close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация

код для вставкиСкачать
КНИЖКА-АЛФАВИТ
«Моя пернатая азбука»
Автор Бочарникова Алена
Ученица 1 класса А
Аист – огромная птица:
Крыльев гигантский размах.
Аист на башнях гнездится
И на высоких домах,
Селится к людям поближе,
Как воробей и щегол…
Он на природу обижен –
Голоса нет у него!
Просто не развиты связки,
Что отвечают за крик…
Клювом трещать без опаски
Аист с рожденья привык!
Любит – не фрукты, не сласти –
Ящериц, жаб и мышей…
Людям приносит он счастье.
И – иногда – малышей!..
•
Бакланы – из отряда веслоногих;
На лапах – перепонки, как у многих,
Кто плавать приспособлен из пернатых…
А впрочем – и моржи, и лягушата
Имеют на конечностях с пелёнок
Подобие бакланьих перепонок.
Живут бакланы стаей, ловят рыбу;
Гнездятся на деревьях и на глыбах,
На скалах и утёсах над водою;
С утра кружат, в погоне за едою,
Над бухтами морей и океанов…
Встречают представителей бакланов
На всех материках и континентах;
Но люди им не дарят комплиментов,
И дело не в обидах и зазнайстве:
От них страдает рыбное хозяйство!..
Я – серая ворона;
Живу в высоких кронах,
В борах вечнозелёных
На ветках гнёзда вью.
Порой – гляжу спесиво,
Но – каркаю красиво,
Хрипящих переливов
Не спеть и соловью!..
Повсюду клювом лезу
(Он твёрже, чем железо!),
Могу я им прорезать
Любую кровлю крыш;
Ночую в дождь и стужу
Под снегом и над лужей,
Мне дом совсем не нужен!..
А ты – в кроватке спишь…
Если в поле ходит грач –
В урожае жди удач!
Он съедает всех знакомых
Агрономам насекомых,
Даже злостного пока
Колорадского жука!..
От грача не скрыться в норке
Листовёрту с плодожоркой,
Встрече с ним не будет рад
Очень вредный шелкопряд…
Черно-синим опереньем
Грач мелькнёт над полем
тенью,
Сев на пашню ясным днём…
И доволен агроном!
Посмотри, как дрозд в саду украдкой
Под кустами прыгает вприсядку!
Словно просто пьёт в канавке воду…
Он боится злого садовода!
Тот давно пернатого приметил…
И не любит больше всех на свете
За потраву личных урожаев.
Всё равно – он завтра уезжает,
И дрозды без всяческих приличий
Исклюют законную добычу…
Об одном забыли садоводы:
Им дрозды дарованы природой
Чтобы сад спасти от насекомых,
Аппетитным запахом влекомых;
Ведь дрозды в своей недолгой жизни
Поедают гусениц и слизней
Много больше собственного веса…
Пусть приходят в гости к нам из леса
Поклевать мокриц, жуков, улиток!..
Не встречая запертых калиток…
Еловик – обычный клёст.
Видом клёст весьма непрост:
Клюв, как клещи,
перекрещен;
Удержать тяжёлой вещи
Он не сможет – суть проста:
Выпадает изо рта.
Но – чирикая задорно,
Шишку вылущит проворно
И совьёт в лесу гнездо –
Для птенцов надёжный дом.
Жаворонок радостною песней
Солнышко встречает поутру.
— Хочешь, мой крылатый друг-кудесник,
Я тебя с собою заберу?..
Будешь в тёплом доме солнце славить,
Глядя из окошка на зарю,
Я тебе в берёзовой оправе
Зеркало большое подарю,
Разукрашу клетку перламутром,
Станешь есть отборное зерно…
— Нет! – ответил жаворонок мудрый,
Это же – неволя всё равно!
Я в колосьях будущего хлеба
Свить гнездо с подружкою хочу,
И пою я, лишь взлетая в небо!..
Ну, а в клетке – сразу замолчу.
Зяблик — это маленький вьюрок,
Может, чуть побольше воробья.
Часто, только выйдя за порог,
Зяблика на ветке вижу я;
— Эй, привет! — поёт он мне в лицо,
Пёрышки на крыльях показав…
Яркая окраска у самцов
Сразу же бросается в глаза:
Сине-серым цветом головы
Зяблик щеголяет по весне,
Спинка – цвета высохшей травы,
А на крыльях – словно выпал снег;
Красно-бурым пухом на груди
Зяблик, будто свитером, укрыт…
- Что стоишь? Не бойся, подходи! –
Свистом мне пичужка говорит,
- Для тебя сейчас исполню я
Нежную, волнующую трель,
Песенка весенняя моя
Согревает душу, как свирель!..
Важно по двору ходил
C острым клювом крокодил,
Головой весь день мотал,
Что-то громко бормотал.
Только это, верно, был
Никакой не крокодил,
А индюшек лучший друг.
Угадайте - кто?..
Кто не слышал о колибри?..
Интерес вполне здоровый:
И на Ниле, и на Тибре
Всем известно это слово,
Но – не встретить «птицу-муху»
Даже в этих жарких странах;
Гнезда их из трав и пуха
Видим на телеэкранах.
Лишь в Америках – обеих,
Сразу в Северной и Южной,
Эти птички, не робея,
Совершают труд свой нужный:
Добывая клювом полым
Сок цветов, как воду в кадце,
Опыляют их, как пчёлы,
Помогая размножаться.
Восхищаться долго буду
Райской птичкой неземною…
Вы представьте: это чудо –
Со шмеля величиною!..
Вот говорят – «седой, как лунь»…
А лунь – не сед! Он просто сизый,
Как толстый голубь на карнизе!
Придёт засушливый июнь –
И пара маленьких лунят
В его гнезде покажет спины…
Но лунь – семейства соколиных,
Луни спокойно ночью спят!..
«Луна» ошибочно вошла
В его название, дружище:
Ведь только совы ночью рыщут,
Верша кровавые дела;
Лунь – тоже хищник, и похож
На сов пуховым «капюшоном»…
Ночного зрения лишённым
Остался лунь… Теперь ни в грош
Его не ценят эти совы!..
А он – весёлый
и здоровый…
Малиновка – милая певчая птица.
Причина названия – очень проста:
Её, словно букву на книжной странице,
Не сразу найдёшь в непролазных кустах!
Оливково-бурое лёгкое тельце,
И белое брюшко, и рыжая грудь…
Поверьте, что нужно быть знатным
умельцем –
В шипастой малине прокладывать путь!
Малиновка, прыгая с ветки на ветку,
Усердно клюёт насекомых весь день;
Свивает гнездо на земле, как наседка,
Упрятав его в непроглядную тень…
Живёт – от Норвегии и до Урала;
Зимой – улетает с птенцами на юг…
И в наших лесах этих птичек немало:
Ведь знают они: человек – это друг!
Нырок в названии своём
Всю сущность выпятил наружу,
Ему для жизни – водоём,
Заросший мелкой ряской, нужен,
Не зря воды «цветущей» гладь –
Для глаз приятная картина:
Он может мастерски нырять,
Копаясь в грудах тёмной тины,
Ловить пиявок и жуков,
Цедя широким клювом воду…
И вдруг – нырнуть!.. И – был таков
Хохлатый баловень природы:
С такими «ластами» - легко,
Уйдя в озёрные глубины,
Лишь где-то очень далеко
Качнуть в волнах рябую спину,
Живым и юрким поплавком
Круги в воде пускать искусно…
Но всё же – страшно быть нырком!..
Объект охоты. Слишком вкусный!..
Я сижу на берегу. Холодна в ручье водица!
Окунуться и напиться – я простужен… не могу!..
А вода бежит, журча, по камням струёй игривой;
Серой пеною разливы покрываются, ворча…
Вдруг!.. (Как часто это «вдруг» нам встречается в природе!) –
Под водою птичка ходит!!! Чашка выпала из рук…
Я гляжу во все глаза, а она – секунд пятнадцать
Под водой ходила, братцы! На мгновенье показав
Над волной короткий клюв, быстро воздуху глотнула
И опять на дно нырнула, по теченью повернув
Свой испытанный маршрут… Семенят смешные лапки.
Да ведь это же оляпка!.. Очень жаль, что берег крут,
И не видно мне ноздрей и ушных отверстий птички…
Раз уж плавать есть привычка – есть подобие «дверей»,
Или «створок», на носу и в «ушах» у дивной пташки.
Тёмно-бурая рубашка позволяет ей в лесу
Притвориться - на земле, в темноте – комочком глины,
Чтобы ночью клюв совиный миновал её ночлег.
Ест – моллюсков, мелких рыб, насекомых в горных речках…
Ей столовую с аптечкой возле мокрых скользких глыб
Обеспечила давно наша мудрая природа…
Пусть оляпка ходит бродом! Не утонет всё равно…
На полюсе южном, средь множества льдин,
Живёт неуклюжий пернатый – пингвин.
Птица, действительно, очень смешная:
Она быстро плавает, но не летает.
Шагает вразвалочку, крылья расставив,
По льду вся пингвинья огромная стая.
Гнёзда не вьют – нет деревьев на льдинах!
Как же детишек выводят пингвины?
На полюсе деток не высидеть простоМорозы там градусов под девяносто!
Они ухитрились! Пингвинные папы
Яичко с птенцом носят сверху на лапах,
От холода спрятав под складками жира.
Там хватит тепла для его «пассажира»!
•
Рябчик не зря называется так:
В рыжее с пёстрым одет оперенье;
Ясно, что в данное стихотворенье
Рябчик попал не за этот пустяк!..))
Нравом внимание наше привлёк,
И – принадлежностью к
тетеревиным…
Ходит вальяжно по тропкам
звериным;
Но и пешком – его путь не далёк!
Даже гнездится – и то на земле,
Так как летает весьма неохотно,
Словно бы вызов бросая животным:
- Свежая пища – у вас на столе!..
Рябчик идёт на обычный манок:
Полая косточка, дырочка, выступ…
Сразу, при звуках знакомого свиста,
Прямо под выстрел бежит со всех
ног.
Водится в хвойном таёжном лесу
Эта смешная ленивая птица;
В старых сибирских казачьих
станицах
Вам угощение преподнесут:
Рябчик верчёный, в брусничном
соку!..
Так популярен он в качестве дичи.
…Лучше бы он, по обычаям птичьим,
Вместе с другими играл на току!..
Стриж – вроде ласточки-береговушки;
Тоже гнездится в крутых берегах,
В норках, на мягких пуховых «подушках»…
Только – увы! – при коротких ногах
Длинные крылья не могут позволить
В небо взлетать ему прямо с земли…
Как-то, детьми, мы на вспаханном поле
Мокрого, в глине, стрижонка нашли.
Тяжко карабкалась бедная птичка
По неглубоким краям борозды,
Крылья расправить не мог с непривычки
Маленький стриж под потоком воды…
Будучи поднятым вверх на ладони,
Радостно ввысь устремился малыш,
Словно бежал от опасной погони,
Прочь от темневших за пашнею крыш…
В местности нашей – стрижей изобилье;
Глинистый берег обрывист и крут –
Рядом стремительно чёрные крылья
Резкими взмахами воздух стригут.
Стриж над водою, от края до края,
Ловит еду для своей детворы;
Там, где промчалась стрижиная стая,
Долго не будут летать комары!..
- Смотри: вверху, на дереве – дупло!
Тропической лианой заросло.
Забавно из дупла бросают взгляды
Туканы, а они же – перцеяды.
Заглянем к ним нечаянно в гнездо,
Сочувственный удерживая вздох:
Не сено там увидишь, и не пух ты:
Подстилкой в нём лишь косточки от
фруктов!
Тукан тебе представить будет рад
Свой пёстрый, словно клоунский,
наряд.
Но может быть расцветка и другая Зелёная, на зависть попугаю.
Среди его достоинств – похвалю
Огромный, полый, вытянутый клюв, Орудие, что лишним станет вряд ли
Семейству этих лазающих дятлов.
Живёт тукан, не ведая беды,
Ест ягоды и мелкие плоды,
Не брезгует и ящерицу скушать…
И даже – птичку… взяв греха на душу.
– Не правда ли – забавная картина?
Удоды – из семейства воробьиных!..
Предвижу истерические стоны:
Из этого семейства и ВОРОНА!..
Удода – как по книжкам знаем точно,
Мы встретим в полушарии восточном.
«Корона» головы его хохлатой
Украсит и дворцовые палаты
Узором на старинных гобеленах,
Развешанных по праздникам на стенах.
Достойны сожаления народы,
Ни разу не встречавшие удода!
В России – главный вид, «удод – пустошка»,
На юге часто бродит по дорожкам,
Клюёт червей и разных насекомых,
Порою – и на грядках возле дома...
Филин серый, филин старый,
А глаза горят, как фары.
Только ночью страшен филин,
А при свете он бессилен.
Филин в чаще;
У-ух да у-ух!
У зайчишки замер дух.
Бедный заинька не спал,
Под кустом всю ночь дрожал.
Ходит по болоту куличок.
Туловище – с детский кулачок,
Клювик выгнут тоненькой иглой…
Маленький, пугливый и незлой…
Кушает моллюсков и жучков,
Мелких юрких рыбок и рачков,
Что отловит в тине и в воде…
Как же он проходит-то везде,
Не страшась болота? В чём секрет?..
Никакого здесь секрета нет:
Ноги у пичужки – целый фут.
В топком иле вязнут – но идут.
По болоту маленький кулик
На ходулях двигаться привык,
Потому-то – мал, но очень мил –
Назван он ХОДУЛОЧНИКОМ был.
С отвращеньем скажет кто-то:
Очень мерзкое болото.
Совершенно не согласна –
Здесь уютно и прекрасно!
Не едите вы лягушек?
Вас смущает вид и цвет?
Да они вкусней ватрушек
И полезнее конфет!
Ноги у меня как грабли,
Шея выгнута в крючок.
Клювом длинным, словно саблей,
ЦАП Лягушку за бочок!
Любой поэт или прозаик
В произведениях не раз
Поднять пытался тему чаек…
Они всегда ласкали глаз
Своим стремительным полётом
С протяжным криком – над
водой,
Над полем, лугом и болотом
За ускользающей едой.
Но всё же – нам поэты вторят –
Известно каждому мальцу:
Уделом чайки было море…
И рыболовство им к лицу.
У шилохвости тонкий острый хвост.
Наверное, отсюда и название!
Для утки – невелик и вес, и рост…
Зато – неприхотлива в гнездовании.
Встречается и в тундре, и в тайге –
Везде, где есть озёра, реки, ерики…
Знакома перепончатой ноге
Вода озёр и Северной Америки!
Самец – свистит; и ярко-белый цвет
На шейке перья отличает летние…
А самка – хрипло крякает в ответ.
Она на вид гораздо одноцветнее.
Щёголь – это вовсе не щегол!
Разные повадки и размеры…
Берег речки каменист и гол
И песком усыпан тёмно-серым?
Это – тундра!.. Дикая страна.
Здесь живут бекасовых семейства,
И у них порою имена –
С долей волшебства и чародейства:
Ибис – это бог Египта ТОТ
(Просто приведу вам для примера!),
Греческий историк Геродот
Так поведал нам – берём на веру.
Щёголь отношений к волшебству
Вроде не имеет – только странно:
Словно приворотную траву
Он сейчас достанет из кармана!
Маленький, как гномик-звездочёт,
В блёстках золотистых на одежде…
Он не зря людей к себе влечёт!
…Жаль, что и охотников, как прежде…
Вы знали, что страусы эму –
Совсем и не страусы, вроде?
Когда создавали систему ,
Ошиблись в их птичьей
природе;
Они из семьи казуаров,
Хотя и со страусом схожи;
Не топчут асфальт тротуаров
Их пальцы с мозолистой
кожей.
Но пальцев у страуса – пара,
Срослись в небольшое копыто
На каждой ноге – для удара…
Как средство для самозащиты.
А эму – трехпалая птица,
И, бегать прекрасно умея,
Сгибает, как кукла на спицах,
Свою долговязую шею.
Ближайший родич зяблика – юрок.
Есть разница в окраске оперения,
А прочее – похоже… даже – срок
Взросленья молодого поколения;
А также – совпадает рацион:
Питаются зерном и насекомыми…
Но даже захватив один район –
Друг с другом остаются лишь
знакомыми…
Могучая – и редкой красоты,
Опасная, прожорливая птица…
Услышав грозный клёкот с высоты –
Невольно задираем к небу лица.
При виде страшных согнутых когтей
Сжимается от страха всё живое…
И ждут в лесу тревожных новостей
О новых фактах зверского разбоя.
Ни заяц, ни ворона, ни енот
Не ведают покоя в чаще леса,
От ястреба скрываясь круглый год
Под пологом зелёного навеса.
Зато в природе ястребиных пар
Заложены любовь и постоянство:
Сойтись – навек! И – как бесценный дар,
Всю жизнь делить воздушное пространство.
Документ
Категория
Презентации по биологии
Просмотров
21
Размер файла
855 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа