close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101387

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
НИКИТИНА Нина Алексеевна
М У З Е Е Ф И К А Ц И Я ЛИТЕРАТУРНОМЕМОРИАЛЬНЫХ УСАДЕБНЫХ КОМПЛЕКСОВ
24.00.03 - Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных
объектов
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Санкт-Петербург
2005
Работа выполнена на кафедре музееведения и экскурсоведения СанктПетербургского государственного университета культуры и искусств.
Научный руководитель
Официальные оппоненты:
кандидат исторических наук,
доцеит
Мастеница Е.Н.
доктор культурологии,
профессор
Некрасов С М .
кандидат филологических наук,
доцент
Ашимбаева Н.Т.
Ведущая организация - Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева
Защита состоится 22 ноября 2005 года в 16 часов на заседании дис­
сертационного совета Д 210.019.01 при Санкт - Петербургском государст­
венном университете культуры и искусств по адресу: 191186, Санкт - Пе­
тербург, Дворцовая наб., 2.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт - Петер­
бургского государственного университета культуры и искусств.
Автореферат разослан 21 октября 2005 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
В.Д. Лелеко
^9^
t04^b
'
^
д^^^.^
1.0БЩАЯ Х А Р А К Т Е Р И С Т И К А Р А Б О Т Ы
Актуальность темы
Современная социокультурная ситуация отличается нестабильностью,
размыванием границ, инверсией культурных феноменов, что делает сферу
музеефикации литературно-мемориальных усадебных комплексов объектом
пристального внимания, так как за последнее время произошло стирание
«демаркационных линий» между различными видами музея. В условиях
глобализации литературно-мемориальные усадебные комплексы находятся в
поиске новых моделей существования. Современный мир характеризуется
унификацией локальных культур, что вызывает острую потребность в защите
уникального литературно-мемориального наследия во всем его многообразии.
Постмодернистские амбивалентные установки проникли в пространство
литературно-мемориальных усадебных комплексов, породив критическое
отношение к истории и традиции. Происходит пересмотр сложившейся
классификации музеев в связи с появлением «экомузея», «средового музея»,
«уникальных истроических территорий» (УИТ).
В этой связи особенно важен концептуальный подход к музеефикации
литературно-мемориальных усадебных комплексов, способствующий созданию
новых форм сохранения мемориального наследия. Масштаб и темпы перемен
актуализируют процесс адаптации усадебных комплексов к новым условиям.
Современная концепция развития литературно-мемориальных усадебных
памятников исследует проблему сочетания старого/нового при возрастании
социальной роли музеев. Принципы «новой музеологии», разработанные
применительно к экомузею, приобрели для литературно-мемориальных
усадебных комплексов методологический характер.
«Новая музеология» модифицировала такие концептуальные понятия как
«наследие», «пространство музея», «методы музеефикации». Переосмысление
существующих представлений об иерархии базисных форм литературномемориальных усадебных комплексов закрепляет паритетность таких
универсалий как традиция и инновация, прошлое и настоящее, пространство и
время. Современная музеефикация призвана обеспечить равновесие между
ними. Усадебные комплексы как система уникальных мемориальных
территорий, существующих в традиционной социокультурной и природной
среде, всегда представляли исключительную ценность. Сегодня они расширяют
свои фаницы за счёт включения дополнительных мемориальных топосов,
подлежащих освоению объектов природы, а также объектов in situ. Мемориалы,
связанные с жизнью и творчеством великого человека превращаются в
мегамузеи. Актуальным является комплексное освоение мемориального
наследия, которое должно происходить с учётом сохранения уникальных черт
исторических территорий, анализа всей усадебной эволюции, выявления и
устранения причин деградации памятников,- -на—еенове—концепции их
реабилитации.
^
1 ''Ot. "АЦИОНАДЬНАЯ |
'^М
БИБЛИОТЕКА
I
1
С. Петербу
О*
т.
j
Обращение к данной проблеме в период расцвета «музеефикации
культуры» (Т.Н.Калугина) вызвано необходимостью преодоления кризиса
«культурной
идентичности»
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов, тем более, что долгое время освоение этих объектов культурного
наследия не являлось приоритетным направлением в постсоветской
музеологии. Сейчас актуализируется потребность в целевой музеефикации
усадеб, в их научном описании, часто в проведении экстренной консервации
литературных мемориалов. Необходимо, чтобы музеефикация уникальных
усадебных комплексов, связанная с возрождением исторического наследия,
заняла особое место в современной отечественной культуре. Для этого следует
изменить традиционный взгляд на литературно-мемориальные усадебные
комплексы как на исключительно локальный объект, представленный
архитектурно-ландшафтным ансамблем.
Степень научной разработанности проблемы
Проблема музеефикации изучена недостаточно и до сих пор находится на
периферии теоретических изысканий. «Музеефикация» как понятие, связанное
с «приведением» недвижимых объектов в музейное состояние, появилось в
1920-е годы, однако и ныне отсутствует её точное определение. Представления
о музеефикации фрагментарно отражены в трудах I Всероссийского музейного
съезда, на страницах журналов «Советский музей» (с 1993 года - «Мир музея»),
в журнале ЮНЕСКО «Музеум», «Жизнь в усадьбе», «Наше наследие», в
реферативно-библиографической информации «Музейное дело и охрана
памятников»,
в
публикациях
Научно-исследовательского
института
музееведения и охраны памятников (с 1969 года - НИИ культуры, с 1992 года Российский институт культурологии (РИК), а также Московского и
Петербургского университетов культуры и искусств.
Освоение памятников, предусматривающее приведение их в музейное
состояние, предполагает реализацию целого комплекса мероприятий с целью
приспособления и использования памятника для показа: санацию, реставрацию,
реконструкцию. Долгое время подобная практика считалась прерогативой
архитекторов
и
реставраторов
(Б.В.Гнедовский,
Е.В.Михайловский,
В.П.Никитин, О.И.Пруцын). Координатором исследований в этом направлении
являлось
Российское
специализированное
научно-реставрационное
объединение («Росреставрация»), плодотворно занимавшееся разработкой
Генеральных планов музеев-усадеб, их охранными зонами, районированием
общей
территории
в
целях
историко-культурной
специализации.
Музеефикацию лесопарков литературных мемориалов активно изучала и
Федеральная служба лесного хозяйства России Центрального государственного
лесоустроительного предприятия. Под научным руководством начальника
экспедиции В.А.Агальцовой осуществлялись реставрационные лесопарковые
работы в «Ясной Поляне», «Спасском-Лутовинове», «Михайловском».
Процесс музеефикации в силу недостаточной изученности трактовался
специалистами слишком аморфно, что препятствовало его терминологическому
определению. Наиболее продуктивными в этом направлении оказались
исследования М.Е.Каулен, которая выделяет музеи-памятники, скансены,
экомузеи. Согласно её обозначению, сущность музеефикации любого
памятника состоит в «преобразовании историко-культурных и природных
объектов в объекты музейного показа с целью максимального сохранения и
выявления их историко-культурной, научной, художественной ценности и
включения их в актуальную культуру». С этим положением невозможно не
согласиться.
Следует отметить, что «приведение в музейное состояние» мемориальных
усадебных объектов во многом ассоциировалось у музейных специалистов с их
«благоустройством» (А.Гладкий), проводилось по «персональному принципу»
(А.Мавроган), с акцентом на презентацию «бытового комплекса».
Весьма значимыми являются изыскания Общества изучения русской
усадьбы (ОИРУ). Чрезвычайно важными для данного исследования оказались
изыскания М.Керьена, Ж.А.Ривьера, Э.А.Шулеповой, Юга де Варена,
разработавших концепции «экомузея», «средового музея», «музея традиции»,
во многом пересекающихся с интересующим нас типом музея. Такова
ретроспекция вопроса, позволяющая осмыслить дальнейшие проблемы
развития музеефикации литературно-мемориальных усадебных комплексов.
Следует также отметить разработки Н.А.Никишина, который впервые в
отечественном музееведении провёл параллель между историко-культурным и
природным музеем-заповедником (ИКПМЗ) и экомузеем. В выделенную им
группу ИКМПЗ вошли «Ясная Поляна», «Шахматове», «Валаам», «Парк
Монрепо», «Том'^кая писанница», но не «Михайловское», «СпасскоеЛутовиново», «Мелихово». Исследователь С.И.Сотникова справедливо и
весьма обоснованно
включает
литературно-мемориальные
усадебные
комплексы, ставшие за последние годы мегамузеями, в типологию уникальных
исторических территорий (УИТ). Концептуальной разработкой УИТ
плодотворно занимается Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Ю.А.Веденин,
П.М.Шульгин).
Музеефикация
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов осуществляется не только в традиционном понимании (изъятие
объектов из повседневности с утратой их первоначального функционального
назначения), но и является формой освоения непредметных объектов
бытования. Нельзя не отметить работы музейных специалистов, в которых
были сформулированы концептуальные положения музеефикации знаменитых
историко-культурных и природных комплексов: В.Ф.Булгакова, С.С.Гейченко,
И.В.Ильинского, М.В.Португалова, С.С.Семёнова, А.Л.Толстой, В.И.Толстого,
С.А.Толстой-Есениной, М.П.Чеховой, М.А.Цявловского, Б.В.Шапошникова.
В музеологии, в том числе, и в «новой», исследованы лишь отдельные
аспекты музеефикации памятников. Вне поля изучения оказалось освоение
новых форм литературно-мемориальных усадебных комплексов. Осмысление
разных типов музеефикации литературно-мемориальных усадебных комплексов
определяет новый концепт изучения усадьбы как феномена культуры.
Объектом
исследования
являются
литературно-мемориальные
усадебные комплексы во всей полноте их содержательно-аксиологических
аспектов.
В
качестве предмета
нсследоваиия
выступает музеефикация,
представляющая одну из проективных форм сохранения и использования
памятников архитектуры/ландшафта/охранных зон, входящих в состав
литературно-мемориальных усадебных комплексов.
Цель исследования заключается в создании комплексной и научнодостоверной музеефикационной модели литературно-мемориальных усадебных
комплексов.
К задачам исследования относятся:
1.Изучение литературно-мемориальных усадебных комплексов с учётом
типологии музеефикации.
2.Исследование музеефикации усадебного хронотопа «Ясной Поляны» и
мемориальных объектов во временной логике.
З.Осмысление бинарной системы литературного мемориала
дом/заповедник в контексте ностальгического типа музеефикации. Выявление и
исследование типов мемориальных топосов в зависимости от степени их
сохранности, подлинности и удалённости от «Ясной Поляны».
4.Изучение концепции мегамузеев с точки зрения пространственной
логики.
5.Выявление структурообразующих элементов мегамузея.
Источниковая база исследования
Источниками
изучения
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов являются, прежде всего, письменные материалы, сформированные
по группам:
1 .Историко-статистические
и
топофафические
документы,
представляющие наиболее достоверную, объективную информацию социальноэкономического характера: писцовые и переписные книги XVII века,
подробные военно-топофафические описания XIX-XX веков, статистические
очерки, публиковавшиеся в краеведческих изданиях 1920-х годов.
2.Документы, связанные с вопросами музейного строительства «Ясной
Поляны» и хранящиеся в международных, центральных и региональных
архивах - Российском государственном архиве древних актов (РГАДА),
Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ),
Российском государственном историческом архиве (РГИА), Государственном
архиве Р Ф (ГА РФ), Государственном архиве Тульской области (ГАТО),
Архиве
«Музея-усадьбы
Л.Н.Толстого
«Ясная
Поляна», а также
картофафические материалы и экономические примечания к Генеральному
межеванию 1777 года (по Тульскому краю), находящиеся в фондах РГАДА,
«Выборочные описи имений» Тульской губернии, нотариальные акты,
«Описания имений по уездам», «Откупные» крестьян (ГАТО), уникальная
переписка А.Л.Толстой, отражающая положение дел в музее-усадьбе «Ясная
Поляна» и хранящаяся в библиотеках и архивах США - Rare Book and
Manuscript Library of Columbia University, Bakhmeteff Archive (New York),
Archive of Tolstoy Foundation (Valley Cottage).
3. Художественные, эпистолярные, дневниковые тексты Л.Н. Толстого.
4. Мемуарные источники, отражающие точку зрения ближайшего
окружения Л.Н.Толстого (жены писателя, детей, племянников) на проблему
памятных топосов.
5. Иконофафический материал, зафиксировавший ареал памятных мест,
сконцентрированный в фондах Государственного Музея Л.Н.Толстого в Москве
(ГМТ). Особое место среди них занимают не публиковавшиеся фотографии
толстовских имений «Малое Пирогово», «Покровское».
Методологическая основа исследования
Представления о литературно-мемориальных усадебных комплексах как о
полисемичном
социокультурном
пространстве,
определили
логику
исследования, структуру и принципы его построения. Заявленное положение
рассматривается в диссертации с помощью междисциплинарных методов
исследования. Использование персоналистического подхода позволило
осмыслить музеефикацию объектов культурного наследия как презентацию
уникальных свойств великого человека. Средовой подход помог всесторонне
изучить ансамблевый памятник в контексте уникальных мемориальных
территорий. Системный подход способствовал репрезентации музея-усадьбы
как двойственной структуры, совмещающей в себе пространственно-временные
характеристики во всём их культурном многообразии. Диахронный анализ
использовался при рассмотрении литературно-мемориальных усадебных
комплексов в историческом ракурсе их развития. Большое значение для
данного исследования представляли концепции «музея без стен» А.Мальро,
«экомузея»
Ж.А.Ривьера,
«уникальных
исторических
территорий»
П.М.Шульгина, «хронотопа» М.М.Бахтина, «топохрона» В.Л.Каганского.
Диссертационная работа опиралась на междисциплинарный подход,
интегрировавший достижения культурологов, филологов, музеологов,
геофафов, краеведов, реставраторов, усадьбоведов.
Данное исследование опирается на современную теорию тезаврирования
(З.Странский), позволяющую идентифицировать музеефикацию как базисную
основу, способствующую преобразованию мемориальных объектов в объекты
музейного показп с максимальной репрезентацией подлинных смыслов.
Современная музеефикация затрагивает многие аспекты музейной структуры
(время, пространство, действие), используя при этом теории документирования
(Поль Отле) и коммуникации (Д.Ф.Камерон, М.Б.Гнедовский). Теоретические
обобщения новых тенденций развития музейного дела помогли осмыслить
философию
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов,
трансформировали
содержание
таких
категориальных
понятий
как
«пространство музея», «время музея», «действие музея», «методы
музеефикации».
Методы исследования
Многоаспектность проблемы настоящего исследования потребовала
использования следующих методов:
диалектического,
позволившего
рассмотреть
музеефикацию
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов
как
взаимосвязь
объективньк и субъективных факторов ее возникновения и развития;
типологического, способствовавшего
обобщению различных
усадебных характеристик и позволившего классифицировать литературномемориальные усадебные комплексы с тем или иным типом музеефикации;
семиотического, явившегося основополагающим при изучении
взаимодействия мемориального пространства и литературного текста;
историко-культурного, позволившего рассмотреть музеефикацию не
только в общем контексте культуры, но и в динамике её развития.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в том,
что:
исследована взаимосвязь между двумя ключевыми понятиями музеефикацией и мемориализацией;
уточнена проблема взаимоотношения «новой музеологии» с
современной
музеефикационной
практикой
литературно-мемориальных
усадебных комплексов;
прослежена история освоения и преобразования литературномемориальных усадебных «гнёзд» в объекты музейного показа;
сформулированы типы музеефикации литературно-мемориальных
усадебных комплексов и обоснованы принципы их классификации;
исследованы литературно-мемориальные усадебные комплексы как
визуально-пространственные «тексты»;
введено в научный оборот понятие «Пространство Гения»,
определена его сущность, осмыслены теоретические и практические
предпосылки его функционирования в контексте развития литературномемориальных усадебных комплексов;
проанализирована
стратегия
музеефикации
литературномемориальных усадебных комплексов с точки зрения социокультурной
эффективности в развитии региона.
Положения, выносимые на защиту:
1.
Существуют три типа музеефикации литературно-мемориальных
усадебных комплексов. Первый из них - ностальгический представляет собой наиболее репрезентативную форму освоения
литературных памятников, которую отличает корректное
отношение
к
подлинности,
гармоничная
взаимосвязь
музеефикации/мемориализации. Второй тип —метафорический характеризуется
непропорциональными
отношениями
музеефикации/мемориализации, некой подменой аутентичности
точной копией. Третий тип - гипотетический - отличает
дисгармоничное
взаимоотношение
2.
3.
4.
музеефикации/мемориализации в пользу первого компонента.
«Новая
музеология»
устанавливает
приоритетность
музеефикации, трактуя этот вид деятельности как наиболее
перспективный и эффективный в освоении историко-культурной
и природной среды, нематериальных объектов наследия. Это
положение одинаково применимо как к средовому музею,
экомузею, так и к литературно-мемориальным усадебным
комплексам.
Литературно-мемориальные
усадебные
«гнёзда»
преобразовались в 1920-е годы в объекты музейного показа. В их
развитии отразились
социокультурные
и
политические
метаморфозы X X века. Строительство этих уникальных объектов
культуры эволюционировало от форм музея-усадьбы к музеюзаповеднику и, наконец, к мегамузею.
Новая концепция музеефикации литературно-ме\юриальных
мегамузеев базируется на теории топохрона. В музеефикации
пространства/времени
лидирующее
положение
занимает
проблема освоения пространства. Мемориальные топосы бывшие усадьбы, железнодорожные станции, погосты, деревни,
ландшафты
представляют
собой
дополнительный
пространственный ресурс для музеефикационной практики.
Формирование мегамузея предполагает разработку новой
стратегии музеефикации, в основе которой заложена идея
«собирания мемориальных земель» с последующим их
освоением совместными усилиями органов власти, культурного
и фажданского сообщества, бизнес структур.
Практическая значимость исследования
Сформулированные в диссертационной работе выводы могут иметь
теоретическое и прикладное использование в освоении историко-культурного и
природного наследия. Материалы диссертации могут быть полезными не
только в работе профильных литературно-мемориальных музеев, но и в ряде
других нелитературных мемориально-усадебных комплексах («Поленово»,
«Клин»). Основные положения могут быть востребованы при изучении истории
отечественной усадебной культуры, при разработке образовательных
музееведческих программ, в культурологических спецкурсах, в туристической,
издательской деятельности.
Апробация работы
Различные аспекты диссертации обсуждались в докладах на:
- научной конференции «Русская усадьба в истории Отечества» (1997 г..
Ясная Поляна); VII научно-практической конференции «Энциклопедия
российских деревень» (1999 г., Тула); I Международной конференции «Лев
Толстой и мировая литература» (1999 г.. Ясная Поляна); Всероссийской
научной конференции «X Тургеневские чтения» (1999 г., Спасское-
И)
Лутовиново); культурологической конференции «Н.А.Некрасов и русская
культура» (1999 г., Ярославль); Международной научной конференции
«Русская усадьба. Вчера. Сегодня. Завтра» (1999 г., Москва - Ясная Поляна);
Республиканской научной конференции ГИМ, посвященной памяти Л.Разгона
«Теория и практика музейного дела в России на рубеже X X - X X I веков» (2000
г., Москва); научно-фондовой конференции ГМТ, посвященной 100-летию со
дня рождения С.А.Толстой-Есениной (2000 г., Москва); культурологической
конференции «Русская усадьба X V I I I - начала X X вв.: Проблемы исследования
реставрации и музеефикации. Семиотика пространства» (2000 г., Ярославль);
Всероссийской научной конференции «XI Тургеневские чтения» (2000 г.,
Спасское-Лутовиново); V I I I научно-практической конференции «Энциклопедия
российских деревень» (2001 г., Орёл); II Международной конференции «Лев
Толстой и мировая литература» (2001 г., Ясная Поляна); культурологической
конференции «Н.А.Некрасов и отечественная мифология X I X века» (2001 г.,
Ярославль); Всероссийской научной конференции «XII Тургеневские чтения»
(2001 г., Спасское-Лутовиново); Всероссийской научной конференции «XIII
Тургеневские чтения» (2002 г., Спасское-Лутовиново); III Международной
конференции «Лев Толстой и мировая литература» (2003 г.. Ясная Поляна);
Всероссийской научной конференции «XIV Тургеневские чтения» (2003 г.,
Спасское-Лутовиново); Республиканской научной конференции Г И М «История
России X I X века и проблемы её интерпретации в музейных экспозициях» (2004
г., Москва); I научной конференции «Провинция в контексте истории и
литературы» (2004 г.. Ясная Поляна - Крапивна); научной конференции
«Возрождение усадьбы. 60 лет поисков и находок» (2004 г., Мелихово);
научной конференции Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва «Вода - душа усадьбы»
(2004 г., Москва); научной конференции «Проблемы сохранения исторического
и культурного наследия» (2004 г., Бородино); IV Международной конференции
«Лев Толстой и мировая литература» (2005 г., Ясная Поляна); международной
конференции СПбГУ «Музей как феномен современной культуры» (2005 г.,
Санкт-Петербург); на кафедре философии ТГПУ им. Л.Н.Толстого.
Результаты данного исследования обсуждались на заседаниях кафедры
музееведения и экскурсоведения СПбГУКИ.
Основные положения диссертации отражены в 20 публикациях, в том
числе в монофафии «Ясная Поляна. Путешествие с Львом Толстым» (1-е изд. 2003, 2-е изд. - 2005 гг.), в издании на английском языке: «А Tour of the Estate
with Lev Tolstoy» (2004 г.). Общий объём публикаций составляет 32,9 п.л.
Структура диссертации
Диссертационное исследование состоит из введения,
заключения, списка источников и литературы, приложения.
трёх
глав,
п. О С Н О В Н О Е С О Д Е Р Ж А Н И Е Р А Б О Т Ы
Во Введении определяется актуальность темы, цель диссертации, её
задачи, методологическая база. Даётся краткая характеристика объекта и
предмета исследования, выявляется степень разработанности проблемы.
Формулируется научная новизна исследования, определяется его научнопрактическая значимость и указываются формы апробации.
В первой главе диссертационного исследования «Методологические
проблемы
музеефикации
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов»
анализируются
новые формы освоения литературномемориальных усадебных комплексов, вызванные сменой культурных
парадигм. Осмысляются типы музеефикации уникального культурномемориального наследия. Изучается неоднородность форм освоения
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов,
обусловленная
коэффициентом мемориальной ценности, степенью их аутентичности.
Рассматриваются
усадебные
архетипы,
выявляется
зависимость
репрезентативности памятника от сохранности архитектурно-ландшафтного
ансамбля, определяется соответствие литературно-мемориальных усадебных
комплексов тому или иному типу музеефикации, моделируется проблемнопространственная среда, являющаяся важным сегментом местного историкокультурного контекста.
1.1.ТИЛ0Л0ГИЯ музеефикации литературных мемориалов
В параграфе выявляются и обосновываются типы музеефикации. Точкой
отсчёта освоения мемориального наследия служит категория аутентичности.
При всей индивидуальности каждого мемориального памятника, их объединяет
общая ориентация на создание целостного усадебного образа, органичное
взаимодействие с литературным текстом, методика реставрационных работ.
Автор предлагает три типа музеефикации литературно-мемориальных
комплексов: ностальгический, метафорический и гипотетический.
Первый
тип
музеефикации,
ностальгический, предполагает
интерпретацию хронотопа литературно-мемориального усадебного комплекса
так, как это было тогда. Он во многом утопичен, связан с освоением некой
«вечной реальности», игнорирующей настоящее. Это наиболее строгий,
канонический тип музеефикации, который характеризуется высоким
коэффициентом подлинности и встречается крайне редко (<сЯсная Поляна»,
«Мураново», музей-квартира А.С.Пушкина на Мойке, дом-музей А.П.Чехова в
Ялте).
Концептуальные установки второго типа, метафорического, сводятся к
подмене подлинности исторической реконструкцией. Такая музеефикация
предполагает замену утраченного усадебного комплекса его точной копией.
При таком типе музеефикации мемориальность подменяется симулякром. Этот
тип музеефикации является достаточно распространённым («СпасскоеЛутовиново», «Михайловское», «Тарханы», «Шахматово»).
12
Третий тип музеефикации, гипотетический, представляет собой
свободную интерпретацию усадебного комплекса. В этом «пофаничном»
варианте скрещиваются два вышеупомянутых типа музеефикации, за счёт чего
происходит формирование нового синтеза. Он возникает в местах с
практически исчезнувшей подлинностью, воссоздание которой осложняется
отсутствием авторитетной источниковедческой базы. Этот тип предполагает
демонстрацию типологических черт в незначительной степени отражающих
конкретный образ Гения («Хмелита», «Захарово», «Вязёмы», «НикольскоеВяземское»).
Выделенные нами типы освоения форм усадебных мемориалов
указывают
на
существующие
тенденции.
Роль
подлинности
в
музеефикационной практике чрезвычайно важна и от её процентного
содержания зависят границы интерпретации хронотопа и предлагаемая нами
классификация памятных локусов. Представляется весьма эффективным
рассматривать усадебное пространство как стройную систему разновременных
и разнопространственных экспозиций, каждая из которых объясняет семантику
того или иного хронотопа, учитывает логику временных субординации,
вырабатывает соответствующий модус, музеефикационную норму литературномемориальных усадебных комплексов.
1.2.Интегрирующий хронотоп как
методологическая
основа
музеефикации
Во
втором
параграфе
анализируются
границы
освоения
пространства/времени, утверждаются пределы, модусы этих границ,
осмысляется не только система музеефикационных субординации, но и
приоритетность пространственной категории в современной музеефикации
литературно-мемориальных усадебных комплексов, всё более тяготеющих к
освоению новых мемориальных территорий. Такая концепция развития
позволяет наиболее полно репрезентировать образ Гения и максимально
сохранить его наследие. Литературно-мемориальные усадебные комплексы
становятся мегамузеями с «фадообразующим» фактором, влияющим на
развитие региона. Иными словами, происходит модернизация литературномемориальных усадебных комплексов, сближающихся по некоторым позициям
с экомузеем, становясь в какой-то степени «музеем без стен» (А.Мальро). Для
создания мегамузея необходимо проведение различных мероприятий: от
консервации до реконструкции сегментов мемориальной среды. Литературномемориальные усадебные комплексы, являясь социокультурным институтом,
становятся также активной частью культурно-исторической среды, формой
развития в актуальном времени.
Во второй главе «Музеефикация мемориальных объектов во
временной логике» осмысляется уникальная практика создания ГМПЗ «Ясная
Поляна», исследуется проблема правомерности концепции Декрета ВЦИК 1921
г., изучается вопрос дистанцирования уникальной усадьбы от своих истоков,
анализируется феномен
«оригиналом» и «копией».
времени,
влияющий
на
промежуток
между
2.1.Д0М писателя в логике 1910 года
В первом парафафе рассматриваются истоки музеефикации, заложенные
её первым хранителем А.Л.Толстой в 192! году. Именно тогда была найдена
концептуальная «точка отсчёта», которой стал последний год жизни писателя.
Хронотоп «Ясной Поляны» был осмыслен как некое подобие вечности,
замкнувшейся на 1910 годе. Параллельно изучается проблема подлинности,
сохранность которой зависима от музеефикационных корреляций, от
рационального освоения феномена времени. Далее прослеживается переход к
осмыслению концепции музеефикации дома писателя, сводимой к
целесообразности воссоздания интерьеров на строго локальный период,
связанный с уходом писателя из «Ясной Поляны» и содержавший, как казалось
организаторам музея, «экстракт» облика толстовского дома, «простого, ясного,
уютного» (В.Ф.Булгаков). Существовали и другие точки зрения на
музеефикацию яснополянского дома. Предлагалось, например, «раздвинуть»
хронологические рамки мемориальной экспозиции за счёт привлечения вещей,
появившихся в доме Л.Н.Толстого уже после его смерти. Преобразование дома
писателя в качестве музейного объекта показа трактовалось с точки зрения
финальной завершённости, и было осмыслено в те годы как наиболее
органичная и адекватная форма фиксации памяти о Л.Н.Толстом. Не все
комнаты дома были музеефицированы, только спустя годы одна из комнат для
гостей была приспособлена для экспонирования личных вещей писателя, что
противоречило концепции музеефикации дома великого человека. В
исследовании раскрывается метафорическое значение уникальных меморий
(всего 40 000 единиц хранения), связанных с писательской профессией, начиная
от электрической ручки с лампочкой фирмы «Хавер», позволявшей Гению
фиксировать свои ночные мысли в «зените», и, заканчивая креслом-коляской с
пюпитром вместо стола. Музеефикация дома стала не только способом
«распредмечивания» вещей, парадигматической совокупностью знаков,
реалогической памятью о Гении, но и вещественным следствием его
бессмертия, материальным преодолением смерти через демонстрацию меморий.
Концепция музеефикации дома писателя, разработанная в 1920-е годы и
являвшаяся долгое время императивной, в современных условиях нуждается в
переосмыслении, корректировке, отступлении от жёсткой трактовки в целях
большей открытости дома Л.Н.Толстого.
2.2.Флигель во вневременной логике
Создание экспозиции литературного музея в одной из мемориальных
построек
явилось
традиционной
практикой освоения литературномемориальных усадебных комплексов. Существовали и иные примеры
литературных экспозиций, организованных в одной из усадебных построек и
контаминировавших
одновременно
литературную
и
мемориальную
экспозицию. В «Ясной Поляне» наряду с «бытовым» музеем существовал
14
«литературный» («малый», «вводный», «новый», «показательный»), открытый в
1928 году в одной из мемориальных построек - «флигеле Кузминских».
Начиная с 1928 юда в постановлениях правительства отмечалось, что
литературный музей должен стать идеологическим орудием партии. В
контексте этих циркуляров яснополянский толстовский мемориал осмыслялся
не только в качестве «памятной книги», но, прежде всего, как политикопропагандистский инструмент по формированию мировоззрения посетителей.
Литературная экспозиция, разместившаяся в шести залах на общей площади
135 кв.м., строилась по идеологическому принципу, на основе ленинской
концепции - «Л.Н.Толстой как зеркало русской революции». Однако,
организаторам экспозиции в какой-то степени удалось противостоять
политизации музейного показа идейным догматам, продемонстрировав, прежде
всего, литературный путь Гения, а не российскую историю социальноэкономических формаций. Основой экспозиции послужила жизнь/творчество
писателя, интерпретируемая с помощью экспозиционных комплексов в виде
художественного слова Л.Н.Толстого, его литературного образа, оформленных
и представленных в качестве цитат, таблиц, автографов, книг, этикетажа, а
также отображённых с помощью изобразительного материала - живописи,
скульптуры, иллюстраций, архивных источников, предметов быта, книгизданий сочинений писателя, а также вспомогательного материала (макетов,
карт, диаграмм, фотографий). Первым условием для экспонирования явилась
демонстрация раритетов, связанных с жизнью и творчеством Л.Н.Толстого. С
этой целью было репрезентировано большое количество подлинных артефактов
(книги из мемориальной библиотеки писателя, его автографы, личные вещи).
А.Л.Толстая активно противостояла превращению «Ясной Поляны» в
идеологическое оружие пролетариата. Минимально, в качестве компромиссного
решения, экспонировались схемы, диаграммы, демонстрировавшие успехи
соцстроительства. В состав экспозиции вошли 232 мемориальных предмета,
обладавших уникальной информацией о Л.Н.Толстом. Литературный музей в
«Ясной Поляне» был призван ифать пропедевтическую роль, подготавливая
посетителя к экскурсии по мемориальному музею писателя. Создание
литературного музея во флигеле явилось радикальным отступлением от
концепции ностальгического типа музеефикации, в формате которого
функционировала «Ясная Поляна». Во времена Л.Н.Толстого во флигеле
размещались школа, позднее в нём жила семья Т.А.Берс-Кузминской,
послужившей прообразом Наташи Ростовой. Следуя строгой логике
ностальгического типа музеефикации, необходимо было бы преобразовать
мемориальный флигель: как пространство школы для крестьянских детей, либо
как эксповерсию эпопеи «Война и мир». В диссертационном исследовании
предлагаются два варианта музеефикации флигеля.
23.3аповедник в поливременной логике
В третьем параграфе рассматриваются значительные ресурсы для
дальнейшей музеефикации «Ясной Поляны», связанные с освоением ландшафта
и
мемориально-хозяйственных
построек, одновременно определяются
«проблемные зоны» их приспособления.
В «Ясной Поляне» существует мало усадебных объектов, сохраняющих
подлинный интерьер: конюшня и теплица. Остальные используются не по
назначению. Тем не менее, они являются объектами наружного показа и
представляют собой дополнительный мемориальный резерв музеефикации. В
этой ситуации достаточно сохранить внешний облик построек, а их интерьер
может быть подвергнут радикальным изменениям в зависимости от актуальных
музейных потребностей. Заповедник (леса/парки/водоёмы) существует
исключительно
в
настоящем,
обновляясь
вместе
со
временем,
приспосабливаясь к его движению, олицетворяя вечное настоящее,
многократно повторяющее оригинал верным или неверным подражанием
подлиннику. Яснополянское пространство, сформированное комплексом
симулякров, представляет собой новую «сублимированную подлинность».
Симулякры (кучерская, белая кухня) являются временным оформлением
усадьбы последнего года в жизни Гения. В этом заключается одна из главных
функций музеефикации, переводящая настоящее в некую систему,
отменяющую время. Симулякры являются постоянным возобновлением одного
и того же объекта. Происходит своего рода симуляция времени за счёт
регрессивной музеефикации, стремящейся «забыть» о смерти. Подобная
методология существования постбытия, «послежития» писателя способствует
отсрочке его реального конца. Таким образом, усадьба живёт не в своём
времени, а в «обобщённо - не - значимом». Реальность здесь отчуждена от себя
самой, захвачена мемориальным смыслом, не достигая при этом идеальной
подлинности. Литературно-мемориальные усадебные комплексы, безусловно,
живут в настоящем, но и одновременно хранят прошлое. Таким образом,
действует двойная временная шкала: с одной стороны, «унифицированное»
время мемориальной среды, с другой - изменчивое время настоящего. Следует
отметить, что использование уникальных образцов садово-паркового искусства
связано
с
определёнными
серьёзными
сложностями,
вызванными
последствиями антропогенной нафузки. Требуется специальный уход за
растительным покровом, восстановление композиций парка на мемориальный
период, регулирование естественных изменений его композиционного замысла
в связи с музейными функциями. Актуальной проблемой по-прежнему
являются также вопросы модернизации формы освоения парковых организмов.
На сегодняшний момент музеефикация хронотопа заповедника
концептуально переосмысляется, исходя из средового понимания окружающей
мемориальной среды. Для исследования важно максимальное включение
мемориальных объектов в систему показа, для чего необходима корректировка
границ подлинного ландшафта, выстроенная на основе научно обоснованной
базы (опорные данные, план усадьбы 1891 года, текст завещания Л.Н.Толстого),
зафиксировавшей усадебные зоны. Это позволяет возвратить реальные черты
толстовскому имению. Средовой подход расширяет трактовку заповедной
территории в качестве среды жизнедеятельности Гения, метафизической
характеристики топоса, непрерывного процесса развития мемориала.
16
Музеефикационный взгляд на знаменитую усадьбу необходимо расширить за
счёт привлечения дополнительных сегментов мемориального ландшафта.
Заповедник с его природой (мемориальными садами, цветниками, парками), на
самом деле, по утверждению Ю.Лотмана, является искусственной
конструкцией, в нашем случае, - продуктом увлечений Гения. Хронотоп
заповедника континуален, в отличие, от хронотопа дома писателя, который
дискретен и ориентирован на последний год жизни Гения, он не замкнут на
презентации последнего 1910 года. Следует отметить, что прежнее освоение
пространственно-временных взаимосвязей «Ясной Поляны» концентрировалось
на временном абсолюте 1910 года. За последнее время произошла инверсия в
позиционировании
хронотопа
литературно-мемориальных
усадебных
комплексов. В современном музеефикационном состоянии литературномемориальных
усадебных
комплексов
доминирует
презентация
пространственной компоненты. Это обстоятельство позволяет осваивать
мемориальные топосы как фрагменты Пространства Гения, представляя не
только мир усадьбы в непрерывном движении и изменении во времени
природном, хронологическом, историческом, но и в пространственном
многообразии. Иными словами, хронотоп модифицируется в топохрон.
Пространственно-временная музеефикация «Ясной Поляны» должна быть
ориентирована на «текучесть», непрерывность природных процессов,
опровергающих догматы ВЦИКовских постулатов, претендовавших на
абсолютную значимость и непогрешимость. Репрессивной музеефикации 1920X годов, построенной на диктате: всё должно быть так, «как было в 1910 году»,
приходит на смену более терпимая, в т.ч. по отношению ко времени и
пространству.
В третьей главе «Музеефикация в пространственной логике»
анализируется проблема сбора совокупной информации, необходимой для
освоения литературно-мемориальных усадебных комплексов. Исследуется
также вопрос классификации периферийных мемориальных топосов в
зависимости от степени их сохранности, подлинности и удалённости от «Ясной
Поляны», являющейся «Центром» в многокомпонентной системе. Решается
проблема музеефикации литературно-мемориальных усадебных комплексов,
моделируется их пространственная среда, ориентированная на включение
значительных территорий, историко-мемориальных объектов в состав
мегамузеев.
ЗЛ.Концепция модернизации литературно-мемориальных усадебных
комплексов.
В конце X X века произошло значительное расширение понятия
«памятник», повлиявшее на переосмысление концептуальных положений к
подходам к развитию литературно-мемориальных усадебных комплексов в
сторону формирования мегамузеев, активно осваивающих мемориальное
пространство. Его музеефикация позволяет современным литературномемориальным усадебным комплексам позиционировать себя в качестве музеев
«вне стен». Так, толстовский мемориальный континуальный контекст
представляет собой дихотомную систему (центр/периферия), претендующую на
роль культурно-экологического округа/региона. Сформированный универсум,
или мегамузей - не просто сосредоточие неких артефактов, а логически
выстроенная совокупность пространственных
мемориальных топосов,
представляющих собой общирный территориальный сегмент с ярко
выраженными смысловыми доминантами («Покровское», «Пирогово»,
«Никольское-Вяземское»), объединённый общими семантическими связями.
Следует подчеркнуть, что данные мемориальные топосы являются не
случайным местом пребывания Гения, а важными слагаемыми «геофафии
ума», его «поэтикой пространства». При освоении пространственных
мемориальных топосов используется хроно-географический подход.
Модернизация литературно-мемориальных
усадебных комплексов
происходит с опорой на несколько усадебных доминант, каждая из которых
является
необходимой
контекстуальной
морфологической
единицей
мемориальной метасреды. Помимо центрального ядра - самой «Ясной Поляны»
в сложный рассредоточенный мемориальный контекст входят также ешё три
группы памятников, две из которых являются базисной основой толстовского
универсума (усадьбы семьи Толстых, деревни, железнодорожные станции), а
последняя, третья группа («Крапивна») - резервной зоной. Система
центр/периферия характеризуется ослаблением семантической ценности в
зависимости от степени удалённости от центра и от модуса значимости
объектов. Это мемориальное метапространство, включающее в себя различные
виды памятников, во многом является фрагментарным, не совсем системным,
но, тем не менее, имеет определённую логику организации. Стабильную
устойчивость ей придают локальные мемориально-культурные связи и
традиции. Смоделированное под музей Пространство Гения (имеются в виду
система охранных зон, зон регулированной застройки и т.д.) ориентировано на
максимальное сохранение всех объектов подлинного наследия, на активное
взаимодействие с обществом. Это возможно при одном условии мемориальная среда должна стать объектом музейного показа. Литературномемориальйые усадебные комплексы исследуются с точки зрения геобиографии
великого человека, как совокупность образов земли, соотносимых с Гением.
Пространство это персонифицировано, пропитано творческой субстанцией и не
является сплошным, представляя собой сумму локальных мемориальных
пространств. Среда мегамузея моделируется в исследовании с опорой на
несколько усадебных доминант, притягивающих к себе систему примыкающих
территорий. Музеефикация мемориального наследия является важным
механизмом упорядочения исторических объектов с точки зрения
пространственно-временной логики и семантической ранжированности.
3.2.Технология
организации
современного
литературномемориального усадебного комплекса.
В парафафе подробно рассказывается о сегментах, образующих
пространственную мемориальную среду Гения. В неё входят многочисленные
поместные усадебные комплексы, крестьянские усадьбы, отдельные поместные
18
постройки, городская застройка, балки, пейзажные композиции, верхи. У
каждого памятника своя семантика, которая оказывает влияние на содержание
процесса музеефикации, своя охранная зона, являющаяся частью мемориала,
подлежащая н^авне с ним формам освоения и использования. Презентация
культурно-исторического наследия как туристического объекта требует
сооружения подъездов, организацию стоянок автотранспорта, обеспечение
пожарной безопасности, чистоты воздушного бассейна, благоприятных
гидрологических условий, т.е. проведения внешнего благоустройства,
организации режима реконструкции. Таким образом, создаётся оптимальное
сочетание множеств инфраструктурных элементов в целях благоустройства и
включения новых объектов без ущерба для визуального восприятия
памятников. Основой для этого должна стать компьютерная программа по
моделированию Пространства Гения, которая позволит создать зрительные
модели пространственных ландшафтно-архитектурных объектов в современном
ретроспективном и проектируемом состоянии. Каждый фрагмент литературномемориальных усадебных комплексов связан с меморируемой личностью или
мемориальным событием. В настоящий момент многие из них рассматриваются
как аутентичный фон культурно-исторической среды. В
результате
моделирования литературных мемориалов в качестве системы архитектурноландшафтных экспозиций предстаёт целенаправленное структурируемое
Пространство Гения как объект музейного показа. Репрезентация
мемориальных объектов в метасреде позволит осмыслить это наследие как
некий культурный код «почвенной жизни» (П.Флоренский), позиционируемой
как «привычное от вечности» (Л.Толстой).
В исследовании подтверждается мысль о том, что мегамузей
репрезентируют также лесные, луговые урочища, являющиеся зонами
мемориального ландшафта. Сложность их идентификации зависит от
трансформации рельефа, исчезновения топонимов. Сопоставление текстов
писателя с документальными материалами является базой для качественного
моделирования пространства Гения.
ЗЛ.Сегменты усадебного комплекса.
В параграфе рассматривается проблема комплексной охраны подлинного
наследия Гения, чрезвычайно значимой для мемориальной культуры.
Литературно-мемориальные усадебные комплексы содержат огромные
возможности для дальнейшего развития форм музеефикации. Методология
освоения мемориального наследия требует всеобъемлющего изучения
предыстории, истории, современного состояния всех сегментов исторического
пространства. Несмотря на ощутимые антропогенные трансформации,
произошедшие на этих территориях в последнее время, прежними остаются
выразительная
композиционная
культура,
модульность,
объёмнопланировочная, функциональная соподчинённость мемориальных топосов.
Музеефикация этого уникального наследия, понимаемая как способ
освоенности времени/пространства/действия, придерживается средового
подхода, соблюдения охранного режима всей мемориальной зоны, что
IV
способствует воссозданию обобщённо-мемориального усадебного образа и
актуализации особых интенций для освоения реального существующего
пространства.
Комплексная музеефикация мемориального прюстранства является
необходимым условием для формирования мегамузея, способом освоенности
или ре-фигурирования времени/пространства/действия, меняя соотнощения в
этой триаде в пользу пространства. Проведённый анализ осваиваемых
мемориальных топосов позволяет прогнозировать, что активное преобразование
Пространства Гения способствует более глубокому проникновению в мир
меморируемой личности. Моделируемая мемориально-пространственная среда
опирается также
на
художественно-вербальный
мир, отражающий
топологические реалии.
В заключении подводятся итоги проведённого исследования, уясняется,
что музеефикация литературно-мемориальных усадебных комплексов долгое
время отражала двойственное отношение к этому уникальному явлению
культуры - от ностальгического восхищения до скептического отношения к её
дворянской природе. Исследуются основные направления дальнейшего
изучения темы, отмечается практическое значение диссертации. Анализ
музеефикации литературно-мемориальных усадебных комплексов убеждает в
том, что освоение мемориальных локусов ещё не завершено: идея выхода музея
в окружающую среду и модернизация литературно-мемориальных усадебных
комплексов представляется оптимальной и перспективной.
Основные положения диссертации отражены в следующих работах
автора:
Монографии и оздельные издания:
1. Ясная Поляна. Путешествие с Львом Толстым. - Тула, 2004. - 3-е изд. Издательский Дом «Ясная Поляна». - 207 с.
2. Ясная Поляна. - Тула. - 1989. - 157 с.
3. А Tour of the Estate with Lev Tolstoy / Translated by Katharine Judelson. - Tula,
2004.-263 p.
Статьи:
1. Главы из книги об Александре Львовне Толстой // Звезда. - 2002. - №12. - С.
128-143.
2. Лев Толстой в контексте мемориального пространства // Яснополянский
сборник. -Тула, 2002. - С. 295-304.
3. Князь Н.С.Волконский - герой ампира // Яснополянский сборник. - Тула,
2002.-С. 295-304.
4. Особенности экспонирования яснополянского ландшафта // Теория и
практика музейного дела в России на рубеже X X - X X I веков. Труды ГИМ.
Вып. 127.-М.,200!.-С. 201-209.
5. Сиятельный предок // Персона. - 2001. - №8. - С. 80-84.
6. Лев Толстой и вёрсты в мемориальном стиле // Толстовский ежегодник. - М.,
2001.-С. 243-247.
i19 6 44
7. Пространство Гения // Мир музея. - 2000. - №5 (177). - С. 2-8.
8. Пейзажи, ставшие объектом культуры // Мир музея. - 2000. - №6 (178). С. 2-9.
9. М.Н.Толстая: портрет сестры писателя // Человек. - М., 2000. - С. 123-133.
10. Ясная Поляна // Ландшафтный дизайн. - 2000. - №6. - С. 14-17.
11. Толстовский дизайн: одежда, вещи, интерьер // Новый мир искусства
(НоМИ). - №6(17). - 2000. - С. 23-25.
12. Садово-парковое искусство Ясной Поляны // Источники по истории русской
усадебной культуры. - Ясная Поляна - М., 1999. - С. 115-123.
13. К вопросу о создании свода мемориальных объектов Ясной Поляны //
Яснополянский сборник. - Тула, 1998. - С. 358-363.
14. К истории Яснополянского музея // Яснополянский сборник. - Тула, 1992. С. 206-209.
15. Литературный мемориал - институт духовной культуры // Яснополянский
сборник. - Тула, 1984. - С. 219-224.
16. Intangible Heritage of "The X X V Century People"// ICOFOM Study Series,
"Muscology and intangible Heritage П", Seoul, 2004. - P.65-66.
17. Лев Толстой в поисках потерянного рая (Л.Н.Толстой и Норвегия) // ScandoSlavica. Tomus 46. - Copenhagen, 2000. - С. 147-151.
18. Reflections on the House at Yasnaya Polyana / Translated by Paul Haddock,
abridged by Donna Orwin // Tolstoy Studies Journal. Vol.XIl. - Toronto, 2000. P.84-87.
РНБ Русский фонд
2006-4
20433
СПбГУКИ. 18.10.2005. Тир.100.3ак.140.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 093 Кб
Теги
bd000101387
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа