close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Bezzubova filosof pozitiv

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки
Российской Федерации
Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет
Факультет экономики и управления
Кафедра философии
ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ.
ПОЗИТИВИСТСКАЯ ТРАДИЦИЯ
В ФИЛОСОФИИ НАУКИ
Методические указания для аспирантов
и соискателей всех специальностей
Санкт-Петербург
2011
1
УДК 1.16
ББК 87.3
Рецензент канд. филос. наук, доцент Б. И. Трилесник (СПбГАСУ)
ВВЕДЕНИЕ
История и философия науки. Позитивистская традиция
в философии науки: метод. указ. для аспирантов и соискателей всех
специальностей / сост. О. В. Беззубова; СПбГАСУ. – СПб., 2011. – 38 с.
Методические указания предназначены для аспирантов и соискателей всех специальностей, готовящихся к экзамену кандидатского
минимума по курсу «История и философия науки». Знакомство с основными положениями позитивистской традиции в философии науки предусмотрено программой кандидатского экзамена (раздел «Общие проблемы философии науки») и является необходимым для понимания сущности ряда проблем, возникающих в ходе философского осмысления
научного знания. Изучение основных этапов развития позитивизма также позволяет сформировать представление о философии науки как особой проблемной области.
Настоящие методические указания содержат список рекомендованной учебной литературы, включающий перечень основных работ
крупнейших представителей позитивизма, а также перечень дидактических единиц и контрольные вопросы для самопроверки. Для более
успешного освоения данного раздела кандидатской программы в настоящие методические указания включен краткий очерк основных этапов в развитии позитивизма.
Методические указания разработаны для аспирантов и соискателей всех
специальностей, готовящихся к кандидатскому экзамену по истории и философии науки. Важность данной методической разработки обусловлена тем,
что позитивизм представляет собой важную и одну из наиболее влиятельных традиций в зарубежной философии науки. Изучение различных направлений и этапов позитивизма входит в обязательную программу раздела «Общие проблемы философии науки» курса «История и философия науки».
Библиогр.: 17 назв.
Перечень основных дидактических единиц по теме
«Позитивистская традиция в философии науки»
© Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет, 2011
2
Общая характеристика позитивизма как традиции в философии науки. Основные этапы развития позитивистской традиции, их особенности и представители. Предпосылки формирования позитивизма в XIX в.
О. Конт как родоначальник позитивизма. Закон «трех стадий». Сущность теологической, метафизической и позитивной стадий в развитии
общества. Смысл понятия «позитивный» в концепции Конта. Критика
метафизики. Основные характеристики позитивного знания. Роль и задачи философии в системе позитивного знания. Место науки в системе
позитивного знания. Критерии научности. Социология как позитивная
научная дисциплина, ее значение для развития общества. Социальная
3
статика и социальная динамика. Позитивная политика как инструмент
преобразования общества.
Эмпириокритицизм как особый этап в развитии позитивизма. Сущность понятия «эмпириокритицизм». Р. Авенариус и Э. Мах как основоположники эмпириокритицизма. Антиметафизические представления
эмпириокритицизма. Влияние психологии и биологии на формирование
основных положений эмпириокритицизма. Философские основания проблемы познания. Феноменализм как философское понятие. Понятие
«опыт» в эмпириокритицизме. Учение о нейтральных элементах восприятия. Принцип экономии мышления. Чистое описание опыта как идеал
познания. Критика интроекции Р. Авенариусом.
Общая характеристика неопозитивизма. Венская школа, основные
представители. Формирование логического позитивизма в рамках Венской школы. Влияние лингвистической философии (Б. Рассел, Л. Витгенштейн). Эмпиристская установка неопозитивизма. Основные положения логического позитивизма. Принцип верифицируемости. Проблема «протокольных предложений». Проблема соотношения языка
наблюдения и языка теории. Проблема демаркации. Причины кризиса
логического позитивизма.
Позитивизм представляет собой не только одно из наиболее влиятельных направлений в философии XIX в., но и значимое явление
в истории европейской культуры, затрагивающее такие области, как наука, политика, религия, педагогика.
В строгом смысле слова позитивизм – философское направление,
исходящее из убеждения в том, что подлинное, «положительное» (позитивное) знание может быть получено лишь благодаря исследованиям,
осуществляемым в рамках отдельных наук, или как результат их синтетического объединения. Философия же, как особая область знания,
претендующая на познание истины, не имеет права на существование.
Таким образом, для позитивизма характерны абсолютизация роли научного знания и отрицание любых других его форм, таких как религиозные и философские доктрины.
В качестве самостоятельного философского течения позитивизм
сформировался в 30-е гг. XIX в. и сохранял определенное влияние вплоть
до середины ХХ в. В истории позитивизма принято выделять несколько
этапов.
Первый, или классический, позитивизм (30–60-е гг. XIX в.) связан
с именем основоположника позитивизма Огюста Конта и его последователей, таких как Дж. С. Милль, Э. Литтре, И. Тэн, Г. Спенсер,
Г. Н. Вырубов, П. Л. Лавров, Н. К. Михайловский.
Второй позитивизм, или эмпириокритицизм, «махизм» (конец XIX –
начало ХХ в.), в первую очередь связан с работами Рихарда Авенариуса и Эрнста Маха. Среди многочисленных последователей эмпириокритицизма можно выделить П. Дюгема, А. Пуанкаре, в России –
А. А. Богданова, П. С. Юшкевича, П. К. Энгельмейера.
Третий позитивизм, или неопозитивизм (20–30-е гг. ХХ в.) –
к этому периоду относится деятельность так называемого Венского
кружка под руководством Морица Шлика, в рамках которого сложилось такое направление, как логический позитивизм. Данное направление представлено, прежде всего, работами Р. Карнапа, О. Нейрата,
К. Гёделя, а также К. Гемпеля, Э. Нагеля, А. Айера.
Развитие философии науки второй половины ХХ в. было во многом
определено стремлением преодолеть позитивистские установки, что
привело к формированию в 60–70-е гг. ХХ в. такого направления, как
постпозитивизм, который представлен работами К. Поппера, Т. Куна,
И. Лакатоса, П. Фейерабенда, С. Тулмина, М. Полани. Идеи логического позитивизма продолжали оказывать влияние на названных мыслителей, однако в их работах многие основоположения позитивизма были
критически пересмотрены.
В целом, позитивистской традиции были свойственны такие характерные черты, как-то:
• вера в безграничные возможности науки;
• вера в технический и нравственный прогресс (технократический
оптимизм);
• убежденность в том, что единственным методом познания, дающим достоверное знание, является естественнонаучный метод, основанный на выявлении объективных взаимосвязей в природе;
• стремление применить метод естественных наук к изучению не
только природы, но и общества, то есть обосновать возможность социологии как науки.
4
5
Общая характеристика философии позитивизма
• убежденность в том, что с помощью научной социологии можно
решить все проблемы человечества.
Зарождение позитивизма в XIX в. было связано как с внутренним
развитием философии и новыми проблемами, поставленными техническим прогрессом, так и с изменениями, имевшими место в общественной структуре и экономике. С точки зрения истории философии позитивизм непосредственно наследует традиции европейского сциентизма
и философско-политической мысли эпохи Просвещения. Вера в возможности человеческого разума, способного с помощью научного познания
подчинить себе природу и изменить жизнь общества к лучшему, разделяемая почти всеми ведущими мыслителями эпохи Просвещения,
является фундаментом концепции основоположника позитивизма
Огюста Конта. С другой стороны, кровопролитные революции и войны
второй половины XVIII – начала XIX в. заставили последующие поколения усомниться во всесилии разума и даже поставить под сомнение
провозглашенную французскими просветителями абсолютную ценность
свободы. Промышленная революция XIX в., завершившая формирование общественного строя и экономики нового типа – капитализма, продемонстрировала, что успехи в области материального производства
вовсе не приводят к искоренению неравенства между людьми, а, напротив, усиливают социальное расслоение и эксплуатацию рабочего класса. Возникновение позитивизма также было обусловлено тем, что развитие науки в XIX в. привело к пересмотру картины мира, сложившейся
под влиянием классического естествознания XVII–XVIII вв., и поставило перед философией новые гносеологические проблемы.
Становление позитивистской традиции в XIX в. и влияние
Анри де Сен-Симона
Родоначальником философии позитивизма является французский
философ Огюст Конт (1798–1857). Конт учился и преподавал в знаменитой Политехнической школе в Париже, в течение нескольких лет был
последователем и секретарем Анри де Сен-Симона, одного из основателей течения утопического социализма. Конт принял участие в работе
над книгой Сен-Симона «Катехизис промышленников» (1822), для
которой он написал главу под названием «Проспект научных работ,
6
необходимых для реорганизации общества». Однако Сен-Симон
не одобрил работу Конта, обвинив его в «аристотелизме», то есть
в том, что он отводит чрезмерно большое место теоретическому познанию, тогда как сам Сен-Симон настаивал на приоритете продуктивной деятельности, «промышленной способности». В дальнейшем взгляды Конта и Сен-Симона окончательно разошлись, главным образом по
поводу роли религии в обществе. Сен-Симон пытался развивать идею
новой религии, основанной на культе науки и ученых, в частности Ньютона, Конт также пришел к подобным воззрениям, но лишь в поздний
период творчества.
Тем не менее Анри де Сен-Симон (1760–1825) заслуживает особого внимания именно как учитель Конта. Некоторые исследователи
полагают, что своими основополагающими идеями, начиная от замысла позитивной философии и заканчивая концепцией «подлинной науки»
об обществе и разрабатываемой на ее основе программой «научной
политики», Конт был обязан именно Сен-Симону. Развитие Контом сенсимонизма заключалось не столько в новых идеях, сколько в их детализирующей и систематизирующей разработке. Определяющим моментом здесь явилось религиозное, мифологизирующее отношение к науке,
свойственное Сен-Симону. Не получив систематического образования,
то есть будучи талантливым самоучкой, Сен-Симон был склонен идеализировать науку и научный метод познания вплоть до их отождествления с религией, в итоге превратившегося в идею нового христианства.
В «Письмах женевского обывателя» (1803) Сен-Симон представляет И. Ньютона религиозным пророком, а ньютонианскую науку – новой религией, внушенной ему самим Богом. «Знай, что я посадил Ньютона рядом с собой и что я поручил ему направлять просвещение
и повелевать жителями всех планет»1, – так сам Бог в видении автора
«Писем…» определяет значение Ньютона для всего человечества.
Далее же Бог излагает ему новый проект общественного порядка.
Человечество должно управляться «советами Ньютона», состоящими
из двадцати одного избранника. Жители любой части земного шара
могут избрать свой совет. Каждый совет должен возвести храм, в котором будет находиться символический мавзолей Ньютона, родители
1
Сен-Симон К. А. Письма женевского обывателя / К. А. Сен-Симон // Собр.
соч.: в 2 т. М., Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1948. Т. 1. С. 137.
7
будут приносить туда своих детей после рождения, там будут хоронить
наиболее почитаемых граждан. Таким образом, у истоков позитивизма
стоит обожествление науки, выразившееся в культе Ньютона, якобы
внушенном Сен-Симону самим Богом. Божественность ньютонианства
подтверждается и тем, что в соответствии с механистической картиной мира, выразив численно количество материи в каждой части Вселенной и применив закон всемирного тяготения, можно с математической точностью предсказать все последовательные изменения во Вселенной. Таким образом, ньютонианская картина мира в пределе может
быть проинтерпретирована как взгляд на мир с точки зрения Бога. Однако эта точка зрения не позволяет провести различия между теми явлениями, которые принято было называть «моральными», то есть социальными, и теми, которые считаются «физическими». Следовательно,
между знанием о законах общества и знанием о законах природы нет
и не может быть принципиального различия. Поэтому науки об обществе должны выстраиваться на тех же основаниях и пользоваться теми
же методами, что и науки естественные.
Что касается метода социальных наук, то, хотя в полной мере он
был обоснован и развит лишь Контом, у Сен-Симона мы находим его
предпосылки. Он пишет о том, что разум должен основываться только
на наблюдаемых фактах. На этом прочном фундаменте уже основываются такие науки, как астрономия, физика, химия. Этот метод должна
воспринять и наука о человеке, только в этом случае она будет «позитивной». Наука о человеке для Сен-Симона является частью физиологии, но в поле ее интересов также входят вопросы религии, политики,
морали, народного образования. Объединить же все эти разрозненные
области в единую систему должна «общая наука», то есть философия.
Ориентируясь на естественнонаучную модель познания,
Сен-Симон развивает своеобразную трактовку человеческого разума.
Под разумностью он понимает способность человека с помощью знаков языка, вырабатываемых на основе первичных ощущений, артикулировать и сочетать идеи (понятия), причем решающим моментом в процессе становления человеческого разума является способность различать причину и следствие. Появление этой способности Сен-Симон
относит к периоду Древнего Египта. Прогресс разума, в свою очередь,
определяется как процесс постижения причин, сначала внешних и не-
посредственно воспринимаемых, а затем внутренних и постигаемых
опосредованно, благодаря чему многочисленные частные причины постепенно сводятся к все более ограниченному кругу, пока, наконец, разум не поднимется до постижения единой, наиболее общей причины.
Познание первоначально осуществляется с помощью воображения,
а затем – с помощью рассудочных понятий, обобщающих эмпирические факты. Поскольку существуют две формы познания, то существуют и две формы прогресса: одна на основе религии (связана с воображением), другая – на основе науки, то есть рациональное познание. Каждая фаза – религиозная и научная – длится около тысячи лет, причем
только европейцы, завершив первый, религиозный, цикл, перешли ко второму, научному, и прошли его до конца. Религиозная фаза распадается
на три стадии: идолопоклонства, политеизма и монотеизма. Идолопоклонство было первым этапом прогресса разума, самым первым способом разумного постижения причин, хотя человек еще представлял их
в чувственной форме. Переход к политеизму предполагает признание
наличия множества не воспринимаемых чувствами причин, идеального
мира. И наконец, монотеизм сводит эти многочисленные причины
к одной.
В научной стадии разум также проходит три состояния, заключающихся в переходе от поиска высшей идеальной причины к анализу внутренних, присущих самим вещам причин, и затем в сведении их воедино,
как это было сделано Ньютоном благодаря открытию закона всемирного тяготения. Следующим шагом должно стать создание новой, основанной на разуме, религии, которая смогла бы соединить воедино естествознание и моральные, политические, законодательные нормы.
Таким образом, наиболее общий принцип, выводимый из наблюдаемых
явлений, – закон всемирного тяготения – согласно Сен-Симону должен
быть положен в основу научной, религиозной и политической «точек зрения», при этом идея всемирного тяготения не противоречит идее Бога,
поскольку она есть общий принцип, посредством которого Бог управляет Вселенной.
Позднее Сен-Симон вводит третий цикл в свою концепцию истории. Этот цикл должен был дать объяснение недавних событий европейской истории, поэтому он охватывал события, предшествовавшие
Великой французской революции, саму революцию и ситуацию, сложив-
8
9
шуюся после нее. Эта эпоха получила характеристику критической,
в отличие от двух «органических» эпох, одна из которых ей предшествовала, а другая следовала после нее.
Огюст Конт и Парижская политехническая школа
редь, на опыте, было свойственно не только французским ученым. Данный тезис можно считать одним основных положений в философии науки Нового времени. Подобная позиция получила название «бэконианской», поскольку именно английский философ Ф. Бэкон одним из первых
высказал убеждение в том, что только эмпирическое знание является
основой развития науки и, как следствие, процветания государства. Что
же касается господствовавшего среди ученых Парижской политехнической школы убеждения в том, что наука должна прежде всего описывать наблюдаемые явления, не пытаясь проникнуть в их сущность, то
эта позиция в науке XVII–XVIII вв. сформировалась в ходе борьбы против
объяснения физических явлений с помощью «скрытых качеств» и разделялась большинством ученых-естествоиспытателей своего времени. Однако влияние ученых круга Парижской политехнической школы
на становление концепции О. Конта очевидно.
Значительное влияние на становление взглядов Конта оказало его
обучение в Парижской политехнической школе, где к тому времени
уже сформировалось определенное понимание того, какой должна быть
подлинная наука.
Парижская политехническая школа была основана в 1794 г. с целью подготовки гражданских и военных инженеров. Именно с этим учебным заведением связан расцвет французской науки в первой трети XIX в.
Считается, что именно благодаря деятельности ученых Парижской политехнической школы процесс математизации естествознания
достиг логической завершенности. Ученые-политехники в своей научной деятельности считали необходимым опираться как на точный количественный эксперимент, так и на аппарат математического анализа.
Первыми преподавателями школы были математики Ж. Л. Лагранж, Г. Монж, химики А. Ф. Фуркруа, К. Л. Бертолле, активное участие в качестве экзаменатора принимал П. С. Лаплас, впоследствии
в школе работали А. М. Ампер, Ж. Б. Фурье. Среди выпускников школы были такие выдающиеся ученые своего времени, как Ж. Б. Био,
Ж. Л. Гей-Люссак, О. Ж. Френель, С. Карно и многие другие.
В кругу преподавателей и выпускников Парижской политехнической школы господствовали следующие представления о науке: во-первых, наука должна давать полезное знание, и, во-вторых, она не должна
стремиться к объяснению скрытой сущности или внутренней природы
наблюдаемых явлений.
Так, например, в предисловии к своему курсу «Начертательной геометрии» один из основателей школы, математик Гаспар Монж (в свое
время обучавший математике Сен-Симона), всячески подчеркивал
ее экономическое и политическое значение, способствующее развитию
французской промышленности.
Напомним, что представление о том, что научное знание должно
служить укреплению мощи государства и основываться, в первую оче-
Наиболее значимыми работами Конта считаются «Курс позитивной философии» в шести томах (1830–1842) и четырехтомная «Система позитивной политики» (1851–1854).
Основную идею контовской философии науки можно свести к следующему положению: как общество, так и отдельный человек
в своем развитии последовательно проходят три стадии. (Саму
концепцию стадиального развития Конт, как известно, позаимствовал
у Сен-Симона.) Прохождение трех стадий затрагивает все сферы человеческой деятельности, в том числе формы общественного устройства.
Первая стадия – теологическая, или фиктивная. На этой стадии человеческий разум объясняет природу вещей воздействием многочисленных сверхъестественных факторов, при этом он направляет свои
исследования, главным образом, на внутреннюю природу вещей – первые и конечные причины всех явлений, то есть стремится к абсолютному знанию.
Следующая стадия – метафизическая, или абстрактная.
По сути, это видоизмененное теологическое состояние, где сверхъестественные факторы заменены отвлеченными сущностями, абстракциями, которым приписывается способность самостоятельно порождать
10
11
Основные положения философской концепции Огюста Конта
все наблюдаемые явления, а объяснение сводится к определению соответствующей сущности.
Наконец, третья стадия – позитивная, или научная. В позитивном состоянии человеческий разум признает невозможность достигнуть абсолютного знания и отказывается от исследования таких вопросов, как происхождение и предназначение Вселенной, познание внутренних причин явлений. Вместо этого он сосредоточивается, правильно
сочетая рассуждения с наблюдениями и экспериментами, на изучении
действительных законов, то есть неизменных отношений между явлениями. Таким образом, пределом познания становится установление
связей между частными явлениями и общими законами, число которых
уменьшается по мере прогресса науки. Вопрос же о первых, абсолютных, причинах Конт считал недоступным познанию и, следовательно,
бессмысленным.
В первую очередь необходимо прояснить, какой смысл Конт вкладывает в понятие «позитивное». По мнению Конта, слово «позитивный» – положительный, во всех европейских языках обладает двумя
значениями: реальный и полезный. Именно их сочетание и может выявить подлинный дух «позитивной философии», которая является ничем
иным, как «обобщенным и систематизированным здравым смыслом».
Кроме того, термин «позитивный» предполагает достоверность и точность, которые отличают современное мышление от древних систем
знания. В этом же заключается отличие позитивизма от метафизики.
«Метафизический дух» выполняет только критическую функцию, разрушая теологические представления, а «позитивный дух» должен занять место религии в духовном мире человека. Позитивная научная
установка не предполагает полного отказа от ценностей прошлых эпох.
Единственное, от чего должно отказаться человечество, – это от претензий на познание абсолютного. То есть позитивное знание представляет собой знание, неразрывно связанное с органическим, точным, достоверным, полезным и действительным, но в то же время знание относительное. При этом понятие «позитивное» также предполагает
и определенное моральное, ценностное отношение. Цель позитивного
знания – в примирении разума и сердца, моральных и умственных условий и в итоге – в построении «истинной» социальной науки. Таким образом, понятие «позитивное» у Конта оказывается гораздо шире, чем про-
сто представление об эмпирическом и полезном. Позитивное знание,
помимо синтеза теоретического и практического аспектов, должно содержать в себе также и моральную сторону.
Позитивную стадию Конт рассматривал как финальную стадию
развития человеческого разума. При этом он отмечает, что теологическое состояние – это необходимый отправной пункт человеческого
разума, позитивное – его определенное и окончательное состояние, тогда как метафизическая стадия является лишь переходной ступенью.
На теологической стадии господствуют «самопроизвольные верования»,
не допускающие никакого доказательства. На метафизической – разум
стремится искать ответы на свои вопросы, обращаясь к сущностям,
или абстракциям. В позитивном состоянии разум всегда опирается на
точное знание о внешнем реальном мире, поэтому для разума, достигшего позитивного состояния, характерно признание всех явлений подчиненными неизменным естественным законам, при этом он не стремится указывать причины явлений, а ограничивается анализом условий, в которых явления происходят.
Таким образом, можно сделать вывод, что основной характеристикой позитивной науки является отказ от объяснений в пользу описаний устойчивых взаимосвязей между наблюдаемыми явлениями. В качестве примера Конт, так же как и Сен-Симон, приводил ньютонианскую концепцию, в рамках которой все общие явления Вселенной
объясняются через законы тяготения.
Ярко выраженная в XIX в. тенденция к специализации отдельных
научных дисциплин по Конту носит разрушительный характер. Он считает необходимым избавиться от «разрозненности человеческих понятий» и создать новую, единую, науку, то есть положительную, позитивную философию, которую он понимал как совокупность «общих научных положений», вырабатываемых естественными и социальными
науками. В то же время Конт полагал, что наука не нуждается в философии в ее традиционной форме и что философия как «метафизика»,
учение о сущности явлений, их началах и причинах, должна быть устранена.
Конт перечисляет основные достоинства позитивной философии.
Во-первых, изучение этой философии дает единственное рациональное средство для того, чтобы обнаружить логические законы челове-
12
13
ческого разума, к отысканию которых до этого применялись малопригодные средства.
Во-вторых, прочное обоснование положительной философии дает
ей возможность играть руководящую роль во всеобщем преобразовании системы воспитания и образования.
В-третьих, изучение общих выводов наук способствует прогрессу
отдельных положительных наук.
В-четвертых, важнейшее свойство положительной философии состоит в том, что ее можно считать единственной прочной основой общественных преобразований.
Таким образом, истинная природа позитивной философии заключается в том, чтобы признать, что все явления подчиняются неизменным
естественным законам. Открытие этих законов и сведение их к минимуму, то есть к предельно общим законам, которые не могут быть многочисленны, и составляет цель познания. В задачу философии также
входит осмысление сущности каждой из наук, исследование логических законов человеческого духа и в итоге – формирование единой научной картины.
Важнейшим пунктом в программе позитивной философии является
построение позитивной науки об обществе – социологии. Эта наука должна была стать фундаментом для реорганизации общества и преодоления социальных и политических кризисов. Первоначально Конт хотел
назвать новую науку «социальная физика», поскольку считал необходимым применение в науках об обществе основных методов естествознания, таких как наблюдение, эксперимент, сравнительный метод. Целью новой науки должно было стать исследование законов общества.
Знание этих законов, рассматриваемых Контом как основа для принятия решений, позволило бы прогнозировать события и управлять общественным прогрессом, который он понимал как торжество порядка.
В отличие от французских просветителей Конт с сомнением относился
к идее свободы как высшей ценности общества, считая подобные воззрения метафизическими и разрушительными. Возможность предвидения как один из основных результатов науки («Наука там, где есть предвидение…» – писал Конт) поможет обществу преодолеть кризисное
состояние, в котором оно, по его мнению, находится.
В своем главном сочинении «Курс позитивной философии» Конт
систематизирует науки в соответствии со сложностью их предмета
и значением для общества. Так, первый том посвящен математике. Математика не является в строгом смысле позитивной наукой, поскольку
не основана на наблюдении, но математика – основа всех наук, язык, на
котором формулируются законы природы. Следующие тома посвящены использующим математику астрономии и физике, а также химии
и биологии, как более сложным наукам. Последние же две книги шеститомного «Курса…» посвящены самой важной и сложной науке – науке об обществе. При этом Конт исключает из своей системы теологию и метафизику, так как они не «позитивны», а также этику, поскольку
моральные вопросы могут быть решены с помощью научной социологии. Все рассматриваемые научные дисциплины в своем развитии проходят три стадии и в итоге достигают позитивного состояния. В физике
это произошло благодаря Гюйгенсу, Паскалю и Ньютону, в химии – благодаря Лавуазье, свою же задачу Конт видит в том, чтобы вывести
на позитивный уровень философию и социологию.
Конт делит социологию на два раздела: социальную статику
и социальную динамику.
Социальная статика изучает условия, общие для всех обществ. Конт
называет их «условия порядка». Социальная динамика – законы развития общества, главный из которых – закон трех стадий, являющийся
необходимым условием прогресса. Общественный прогресс невозможен без того, чтобы заимствовать в прошлом все лучшие достижения.
Конт согласен с мыслителями эпохи Просвещения в том, что феодальное военно-аристократическое общество, соответствующее высшей
форме теологической стадии – монотеизму, исчерпало себя, так как
ориентировалось главным образом на завоевания, а не на производство.
Но в феодальном обществе были и свои достоинства: стабильность
и единообразие мыслей, служащие гарантами общественного порядка.
Поэтому смысл социального прогресса не в том, чтобы разрушить средневековый порядок, а в том, чтобы возродить свойственные ему положительные черты на новом уровне развития. Важное преимущество
средневекового общества Конт видит также в том, что духовная власть –
церковь, обеспечивающая упомянутое единообразие мысли, была отделена от светской, то есть от принуждения. Эту структуру необходимо воспроизвести в обществе будущего.
14
15
Метафизическую стадию в развитии общества Конт описывает как
более высокую по отношению к теологической. Но в то же время она
выступает лишь как промежуточная стадия между теологической
и позитивной и поэтому должна быть пройдена как можно скорее. Историческое предназначение метафизического этапа состоит в том, чтобы преодолеть теологическую стадию. Это необходимая ступень в развитии мысли, но она не может привести к какому-либо результату, поскольку метафизика не ограничивается той единственной сферой, которая
может быть доступна человеческому уму, – описанием закономерных
связей между явлениями. Вместо этого она ищет объяснения, пытается выявить скрытые качества явлений и с этой целью вводит в рассмотрение абстрактные умозрительные сущности.
Конт настойчиво подчеркивает, что позитивная наука полезна, тогда как метафизика бесполезна. Под полезностью он понимает в первую
очередь полезность для государства, полагая, что индивиду не может
быть полезно то, что противоречит государственным интересам.
Однако метафизика не просто бесполезна, она разрушительна.
Именно метафизические рассуждения вдохновляли все разрушительные движения в европейской истории, например Французскую революцию. Примерами пагубного влияния бессильной и бесполезной метафизики, по мнению Конта, являются такие идеи, как представление о связи прогресса общества и свободы, идея суверенности народа, идеал
свободы вообще. Эти идеи несут в себе семена раздора и анархии.
Следовательно, метафизика ответственна за нестабильность и раздоры в обществе. Позитивная же наука должна дисциплинировать бунтующий анархический разум.
Таким образом, социальная задача позитивизма заключается в установлении в обществе долгожданного порядка. Позитивные социальные
науки должны выработать позитивное понятие прогресса. Позитивная,
основанная на научных основаниях политика устранит произвол в обществе, улучшит положение всех социальных слоев и примирит всех граждан, поддерживая правильную экономическую политику и научным образом доказывая необходимость подчинять личные эгоистические интересы общественным. С точки зрения Конта, любой гражданин имеет
определенные обязанности в государстве, а принадлежащая ему собственность определяет не только его возможности, но и меру ответственности за общее благополучие.
Единство общества может быть достигнуто благодаря распространению в обществе позитивного мышления и знаний, полученных позитивной наукой. В рамках своего учения Конт пытается дать ответ на
вопрос о месте ученого в обществе и отношении ученых и власти.
В новом обществе должно быть два правящих класса: теоретики-ученые и политики-практики. Благодаря такому союзу станет возможным
сочетание прогресса и порядка, стабильности и развития, тем самым
эпоха кровопролитных революций останется в прошлом. Ученые будут
выполнять в новом обществе ту же функцию, что и духовенство в средневековом. Возможно, поэтому у Конта возникает идея позитивной религии, в последней работе Конта «Система позитивной политики»
(1851–1854) получившая форму культа Человечества. Важной составляющей нового культа должно было стать поклонение выдающимся ученым. В новом обществе необходимо воспроизвести разделение духовной
и светской власти, точнее, теоретической (ученые) и практической (правящий класс). Ученые должны обеспечить власть позитивными научными основаниями для принятия решений, чего сама власть сделать не
в состоянии, поскольку вовлечена в решение сиюминутных вопросов.
Таким образом, решающим звеном в проекте Конта является идея
социологии как позитивной науки об обществе. Общество будущего
должно воплотить в себе идеал прогресса в сочетании с порядком, поскольку будет строиться на основе позитивного знания – социальной
статики и социальной динамики.
Убежденность Конта в том, что позитивная наука должна не искать первопричин, а ограничиться лишь самими явлениями, было подхвачено последующими поколениями позитивистов, такими как Э. Мах,
А. Пуанкаре, П. Дюгем, М. Шлик. Однако последующие поколения позитивистов не ставили вопроса о духовной власти ученых в обществе,
более важным для них оказался вопрос об отличии науки и не-науки
(так называемая «проблема демаркации»). Однако они также стремились преодолеть метафизику, очистить естественные науки от метафизических компонентов.
16
17
Эмпириокритицизм как второй этап развития позитивизма
Эмпириокритицизм – весьма влиятельное, в том числе среди ученых-естествоиспытателей, течение в философии конца XIX – начала
ХХ в. Сам термин «эмпириокритицизм» означает «критика опыта».
Основателями данного направления позитивизма считаются швейцарский философ Рихард Авенариус (1843–1896) и австрийский ученый Эрнст Мах (1838–1916).
Труды Р. Авенариуса (основные из них: «Философия как мышление о мире по принципу наименьшей силы» (1876), «Критика
чистого опыта» в двух томах (1888–1890), «Человеческое понятие о мире» (1891)) были достаточно трудны для понимания в силу
сложного языка и запутанной терминологии, поэтому эмпириокритицизм
стал популярным благодаря Маху, чьи работы были написаны в более
простой и ясной манере. Именно поэтому эмпириокритицизм стали называть «махизм». Сам Мах не считал себя последователем Авенариуса,
рассматривая его в большей степени как философа, нежели ученого.
В отличие от Авенариуса, Э. Мах («Анализ ощущений и отношение физического к психическому» (1886), «Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования» (1905)) занимался
экспериментальной физикой, проводил исследования в области механики, акустики и оптики. В этих областях он достиг выдающихся результатов (в частности, исследовал явление ударной волны). В аэродинамике используется такие понятия, как «число Маха», а также «конус Маха»,
«угол Маха».
В области механики Мах пытался построить такую систему законов, которая позволила бы отказаться от понятий абсолютного пространства, времени и движения, то есть пересмотреть ньютоновскую механику. Согласно «постулату Маха», движения тел могут быть определены только относительно других тел. Этот постулат получил название
«принцип относительности Маха»; считается, что он оказал влияние на
становление теории относительности Эйнштейна. Последователями
Маха были многие выдающиеся ученые, в частности математик,
физик и философ А. Пуанкаре. В России влияние махизма было велико
в первую очередь в революционной среде (А. В. Луначарский,
П. С. Юшкевич, В. А. Базаров). Критическую позицию по отношению
к махизму занимали Г. В. Плеханов и В. И. Ленин. Последний в работе
«Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной
реакционной философии» выступил против субъективно-идеалистической установки эмпириокритицизма.
Эмпириокритицизм развивался в русле такой области философии,
как теория познания – гносеология. Во второй половине XIX в. гносеологическая проблематика в философии привлекает все больше внимания в связи с развитием науки и поиском критерия, позволяющего провести границу между «истинным» научным и «ложным» философским
знанием. Под влиянием эмпиризма и позитивизма в гносеологии XIX в.
сформировалось убеждение, что любое познание начинается с ощущений, которые являются его единственным основанием, и, следовательно, на статус научных могут претендовать только те суждения, которые могут быть сведены к ощущениям. Однако если трактовать процесс познания подобным образом (как полностью сводящийся
к ощущениям), то возникает вопрос, как вообще стали возможны философские метафизические понятия, если они не имеют никакого эмпирического обоснования, то есть что в самом процессе познания, в опыте,
позволяет возникнуть метафизическим идеям.
Антиметафизическую установку эмпириокритики унаследовали от
представителей классического позитивизма, внеся в нее существенные
коррективы. Если Конт и его последователи, такие как Г. Спенсер
и Дж. С. Милль, считали метафизику простым заблуждением, от которого необходимо избавиться, то эмпириокритики пошли дальше и задались вопросом о том, в чем заключаются гносеологические причины
этого заблуждения. С их точки зрения, только выявив эти причины, можно
очистить научное знание от метафизики.
Идеи, выдвинутые эмпириокритиками, приобрели большую популярность на рубеже веков и были восприняты современниками как подлинная революция в философии естествознания. В своих работах Мах
и Авенариус также опирались на данные молодой позитивной науки –
психологии, которую рассматривали как науку о мышлении, альтернативную спекулятивной (метафизической) философии. Отвергая метафизику, они, тем не менее, признавали роль философии, но это должна
была быть новая философия, включающая в себя как теорию познания,
так и данные психологии. Основная задача подобной философии состо-
18
19
яла в том, чтобы обобщить достижения частных наук и выявить содержание чистого опыта, свободного от посторонних привнесений, так как
частные науки сами по себе не в состоянии решить эту проблему.
Таким образом, как и в классическом позитивизме, философия мыслилась как интегративная дисциплина, обобщающая практику научного
познания, анализирующая его методы и выявляющая те эффективные
приемы, которые позволяют получать достоверное научное знание. Традиционные же философские вопросы, такие как, например, проблема
тождества мыслящего субъекта и его соотношения с возможными
объектами познания, эмпириокритики считали ложными проблемами.
Тем не менее, формирование эмпириокритицизма как философской доктрины было бы невозможным без влияния классической философии,
в первую очередь Дж. Беркли и Д. Юма. Существенным для понимания махизма является также учение И. Канта.
Истоки проблемы, которую пытались разрешить эмпириокритики,
восходят также к философии Р. Декарта. Напомним, что стремясь найти достоверные основания познания, Декарт предлагает так называемый принцип методического сомнения, сводящийся к тому, что все,
в чем мы можем усомниться, должно быть отброшено как недостоверное. Таким образом, мы можем усомниться в существовании всего,
что дано в ощущениях: вещей, собственного тела, мира в целом. Единственное же, что мы не можем поставить под сомнение, – это само
сомнение, то есть мышление и, следовательно, существование нашего
мыслящего «Я». Однако для того, чтобы все же обосновать достоверность ощущений и возможность эмпирического познания, Декарту приходится прибегнуть к онтологическому доказательству бытия Бога, который и выступает в качестве гаранта истинности.
Альтернативную точку зрения предложили английские философыэмпиристы, поставившие под сомнение не только существование внешнего мира, но и само мыслящее «Я». Так, с точки зрения Д. Юма, единство нашего «Я» представляет собой не что иное, как «пучок или связку различных восприятий», сменяющих друг друга. Посредством
восприятий рассудок получает «простые идеи», в результате обработки
которых возникают сложные идеи – представления. Но наличие чувственных восприятий и представлений вовсе не свидетельствует о существовании вне нас реальных объектов. В повседневной жизни мы
признаем объективное существование вещей, хотя не можем доказать
их существования. Когда мы утверждаем, что та или иная вещь существует, это утверждение есть результат нашей веры, основанной на особого рода переживании. Соответственно, мы можем спросить, какие
причины заставляют нас верить в существование вещей, но спрашивать о существовании вещей бессмысленно.
И. Кант соглашается с английскими философами в том, что любое
наше знание начинается с опыта. Однако проблема перехода от единичных ощущений к целостным восприятиям и, тем более, к общим
понятиям не кажется ему столь очевидной и легко разрешимой. С точки зрения Канта, чувственный опыт был бы невозможен без априорных
форм чувственности: пространства и времени, которые сами не даны
в опыте и не выводятся из него. Для того же, чтобы решить проблему
соотношения чувственных представлений и рассудочных понятий, Канту приходится ввести в свою философскую систему представление
о «продуктивной способности воображения». При этом познание, как
чувственное, так и рассудочное, становится возможным только через
трансцендентальное (то есть опять же предшествующее любому возможному опыту) тождество мыслящего «Я», субъекта. Таким образом,
Кант ограничил возможность познания миром явлений, феноменов, признав, что познание объективной реальности, «вещи в себе», невозможно.
Можно утверждать, что проблемы соотношения субъекта и объекта познания, объективности опыта, обоснования индукции, нахождения
критериев истинности становятся одними из центральных в философии
после Канта. Однако следует признать, что с точки зрения философии
бульшая часть этих проблем оказывается неразрешимой однозначно.
Успехи же экспериментальных наук в XIX в. порождают иллюзию, что
данные философские проблемы либо могут быть разрешены с помощью методов естествознания, либо же, если и это окажется невозможным, они должны быть отброшены как бессмысленные. Поэтому, чтобы избежать ассоциаций с материализмом или же идеализмом как двумя возможными способами решения проблемы познания, Р. Авенариус
и вводит термин «эмпириокритицизм», предполагавший обращение
к чистому опыту с «научных» позиций.
Проблема опыта является центральной для эмпириокритицизма. Так
же как философы-эмпиристы, Мах и Авенариус стоят на позициях фе-
20
21
номенализма, то есть разделяют представление о том, что мы можем
познавать только феномены, но не вещи сами по себе. Человек не может судить о том, что ему не дано в опыте, следовательно, опыт есть
тот источник, из которого черпает свои данные наука, и последняя инстанция, к которой она обращается для проверки своих выводов. Выйти
за пределы опыта, то есть узнать, что стоит за ощущениями, невозможно. Это не означает, что эмпириокритики ставят под сомнение существование мира. Напротив, первый и несомненный факт для них –
это то, что человек находится в мире. Мир не зависит от человека,
и человек вынужден подчиняться его законам. Но судить о мире мы
можем только на основании содержания нашего сознания, которое Мах
и определяет понятием «опыт». Однако было бы неверным рассматривать ощущения как то, что составляет наш опыт, в качестве производных от неких внешних объектов – тел. Напротив, сами тела, как то, что
дано в опыте, представляют собой лишь «комплексы ощущений».
Таким образом, хотя махисты признают безусловным существование объективной реальности, их не интересует реальность вне опыта,
а также то, каким образом реальность, данная в опыте, соотносится
с реальностью вне опыта. Их интересует только то, как эта реальность
дана индивидуальному сознанию. При этом они отрицают метафизический подход, то есть признание чего-либо такого, что в принципе не
может быть дано в опыте, например априорных форм чувственности
или категорий рассудка.
С этой точки зрения любой опыт есть результат взаимодействия
человека как биологического существа с окружающей средой, непрерывная цепь жизненных реакций организма, обусловленная воздействием элементов среды на нервную систему. Результатом этого воздействия оказываются элементы восприятия. В отличие от субъективных ощущений, элементы восприятия нейтральны, следовательно,
объективны и могут быть рассмотрены безотносительно к воспринимающему их сознанию. Таким образом, нейтральность элементов
представляет собой основной принцип махизма, который, с точки зрения его создателей, позволяет избавиться от ложных (неразрешимых)
философских проблем, в частности от проблемы субъекта мышления.
Мах следующим образом понимает содержание опыта. Первое, что
обнаруживает человек в сознании – это мелькание красок, линий, форм,
звуков, запахов и т. п., то есть первичные нейтральные элементы опыта.
Они не сотворены сознанием, а являются результатом воздействия мира.
Или, иначе, мир дан нам как множество элементов. Однако в опыте мы
имеем дело не с этим хаосом, а с миром оформленным, в котором мы
можем ориентироваться. Кант объяснял возникновение упорядоченного мира феноменов согласованным действием априорных форм чувственности и рассудка. Мах с этой целью обращается к достижениям
молодой научной дисциплины – биологии – и эволюционной теории.
Тот факт, что мир в опыте есть нечто упорядоченное и организованное, Мах объяснял с помощью представления о человеке как живом
(трудящемся) существе, которое должно приспосабливаться, для того
чтобы выживать в мире. Следовательно, для человека важна не объективная картина мира, а способность в нем ориентироваться. Вопрос же
о том, как соотносится образ мира с самим миром, Мах считал праздным, ведь, кроме опыта, человеку все равно ничего не дано.
Итак, мы воспринимаем мир как совокупность устойчивых единичностей, которые обладают целым набором чувственно воспринимаемых
свойств и выступают как комплексы ощущений. Основная характеристика такого комплекса – устойчивость. Разумеется, ничего абсолютно
устойчивого не существует, со временем изменяется даже наше «Я»,
но эти изменения можно считать несущественными по отношению
к единству целого.
Устойчивые комплексы опыта образуют два независимых ряда:
физических и психических феноменов. Критерием различия между ними
является отношение к индивидуальному сознанию. Физические тела не
зависимы от него и существуют для всех, психические же феномены
существуют только для нашего сознания. Связь объективного мира –
это связь физических тел. Принцип организации психического мира –
ассоциация, центром которой является наше «Я». С точки зрения Маха,
для науки достаточно указания на то, что ряды психических и физических феноменов независимы. Всякая попытка установить соотношение
между ними, то есть обосновать истинность картины мира, данной
в ощущениях, является метафизикой. С этой точкой зрения были не согласны марксисты, утверждавшие, что критерием истинности является
общественная практика.
22
23
Другой фундаментальный принцип махизма – чистое описание
опыта как идеал познания. Наука описывает феноменальную сферу
и выявляет устойчивые связи между явлениями – научные законы.
Но метафизически ориентированная наука этим не ограничивается, она
пытается установить причину, объяснить последовательность фактов.
Этого делать не следует, так как само слово «причина» представляет
собой антропоморфизм, то есть приписывание природным явлениям
качеств, свойственных самому человеку.
Любое знание, согласно Маху, есть лишь описание фактов, то есть
субъективных переживаний и их взаимных отношений. Все, что выходит за рамки возможного опыта, то есть не может быть наблюдаемо,
должно быть устранено из научного познания. Поэтому теоретический
уровень научного знания он понимал как упорядоченную совокупность
опытных данных, которые, в свою очередь, могут быть сведены к комплексам ощущений (так называемый «принцип наблюдаемости»). Такие понятия, как субстанция, причина и тому подобные термины, не
удовлетворяющие принципу наблюдаемости, должны быть элиминированы. Принцип же причинности должен быть заменен понятием функциональной зависимости явлений друг от друга. Таким образом, Мах
подчеркивал первостепенное значение опыта и отрицал все, что относилось к «ненаблюдаемым элементам теории», однако, как показало
дальнейшее развитие философии науки, любая теория содержит в себе
такие элементы, которые не могут быть сведены к опыту, и без них
развитие науки невозможно.
Стремясь изгнать из науки метафизику, Мах обращается к учению
Ньютона и отвергает ньютонианскую картину мира. При этом он отказывается (как от ненаблюдаемых, не данных в опыте) не только от представления об абсолютном пространстве и времени, но и от значимого
для физики XIX в. понятия «сила». По той же причине Мах был противником атомизма: все, что не может быть наблюдаемо (атомы), должно
быть отвергнуто.
Идеал научности как чистого описания соответствует принципу
экономии мышления. Представление об экономии как основе жизни впервые было выдвинуто Р. Авенариусом. Он трактует жизнь как «биологическую экономику», охватывающую разнонаправленные процессы накопления и растраты энергии, стремящиеся уравновесить друг друга.
Если один из процессов преобладает, наступает смерть. Поэтому в качестве критерия жизнеспособности организма Авенариус предлагает
принцип наименьшей силы, согласно которому организм, наиболее экономно расходующий энергетические запасы, имеет больше шансов
выжить. Любой организм связан с окружающей средой, следовательно, жизнь не есть некое внутреннее свойство организма. Жизнь – это
способность адаптироваться, поддерживать энергетический баланс
в условиях постоянно изменяющейся среды. Акт рождения – это переход организма из равновесного состояния в незащищенное и неравновесное состояние по отношению к окружающей среде, то есть своего
рода катастрофа. Оказавшись в новой среде, организм стремится к ней
адаптироваться, или, иными словами, вернуться в первоначальное равновесное защищенное состояние. Это невозможно, но в качестве компенсации окружающий враждебный, чуждый мир превращается в привычный внутренний мир. В случае с человеческим существом такая
адаптация осуществляется благодаря мышлению. Следовательно, основная функция мышления – приспособление к среде. Потребность
в разуме возникла в ходе эволюции, в результате невозможности адаптироваться иным образом, на основе инстинкта. Таким образом, согласно эмпириокритицизму, сознание не отражает действительности, оно
выполняет инструментальную функцию.
Благодаря упражнению, то есть адаптивной способности, человек
осваивает мир, и первоначальный поток разрозненных ощущений превращается в совокупность стабильных образований, «вещей мира».
Экономия мышления проявляется в образовании системы понятий. При
этом Мах и Авенариус определяют понятие как «общее представление», не видя никакой проблемы в переходе от чувственного к рациональному, от ощущений к понятиям. Общие представления необходимы
потому, что позволяют человеку быстрее и более экономно ориентироваться в мире, подводя все новое, неизвестное, под уже известное. Поэтому любой акт восприятия – это не просто совокупность данных, это
всегда апперцепция, что предполагает обусловленность каждого последующего восприятия совокупностью предыдущих восприятий и выработанными на их основе общими понятиями. В центре системы понятий находится наиболее общее понятие – «бытие» – это наиболее общий предикат, который сопровождает всякое восприятие. Однако бытие
24
25
есть не только наиболее общее понятие, но и всеобщий предрассудок,
а также причина метафизики. Оно не обладает никаким фиксированным смыслом, пусто в плане содержания, при этом неустранимо и сохраняется даже после очищения мысли от прочих предпосылок. То есть
понятие «бытие» – абсолютный предрассудок, обусловливающий возможность познания мира, который может быть дан в ощущениях.
Таким образом, принцип экономии мышления не только позволяет
человеку эффективно взаимодействовать с окружающей средой,
но и является причиной ошибок в мышлении. Об имеющихся ошибках
мы узнаем через «чувство неудобства», которое свидетельствует о напрасной трате сил, логичность же и последовательность мысли, напротив, удобны и экономны. Очищение опыта как результат стремления
к экономии может быть инстинктивным, но лучше, если оно будет осознанным.
У Маха принцип экономии мышления приобретает новое значение.
В его понимании экономия мышления – это также чистое описание опыта,
способное короткой формулой связать множество фактов, например,
с помощью формулировки научного закона. Такую же функцию выполняют и образы искусства. С этой точки зрения обыденное мышление
отличается от научного и художественного только меньшей экономичностью. Наука и искусство представляют собой экономные формы мышления, однако они организуют разные сферы деятельности: наука – практику, искусство – эмоциональную сферу. Истину же Мах понимает просто как экономную форму описания опыта, а не как соответствие
предмета и наших представлений о нем.
Это объясняется тем, что Мах понимает сознание биологически.
Основа сознания – память. Эта способность дает человеку чисто количественное преимущество, благодаря которому он может иметь в своем поле зрения более обширную пространственно-временную среду, чем
другие животные. Ощущения, лежащие в основе психической жизни,
образуют комплексы, из которых складываются восприятия. Следы
переживаний, идущие от прежних ощущений, дают представления, которые отличаются от ощущений и возникают в результате ассоциативной связи. Однако остается нерешенным вопрос, каким образом складывается единство нашего «Я», единство мыслящего субъекта.
Поскольку Мах не признает наличия «трансцендентального субъекта»,
то он вынужден апеллировать к некому сравнительно постоянному комплексу нашего «Я», характеризуемому органическими ощущениями, относительно которого протекает временно упорядоченный поток изменений. Этот «сравнительно упорядоченный комплекс нашего Я» напоминает трактовку «Я» у Д. Юма, который понимал его как «связку или
пучок» различных восприятий, следующих друг за другом с огромной
быстротой и находящихся в постоянном движении. Таким образом,
представление о мыслящем субъекте как о чем-то неизменном оказывается не более, чем иллюзией. Причина подобного заблуждения в том, что
мы не очень хорошо умеем отличать один постоянно изменяющийся объект
от множества объектов, последовательно сменяющих друг друга.
Основываясь на таких предпосылках, невозможно провести какуюлибо границу между субъектом и объектом познания. Мир, так же как
и наше «Я», есть лишь комплекс ощущений. Задача науки – описывать
эти комплексы, не пытаясь доказать существование самих вещей. Поэтому Мах свою концепцию называл теоретико-познавательным идеализмом. Сходные представления были свойственны Р. Авенариусу.
С его точки зрения, представление о субъект-объектных отношениях –
это метафизическое представление, возникающее в результате такого
явления, как интроекция. Суть интроекции заключается в том, что переживаемый опыт, ощущения человек начинает воспринимать как «внутренний» опыт, принадлежность сознания, причем мы приписываем наличие внутреннего мира также и другим людям. Таким образом, единый, целостный мир распадается на внешний, существующий вне
субъекта, и внутренний, состоящий из его переживаний и ощущений.
От этих ложных представлений необходимо отказаться и вернуться
к целостности. В этом случае вопрос о существовании внешнего мира
снимается, так как ничего внешнего и внутреннего просто не существует. Соответственно философия избавляется от псевдопроблем, таких
как проблема мыслящего субъекта, проблема различия между духовным и материальным, и перестает быть метафизикой. В качестве альтернативы метафизике Авенариус предлагает своеобразную концепцию
жизни как потока чувственного опыта, в котором не может быть различия между субъектом и объектом, духовным и материальным, материализмом и идеализмом.
26
27
Подводя итог, еще раз отметим, что эмпириокритики выдвигают
два основных требования, которым должна соответствовать наука. Это
экономия мышления и стремление к чистой описательной науке.
В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в позитивистской философии науки
приобретает особое значение логическая проблематика. Прежде всего
эта тенденция была связана с деятельностью так называемого Венского кружка – группы ученых и философов, объединившихся вокруг профессора Венского университета Морица Шлика (1882–1936).
В молодости Шлик изучал физику в Берлинском университете,
в 1904 г. защитил диссертацию под руководством М. Планка. С 1922 г.
Шлик возглавлял кафедру философии индуктивных наук Венского университета. Эту кафедру до него занимали Э. Мах, специально для которого она и была основана, а в дальнейшем – оппонент Маха физик
Л. Больцман.
В 1925 г. вокруг Шлика собралась группа молодых ученых, поставивших цель реформировать науку и философию, то есть окончательно
преодолеть метафизику, в качестве которой они рассматривали почти
все предшествующие философские концепции. В этом отношении логический позитивизм выступает преемником классического «первого позитивизма» XIX в.
Наиболее значимыми членами Венского кружка были философ
и логик Рудольф Карнап, социолог и экономист Отто Нейрат, логик
и математик Курт Гёдель. С группой Шлика сотрудничали также логик Эрнест Нагель (США), философ Алфред Айер (Великобритания) и многие другие ученые, например члены берлинского Общества
эмпирической философии, к которому принадлежали философы Ханс
Рейхенбах и Карл Гемпель.
Основные положения логического позитивизма были сформулированы в 1929–1930 гг. и изложены в программной статье «Научное мировоззрение. Венский кружок» (1929), написанной совместно
Р. Карнапом, О. Нейратом и Г. Ганом, а также в статье М. Шлика «Поворот в философии» (1930). В 30-е гг. ХХ в. идеи логического позитивизма приобретают большую популярность в философских кругах, од-
нако после гибели Шлика (в 1936 г. он был застрелен бывшим студентом), а также отъезда большей части участников в США вследствие
захвата Австрии нацистской Германией Венский кружок прекратил свое
существование.
Одним из основных стремлений членов Венского кружка было создать подлинно научную философию, т. е. философию, свободную от
метафизики. Такая философия, с их точки зрения, возможна только как
логический анализ языка науки, который должен выявить эмпирически
проверяемое (достоверное) содержание научных понятий и утверждений. В своем понимании знания логические позитивисты во многом продолжали развивать позиции эмпиризма и феноменализма, идущие от
Беркли и Юма. В то же время логические позитивисты отказались от
узкого психологического и биологического подхода к познанию, свойственного предшествующим позитивистским течениям, и попытались
соединить феноменалисткий эмпиризм с методом логического анализа
языка науки, используя также аппарат математической логики.
В качестве конечной цели рассматривалась реорганизация научного знания в систему «единой науки», которая должна была бы дать описание «непосредственно данного» (эмпирических фактов) и в которой
не существовало бы границ между отдельными науками (физикой, биологией, психологией, социологией и т. д.) как по типу содержания понятий, так и по способу их образования.
На формирование основных положений Венского кружка оказал
влияние махизм, пользовавшийся большой популярностью в Венском
университете (первоначально группа называлась «Ассоциация Эрнста
Маха»), идеи Бертрана Рассела и Альфреда Уайтхеда, изложенные ими
в совместном труде «Начала математики», а также работа Людвига
Витгенштейна «Логико-философский трактат».
Таким образом, отправным пунктом для формирования логического позитивизма послужило развиваемое Расселом и Витгенштейном
учение о «логическом атомизме», то есть представление о том, что
язык науки состоит из простых («атомарных») предложений, которые
с помощью логических связок могут соединяться в «молекулярные предложения». Принципиальным моментом при таком подходе является то,
что атомарные факты независимы друг от друга, поэтому логический
атомизм предполагает отрицание любых объективных причинно-след-
28
29
Неопозитивизм в философии науки ХХ в.
ственных связей и закономерностей в мире. Соответственно знание
может представлять собой только комбинацию предложений, фиксирующих факты и их различные сочетания, а все, что претендует на большее, например любые попытки объяснения, должно быть изгнано из
науки. Логический анализ языка науки необходим для того, чтобы выявить предложения, не говорящие о фактах, и их элиминировать. Особенностью неопозитивизма также является антиисторизм, отрицание
понятия развития, предполагающего объективную взаимосвязь между
фактами, уверенность в существовании которой рассматривалась как
предрассудок, поскольку все изменения в мире могут быть сведены
к перекомбинации фактов и ощущений.
Очевидно, что такой подход несовместим с философским (метафизическим) подходом. Единственная философская дисциплина, которая, с точки зрения логического позитивизма, имеет право на существование, – это логика. Однако к чисто логической модели логического
атомизма неопозитивисты добавили эмпиризм. На этой базе были сформированы следующие принципы:
1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии, при этом отдельные чувственные восприятия не связаны между собой. Помимо чувственных восприятий нет никакой реальности, соответственно, невозможно никакое знание. (Отметим, что
ни Рассел, ни тем более Витгенштейн не отождествляли атомарные
факты с данными чувственного восприятия.)
2. То, что дано нам в чувственном восприятии, мы можем знать
с абсолютной достоверностью. Истинность ощущений для субъекта
несомненна.
3. Все функции знания сводятся к описанию. Объяснение и предсказание невозможны.
Таким образом, в основе логического позитивизма лежал принцип
сводимости любого знания к «непосредственно данному», которое может быть выражено в так называемых протокольных предложениях
(то есть предложениях, фиксирующих данные наблюдения) и обеспечивает возможность исчерпывающей эмпирической проверяемости всех
утверждений. На основе этого принципа логический позитивизм формулирует так называемый принцип верифицируемости, рассматриваемый как критерий истинности утверждений. Это означает, что в логи-
ческом позитивизме утверждение имеет значение (рассматривается как
осмысленное) только тогда, когда оно может быть проверено на истинность или ложность посредством опыта. Все теоретические утверждения, которые не могут быть сведены к эмпирическим утверждениям
посредством логического преобразования суждений, должны быть отброшены как бессмысленные. Поэтому особое значение в системе научного знания приобретают логика и математика, понимаемые как формальные или аналитические науки, то есть представляющие собой систему правил преобразования научных (верифицируемых) высказываний
в высказывания также истинные, но не верифицируемые непосредственно. Истинность протокольных предложений, лежащих в основе научного знания, несомненна, поскольку они выражают чувственные переживания субъекта. Кроме того, протокольные предложения независимы
от всего остального знания и гносеологически первичны, именно с них
начинается процесс познания. Совокупность истинных протокольных
предложений образует эмпирический базис науки.
Однако между протокольными предложениями и данными чувственного восприятия существует непреодолимое различие. Данные опыта –
это всегда данные о единичном, любые же попытки выразить этот опыт
с помощью естественного или формального языка невозможны без использования общих понятий. То есть любое предложение, в том числе
протокольное, уже является результатом обобщения и абстрагирования. Соответственно в логическом позитивизме возникает проблема
формы и структуры протокольных предложений, то есть вопрос о том,
каким образом можно выразить факты с помощью высказываний, не
искажая их при этом. Относительно того, какая именно информация
должна содержаться в протокольном предложении, единодушия не было,
и концепция протокольных предложений претерпевала ряд изменений.
Первоначально предполагалось, что протокольные предложения должны содержать только термины, относящиеся к чувственным восприятиям (например, «сейчас я вижу зеленое»), затем возникло представление о необходимости фиксировать пространственно-временные связи,
то есть давать указание места и времени, и, наконец, сформировалось
представление о том, что протокольное предложение должно выражать
отношения между чувственно воспринимаемыми вещами и их свойствами. Несмотря на эти уточнения, в логическом позитивизме сохраня-
30
31
лась убежденность в том, что подлинно научными высказываниями
являются только те, которые могут быть сведены к протокольным
и верифицированы посредством опыта. Таким образом, процесс научного познания сводился к двум процедурам: установлению протокольных предложений и их преобразованию в соответствии с формальными
правилами.
Однако достаточно быстро стало понятно, что существование
чистого «языка наблюдения» невозможно, точнее, язык наблюдения всегда «теоретически нагружен», то есть обусловлен теоретическим уровнем научного знания. Например, такие понятия, как сила, электромагнитное поле, атом, молекула, осмысленны только внутри соответствующих теоретических систем.
Еще одна проблема, которую так и не удалось решить в рамках
логического позитивизма, – это проблема демаркации, то есть разграничения между наукой и другими формами знания, такими как философия, искусство, религия. В качестве критерия демаркации неопозитивисты избрали верифицируемость. Предложение научно, если оно верифицируемо. Более того, если предложение неверифицируемо, то есть
несводимо к данным чувственного опыта, то оно бессмысленно. С этой
точки зрения все философские высказывания бессмысленны. Но при
ближайшем рассмотрении оказывается, что и бóльшая часть научных
высказываний также несводима к данным опыта, например научные
законы, имеющие дело с идеальными объектами. Теоретические законы, в отличие от эмпирических (то есть простых обобщений), формулирующихся на языке наблюдения, принципиально не могут быть выведены из опыта. Они не возникают из обобщения эмпирических данных,
а выдвигаются в качестве гипотезы и формулируются на особом научном языке – языке теории, термины которого описывают принципиально ненаблюдаемые объекты.
По мере осознания этих проблем во второй половине 30-х гг. ХХ в.
программа логического позитивизма претерпевает серьезные изменения, особенно после отъезда наиболее влиятельных представителей
течения в США, где логический позитивизм превращается в так называемый логический эмпиризм. Сохраняя неизменными основные положения, такие как резко отрицательное отношение к метафизике, представление об основной задаче философии как анализе языка науки,
в американский период развития логический позитивизм отказывается
от ряда исходных представлений, сложившихся в годы деятельности
Венского кружка. Наиболее существенным является отказ от редукционизма, то есть принципа сводимости научного знания к описанию эмпирически данного, и принятие концепции частичной интерпретации теоретических систем. Таким образом, сторонники логического позитивизма признали, что теоретический язык науки не может быть сведен
к языку наблюдения, что, по существу, подрывало их исходные позиции,
в том числе и радикальную антиметафизическую направленность логического позитивизма. Поэтому в качестве основы теоретического уровня
научного знания в постпозитивизме стали рассматриваться онтологические схемы, научные картины мира, метафизические основания научных парадигм, без которых невозможна наука. В этот период возникают новые проблемы, например проблема прояснения гносеологической природы и методологических функций научных понятий –
«теоретических конструктов».
В 60-е гг. ХХ в. после смерти большинства основоположников логического позитивизма он фактически перестает существовать как самостоятельное течение. Логический позитивизм подвергается резкой
критике со стороны представителей других направлений в философии
науки, в частности К. Поппера и его последователей. В качестве основных недостатков, как правило, указывали на узкий эмпиризм, «антиметафизичность», абсолютизацию логического анализа научного знания,
преувеличение значения логической формализации, отказ от изучения
истории науки. Несмотря на это, логический позитивизм остается одним из наиболее значимых явлений в философии науки ХХ в.
32
33
Контрольные вопросы по теме
1. В чем заключаются основные особенности философии позитивизма?
2. Какие этапы выделяют в истории позитивистской традиции?
3. Какова роль О. Конта в становлении позитивистской традиции?
4. В чем сущность закона «трех стадий»?
5. Какую характеристику Конт дает каждой из трех стадий? В чем
он видит положительные и отрицательные черты каждой стадии?
6. Какой смысл Конт вкладывает в понятие «позитивное»?
7.В чем состоит сущность метафизики согласно Конту?
8. Как Конт понимает подлинно научное знание?
9. Что такое «социальная статика и социальная динамика»?
10. Какова роль философии в системе позитивного знания?
11. Какую роль играет социология как позитивная дисциплина для
развития общества?
12. Какие проблемы можно считать основными для эмпириокритицизма?
13. Что такое «феноменализм»?
14. Каким образом Э. Мах трактует процесс познания?
15. Что такое «нейтральные элементы опыта»?
16. В чем заключается принцип экономии мышления?
17. Почему чистое описание опыта становится идеалом познания
в эмпириокритицизме?
18. Что такое «логический позитивизм»?
19. Какую роль в формировании логического позитивизма сыграли
философы Венской школы?
20. Какие принципы можно считать основными для логического позитивизма?
21. Что такое «принцип верификации»?
22. Какое значение в системе логического позитивизма имеет понятие «протокольное предложение»?
23. В чем заключается проблема «протокольных предложений»?
24. В чем сущность проблемы демаркации?
25. В чем основные причины кризиса постпозитивизма?
34
Рекомендуемая литература
Основная
1. Зотов, А. Ф. Современная западная философия: учебник / А. Ф. Зотов. – М.: Высшая школа, 2005.
2. Кохановский, В. П. Философия и методология науки: учебник для
высших учебных заведений / В. П. Кохановский. – Ростов н/Д, 1999.
3. Купцов, В. И. Философия и методология науки: учебник для вузов /
В. И. Купцов. – М.: Аспект Пресс, 1996.
4. Лешкевич, Т. Г. Философия науки: традиции и новации: учеб. пособие для вузов / Т. Г. Лешкевич. – М.: Приор, 2001.
5. Никифоров, А. Л. Философия науки. История и теория: учеб. пособие для высших учебных заведений / А. Л. Никифоров. – М.: Идея-Пресс,
2006.
6. Липкин, А. И. Философия науки: учеб. пособие / под ред. А. И. Липкина. – М.: Эксмо, 2007.
Дополнительная
1. Авенариус, Р. Философия как мышление о мире сообразно принципу наименьшей меры сил. Prolegomena к критике чистого опыта. – М.: Ком
Книга, 2007.
2. Аналитическая философия: Избранные тексты / сост. А. А. Грязнов. –
М.: МГУ, 1993.
3. История теоретической социологии. В 4 т. Т. 1 / Ответ. ред. и сост.
Ю. Н. Давыдов. – М.: Канон+, 2002.
4. История философии: Запад – Россия – Восток: учебник для студентов вузов / под ред. Н. В. Мотрошиловой, А. М. Руткевича. – М.: Греколатинский кабинет, 1998.
5. Карнап, Р., Ган, Г., Нейрат, О. Научное миропонимание – Венский
кружок / Р. Карнап, Г. Ган, О. Нейрат // Логос. – 2005. – № 2 (47). – С. 13–26.
6. Конт, О. Дух позитивной философии. Слово о положительном мышлении / О. Конт. – Ростов н/Д: Феникс, 2003.
7. Крафт, В. Венский кружок. Возникновение неопозитивизма /
В. Крафт. – М.: Идея-пресс, 2003.
8. Мах, Э. Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования / Э. Мах. – М.: Бином, 2003.
35
9. Никитина, Н. Н. Философия культуры русского позитивизма начала века: Пособие для студентов высших учебных заведений / Н. Н. Никитина. – М.: Аспект Пресс, 1996.
10. Современная западная философия: Словарь / сост. и отв. ред.
В. С. Малахов, В. П. Филатов. – М.: ТОН-Остожье, 1998.
11. Сокулер, З. А. Знание и власть: наука в обществе модерна /
З. А. Сокулер. – СПб.: РХГИ, 2002.
36
Оглавление
Введение ......................................................................................................... 3
Перечень основных дидактических единиц по теме «Позитивистская
традиция в философии науки»........................................................................ 3
Общая характеристика философии позитивизма .......................................... 4
Становление позитивистской традиции в XIX в. и влияние ........................ 6
Анри де Сен-Симона ....................................................................................... 6
Огюст Конт и Парижская политехническая школа ..................................... 10
Основные положения философской концепции Огюста Конта ................. 11
Эмпириокритицизм как второй этап развития позитивизма ...................... 18
Неопозитивизм в философии науки ХХ в. .................................................. 28
Контрольные вопросы по теме ..................................................................... 33
Рекомендуемая литература ...................................................................... 35
37
ДЛЯ ЗАПИСЕЙ
ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ.
ПОЗИТИВИСТСКАЯ ТРАДИЦИЯ
В ФИЛОСОФИИ НАУКИ
Методические указания для аспирантов и соискателей
всех специальностей
Составитель Беззубова Ольга Владимировна
Редактор А. В. Афанасьева
Корректор М. А. Молчанова
Компьютерная верстка И. А. Яблоковой
Подписано к печати 29.09.11. Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 2,3. Тираж 150 экз. Заказ 109. «С» 56.
Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет.
190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 4
Отпечатано на ризографе. 190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 5.
38
39
ДЛЯ ЗАПИСЕЙ
40
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
279 Кб
Теги
pozitiv, bezzubova, filosof
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа