close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Доклад по результатам мониторинга публичных акций протестов в Перми в 2018 году

код для вставкиСкачать
Доклад по результатам мониторинга публичных акций протестов в Перми в 2018 году
Доклад
по результатам мониторинга публичных протестных акций в Перми
в 2018 году
Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы охарактеризовать протестную
активность пермяков в 2018 году и начале 2019 года, зафиксировать динамику этой активности,
определить ключевых акторов и темы пермских протестов, их количественные и качественные
характеристики, выделить основные проблемы организаторов акций и особенности действий
пермских властей в отношении публичных протестных мероприятий.
Доклад основывается на результатах систематического мониторинга публичных акций протестов,
которые имели место в Перми в 2018 году и начале 2019 года. Мониторинг обследовал акции
протестов по 20-ти критериям.
Всего за 11 месяцев нашего мониторинга (с 1 апреля 2018 года по 28 февраля 2019 года)
обнаружено и обследовано 73 акции протеста, в них приняло участие около 17 000 человек. Ниже
мы представляем описательную статистику, обобщающую ключевые характеристики этих акций, и
в заключениии предлагаем небольшую аналитическую часть о том, что позволяют эти данные
говорить об общественно-политической жизни пермяков.
Описательная статистика
Распределения акций согласованных и несогласованных представляет диаграмма 1. Как мы
видим, большинство прошедших акций имели согласованный характер. Вряд ли из этого можно
сделать какой-то сильный содержательный вывод о том, что в Перми приняты преимущественно
согласованные акции или то, что пермские власти с некоторой большей охотой акции согласуют,
потому что сам факт согласования является некоторой пороговой характеристикой. Другими
словами, из этих данных мы не понимаем, сколько акций заявлялись, но им было отказано. Но
точно знаем, что из тех, кто либо совсем не заявлялся на согласование либо заявлялся, но не
был согласован, какая-то часть свои акции всё равно провели.
Диаграмма 1. Распределение акций протеста по согласованности.
1
Любопытно также оценить соотношение тех площадок, которые заявляли организаторы акций, то
есть тех мест в городе, где они хотели изначально провести мероприятие, и тех площадок,
которые в итоге были согласованы городской администрацией (соответственно, только для тех
акций, которые были согласованы). Наши данные показывают, что в 35 случаях из 48
согласованных публичных мероприятий (включая одиночные пикеты) властями были
предоставлены те места, которые заявляли организаторы протестов.
Самыми распространёнными площадками для проведения акций протестов являются: «Сад
камней» и площадка около монумента «Героям фронта и тыла от благодарных потомков».
Очевидно, эти два пространства стали конвенциональными местами выражения протеста как для
протестующих, так и для городских властей. Но обе этих площадки являются местами
официальных «гайд-парков» и расположены на территориях с минимальным пешеходным
трафиком. Поэтому заявители выбирают эти площадки не как наиболее подходящие для их
мероприятий, а как наиболее вероятные для согласования.
Таблица ниже отражает распределение в оценках о количестве участников по четырём
источникам: от организаторов, от МВД, от монитора (исследователя-наблюдателя), от СМИ. В тех
случаях, когда оценка численности со стороны МВД и СМИ нам была неизвестна – кодировалось
как 0. В тех случаях, когда мы имели данные с разбросом оценки численности (например: 100-200
человек), для расчёта бралась консервативная оценка (100). Данные подтверждают, что МВД
преимущественно старается занижать оценку количества участников акций, организаторы –
завышать, однако, если за наиболее близкую к реальности брать нашу оценку (от монитора), то
она, как правило, совпадает с оценкой от СМИ и от организаторов.
Количество участников
акции
По версии организаторов
По версии МВД
По версии Монитора
По версии СМИ
Среднее
Медиана
182,4
54,6
149,8
122,0
35
0
30
10
Организаторами четверти акций протеста в Перми в исследуемый период стала КПРФ, что в
целом подтверждается другими исследованиями об особо высокой улично-протестной активности
коммунистов (Николенко, 2017; Семенов, 2018). Распределение других организаторов акций
протестов представлено на диаграмме 3. Весьма примечательно, что большую долю
мероприятий составляют коалиционные протестные акции – особенно выделяют коалиционные
протесты пермских левых (10,8%), к которым мы относим КПРФ, Левый фронт и местную
организацию – «Союз содействия социальному развитию» Анастасии Мальцевой; очевидно, это
связано с волной протестов против повышения пенсионного возраста.
2
Диаграмма 3. Организаторы акций протеста.
Распределение целей/тем/проблем/вопросов протестных акций в изученный период
представлено диаграммой 4. Как мы видим, и, пожалуй, это можно назвать неожиданными,
наиболее распространённой темой для протестов в 2018 году и начале 2019 года стала
политическая повестка. Во многом это может объясняться масштабностью акций протеста против
повышения пенсионного возраста, которую мы относим к этой категории в силу её политизации.
На втором месте близкая тематика – протесты по проблемам защиты политических и гражданских
прав. Третье место делят протесты по проблеме образования (в первую очередь, за счёт
возмущения пермяков объединением двух мотовилихинских школ) и протесты, не вошедшие ни в
одну из наших категорий («другое»). Стоит отметить (5,5%) протесты на тему транспорта – из-за
актуальности и остроты вопроса ликвидации горнозаводской железнодорожной ветки.
Диаграмма 4. Тематика акций протеста.
3
В большинстве случаев протестующие пермяки обращаются персонально к Президенту. На
втором месте, можно сказать, безадресные протесты, обращённые в целом к обществу (как
правило, это акции, организованные КПРФ).
Диаграмма 5. Адресаты акций протеста.
В рамках мониторинга мы также оценивали меры со стороны властей в отношении протестующих:
задержания, штрафы, аресты и обязательные работы. Так, из 73 протестных акций только в
одном случае имели место задержания: это не согласованное властями шествие сторонников
Навального против повышения пенсионного возраста 9 сентября 2018 года, на котором было
задержано 28 человек, включая журналистов и прохожих, не принимавших непосредственное
участие в акции. Штрафы, аресты и обязательные работы были наложены на протестующих в
связи с проведением 2 акций из 73: упомянутое шествие 9 сентября и также организованное
навальновцами несогласованное шествие и митинг 5 мая «Он нам не царь». По результатам этих
двух акций к различным видам административной ответственности (аресты, штрафы,
обязательные работы) были привлечены 43 человека, включая пятерых несовершеннолетних.
Провокации на протестных акциях были нами зафиксированы также всего в 2-х случаях, одна из
них – на том же шествии 9 сентября. Собственно провокация и стала поводом для массовых
задержаний на этом шествии.
О чем это говорит?
Во-первых, пермяки показывали в 2018 году уровень протестной активности немного выше
среднего по стране (Семенов, 2016; Семенов, 2018; Комитет гражданских инициатив, 2018).
Во-вторых, повестка протестных акций пермяков в 2018-начале 2019 гг. и глобальна, в смысле
корреспондирует с общероссийской протестной повесткой (речь, прежде всего, про повышение
пенсионного возраста), и локальна – пермяки массово и широко протестуют по поводу
проблемных вопросов для своего города. Наибольшее число локальных протестных акций в этот
период собрали три темы: ликвидация городского участка горнозаводской железнодорожной
ветки, планы властей по ликвидации в Перми всех нестационарных торговых объектов – НТО
(киоски) и объединение двух школ в микрорайоне «Рабочий посёлок». При этом важно понимать,
4
что относительно большое количество протестных акций по этим поводам свидетельствует не
столько об их общегородской значимости и массовой вовлечённости пермяков в решение этих
проблем, сколько о хорошей организованности, опыте и высокой мотивированности конкретных
гражданских организаций и групп интересов, инициировавших эти протестные движения. Понастоящему массовыми и частыми в этот период были акции общероссийской повестки –
протесты против пенсионной реформы (8 различных публичных мероприятий, которые собрали от
нескольких сотен до нескольких тысяч участников в каждом).
В-третьих, активность пермяков укладывается в общероссийские тенденции, как в части
организаторов протестных акций, так в части адресатов протестов. Самые активные в Перми
инициаторы протестов – это КПРФ, с одной идеологической стороны, и пермская команда
Навального, с другой. Специфика Перми заключается в том, что в городе существуют, как
минимум, две локальные активистские группы, чья протестная активность сопоставима с КПРФ и
навальновцами: Организация гражданских активистов – ОГрА (либеральная демократия) и «Союз
содействия социальному развитию» – СССР (социалисты). Обращаются пермяки в своём
протесте преимущественно к власти, и особенно, в персонифицированном ее виде, – к
Президенту Путину, даже когда темы протестов локальные.
В-четвёртых, протестные акции пермяков преимущественно согласованные, мирные и обходятся
без задержаний активистов, даже если акция была не согласована. Единственное исключение (и
это тоже корреспондирует с общероссийской практикой) – несогласованное шествие против
пенсионной реформы, организованное пермской командой Навального 9 сентября, на котором
было задержано 28 человек, включая журналистов и прохожих, не принимавших
непосредственное участие в акции. Административные протоколы в связи с участием в этом
шествии были составлены на 39 человек, из них к административной ответственности были
привлечены 31 человек (аресты, штрафы, обязательные работы). Другими словами, если
пермские власти и решаются применять силу, то это будет реализовано в отношении
несистемной оппозиции в лице сторонников Навального.
В-пятых, мониторинг позволяет выделить три основные особенности стратегии пермских властей
в отношении протестных акций. Первая особенность: мэрия Перми готова согласовывать
практически любые публичные акции, с любой, даже с самой радикальной для властей
проблематикой (националистической, антипутинской), при одном условии, что они будут
проводиться не в центре города, а точнее, в местах с минимальным пешеходным трафиком. Все
официальные «гайд-парки» Перми располагаются именно на таких территориях. Именно поэтому
статистически самое «популярное» место проведения политических протестных акций в Перми –
Сад камней, хоть и расположенный недалеко от центрального железнодорожного вокзала Пермь2, но в таком месте, где пешеходный трафик всего 2-3 десятка человек в час. Однако, это всё
равно лучше, чем самый популярный у городских властей «гайд-парк», расположенный у входа на
пляж в самом отдалённом районе Перми, где большую часть года горожан просто не бывает, но
куда мэрия направляет всех организаторов нежелательных публичных акций. Большинство
несогласованных протестных акций 2018 года потому и оказались несогласованными, что их
организаторам фактически не разрешили их проводить в местах массового скопления пермяков
(несколько центральных улиц и площадей), а на площадки «гайд-парков» вроде Сада камней и
пляжа не согласились сами организаторы. Вторая особенность: мэрия Перми очень упорна в
недопущении проведения нежелательного мероприятия в местах массового скопления горожан.
Ради этого чиновники идут на обман, подлог, инициирование реальных и фиктивных публичных
мероприятий через подставных лиц (в качестве которых используются активисты молодёжной
организации «Молодая гвардия» партии «Единая Россия»), инициирование фиктивных ремонтных
или благоустроительных работ и т.п. Основной приём властей по недопущению нежелательных
публичных мероприятий на центральных городских площадках – протестную акцию «невозможно
5
провести» либо по «техническим причинам» (ремонт, уборка), либо потому, что на всех пригодных
площадках уже «согласованы» другие мероприятия. Третья особенность: если организатор
решается проводить несанкционированную акцию в нужном ему месте, пермские власти, как
правило, непосредственно не препятствуют её проведению (не перекрывают доступ к месту
проведения, не задерживают участников, лишь предупреждают о неправомерности акции). В этих
случаях мэрия и правоохранительные органы используют превентивное и/или постфактумное
устрашение. В день проведения несогласованной акции, до её начала, полиция, под тем или
иным предлогом, пытается непублично задержать её организаторов и, тем самым, сорвать акцию.
Так было, например, с несогласованной акцией навальновцев против пенсионной реформы 9
сентября: до её начала полицией были задержаны двое организаторов шествия; акция всё равно
состоялась, но без организаторов шествие вылилась в ряд стихийных радикальных действий,
которые и стали непосредственной причиной массовых задержаний, а многие наблюдатели
оценили эти действия как провокацию. После проведения несогласованной акции полиция
инициирует административные наказания в отношении её организаторов и активных участников
(аресты, штрафы, обязательные работы) в расчёте, что они больше не будут проводить
несогласованные акции или участвовать в них. С 1 апреля 2018 года по 28 февраля 2019 года к
различным видам административной ответственности в Перми были привлечены 43 человека,
все в связи с организацией или участием в несогласованных протестных акциях 5 мая (12
человек) и 9 сентября (31 человек), проведённых пермской командой Навального.
В чём, пожалуй, и это в-шестых, пермские протесты особенны – это в их политичности, в
доминировании именно протестов на политические темы, нежели в предыдущие годы – на темы
социальные. Боимся ошибиться, но вроде бы российская политическая аналитика еще не
фиксировала «официально» этот очевидный тренд в российском обществе. Впрочем, не
исключено, что это вариант пермской аномалии.
В целом мониторинг и анализ показали, что пермяки активно пользуются своей свободой
собраний. Как мы показали, среднее количество акций в Перми – выше среднего по стране. При
этом большая часть акций – это легальные, согласованные, мероприятия без, по большому счету,
провокаций с какой-либо из сторон, а также без массового давления со стороны власти в виде
штрафов или иных мер воздействия/преследования (за исключением мероприятий
навальновцев).
Очевидно, что пермские власти в целом и в большинстве случаев готовы идти на согласование
публичной акции, и даже с высокой долей вероятности можно заполучить для своей акции место в
городе по принципу: чем больше акция не желаема для властей, тем дальше от людных
городских мест её разрешат провести. Поэтому публичная активность пермяков в виде акций
протестов может оставаться одним из иструментов влияния на власть и обращения к обществу.
Другими словами, активисты могут и должны использовать этот репертуар – протестные акции – в
качестве одного из ключевых в своей деятельности. Это, в свою очередь, будет хорошим
примером позитивного восприятия «простыми людьми» акций протестов, то есть опривычивание
такой активности будет вести к нормализации отношения людей к протестам, снижению
психологической планки готовности вовлечься к них. Кроме этого, мы видим, что табуированных
для протестов тем в Перми фактически нет, поэтому и здесь рекомендацией для активистов
может быть укрепление свободы собраний по самому широкому спектру тем и проблематик, при
понимании главных ограничений, вводимых пермскими властями на свободу собраний –
недопущение нежелательных публичных акций в центральных частях Перми с большим
пешеходным трафиком. Но и эти ограничения в какой-то степени могут быть преодолены хорошо
организованными активистскими группами и объединениями.
6
Библиография
Николенко, К. (2017). Идеология и практика КПРФ: проблема исторической преемственности и
поиск новой политической идентичности. Litres.
Семенов, А.В. (2016). От экономического кризиса к политическому? Динамика протестных
требований в российских регионах (2008-2012 гг.). Журнал исследований социальной политики,
14(2).
Семенов, А.В. (2018). Протестная активность россиян в 2012–2013 гг. Социологические
исследования, (11), 54-63.
Эксперты КГИ представили итоги мониторинга социально-экономической и политической
напряжённости регионов за 3 года. Режим доступа: https://komitetgi.ru/analytics/3797/
7
Автор
perm-book.ru
Документ
Категория
Наука
Просмотров
141
Размер файла
447 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа