ставропольрыбпрома
свидетельствует
о
снижении
эффективности
использования
активов
предприятия в 2003 г. по сравнению с 1990 годом: рентабельность капитала
уменьшилась с 8,5% до 3,3%; рентабельность основных производственных
средств — с 19,3% до 2,7%; рентабельность финансовой деятельности — с
39,8% до 11,7%; удельный вес прибьши от продаж в балансовой прибыли — с
99,6% до 82,7%. Результаты 2001-2003 годов свидетельствуют о наметившейся
стабилизации финансового состояния.
В целях сохранения и рационального использования ресурсов водных
объектов и регулированию рыбоводства и рыболовства в Ставропольском крае
целесообразна оптимизация менеджмента за счет создания Координационного
совета по устойчивому использованию биоресурсов водных экосистем. Его
функции по распределению сырьевых ресурсов должны носить экспертнорекомендательный характер, решающее значение при этом приобретают
экспертная оценка и согласование рыбоводно-биологических обоснований
рыбохозяйственной (иной) деятельности на водных объектах (Мишвелов,
Олейников, 2003).
Разработано концептуально-методологическое обоснование включения
оценочных параметров земельных участков водного фонда в единый
бухгалтерский и статистический учет, в первую очередь, как самостоятельного
актива, находящегося в собственности предприятия, а во вторую очередь, как
неотъемлемой части актива предприятия, принадлежащей ему на правах
собственности.
М е р ы по восстановлению численности и запасов редких и ценных
видов рыб Ставропольского края. Для сохранения и увеличения численности
редких, исчезающих и ценных видов рыб (стерляди, вырезуба, речной форели,
рыбца и шемаи) необходима разработка комплекса организационнотехнологических мероприятий и финансирование. Кроме регулирования лова,
вплоть до полного его запрета, крайне важным представляется организация
31
искусственного воспроизводства и выращивания молоди рыб с последующим
выпуском (зарыблением) в такие водоемы края, условия которых
соответствуют биологии этих видов рыб (Маханько, Мишвелов, 2004).
Популяции рыбца и шемаи в Сенгилеевском водохранилище уже сегодня
можно использовать как маточные стада для искусственного воспроизводства
этих видов рыб. Создав самовоспроизводящиеся маточные стада стерляди и
вырезуба в Сенгилеевском водохранилище, можно говорить и об организации
искусственного воспроизводства этих видов рыб, и о выращивании
посадочного материала для зарыбления других водоемов Ставропольского
края. Молодь вырезуба для интродукции в Сенгилеевское водохранилище
целесообразно завозить из сопредельных регионов.
Искусственное воспроизводство стерляди, вырезуба, рыбца, щемаи
целесообразно организовать на базе экспериментальных рыбоводных участков
(ЭРУ) СХП «Волна» Шпаковского р-на и «Рассвет» Кочубеевского р-на, в
которых имеются инкубационные цеха и прудовый фонд для выращивания
молоди. Выращенная молодь планируется для выпуска в водоемы
Ставропольского края и других субъектов Южного федерального округа.
Например, технологическая схема воспроизводства ценных и редких видов рыб
может быть рассмотрена для рыбца и шемаи из Сенгилеевского
водохранилища. Рекомендуется на базе Новомарьевского ЭРУ получение
граммовой молоди рыбца и щемаи (по 300 тыс. экз. каждого вида) без
использования искусственных комбикормов. При этом понадобиться
отлавливать для искусственного получения личинок по 90 и 360 экз. рыбца и
шемаи, задействовать 2 мальковых пруда по 1 га и 2 пруда для выращивания
кормовых гидробионтов (моина, дафния и др.).
Гидробиологический мониторинг в системе экологической оценки
хозяйствениого воздействия на водные объекты на примере федеральных
газопроводов «Голубой поток» и «Северный Кавказ — Центр». Нами
предложены и апробированы научно-методические основы и критериальная
база
экологического
(гидробиологического)
мониторинга природных
комплексов для предстроительного этапа и этапа реконструкции
магистральных газопроводов, реализуемых в ходе экологической оценки
хозяйственных воздействий для территорий Ставропольского края (Мишвелов,
Братков и др., 2001). Для оценки антропогенной нагрузки в районе
прохождения трассы газопровода использовались критерии, отражающие
состояние экосистем на разных стадиях развития и степень нагрузки на них.
Учитывались и оценивались следующие факторы:
- оценка водотоков и искусственных водоёмов в зоне влияния трассы
газопровода с точки зрения хозяйственной ценности и видового разнообразия
гидробионтов, наличия нерестилищ, кормовых угодий, зимовальных ям;
- анализ гидрохимического и гидрологического режима водоема;
32
- реестр редких, эндемичных и охраняемых видов ихтиофауны, в том числе и
занесеных в Красную книгу М С О П , Красную книгу Р Ф , региональную
Красную книгу;
- видовой состав основных групп гидробионтов: планктона (фито- и
зоопланктон) и бентоса (фито- и зообентос), макрофитов и др., в т. ч. их
основные популяционные характеристики;
- видовой состав сообществ ихтиофауны рек и рыборазводных прудов, их
количественные и качественные показатели;
- состояние основных параметров режима воспроизводства рыб, в том числе
наличие и характер нерестилищ, наличие стад производителей, пути
миграций и пр.;
- биотестирование водных объектов методом индикаторных организмов;
- наличие инвазионных гидробионтов и оценка рисков их проникновения;
- эпизоотическое состояние водных экосистем.
Реализация разработанной схемы гидробиологического мониторинга в
районе прохождения трасс газопроводов не требует разработки специальных
методик и может быть успешно решена с помощью стандартных
геоэкологических, гидрохимических, гидрологических, гидробиологических и
ихтиологических методик исследований.
Глава 5. Социокультурные особенности субъекта природопользования и
нх значении в организации устойчивого использования биоресурсов
(на примере охотничьего хозяйства Ставропольского края)
Вплоть до начала X I X в. животное население Предкавказья и в том числе
Ставропольского края испытывало незначительное антропогенное воздействие
и отличалось разнообразием видовой структуры. В X I X в. численность
народонаселения Ставропольской губернии в сравнении с X V I I I в. увеличилась
более чем в 100 раз за счет переселенцев из центральных областей России,
которые интенсивно распахивали земли. Все сельскохозяйственные угодья к
началу X X в. составляли 2/3 от площади региона, при значительном росте
численности крупного рогатого скота — свыше 50 голов на 100 душ населения.
Интенсивная рубка леса становится одной из причин уменьшения
площадей лесных экосистем и обедненению видового состава флоры и фауны.
Преобладание в степных районах агроэкосистем становится одной из основных
причин резкого сокращения дрофы и стрепета, тогда как численность перепела,
серой куропатки и зайка-русака, приспособленных к агроценозам, значительно
возрастает, тем более что охота на эги виды дичи еще не получает должного
развития.
В настоящее время 9 8 % территории края занимают антропогенно
измененные ландшафты (Шальнев, 2002). Для многих экологически
пластичных
видов
сельскохозяйственная
интенсификация
привела
к
популяционному взрыву. Так, по данным А.Н. Хохлова (1983) послегнездовая
33
численность врановых (грача и серой вороны) достигает более 1,5 млн. особей.
Зерновая специализация Ставрополья сказалась не только на численности
врановых, но и на росте численности многих видов грызунов. Данное
обстоятельство обеспечило развитие в пастбищных пищевых цепях
численности мелких хищных птиц (обыкновенной пустельги, чеглока,
копчика), которые топически оказываются связанными с врановыми, занимая
их гнезда (Хохлов, 1983; Ильюх, 1997).
В течение второй половины X X в. в связи с возрастанием роли охотничьего
хозяйства также шло увеличение (стабилизация) численности некоторых видов,
в том числе хозяйственно полезных, например, охотничьих животных (лисица,
заяц-русак, фазан, серая куропатка). Для ряда исчезнувших к началу X X в.
видов реинтродукция позволила достигнуть существенного увеличения
численности, например, для кабана и косули в отдельные годы до 1000 и 1500
особей соответственно (Хохлов, 2000; Гос. доклад ..., 2001).
Обогащение фауны охотничьих животных Предкавказья, в том числе
Ставрополья происходило и за счет интродукции новых видов, в том числе
пятнистого оленя, енотовидной собаки, лани, ондатры и некоторых других.
Для ряда ценных видов охотничьих животных стенобионтность и низкая
экологическая пластичность стали трудно преодолимым препятствием к
увеличению численности, несмотря на биотехнические и запретные
мероприятия охотничьих ведомств. Примерами могут послужить дрофа и
стрепет, для них разрабатываются специальные меры по сохранению
численности, среди которых важнейшее место занимает включение в Красную
книгу и организация сети охраняемых территорий. Особую значимость имеют 8
государственных
зоологических заказников
(23,3
тыс. га) и 4
внутрихозяйственных зоологических заказника (30,7 тыс. га).
Современные социокультурные особенности охоты. В работах многих
исследователей показано, что охота с древнейших времен была не просто
совокупностью ряда физических действий, но стала основой определенного
образа жизни, который требовал речевого общения, культурной и социальной
организации. При организации природопользования большой интерес
представляет изучение субъект охоты. Охотники-любители у нас в стране
исследованы мало, тогда как охотникам-промысловикам внимания уделялось
гораздо больше (Соловьёв, 1926; Мельников, 1963, 1970; Штильмарк, 1965;
Сыроечковский, Сёмкин, Попов, 1979; Степанов, 1985, Рогачев, 2000).
В ходе проведенного нами на территории Ставропольского края
социологического исследования уточнен средний возраст охотников
Ставропольского края, он составил 41 год. Самыми «молодыми» (29 лет)
оказались охотники Кочубеевского района, самыми «пожилыми» (47 лет) —
охотники Степновского района. Модальной по краю оказалась возрастная
группа от 31 до 50 лет. Большая часть опрошенных (85%) работает и занята
общественно полезной деятельностью. Картограммы добычи (лисица, корсак,
заяц-русак, фазан, перепел (рис. 6), сяряя нурппятк-я, няпктпняп горлица,
кряква, гуси) на одного охотника по да1 нЙвРийА14йвй1МЙ!ЧА5Нт не совпадать с
БИБЛИОТЕКА
1
апст«гв)*г
J
34
данными по лицензиям, например, по лисице, зайцу-русаку и водоплавающим
птицам изъятие по данным анкетирования в 3 и более раз выше. Выявленные
особенности охоты позволили рекомендовать постоянную корректировку
данных по добычи охотничьих животных не только по путевкам, но и с учетом
результатов социологических опросов.
ПЕРЕПЕЛ
9 11-- 48
Н 4,8--13,6
@ 13,6 -31,9
11319--49 5
■ 49,5 -62,2
Рис. 6. Данные по добыче перепела (экз.) на одного охотника по Ставропольскому краю
(социологический опрос, 2001; данные по Левокумскому району отсутствуют)
Социологическое исследование выявило следзтощие особенности охоты
как вида природопользования:
- Охота, как культурообразующий вид биоресурсного природопользования,
является существенной биосоциальной потребностью современного
человека, в т.ч. в активном труде (отдыхе), в контакте с природной средой, в
реализации инстинкта охотника, в социальных контактах, в реализации
творческого и эстетического начал.
- Характер досуга охотника многогранен, социально позитивен, направлен на
формирование устойчивых социально-эстетических потребностей.
- Охота выступает интегрирующим условием при реализации многих
биосоциальных, этических, экономических и трудовых потребностей
современного человека, а также системообразующим фактором в
становлении таких социальных субъединиц как семья.
- Занятие охотой обладает значительным социально-реабилитационным
потенциалом, что подтверждают 95% респондентов и может служить одним
из способов повышения социальной активности ее участников.
- Выявленные
особенности
охотничьей
добычи
на
территории
Ставропольского края позволяют осуществить коррекцию организационнобиотехнических мероприятий в части нормирования отстрела, определения
биоресурсного потенциала охотничьих видов и т.д.
35
- При организации биоресурсного охотпользования необходимой мерой
представляется пропаганда здорового образа жизни, включая культуру
потребления алкогольных напитков как особую форму профилактики
охотничьих рисков.
- Поведение охотника как субъекта биоресурсного
детерминировано биосоциальной мотивацией.
природопользования
Г л а в а 6. Устойчивое использование биоресурсов лекарственных растений
для территорий промышленного загрязнения
Устойчивое использование биоресурсов лекарственных растений для
территорий промышленного зафязнения рассматривалось на примере
Невинномысского промышленного узла и зоны его влияния, которые
расположены преимущественно на территории Кочубеевского района
Ставропольского края. Нами установлено, что для территории влияния
промузла содержание многих загрязняющих веществ в атмосферном воздухе и
атмосферных осадках даже на расстоянии 35 км от О А О «Азот» превосходит в
несколько раз П Д К (табл. 5).
Таблица 5
Содержание тяжёлых металлов и мышьяка в атмосферном воздухе территорий
подверженных воздействии Невинномысского промузла, мг/м'
№ точки
ПДК
1
2
3
4
5
6
Си
0,002
0,002
0,016
0,003
0,001
0,004
0,004
РЬ
0,003
0,0002
0,0001
0,001
0,001
0,001
0,001
Мп
0,01
0,07
0,06
0,048
0,046
0,048
0,048
Zn
0,05
0,08
0,09
1,04
1,01
1,02
1,0
Нв
0,0003
0,0003
0,0002
0,0006
0,0005
0,0008
0,0008
V
0,002
0,6
0,6
0,8
0,6
0,6
0,7
As
0,003
0,001
0,002
0,007
0,006
0,006
0,004
В.Т. Губаревой (1997) установлено, что по мере приближения к источнику
выбросов данного объекта снижается видовое разнообразие фитоцинозов,
отмечается подавление комплексами токсикантов пролиферации соматических
клеток
меристемы
корешков
проростков,
обнаруживается
снижение
фертильности пыльцы и её размеров для многих видов растений, а так
снижением семенной продуктивности и качества семян. Отрицательное
воздействие комплекса токсикантов Невинномысского промузла на здоровье
человека достаточно рассмотрено Л.И Губаревой (2001). Учитьшая всю
опасность накопления растениями (в том числе лекарственными) тяжёлых
металлов нами проведена оценка лекарственного сырья на присутствие в нём
Т М (рис. 6).
36
Таблица 6
Усредненные значения концентраций Т М для всех видов лекарственных растений
района воздействия Невинномысского промышленного узла
Пункт отбора проб
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Число
видов
раст.
7
9
7
12
15
б
Усть-Невинский
Родниковский
Кочубеевское
Вревское
Барсуковская
Балахоновское
Мп
2б,0±7,8
17,7±3,4
19,8±4,6
36,0±8,9
22,0±5,0
8,9±0,8
Концентрации Т М , мг/кг
Си
РЬ
Zn
8,7±0,5
7,4±0,б
17,1±б,2
9,(Ш,4
7,3±0,6
3,б±0,4
15,2±1,3
13,1±1,6
15,3±2,2
19,1±2,9
14,2±1,9
5,б±1,2
101,3±17,8
85,0±8,1
72,1±10,4
38,8±7,0
25,2±5,6
11,6±5,7
Н а к а ж д о м из п у н к т о в обследования ч и с л е н н о с т ь л е к а р с т в е н н ы х
растений
в
среднем
составила
9,
достигая
максимума
во
видов
Вревской
Б а р с у к о в с к о й , ч т о , по-видимому, связано с их о т д а л ё н н о с т ь ю от
и
источника
загрязнения и н и з к и м у р о в н е м п а с т б и щ н о й и рекреационной н а г р у з к и .
Содержание Т М в л е к а р с т в е н н ы х растениях (отдельно д л я к а ж д о г о из 20
видов) с ц е л ь ю у д о б с т в а
интерпретации о т н о с и л и к М Д У .
Оказалось,
что
содержание Т М в р а с т е н и я х (среднее д л я всех в и д о в ) д л я 6 а н а л и з и р у е м ы х
пунктов ( т а б л . 13) и з м е н я л и с ь : д л я С и - от 3,6 до 17,1 мг/кг и с о с т а в и л о в
среднем 8,9 мг/кг (0,3 М Д У ) ; д л я Р Ь — от 5,6 до 19,1 мг/кг, в с р е д н е м 13,8 мг/кг
(2,8 М Д У ) ; для Z n - от 11,6 до 101,3 мг/кг, в среднем 55,7 мг/кг (1,1 М Д У ) .
М а к с и м а л ь н о е с у м м а р н о е содержание Т М ( М п + С и + P b + Z n ) в л е к а р с т в е н н ы х
растениях в ы я в л е н о д л я П . 1 ( п о с . У с т ь - Н е в и н с к и й ) - 151,2 мг/кг и П . 2 ( х .
Р о д н и к о в с к и й ) - 122,7 мг/кг. М а к с и м а л ь н о е видовое н а к о п л е н и е Т М ( п о Р Ь )
м о ж н о о т м е т и т ь для т а к и х растений к а к : п о д о р о ж н и к б о л ь ш о й (28,5 мг/кг),
чебрец (29,9 мг/кг) и р е п е й н и ч е к а п т е ч н ы й (32,3 мг/кг) в П . 4 . Д л я п о ч в п у н к т о в
отбора проб л е к а р с т в е н н ы х растений в ы я в л е н о н е з н а ч и т е л ь н о е
превышение
содержания Т М в п о ч в е о т м е ч а е т с я т о л ь к о по ц и н к у д л я П . 2-5. П о о с т а л ь н ы м
металлам п р е в ы ш е н и е о т м е ч е н о не б ы л о .
Т а к и м образом, у ч и т ы в а я особенности н а к о п л е н и я Т М в л е к а р с т в е н н ы х
растениях з о н ы в о з д е й с т в и я Н е в и н н о м ы с с к о г о промузла, с б о р и использование
сырья лекарственных
р а с т е н и й следует
высокого
ТМ:
содержания
отношению
к
МДУ).
2,8
офаничить
кратного по Р Ь
Полученные
результаты,
и
и проводить
1,1 кратного
по-видимому,
с
учётом
по Z n
могут
(по
быть
связаны как с о с о б е н н о с т ь ю р е ж и м а деятельности Н е в и н н о м ы с с к о г о промузла,
т а к и с природно-климатическими особенностями территории.
Биотехнология к у л ь т у р ы in vitro лекарственных растений. Культура
тканей in vitro открывает большие перспективы устойчивого использования
биоресурсов лекарственных растений. Особенно актуальным это направление
становится в связи с возрастающим загрязнением окружающей среды и
дефицитом экологически чистого растительного сырья.
37
В наших исследованиях в качестве эксплантов использовали фрагменты
корневищ, листьев, черешков, соцветий и т. д. растений из естественных мест
произрастания, которые отбирались в течение вегетации. Нами испытывались
разные концентрации и соотношения фитогормонов на основе питательной
среды Мурасиге-Скуга и Уайта. Лекарственная ценность изучаемых видов не
вызывает сомнений, их ресурсы в природе Офаничены, а восполнение
популяций проблематично. Первые исследования по введению в культуру in
vitro ландыша были проведены Понертом в 1970-е годы. Нам удалось
достигнуть успеха по индукции каллуса у ландыша из фрагментов соцветия,
безвременника великолепного — незрелых зародышей, руты пахучей —
фрагментов соцветия и стебля (Орлова, Мишвелов, 2003).
Первичный каллус из фрагментов соцветия ландыша был получен через
две недели, после пассирования на новую питательную среду Мурасиге-Скуга с
концентрациями 2,4 D и 6-БАП в соотношении 1:10. Каллус имел хорошо
оводненные клетки, был рыхлым, светло-зеленого цвета. Экспланты листьев,
корневищ ландыша не индуцировали каллуса.
У горицвета, черемши, морозника, пиона и первоцвета не погибали, но и не
наблюдалось образование каллуса.
Растения-регенеранты были получены у руты пахучей из фрагментов
соцветия на среде Мурасиге-Скуга с содержанием 2,4D 4 мг/л; ИУК 1мг/л; 6БАП 0,5 мг/л на 10-й день в темноте при температуре 25-26°С началось
каллусообразование и одновременно в других частях экспланта —
побегообразование. По мере роста побеги пересаживались на среду
регенерации с содержанием ИУК 0,2 мг/л; 6-БАП 0,1 мг/л; ГК 0,1 мг/л и
ставились на свет. Укоренение растений-регенерантов проводилось на среде
Уайта без гормонов, с половинным содержанием витаминов и сахарозы. С
укоренившимися растениями было проведено микрочеренкование.
Имеющиеся и разработанные нами биотехнологические, агрокультурные (в
т.ч. метод агростепи) и др. мероприятия (Дударь, 1976; Дзыбов, 1983; Кулик,
1998; Дударь и др., 2001; Орлова, Петин, Мишвелов и др., 2001) позволили
предложить технологическую схему устойчивого использования биресурсов
лекарственных
растений, снижающую
риск
отравления населения
лекарственными растениями на загрязненных Т М территориях, сохраняющую
имеющийся генофонд растений и оптимизирующую решение проблемы
биологического разнообразия (рис.7).
38
ОПТ и ООЛТ
(микрозаказники,
заказники и др),
целинные земли
Растения-регенеранты,
полученные биотезнологически
(in vitro)
Агрокультура
Методы агростепи, дернокрошки, островов
целины + соседствующие пашни и др
Нарушенные
фитоценозы
Залежь
Мелиорация
Восстановленные фитоценозы
Биоресурсы лекарственных растений
Рис. 7. Блок-схема восстановления запасов растительности (лекарственных растений)
Глава 7. Образовательное и просветительное сопровояздение
биоресурсного природопользования
Национальная стратегия сохранения биоразнообразия Р Ф (2001) в числе
важнейших направлений определила курс на экологизацию образовательной,
просветительной и иных составляющих общественной жизни. В этой связи
нами
разработана
концептуальная
основа
сферы
дополнительного
экологического образования (на примере лаборатории общей экологии Г О У
Д О Д К Ц Т Э К ) , заключающаяся в формировании экологического сознания
личности за счет структурирования адекватных экологических представлений,
примата экологической целесообразности, а также развития системы умений и
навыков, необходимых для рационального природопользования. Важнейшей
составляющей экологического образования при этом остается становление
экологически детерминированных потребностей (мотивов, побуждений) и
дальнейшее
закрепление
мотивационной
предопределенности
при
самореализации личности обучаемого в социоприродном окружении. На основе
развития идей и положений М.И. Будыко (1977), В.А. Красилова (1992), В.П.
Алексеева (1993), II.А. Агаджаняна с соавт. (1994), Н.Ф. Реймерса (1994), Н.М.
Мамедова (1995), Н.Н. Моисеева (1995), С.Д. Дерябо с соавт. (1996), Ю.М.
Арского с соавт. (1997), С.Н. Глазачева (1997), В А. Левина (1998), В.В.
Ситарова с соавг. (2000), С.Н. Николаевой (2002) и др. наиболее
39
существенными задачами экологического образования в рамках обозначенной
концепции следует признать:
- предопределенность поведения экологическим мировоззрением;
- формирование индивидуального экологического сознания, как элементарной
части общественного экологически ориентированного менталитета;
- выделение и обеспечение экологических приоритетов в системе
общечеловеческих ценностей (кодекс морально-этических ценностей);
- учет особенностей национального менталитета;
- создание канонической базы научных положений (образов, парадигм,
словарей), детерминирующих адекватное отнощение учащегося к природе;
- развитие способностей и стремления к самоофаничению (ср. емкость среды,
диапазон толерантности, кадастр добровольных ограничений);
- мотивация экологически детерминированного поведения.
Решение поставленных задач возможно при соблюдении интегративного
комплекса
организационно-управленческих,
социально-психологических,
материально-технических и кадровых условий, при этом важнейшим моментом
становления обновлённой ментальности является направленное регулирование
биосоциальной толерантности. Разработанная концепция призвана обеспечить
расширение диапазонов биосоциальной толерантности и увеличение емкости
среды для личности и общества с обновленной ментальностью, тем самым
создавая базисные начала экологической культуры как интеллектуальнодуховной основы цивилизации устойчивого типа.
Результатом реализации курса на формирование экологического сознания
явилась разработка в рамках У М К интерактивных компьютерных обучающих
программ для системы дополнительного образования и Вузовской школы
(региональный компонент), выполненных по инициативе ставропольского
Краевого
центра туризма, экологии и краеведения. Подготовлен
образовательный курс по биоэкологии, включивший в себя компьютерные
программы «Волны численности», «Биоценоз пресноводного водоёма»,
«Биоценоз буково-грабового леса» и «Экология млекопитающих» (Мишвелов,
1997, 2003, 2004). При разработке использованы методы программированного и
проблемного обучения, принципы деловой игры, подходы мультимедийных и
др. технологий. Программы апробированы на занятиях по экологии для
студентов различных факультетов СГУ, для слушателей курсов повышения
квалификации и учащихся краевой заочной экологической школы.
Социологическое исследование (анкетирование) по результатам проведенных
занятий показало значительный интерес респондентов (93%) к предложенным
интерактивным компьютерным программам, опрашиваемые подчеркнули, что
смогли лучше разобраться с трудными вопросами, более половины
респондентов (57%) признались, что никогда прежде не работали с такими
программами.
40
Выводы
Оптимальное функционирование экологически сбалансированной системы
использования региональных биоресурсов обеспечивается
на основе
концептуально-методологических моделей, включающих интегративную
соподчиненность организационно-экономических, эколого-технологических
и социокультурных факторов.
В условиях Ставропольского края устойчивое использование биоресурсов
для водных экосистем должно опираться на темпорально и хорологически
детерминированные многовидовые биотические комплексы, основанные на
сочетании различных видов хозяйственной (иной) деятельности в пределах
экологической ёмкости. На основе разработанной модели показана
возможность поэтапного использования заливов водоемов комплексного
назначения с помощью передвижных загородок, либо в садках. Это
позволяет
получать
качественный
рыбопосадочный
материал
без
привлечения значительных материальных и энергетических затрат за счет
более эффективного использования кормовых гидробионтов и абиотических
факторов биотопа. Уровень рентабельности производства при этом
составляет не менее 9-25%.
Проведенный
анализ
эколого-экономических
особенностей
рыбохозяйственной деятельности на водных объектах позволил обосновать
введение оценочных параметров земельных участков водного фонда в
единую
систему
учета
с
использованием
комплекса
макрои
микроэкономических
факторов,
а
также
данных
балансового
инструментария. При этом показано, что региональное управление
биоресурсами водных экосистем целесообразно проводить на основе
регулируемой децентрализации.
Особенностью
аэрогенного
зафязнения
территорий
воздействия
Невинномысского промузла является сверхнормативное содержание (к
величине П Д К ) в воздухе ряда соединений: SO2 — в 3-4 раза, С О — в 30-40
раз, NxOx и РхОх — 5-8 раз, H j S — в 30 раз, NH3 — в 200 раз на расстоянии
до 35 км от источника, т.е. в зоне подобного загрязнения оказываются до
70% территории района. Аналогичная ситуация выявлена и для загрязнения
атмосферного воздуха тяжелыми металлами: по Си, H g и Р Ь — в 2-3 раза, по
Мп и Zn — в 20-40 раз, V — в 300-400 раз. Для почв исследованных
территорий не обнаружено значительных превышений по тяжелым
металлам.
Выявлено повышенное содержание тяжелых металлов для 20 видов
лекарственных растений — в среднем 2,8 М Д У по РЬ и 1,1 М Д У по Zn
независимо от расстояния до источника загрязнения (от 5 до 35 км), что
указывает на необходимость ограничения сбора и использования сырья
лекарственных растений данных территорий, в первую очередь таких видовконцентраторов (по РЬ) как подорожник большой {Plantago major L — до
41
5,6 М Д У ) , чебрец Маршалла (Thimus marschallianus WiUd — до 6,0 М Д У ) и
репейничек аптечный (Agrimonia eupatorea L. — до 6,4 М Д У ) .
6. Применение комплекса биотехнологических (метод культуры тканей in vitro
по индукции каллуса для руты пахучей Ruta gmveolens L, ландыша
закавказского
Convallaria
transcaucasica
Utkin,
безвременника
великолепного
Colchicum
speciosum Stev),
афокультурных
и др.
мероприятий обеспечивает альтернативный вариант снабжения населения
загрязненных
территорий
экологически
безопасной
продукцией
лекарственных растений.
7. Охота, как особый вид биоресурсного природопользования, является
существенной
биосоциальной
потребностью
современных
жителей
Ставропольского края и характеризуется социокультурным позитивизмом,
способствует становлению личностных приоритетов природоохранных
ценностей, формированию экологической культуры.
8. Выявлена более высокая (в 3 и более раз) величина изъятия основных видов
охотничьих животных (заяц-русак, лисица, водоплавающие и др.) по
сравнению с официальной отчетностью. В этой связи необходимо оценку
достоверности изъятия и определения биоресурсного потенциала этих
видов, а также коррекцию организационно-биотехнических мероприятий
проводить на основе данных социологического мониторинга.
9. Исследования биологии и экологии редких и исчезающих видов миног и
костных рыб (16 таксонов рангом ниже рода) позволили предложить
комплекс мер по их охране (включение в Красную книгу Ставропольского
края), а также по стабилизации численности и воспроизводству.
1 Сформирование
экологического
сознания,
являющегося
важнейшим
элементом
организации
устойчивого
использования
региональных
биоресурсов, должно сопровождаться направленным структурированием
адекватных экологических представлений, развитием биосоциальной
толерантности и примата экологической целенаправленности, а так же
развитием системы умений и навыков, необходимых для поддержания
структуры и функций экосистем; при этом особое внимание в региональной
компоненте
системы экологического
образования следует
уделять
использованию современных информационных комплексов, в том числе
разработанных нами интерактивных компьютерных обучающих программ и
мультимедийных технологий.
Предложения производству
1.
Для повышения продуктивности водоемов комплексного назначения и
обеспечения положительной экономической эффективности рыбоводной
деятельности
рекомендуется
использовать
метод
пространственновременного регулирования среды выращивания рыб за счет передвижных
загородок (либо в садках). При этом развивать в пределах емкости среды
социально и экономически значимые виды хозяйственной (иной)
деятельности.
42
2.
Применять введение оценочных параметров земельных участков водного
фонда в единую систему учета с использованием комплекса макро- и
микроэкономических
факторов,
а
также
данных
балансового
инструментария.
3.
Для
предотвращения
отрицательных
последствий
деятельности
магистральных
нефте- и газопроводов на природные
комплексы
использовать
предложенную
критериальную
базу
регулярного
гидробиологического (ихтиологического) мониторинга.
4.
Использовать результаты регулярного социологического мониторинга
охотников для уточнения биоресурсного потенциала охотничьих видов и
особенностей его использования в регионе.
5.
Применять комплекс афокультурных и биотехнологических (введение в
культуру in vitro руты пахучей, ландыша закавказского, безвременника
великолепного) мероприятий для рационального использования биоресурсов
лекарственных
растений
территорий,
подверженных
аэрогенному
зафязнению тяжелыми металлами.
Основные работы, опубликованные по теме диссертации
1. Мишвелов, Е.Г. Связь темпа, роста и оводненности тела сеголетков карпа с
тигюм чешуйчатого покрова / Е.Г. Мишвелов // Вопросы ихтиологии. - 1982.
-Т.23.ВЫП.З.-С.116-119.
2. Новиков, В.Г. Водоемы комплексного назначения - важный резерв
рыбоводства Ставропольского края / В.Г. Новиков, С.А. Виноградский, Г.А.
Гречка, Ф . М . Батурина, Е.Г. Мишвелов // Реферат, журнал «Рыбоводство»,
№ 6 В К - 8 8 Д е п . , 1988.-8C.
3. Мишвелов, Е.Г. Программа, методические указания для самостоятельной
подготовки и выполнения контрольных работ по дисциплине «Прудовое
рыбоводство» / Е.Г. Мишвелов. // С С Х И . - Ставрополь, 1989. - 15 с.
4. Путилова, Т.Д. Методические указания по переводу трудовых коллективов в
рыбоводстве на арендный подряд / Т.Д. Путилова, Т.Д. Фатнева, Е.Г.
Мишвелов. // С С Х И . - Ставрополь, 1990. - 3 с.
5. Варшавский, В . М . Выращивание сеголеток карпа на комбикормах с
использованием хлореллы / В . М . Варшавский, А.Т. Лебедев, И.А. Горелов,
Е.Г. Мишвелов // Реф. журнал "Рыбоводство", №3 В С - 90 Деп., 1990. - 15 с.
6. Мишвелов, Е.Г. Морфоэкологическая характеристика сеголетков карпа,
выращенных в водоёме комплексного назначения / Е.Г. Мишвелов //
Проблема охраны вод и рыбных ресурсов: Труды I V Поволжской конф. /
К Г У . - Казань, 1991.-Т. 2 . - С.29-32.
7. Уразаев, Н.А. Изучение методов восстановления нарушенных травяных Б Г Ц
- важный этап экологической подготовки специалистов сельского хозяйства
/ Н.А. Уразаев, В . М . Горяинов, А . В . Никитин, Е.Г. Мишвелов // Роль
региональных советов ботанических садов в изучении и рациональном
43
использовании растительных ресурсов: Сб. докл. - Ставрополь, 1994. - С.4649.
8. Мишвелов, Е.Г. К методике определения экологического состояния
пресноводного водоема / Е.Г. Мишвелов // Вопросы экологии и охраны
природы Ставропольского края и сопредельных территорий: Материалы
науч.-практ. конф. / СГПУ. - Ставрополь, 1995. - С.81.
9. Мишвелов, Е.Г. Моделирование экологических систем / Е.Г. Мишвелов,
И.Н. Воротников. // ИРО. - Ставрополь, 1997. - 7 с.
10.Мишвелов, Е.Г. Образование - к новым технологиям / Е.Г. Мишвелов //
Ставрос-Юг: Деловой вестник Ставрополья. - 1997. - № 4. - С. 12.
П.Хубиева, С Т . Охота и охотничьи ресурсы Карачаево-Черкесской
республики.
Методические
рекомендации
для
студентов
всех
специальностей / С Т . Хубиева, А.Ф. Шефхужев, Е.Г. Мишвелов. // КЧГТУ.
- Черкесск, 1997. - 36 с.
12.Мишвелов, Е.Г. Водные экосистемы как научно-производственный полигон
для ученической бригады / Е.Г. Мишвелов // Природные ресурсы и
экологическое образование на Сев. Кавказе: Материалы межрегиональной
науч.-практ. конф. / СГУ. - Ставрополь, 1998. - С.11-12.
13.Мишвелов,
Е.Г.
Роль
сельскохозяйственного
производства
как
экологического фактора / Е.Г. Мишвелов, А.И. Белоусов, М.М. Мамбетов //
Природные ресурсы и экологическое образование на Сев. Кавказе:
Материалы межрегиональной науч.-практ. конф. / СГУ. - Ставрополь, 1998.
- С24-25.
14.Мишвелов,
Е.Г.
Эколого-технологическое
обоснование
развития
рыбоводства в Ставропольском крае / Е.Г. Мишвелов // Природные ресурсы
и экологическое образование на Сев. Кавказе: Материалы межрегиональной
науч.-практ. конф. / СГУ. - Ставрополь, 1998. - С.38-39.
15.Мишвелов, Е.Г. Рабочая тетрадь по курсу «Биоэкология» / Е.Г. Мишвелов //
Э К О . - 2001.-Вып4.-С.12-17.
16.0вдиенко, Н.И. Методология создания экспозиции эколого-краеведческого
музея (школьного, районного) / Н.И. Овдиенко, Е.Г. Мишвелов, Н.А.
Щитова, Т.И. Елтышева // ЭКО. - 2001. - Вып 4. - С. 17-20.
17.Мишвелов, Е.Г. Экологический мониторинг ихтиофауны реки Расшеватки /
Е.Г. Мишвелов, А.А. Олейников, В.В. Братков // Современная биогеография:
Материалы Всероссийской науч. телеконф. «Биогеофафия на рубеже X X I в»
11-30 мая 2001 г. / Под ред. В.К.Рахилина, В.А.Шапьнева. / ИИЕТ РАН;
СГУ. - Москва-Ставрополь, 2001. - С. 120-126.
18.Батурина, Ф.М. Экологическая оценка территории Кочубеевского района /
Ф.М. Батурина, Л.Н. Чижова, Е.Г. Мишвелов // Вестник ветеринарии. - 2001.
-№18.-С.74-78.
19.Мишвелов, Е.Г. Эколого-биологическое обоснование методов подращивания
личинок прудовых рыб в водоёмах комплексного назначения / Е.Г.
Мишвелов, А.А. Олейников // Проблемы развития биологии и химии на
44
Северном Кавказе: Материалы науч. конф., посвященной 70-летию б/х фак. /
СГУ. - Ставрополь, 2001. - С. 181 -183.
20.Хохлов, А.Н. О количестве добываемых гусеобразных птиц в отдельно
взятом населенном пункте Приманычья / А.Н. Хохлов, М.П. Ильюх, Е.Г.
Мишвелов // Проблемы развития биологии и химии на Северном Кавказе:
Материалы науч. конф., посвященной 70-летию б/х фак. / СГУ. Ставрополь, 2001. - С.183-184.
21.Толоконников, В.П. Пособие для решения задач по экологии / В.П.
Толоконников, И.О. Лысенко, Т.Г. Зеленская, Е.Г. Мишвелов. // СГСХА. Ставрополь, 2001. - 53с.
22.Кунижев, С М . Опыт культивирования тканей лекарственных растений в
искусственных условиях / С М . Кунижев, И.Г. Орлова, О.В. Петин, Е.Г.
Мишвелов // Вестник ветеринарии. - 2001. - №21. - С36-39.
23.Орлова, И.Г. Биотехнология культуры in vitro лекарственных растений / И.Г.
Орлова, Е.Г. Мишвелов // Окружающая среда и здоровье: Материалы науч.
конф. с междунар. участием, посвященной 90-летию основания кафедры
общей гигиены и экологии Саратовского ГМУ. / СГМУ. - Саратов, 2002. С.114-115.
24.Мишвелов, Е.Г. К вопросу о содержании тяжелых металлов в лекарственных
растениях Ставропольского края / Е.Г. Мишвелов, И.В. Тимашова //
Окружающая среда и здоровье: Материалы науч. конф. с междунар.
участием, посвященной 90-летию основания кафедры общей гигиены и
экологии Саратовского ГМУ. / СГМУ. - Саратов, 2002. - С.50-51.
25.Сигида, С И . Красная книга Ставропольского края. Редкие и находящиеся
под угрозой исчезновения виды растений и животных: (Монография) / С И .
Сигида, С В . Пушкин, В.В. Тихонов,...Е.Г. Мишвелов и др. - Ставрополь:
Полиграфсервис, 2002., т. 2: Животные / С И . Сигида (отв. ред.). - 216 с.
26.Мишвелов, Е.Г. Словарь наиболее употребляемых в экологии и
природопользовании терминов и понятий / Мишвелов Е.Г., Овдиенко Н.И. //
СГУ, КЭБЦ. - Ставрополь, 2002. - 90 с.
27.Мишвелов, Е.Г. Лаборатория общей экологии / Е.Г. Мишвелов // ЭКО. 2002.-ВЫП. 8.-С.54-55.
28.Мишвелов, Е.Г. Ставропольский охотник как субъект биоресурсного
природопользования / Е.Г. Мишвелов // Вестник Российской Академии
сельскохозяйственных наук. - 2003. - №2. - С.88.
29.Мишвелов, Е.Г. Методические подходы к технологии выращивания
рыбопосадочного материала в водоемах комплексного назначения / Е.Г.
Мишвелов // Сельскохозяйственная биология. Серия биология животных. 2003.-№4.-С.121-123.
30.Мишвелов, Е.Г. Экологическая оптимизация технологии рыбоводства / Е.Г.
Мишвелов // Зоотехния. - 2003. - №4. - С.23-25.
31.Мишвелов, Е.Г. Моделирование процессов для биоценоза грабово-букового
леса / Е.Г. Мишвелов, Е.В. Бондарь, И.В. Гандрадурова // Приоритеты
45
культуры и экологии в образовании: Сб. материалов межрегиональной
науч.-практ. конф. / ЭКО. - Ставрополь, 2003. - Вып. 10-11. - С. 19.
32.Мишвелов, Е.Г. Изучение особенностей сознания природопользователей (на
примере охотников) методом социологического опроса. / Е.Г. Мишвелов,
Е.А. Селищева // Приоритеты культуры и экологии в образовании: Сб.
материалов межрегиональной науч.-практ. конф. / ЭКО. - Ставрополь, 2003.
-Вып. 10-11.-С.104-105.
33.Мишвелов, Е.Г. Содержание тяжелых металлов в лекарственных растениях
территорий, подверженных воздействию Невинномысского узла. / Е.Г.
Мишвелов // Биотехнологии - состояние и перспективы развития: Сб.
материалов II Московского междунар. Конгресса. - Москва, 2003. - 4.2. С.74.
34.Маханько, В.И. Пути реализации предложений Красной книги
Ставропольского края по сохранению редких видов рыб. / В.И. Маханько,
Е.Г. Мишвелов // Современное состояние и проблемы охраны редких и
исчезающих видов позвоночных животных Южного Федерального округа
РФ: Сб. материалов межрегиональной науч.-практ. конф. (г. Кисловодск, 4-6
февраля 2004 г.). / Северо-Кавказское отделение МОО РАН, Ставропольское
отд. СОПР. - Ставрополь, 2004. - С.34-35.
35.Хохлов, А.Н. Охота на Ставрополье: (Справочник) / А.Н. Хохлов, Е.Г.
Мишвелов, М.П. Ильюх, А.Х. Зазулинский. - Ставрополь: Изд-во
Ставропольсервисшкола, 2004. - 208 с.
Зб.Мишвелов, Е.Г. Исторические и социокультурные особенности охоты (по
материалам социологического исследования): (Монография) / Е.Г.
Мишвелов. - Ставрополь: Изд-во СтавГТУ, 2004. - 58 с.
37.Мишвелов, Е.Г. Содержание тяжелых металлов в лекарственных растениях
при аэрогенном загрязнении территории. / Е.Г. Мишвелов, Ф.М. Батурина,
И.В. Бегдай, И.Г. Орлова, О.В. Петин, С Ю . Хопта // Вестник
Ставропольского государственного университета. - Ставрополь, 2004. Вып. 37.-С. 136-140.
38.Белоус, В.Н. Дополнение к Красной книге Ставропольского края за 2003 год:
(Монография) / В.Н. Белоус А.Л., Иванов, Е.С. Немирова,...Е.Г. Мишвелов и
др. - Ставрополь: Изд-во Ставропольсервисшкола, 2004. / А.Л. Иванов (отв.
ред.).- 104 с.
39.Мишвелов, Е.Г. Проблемы рыбохозяйственного использования водоемов
Ставропольского края / Е.Г. Мишвелов // Фундаментальные и прикладные
проблемы повышения продуктивности сельскохозяйственных животных в
изменившихся условиях системы хозяйствования и экологии: Сб. науч. тр.
междунар. науч.-практ. конф., посвященной 70-летнему юбилею
заслуженного деятеля науки РФ, профессора В.Е. Улитько (14-16 января
2005 г.). - Ульяновск, 2005. - Т. 1./ Б.Д. Кальницкий (отв. ред.). - С. 169-173.
Оригинал-макет подписан к печати 21.09.2005 г.
Формат 60x84 1/16. Печать офсетная. Объем 2,0 п.л.
Тираж 100 экз.
Издательство Р Г А З У
143900, Балашиха 8 Московской области
ь
№2 0 8 50
РНБ Русский фонд
2006-4
19444
sv
■^/л ^
f
t
\^
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
2 449 Кб
Теги
bd000100088
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа