close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000102629

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Камалова Ольга Николаевна
ИНТУИЦИЯ К А К ФИЛОСОФСКОАНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
09.00.13 - религиоведение,
философская антропология, философия культуры
Автореферат
Диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Ростов-на-Дону
2005
Работа выполнена в Ростовском государственном педагогическом
университете
Научный руководитель -
доктор философских наук, профессор
Несмеянов Евгений Ефимович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Лешкевич Татьяна Геннадьевна
кандидат философских наук, доцент
Петкова Светлана Михайловна
Ведущая организация
Ростовский институт сервиса
Южно-Российского государственного
университета экономики и сервиса
Защита состоится 14 декабря 2005 г. в 15.00 часов на заседании
Диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам в
Ростовском государственном университете по адресу: 344006, г.
Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.
С диссертацией можно ознакомиться в Зональной Научной библиотеке
Ростовского государственного университета по адресу: 344006, г.
Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.
Автореферат разослан «w> ноября 2005 г.
Ученый секретарь
)етарь
у/^
.^^<2-J^^*'^L)
диссертационного
ульман
иного ca%srs^fjL^^ у /^ jZ-fi"^^"^
МгМаиул
гоо(гА
zmoYo
Актуальность темы исследования.
Интуиция является объектом теоретико-познавательного осмысления
уже в некоторых древнейших философских учениях и исследования ее
проходят через всю историю философии. Парадоксальность этой
проблемы заключается в том, что несмотря на обилие метафор,
прямых и косвенных аналогий, конкретных определений, даваемых
интуиции неоднократно, единого общепринятого объяснения феномена
нет. И это понятно, поскольку интуиция, с точки зрения современной
науки, не поддается экспериментальной проверке, она трудноуловима.
Однако, несмотря на отсутствие общих консолидирующих ориентиров,
проблема эта продолжает привлекать внимание представителей самых
разных областей знания. Число авторов и мнений относигельно
природы этого феномена стремительно возрастает. Каждое
философское обращение к интуиции имеет свои исторические
особенности. Не является исключением и 20 век. В современных
философских дискурсах отмечается отход от классического
рационализма, ориентированного в основном на научное знание.
Внимание обращается к антропологическим основам познания.
Существенно трансформируются традиционное представление о
субъекте познания, о специфике субъект-объектных отношений, о
процессе познания в целом. Открьггие новых горизонтов и измерений
человека способствовало переосмыслению и расширению границ
знания, актуализации исследований не фиксируемых ранее
компонентов и уровней познавательной активности; неявных,
дорефлективных мыслительных структур. Пересматриваются многие
философские проблемы, включая и интуицию. Изучение этого
феномена, определение его статуса в современных условиях
осуществляется различными путями. Диссертант обращается к
историко-философской традиции. В этом плане наш подход не является
чем то принципиально новым. Новым можно считать то, что наше
исследование интуиции осуществляется в контексте антропологи­
ческих идей о сущности человека. Поскольку в литературе указанный
аспект не получил должного освещения, то это, в значительной мере
определило цели и задачи исследования. Нам представляется, что
указанный
исследовательский
подход
будет
способствовать
выявлению мало исследованных аспектов понимания интуиции как в
истории философии, так и в современных научных дискурсах.
Степень разработанности проблемы.
Проблема интуиции привлекает внимание исследователей на
протяжении всей философии. В европейской философской традиции
представления о ней восходят к ууяншы ПЛЗИййжЙ! АЙ1стотеля,
ISZS^i
присутствуют в христианской патристике и теологии, в неоплатонизме
эпохи Ренессанса, учениях Декарта, Спинозы, Канта и Фихте,
Шеллинга и Гегеля, а в нашем столетии - Бергсона, Гуссерля, Шелера,
Хайдеггера и других.
Большое внимание феномену интуиции отведено в наследии русской
философской школы, в работах Киреевского И.В., Франка С.Л.,
Лосского Н.О., Ильина И.А., Бердяева Н.А. В последние десятилетия в
отечественной печати было опубликовано много новых материалов по
данной теме (Асмус В.Ф., Дубровин В.Н., Егоров А.В., Кармин B.C.,
Ирина В.Р., Новиков А.А., Родионова И.К.,Грановская P.M. и др.)
Широкое распространение в современной отечественной философии
получило представление об интуиции как специфической форме
познавательного процесса, характеризующейся непосредственностью,
внезапностью, новизной. В большинстве работ интуитивистская
проблематика разрабатывается на материале научного творчества.
Интуицию определяют как способность формирования наглядных
представлений
объектов
непосредственным
наблюдением
(В.П.Бронский), трактуют ее как способ внезапного достижения нового
знания путем своеобразного «перескакивания» этапов строгого
логического рассуждения при неосознаваемости самого механизма
вывода (И.К. Родионова, И.К.Михайлова, В.Д.Бирюков), форму
познания, выражающуюся в специфическом сочетании чувственного
(образного) и логического (П.В. Копнии, В.Р.Ирина, А.А. Новиков,
А.С.Кармин). Некоторые работы посвящены феномену интуиции в
художественном творчестве (Левчук Л.Т., Никифоров В.И., Ермохин
А.А. и др.).
Для проведения диссертационного исследования большое значение
имеют труды Ростовской философской школы: Дубровина В.Н., Матяш
Т.П., Режабека Е.Я., работы по философии науки Кохановского В.П.,
Несмеянова Е.Е., Лешкевич Т.Г. и др.
Существенный вклад в разработку проблемы интуиции на
современном этапе внесли отечественные психологи и физиологи:
Выготский Л . С , Рубинштейн С.Л., Узнадзе Д.Н., Теплов Б.М.,
Леонтьев А.Н., Тихомиров О.К.,Симонов П.В., Бассин Ф.В., Лук А.Н..
и др. В современной когнитивной психологии, ориентированной на
изучение
индивидуального
процесса
мышления,
исследуются
механизмы
возникновения
интуитивного
знания.
Признанным
аспектом осмысления феномена выступает взаимосвязь интуиции и
бессознательного. «Отражение побочного продукта действия - и есть
то зерно, из которого вырастает интуиция» (Пономарев А.Я.)
Некоторые психологи обращают внимание на роль эмоций в
фор.мировании интуитивного знания ( Симонов П.В., Налчаджян А.А.,
Морозов И.М.)
Настоящее исследование, предпринятое автором, проводится с
учетом
существ)тощих конкретных подходов и обобщений по
проблеме интуиции.
Цели и задачи исследования
Основной целью исследования является рассмотрение
интуиции,
выявление
ее
многомерности
в
антропологических идей о сущности человека.
феномена
контексте
Достижение указанных целей предполагает решение следующих задач:
1. Выявить предпосылки актуализации интуитивной проблематики в
17 ветсе. Показать влияние антропологических представлений о
сущности человека на постановку и решение проблемы интуиции в
философии Нового времени (на примере концепции Декарта).
2. Выявить
антропологические
основания
трансформации
интуитивной проблематики в новоевропейской иррациональной
философии (на примере концепций Шопенгауэра и Бергсона).
3. Рассмотреть учения об интуиции А.Шопенгауэра, А.Бергсона, М.
Шелера, М.Хайдеггера, С,Л. Франка. Вьщелить инвариантное в
осмыслении проблемы.
4. Типологизировать основные
проблемы интуиции.
исторические
варианты
решения
5. Проанализировать эмоциональный аспект интуиции (на материале
современной антропологии и психологии).
Объектом диссертационного исследования являются теории
интуиции,
сложившиеся
в
классической
и
неклассической
философских традициях. Определение такого объекта исследования
дает возможность
выявить
общую динамику
трансформации
интуитивистской проблематики в истории философии и определить
статус проблемы в современном философском дискурсе.
Предметом исследования выступает
субъективно-личностных характеристик.
интуиция
в
Теоретико-методологическая основа исследования.
аспекте
ее
Методологической основой исследования являются диалектические
принципы объективности и всесторонности рассмотрения. Одним из
основных
методов,
используемых
в
диссертации,
является
сравнительно-исторический метод, предполагающий возможность
реконструирования проблемы интуиции и представлений о человеке,
сложившиеся в различные исторические периоды. В
работе
используются возможности междисциплинарного синтеза, то есть
результатов исследования феномена в конкретных науках о человеке,
широко
применяется
метод
сравнительного
анализа,
метод
структурного анализа, а так же общетеоретические методы анализа,
синтеза, обобщения, аналогии, моделирования. Для
решения
поставленных задач сочетание вышеуказанных методов представляется
необходимым.
Научно-теоретическая
исследования.
и
практическая
значимость
Основные положения и выводы диссертации могут служить
теоретическим материалом для дальнейших исследований по проблеме
интуиции.
Практическая значимость диссертации определяется возможностью
включить полученные результаты в материалы лекционных и
семинарских занятий философской антропологии, истории философии,
психологии. Полученные выводы могут быть также использованы при
разработке учебных и научно-методических пособий.
Основная гипотеза исследования.
Теоретико-познавательной гипотезой является то, что несмотря на
ярко выраженную
гносеологическую составляющую
проблемы
интуиции, рассмотрение этого феномена как экзистенциальноличностного знания предполагает обращение к эмоциональной сфере
сознания, к проблеме бьггия в целом. Тем самым открывается
возможность комплексного понимания интуиции в структуре
философского знания.
Научная новизна исследования.
1. Выявлены социокультурные и антропологические основания
актуализации интуитивной проблематики в 17 в. Показано, что
понимание природы и специфики интеллектуальной и т у и ц и и в
философии Нового времени тесно связано с
определением человека как мыслящего существа.
классическим
2. Установлено влияние антропологических идей о сущности
человека, оформленных в «философии жизни», на трансформацию
интуитивной проблематики в новоевропейской философии;
3. Проанализированы интуитивные и антропологические
идеи
А.Шопенгауэра, А.Бергсона, М.Шелера, М.Хайдеггера,
СЛ.
Франка. Выявлены общие черты, характеризующие интуитивную
проблематику 20 в. в целом.
4. Обозначены основные исторические варианты интуитивного
знания.
Наряду
с
общепризнанными:
чувственной
и
интеллектуальной интуицией, в философии вычленяется интуицияпереживание как особый, не сводимый к предметным формам
познания, интегративный вид знания.
5. Проанализированы антропологические основания неоднозначного
понимания эмоций в истории философии, установлено значение
эмоционального фактора в реальном мыслительном процессе
(психологический аспект). Выдвинута гипотеза, согласно которой
эмоциональная
активация
является
важной
составляющей
интуитивного познания.
Основные положения выносимые на защиту.
I.
В результате стремительного развития наук в 16-17 в.в. меняется
не только представление о мире, но и самом человеке, его
способностях. Ориентированная на математическую «модель»
познания, философия Нового времени утвердила разумность и
логичность собственно человеческими качествами, определяющими
сущность человека. В философии Декарта интуиция понимается как
высшая форма разума. Признаки интуитивного знания
очевидность, ясность, простота. Предельную самоочевидность
Декарт находит в положении «Я мыслю», открывая тем самым
путь к рациональному истолкованию человека, к закреплению
антропологической
проблематики,
включая
интуицию,
в
гносеологической плоскости.
2.
В
противовес сциентистской направленности классической
философии, «философия жизни» обращается к внутреннему опыту,
переживанию человека. В рассмотрение вводятся более широкие и
глубокие уровни сознания. Дорефлективное сознание не является
ясным
и
отчетливым,
но
оно,
считают
представители
иррациональной филдософии, непосредственно связано с жизнью,
волей, влечениями и поэтому определяет сознание в его разумнологической форме. В «философии жизни» в корне меняются
антропологические представления о родовой сущности человека,
осуществляется постановка проблемы интуиции в нетрадиционном
ключе.
3.
В новоевропейской философии пересматриваются представления
о специфике и природе интуитивного знания. В философии
А.Шопенгауэра, А.Бергсона, М.Шелера, М.Хайдеггера, С.Л.Франка
интуиция выступает как широкий и динамический тип обобщения,
особая форма целостного, глубинного знания, превосходящего по
своей значимости возможности дискурсивного мышления. Не
будучи обусловленной лишь особенностями субъекта, на уровне
индивидуального сознания интуитивное знание осознается как
глубоко личностное;
4.
Основными, гносеологически признанными вариантами интуиции
являются интеллектуальная и чувственная интуиция. В настоящем
исследовании, проведенном в контексте антропологических идей,
выявлено, что наряду с указанными формами существует вид
опыта, в
гносеологическом аспекте раскрывающийся
как
мыслящее переживание. Незаслуженное «забвение» этого типа
интуиции или сведение его лишь к осознанному перцептивному
опыту, объясняется доминированием рационально-сциентистской
линии в истории европейской философии.
5.
То, что проблема эмоций не получила должного освещения вплоть
до 20 века, является результатом определенного (в целом
негативного) отношения к этой проблеме в истории философии. По
мнению современных авторов, эмоции являются онтологической и
гносеологической основой человека, выступают
внутренней
стороной, гранью мышления. Особенно велико значение эмоций на
стадии формирования невербализованных смыслов. Включение
эмоционального фактора в реальный мыслительный процесс меняет
и отношение к проблеме интуиции в современной антропологии и
психологии. Как субъективно-личностное явление, интуиция имеет
свои генетические корни в эмоциональной сфере.
Апробация работы.
Основные теоретические положения и выводы диссертационного
исследования нашли отражение в публикациях автора и выступлениях
на научной конференции аспирантов и соискателей С К Н Ц В Ш (г.
Ростов н/Д, 2002-2003Г.Г.) и итоговой научной конференции молодых
ученых Р Г М У (г. Ростов н/Д, 2005 г.). Диссертационная работа
обсуждалась на заседании кафедры философии и культурологии
Ростовского государственного педагогического университета и на
заседании отдела социальных и гуманитарных наук СевероКавказского Научного Центра Высшей Школы (г. Ростов н/Д, 2005 г.).
Структура диссертации.
Работа состоит из введения, трех глав, содержащих восемь
параграфов, заключения и списка литературы, насчитывающего 165
наименований.
Основное содержание работы.
В о введении формулируется объект и предмет исследования,
обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи,
сформулированы теоретические положения, выносимые на защиту,
показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость
работы.
В первой главе «Человек, его сущность и интуиция в идеях
классического рационализма»
показаны историко-философские
основы осмысления проблемы интуиции, дан анализ ее понимания в
концепциях рационализма 17-19 в.в. Обозначен классический подход в
понимании интуиции.
В
первом
парафафе
«Сущность
человека
и
феномен
интеллектуальной
интуиции
в
философии
17
века»
рассматриваются учения об интуиции Р.Декарта, Б.Спинозы, Д.Локка.
Отмечается, что хотя черты философской проблематики в вопросе об
интуиции наметились уже у древнегреческих авторов, особую
значимость эта проблема приобретает в 17 веке, когда в результате
стремительного
развития
наук
теоретико-познавательная
проблематика выходит на первый план, а рационализм становится
са.мой влиятельной методологической и мировоззренческой силой
времени. Ядро философии Нового времени - в
убежденности
10
способности человеческого разума получить адекватное познаваемой
реальности знание. Идеалом познания объявляется математика, а
разумность, логичность признаются собственно человеческими
качествами,
определяющими
сущность
человека.
Наивысшая
методологическая оценка, которую все без исключения рационалисты
давали математическому знанию, ставила перед ними вопросы об
источнике и критериях достоверного знания. Пытаясь ответить на эти
вопросы, философия 17 века и обращается к интуиции, выдвигает эту
проблему в центр философских дискуссий.
Под интуицией Декарт понимает высшую способность разума,
«мыслительную операцию», «проницательность», а также само знание.
Признаки и критерии достоверности интуитивного знания непосредственность, очевидность, простота. Для подтверждения своих
выводов Декарт призывает обратиться к собственному сознанию,
«мыслящему Я » , как исходному пункту, являющемуся самым
непосредственным и очевидным образцом для всех прочих истин.
Таким образом, в философии Декарта отчетливо обозначился
гносеологический и антропологический аспекты проблемы интуиции.
Схожие представления об интуиции мы находим у Спинозы.
Познавательный процесс мыслится им как переход от одного рода
познания к другому, более высокому. Интуиция связывается им с
третьим родом познания, когда «вещь воспринимается единственно
через ее сущность или познание ее ближайшей причины». К
указанным Декартом критериям интуитивного знания, Спиноза
добавляет идущее из пантеистической традиции понимание интуиции
как целостного знания.
Представители эмпирической философии, в частности Локк,
отвергая теорию «врожденных идей», принимает выдвинутую
рационалистами
концепцию
интеллектуальной
интуиции. У м ,
согласно Локку, может воспринимать соответствие или несоответствие
идей непосредственно «как глаз воспринимает свет: только благодаря
тому, что он на него направлен». Интуиция у Локка, как и у других
представителей
философии
Нового
времени,
является
интеллектуальной основой, тесно взаимосвязанной с дискурсивным
мышлением. То есть, то, что постигается интуитивно, может быть
оформлено, логически доказано, продемонстрировано. Опираясь на
логику, мышление человек, по мнению философов 17 века, может
получить адекватное и исчерпывающее знание о мире и самом себе.
Во втором параграфе «Феномен интуиции в
контексте
антропологических идей немецкой классической философии»
анализируются взгляды И.Канта,
И.Г.Фихте,
Ф.В.Й.Шеллинга,
Фр.Шлейермахера, Г. В.Ф.Гегеля.
Определяя человека как существо не только разумное, но и
активное, Кант тем не менее,
отрицает выработанное
предшествующей философией понятие интеллектуальной интуиции.
Человек, с точки зрения Канта, не обладает достоверным знанием о
внешней и внутренней реальности. Он остается для себя ноуменом,
непознаваемым на уровне сущности. Кант отрицает также саму
способность интеллекта к созерцанию. И то и другое сводится к
конечности познавательных возможностей человека. Мир выступает
для людей как данный, поэтому восприятия или созерцания могут
быть, по Канту, только чувственными (пространство и время), а не
интеллектуальными.
Именно
отсюда
следует
мысль
об
офаниченности чувственного созерцания и недоступности по этой
причине «вещей в себе». Но познавательные возможности человека не
ограничиваются только его восприимчивостью. Человек является
существом мыслящим, активным, деятельным, что и выделяет его из
всего остального мира. Не в состоянии познать реальность как она есть
в себе, человек, по Канту, в состоянии понять результаты своей
деятельности. Но теоретическое познание есть мысленное
конструирование, поэтому всякое знание является не исходным, а
конечным продуктом познавательного процесса. Кант отрицает как
непосредственный, так и только интеллектуальный характер (знаниесинтез
чувственности
и
рассудка)
получения
знания.
Интеллектуальная интуиция как внечувственное знание сущности
вещей доступна только Богу.
Рациональная философия 19 века, преодолев дуализм и агностицизм
кантовской философии, вновь возвращает отвергнутое им понятие
интеллектуальной интуиции.
Фихте рассматривает это явление с позиций субъективного
идеализма, где все познавательные способности человека и реальность
внешнего природного мира с необходимостью дедуцируются из
единого принципа - деятельностного, мыслящего Я .
Интуиция
понимается им как схватывание сущности действования, как способ
разрешения, возникших в действовании (познании) противоречий, как
форма слияния в акте познания субъекта и объекта, мыслящего и
мыслимого.
Интуиция
является
непосредственным
фактом
индивидуального сознания и вместе с тем, высшей формой
философского самосознания. «Это требуемое от философа созерцание
самого себя при выполнении акта, благодаря которому у него
возникает Я , я называю интеллектуальной интуицией». «Вникни в
самого себя, отврати свой взор от всего иного, что тебя окружает...» таково требование философского обращения.
В объективном идеализме Шеллинга человеку отводится роль
привилегированной частности в иерархии бытия, ибо только в
человеке мировой Разум осознает себя. Интуиция рассматривается как
«глубокий внутренний опыт», высшая форма знания. «Оно возникает
тогда, когда мы перестаем быть объектом для самих себя, когда
созерцающее Я , замкнувшись в себе, становится тождественным
созерцаемому я...». Интуиция - принадлежность аристократов ума,
поскольку возвыситься до осознания всеобщего содержания может
далеко не каждый человек. Это знание неисчерпаемо, в глубине своей
иррационально. Шеллинг разделяет мнение многих романтиков,
согласно которому искусство в разнообразии своих средств дает
больше возможностей для объективации интуитивного знания, чем
другие сферы человеческой деятельности.
В диссертации анализируются особенности эстетизма раннего
Шеллинга, в котором по мнению диссертанта, заложены основы его
позднего мировоззрения.
В отличие от многих своих современников, Шлейермахер считал,
что в наиболее чистом виде интуиция проявляется не в
художественном, а в религиозном сознании. Суть религии - в
религиозном переживании. В
противоположность
научному
познанию, которому философ отводит активную роль, в религии
человек «по-детски пассивен», активен сам универсум. Шлейермахер
не признает аристократического подхода Шеллинга и считает, что
интуицией обладает каждый человек. Интуитивное знание возникает в
момент «погружения» в Абсолют, почти не поддается описанию, о нем
трудно, даже невозможно
говорить. Единственной
реакцией
индивидуального
сознания
является
возвышенное
чувство
бесконечного.
С позиций идеалистической диалектики, Гегель подвергает критике
представления об интуиции в ее романтической версии. То, что,
считает он, в большинстве случаев выдается за истину, оказывается
лишь субъективным «уверением», чувствованием, поэтому единичным
и случайным фактом. Единичное и индивидуальное, по твердому
убеждению Гегеля, не может отвечать требованиям общезначимости и
объективности. Это сфера несвободы человека. Знание, говорит
Гегель, всегда мышление, а мышление есть процесс, движение.
Назначение человека - преодолев собственную индивидуальность,
овладеть бесконечным мышлением. При этом мысль Гегеля об
одухотворенном
истинном
созерцании,
«которое
охватывает
субстанцию предмета во всей его полноте» по признанию философа, в
некотором смысле совпадает с понятием интеллектуальной интуиции
.Шеллинга. Не отрицая возможность такого созерцания, Гегель
отрицает непосредственный характер являемого в нем знания.
Подчеркивая, что непосредственное знание есть результат целого ряда
опосредствовании
и
убежденный
в
полной
познаваемости
действительности, Гегель критикует любую попыгку отказаться от
метода, логики, выступает против приоритета религиозного и
художественного познания над философским, В его философии
интуиция, созерцание не имеет того значения, которое отводигся ей в
философии Шеллинга и романтизма.
Все рассмотренные концепции интуиции базируются на признании
широких познавательных возможностей человека. В философии
Нового
времени
оформляется
классическая
«модель»
интеллектуальной интуиции, включающая следующие положения:
знание, которое психологически выступает как ясное, простое,
самоочевидное;
единство мышления и созерцания;
интеллектуальное,
рациональное
(не
чувственное,
не
эмоциональное) явление познания.
Показано, что трактовки интеллектуальной интуиции не являются
однородными. Представители немецкой классической философии,
критикуя механистическое, рассудочное мировоззрение, понимают ее
(за исключением Канта) как форму рационального познания,
преодолевающую
конечность
определений
рассудка,
как
познавательное единство конечного и бесконечного, субъекта и
объекта. Отмечается, что к концу
19 века
стремительно
распространяются иррациональные мотивы в философии, влекущие за
собой переосмысление и феномена интуиции. Эта тенденция заметна
уже в философии романтизма и Шеллинга. Рационалистическая же
направленность эпохи сказывалась в том, что все духовные
способности исследовались как способности разума. Интуиция
утверждается как знание, дополняющее познание научное, а не
замещающее его целиком.
В третьем параграфе «Иррациональный «ответ» в понимании
человека и ценность интуиции в философии А.Шопенгауэра»
выявлены основания иррациональной философии А.Шопенгауэра.
Подвергая критике идею о единой закономерности мира, Шопенгауэр
противопоставляет ей представление о свободно действующем начале
- воле. Воля - иррациональная основа мира. Весь видимый мир есть
эманация воли и познание его дает мир как представление. Время,
пространство, причинность, закон достаточного основания суть
априорные формы субъекта, которые он в процессе
познания
«накидывает» на познаваемые объекты. Это формы рационального
знания феноменального мира, а не вещей самих по себе. Но человек
отличается от всего, что его окружает тем, что способен к
самопознанию вне всякого представления. Воля как вещь в себе
постигается человеком интуитивно.
Шопенгауэр выделяет два типа интуиции: эмпирическую и
мистическую, иррациональную. Первая является интеллектуальной,
поскольку «причинность входит уже как условие в эмпирическое
воззрение, которое оказывается, таким образом, функцией рассудка».
Представление об интеллектуальной интуиции, развитое в немецком
рационализме 19 века как непосредственно созерцающем разуме,
Шопенгауэр отвергает. Сущность мира и человека постигается
совершенно иным способом. «Процесс этот... мистичен, ибо он есть
нечто такое, в чем разум не может дать непосредственного объяснения
и основания и чего нельзя отыскать опытным путем». Стать «чистым»,
«безвременным» субъектом познания может далеко не каждый. Для
большинства людей, деятельность которых направлена на обладание
вещами, истина мира скрыта.
В философии Шопенгауэра, по мнению диссертанта, оформились
основные идеи, которые во многом повлияли на трансформацию
интуитивной проблематики в новоевропейской философии. Это
отрицание единой закономерности и субстанциальности мира,
утверждение
иррациональной
воли в
качестве
сущностного
определения человека, интерес к дорефлективному сознанию,
внутреннему опыту, субъективно-личностному началу в познании,
приоритет искусства по сравнению с другими сферами деятельности.
Во второй главе «Феномен интуиции в гносеологических и
антропологических
концепциях X X
века»
рассматриваются
концепции А . Бергсона, Э.Гуссерля, М.Шелера, С.Л.Франка, в
которых, по мнению автора, наиболее четко представлена характерная
для 20 века в целом, тенденция в решении проблемы интуиции. 20 век
- время перемен во всех сферах быгия. Возрастает критика
рационализма в познании, существенно меняется характер и статус
науки,
критерии
и
масштабы
оценки
человека
и
его
жизнедеятельности.
В первом парафафе «Проблема человека и интуиции в
философии А.Бергсона» анализируется интуитивная философия
А.Бергсона, в которой достаточно четко демонстрируется новая
модель сознания. Понимание сознания как ясного и прозрачного для
самого себя есть, по Бергсону, сужение сферы сознания, сведение его к
поверхностным, рефлективным слоям. В рассмотрение вводятся
гораздо более глубокие и первичные уровни, которые непосредственно
связаны с жизнью. Свою причастность этой сфере человек обычно
ощущает где-то на периферии своего обыденного повседневного
существования, неявно чувствует и понимает вопреки естественным
стремлениям. В связи с этим интуиция понимается как :
первичное
иррациональное
знание
человека,
«глубинное,
внутреннее Я » в противоположность «поверхностному Я » ;
способ
«метафизического
исследования
предмета
в
его
индивидуальной сущности»;
познавательная форма, которая противоположна рациональным,
дескриптивным формам (логическому выводу, анализу).
В параграфе рассматривается эстетическая концепция Бергсона,
выявлены специфика и особенности
проявления интуиции в
художественном творчестве.
Отмечается, что бергсоновская версия интуиции в целом не лишена
противоречий. Рассматривая феномен с позиций иррационализма,
противопоставляя интуицию и интеллект, философу, по мнению
диссертанта не удается с достаточной ясностью раскрыть ее
познавательную природу и значение.
Во втором параграфе «Интуиция человека. От феноменологии к
экзистенциализму» диссертант обращает внимание на то, что
вопросы о дорефлективной данности «жизни» человеческому
сознанию становятся центральными в философских дискурсах 20 века.
Близкие по предпосылкам бергсоновкому пониманию интуиции
подходы можно
обнаружить
в
интуитивизме,
философской
антропологии, экзистенциализме. Ввиду того, что Бергсону не удалось
до конца преодолеть неартикулированность данности сознанию
некоторого содержания, многих философов бергсоновская версия при
решении проблемы интуиции не устраивала.
В диссертации рассматривается интуитивная концепция Гуссерля.
Сознание - целостный поток переживаний, наиболее существенным
признаком которого является интенциональность. Интенциональность
понимается как направленность на мир, действие, придающее смысл
миру, открывающее его. Интуиция или восприятие - необходимое
условие познания. Философ выделяет чувственную и эйдетическую
(категориальную) интуиции. И та и другая интеллектуальны,
поскольку между миром и человеком всегда лежит сфера смысла,
сквозь которую человек воспринимает окружающий мир и самого
себя. Переключение внимания с чувственных данных на сам этот
смысл образует суть категориальной интуиции. Этот тип созерцания,
предполагающий сосредоточенность и целенаправленность сознания,
Гуссерль называет «идеирующей абстракцией». Интуиция гарантирует
познанию целостность, адекватность и является основным методом
философии.
На основе феноменологических интерпретаций сознания стала более
четко
вырисовываться
и
сфера
теоретических
изысканий
экзистенциально-антропологической философии. На первое место
выдвигаются проблемы смысла жизни, собственно человеческой
16
истины в отличие от деперсонализированной истины предшествующей
философии.
Одно из ведущих мест занимает феномен интуиции в философской
антропологии М.Шелера. В отличие от Гуссерля, отдавшего
предпочтение теоретической деятельности и не считающего эмоции, в
целом, объективирующими, исполненными предметности, Шелер,
напротив, определяет эмоциональное сознание в качестве первичного
по сравнению с рационально-теоретическим. При этом философ
выступает против сведения эмоций исключительно к чувственнотелесным состояниям. Эмоциональное сознание рассматривается им в
качестве высшей степени духовности. Развивая в себе способность
«интенционального чувствования», своего рода «эмоциональную
интуицию» человек, по Шелеру, может постичь вещи в их
собственном б ь т ш , достичь высших ценностей (любви, святыни).
Причину ущербности ценностного мира людей современности, Шелер
связывает не с отсутствием ценностей, а с типом современной
{щвилизации, ее бездуховностью и практицизмом, способствующим
притуплению интуитивной способности.
Значительное место феномену интуиции отведено в философии
экзистенциализма. Центральная проблема для Хайдеггера во все
периоды его творчества - проблема человека, смысла его
существования. Хайдеггер отличает бьггие от сущего (онтологическое
от оптического). Бьггие «ближайшее, хотя и остается для человека
самым дальним», поскольку человек в своем опыте всегда держится за
сущее, предметное, зримое. В основе бьггия лежат эмоциональные
характеристики человека. Именно поэтому оно не может быть
схвачено как вещь, «пред-ставление» по аналогии с внешним
созерцанием. Но у человека всегда есть «смутная понятность бытия».
Экзистенциональное понимание выступает у Хайдеггера и как
проблема интуиции, хотя сам термин встречается в его работах крайне
редко. В вопросе об интуиции Хайдеггер отличает свою позицию от
традиционно «созерцательной» линии исследования феномена. Под
его критику попадает и «оригинальное созерцание» Гуссерля. По
Хайдеггеру, интуитивно-экзистенциональное понимание является
логически и исторически первичным, нежели феноменологическое
«узрение сущности».
В
третьем
параграфе
«Живое
знание
в
контексте
антропологических идей С Л . Ф р а н к а » обращается внимание на
характерное не только для западной, но и для русской философии 1920 B.B., стремление преодолеть поверхностный позитивизм в
понимании реальности. Отмечается, что представления об интуиции,
развитые русской философией тесно связаны с метафорой «сердца»,
отражающей особенности русской ментальности и являющейся ценной
предпосылкой целостного учения о человеке. Бытие, пишет Франк,
никогда нельзя понять одной лишь мыслью, как и усмотреть внешним
способом. Оно доступно не «воспроизводящему знанию-мысли», а
«живому знанию», как «единству мышления и переживания»,
«мыслящему переживанию». Понимание интуиции как целостного
познания, основанного на «собирании» всех духовных сил, характерно
для многих русских философов («истинное познание», <окивое знание»
Киреевского И.В., мысль о «целостности духа» Хомякова А.С.,
«сердечное созерцание» Ильина И. А. и др.). Новизна и значение
подхода Франка - в синтетическом характере учения об интуиции,
органично сочетающем в себе особенности как русского, так и
европейского философствования. «Мыслящее переживание» Франк
отличает от интуиции «созерцательной», которая будучи «обладанием
исконным-единством, вместе с тем имеет его во вневременной
форме...по аналогии с определенностью» и не дает совершенного
обладания всей полнотой реальности. Отношение Франка к
отвлеченному, дискурсивному знанию двойственно. С одной стороны,
опираясь на интуи1щю всеединства, оно не может исчерпать ее
полноты; с другой, не является ни ложным, ни бесполезным. По
мнению Франка, научный подход к действительности - это
величайший способ проверки и очищения знания, отделения в нем
истины от субъективных мнений, придания ему ясности и
обозримости. При этом. Франк, хотя и признает ценность
рационального познания, считает, что «адекватное знание может дать
лишь такое изображение предмета, которое пытается воссоздать эту
интуицию как таковую» Задачу эту выполняет искусство.
Таким образом, в отличие от предшествующей философской
традиции, в интуитивизме, антропологии, экзистенциализме интуиция
представляется как целостное, глубинное и уникальное знание
человека. Подчеркивается значение субъективно-личностного фактора
в его формировании. Смещение интуитивной проблематики,
постановка и решение этой проблемы в нетрадиционном ключе тесно
связаны с новыми подходами в понимании природы человека, его
сущности, интересом философов 20 века к тем сторонам сознания,
мимо которых проходила рациональная философия.
В третьей главе «Ценность эмоционального сознания и интуиции
в индивидуально.м бытии личности» диссертант обращает внимание
на необходимость комплексного изучения проблемы интуиции.
Анализируется эмоциональный аспект в структуре интуитивного
знания.
В первом парафафе«Проблема эмоций в свете современной
антропологии и психологии», проводится анализ эмоционального
сознания человека (психологический и философский аспекты).
Обращается внимание на отличие эмоций от ощущений. Эмоции - это
определенные состояния Я , обладающие модальной специфичностью,
не
сводимой
к
сенсорным
модальностям.
То,
что
для
западноевропейской философии тема эмоций не была, в цело.м
актуальной, является результатом определенного отношения человека
к миру и самому себе. Современные психологи дифференцируют
эмоции на высшие и низшие, делят их по качествам (интенсивность,
длительность,
осознанность),
отмечают
их
предметную
направленность, выделяют их функции. В параграфе рассматривается
вопрос о взаимосвязи эмоций и мышления. При изложении этого
вопроса диссертант опирается на положения Выготского Л.С. о
единстве интеллекта и аффекта, работы Рубинштейна С.Л., Леонтьева
А.Н., Вилюнаса В.К., Тихомирова O.K. и др. При исследовании
индивидуального процесса мышления современные ученые выделяют
различные его фазы. Формирование замысла или «общей схемы
мысли» может, по их мнению, осуществляться как на вербальном, так
и на невербальном уровнях (Выготский Л . С , Лурия Л.П., Дубровский
Д.И., Тихомиров O.K.). В современных исследованиях показано, что в
большинстве случаев процесс формирования невербализованных
смыслов предшествует их вербализации и объем их шире того, что
определено в словесной форме. Исключительно важное значение в
фазе формирования замысла отводится эмоциям, которые выполняют
роль «внутренних сигналов, с помощью которых сознанию впервые
«презентируется»
непосредственная
сущность
неосознанных
образований» (Васильев И.К.).Установлено (Тихомиров O.K.), что
эмоциональная активация может опережать «выдачу» решения на
речевом уровне дважды; как «чувство близости решения» и как
«эмоциональное решение задачи» на невербальном уровне. В
современных конкретно-научных исследованиях подчеркивается,
таким образом, что эмоции не только сопровождают мыслительный
процесс, но и органически включены в сам процесс формирования
знания.
Во
втором параграфе «Интуиция
как
экзистенциальноличностное знание» рассматривается вопрос о взаимосвязи интуиции
и эмоций. Подчеркивается, что этот факт не прошел незамеченным ни
для философии, ни для психологии. Показано, что преобладание
негативного отношения к эмоциям, устранение их из структуры
мыслительного акта не исключает и позитивное отношение к ним. Так,
например, уже в античности сложились представления о неких
«чистых переживаниях», оторванных от «низменных» потребностей и
страстей. Поскольку взаимосвязи между духовными и телесными
эмоциональными состояниями как правило, не устанавливалось, то
даже в тех случаях, когда интуитивное знание оценивалось как
глубоко личностное и описывалось в таких терминах как, <едуховная
радость», «познавательная любовь» и т.д., оно рассматривалось как
духовное, интеллектуальное, но не связанное с эмоциональной сферой,
явление сознания.
О
необходимости пересмотра роли эмоций
в
структуре
мыслительной деятельносги заговорили только в 20 веке. На фоне
выраженного интереса мыслителей к проблеме человека, его
уникальности и индивидуальности, представители философии и науки
20 в. открываются новые перспективы для исследования интуиции в
аспекте ее субъективно-личностных характеристик. Диссертант
обращает внимание на недостаточность исследования эмоционального
аспекта интуиции в отечественной философии и науке. Хотя частично
этот вопрос освещается в работах некоторых психологов (Налчаджян
А.А., Симонов П.В., Морозов И. М.), специальных работ по данной
проблеме нет. Так Морозов И.М., рассматривая интуицию с позиций
теории установка (Узнадзе Д.) определяет ее как момент связи
бессознательного
и
сознания.
Автор
выделяет
чувственноэмоциональный и интеллектуальный уровни интуиции. Для первого
характерно отсутствие четкой предметной направленности. Субъекту в
данном случае свойственно стремление к вербализации своего
состояния. Второй уровень интуиции - интеллектуальный приводит к
четкому
осознанию
содержания.
Несмотря
на
то,
что
гносеологический
аспект
эмоциональной
интуиции
выявлен
недостаточно, сама идея «уровневого» понимания
интуиции
оказывается в русле современных представлений о структуре и
динамике познавательного процесса. В результате проведенного
исследования диссертант приходит к выводу, согласно которому
интуиция может быть понята как целостное знание-переживание,
осуществляющееся через активность всех способностей человека,
включая
внешнее
осознанное
восприятие
и
внутренние
психофизиологические состояния. Будучи обусловленным не только
особенностями субъекта, но и различными надиндивидуальными
фактора.ми,
на уровне
индивидуального
сознания
интуиция
переживается
как глубоко личностное знание. Рассмотрение
эмоционального аспекта интуиции показывает лишь один из
возможных путей
изучения многомерного феномена интуиции в
субъективно-личностном плане.
20
В заключении подводятся общие итоги диссертационного
исследования, отмечается его значение, намечены дальнейшие
направления в исследовании проблемы.
Основные положения диссертации изложены в следующих
публикациях:
1. Камалова О.Н «Понятие и роль интуиции в эстетической
концепции Бенедетто Кроче» / Гуманитарные и социальноэкономические науки, №2,2002 г., с. 5-9.
2. Камалова ОН. «Учение А.Бергсона об интуиции «реального
времени»» / Гуманитарные и социально-экономические науки, № 1 ,
2003 г., с.22-24.
3. Камалова ОН. «Об искусстве и эстетизме в философии раннего
Шеллинга» / Наука и образование, №3,2003 г., с.127-131.
4. Камалова ОН. «Интуиция и специфика художественного познания
(об эстетических воззрениях А.Бергсона)» / Гуманитарные и
социально-экономические науки, № 2,2004 г., с. 15-17.
5. Камалова ОН. «Интуиция как философско-антропологическая
проблема» / Сборник 59 итоговой конференции молодых ученых,
2005г.,с.11.
V
Подписано в печать /0. -ii.2-005.
Формат 60x84 Vie. Бумага офсетная. Печать офсетная.
ОбъемЛ^физ печ л Тираж/ООэкз Заказ Ш2-{91:
ИПО РГПУ
344082, г Ростов-на-Дону, ул Большая Садовая, 33
1822435
РНБ Русский фонд
2006-4
22819
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
922 Кб
Теги
bd000102629
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа