close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

...и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства...

код для вставкиСкачать
ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛУ О НАРУШЕНИИ
АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.
В соответствии с пунктом 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе,
утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 331, Федеральная
антимонопольная служба (ФАС России) является уполномоченным федеральным органом
исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых
актов и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства
в сфере деятельности субъектов естественных монополий (в части установленных
законодательством полномочий антимонопольного органа), рекламы, контролю за
осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие
стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, а
также по контролю в сфере размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ,
оказание услуг для федеральных государственных нужд (за исключением полномочий по
контролю в сфере размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание
услуг по государственному оборонному заказу, а также в сфере размещения заказов на
поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для федеральных государственных
нужд, не относящихся к государственному оборонному заказу, сведения о которых
составляют государственную тайну).
Функции ФАС России по контролю за соблюдением антимонопольного
законодательства перечислены в статье 22 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ
"О защите конкуренции" (далее – Закон о конкуренции). К ним относятся: выявление
нарушения антимонопольного законодательства, принятие мер по прекращению
нарушения антимонопольного законодательства и привлечение к ответственности за такие
нарушения.
Антимонопольный орган, рассматривая дела о нарушениях антимонопольного
законодательства, принимает решения и выдает предписания, направленные на защиту
гражданских прав, нарушенных вследствие их ущемления, злоупотребления
доминирующим положением, ограничения конкуренции или недобросовестной
конкуренции.
Понятие доказывания и виды доказательств
Ключевое место в производстве по делу о нарушении антимонопольного
законодательства занимает установление наличия (отсутствия) фактов, необходимых для
рассмотрения такого дела, т.е. доказывание.
Понятие «доказательства по делу о нарушении антимонопольного законодательства»
в Законе о защите конкуренции и принятых в соответствии с ним нормативных правовых
актах ФАС России, отсутствует, хотя термин «доказательства» неоднократно встречается
в этих документах.
Так, лица, участвующие в деле о нарушении антимонопольного законодательства,
вправе представлять доказательства и знакомиться с доказательствами (статья 43 Закона о
защите конкуренции), на заседании комиссии антимонопольного органа исследуются
доказательства (пункт 4 статьи 45 Закона о защите конкуренции), при принятии решения
по делу комиссия оценивает доказательства (пункт 1 статьи 49 Закона о защите
конкуренции).
Результаты исследования антимонопольным органом доказательств по делу
излагаются в решении, которое в соответствии со статьей 52 Закона о защите конкуренции
может быть обжаловано в суд. Задачей суда является осуществление проверки решения по
делу о нарушении антимонопольного законодательства с точки зрения его соответствия
закону, при этом деятельность суда урегулирована нормами процессуального права.
Поэтому для ответа на вопросы, что такое «доказательства» и какими они бывают,
необходимо обратиться к статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации и статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом
порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или
отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих
в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения
дела.
Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний
свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей,
заключений экспертов, иных документов и материалов.
Виды доказательств в Законе о защите конкуренции не перечислены, вместе с тем,
лица, участвующие в деле, не ограничены в выборе средств доказывания.
Необходимо отметить, что названный закон называет доказательствами сведения,
представленные лицами, участвующими в деле. Показания экспертов, привлеченных к
участию в деле и объяснения лиц, располагающих сведениями об обстоятельствах
рассматриваемого дела, Закон о защите конкуренции к доказательствам не относит.
Данный вывод сделан на основании анализа положений статьи 45 Закона о защите
конкуренции.
Согласно пункту 4 указанной нормы на заседании комиссии:
1) заслушиваются лица, участвующие в деле;
2) заслушиваются и обсуждаются ходатайства, принимаются по ним решения,
которые должны быть отражены в протоколе заседания;
3) исследуются доказательства;
4) заслушиваются мнения и пояснения лиц, участвующих в деле, относительно
доказательств, представленных лицами, участвующими в деле;
5) заслушиваются и обсуждаются мнения экспертов, привлеченных для дачи
заключений;
6) заслушиваются лица, располагающие сведениями об обстоятельствах
рассматриваемого дела;
7) по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе комиссии
обсуждаются вопросы об основаниях и о необходимости объявления перерыва в
заседании, об отложении, о приостановлении рассмотрения дела.
В соответствии с пунктом 6 статьи 45 Закона о защите конкуренции после
исследования доказательств по делу о нарушении антимонопольного законодательства,
изложения позиций лиц, участвующих в деле, заключений экспертов, проведения опроса
лиц, располагающих сведениями о рассматриваемых комиссией обстоятельствах,
председатель комиссии объявляет об окончании рассмотрения дела и просит лиц,
участвующих в деле, и иных лиц удалиться для принятия комиссией решения.
При проверке решения комиссии судом все сведения, имеющие значение для дела, в
том числе объяснения лиц, участвующих в деле, документы, материалы, заключения и
пояснения экспертов и лиц, располагающих сведениями о рассматриваемых комиссией
обстоятельствах, будут отнесены к средствам доказывания в целях установления истины
по делу.
Собирание доказательств
Объем необходимых к установлению сведений охватывается понятием предмета
доказывания.
В соответствии со статьей 44 Закона о защите конкуренции антимонопольный
орган определяет предмет доказывания на стадии рассмотрения заявления, материалов о
нарушении антимонопольного законодательства
Основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о
нарушении антимонопольного законодательства является:
1) поступление из государственных органов, органов местного самоуправления
материалов, указывающих на наличие признаков нарушения антимонопольного
законодательства (далее - материалы);
2) заявление юридического или физического лица (далее - заявление);
3) обнаружение антимонопольным органом признаков нарушения антимонопольного
законодательства;
4) сообщение средства массовой информации, указывающее на наличие признаков
нарушения антимонопольного законодательства;
5) результат проверки, при проведении которой выявлены факты нарушения
антимонопольного законодательства коммерческими организациями, некоммерческими
организациями,
федеральными
органами
исполнительной
власти,
органами
государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного
самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или
организациями, государственными внебюджетными фондами (статья 39 Закона о защите
конкуренции).
В ходе рассмотрения заявления или материалов антимонопольный орган вправе
запрашивать у физических или юридических лиц, государственных органов, органов
местного самоуправления с соблюдением требований законодательства Российской
Федерации о государственной тайне, банковской тайне, коммерческой тайне или об иной
охраняемой законом тайне документы, сведения, пояснения в письменной или устной
форме, связанные с обстоятельствами, изложенными в заявлении или материалах (пункт 2
статьи 44 Закона о защите конкуренции).
Исполнение ФАС России государственной функции по возбуждению и
рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства Российской
Федерации осуществляется в соответствии с Административным регламентом,
утвержденным приказом ФАС РФ от 25.12.2007 № 447, согласно которому:
- К заявлению, материалам о нарушении антимонопольного законодательства
прилагаются документы, свидетельствующие о фактах нарушения антимонопольного
законодательства. В случае невозможности представления таких документов указывается
причина невозможности их представления, а также предполагаемое лицо или орган, у
которого эти документы могут быть получены.
- Коммерческая тайна, служебная тайна или иная охраняемая законом тайна,
содержащаяся в документах, не может служить основанием для отказа в их
предоставлении антимонопольному органу. При этом заявитель должен указать
исчерпывающий перечень документов и сведений, составляющих коммерческую тайну (за
исключением документов и сведений, которые не могут являться коммерческой тайной в
соответствии с законодательством Российской Федерации), служебную или иную
охраняемую законом тайну.
- Документы и сведения, указанные в заявлении, материалах, должны быть
достоверными. Прилагаемые документы должны представлять собой оригиналы или
копии оригиналов (надлежащим образом оформленные и заверенные). В последнем
случае заявитель должен подтвердить достоверность и полноту таких копий.
- Заявление, материалы, а также прилагаемые документы и сведения должны быть
представлены на русском языке. В случае обращения в антимонопольный орган заявителя,
являющегося иностранным лицом, документы должны быть представлены на
иностранном языке с заверенным в установленном порядке переводом на русский язык (с
проставлением апостиля компетентного органа государства, в котором этот документ был
составлен).
- Заявитель при подаче заявления, материалов или в течение срока рассмотрения
заявления, материалов в дополнение к представленным документам и сведениям вправе
представить в антимонопольный орган любую информацию, которая, по мнению
заявителя, является важной для принятия решения о возбуждении дела.
При рассмотрении заявления, материалов и изучении сведений и документов
антимонопольный орган устанавливает наличие признаков нарушения антимонопольного
законодательства и определяет норму антимонопольного законодательства, которая
подлежит применению; определяет достаточность материалов для возбуждения дела и
круг лиц, подлежащих привлечению к участию в деле.
По результатам рассмотрения заявления, материалов антимонопольный орган
принимает одно из следующих решений:
- о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства;
- об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в
связи с отсутствием признаков его нарушения.
В арбитражных судах Северо-Западного региона рассматриваются дела по
заявлениям об оспаривании решений антимонопольного органа об отказе в возбуждении
дела о нарушении антимонопольного законодательства. Приведу примеры некоторых из
них.
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.12.2007
по делу N А42-1528/2007
Открытое акционерное общество «КАМАЗ» обратилось в антимонопольный орган с
заявлением от 05.09.06 N 07101-2-325 о пресечении акта недобросовестной конкуренции,
в котором просило обязать ООО "КАМАЗ-ЦЕНТР" исключить путем внесения изменений
в учредительные документы из фирменного наименования часть фирменного
наименования заявителя, одновременно являющуюся его товарным знаком. УФАС
приняло решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного
законодательства, о чем сообщило обществу в письме от 14.12.06 N 05/03-1105.
Общество обратилось в суд с заявлением о признании указанного решения
незаконным.
Отказывая обществу в удовлетворении заявления, суды подтвердили отсутствие
оснований для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.
Фирменные наименования заявителя и ООО "КАМАЗ-ЦЕНТР" не совпадают,
возможность их смешения или введения кого-либо в заблуждение не возникает,
следовательно, право общества на фирму не нарушено.
В материалах дела отсутствуют сведения об использовании ООО "КАМАЗ-ЦЕНТР"
в гражданском обороте чужого товарного знака в отношении автомобилей, двигателей,
узлов, агрегатов, запасных частей.
В деле отсутствуют доказательства, подтверждающие совершение ООО "КАМАЗЦЕНТР" действий, способных причинить заявителю убытки либо нанести ущерб его
деловой репутации. Сам факт регистрации юридического лица со сходным фирменным
наименованием угрозы наступления таких последствий не создает.
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.01.2011
по делу N А13-5963/2010
Антимонопольным органом получены заявления Общества с ограниченной
ответственностью «Домофон» о нарушении управляющими компаниями норм
действующего жилищного и антимонопольного законодательства. Заявитель указывал на
распространение указанными компаниями ложных, неточных или искаженных сведений
посредством включения в квитанции об оплате строки "домофон" и взимание таким
образом с жильцов денежных средств за услуги, оказываемые ООО "Домофон".
Антимонопольный орган по итогам рассмотрения данных заявлений принял решение
от 12.05.2010 N 1495 об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием признаков
нарушения антимонопольного законодательства. При этом Управление указало на то, что
"услуга по техническому обслуживанию и ремонту аудиодомофонной системы является
составной частью комплексной услуги по управлению многоквартирным домом. По
своему функциональному назначению услуга по техническому обслуживанию и ремонту
аудиодомофонной системы не может заменить комплексную услугу по управлению
многоквартирным домом, что доказывает отсутствие взаимозаменяемости данных услуг.
Состав потребителей (покупателей) рассматриваемых услуг различный, что является
основанием для отнесения данных услуг к разным товарным рынкам".
Общество обратилось в суд с заявлением о признании решения антимонопольного
органа незаконным.
Суд отказал ООО "Домофон" в удовлетворении заявленных требований, поскольку
управляющие компании и Общество оказывают услуги на разных товарных рынках и не
являются конкурентами на рынке услуг по управлению многоквартирными домами и
рынке услуг по техническому обслуживанию и ремонту аудиодомофонной системы.
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.12.2007
по делу N А56-10221/2007
Закрытое акционерное общество «ПКТ» обратилось в антимонопольный орган с
заявлением о признании в действиях ЗАО "НПК "Промэлектроника" нарушения пункта 1
части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции, выразившегося в распространении
ложных, неточных и искаженных сведений в отношении деятельности заявителя. В
сентябре - октябре 2006 года ЗАО "НПК "Промэлектроника" направило потенциальным
контрагентам заявителя письма, умаляющие, по мнению заявителя, его деловую
репутацию
В письме от 07.03.2007 N 05/938 антимонопольный орган сообщил заявителю об
отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием признаков нарушения антимонопольного
законодательства со стороны ЗАО "НПК "Промэлектроника". В обоснование данного
решения управление ссылается на письма ЗАО "НПК "Промэлектроника", в которых
данное лицо добровольно опровергло свои высказывания относительно контрафактности
продукции ЗАО "ПКТ".
ЗАО «ПКТ» обратилось в суд с заявлением об оспаривании решения об отказе в
возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства и обязании
антимонопольного органа возбудить дело о нарушении антимонопольного
законодательства по заявлению общества
Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителя, указав на несоответствие
оспариваемого решения управления положениям Закона о защите конкуренции, а также
признал, что решение антимонопольного органа затрагивает права общества,
заинтересованного в официальном признании совершенных в отношении него действий
неправомерными. Суд обязал антимонопольный орган устранить допущенные нарушения
прав и законных интересов общества путем принятия решения о возбуждении дела о
нарушении антимонопольного законодательства на основании заявления общества
Судом кассационной инстанции решение суда изменено.
По смыслу процессуальных положений статей 45-50 Закона о защите конкуренции
решение вопроса о добровольном устранении соответствующего нарушения должно
проходить в рамках возбужденного дела, в условиях, когда все заинтересованные лица
способны участвовать в производстве: защищать свои права и законные интересы,
излагать свои доводы относительно спорных правоотношений, представлять
соответствующие доказательства.
В связи с этим оспариваемое решение антимонопольного органа нельзя признать
законным.
Однако заявленное требование об обязании антимонопольного органа возбудить
антимонопольное производство не может быть удовлетворено, поскольку выходит за
пределы судебных полномочий. Антимонопольный орган обязан возбуждать дела в силу
закона по исчерпывающим основаниям (пункты 1 - 4 части 2 статьи 39 Закона о защите
конкуренции). Подмена же различных юрисдикций (судебная и административная) не
предусмотрена ни действующим законодательством, ни российской правовой доктриной.
Оценка доказательств
Все собранные по делу о нарушении антимонопольного дела доказательства
подлежат оценке, без которой невозможно принятие обоснованного решения по делу.
Исследование доказательств по делу о нарушении антимонопольного
законодательства должно соответствовать принципам полного, объективного и
непосредственного исследования доказательств. Должны быть исследованы и оценены все
доказательства, достаточные для того, чтобы сделать вывод о наличии или отсутствии
нарушения антимонопольного законодательства. Доводы всех лиц, участвующих в деле,
подлежат рассмотрению. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленной
силы.
Следует отметить, что само по себе непредставление тех или иных доказательств в
ходе рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства не исключает
возможности их представления в суд для оценки в совокупности с другими
доказательствами по правилам статей 66 - 71 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации.
Согласно процессуальным нормам содержание оценки доказательств включает в
себя определение признаков относимости, допустимости, достоверности каждого
доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их
совокупности.
Относимость – это мера, определяющая вовлечение в процесс по конкретному делу
только нужных и достаточных доказательств. Это также и свойство доказательства,
состоящее в объективной связи между содержанием доказательства и искомым фактом.
Свойство допустимости определяется тем, что обстоятельства дела, которые в
соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами
доказывания, не могут подтверждаться другими доказательствами.
Доказательство признается достоверным, если в результате его проверки и
исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют
действительности.
При разрешении судом споров, вытекающих из антимонопольных отношений,
имеют место случаи, когда нарушение законодательства о конкуренции вменяется
хозяйствующему субъекту без представления надлежащих доказательств.
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.04.2011
по делу N А56-11497/2010
УФАС возбуждено дело по признакам нарушения части 1 статьи 11 Закона при
участии в открытом аукционе на право заключения государственных контрактов на
выполнение работ по ремонту помещений подростково-молодежных клубов
По итогам антимонопольного производства управление пришло к выводу о
совершении участниками названного аукциона запрещенных согласованных действий
Управлением выявлены две группы участников аукциона (по характеру поведения).
В первую группу входят трое участников, подававших предложения о снижении
начальной цены контракта. Во вторую группу входят семь участников, которые ни разу не
проявили активности в ходе торгов, отказавшись от конкуренции. Антимонопольный
орган, проанализировав результаты торгов, констатировал отсутствие у участников
аукциона желания выиграть контракт и получить доход от его реализации. Отказываясь от
конкуренции, участники аукциона единообразно и синхронно совершали действия,
направленные на установление в ходе торгов по лоту N 5 цены контракта с
незначительным (3 процента) снижением начальной (максимальной) цены контракта.
Достижение этой цели каждым из участников возможно лишь при координации
поведения участников во время проведения аукциона, при условии их совместных
согласованных действий.
Комиссией УФАС отмечено, что одним из признаков согласованности действий
участников аукциона является их поведение на торгах, когда последовательно
уменьшается шаг аукциона, при этом отсутствие предложений всех участников на этом
этапе демонстрирует их незаинтересованность конкурентными преимуществами, которые
предоставляет первое вступление в торги, и отказ от конкурентной борьбы. Поведение не
участвовавших в торгах организаций противоречит их решению участвовать в аукционе.
Отсутствие конкурентной борьбы между группой участников, торговавшихся в аукционе,
и группой, не сделавшей ни одного ценового предложения, также является признаком
согласованных действий. Заранее согласованные действия и информированность о
тактиках друг друга позволяют участникам уверенно проводить стратегию, которая в
условиях неопределенности и отсутствия сговора была бы заведомо проигрышной.
Суды сочли собранные управлением доказательства не достаточными для признания
антиконкурентных действий хозяйствующих субъектов.
По смыслу части 1, 2 статьи 8 Закона о конкуренции квалификация поведения
хозяйствующих субъектов как противоправных действий применительно к пункту 2 части
1 статьи 11 Закона предполагает установление антимонопольным органом таких фактов,
как намеренное поведение каждого хозяйствующего субъекта определенным образом для
достижения заранее оговоренной участниками аукциона цели; причинно-следственная
связь между действиями участников аукциона и повышением цены на торгах;
соответствие результата действий интересам каждого хозяйствующего субъекта и их
заведомую осведомленность о будущих действиях друг друга; взаимная обусловленность
действий
участников
аукциона
при
отсутствии
внешних
обстоятельств,
спровоцировавших синхронное поведение участников рынка.
В оспариваемом решении УФАС не приведены доказательства того, что результат
согласованных действий соответствовал интересам каждого из хозяйствующих субъектов,
а также доказательства того, что действия остальных участников аукциона заранее
известны каждому из них. Согласованность действий подразумевает относительную
равноценность хозяйствующих субъектов, действующих согласованно, тогда как
управлением данное обстоятельство не исследовалось; положение участников аукциона
на рынке не оценивалось.
По сути в рассматриваемом случае позиция антимонопольного органа основана лишь
на предположении о том, что результаты аукциона удовлетворяют интересам всех его
участников (по спорному лоту), а их действия являются согласованными и заранее
известны каждому из них. Однако такое предположение само по себе не влечет правовых
последствий. Оно не согласуется с правилами доказывания и не может быть принято во
внимание без учета совокупности и взаимной связи прямых и косвенных доказательств
(части 1 и 2 статьи 64 АПК РФ), нормативных требований к их получению, критериев
относимости, допустимости и достоверности при оценке каждого доказательства наряду с
другими (статья 71 АПК РФ).
Анализ и оценка состояния конкурентной среды на товарном рынке
В соответствии с пунктом 3.26 Административного регламента, утвержденного
приказом ФАС РФ от 25.12.2007 № 447, при необходимости в ходе рассмотрения
заявления, материалов антимонопольный орган проводит анализ и оценку состояния
конкурентной среды на соответствующих товарных рынках.
Проведение анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке
осуществляется в соответствии с Приказом ФАС России от 25.04.2006 N 108 "Об
утверждении Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на
товарном рынке" и включает в себя:
- определение временного интервала исследования товарного рынка;
- определение продуктовых границ товарного рынка;
- определение географических границ товарного рынка;
- определение состава хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке;
- расчет объема товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке;
- определение уровня концентрации товарного рынка;
- определение барьеров входа на товарный рынок;
- оценка состояния конкурентной среды на товарном рынке;
- составление итогового документа - аналитического отчета.
Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 31.01.2011 по делу N А21-454/2010
Приказом УФАС "О включении в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю
на рынке определенного товара более чем 35 процентов или занимающих доминирующее
положение на рынке определенного товара, если в отношении такого рынка
федеральными законами установлены случаи признания доминирующим положения
хозяйствующих субъектов" закрытое акционерное общество "Содружество-Соя" (далее –
общество) включено в региональный раздел соответствующего реестра, согласно
приложению N 1.
Тем самым УФАС признало общество хозяйствующим субъектом, имеющим долю
100 процентов на товарном рынке в следующих продуктовых и географических границах:
перевалка морскими терминалами нефасованных растительных масел в акватории
морского порта Калининград.
При принятии данного приказа антимонопольный орган руководствовался
аналитическим отчетом от 19.10.2009, составленным по результатам анализа и оценки
конкурентной среды на соответствующем товарном рынке в период с 01.01.2008 по
31.03.2009).
Не согласившись с законностью названного приказа, общество обратилось в
арбитражный суд.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества и признал
недействительным обжалованный приказ антимонопольного органа.
Представление доказательств, подтверждающих долю хозяйствующего субъекта на
рынке, является обязанностью антимонопольного органа. При несогласии организации с
признанием ее положения доминирующим на товарном рынке арбитражный суд
оценивает соблюдение антимонопольным органом правил установления данного факта
(пункты 9 и 10 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 30.03.1998 N 32 "Обзор практики разрешения споров, связанных с
применением антимонопольного законодательства").
Оспаривая законность вынесенного антимонопольным органом приказа, общество
ссылается на отсутствие обозначенного УФАС товарного рынка. В обоснование своей
позиции заявитель указывает на то, что процесс перевалки растительного масла
осуществляется им в рамках реализации собственной продукции на основании
соответствующих гражданско-правовых договоров. При этом общество не предоставляет
спорные услуги как самостоятельные (в отрыве от деятельности по продаже продукции).
В рамках судебного разбирательства приведенная позиция заявителя ничем не
опровергнута антимонопольным органом. Аналитический отчет не содержит как мотивов
с документальным их подтверждением, позволивших управлению сделать вывод о том,
что общество фактически предоставляет в качестве отдельных, не связанных с
реализацией своей продукции, услуги морских терминалов по перевалке нефасованных
растительных масел, так и анализа наличия у заявителя реальной способности
осуществлять такой вид деятельности (технические и экономические критерии).
Следует согласиться и с позицией общества о недоказанности УФАС необходимости
сужения рынка по предоставлению услуг морских терминалов по перевалке
исключительно нефасованных растительных масел.
При этом ни одним нормативным актом услуги по перевалке нефасованных
растительных масел не выделены в качестве самостоятельных.
В рамках судебного разбирательства УФАС не представило документов,
подтверждающих правомерность определения таким образом продуктовых границ
товарного рынка, а равно и не ссылалось на наличие таких документов, не заявляло
ходатайств (в том числе и в судебном заседании апелляционной инстанции) об их
представлении суду и приобщении к материалам дела.
В материалах дела не имеется документов, позволяющих суду признать
обоснованной позицию управления об отсутствии взаимозаменяемости спорных услуг
(исключительно посредством морских терминалов) применительно к пункту 3 статьи 4
Закона N 135-ФЗ, пункту 17 Порядка N 108 (в редакции, действовавшей в спорный
период).
Одновременно апелляционная инстанция учитывает, что пунктом 59 названного
Порядка была установлена обязательность приложения к аналитическому отчету
документов, использованных для определения характеристик рассматриваемого товарного
рынка.
Не доказана УФАС и правильность определения состава хозяйствующих субъектов
исследованного им товарного рынка, способных предоставлять спорные услуги и тем
самым оказывать воздействие на обращение товара.
Согласно аналитическому отчету управление исключило из потенциальных
участников товарного рынка организации, занимающиеся перевалкой нефтепродуктов,
ограничив круг лиц по признаку предоставления (возможности оказания) только услуг по
перевалке нефасованных растительных масел. Вместе с тем, УФАС не выявляло наличие
хозяйствующих субъектов, осуществляющих перевалку морскими терминалами иных
пищевых продуктов наливом, не устанавливало их потенциальную способность
предоставлять услуги, очерченные в качестве продуктовых границ товарного рынка.
Таким образом, УФАС не подтвердило и законность произведенного расчета объема
товарного рынка, долей хозяйствующих субъектов, действующих на этом рынке
применительно к пунктам 37 - 39 Порядка N 108 (действовавшего в спорный период).
Суд апелляционной инстанции поддерживает и вывод суда первой инстанции о
недоказанности антимонопольным органом правильности определения географических
границ товарного рынка.
В разделе третьем аналитического отчета имеется ссылка на условия договоров,
однако, не приведены конкретные данные эти документов, позволяющих
идентифицировать их для соответствующих правовых целей.
При таком положении суд обоснованно указал на то, что представленный
антимонопольным органом аналитический отчет не может служить доказательством
объективной оценки состояния конкурентной среды, а следовательно, и положен в основу
принятия решения о включении общества в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих
долю на рынке определенного товара в размере более чем тридцать пять процентов или
занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара.
Нарушение статьи 14 Закона о конкуренции
Приведу еще один судебный акт, принятый не в пользу антимонопольного органа в
связи с отсутствием в деле доказательств нарушения Закона о конкуренции.
Управление на основании заявления ООО "Хансе" и ООО "Вестгард" возбудило в
отношении ООО "Омега" дело по признакам нарушения Закона о защите конкуренции
В ходе проверки антимонопольный орган установил следующие обстоятельства.
ООО "Хансе" и ООО "Вестгард" являются участниками одной группы лиц,
поскольку Васильев А.В. является единственным участником названных обществ и их
генеральным директором.
ООО "Вестгард" (зарегистрированное в качестве юридического лица 15.02.2006)
является правообладателем товарных знаков: "Н" и "HANSE" в отношении товаров 12, 17,
42 класса Международной классификации товаров и услуг, приобретенных у ООО "Ганза"
на основании договоров уступки.
ООО "Хансе" (зарегистрированное в качестве юридического лица 12.10.2007)
использует указанные товарные знаки под контролем со стороны ООО "Вестгард".
С ноября 2007 года ООО "Хансе" осуществляет продажи продукции под
обозначениями "HANSE" и "H", приобретенной у ООО "Ганза", которое являлось
правообладателем указанных товарных знаков по свидетельствам от 18.06.2002 N 214941
и от 23.11.2006 N 317099.
ООО "Хансе" размещает заказы продукции с названными обозначениями у
зарубежных изготовителей, о чем свидетельствует контракт от 10.12.2007, заключенный с
компанией "Trans Forward Enterprise Co., Ltd". Данная продукция поставляется и
передается в собственность ООО "Хансе" третьими лицами на основании договоров
поставки.
Конкурирующим ООО "Хансе" хозяйствующим субъектом на оптовом рынке
автомобильных деталей, узлов и принадлежностей является ООО "Омега".
ООО "Омега" (зарегистрированное в качестве юридического лица 31.01.2006) на
основании заключенного с ООО "Факториал" договора от 21.08.2008 об отчуждении
исключительного права на товарные знаки является правообладателем товарного знака по
свидетельству N 285019 со словом "HANSE" и буквой "H" в отношении товаров 7 и 9
класса МКТУ, а также изобразительного товарного знака с буквой "Н" в отношении всех
товаров 7 и 9 классов, а также части товаров 12 класса МКТУ по свидетельству № 304769.
По мнению антимонопольного органа, при приобретении прав на товарные знаки по
свидетельствам N 285019 и N 304769 ООО "Омега" было известно об использовании
конкурентом (ООО "Ганза") товарных знаков "HANSE" и "H" для индивидуализации
собственной продукции.
В мае 2009 года ООО "Омега" внесло товарные знаки, принадлежащие ему на
основании свидетельств N 285019 и 304769, в таможенный реестр объектов
интеллектуальной собственности.
ООО "Омега" обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и
Ленинградской области с иском об обязании ООО "Хансе" прекратить использование
обозначений, представляющих собой стилизованное изображение буквы "H" в
незамкнутой окружности и надпись "HANSE".
Управление указало, что действия ООО "Омега" по включению принадлежащих ему
товарных знаков в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности и
подача искового заявления в арбитражный суд направлены на приобретение
преимущества в предпринимательской деятельности, способны причинить убытки ООО
"Хансе" и ООО "Вестгард", а потому представляют собой недобросовестную
конкуренцию.
По результатам проверки Управление вынесло решение, которым действия ООО
"Омега", связанные с приобретением и использованием товарных знаков по
свидетельствам N 285019 и 304769 в отношении автомобильных деталей, узлов и
принадлежностей, признаны нарушением части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции,
и выдало ООО "Омега" предписание от 30.12.2009 о прекращении нарушения части 2
статьи 14 Закона о защите конкуренции, обязывающее ООО "Омега" прекратить создание
препятствий в использовании обозначений "HANSE" и "H" в коммерческой деятельности
конкурента - ООО "Хансе" и направить в адрес таможенных органов, в которые ранее
направлялись письма о включении товарных знаков по свидетельствам N 285019 и 304769
в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности Федеральной
таможенной службы, копию оспариваемого решения антимонопольного органа.
ООО "Омега" оспорило указанные решение и предписание антимонопольного органа
в арбитражный суд.
Суды первой и апелляционной инстанций не установили в действиях ООО "Омега"
признаков недобросовестной конкуренции и признали недействительными оспариваемые
решение и предписание Управления. Суды не усмотрели в действиях Общества
нарушения статьи 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности
от 20.03.1883. Кассационная инстанция считает судебные акты не подлежащими отмене
по следующим основаниям.
Управление при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного
законодательства пришло к выводу о том, что ООО "Омега" на момент приобретения у
ООО "Факториал" прав на товарные знаки по свидетельствам N 285019 и 304769 знало о
фактическом использовании конкурентом (ООО "Ганза") товарных знаков "HANSE" и
"H".
Между тем, данное обстоятельство само по себе не может свидетельствовать об
осуществлении ООО "Омега" недобросовестной конкуренции при приобретении и
использовании товарных знаков.
Как обоснованно отметили суды, соответствие действительности сведений,
представляемых ООО "Хансе" и ООО "Вестгард" в антимонопольный орган от имени
ООО "Ганза" (реорганизованного путем присоединения к ООО "ТрейдИн" 14.07.2009),
необоснованно принято Управлением в качестве доказательства в рамках дела о
нарушении антимонопольного законодательства.
Оценив в совокупности и взаимной связи представленные в материалы дела
доказательства (в том числе стандарты предприятия ООО "Ганза" от 01.01.2003 N СТП 503 и от 13.05.2004 N СТП 008-04, каталог "Детали подвески и рулевого управления" за
2001 год, отчет N 1 "Об определении рыночной стоимости 100% доли ООО "Ганза") суды
пришли к выводу об отсутствии доказательств, достоверно свидетельствующих о
намерении ООО "Ганза" использовать принадлежащие ему товарные знаки с целью
индивидуализировать вводимую им в оборот продукцию и создать у потребителей
устойчивую ассоциацию данной продукции именно как товара, производимого ООО
"Ганза".
При отсутствии доказательств таких подготовительных намерений или действий у
антимонопольного органа не было оснований полагать, что ООО "Ганза" использовало
обозначения "HANSE" и "H" на момент приобретения ООО "Омега" прав на товарные
знаки по свидетельствам N 285019 и 304769 (24.10.2008).
Как установлено судами, ООО "Вестгард", которое приобрело у ООО "Ганза" на
основании договоров уступки от 23.05.2008 N РД0036460 и от 31.03.2008 N РД0034597
товарные знаки "HANSE" и "H" по свидетельствам N 214941 и 317099, также не
преследует указанной цели и непосредственно не осуществляет изготовление,
приобретение и реализацию товаров с обозначением данных товарных знаков.
Как правомерно указали суды, обращение ООО "Омега" в суд с заявлением об
обязании ООО "Хансе" прекратить использование обозначений, представляющих собой
стилизованное изображение буквы "H" в незамкнутой окружности и надпись "HANSE",
является реализацией права Общества на защиту своих прав и законных интересов в
судебном порядке, гарантированного Конституцией Российской Федерации, Гражданским
кодексом Российской Федерации, Арбитражным процессуальным кодексом Российской
Федерации. ООО "Омега" в силу статьи 1252 ГК РФ вправе избрать способ защиты
нарушенных исключительных прав на товарные знаки.
Право Общества на обращение в таможенный орган по включению принадлежащих
ему товарных знаков в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности
предусмотрено частью 2 статьи 395 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Как правильно указали суды, Управление не доказало, что действия ООО "Омега" по
приобретению и использованию исключительных прав на товарные знаки по
свидетельствам N 285019 и 304769 направлены на получение преимуществ и влекут
причинение убытков при осуществлении предпринимательской деятельности по смыслу,
придаваемому термину "преимущество" Законом о защите конкуренции.
Таким образом, у антимонопольного органа отсутствовали правовые и фактические
основания для принятия оспариваемого решения и квалификации действий ООО "Омега"
по пункту 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции.
(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.01.2011 по делу N А566798/2010)
Однако закончить свое выступление хотелось бы положительной для
антимонопольных органов практикой при определении антимонопольным органом
статуса доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке и
доказывание такого статуса по делу о нарушении антимонопольного законодательства.
В соответствии с пунктом 3.25 Административного регламента, утвержденного
приказом ФАС РФ от 25.12.2007 № 447, при рассмотрении заявления, материалов,
указывающих на признаки нарушения статьи 10 Закона о защите конкуренции,
антимонопольный орган в соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 23 Закона о защите
конкуренции устанавливает наличие (отсутствие) доминирующего положения
хозяйствующего субъекта, в отношении которого подано такое заявление, материалы или
в действиях (бездействии) которого антимонопольным органом обнаружены признаки
нарушения антимонопольного законодательства.
Процедура
установления
доминирующего
положения
определена
Административным регламентом ФАС России по исполнению государственной функции
по установлению доминирующего положения хозяйствующего субъекта при
рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства и при
осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией,
утвержденным приказом ФАС РФ от 17.01.2007 N 5.
В соответствии с пунктом 3.6.4. указанного регламента определение признаков
наличия доминирующего положения хозяйствующего субъекта осуществляется по
результатам анализа состояния конкуренции, проведенного согласно соответствующему
порядку проведения анализа состояния конкуренции в целях установления
доминирующего положения хозяйствующего субъекта, и включает в себя идентификацию
хозяйствующего субъекта, предварительное определение продуктовых и географических
границ товарного рынка, выявление группы лиц, оценку положения хозяйствующего
субъекта (группы лиц) на рынке.
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рекомендовал судам
при возникновении разногласий относительно обстоятельств, связанных с определением
доли хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, назначать экспертизу
(пункт 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30).
Анализ обстоятельств, установленных в решении Арбитражного суда Челябинской
области по делу №А76-1549/2008 от 01.12.2008, приведен председателем Арбитражного
суда Челябинской области Коротенко В.И. в докладе «О некоторых вопросах судебной
практики, возникающих при применении антимонопольного законодательства в целях
обеспечения конкуренции и ограничения монополистической деятельности».
Так, территориальным антимонопольным органом Челябинской области была
проведена проверка обоснованности повышения обществом отпускных оптовых цен на
два сорта хлеба. По итогам проверки были внесены изменения в Реестр хозяйствующих
субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%: определена доля
общества на указанном рынке более 65%; действия общества, выразившиеся в
установлении и поддержании монопольно высокой цены на два сорта хлеба, признаны
антимонопольным органом противоречащими ч.1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.
По результатам рассмотрения дела Арбитражный суд Челябинской области пришел к
выводу о нарушении обществом антимонопольного законодательства. Судом был
исследован аналитический отчет антимонопольного органа по результатам анализа рынка
услуг по оптовой торговле хлебом и хлебобулочными изделиями в городе Челябинске, по
результатам оценки которого суд указал, что антимонопольным органом обоснованно
выбран временной интервал исследования, правильно были определены продуктовые
границы рынка, а также товарная группа «хлеб и хлебобулочные изделия» на основании
Общероссийского классификатора видов экономической деятельности; установлены
географические границы рынка - город Челябинск; применен «метод сопоставимых
рынков» (в качестве сопоставимого рынка был выбран город Екатеринбург); определен
состав хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке, рассчитана доля
общества на рынке хлеба и хлебобулочных изделий более 50%. В связи с чем, суд первой
инстанции пришел к выводу о доказанности антимонопольным органом надлежащим
образом того обстоятельства, что общество является субъектом, занимающим
доминирующее положение на рынке услуг по оптовой торговле хлебом и
хлебобулочными изделиями г.Челябинска.
Вторым обстоятельством, необходимым для установления состава правонарушения
по данному делу, суд должен был исследовать и установить вопрос о наличии со стороны
общества монопольно завышенной цены на продаваемый продукт.
В части установления монопольно завышенной цены антимонопольным органом
были произведены расчеты экономически обоснованных затрат на производство, что
нашло отражение в оспариваемом решении антимонопольного органа.
Общество в обоснование повышения цены указало на неправильные расчеты цены
антимонопольным органом и неправильное определение антимонопольным органом
сопоставимого рынка.
В связи с тем, что для проверки обоснованности и законности оспариваемого
решения антимонопольного органа требовались специальные знания в финансовой,
экономической, бухгалтерской, аудиторской областях (для ответа на вопросы, связанные с
финансово-экономической деятельностью общества), а также специальные знания в сфере
оценочной деятельности (для ответа на вопросы, связанные с проведением сравнения
товарных рынков и рынка сырья), судом первой инстанции была назначена экспертиза по
первичной документации общества.
По результатам экспертизы из двенадцати поставленных судом перед экспертом
вопросов эксперт сумел ответить только на один.
Арбитражный суд Челябинской области пришел к выводу, что указанным
экспертным заключением невозможно подтвердить, либо опровергнуть
выводы,
изложенные
антимонопольным
органом
в оспариваемом решении, однако из
единственного ответа данного экспертом следует, что темпы роста указанной продукции
общества превысили темпы роста потребительских цен в Российской Федерации на
продовольственные товары. Таким образом, суд пришел к выводу, что антимонопольным
органом сделаны правильные выводы о монопольно высокой цене товара, поскольку
антимонопольный орган опирался не на прогнозируемые данные, а на экономически
обоснованные затраты, рассчитанные с учетом индексов-дефляторов изменения цен на
товары (услуги) отраслей экономики, в соответствии с уточненным прогнозом социальноэкономического развития Российской Федерации на 2007 - 2009 годы, и указанные
расчеты обществом не опровергнуты.
Все выводы Арбитражного суда Челябинской области по данному делу
поддержаны Федеральным арбитражным судом Уральского округа. Определением
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обществу отказано в пересмотре
судебных актов в порядке надзора.
Документ
Категория
Другое
Просмотров
45
Размер файла
134 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа