close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100889

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Ягудина Оксана Валентиновна
СТАРООБРЯДЧЕСТВО УРАЛЬСКОГО И ОРЕНБУРГСКОГО
КАЗАЧЬИХ В О Й С К В ПЕРИОД С 1851 - 1917 гг.
Специальность 07.00.02 - Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата исторических наук
Оренбург-2005
Работа выполнена при научно-исследовательском институте
истории Южного Урала и казачества России
Государственного образовательного учреждения высшего
профессионального образования
Оренбургский государственный университет
Н а у ч н ы й руководитель:
доктор исторических наук, профессор,
заслуженный деятель науки Р Ф
Футорянский Леонид Иосифович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Ефименко Марина Николаевна
доктор исторических наук, профессор
Амелин Веналий Владимирович
Ведущая организация:
Оренбургский
аграрный
государственный
университет
Защита состоится 9 декабря 2005 г. в
/О <_со часов на заседании
диссертационного
совета
ДМ
212.181.03
при
Государственном
образовательном
учреждении
высшего профессионального образования
Оренбургский государственный университет по адресу: 460352, Оренбург, пр.
Победы, 13, аудитория о^Л^О
С
диссертацией
можно
ознакомиться
государственного университета.
Автореферат разослан
о
ноября 2005 г.
Учёный секретарь
Диссертационного совета
кандидат исторических наук, доцент
в
библиотеке
Оренбургского
В И.Баннова
"^^^^^
3
/ / ^ ^ / ' ^ « ^
\^^Ч^
О Б Щ А Я ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. В настоящее время наблюдается процесс
восстановления религиозной сферы современной России. В связи с этим, акту­
альными и интересными, в плане исследования, становятся вопросы религиоз­
ной истории российского общества, в частности истории старообрядчества, ко­
торое затрагивало как политическую, экономическую, так и культурную сторо­
ну жизни царской России. Общее число последователей старообрядчества в до­
революционный период составляло 10% от всего населения страны. В настоя­
щее время число людей, придерживающихся старой веры, равняется 1-1,5%.
Ещё в 1971 г. Русской православной церковью (РПЦ) были отменены
клятвы Собора 1667 г., но это не помогло преодолеть исторически сложившие­
ся разногласия, и проблема раскола в российском религиозном обществе про­
должает сохраняться.
Процесс возрождения казачества, проявивщийся в современное время,
ставит перед исторической наукой новые исследовательские задачи и связан с
новыми процессами в обществе, как, например, изменение политических и ду­
ховных ориентиров. Замечательной страницей истории уральского и оренбург­
ского Казачества является их приверженность к староверию, которое получает
особое распространение на данной территории. По большей части это относит­
ся к уральским казакам, среди которых присутствие старообрядчества форми­
ровало особое мировоззрение казаков. И до последнего времени история ураль­
ских и Оренбургских казаков-старообрядцев получило своё развитие лишь в от-
дельны}< исследованиях, которые по большей части затрагивали этнографиче­
ский и культурологический аспекты, не рассматривая общественную деятель­
ность.
При этом назрела необходимость комплексного изучения и обобщения со­
временной литературы. Отрицательный
взгляд на староверие, сформирован­
ный дореволюционными исследователями, прочно засел в умах простого наро­
да и, к сожалению, в современной периодической литературе наблюдается про­
W
паганда
негативного восприятия старообрядчества, что обусловлено плохой
осведомлённостью по этому вопросу - всё это в совокупности приводит к не­
правильной оценке изучаемого нами вопроса
Р П Ц неоднократно предпринимала попытки по искоренению раскола и
впоследствии присоединение староверов к официальному православию. Но,
несмотря на активную противораскольничью деятельность, старообрядчество
среди уральского и оренбургского казачества занимало прочные позиции в об­
щественной жизни практически на протяжении всей его истории и являлось одРОС HAIMIOHAHbHAv
БИВЛИОТЕКА
I
o^iTSZ^f]
ним из главнейших факторов развития миропонимания и формирования свое­
образной идеологии казаков по отношению к обществу и царской власти.
В связи с этим наметилась необходимость написания самостоятельного
исследования по истории старообрядчества среди казачьего сословия в регио­
нальном контексте, так как данное историческое явление является неотъемле­
мой частью нашей культуры.
Объектом данного исследования стало староверие среди уральских и
оренбургских казаков. Данное явление рассматривается в двух контекстах историко-культурологическом и социальном, его влияние на общественную,
политическую и экономическую жизнь региона.
Предметом исследования является анализ развития, становления и рас­
пространения староверия на территории Уральского и Оренбургского казачьих
войск.
Хронологические рамки охватывают период 1851-1917 гг. и определе­
ны следующими суждениями. Нижняя хронологическая граница обусловлена
тем, что именно 50-е гг. X I X века становятся новым этапом развития старооб­
рядческих общин уральских и оренбургских казаков. Связано это с новым по­
ниманием гражданскими властями проблемы раскола и нового подхода к реше­
нию данного вопроса. В 1851-1852 гг. во всеподданнейшем отчёте по управле­
нию краем В.А. Перовский отметил отрицательное влияние раскола на общест­
венную жизнь Оренбургского края, в результате он финансирует поездку на­
стоятеля Златоустовского монастыря по старообрядческим сёлам для представ­
ления более точной картины состояния раскола. Это время является перелом­
ным моментом и в истории уральского казачьего старообрядчества, так как бы­
ли уничтожены их скиты, являющиеся основными оплотами староверия и, по
мнению многих дореволюционных исследователей именно этот период стано­
вится самым сложным. Староверам в виду ужесточения политики пришлось
приспосабливаться к новым условиям, в которые они были поставлены мест­
ным начальством.
Верхняя хронологическая черта определена событиями 1917 г., когда в
ситуации смены политического режима, а в связи с этим и смены идеологии
меняется и положение староверов. Процесс активизации старообрядческого
движения, проявившийся ярко в период с 1905 по 1917 гг. был приостановлен
революционными событиями.
Территориальные рамки охватывают Уральское и Оренбургское каза­
чьи войска, как самостоятельные военно-административные единицы. Терри­
тория Оренбургского войска занимала практически половину Оренбургской гу­
бернии, включая в себя частично Оренбургский, Орский, Верхнеуральский,
Троицкий и Челябинский уезды. Уральское войско занимало значительную
часть Уральской области.
В связи с этим, необходимо отметить, что автору данного исследования
пришлось рассматривать историю староверия на территории Уральского и
Оренбургского казачьих войск в непосредственной связи с развитием старове­
рия на прилегающих территориях, так как на формирование религиозных воз­
зрений казаков оказывали влияние
представители различных социальных
групп, не проживающих на казачьей территории.
Для этого стояла
задача
определения границ Оренбургской епархии и Оренбургской губернии. Так, на­
пример Оренбургская епархия, образованная в 1799 г., после выделения из неё
Уфимской епархии в 1859 г. сохранила за собой контроль над Оренбургским,
Орским, Челябинским, Троицким, Верхнеуральским уездом. Уральская область
относилась к Оренбургской епархии до 1908 г. Оренбургское казачье войско
располагалось непосредственно на территории Оренбургской губернии.
Степень изученности проблемы. Вопросы истории старообрядчества в
исторической науке поднимались неоднократно, но в больщинстве случаев ра­
боты посвящены староверию в российском масштабе, при чём детально про­
анализирован именно ранний этап истории староверия.
Историография же проблемы раскола в Уральском и Оренбургском ка­
зачьих войсках в рассматриваемый нами период немногочисленна и тем более
нет самостоятельного исследования.
В дореволюционный период историография проблемы представлена сле­
дующими крупными монографиями.
Одной из ранних работ, где представлены краткие статистические сведе­
ния об оренбургских старообрядцах была работа В.М. Черемшанского «Описа­
ние Оренбургской губернии» (1859).'
Первым кто, занялся изучением непосредственно истории уральских ка­
заков-старообрядцев, был В.Н. Витевский. Его перу принадлежат три работы,
опубликованные в Казани - 1877 г. - «Первая церковь в Уральском войске»,
1878 г. - «Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военно-
гражданской власти в конце X V I I I
и X I X вв.», 1897 г. - «И.И. Неплюев и
Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г.». В вышеобозначенных
трудах В.Н. Витевский рассматривает зарождение
и последующие развитие
старообрядчества в среде уральских казаков. Важное место в его исследовании
занимает вопрос взаимоотношений раскольников с центральной и местной вла-
Черемшанский В М Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом этнографическом и
промышленном отношении
Уфа 1859
стьго. Были выявлены причины и условия, при которых возникло староверие в
Уральском войске.'
Темой
миссионерской деятельности
Уральском и Оренбургском
епархиальных священников
в
казачьих войсках занимался Н.М. Чернавский.^
Двухтомный труд «Оренбургская епархия в прошлом и настоящем», вышедший
в 1900 г., отличается
антистарообрядческой направленностью, которая была
свойственна практически всем авторам дореволюционного периода. В исследо­
вании
чётко
прослеживается
противостояние
двух
сторон
-
казаков-
старообрядцев и официальной церкви. Положительным моментом данной рабо­
ты является то, что автор представляет действия епархиальных миссионеров в
тесной взаимосвязи с политикой гражданских властей. Но, рассматривая этот
вопрос с позиций Русской православной церкви, Н.М. Чернавский «не смог
дать объективной оценки результатам действий православных миссионеров».'
Подробные сведения о расположении старообрядческих молебных домах
в г. Оренбурге были представлены
в «Путеводителе по городу Оренбургу»
П.Д. Райского, который впоследствии был переиздан в 2000 г.''
Изучением бытовых особенностей казаков-старообрядцев в дореволюци­
онный период продолжали
заниматься
и другие уральские исследователи -
Железнов И.И., Карпов А.Б.,' определяя приверженность староверию своеоб­
разным явлением уральского казачества.
Следующий период - советский не отмечен какими-либо крупными мо­
нографическими исследованиями старообрядческих воззрений среди казаков.
Скорее всего такое положение вещей объясняется тем, что казачество счита­
лось реакционным и промонархическим
сословием, но при этом появляется
ряд исследований, рассматривающих историю Русской православной церкви,
не оставляя без внимания и староверие. Так, например, в 1930 г. была выпуще­
на монография Н.М. Никольского, которая долгое время оставалась одной из
значимых работ по церковной истории. Важной особенностью данного иссле­
дования явился подробный анализ социальной природы старообрядчества и оп­
ределение основных его направлений, а также автор попытался выделить при­
чины материального благосостояния староверия.'
Витевский в и И И Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г - Казань 1897, Витевский В Н Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и военнофажданской власти в конце
X V I I I и X I X вв Казань, 1878, Витевский В И Первая церковь в Уральском войске ~ Казань 1877
^Чернавский И М Оренбургская епархия в прошлом и настоящем - Оренбург 1900 Вып 1,2
Камзина А Д Старообрядчество как объект миссионерской деятельности Русской православной церкви в
Оренбургской епархии (1859-1917 гг ) Автореф дис
канд ист наук Оренбург 2004 с 7
Райский П Д Путеводитель по городу Оренбургу - Оренбург 2000
^ Железнов И И Уральцы Очерки быта уральских казаков Полное собрание сочинений// Под ред Ьородина
Н А - С П б 1910 , Карпов А Б Уральцы Исторический очерк
Уральск 1911 Карпов А Б Памятник ка­
зачьей старины Краткие очерки из истории Уральского войска -Уральск 1992
' Никольский И М История русской церкви - 3-е изд М Политиздат 1983
Авторам советского периода не удалось избежать идеологического дав­
ления, и во многом их работы рассматривают раскол как негативное явление.
Раскрывая его как религиозное движение и рассматривая лишь обрядовую сто­
рону данного явления, исследователи оставляли без внимания влияние раскола
на общественную жизнь.
В эмиграции выходит работа Ф.Е. Мельникова «Краткая история древле-
православной (старообрядческой) Церкви», которая была переиздана в 1999 г.
Необходимо отметить, что Ф.Е. Мельников является старообрядческим аполо­
гетом, и это не могло не наложить отпечаток на его работу, которая во многом
отличается предвзятостью. В исследовании представлен
общирный материал
по истории старообрядчества с X V I I века по 1917 г. Детально рассмотрена ис­
тория старообрядческих центров, в частности Иргизских монастырей, с кото­
рым
непосредственно
староверы.'
контактировали уральские
В перестроечный период
и оренбургские казаки-
для нас представляет интерес
коллективный
труд «Русское православие: вехи истории» (1989), главным редактором которо­
го является А.И. Клибанов. История старообрядчества, а в частности и зарож­
дение староверия в Яицком (Уральском) казачьем войске рассматривается как
неотъемлемая часть истории Русской православной церкви. Опираясь на ог­
ромный фактический материал, было отмечено то, что, уральские казакистарообрядцы сыграли активизирующую роль в Пугачёвском восстании на пер­
вом этапе. ^
Постперестроечный историографический период отмечен многочислен­
ными исследованиями интересующего нас вопроса. В 1990-х гг. проблемами
истории
казаков-старообрядцев
Южного Урала занимался И.В. Побережни-
ков, который обратил особое внимание на отношение их к государственной
власти, а именно на распространение так называемых «подложных указов» сре­
ди уральских и оренбургских казаков.^ В это же время вышел труд В.И. Буганова и А . П . Богданова «Бунтари и правдоискатели в Русской православной
церкви» (1991), затрагивающий историю донских казаков-старообрядцев, по­
томками которых являлись яицкие казаки.** Н.Ю. Селищев исследовал поло­
жение раскола в Уральском войске в X V H I - в первой половине X I X вв., про­
следив взаимосвязь уральских казаков с Иргизскими и Ветковскими монасты­
рями.'
Мельников Ф Е Кра1кая история лревлеправославной (старообрядческой) Церкви -Барнаул 1999
Русское православие вехи истории / На>'ч pei Л И Клибанов - М Политзидат 1989
' Побережников И В Подложные указы и протест казаков-старообрядцев Южного Урала в середине 19 в // Ка­
заки Урала и Сибири в 17-20 вв Гб науч тр - Екатеринбург, 1993 с 109-116
Буганов В И Богданов А П Бунтари и правдоискатели в Русской православной церкви
М 1991
Селишев И Ю Старообрядцы в Уральском казачьем войске в XVII- первой по ювине X I X в (проблемы и пер­
спективы исследований)//Вестник Московского университета Серия 8 История 1994 №5 с 42-54
в середине 1990-х гг. под редакцией В.В. Алексеева было опубликовано
исследование «История казачества Азиатской России», в которой значительное
место отводится анализу особенностей религиозных убеждений уральского ка­
зачества. Было выделено особое положение уральских казаков-единоверцев по
сравнению с казаками других войск. Авторы попытались проанализировать от­
ношение казаков-старообрядцев к царской власти, и отмечено, что крайние ан­
тимонархические концепции сочетались с социально-утопическими идеями о
«добрых царя».' В конце прошлого столетия В.Н. Рагузин проанализировал
колонизационные процессы в Оренбургских землях, выделив то, что первая
вольноказачья волна переселенцев в конфессиональном отношении представ­
ляла собой православную массу в двух вариантах: никонианском и старооб­
рядческом.^
В 1997 г. выходит монография известного историка Л.И. Футорянского
«Казачество России на рубеже веков», где автор рассматривает статистические
данные по расколу в Уральском и Оренбургском казачьих войсках в сравнении
с положением старообрядцев в других войсках.'
Большая часть исследований по проблемам раскола в Уральском и Орен­
бургском казачьих войсках приходится на современное время. Для нашего ис­
следования представляет интерес ряд сборников под редакцией А. Абрамовского, В. Кобзова и В. Кузнецова, посвященных истории Оренбургского войска,
а именно религиозно-нравственным проблемам.'' Особое внимание заслужива­
ет статья Махровой Т.К. «Раскол и единоверие в казачьих станицах Оренбург­
ской епархии», где в систематизированной форме рассмотрена история староверия в казачьем сословии и большое место отводится рассмотрению аспектов
миссионерской деятельности среди оренбургских казаков.' В этом же сборнике
Конюченко А.И. определяя основные факторы формирования религиозного
мировоззрения казачества, автор приходит к выводу о схожести религиозного
мировоззрения оренбуржцев и уральцев.' Интересна статья А.И. Изюмова, по­
священная особенностям областнической идеологии уральских казаковстарообрядцев, чему способствовало «сословная и хозяйственная замкну-
' История ка1ачества Азиатской России, гл ред В В Алексеев
Екатеринбург, 1995
Рагузин В И На острие российской геополитики М , 1999
Футорянский Л И Казачество России на рубеже веков -Оренбург 1998
Сквозь призму веков Из прошлого оренбургского казачества // Под ред А Абрамовского В Кобзов, В Куз­
нецов Челябинск, 2002 Оренбургское казачье войско Религиозно-нравственная культура // Под ред А П
Абрамовского - Челябинск, 2001
' Махрова Т К Раскол и единоверие в казачьих станицах Оренбургской епархии // Оренбургское казачье вой­
ско Религиозно-нравственная культура//Под рет Л П Лбрамовского -Челябинск 2001 с 104-124
Конюченко А И Основные факторы формирования религиозного мировоззрения оренбургского и уральского
казачества // Оренбургское казачье войско Религиозно-нравственная культура Сб науч трудов под ред А П
Абрамовского - Челябинск, 2001 с 56-74
тость».' Автором статьи была выделена особая роль женщины в казачьих семь­
ях в вопросах поддержания религиозной дисциплины
Получает развитие тема религиозного фактора в жизни Уральского ка­
зачьего войска в работе А. Трофимова «Затерян след в степи солончаковой»
(2001), где автор достаточно категорично выражает своё отношение к казакамраскольникам, определяя их как бунтарей, отмечая также, что немалая доля не­
вежества способствовала укреплению позиций раскола среди казаков.^
Изучением отдельных аспектов истории Сакмарской станицы занимался
В.В. Дорофеев. Выделив ряд причин обусловивших укрепление старообрядче­
ских идей между сакмарскими казаками-старообрядцами, Дорофеев В.В. при­
шёл к выводу, что до начала X I X века местные казаки исповедовали офици­
альное православие, и только в 1806 г. в результате пожара оставшись без церк­
ви, казаки восприняли староверие.' Г.В. Савицкий рассмотрел влияние рели­
гиозного фактора на развитие начального образования в Уральском войске и
определил, что отсутствие начальных учебных заведений в войске до середины
XIX века обусловлено засильем pacKOfla.* Вышеупомянутый автор Л.И. Футорянский в одной из своих статей рассматривает положение уральских и орен­
бургских казаков-старообрядцев в начале X X века, выделив неудачную по­
пытку социалистических партий использовать «известную оппозиционность по
отношению к господствующему православию и в борьбе с общественным
строем».*
В 2002 г. была опубликована работа Е.С. Данилко, которая является пер­
вым комплексным и обобщающим исследованием по истории старообрядчества
Южного Урала. Автор затрагивает и вопросы развития староверия в Уральском
и Оренбургском войсках, исследуя традиции и особенности обрядовой практи­
ки казаков. Рассматривая ранний период, Е.С. Данилко приводит данные о со­
временном состоянии южно-уральского старообрядчества.*
Отдельные аспекты истории уральских и оренбургских казаковстарообрядцев рассматриваются Кабановым Г С. в работе «Мы - староверы».
Изюмов А и к вопросу об областной идеологии казаков-старообрядцев р Урала // Старообрядчество Исто­
рия, культура современность Материальг научно-практической конференции М , 2000 с 58-6!
Трофимов А Затерян след в степи солончаковой -Оренбург, 2001
Дорофеев В В Этноконфессиональные особенности коренных жителей Сакмарска, сохранившиеся в первой
половине X X века // Этноконфессионяльный диалог состояние противоречия перспективы развития Мате­
риалы межрегиональной научно-практической конференции - Оренбург, 2002, с П8-142
Савицкий Г В Влияние религиозного фактора на процесс становления начальною образования в Уральском
казачьем войске в сер X I X в //Этноконфессиональный диалог состояние противоречия перспективы разви­
тия Материалы межрегиональной научно-практической конференции -Оренбург 2002, с 132-137
Футорянский Л И Сгарообрядчество в Уральском и Ореибур|Ском казачьих войсках в начале X X века // )т
ноконфессиональный диалог состояние противоречия перспективы развития Оренб>рг 2002 с 115-118
''Данилко Е С Старообрядчесгво на Южном Урале Очерки истории и традиционной культурьЕ - Уфа 2002
10
где автор приводит ряд статистических данных о количестве староверов и ста­
рообрядческих скитов на казачьей территории.'
Вопросы миссионерской деятельности раскрыты в диссертационном ис­
следовании Камзиной А.Д. «Старообрядчество как объект миссионерской дея­
тельности Русской православной церкви в Оренбургской епархии (1859-1917
гг.)». Автором были проанализированы
меры, применяемые миссионерами в
антираскольничьей деятельности, в частности и на территории Оренбургского и
Уральского казачьих войск, которые являлись составной частью Оренбургской
епархии. Подробно разобрав епархиальные отчёты, Камзина А.Д приходит к
выводу о том, что миссионерство в данном регионе потерпело неудачу.^ Годовова Е.В.
занималась изучением истории Оренбургского войска в период с
1798 по 1865 гг., где приводит ряд статистических данных, характеризующих
конфессиональную принадлежность казаков.'
В целом необходимо отметить, что предшественниками накоплен значи­
тельный материал, который послужил основой для дальнейшего научного ис­
следования. При этом необходимо отметить, что до сих пор отсутствует ком­
плексное, обобщающее и всестороннее исследование по проблеме раскола в
Уральском и Оренбургском казачьих войсках. Данный вопрос рассматривался
по большему счёту в контексте истории российского казачества. Это и опреде­
ляет цели и задачи исследования.
Источниковая
база исследования. При написании диссертационного
исследования был использован широкий спектр источников, как опубликован­
ных, так и неопубликованных.
К опубликованным источникам необходимо отнести законодательные ма­
териалы X V I I I - начала X X вв., которые были зафиксированы в Сводах законов
Российской империи, что позволило выделить основные тенденции и направле­
ния политики правительства на различных исторических этапах в вопросах
борьбы с расколом. В сводах приводятся
Синода и Сената."
законодательные акты Святейшего
К этой же категории причислены и статистические источники. Большую
информационную ценность имеют «Обзоры Оренбургской губернии», «Мате­
риалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего вой-
Кабанов Г С Мы - староверы Оренбург 2003
^ Камзина А Д Старообрядчество как объек! миссионерской деятельности Русской православном церкви в
Оренбургской епархии (1859-1917 гт) Лвтореф дис
канд ист наук -Оренбург 2004
* Годовова Е В Оренбургское казачье войско в 1798-1865 гг Диссертация на соискание ученой степени канд
ист наук - Оренбург, 2005
"* Полное собрание законов Российской империи, 1685, 1700-1917 гг (Собрание первое второе третье)
11
ска», «Статистические сведения о старообрядцах»,' предоставляющие подроб­
ные сведения о конфессиональной принадлежности оренбургских и уральских
казаков, о присоединениях к православию и единоверию. Проанализировав ста­
тистические источники можно сделать выводы по движению старообрядчества
в Уральском и Оренбургском войсках.
Были использованы также материалы дореволюционной печати. В этом
отношении интересна как старообрядческая периодика, так и периодика офи­
циальной церкви, разбор которой предоставляет возможность подойти более
объективно к исследуемому вопросу. Старообрядческие журналы «Церковь»
(1909, 1913 гг.), «Слово церкви» (1917 г.) содержат сведения о развитии старо­
верческих общин на территории казачьих войск, роль их в общественной жизни
региона. Печатный орган господствующей церкви представлен «Оренбургски­
ми епархиальными ведомостями» (1873-1917 гг.), «Братское слово» (1875, 1890
гг.), которые раскрывают деятельность епархиальных миссионеров
в стани­
цах Уральского и Оренбургского войск. Краткая информация даётся в отдель­
ных статьях в газетах «Оренбургский листок» (1887, 1906 гг.) и «Оренбургские
губернские ведомости» (1859), «Оренбургская газета» (1905, 1908 гг.). Данная
категория
источников
раскрывает
вопросы
взаимоотношений
казаков-
старообрядцев с обществом, повествует о ярких страницах истории раскола в
изучаемом нами регионе.
Обширный источниковый материал представлен в архивных документах,
который содержится в фондах следующих архивов: Государственного архива
Российской Федерации ( Г А Р Ф ) , Государственного архива Оренбургской облас­
ти ( Г А О О ) ,
Объединённого государственного архива Челябинской области
( О Г А Ч О ) , Центрального государственного исторического архива Республики
Башкортостан ( Ц Г И А РБ).
Значительный интерес представляют документы Государственного архи­
ва Российской Федерации ( Г А Р Ф ) Документальные материалы данного архива
содержат разнообразную информацию. Фонд Коллекции отдельных докумен­
тов личного происхождения ( Ф
1463), Секретный архив III Собственной Его
Императорского Величества Канцелярии ( Ф . 109), Коллекция рукописей Цар­
скосельского дворца ( Ф 543) позволяет более подробно проанализировать за­
конодательную политику по отношению к старообрядцам, а также рассмотреть
оценку антираскольничьей
ственными деятелями
деятельности правительства отдельными государ­
Ценная информация заключена в личных император­
ских фондах - Александра II ( Ф 678), Александра 1П ( Ф . 677), Николая П ( Ф .
601). Документы данных фондов содержат переписку
с обер-прокурорами
' Статистические сведения о старообрядцах
М 1912 г Обюр Оренбургской губернии за 1881 ! 884, 1894,
1898 1902,1906 Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска, Вып X
- Оренбург, 1910
12
Св.Синода по вопросам борьбы с расколом в России и в частности в Оренбург­
ской епархии. В фонде Департамента полиции ( Ф . 102) приведены итоги осо­
бых совещаний по делам о расколе.
При исследовании было использовано большое количество материалов
Государственного архива Оренбургской области ( Г А О О ) . Данные по численно­
сти старообрядцев, расположении скитов и молебных домов на территории
Уральского и Оренбургского казачьих войск сосредоточены в фондах Канце­
лярии Оренбургского губернатора ( Ф . 10), Оренбургского губернского правле­
ния ( Ф . 11) и Оренбургского уездного исправника ( Ф . 27), статистика народо­
населения Оренбургского казачьего войска размещена в фонде Войскового
штаба Оренбургского казачьего войска ( Ф . 185). А также личный фонд Сева­
стьянова Сергея Никаноровича ( Ф . 169), который включает в себя подробные
сведения о сословной принадлежности старообрядцев, проживающих на ка­
зачьей территории. Фонд Оренбургского генерал-губернатора ( Ф . 6) знакомит с
характеристиками основных старообрядческих направлений, распространённых
на войсковой территории. Документы фондов Войскового хозяйственного
правления Оренбургского казачьего войска ( Ф . 37) и Оренбургской палаты уго­
ловного и гражданского суда г. Оренбурга ( Ф . 55) помогли автору установить
характер правонарушений казаками-старообрядцами.
Сведения по деятельности епархиальных и синодальных миссионеров в
Оренбуржье хранятся в фондах Оренбургской духовной консистории ( Ф . 173)
и Оренбургского епархиального комитета православного миссионерского об­
щества ( Ф . 175). Также в 173 и 175 фондах размещены отчёты и рапорты ста­
ничных
священников, раскрывающие вопросы взаимоотношений казаковстарообрядцев со своими соседями.
В диссертации были использованы материалы Объединённого государст­
венного архива Челябинской области ( О Г А Ч О ) . Фонд Челябинского духовного
правления ( Ф . И-33) предоставляет возможность изучить порядок и способы
увещания уклонившихся в раскол. В незначительной степени в фонде Благо­
чинного 4-го округа Шадринского уезда ( Ф . И-131) присутствуют документы,
содержащие в себе разъяснения положения единоверцев.
Интересный материал содержится в Центральном государственном исто­
рическом архиве Республики Башкортостан ( Ц Г И А РБ) в фонде Канцелярии
Оренбургского гражданского губернатора ( Ф И-6), где представлена информа­
ция по статистики молитвенных зданий и скитов в середине X I X века.
Цель исследования. Автор исследования поставил целью выявить спе­
цифические черты старообрядческого движения в среде уральского и оренбург­
ского казачьего сословия в период с 1851 по 1917 гг.
13
в связи с этим можно выделить задачи, поставленные автором в диссер­
тации:
- проанализировать основные причины и условия зарождения и распро­
странения старообрядчества среди уральских и оренбургских казаков;
определить
тенденции
развития
взаимоотношений
казаковстарообрядцев с государственной властью, отличительные особенности прави­
тельственной политики по отношению ко всему старообрядчеству и непосред­
ственно принимаемые меры к войсковому казачьему сословию;
- выделить основные районы распространения старообрядческих общин
на войсковой территории;
- проанализировать статистические показатели по Уральскому и Орен­
бургскому казачьим войскам;
- сравнить деятельность миссионеров официального православия и ста­
рообрядчества, противостояние двух сторон;
- изучить экономическую деятельность старообрядческих общин казаков;
- выявить роль и место казаков-старообрядцев в общественнорелигиозной жизни региона.
Методологическую основу диссертационного исследования составляют
методы научного познания, при анализе изучаемого вопроса автор придержи­
вался принципов современной исторической науки: научности, историзма и
объективности. Автор при написании работы учитывал системный подход,
рассматривая явления, события и процессы в непосредственной взаимосвязи,
опирался на проверенные и существенные факты.
Рассматривался предшествующий изучаемому период, при этом привле­
кался исторический материал по истории старообрядчества в других регионах,
проводились параллели с современным развитием старообрядчества
Научная новизна исследования. Автором диссертационного исследо­
вания были подробно и детально определены основные районы сосредоточе­
ния оренбургских и уральских казаков-старообрядцев, выявлена динамика раз­
вития старообрядческих общин вплоть до 1917 г. Выявлены основополагаю­
щие причины и условия, способствующие распространению раскола и влияю­
щие на формирование мировоззрения казаков-старообрядцев Впервые было
подвергнуто подробному анализу роль и место казаков-старообрядцев в обще­
ственной жизни региона, проанализирована экономическая деятельность старо­
обрядческих общин и её влияние на распространение староверия.
Основные положения, выносимые на защиту:
1 Одними из основных причин увеличения количества староверов явля­
лись бегство раскольников на территорию Уральского войска, где они находи­
ли весомую поддержку, а впоследствии и их проникновение в среду Оренбург-
14
ского казачества, слабая миссионерская деятельность, а также
малочислен­
ность храмов, как нельзя лучше способствовали распространению раскола.
2. В силу некоторых отличительных особенностей казачьего сословия от
других сословий к казакам-раскольникам применялось законодательство, как
общего характера, так и специальное, но при этом отметим особое отношение к
уральским казакам, которое носило в некоторой степени компромиссный ха­
рактер, что во многом способствовало укреплению
казачьей среде.
идей старообрядчества в
3. Основными центрами проживания казаков-староверов являлись такие
города как Уральск, где были сосредоточены представители всех трёх старо­
верческих направлений, а также Гурьев, Илек и станицы Разсыпная, Сакмар-
ская.
4. В подавляющем большинстве старообрядцы, проживающие на терри­
тории Уральского и Оренбургского войска, относились к рядовым казакам и
придерживались беспоповщины, а дворяне и чиновники относились к попов­
скому направлению.
5. Раскол получил большее распространение среди уральских казаков (50-
51 % ) , чем оренбургских (4-5%), так как местные власти в Оренбургском вой­
ске во многом содействовали распространению официального православия
и
жёстко контролировали конфессиональную принадлежность казаков, в Ураль­
ском же станичные власти сами поддерживали раскол, что создавало благо­
приятную обстановку для миссионерской деятельности старообрядцев.
6. Уральское казачье старообрядчество было чрезвычайно деятельным, и
активно проявляло себя в общественной и экономической жизни региона, а ис­
торически сложившиеся разногласия с официальной церковью не препятство­
вали посильному участию староверов в благотворительной деятельности в
жизни «новообрядцев».
7. Уральские казаки-старообрядцы отличались хорошей материальной
обеспеченностью, так как финансовое благополучие являлось одним из условий
существования староверия, а задабривание станичных властей деньгами бла­
гоприятствовало
распространению раскольнического учения, также часть де­
нежных средств уходило на поддержку староверия в Оренбургском войске
Практическая значимость исследования. Автор исследования предпо­
лагает, что данная работа может быть использована при изучении истории ме­
стного края, так как рассматривает значимые страницы истории местного каза­
чества
Важным является и то, что история оренбургских и уральских казаков-
старообрядцев рассматривается в контексте Российской империи и даёт пред­
ставление об общероссийском положении старообрядчества.
15
Материалы и выводы также могут быть использованы при подготовке са­
мостоятельных курсов по истории Русской православной церкви, Оренбургско­
го и Уральского казачьих войск. Оренбургской епархии и истории старообряд­
чества.
Структура исследования определялась поставленными задачами и це­
лью диссертационного исследования. Работа включает в себя введение, две
главы, заключение, список использованной литературы и источников, прило­
жений.
Апробация результатов диссертации. Материалы диссертационного ис­
следования
рассматривались на межрегиональных, межвузовских
научных
конференциях, проходивших в Оренбурге, Орске. Основные положения дис­
сертации отражены в сборнике статей «Проблемы истории Оренбургского края
X V I I I - X X веков», посвященному 260-летию учреждения Оренбургской губер­
нии и 70-летию образования Оренбургской области и 5 публикациях.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении аргументируется актуальность данного исследования, опре­
деляется объект и предмет изучения, выделяются территориальные и хроноло­
гические рамки, анализируется историографический аспект исследования, на
основе чего выдвигаются цели и задачи изучаемого вопроса. Обозначается но­
визна и практическая значимость диссертационной работы.
В первой главе Развитие старообрядческих общин в России и на террито­
рии Уральского и Оренбургского казачьих войск анализируются условия воз­
никновения старообрядческого направления в российском масштабе в X V I I в.,
и определяется место и значение в этом процессе религиозных воззрений
уральских и оренбургских казаков-старообрядцев. Тенденции развития староверия на казачьей территории, что в Оренбургском, что в Уральском войске
были во многом схожи, хотя уральское казачество является более ярким при­
мером приверженности староверию.
Распространение староверия на вышеобозначенной территории было обу­
словлено тем, что первоначальное ядро уральского казачества составляли дон­
ские и волжские казаки, которые привили приверженность расколу. Также важ­
ным моментом является то, что на Урал переселялись скрывающиеся от
правительства старообрядцы, и такое тесное соседство не могло не сказаться на
развитии религиозных убеждений местного казачества, тем более что старове­
рце было близко по духу казакам. Уральские казаки отождествляли защиту
своих религиозных воззрений с защитой свободы и независимости, в связи, с
чем нередко казачество шло на открытые конфликты с государственной вла­
стью.
16
Гражданские власти на протяжении всей истории старообрядчества отно­
сились к раскольникам как к государственным преступникам. Но при этом по­
литика по отношения к староверам не была стабильной и постоянно варьиро­
валась от резкой религиозной нетерпимости к некоторой лояльности.
Особое
отношение было к казакам-старообрядцам, так как казачество представляло со­
бой немалую военную силу, и не раз, как отмечалось выше, они выступали не
на стороне правительства, оказываясь в стане мятежников, поэтому
царская
власть лавировала в вопросе раскола в Уральском войске, стараясь использо­
вать компромиссные меры. По замечаниям епархиальных миссионеров неко­
торые станицы Уральского войска, где проживало преобладающее количество
староверов можно со смелостью назвать «раскольничьими вотчинами».
К казакам-раскольникам применялось законодательство, как общего харак­
тера, так и специальное и во всех случаях, когда старообрядцы подлежали пе­
реводу в другие селения, где они не смогут распространять своё учение, каза­
ков-староверов ставили под особенный надзор и только в крайних ситуациях
переводили в другие селения общественным приговором.
Автором данного исследования были выделены основные районы прожи­
вания уральских и оренбургских казаков-старообрядцев. Большая часть старо­
обрядцев приходилась на такие города как Уральск, Гурьев, Илек и станицы
Разсыпная, Сакмарская, Коельская.
Наименьшее число приверженцев раскола проживало в Орском уезде, где
идеи староверия были привиты сакмарскими казаками, а также в Верхнеураль­
ском уезде, местное казачество которого заимствовало раскольническое учение
от беглых староверов, скрывавшихся продолжительное время в горах Ураль­
ского хребта.
Прослежена динамика развития и распространения раскола в среде казаков
за период 1851-1917 гг., из чего следует, что в
Уральском казачьем войске
тенденции роста числа староверов наблюдаются к началу бОх гг. X I X века. В
Оренбургском же войске отмечается некоторая стабильность, которая выража­
ется в том, что увеличение в численности старообрядцев за 10 лет не превыша­
ет 2 тыс. человек и здесь нет такого оживленного развития староверия, как в
Уральском войске.
На казачьей территории Оренбургского и Уральского войск была пред­
ставлена большая палитра старообрядческих согласий: поморцы, никудышни­
ки, федосеевцы, беглопоповцы, австрийцы, неттовцы, рябиновцы, филлиповцы,
спасовцы, часовники, самокрещенцы, бегуны и митрофановцы (последнее со­
гласие зародилось непосредственно на территории
войска)
Оренбургского казачьего
К примеру, на территории Троицкого уезда получают наибольшее
распространение беспоповские толки, а точнее поморский, митрофановщина и
17
федосеевский, были представлены также австрийцы, которые относятся к поповцам.
В 70-е годы X I X столетия в Троицком, Оренбургском уезде проживали в
основном казаки-поповцы, в Челябинском же и Верхнеуральском уездах «за­
правляли» казаки, относящиеся к беспоповским согласиям. Центром старооб­
рядчества в Уральском войске являлся г. Уральск, где проживали представите­
ли всех трёх староверческих направлений - беглопоповцы, беспоповцы и поповцы-австрийцы.
В целом же по Оренбургской епархии в 1902 г. уезды по количеству ста­
роверов расположились следующим образом: Челябинский, Оренбургский, Орский, Троицкий, Верхнеуральский, при этом к началу X X столетия оставались
приходы Уральского войска, где раскольников насчитывалось больше полови­
ны - Рубежный, Январцевский, Кирсановский, Киндилинский, Мухрановский,
Мустаевский.
А с момента издания указа о веротерпимости в 1905 г. наблюдается на­
правленность на увеличение количества староверов, придерживающихся Авст­
рийского согласия (название происходит от села Белая Криница (Австрийская
Галиция). Популярность австрийского согласия связывалось с тем, что оно по
некоторым признакам было более близко официальному православию. На ка­
зачьих территориях образовывались целые приходы данного согласия. Так, на­
пример в Сакмарской станице, где насчитывалось более 6.000 раскольников,
образовался их приход во главе со священником из местных казаков.
Во второй главе Старообрядчество и общество: история взаимоотношений
в период с 1851 по 1917 г. определяется место и роль казаков-старообрядцев в
общественной, экономической и политической жизни региона. Рассматрива­
ются также взаимоотношения с соседями нестарообрядцами и с представите­
лями официальной церкви. Взгляды местного священства в вопросе раскола
среди уральских и оренбургских казаков. В связи с этим были проанализирова­
ны методы борьбы, применяемые священнослужителями.
Противораскольничьи мероприятия, предпринимаемые официальной цер­
ковью, не привели к массовому переходу казаков-староверов в православие.
Создаваемые земствами школы не пользовались популярностью среди местных
староверов, так как они считали, что в таких учреждениях слишком много
внимания уделяется светским предметам. Поэтому в большинстве случаев ка­
заки-старообрядцы отдавали своих детей в так называемые «домашние» школы,
которые в основном открывались незаконно. Функции учителей в таких учреж­
дениях выполняли старообрядческие наставники и мастерицы.
Вводимое правительством единоверие было половинчатой мерой, и ес­
ли староверы и принимали православие на правилах единоверия, то, скорее все-
18
го из корыстных побуждений, так как единоверцы обладали большими права­
ми. Необходимо отметить, что в период
1859-1897 гг. число приверженцев
церкви единоверия в Оренбургском войске не превышало 2-3 тысяч, при чём
наибольшее число присоединений к единоверию пришлось на 70-е гг. X I X ве­
ка, после чего наметился резкий спад, больше чем в два раза. К концу X I X века,
несмотря на старания миссионеров, число единоверцев не превысило 2789 че­
ловек. Возможно, это объяснялось тем, что сами единоверческие священники
упорно держались старых обрядов и придавали им преувеличенное значение,
прививая такое же отношение и своим прихожанам.
Несколько другим положение единоверия было в Уральском казачьем вой­
ске. Для уральцев же единоверие, было присуще издавна, и было закреплено
ещё в конце X V I I I , а впоследствии становится особой формой «легализован­
ного старообрядчества. Здесь отмечаются периоды массовых присоединений к
единоверию, приходившиеся на 1842, 1858-1859 гг. Это произошло под воздей­
ствием временных обстоятельств - прекращение существования Иргизских мо­
настырей предопределило нехватку священнослужителей у уральских казаков.
Но, уже начиная с 60-х гг. X I X века и вплоть до середины 70-х гг. происходит
обратный процесс - уменьшение числа единоверцев на 12493 чел., подавляю­
щая часть единоверцев вновь вернулась в староверие.
Проводимые синодальными миссионерами собеседования также не всегда
давали положительные результаты. Синодальная миссия страдала большим ко­
личеством пофешностей, которые отталкивали паству и приводили к росту
старообрядчества. Станичные старообрядцы весьма агрессивно встречали мис­
сионеров, в особенности в тех селениях, где проживало наибольшее количество
староверов. К таким станицам относились Сакмарская, Бударинская, Челябин­
ская, посёлки Синеглазовский, Харлушевский.
Казаки-старообрядцы активно поддерживали своих начётчиков и настав­
ников, в особенности в материальном отношении. Материальная
обеспечен­
ность являлась одним из главных условий существования староверия, много­
численные высокие поборы с приверженцев старых обрядов поощряли разви­
тие коллективной защиты. Поддержка исходила не только от простых казаков,
но и от Станичного Начальства.
Такая сплочённость казаков в религиозном вопросе только укрепляла по­
зиции староверия и во многом мешала свободному переходу в православие, так
как казаков удерживали родственные и экономические связи. Любые меры про­
тиводействия расколу, предпринимаемые гражданскими властями, встречали
оппозиционность, в связи, с чем местные чиновники не предпринимали ника­
ких действий, так как нередко подвергались неприятностям.
19
Подчёркивается
старообрядцев, и
особая роль женщины в религиозной жизни казаков-
именно женщины были особенно нетерпимыми в вопросах
веры. Этим фактом и предопределялось стремление казаков-староверов, женивщихся на православных девушках, «переманить» их в свою веру.
Основными центрами общественной жизни являлись молебные дома и
скиты, где решались первостепенные вопросы старообрядческой общины. Так
называемые домашние часовни (или молитвенные дома), собиравшие станич­
ных старообрядцев, устраивали у себя богатые казачьи семьи тайно. Богослу­
жения справляли наставники, в качестве которых выступали станичные казаки,
пользующиеся уважением у местной раскольничьей паствы.
Кроме молитвенных домов существовало большое количество скитов, ко­
торые по своей значимости стояли выше молелен. Скиты, по выражению граж­
данских властей являлись «рассадником» раскола, которые часто становились
перевалочным пунктом для многих беглых старообрядческих священников,
скрывающихся от преследований правительства. Одним из самых влиятельных
скитов был Сергеевский, возле которого располагались хутора, принадлежав­
шие казакам Уральского войска. Известны также и другие скиты, играющие
немаловажную роль в жизни раскольников - Садовский, Бударинский, Гнилов-
ский, Бородинский.
На протяжении изучаемого периода оренбургские и уральские казаки-
старообрядцы принимали активное участие в религиозно-общественной жизни
региона, и, по мнению некоторых историков, старообрядчество Уральского
войско было наиболее деятельным. Это проявилось в местном станичном
управлении, где засилье старообрядческого элемента приводило к тому, что
при решении важных общественных вопросов новообрядцы были оттеснены на
второй план. Поддержка расколу исходила не только от простых казаков, но и
от Станичного Начальства. Особую опасность при выборах на общественные
должности представляли так называемые «тайные» последователи раскола, ко­
торые в большом количестве проживали на территории Оренбургского и
Уральского казачьих войск.
Характеристика старообрядчества, данная
православными богословами,
определяла его как религиозное движение, что явно не способствовало объек­
тивному восприятию деятельности старообрядчества Их деятельность затраги­
вала многие сферы народной жизни.
После событий 1917 г. число прихожан не уменьшилось, хотя необходимо
отметить, что старообрядцы оказались не у дел, как и представители официаль­
ной религии. Элементы религиозной нетерпимости стали проявляться в 1920-х
гг., а в годы коллективизации проявились в активной антирелигиозной
тельности. Старообрядцы
лишались всех свобод, дарованных
дея­
им царским
20
правительством в силу сложившейся ситуации. Казачество относилось к одно­
му из наиболее активных и сравнительно зажиточных слоев общества и вслед­
ствие этого подверглось репрессиям со стороны советского правительства, а
приверженность к староверию делало их врагами номер один. Затем они стали
преследоваться как религиозные сектанты.
В заключении подводятся итоги диссертационного исследования. Необ­
ходимо отметить, что старообрядчество, как религиозное движение, зародив­
шееся в X V I I века в среде крестьян, получило особую поддержку среди ураль­
ских и оренбургских казаков. Во многом староверие становится специфичным
для казачьего сословия образом жизни, которое многими исследователями оп­
ределяется как «маркер» сословной принадлежности.
Причинами распространения староверия являлись бегство раскольни­
ков из центральных районов на территорию Уральского войска, где они нахо­
дили весомую поддержку, а впоследствии и их проникновение в среду орен­
бургского казачества, слабая миссионерская деятельность, низкий уровень об­
разования местного духовенства, а также малочисленность храмов, как нельзя
лучше способствовали распространению раскола.
На территории Оренбургского и Уральского казачьих войск были пред­
ставлены старообрядцы различных направлений и согласий, при чём большая
часть их принадлежала к Уральскому войску, где около 50-51% казаков при­
держивались старых обрядов. Объясняется это тем, что староверие активно
поддерживалось станичным начальством, и при таких не равных условиях
труднее приходилось духовным властям. Местные власти Оренбургского вой­
ска во многом содействовали распространению официального православия
и
жёстко контролировали конфессиональную принадлежность казаков. Орен­
бургское войсковое начальство заботилось об устроение православных церквей
на территории войска и материальной поддержкой священнослужителей.
Уральская же область отличалась бедностью церквей, и, по словам граждан­
ских властей, приходы Уральского войска с раскольническим населением были
самыми нищими, что и толкало служителей господствующей церкви к старооб­
рядцам, которые сулили им денежную помощь.
Автором данного исследования были вьщелены основные районы прожи­
вания уральских и оренбургских казаков-старообрядцев. Большая часть ураль­
ских казаков-старообрядцев приходилась на такие города как Уральск, Гурьев
и Илекский городок и станицы Студёновская, Уйская, Соболевская. В Орен­
бургском же войске наибольшое скопление старообрядцев наблюдалось в Разсыпинской и Сакмарской станице, последняя до 1869 г. относилась к Ураль­
ском войску.
21
Анализ официальных статистических данных позволяет рассмотреть со­
словный состав. Интересен тот факт, что по сословному признаку раскола при­
держивались по большей части рядовые казаки, принадлежащие в основной
своей массе к беспоповскому направлению. Поповского же направления дер­
жались дворяне и чиновники.
Уральское казачье старообрядчество было чрезвычайно деятельным, и
активно проявляло себя в общественной, экономической жизни региона, зани­
маясь также меценатством. Исторически сложившиеся разногласия с офици­
альной церковью не препятствовали посильному участию староверов в благо­
творительной деятельности в жизни «новообрядцев».
Необходимо отметить, что старообрядческое казачество отличалось хоро­
шей материальной обеспеченностью. Занятия торговлей во многом способство­
вали быстрому распространению раскола, так как данный вид деятельности да­
вал возможность совершать многочисленные поездки по селениям. Деньги бы­
ли необходимы на «приобретение» беглых попов, на обеспечение своих на­
ставников и начётчиков и т.д.
Обособленность казаков по религиозному признаку привела к проявлению
ярких, самобытных черт в бытовой жизни. С одной стороны казачье свободо­
любие с другой стороны приверженность старым обрядам, строго регламенти­
рующая каждый шаг, наглядно демонстрирует две стороны менталитета
уральских и оренбургских казаков-старообрядцев.
Основные положения и выводы исследования изложены в следую­
щих публикациях:
1. Ягудина О.В. Старообрядчество и государство: история взаимоотношений в
дореволюционный период // Итоговая научно-практическая конференция пре­
подавателей и студентов О Г Т И (филиала) государственного образовательного
учреждения высшего профессионального образования « О Г У » : Материалы, ч. 2.
- Орск: Изд-во О Г Т И , 2003. с. 27-28
2. Ягудина О.В. Распространение старообрядчества на территории Оренбург­
ской губернии в конце X I X - X X вв. // Проблемы истории Оренбургского края
X V I I I - X X веков. К 260-летиго учреждения Оренбургской губернии и 70-летию
образования Оренбургской области: сборник статей/ Ответ, редактор Ю.П. Злобин. - Оренбург: Изд-во О Г П У , 2004 г., с. 223-234
3. Ягудина О.В. Старообрядчество города Оренбурга (вт. пол. XIX- нач. X X вв.)
// Оренбургский край в системе евразийских губерний и областей России. Все­
российская научно-практическая конференция. - И П К Г О У ОГУ. - Оренбург,
2004. с. 106-108
4 Ягудина О.В. Церковь единоверия во второй половине X I X века (на примере
Оренбургской епархии) // Этнокультурное многообразие народов России как
22
фактор
стабильности
в обществе: Материалы
межрегиональной
научно-
практической конференции. - Оренбург: Издательский центр О Г А У , 2004. с.
156-159
5. Ягудина О.В. Правовые аспекты истории старообрядчества: Указы 1905 и
1906 гг (на примере Оренбургской губернии) // Итоговая научно-практическая
конференция преподавателей и студентов О Г Т И (филиала)
образовательного
учреждения
высщего
государственного
профессионального
«ОГУ»: Материалы, ч. 2. - Орск: Изд-во О Г Т И , 2004. с. 32-34
образования
6. Ягудина О.В. Старообрядческие общины уральских казаков в годы Великой
Отечественной войны // Южный Урал - великой Победе. Материалы регио­
нальной научно-практической
конференции, посвященной 60-летию Победы
над гитлеровской Германией/ Ответ, ред. Л.И. Футорянский
Г О У О Г У , 2005. с. 218-221
- Оренбург: И П К
Отпечатано в типографии «Экспресс-печать»
5 11.2005 г
Свидетельство Ю О 17472
Г.Р.Н 304561003400204
Формат 60x84. Усл. печ. л. 1,2
Тираж 100 экз. зак. 245
г. Оренбург.
05*221 J5
РНБ Русский фопд
2006-4
19748
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
1 077 Кб
Теги
bd000100889
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа